Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-01
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 01, 2017 12:23 pm    Заголовок сообщения: 2017-01 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010101
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Корр. ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| Лоран Илер вступает в должность худрука балета МАМТ
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2017-01-01
Ссылка| http://tass.ru/kultura/3920040
Аннотация|

Звезда французского и мирового балета приступит к работе 4 января. Договор с ним заключен на пять лет

Звезда французского и мирового балета Лоран Илер вступает на пост художественного руководителя балетной труппы Московского академического Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ). Об этом сообщил ТАСС генеральный директор МАМТ Антон Гетьман, уточнив, что договор с Илером заключен сроком на пять лет.

"Лоран Илер прилетает в Москву 3 января, а 4 января приступит к работе", - проинформировал Гетьман. Он напомнил, что народный артист РФ Игорь Зеленский, прежде возглавлявший балет МАМТ, с 1 сентября 2016 года приступил к исполнению обязанностей интенданта и художественного руководителя Баварского государственного балета. В МАМТ он остается в качестве советника гендиректора до окончания текущего театрального сезона.

Мнение гендиректора МАМТ

Ранее в интервью ТАСС Гетьман отмечал, что "все знают г-на Илера как этуаль Парижской оперы - лидера знаменитого "нуреевского" поколения танцовщиков с огромным диапазоном репертуара. Он танцевал премьеру "Баядерки" Нуреева, мировую премьеру балета "Парк" Прельжокажа, легендарную премьеру балета Уильяма Форсайта "In the Middle, Somewhat Elevated..."

"Но я знаком с Лораном еще и как с балетмейстером- педагогом, заместителем директора балета Парижской оперы мадам Лефевр, - говорил Гетьман. - Я наблюдал Лорана в работе и когда Большой театр, в котором я служил, принимал у себя парижскую труппу, и когда Большой театр гастролировал во Дворце Гарнье".

"Я уверен, что французские профессиональные стандарты Лорана Илера, его педагогический дар, ориентированность в пространстве мирового балета, а также восьмилетний опыт управления сложнейшим организмом парижской труппы будут исключительно полезны в непростом деле развития балета МАМТ", - считает гендиректор Театра Станиславского и Немировича-Данченко.

Позиция нового худрука балета

Со своей стороны, Лоран Илер в беседе с ТАСС признался, что предложение возглавить балетную труппу МАМТ было для него "достаточно неожиданным". "Я вполне отдаю себе отчет в ответственности, которую беру на себя, принимая руководство труппой МАМТ. Для меня это профессиональный вызов", - сказал Илер.

По его словам, в ближайшие годы Москва будет местом его постоянного пребывания. "Иных вариантов нет - руководитель балетной компании должен быть с ней всегда, - убежден Илер.

Комментировать творческие планы он отказался, пояснив, что "об этом говорить пока рано". "Я с огромным уважением отношусь к русскому балету, его школе, наследию, традициям, я понимаю, что буду возглавлять именно русскую классическую балетную труппу. При этом необходимо смотреть вперед, искать новых хореографов. Русских, в частности. Словом, я готов к работе", - резюмировал Илер.

Как сообщили ТАСС в пресс-службе МАМТ, 22 января пройдет просмотр артистов в балетную труппу, в котором примет участие новый худрук.

Биография Лорана Илера

Лоран Илер родился в 1962 году. Закончил балетную школу Парижской оперы. В 1979 году принят в кордебалет Парижской оперы. В 1985 году, в возрасте 23 лет, возведен Рудольфом Нуреевым в ранг "этуали" балета Парижской оперы.

Исполнял огромный репертуар, включавший ведущие партии в балетах П. Лакотта, Дж. Баланчина, Дж. Роббинса, С. Лифаря, Р. Нуреева, М. Фокина, К. Макмиллана, Р. Пети, М. Бежара, М. Каннингема, И. Килиана, У. Форсайта, А. Прельжокажа, Анны Терезы де Кеерсмакер и других.

Был приглашенным солистом лондонского Королевского балета, миланской Ла Скала, нью-йоркского ABT, Австралийского балета, балета Берлинской Штаатсоперы, Токио балета. Был постоянным партнером Сильви Гиллем, Изабель Герен, Элизабет Платель, Аньес Летестю, Дарси Бассел, Алессандры Ферри, Алтынай Асылмуратовой, Светланы Захаровой.

В 2007 году, исполнив на прощальном спектакле "Аполлон" Баланчина и "Песни странствующего подмастерья" Бежара, покинул сцену Парижской оперы. С 2005 года занял положение Maitre de ballet (балетмейстер-репетитор) Парижской оперы. Готовил с солистами и кордебалетом репертуар Лакотта, Нуреева, Лифаря, Баланчина, был ассистентом хореографов И. Килиана, У. Форсайта, Анны Терезы де Кеерсмакер, А. Ратманского, руководил восстановлением "Весны священной" Мориса Бежара.

С 2011 года становится Maitre de ballet associ la direction de la danse - заместителем директора балета Брижит Лефевр. В этой должности принимал участие в творческом планировании репертуара и отвечал за весь производственный процесс балета Парижской оперы. В 2014 году, в связи с назначением Бенжамена Мильпье Директором балета, Лоран Илер вместе с Брижит Лефевр покинул Парижскую оперу.

Последние два года сотрудничал с Национальным балетом Канады, балетом Римской оперы, Королевским балетом Швеции, миланской Ла Скала, Шанхайским балетом.

Отец двух дочерей. Старшая, Жюльетт Илер, - артистка балета Парижской оперы.

Среди его наград премия Benois de la Danse (2004, 2007). Илер является кавалером ордена Почетного Легиона (2004) и командор ордена Искусств и литературы (2007) Французской Республики.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 01, 2017 7:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010102
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Балетный театр Юрия Григоровича
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2017-01-01
Ссылка| http://www.vm.ru/news/2017/01/01/baletnij-teatr-yuriya-grigorovicha-345494.html
Аннотация| ЮБИЛЕЙ


Россия. Санкт-Петербург. 24 июля 2016. Главный балетмейстер Большого театра Юрий Григорович во время репетиции балета "Каменный цветок" в Мариинском театре.
Фото: Валентин Барановский/ТАСС


2 января исполняется 90 лет выдающемуся хореографу нашего времени Юрию Григоровичу. Когда думаешь о нем, на память приходят слова из французского эпиграфа к 1-й главе «Египетских ночей» Пушкина: «Ha, c'est un bien grand talent» / «О, это великий талант». Творчество Григоровича – целая эпоха в развитии отечественной хореографии и внушительная глава в истории мирового балетного театра.

Имя Юрия Григоровича уважаемо и авторитетно в балетном мире, оно не требует добавления многочисленных званий и наград, которых он по праву удостоен, ибо давно стало своеобразным символом хореографического искусства. Восторженные и благодарные зрители, стоя, долгими аплодисментами сопровождают каждый его спектакль.

О Григоровиче и его творчестве написаны горы хвалебных статей у нас в стране и за рубежом, есть и ругательные, но это больше от зависти или желания хоть так «прославиться» – кто знал бы имя древнего грека Герострата, если бы он не сжег храм Артемиды (одно из семи чудес света)?..

«Душа человека – в его делах» – эти слова великого «человековеда» Генрика Ибсена как нельзя лучше характеризуют жизнь и творчество мэтра российского балета, который на десятилетия опередил время и в значительной степени повлиял на развитие отечественного и мирового хореографического искусства.

Вспомним теперь уже ставшие классикой постановки балетов «Каменный цветок», «Легенда о любви», «Щелкунчик», «Спартак», «Иван Грозный», «Ромео и Джульетта», «Золотой век», в которых хореограф проявил себя непревзойденным мастером композиционно выстроенного спектакля с единой стилистикой всех компонентов музыкально-хореографического действа, названного искусствоведами в его честь «Большим балетом Юрия Григоровича».

О двух первых, ставших определяющими в творческой судьбе Грига, так его между собой почтительно называет балетный люд, стоит сказать особо. Это – «Каменный цветок» Сергея Прокофьева и «Легенда о любви» Арифа Меликова.

В «Каменном цветке» 30-летний Григорович сумел соединить зашельмованный нашей критикой драмбалет, который отлично прижился на Западе, и балетный симфонизм, что стало поворотным пунктом в развитии отечественного хореографического искусства второй половины XX века. Кроме того, во время работы над «Каменным цветком» родился уникальный творческий дуэт балетмейстера Юрия Григоровича и художника Симона Вирсаладзе (1908-1989). Им вместе суждено было в корне изменить эстетику балета Большого театра.

Буквально на днях Григорович восстановил «Каменный цветок» на сцене Мариинского театра, где балет был впервые поставлен в 1957 году, а затем двумя годами позже перенесен в Большой театр.

«Легенду о любви» Григорович также поставил сначала в Ленинграде (1961), причем менее чем за два месяца, а затем перенес в Москву в Большой театр. Симон Вирсаладзе нашел изумительное по красоте и образной выразительности цветовое и пластическое решение нового балета.

Оба спектакля были для того времени столь новаторскими, столь революционными, что сразу стали художественной сенсацией, своеобразным манифестом новой хореографической эстетики, в основе которой – единство сюжетно-драматического развития и симфонического танца.

«Бывают роли, где нравятся отдельные эпизоды. В «Легенде о любви», мне нравится каждый момент сценической жизни Мехменэ, – утверждала первая исполнительница этой роли в Большом театре Майя Плисецкая. – Самые позы, самые движения, их великолепно найденная, подчиненная логике образа последовательность, так выразительны, что их надо только безукоризненно точно выполнить, не допуская никакой отсебятины. Такова вообще хореография этого спектакля, созданная Юрием Григоровичем. Такова его изысканная пластика, вызывающая аналогию с персидскими миниатюрами».

«Каменным цветком» и «Легендой о любви» Григорович убедительно доказал, а последующими балетами неоднократно подтвердил, что хореографическому искусству доступно многое: проблемы философско-этического характера, глубокий психологизм, художественная страстность, тончайший лиризм, огромный эмоциональный заряд, который передается залу и держит внимание зрителей до закрытия последнего занавеса.

«Настоящие шедевры искусства рождаются редко, но именно они подводят итоги трудных многолетних поисков, в них раскрывается сила отдельных исполнителей и всего коллектива. Быть может, как никому, мне близок и радостен... успех Юрия Григоровича, художника, уверенно утверждающего реформу, в борьбе за которую столько было перенесено и выстрадано». Слова эти дорогого стоят, потому что принадлежат старейшему хореографу-реформатору Касьяну Голейзовскому.

Григорович обладает редкостным драматургическим мышлением, что позволяет ему видеть задуманный спектакль во всех деталях задолго до начала работы над ним. Вероятно, поэтому он не знает равных себе в постановке развернутых сюжетных балетов, в которых раскрываются сила и возможности как отдельных исполнителей, так и всего коллектива в целом. Он первым превратил кордебалет в полноценный художественный образ спектакля, раскрывающий эмоциональный мир человеческих отношений, а мужской танец поставил вровень с балеринским.

В то время как в зарубежном, а с недавних пор и в нашем хореографическом искусстве, преобладают одноактные балеты и малые формы, что определяется причинами не только творческими, но и экономическими, Григорович был и остается, по мнению академика Ванслова, «мастером большого, масштабного, драматически цельного и концептуально выстроенного балетного спектакля». А малые формы (танцы в операх «Садко», «Риголетто», «Большая любовь», «Три толстяка») были в его творческой биографии, но остались на ее начальном этапе.

В одном из интервью я спросил Юрия Николаевича, каким видится ему идеальный балетный спектакль? Подумав, он ответил: «Композиционно целостным и стилистически единым. Я убежден, что хореография – это, прежде всего, искусство композиции, и поэтому балетмейстер не изобретатель отдельных слов, а сочинитель танцевальных фраз, танцевальных монологов, диалогов, групп и хоров, и балета как единого содержательного сочинения, где есть место реальности и грёзам, сомнениям и свершениям, противоборству добра и зла, властной силы и свободной души».

Это свое художественное кредо Григорович подтверждает постановками спектаклей на протяжении всей творческой жизни. Этим же принципам он руководствуется и при возобновлении ставших классикой балетов Мариуса Петипа, Льва Иванова, Александра Горского («Спящая красавица» и «Лебединое озеро» Чайковского, «Раймонда» Глазунова, «Жизель» и «Корсар» Адана, «Баядерка» и «Дон Кихот» Минкуса, «Тщетная предосторожность» Гертеля, «Коппелия» Делиба), проявляя неизменный вкус, деликатность, ощущение времени и стиля, умело и органично вплетая собственные хореографические находки в ткань старого спектакля – редкостная, согласитесь, культура воссоздания классики, которая по плечу лишь настоящему Мастеру.

По мнению Рудольфа Нуреева, «только Григорович обладает той эмоцией, накалом страстей, которые создают гениальное прочтение текстов русской балетной классики».

Юрий Григорович убежден, что балет – искусство молодых. Собственно, это и стало одной из главных причин его ухода из Большого театра, которому он отдал 30 лет творческой жизни.

С тех пор многое изменилось. Страсти улеглись. Он вернулся в родной театр и по-прежнему ставит свои спектакли в разных странах мира, руководит созданным им в 1996 году Краснодарским театром балета, в котором идут только его постановки.

Григорович – член Венского музыкального общества, почетный президент Комитета танца Международного института театра при ЮНЕСКО, президент Международного союза деятелей хореографии и фонда «Русский балет». С 1992 года он возглавляет программу «Benois de la Danse». Григорович является бессменным председателем жюри Международного конкурса артистов балета и хореографов в Москве и многих других Международных балетных конкурсов как у нас в стране, так и за рубежом…

СПРАВКА

Григорович Юрий Николаевич, выдающийся хореограф, воспитанник Петербургской школы русского классического балета, народный артист СССР, родился 2 января 1927 г. в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург) в семье служащего. Однако его дядя по материнской линии Георгий Розай был танцовщиком, участником Парижских сезонов Сергея Дягилева.

В 1946 г. Григорович окончил Ленинградское хореографическое училище и был принят в Ленинградский театр оперы и балета имени Кирова (ныне – Мариинский театр). Несмотря на успешную исполнительскую карьеру, он всегда мечтал стать хореографом.

В 1948 г. в Ленинградском ДК имени Горького Григорович поставил свои первые балеты «Аистёнок» и «Семеро братьев». Однако подлинный успех пришел к нему после постановки на сцене Кировского театра балетов «Каменный цветок» Сергея Прокофьева и «Легенда о любви» Арифа Меликова. В 1964 г. Григорович был приглашен в Москву, где он, возглавив балетную труппу Большого театра, поставил еще 14 спектаклей. Первыми стали «Щелкунчик» Чайковского (1966) и «Спартак» Хачатуряна (1968), который был удостоен Ленинской премии за создание хореопоэмы, воспевающей бессмертие героического подвига. Позже, в разные годы Григоровичем были поставлены «Иван Грозный» на музыку Сергея Прокофьева (1975), «Ангара» Андрея Эшпая (1976), «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева (1978, 1979), мировая премьера которого состоялась в Парижской национальной опере, «Золотой век» Дмитрия Шостаковича (1982). В редакции Григоровича в Большом театре представлены постановки классических балетов «Спящая красавица» (1963, 1973) и «Лебединое озеро» (1969, 2001) Чайковского, «Раймонда» (1984, 2003) Глазунова, «Жизель» (1987) и «Корсар» (1994) Адана, «Баядерка» (1991) и «Дон Кихот» (1994) Минкуса…

В 1974–1988 гг. Григорович был профессором балетмейстерского отделения Ленинградской консерватории, а с 1988 г. заведует кафедрой хореографии в Московской академии хореографии.

Григорович является членом Венского музыкального общества и Украинской Академии танца, президентом основанного им Комитета танца Международного института театра при ЮНЕСКО, Международного союза деятелей хореографии, фонда «Русский балет».

С 1992 г. он президент программы «Benоis de la danse» (под патронатом ЮНЕСКО), ежегодно присуждающей призы за выдающиеся достижения в искусстве балета.

Кроме того, Григорович является бессменным председателем жюри Международного конкурса артистов балета в Москве, Международного конкурса балета имени Сержа Лифаря в Киеве и Международного юношеского конкурса классического танца «Фуэте Артека», а также он неоднократно возглавлял жюри конкурсов в Болгарии (Варна), Финляндии, США, Швейцарии, Японии...

В 1996 г. он организовал Театр балета в Краснодаре (ныне балетная труппа краснодарского Музыкального театра «Премьера»).

Юрий Григорович удостоен многих почетных званий, правительственных наград и премий: Народный артист СССР (1973), Герой Социалистического труда (1986), лауреат Ленинской премии (1970), дважды лауреат Государственной премии СССР (1977, 1985). Награжден орденами и медалями России и многих иностранных государств.

Творчеству Юрия Григоровича посвящены фильмы «Балетмейстер Юрий Григорович» (1970), «Жизнь в танце» (1978), «Балет от первого лица» (1986), многосерийный телефильм «Юрий Григорович. Роман с Терпсихорой» (1998)…
-------------------------------------------------------------
Фото и Видео - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 02, 2017 12:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010201
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| Империя Григоровича
Патриарх русского балета отмечает 90-летие

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2017-01-02
Ссылка| http://izvestia.ru/news/654772
Аннотация| ЮБИЛЕЙ


Фото: ТАСС/Зураб Джавахадзе

Юрию Григоровичу исполнилось 90. «Известия» поздравляют мэтра с юбилеем и предлагают вспомнить его лучшие оригинальные сочинения.

Среди них есть очень удачные и очень успешные, есть менее удачные и менее востребованные, но это большие — во всех отношениях — балеты. Они идеально заполняют огромную сцену, не греша ни скученностью, ни малолюдностью. В них есть динамика, но нет суеты. Они длятся ровно столько, сколько нужно, чтобы внушить зрителю масштабность происходящего и при этом не опустошить, оставив силы и желание для размышления. Но самое главное — в балетах Григоровича нет мелких чувств. Это большой мир больших людей независимо от того, кто его герои — уральские мастеровые или особы царской крови.

«Каменный цветок» (1957, Ленинградский академический театр оперы и балета имени Кирова)


Фото: РИА Новости/Александр Макаров


Последний балет Сергея Прокофьева по мотивам уральских сказов Павла Бажова стал первой крупной балетмейстерской работой молодого танцовщика. Затем «Каменный цветок» расцвел на сцене Большого театра, в Новосибирске, Таллине, Стокгольме, Софии...

В нынешнем веке мэтр ставил его в своей кубанской вотчине — Краснодарском театре балета, Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко и совсем недавно — в Мариинском театре. Там Григорович подошел к своему детищу, как мастер Данила к любимом цветку: обточил, убрав лишнее, до афористического совершенства.

В 1957 году, когда страна наслаждалась хрущевской оттепелью, история с уходом в земные недра, томительным ожиданием и благополучным возвращением, вероятно, имела социальный смысл. Ныне остался только художественный. А он заключается в том, что балеты Григоровича подобны коллекционным винам. Они не стареют. И, как хорошее вино, рождают длительное послевкусие. А именно — образ спектакля: неуловимый, мерцающий, но единый в органичном сочетании музыки, хореографии и декорационно-костюмного оформления.

«Легенда о любви» (1961, Ленинградский академический театр оперы и балета имени С.М. Кирова)


Фото: РИА Новости/Александр Макаров​​​​​​​

Сюжет балета, как и подобает восточной истории, прост и изящен. Царица Мехмене Бану жертвует красотой ради спасения сестры Ширин и теряет возлюбленного — художника Ферхада, отдавшего предпочтение сестре. Ферхад и Ширин пытаются бежать, но их настигает погоня, отправленная Мехмене. Сестры обречены на одиночество, а Ферхад отправляется в горы добывать воду для жаждущего народа.

В «Легенде» Григорович и его соавтор сценограф Симон Вирсаладзе традиционно оперируют большими величинами. Любовь, отчаяние, ненависть, самопожертвование, благородство — для них чувства грандиозные как по содержанию, так и по воплощению.

«Легенда» — балет-метафора, балет-знак. Как ни печально для танцовщиков, жаждущих самовыражения, здесь хороши те, кто способен полностью довериться выразительности пластического рисунка, вписаться в ткань балета, как виньетка в восточный орнамент, и отразить смысл целого. Отчаянный шпагат героини пронзает не воздух — Вселенную, размеренное шествие топчет не окрестности дворца — судьбы героев, неумолимая погоня посягает не на физическую свободу, а на право свободного выбора…

«Спартак» (1968, Большой театр)


Фото: РИА Новости/Александр Макаров

Спектакль, за который авторы получили Ленинскую премию, в общем-то, был не ленинским. Его создатели — композитор Арам Хачатурян, хореограф Юрий Григорович и художник Симон Вирсаладзе — со всей определенностью доказали, что историей движут не законы диалектического материализма, а людские слабости.

Вместо Спартака-монумента появился обыкновенный человек, волею судеб оказавшийся во главе восставших масс. Вместо Красса-диктатора действовал оскорбленный эгоист, чей мотив был не по-государственному мелок: Спартак меня унизил, Спартак должен умереть. Добавим к психологической составляющей великолепный антураж — бои, схватки, пиры, любовные дуэты, и станет понятно, почему балет дожил до возраста зрелости: в 2018-м в Большом отпразднуют его 50-летие.

Естественно, балет изменился и что-то безвозвратно ушло. В интервью «Известиям» Владимир Васильев определил потерю так: «Если сравнить танец с речью, то мы обращали внимание не на слово, а на фразу, на главы, которые писали своим телом. А сейчас я вижу слова, слова, слова... Иногда очень красиво сказанные. Но нет ощущения жизни, одухотворенности...».

Говоря о «главах», великий танцовщик наверняка имел в виду первый состав «Спартака», который во многом и определил облик спектакля. Вот эти имена: Спартак — Васильев, Фригия — Екатерина Максимова, Эгина — Нина Тимофеева, Красс — Марис Лиепа.

«Иван Грозный» (1975, Большой театр)


Фото: РИА Новость/Анатолий Гаранин

Мысль о создании спектакля на музыку Сергея Прокофьева к фильму «Иван Грозный» Эйзенштейна принадлежит Абраму Стасевичу — дирижеру, озвучившему фильм при его создании, а впоследствии собравшему наиболее выразительные эпизоды в цельную симфонически-хоровую композицию. Ораторию Стасевича вместе с «Русской увертюрой», частью Третьей симфонии и фрагментами кантаты «Александр Невский» положили в основу балета его музыкальный редактор профессор Михаил Чулаки и постановщик Юрий Григорович.

«Иван Грозный» — не только один из наиболее мощных и загадочных балетов Григоровича, но, возможно, и самое личное его сочинение. Первый официально венчанный на царство русский царь и первый негласно провозглашенный государственным достоянием русский хореограф любопытным образом рифмуются. Иван Васильевич положил начало Российской империи, огнем и мечом истребляя непокорных. Юрий Николаевич основал империю под названием «Большой балет» и сделал ее неотъемлемой частью советской имперской машины.

В пору его 30-летнего правления Большой балет был четко отлаженным механизмом, где каждый винтик знал свое место и гордился участием в общем великом деле. Даже тот факт, что знаменитые империи держались на могучих армиях, нашел адекватное отражение в истории Большого.

Ни до, ни после Григоровича театр не имел такого блистательного мужского состава. Никогда в его стенах сражения и шествия — эти истинно имперские мероприятия — не ставились с таким поразительным масштабом. Именно при Григоровиче укоренилось понятие «мужской кордебалет», ранее столь же нелепое, как, к примеру, «женская армия»…

«Золотой век» (1982, Большой театр)


Фото: РИА Новости/Александр Макаров

Формально балет Григоровича повествует о столкновении хороших рыбаков и плохих нэпманов. С той же формальностью футбольный «Золотой век» Шостаковича рассказывал о хороших советских футболистах и плохих западных капиталистах. На практике же оба художника сталкивают не сюжеты, а популярнейшие художественные эстетики.

С одной стороны — плакатное воспевание трудовых подвигов и обличение тех, кто им препятствует (в России этой тематикой успешно занимался Театр рабочей молодежи — ТРАМ). С другой — любование роскошью. Тем, что трамовцы презрительно именовали «красивой жизнью», а искусствоведы — стилем ар-деко. Это противостояние, завершающееся победой труда (а как иначе, если любители со вкусом отдохнуть оказываются бандитами?) ,Григорович прослаивает дуэтами главных героев и тем самым «корректирует» композитора, оставившего балет без лирической линии.

Но главная цель хореографа — не труд и не дуэты, а любимый ребенок ар-деко — кабаре. Скатерти, люстры, абажуры, зеркала, соблазнительные герлс, «дамы на миллион» и вереница галантных кавалеров — вот основной антураж «Золотого века», балета и кабаре с тем же названием. Ну и, конечно же, танцы, танцы и еще раз танцы, увенчанные надрывно-томительным танго… Именно их утонченную чувственность оттеняет плакатность трудовых сцен и демонстраций. Григорович и Вирсаладзе, пронесшие через все совместные спектакли аскетизм 1960-х, в последнем своем творении углубились в иные ценности​​


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Янв 20, 2017 10:20 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 02, 2017 10:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010202
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Наталья Кожина
Заголовок| Никакой халтуры! Как балеты Григоровича покорили мир
Где опубликовано| © АиФ.ru
Дата публикации| 2017-01-02
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/person/nikakoy_haltury_kak_balety_grigorovicha_pokorili_mir
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

За свою долгую карьеру Юрий Григорович в полной мере ощутил не только триумф и всеобщее обожание, но и безжалостную травлю. К юбилею хореографа АиФ.ru рассказывает, за что его боготворили и ненавидели.


Юрий Григорович. 1982 год. © / Александр Макаров / РИА Новости

Период с 1964 по 1995 называют в Большом театре «золотым веком», ведь именно в это время на главной сцене творил невероятно талантливый хореограф Юрий Григорович. Будучи главным балетмейстером, он открыл миру имена многих блестящих танцовщиков своего времени. Но лишь единицы из них встали на его сторону, когда речь шла об увольнении маэстро из Большого. Как сложилась судьба Юрия Николаевича на сцене, АиФ.ru рассказывает к 90-летию хореографа.

Молодой и талантливый

«У меня вправду была очень бурная, насыщенная событиями жизнь», — рассказывал в интервью «АиФ» хореограф. Свой первый балет он поставил через год после окончания Ленинградского хореографического училища. Ему было 20 лет, а его «Аистёнок» и ряд других постановок уже заметили профессионалы. Одним из ценителей того, что делал Григорович, был Симон Вирсаладзе. Впоследствии художник и хореограф очень плодотворно сотрудничали друг с другом, до самой смерти Симона Багратовича.

Слава о талантливом молодом человеке быстро дошла до руководства Театра оперы и балета им. С.М. Кирова (так долгое время назывался Мариинский театр). В 1957 году на сцене легендарной «Мариинки» Григоровичу доверяют поставить «Каменный цветок» Прокофьева. Публика восприняла работу очень тепло. Два года спустя этот же балет был с успехом показан уже в Москве, на сцене Большого.

В 1961 хореограф вновь сумел покорить зрителей: его постановка «Легенда о любви» после премьеры в северной столице тоже «переехала в Москву». К этому моменту переехал и сам Григорович — он занял пост главного балетмейстера Большого театра, на котором оставался вплоть до 1995 года.

Смелое решение

На московской сцене каждая работа Григоровича сопровождалась успехом, хотя подступиться к некоторым шедеврам ему было нелегко. Хореограф испытывал огромное желание поставить «Спартак». Однако выступать с подобным предложением не решался, ведь до него над балетом трудились легендарные Якобсон и Моисеев.

К счастью, помог случай. Директор Большого театра Михаил Чулаки однажды посетовал, что «Спартака» нет в актуальном репертуаре. Григорович вызвался решить этот вопрос, поговорив с Моисеевым о возможной постановке. Но тот заявил, что у него катастрофически нет времени для столь масштабной работы. Вернувшись к руководству Большого с отказом Моисеева, Григорович услышал: «Кто у нас главный балетмейстер? Вот вы и делайте». То, что нужно было Григоровичу. Эта постановка признается шедевром, в главных ролях блистали Марис Лиепа и Владимир Васильев.

Увы, работа в Большом театре сопряжена не только с творческими победами. Григоровичу приходилось решать множество других задач, а еще учиться не замечать критику. Главного балетмейстера часто обвиняли в том, что он пользуется данной ему властью и не пускает на столичную сцену других хореографов, опасаясь конкуренции. А его смелое решение отправить на заслуженный отдых плеяду выдающихся танцовщиков, среди которых, кстати, была не только легендарная Плисецкая, но и жена самого Григоровича — Наталия Бессмертнова, вызвало огромный скандал. Жить и работать в такой атмосфере было непросто. Хотя супруга решение Юрия Николаевича поддержала.

Жена и подруга

С Наталией Бессмертновой хореограф познакомился, разумеется, в стенах Большого. Но чувства между ними вспыхнули не сразу. После очередного класса, где танцовщица вместе с Ниной Сорокиной отрабатывала партию Лейли из балета «Лейли и Меджнун», они с коллегой сели на ступеньках лестницы и увлеченно о чем-то болтали. Вдруг перед ними возник молодой человек в джинсах и футболке. Он ловко перескочил через девушек и быстро побежал дальше. Наташа спросила, кто это. И когда узнала, что это — «главный», сильно удивилась, ведь она представляла его себе совсем иначе.

Григорович долго не обращал никакого внимания на балерину. Все изменилось во время гастролей труппы в США, которые состоялись в 1968 году. Когда они вернулись в Москву, весь театр уже обсуждал бурный роман хореографа и танцовщицы и делал свои прогнозы, как долго просуществует эта пара. Большинство из них, естественно, были пессимистичными. Мало кто мог представить, что они поженятся в том же году и останутся вместе до самой смерти Наталии Игоревны.

Балерина не только вдохновляла супруга, но и заботилась о нем. Несмотря на постоянную занятость в театре, Бессмертнова делала все, чтобы муж абсолютно не отвлекался на бытовые проблемы. В одном интервью она заметила с улыбкой, что даже если Григорович захочет есть, а ее поблизости не окажется, максимум, что он может сделать — проткнуть сырое яйцо и выпить его. Ибо даже яичница для маэстро была бы слишком сложна в исполнении.

Новый этап

Расставание с Большим театром после 30 лет работы далось Григоровичу нелегко. Но он чувствовал, что с каждым годом работать становится все тяжелее, а потому решил первым написать заявление об уходе. Наталия Игоревна сама отвезла соответствующую бумагу в Министерство культуры.

Конечно, после увольнения у хореографа началась совсем другая, но не менее насыщенная жизнь. Будучи главным балетмейстером, он отказывался от многих предложений по работе, однако когда в истории с Большим театром была поставлена жирная точка, Григорович стал отзываться на приглашения. Он ставил в Риме, Сеуле, Праге, Париже и других городах мира, а также создал балет в Краснодаре. Благодаря хореографу юг России увидел легендарные постановки «Золотой век», «Иван Грозный», «Спартак» и многие другие. Для Юрия Николаевича было не важно, где он работает — в Париже или Краснодаре. Главное кредо маэстро — «никакой халтуры!»

В 2008 году в жизни балетмейстера произошла трагедия. Когда он был на гастролях в Корее, после продолжительной болезни скончалась его муза — Наталия Игоревна. Пережить очередной удар судьбы Григоровичу помогла работа. В этом же году, после длительного перерыва, он вернулся на сцену ГАБТ в качестве штатного хореографа балетной труппы. Тогда об этом «большом» возвращении писали все газеты.

2017 год главный театр страны встретит масштабным фестивалем в честь 90-летия Юрия Николаевича. В течение двух месяцев на сцене Большого можно будет увидеть легендарные работы мастера: «Щелкунчик», «Спартак», «Жизель», «Легенда о любви», «Золотой век», «Раймонда», «Ромео и Джульетта» и многие другие постановки. Время идет, но созданные Юрием Николаевичем балеты до сих пор смотрятся на одном дыхании, хотя когда-то его недоброжелатели в один голос утверждали, что хореография Григоровича якобы устарела.
-------------------------------------------------
все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 02, 2017 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010203
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Майя Крылова | Фото: пресс-служба Большого театра
Заголовок| 2 января Юрию Григоровичу - 90 лет
Марафон активиста

Где опубликовано| © Театрал
Дата публикации| 2017-01-02
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/17289/
Аннотация| ЮБИЛЕЙ



Казалось бы, стоило ожидать мощных театральных торжеств с речами и подношениями. Например, в Мариинском театре, где юбиляр когда-то танцевал, а потом приобрел профессиональное имя на балетмейстерском поприще (в эпоху, когда ленинградский театр носил имя Кирова). Или в Большом, где Григорович десятилетия рулил. Но юбилей проходит как-то на удивление тихо.

Мариинский возобновил «Каменный цветок», правда, в новой авторской редакции. Большой театр пошел дальше: устроил двухмесячный фестиваль балетов юбиляра, в рамках которого перенес его версию «Раймонды» с Новой на Основную сцену. На фестивале идут почти все постановки зрелого Григоровича.

Впрочем, эта юбилейная тишина - кажущаяся. Что там двухмесячный марафон, если, по правде говоря, в Большом театре полвека идет перманентный фестиваль Григоровича? Ведь не только большинство его собственных спектаклей сегодня в афише «главного театра страны». Но почти все редакции классики в Большом тоже существуют в версии «главного хореографа».

Вошло в историю балета, как в «Каменном цветке» 1957 года Григорович бросил вызов морально устаревшему и скудному танцами «драмбалету», который у многих сторонников наступившей «оттепели» ассоциировался с унылым сталинским «соцреализмом». Сведя к минимуму (конечно, по сравнению с прежними зрелищами) пересказ сюжета пантомимой, Григорович укрепил доверие к возможностям собственно танца. Особенно удалось это в «Легенде о любви» (1961), как писала критика, «поставившей Григоровича в ряды видных художественных «шестидесятников», с их нелюбовью к показному пафосу и аскетизмом деталей». На классический танец хореограф, естественно, не посягал (а кто бы из творцов в Советском Союзе мог бы даже подумать посягнуть? и воспитание, основанное на традициях, обязывало, и идеологическая догма не позволяла). Но Григорович, мало того что умел хорошо режиссировать танцевальный поток, еще и привнес в танец много сторонних – по отношению к классике - пластических элементов, чем основательно ее освежил (по меркам того времени). А тут подоспел и «Спартак», с его силовыми мужскими танцами и очевидно-брутальной оппозицией хороших и плохих. И как было не оценить это национальное новаторство, если в главных партиях вышли Васильев и Лиепа!

С тех пор утекло много воды. В жизни Григоровича случалось всякое. Он стал образцом для подражания и начал – в поздних балетах – повторять найденное. Поставил прекрасный «Шелкунчик как «роман воспитания», может быть, лучшее, что юбиляр вообще сделал – и сиюминутную «Ангару», которая не вошла даже в нынешний объемный фестиваль: видимо, автор посчитал ненужным возобновлять спектакль 1976 года о советской молодежи в Сибири. Поссорился с известными артистами (с ними он начинал в Большом театре) - и в семидесятые годы приобрел обожание широкой публики, а также почти официальный статус балетного мэтра номер один, у которого не бывает неудач. Поругался с Фурцевой из-за финала «Лебединого озера» (он хотел трагедию, она – хэппи-энд) - и получал многочисленные государственные награды. Прослыл диктатором для одних и заботливым покровителем - для других. Ушел из ГАБТа после конфликта с дирекцией в 1995 году, а позже вернулся на почетных условиях живого классика. Основал Комитет танца Международного института театра при ЮНЕСКО и возглавил – бессменно – жюри международного приза «Бенуа де ла данс» и московского международного балетного конкурса. С 1982 года он не ставил новых балетов, но активно редактировал прежние, и не прекращает это делать. Только что в Мюнхене успешно прошла премьера «Спартака», которую инициировал россиянин Игорь Зеленский - новый худрук Баварского балета.

О Григоровиче написаны статьи и книги, в большинстве активно повторяется слово «гений», но другие авторы, в споре с апологетами, говорят о превращении былого новатора в консерватора с однообразными идеями. О творческой биографии юбиляра можно сказать так: он стал – по совокупности разных причин - хореографом, который оказал наибольшее влияние на историю советского и, во многом, постсоветского балета в СССР и России. Вкусы нашей широкой публики тоже формировал, как правило, он. И никакие прививки иных типов мирового искусства танца, с которыми сегодня легко знакомиться как живьем, так и в интернете, с почитанием Юрия Николаевича у нас в стране сравниться не могут. У юбиляра, правда, есть серьезный соперник. С влиянием эстетики Григоровича по популярности сегодня может соперничать только эстетика Бориса Эйфмана.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Фев 07, 2017 10:42 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 02, 2017 4:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010204
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Анна Бояринова
Заголовок| Светлана Захарова: Для русских артистов балет — это больше, чем работа
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2017-01-02
Ссылка| http://vm.ru/news/2017/01/02/svetlana-zaharova-razogrevaya-chuvstva-345521.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Прима Большого театра Светлана Захарова известна не только в России. Титулом «Этуаль» ее удостоил миланский «Ла Скала», на сцене которого она танцует.

До Захаровой ни одна русская балерина титула «Этуаль» (высший статус артистов балета в «Гранд-опера» и «Ла Скала». — «ВМ») не удостаивалась. Ив Сен-Лоран, увидев ее танец на сцене парижской «Гранд-опера», назвал ее «лучезарным талантом», которому «просто нет равных сегодня в мире». «Вечерке» звезда рассказала, какое время в ее жизни было самым счастливым и чего она боится.

СПЕКТАКЛЬ КАК СОБЫТИЕ

— В предстоящие праздники Большой театр чуть ли не каждый день дает знаменитый новогодний балет Чайковского «Щелкунчик». Судя по программкам, насладиться вашим танцем в нем не получится — вы в них не значитесь.

— Верно, «Щелкунчик» я не танцую. Так сложилось, что когда я перешла из Мариинского театра в Большой, как-то не довелось приготовить редакцию Юрия Николаевича Григоровича (в Большом театре «Щелкунчик» дают в редакции Григоровича. — «ВМ»). Все время зимой куда-то улетала на гастроли.

Так что этот спектакль идет без моего участия. К сожалению. Потому что я люблю «Щелкунчик», люблю музыку Петра Ильича Чайковского. Это красивая сказка, хотя на этот спектакль и принято водить детей, в Большом он все же не детский. Но, если признаться честно, сегодня мне не очень уже интересно танцевать сказочных принцесс. Больше люблю спектакли с ярко выраженным драматизмом. С живыми эмоциями и настоящими человеческими чувствами.

— Где можно развернуться не только по-балетному, но и по-актерски?

— Да. Например, такие как «Спартак», «Дама с камелиями», «Жизель», «Легенда о любви», «Манон», «Ромео и Джульетта» — в этих партиях есть настоящие переживания. Любовь, радость, предательство... Все, чем могут быть наполнены душа и сердце. Мне нравится искать разные чувства и состояния. Что-то придумывать для выражения того, чего еще не пережила в жизни, а что-то искать уже в своей душе.

— Николай Цискаридзе рассказывал, что для звезды балета каждый спектакль — это Олимпиада, где нет права на ошибку.

— Олимпиада — это все-таки соревнования. У нас — искусство. Но ответственность и волнение перед выходом, соглашусь, очень схожи.

Больше ничего общего. На сцене должно присутствовать искусство, которое состоит не только из движений, что мы отрабатываем в зале, но и драматизма, актерской игры. У нас даже сложнее: мы не только свое тело должны подготовить к выходу на сцену, но и душу. Эмоции и чувства должны быть разогреты не меньше. Для меня каждый спектакль — это событие. Даже не работа.

— Как вы ощущаете себя в миланском «Ла Скала»?

— Я очень люблю этот театр, его труппу и, конечно, публику, чувствую себя там как дома. Там своя, совершенно особенная, атмосфера. Даже запахи, которые присущи только этому театру. Мне кажется, у нас взаимная любовь. Конечно, горжусь тем, что в истории этого театра я единственная русская балерина, которая имеет статус «Этуаль». В переводе это слово означает звезда.

— Давайте разовьем тему разницы театров…

— Это как два разных города. В «Ла Скала» тоже бывают свои сложности и есть правила, которые я до сих пор не могу принять. Если брать Большой театр, то сюда я могу прийти практически в любое время дня и репетировать.

Даже в выходные и праздники нам открыты двери, и мы можем здесь заниматься. Бывает ведь так, что сегодня праздник или выходной день, а завтра — спектакль, обязательно надо работать. Я считаю, так и должно быть. В «Ла Скала» же в государственные праздники все закрыто, в театр не войти или для этого нужно получить специальное разрешение директора. И не важно, что у вас завтра выступление.

В Италии праздников много, но всего несколько, из-за которых так происходит. Помню, руководство театра ни в какую не хотело идти мне навстречу в один из таких дней. В итоге я все равно добилась разрешения. Аргументом стал мой отказ от спектакля, если у меня не будет возможности репетировать.

— Получается, в Италии, на родине балета, к нему относятся с меньшим пиететом, чем в России?

— Трудно сказать однозначно. Для русских артистов балет — это больше, чем работа. Может, даже большая ответственность самих артистов. Поэтому репетиция накануне — это обычный для меня процесс. В Италии другой уклад, другое отношение к искусству. Театр, скорее, это обычная работа.

Мощные профсоюзы, которые четко следят, чтобы артисты работали в нормах закона. Чтобы не перетрудились. Хотя и там многое меняется. Думаю, не обошлось без влияния нас, русских.

МОДА — НЕ ГЛАВНОЕ

— Вы учредили собственный фонд помощи молодым танцорам. Это такая дань моде на благотворительность?

— Моде? Для меня так вопрос не стоял. Идея создать фонд родилась как-то сама собой. Помогать людям нужно, но не каждый хочет. Мы уже многое смогли сделать. Ежемесячно более 20 лучших студентов балетных вузов из разных городов России получают мою стипендию.

Мы поддерживаем педагогов и ветеранов сцены, а Рождественский обед уже вошел в традицию. А еще мы создали благотворительный фестиваль детского танца «Светлана»: в марте 2017 года он пройдет уже в третий раз и объединит свыше 600 детей из Москвы и разных городов нашей огромной страны.


Сергей Гунеев/РИА Новости

— В чем его цель?

— Показать, насколько может быть разнообразным танец. В рамках фестиваля фонд проводит семинары, круглые столы, мастер-классы. На фестивале танцуют и классику, и современный, и народный танец. Это невероятно красивое зрелище! В концертном зале «Россия» в «Лужниках» мы специально строим большую сцену, декорации. К каждому номеру рисуется отдельная графика. А главное, что танцуют дети в свое удовольствие. И имеют возможность показать себя, увидеть других, пообщаться друг с другом и научиться чему-то новому.

— И получить ценный приз…

— Мне не хотелось делать конкурс. Я не хотела видеть победителей и слезы побежденных. Поэтому атмосфера во время фестиваля фантастическая: когда одни репетируют, другие в зале смотрят и аплодируют. И, конечно, фестиваль дает детям возможность выступить в столице при полном аншлаге в зале с четырьмя тысячами зрителей. Потом их всех покажет телеканал «Культура». Не прекрасно ли это?!

— А дети — где вы их находите?

— На мой сайт коллективы присылают огромное количество заявок. Сами представляют свои номера, потом мы все отсматриваем и приглашаем лучших. Отбор жесткий, но и уровень у фестиваля благодаря этому очень высок. Ведь все — приезд, проживание, питание — все расходы фестиваль берет на себя! Так что случайных коллективов у нас не бывает. Дети танцуют так, что порой дух захватывает!

Поразительно: танец для многих из них не будущая профессия, но они так мастерски все исполняют! Вы не представляете, какие талантливые дети живут в городах России! Неважно, провинция ли, столица — талант и одухотворенность не зависят от этого. Я низко кланяюсь педагогам, которые воспитывают таких замечательных детей, вкладывают всю свою душу, развивают их и вдохновляют. Меня все это невероятно волнует и радует. Это праздник для всех: и для исполнителей и для зрителей.

БЕЗ СТЕКЛА В ПУАНТАХ

— В Москве вы живете уже давно. Много ли мест, где вы еще не бывали?

— Я сюда переехала в 2003 году. До этого я училась в Вагановской академии и потом работала в Мариинском театре, где получила огромный опыт. Но пришел момент, когда я все же приняла предложение переехать в Москву, в Большой театр. Москва — удивительный город, он всегда принимает талантливых людей. А дальше уже от них самих зависит, как их судьба здесь сложится. Стыдно признаться, но Москву как таковую я почти не вижу. Хотя поначалу много ездила по Подмосковью: открывала для себя монастыри, храмы.

Бегала по музеям и выставкам. Сейчас времени совсем нет. Каждый раз себе говорю: вот вернусь с гастролей и схожу в Третьяковку, в Пушкинский музей, на выставку современного искусства, съезжу в Коломенское, Царицыно, Кусково, другие знаменитые места. Только планы. По этому поводу есть определенное сожаление… Не удается.

— Зато вам удалось родить дочь Анюту. Что редкость для практикующей балерины.

- Я почувствовала, что жизнь может быть другой. Раньше мне казалось, что моя профессия — это как бы норма жизни. То, что я привыкла делать каждый день с десятилетнего возраста, не казалось для меня чем-то сверхъестественным. А тут, когда я впервые оказалась свободна от балета, поняла: это действительно тяжело, он отнимает столько эмоций, сил. Эта профессия очень женственная, но по сложности совсем не женская.

— В России повелось, что артист балета обязательно от чего-то страдает: от одиночества, от диктата власти, от собственных противоречий. По вам такого не скажешь.

— Сейчас другое время. Железного занавеса нет. Границы открыты. Занимайся, чем твоей душе угодно. Многие балетные рожают детей и потом успешно возвращаются. Я вышла на сцену через три месяца после родов. Все мое существо просило возвращения, я очень соскучилась. Было нелегко, но все можно преодолеть. Стереотип, о котором вы говорите, в прошлом. Мое поколение более свободно, раскрепощено и, можно сказать, не знает запретов.

— Вообще мифов вокруг вашей профессии много. Вам подбрасывали в пуанты стекло?

— Нет, никогда. Меня часто спрашивают: как вы выживаете, в балете же столько зависти, недоброжелательства. Но посудите сами: ведь все это присуще любой профессии, особенно в отношении человека, достигшего определенных высот в своем деле. Будь он в балете или опере, драматическом театре или на эстраде, на предприятии, в офисе или в любой другой сфере. Если вы работе в коллективе, это неизбежно. И я не вижу ничего в этом ужасного, правильная зависть и здоровая конкуренция — стимул к развитию.

— Как собираетесь отмечать новогодние праздники?

— Как всегда, с семьей. Скорее всего там, где будет много снега. Пользуясь случаем, поздравляю всех читателей «Вечерней Москвы» с Новым годом и Рождеством. Желаю всем счастья!

ДОСЬЕ

Светлана Захарова родилась в 1979 году в Луцке (Украина). До 2003 года — солистка Мариинского театра; прима-балерина Большого театра и миланского «Ла Скала» . Замужем за скрипачом Вадимом Репиным. Воспитывает дочь Анну.

------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Янв 03, 2017 3:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010301
Тема| Балет, , Персоналии, Евгения Образцова (БТ)
Автор| Беседовала Михаль Сонкина
Заголовок| "Белый лебедь". Интервью с балериной Евгенией Образцовой
Где опубликовано| © NEWSru.co.il
Дата публикации| 2017-01-03
Ссылка| http://newsru.co.il/rest/03jan2017/swan.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Евгения Образцова
Фото предоставлено Израильским балетом и организаторами гастролей


В начале января в Тель-Авиве будет представлен спектакль "Белый лебедь" Израильского балета, главные партии в первой классической части которого станцуют ведущие солисты Большого театра Евгения Образцова и Дмитрий Гуданов.

"Белый лебедь" - интригующий спектакль, где знакомая всем, размеренная, выверенная по нотам и жестам, торжественная постановка "Лебединого озера" Льва Иванова сочетается с бешеной энергий и скоростью Фониадакиса, облачившего танцовщиков в облегающие цвета терракоты трико, так что они становятся похожими на фигуры атлетов с росписи старинных греческих ваз. Два хореографа в одном балетном пространстве – Иванов и Фониадакис – и новый балетный ландшафт, где белый лебедь оказывается частью античных мифов при сочетании выверенной, размеренной классики и безумного темпа Фониадакиса и всегда прекрасной музыкой Чайковского. "Белый акт" "Лебединого Озера" - жемчужина мировой классики - драматически переходит в современный балет Андониса Фониадакиса. Премьеры Большого театра показывают свое мастерство в "Белом", классическом, акте "Лебединого озера".

Прима Большого тетра, заслуженная артистка России, лауреат премии "Золотая маска" и международных конкурсов, Евгения Образцова родилась в Ленинграде в семье артистов балета Михайловского театра. В 2002 закончила Академию русского балета им. А. Я. Вагановой и была принята в труппу Мариинского театра, где в первый же сезон станцевала главную партию в балете "Ромео и Джульетта". В 2006 получила национальную театральную премию "Золотая маска" за роль Ундины в одноимённом балете французского хореографа Пьера Лакотта. Как приглашённая солистка выступала с труппой Королевского балета в театре Ковент-Гарден и в Парижской национальной опере. С 2012 года она — прима-балерина Большого театра, прима с феерическим блеском, совершенной техникой, идеальная балерина, фанатик профессии, не просто танцующая, а рассказывающая свои партии, рассказывающая "балетные" истории, умеющая полностью растворяться в образе персонажа, с удовольствием исполняющая партии в современных балетах и не пытающаяся "закрепоститься" по ее словам только в классических рамках. Она – ныне московская балерина, но с привитым петербуржским стилем, внутренней силой, настоящим балетным апломбом. Евгения Образцова являлась приглашенной солисткой лучших театров мира, в том числе Римской Оперы, Королевского балета Ковент-Гарден, Парижской национальной оперы и т.д. Она - обладательница множества престижных наград, в том числе, Международной балетной премии Dance Open в номинации "Мисс Виртуозность". Евгения Образцова не стремится ограничивать себя рамками узкого амплуа, прислушиваться к стереотипам и идти на поводу у консервативных привычек. Главное для актрисы - прожить, сыграть роль так, чтобы зритель поверил увиденному на сцене.


В преддверии гастролей в Израиле Евгения Образцова дала интервью.

Евгения, танцевали ли вы уже "Лебединое озеро" в этой редакции на сцене Большого театра в Москве?

Нет, на сцене Большого театра пока я еще не выступала в "Лебедином озере", но танцевала в этом балет, правда в редакции Бурмейстера, в Московском Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, и можно сказать, что "Лебединое озеро" входит в мой постоянный репертуар, хотя исполнять его с Димой Гудановым, моим коллегой по Большому театру и моим партнером, я буду впервые.

Но не впервые с труппой Израильского балета. Лет десять назад вы приезжали в Израиль еще совсем молодой солисткой и танцевали здесь партию Жизели. Какие у вас остались впечатления от страны, от труппы, от того, что здесь происходило?

Прекрасные остались впечатления. Мы не только работали, танцевали, но и путешествовали: были в Цфате, в Иерусалиме. В Израиле было очень тепло – и погода, и вся атмосфера. Общаться с труппой Израильского балета было очень приятно, там уже тогда танцевали многие русскоязычные солисты, педагоги-репетиторы были очень хорошие и все отношение – крайне доброжелательное.

И слышать такое также очень приятно. Сейчас вы вновь приезжаете в Израиль, но уже будучи балериной совсем иного уровня, когда не вас выбирают, а вы выбираете. И, несмотря на занятость, вы вновь согласились выступить в Тель-Авиве, вновь с Израильским балетом... Вас вновь привлекла возможность станцевать именно с этой труппой в Тель-Авиве?

Безусловно. Во-первых, мне интересно насколько изменилась эта труппа, а во-вторых, я уже знаю, какая у вас страна, так что почему бы не приехать еще раз…

Вы упомянули, что, будучи в Израиле десять лет назад, обратили внимание на то, что много педагогов Израильского балета приехали из России. Насколько, на ваш взгляд, израильская балетная школа близка к российской, а, если есть разница, то в чем она?

Мне сложно конкретизировать такие вещи, но тогда мы нашли очень много общего и в подходе к обучению, и в системе репетиций...

Вы приезжаете танцевать классическую часть "Белого лебедя" в хореографии Льва Иванова, а не задумывались ли вы об исполнении как раз второй части – в стиле модерн-данс, поставленной греческим хореографом Адонисом Фониадакисом? Вас легко представить в образе балерины современного танца. Вам приходилось уже соответствовать таким представлениям - приходилось ли исполнять не классические, а современные партии? Или вы строго придерживаетесь жанра традиционной классики?

Я – абсолютный приверженец классики, хотя мне, конечно, приходилось исполнять и современную хореографию. Но я считаю, что классике всегда сопутствует успех. Здесь не может быть неудач: всё это придумано давным-давно, исполняется уже более века и более века нравится и публике, и самим танцорам.

Насколько балерина вашего уровня зависит от репертуара театра? Насколько вы имеете право выбирать с кем танцевать, где танцевать и в каких спектаклях?

Я имею право отказаться от неподходящих мне ролей. И потому всегда иду на шаг вперед, смотрю заранее те или иные спектакли, чтобы быть готовой к любым предложениям, быть готовой согласиться или отказаться.

Какие постановки, какие хореографы в российском балете для вас интересны? Я поняла, что из зарубежных хореографов вы любите работать с французом Пьером Лакоттом который известен, как реставратор старых балетов, он ставил с вами "Ундину" еще в Мариинском театре в Петербурге. Что происходит сейчас на российской сцене? Реставрируются ли, возобновляются ли старые балеты – первоначальные редакции любимой вами классики? С кем из хореографов вы предпочитаете работать в Большом театре и за рубежом?

Очень много для российского классической хореографии сделал Алексей Ратманский. Я танцевала во многих его спектаклях, с ним чрезвычайно интересно работать и его бы хотелось отметить в первую очередь. А вот выделить кого-то из зарубежных постановщиков, помимо Лакотта, мне довольно сложно. Существует множество одинаковых, повторяющихся, похожих друг на друга спектаклей. А что касается Лакотта, то я также танцевала в 2013 году в Парижской национальной опере в "Сильфиде" Ж.М. Шнейцхоффера в постановке Лакотта; а до этого в 2012 году в Большом театре исполнила роль Аспиччии в "Дочери фараона" Пуни в адаптации Лакотта по хореографии Петипа.


 Чем вы объясняете такое положение в современной хореографии?

Тем, что, судя по всему, по-настоящему талантливых постановщиков, к сожалению, не так уж и много. А вот чего много – так это одинакового подхода в современном балете: наработанные клише, учебный процесс, коммерческое чутье.

А вам, как я понимаю, важен именно интерес, характер, образ вашей героини?

Разумеется. Мне интересно, о чем и о ком ставится спектакль, его тема, а не только техника. Мне интересно никуда не торопиться, делать все качественно. Пусть будет один спектакль в пятьдесят лет – но пусть это будет шедевр.

Вы уже станцевали несколько партий любимых вами героинь, а в каких еще образах хотели бы предстать на сцене?

Я мечтаю станцевать в "Кармен" в хореографии Ролана Пети. Это мой характер и близкая мне по духу хореография.

Прошедшим летом у вас родились близнецы. То, что очень многие балерины сейчас продолжают свою карьеру и после рождения детей, и то, что возраст завершения карьеры, отодвигается, становится нормой. Как вы это видите по другую сторону занавеса?

Да, это действительно так и я этому очень рада, потому что на самом деле, если у балерины есть силы и все в порядке со здоровьем, почему бы ей не продолжать танцевать? Отодвигание возрастной планки становится уже общим трендом, есть масса примеров балерин, которые совмещают и удачную карьеру, и удачную семью. Изменения в обществе позволяют справляться со всем.

И для всего это нужны силы. Что присуще идеальной балерине, помимо силы, выносливости? Она должна быть красивой, она должна обладать драматическим талантом. Что еще? Насколько она должна быть послушной и насколько она должна быть самостоятельной? Что такое идеальная балерина, с вашей точки зрения?

Все, что вы перечислили плюс творческий голод, постоянное желание делать что-то новое. Творческий человек, в первую очередь, обязан двигаться вперед, несмотря на физические сложности и моральную нагрузку.

Как это сочетать с рутиной репетиций, одними и теми же упражнениями, бесконечным повторениями движений у станка?

Эта рутина не мешает. Мешает отсутствие интереса к тому, что ты делаешь. А пока интерес есть, то даже сделанное сто тысяч раз одно и то же движение не надоест, если понимаешь, что это приведет к желанному результату. Я на сцене с 2002 года и вовсе не устала и мне ничуть не надоела наша балетная рутина. И потому "Лебединое озеро" - это для меня некий этап. Этот спектакль интересен актерски, но пластически он гораздо более сложный, чем какой-либо другой. Пластически выразить образ Одетты и поставить образ Одиллии –основная задача этого спектакля. Нежные, певучие бесконечные линии Одетты и резкие, агрессивные и довольно нетипичные для балета позы, положения, взгляды Одиллии. Меня больше привлекает роль Одиллии – мне интересен образ этой коварной соблазнительницы. Так получилось, что мой репертуар, мое амплуа – это романтические, тонкие героини и, конечно, мне хотелось воплотить некий совершенно иной образ, преодолеть стереотип.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Янв 03, 2017 4:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010302
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, Кюнсун Пак
Автор| Яна КРАЕВА
Заголовок| "Я не стесняюсь ошибаться": история японской балерины, которая стала Гердой в Екатеринбурге
Где опубликовано| © Екатеринбург Он-лайн
Дата публикации| 2017-01-03
Ссылка| http://www.e1.ru/news/spool/news_id-459079.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Артистка Театра оперы и балета Кюнсун Пак - о том, почему променяла страну восходящего солнца на суровый уральский климат.



На интервью она приехала на такси, потому что русская зима уж слишком сурова для балерины из страны восходящего солнца. 24-летняя Кюнсун Пак, кореянка по происхождению, прожила в Японии 17 лет, а потом без знания русского и английского языков, но с огромной любовью к нашему балету отправилась покорять северную столицу.

В Екатеринбурге она живёт вот уже 3 года и работает в Театре оперы и балета, где не так давно отгремели премьерные спектакли "Снежной королевы". Именно там мы заметили Кюнсун, которой впервые доверили главную роль.

Мы позвали новоиспечённую Герду на 37-й этаж "Высоцкого" (на который она, к слову, ещё не поднималась) и поговорили с ней о том, чем отличается русский балет от японского, почему наши суши не такие, как надо, и что делают японцы после Нового года.

– В твоей семье есть балетная династия? Чем занимаются родные?

– Сестра фармацевт, работает в аптеке, брат недавно преподавал детям в школе, но сейчас учится. Правда, я плохо знаю, на кого, потому что он живёт в другом городе. Родители тоже к балету не относятся.

– Почему ты решила стать балериной?

– Я, честно говоря, не помню. Когда я была маленькая, легко делала растяжку, родители меня за это хвалили. Я подумала, что нужно попробовать. Просто интересно было. Мне было 7 лет, когда я начала заниматься. У нас в Японии очень мало специальных школ в отличие от России. Я ходила в студию, подобную вашему "Щелкунчику". В 12 или 14 лет я поняла, что действительно хочу развиваться в этом направлении. Потом появилась мечта поступить в Вагановку.

– Как узнала о русском балете?

– Смотрела ролики на YouTube, ну и по телевизору. Вообще, в Японии очень популярен русский балет. Огромный шаг и подъём… Я мечтала этому научиться. У нас в Японии многие девочки хотят учиться в России, потому что у нас в стране мало мест, где можно учиться. Я занималась 4 раза в неделю после школы, а хотелось каждый день.

– Чем русский балет отличается от японского?

– Ой, очень большая разница. Координация, фигуры… Не знаю, всё по-другому. Как танцуют японки, мне, к сожалению, неинтересно. Они не танцуют от души, руки не мягкие. Они чётко танцуют, но нет индивидуальности. В русском балете каждая балерина по-своему танцует, для зрителей это очень интересно.

– По-твоему, от чего это зависит?

– Либо от педагогов, либо это просто опыт. У нас, конечно, нелёгкая профессия.

– Как ты решилась в 17 лет уехать в другую страну? Что сказали родители?

– Я давно хотела стать балериной, а для этого надо учиться в Вагановке. Раз в год в Японию приезжают педагоги из Вагановки и просматривают, выбирают. Я попробовала, и меня взяли. Сначала родители, конечно, не согласились, ведь быть балериной очень сложно. Тем более в Японии к этому другое отношение, нежели здесь. Сейчас более популярно стало, но, когда мне было 17, это было иначе. Они знали про балет, но не ходили на спектакли. Мне кажется, это не наше искусство. Это ваше – европейское, или даже русское.

– Когда ты приехала в Россию, ты уже знала русский?

– Когда я на интервью отвечаю, то напрягаюсь либо волнуюсь, поэтому не могу свободно говорить. Когда с подругами разговариваю, то более свободно. Когда я три года училась в Питере, просто не могла разговаривать по-русски. Плохо разговаривала, потому что у нас отдельно были общежития русских и иностранных студентов. Как-то мало удавалось общаться.

– А работать как же?

– Мы понимали друг друга. Движения одинаковые, многие слова в балет пришли из французского. В училище тоже были японки, поэтому мы друг другу помогали.

– Как ты очутилась в Екатеринбурге?

– После академии я работала полгода в Одессе. Там не получилось с визой, с документами были проблемы, поэтому не могла дольше оставаться. После Одессы я вновь приехала в Питер и обозначила педагогам проблему, спросила их, что мне делать. Мой педагог посоветовала своего знакомого – Славу Самодурова, который наш руководитель сейчас. Он работал в Мариинском театре, и мне дали его контакты.

– Удалось влиться в коллектив?

– Когда я приехала сюда работать, вообще была одна, не было иностранцев. Сейчас у нас итальянка, ещё одна японка и японец. Я, конечно, переживала. Когда приехала, совсем мало разговаривала. Я не училась специально, просто разговаривала с ребятами на русском.

– Не брала в руки учебники?

– Мне кажется, что учебники не помогают. Я не стесняюсь ошибаться. Если я ошибаюсь, то меня исправляют.

– А что касается письменной речи?

– Если я пишу непонятно, то прошу ребят мне помочь, а потом стараюсь запомнить.

– Помнишь свой первый спектакль?

– Помню, что участвовала в данс-платформе, это современный такой проект у нас.

– Какая у тебя была первая главная роль?

– Роль Герды в "Снежной королеве" – моя первая.

– Что ты почувствовала, когда тебе сказали, что ты будешь играть Герду?

– Нам не объявляли, а повесили списки. Я думала, что мне в жизни не получить главную роль. Потому что, когда я приехала сюда, мне нужно было много тренироваться. Я видела, как все хорошо танцуют, и мне казалось, это нелегко. И, конечно, я мечтала о главной роли. Мне надо подумать, что мне нужно, чего мне не хватает, как надо естественно работать. И когда я увидела своё имя, не поняла своё состояние. Не поверила, может быть. И сразу подумала, что, если меня всё же не выпустят, то у меня всё равно есть работа, поэтому не нужно расстраиваться, надо хорошо работать.

– Насколько знаю, ты была незнакома со "Снежной королевой"?

– Мы всё равно знали, какая нас премьера ожидает. Мне стало интересно, что это за сказка. Я прочитала на японском и сравнила её с "Хрониками Нарнии", где герои шкаф открывают и попадают в другой мир. Я думала, что немножко похоже, потому что Кай изменяет человеку и замерзает.

– Что ты думаешь о своей героине?

– Это современный танец, и мне удобно играть партию Герды. Я не знаю, как объяснить. Но я не волновалась. Она мне подходит, видимо. Потому что "Снежная королева" – это конкретная сказка, с конкретной историей. В классическом балете более важен танец. Потому что зрителю иногда непонятно, что происходит на сцене.

– У тебя много друзей здесь?

– У нас коллектив очень хороший. Мне очень повезло, потому что когда я приехала, переживала, что они будут думать: зачем приехала эта иностранка. Но, когда первый раз мы увиделись, они наоборот ко мне подошли, стали расспрашивать, откуда я, помогли мне. Есть подруга, с которой я познакомилась год назад, она сама выучила японский, а сейчас учится в Японии. Есть знакомая, которая работает фотографом, её я иногда приглашаю в театр.

– Как часто бываешь на родине? Приезжали ли твои родители сюда?

– Родители не приезжали смотреть на меня, потому что далеко. Я езжу раз в год летом, когда заканчивается сезон.

– Как тебе русская зима?

– Иногда я думаю, что русская зима – это очень красиво. Когда выхожу из дома, любуюсь снегом. Мне очень нравится, когда на деревьях замерзает снег, это очень сказочно. Но, честно говоря, мне не нравится мёрзнуть. Летом мне нравится. Жарко, но мне комфортно. Потому что, когда лето, мне хочется покупать себе платья красивые, а когда зима, я хожу по магазинам и вроде хочу себе что-нибудь купить, но ничего не нравится.

– Играла в снежки или каталась на лыжах, коньках?

– Каталась на коньках в Питере, а здесь с девчонками с горки только.

– А суши тебе у нас нравятся?

– Мне нравятся, несмотря на то, что по-другому.

– Чем отличаются?

– У нас больше разной рыбы, и выглядят они по-другому: сверху рыба, а снизу рис. И они не жирные! Когда я ем "Филадельфию", сначала мне вкусно, а потом кажется, что слишком много сыра. Надоедает. Я его убираю.

– А сама какую еду готовишь?

– Более похожую на японскую. Русские блюда не пробовала готовить. Много пользуюсь соевым соусом. Обычно супчик томатный, крем-суп. Мне нравится русская еда, я в столовой часто кушаю. Салат под шубой люблю, пироги.

– У балерин разве нет специальной диеты?

– Я стараюсь много не кушать, не объедаться. Потому что перед репетицией будет очень тяжело. Я очень люблю шоколад, но всегда думаю, сколько я ела конфет за сегодня. Если не буду думать, то съем очень много.

Появились какие-нибудь любимые места в городе? Где тебя могут увидеть поклонники, например?

– Люблю в кафешке около "Гринвича" сидеть, читать книгу. Давно уже никуда не ходила, потому что много спектаклей. Когда выходной, я хочу долго спать, а потом просыпаюсь, и надо комнату убрать, приготовить. Всякие домашние дела, а потом и день закончится. Но иногда в кино хожу.

– Сколько времени проводишь в театре?

– У нас утренняя репетиция начинается в 10:00, вечерняя репетиция с 17:00 до 21:00. Но перед спектаклями надо разогреваться, гримироваться, поэтому я прихожу заранее. Домой к 22:00 добираюсь.

– Как в Японии празднуют Новый год?

– В Японии празднуют тоже 31 декабря. Мы тоже покупаем мандарины, ждём куранты, и у нас есть символы года. По телевизору всей семьёй смотрим комедии, концерты. Перед Новым годом кушаем японскую лапшу из гречки, а 1-го собираемся всеми родственниками и дарим маленьким детям, допустим, племенникам, денежку в конверте, чтобы они купили то, что хотят.

– Куда бы ты хотела поехать на гастроли?

– Я мечтаю о Париже. Либо в какие-нибудь южные, тёплые места, где море есть. Мы один раз съездили в Израиль, нам понравилось. У нас было очень мало спектаклей и море рядом.

– Раньше ты хотела поступить в Питер, а потом оказалась в Екатеринбурге? Есть планы на ближайшее будущее?

– Я думаю, что пока здесь останусь. Никогда не сравниваю свою жизнь с жизнью других людей. Это моя жизнь, мой путь. Если что-то случится, то я поеду.

Фото: Дмитрий ЕМЕЛЬЯНОВ / Е1.RU; Кюнсун ПАК
--------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 04, 2017 10:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010401
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Владислав Лантратов
Автор| Анна Владимирова
Заголовок| Владислав Лантратов о своих первых пируэтах и ведущих партиях в Большом
Где опубликовано| © радио "Вести ФМ"
Дата публикации| 2017-01-04
Ссылка| http://radiovesti.ru/article/show/article_id/214650
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



АУДИОзапись по ссылке

Принц танца. В 19 лет Владислав Лантратов уже исполнял главную партию в Большом театре, а в свои 28 он занят здесь почти во всех постановках: "Щелкунчик", граф Парис в "Ромео и Джульетте", Базиль в "Дон Кихоте", злой гений - в "Лебедином...", Печорин - в "Герое нашего времени". Лауреат престижных танцевальных премий Лантратов - тот самый артист, чье имя в афише гарантирует аншлаг в зале. В цикле "молодые таланты на сцене Большого" премьера представляет корреспондент радио "Вести ФМ" Анна Владимирова.

Свои первые пируэты в главном театре страны он сделал в 13 - учеником балетной школы. К этому моменту Лантратов уже знал, что хочет жить в танце. Но когда девятилетним Владислав попал в зазеркалье Московской академии хореографии, то не сразу понял, что теперь в его судьбе все становится серьезно:

- Представляете, мальчишку приводят в школу, в огромное здание с 20-ю балетными залами, ставят к станку и начинает он что-то там ногами делать. При этом нельзя разговаривать, реагировать на то, что происходит за окном, в зале ли какие-то веселые ситуации. Нужно было соблюдать дисциплину. А для мальчишки 9 - 10 лет это нереально...

Рабочий день - как у взрослых: по восемь часов у станка, в танцклассах, на гимнастике. А мечты как у ребенка: танцуя пажа в "Спящей красавице", Владислав загадал, что когда вырастет, исполнит роль принца Дезире. И по иронии - в его богатом репертуаре до сих пор нет именно этой партии:

- Я люблю выходить на сцену и проживать жизни моих героев. Для меня это очень ценно. Мне безумно приятно, что есть поклонники, которые приходят на мои спектакли. Но у меня нет цели набрать публику. Мне интересно совершенно другое.

Чтобы "накачать" свою физику, танцовщик каждое утро идет на часовой урок - разминка, растяжка, прыжки. Потом - небольшая пауза, и дальше - опять "к станку" или на сцену.

- Лично для меня в начале пути, конечно, было сложно выдержать физически целый балет. Может быть, тебя хватало на одну вариацию, может быть, на один акт. А так, чтобы на целый балет - это пришло несколько лет назад.

Основная сцена Большого - одна из самых масштабных в Европе, ее размер - 21 метр на 21. И отношения с такой "громадиной" встраиваются постепенно. Иногда приходится быть упрямым, иногда покоряться. Главное - любить ее, что бы ни происходило, продолжает Владислав Лантратов:

- Она не прощает тебе ничего. Если ты не готов к ней, то она показывает, что ты еще не готов. И она тебя заставляет расти до ее уровня. По метражу, по объему работы она такая единственная. Всегда получаю удовольствие, выходя на нее. И мурашки бегают, когда ты выходишь на центр сцены перед спектаклем, зал еще пустой, горит только люстра, ты вдыхаешь аромат всего вокруг и понимаешь, что ты счастливый человек, что тебе повезло танцевать здесь.

Конечно, у него далеко не сразу все получалось. Были разочарования, разговоры за спиной, что не готов к ведущим партиям. Была и зависть. Впрочем, улыбается премьер, темные тени вокруг никогда не исчезнут. Просто не надо их замечать:

- Я не обращаю внимания ни на что. Могут как-то выводить из себя. Могут какие-то вибрации производить, чтобы тебе помешать. Опять-таки я не знаю, специально это делают или нет. Ну, бывает, но это мелочи. Моя работа - пойти на сцену станцевать спектакль... Конечно, раньше это чувствовалось больше. Меня сначала это выводило из равновесия. Но сейчас я пришел к тому, что мне вообще все равно. Я есть я. Это мой мир. Я туда никого не пускаю.

Владислав признается: ему легче танцевать отрицательных героев, чем положительных. Ведь зло намного ярче, у него больше красок. И еще - говорит премьер - не бывает легких партий. Даже самую короткую из них надо исполнить на пике искренности.

Изображение предоставлено ТАСС
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 04, 2017 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010402
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Лоран Илер внушает надежды
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2017-01-04
Ссылка| https://rg.ru/2017/01/04/loran-iler-vstupil-v-dolzhnost-hudruka-baleta-mamt.html
Аннотация|


Лоран Илер. Фото: Илья Питалев/ РИА Новости

Его имя сейчас учится выговаривать вся культурная Москва, а между тем Лоран Илер русскому балету не чужой. Можно сказать, крестный сын.

23-летнего Илера вытащил из глухого кордебалета Рудольф Нуриев через пару сезонов после вступления в должность директора балета Гранд опера. Юнец справился с одной крупной ролью, потом с другой, третьей; наконец, исполнил роль принца Зигфрида в "Лебедином озере" и получил из рук Нуриева статус этуали, звезды, закрепленной за артистом пожизненно.

До Нуриева этот статус был наградой не только за талант, но и за выслугу лет в иерархии, после долгой дорожки из кордебалета в маленькие солисты, средние солисты и так далее. Так что не будь волюнтаристского решения "сверху" беглеца из СССР, еще неизвестно, как бы сложилась судьба Илера. Как говорится, не факт.

И кстати о контексте: вечно выставляемый варваром Нуриев кроме Лорана Илера выдвинул еще пятерых - и четверо стали суперзвездами мирового масштаба, подняв парижский балет на утерянную было высоту. Припомните и их на всякий случай: Сильви Гиллем, Изабель Геррен, Мануэль Легри, Лоран Илер.

Если отбросить эту пророческую случайность, Илер - до мозга костей человек французской балетной школы, ее элита, ставящий в приоритет точность, внешнюю безусильность, чистейший благородный стиль и то неуловимое нечто, что принято называть одухотворенностью. У него громадный репертуар из классики, неоклассики, авангарда и постиндустриального танца (краткий список идолов хореографии занимает в энциклопедии четыре строки), громадный опыт работы приглашенной звездой в самых престижных театрах.

Сейчас ему 54 года (для сравнения главе Большого балета Махарбеку Вазиеву 55), и, что важно, новая должность ни разу не почетная пенсия выдающегося танцовщика. Карьеру он завершил десять лет назад, но уже до того работал репетитором и ассистентом хореографов в Гранд опера, а в 2011 стал заместителем железной мадам Брижит Лефевр, директора балета Парижской национальной оперы, полноценно участвуя в планировании репертуара и отвечая за весь производственный процесс. Потом директора сменили на сомнительного персонажа, и верный заместитель тоже ушел, в никуда. Злые языки сплетничали, что он активно искал работу.

Поначалу казалось, что сенсационное назначение случилось с подачи Брижитт Лефевр, дамы многомудрой и авторитетной: со времен отца русского балета марсельца Мариуса Ивановича Петипа француз не возглавлял российские труппы. Позже выяснилось, что назначение Илера стало достижением нового директора МАМТа Антона Гетьмана, пришедшего из Большого, и его советника Павла Гершензона, пришедшего из Мариинского.

Контракт с не известной миру суммой рассчитан на пять лет, официально Лоран Илер считается шефом с 1 января, по факту окончательно включится в работу после 10 января. По инсайдерской информации из театра про планы он "пока думает, вернее, додумывает", но ничего большего с уверенностью утверждать нельзя. Зато можно говорить, что в ближайшие пять лет в МАМТе будет интересно и как минимум нескучно.

Илер - человек французской балетной школы, ставящий в приоритет точность, внешнюю безусильность и благородный стиль

После нескольких сезонов разочаровывающего правления Игоря Зеленского, ныне благополучно перебравшегося в балет Баварской Штаатсопер, это внушает надежды.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Фев 07, 2017 10:51 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 04, 2017 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010403
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| С ковром и торшером
В пермской «Золушке» танцуют сотрудники КГБ и министр культуры

Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2017-01-04
Ссылка| https://lenta.ru/articles/2017/01/04/cinderella/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: пресс-служба Пермского академического театра оперы и балета

Хореограф Алексей Мирошниченко перенес действие классической сказки в советский 1957 год. В «Золушке» Пермского академического театра оперы и балета нет мачехи и падчерицы — есть прима главного театра страны (по совместительству — стукачка) и талантливая юная танцовщица. А еще есть коллега Мирошниченко — хореограф Звездочкин, в котором балетная молва опознает молодого Юрия Григоровича. Ну и, конечно, многочисленные чиновники Советского Союза.

Сергею Прокофьеву повезло — в истории постановок его балета нет «образцовой» версии, которой хранители традиций били бы по голове каждого хореографа, задумавшего выпустить свой спектакль. Такие версии есть у балетов Чайковского — это версии Мариуса Петипа; любая попытка поставить «Лебединое озеро» не по его лекалам объявляется в лучшем случае недомыслием, в худшем — кощунством. Прокофьеву же не досталось в постановщики гения, который бы «перекрыл кислород» последующим поколениям хореографов: мировую премьеру в 1945 году в Большом театре выпускал бодрый ремесленник Ростислав Захаров (автор единственного живого балета «Бахчисарайский фонтан»). Понятно, что тогда, в ноябре 1945-го, премьера была принята с восторгом: она была знаком восстановления мирной жизни, все еще трудной (и оттого особенно требующей сказок), но полной надежд. Но ощущения «теперь можно вот только так и более никак» в балетном мире не возникло — и с тех пор «Золушку» очень по-разному ставили не только в Европе (где, как известно, нет ничего святого и даже лебеди в «Лебедином озере» могут превратиться в мужчин), но и в СССР, а затем и в России. Из последних постановок самой яркой была «Золушка» Алексея Ратманского, сотворенная в 2002 году и до сих пор идущая в Мариинском театре; теперь к списку удач добавилась «Золушка» пермская.

В ней нет злобной мачехи и дур-сестриц, нет феи и дворца. Точнее, дворец есть — но это очень рабочий дворец, это оперный театр. Главная героиня — юная танцовщица, мечтающая о большой карьере. Соответственно, «поездка на бал» — это главное событие в премьере. Действие происходит в «Главном театре страны»; идет, как заявлено в либретто, 1957 год, и в этот самый театр приезжает солист Парижской оперы. Он приглашен для участия в премьере «Золушки» — но ему не нравится то, что делает штатный балетмейстер (здесь очень забавный эпизод, где постановщик заламывает руки и изображает страсть, как в немом кино) и с подачи зарубежной звезды министр культуры отдает постановку начинающему хореографу, который предпочитает ставить танцы, а не мимические сцены.

Только не надо воспринимать спектакль Алексея Мирошниченко как хронику реального Большого театра 1950-х годов. Да, конечно, начинающий хореограф Звездочкин (роль которого досталась Денису Толмазову) носит такой же свитер, какой мы можем видеть на архивных фотографиях Юрия Григоровича. И да — приход Григоровича в театр в балетной истории числится как победа «симфонического балета» над «драмбалетом». (Было такое явление в 1940-1950-х, идеологи которого утверждали, что танцевать на сцене надо только тогда, когда герои танцуют в реальной жизни, то есть, например, на балу; а вот на прогулке этого делать не стоит.) Но, во-первых, в реальном Большом «Золушку» все-таки ставил Захаров, который был главным проповедником «драмбалета», а во-вторых — представить себе, что приглашенный солист (какой бы он звездой ни был) будет выставлять дирекции театра требования в духе «вот у этого хореографа я не буду танцевать, а вот у этого буду» совершенно невозможно. Такого просто не бывало и не бывает ни в одном театре мира — но такой поворот сюжета нужен Мирошниченко для развития сказочного сюжета, и — почему бы нет? У сказки свои законы.

Сказка укрупняет и утрамбовывает реальность — и мелкие эпизоды, разлетающиеся в истории по разным временам и странам, собираются в один сюжет. Хроника отечественного балета не может обойтись без Екатерины Фурцевой — и вот она, пожалуйста, на сцене: решительный крестьянский шаг, широкий отложной воротник на дубовом советском костюме, властный жест. Фурцева (в свое время наворотившая в балете и добрых, и злых дел) становится в этом балете воплощенной Судьбой — выходит она под магическую и страшную музыкальную тему Времени, взлетает на стол, откуда раздает команды — и выглядит смешно и страшно. А еще в ней, вот этой диковинной тетке в зеленом сукне, содержится надежда отечественного балета, именно она дает ему шанс, позволяя работать хореографу Звездочкину. И вот это сочетание эмоций, которое хранится в балетной среде — смех, страх и благодарность — зафиксировано в «Золушке» Мирошниченко с необходимой точностью. С помощью Теодора Курентзиса, конечно, — ведомый дирижером оркестр MusicAeterna прорисовывает в музыке тончайшие грани этого Времени; и с помощью играющей Фурцеву Дарьи Зобниной, виртуозно отмеряющей в партии острый гротеск и тайную неуверенность героини в себе.

Никита Хрущев стучал ботинком по трибуне вовсе не по театральному поводу — но, безусловно, влиял на жизнь театра, как и на все в стране, — и вот он, пожалуйста, на трибуне, башмак снимается с ноги, Фурцева удерживает генсека от проявления слишком бурных эмоций. Большой балет в 1957 году не ездил на гастроли в Испанию (там, вообще-то, был генералиссимус Франко) — но у Прокофьева в партитуре прописаны «испанские» и «восточные» темы, и Испания вместе с каким-то востоком (возможно, Турцией?) становится символом выезда балетной труппы за границу «вообще». И, конечно, само путешествие труппы в зарубежном турне в спектакле Мирошниченко нарисовано по гораздо более поздним впечатлениям — это в 1960-х и особенно 1970-х артисты скупали все что могли в иноземных магазинах. (В спектакле сотворены гомерически смешные сцены «путешествия», где от эпизода к эпизоду прибавляется количество чемоданов у каждого гастролера, а в конце концов танцевальный народ, кроме сумок и пакетов, тащит еще торшер и свернутый длиннющий ковер.) При этом каждой прокофьевской сцене найдено точное соответствие в новом сюжете — без провисаний и притормаживаний.

Но вот что важно: строго выдерживая «гротескную» линию балета, которая в оригинале относится к мачехе и сестрам, здесь — к быту театральной труппы, где царствует прима-балерина Свистокрылова (ее играет Лариса Москаленко), ей поддакивают заслуженные артистки Присядкина (Елена Хватова) и Шенешкина (Лейсан Гизатуллина), — за которой присматривают три дежурных кагэбэшника (для них придумана отличная манера двигаться: руки солидно заложены за спины, а ноги суетятся, суетятся, суетятся, выдают героев) — Мирошниченко меняет, надламывает «лирическую» линию. Золушка, то есть юная балерина Вера Надеждина (эта партия досталась Инне Билаш), влюбляется во французского гастролера (Никита Четвериков). Чувство вполне взаимно — и паре поставлено очень красивое адажио в Александровском саду, где они гуляют после спектакля и где из-за каждого куста выпрыгивают кагэбэшники с фотоаппаратами. Но героев разлучают, причем прямо на кремлевском приеме: как только органы безопасности понимают, что у этой пары все серьезно, француза высылают из страны, а Надеждина получает статус невыездной и следит за зарубежными гастролями родного театра по газетным публикациям (так следила за триумфами коллег в свое время Майя Плисецкая — но Надеждина, конечно, не она). Из-за неосторожной попытки француза связаться с любимой ее и вовсе ссылают в Пермь (тогда — Молотов), и вот тут самое важное: к ней приезжает влюбленный в нее Юрий Звездочкин. Там они и остаются до старости (которая обозначена в последней сцене, где в ролях пожилых героев выходят лидеры театра прошлых лет). То есть — именно принца, своего французского принца Золушка так и не получила. Тем не менее получила… счастье? Или привычку, эту замену счастью, благодарность, дружбу? Понятно, что этот печальный финал предписан Мирошниченко печальнейшей же музыкой, которая обещает покой, но не обещает счастья.

Но разве покой — это так мало? Вот хромает по сцене старый дядя Яша, мастер по изготовлению пуантов (он в этом спектакле становится доброй феей, которая помогает юной балерине, дарит ей лучшие сделанные им туфли). Дяди Яши давно нет на свете, но он бредет со свечой в руках, и вместе с ним спокойно уходят Вера Надеждина и Юрий Звездочкин. Прожившие жизнь в Перми, любимые публикой, реализовавшие себя и не устраивавшие в главном театре страны империю имени себя. Сказка добрее и мудрее реальности.
-----------------------------------------------------
все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Фев 07, 2017 10:54 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 04, 2017 11:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010404
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, А. Петров
Автор| Роман Володченков
Заголовок| «Руслан и Людмила» на воронежской сцене
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-01-05
Ссылка| http://musicseasons.org/ruslan-lyudmila-na-voronezhskoj-scene/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


«Руслан и Людмила», финал спектакля. Фото Александра Самородова

Под занавес 2016 года Воронежский театр оперы и балета представил премьеру балета М. Глинки в версии В. Агафонникова «Руслан и Людмила» (постановка худрука «Кремлёвского балета» Андрея Петрова). Красочный, русский по духу спектакль по мотивам поэмы А. Пушкина и оперы М. Глинки оказался под стать артистам труппы и приглянулся зрителям, живо реагировавшим на его двухактное действие.

Впервые «Руслана и Людмилу» А. Петров поставил ещё в 1992 году. Тогда возглавляемому им театру шёл всего третий год. Перед хореографом стояла важная задача – не просто сочинить хороший спектакль, а сделать серьезную заявку на большой полнометражный, оригинальный балет. На деле же вышло так, что новый спектакль стал и визитной карточкой театра, и одним из самых востребованных произведений в репертуаре «Кремлёвского балета». Именно эти аргументы и послужили поводом для приглашения А. Петрова в Воронеж на постановку.

Подготавливая новую версию балета специально для воронежского театра, постановщик учёл специфику балетной труппы и индивидуальные особенности (количество артистов и направленность репертуара). В отличии от большого пространства кремлёвской концертной площадки, воронежская театральная сцена оживила и конкретизировала действие, дала возможность А. Петрову найти иные драматургические ходы. В результате чего отдельные эпизоды спектакля подверглись небольшим сокращениям, а насыщенная актёрская составляющая действия сыграла на пользу многим талантливым артистам балетного коллектива.

Как и почему оперная музыка могла стать основой балета «Руслана и Людмилы»? Ответ на этот вопрос несложный: А. Петров увлекся богатой образами оперой выдающегося русского композитора М. Глинки. Её лирическая напевность и популярный сюжет спровоцировали хореографа на творческий эксперимент: взять пусть не балетную, но известную классическую музыку на слуху и вдохнуть в неё танцевальное содержание. В этом деле хореографу и помог композитор Владислав Агафонников, сделавший оркестровую версию произведения для балета и создавший в нём некоторые тематические связки.

В «Руслане и Людмиле» ощущается явное воздействие многофигурных композиций из гранд-балетов Мариуса Петипа («Сады Наины»), гармоничное сочетание танца и пантомимы можно отнести на счёт практического опыта, взятого Петровым буквально из рук мэтра драмбалета Ростислава Захарова, а пластически содержательные, глубокие по смыслу монологи (монолог Руслана, плач Светозара) убедили в прямом влиянии на хореографа творчества Юрия Григоровича. Однако, несмотря на различные влияния, спектакль смотрится как целостное танцевальное полотно, в котором чувствуется преемственность различных традиций. И в этом главная удача А. Петрова, сумевшего сохранить и приумножить эти традиции.

Значительную роль в восприятии зрителями пушкинского балета сыграло художественное оформление Марины Соколовой (1939˗1992), чьи декорации и костюмы были бережно восстановлены под руководством главного художника Воронежского театра оперы и балета Валерия Кочиашвили. Создавая визуальные образы спектакля, Соколова решила обратиться к истокам русского народного творчества. Её сценические картины напрямую связаны с фольклорными, сказочными персонажами (русалками, жар-птицами, совами, котом Баюном). Очевидно, что художник черпала своё вдохновение из разных форм народного творчества: из хохломской и городецкой росписи, из рисунков вологодского кружева и павловопосадских платков, из пластических форм дымковской игрушки.

Одно из важных достоинств спектакля – это наличие в нём разных по характеру и масштабу ролей, где смогли проявить себя артисты небольшой, но даровитой труппы. Так, главная партия Людмилы была отдана опытной, лирического склада танцовщице Светлане Носковой. Вдохновенно и темпераментно исполнил партию Руслана Иван Негробов, в чьём арсенале – и свободная техника, и артистизм, и премьерская подача. Яркие актёрские краски для создания образа трусливого и норовистого варяжского витязя Фарлафа подобрал Дмитрий Трухачёв. Стройный, пластически одарённый Михаил Ветров смело показался в партии хазарского хана Ратмира. Хазарская княжна Горислава Екатерины Любых увлекла мягкой, завораживающей пластикой восточной девушки, верной своему возлюбленному Ратмиру. Коварную колдунью Наину исполнила артистичная, обладающая лёгким прыжком Яна Черкашина. Драматичная танцевальная партия Светозара досталась Денису Каганеру, создавшему колоритный образ русского князя – отца Людмилы. Волшебник-карлик Черномор в интерпретации Вадима Мануковского выглядел не страшным злодеем, а наивно злобствующим, напыщенным царьком, могущество которого кончалось после того, как Руслан лишал его длиннющей бороды. Старательно и чисто по рисунку справились со всеми своими партиями артисты кордебалета (артисты в гриднице, воины Головы, девы Наины, свита Черномора).

Большую и трудоёмкую репетиторскую работу с артистами провели педагоги воронежского театра Людмила Масленникова и Пётр Попов. Серьёзную поддержку им оказала педагог-репетитор из «Кремлёвского балета» Жанна Богородицкая – одна из первых и самых ярких исполнительниц партии Людмилы. Энергия же главного балетмейстера театра Александра Литягина позволила мобилизовать балетную труппу, в результате чего артисты смогли проявить свои лучшие исполнительские качества.

Оркестр под управлением дирижёра, художественного руководителя театра Андрея Огиевского продемонстрировал внимательное отношение к драматургии музыкального произведения, а также к танцевальным темпам.

Появление балета «Руслан и Людмила» в репертуаре Воронежского театра оперы и балета – знаковое событие, связанное с восстановлением лучших традиций классического балета. Этот спектакль имеет значительную перспективу роста популярности у зрителей по многим параметрам (сюжет, музыка, хореография, художественное оформление), но, прежде всего, из-за верности вечным ценностям – дружбе и любви. Развитие репертуарной политики в подобном ключе, несомненно, принесёт театру и успех и стабильное существование.
---------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 06, 2017 10:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010501
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Юрий Григорович: «Годы в Большом прошли не напрасно»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2017-01-04
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/dostoyanie/150260-yuriy-grigorovich-gody-v-bolshom-proshli-ne-naprasno/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Юрию Григоровичу исполнилось 90 лет. Три десятилетия он возглавлял Большой балет. Затем создал авторский театр в Краснодаре и снова вернулся в ГАБТ. Юрий Николаевич внимательно следит за состоянием своих спектаклей, руководит конкурсами и фестивалями, ставит балеты по всему миру — такой работоспособности вправе позавидовать любой молодой художник.


Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Весь год в разных странах будут чествовать выдающегося хореографа, чье творчество во многом определило судьбу классического искусства в планетарном масштабе. В Большом театре стартовал грандиозный фестиваль в честь юбиляра: на протяжении двух месяцев труппа покажет все спектакли Мастера. После «Щелкунчика», открывшего торжества, «Культура» побеседовала с легендарным балетмейстером.

культура: Вы аккуратно рассуждаете о современном искусстве, никогда не даете ему оценок и часто напоминаете о времени, которое все ставит на свои места.
Григорович: Во всяком случае, многое. Мелкое и наносное оно стирает, не засоряя вечность.

культура: Судьба распорядилась так, что сегодня Ваши спектакли — основа репертуара Большого. Показать их в формате фестиваля — Ваша идея?
Григорович: Пришла пора, и вопрос о праздновании юбилея возник естественно. Об этом мы говорили с генеральным директором театра Владимиром Уриным. Я сформулировал свои пожелания. Думал, если доберусь до этой даты (ведь афиша формируется заблаговременно), интересно будет увидеть свои спектакли именно в рамках фестиваля. Все-таки сейчас на сцене Большого их одиннадцать, это и версии классического наследия, и оригинальные сочинения. Такая панорама была бы любопытной, и театр откликнулся, поскольку мои постановки делают сборы, до сих пор идут с успехом, хотя многие созданы очень давно.

культура: От «Щелкунчика», начавшего торжество в день Вашего рождения, получили удовлетворение?
Григорович: Я бы не говорил об удовлетворении. Скорее, испытал некое особое чувство, понимание того, что годы в Большом прошли не напрасно.

Отлично танцевали все: от исполнителей главных партий Нины Капцовой, Артема Овчаренко, Дениса Савина до кордебалета. Показали настоящий и высокий уровень Большого балета.

культура: У спектакля, любимого и зрителями, и артистами, судьба счастливая. Ваша сказка не безмятежна и даже немного печальна.
Григорович: «Щелкунчика» я поставил полвека назад. Сюжет выстроил совершенно не такой, как у Петипа. Девочка-подросток начинает свою жизнь в маленьком уютном немецком городке, и в новогоднюю ночь эта жизнь выходит за стены комнаты, на простор, где встречаются не только радости, но и препятствия. Елка растет и становится своеобразной лестницей в небо. По ней вместе с друзьями-куклами, обижаемыми злым Мышиным королем, герои, спасаясь, поднимаются над землей. В какой-то степени тут история о созревании человеческой души. О чем может грезить барышня 15–16 лет? Конечно, о женихе, о прекрасном принце. В волшебном царстве мечта сбывается. Проснувшись, она понимает, что дома, в своей комнате. Все исчезает как сон, но она уже — другая.

культура: Грустно, что счастье может случиться только во сне.
Григорович: Не преувеличивайте, Мари прошла путь, она попрощалась с детством, и впереди — целая жизнь с большими надеждами. Смысл любого спектакля — не в пророчествах, а в том, чтобы рассказать историю, что тронет и увлечет зрителей.

культура: Вы намерены смотреть все спектакли фестиваля?
Григорович: Нет, конечно. Важно, чтобы публика смотрела. На какие-то я буду приходить, но всю программу мне просто не осилить. Знаете, видеть свой балет — дело нелегкое. Не развлечение. Ты внутренне исполняешь все движения с каждым артистом, следишь за декорациями, за светом, за восприятием зрителей. Иначе не получается. Я всегда выхожу после представления с ощущением, что станцевал весь спектакль и в полную силу. Для меня это слишком большая нагрузка.

культура: Вы просили, чтобы со сцены не звучало никаких громких слов. Тем не менее Вас тепло поздравили директор театра и руководитель балетной труппы. Махар Вазиев сказал, что так же, как Мариинский является домом Петипа, Большой можно по праву называть домом Юрия Григоровича. Лучший балетный зал ГАБТа теперь будет носить Ваше имя. Знали об этом заранее?
Григорович: Не знал. Это скрывали и понятно, почему: хотели преподнести сюрприз. В некоторых театрах уже существуют залы моего имени. Что приятно, значит, кто-то вспоминает. Есть разные мемориальные залы: Улановой, Семеновой, теперь появится и Григоровича. Рад, что артисты не будут забывать тех, кто для Большого сделал немало.

культура: Накануне фестиваля в Бахрушинском музее состоялось открытие выставки под названием «Эра Григоровича», она тоже продлится два месяца. Какие впечатления?
Григорович: Замечательные. Получил большое удовольствие. Низко кланяюсь музею, подготовившему столь богатую экспозицию. Сделали для меня огромнейший подарок — спасибо. С любовью собраны афиши, фотографии, эскизы, костюмы. Тщательно просмотрена вся моя жизнь — спектакли, друзья, коллеги. Экспонаты передают моменты созидания, когда мы вместе с артистами готовили роли, большинство из них уже не танцуют, а многих и нет с нами.

культура: Немало снимков, где Вы вместе с легендами мирового балета: Рудольфом Нуреевым, Роланом Пети, Сержем Лифарем. Есть ажурная картинка, созданная руками Наталии Бессмертновой, теплые семейные фото и репортаж из какого-то экзотического южного зоопарка. Раритетов столько, что разглядеть их за один раз просто невозможно.
Григорович: Многие фотографии мне известны, но немало и тех, что для меня удивительны, незнакомы. Каждая — часть жизни, что складывалась из постоянной работы. Огромное счастье вспоминать прожитое, и количество экспонатов позволяет судить о том, что удалось сделать немало. Я, несомненно, приду сюда еще, когда будет поменьше народа, и рассмотрю все более внимательно.

культура: Ваш юбилей отмечает весь балетный мир. Мариинский возобновил «Каменный цветок» в Вашей новой редакции. Успех этого балета в свое время был оглушительным, на премьеру начинающего хореографа отозвались все практики и теоретики танца. Одним из первых оказался Дмитрий Шостакович, отметив, что спектакль представляет все лучшее из области хореографии.
Григорович: Создание «Каменного цветка» запомнилось мне совсем другим. Меня сразу взяла в плен таинственность сказа Павла Бажова. Почти шесть десятилетий назад мне дали попробовать поработать с начинающими артистами, а потом, уже после показа, решить, что делать дальше. Мы этот балет готовили в неурочное время. Заканчивались дневные репетиционные часы в театре, и до начала вечернего спектакля мы занимались. Самостоятельно — с Ирой Колпаковой, Аллой Осипенко, Анатолием Гридиным, Александром Грибовым; тогда все были молоды. Опекала нас Татьяна Михайловна Вечеслова, она стала репетитором «Каменного цветка». Симон Вирсаладзе придумал малахитовую шкатулку, ее отворенные грани обозначали разные места действия. Поначалу его увлекли образы цыган, которых он помнил по пению в популярных ресторанах 1920–30-х годов.

культура: Вам важно возвращение Ваших спектаклей в репертуар?
Григорович: Конечно. «Каменный цветок» шел в Мариинском, тогда Кировском, театре очень долго, потом случилась пауза, и сейчас он вернулся. Я этот балет ставил много — и за границей, и в российских городах. Он, как ни странно, всегда имел успех. Каждый раз я не механически переносил хореографию, а что-то модернизировал, улучшал, как мне кажется. Вот и в Мариинском получился не совсем тот спектакль, что впервые поставлен 60 лет назад. Многое сделано заново, что-то изменено. Исполнители — новая поросль труппы, и мне было с ними интересно. Я всегда любил работать с молодыми. Очень хорошо репетировал кордебалет.

Вообще с нынешним поколением танцовщиков у меня складываются добрые связи, возникает атмосфера взаимного создания спектакля. Я словно вновь сочиняю хореографию. Иногда забываюсь и говорю: «Вспомните, как это было…» И понимаю, что они появились на свет гораздо позже и в другом мире. Изменилось все: жизнь, искусство, отношения.

культура: Новые исполнители попадают в непростую ситуацию сравнения с великой плеядой, воспитанной Вами: Наталия Бессмертнова, Екатерина Максимова, Марина Кондратьева, Светлана Адырхаева, Владимир Васильев, Михаил Лавровский, Юрий Владимиров, Марис Лиепа — всех и не перечислить.
Григорович: Я никогда специально не выращивал звезд, даже не задумывался об этом. Делал свое дело, танцовщики мне помогали, и вместе мы создавали спектакль. Великой ценностью всегда считал труппу Большого театра в целом и потому приглашал тех, в ком видел индивидуальный талант. Имен называть не буду — их очень много.

культура: Нынешняя молодежь мечтает работать с Вами. Не слышала ни от кого ни одного скептического замечания по поводу хореографии Григоровича.
Григорович: Приятно узнать. Мне кажется, я всегда был заодно с актерами. Да и сам я — актер, немало протанцевал на сцене Мариинского театра. Понимаю, насколько это трудно, как огорчительно воспринимается замечание, полученное исполнителем. Хотя, наверное, на репетициях бывал всяким, в этом нет ничего удивительного. Такая профессия, не позволяющая быть дамой, приятной во всех отношениях.

Что касается звезд, то в их появлении нет никакого регламента: порой рождается много талантливых артистов, а иногда — нет. Все — природа, с ней не поспоришь. Сейчас немало самобытных танцовщиков с крепкой техникой и яркой индивидуальностью.

культура: От количества того, что Вы успели за последние месяцы, кружится голова: «Каменный цветок» в Мариинке, восстановление «Золотого века», перенос «Раймонды» с Новой сцены на Историческую — в Большом, без паузы вылетели в Мюнхен для постановки «Спартака». А до этого — работа в Уфе, Сочи, Сеуле. Что Вас подталкивает к такому напряженному ритму?
Григорович: Желание работать. Возраст есть возраст. Не буду же я Вам говорить, что бодр, как раньше. Но интерес к творчеству не ослабевает. Мой дед шутил: «Все умрут, и я, быть может».

культура: Секрет долголетия не раскроете?
Григорович: Папа и мама. Гены.

культура: Нынешний год объявлен годом Стравинского. Вы ведь знали его?
Григорович: Со Стравинским встречался в Лос-Анджелесе, где он отдыхал, а мы были на гастролях. Мне посчастливилось: наш импресарио Сол Юрок познакомил меня с Игорем Федоровичем, и я провел несколько дней с ним, буквально с утра до ночи. Приезжал рано, сидели и разговаривали. Он очень интересовался тем, что происходит в России, как «смотрят» на родине на его музыку. А тогда смотрели не очень хорошо, но все-таки уже начинали к ней прислушиваться. Стравинский спросил, сможет ли его музыка зазвучать в Большом театре. Я сказал, что мы только-только возобновили его шедевры «Петрушку» и «Жар-птицу», поставленные в Дягилевской антрепризе, и привезли на гастроли «Весну священную» в хореографии наших молодых балетмейстеров. Мне очень хотелось, чтобы он увидел этот спектакль. Но, к сожалению, не случилось. О балете мы много говорили. Я, кстати, узнал у Стравинского, какая из мировых постановок «Весны священной» ему кажется наиболее соответствующей его музыке и идее. Ответил он не сразу, а подумав, сказал: «Все-таки лучшая версия была у Нижинского». Я не скрыл своего удивления: «Как? Вы, по-моему, и сами заявляли, и все Вас цитировали, что этот спектакль «Русских сезонов» оказался неудачным или не очень удачным, во всяком случае». Стравинский вновь помолчал и произнес: «Мало ли что я говорил тогда. С возрастом, молодой человек, я меняю свое мнение, как-то иначе многое воспринимается по прошествии лет. Сейчас думаю, что версия Нижинского была самой верной и интересной из всех, что я видел». И очень мне близко определение классики по Стравинскому — как торжества порядка над произволом.

культура: В афише Вашего Краснодарского балета два спектакля на музыку Стравинского — «Жар-птица» и «Петрушка». Пополнить репертуар театра кубанской столицы «Весной священной» Вацлава Нижинского не планируете?
Григорович: В Краснодаре я делал вечер к столетию «Русских сезонов» из балетов выдающегося хореографа Михаила Фокина. «Весну священную» Нижинского почти никто не помнит, она — ушла, и люди, утверждающие, что они по каким-то сохранившимся спискам и записям на полях нотных тетрадей ее восстановили, лукавят. Лично я этому не верю. С моей точки зрения, «Весна священная» Владимира Василева и Наталии Касаткиной — самая интересная из всех, что я видел за границей и у нас. О ней я и рассказывал Игорю Федоровичу.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Фев 07, 2017 11:02 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 06, 2017 11:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010502
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Александра Тихомирова
Автор| Ольга САВИЦКАЯ
Заголовок| Ноты, зарифмованные в танце
Хореограф Александра Тихомирова о преградах и победах в балетной профессии

Где опубликовано| © Газета «Народная газета»
Дата публикации| 2017-01-05
Ссылка| http://www.sb.by/articles/noty-zarifmovannye-v-tantse.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Первая балетная премьера нынешнего театрального сезона в Большом театре Беларуси состоялась в декабре: балет “Сонеты” на музыку Питера Уорлока и Ральфа Воана-Уильямса поставила хореограф из Петербурга Александра Тихомирова. Она приехала работать в Минск несколько лет назад и на ее счету уже далеко не одна яркая постановка. Сегодня Александра в гостях у “Народной газеты”



В Мариинский театр Александра Тихомирова пришла перспективной молодой танцовщицей. После окончания хореографического училища ей поступили приглашения из восьми театров.

— Нас набирали специально в программу по возрождению творчества Леонида Якобсона в стенах Мариинского театра. Ученики Якобсона, те, на кого он сам когда-то ставил, искали артистов “штучно” — по всему Советскому Союзу. Ведь Якобсон ставил свои балеты на индивидуальности. В 19 лет получилось станцевать Pas de catre, “Секстет”, “Родена”, “Свадебный кортеж” Якобсона на сцене Мариинского. Танцевала и классику: “Жизель”, “Шопениану”, “Арлекинаду”, “Фестиваль цветов”. Мы танцевали и в “Мариинке”, и в Эрмитажном театре. Этим проектом руководил Олег Михайлович Виноградов. С нами работала сама Ирина Давыдовна Якобсон. Это был театр в театре.

Оттанцевав четыре года, она закончила карьеру балерины и стала одним из самых молодых петербургских балетмейстеров.

— Я хотела только танцевать, и для этого было все: красный диплом, предполагающий ведущий репертуар, Мариинский театр, успешные первые два года работы и перспектива. О том, что карьера репетитора-балетмейстера начнется в 22 года, я, конечно, не мечтала. Если бы мне в мои 18 лет сказали, чем я буду заниматься через 20 лет, я не поверила бы. Хотя педагогическую стезю мне предрекали еще в училище, потому что были предпосылки. Для моих близких людей и педагогов мой уход из театра стал потрясением. Но был целый ряд причин. Целый клубок. Я тогда посчитала, что больше не могу.

Мое творчество как балетмейстера началось с работы в драматическом театре, в мюзиклах, в опереттах, в Театральной академии. Одновременно я училась у Никиты Александровича Долгушина в консерватории. Мой первый спектакль-реставрация “Эсмеральда” был сделан в 24 года. С Никитой Александровичем мы поставили этот балет в трех театрах, в том числе в Большом театре Беларуси. Мы вместе выпускали спектакль в Минске 16 лет назад, я была его ассистентом.

После окончания консерватории Долгушин сразу взял меня репетитором к себе.

Я имела возможность и давать классы, и работать над большим репертуаром, который состоял из таких спектаклей, как “Шопениана”, “Лебединое озеро”, “Спящая красавица”, “Жизель”, “Сильфида”, “Кармен”, фокинские балеты Серебряного века и другие. Параллельно преподавала в Санкт-Петербург-ской государственной академии театрального искусства. Если Никита Александрович меня отпускал, ездила ставить в других театрах. В общей сложности за 20 лет сделала более пятидесяти постановок в разных театрах, разных странах.

В Большом театре Беларуси Александра Тихомирова работала как ассистент балетмейстера-постановщика Никиты Долгушина над балетами “Жизель” и “Сильфида”. Она стала автором хореографии и постановщиком танцевальных сцен в операх “Снегурочка”, “Аида”, “Евгений Онегин”. Затем Александра была приглашена на постоянную работу в Большой театр Беларуси в качестве балетмейстера-постановщика.

— XX век дал женщине возможность быть творцом в искусстве. Я считаю это достижением, хотя феминизм мне чужд. Но, конечно, чтобы осуществлять свой замысел, нужны силы, прямо скажем, неженские. В свое время мой учитель Никита Александрович Долгушин говорил мне: у тебя мужские мозги.

И известный петербургский театральный критик Елена Всеволодовна Третьякова в своей статье о “Щелкунчике” писала, что в этом спектакле “взгляд хореографа — не расслабленно-женский”. Но трудно говорить о себе, я ведь нахожусь в процессе, в материале. Женщин-хореографов не очень много и у нас, и в Западной Европе. Потому что слово “творец” подразумевает все-таки мужчину. Мужчина мыслит глобально, женщина детально. Так же и в искусстве: мужчина смотрит глобально, а женщина пытается все детализировать, разобраться в мелочах. Наверное, в этом разница. Редкой женщине удается преодолеть эту детализацию и выйти на какой-то другой уровень, когда ты видишь не отдельно дом или улицу, а целый город как минимум.

За пять лет Тихомирова поставила на белорусской сцене балет “Щелкунчик, или Еще одна рождественская история” Петра Чайковского, классические балеты “Па-де-катр” и “Праздник цветов в Чинзано”, “Маленький принц” на музыку Евгения Глебова. Она стала автором редакции 4-го акта балета “Лебединое озеро”, поставила одноактный балет “Сонеты”.

— Невозможно делать спектакль, если ты не понимаешь героев с точки зрения своей собственной жизни. Для меня это однозначно. И в “Щелкунчике”, и в “Маленьком принце” каждый персонаж прошел через меня и в каждом есть частица моей жизни, моего понимания мира. Любое произведение искусства — это художественное преломление действительности в душе и сердце человека, который его создает и выносит на зрительский суд.

“Сонеты” — бессюжетный камерный спектакль, состоящий из отдельных номеров, но объединенных единой темой, одной смысловой задачей, общими героями. Так же, как и поэтическая форма под названием “Сонеты” — не связанные между собой стихотворения, объединенные общей идеей. Мы постарались, насколько это возможно, отобразить ту гамму чувств, которая звучит в знаменитых 154 сонетах Шекспира.

В июне планируется премьера еще одного балета — “Орр и Ора”, над постановкой которого будет работать Александра. Хореографию она продумывает уже сейчас.

— Это российско-белорусский проект. Мы будем делать его в содружестве с Петербургом, что мне очень приятно. Либретто мы подготовили совместно с Вячеславом Адамовичем Заренковым. Музыка питерского композитора Михаила Крылова в аранжировке и музыкальной редакции белорусского композитора Олега Ходоско. Постановочная группа — вся команда, которая делала “Маленького принца”: и художник-сценограф Вячеслав Окунев, и Виктория Вторникова, и Елена Злотникова. В основе сюжета — история любви, это почти притча вне временных и национальных признаков.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17088
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Янв 07, 2017 10:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017010601
Тема| Балет, Большой театр, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Беседовал Валерий ИВАНОВ
Заголовок| Юрий Григорович: «Достоинство артиста – в служении искусству»
Где опубликовано| © Газета "Музыкальный Клондайк"
Дата публикации| 2017-01-02
Ссылка| http://www.muzklondike.ru/announc/205
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



2 января 2017 года - 90 лет со дня рождения выдающегося хореографа, балетмейстера и педагога Юрия Григоровича. Это имя известно любителям балетного искусства всего мира. За свою долгую творческую жизнь Григорович сочинил и поставил десятки балетов, многие из которых единодушно признаны шедеврами. В их числе «Каменный цветок», «Легенда о любви», «Щелкунчик», «Спартак», «Иван Грозный», «Ангара», «Ромео и Джульетта», «Золотой век».

Судьбы знаменитых деятелей культуры – личностей неординарных, не вписывающихся в общепринятые стандартные рамки, складываются подчас драматично. Не миновала сия чаша и Григоровича. Более 30 лет он возглавлял балетную труппу Большого театра. «Гениальный хореограф с плохим характером» - так назвал его композитор Арам Хачатурян в день премьеры в Большом театре балета «Спартак». Григорович прослыл диктатором, превратившим Большой в театр одного балетмейстера. В 1990 году из уст Владимира Васильева довелось услышать: «Мы потеряли слишком много из старого багажа, из старого репертуара. Практически ушли в небытие творения Лавровского, Вайнонена, Чабукиани, Якобсона, Захарова - их сильные, эмоциональные балеты, с которыми были связаны многие выдающиеся имена исполнителей».

Именно Григорович в 1985 – 1990 годы уволил из театра целую плеяду достигших пенсионного возраста звезд, в числе которых Марис Лиепа, Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Михаил Лавровский, Майя Плисецкая. В 1995 году в результате конфликта Григорович покинул Большой театр, к сотрудничеству с которым вернулся в 2001 году. С 2008 года Григорович - штатный балетмейстер Большого театра. На его сцене возобновлены лучшие постановки мастера.

Будучи исключительно яркой, противоречивой и во многом неоднозначной личностью, Григорович отнюдь не производит впечатление мягкого и легкого в общении человека. Получить у него интервью оказалось задачей не из простых: «Я вообще даже в профессиональные журналы такие интервью даю мало, а вы хотите, чтобы я ответил вам на все вопросы сразу». И все же в разные годы удалось несколько раз побеседовать с мэтром, узнать о том, что его волнует, услышать откровения, связанные с самыми актуальными вопросами хореографического искусства.

- Юрий Николаевич, можете ли Вы назвать самый любимый из поставленных Вами балетов?

- Об этом трудно говорить. Балеты ставились в различные периоды моего творчества, и все они мне дороги, потому что делал их именно я. Каждый балет имеет свою историю, оставил свой след в душе.

- Ощущали ли Вы длившийся многие годы отрыв труппы Большого театра от мировой хореографии?

- Почему только труппы Большого театра? Вся страна находилась за железным занавесом и была оторвана от мировой культуры. И естественно, целый ряд процессов, которые шли в мировом театре, в мировой живописи, политике - во всем, чего ни коснись в жизни, прошли мимо нас.

- Наши отечественные хореографы нечасто ставили в Большом театре.

- Совершенно с этим не согласен. За тридцать лет у меня было представлено колоссальное число - около пятидесяти - наших хореографов. Просто какой-то дурак сказал, что я никого не пускаю. Начиная с Касьяна Голейзовского и кончая моими учениками Бобровым и Меланьевым, они ставили и спектакли, и концертные номера. На сцене Большого театра дебютировали как хореографы Васильев и Плисецкая. Можно назвать Мессерера, Виноградова, Петрова, Майорова, Лавровского. Некоторые поставили по несколько балетов.

- Вас часто упрекали в недостаточной симпатии к современным западным хореографам.

- Каждый из нас работает в соответствии со своими силами и способностями. Если бы я жил на Западе, может быть, работал бы иначе. Возможно. Но я жил здесь и работал так, как есть.

- Существует ли, на Ваш взгляд, соперничество между московской и петербургской школами?

- Любое соперничество - это очень хорошо. Оно всегда существовало и будет существовать. Почему бы и нет? Я и сам восемнадцать лет проработал в Ленинграде, а уже потом более тридцати в Москве.

- Юрий Николаевич, как Вам жилось после ухода из Большого театра?

- Из Большого театра я ушел сам, так как был не согласен с политикой, которую в нем проводили. Почти пять лет не был в Большом театре, не имел к нему никакого отношения и о том, что происходило в его стенах, узнавал только из статей в газетах. Все эти годы я продолжал трудиться – и в нашей стране, и за рубежом. Время, как говорится, даром не терял. Это были большие работы. Ездил куда приглашали. Ставил спектакли в Уфе, Кишиневе, Краснодаре, Минске, Тбилиси. Вот в Самаре поработать не довелось. Это не то что дорого… Просто должен посмотреть труппу, и если понравится – буду делать с ней то, что хочу.

- Не травмировала ли Вас необходимость работать с труппами, уступающими по классу балету Большого театра?

- Нет. Я работаю везде одинаково, в полную силу. Конечно, коллективы везде разные и к каждому поначалу нужно привыкнуть. Для каждого театра всегда делаю свою определенную редакцию балета. Да и вообще, по прошествии времени на свои спектакли смотрю уже несколько иначе. Так что никаких моральных травм у меня не возникало. Всегда ставил что хотел и очень доволен, что такой период у меня был.

- Сегодня в провинциальных балетных труппах наблюдается значительный отток артистов.

- К сожалению, это так. Условия для артистов балета в провинции очень трудные, даже драматичные. Мы это знаем. Люди вынуждены уезжать на заработки. Такова общая тенденция.

- И все-таки планка нашего балета продолжает сохраняться?

- Все зависит от тех людей, которые стоят во главе конкретной труппы, работают с людьми, от местных властей. Вот, например, в Краснодаре и мэр, и губернатор были заинтересованы в сотрудничестве со мной, и это дало свои плоды. Я работал там с удовольствием.

- Кого из множества Ваших учеников Вы считаете «своими» танцовщиками?

- Я работал с очень многими танцовщиками и каждого по-своему люблю. Выставлять же отметки не собираюсь. Не хочу.

- Тяжело ли Вам расставаться с людьми, с которыми довелось много лет работать вместе?

- Разрывы бывают и по моей инициативе, и по инициативе танцовщиков. Какой-то период идем вместе, в ногу. Потом расходимся. Ничего удивительного и никакой трагедии в этом нет.

- Может ли хореограф вашего уровня не быть деспотом?

- Что значит деспот? В любом деле должна быть дисциплина. Если ее нет, все кончается. В искусстве тем более. Только при очень слаженной работе может быть какой-то общий результат. Я стараюсь поддерживать дисциплину. Деспотизм же подразумевает насилие, а я никогда никого не насиловал. Кто хотел со мной работать - работал, кто не хотел - нет.

- Начиная со второго Московского международного конкурса артистов балета, а затем и хореографов, Вы являетесь постоянным председателем его жюри. Какой из конкурсов Вам запомнился особо?

- Наверное, самый первый. Он был очень интересен своей новизной. Помню, какой был всеобщий интерес, ажиотаж, какая чудесная атмосфера. Это был национальный праздник, что, к сожалению, постепенно ушло. Тем не менее уровень московского конкурса как правило очень высокий. Можно гордиться тем, что жюри практически никогда не ошибается. Почти все наши предсказания сбываются: творческие судьбы лауреатов как правило складываются удачно. Впрочем, после каждого конкурса нас упрекают в том, что не тому дали награды. Но проходит время, и сама жизнь подтверждает нашу правоту.

- Какими критериями Вы руководствуетесь при оценке танцовщиков?

- Судьбу танцовщиков решает, конечно же, не число выполняемых ими туров. Прежде всего должен быть профессионализм, а это сочетание техники, артистизма и массы других качеств, которые создают собственно актера. Танцовщик должен выразить своим телом внутреннее состояние души. Это самое ценное.

- Восьмого января – день рождения Галины Улановой. Какие чувства Вы испытываете при воспоминании о ней?

- Мне посчастливилось работать с Галиной Сергеевной, видеть ее, быть занятым в Ленинграде в спектаклях, в которых она участвовала, когда приезжала из Москвы. Надо было ощутить атмосферу, которая царила в те вечера в зрительном зале. Уланова – удивительная, магическая личность. Я ее никогда не забуду. И мы, артисты, и зрители пребывали под властью гения. В последние годы она была учителем сцены, всегда оставаясь скромной и требовательной. Так случилось, что я дважды участвовал в открытии памятника Галине Сергеевне Улановой. Первый раз – при ее жизни в Ленинграде. В памяти навсегда остался тот осенний день, аллея Героев, бюст Улановой работы великого скульптора Аникушина. Помню сколько было народу. Помню незабываемый вечер в «Астории», где мы столько вспомнили о своей жизни… Многое мы подчас забываем. Но не нужно забывать, что когда Большой балет как птица из клетки вырвался и начал ездить по всему миру, на его знамени была Уланова. Пятьдесят с лишним лет вместе с балетом Большого театра она несла миру русскую, советскую культуру, была ее символом. Так вышло, что свое 70-летие я отмечал за границей. В тот день я получил от Улановой телеграмму: «Помню, люблю, целую». Я не могу сегодня ее поцеловать, но помнить и любить ее буду всю свою оставшуюся жизнь.

- В чем, на Ваш взгляд, состоит достоинство артиста?

- О каком достоинстве идет речь? Артисты - нормальные люди и в человеческом смысле не должны быть какими-то иными. Достоинство каждого артиста – свято служить своему искусству. Все!


Фото Юрия ПОЛЯКОВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика