Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 11, 2016 11:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121101
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА, Персоналии, Матс Эк, Ана Лагуна, Ивана Аузели
Автор| Вадим ГАЕВСКИЙ
Заголовок| Поэма о топоре
Где опубликовано| © Газета «Экран и сцена» № 23
Дата публикации| 2016-12-10
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=5852
Аннотация|


Сцена из балета “Топор”. Фото Lesley Leslie-Spinks


Матс Эк остается верен себе – изумляя шокирующей новизной и возвращая к подлинным, вечным ценностям жизни. Самый авангардный балетмейстер многих последних лет сочиняет балетный спектакль “Топор” – безумный спектакль “Топор”, благородный спектакль “Топор” – используя и как название, и как реквизит, и как метафору самое архаичное орудие, издавна служившее, и продолжающее не очень заметно служить, нормальному, естественному человеку. На улице век электроники, в моде гаджеты, в сумках актеров смартфоны, а в руках у почти шестидесятилетнего Ивана Аузели, сильных мужицких руках бывшего многолетнего премьера эковской труппы, настоящий топор, и он, балетный танцовщик Аузели, точными ударами раскалывает одно за другим настоящие поленья. Конечно, укор современности, посрамление “высокой моды” наших дней, точный удар по всем горожанам, забывшим о своем сельском прошлом. Я думаю, что ход мысли Эка оценил бы Борис Пастернак, у которого в романе “Доктор Живаго” заглавный герой, интеллигентный московский врач и поэт-модернист, оказавшийся вдали от Москвы, тоже рубит дрова и тоже делает это со страстью.

Но напоминаю: “Топор” – это театральный спектакль, и даже балет, и в нем, как полагается, нет разговорных диалогов, нет слов, но есть все, что должно быть в балете. В центре обязательный танцевальный дуэт (в данном случае полутанцевальный), можно сказать: балетное адажио, поскольку музыка – знаменитое “Адажио” Томазо Альбинони (хотя и чуть удлиненное и переложенное для исполнения струнным квартетом). А в начале – обязательный балеринский выход, совершенно, конечно, небывалый выход спиной к зрительному залу, с правой ногой, вытянутой в сторону, в прыжке эксцентрическом и высоком. Такая вот балерина-паяц, балерина-циркачка, балерина-акробатка.

Балерина – Ана Лагуна, гениальная Ана Лагуна, не утратившая ни гениальности, ни гибкости, ни азарта. Но танцующая то, что в молодости не приходилось танцевать, – нежность к своему суровому молчаливому другу. Никогда не думал, что кульбитами можно разыграть, показать, передать непередаваемую близость. Близость театра, цирка и насущных хозяйственных нужд. Близость немолодой женщины и немолодого мужчины.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 11, 2016 11:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121102
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА
Автор| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| Притча о Present Continuous
Где опубликовано| © Газета «Экран и сцена» № 23
Дата публикации| 2016-12-10
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=5850
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Четвертый Context – фестиваль Дианы Вишневой – стал лучшим. Сжатый по срокам и художественно концентрированный: гала-открытие, международная программа, конкурс молодых хореографов. В качестве бонусов были предложены публичная встреча с Матсом Эком, насыщенная кинематографическая программа и серия воркшопов.

Две кульминации фестиваля случились в первый же вечер.

В балете Охада Нахарина “B/olero” Диана Вишнева появилась вместе с Орели Дюпон. Удивительно само по себе сотрудничество с отошедшей от сцены этуалью Парижской оперы, с этого сезона взявшей на себя руководство главной балетной труппой Франции. Но еще более интригующим был выбор дуэта культового израильского хореографа. Название разбито на две части косой чертой неспроста, как и неслучайно использование музыки Равеля в аранжировке японца Исао Томита. Это дает ключ к хореографической мысли о профессиональной жизни танцовщиц, коллег, соперниц. Нет, начинают они в унисон, и метрономные движения выполняются сразу же на большой скорости, ее две балерины держат и не сбавляют. Но в какой-то момент одна из них, Диана Вишнева, выбивается на шаг вперед, прежде чем вернуться обратно в ритуальный рисунок. Тем самым хореографом пресекает индивидуальность, она, по Нахарину, должна быть спичкой в пламени, в ансамблевом горении. Но вдруг музыка обрывается и возникает статика. Под конец десятиминутного марафона, сидя на корточках, обе исполнительницы всматриваются вдаль: то ли наблюдают за танцем другой пары, то ли осознают упущенные возможности. Однако они снова поднимаются в полный рост и своим дуэтом договаривают до конца мысль о том, что в упущенных, на первый взгляд, возможностях копится бесценный опыт, который в дальнейшем непременно найдет себе применение.

Сочинение Нахарина пятилетней давности прозвучало в Москве не ностальгией по утекающему времени, но манифестом Present Continuous. В исполнении двух ярчайших балерин своего времени “B/olero” ознаменовало их личное акме на территории contemporary dance. Следует учитывать и то, что у Орели Дюпон за спиной спектакли Пины Бауш и Саши Вальц, у Вишневой – Каролин Карлсон и Анжелена Прельжокажа, и у обеих – Матса Эка.

Из событий экстраординарных – приезд шведского гения на фестиваль, хотя в Москве он не впервые. Встреча-разговор с Матсом Эком в Гоголь-центре, российский кинопоказ спектакля “Место”, поставленного на Ану Лагуну и Михаила Барышникова, российская премьера “Ахе” (“Топор”). Это еще далеко не весь контекст, с ним связанный. Также демонстрировался документальный фильм “Матс Эк – хореограф” (режиссер Андреас Содерберг), погружающий в процесс создания в 2013 году выдающейся работы “Джульетта и Ромео” в Шведском Королевском балете. Эта постановка уникальна тем, что за масштабный балет Эк не брался около пятнадцати лет. Все это время он работал преимущественно в шведском театре “Драматен” и сочинял дуэты и трио, такие как “Память”, “Место”, “Другой”, “Ickea”. “Место” никогда не будет показано в России, поскольку Михаил Барышников не приезжает сюда, а запись не передает всей полноты живого впечатления. Поэтому чрезвычайно важно, что последняя работа семидесятилетнего Матса Эка доехала до Москвы.



В “Топоре” на сцене – дровосек в исполнении Ивана Аузели, недавнего Герцога в “Джульетте и Ромео”. Иван Аузели в прямом смысле слова на протяжении нескольких минут рубит и рубит дрова. Представьте себе помешанного постаревшего Лопахина. Кстати, “Вишневый сад” в эковской постановке не мог не запомниться тем, кто видел его в Москве в 2010 году, и где Шарлотту незабываемо играла Ана Лагуна. Интересный парадокс: чем старше Лагуна, тем она прекраснее на сцене. Перескакивая с ноги на ногу, легко и стремительно она пересекала в “Топоре” авансцену спиной к зрителям – Аузели к ней ноль внимания. Она и так, и эдак пробивалась к нему, он словно зомбирован. И вот ей удается вплести в его движения воспоминания о них прежних, и тут становится понятным, что эта женщина вынуждена вот так растапливать его сердце всю жизнь. В одной из сцен она, словно всадница, усаживается на поленницу и ждет очередного взмаха топора, недосказанной фразой повисающего в воздухе. Так просто и выразительно Эк противопоставляет уязвимость мужчины-топора и его нерасторжимость с женщиной-рубанком. Камерный “Топор” вырастает, в том числе и благодаря великой Лагуне, в грандиозную пьесу о человеческих отношениях, невероятно полнокровных, а местами по-чаплиновски нелепых. И все это, несмотря на то, что дуэт разворачивается под реквиемное “Адажио” Альбинони в загадочном авторстве Джадзотто.

Выступления знакомой нашей публике труппы Bejart Ballet Lausanne и незнакомой Alonzo King Lines Ballet достаточно подробно освещены московской прессой. Добавлю лишь, что спустя десятилетие после ухода Мориса Бежара брюссельская труппа пребывает в прекрасной форме, а его преемник Жиль Роман весьма интересен как хореограф, если судить по фрагменту из “Цвета блюза” и балету “Словно с луны свалившимися”, – чего нельзя было сказать о хореографии Романа еще несколько лет назад. Впервые появившаяся в России американская труппа Алонсо Кинга запомнится виртуозностью и мощью. И если продолжить размышлять о связях с могиканами, то на афроамериканца Кинга явно повлиял Театр танца Гарлема, основанный учеником Баланчина Артуром Митчеллом.



И о делах наших внутренних. Context в четвертый раз проводит конкурс молодых хореографов. Из шести финалистов этого года стоит выделить Ольгу Васильеву (Петербург), Софью Гайдукову (Москва) и Марию Сиукаеву (Москва). Этих трех девушек-хореографов объединяют поиск стиля, интересное решение пространства и тяга к повествовательности. Однако в “The Room” у Ольги Васильевой, нынешней победительницы конкурса, заметен намеренный уход от литературоцентризма, что только делает ей честь. Темой ее постановки роман “Идиот” не является, хотя узловые моменты отношений трех главных героев довольно легко прочитываются. Открытого приема не боится Софья Гайдукова в “Райском”, заявляя миниатюру «по мотивам “Обрыва”», – и не проигрывает. Этот путь приводит ее к лапидарности человеческих жестов, внятно передающих отношения героя с тремя дамами. А дизайнерские костюмы только играют на усиление общего впечатления. И третий вариант – как раз не прочитываемый сюжет про леди Макбет у Марии Сиукаевой, хотя она и заявляет в “12 minutes of insomnia” о знаменитой шекспировской пьесе. Но страстное ее исполнение искупало некоторое несоответствие замысла и результата.

Не секрет, что основательница фестиваля Context Диана Вишнева с юности заворожена современным танцем. Благодаря своему вдохновению и упорству она сотрудничала с большинством действующих мировых балетмейстеров. И сегодня не перестает искать хореографа-единомышленника. Диана Вишнева еще наверняка удивит всех в российской постановке молодого хореографа – участника ее собственного Context’а.



Сцена из балета “B/olero”. Фото И.ТУМИНЕНЕ
Сцена из балета «The Room». Фото Д.ВОЛКОВОЙ

Сцена из балета «Райский». Фото Д.ВОЛКОВОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 11, 2016 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121103
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Людмила Безрукова (Санкт-Петербург)
Заголовок| Девятый "Цветок"
Юрий Григорович встречает 90-летие премьерой в Мариинском театре

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7149 (281)
Дата публикации| 2016-12-11
Ссылка| https://rg.ru/2016/12/11/reg-szfo/iurij-grigorovich-nikogda-ne-otkazhus-ot-pochetnogo-zvaniia-peterburzhca.html
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ


Юрий Григорович: Люблю старую Мариинку. Чувствую себя здесь как дома, все тут мне родное. Фото: Зураб Джавахадзе / ТАСС

В Мариинском театре Юрий Григорович представил зрителям балет "Каменный цветок", с которого начиналась когда-то его блестящая карьера. Это уже 9-я редакция знаменитой постановки.

Приехав в Петербург, Юрий Григорович первым делом отправился в историческое здание на Театральной площади, прошел в зрительный зал, огляделся. "Все-таки много тут было пережито, - сказал Юрию Фатееву, и. о. заведующего балетной труппой Мариинки. - Стулья, по-моему, не поменяли. Или поменяли. Обновили? Это хорошо".

В начале 2000-х он выступал здесь с Краснодарским театром оперы и балета, в котором за короткий срок сумел создать прекрасную труппу молодых танцовщиков. Но поставить на сцене своей "альма-матер" новый спектакль взялся только сейчас.

Накануне премьеры корреспонденту "РГ" удалось задать хореографу несколько вопросов.

Ваш спектакль поставлен на исторической сцене Мариинского театра, а не на новой, которая технически более совершенна. Это вы так захотели?

Юрий Григорович: Да. Очень люблю старую Мариинку. Чувствую себя здесь как дома, всё тут мне родное. Нынешний спектакль - большой подарок для меня от маэстро Гергиева в канун моего юбилея.

Почему выбрали для юбилейной постановки именно "Каменный цветок", а, например, не другой ваш шедевр - "Щелкунчик", всегда актуальный в преддверии новогодних праздников?

Юрий Григорович:
Во-первых, я сам в нем танцевал партию Северьяна. Не один раз, исполняя ее, проваливался... Проваливался я (в люк), а не спектакль! Во-вторых, "Каменный цветок" стал для меня, как для хореографа, первой большой самостоятельной работой. Я поставил его в 1957 году с молодыми исполнителями, будучи сам еще не старым (Григоровичу было 30 лет. - Ред.). Мы делали его во внеурочное время, выкраивая час-другой между репетициями. Не забуду тех, с кем тогда работал. Сейчас они все уже народные, знаменитые - Ира Колпакова, Алла Осипенко, Саша Грибов, Толя Гридин. Мои первые замечательные исполнители, которых я буду помнить до конца дней. А клавир балета я получил волею судеб практически из рук его автора, композитора Сергея Прокофьева. И мы начали создавать спектакль. Он мне очень дорог.

Много внесли изменений в нынешнюю редакцию?

Юрий Григорович:
Всегда что-то изменяешь, где-то сокращая, а где-то добавляя. Тем более в такой "возрастной" постановке. В будущем году балету исполнится шестьдесят лет. Изменилось время, сегодня другие артисты, другой зритель. Тут хочешь не хочешь, нужно редактировать. В новой редакции "Каменного цветка" мне хотелось ярче представить тему любви и творчества. Я внес изменения в хореографический текст, в музыкальную партитуру. Но великая музыка Сергея Прокофьева, конечно, остается.

В главных партиях в новом спектакле заняты три состава исполнителей, среди них совсем еще молодые танцовщики. Как вам с ними работалось?

Юрий Григорович:
Я всегда любил работать с молодыми людьми, еще не имеющими громкого имени. И первый "Цветок" создавался молодежью, которая после премьеры, можно сказать, проснулась знаменитой. Так же было и с "Легендой о любви" в 1961 году, и там были заняты молодые. У нового поколения - не только "балетных" людей - совсем иное ощущение жизни. Другие интересы, приоритеты. Не хочу говорить, лучше это или хуже. Просто - другая эпоха. А что касается артистов Мариинки, с которыми довелось нынче работать, то у них очень высокие профессиональные достоинства. В первую очередь, замечательная школа. Они справились с задачами, которые я перед ними поставил. Я много где ставил спектакли. Объехал полмира. Но такую самоотдачу встречал не часто.

На ваш взгляд, можно назвать "Каменный цветок" балетом ХХI века, учитывая, что танцуют в нем выросшие уже в этом столетии артисты?

Юрий Григорович:
Наверное, можно. Но если учитывать, сколько времени он держится в репертуаре разных театров, в том числе зарубежных, то правильнее будет, скорее, "балет на все времена"! Немаловажное значение имеет, безусловно, музыка Прокофьева. Он величайший композитор. Я был с ним знаком. Как и с Шостаковичем, Хачатуряном. Лучшие страницы моей жизни - общение и совместная работа с этими гениальными музыкантами!

Вы родились и выросли на берегах Невы. В начале 1960-х переехали работать и жить в Москву. Считаете себя москвичом?

Юрий Григорович:
Нет, петербуржцем. Никогда от этого почетного звания не откажусь! Очень люблю Град Петра. Приезжая, стараюсь найти время, чтобы прогуляться по нему. Заглянуть на Моховую улицу, где жил с родителями в детстве, откуда бегал в хореографическое училище на улице Зодчего Росси. Позже мы переехали на набережную Мойки. Как-то, приехав, отправился туда, а "своего" дома не нашел, снесли...

Вам скоро 90 лет (2 января), а вы по-прежнему весь в работе. Десять лет назад в интервью, накануне вашего 80-летия, вы говорили мне, что не чувствуете своих лет. А сейчас?

Юрий Григорович:
И сейчас скажу то же самое. Меня окружают молодые красивые люди. От них я заряжаюсь новым творческим импульсом. Некогда думать о возрасте.

Любопытный факт

В 2014 году в Сочи по инициативе Юрия Григоровича был открыт Музей балета. Он разместился на территории парка "Дендрарий" в отреставрированной даче "Надежда", построенной в конце XIX века известным издателем и историком классической хореографии Сергеем Худековым. Минувшим летом там появилась памятная доска с именем есоздателя музея. Сам Григорович отнесся к "увековечиванию" с юмором: "Ну вот, дожил!". В Сочи также проходит Международный конкурс Юрия Григоровича "Молодой балет мира".

Кстати

В нынешнем спектакле Юрий Григорович предложил использовать исторические декорации работы Симона Вирсаладзе. С этим художником он дружил с первых своих постановок и до его ухода. Считает Вирсаладзе своим учителем. Все декорации, как и костюмы, а их 296, восстановили по эскизам художника в мастерских Мариинского театра под руководством Михаила Сапожникова, ученика Вирсаладзе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 12, 2016 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121201
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Андрей Галкин
Заголовок| Одна треть «Ундины»
Где опубликовано| © журнал "Воросы театра" №№ 3-4
Дата публикации| 2016 III-IV кв.
Ссылка| http://hra.sias.ru/upload/voprosy_teatra/2016_3-4_72-74_galkin.pdf
Аннотация| Премьера

Большой театр пригласил к сотрудничеству Вячеслава Самодурова – одного из лучших на сегодня российских хореографов, и заказал ему полнометражный балет. Самодуров dыбрал «Ундину» Ханса Вернера Хенце. Премьерный блок спектаклей прошел на Новой сцене с 24 по 29 июня.

Из темноты зловеще выступают серые бетонные сваи – остов городского пирса. Ходящие вверх-вниз линии световой арматуры отбрасывают мертвенно-голубые блики. Прозрачная пластиковая стена служит одновременно барьером на пути героя и зеркалом, за которым рождаются его двойники-отражения. Позднее в глубине сцены запахнется роскошный, глубокого синего тона, занавес, а с колосников спустится замысловатой конструкции люстра... Признаюсь честно, я не представляю, что могло бы лучше передать пограничье реальности и мечты, чем соединение урбанистического ландшафта с парадным театральным интерьером в сценографии Энтони Макилуэйна.

А вот действие балета, разворачивающееся внутри сотворенного художником мира, поначалу выглядит далеко не столь эффектно. Отчасти вину за это можно возложить на декорацию – впечатляющая сама по себе, она слишком агрессивно организует пространство, стесняет хореографа и обрекает исполнителей на снование между свай. Но все-таки главные проблемы кроются не в сопутствующих обстоятельствах, а в собственной работе постановщика.

Первая из них – отсутствие выстроенных взаимоотношений между персонажами или хотя бы элементарной их иерархии, определяющей место каждого в ткани спектакля. Теоретически такая иерархия существует. Заглянув в программку, мы обнаружим после главных героев симметричное перечисление солистов и солисток, корифеев и корифеек – отражений Беглеца и спутниц Ундины. На сцене эта схема долгое время никак себя не проявляет.

Из занятых в балете артистов хореограф произвольно формирует различные по составу малые ансамбли, вступающие в действие и выключающиеся из него без видимого порядка. Исполняемые каждой группой фрагменты, как правило, очень короткие – то чередуются, то наслаиваются друг на друга в нескольких планах сцены. Эффект получается парадоксальный. При том, что танцевального материала «Ундины» хватило бы на несколько полнометражных балетов, при том, что многое в нем по-настоящему интересно, рассмотреть и оценить его практически невозможно, все теряется для глаза в калейдоскопе перестроений и беспрестанной смене участников.

Другая проблема – бедность драматургического содержания. Самодуров объясняет ее стремлением «...сделать большой спектакль, избавившись от мещанской стороны нарратива. <...> довести сюжет до предельной простоты, чтобы было, с одной стороны, более просто, с другой – более глобально» 1. Спорить не приходится: лаконизм и обобщенность во все времена считались достоинствами балетных сценариев.

Кратки были сюжеты «Сильфиды», «Жизели», «Лебединого озера», «Спящей красавицы», многих шедевров хореографии XX в. Однако краткость не сводилась в них к принципу «чем меньше – тем лучше». Избегая второстепенного, необязательного, предоставляя центральное место собственно танцевальным композициям, драматурги и балетмейстеры сохраняли тот минимум внешних событий, который нужен для заполнения сценического действия. Самодуров пошел по пути упрощения фабулы до предела. На весь балет он оставил всего одну сценарную ситуацию: столкновение – на грани яви и сна, жизни и смерти – Беглеца с Ундиной. Но этого единственного (без предыстории и какого-то выхода) положения, разумеется, не хватило на многоактную постановку. Лишенное развития действие затопталось на месте.

Перегруженность хореографии и переходящая всякую грань лапидарность сюжета кажутся непреодолимыми недостатками «Ундины» на протяжении первых двух ее актов. И только в третьем все неожиданно встает на свои места.

Этот акт, отделенный от двух предыдущих антрактом2, имеет собственную экспозицию. Ею служит встреча героя с героиней, уводящей его в театральное далеко, в мир грез, скрытый за синим атласным занавесом. Далее, по всем правилам драматургии классического балета, следует дивертисмент – развернутый Pas de huit четырех пар. За ним подходит черед лирической кульминации – большого адажио героев, сцены «уплакивания»3, и короткой развязки – смерти Беглеца, а вместе с ним и его «отражений», безжизненно распластывающихся у ног ундин. (Хореограф, впрочем, оговаривает, что речь идет не о «физической смерти <...>. Просто человек теряет себя в фантазиях — либо засыпает и не просыпается»4). Логически выстроенная последовательность событий вносит упорядоченность и в хореографию. В третьем акте, в отличие от первого и второго, нет мозаичного монтажа танцевальных отрывков. Каждая мысль балетмейстера развита и «досказана» им до конца. Здесь, наконец, появляется возможность увидеть в танце не просто движущийся орнамент, но и определенные образы. Так, неоклассический Pas de huit, разные эпизоды которого отличаются то эстрадной броскостью, то иронией, то гротеском, воспринимается как зарисовка реального мира, от которого Беглец устремляется к мечте. А манящая, но при всем и холодная, отстраненная пластика Ундины в финальном дуэте, не просто воплощает образ этой мечты, но позволяет хотя бы в какой-то степени ощутить справедливость словесных характеристик, данных героине балетмейстером. («Сильфида, или ундина, или другое эфемерное существо – это медиум, который помогает главному герою в его “путешествии”»5; «Ундина – существо, в котором присутствуют и женская, и материнская сущности»6).

Третий акт спектакля смотрится как самостоятельный одноактный балет. Первые два не просто ничего к нему не добавляют, они заметно ослабляют впечатление от целого, заранее «раскрывая карты» –демонстрируя те же постановочные ходы, которые будут использованы в дальнейшем, но в менее эффектной подаче. Возникает вопрос: не стоило ли Самодурову, отправляясь на поиски «предельной простоты», для начала сопоставить содержание задуманной работы с ее масштабом? И заранее отсечь лишнее, оставив от длинного балета по-настоящему удавшуюся последнюю его треть?
--------------------------------------------------------------------
1
Вячеслав Самодуров: Романтизм – это побег. Хореограф дебютирует в Большом театре балетом «Ундина». Интервью Анне Галайде. // Ведомости. 21 июня 2016 г. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/lifestyle/characters/2016/06/22/646241-vyacheslav-samodurov-romantizm-eto-pobeg, свободный

2
Первые два исполняются без перерыва.

3
«“Я до смерти его уплакала”, – встреченным ею // Людям за дверью сказала Ундина ...»
(В.А. Жуковский. Ундина).

4
«Сюжет балета Аштона настолько запутан, что я его так и не запомнил». Вячеслав Самодуров о своей «Ундине». Интервью Татьяне Кузнецовой. //КоммерсантЪ. 17 июня 2016 г. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/3008045 , свободный.

5
Вячеслав Самодуров: Романтизм – это побег. Хореограф дебютирует в Большом театре балетом «Ундина». Интервью Анне Галайде.

6
Вячеслав Самодуров: люблю внешние раздражители. Интервью Варваре Вязовкиной. // Ундина. Буклет к спектаклю Большого театра. М.: Театралис, 2016. С. 29.

-----------------------------------------
Фотографии - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 13, 2016 11:23 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 12, 2016 6:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121202
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Валерий Левенталь
Автор| Екатерина Белова
Заголовок| Валерий Левенталь: «Как только Большой театр становится площадкой для экспериментов или для каких-то там новаций – он сразу делается провинциальным»
Где опубликовано| © журнал "Воросы театра" №№ 3-4
Дата публикации| 2016 III-IV кв.
Ссылка| http://hra.sias.ru/upload/voprosy_teatra/2016_3-4_322-335_levental.pdf
Аннотация|

Беседу ведет Екатерина Белова

В одной из моих бесед с художником В.Я. Левенталем, состоявшейся в 2008 г.и публикуемой впервые, речь шла о последнем месте его постоянной работы – Большом театре, с которым Левенталя связывало ровно 30 лет жизни: с 1965 по 1995 гг. (с 1988 г. он был главным художником Большого театра; после его ухода эту должность упразднили).

ДАЛЕЕ ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 13, 2016 11:23 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 12, 2016 6:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121203
Тема| Балет, Екатеринбургский оперный театр, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Ирина Клепикова
Заголовок| Снежную королеву лишили прописки в Лапландии
Где опубликовано| © "Областная газета" №232
Дата публикации| 2016-12-13
Ссылка| http://www.oblgazeta.ru/culture/31231/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Для создания зрелищной снежной зимы театр закупил несколько десятков килограммов искусственного снега. Фото: Алексей Кунилов

Если известный композитор Артём Васильев, автор музыки к блокбастерам «Экипаж» и «София», восемь(!) раз переписывает Ирландский танец к балету «Снежная королева», то явно же: заказ Екатеринбургского оперного театра для него – не проходная работа. А стало быть, премьеру «Снежной королевы» как минимум стоит увидеть. И не переживайте, если вышли из подросткового возраста. Хореограф Вячеслав Самодуров поставил сказку не только «для маленьких».

Что ни год, при определении номинантов областного фестиваля «Браво!» всплывает проблема детского репертуара в театрах. Детских спектаклей немного в принципе. Качество их к тому же нередко – со скидкой на несмышлёность зрителей. То есть не отягощено фантазией постановщиков. А потому дорогого стоит, когда признанный в России хореограф, взявшись за постановку спектакля «всего лишь» для новогодних праздников и зимних каникул, решил поставить не просто занимательную историю. Сказка – ложь, да в ней намёк. Сказки потому и живучи в поколениях, что многослойны по смыслам – на вырост. Для маленьких и больших. Вячеславу Самодурову «Снежная королева» оказалась близка историей о том, как легко потерять контакт с близкими людьми, даже оставаясь рядом. И не просто так на премьерном показе спектакля японская балерина Кюнсун Пак, танцующая Герду, в сцене прощания с Каем расплакалась по-настоящему, заново пережив не как актриса, а как человек – в драматический момент её Герда «просто» не протянула брату руку. Сколько такого в жизни происходит с нами и нашими близкими…


50 париков из латекса, у каждого персонажа собственный – такое в театре впервые. Фото: Алексей Кунилов

Балет «Снежная королева» остаётся сказкой-путешествием с узнаваемыми андерсеновскими обстоятельствами: дружба Герды с Вороном, встреча с разбойниками… Хореограф В. Самодуров и художник по костюмам И. Белоусова даже добавили для современного зрителя чудес: стражи и тролль в свите Снежной королевы – в стиле толкиеновского фэнтези, чем вызывают в зале большое оживление. Но это не

географическое путешествие. В этом странствии не важен адрес, конкретная точка на карте – Китай, Россия или даже та же Лапландия. И время условно. ХIX или XXI век – не суть. Даты могут меняться. Хорошая сказка – вне времени и пространства. А «Снежная королева» – хорошая сказка. И авторы балета сознательно погружаются в ней до вторых, глубоких смыслов. По-взрослому.

Северная атмосфера никуда не исчезла из сказки. В интерьере дома Кая и Герды – привычный скандинавский минимализм. В костюмах – орнаменты с оленями. Впечатляющие подлинные пейзажи (фото- и кинопроекции на заднике сцены) довершают атмосферу. Но белое безмолвие в данном случае – аллюзия одиночества, драмы человека, потерявшего контакт с близкими. Можно жить в одной квартире, но стать чужими людьми. Ради этой, главной мысли авторы сознательно утрировали приметы Севера в спектакле. Красные стены не в стиле скандинавского минимализма, зато создают необходимый контраст: тёплая атмосфера семьи – и холод снежных чертогов (дизайнер Э. Белоусов). Музыка А. Васильева вряд ли точно соответствует жанрам скандинавского музыкального фольклора (да и не было такой задачи), но ощущение «скандинавской пустоты» создано. Особенно – в начале второго акта, в сцене вокализа, когда на фоне льдов и снегов звучит одинокий женский голос. Не припомню других балетов, где бы пели. Но рискованный ход постановщиков «попал в тему».

Что касается хореографии, то в Ирландском танце (именно к нему А. Васильев восемь раз переписывал музыку) знатоки жанра, возможно, разглядят элементы знаменитого зажигательного ирландского степа. И это красиво. Но опять же: куда важнее ощущение человеческого единства, что возникает в коллективном танце. Круг, хоровод – совпадение танцевальных па, ритмов, дыхания… Словом, Кай и Герда снова дома.

Герда спасла Кая. Кай уже не «один дома»: душевное одиночество позади. Для обоих это была одиссея внутри себя, к самому себе. А для этого и впрямь не обязательно оказаться в Лапландии.

Екатеринбургский оперный, оставив волшебную интригу, нашёл в ней вполне человеческие причины и следствия. А для меня, признаюсь, сошлись наконец детали пазла, которые не сходились прежде на разных кино- и театральных версиях сказки. Ну чего-таки дался владычице снежного царства «человеческий детёныш»? Зачем он ей? Чего ей, всемогущей, не хватает? Тепла! Могущество, сила и амбиции не скрашивают одиночества. И даже разбойникам (эпизод с изрядной долей остроумия и юмора) хочется, чтобы их однажды погладили по голове и прижали к сердцу…

Фоторепортаж с премьеры балета «Снежная королева»


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 13, 2016 11:24 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 12, 2016 7:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121204
Тема| Балет, Латвия, Гастроли, Персоналии, Светлана Захарова (БТ)
Автор| Андрей Шаврей, журналист
Заголовок| Российская прима-балерина Светлана Захарова: «У рижан доброжелательные лица»
Где опубликовано| © LSM.lv
Дата публикации| 2016-12-12
Ссылка| http://www.lsm.lv/ru/statja/kultura/rossiyskaja-prima-balerina-svetlana-zaharova-u-rizhan-dobrozhelatelnie-lica.a214272/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Понедельник в российском Большом театре — выходной. Всемирно знаменитая прима-балерина этого театра (а также «Ла Скала») Светлана Захарова в этот день в Риге, где готовится к вечеру одноактных балетов Amore, который состоится 13 декабря в Латвийской Национальной опере. Пользуясь тем, что у мировой знаменитости выходной, Rus.lsm.lv задал ей несколько вопросов.

— Светлана Юрьевна, откуда вы сейчас прилетели?

— Из Москвы. Там в Большом сейчас идет большая работа над «Раймондой» Александра Глазунова. Но понедельник — выходной, и я тут. И в вашем театре, смотрю, тоже выходной. Как во всех театрах мира. А «Раймонда»... Дело в том, что 2 января исполняется 90 лет Юрию Григоровичу, некогда многолетнему руководителю Большого балета. И будет фестиваль, где покажут все его главные постановки — «Спартак», «Легенда о любви», «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Иван Грозный».

Я танцевала уже после того, как Григорович ушел из Большого, и тесно с ним не соприкасалась, но для меня он все равно Патриарх нашего искусства. Он до сих пор работает, сейчас в Мюнхене. В театре у нас появляется не ежедневно, но когда вдруг все узнают, что он идет на репетицию, то все начинают робеть. И я тоже. И он очень сильно кричит во время репетиций, тогда я начинаю из кожи лезть, а он все равно кричит. И после репетиции меня всю трясет, а он подходит и говорит: «Ты прекрасна! Все хорошо. А кричал не на тебя...»

Недавно был «Спартак» Григоровича и я вновь пережила всю эту бурю эмоций. Это очень сложные балеты, но после них испытываешь наслаждение.

— В Риге вы впервые?

— Как ни странно, впервые. Никогда не выступала здесь и даже не отдыхала.

— Мы не будем вас преследовать, но уже знаете, куда сходите, что будете смотреть?

— Я знаю только, что завтра у нас репетиция, участники концерта понемногу собираются из разных стран. А вечером концерт. Но город я немного посмотрела и он оставил благоприятное впечатление. Знаете, когда я попадаю в незнакомый город, я даже не столько изучаю архитектуру, сколько смотрю на лица людей. Мне нравится наблюдать за людьми.

— И какие лица у рижан?

— Обычные.

— В каком смысле?

— Доброжелательные лица, насколько я успела посмотреть. А в целом мне в Риге уютно, комфортабельно. Здесь хорошо, чисто. И выступить здесь для меня большая честь.

— Несколько слов о вашем вечере в Риге...

— Это три одноактных постановки, каждая с разной эмоциональной составляющей. Первая — «Франческа да Римини» в постановке Юрия Посохова на музыку Петра Чайковского. Знаменитый классический сюжет, страсти, в конце убийство.

Второй номер — он загадочный. Как говорится, не всем даже до конца ясно, о чем он. Это философская история, в которой каждый найдет какой-то свой смысл. Это «Пока не пошел дождь» на музыку Баха, Респиги и Пино-Кинтаны в хореографии Патрика де Бана.

А третья часть — с юмором. «Штрихи через хвосты» Маргерит Донлон на музыку 40-й симфонии Моцарта. Я сама человек с юмором и хотела бы завершить вечер на позитивной, не грустной ноте. В общем, один раз лучше увидеть, чем сто раз услышать

Кстати, вот этот юмористический балет мы репетировали дольше всего! Там нюансы, особая координация движений. Ох, как на нас кричала хореограф, ругалась, что мы не можем эти движения запомнить, путаемся.

Один кусочек на 2,5 минуты мы репетировали по два часа!

Теперь нас можно разбудить и мы сразу же станцуем это!

— Почему такое название — Amore?

— Мировая премьера состоялась в этом году в Италии. Мы долго придумывали название. Понятно, что должно было быть что-то итальянское. И слово Amore, как мне кажется, знакомо во всем мире и не нуждается в переводе.

— Что для вас любовь?

— Это огромное чувство. У каждого оно разное. Чувство, которое сформулировать мне сложно. Главное, чтобы оно было — это чувство. Любовь к профессии, родителям, детям. Банально, но именно так. Главное, что не было пустоты в душе. И наш вечер — это одна большая любовь, которую, надеюсь, прочувствует каждый.

— Как вы справляетесь с мировой славой?

— Знаете, когда в 15 лет я, девочка из Киева, получила приз на конкурсе Вагановой в Петербурге, то вроде как попала в сказку, все вокруг меня стало вертеться. Меня пригласили сразу учиться в легендарное Вагановское, я пришла туда с документами и думала, что меня примут на класс ниже, а меня сразу взяли на класс выше. И пошла такая работа, что... я испытывала не радость от успехов, а сплошной страх! Мне надо было догонять других, потому что через год уже выход на сцену Мариинского!

Балет — это и женская, и не женская профессия одновременно. Некогда упиваться успехами. Это дисциплина. Это огромные эмоциональные и физические нагрузки, иногда опустошение. Крики «Браво!», аплодисменты — это компенсирует.

Странно, но так. А, кроме того, я чувствую, что по жизни судьба ведет и учит. И то, что ты делаешь — это не всегда только твоя заслуга. Сегодня есть, а завтра нет. В любом случае, я ничего не делаю специально.

— Ваше пожелание на Новый год?

— Здоровья, счастья, тепла в сердцах. И еще я бы хотела, чтобы к вам приезжали хорошие коллективы, чтобы вы видели новые постановки настоящих мастеров и хореографов. Все те, кто с этим миром связан, знает, что в хореографическом мире на самом деле не так много этих людей.

P.S. Вместе с Захаровой приезжают премьеры Большого Михаил Лобухин и Денис Родькин, ведущий солист Денис Савин и еще 10 артистов прославленной труппы. Костюмы для героев Amore придумал знаменитый российский модельер Игорь Чапурин. Гастроли проходят в рамках Зимнего сезона компании Art Forte.

ПЕРСОНА

Светлана Захарова — российская артистка балета, солистка Мариинского театра в 1996—2003 годах, прима-балерина Большого театра России (с 2003) и миланского «Ла Скала” (с 2008-го). Народная артистка России (2008), лауреат Государственной премии РФ (2006). Член партии «Единая Россия» с 2007 года. Депутат Государственной Думы РФ IV и V созывов. Супруга всемирно известного скрипача Вадима Репина. Танцевала на всех ведущих сценах мира. Деталь: в 2013 году, не желая танцевать не в первом составе, отказалась от участия в последней премьере 237-го сезона Большого театра — балете Джона Кранко «Онегин». Этот конфликт с Захаровой называют одной из причин увольнения многолетнего директора театра Анатолия Иксанова.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 13, 2016 11:24 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 12, 2016 9:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121205
Тема| Балет, Екатеринбургский оперный театр, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Квест для Герды
Вячеслав Самодуров поставил в Екатеринбурге "Снежную королеву"

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7150 (282)
Дата публикации| 2016-12-12
Ссылка| https://rg.ru/2016/12/12/reg-urfo/v-ekaterinburge-predstavili-detskij-balet-snezhnaia-koroleva.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


ФОТОРЕПОРТАЖ ПО ССЫЛКЕ

На премьеру детского балета критики обеих столиц едут в исключительном случае. Сейчас как раз такой: много сезонов удивлявший столицы Екатеринбургский оперный заказал балет композитору, что для наших небогатых театров редкость, так что при меньшей скромности уральцы могли бы трубить о мировой премьере. Есть и другая причина. "Снежную королеву" ставил худрук балета Вячеслав Самодуров, один из двух удачливых российских хореографов пресловутого "среднего возраста", получивших в руки хороший нестоличный театр - Алексей Мирошниченко Пермский, Вячеслав Самодуров Екатеринбургский. Оба они достойно справляются с делом и теперь с надеждой (и переменным успехом) поглядывают на своего бывшего шефа по балету Мариинского театра (где оба танцевали) Махарбека Вазиева, ныне руководящего Большим. Что не мешает им устраивать театральные и собственные дела, минуя столицы. И готовить особые премьеры, как сейчас.

Самодуров анонсировал сказку "для детей и взрослых, испытывающих недостаток внимания". Поскольку этим недугом никто не обделен, спектакль получился универсальный, неглупый, обаятельный в своей странности. Успешный композитор Артем Васильев написал музыку с отголосками классиков от Чайковского до Прокофьева, приправленную минимализмом и фирменными синкопами - тот самый "постмодернизм с человеческим лицом", введенный в обиход Леонидом Десятниковым. Артисты в уютных свитерах с оленями иной раз считают вслух, чтоб не сбиться, но вообще-то Самодуров первый раз имел счастье работать с композитором вживую, корректируя запросы по ходу дела (как тут не помолиться на золотой век императорского театра с заказами Петипа Чайковскому). Хотя композитор уверяет, что одну сцену под ворчание хореографа переделал девять раз, уважительное сотворчество в спектакле ощутимо. Ирландские мотивы музыки "читаются" в ногах, появление троллей звучит ксилофоном, ироничный вальс цветов кивает классическим образцам и в танце, и в музыке.

Самодуров не страдает балетным затворничеством, он смотрит кино и готов погружать в игры-квесты. Квест помогает по-балетному понятно философствовать: Герда бродит по миру в поисках Кая как в поисках себя. А кино, явное в подкорке спектакля, не только одноименный шедевр "Союзмультфильма" 1957 года. Маленький тролль с печальными очами очень похож на Доби из "Гарри Поттера", а инфернальная дива с вокализом перед закрытым занавесом (которой никак не помог художник по свету) - на Диву Плавалагуну из "Пятого элемента". Постановщика поддерживает команда, и волшебный лес из "Ежика в тумане" сменяется на заднике картиной Рене Магритта (сценограф Эрик Белоусов). Впрочем, нет смысла искать цитаты, если в сумме выходит другое. Оригинальные идеи тоже работают - Снежная королева, к примеру, выплывает в мир из вечной мерзлоты верхом на мамонте. И все же главную роль играют не "картинка" и музыка, а режиссура и собственно танец.

Шеренгой идут "люди осени", раскидывая из корзин цветные лоскуты. За ними такой же шеренгой загребают листву широкими швабрами рабочие сцены, привечая скорую зиму. А за ними шагает свита Снежной королевы - такими недотепами рисуют злодеев дети: носатыми, пузатыми, неловкими - с "ледяными" штандартами на копьях. Маленький тролль, вскочив на стол, топорщит пальцы в нежданном рэпе. Классический балетный тур ан лер, круг ногой в воздухе, что выделывает вспорхнувшая на сцену Атаманша, остроумно множится: разбойники вертят мясо на вертеле, отирают кругами пень, полируют кругами обувь и остеохондроз хозяйки, а потом кружат вокруг нее, подлизываясь и вымаливая свободу Герде. Герда и есть главная героиня этой сказки - непосредственная и несовершенная у Екатерины Сапоговой, зачарованная девочка-мори у танцующей первым составом Мики Нисигути.

Главный знак танцевальной состоятельности спектакля - сцена в оранжерее с парафразом "классической классики" - "Вальса цветов" из "Спящей красавицы" и "Оживленного сада" из "Корсара". Из этих апофеозов балета Самодуров храбро кроит ревю, предлагая большим и маленьким полюбить балет во всей его вящей наивности - с Птицами в розовых трико и Цветами с меховыми тычинками на головах, вальсирующими в настоящем гран-па. С такой нежной иронией относиться к собственному ремеслу может только очень любящий его человек. Может, этой странной любовью он заразит и зрителей.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 13, 2016 11:25 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 13, 2016 11:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121301
Тема| Балет, Пермский театр, Персоналии, Наталья Осипова, Никита Четвериков, Теодор Курентзис
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Дирижер выполнил поддержку балерины
Наталья Осипова станцевала Джульетту в Перми

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №231, стр. 10
Дата публикации| 2016-12-13
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3169122
Аннотация|


Фото: Антон Завьялов

В Пермском театре оперы и балета прошли два репертуарных, однако из ряда вон выходящих спектакля: заглавные роли в "Ромео и Джульетте" Прокофьева в постановке Кеннета Макмиллана исполнили прима-балерина Лондонского королевского балета Наталья Осипова и пермский премьер Никита Четвериков. За пультом стоял Теодор Курентзис. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Станцевать в Перми мировая звезда Наталья Осипова захотела сама: не могла прожить сезон без любимой Джульетты, а спектакль Макмиллана шел только на Урале (см. "Ъ" от 10 декабря). Приехала без партнера, хотя пермского премьера Никиту Четверикова видела лишь однажды — когда была членом жюри на одном из этапов телепроекта "Большой балет". Местной сцены — по-домашнему уютной, но совсем небольшой, которую в шекспировском балете сценограф Мауро Карози еще и сильно урезал 9-ступенчатой лестницей и массивными "каменными" стенами,— балерина Осипова, знаменитая в числе прочего безграничной амплитудой своего танца, тоже не знала. Однако свой пермский дебют она провела так привольно и уверенно, будто каждая пядь этой площадки изучена ею вдоль и поперек, а каждый сценический партнер — давний приятель, испытанный годами совместной работы.

Тут, конечно, надо отдать должное артистам-пермякам, проявившим к залетной звезде должное внимание, но без избыточного пиетета. Добродушная хлопотунья-кормилица (Галина Фролова) тискала свою девочку с чисто российской бесцеремонностью. В опытных руках пермского Париса (Герман Стариков) Осипова-Джульетта описывала такие крутые радуги jete в поддержках, какие не получались ни у одного из ее западных "женихов", однако особой влюбленности этот расчетливый соискатель не выказывал. Тибальд (Иван Порошин) надменно осаживал свою не в меру непосредственную кузину, а папа Капулетти (Марат Фадеев), понуждая дочь к замужеству, рукоприкладствовал от души, швыряя Осипову наземь с чрезвычайно правдоподобной яростью.

Самым почтительным был Ромео. Корректный, стройный, благообразный, одолевший мелкие и крупные каверзы тяжелой партии с удивительной чистотой, Никита Четвериков не мог похвастать стихийным темпераментом: благовоспитанному в академических традициях танцовщику нелегко целоваться взасос, хватать Джульетту за грудь, чтобы послушать биение сердца и с безнадежной остервенелостью трепать ее бездыханное тело. Но все же сдержанному от природы танцовщику удалось преодолеть себя: в сцене у балкона он казался действительно пылким и радостным, в часовне — взволнованно-сосредоточенным, а в финальной сцене душевное отчаяние Ромео сполна отразилось в ярости и резкости экстремальных поддержек.

Надо сказать, что в постановке Макмиллана дуэты — лучшая часть балета, но все они чрезвычайно трудны и рискованны. Так что именно зрелая партнерская надежность молодого Четверикова стала залогом балеринской свободы: Наталья Осипова могла отдаться роли с бесстрашием и самозабвением, не опасаясь, что пролетит мимо партнера, что тот не удержит ее в вихре внезапных пируэтов или уронит в каком-нибудь особо отчаянном "бревнышке". Хореография британского классика — родная стихия балерины не только потому, что уже три года она танцует в "Ковент-Гардене", освоив балетный английский лучше любой другой балерины. Огромный драматический дар Натальи Осиповой будто создан для спектаклей родоначальника "психологического" балета, добивавшегося максимальной достоверности переживания. Хореография Макмиллана требует не только особого актерского таланта, но и идеальной координации: в его спектаклях ноги артистов, закованные в образцовые академические па, будто не ведают, что творит тело — страдающее, ликующее, изнывающее от любви, дрожащее от нетерпения или гнева.

В Перми, впервые танцуя в России "Ромео и Джульетту" Макмиллана, Наталья Осипова показала, что значит балет по-английски: это был уже почти не балет. То есть классическая техника балерины — свободные широкие туры, взрывные прыжки, вкусно выворотные большие ронды адажио, бисерные па-де-бурре — оказалась безукоризненной. Но чтобы заметить это, приходилось делать над собой усилие — настолько завораживала сценическая жизнь этой отважной и предельно искренней Джульетты. Подобная степень телесной свободы, психологической изощренности и точности рефлекторных реакций сегодня возможна разве что в лучших спектаклях contemporary dance.

В третьем акте балета Джульетта практически не уходит со сцены, причем собственно танцу отведено второстепенное место: драматичные эпизоды с родителями, с Парисом, со священником — из разряда тех, что принято называть пантомимой. И здесь экспрессия Натальи Осиповой обрела почти пугающую мощь, а фрагмент, в котором Джульетта преодолевает ужас перед тем, как принять снотворное, и вовсе смущал не по-балетному беспощадной, почти клинической правдой. Но в любых обстоятельствах ее скоротечной и ослепительной жизни Джульетту-Осипову поддерживал ее главный и самый чуткий партнер — Теодор Курентзис. Превратив наизусть знакомую партитуру в музыку, неслыханную по глубине и трагизму, он подчеркнул и прокофьевское упругое танцевальное буйство — редчайший случай, когда уникальный дирижер и уникальная балерина так чувствовали друг друга и столь полно совпадали по природе своего дара.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Янв 02, 2017 6:04 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 13, 2016 11:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121302
Тема| Балет, Прага, Персоналии, Андрей Меркурьев (БТ)
Автор| Vlada Marsheva
Заголовок| Ведущий солист Большого театра Андрей Меркурьев: «Прага напоминает мне Петербург»
Где опубликовано| © 420on.cz — Пражский городской портал
Дата публикации| 2016-12-13
Ссылка| http://420on.cz/news/interview/52958-veduschiy-solist-bolshogo-teatra-andrey-merkuriev-praga-napominaet-mne-peterburg
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущий солист Большого Московского Академического театра Андрей Меркурьев приехал в Прагу специально на репетицию новогоднего музыкального шоу «Мир на ладони. Пражские сны в Рождество». В перерыве между репетициями Андрей рассказал порталу 420on.cz об отличии Большого театра от Мариинского, своем отношении к смешению разных видов искусства на одной сцене, дальнейших творческих планах и даже о том, где он будет справлять Новый год.


фото Анна Коняева

- Здравствуйте, Андрей. Расскажите, вы уже были в Чехии?

- Я здесь в первый раз. Ездил по всему миру, а вот в Чехии никогда не был.

- Уже успели посмотреть Прагу?

- Сегодня прошелся немного по городу в перерыве. Очень напоминает атмосферу Петербурга. Прага – спокойный город, который никуда не спешит. Это непривычно, кажется, что ты в деревне, в хорошем смысле этого слова. Потому что Москва – это бесконечная суета, куда-то бежишь, надо все успеть, до дома нужно добраться в течение часа. Суета сует. Здесь все так тихо и спокойно, как в Петербурге.

- Любите Петербург?

- Да, конечно. Я там проработал 9 лет: и в Мариинском, и в Михайловском театрах, и состоялся там как артист балета, заслужил там свое имя.

- Отличается ли работа в Большом театре от Мариинского?

- Конечно. Почему всем интересна эта интрига? Все хотят узнать ответ на этот вопрос. Конечно, Большой отличается от Мариинского театра. Вот мы говорим об отличии городов, темпе, ритме, скорости, суете. То же самое присутствует и в творчестве. Ведь нужно все успеть, все быстро сделать, это уже другая эмоция. Питер все-таки более размеренный. Когда мы были на гастролях в Японии, на гала-концерте с Большим и Мариинским театрами, к нам подходили японцы и говорили, что у них складывается такое ощущение, что Петербург – это еще школа, а Большой театр – это уже артисты. Потому что в Москве больше свободы, какого-то движения, там уже кураж, техника, а Петербург – это другие традиции, это холодность, чистота. Различия существуют, это очень заметно.

- Какие качества помогли вам стать ведущим артистом балета?

- Только трудолюбие, вера в себя, сильный характер. Потому что любая работа, не только творческая, может тебя сломить, если у тебя нет характера и силы воли. И только наличие этой силы поможет пробиться. И еще помогло то, что я очень быстро схватываю в среде профессиональной какие-то вещи. Я могу за один день выучить весь балет. Я научился хорошо держать балерину. Когда я выпускался, я очень плохо их держал, у меня были какие-то свои цели. Теперь, мне кажется, я очень хороший партнер.

- У вас есть любимые партнерши?

- Все партнерши мои любимые – Захарова, Вишнева, Осипова, Степаненко. Да практически все звезды большого и Мариинского театров! Все очень разные, но мы всегда можем найти общий язык. Ведь сама сцена все сглаживает, объединяет.


фото Анна Коняева

- Что вас заинтересовало в проекте «Мир на ладони. Пражские сны в Рождество»? Почему вы решили в нем участвовать?

- Этот проект очень добрый и теплый, социальный. Там участвуют и дети, и взрослые, и профессионалы, и только начинающие танцоры и артисты. Мне кажется, что это очень хороший опыт и для нас, чтобы вернуться на землю с небес (смеется), и для тех, кто только начинает путь, чтобы, смотря на нас, они смогли чему-нибудь научиться. Это такая обоюдная подпитка. Добрая и теплая. Это правильный проект. Потому что всех денег не заработаешь – и иногда нужно делиться чем-то. Это именно тот проект, где ты можешь делиться.

- Как вы относитесь к смешению разных видов искусства на одной сцене?

- Это очень модно. Я буквально на днях участвовал в проекте «Гала». Основатель этого проекта – французский хореограф. На сцене: драматический актер, артист балета, инвалид, человек с отклонениями (аутизм, дцп), маленький ребенок лет 8, шестибальник, самые разные люди. И это тоже круто. Происходит удивительное шоу. Первая тема – балет. Всем нужно встать и сделать пируэт без тренировки. Я, конечно, знаю, как делается пируэт, а тем, кто не знает, запрещали спрашивать у меня. Каждый человек выходил и делал пируэт так, как он это чувствует и считает нужным. Такие проекты объединяют. Это стало модным во всем мире. Не только балет, а балет с кино, с драмой, с оперой. Сейчас это развивается и дает искусству глоток свежего воздуха.

- Есть у вас какая-нибудь партия, которую бы вы хотели сыграть?

- Знаете, мне недавно задал этот вопрос мой педагог: я ответил, что не знаю. Я станцевал столько партий, но, конечно, хочется чего-то еще. Просто профессия артиста балета очень сложна, и очень тяжело не сломаться. Мне хочется сделать еще очень много, но иногда хочется уйти со сцены, сказать: «Я закончил». Но мои друзья и поклонники говорят мне, что я еще многого не сказал со сцены. Может быть, не классическим балетом, а другим языком. Но сегодня я начинаю работать больше как хореограф. Мне это нравится. Хочется делать какие-то проекты, необычные гала-концерты, что-то свое. Я сейчас в поиске себя.

- А с детьми вам нравится работать?

- Я так понимаю, что да. Сейчас я работаю с Эммой, мне очень нравится. Потому что когда ты видишь, что человек с каждым днем меняется, – то понимаешь, что ты не зря здесь, что он тебя слушает, вбирает в себя – это дорогого стоит.

- В конце нашего интервью я хочу задать вам несколько вопросов из опросника Марселя Пруста, как любит Познер. Ваше любимое занятие?

- Я такой человек, что у меня либо все, либо ничего (смеется). Я люблю отдыхать, люблю очень много работать. Все зависит от того, чего у меня на сегодняшний день больше. Если у меня есть работа, я готов полностью отдаться работе. Если ее нет, я полностью уйду в отдых.

- Как вы отдыхаете?

- Я просто закрываюсь от всех и сижу дома.

- Читаете?

- Сплю.

- Есть какая-то способность, которой вы бы хотели обладать?

- Быть волшебником, быть еще добрее ко всем. На самом деле каждый Новый год в Большом театре в «Щелкунчике» я выхожу на сцену в образе Дроссельмейра, который делает эту сказку. В мюзикле “Пражские сны в Рождество» я тоже сыграю Дроссельмейера, который будет делать нашу, пражскую сказку. Ведь на Новый год все мечты сбываются. Для меня это тоже одна из возможностей повлиять на этот мир и что-то в нем изменить в лучшую сторону. Объединить чешского зрителя, русскоязычного зрителя, чешский балет, российский балет – и взяв самое лучшее из русской школы балета, из чешской школы, создать что-то новое – и внести свою лепту в этот вид искусства уже не как танцовщик, а как хореограф, педагог, преподаватель. Это первый совместный проект, когда я работаю на базе школы русского балета Натальи Миссюры, и на базе этой школы мы планируем открыть филиал Московской школы Андрея Меркурьева.

- Как будете справлять Новый год и Рождество?

- Представляете, первый Новый год за много лет буду справлять с родителями, наконец-то. Надеюсь, что и Рождество буду справлять со своей семьей.

- Пожелайте что-нибудь нашим читателям на Новый год.

- Спокойствия, добра, понимания, открытости, мира, любви. Чтобы границы, существующие между людьми, исчезли. Мы все живем на одной планете, мы едины. Мы все должны друг другу помогать. Пора объединяться.

- Мы все уже с нетерпением ждем премьеры спектакля. Спасибо, что приезжаете к нам в Прагу и делаете такие важные проекты.

- Я думаю, что это просто начало нашего творческого пути здесь. Что мы будем развиваться и еще постараемся удивить пражского зрителя и жителей Чехии. Мы надеемся, что это только первые наши шаги в Праге.

Посмотреть музыкальный спектакль «Мир на ладони. Пражские сны в Рождество», который пройдет в театре Hybernia, можно 23 декабря. В продажу поступили билеты не только на 15:00, но и на 18:00.
----------------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 13, 2016 2:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121303
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Astana Оpera, Премьера
Автор| Анна НЕГИНА
Заголовок| Дон Кихот и все-все-все
Где опубликовано| © «Республиканская газета «Казахстанская правда»
Дата публикации| 2016-12-09
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/fresh/view/don-kihot-i-vse-vse-vse/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Репертуар Государственного театра оперы и балета Astana Оpera пополнил еще один шедевр балетной классики – «Дон Кихот» Л. Минкуса, премьерные спектакли которого прошли с аншлагом.


фото из архива театра Astana Opera

«Дон Кихот» был первым из 16 балетов, сочиненных Людвигом Минкусом для хореографа Мариуса Петипа. Правда, столь же прославленной стала только «Баядерка», которая тоже с большим успехом идет в столичном театре. «Дон Кихот» в рекламе не нуждается: пожалуй, ни один гала-балет не обходится без знаменитого Гран-па с 32 фуэте балерины и захватывающими дух прыжками-полетами танцовщика.

В Астане этот балет в постановке заслуженных деятелей Казахстана Турсынбека Нуркалиева и Галии Бурибаевой шел на сцене НТОБ им. К. Байсеитовой, в Astana Opera на гастроли его (в редакции Рудольфа Нуреева) привозил театр «Ла Скала». Тем интереснее было смот­реть новую постановку.

Художественный руководитель балета народная артистка России Алтынай Асылмуратова, взяв за основу редакцию Александра Горского, которая идет в Мариинке, предложила свою двухактную версию. В ней Цыганский танец и Фанданго поставлены педагогом-репетитором Еленой Шерстневой, увеличено количество солис­тов-мужчин, из сцены «В кабачке» в сцену свадьбы перенесен дуэт тореадора Эспады с Уличной танцовщицей.

Новаторство А. Горского состояло в том, что он, нарушив классическую традицию, главным действующим лицом своего «Дон Кихота» сделал не балерину, а толпу. На сцене бурлила жизнь, и, таким образом, роль кордебалета становилась практически ключевой.

«Дон Кихот» не только исполнителям главных партий дает возможность показать себя и запомниться публике. Запоминаются яркие партии Уличной танцовщицы и Эспады (Анастасия Заклинская и Жанибек Ахмедиев, Айдыс Саая и Бауржан Мекембаев), цветочниц (Асель Кусаи­нова и Молдир Шакимова), Амурчика (Гульзира Жантемир), повелительницы дриад (Анель Рустемова, Асель Шайкенова), вставные вариации в исполнении Елены Семеновой и Марико Китамуры.

Хороши пятерка танцовщиц в классических пачках, шестерка тореадоров с полыхающими мантильями и их друзья-соперники – бандерильеро... И все это под музыку самую зажигательную, которая так захватывает, что усидеть на месте трудно.

На пресс-конференции дирижер-постановщик Арман Уразгалиев очень горячо защищал композитора от нападок снобов, считающих музыку «Дон Кихота» неглубокой, иллюстративной и даже примитивной.

– Мнение это ошибочное, – говорит дирижер. – Музыка «Дон Кихота» очень яркая. Ее испанско-цыганский колорит вполне оправдан, так как действие происходит в Барселоне. Музыка насыщена ритмами и мотивами того времени, а главное – точно соответствует комическому содержанию.

Своя музыкальная характеристика есть у всех основных персонажей, даже у не танцующих. Например, каждое появление Дон Кихота предваряется музыкой раскатисто-помпезной и чуть заунывной – это своего рода визитная карточка Рыцаря печального образа. Исполнитель этой роли Жанибек Иманкулов с высоты своего роста редко смотрит вниз, на людей, а чаще – вверх, на небеса, в которых его герой и витает. Движения у старого чудака медленные, старомодно-церемонные. Очарованный юной Китри, он танцует с ней менуэт, не обращая внимание на ироничные взгляды окружающих.

О партии Дон Кихота Алтынай Асылмуратова говорит как о самой сложной, ведь гораздо легче исполнять поставленные танцы. А этот герой задает романтический настрой всему спектаклю, он живет в своем темпоритме. Есть такие моменты, когда кажется, что ничего не происходит, и для актера очень непрос­то наполнить их смыслом.

– Такие партии не делаются сразу. Но Жанибек будет прекрасным Дон Кихотом, – уверена А. Асылмуратова, – для этого у него есть все данные – рост, фактура, актерские способности.

Все сцены Санчо Пансы (по контрасту с его хозяином) сопровождает легкая полька. В ее бойком ритме забавным «толстячком», как мячиком, играет веселая толпа на городской площади. Бостан Кожабеков то летит от грубых толчков с одного края сцены на другой, при этом «ювелирно» проскальзывая между стройными рядами танцую­щих, то, подброшенный, смешно дрыгает ножками, то комично падает... Публика сразу полюбила его героя.

Интересно разработана музыкальная характеристика спесивого глупца Гамаша, предопределившая пластический рисунок образа, который очень точно создает Рахметулла Науанов. Этот персонаж, по словам Алтынай Асылмуратовой, во многом определяет успех первого акта. Собственно, богатый Гамаш, пожелавший жениться на дочери трактирщика Лоренцо – красавице Китри, и «держит» сюжет. Его невозможно не заметить: длинная фигура в зеленом фраке, рыжих сапогах и шляпе с разноцветными перьями; мелкая подпрыгивающая походка, нелепые «аристократические» манеры... В этой роли артисты просто купаются, придумывая множество смешных деталей и подробностей. Правда, балет построен так, что часть своей пантомимной партии Р. Науа­нов исполняет, находясь у правой кулисы, а внимание публики в это время приковано, конечно, к танцам.

Папаша Лоренцо – не первая комическая роль Жанадиля Бейсембиева. Поклонники балета помнят его уморительного купца Ланкедема из балета А. Адана «Корсар». Так что нынешнее неудавшееся укрощение строптивой дочки, влюбившейся в бедного брадобрея, – тоже партия, точно совпадающая с его яркой актерской индивидуальностью.

И так же совершенно точно были определены исполнители главных партий: Кит­ри – заслуженный деятель Казахстана Мадина Басбаева и Базиль – Бахтияр Адамжан (во втором составе – заслуженный деятель Казахстана Гаухар Усина и Арман Уразов). На вопрос, по каким критериям шел отбор артистов на главные партии, Алтынай Асылмуратова ответила: «Есть такое немодное нынче слово «амплуа». Мадина – человек открытый, жизнерадостный, в ней есть то, что называется «завод». Если говорить о Гаухар, это тоже «ее» спектакль».

Партия Базиля, как хорошо подогнанный костюм, «села» на Бахтияра Адамжана. Он с разными партнершами не раз танцевал в гала-балетах па-де-де, где буквально взрывал зал высоченными прыжками, головокружительными поддержками и стремительными вращениями. Спектакль позволил в полную силу раскрыться и его актерскому темпераменту. Аплодисменты звучали после каждого блис­тательно исполненного па.

Заметим, что две пары солистов танцуют по-разному, благо хореографический текст позволяет вносить изменения и демонстрировать свои «фишки». Так, оба парт­нера легко исполняют верхнюю поддержку на правой и левой руке, но Бахтияр при этом еще и стоит на одно ноге (!). А когда, подбросив партнершу, ловит ее почти у пола, зал просто ахает. Арман не просто летит в шпагате по кругу, но совершает переворот в аттитюд. Мадина крутит не простое, а двойное фуэте... Так что зрителям есть резон смотреть оба состава.

Партия Китри осложняется тем, что после буйного площадного веселья солистка появляется в картине сна Дон Кихота в образе Дульсинеи и танцует «пачечную» классику, демонстрируя безупречные линии и позы. А это уже другой стиль… Меняют стиль и Уличная танцовщица, и цветочницы, которым приходится после первого акта переобу­ваться из пуантов в туфли.

«Сон Дон Кихота» – удивительная картина, она решена в нежных, словно сквозь дымку, зеленых тонах, ведь действие происходит в прекрасном саду, где царствуют дриады – духи деревьев. Это мечта Дон Кихота об идеальном мире. Вместе с солистками, исполняющими вариации, и артистками кордебалета в изумительно красивых пачках цвета бледной бирюзы очень слаженно танцуют амурчиков 12 воспитанниц недавно открытой Академии хореографии, ученицы вторых и третьих классов (педагоги-репетиторы – Гульнар Алиева, Людмила Макарцева, Гульмира Дон, Асем Аяпбергенова). Задействованы дети и в других сценах.

Со взрослыми артистами работали педагоги-репетиторы – Елена Шерстнева, в чьем ведении находился кордебалет, и заслуженный артист России Константин Заклинский, который отрабатывал не только технические моменты танца, но и мизансцены. Ведь именно благодаря полным юмора мизансценам, где герои кокетничают, ссорятся, мирятся и целуются, прикрывшись веерами, балет и становится живым и веселым.

А удивительно зрелищным его делает итальянская команда во главе с патриархом – 86-летним сценографом Эцио Фриджерио. Вместе с супругой – художником по костюмам Франкой Скуарчапино и художником по проекциям Серджио Металли они оформили уже 8-й спектакль в Astana Opera. Не впервые работал в нашем театре и художник по свету Якопо Понтани.

Книжность героя-мечтателя подчеркивает проекционный тюль-гобелен, который мы видим после открытия занавеса. Он представляет собой то обложку самого романа, то графические иллюстрации к нему в духе Гюстава Доре, и Дон Кихот шагает в живую яркую жизнь прямо со страниц знаменитого произведения Сервантеса.

Придумок в этом спектакле очень много, включая анимацию. Так что штамп «украсила репертуар» очень точно характеризует новую балетную постановку. Как обычно говорят, премьерный спектакль должен «дозреть» – тогда уйдет волнение, солисты и артисты кордебалета окончательно «обживут» свои роли и даже в самом дальнем уголке сцены жизнь Барселоны будет кипеть по-настоящему. А еще появятся новые составы исполнителей и внесут свои краски в бессмертные образы героев романа, признанного лучшим в мировой литературе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 14, 2016 10:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121401
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Григорович, Екатерина Осмолкина, Виктория Терешкина, Андрей Ермаков, Юрий Смекалов
Автор| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Минерал запаса
"Каменный цветок" в Мариинском театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №232, стр. 11
Дата публикации| 2016-12-14
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3169713
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Владимир Кузьмин / Коммерсантъ

25 лет назад, в 1991 году, "Каменный цветок" Сергея Прокофьева--Юрия Григоровича тихо и незаметно вынесли из оранжереи Театра оперы и балета имени Кирова. Торжественное возвращение "Цветка" на родную почву состоялось на днях в Мариинском театре, за его посадкой-поливкой следила ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


"Каменный цветок" в 1957 году взрастили силами молодежи: спектакль создавался как экспериментальный и репетировался в свободное от основной творческой работы время. По вечерам и ночам в балетных залах запирались единомышленники и ровесники Юрия Григоровича — Ирина Колпакова, Александр Грибов, Алла Осипенко. Работали с увлечением и азартом — после обстоятельно-повествовательной и тяжеловесной хореодрамы возможность лишь языком танца передать содержание и идею казалась невероятной. Освобождение от хореографического бытописания в пользу точных пластических формулировок и обновленной танцевальной лексики привело к балетной оттепели, обозначенной расцветшим "Каменным цветком". Григорович, не будучи стилягой по натуре, выступил "стилягой" ленинградской хореографии: он бросил вызов массовому балетному пошиву, противопоставив ему радикальный крой, провокационные линии и неведомую прежде телесную свободу и чувственность. Конечно же, он собрал свою долю упреков и обвинений в формализме от руководящих товарищей, но, к счастью, время творческих доносов прошло, а семена "Цветка" проросли в работах Бельского, Виноградова, Боярчикова.

Вполне возможно, что выкорчевывание "Цветка" в 1991 году было необходимым для новой художественной политики театра. Надо было освободить место для непривычных к петербургскому климату мирового танцевального авангарда и неоклассики, европейской хореодрамы и отечественных экспериментов (порой дерзких, но в большинстве — банальных). Соседство на афише "Каменного цветка", созданного в информационном и творческом вакууме, без какого-либо влияния "вражеских голосов", с балетами Баланчина смутило бы балетную общественность явной общностью танцевального мышления двух великих хореографов ХХ века. Знаменитая профильная поза Кармен Майи Плисецкой обнаружила бы почти стопроцентное пластическое цитирование позы-лейтмотива Хозяйки Медной горы. При желании можно даже было бы сопоставить смелость и безрассудство форсайтовских поддержек с акробатическими дуэтами Данилы и Хозяйки, сочиненными на несколько десятков лет раньше. Надо, наверное, было избежать этих никчемных параллелей, а также воспитать на актуальной пластике новое поколение, переплавившее и танцевальный авангард, и психологизм хореографических драм.

Да и сам маститый Юрий Николаевич Григорович, который сегодня в три раза старше того молодого Юрия, запиравшегося вечерами в балетном зале, уже по-иному смотрит на свое творение, сделавшее его знаменитым. Необходимая разумная, с точки зрения автора, редакция должна была приблизить балет об уральских сказах к сегодняшнему дню. Судя по всему, главным требованием сегодняшнего искусства является быстрота и динамичность: из трехактного балет стал двухактным и заканчивается практически вместе с телепрограммой "Спокойной ночи, малыши!". Балетмейстер перетасовал акты, сократил танцы самоцветов (купированную сюиту из третьего акта перенес в начало второго), убрал Огневушку-поскакушку — об этой потере печалишься более всего: в этой небольшой, но яркой роли заявлялись лучшие инженю ленинградской сцены, как, например, всеобщая любимица 1980-х Маргарита Куллик. Уточнены некоторые пластические реплики. Северьян (Юрий Смекалов) истово крестится на иконы в избе Данилы (в старой версии этот жест вроде как был) и в смертный час, проваливаясь под землю,— недвусмысленный намек многим сильным деревни своей не плошать в течение все предыдущей жизни. Если в предыдущей постановке Катерина, защищаясь от домоганий Северьяна, хватала серп и, подняв его над головой, застывала в центре сцены аки колхозница Мухиной, то теперь, переместившись вглубь сцены, селянка делает недвусмысленные намеки о более чем возможном применении сельскохозяйственного инструмента по некоторым частям негодяйского тела. Екатерина Осмолкина, станцевавшая главную лирическую героиню "Каменного цветка" с редкой пронзительностью и откровенностью, заставляет задуматься о нелегкой судьбе приличной девушки, просто созданной быть хозяйкой домашнего очага. Великолепная Виктория Терешкина была очень убедительна в роли хозяйки холдинга "Медная гора": неприступное величие гениально сочеталось с нерастраченным жаром страстного и одинокого сердца, поверившего в существование равного ей партнера. Данила Андрея Ермакова мастерски деловит в сольных вариациях, надежно безупречен в сложнейших адажио и, подобно эгоистичным творцам, обескураживающе наивен в решении сложных нравственных задач: девочки сами между собой разберутся, а я пока о высоких материях подумаю...

Самым же концептуальным изменением стало исключение народа, который в предыдущей версии встречал Данилу и Катерину ликующими плясками, из финала балета: наверное, не дали санкцию на проведение массового мероприятия. Теперь главные герои неприкаянно бродят по пустому лесу. А по большому счету народ оказался молчалив и совершенно равнодушен к исканиям художника: каменный цветок — это далеко не нефтяная скважина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 14, 2016 11:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121402
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Варвара Свинцова
Заголовок| «Каменный цветок» к юбилею Григоровича
Где опубликовано| © Газета "Известия"
Дата публикации| 2016-12-14
Ссылка| http://izvestia.ru/news/651133
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Спектакль, поставленный хореографом почти 60 лет назад, стал мини-энциклопедией балетного театра


Фото: пресс-служба Мариинского театра/Наталья Разина

Новую жизнь в Мариинском театре получил «Каменный цветок» — первое сочинение Юрия Григоровича, поставленное для профессиональной сцены. Главный русский хореограф ХХ века готовится отметить свое 90-летие, а воссозданный при личном участии мэтра спектакль служит весомым доказательством мощи и глубины его таланта.

Музыка Сергея Прокофьева и либретто, основанное на уральских сказах Павла Бажова, в которых бытовые реалии соседствуют с фантастическим миром подземных сокровищ, — благодатный и щедрый материал. И молодой Григорович в 1957 году сумел им воспользоваться. Причем настолько удачно, что создал ни много ни мало мини-энциклопедию балетного театра, редкую по насыщенности и полноте.



По форме хореография Григоровича близка феерическим ансамблевым построениям Петипа, а по лексике, насыщенной острыми акцентами, акробатическими поддержками и неканоническими позами, — экспериментам Федора Лопухова. Сцена ярмарки с ее мастерски сделанными фольклорными танцами, где особо выделяется цыганский, заставляет вспомнить, с каким тщанием великие мастера XIX века искали баланс классической и характерной хореографии. В то же время в индивидуальных портретах персонажей налицо сходство с образами, составившими славу советского балета сталинского времени.

Так, Катерина, невеста мастера Данилы, имеет очевидное сходство с Джульеттой из балета Леонида Лавровского. Фактически это ее младшая сестра: тот же силуэт, где прописаны тревога, достоинство, решимость бороться за свою любовь. Пластической сдержанности этой героини противостоит экспрессивный хореографический язык ее антагонистки — Хозяйки Медной горы, посулившей мастеру Даниле раскрыть тайны камня. По выразительности и оригинальности пластики этот образ и сегодня вне конкуренции.

Ценность «Каменного цветка» также и в лаконичной сценографии Симона Вирсаладзе. Благодаря сочетанию зеленого с лиловым возникает волшебство подземного мира. Цвета осени в сцене ярмарки становятся знаком душевного смятения, ну а малахитовая шкатулка на заднике, из которой будто рождается спектакль, символизирует неиссякаемость народных сказаний.



Труппа Мариинского театра продемонстрировала, что в ее составе есть молодые артисты, которые не только хорошо обучены и щедро одарены природой, но также имеют высокое чувство ответственности. Балеты, как говорят танцовщики, передаются из ног в ноги. Елена Евсеева и Екатерина Чебыкина (Катерина и Хозяйка Медной горы соответственно), видимо, сознают, что именно через их ноги следующим поколениям перейдут роли, созданные 60 лет назад для тогда совсем юных, но ставшим великими Ирины Колпаковой и Аллы Осипенко.

Данилу с почти дистиллированной чистотой танцевал Алексей Тимофеев, обладатель красивых ног и мягкого прыжка. Как это часто бывает в балете, больше всего повезло «злодею»: прекрасный образ создал Александр Сергеев. Приказчик Северьян в его исполнении — не примитивный злобный выпивоха. Демоническое появление этого злодея вызывает скорее ассоциацию с Распутиным — таким старец Григорий, по всей видимости, являлся великосветским поклонницам в эротических снах. Для полного сходства не доставало разве что тазика с мадерой...

Премьера Мариинского театра — юбилейная во всех смыслах. Заканчивается год Прокофьева, посвященный 125-летию со дня рождения композитора. 2 января отметит юбилей хореограф. У самого спектакля тоже не за горами круглая дата. Но дело не только в магии цифр. У «Каменного цветка» Юрия Григоровича есть все шансы войти в число канонических танцевальных текстов ушедшего столетия.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 14, 2016 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121403
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Артем Васильев
Автор| Анна Галайда
Заголовок| В Екатеринбурге танцуют «Снежную королеву»
Новый балет для детей и взрослых создали композитор Артем Васильев и хореограф Вячеслав Самодуров

Где опубликовано| © Газета "Ведомости"
Дата публикации| 2016-12-14
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2016/12/14/669450-ekaterinburge-snezhnuyu-korolevu
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


«Снежная королева» – игра в балет a la Мариус Петипа, как часто бывает у Вячеслава Самодурова
О. Керелюк


Творение Ганса Христиана Андерсена оказалось беспроигрышным вариантом для балета. «Снежная королева» официально числится по ведомству дефицитных детских спектаклей, и зрительный зал заполнен публикой 6+ и утром, и вечером. Но на протяжении двух часов, в которые уложено действие, в зале не слышно ни плача, ни громкого шепота, ни звука разворачиваемых конфет.

Музыка композитора Артема Васильева (дирижер – Павел Клиничев), написанная по заказу хореографа Вячеслава Самодурова, с мультипликационной яркостью воспроизводит то снежные вихри, то потрескивание камина в уютной столовой, то буйство разбойников или народное гулянье на площади маленького городка. При этом ее переменчивые ритмы не позволяют скучать и взрослым. Без подсказок распознаются и палисадник с розами, за которыми Кай и Герда ухаживают вместе с Бабушкой, и цветочное поле, дающее отдых во время путешествия Герде, и бивуак, на котором куражится лихая Атаманша, и состоящее из больших белых плоскостей царство Снежной королевы. Все пространство организовано задником для проекций, несколькими деревьями и домиком-экраном, между которыми располагаются то камин с торшером, то разбойничий вертел, то оранжерея. Рассматривать все детали этого театрального мира можно было бы до бесконечности, вспоминая варежки с птичками из собственного детства или свитер с оленями, ждущий после театра на домашнем диване, – творения художников Ирэны и Эрика Белоусовых украсили бы эстетскую выставку скандинавского дизайна. Но они, играя на перепадах ярких радостных цветов и бесконечных оттенков серого, с тактом оставляют воздух для главной составляющей балета.

Хореограф Вячеслав Самодуров взвалил на себя постановку детского спектакля, который обычно принято сбрасывать подмастерьям, не случайно. Его «Снежная королева» мобильна и празднична, как раскраска в руках ребенка, но в ней совершенно нет одномерности, обычно превращающей детские постановки в затянувшуюся однодневку. Хореограф сполна использовал преимущества личной работы с композитором, придумав собственный вариант «Снежной королевы». В ней нет ни принцессы и ее прекрасных башмачков, ни маленькой разбойницы с северным оленем, ни зеркала с осколками и слова «вечность». Сама Снежная королева, хотя ее партия и отдана прима-балерине (Елена Шарипова, кажется, нигде не ощущала так власть своей красоты), здесь отодвинута на второй план. Да и Кай лишь функция (случайно ли притягивающий внимание обаятельный Алексей Селиверстов отодвинут во второй состав?). Может быть, он лишь плод воображения Герды (отличная работа трогательной Екатерины Сапоговой и тщательной Мики Нисигути), как и ледяное царство – оно разрушается несколькими движениями, превращая белые глыбы в скрытые под простынями привычные кресло, торшер, шкаф и камин.

Самодурова увлекла история Герды, чья преданность и самоотверженность толкнули ее на путешествие в большой незнакомый мир. Его населяют прекрасные птицы и цветы. Но в этом же мире находится место и разбойникам во главе с Атаманшей (каскадная Елена Сафонова в одном составе и ярко-характерная Анастасия Багаева в другом).

Не теряя стройности повествования, постановщики «Снежной королевы» обнаруживают в истории неожиданные пласты: встреча с птицами и цветами становится поводом для большого классического па с изобретательным па-де-де Герды и Цветка (в небольшой партии Александр Меркушев затмевает всех остальных персонажей), а танцы разбойников отсылают к характерным дивертисментам «Дон Кихота» и «Пахиты». Нелепые тролли вызывают в памяти легендарную виртуозность танцовщиков ирландского Riverdance, а вариации Цветка и Кая созданы по канонам других северян – датчан, чей танцевальный стиль основан на ювелирной огранке мелких движений. Узнавание в новом хорошо незабытого старого – еще одна тема новой «Снежной королевы».
-------------------------------------------------------------------

Статья опубликована в № 4224 от 14.12.2016 под заголовком: Камин под простынями


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Янв 15, 2019 5:21 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 14, 2016 1:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016121404
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Артем Васильев
Автор| Майя Крылова, Екатеринбург / Фото: С. Гутник
Заголовок| Зима недолго злится
Новый балет в Екатеринбурге будет радовать публику в новогодние праздники

Где опубликовано| © Театрал
Дата публикации| 2016-12-14
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/17185/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Все началось с того, что театру потребовался детский спектакль, на который родители приведут дочек и сыновей. В Екатеринбурге надеялись, что и касса начнет радостно подсчитывать прибыль. Сказанное не означает, что театр задумал нечто легковесное, эстетически дешевое и по-быстрому слепленное. Просто в кризис приходится думать и о том, что папы и мамы, может быть, сами не пойдут на балет или оперу, если выбирать придется между тратой на билет и чем-то житейски насущным, но детей в театр отведут все равно. Абсолютно нормальный расчет, причем по двум векторам: приучать к музыкальному театру новое поколение потенциальных зрителей тоже нужно. О чем повествует и толковый буклет с погружением в популярную историю балета.

Выбирая сюжет, остановились на сказке Андерсена «Снежная королева». Сперва решили заказать постановку хорошему молодому хореографу, но, учитывая важность момента и принцип «детям – только лучшее», за дело взялся Вячеслав Самодуров, руководитель Екатеринбургского балета, обладатель нескольких «Золотых масок». Взялся, несмотря на усталость, вызванную двумя недавними авторскими постановками («Ромео и Джульетта» на Урале и «Ундина» в Большом театре). Театр решил не приспосабливать для балета прежде написанную музыку, а специально заказать новую. Выбор пал на композитора Артема Васильева, известного благодаря саундтрекам для кино. Впрочем, за плечами Васильева есть и балетный опыт, именно по линии детских проектов. Так что законы утренника всецело соблюдены. Под эти структурированные ритмы удобно танцевать, их можно слушать без напряжения, ведь описание партитуры дал сам композитор: она напоминает «музыку к мультфильму или фильму в жанре фэнтези». В театре считают: это то, что нужно нынешним детям, не отрывающим глаза от гаджетов. Ирландский танец с пассакалией в одном флаконе надлежаще встроены Васильевым в действие. Неожиданный вокализ в середине действия приятно ошеломляет. И цитата из полонеза Чайковского, подчеркнутая дирижером Павлом Клиничевым, всем нравится.

Хотя спектакль предназначен для детей от шести лет, простого пересказа истории Самодурову мало. Он надеется, что и взрослые найдут для себя что-то важное. Например, идею о «недостатке внимания». В этом смысле, намекает Самодуров, мы все побывали в чертогах Снежной королевы (если считать таковыми «потерю контакта с близкими людьми, даже оставаясь рядом с ними»). Подобные выкладки спрятаны глубоко и выбираются наружу лишь у черты финала: Герда, отчаявшись дозваться отстраненного Кая, попросту сдергивает белые покрывала с вокруг стоящих предметов. Оказывается, что это белое царство и есть родной дом, временно запорошенный и заброшенный, а теперь снова живой и теплый. Возможно, Герда в этом балете- путешествии и не ходила никуда буквально, как и Кай никуда не отлучался. Они просто на время перестали понимать друг друга.

Впрочем, те, кому не нужна отвлеченная трактовка (дети, например), тоже получат свое. Идея путешествия девочки к Снежной королеве вполне наглядна и красочна. Для постановки закупили 30 килограммов искусственного снега и заказали 50 париков из латекса. Декорации Эрика Белоусова в стиле «скандинавский минимализм»: прямоугольники домов, условные деревья. Скупость решения оттенена цветущими алыми розами на шпалерах и видеопроекциями на заднике – с многозначительно «плывущим» пейзажем. Тему севера поддерживают созданные Ирэной Белоусовой светлые парики и свитера с оленями. Костюмы сказочных существ, будь то танцующие цветы в оранжерее или свита Снежной королевы, изысканно-избыточны, с рискованными сочетаниями цветов, невообразимыми прическами и ассиметричными юбками. Ворон тут во фраке, горожане – в гетрах, цветы – в розовом и лиловом с зеленым. Серые тролли – в поролоновых «толстинках». Дети, конечно, от этого в восторге. Как и от выезда Снежной королевы на «мамонте». И опять культурный бросок взрослым, тем, кто узнает цитату: головы снежинок целиком обвязаны тюлем (привет живописи Магритта).

Танцы – это, как всегда, стремление Самодурова привнести нечто новое в классику. Путем нестандартного комбинирования и заимствований из других движенческих систем, вплоть до эстрадных шоу. Здесь могут танцевать на носках, но могут и на пятках. Могут по-современному «свернуть» колени или похвастаться классической «выворотностью». После хождения на руках солист непринужденно крутит двойной тур. Ворон машет крыльями и множит гротескные «заноски», тролли косолапо притопывают, горожане напоминают о северных народных танцах, разбойники брутально гримасничают, а цветы вальсируют в ускоряющемся темпе, создавая пластическое «обволакивание»: словно балетные па источают приторный аромат.

Вместе с тем (и это опять-таки прочтут взрослые) хореограф не упускает шанса то ли спародировать приемы старых балетов, то ли просто ностальгически поведать о них. Например, о шествиях. Есть несколько проходов свиты Снежной королевы – с флагами в лапах серых троллей, с синкопированным шагом снежинок, со злобными шалостями Маленького тролля, этой «бледной немочи». И среди неуклонной зимней поступи – холодно-ярый танец Королевы, когда ее пуанты – словно стук града о мерзлую почву, медленные арабески «стреляют» морозом, а угловатые порхания окружающего кордебалета рождают образ метели. Таинственной и неотвратимой, как приход зимы. Тролли и снежинки, хватающие Кая – чем не виллисы из «Жизели»! А сцена в оранжерее (длительная остановка в скорострельном действии) – парафраз старинных дивертисментов для украшения. Современный, несколько иронический «оживленный сад».

Кажется, танцевать сказку труппе нравится. Во всяком случае, у старательной Мики Нисигути получилась нежная, но упорная Герда. Кай (у хорошо обученного Алексея Селиверстова) вышел благородно-порывистым. Снежная королева Ларисы Люшиной (как ей, королеве, и положено) выделялась ледяной бесстрастностью. А главное вот что. В финале, когда дух раздора сменится изначальным уютом, всем становится ясно, что тепло и холод – это не погода, а состояние души.
---------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Янв 02, 2017 6:09 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 2 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика