Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 24, 2016 10:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122401
Тема| Балет, ГКД, Christmas балет-гала, Персоналии,
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Балетный гала в преддверии Рождества
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-12-24
Ссылка| http://musicseasons.org/baletnyj-gala-v-preddverii-rozhdestva/
Аннотация|

Уже второй год подряд на сцене Государственного Кремлёвского дворца в середине декабря проходит праздничный концерт звезд мирового балета «Christmas балет-гала». Его режиссером-постановщиком и ведущим выступает известный танцовщик и продюсер, народный артист России Андрис Лиепа.




Рождественский гала, несомненно, привлекает публику, которая любит балет и во многом связывает этот вид искусства с миром волшебства и прекрасной сказки. Стремясь посетить такой концерт, зрители уже начинают предвкушать праздник. Ведь Рождество и Новый год – самые любимые и ожидаемые праздники!

Программа нынешнего «Christmas гала» состояла из двух отделений. В первом Лиепа представил легендарный балет дягилевских сезонов «Шехерезада» в исполнении артистов театра «Кремлёвский балет», а во втором – не менее легендарное «Видение розы» и пять классических па-де-де.

Андрис, будучи галантным и обаятельным ведущим, перед каждым отделением концерта выходил на сцену и старался не только интересно рассказать о последующих выступлениях артистов, но и создать атмосферу праздника, связанного с нарядной, украшенной игрушками елкой и подарками.

«Шехерезада» в хореографии Михаила Фокина (возобновленная А. Лиепой) на музыку Н. Римского-Корсакова, к сожалению, уже около двух лет отсутствует в репертуаре «Кремлёвского балета», до этого в течение нескольких лет колесившего по России и главным европейским столицам с проектом «Русские сезоны ХХI века». Но, несмотря на это, материал остался «в ногах» у артистов, показавших и техническую слаженность, и должный темперамент.

Главной же интригой «Шехерезады» стало выступление премьера Михайловского театра Ивана Васильева в роли Золотого раба и ведущей солистки Большого театра Марии Виноградовой в партии Зобеиды. До этого артисты танцевали лишь отдельный дуэт из балета. Теперь им предстояло в полной мере ощутить себя героями восточной истории о страстной любви и жестокой мести. Оба исполнителя полноценно справились как с танцевальными, так и с актерскими задачами, и обоим очень подошли их новые роли. Но, внимательно наблюдая за ними, мне все же не удалось уйти от сравнений. Перед глазами вставал образ Зобеиды в интерпретации таких роскошных и ярких прим, как Илзе Лиепа, Ирма Ниорадзе, Юлия Махалина, а также образ Золотого раба, созданный абсолютно разными по дарованию, но равно притягательными Фарухом Рузиматовым и Николаем Цискаридзе.

Второе отделение концерта открыло «Видение розы» на музыку К. М. Вебера в хореографии Михаила Фокина. Этот одноактный балет, или, точнее, миниатюра, когда-то стал подлинным танцевальным хитом, покорившим Европу и весь мир. В нем блистал великий танцовщик ХХ века Вацлав Нижинский. «Видение розы» стало знаковой ролью артиста. В ней запомнили даже не самого Нижинского, а созданный им легкий, воздушный образ, о чем восторженно писали после премьеры балета и спустя многие годы после нее, уже поддерживая легенду о танце Нижинского.

К сожалению исполнитель роли Призрака розы – премьер театра Ла Скала Джакопо Тисси – даже близко не подошел к образу неземного, эфемерного создания. У артиста отсутствовал прыжок, да и все тело как будто забыло о координации. Видеть такое выступление Джакопо было странно еще и потому, что на репетиции он, проходя в полноги, произвел совершенно иное впечатление. Танцовщик привлек стройностью и необыкновенной, завораживающей пластикой рук. Возникло ощущение, что на самом концерте солист выдаст прибереженное мастерство – и произойдет его открытие для московской публики. Но этого не случилось. Отчего? Приходится только гадать: возможно, артист берег себя, с осторожностью танцуя на жестком полу, или «Видение розы» просто не его балет.

В отличие от Тисси, с явным пиететом к легендарному балетному произведению отнеслась прима-балерина Большого театра Евгения Образцова, исполнившая партию Девушки, которой во сне и явился прыгучий цветочный призрак. Артистка органично вошла в атмосферу романтического балета-наваждения и смогла тонко передать его стиль.

Па-де-де из балета П. Чайковского «Лебединое озеро» показали петербургские гости – прима-балерина Екатерина Борченко из Михайловского театра и премьер Мариинского театра Евгений Иванченко. Статные, стройные солисты внешне соответствовали друг другу. Они сумели создать выразительный, академичный по манере дуэт.

Па-де-де Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда» представили прима Венгерского национального балета Татьяна Мельник и Бруклин Мак из Вашингтонского балета. Если Мак, забыв о том, что сцена – не цирковая арена, сделал ставку на исполнение головокружительных трюков, то Мельник не стала изменять эстетике классического балета, продемонстрировав чистый и одухотворенный танец. В целом же, работая на ярких контрастах, артисты сумели сохранить партнерство. Бруклин очень элегантно поддерживал балерину, в которой чувствовались легкость и вдохновение.

Ровно, без погрешностей и помарок прошло па-де-де из «Раймонды» А. Глазунова в исполнении Юлии Степановой и Дениса Родькина (примы и премьера Большого театра).

Стать и профессиональные данные Анастасии Никитиной (Мариинский театр) и Ивана Михалёва (Музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко), несомненно, позволяют им танцевать репертуар ведущих солистов, однако в исполненном ими па-де-де из «Щелкунчика» (хореография Василия Вайнонена) явно не хватило мастерства. И это было заметно не только в дуэте, где встретившиеся в концерте исполнители из разных театров могли просто не станцеваться, но и в вариациях.

Традиционным финалом многих гала становится па-де-де из балета «Дон Кихот». Таковое, за неимением лучших идей, украсило и нынешний рождественский концерт. Станцевать его выпало самой обаятельной ведущей солистке Большого театра Кристине Кретовой и преодолевающему любые технические сложности Ивану Васильеву. Их дуэт выглядел слаженным, легким по манере и виртуозным по сути. Очевидно, что темпераменты обоих солистов сочетаются в танце и приводят к высокому накалу зрительный зал.

«Christmas балет-гала» подарил разные впечатления. Не все оказалось высокого уровня и значительного масштаба. Но застраховаться от просчетов и промахов в творчестве невозможно! Потому и возникает надежда, что следующий рождественский концерт будет лучше и принесет больше радости и положительных эмоций.


Фото предоставлены пресс-службой Государственного Кремлёвского Дворца
------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Дек 24, 2016 10:58 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 24, 2016 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122402
Тема| Балет, Международный фестиваль хореографических училищ (колледжей) «Малый Нуреевский» (Уфа)
Автор| Людмила Лаврова
Заголовок| «СТРАНА ВЫСОКИХ ВДОХНОВЕНИЙ»
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-12-15
Ссылка| http://musicseasons.org/strana-vysokix-vdoxnovenij/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



В Башкирском хореографическом колледже имени Рудольфа Нуреева (Уфа) состоялся Международный фестиваль хореографических училищ (колледжей) «Малый Нуреевский». Название фестиваля не случайно, т. к. в столице Башкирии на базе Башкирского государственного театра оперы и балета раз в два года проводится Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева, который имеет давнюю историю и высокий статус. «Малый» и «большой» фестивали названы именем Рудольфа Нуреева не для красного словца – всемирно известный танцовщик провёл своё детство в Уфе, а на сцене Башкирского оперного театра великий Руди делал свои первые профессиональные шаги. Башкирское хореографическое училище (колледж) занимает здание бывшей средней школы № 2, в которой в своё время учился Рудольф Нуреев.

Впоследствии Нуреев окончил Ленинградское хореографическое училище имени А. Я. Вагановой (сейчас – Академия русского балета), а основатель (1986) и первый директор Башкирского училища, Али Салихович Бикчурин, – выпускник того же училища 1956 года. Специалист-хореограф высокой квалификации с большим практическим опытом, Али Бикчурин с первого дня ориентировал преподавателей на ленинградскую школу воспитания артистов балета. Среди первых педагогов Башкирского училища – представители двух известных балетных школ: ленинградской и пермской, которая, в свою очередь, родилась из ленинградской, т. к. во время Великой Отечественной войны в Пермь был эвакуирован Ленинградский театр оперы и балета имени С. М. Кирова (современное название – Мариинский театр) и Вагановское училище. Художественным руководителем Башкирского колледжа, балетной труппы Уфимского оперного театра и «большого» Нуреевского фестиваля является народная артистка Российской Федерации Леонора Куватова, тоже окончившая Ленинградское хореографическое училище и, по праву одной из лучших учениц, танцевавшая выпускной спектакль с одним из лучших выпускников-ровесников – Михаилом Барышниковым. Таким образом, времён и имён связующая нить помогает поддерживать высокий уровень Башкирской балетной школы.

Уникальность «Малого Нуреевского» фестиваля в том, что на него приехали учащиеся хореографических училищ из России и других стран (Китая, Грузии, Латвии и Казахстана – всего сорок три человека из четырнадцати школ мира), которые вместе занимались специальными предметами – классическим и дуэтным танцем под руководством ведущих преподавателей нашей страны. Воспитанники Башкирского колледжа – и младшие, и старшие – гордо носили униформу: чёрные футболки, на которых белой краской спереди был напечатан логотип колледжа и фигура Рудольфа Нуреева в танце, а на спине – имя и фамилия латинскими буквами, как у членов олимпийской сборной, чтобы гости из других городов и стран знали, кто из хозяев есть кто.

Вторая особенность «Малого Нуреевского» – это именно фестиваль, а не конкурс, и хотя некоторый элемент соревновательности присутствует, она не ведёт к жёсткой конкуренции и не причиняет психологических травм. Рудольф Нуреев говорил: «Я хотел бы, чтобы мой танец производил такое же впечатление, как и картина великого художника. Пусть мной восхищаются, пусть меня ненавидят, но пусть никто не останется равнодушным». Таким образом, целью фестиваля являлось погружение юных танцовщиков в профессию, совершенствование в ней на том уровне, который на данный момент который им доступен, и максимальное раскрытие творческой индивидуальности, причём не только технической её стороны, но и внутреннего мира будущих артистов балета.

В связи с этим большой популярностью пользовался мастер-класс по пластической выразительности, который за дни фестиваля неоднократно давала преподаватель Академии танца Бориса Эйфмана Елена Кузьмина. «Каждое движение должно быть осознанным, необходимо на время занятий забыть то, чему вас учили до сегодняшнего момента. Откройтесь новым ощущениям и новым формам», – обратилась к учащимся Кузьмина. Благодаря её занятиям ребята, включив фантазию, через чувственное восприятие своего тела попытались примерить на себя не знакомую им ранее методику придумывания движения непосредственно в процессе исполнения.

Третья отличительная особенность фестиваля в том, что мероприятия проводились не только для детей, но и для их преподавателей и всех взрослых участников. Для педагогов-гостей был организован круглый стол на тему «Младшая группа артистов балета (учащихся школ): репертуар, подготовка и система оценок», где все выступали с большим энтузиазмом. Для участия в фестивале специально приехал солист Большого театра Андрей Меркурьев, выпускник Башкирского колледжа, с ним была организована встреча для детей и взрослых. В душу запали слова Андрея: «Искусство начинается с культуры, чистоты, тепла. Когда я учился в Башкирском училище, в программу ввели башкирский язык. Так учитель башкирского языка в первую очередь учил нас делиться последним. Это я запомнил на всю жизнь».

В рамках фестиваля на сцене Башкирского государственного театра оперы и балета состоялась премьера первого национального детского балетного спектакля «Водная красавица» по мотивам башкирского эпоса «Хыухылу» (что в переводе значит «водяная дева») в исполнении учащихся Колледжа имени Нуреева. Важно, что в спектакле были заняты все возрастные группы, даже ученики 2–4-х классов, танцевавшие золотых рыбок. Автор музыки «Красавицы» – Николай Попов, либретто и хореография Рината Абушахманова, костюмы и сценография – Ф. Низамовой. Сюжет – сказочный и в то же время вечный, как мир, где есть соперничество и подлость, алчность и жестокость, но верность, благородство и чистота помыслов преодолевают все препятствия на пути к любви. Молодой охотник Заятуляк (Тагир Тагиров) победил шестерых сводных братьев в меткости, ловкости и силе, и они затаили на него обиду и задумали отомстить при случае. На берегу озера Заятуляк заметил прекрасную девушку – водяную деву (Разиля Мурзакова), но появившиеся братья пытались её схватить: по преданию, того, кто завладеет дочерью подводного царя Асылыкуля, ждут несметные богатства. Заятуляк встал на защиту красавицы, и она в благодарность предложила своему спасителю последовать за ней в подводное царство. Царь дарит дочери с женихом несметные сокровища, и они возвращаются на землю. Братья Заятуляка сгорают от зависти и коварно нападают на счастливую пару и их свиту, а деву уводят с собой, но никак не могут решить, кому из них она должна принадлежать. Тут прибегает Заятуляк и расправляется с обидчиками, а чуть живую Хыухылу относит к озеру. Батыр с невестой решили вернуться в подводное царство, где жизненные силы вернулись к деве, и она со своим спасителем были счастливы вместе.

Балетная новинка оказалась полноценным спектаклем с законченным развитием сюжета. Костюмы и декорации – разнообразны, красивы и истинно сказочны. Спектакль продемонстрировал постановочную культуру хореографа: разнообразие танцев, включая национальные и современные, классический танец для исполнения детьми с учётом их возможностей, а также логичная смена картин. В «Водной красавице» преобладают мужские танцы, что весьма редко для балета. Есть и полноценное адажио, дуэты, кордебалет и радостный, красочный финал под победную музыку. Живописная и яркая постановка доставила море удовольствия как зрителям, так и исполнителям.

Подтверждением того, что Нуреевский фестиваль балетных школ хоть и «Малый», но серьёзный, стал блистательный гала-концерт в двух отделениях, прошедший на сцене Башкирского театра оперы и балета. В концерте показали своё мастерство воспитанники всех участвовавших в форуме хореографических училищ, а также выпускники Башкирского колледжа: солист Большого театра Андрей Меркурьев; солист Татарского театра оперы и балета Ильнур Гайфуллин (партнерша – Юлия Позднякова, тоже солистка Татарского театра); солисты Башкирского театра – Гульсина Мавлюкасова, Рустам Исхаков, Софья Гаврюшина и Лилия Зайнигабдинова. В концерте наряду с традиционными балетными номерами, такими как адажио и кода из балета «Арлекинада» Дриго в хореографии Михаила Фокина, вариация Медоры из «Корсара» Адана в хореографии Мариуса Петипа, вариация Жанны из «Пламени Парижа» Асафьева в хореографии Василия Вайнонена, были показаны танцы в постановке современных хореографов. Самыми впечатляющими из них оказались «Дриады» на музыку Яна Тирсена и Макса Рихтера (хореограф – Елена Кузьмина) в исполнении учащихся Академии танца Бориса Эйфмана и Танец казанских девушек на музыку Рашиды Мустафиной (хореография Раили Гариповой), исполненный студентками Казанского хореографического училища.

Дриадами в древнегреческой мифологии называли лесных нимф – покровительниц деревьев. Оказавшихся в лесу путников дриады, не желая контактов с остальным миром, старались отпугнуть. Кроме того, они опасались, что посторонние могут причинить вред месту их обитания. Согласно поверью, дриады неотделимы от дерева, с которым связаны. Будучи единственными смертными из нимф, ушедшие далеко от своих деревьев дриады теряли с ними связь и умирали. С этим номером в июне юные танцовщицы вышли на сцену петербургского Александринского театра, чтобы поздравить с юбилеем Бориса Эйфмана.

Но если «Дриады» по сути – мини-спектакль, то Танец казанских девушек – именно танец, очень плавный, женственный и целомудренный. Жёлто-белые национальные костюмы исполнительниц идеально подходили этому танцу, а шали, которые девушки использовали для большей художественной выразительности, тоже имели свою «сольную партию».

Завершился концерт грандиозным праздничным шествием – куадрильей (Cuadrilla) на музыку Эдварда Элгара в постановке Рината Абушахманова, исполненным учащимися Башкирского колледжа.

А последним «па» фестиваля стала роскошно изданная журналом «Балет» книга «Балет. ХХ век», подаренная директору Башкирского колледжа Олие Вильдановой главным редактором журнала Валерией Уральской. В неё вошли художественные портреты тех балетных деятелей, которые удостоились премии «Душа танца», и очень приятно, что некоторые «премианты» были гостями «Малого Нуреевского», например, художественный руководитель Пермского хореографического училища Владимир Толстухин, директор Красноярского хореографического колледжа Аркадий Зинов и художественный руководитель Новосибирского хореографического колледжа Александр Шелемов.


Фото предоставлены Башкирским хореографическом колледжем
------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 26, 2016 12:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122601
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Танцы с Хрущевым
В Пермском театре оперы и балета новая Золушка разбирается со старой
Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7161 (293)
Дата публикации| 2016-12-26
Ссылка| https://rg.ru/2016/12/25/reg-pfo/v-permskom-teatre-postavili-balet-o-sovetskom-proshlom.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Алексей Мирошниченко написал очень толковое либретто в надежном формате "театра в театре". Фото: Никита Чунтомов / РГ

Идею развития "советского проекта" подбросил Теодор Курентзис: в старом Большом театре ставят "Золушку". Мысль подхватил худрук балета Алексей Мирошниченко, у него после перенаселенного "Условно убитого" на ревю Дмитрия Шостаковича появился шанс сделать спектакль с крепким сюжетом на специальную балетную партитуру Александра Прокофьева. Мирошниченко написал очень толковое либретто в надежном формате "театра в театре" с привычной для балета мелодрамой и непривычным острым социальным фоном.

На волне оттепели в год Международного фестиваля молодежи и студентов в Москве в Большой приглашен звезда Парижской оперы. Роман Франсуа (Сергей Мершин) с начинающей звездой Верой (Полина Булдакова) заканчивается, как и полагается в конце 50-х: никто не расстрелян, просто француз выслан, а Вера вытолкнута в провинциальный театр, волею судеб - в Пермский. Радикальностью затеи спектакль похож на "Золушку" Мэттью Боурна, но как боурнова Золушка очень британка, так и пермская абсолютно отечественная, со всеми подробностями бытия несгинувшей эпохи.

На сцене готовится спектакль, и Мирошниченко наводняет процесс знакомыми подробностями. Всем плевать на прогресс в искусстве: ленивый кордебалет, заносчивые премьерши, дрожащие члены худсовета и министерша культуры в кримпленовом костюме с бабеттой на голове - привет Екатерине Фурцевой (Дарья Зобнина). Прелесть что такое - собеседование перед загранпоездкой и счастливый бег труппы по распродажам, когда домой волокут все - от белья до ковра. Мирошниченко дает ссылку на парадный 1957 год с его фестивалем молодежи, но не цепляется за точность ссылок: система допуска к зарубежным благам работает и сейчас, да и нравы в театрах мало меняются. Жалко до жути, что великую "тему времени" Прокофьева хореограф отдал под танец министерской тетке, но радостно, что в отечественный балет наконец-то проникли небожители ЦК: работники минкульта едва удержали бойкого руководителя СССР от резких па и бития ботинком по трибуне. Через много лет после Бежара, пустившего в пляс Ленина, это настоящий прорыв. Другой показательный эпизод любой "Золушки" - двенадцать ударов часов, и тут балетмейстер отдал сцену работникам КГБ, растаскивающим влюбленных. Будто дал эскиз к грядущей премьере "Нуриева" в Большом, где те же герои будут ловить Рудольфа Нуриева.

После Бежара, пустившего 
в пляс Ленина, 
это настоящий прорыв

Одновременно с этой историей "для всех" есть история о прогрессе в балете. Обреченный роман развивается на фоне утверждения в Большом театре образца 1957 года нового талантливого балетмейстера Юрия Звездочкина (Артем Мишаков), за которым очевиден Юрий Григорович. И вот тут обнаруживается чемодан с двойным дном - на манер тех, что возили с собой советские артисты для кожаных курток. Происходит подмена принцев: настоящий заморский самовлюблен и неприятен, предлагает Вере глоток "кока-колы", как одаривает, так что миришься, что его заменяет будто бы талантливый скромняга Юра Звездочкин, отправившийся за Верой даже в Пермь. Другое дело, что продуманная режиссерски история не подкрепляется хореографией: фантазии Юры Звездочкина мало отличимы от постановок предшественника, так что художественная революция балетной оттепели остается под вопросом. Сакраментальный "с кем вы, мастера культуры?" так и остался в воздухе.

Видимо, со всеми.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Янв 02, 2017 6:40 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 26, 2016 8:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122602
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Автор: Ольга Ласкина
Заголовок| В столице Черноземья прошла премьера балета «Руслан и Людмила» (ФОТО)
Где опубликовано| © Информационное агентство «Галерея Чижова»
Дата публикации| 2016-12-25
Ссылка| http://www.infovoronezh.ru/News/V-stolitse-CHernozemya-proshla-premera-baleta-Ruslan-i-Lyudmila-(FOTO)-52710.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В преддверии Нового года принято дарить подарки. И новая постановка в театре оперы и балета – лучший презент поклонникам искусства не только Воронежской области, но и близлежащих регионов. Посмотрев ее, взрослые и дети непременно поверят в чудо, окунутся в волшебную атмосферу знаменитого произведения Александра Пушкина, насладятся музыкой Михаила Глинки и Владислава Агафонникова, оценят хореографию Андрея Петрова….

В истории русского балета эта третья постановка «Руслана и Людмилы». Почти два столетия назад 16 декабря зрители театра Пашкова в Москве стали свидетелями премьеры. Шел 1821 год… Режиссером спектакля был Адам Глушковский, ученик знаменитого европейского хореографа Шарля Дидло. В 1992 году на сцене Кремлевского дворца съездов произведение поставил Андрей Петров. А в 2016-м он же «перенес» свой шедевр в Воронежский театр оперы и балета.



«Народный артист России Андрей Петров – создатель и художественный руководитель театра «Кремлевский балет». Человек с богатой творческой биографией. Более 20 сезонов он работал на сцене первого оперного театра нашей страны и станцевал в Большом свыше 50 партий. Там же впервые попробовал себя как хореограф, – рассказывает балетный критик, кандидат искусствоведения Роман Володченков (Москва). – В Большом театре «прозвучали» 4 балетных спектакля Андрея Петрова – «Калина красная», «Деревянный принц», «Эскизы» и «Рыцарь печального образа». Все это оригинальные названия, которые раньше никто не ставил. Опыта было достаточно, чтобы Андрей Борисович сформировал свой театр в Кремле. «Руслан и Людмила» – его визитная карточка. Первый полнометражный спектакль, где хореограф сделал большую заявку на успех».

По словам эксперта, в этой постановке «Петров не забыл о замечательных композициях в стиле Мариуса Петипа, отдал дань советской хореографии, в которой был очень важен режиссерский театр, продолжил традиции Юрия Григоровича».



В «Руслане и Людмиле» занята практически вся труппа воронежского театра. Работа проделана огромная. Режиссер, художник, дирижер, балетмейстер, и, конечно же, артисты уложились в довольно сжатые сроки, успели до Нового года. 25 декабря постановку увидели первые зрители. Билеты были раскуплены задолго до премьеры, несмотря на то, что спектакль шел дважды в 12:00 и 18:00. Почетными гостями масштабного события стали Андрей Петров (приехавший из Москвы накануне своего дня рождения, 27 декабря именитому хореографу исполнится 71 год) и столичные критики.

«На мой взгляд, в прошлые годы Воронежский театр оперы и балета какое-то время находился в летаргическом состоянии, – считает Народный артист России, режиссер Андрей Петров. – Но, когда я приступил к работе, то увидел громадное желание труппы отдать все свои силы постановке «Руслан и Людмила». Проблем с взаимопониманием не было. Все трудились с полной отдачей. Из чего я делаю вывод, что театр имеет большой потенциал. Просто сейчас его надо поддержать, дать возможность выйти на новый уровень, добиться очередного взлета».

Отдельную благодарность Андрей Борисович выразил главному художнику нашего театра Валерию Кочиашвили, который восстановил декорации и костюмы, в свое время созданные Мариной Соколовой. Руководил скрупулезной работой и достиг впечатляющих результатов: балет получился завораживающим и очень красивым. 9 задников, более 100 нарядов, сшитых по сложным эскизам. Обилие ручной отделки – вышивка, жемчуг, блестки, позументы…На протяжении двух с половиной часов главные герои работают в одних и тех же костюмах, а вот артисты кордебалета постоянно переодеваются. Балерины становятся то волшебными девами, то ведьмами, то арабскими и русскими красавицами. А их партнеры по сцене – витязями, слугами Черномора и нечистой силой.

Следующий показ спектакля «Руслан и Людмила» состоится в театре оперы и балета 14 января. Начало в 18:00.

Автор: Ольга Ласкина
Фото: Александр Самородов
-------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 28, 2016 8:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122801
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Мария Аллаш
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Мария Аллаш: в Большом нет больше кошек, зато крутят двойное фуэте
Прима-балерина Большого — о новогоднем меню, этуалях и закулисной жизни

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" №27292
Дата публикации| 2016-12-29
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/12/28/mariya-allash-v-bolshom-net-bolshe-koshek-zato-krutyat-dvoynoe-fuete.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

С балетными все происходит не так, как с обычными людьми, — даже в предновогодние дни они работают, едва поспевая прибежать к бою курантов и загадать желание. Накануне праздника мы встретились с прима-балериной Большого Марией Аллаш и поговорили о том, как балерины встречают Новый год, о болевых точках Большого театра и даже о Дональде Трампе…


фото: Из личного архива

— У всех людей в праздники выходной, а вы работаете?

— Я не занята в «Щелкунчике», а вот Алексей, мой муж, 31-го вечером будет танцевать в «Щелкунчике» Штальбаума, отца главной героини балета — Мари… И приедет где-то за полчаса до Нового года. А я буду готовить и ждать. А 2-го уже на работу! Ну как обычно…

— Обидно?

— Я как-то, честно говоря, не думала о том, что это обидно или не обидно. Работа есть работа. Все-таки люди хотят отдохнуть, хотят праздника, сходить в театр. Значит, мы должны работать.

— Как вообще собираетесь Новый год встречать?

— Для нас это традиционно домашний праздник, и мы его всегда встречаем дома — то есть на даче, где, в общем-то, мы и живем. Будет такой семейный ужин. Елка уже наряжена. Стоит — играет огнями! Правда, искусственная. Живую жалко очень рубить. Мы ее наряжаем с дочкой. Она еще любит в своей комнате нарядить отдельную маленькую елочку — вот она еще не готова.

— Все-таки мама артистка… Дочь какое-то выступление для родителей готовит на Новый год?

— К нам 1 января всегда приходит Дед Мороз, мы устраиваем такой небольшой детский праздник — и вот тут выступают все! Дочка собралась играть на пианино, потому что стала заниматься музыкой и разучивает песню «Раз морозною зимой…» и что–то еще. Готовится сейчас активно к концерту новогоднему… Ей сейчас 7 лет, скоро будет 8 уже…

— Вы думаете уже, будет ли она заниматься балетом? Есть ли у нее к этому данные?

— Способности есть, и она очень хочет. Сказала: «Я буду балериной». Старается. Ходит на художественную гимнастику, уже садится на шпагат, тянет ножки. Стопа есть и гибкость есть. Природное вращение, хороший прыжок. Маме приходится, конечно, помогать, хотя мама и не очень-то за.

— Почему?

— Мне жалко ее. Балет — очень сложная профессия. Для нее пока это танец, а не серьезная работа. Тут она мне важно так сказала: «Хочу выходить в красивых костюмах, короне!» Я ответила: «Хорошо, но до этого надо сильно поработать».

— «Голубой огонек» смотрите?

— Телевизор как фон скорее. Устраиваем конкурсы — этим занимается моя мама и ее подруга. Вот они готовятся серьезно: конкурсы, тянем фанты — кому что выпадет. Иногда читаем новогодние стихи или играем в «Придумай сам себе конкурс». То есть взрослые и без детей веселятся.

— А кто готовит стол? И что балерины едят в новогоднюю ночь?

— Стол готовим я и мама. Это будет, конечно, традиционный салат оливье — без него никуда, еще какие-то салаты… Говорят, в этом году нельзя птицу ставить на стол: ни курицу, ни индейку — ведь грядет Год петуха! Меню пока еще так уж прямо не утверждено, будем думать. Главное — салат оливье, его все ждут!

— А какую музыку слушает в новогоднюю ночь прима-балерина Большого театра?

— В Новый год главное, конечно, выступление президента, а дальше мы и сами споем. Телевизор идет фоном. Не могу сказать, что предпочитаю какого-то определенного артиста или только классическую музыку. Но очень люблю Владимира Маторина. Это наш замечательный бас. С удовольствием слушаю оперы с его участием.

— Ты участвовала в закрытии зимних Олимпийских игр в Ванкувере. Это же была на весь мир трансляция…

— Да, дирижировал Валерий Гергиев, я танцевала с Николаем Цискаридзе (участвовали в церемонии передачи огня России) — я была императрица Екатерина, а Коля — царь. Это было такое грандиозное шоу, сделанное силами российских артистов. Давали в Ванкувере балет, естественно, потому что в России балет впереди планеты всей.

Вспоминаю огромный стадион. Сзади горел огонь, перед нами сидели президенты чуть ли не всех стран мира, спортсмены — зрелище грандиозное! Хотя танцевать было не просто, потому что вокруг лежал снег — искусственное покрытие, изображавшее снежный покров. В общем, неудобно было танцевать, но эти жертвы стоили того.

— Ты была и первой артисткой из тех, кто открывал в свое время новый концертный зал «Крокус Сити Холл», зал Муслима Магомаева, выступала первым номером…

— Да, да, да… Нам играла Александра Пахмутова — песня «Ты моя мелодия». Причем пел именно Магомаев — запись, конечно. Мы танцевали с Русланом Скворцовым. Помню, что зал встал, хлопая памяти Магомаева, его голосу.

— Там же вскоре после твоего вступления появился Дональд Трамп, еще тогда, конечно, не президент Америки… Он приезжал в Москву, поскольку там проходил конкурс «Мисс Вселенная», а он его владелец… А вообще ты политикой интересуешься?

— Поверхностно достаточно… Я знаю, что происходит в мире, но и только… Мне не нравятся войны. Я люблю мир, чтобы все было хорошо и без драк.

— И еще один вопрос на тему политики… В этом году ты стала главной героиней такого скандального фильма, как «Большой Вавилон»… Расскажи о своих впечатлениях.

— Честно говоря, фильм мне не очень понравился. Я не очень поняла его идею и что хотели вообще нам показать… Я не любительница выносить сор из избы, и, мне кажется, когда немножко утихла вся эта ситуация, опять ворошить прошлое не очень хорошо. Хотя сами съемки мне понравились. Мне понравилось, как показана в фильме наша закулисная жизнь, она была хорошо снята. Красивый вид из-за кулис, то, что не видит обычный зритель.… Почему-то все ждали большего от этого фильма.

— Маша, вот ты говоришь не ворошить. Но ведь известно, что Павел Дмитриченко, которого объявили виновным в «кислотном нападении», освободился и уже занимается в Большом театре.

— Да, я его видела в театре. Он ходит, занимается, раз ему предоставили такую возможность.

— А отношение коллег?

— Оно не изменилось к Паше. К нему всегда хорошо относились в театре. Труппа его любила. И по-прежнему мы здороваемся, общаемся.

— Скажи, из Большого кошек совсем выгнали? В Эрмитаже они живут в подвалах на законных основаниях. Это даже такая своеобразная традиция…

— Ну, сейчас уже кошки не бегают по сцене, а до ремонта это было. У меня было, например, на «Легенде о любви»: кошка вышла во время эпизода «отдачи красоты» (в балете Юрия Григоровича царица Мехмене Бану, чтобы спасти сестру, жертвует своей красотой. — П.Я.). Я «страдала» в образе, а кошка наверху сидела и умывалась. И тут ударили литавры, она подскочила и побежала через всю сцену к оркестровой яме и свалилась туда. Прямо на голову виолончелисту — виолончель в одну сторону, он в другую, смычок в третью.

— Как сложились отношения с новым руководством? В этом году руководить балетом Большого назначен Махарбек Вазиев…

— Да, в общем-то, нормальные отношения. Он человек профессиональный. И всегда можно найти общий язык, на мой взгляд.

— Он говорил, что думает над тем, чтобы ввести в театре такой ранг, как «этуаль», существующий в Парижской опере и Ла Скала. Это высшая ступень, на его взгляд, не во всем соответствующая нашим примам и премьерам…

— Пусть введет. Почему бы и нет. Раньше была Майя Плисецкая — она была признанная прима-балерина, еще круче французских этуалей. Главное не называться, а быть. Надо соответствовать тому положению, на мой взгляд, которое ты занимаешь. Этуаль ты, не этуаль, главное, чтоб на сцене было красиво. Я за это.

— Сейчас в балете в большой моде разные технические навороты. Например, знаменитый трюк — фуэте — сейчас еще и усложняется. Сейчас очень модны, например, двойные фуэте. Как ты к этому относишься?

— Делаешь ты двойные или одинарные, прокладываешь это все какой-то комбинацией из движений — это уже второстепенно. И он должен идти в хорошем темпе, быстро. Одинарные 32 фуэте в бешеном темпе и красиво или двойные — это замечательно. Главное, чтоб это выглядело эффектно. Других требований вообще к балету-то и нет.

— Ты любительница сама наворачивать фуэте? И вообще очень сложно делать двойные?

— Я люблю одинарные, но в хорошем темпе. Кстати, двойные легче, нога меньше устает. Так ты все время вскакиваешь, а тут есть возможность и время пропустить такт, и постоять на пальцах. Ведь мы крутим не 32 раза, а 32 такта, поэтому, когда ты делаешь двойной, получается, что ты делаешь меньше релеве на опорной ноге. Поэтому это легче. Но мы же не в цирке. Балет — это эстетика. Любое, даже трюковое движение должно быть красиво. Больше ничего не нужно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Янв 02, 2017 6:48 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 28, 2016 9:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122802
Тема| Балет, БТ, Вечер памяти Мариса Лиепы
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Вечер памяти Мариса Лиепы
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-12-27
Ссылка| http://musicseasons.org/vecher-pamyati-marisa-liepy/
Аннотация|


Адажио из балета «Легенда о любви». Мария Александрова, Владислав Лантратов. Фото Дамира Юсупова

Марис Лиепа был одним из легендарных танцовщиков эпохи Большого балета. В 2016 году исполнилось восемьдесят лет со дня рождения артиста. О том, что его творчество любят и помнят, доказал вечер памяти, прошедший 20 декабря на Исторической сцене Большого театра. В этот день главный оперный театр страны собрал аншлаг из самой взыскательной театральной публики.

Открыл вечер худрук балета Большого театра Махар Вазиев, произнесший со сцены теплые слова в адрес выдающегося танцовщика и предоставивший пространство рампы его сыну – Андрису Лиепе. Явно взволнованный торжественностью момента Андрис не вел долгих речей, оставив время на показ смонтированного цветного фильма с участием Мариса Лиепы в роли Красса.

Римский полководец из балета «Спартак» (в постановке хореографа Юрия Григоровича) – главная, знаковая роль Мариса Лиепы. Роль, определившая значение артиста в мировом балете. Лиепа не просто хорошо танцевал Красса, он буквально проживал эту партию – эмоционально, живо, с ощущением значимости своего героя для истории. Кадры танцующего Мариса до сих пор производят неизгладимое впечатление. Встать на одну ступень с Лиепой, создав подобный образ, так никто и не сумел. Видимо, по этой причине в роли Красса на концерте памяти Лиепы так никто и не показался.

Программа концерта-посвящения была срежиссирована Андрисом Лиепой и Махаром Вазиевым. И их совместные согласованные усилия дали значительные плоды: зрители не остались равнодушными ни к кому из выступавших артистов.

Открывали концерт солисты и артисты Большого театра, исполнившие Большое классическое па из балета А. К. Глазунова «Раймонда» (хореография М. Петипа, редакция Ю. Григоровича). Здесь привлекла внимание статная, грациозная, но еще не столь опытная Алена Ковалева, недавно окончившая Академию русского балета имени А. Я. Вагановой. Ее прекрасные внешние данные, форма и некоторые черты индивидуальности убедили в том, что у молодой артистки большие перспективы в плане новых ролей классического репертуара. Достойным партнером Ковалевой выступил один из самых элегантных премьеров – Александр Волчков.

Необычайно стильным, вычищенным до малейших деталей выглядело свадебное па-де-де из балета П. И. Чайковского «Спящая красавица» (хореография М. Петипа, редакция Ю. Григоровича) в трактовке Евгении Образцовой и Артема Овчаренко. Солисты оказались чуткими и собранными партнерами, что позволило им грамотно распределить свои силы и технически легко исполнить все свои па.

«Весенние воды» на музыку С. В. Рахманинова в хореографии Асафа Мессерера – дуэтный номер. В нем очень важно партнерское единение и вдохновенный порыв. И первое, и второе у исполнителей данного номера Анастасии Сташкевич и Андрея Меркурьева было, но вопрос в другом: необычно оказалось увидеть Меркурьева в амплуа силового партнера с героическими мотивами. Что артисту совершенно не подошло, несмотря на все его старания.

Гости из Михайловского театра – Екатерина Борченко и Виктор Лебедев с премьерским апломбом станцевали па-де-де из «Лебединого озера» П. И. Чайковского (хореография М. Петипа, А. Горского), а закрыло первое отделение концерта выступление Кристины Кретовой и Бруклина Мака из Вашингтонского балета, которые удачно соединили в па-де-де из «Корсара» (хореография М. Петипа) яркий темперамент и сильную технику.

«Видение розы» на музыку К. М. фон Вебера открыло вторую часть концерта. И впечатление от него осталось не таким благоприятным, как ожидалось. Казалось бы, обладающий великолепными внешними данными и завораживающей пластикой Якопо Тисси (исполнитель Призрака розы) должен был покорить публику. Но этого не произошло! Ни должной легкости, ни подачи у артиста не оказалось. Положение спасла лишь Евгения Образцова, создавшая образ мечтательной, погрузившейся в облако своих грез молодой девушки.

С приподнятым настроением и в подобающей классическому танцу манере станцевали па-де-де из балета П. И. Чайковского «Щелкунчик» (хореография В. Вайнонена) Анжелина Воронцова и Иван Зайцев из Михайловского театра.

Мария Александрова и Владислав Лантратов создали незабываемое, наполненное подлинными чувствами адажио царицы Мехменэ Бану и Ферхада из балета «Легенда о любви» Юрия Григоровича. Оба артиста включились в контекст восточной истории и исполнили хореографию пластически достоверно.

Солисты Мариинского театра Надежда Батоева и Ксандер Париш показались в оригинальном па-де-де Фредерика Аштона из балета «Сильвия». Артистам порой было непросто преодолевать комбинационные изыски английского мэтра, чья хореография до сих пор удивляет необычными связками и технической насыщенностью.

Дуэт Тристана и Изольды из балета «Тристан» на музыку Р. Вагнера в хореографии К. Пастора показали Светлана Захарова и Михаил Лобухин. Это был самый притягательный номер в программе концерта. В нем произошло абсолютное слияние талантливой хореографии и творческих индивидуальностей артистов. В небольшом дуэте Захарова и Лобухин очень современно и искренне передали любовные чувства героев, память о которых преодолела вековые преграды.

Бравурное па-де-де из «Дон Кихота» Л. Минкуса (хореография А. Горского и М. Петипа) в исполнении Маргариты Шрайнер и Игоря Цвирко поставило финальную точку в концерте.

Особое настроение вечеру придало выступление Илзе Лиепы, несколько раз декламировавшей отрывки из книги воспоминаний своего отца. Красивая, облаченная в шикарное платье балерина прочитывала фрагменты мемуаров проникновенно и со знанием дела. В какой-то момент возникло ощущение, что картины из жизни Мариса оживают и становятся частью концертного действа.

Творческие амбиции двух режиссеров – Андриса Лиепы и Махара Вазиева – похоже, возымели положительный результат. Оказалось, что в одном концерте можно удачно соединить пафос юбилея и перспективное планирование (вводы артистов на новые партии). И то, и другое сыграло на пользу Вечеру памяти, ставшему одним из самых удачных и запоминающихся танцевальных событий уходящего года.
------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 29, 2016 7:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122901
Тема| Балет, БТ, Юбилей, персоналии, Юрий Григорович
Автор| Ягункова Лариса
Заголовок| Гений, титан, искатель
Где опубликовано| © "Правда" №146 (30497)
Дата публикации| 2016-12-29
Ссылка| https://kprf.ru/pravda/issues/2016/146/article-57148/
Аннотация|

В день рождения мастера, 2 января, в Большом театре традиционно пойдет "Щелкунчик", поставленный им 50 лет назад и вошедший в золотой фонд русского классического балета. Из года в год две зимние недели продолжается на главной сцене страны это хореографическое пиршество, замышленное и осуществленное выдающимся художником русской балетной школы.

НЕЛЬЗЯ НЕ СКАЗАТЬ тут хотя бы в нескольких словах о том, что такое эта самая школа. Балет в России больше чем балет - так и хочется переиначить громкое утверждение известного поэта. В самом деле, именно наша европейская окраина с ее вечной непогодой и неизбывной русской тоской о лучшей доле возвела такое условное искусство в степень "реального" волшебства. Именно у нас, в России, балет обрел не только совершенство формы, но и высоту духа, ту гармонию человеческого существования, которую, казалось, можно воплотить только в мечте.

Такое искусство просится в сердце зрителя, говорит ему, что жизнь не напрасна, делает его просто счастливым. Конечно, язык этого искусства лучше всего постигать с детства, но сколько взрослых, рациональных людей, однажды провожая - не только глазами! - всем своим существом "души исполненный полет", чувствуют, что у них тоже вырастают крылья.

Но чтобы это произошло, надо было с давних пор заложить могучие хореографические традиции. Надо было, чтобы в императорском театре работали балетмейстеры Петипа, Иванов, Горский, Фокин, а в советском - Голейзовский, Якобсон, Вайнонен, Бурмейстер, Виноградов, Григорович. О каждом из этих творцов можно рассказать много, но самая долгая, самая яркая и противоречивая жизнь в искусстве, безусловно, состоялась у Юрия Григоровича.

Гений и тиран, искатель и консерватор - таких противоположных оценок не удостаивался, пожалуй, ни один балетмейстер. Григорович пришел в искусство в середине 50-х годов минувшего века не на пустое место - его талант опирался на могучие традиции русской хореографии. Но это был революционер по духу, готовый переделать все во имя мыслимого одному ему совершенства. Начав с современных балетов "Каменный цветок" Прокофьева и "Легенда о любви" Меликова (вот где было поле для творческих исканий), он замахнулся на "святая святых", балетную классику. Придя в Большой театр, начал со "Спящей красавицы", покусившись на любимые всеми дивертисменты. Он всегда стремился к философскому осмыслению всякого, даже сказочного материала: и вообще не хотел вникать в природу волшебной сказки, рассчитанной на чувствительное восприятие и доброе поучение. Отсюда его новая редакция "Лебединого озера". Он вознамерился даже изменить финал, ссылаясь на первоначальный замысел Чайковского: зло торжествует, Одетта и принц погибают.

Но отбросить то, что устоялось, вошло в кровь и плоть искусства, в самые недра зрительского сознания, оказалось невозможно. То же самое и хореография этого шедевра ХIХ века. Попробуй, измени танец четырех лебедей или второй "белый" акт в постановке Иванова. Дело тут не в запретах, а в устойчивости художественного канона. Тем не менее Григорович изменил самую суть этого балета, превратил волшебную сказку в мрачную средневековую легенду. Публика приняла спектакль холодно.

Но что значит это поражение рядом с победами хореографа! Был же громадный успех "Щелкунчика", доказавший, что балетмейстеру-философу можно и нужно иметь дело с классикой. В этой постановке Григорович опять-таки пренебрег сказкой, но воплотил сказ (вспомним, в основе "Каменного цветка", принесшего ему первый успех, тоже был сказ). Мастера вдохновила угаданная им в первоисточнике история созревания молодой души, мужающей в борьбе со злом и насилием. В итоге - новогодний сон маленькой девочки оборачивался обещанием большой подвижнической жизни. Такое философское прочтение удивительно точно отвечало жизнеутверждающей, ликующей в финале музыке Чайковского. Новое осмысление старого сюжета очевидно. В то же время дуэты и танцы здесь воплощают высочайший уровень русской хореографической культуры.

Когда же взыскательный, неуспокоенный талант Григоровича встречался с материалом, отвечающим его изначальным художественным принципам и устремлениям, он творил подлинные чудеса искусства. И опять-таки это были современные балеты: "Спартак" Хачатуряна, "Золотой век" Шостаковича, "Ангара" Молчанова. Отвергая новомодные конструктивистские выверты, оставаясь в русле великих традиций русского классического балета, мастер разработал уникальный рисунок танца. Особенно удались те балеты, где он работал с великими танцорами-единомышленниками: Плисецкой, Лиепой, Максимовой, Васильевым. Они поняли и воплотили героических дух исканий балетмейстера.

Но залог успеха Григоровича не только в характере его замыслов: пожалуй, главное - в стратегии спектакля, в умении выстроить действие на основе крупных хореографических сцен, чередующихся с танцевальными монологами героев, а также в стремлении обогатить классический танец элементами других танцевальных систем. Современный балет обязан ему утверждением сложнейших форм хореографического симфонизма.

Не надо быть знатоком этого искусства, чтобы понять и оценить талант мастера: удивительная логика в пластике поз, в начертании жестов - и за ними острота метафорического мышления, столь значимая в балете. Незабываем пластический образ могучей реки в "Ангаре", созданный женским кордебалетом и проходящий через весь спектакль как символ стихии, покоряющейся человеку. Или танец бьющих в набат звонарей в "Иване Грозном", отмечающий поворотные моменты в судьбе народа, подвластного великому и страшному царю.

Балет "Иван Грозный" на музыку Прокофьева стал вершиной мужского танца, хотя, казалось, после "Спартака" уже трудно внести в эту область что-то новое. Но там все ошеломляющие хореографические решения исполняли солисты, а здесь священнодействовал мужской кордебалет.

О лучших хореографических сценах и образах Григоровича написаны целые исследования, которые переводят балетмейстера в разряд философов и мыслителей - настолько крупно обозначены в его знаменитых постановках исторические и нравственные проблемы. Сегодня творческий путь художника кажется фантастически победным. Ему 90 лет - и он действующий балетмейстер. Поставив в Мариинском театре 9-ю редакцию балета "Каменный цветок", он отметит свой знаменательный юбилей в стенах Большого театра, где сегодня идут пять его постановок.

Но сколько камней было на этом пути! Начиная с серьезной травмы, полученной молодым танцовщиком, репетировавшим заглавную партию в балете "Шурале" на сцене Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова, - он не смог тогда танцевать премьеру и в итоге не получил Сталинскую премию. И кончая драматическим уходом из Большого театра, которому было отдано три десятилетия.

Театр тогда сделал ставку на приглашение зарубежных хореографов с их авангардистскими изысками. А мастер великой русской хореографии нашел прибежище в Краснодарском театре оперы и балета, превратив за несколько лет провинциальную балетную труппу в яркий, самостоятельно мыслящий творческий коллектив. Здесь он возобновил свои испытанные временем постановки, работая с новым поколением танцоров.

Как он достиг этого? Недоброжелатели говорят: диктатор, тиран... Когда он появляется в репетиционном зале, все трепещут, когда берет в руки микрофон, так и жди разноса. А его артисты, подчиняясь какой-то удивительной энергии, которая исходит от мастера, из кожи лезут, чтобы он сменил гнев на милость.

"Огромное счастье быть современницей такого человека, - говорит солистка балета Большого театра Светлана Захарова. - Сегодня театр и я вместе со всеми живем его юбилеем. Сейчас идет подготовка к постановке балета "Раймонда". Недавно прошел балет "Спартак". В очередной раз я пережила невероятную бурю эмоций. То, что Григорович сделал, что он оставляет следующим поколениям, - это уникально. Это очень сложные балеты, но от них получаешь колоссальное наслаждение... Заранее не поздравляют, но хочется пожелать ему долгой жизни и крепкого здоровья".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 29, 2016 11:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016122902
Тема| Балет, ГКД, БТ, Вечер памяти Мариса Лиепы
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Рождественские вечера Мариса Лиепы
В Москве прошли вечера, посвященные памяти выдающегося танцовщика Большого театра

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2016-12-29
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/12/29/rozhdestvenskie-vechera-marisa-liepy.html
Аннотация|

Два вечера, посвященные памяти выдающегося танцовщика Большого театра Мариса Лиепы и 80-летию со дня его рождения (отмечавшегося еще летом), один за другим прошли в Москве. Первый, состоявшийся в Кремлевском дворце, был показан в преддверии Рождества и так и назывался — Christmas Балет-гала. Он стал уже вторым по счету рождественским балетным гала-концертом, которые с прошлого сезона ежегодно проходят в Кремле. И хотя формально посвящения Марису Лиепе этот вечер не носил, добрая половина номеров, исполненных на концерте, вошла через несколько дней в программу вечера состоявшегося в Большом театре, уже прямо посвященного памяти артиста. И это неудивительно: режиссером обоих концертов выступил сын юбиляра Андрис Лиепа.


Якопо Тисси (Балет Ла Скала) и Евгения Образцова (Большой театр) в балете "Видение розы" Фото Дамира Юсупова/ Большой театр.

Оба концерта в ходе подготовки существенно поменяли состав ранее заявленных участников, а самым большим различием в программе двух вечеров оказался балет на музыку Римского-Корсакова «Шехеразада», представленный вниманию зрителей на Christmas Балет-гала и не показанный в Большом.

Золотого раба — легендарную партию Вацлава Нижинского — в этом знаменитом балете Михаила Фокина из репертуара дягилевских сезонов в Кремле впервые исполнил приглашенный солист Большого театра Иван Васильев, а партию Зобеиды — его жена Мария Виноградова. Выступление этой солистки Большого театра, однако, не стало бесплатным приложением к танцу знаменитого мужа. Виноградова в роли Зобеиды была соблазнительно эротична, по-восточному томна и грациозна, оттеняя исполненный страсти энергичный танец Ивана Васильева. Его раб, лишенный восточной неги, андрогинности и кошачьей пластики своих предшественников (ориентировавшихся прежде всего на традицию исполнения этой партии Вацлавом Нижинским) и наделенный, как всегда у этого исполнителя, героичностью и необузданностью натуры, походил более на предводителя восстания невольников, вопреки сюжету балета Фокина неожиданно организованного им в гареме, чем на пылкого любовника султанши. Умопомрачительные прыжки этого танцовщика как всегда производили неизгладимое впечатление на публику. Но в этом отношении на Christmas-гала у Васильева был конкурент, темнокожий виртуоз из Вашингтонского балета Бруклин Мак, за прыжковыми трюками которого в па-де-де «Диана и Актеон» из балета «Эсмеральда» господин Васильев ревниво наблюдал, высовываясь из-за кулис.

Возможно, чтобы избежать невыгодных для себя сравнений, на вечере памяти Мариса Лиепы Иван Васильев не появился (хотя и был заявлен), и в па-де-де из балета «Дон Кихот» в заключении программы вместо него в Большом театре не слишком удачно выступил Игорь Цвирко. Бруклин Мак же и на вечере в Большом все так же блистательно трюкачил, исполняя па-де-де уже из другого балета Мариуса Петипа — «Корсар».

Однако главной интригой обоих гала-концертов стало выступление премьера Театра Ла Скала Якопо Тисси. Этот артист, впервые выступивший в Москве, говорят, был приглашен войти в состав балетной труппы Большого театра ее новым руководителем Махарбеком Вазиевым (в прошлом — директором балета Ла Скала), поэтому его исполнение партии Видения Розы (тоже легендарной партии Нижинского в одноименном балете Михаила Фокина) вызвало особенно пристальное внимание. В отличие от недавних гала-концертов в Большом, где этот балет был показан в ненадлежащем, разрушающим его эстетику виде, Андрис Лиепа, дока в восстановлении дягилевских балетов, и на Christmas-гала в Кремле, и на мемориальном вечере в Большом представил этот шедевр эпохи серебряного века так как и следовало бы его исполнять: в декорациях и оформлении Льва Бакста, ставшем неотъемлемой составной частью этого произведения.

Якопо Тисси, несмотря на всю свою несхожесть по фактуре с первым исполнителем этого балета, танцевал в манере «а-ля- Нижинский», грациозно работая своими удивительными по красоте руками, зависая, как и Нижинский, в своих прыжках и образно передавая своим танцем восхитительный аромат цветка, улавливая таким образом самую суть балета Фокина. Тело этого высокого, с удлиненными линиями рук и ног танцовщика (большая редкость в Большом театре) представляет собой отличный по красоте материал, естественно, по молодости еще не доведенный до нужной для Большого театра степени совершенства и понятно, нуждается в соответствующей огранке.

Рождественские вечера Андриса Лиепы (сорежиссером мемориального концерта в Большом театре был заявлен еще Вазиев) состояли практически исключительно из классических номеров. Сюда, например, были включены особенно любимые зрителями па-де-де из балетов «Лебединое озеро» и «Щелкунчик». Одиллии из «Лебединого озера» — приме Михайловского театра Екатерине Борченко в качестве Зигфрида больше подошел участник Christmas-гала Евгений Иванченко, нежели вышедший с ней по замене в том же па-де-де в концерте Большого театра Виктор Лебедев (согласно афише, танцевать с ней в этот вечер должен был получивший накануне травму Денис Родькин, кстати, успевший до того вместе с Юлией Степановой отлично показаться на Christmas-гала в па-де-де из балета «Раймонда»). Опытный премьер Мариинского театра Иванченко — отменный по своим партнерским качествам и находящийся в прекрасной форме танцовщик — акцентировал в Кремле все достоинства демонического танца своей Одиллии, на концерте в Большом никак не прозвучавшие.

Зато более выигрышно в Большом театре смотрелось па-де-де из балета «Щелкунчик». В качественном исполнении солистов Михайловского театра Анжелины Воронцовой и Ивана Зайцева оно заиграло совершенно другими красками, в сравнении с тем же вайноненовским па-де-де вяло и не слишком выразительно исполненном солисткой Мариинского театра Анастасией Никитиной и ее партнером из Стасика Иваном Михалевым.

Как всегда роскошным в английской классике предстал британец Ксандер Париш (солист Мариинского театра), танцевавший вместе с Надеждой Батоевой па-де-де из балета Фредерика Аштона «Сильвия». А единственным современным номером, показанным на вечере в Большом (в Кремле этот номер не показали), был дуэт Изольды и Тристана из балета Кшиштофа Пастера «Тристан». Прима Большого театра Светлана Захарова и ее партнер Михаил Лобухин были в этом номере не просто великолепны. Балерине вместе со своим партнером языком изломанной современной пластики удалось передать весь накал и драматизм любовных переживаний далеких от современности героев средневекового рыцарского романа. В полном слиянии и растворении своих тел в великой музыке Вагнера два этих артиста на вечер памяти Мариса Лиепы были поразительно одухотворены и трагически прекрасны в созданных ими образах.
------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Янв 02, 2017 6:51 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2016 5:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123001
Тема| Балет, Красноярский театр оперы и балета, Персоналии, Мана Кувабара
Автор| Елена ДАВЫДОВА
Заголовок| Японка с русской душой
Где опубликовано| © газета «Наш Красноярский край»
Дата публикации| 2016-12-30
Ссылка| http://gnkk.ru/articles/yaponka-s-russkoy-dushoy.html
Аннотация|



Мана Кувабара уже три года танцует в Красноярском театре оперы и балета. Японка пока плохо говорит по-русски, но считает себя россиянкой. Красноярский край с непривычными для Японии морозами и снегом стал для балерины второй родиной. Готовясь к предстоящему Новому году, Мана удачно совмещает две культуры – восточную и европейскую.

Только русский балет!

Худенькая невысокая девушка по-балетному ставит стопу при ходьбе. Приветливо улыбается черными глазами. Мана Кувабара уже три года живет в Красноярске. Как признается, сюда ее привел русский балет. Девушка с детства увлекалась танцами, а в 14 лет, увидев «Баядерку» в исполнении артистов Большого театра, приехавшего в Осаку на гастроли, влюбилась в русский балет. Говорит: мурашки по коже пошли, захотелось так же танцевать. Ее родители, никак не связанные с танцем, всячески поддерживали дочь. Даже когда она призналась, что хочет уехать в Москву учиться на балерину, препятствовать не стали. Только напутствовали: «Старайся, все получится». Получилось. Три года училась «русскому балету» в Московской государственной академии хореографии, затем устроилась на работу в театр Одессы. Но спустя два года на Украине начались беспорядки, иностранцам закрыли визы и лишили работы. Балерина отправила резюме в Красноярский оперный. Взяли.

На мой недоуменный вопрос, почему не вернулась на родину, в Японию, Мана только плечами пожимает:

– Хочу именно в России танцевать. В Японии балет не очень развит. У нас только отдельные студии работают. Балерины кордебалета в спектаклях заняты мало, вынуждены вечерами подрабатывать официантками в кафе. Да и постановок практически нет, только самые известные. А здесь столько партий можно станцевать – и в «Анюте», и в «Спартаке», и в «Снегурочке».

За три года Мана разучила не меньше десятка партий в разных спектаклях. Нередко танцует основные роли – например, в «Жизели» или «Дон Кихоте». А главная героиня из «Снегурочки» Чайковского и вовсе стала ее самой любимой. Хотя сказка эта русская и японке доселе неизвестная.

– Мне сначала сложно было, я не знала, как Снегурочку играть, как изобразить русский характер. Посмотрела мультфильм, постановки московских театров, спрашивала педагогов. Мне нужно было без слов передать эмоции зрителям, показать любовь. Ведь для Снегурочки любить – значит умереть.

Люблю русские суши

Свою первую снежную бабу Мана слепила в России. В Японии снега немного и морозы не бывают такими жестокими, как в Сибири.

– Я уже привыкаю, – улыбается балерина. – Зато у вас нет такой скученности, как в Осаке, когда утром на улицу выходят все люди и едут на работу на метро. В Красноярске природа прямо в городе. Мне очень нравится.

Мана считает себя немного краснояркой. Она научилась варить борщ и плов, стряпать пироги. А своих друзей по балетному цеху угощает японскими роллами и суши. Правда, «русские суши» ей нравятся больше – в Японии не делают запеченных роллов, а в Красноярске это основное блюдо кафе и баров. Да и конфеты в России, признается японка, намного вкуснее – слаще.

Сейчас Мана готовится к Новому году. В Японии тоже отмечают этот праздник в европейской традиции, правда, добавляют в него и восточного колорита:

– К Новому году мы украшаем дом мандаринами на рисовой лепешке (они символизируют счастье, здоровье и долголетие) и еловой композицией. 31 декабря собираемся всей семьей и едим гречневую лапшу. А 1 января утром идем в буддистский храм и молимся, с собой прихватываем талисман – медвежью лапку. Тогда удача будет тебе сопутствовать весь год.

Мана вздыхает: все хорошо в Сибири, но очень не хватает ей мамы, которая готовит угощение на новогодний стол. Тут уже придется действовать самой. Балерина планирует: купит шампанское, приготовит роллы (их рецептом Мана поделилась с нами) и пригласит друзей – весь балетный цех красноярского театра.

Рецепт от Маны

Японские роллы по-красноярски

Берем лист морской капусты, на нее кладем сваренный рис, сверху лист зеленого салата, крабовые палочки, омлет, красную рыбу (лучше семгу) и огурец. Все это покрываем майонезом и заворачиваем в ролл. Нарезаем небольшими кусочками. Все – можно есть.


Фото: http://krasopera.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2016 6:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123002
Тема| Балет, Театр "Премьера" (Краснодар), Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Анастасия Куропатченко
Заголовок| Краснодарская эпоха Юрия Григоровича
Где опубликовано| © «Краснодарские известия»
Дата публикации| 2016-12-30
Ссылка| http://ki-gazeta.ru/news/society/krasnodarskaya_epokha_yuriya_grigorovicha/
Аннотация|

«2 января исполняется 90 лет выдающему балетмейстеру, с чьим именем связаны не только создание национального балетного репертуара ХХ века и реставрация хореографических шедевров прошлого на сценах Кировского и Большого театров, но и рождение Краснодарского театра балета, отметившего в уходящем году 20-летие. О художественном руководителе Краснодарского театра балета Юрии Григоровиче творческого объединения «Премьера» им. Л. Гатова авторитетная New-York Times писала: «В России есть три великих балетных коллектива: в Большом театре, в Мариинке и в Краснодаре».»

После Большого

Юрий Григорович вспоминал: «Конечно, когда я ушел из Большого, это была горькая минута. Но я не сидел и не плакал Люле (прима театра и супруга балетмейстера балерина Наталия Бессмертнова (1941-2008). - Прим. автора) в жилетку и не пил водку, хотя пью только ее, и всегда, но никогда - с горя. Сразу уехал в Уфу ставить спектакль, и вместе с уфимской труппой три месяца колесил с гастролями по Америке... А потом у меня была пауза, и мой ученик Дементьев предложил поставить сюиту из «Золотого века» Д. Шостаковича в Краснодаре для фестиваля, а я давно хотел это сделать. Думал, проведу фестиваль Шостаковича и уеду... Но меня заразила энергия и вера Леонарда Гатова - Дягилева наших дней. И в Краснодаре родился новый театр, есть хореографическое училище, а значит, у театра есть будущее».

…1996 год. После 30 лет «правления» Юрий Григорович покидает Большой театр из-за конфликта с его директоратом. В числе многочисленных предложений Юрий Николаевич получает предложение приехать в Краснодар. Здесь ансамблем классического танца руководит его ученик - главный балетмейстер «Премьеры» заслуженный деятель искусств России Анатолий Дементьев, уже поставивший во Дворце искусств балет Ф. Амирова «1001 ночь», и вместе с основателем «Премьеры» Леонардом Гатовым проводит I Кубанский фестиваль балета друг хореографа продюсер Игорь Беляев. Переговоры заканчиваются согласием Григоровича стать худруком фестиваля и поставить сюиту из балета Д. Шостаковича «Золотой век», получившую название «Кабаре» (ее премьера состоялась в октябре того же года).

- Встреча Григоровича и Гатова во многом была случайной, и не факт, что Юрий Николаевич сразу согласился приехать в Краснодар, где никогда не был, ставить «Золотой век» - один из самых сложных его балетов, с парадоксальной судьбой. Но Гатов понял простейшую вещь: Григорович работает только при идеальной организации театрального дела... Большинство краснодарских спектаклей Григоровича не были механическими переносами из Большого и Мариинского театров. Помимо корректировок, связанных с исполнителями, он впервые вносил в них концептуальные изменения, пересматривал содержание сюжетов: тот же «Золотой век», позже поставленный полностью, получил двухчастную композицию, - считает театральный критик, биограф Юрия Григоровича Александр Колесников.

Год на два балета

Юрий Григорович вспоминал: «Я совершенно не приемлю любой необязательности в общем деле под названием «русский балет», где бы я ни ставил: в театрах Стокгольма, Рима, Парижа, Копенгагена, Вены, Милана, Хельсинки, Анкары или Сеула. Однажды я работал над последним спектаклем на сцене Дворца искусств перед переездом в Музыкальный театр: буквально все, все было не готово - танцовщики, пол, декорации, костюмы. Естественно, я устроил разнос педагогам-репетиторам, артистам и работникам цехов: «Если завтра к девяти утра этого не будет, то я считаю свои отношения с «Премьерой» закрытыми». И за ночь все было готово!.. Знаете, когда меня в первый раз попытались вернуть в Большой театр, я сказал, что связан обязательствами с Краснодаром».

…На I Кубанском фестивалье балета солисты труппы «Григорович-балет» танцевали вторую картину «Лебединого озера» П. Чайковского, а оркестром управлял заслуженный артист РСФСР Александр Лавренюк, ныне бессменный главный дирижер Краснодарского театра балета. Тогда же в «Премьеру» впервые приехали в прошлом солисты Большого театра, а теперь - педагоги-репетиторы театра Ольга Васюченко и заслуженный артист России Олег Рачковский. И через четыре месяца краснодарцы танцевали полное «Лебединое озеро» в редакции Юрия Григоровича с хореографией А. Горского, Л. Иванова и М. Петипа сами, без приглашенных звезд! Еще через год была выпущена «Жизель»
А. Адана и «Шопениана», а еще через год - «Дон Кихот» Л. Минкуса, где друг друга сменяли три Китри: Елена Князькова, Ирина Каткасова и Ирина Зотова.

- Юрий Николаевич по-новому прочитал музыку «Лебединого озера»: он поставил не просто сказочку о принцессе Одетте и принце, но философскую притчу о чувствах человеческих, о борьбе с собой, где обострены конфликты и есть глубина образов. Отказавшись от концепции постепенного роста, он изначально поставил труппе высокую планку, и труппа стала просто неузнаваема: благодаря балетам Юрия Николаевича свершилось чудо. Любая его хореография настолько сложна и замечательна, что артистам постоянно приходится преодолевать новые для них высоты, и они растут. На премьере «Дон Кихота» Григорович признался, что этим спектаклем завершено строительство фундамента театра балета, - вспоминает педагог-репетитор Краснодарского театра балета Юрия Григоровича Олег Рачковский.

Весь мир - театр

Юрий Григорович вспоминал: «Сегодня в Краснодарском театре балета более ста человек - коллектив, точно ориентированный на академическую традицию русского балета. Я много ставлю по миру, и чаще всего просят повторить именно «Спартак», но я вынужден отказывать: не каждой труппе он доступен. А краснодарский «Спартак» покорил Голливуд, и в Японии рукоплескали «Ромео и Джульетте»… Поначалу, когда на гастролях в США шестеро молодых ребят решили не возвращаться с нами, было обидно. Они устраивали свою жизнь, но где они сейчас? Моя краснодарская труппа только в Мариинском театре пять раз по приглашению Валерия Гергиева закрывала сезон: мы показали там почти весь репертуар».

Спрос на зрелищные и масштабные балеты Юрия Григоровича - автора хореографии церемоний открытия и закрытия Олимпиады-80, балетных проектов в римском Колизее, лондонском «Альберт-холле», античных театрах Греции, на площади Сан-Марко в Венеции - открыл Краснодарскому театру балета в первое десятилетие его жизни сцены практически всего мира. «Премьера» покорит Мариинку, Испанию и Италию: «Дон Кихот», «Ромео и Джульетта», «Корсар», «Баядерка» побывали в Испании, Италии, Франции и десятках других стран. Только за время одного турне в Грецию в 2011-м «Спартак» и «Лебединое озеро» в афинском театре «Бадминтон» увидели 22,5 тысячи зрителей. С одних из таких гастрольных поездок началось сотрудничество театра балета с Анастасией Волочковой, долгое время остававшейся его примой.

- Я пришла в театр Юрия Николаевича в 2002 году, когда он ставил балет «Золотой век», но еще раньше в качестве помощника Леонарда Гатова занималась организацией зарубежных гастролей Краснодарского театра балета. Целый год мы готовились к поездке в США: пришлось переводить всю техническую документацию по 80 сценическим площадкам. В Америку театр поехал без переводчика. Через два дня представитель принимающей стороны Роберт Беретта звонит: «Григорович кричит!» и спрашивает, не могла бы я приехать. Оказалось, что их переводчик не знает театральной лексики, а Юрий Николаевич просто не мог представить себе такого отношения, - рассказывает директор Краснодарского театра балета Юрия Григоровича заслуженный работник культуры Кубани Людмила Мертвецова.

Создавая традиции

Юрий Григорович вспоминал: «Когда я впервые приехал в «Премьеру», мы говорили о воссоздании в Краснодаре всех моих балетов. После премьеры своего первого балета, «Лебединого озера», я согласился взять художественное руководство труппой. За двадцать лет я восстановил все свои балеты, а это восемнадцать спектаклей, кроме сюиты из оперы «Садко» Н. Римского-Корсакова и трехактного балета для детей «Аистенок», с которого я начинал в девятнадцать лет. «Коппелию» Л. Делиба я впервые в 2013 году поставил в Краснодаре! Сегодня я приезжаю сюда как во второй дом: привык к людям, театру, городу, у меня здесь хорошие помощники - хранители традиций».

Одними из последних по времени и подлинно блистательных работ Юрия Николаевича в Краснодарском театре балета стали обращения к хореографии великого Михаила Фокина: «Шедевры русского балета» (фрагменты из «Петрушка» И. Стравинского, «Видение розы»
К. Вебера и др.) в 2009 году и «Шедевры «Русских сезонов» в Париже» (дуэты из «Шопенианы», фрагмент «Шехеразады» Н. Римского-Корсакова и др.) в 2011 году. По инициативе Юрия Григоровича в Сочи, где когда-то на горе Ахун на высоте 663 метров над морем его театр балета показывал фрагменты «Дон Кихота» Л. Минкуса, «Раймонды» А. Глазунова и «Легенды о любви» А. Меликова, проходит Международный конкурс «Молодой балет мира», а на даче историка Сергея Худякова открыт музей балета...

- Юрий Николаевич очень долго не соглашался ставить «Легенду о любви» А. Меликова с нашей труппой, мотивируя тем, что цеха «Премьеры» не смогут воспроизвести декорации Симона Вирсаладзе, а научить технике декораций этого спектакля может только художник Большого театра Леонард Власов. Мы связались с ним, но мастер, с которым мы ставили «Спартак», отказался: «Я устал, хочу больше времени проводить на даче». Когда его все-таки уговорили, то поняли, почему упорствовал Григорович. С такой техникой, восстановленной учеником Вирсаладзе Михаилом Сапожниковым, мы не сталкивались: краски на грунте накладывались слоями - от светлого к темному, а лоскутки бархата при театральном свете давали глубину, - вспоминает директор художественно-постановочного комплекса «Премьеры» Валентина Тимохина
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2016 6:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123003
Тема| Балет, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Игорь Вирабов
Заголовок| Спартак и Красс без прикрас
Разговор с Соломоном Волковым об эпохе Юрия Григоровича

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7166 (298)
Дата публикации| 2016-12-29
Ссылка| https://rg.ru/2016/12/29/solomon-volkov-lico-sovetskogo-baleta-eto-grigorovich.html
Аннотация|

Второго января выдающемуся хореографу Юрию Григоровичу исполняется 90 лет. Для одних он и сегодня - реформатор и новатор. Для других консерватор и диктатор. Для третьих… третьи, как всегда, иронизируют. А время выше всех разнотолков. Время прочно связало имя Григоровича с историей нашего Большого театра и историей мирового балета, в которую Юрий Николаевич вошел еще в конце 1950-х. Об этом, собственно, наша беседа с Соломоном Волковым, известным музыковедом и автором новой "Истории Большого театра", которая, надеемся, выйдет в новом году.


Для нас сегодня, безусловно, лицо советского балета - это Григорович. Это огромная эпоха.. Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Соломон Моисеевич, скажите, Юрий Григорович - шестидесятник? У него спрашивали не раз, он отвечал неоднозначно: с одной стороны, ему "всегда были чужды диссидентские порывы и шлейф политического шума шестидесятников", а с другой - "это было замечательное время взаимопонимания, любви, нашего общего легендарного успеха". И все-таки?

Соломон Волков: Когда говорят о шестидесятниках - чаще всего обходят и такие крупные фигуры как Щедрин с Плисецкой, и, с другой стороны, Григорович. Да, кстати, и о Шостаковиче никогда не говорят в этой связи - а ведь его, написавшего два замечательных произведения на стихи Евтушенко, мы абсолютно точно можем причислить к числу тех, чьи имена стали олицетворять эту эпоху. Хотя Шостакович старше многих из них и стал знаменитым задолго до этой волны 60-х… Но что касается Григоровича, несомненно, он поднялся на той же волне.

Вы бывали на его спектаклях в те давние годы? Когда увидели балет Григоровича впервые?

Соломон Волков: В свое время, когда жил в Ленинграде, где я учился в консерватории, увидел его балетмейстерский дебют в Кировском (теперешнем Мариинском) театре - "Каменный цветок" на музыку Прокофьева. Я никогда не был особенным балетоманом, не числю себя таковым, - я, скажем так, музыкоман. Музыка - то, чем я с детства фанатически питаюсь, главный витамин. А в 1958 году мне повезло увидеть на сцене главного городского театра балет на музыку Прокофьева - это было грандиозное событие. Шел смотреть не хореографию незнакомого мне тогда еще Григоровича - слушать музыку Прокофьева. Но был абсолютно сметен идеальным прочтением яркой, сочной новаторской музыки с яркой, сочной и новаторской хореографией…


Труппа понимала: балет великой Плисецкой - это для Плисецкой, балет великого Васильева - это для Васильева. А балет великого Григоровича - это балет для всей труппы. На балете Григоровича можно сделать себе имя

Вы вспомнили о Ленинграде очень кстати. Григорович вырос в "ленинградской атмосфере", она его "сформировала" - так он говорил. А в 1947 году, впервые поставив в ДК имени Горького балет "Аистенок", двадцатилетний Юрий Николавеич одолжил пиджак у товарища - чтобы выйти после спектакля на поклоны… Так все же - что это за атмосфера?

Соломон Волков: Конечно, я не жил в послевоенном Ленинграде, я туда переехал позже, в 1958-м - когда и увидел "Каменный цветок", поставленный за год до того. Поселился в интернате музшколы, где нянечки шепотом рассказывали нам истории из страшных времен блокады. Послеблокадный Ленинград я учился понимать в значительной степени через Ахматову и Шостаковича. Послевоенный Ленинград в значительной степени был городом травмированным. Память о блокаде была жива, говорить об этом было совершенно нельзя, музей блокады Сталин закрыл сразу же в связи с "Ленинградским делом". Помнили, но говорили шепотом.

В русской литературе Петербург традиционно призрачный город, возникший на болоте. В отличие от Москвы, которая, даже не будучи столицей, ощущала себя центром и душой России.

Первая травма этому городу была нанесена еще раньше - когда столица переехала из Петербурга. Андрей Белый же написал: если Петербург не столица, то и нет Петербурга. Но одной из гордостей Ленинграда оставалась культура - так бывает, деньги, которые были вбуханы за два предыдущих столетия в создание петербургской культуры, продолжали окупаться через много-много лет. Там было много чего лучшего - в том числе лучшая хореографическая школа, нынешняя "Вагановка". Но все лучшее перекачивалось в Москву. Вот и Шостакович уехал, и Уланова перебралась. Чем завершилась, едва начавшись, ленинградская карьера Григоровича? Его тоже позвали в Москву…

Зато как ярко биография сложилась! В ленинградце Григоровиче будто закодировано сочетание трудносочетаемого, гремучая смесь: мать - дочь итальянца, царского адмирала, и сестра танцовщика Мариинки, у отца и дворянские, и казацкие корни.

Соломон Волков: Да, он скоро стал главным балетмейстером Большого театра. Но в Ленинград уже не вернулся: оставив много лет спустя Большой театр, стал руководителем балета Краснодарского театра… Если же вернуться к "ленинградской атмосфере" его детства - она складывалась и из травмы блокадной, и из травмы постановления 1946 года, ударившего по двум ленинградским журналам "Звезда" и "Ленинград" - и двум фигурам, Ахматовой и Зощенко… Для творческого человека это была атмосфера навязанной провинциальности. И молодой Григорович вряд ли этого не ощутил на себе.

Кажется, сейчас мало кто помнит, что молодой Григорович влетел в балетный мир новатором. Спустя годы его начнут упрекать как раз в консерватизме. А начинал он революционером?

Соломон Волков: Григорович сделал то, о чем сейчас действительно забывают. Революционным было то, что он сплавил две очень важные традиции. С тридцатых годов на советской сцене царствовал драмбалет, про который позже подшучивали, называя "балетом на тему: парень полюбил девушку, а она полюбила трактор". Хотя все не так просто - у истоков драмбалета стоял не кто иной, как Немирович-Данченко. Он первым, будучи одним из отцов Художественного театра, в послереволюционные годы попытался в Большом театре переделать "Лебединое озеро" в духе МХТ, привнести в оригинальное либретто логику и психологию драмы. Ничего хорошего из этого не вышло. Спектакль вышел - и ни одной рецензии. Спектакль быстро ушел из репертуара. Немирович был разочарован и прекратил сотрудничество с Большим, хотя был очень в нем заинтересован. Но зерно, посеянное Немировичем, стало произрастать…

Раз уж вы заговорили о "Лебедином озере", замечу попутно: все-таки это очень мистический для нашей страны балет. Вот и у Григоровича позже возникнут с ним проблемы. Министр культуры Фурцева запретит новую версию балета Чайковского, хотя, по словам хореографа, его редакция "впервые полностью соответствовала замыслу композитора". Фурцева хотела, чтоб все кончалось хорошо: Одетта не погибала, а их с Принцем любовь побеждала. Одетта наконец скончалась лишь недавно, в восстановленном много лет спустя балете Григоровича… А вы говорите - драмбалет. Его не только в театре, его в жизни хватало.

Соломон Волков: С этим, конечно, не поспоришь. Но что касается драмбалета на сцене, с 30-х годов виртуозность танца, эстетские антраша в нем должны были потесниться в пользу содержательной истории, сюжета. Хореографов теснили режиссеры. Для балета потери, конечно, были неизбежны - но было в этом и нечто востребованное эпохой. Главным достижением советского драмбалета стал "Ромео и Джульетта" на музыку Прокофьева. Балет, поставленный не только хореографом Лавровским, но и режиссером Сергеем Радловым. Для той же Галины Улановой Джульетта стала визитной карточкой, но ей приписывают и язвительную шутку - "нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете". Сейчас это трудно понять, Прокофьев для нас теперь - как Чайковский. А тогда, к середине 50-х, с началом "оттепельного" движения, стали раздаваться все громче голоса: хватит нам драматургических коллизий и производственных балетов - где же танец? И это чудо совершил Григорович. Он создал сплав из лучшего, что было в драмбалете, и возвращенного танца. Для того времени это было революционно.

Тогда, в 1958-м, на сцене Кировского в "Каменном цветке" я увидел двух замечательных балерин. Одна - покойная уже Алла Шелест, которую Плисецкая называла всегда в числе величайших танцовщиц. И Алла Осипенко. Это были суперзвезды, гениальная музыка и гениальное хореографическое действо.

В Большой театр - по словам Григоровича - его позвал главный дирижер, молодой тогда Евгений Светланов, убедивший Фурцеву. И в 1964 году 37-летний Григорович стал главным балетмейстером главного театра страны…

Соломон Волков: По уверениям тогдашнего директора Большого Михаила Чулаки, как ни парадоксально это кажется сейчас, инициатором того, что Юрию Николаевичу предложили эту должность, была все-таки Майя Плисецкая. У которой впоследствии с Григоровичем сложились весьма конфликтные отношения. Так или иначе, Григорович проработал там беспрецедентные 30 с лишним лет. Так долго главным балетмейстером в истории Большого театра не работал никто. Но в итоге для нас сегодня, безусловно, лицо советского балета - это Григорович. Это огромная эпоха. В его распоряжении была одна из двух лучших (Большого и Кировского театров) балетных трупп мира.

За три десятка лет Григорович поставил в Большом театре 16 балетов - многие из них живут в его хореографии по сей день. Не устарели?


Первый состав "Спартака", поставленного Григоровичем в 1968 году, остался легендарным: Васильев, Лиепа, Плисецкая, Тимофеева... Фото: Коньков Александр / фотохроника ТАСС


Соломон Волков: Он создал несколько балетов, которые будут жить еще долго. В особенности, уверен, это относится к балету "Спартак" на музыку Хачатуряна. В свое время я смотрел его в Москве. А летом 2014-го, когда Большой театр приезжал в Нью-Йорк, посмотрел его вновь, с новым составом, понятно. Первый же состав был - легендарный. Владимир Васильев был Спартак, Марис Лиепа - Красс, Нина Тимофеева - Фригия, Эгиной была Плисецкая (хотя они танцевали и ту, и другую партии). Спектакль, как мы помним, получил Ленинскую премию - конечно, это было очень яркое событие. Хотя западная пресса к "Спартаку" всегда была несправедлива. Они никак не могли понять, с каким мамонтом они имеют дело. Мне в Нью-Йорке к этому не привыкать - они Мориса Бежара просто в пух и прах уничтожали, когда он приезжал. Здесь бог Баланчин - это совсем другая эстетика…

Вы вспомнили Бежара. А он, между прочим, родился в тот же год, что и Григорович, почти в тот же день. Григорович второго января, а Бежар - первого. Может, и не стоит искать тайных смыслов в таких совпадениях - и все же…]Первый состав "Спартака", поставленного Григоровичем в 1968 году, остался легендарным: Васильев, Лиепа, Плисецкая, Тимофеева... Фото: Коньков Александр / фотохроника ТАСС[/size]

Соломон Волков: Да, это интересное совпадение. С Бежаром я же был знаком. По одной из моих книг ("Страсти по Чайковскому. Разговоры с Джорджем Баланчиным" - Ред.) не кем иным как Бежаром поставлен балет. Если искать у них что-то общее с Григоровичем - это, пожалуй, мощь высказывания и склонность к нарративу (повествовательности) в балете. Как раз то, за что до сих пор ополчаются нью-йоркские критики - любая попытка нарративности встречается ими в штыки. И к Эйфману, за редкими исключениями, здесь придирались.

Но я видел, как принимает "Спартака" публика - на нее этот балет действует как ураган. Невероятная мощь и сила. Здесь Григорович объединил волнующую личную драму и политический спектакль-аллегорию. Два главных образа, римский патриций Красс и вождь восставших рабов Спартак, - у него две равноценные роли. Ты понимаешь психологические мотивации то одного, то другого, - каждый из нас, если везло, встречал в жизни своего Спартака. И, если не везло, встречал своего Красса, диктатора… Знаете, как говорили Ильф и Петров, вечной иглы для примуса не бывает, а если бы она была - не дай бог, чтобы вечно оставался примус. Слов "навечно", "навсегда" я избегаю. Но уверен, что у этого балета еще очень долгая жизнь. И в значительной степени он до сих пор визитная карточка Большого театра.

Хотя Григоровича даже попрекали Ленинской премией за этот балет. А еще раньше - попрекали парторганы: "Спартака" нельзя везти на гастроли в Америку, потому что слишком много эротики!

Ага, так Григорович еще и "эротоман"? Его же как только ни называли, пытаясь уесть. Хотя, конечно, чаще всего его к началу 90-х стали в духе времени обвинять за "тоталитарные методы правления" в театре. Удивительное дело - даже совсем не балетный заграничный, а скорее политический немецкий журнал "Шпигель" тогда назвал его диктатором. Можно, конечно, спросить - что за дело до балета "Шпигелю"? Но я спрошу о другом: а все же художнику это не вредно - быть диктатором?

Соломон Волков:
Да, он ввел в Большом подлинное единоначалие. Но, знаете, мы говорили как-то с Юрием Любимовым - он любил приводить слова своего большого приятеля Николая Эрдмана: актеры как дети - полчаса играют и пять часов сутяжничают. Сталкиваясь с артистами театра, балета или оркестрантами, я часто думаю про себя - им нужен сильный лидер с диктаторскими тенденциями. На эту тему есть великий фильм Феллини "Репетиция оркестра". Там все доведено до гротеска, но по сути точно. Феллини снял фильм во многом о себе самом. Диктатура в культуре часто разрушительна - так же как и отсутствие лидера.

У Григоровича были все лидерские качества. В итоге это привело его со временем к конфликту с двумя яркими фигурами - с Васильевым и с Плисецкой. Конфликт разгорался, затухал, но в итоге привел к тому, что Григорович был вынужден уйти из Большого в 1995 году. Правда, с 2001 года он возобновил сотрудничество с театром, а с 2008-го он штатный хореограф Большого.

Вот еще, практически афоризм - тоже от Григоровича: "быть дамой, приятной во всех отношениях, в балете невозможно". "Быть добреньким ко всем - для искусства гибель". И еще любопытные факты: при Григоровиче балет Большого театра выезжал на заграничные гастроли 96 раз. А как же железный занавес? Или вот: Григоровичу не давали ставить "Ивана Грозного", потом новую версию "Ромео и Джульетты" Прокофьева - он поставил в Париже, после чего постановку разрешили в Москве. Все это не вяжется с теперешними картонными представлениями об этом времени…

Соломон Волков: Мы многое упрощаем до невозможности. Ошибочно представлять себе и времена Сталина как времена тотального единомыслия. Совершенно нет. Да, последнее слово всегда оставалось за Сталиным именно потому, что он во все вникал. Но даже в сталинское время не было единомыслия. А уж о том, чтобы такое единомыслие существовало в хрущевские или брежневские времена - и речи нет.

Шла постоянная невидимая, подковерная борьба, в том числе и вокруг того, какое произведение, кто будет награжден, кто поруган. Того же "Спартака" легко могли запретить, прочитав в нем прозрачные аллегории Римской империи.

После 1991 года пошли два потока: публиковались секретные прежде документы, и параллельно некие попытки осмыслить историю. Поток архивных материалов показывал, насколько все было сложно неоднозначно и противоречиво. А поток комментариев - наоборот, все упрощал. Выходило, что с 30-х по 50-е годы вовсе не было никакой культуры. Платонов, Мандельштам, Пастернак - их просто исключили из советской культуры. Как такая чушь могла возникнуть в головах - непонятно, но она главенствует. Мне говорят: это же культура антисоветская…

Кстати, любимый фильм Осипа Мандельштама - "Чапаев". Любопытно, неправда ли? Даже этот небольшой штрих заставляет задуматься: и эпоха сложнее, чем сейчас ее стали понимать, и сам поэт куда объемнее…

Соломон Волков: А вы не любили фильм "Чапаев"? То, что мы называем советской культурой, сотни имен, - это огромный культурный пласт в истории России как государства, ценнейший пласт. По мне, если я что-то прочел в детстве и помню до сих пор - значит, это достойное произведение. В нем есть содержание, художественный витамин. Если я до сих пор помню сцены из "Педагогической поэмы", из "Повести о настоящем человеке", "Как закалялась сталь", которые сегодня привычно отправляют в культурный мусорный ящик, - все эти произведения вернутся так или иначе и будут частью общероссийской культурной истории. Объективного взгляда не бывает. Но если будет попытка взвешенной истории - то в ней советский период займет огромное место. Это был жестокий, страшный, кровавый период. Но это был период цветения. Не дай бог жить в такую эпоху. Но культурные ценности создавались удивительные. Вот в этом парадокс.

В 2016 году в Перми поставили балет Прокофьева "Золушка". Действие перенесли в 1957 год. В спектакле некий маститый, но устаревший балетмейстер ставит сказку, но выходит какая-то чушь, и дело поручают начинающему хореографу Юрию Звездочкину, идеологу "хореографического симфонизма"… Критики отнеслись к постановке, скажем так, неоднозначно. Но прозрачные намеки прочитали все.

Соломон Волков: Знаете, я все-таки возвращаюсь к этой идее - как работают коллективные механизмы по производству культурных ценностей: театры, оркестры, балетные труппы? Не только такие гиганты, как Большой или Мариинский, где трудятся по три тысячи человек - в любом театре коллективные усилия требуют единоначалия, лидера. Даже когда человек предлагает смелую альтернативную трактовку, он все равно навязывает ее своей труппе. Хотя в ней могут быть и согласные, и увлеченные этой идеей - и несогласные, неувлеченные. Вот самый последний проект по записи всех симфоний Шостаковича был предпринят на площадке симфонического оркестра Татарстана. Записали все 15 симфоний Шостаковича. Я почитал интервью с оркестрантами - для меня, если нужно взять одну фигуру, которая будет символизировать искусство советской эпохи, это будет Шостакович. По комбинации факторов, и художественной силе, и международному авторитету. Так вот, интервью с оркестром. На дворе 2016 год, многим из них не нравится, не близка музыка Шостаковича, кому-то нравится, кому-то нет. Но играли-то все. Потому что был дирижер… А что касается пермской постановки, которую я, конечно, не видел, - могу сказать только: всякая большая фигура вызывает желание у противников ее ущипнуть, поиронизировать. На самом деле, для меня это лишь еще один пример жизненности данной творческой фигуры, продолжение ее влияния - если с ней продолжают полемизировать.

Балет двадцатого века дал миру ряд крупнейших имен хореографов, ставших авторитетными для всего мира - Баланчин, Ноймайер, Бежар… Григорович для вас - в этом ряду?

Соломон Волков:
Безусловно. В каком-то смысле его конфликт с Васильевым и Плисецкой был неизбежен. Долгое время Григорович оставался на своем посту в Большом театре именно потому, что труппа понимала: балет великой Плисецкой - это для Плисецкой, балет великого Васильева - это для Васильева. А балет великого Григоровича - это балет для всей труппы. На балете Григоровича можно сделать себе имя. И это продолжается по сию пору.

Главным упреком Григоровичу остается один - он много лет не ставит новых спектаклей, лишь переделывает свои старые. Только что, в декабре, в Мариинском театре поставил девятую версию своего "Каменного цветка"…

Соломон Волков: Я об этом тоже думал. На это можно ответить так: да, в мировой культуре есть крупные творческие фигуры, чье наследие ограничивается определенным количеством вечнозеленых произведений. Те же самые "Спартак", "Легенда о любви", "Каменный цветок" и "Иван Грозный" - для меня четыре безусловных шедевра. "Легенду о любви" многие считают наивысшим достижением Григоровича с точки зрения хореографической - для меня все-таки высшим остается "Спартак". Мои симпатии всегда - к произведениям, в которых сплавлены психология, личная драма и политический месседж. Но все эти четыре балета будут ставить, в них будут осуществляться, становиться звездами и получать от аудитории ответную волну обожания, понимания и почитания все новые и новые поколения танцовщиков. И за одно это балетные люди всегда будут благодарны Григоровичу.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 18, 2017 3:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 31, 2016 2:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123101
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Денис Родькин
Автор| Юлия Гусарова
Заголовок| Денис Родькин. Полет нормальный
Где опубликовано| © «Сноб» #07 (91) декабрь 2016
Дата публикации| 2016-12-15
Ссылка| https://snob.ru/magazine/entry/117938
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Двадцать шесть лет, год в статусе премьера Большого театра. Все главные роли в основных балетах страны – его: Спартак, принц Зигфрид и Роберт в «Лебедином озере», Курбский в «Иване Грозном», Хозе в «Кармен-сюите». Денис Родькин рассказал «Снобу» о конкуренции, отношении к творческим неврозам и имиджу в соцсетях


Фото: Владимир Фридкес

Первым делом невольно смотрю на обувь: фотографий Родькина «в штатском» не так много. На одном из самых «летучих» танцовщиков балета – белые Nike Air Force. Его имидж вне сцены сложно представить. Редкие посты в инстаграме, в фейсбуке по одной записи в месяц, а то и в два – в основном фотоотчеты с выступлений. Никакого мелькания на вечеринках с селебрити; быт – за занавесом. Сегодня каждый хоть самую малость известный артист пестует свой сетевой образ и монетизирует его как может, заигрывая с публикой. Денис ухмыляется на мои комментарии его соцсетей: «А что нужно показывать – что я ем на завтрак? Самому сложно заниматься своим публичным имиджем, я не знаю механизмов. У нас есть пресс-служба – наверное, это она должна делать. Подойдите к любому человеку за соседними столиками и спросите, кого из артистов Большого театра он знает, – назовет Цискаридзе и Волочкову. Не знаю, что должна сделать пресс-служба, чтобы изменить эту ситуацию. Да и нужно ли ее менять. Балет – закрытое искусство, и превращение его в попсу, возможно, не приведет ни к чему хорошему». Так считает премьер Большого, хотя танец Сергея Полунина в клипе под самую известную песню Hozier стал большим событием в поп-культуре, Полунин же снимается для Dior и Marc Jacobs, год назад выходит американский сериал «Плоть и кости» про балетную кухню, Puma делает кампанию с балеринами – какое уж там закрытое искусство.


Фото: Владимир Фридкес

Неформального Родькина скорее можно найти на страницах других танцовщиков со всего мира – многие желают сфотографироваться с невероятным русским, к которому на Западе относятся как к уникуму, а на Востоке – как к богу. Просто русские после постановок Григоровича – к ним начинают готовиться еще со школы – могут все. А вот иностранцы к нашей хореографии не готовы: «После нашего репертуара мы готовы ко всему и можем танцевать французскую, датскую хореографию – да какую угодно».

Денис говорит, что танцовщику в России состояться очень сложно: «Много есть историй о том, как люди, которым в училище прочили большую карьеру, приходили работать в театр и оказывались там не нужны, потому что у них не хватало определенных данных для роли. Например, молодой человек может быть способным, прыгучим, но для принца ростом не вышел, а для роли шута, наоборот, крупноват. Такие девочки, мальчики уезжали за границу и делали там прекрасную карьеру. Там диапазон возможностей больше: можно станцевать принца Зигфрида при росте ниже ста семидесяти. Не только в Большом, но и в России вообще такого просто быть не может».

История появления Родькина в Большом театре уникальна. В труппе он единственный, кто окончил не Московскую государственную академию хореографии (основную кузницу кадров для ГАБТа) и не просто пошел дальше кордебалета, а поднялся до статуса премьера. Родькина, выпускника хореографического училища при театре танца «Гжель», заметил Цискаридзе и практически сразу поставил на роль принца в «Лебедином озере». «Ставку на меня никто не делал, но я не сдавался и в итоге оказался нужным театру» – феноменальной выворотностью стопы и другими характеристиками, дающими студентам МГАХ шанс попасть в Большой, он не отличался, но прыгал при своем немалом росте великолепно.

Отношения с балетом начались, когда Денису Родькину было восемь лет, – он заснул в театре на «Лебедином озере». Тогда он уже учился в подготовительной группе балетной школы при «Гжели». Уходя из театра с родителями, он думал, что ничего более унылого, чем балет, в жизни не видел и не будет с ним связываться, но заниматься все-таки начал. В одиннадцать лет он сел на шпагат. Сидел, плакал и не понимал, зачем он терпит эти издевательства над телом. Мечты о сцене и в мыслях не было, на уме – одни компьютерные игры, в планах на будущее – работа машинистом поезда Москва–Владивосток: «нормальная мужская профессия».

Сначала в балетной школе его удерживала мать, которая не хотела, чтобы Денис болтался на улице без дела: «Я бы мог стать шпаной, и мама этого боялась. Два года она повторяла, что балетная школа мне нужна для здоровья, для осанки, говорила, мол, позанимаешься пару лет и потом уйдешь. Но за это время я сам втянулся – из-за друзей. Я туда ходил не ради танцев, а чтобы с пацанами устраивать всякое – на меня всегда жаловались завучу. Меж тем мне все предметы хорошо давались, кроме математики». И вот когда Родькину исполнилось шестнадцать лет, свершилось: он решил выбрать танцы своим делом и больше не передумывал. Запоем смотрел выступления мэтров в записи, ходил заниматься в зале, даже если на календаре было 1 января. «Мои сверстники из балетной школы работают кто стюардессой, кто кассиром, кто танцует на выступлениях Бабкиной и Кадышевой. Они на меня как будто немного обижены. А за что обижаться? Когда все шли пить, я шел в зал», – вспоминает Денис.

Родькин словно бережет эмоции для Большого, для Спартака, обходясь вне сцены улыбкой снисходительной вежливости поверх poker face. Что у него в голове, когда он танцует принца Зигфрида или Роберта (в русской версии – Злой гений) в «Лебедином озере»? «Отрицание, ненависть изобразить просто. Мой Злой гений – интриган, которому наплевать на людей. Чем сильнее скривишься в этой партии, тем лучше. Положительных персонажей играть гораздо сложнее, чем отрицательных. Когда я выхожу как принц, я пытаюсь свой внутренний мир очистить от всего плохого, пытаюсь быть абсолютно правильным в постановке позы». Внутри Злого гения комфортнее, но принц на записи выглядит, по словам Дениса, убедительнее.

«Я всегда разочаровываюсь, когда смотрю запись своего танца в первый раз. Иногда просто в небольшую депрессию впадаю. На десятый просмотр я начинаю видеть не только плохое». Единственная партия, которой он полностью доволен, – это Хозе в «Кармен-сюите», хотя партия давалась нелегко: руки не соединялись с ногами, на репетициях первое время приходилось завязываться в узел.

На слова о том, что Большой – это мясорубка, Родькин продолжает улыбаться. В его глазах не отражается ни тени лиха, что гуляло по главному музыкальному театру страны в 2013 году. Poker face – идеальное лицо ГАБТа. Денис работает в Большом театре девять лет, и за это время, как он говорит, никто ни разу ему не вредил. «Наверное, последнее, что вы читали про Большой, – это то, что в художественного руководителя плеснули кислотой. С тех пор многое изменилось. Сейчас у нас все спокойно. Некоторые танцовщики говорят в интервью, что их кто-то финалгоном намазал, что потом начало кожу жечь. Мне кажется, они просто преувеличивают. В училище я думал, что в Большом люди сжирают друг друга. Конкуренция есть, конечно. Но вовсе не такая сильная, как я ожидал. Никакого зверства. Кто-то может перестать здороваться, но, Господи, это же такая ерунда». И все.

Неврозы на работе – с кем угодно, только не с ним. Да, швыряет стулья об стену в раздевалке, если на спектакле что-то не получилось, но кто не швыряет. «Черный лебедь» Аронофски ему не нравится: антиреклама сплошная. «Хотя у девушек бывают проблемы. Когда партнер не может их поднять, они начинают посыпать голову пеплом, плачут, хотя, может, парень просто слабак». Раньше Денис был суеверным и буквально следил за тем, с какой ноги в день премьеры встать и что съесть на обед, но потом даже это прошло. Осталась только ритуальная бессонница перед премьерой, и та не от страха, а от предвкушения. «Чем меньше я ночью сплю, тем лучше танцую потом, потому что сон как будто стирает всю работу, которую накануне проделал в зале».

В конце разговора Денис признается, что, когда приходится выплевывать легкие во время сложных партий, как, например, в «Спартаке», он испытывает удовольствие. Почти таким же тоном, с каким мальчики хвастаются шрамами, говорит, что недавно выходил танцевать с адской болью в ноге и ходит хромой. На мой немой вопрос отвечает: «Ненавижу пропускать концерты, потом неприятная пустота внутри. Надо танцевать, пока танцуется, ведь в тридцать восемь лет уже не попрыгаешь».

Если Родькин не танцует, то ходит в оперу. «Банально, да? Я приверженец всего классического». Он уже смирился с тем, что со временем превратится в заядлого консерватора во всем. С плеером по улице уже не ходит, но станцевал бы под многое: «Хоть под Майкла Джексона. Хотя лучше него самого это никто не сделает. Но круче всего, знаете, было бы станцевать под живой орган – никто этого не делал. Не знаю, стоит ли об этом говорить – может, для вас это глупость какая-то. Но только вспомните, каким сильным может быть звук живого органа. Я бы просто прыгал и прыгал без остановки под этот звук – минуты три. А потом бы просто рухнул за занавесом».
---------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 31, 2016 4:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123102
Тема| Балет, Новосибирское государственное хореографическое училище, Персоналии, Александр Василевский
Автор| Лилия Вишневская. Фото автора
Заголовок| Александр Василевский: «Классика является фундаментом новосибирской балетной школы»
Где опубликовано| © Бумеранг №45 (738)
Дата публикации| 2016-12-15
Ссылка| http://bumerang.nsk.ru/news/culture/Alexander_Vasilevsky/?sphrase_id=11897
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Гала-концерт, посвященный юбилею Новосибирского государственного хореографического училища открыла композиция из балета Адана «Корсар» в исполнении учащихся учебного заведения. Знаменитые выпускники, в том числе народная артистка России Анна Жарова и солист Большого театра Семен Чудин, выступили во втором отделении. Публика с восторгом аплодировала виртуозному исполнению партий из «Лебединого озера», «Спартака» и «Спящей красавицы»...

Ежегодно в театре проходят отчетные концерты НГХУ, на которых будущие артисты демонстрируют свое владение языком классической и современной хореографии. Для них это очень важный рубеж: получить представление о том, чем большая сцена отличается от учебного класса – значит, сделать серьезный шаг к будущим профессиональным успехам. Так было и вечером 6 декабря. Зрители получили уникальную возможность увидеть необыкновенный концерт, когда в одно время и в одном месте собрался цвет российского балета: Иван Васильев, Семен Чудин, Вера Сабанцева, Анна Жарова, Наталья Ершова, Анна Одинцова, Анна Гермизеева, Ольга Гришенкова, Михаил Лифенцев, Роман Полковников...


О выпускниках и задачах, которые ставит перед собой славное учебное заведение, рассказал директор Новосибирского государственного хореографического училища Александр Василевский.

– Это настоящий праздник новосибирского балета! Много лет наша школа работала с театром как единый творческий организм. Мы с гордостью говорим, что балетная труппа НОВАТа почти полностью состоит из наших выпускников. Мы почитаем наших преподавателей, профессионалов – благодаря им наша балетная школа является одной из четырех ведущих федеральных балетных школ России.

– Кто-нибудь считал, сколько ребят было выпущено из стен училища за годы его существования?

– В общей сложности 750 артистов балета. В этом году у нас состоялся 53-й выпуск. Вроде бы цифра небольшая, но один выпуск – это 8 долгих лет. И каждые 8 лет мы растим, шлифуем таланты своих воспитанников, чтобы они так же блистали на сцене, как наши российские звезды, которые приехали сегодня в Новосибирск, чтобы поздравить с юбилеем Новосибирское хореографическое училище.



– География выпусков новосибирского хореографического училища достаточно широка. В каких городах и странах работают воспитанники вашего училища?

– Основная задача учебного заведения, в первую очередь – обеспечить кадрами наш огромный, масштабный театр. И мы эту функцию выполняем. Но мы не можем остановить развитие ребят, остановить их творческий уровень. Если артисты достигают определенной высоты, они вольны выбирать себе любой театр. Наши выпускники работают в США, Канаде, Швеции, Швейцарии, Республике Корея, Японии... Наша школа гордится не только тем, что мы пополняем своими кадрами балетную труппу НОВАТа, но и тем, что очень интересно представлены по всему миру.

– Мы можем говорить о новосибирской балетной школе?

– Безусловно! Наша школа возникла из слияния двух великих русских балетных школ – московской и ленинградской. Первыми солистами нашего театра были солисты и выпускники театров Москвы и Ленинграда. Постепенно складывалась наша – новосибирская – традиция: своеобразная, интересная, необыкновенная. Это принесло свои плоды, и поэтому сегодня мы имеем такие замечательные результаты.

– А бывали годы неурожайные в плане выпусков?

– Выпуск у нас происходит каждый год. Правда, год на год не приходится. Это может быть и 9 человек – как в 2015-м, и 13 – как в 2016-м. При Советском Союзе были выпуски по 16 и 20 человек. Но в любом случае большинство наших воспитанников остаются в Новосибирске. У нас крупный репертуарный театр. Его масштабы настолько привлекательны творчески, что неизбежно обращают на себя внимание талантливой, подающей надежды молодежи – прежде всего спектаклями и партиями. Кроме того, колоссальных размеров сцена предполагает разнообразные лаборатории для творчества и смелых экспериментов. Это огромная ценность для артистов!



– Конкурс в ваше училище немалый. Трудно, навероне, отбирать таланты?

– Конечно, нелегко! Ведь мы не можем взять любого ребенка, мечтающего танцевать на сцене, и сделать из него артиста балета. Ни одному, даже самому талантливому, педагогу это не под силу. Наших детей создает только Господь Бог и природа-матушка. И очень редко опускает их на землю. Теперь вы можете себе представить, как нелегко их найти! Как трудно нам приходится даже на этапе набора. В процессе учебы тоже неизбежен отсев. Далеко не все студенты становятся артистами балета: кто-то не выдерживает нагрузок – в училище дети занимаются шесть дней в неделю, кто-то, особенно в переходном возрасте, теряет пластичность и не растет в профессиональном плане. К тому же, есть риск получить травму, после которой о карьере танцовщика придется забыть. Наконец, некоторые просто решают уйти из балета в другую профессию.

– В рамках преемственности артисты НОВАТа дают мастер классы вашим учащимся, помогают им оттачивать мастерство?

– Многие артисты театра являются педагогами хореографического училища. Чаще всего это происходит под занавес карьеры. У нас преподают заслуженные артистки России: Анастасия Данилова, Людмила Побелина, Татьяна Капустина; замечательный педагог, наш выпускник Андрей Шашьшин. Из молодых – Анастасия Лифенцева, Юлия Путникова... Педагог – профессия особая. И тот, кто блестяще танцевал на сцене, не всегда может стать педагогом. Для этого нужно иметь особый талант. И только люди, обладающие уникальным даром, свойственным этой профессии, преподают в нашем учебном заведении. Таких избранных педагогов считанные единицы. Мы их очень любим и ценим, потому что их профессионализм и мастерство – самое ценное для нашей школы. Есть такие преподаватели, которые обеспечивают хорошие знания и профессиональное мастерство – значит, школа живет, школа состоялась.

– Отличается ли современная система подготовки артистов балета от советской? Мощной, великой, давшей миру столько звезд балетной сцены!



– Мы стараемся, чтобы она не отличалась. Ведь балет – это в хорошем смысле консервативное искусство, он, прежде всего, славится традициями. И эти традиции мы стараемся сохранить, несмотря ни на что. Ведь пока мы сохраняем консерватизм русской балетной школы, русской классики, сохраняем великие постановки русских хореографов – «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Дон Кихот», «Корсар» – до тех пор русская балетная школа будет жить. В этой традиции, в этой основе – наши корни, наша слава. Безусловно, современное развитие танца никто не отрицает. Нельзя замкнуться на прошлом и не воспринимать современных тенденций балета – пластических, образных, характерных. Сегодня в училище преподается современный танец: контемпорери, модерн, джаз... Юные воспитанники на наших концертах исполняют номера современных постановщиков с очень интересной концепцией пластики. Но владеют они этими элементами, прежде всего потому, что воспитываются на классическом танце. Именно классика является фундаментом нашей балетной школы.
------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 447
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Сб Дек 31, 2016 4:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123103
Тема| Балет, Большой театр
Автор| Анна Кочарова
Заголовок| Последний вечер: что показывали в Большом 31 декабря в разные годы
Где опубликовано| © МИА "Россия сегодня" - РИА Новости
Дата публикации| 2016-12-31
Ссылка| https://ria.ru/culture/20161231/1484980218.html
Аннотация|

Последний вечер: что показывали в Большом 31 декабря в разные годы



Анна Кочарова, обозреватель МИА "Россия сегодня"

Последний вечер в году многие предпочитают проводить в театре или концертном зале. Главный спрос в этот предновогодний вечер – на "Щелкунчиков" разных мастей. Но балет Чайковского и сказка Гофмана не всегда были непременным атрибутом новогодних и рождественских праздников. Мы изучили афиши Большого театра и выяснили, как развлекалась столичная публика в разные годы 31 декабря.

1901 год. Балет "Спящая красавица"

В последний вечер уходящего 1901 года публика в Большом смотрела сказочный балет Чайковского "Спящая красавица". К этому моменту "Щелкунчик" уже был написан, но еще не шел на московской сцене.

Впрочем, на протяжении многих десятилетий афиша предновогоднего вечера Большого ничем не отличалась от будничного репертуара. Играли то, что можно было поставить в репертуар, исходя из занятости артистов и музыкантов.

1910 год. Опера "Дон Кихот"

В этой постановке оперы Массне легендарный бас Федор Шаляпин не только исполнил главную партию, но и впервые выступил в качестве режиссера. Ставил он этот спектакль, что называется, под себя. Возможно, именно поэтому постановка недолго просуществовала на сцене Большого. Ведь частота показов зависела от графика выступлений легендарного певца.

1924 год. Балет "Тщетная предосторожность"

Известно точно, что этот балет показывали в Большом 31 декабря дважды: в 1924 и в 1943 году. На заре советской власти, когда празднование Нового года было запрещено в принципе, "Тщетная предосторожность" в постановке знаменитого хореографа Александр Горского могла стать прекрасным вариантом времяпрепровождения в последний вечер года. Незамысловатый сюжет со счастливым концом и массовые сцены деревенских праздников спектакля создавали соответствующее настроение.

1945 год. Опера "Ромео и Джульетта"

Великолепную оперу Гуно "Ромео и Джульетта" заядлые театралы пошли смотреть 31 декабря 1945 года в филиал Большого театра – ныне это здание театра Оперетты. Эта сцена была невероятно популярна, зал никогда не пустовал. Впрочем, историческое здание Большого также было уже открыто после ремонтных работ. Во время войны туда попала бомба, однако театр восстановили еще в 1943 году.

1954 год. Опера "Евгений Онегин"

Большой театр был первой сценой, где поставили эту знаменитую оперу Чайковского. На премьере дирижировал, кстати, сам автор. С тех пор спектакль в разных версиях остается одной из наиболее популярных постановок театра. В том числе и нынешняя постановка Дмитрия Чернякова на Новой сцене. Всего в Большом было 11 вариантов "Евгения Онегина".

1962 год. Балет "Конек-Горбунок"

Большинство балетов композитор Родион Щедрин писал для своей знаменитой супруги – великолепной Майи Плисецкой. Детская сказка "Конек-горбунок" не была исключением. Художник Борис Волков создал красивые костюмы, в первую очередь для Майи Михайловны, голова которой была украшена роскошной короной.
За дирижерским пультом стоял Геннадий Рождественский. Однако, несмотря на присутствие в постановке настоящих звезд, спектакль прошел 120 раз за 16 лет существования на сцене Большого.

1980 год. Балет "Щелкунчик"

Сегодня балет "Щелкунчик" стал для нас главным новогодним спектаклем. Однако на московской сцене он появился не сразу. Премьера состоялась в Мариинском театре в 1892 году, а в Большом "Щелкунчик" поставили только в 1919 – хореограф Александр Горский и художник Константин Коровин. Известно, что эта версия балета шла в течение года.

В 1930-е было две версии – Александра Монахова и Василия Вайнонена. Нынешним спектаклем "Щелкунчик" мы обязаны хореографу Юрию Григоровичу. Он поставил свою редакцию балета в 1966 году, которая идет на сцене по сей день.

Традиция показывать "Щелкунчика" в конце декабря — начале января сложилась в театре не сразу. Однако, как видно из программок, его играли 31 декабря уже в 1980 году. Окончательно новогодним "Щелкунчик" стал с приходом в труппу Николая Цискаридзе, который в последний день года отмечает день рождения.

"Щелкунчик" был и остается, возможно, самым популярным балетом Большого. Однако, как говорят в театре, для труппы это колоссальная нагрузка. Ведь если солисты в разных составах меняются, то кордебалет выходит на сцену гораздо чаще. И то, что для зрителя становится прекрасной новогодней сказкой, для артистов оборачивается тяжелыми трудовыми буднями.

РИА Новости благодарит за помощь в подготовке материала директора музея Большого театра Лидию Харину.

ФОТО ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 31, 2016 4:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123104
Тема| Балет, Astana Opera, Персоналии, Анна Антоничева, Андрей Меркурьев (БТ)
Автор| Наталья ГАПОНОВА
Заголовок| Красавица из Большого
В Astana Opera выступили солисты балета Большого театра. И это было сказочное выступление!

Где опубликовано| © «Республиканская газета «Казахстанская правда»
Дата публикации| 2016-12-30
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/articles/view/krasavitsa-iz-bolshogo1/
Аннотация|



«Спящая красавица» Петра Ильича Чайковского принадлежит к мировым шедеврам балетного искусства. Созданный более ста лет назад балет и сегодня не сходит со сцен ведущих театров. В Астане, как и в Москве, в Большом театре, постановку спектакля осуществил выдающийся хореограф современности, Народный артист СССР Юрий Григорович.

В основе сюжета «Спящей красавицы» – одноименная сказка Шарля Перро, знакомая и любимая нами с детства. Поэтому на этот балет пуб­лика спешит с особым чувством – как на встречу с детством, когда ты абсолютно уверен, что силы добра непременно разрушат все злые чары. И как в детстве, с замиранием сердца зрители следят за событиями в королевстве, где правит король Флорестан, при дворе служит забывчивый церемоний­мейстер Каталабют, а на день рождения принцессы Авроры приходят самые настоящие феи, среди которых добрая Фея Сирени и злая Фея Карабос.

Партию принцессы Авроры исполнила прима-балерина Большого театра – народная артистка России Анна Антоничева, принца Дезире – ведущий солист театра, заслуженный артист России Андрей Меркурьев.

Анна Антоничева задействована почти во всех постановках Большого театра. Кроме того, знаменитая балерина является постоянной участницей международного проекта «Звезды ХХI века», гала-концерты которого проходят в разных странах и на разных континентах. Не менее известен ее партнер – звезда российского и мирового балета, талантливый хореограф Андрей Меркурьев, лауреат ряда международных конкурсов, обладатель Национальной театральной премии «Золотая маска». Добавим также, что А. Меркурьев уделяет большое внимание поддержке молодых дарований. Так, он учредил именной приз «За правду образа, эмоциональность и выразительность» Международного конкурса артистов балета им. Екатерины Максимовой «Арабеск».

– На создание образа Авроры меня вдохновляют несравненная музыка Чайковского и великолепная хореогра­фия Юрия Григоровича. Эмоциональность, лиричность, одухотворенность, светлая романтика, ясность и праздничность этого произведения всякий раз увлекают в мир волшебной сказки и одновременно дают пищу для философских размышлений, – говорила перед спектаклем А. Антоничева.

В роли Феи Сирени предстала Анель Рустемова, Феи Карабос – Бауржан Мекембаев, Голубой птицы – Еркин Рахматуллаев. Симфоническим оркестром Astana Opera дирижировал заслуженный деятель РК Айдар Абжаханов.

Звучала волшебная музыка, массовые танцы сменялись вариациями, и, разумеется, настоящая любовь преодолела все препятствия и самые страшные заклятья. Принц Дезире поцеловал красавицу Аврору, и на их свадьбе веселились герои волшебных сказок – Голубая птица, Кот в сапогах, Красная шапочка и Волк, Золушка…

Кстати, в Astana Opera накануне и в дни новогодних праздников по уже сложившейся традиции будет идти еще один известнейший балет-сказка Чайковского – «Щелкунчик». Это тоже волшебный спектакль, одинаково любимый и взрослыми, и детьми.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика