Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 25, 2016 9:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112508
Тема| Балет, Четвертый международный фестиваль современного танца «Context. Диана Вишнева»
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Старикам тут «Место»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2016-11-24
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/142060-starikam-tut-mesto/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

IV фестиваль «Context» Дианы Вишнёвой подвел итоги. На сей раз прима познакомила с подробностями жизни современного танца не только москвичей, но и родной Петербург.

Смотр распался на две части. Первую впору отнести к развлекательным: концерты с участием известных и не очень трупп потрясли зашкаливающими ценами на билеты, их обсуждали гораздо живее, чем увиденное на сцене. Вторая — творческая лаборатория, где мастер-классы хореографов соседствовали с воркшопами для начинающих критиков, фотографов, гримеров, а документальные картины и фильмы-спектакли сменялись познавательными беседами.

Немного особняком расположился конкурс молодых хореографов, призванный стать антикризисным, а на деле вновь обернувшийся демонстрацией инфантильной наивности сочинителей. Эксперты, и прежде всего сама Диана, проделали нелегкую работу — отсмотрели видеозаписи номеров без малого семидесяти претендентов, шесть авторов допустили к состязанию. Общая тенденция обнаруживается на поверхности — хореографы грешат скорописью: вихрем нанизывают поток беспокойных движений, забывая придать им внятную мысль. Все вместе складывается в зрелище весьма уязвимое. Дарования соизмеримы, как и помыслы, очевиден разворот от абстракций и туманных рассуждений о глобальном одиночестве, предощущении катастроф и тотальном непонимании — к попытке выстроить внятный сюжет.

Здесь преуспели умница-москвичка Софья Гайдукова, внимательно прочитавшая гончаровский «Обрыв», Римма Пипоян со страстным «Триптихом» и киевлянин Алексей Бусько, показавший, что жизнь продолжается, даже если она пульсирует за счет подключения к медицинским аппаратам. Победила в конкурсе петербурженка Ольга Васильева — ее танец поведал, как непросто найти и утвердить свое место в мире: в схватке темпераментной четверки лидировали исполнители-харизматики, по совместительству хореографы, принимавшие участие в «Context» прошлых лет, — Владимир Варнава и Константин Кейхель.


Ана Лагуна и Михаил Барышников в фильме «Место»

Вишнёва верит, что новые творцы появятся в родном Отечестве. Верим и мы. Однако стоит признать художественной утопией то, что краткосрочное пребывание в одной из продвинутых европейских компаний (это и есть награда победителю) сможет научить технологиям построения сюжетного танца, раскрыть секреты режиссуры, а именно этого и не хватает молодым хореографам.

В двух концертных программах приняли участие давние любимцы — Bejart Ballet Lausanne, а также впервые приехавшие в Россию труппа Alonzo King Lines Ballet из США и солисты Танцевального театра Люцерна. Бежаровцы разбудили воспоминания о своем великом прошлом, которое изо всех сил поддерживает глава труппы Жиль Роман; череда дуэтов первого гала погрузила в спячку, зато публику встряхнули заокеанские танцовщики — хореограф Алонсо Кинг придумал стремительные и сложные комбинации для гибких тел высоких выразительных артистов. В целом же представленная на «вишнёвых» вечерах программа оказалась вполне тривиальной: неоклассика и модерн в выдержанной манере, привычной для западных трупп, без вкраплений актуальной хореографии и радостных открытий. Из разряда милых и рядовых в ранг исторических фестиваль вывели два бесценных подарка от корифеев-хореографов, сочиненные для мировых суперзвезд.

Диана Вишнёва и Орели Дюпон — этуаль Парижской оперы, недавно возглавившая ее балет, исполнили «B/olero» в постановке Охада Наарина на обработанную в стиле минимализма музыку Равеля. Роскошные балерины в скромных черных платьях, ни на секунду не теряя синхронности, выдавали такую внутреннюю сосредоточенность и страстную экспрессию, что исполнение становилось сеансом медитации. Хореография словно рождалась из возбуждения самим танцем. В этом абстрактном опусе нет фабулы, есть сюжеты — эмоциональные и ритмические, соревнование французской изысканности и русского упрямства, чувственности и экстаза.

Шедевр от легендарного Матса Эка под названием «Топор», напротив, обжил вполне реалистичный интерьер. Поджарый пожилой человек монотонно рубит дрова, а рядом — седовласая женщина, не скрывающая свой седьмой десяток лет, танцует горькое откровение: молодость ушла, забыв прихватить мечты и надежды. Дуэт великой Аны Лагуны и Ивана Ауцели доказывает, сколь условны возрастные ограничения — и в жизни, и на сцене.

Печальный диалог с амбициозной молодостью ведут и герои фильма-балета «Место», поставленного Эком для Лагуны и Михаила Барышникова несколько лет назад. Москва увидела картину впервые. Гении танца не потеряли мастерства: их движения легки, словно и не требуют никаких физических усилий, головокружительны вращения Барышникова, повелительны батманы Лагуны. Только лица, покрытые сеточкой морщин, и взгляды, устремленные в прошлое, несут горькое откровение о мудром возрасте, вспоминающем неразумно-счастливую юность.

Подарком неслыханной щедрости стал визит на фестиваль великого шведского мэтра и его разговор с публикой. Матс Эк просто и естественно подтвердил решение завершить карьеру («быть может, это будет пауза в несколько лет — пока не знаю») и закрыть прокат своих спектаклей («они ведь требуют постоянного внимания со стороны хореографа, а я решил отдохнуть»).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:47 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 26, 2016 8:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112601
Тема| Балет, Международный фестиваль современной хореографии (Витебск)
Автор| Ольга КРУЧЕНКОВА
Заголовок| Жизель на грани нервного срыва
Где опубликовано| © Газета Советская Белоруссия № 228 (25110).
Дата публикации| 2016-11-26
Ссылка| http://www.sb.by/kultura/article/zhizel-na-grani-nervnogo-sryva.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Завтра большим гала–концертом завершится танцевальный марафон Международного фестиваля современной хореографии. Форум проходит в Витебске в 29–й раз и совершенно не случайно известен любителям модерна под англоязычной аббревиатурой IFMC — ему нет равных в стране по числу зарубежных участников. В жюри приглашают ведущих хореографов из разных уголков планеты, в качестве гостей свои спектакли этой осенью привезли нам танцевальные коллективы из России, Украины, Норвегии, Франции.



На Гран–при фестиваля претендуют 32 труппы из девяти стран — международный конкурс на IFMC чередуется с национальным. И это, считает министр культуры Борис Светлов, изюминка витебского танцевального форума:

— Это дает возможность нам провести смотр своих сил, соизмерить их с лучшими мировыми образцами и продемонстрировать собственные достижения. Благодаря фестивалю искусство хореографии в стране развивается, становится все более высокопрофессиональным. С другой стороны, это искусство уходит в массы. Появляются новые школы, в том числе и частные, где обучают и современному, и классическому танцу. Конкурс хореографов на IFMC–2016, как никогда, большой и, по мнению организаторов, сильнейший за последние пять–шесть лет. Представлены как работы новичков — театр «Отражения» из Минска, киевский «Табиле модерн балет», — так и питерский «Акведук» лауреата многих конкурсов Константина Кейхеля, уже известные «Театр Оши» из Вологды, «нОга» из Омска, минский театр Skvo’s Dance Company под руководством Ольги Скворцовой. Самая большая делегация (12 коллективов) приехала из России, мощно представлена Украина — свои постановки привезли 5 хореографов. Наших танцевальных трупп в конкурсе 9.



Оценив уровень участников, председатель экспертного совета фестиваля Лариса Барыкина в день открытия предположила, что интрига — кто же увезет Гран–при — сохранится до гала–концерта. Но когда на конкурс приезжают виртуозы пекинского Ансамбля песни и пляски Китайской народной армии, судьбу приза многие считают предрешенной: европейцам трудно тягаться с техникой и пластикой китайских танцоров. А в этом году на витебскую сцену выйдет тот самый Чжан Цян, который выиграл IFMC–2006. Стоит ли удивляться, что после первого конкурсного дня даже среди коллег китайцы считаются фаворитами.

Перед началом творческого состязания каждый член жюри назвал главный для него критерий оценки. Профессора Пекинской академии танца Сяо Сухуа, главного из судей, в первую очередь волнует, сможет ли хореограф воплотить свою идею оригинально. Другие говорили о профессионализме, эмоциональности, драматургии, ясной концепции. Лаконичнее всех высказался известный хореограф Раду Поклитару:

— Мы приходим в театр за эмоциональным потрясением. Надеюсь, работы конкурсантов заставят меня плакать и смеяться.



Сам Раду Витальевич уже подарил зрителям незабываемые эмоции: в Минске и Витебске прошла премьера его балета «Жизель». Наверняка консервативная публика плакала над таким решением классического сюжета о всепрощающей силе любви. Поклитаровская Жизель ХХI века влюбляется под рев мотоциклов и погибает в борделе. Надо сказать, все спектакли гостевой программы невероятны. Спектакль «АхматМоди» рассказал историю любви поэтессы Анны Ахматовой и художника Амедео Модильяни. Поставил этот балет хореограф Митя Федотенко, который давно живет во Франции. Вчера на сцене IFMC выступала легендарная Jo Stromgren Company из Норвегии — спектакль «Там» о советских диссидентах наши организаторы ждали в Витебске с 2001 года. Завтра два спектакля покажет пермская труппа «Балет Евгения Панфилова» — любимцы витебской публики, так что аншлаг на финальных концертах обеспечен.

Какие коллективы после череды закрытых туров встретятся с искушенным зрителем, станет известно сегодня. Кстати, впервые на фестивале пройдет голосование хореографов, и лучшая работа получит «Приз коллег». Совпадут ли оценки участников и судей, узнаем прямо перед финалом. Членам жюри тоже придется признаться в своих личных предпочтениях — они проголосуют за самую понравившуюся работу сразу после финала. Конверт с результатами вскроют публично в воскресенье. Призовой фонд фестиваля, к слову, составляет 14.000 долларов США, обладателю Гран–при достанется 5.000.

Об актуальных тенденциях современного танца поговорим через несколько дней, после завершения фестиваля.

На снимках: сцены из балета «Жизель» в постановке Раду Поклитару в исполнении коллектива «Киев Модерн-Балет».
Автор фотографии: БЕЛТА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 26, 2016 8:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112602
Тема| Балет, БТ, Возобновление
Автор| Александра Германова
Заголовок| Золотой век — издание третье//
Возобновление балета «Золотой век» в редакции 2006 года в Большом театре

Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-11-26
Ссылка| http://musicseasons.org/zolotoy-vek/
Аннотация|



Главный театр страны, в штате которого продолжает служить 89-летний мэтр отечественной хореографии Юрий Григорович, чей предстоящий солидный юбилей здесь будут отмечать весь сезон, не позиционировал возобновление его последнего малоудачного балета «Золотой век» как премьеру. Действительно, какая тут премьера, если даже редакция 2006 года, слепок с которой делался в 2016, была лишь адаптацией на Новой сцене Большого театра двухактного (оригинал 1982-го года был трехактным) краснодарского спектакля (напомню, что много лет подряд в Краснодаре функционирует авторский театр Григоровича). Это так и не так, поскольку репетировали возобновление долго и по-настоящему: готовили новых исполнителей, отнимали у солистов, кордебалета и педагогов время, отведенное на подготовку партий в текущем репертуаре с явным уроном для последнего. Например, незадолго до этой «премьеры» прошла серия показов труднейшего с точки зрения пуантовой техники, стиля и музыкального материала балета Джорджа Баланчина «Драгоценности», где вместо сияющих огранкой танцовщиц- и танцовщиков-«камней» (замечания не относятся к балеринам и премьерам, которые, прилагая нечеловеческие усилия, умудрились без потерь переформатировать себя в требуемый стиль) зрители увидели неровные и невнятные танцы с кабачным привкусом. И вторым проколом театра, обязанным своим возникновением бессмысленной трате времени на реинкарнацию нафталинового материала, стали октябрьские показы «Ундины» Вячеслава Самодурова, по сложности и насыщенности хореографического рисунка превосходящей многие балеты классического наследия, имеющиеся в арсенале Большого. Но этот ответственный во всех смыслах спектакль (затратная премьера июня 2016, о которой писали Музыкальные сезоны) репетировать было фактически некогда, что моментально сказалось на его качестве. И еще урон – неучастие в осенней серии «Ундин» третьей и, может, самой интересной пары из июньского кастинга – Вячеслава Лантратова и Марии Александровой. Любимец всех хореографов Лантратов учил новую для себя роль Бориса в «Золотом веке», очень деликатно ее станцевал в паре с Ритой в исполнении Екатерины Крысановой (у нее тоже был дебют) в третьем составе и по неизвестной причине (усталость?, переутомление?, теперь уже не важно) не смог выступить в последней из трех «Ундин». Странная и напоминающая откровенное вредительство репертуарная политика!

Возобновленный «Золотой век», как ему и предсказывалось, не выстрелил: артисты работали без премьерного энтузиазма, не создали, как любили говорить в достопамятные времена, «глубоких запоминающихся образов», хотя были предельно аккуратны, зрители зевали, клакеры орали. Вместо художественного «разбора полетов» составов 2016 года, напрашивается культурологический взгляд на событие, который позволяет сделать прыжок во времени.

Перенесемся мысленно в 1982 год. Чем знаменателен этот год для СССР? Леонид Брежнев умер 10 ноября, четыре дня по радио звучала траурная музыка, пока его не похоронили у Кремлевской стены. Премьеру «Золотого века» (4 ноября!) успели отыграть, но рецензии на нее естественным образом опоздали, а отклики знаменитых людей были собраны и заархивированы еще позже.

Понятно, что эпоха застоя сделала балет не столь чувствительным к времени и переменам, как это было в эпоху Перро, Петипа, Фокина, Лопухова и молодого Григоровича. За железным занавесом передовой некогда жанр «забронзовел» и потерял связь с действительностью, как героиня фильма «Гуд бай, Ленин!». И новый «Золотой век» увенчал немыслимый цинизм той эпохи шутовской бумажной короной. В официальную критику с запозданием просочились наблюдения продвинутых театроведов, заметивших схожесть приемов, используемых в балете с находками великого фильма Боба Фосса «Кабаре», вышедшего на экраны в 1972. Стоит ли прислушаться, что сказал Иннокентий Смоктуновский о «Золотом веке»? Или он ошибся? Не ошибся, потому что «Золотой век» был актерским спектаклем. Уставшие от линейной героики и белой классики дивы советского балета сотворили чудо – Бессмертнова, Голикова, Семеняка. Откуда им – затворницам СССР – было знать, что они участвуют в жалком подобии «Кабаре». Им хотелось хоть какой-то свободы и свежего воздуха. Они ринулись в «Золотой век» со всей искренностью, полные нерастраченной энергии. Хорошо, что спектакль зафиксировало Гостелерадио в 1983 году с Натальей Бессмертновой, Татьяной Голиковой, Иреком Мухамедовым и Гедиминасом Тарандой, ведь каждой эпохе нужен ее паспорт.

Спектакль 16 октября 2016 транслировался в кинотеатры (состав: Нина Капцова, Екатерина Крысанова, Руслан Скворцов и Михаил Лобухин) и, если выпустят DVD, это тоже будет нужный потомкам документ второй половины десятых годов XXI века, эпохи невнятицы в искусстве и брожения в головах, слегка подогреваемого извне. Как вам такая параллель: на московских эскалаторах стали включать музыка из советских кинофильмов, которую любят наши родители и подавляющее большинство нас, и совершенно не слышат тинейджеры с наушниками. В театр пойдут скорее первые и вторые, которые слышат музыку, а она неспешно настраивает их на волну ностальгии по СССР, золотому веку советского кино, театра, балета. Плохое тихо уходит из сознания (любая музыка воздействует безоговорочно сильно), хорошее остается, его медовый аромат и лечащее тепло растекаются по организму. И клиент почти готов «вкушать» нафталиновое искусство – понятное, доступное, любимое, доброе… Унылое объяснение героев в любви при помощи связочки простоватых поддержек (вы что, забыли, как это было здорово в «Спартаке» и «Легенде о любви»?) – ничего, потерпим, искусство должно быть понятным; развязные танчики в кабаке без воспоминаний о пятых позициях – ой, какой же гений Шостакович, их автор (в Большом, вообще-то все еще идет балет «Светлый ручей» Ратманского и на ebay можно достать DVD с его же «Болтом», где танцы аутентичнее и разнообразнее). Но нет ничего сильнее пропаганды.

Фото Дамира Юсупова
------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 26, 2016 9:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112603
Тема| Балет, БТ, Возобновление
Автор| Лена Асвонова
Заголовок| «Золотой век» вернулся в Большой театр
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-11-26
Ссылка| http://musicseasons.org/zolotoj-vek-vernulsya-v-bolshoj-teatr/
Аннотация|



Очень скоро – в 2017 году – Юрий Николаевич Григорович отметит свой 90-летний юбилей. Несмотря на столь почтенный возраст, балетмейстер не покидает Большой театр – и, разумеется, в репертуаре театра остаются созданные им спектакли, ведь с именем этого замечательного хореографа связана целая эпоха в истории не только главного театра страны, но и отечественного балета в целом. В 2016 году на сцене Большого театра вновь появился один из балетов Григоровича, поставленный им в 1982 году – «Золотой век» на музыку Шостаковича, ведь в этом году отмечается 110-летие со дня рождения композитора.

«Золотой век» занимает особое место в творчестве Юрия Григоровича – он стал для балетмейстера последней оригинальной постановкой. К его созданию балетмейстер шел много лет, и путь этот был непростым. Да и вообще «Золотой век» – произведение с очень сложной судьбой. На премьере, состоявшейся в Ленинграде в 1929 г., успеха он не имел и дольше года в репертуаре не продержался. По прошествии нескольких лет последовали печально известные статьи в «Правде» под заглавием «Сумбур вместо музыки» и «Балетная фальшь», обвинения в «формализме» – и хотя непосредственно «Золотой век» в этих статьях не упоминался, он оказался под запретом в числе прочих произведений композитора.

Музыку Шостаковича Григорович уже в молодости знал хорошо и очень ее ценил. Кроме того, он был знаком с сестрой композитора Марией Дмитриевной – она преподавала фортепиано в Ленинградском хореографическом училище, где он обучался. Благодаря ей он впоследствии смог лично встретиться с великим современником. Произошло это как раз тогда, когда запрет на произведения Шостаковича был снят. Уже тогда Юрий Николаевич вознамерился вернуть на сцену балет, некогда оказавшийся в опале. К сожалению, композитор не имел желания возобновлять ни «Золотой век», ни какой-либо другой из трех балетов, созданных им, и потому согласия не дал.

Однако мысли о постановке «Золотого века» Григорович не оставлял, ведь произведение казалось очень интересным. Что-то в нем могло показаться наивным – но ведь такая наивная вера в «светлое будущее» действительно была свойственна людям той эпохи, когда создавался балет, и в этом была своя особая правда. Предельную убедительность придавало произведению ироническое и даже сатирическое представление отталкивающих образов, выражающееся в сочетании нарочитой банальности и сложной контрапунктической техники. За фокстротом, танго и прочими музыкально-хореографическими «приметами времени» проступала вечная идея столкновении Добра и Зла – ведь в каждую эпоху эти начала приобретают свой облик… Произведение с таким глубоким смыслом, скрывающимся за внешней наивностью, не могло не захватить такого балетмейстера, как Григорович.

Осуществить свою мечту хореограф смог лишь годы спустя, когда Дмитрия Шостаковича уже не было в живых, а сам он возглавлял балетную труппу Большого театра, занимая должность ее художественного руководителя. В достижении давней цели ему помогла вдова Дмитрия Дмитриевича, которая по своей инициативе предоставила Юрию Николаевичу партитуру балета. Теперь дорога к постановке «Золотого века» была открыта – но мог ли Юрий Григорович просто взять и воспроизвести постановку 1929 г.? Ведь он даже в такой известной всем классике, как «Лебединое озеро» или «Щелкунчик», всегда находил нечто новое… Столь же творчески подошел он и к «Золотому веку».

При всем почтении к Дмитрию Шостаковичу и его произведению, все же следовало признать, что для 1982 г., когда осуществлял Юрий Григорович свою постановку, сюжет «Золотого века» представлялся уже слишком наивным и даже искусственным. Хореограф создает для балета новое либретто, и в этом ему помогает театровед и сценарист Исаак Давидович Гликман, который был дружен с Д.Д.Шостаковичем. Над оформлением балета работал давний соавтор Юрия Григоровича – театральный художник Симон Багратович Вирсаладзе. Действие происходило теперь во времена НЭПа, в роли положительных персонажей оказывались не советские футболисты, а рабочая молодежь, участвующая в свободное время в представлениях агиттеатра, включая центрального героя – рыбака Бориса, а их антагонистами стали бандиты во главе с Яшкой (он же – мсье Жак). Средоточием враждебного положительным героям мира становится ресторан под названием «Золотой век», где пышным цветом цветет стиль кабаре со всей его преувеличенной чувственностью, и высшей точкой его становится танго. Появилась в балете Ю.Н.Григоровича и лирическая линия, которой изначально в «Золотом веке» не было: Борис и Яшка соперничают за любовь танцовщицы Риты, выступающей в «Золотом веке». Для героини это становится не просто выбором между двумя мужчинами, а выбором между «красивой жизнью» и теми идеалами, которых придерживается Борис.

Арсенал хореографических средств, использованных Григоровичем при создании «Золотого века», чрезвычайно разнообразен. В дуэтах, характеризующих развитие взаимоотношений Риты и Бориса, классическая основа сочетается с приемами современной пластики. Чувственность танго, фокстрота и прочих «примет красивой жизни» противопоставляется элементам гимнастики и акробатики, характеризующим положительных героев из молодежного агиттеатра. И хотя новый «Золотой век» не стал настолько известным, как многие предыдущие творения Юрия Григоровича – это, несомненно, была удача балетмейстера, особенно это касается построений кордебалета.

Новая версия «Золотого века», созданная в 1982 г., оставалась в репертуаре Большого театра до 1989 г. Она была возобновлена в 1994 году, но было дано всего шесть спектаклей… Судьба балета оставалась все такой же непростой, но хореограф не расставался с ним. Покинув Большой театр, он поставил «Золотой век» в Краснодаре, а после возвращения балетмейстера в главный театр страны со временем вернулся туда и «Золотой век» – произошло это в 2006 г., и последний спектакль состоялся весной 2009 г. И вот теперь балет снова появился на сцене Большого театра.

В разные годы в балете «Золотой век», поставленном Юрием Григоровичем, танцевали самые прославленные артисты: Наталья Бессмертнова, Людмила Семеняка, Нина Семизорова, Ирек Мухамедов, Николай Цискаридзе и другие. Нынешние исполнители «Золотого века» вполне достойны своих знаменитых предшественников. Даже второстепенные персонажи – Подгулявшие нэпманы в исполнении Алексея Лопаревича и Александра Петухова, Конферансье, сыгранный Вячеславом Лопатиным, и Биллиардный маркер, воплощенный Сергеем Минаковым – сочетают в себе яркость социальных типажей с индивидуальностью живых людей. Особенно убедительна Екатерина Крысанова в роли Люськи – ее героиня удивительно притягательна, хотя и принадлежит к «вражескому лагерю». Историю любви Риты и Бориса, развивающейся и крепнущей от первой встречи до истинно глубокого чувства, воплотили Нина Капцова и Руслан Скворцов.

Итак, в год юбилея Д.Д.Шостаковича и в преддверии юбилея другого своего создателя – Юрия Григоровича – «Золотой век» возвратился в Большой театр. Нынешнее возобновление показало, что балет продолжает вызывать интерес публики, и подобно другим творениям балетмейстера, увлекает выразительностью и убедительностью характеров.

Фото Дамира Юсупова
---------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 27, 2016 2:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112701
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Инна Логунова
Заголовок| Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым
Где опубликовано| © Posta-Magazine
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://posta-magazine.ru/culture/interview-with-ivan-vasiliev
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Звезда балета, танцовщик с фантастической техникой и темпераментом, премьер Михайловского театра Иван Васильев готовит полноформатную хореографию собственного сочинения — «Рождественскую историю» по мотивам повести Чарльза Диккенса, премьера которой состоится 31 декабря на сцене Эрмитажного театра в Санкт-Петербурге.


На Иване: трикотажные шорты Sansha,
пиджак из плотной хлопковой ткани Masnada

Фото: Валентин Блох
Ассистент фотографа: Александр Огурцов
Стиль: Арина Ломтева
Груминг: Юлия Художникова, Надежда Шестакова
Видео: Вадим Вереницын

Благодарим Михайловский театр оперы и балета и лично Дарину Тимофееву
за помощь в проведении съемки и подготовке интервью


В качестве хореографа Иван Васильев

дебютировал в 2015-м, чем заслужил премию журнала GQ в номинации «Открытие года». Posta-Magazine поговорил с Иваном о его первом полномасштабном спектакле, авторитетах в жизни и профессии, а также о балетных мифах.

Инна Логунова: Расскажите о предстоящем спектакле «Рождественская история». Вы давно вынашивали эту идею — или она возникла спонтанно?

Иван Васильев: Идея постановки возникла спонтанно, а вот историю о старике Скрудже я знал от начала до конца еще совсем маленьким. Мне она всегда очень нравилась и напоминала о новогодних праздниках. Если честно, новогодних балетов не так уж и много. В это время почти без исключения на всех сценах мира танцуют «Щелкунчика». И я, конечно, не исключение. Но когда в очередной раз я понял, что в новогодние праздники мне опять выходить на сцену в этом спектакле, то подумал: «А почему бы не разнообразить новогодний репертуар театров?» Моментально вспомнил о Диккенсе, и меня было уже не остановить. Господин Кехман (художественный руководитель Михайловского театра Владимир Кехман. — Прим. ред.) поддержал мою идею, и артисты Михайловского театра, спасибо им огромное за это, с энтузиазмом начали репетировать.

Если вы читали Диккенса, то прекрасно понимаете, что эта повесть — не сладкая детская сказка, а драма с фантастическим сюжетом и глубокой моралью. Именно этим она интересна взрослым и любопытна детям. Я сам выйду в необычном для себя образе, в моей постановке будут интересные декорационные находки. Некоторые секреты постановки приоткрыты уже в тизерах к спектаклю. Так что следите за ними на моих страницах в соцсетях и в аккаунтах Михайловского театра.

— Как проходят репетиции? Что дается легко, в каких моментах возникают трудности?

— Репетиционный процесс проходит как всегда: тяжело, весело, ярко. Рождается что-то новое, задуманные идеи всегда преображаются, выходят за свои рамки и развиваются. Работа идет, и это главное. А трудностей нет, потому что все сложности в моей жизни преодолимы. Нет ничего такого, что сбило бы меня или остановило.

— У вас уже сложилась в голове готовая хореография или она рождается в процессе репетиций?

— Хореографию я придумываю в зале, а идея спектакля, какие-то режиссерские находки, конечно, обдумываю заранее, вынашиваю в течение какого-то времени.

— Почему вы выбрали музыку Чайковского для постановки?

— Я очень люблю музыку, постоянно что-то слушаю и ищу. И при создании хореографии в первую очередь для меня важна музыка, от которой я и отталкиваюсь. В данном случае Чайковский идеально попал под мое внутреннее состояние. Можно сказать, что наши с ним мысли совпали. (Смеется) У меня сразу балет визуализировался. Пошли образы, картинки, идеи. В спектакле прозвучат пьесы из «Детского альбома» и цикла «Времена года», фрагменты из симфоний.

— В вашей творческой биографии уже несколько работ в качестве хореографа. Когда, в какой момент вы почувствовали, что хотите не только танцевать, но и ставить?

— Давно. В 12 лет или раньше я уже мечтал и думал о том, что хочу ставить. Кстати, это мое желание — очень важная составляющая, которая держит меня в профессии. Мне всегда было интересно не просто перенимать чужие идеи и хореографию, но и разбирать сам танец, придумывать и вносить нечто новое в уже законченные постановки. Люблю создавать новые образы, добавлять характерные черты, копаться в языке танца и внедрять свои идеи даже в классические балеты. И теперь в роли хореографа у меня есть абсолютная возможность создавать что-то полностью свое, уникальное и, надеюсь, интересное.

— Какие сюжеты вас привлекают как хореографа?

— Непростые. Сюжеты, в которых есть мораль, конфликт. Мне интересна борьба человека с самим собой, с социумом. Интересен вызов, после которого человек становится лучше, развивается, меняя себя и мир в лучшую сторону. Поэтому в моих балетах главный персонаж обязательно трансформируется, преображается.

— На сцене вы всегда поражаете бешеной, какой-то сверхчеловеческой энергией. В чем ее источник?

— Во мне. Сверхчеловеческая энергия... ну, это весь я. (Смеется)

— Самое сложное ваше выступление — технически и эмоционально?

— Каждое выступление сложное. Но, как я всегда говорю, сложности только закаляют.

— Вы хотели бы попробовать себя в драматическом театре, в кино?

— Обязательно хочу попробовать себя в драматическом амплуа в театре или кино. Очень меня это привлекает и очень нравится.

— Определяющая черта вашего характера?

— Упорство.

— Для вас важно мнение окружающих?

— Если это моя семья, то да, очень важно.

— А мнение критиков? Вообще, кто для вас авторитет?

— Честно говоря, с авторитетами сложно. Думаю, у меня их нет. А критики... Если честно, в России очень мало профессиональных балетных критиков, точнее, их просто единицы. А тех, кто объективно и не предвзято смотрит на танцовщиков и постановки, и того меньше.

— Какие из общепринятых представлений о балете и артистах балета являются мифом?

— Самый большой, непонятно откуда взявшийся миф в том, что балет — не мужская профессия. Поверьте, это адский труд. И мужчины в балете должны быть еще более мужественными, сильными и выносливыми, чем в обычной жизни.

— Двадцатилетний Иван Васильев и сегодняшний — чем они похожи, чем отличаются?

— Кудрями похожи.
-----------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 27, 2016 3:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112702
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА
Автор| Мария Тарасова
Заголовок| Фестиваль CONTEXT часть 1: Матс Эк
Где опубликовано| © Журнал THE WALL электронный
Дата публикации| 2016-11-17
Ссылка| http://thewallmagazine.ru/context-part-1/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

На несколько дней Москву охватила «лихорадка» – с 14 по 19 ноября в четвёртый раз проходит фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА. Великолепная балерина Диана Вишнёва является основателем и арт-директором фестиваля. Благодаря ей известные мировые труппы могут «ощутить» русскую сцену, подающие надежды молодые хореографы продемонстрировать свои постановки на конкурсе, а российская публика может не только прикоснуться к современному танцу, но и стать свидетелями по-настоящему исторических событий. К последним в первую очередь относится приезд в Москву известного по всему миру хореографа-интеллектуала Матса Эка и его жены-музы Аны Лагуны. Не так давно, после новогодних праздников, Матс Эк заявил, что «хочет испытать новый для себя опыт: ничего не делать» – подобное заявление шокировало, ведь хореографы не заявляют о завершении карьеры и прекращении постановок.

Диана Вишнёва сделала невозможное – уговорила хореографа привезти свою последнюю работу «Топор» в Россию, а также пообщаться со зрителями и показать фильм-балет «Место». Выступление Аны Лагуны и Ивана Ауцели (её постоянного партнера на сцене) в постановке «Топор» можно было посмотреть на Гала-открытии фестиваля, прошедшего в Московском академическом Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, ещё одна возможность представится публике на Гала-закрытии в Мариинском театре в Санкт-Петербурге. Встреча с хореографом и просмотр фильма-балета «Место» проходили 15 ноябре в Гоголь-центре.



жиотаж из-за приезда маэстро и его музы может вызвать некоторое удивление, ведь какие только хореографы не приезжают, какие только балерины не покоряют своим танцем российские сцены. Но случай с Матс Эком и Аной Лагуной особенный. Матс Эк – великий хореограф нашего времени, в своё время он совершил настоящую революцию и в области танца, и в области прочтения сюжетов классических балетов. Его «Жизель», «Лебединое озеро», «Спящая красавица» вызывали шок: всем известные герои были осмыслены иначе, темы, затронутые в спектаклях, были близки и понятны зрителям.

«Матс Эк – великий хореограф нашего времени, в своё время он совершил настоящую революцию и в области танца, и в области прочтения сюжетов классических балетов»

Последняя работа на сюжет классики «Джульетта и Ромео» несколько отличается по названию от оригинала. Перестановку имён в названии Матс Эк во время ContextSpeaks пояснил обращением к первоисточникам – итальянским сказаниям, к которым обращался некогда Уильям Шекспир при написании своего произведения. Выбор музыки – отход от партитуры для балета «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева хореограф выразил отсутствием в ней мотивов «юношеской любви», которую он безуспешно искал также в музыке Дмитрия Шостаковича. В итоге для выражения полноценного рассказа в основу была взята симфоническая музыка композитора, которого Матс очень любит и уважает, Петра Ильича Чайковского. Хореограф бы хотел ограничиться только увертюрой-фантазией «Ромео и Джульетта», но её небольшая продолжительность не отвечали запросам полноценного балета, поэтому были использованы также фрагменты Пятой симфонии, программной симфонии «Манфред», симфонической фантазии «Буря» и «Итальянского каприччио».

Номер «Топор», показанный на Гала, захватил зрителя какой-то непостижимой энергетикой. По сюжетной линии балет немногословен: в центре сцены находится настоящий пенёк, на котором Иван Ауцели практически всё время колет дрова, вокруг него в свойственной Матс Эку манере пританцовывает Ана Лагуна. Вывернутые ноги, покачивание из стороны в сторону, периодическое потрясывание рук является не типичным для привыкшего к классическим движениям зрителя, однако таким способом хореограф воздействует на подсознание, заставляя размышлять о бесконечности, текучести времени и повторяемости жизненных событий. Предмет, давший название – топор мелькает не только в руках Ивана, но представлен как атрибут и Аны, через него происходит взаимосвязь героев.

На встрече обсуждался балет «Место», поставленный по просьбе Михаила Барышникова, с которым Матс Эк познакомился во время работы Барышникова в Американском театре балета (Нью-Йорк). В итоге появился номер для 59-летнего Михаила Барышникова и 49-летней Аны Лагуны. В композиционном плане центр постановки – стол, стоящий на белом ковре, очерчивающим пространство. Вокруг них разворачиваются отношения героев. За несколько минут можно увидеть и обыденность, повседневную жизнь пожилой пары и страсти, кипящие в сердцах Михаила и Аны.

«Хореограф привык отдаваться работе, следить за каждой мелочью, поэтому лучший вариант – оставленные записи, ведь на них эталонный вариант исполнения, через них можно осознать глубинный замысел автора и получить истинное наслаждение»

Одними из ключевых тем, поднятых во время ContextSpeaks, были завершение карьеры хореографа и прекращение показа своих работ. Матс Эк объяснил это вполне логично – он более 50 лет отдал театру, теперь он хочет просто побыть обычным человек и ничего не делать. Если же будут идти его постановки, то он не сможет отдыхать, если будут ставить без его участия, его ассистенты и помощники, то это не будут балеты Матс Эка, они потеряют свой смысл. Хореограф привык отдаваться работе, следить за каждой мелочью, поэтому лучший вариант – оставленные записи, ведь на них эталонный вариант исполнения, через них можно осознать глубинный замысел автора и получить истинное наслаждение.

Источник фото: http://dianavishneva.com
-------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 27, 2016 3:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112703
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА
Автор| Мария Тарасова
Заголовок| Фестиваль CONTEXT часть 2: Балет Мориса Бежара
Где опубликовано| © Журнал THE WALL электронный
Дата публикации| 2016-11-19
Ссылка| http://thewallmagazine.ru/context-part-2/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

На четвёртом фестивале современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА. представлены различные труппы, исполняющие современный танец. Особое место занимают артисты «Балета Мориса Бежара» и их художественный руководитель, хореограф Жиль Роман. То, что Диана Вишнёва пригласила швейцарскую труппу выступать не случайно: пару лет назад балерина исполняла знаменитую постановку основоположника труппы – Мориса Бежара – «Болеро», сейчас артисты «Балета Мориса Бежара» являются одними из самых востребованных трупп в исполнении современной хореографии, к тому же по словам Жиля Романа у них с Дианой «полностью совпадает мнение по поводу современного танца».



Российский зритель сможет прикоснуться к творчеству Балета из Лозанны сразу на нескольких площадках проведения фестиваля: в Московском академическом Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко на прошедшем Гала-открытии фестиваля, в Гоголь-центре на протяжении двух дней на концерте – Международной программе Context, шанс представится также питерской публике на Гала-закрытии в Мариинском театре. На Гала будут показаны два дуэтных номера, в рамках Международной части фестиваля – одноактный балет Жиля Романа «Словно с луны свалившиеся» на музыку Франца Шуберта и Citypercussion (Thierry Hochstätter и jB Meier).



Морис Бежар был хореографом, заново переосмыслившим и открывшим для широкой аудитории возможности современного танца. Жиль Роман во время фестиваля сказал, что «Бежар был первым, кто начал создавать современный танец», при этом под современным танцем понимается не техника исполнения и используемая комбинация элементов (за основу можно взять и технику классического балета, и танца модерн), а в первую очередь соответствие текущему периоду жизни.

«Танец становится современным, когда начинает отображать эпоху, идти в ногу со временем»

Сейчас прочувствовать философию Мастера возможно только наблюдая за выступлением его театра, в котором чтут и соблюдают указания, данные при жизни великим балетмейстером. Этим можно объяснить тщательность, с которой проходит подготовка артистов к предстоящим спектаклям, когда важным становится всё: расположение на сцене, эмоциональная отдача и взаимоотношения между артистами. Жиль Роман, следя за сохранением хореографического стиля, всё своё время проводит со своими танцовщиками, не оставляет времени для просмотра других постановок, в частности в эти дни в рамках фестиваля ученик Бежара мог бы оценить творчество молодых российских хореографов, однако: «не видел ни одной русской современной постановки, но ведь я и не критик, я хореограф и поэтому провожу всё своё время вместе со своими артистами».

На данный момент в репертуаре «Балета Мориса Бежара» преобладают постановки самого Мастера и его преемника Жиля Романа. Преемственность видна в языке постановок, в подборе музыкального сопровождения и, в какой-то части, в смысловой составляющей номеров. Так, на гала концертах открытия и закрытия фестиваля CONTEXT перед зрителями блистали два дуэта. Первый – па-де-де из балета Мориса Бежара «Вена, Вена, город моей мечты» под названием «Открытая комната», второй – «Цвет блюза» Жиля Романа. Оба номера были краткой историей любви, но чуть различной в моменте прочтения женской партии: у Мориса Бежара Элизабет Рос из всех сил пыталась предотвратить уход возлюбленного – Жюльена Фавро, у Жиля Романа Кейтлин Тильхельм – более самостоятельная и уверенная в себе девушка, которая может как завлечь партнера, так и распрощаться с ним без лишних угрызений совести. Определенного сюжета в постановках нет, раскрыть фабулу не захотел и сам хореограф: «зритель главный, пусть он решает, что увидеть в той или иной постановке, исходя из первоначального осмысления па-де-де как танца для двоих».

В Гоголь-центре прошла российская премьера балета «Словно с луны свалившиеся». «Балет Мориса Бежара» впервые исполнил его чуть более года назад в Лозаннской опере (Швейцария), теперь неоднозначную постановку, наполненную спецэффектами, увидел московский зритель. В центре постановки – многоликие женские образы, которые непостижимы для мужского начала. Мужчина (тот же Жюльен Фавро) оказывается как будто в другом измерении, в «женский мир» он попадает через проводник – холодильник. Проваливаясь через него и пройдя через путь, Жюльен видит несколько женщин, поглощенных танцем, это его шокирует и удивляет. Завораживает это и зрительный зал, который сидит в оцепенении, наблюдая за проявлением сильных женских характеров. Каждая танцовщица – индивидуальность, каждая несёт через танец свою историю.

«В центре постановки – многоликие женские образы, которые непостижимы для мужского начала. Мужчина оказывается как будто в другом измерении.»

Возможность увидеть и прикоснуться к творчеству Bejart Ballet Lausanne – шанс, который выпадает на долю российского зрителя довольно редко. Поэтому каждый приезд артистов – крупное событие в культурной жизни города, который избрала для себя в качестве площадки одна из известнейших трупп, представляющих современную хореографию.


Источник заглавного фото: dianavishneva.com
-------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Ноя 27, 2016 3:44 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 27, 2016 3:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112704
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА
Автор| Мария Тарасова
Заголовок| Фестиваль CONTEXT часть 3: Финал
Где опубликовано| © Журнал THE WALL электронный
Дата публикации| 2016-11-24
Ссылка| http://thewallmagazine.ru/festival-context-part-3-final/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Четвертый фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА 19 ноября завершился на родной сцене основательницы и арт-директора фестиваля – Дианы Вишнёвой – на исторической сцене Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Гала-концерт состоял из большого количества номеров (в отличие от московского открытия в Московском академическом Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко), представленных известными мировыми коллективами. Определенная часть программы совпала с программой Гала-открытия, что дало возможность не только московскому зрителю прочувствовать веяния и стилистику современной хореографии, но и жителям «культурной столицы» подтвердить этот статус и оценить мастерство исполнителей и рисунок танца. Важность закрытия состояла также в том, что вместе с артистами в Питере были педагоги-репетиторы, готовившие их к особенностям сцены «Мариинки» и встрече с питерской публикой, и хореографы, чьи постановки они претворяли в жизнь.

«Вместе с артистами в Питере были педагоги-репетиторы, готовившие их к особенностям сцены «Мариинки» и встрече с питерской публикой, и хореографы, чьи постановки они претворяли в жизнь»

Окаймляла концерт одна из старейших танцевальных компаний Голландии – INTRODANS, уже дважды приезжавшая на фестиваль, но не перестающая удивлять публику своей многогранностью. Для постепенного погружения зрителя в мир современного хореографического искусства использовалась постановка Сиди Ларби Шеркауи, артиста ЮНЕСКО и обладателя «балетного Оскара» – «IN MEMORIUM». Две части постановки довольно контрастны как по количеству танцовщиков, так и по исполняемому материалу. Вторая представляет собой дуэт двух противоборств – мужского и женского, довольно облегченного по хореографии и смысловому наполнению. Отличается первая часть, где несмотря на отсутствие сложных технических моментов – в основе одно многократно повторяющееся вращение с поднятой вверх одной рукой, присутствует нечто завораживающее, даже если не сказать таинственное. Особый эффект создают плиссированные юбки в пол, в которых кружились и женщины, и мужчины, их переливы добавляли медитативность постановке. Непрерывное движение отражалось и в показанном одновременно с танцем видеофрагменте с бесконечной дорогой, по которой мчится автомобиль.


Финальный номер INTRODANS – CANTATA хореографа Мауро Бигонцетти, исполненный под аккомпанемент итальянского женского народного ансамбля «Assurd» как роскошный фейерверк завершил четвёртый фестиваль. Труппа показала, что она может не только вводить в транс зрителя, но и заставлять удивляться и покидать Мариинский театр в состоянии шока. В основе сюжета лежит история одной итальянской свадьбы, на которой страсти не уступали российским празднествам: были и выяснения отношений, и драки, и массовые гуляния, к тому же некоторые реплики были на русском языке, что безусловно сближало два народа.

Посетившая впервые Россию труппа Алонсо Кинга побывала сразу в двух городах, в Москве они стали частью Гала-открытия и международной программы в Гоголь-центре, в Санкт-Петербурге – Гала-закрытия. На суд зрителя были вынесены творения основателя и хореографа Алонсо Кинга: «Концерт для двух скрипок», «Шостакович», «Основы письма». Первое увидели на Гала-концертах, остальные составляли репертуар международной программы.

Многие называют Кинга хореографом уникального художественного видения, заставляющего по-новому взглянуть и на классические движения и на классическую музыку. Однако, несмотря на точность исполнения, номера берут за душу не хореографической составляющей, а музыкальное сопровождение. Концерт для двух скрипок с оркестром И.С. Баха ре минор и струнные квартеты Д.Д. Шостаковича сыграли роль «Лебединого озера» в конце XIX века: музыка была настолько самодостаточна, что многонациональная труппа выглядела блёкло и невыразительно.

«Многие называют Кинга хореографом уникального художественного видения, заставляющего по-новому взглянуть и на классические движения и на классическую музыку»

Другим массовым коллективом была Национальная школа балета Канады, участники которой по своему возрасту походили на студентов МГАХа (Московской государственной академии хореографии), но по технике напоминали солистов ведущих российских театров. Довольно короткий номер «Войдите» Азура Бартона смог показать все выигрышные стороны молодых танцовщиков: синхронность, плавное и мягкое «вливание» при постепенном выходе на сцену, музыкальность и высокий уровень исполнения классических па.

Камерную часть закрытия представляли два дуэта. О первом – Ане Лагене и Иване Ауцели в постановке Матса Эка «Топор» мы писали раннее. Единственное отличие заключалось в атмосфере, которую придала неотделанная задняя часть сцены исторической сцены Мариинского театра. Второй дуэт двух блистательных балерин Дианы Вишнёвой и Орели Дюпон (впервые совместно исполняющих постановку) показал новое прочтение «Болеро» Мориса Равеля. Хореограф Охад Наарин назвал свой непродолжительный номер (вдвое короче «Болеро» Мориса Бежара) «B/olero», как бы разделив его на две части – две балерины делали движения с кордебалетной точностью, не теряя при этом индивидуальности.

Так, насыщенно и разнопланово завершился фестиваль Дианы Вишнёвой, расширив сразу несколько составляющих: географию – к Москве присоединился Санкт-Петербург, широту программы – к концертам, кино и конкурсам молодых хореографам добавилась встреча с хореографом и, конечно, добавив новые коллективы – мастеров современной хореографии. В следующем году программа пятого юбилейного фестиваля обещает быть не менее насыщенной и заставляет ждать с нетерпением нового года.
-------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 27, 2016 3:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112705
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Фестиваль Дианы Вишневой Context подвел свои итоги
Топор как философия любви

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2016-11-27
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/11/27/festival-diany-vishnevoy-context-podvel-svoi-itogi.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Международный фестиваль современной хореографии Context Диана Вишнева проводит уже в четвертый раз. Знаменитая балерина является его основателем и арт-директором. Именно этот фестиваль на сегодня и является самым значимым из многочисленных форумов современного танца у нас в стране и с этого года проводится не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге. Выступления ведущих коллективов Франции, Швеции, Нидерландов, Швейцарии, Канады и США … А еще конкурс молодых хореографов, кинопоказы, творческие встречи, мастер-классы, лекции…– все это ожидало зрителей «Контекста» в этом году.


Ана Лагуна и Иван Ауцели в балете Матса Эка Axe. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля/

Особенно в заслугу Вишневой, стоит поставить организацию воркшопа или конкурса молодых хореографов, как и в прошлом году прошедшего в Электротеатре. Это весьма полезная и нужная часть фестиваля, хотя участники и прошлогоднего и нынешнего соревнования особого оптимизма на скорую нормализацию дел в отечественном современном танце не слишком внушают…

Из 6 прошедших отборочный тур хореографов- финалистов (своё участие в конкурсе заявили в общей сложности 70 (!) претендентов) внимание привлек Алексей Бусько – бывший премьер труппы Раду Поклитару «Киев модерн-балет». Даже слишком откровенное цитирование из спектакля Анжелена Прельжокажа «Парк» (причем помимо поцелуев используется даже таже самая музыка Моцарта) пересыпанное хореодраматическими режиссерскими приемами из арсенала своего бывшего начальника в номере «Блаженные» автор обыгрывает по-своему, обнаруживая явный талант, нестандартное хореографическое мышление и самое главное хоть какие-то режиссерские навыки, почти полностью отсутствующие у других конкурсантов. Своеобразную работу под говорящим названием «Объект Т.Е.Л.О.» представил на этом конкурсе и московский хореограф Павел Глухов. Ему достался впервые учрежденный на этом конкурсе приз зрительских симпатий. Почему победу жюри присудило маловыразительному и невнятному номеру «The room» хореографа из Петербурга Ольге Васильевой сказать трудно. Можно лишь констатировать, что победа на прошлогоднем конкурсе явно пошла на пользу Константину Семенову, вне конкурса показавшему в рамках воркшопа свою новую работу «Andantino. Сон одной бабочки». Видно, что работы хореографа становятся более осмысленными, он развивается, постепенно обретая собственный почерк.

Разнообразна была и международная программа фестиваля. На сцене Гоголь-центра американский хореограф Алонсо Кинг — художественный руководитель труппы Alonzo King LINES Ballet — в честь 110-летия Дмитрия Шостаковича представил балет, вдохновленный произведениями русского композитора. Его впервые приехавшая в Россию труппа кроме того показала 8-минутную постановку «Основа письма» на мотивы иудейской, христианской, мусульманской и тибетской духовной музыки. Изощренная хореография с использованием очень пластичных, но совершенно лишенных какой-бы то ни было сексуальности, практически обнаженных (основной сценический костюм: плавки на танцовщиках и купальники на танцовщицах) женский и мужских тел не давала скучать разве что первые 10 минут. Потом зубодробительные комбинации танцовщиков явно повторялись, утомляя своей предсказуемостью и однообразием. При этом и хореография второго балета мало чем отличалась от балета «Шостакович».

Основной приманкой фестиваля в этом году была конечно легендарная труппа Мориса Бежара из Лозанны, выступившая во втором отделении вечера. И можно лишь пожалеть и о том, что собственно бежаровскую хореографию впервые принявшая участие в этом фестивале всемирно известная компания не показала, ограничившись лишь па-де-де из балета «Вена, Вена, город моей мечты» на открывавшем фестиваль гала-концерте . Более полноценную в этом смысле программу бежаровские танцовщики показали через пару дней в Санкт- Петербурге на фестивале «Дягилев. P.S.». Что же касается хореографии нынешнего руководителя труппы Жиля Романа, балет которого «Словно с Луны свалившиеся» труппа Бежара представила в России, то в этой постановке можно было любоваться лишь пластикой Жюльена Фавро и Элизабет Рос, двух звезд труппы еще бежаровских времен, не растерявших со временем гипнотизма, роскоши и очарования своего танца.

Еще одной сенсацией фестиваля, стало участие в нем Матса Эка. Вот эта хореография никакого разочарования вызвать не могла, такая от неё шла энергетика и мощь. Учитывая, что недавно Матс Эк попрощался со сценой, и сочинять новые, а также давать разрешение на прокат старых своих работ пока не собирается, показ на открытии и закрытии фестиваля его последней танц-пьесы Axe ( «Топор») трудно переоценить…

На сцене Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко вязанки дров и немолодой человек (Иван Ауцели) настоящим топором сосредоточено и долго рубит поленья… Реальный, отчетливо слышимый и заглушающий все остальные шумы стук топора - единственная нота пролога этой пронзительной истории разыгрываемой на сцене двумя немолодыми артистами. Она (Ана Лагуна, жена и муза великого хореографа) под неожиданно возникающую музыку Джазотто, всем известную как «Адажио» Альбинони смешными припрыжками, перекатами и приседаниями кружит вокруг него, всячески стараясь обратить на себя внимание. А перед нами пролетает их жизнь… Жизнь составленная из столкновений, противоречий (как говорит Матс Эк поясняя смысл своего сочинения: «для него рубка дров дело практического толка, для неё тяжелый акт насилия») и примирений… Жизнь спрессованная в мгновения, но открывающая окно в Вечность... Ведь в этом 15-минутном номере, по сути рассказе о мужчине и женщине и их проходящей мимо жизни, в этой такой неказистой на первый взгляд и незамысловатой хореографии скрыто чувство сопричастности к великому таинству любви, которую пронесли через жизнь друг к другу эти люди…


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:49 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 27, 2016 10:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112706
Тема| Балет, международный фестиваль "Дягилев PS"
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Ромео с мандаринами
Седьмой международный фестиваль искусств "Дягилев PS" собрал программу по принципу "Удиви меня"

Где опубликовано| © Российская газета - Столичный выпуск №7137 (269)
Дата публикации| 2016-11-27
Ссылка| https://rg.ru/2016/11/27/startoval-mezhdunarodnyj-festival-iskusstv-diagilev-ps.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Балеты Мориса Бежара почти полвека покоряют российскую публику. Фото: Евгений Пронин

Три совершенно разные компании стали основой фестиваля: Балле Бежар Лозанн, Белый театр танца из Польши и труппа Екатеринбургского театра оперы и балета. Но международный фестиваль искусств жив не балетом единым: "Дягилев PS" ориентируется на человека-оркестра, чье имя носит, и поскольку легендарный Серж собирал вокруг себя людей из разных видов искусства, фестиваль старается не отставать.

На нынешнем открылись три выставки: посвященная балетам Бежара фотографа Франсуа Паолини, "Застывшеее движение" заболевшей экспериментальным танцем еще в 1973 году Луис Гринфилд, раритетная "Немеркнущие звезды. Труппа полковника де Базиля" о наследующей Balle Russes Дягилева компании Василия Григорьевича Воскресенского, больше известной в мире, чем в России. Но удивила больше всего выставка "ОбличьЯ. Больше, чем реальность", где маски этнографического музея смотрелись истоками причудливо разрисованных лиц Бурлюка и компании, и еще более причудливыми ностальгически радостными инсталляциями Андрея Бартенева, ради которых в Шереметьевском дворце вздыбился паркет.

К финалу фестиваля приурочили российскую премьеру вышедшего во Франции фильма "Полина" Анжелена Прельжокажа. А на "круглом столе" и на научной конференции изучали тему, равно актуальную век назад при Дягилеве и сейчас: "Скандал как инструмент PR".

Балле Бежар Лозанн не повторил программу, неделю назад показанную на фестивале "Context. Диана Вишнева". Бежаровцы для начала показали свою самую любимую в России классику - балет "Бхакти". Тот самый, где пара индийских богов красиво совокупляется в отточенных индийским танцем балетных па, взорвавший Москву в конце шестидесятых и получивший оду в тогдашнем журнале "Театр" от храброй Майи Плисецкой.

"Чудесный мандарин" на непростую музыку Белы Бартока поразил умением Бежара делать с помощью танца настоящие киноистории. Путаный сюжет с крупной крошкой всякой всячины - тут и китайский император с сыплющимся на голову "прахом времени", и витальный маоист, и эстетика криминальной окраины большого европейского города с проституткой, сутенером и неизбежным ножом - выстраивается в историю, от которой невозможно оторваться. За прошедшие со дня постановки четверть века появлялись спектакли и жестче, и изощреннее, но крепкая конструкция Бежара захватывает даже испорченного клиповой эстетикой зрителя. Краткий "Этюд для дамы с камелиями" на музыку Шопена и Чилеа выглядит будто постановщик и не Бежар вовсе, а неведомый романтик, ностальгирующий по началу ХХ века. Изысканная Элизабет Рос с партнерами плетет в нехитром танце психологические кружева, за которыми видится классическое "Видение розы" антрепризы Дягилева.

Если бы Дягилев приглядывал за происходящим с небес, он бы порадовался

Основательница и худрук Белого театра танца Изадора Вайс, милая и почти робкая в общении полька, на сцене мечет молнии и рвет страсти. Выбор представленных на фестиваль спектаклей обещал потрясения на литературной основе - давали "Федру" на музыку Малера, "Девушку и смерть" на музыку Шуберта, "Тристана и Изольду" на музыку Джонни Гринвуда и Кшиштофа Пендерецкого, лично приехавшего на фестиваль. Театр оказался энергичным и не очень взрослым: "женские истории" выглядели внятно, но махина "Тристана и Изольды" утонула в необъяснимых подробностях и ложных финалах.

А вот юбилейному году Прокофьева "Дягилев PS" отдал почести сполна. Сначала "Ромео и Джульетту" в Большом зале санкт-петербургской филармонии исполнил усиленный дополнительным составом оркестр Musica Aeterna с залюбленным Теодором Курентзисом за пультом. А пару днями позже свою версию представили Вячеслав Самодуров и труппа Екатеринбургского театра оперы и балета. Заказанный Самодурову Королевским балетом Фландрии три года назад "Ромео..." получился задиристым, грубоватым, искренним. Несколько эпизодов, включая драку на площади, обдуманно нескладный дуэт Джульетты с Парисом и сцену на балконе, были даже хороши, разве что напрасно порхающий от любви Ромео вдруг пустился вприсядку. Среди заражавших энергией артистов особенно выделялся живчик Меркуцио. Если бы Дягилев приглядывал за происходящим с небес, он бы порадовался.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 28, 2016 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112801
Тема| Балет, международный фестиваль "Дягилев PS", Екатеринбургский театр оперы и балета
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Не самая печальная повесть
Екатеринбургский балет на фестивале "Дягилев P.S."

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №220, стр. 11
Дата публикации| 2016-11-28
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3155299
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Фестиваль "Дягилев P.S." завершился балетом Сергея Прокофьева "Ромео и Джульетта" в постановке Вячеслава Самодурова, исполненным труппой Екатеринбургского театра оперы и балета при полном аншлаге. Из Петербурга — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

На фестивале балет "Ромео и Джульетта" звучал дважды: сначала его без танцевального обременения исполнили Теодор Курентзис и его MusicAeterna в Большом зале Петербургской консерватории и снискали подлинный триумф: в финале стоял стадионный рев. Маэстро, не скованный темпами балетных ног, управлял циклопическим составом оркестра, не уместившимся бы ни в одну оркестровую яму мира. Трехактный спектакль он провел на одном вольном могучем дыхании с таким темпераментом и мощью, что балетный обозреватель "Ъ" то приплясывала в кресле, то вжималась в него, открывая заново наизусть знакомую музыку.

Екатеринбуржцы "Ромео и Джульетту" исполняли под фонограмму, а потому музыка не отвлекала от постановки Вячеслава Самодурова, рекордсменки этого года по количеству номинаций на "Золотую маску": их целых восемь, выдвинуты практически все создатели и исполнители. В общем-то понятно почему: балет Самодурова приятен во многих отношениях. Концепция его доходчива: человечество во все времена склонно к насилию, и феодальная вражда семейств тут особой роли не играет. Поэтому в спектакле не отличить Монтекки от Капулетти, на шекспировскую эпоху намекает разве что красная трехъярусная конструкция декораций (сценограф Энтони Макилуэйн имел в виду театр "Глобус"). Зато растянутые майки с принтами в виде ренессансных портретов, приспущенные штаны с подтяжками, лифчики, надетые поверх платьев (художник по костюмам Ирэна Белоусова) недвусмысленно отсылают к молодежной культуре ХХI века, равно как и жестикуляция и манера поведения буйного населения города — хоть Гента, в котором Вячеслав Самодуров поставил первую редакцию балета, хоть Екатеринбурга.

Впрочем, его пацаны с городской окраины фехтуют рапирами, как мушкетеры, и танцуют, как классический кордебалет. В этой успокоительной смеси традиционной архаики с узнаваемыми приметами современности как раз и кроется приятность самодуровской трагедии: вроде все знакомо, но слегка по-новому. Он прилежно следует за режиссерской экспликацией хрестоматийной хореодрамы (1940) Леонида Лавровского и Сергея Радлова, позволяя себе фрондировать лишь в деталях. Так, вместо интимной сцены венчания режиссер Самодуров придумал многолюдную мессу, его Ромео с Джульеттой остаются необвенчанными, хоть и целуются перед алтарем. Стремительному "бегу Джульетты" по авансцене, прославленному великой Улановой, хореограф противопоставил бег на месте. Впрочем, его Джульетта зря рвется из рук кормилицы: патер приносит ей снадобье на дом. Есть и другие несуразности — вроде необъяснимого отсутствия матери Джульетты в третьем акте и сцены в Мантуе с законным горестным соло Ромео.

Зато хореографу удались массовые танцы и драки, так что первый акт, где они в изобилии, пролетает с воодушевляющей живостью, несмотря на явно проваленный "танец рыцарей" на балу. Акт второй держится на дуэлях: Тибальд (в обаятельном исполнении Сергея Кращенко похожий на молодого грузноватого Траволту) изобретательно, технично и яростно фехтует с желчным невысоким ловкачом Меркуцио, эпизод смерти которого, отлично поставленный и великолепно сыгранный Игорем Булыцыным, можно считать кульминацией всего балета.

Что до танцев, то они вполне академичны, местами милы и временами даже остроумны: Вячеслав Самодуров, к счастью, отчасти обуздал свою склонность выворачивать классические па наизнанку. Исключение он сделал для дуэтов главных героев (которые как назло у Прокофьева чрезвычайно длительны), где его дар сочинять неудобные движения проявился в виде поддержек-выбросов Джульетты (Екатерина Сапогова) ногами вперед и сольного порхания счастливого Ромео (Александр Меркушев), взмахивающего руками, как птица крыльями. Эпизод "Спальня Джульетты" также не подарил полноценного адажио: возможно, хореограф полагал, что при душераздирающем расставании неуместны эффектные поддержки и па, а потому заставил своих героев то горестно целоваться, то цепляться друг другу за руки и за ноги, оттягивая разлуку.

И все же эталонная советская режиссура 75-летней давности, оказавшая непреодолимое влияние на постановки западных классиков Крэнко и Макмиллана, легко перемолола и творческие находки Самодурова. Несмотря на разного рода несообразности, его постановка "Ромео и Джульетты", подкрепленная незыблемыми режиссерскими канонами, куда стройнее и логичнее, чем совершенно самостоятельная "Ундина", поставленная им в Большом театре и тоже выдвинутая на конкурс "Золотой маски". Можно сказать, что екатеринбургский Самодуров одолел Самодурова московского. А это уже победа.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:54 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 28, 2016 11:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112802
Тема| Балет, МАМТ, Назначения, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| С парижским акцентом
Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Власть" №47, стр. 36
Дата публикации| 2016-11-28
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3136242
Аннотация|

Новым худруком балета Московского академического Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко назначен экс-этуаль Парижской оперы


Фото: Пресс-служба Московского академического Музыкального театра

Новым художественным руководителем балета Московского академического музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко назначен 54-летний Лоран Илер — экс-этуаль Парижской оперы и один из самых известных артистов нуреевского поколения. Контракт, по которому он должен приступить к работе 1 января 2017 года, заключен на пять лет. Это первый случай со времен Мариуса Петипа, когда француза пригласили руководить российской труппой.

Мария Сидельникова

Решение генерального директора МАМТ Антона Гетьмана пригласить в качестве худрука Лорана Илера стало сенсацией как в России, так и во Франции. В балетном мире имя Илера произносят с трепетом и уважением. Его карьера — это образцовый академический путь французского артиста. Из балетной школы Парижской оперы он легко был принят в труппу театра. Стремительно — за шесть лет — перескочив ступень первого танцовщика, продвинулся в этуали. В высший балетный ранг его произвел Рудольф Нуреев за партию Зигфрида в "Лебедином озере". Из нуреевского поколения звезд, которые русский невозвращенец зажигал вопреки всем французским укладам, он был одним из самых харизматичных артистов. Нуреев его обожал. Над "Баядеркой", последним балетом уже тяжело больного худрука, они работали фактически вместе. Любимой партнершей Лорана Илера была Сильви Гиллем — еще один monstre sacree французского балета, и каждое их появление на сцене, будь то "Ромео и Джульетта" или в "In the Middle, Somewhat Elevated..." Уильяма Форсайта, становилось событием. Перетанцевав весь классический репертуар, Илер переключился на современных хореографов. Француз Анжелен Прельжокаж поставил свой лучший балет "Парк" для него и Изабель Герен. И Илер до сих пор остается не только эталонным принцем, но и несравненным распутником.

Есть у Лорана Илера и солидный административный опыт. Педагогический талант в нем разглядела опытнейшая директриса Парижской оперы Брижит Лефевр. Илер еще был этуалью труппы, когда она начала привлекать его к репетициям с солистами. Началось все с той же "Баядерки". С 2005-го, за два года до выхода на пенсию, он совмещал два поста: артиста и репетитора (maitre de ballet). Лефевр готовила его в свои преемники с 2011-го, после того как повысила его до maitre de ballet associe a la direction de la danse. В парижской балетной иерархии эта должность вторая по значимости, это правая рука худрука, человек, принимающий участие не только в постановочном и репетиционном процессе, но и влияющий на формирование репертуара и развитие карьер артистов.

Лефевр за своего ставленника стояла горой. Но генеральный директор Парижской оперы Стефан Лисснер предпочел выпестованному аристократу Илеру самоуверенного популярного хореографа Бенжамена Мильпье. Союз этот был обречен: как по дипломатическим соображениям — работать под началом своего вчерашнего соперника Илеру было, мягко говоря, неприятно, так и по идейным — плоть от плоти французской школы, хранитель нуреевского наследия, Илер не желал мириться с американскими, в том числе художественными, взглядами Мильпье. Он покинул свой пост по окончании сезона 2013/14 года. По данным французского издания Mediapart, специализирующегося на расследованиях, этот развод по обоюдному согласию обошелся Парижской опере в €200 тыс. С тех пор во Франции о Лоране Илере ничего не слышали. Не получив никакого предложения на родине, экс-этуаль пустился в свободное плавание по всему миру как приглашенный репетитор и консультант по балетам Нуреева. Говорили, что он вел переговоры с "Ла Скала", что там ему якобы тоже предлагали возглавить труппу, но что-то не сложилось.

Сложится ли его московская карьера, можно только гадать, потому что прецедентов практически не было. Француз Мариус Петипа, который фактически сформировал русский балет и пустил корни в России, да спустя век — испанец Начо Дуато, о котором больше всего вспоминали в связи с назначением Илера. При бессрочном контракте Дуато продержался в Михайловском театре всего три года, с 2011-го по 2014-й, и сбежал в берлинский Staatsballett. В отличие от Лорана Илера оба были хореографами.

В западных же театрах приглашение иностранцев, в том числе и из России,— дело привычное. Самые яркие моменты в истории Парижской оперы XX века связаны с именами киевлянина Сержа Лифаря и советского беглеца Рудольфа Нуреева. О последнем до сих пор вспоминают как об образцовом худруке балета главного французского театра. Возможно, и Лоран Илер повторит судьбу своего мэтра, только в Москве. По крайней мере все возможности у него для этого есть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 28, 2016 11:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112803
Тема| Балет, МАМТ, Назначения, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| "Дефицит балетных кадров есть во всем мире"
Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Власть" №47, стр. 37
Дата публикации| 2016-11-28
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3151469
Аннотация|
Говорит генеральный директор Московского академического Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Антон Гетьман

Как появилась кандидатура Лорана Илера?

Когда я понял, что Игорь Зеленский не просто уходит в Баварский балет, а уходит туда совсем, что требует стопроцентной отдачи, я стал думать о замене. История со сменой руководства балета Парижской оперы в свое время была на слуху. И многому меня, по крайней мере, научила. Лоран Илер был одним из главных действующих лиц этой истории. Я знал, как он работает. Как его ценит Брижит Лефевр — ее экспертное мнение для меня очень важно. Знал, как его ценят артисты,— не только артисты парижской труппы, но и артисты Большого театра, которые работали под его руководством в Опере. Он вводил Наталью Осипову в нуреевский "Щелкунчик", репетировал с Иваном Васильевым "Дон Кихота". Поэтому, когда я начал перебирать возможные варианты, его имя возникло почти сразу.

Были ли другие претенденты?

Были, но быстро отпали.

Вы выбрали иностранца. Означает ли это, что в России сейчас дефицит балетных кадров?

Дефицит балетных кадров есть во всем мире. Посмотрите, что происходит в Берлинском балете, что происходит в "Ла Скала", вспомните, как сложно решался вопрос со сменой руководства в лондонском Королевском балете. В конце концов, вспомните, что случилось в балете Парижской оперы — к счастью, все улеглось, и я искренне желаю генеральному директору Парижской оперы Стефану Лисснеру и новому директору балета Орели Дюпон удачи. В этом смысле, кстати, в России нет катастрофы. В Перми и Екатеринбурге два молодых и очень продвинутых худрука балета — Алексей Мирошниченко и Вячеслав Самодуров.

Так почему же вы не пригласили одного из них?

Я считаю неразумным разрушать территориальную инфраструктуру российского балета и свозить всех одаренных людей, артистов и хореографов, в один город. Именно так строилась советская номенклатурная кадровая политика в области культуры, которая в свое время обескровила провинцию. Но Пина Бауш, например, всю жизнь проработала в Вуппертале — это немецкий Нижний Тагил. Сейчас на Урале возник очень сильный центр с мощной оперой, динамичными классическими балетными компаниями и компаниями современного танца. Там стало очень интересно, туда все ездят на премьеры. Эти театры стали постоянно гастролировать в Москве и Петербурге. Это то, что называется культурной децентрализацией, и то, что ни в коем случае нельзя разрушать. Наоборот, это надо поддерживать на государственном уровне.

Почему вы выбрали худруком именно француза?

Во-первых, меня привлекает французский рациональный склад ума. Я встречал много людей с грандиозными творческими планами, которые они не в состоянии были реализовать. Довести до сцены, до зрителя. Во-вторых, мне кажется, сегодня балет Театра Станиславского остро нуждается в свежем взгляде со стороны. Мы только что проводили профессиональный аудит труппы, который прекрасно организовал управляющий балетом Андрей Уваров. Утренние уроки и мастер-классы давали Эльвира Тарасова и Сергей Вихарев из Мариинского театра, Лариса Лежнина из Амстердамского национального балета и Азарий Плисецкий из компании Bejart Ballet Lausanne. Лоран Илер был с ними. После уроков у меня в кабинете они обменивались мнениями о состоянии компании и способах усовершенствования. Это был потрясающий и крайне полезный опыт для труппы, для меня и для Лорана. Именно после этого аудита он и дал официальное согласие возглавить компанию.

Лоран Илер говорил, что ему сразу понравился ваш проект. В чем он заключается?

Мой проект — мобильная, прозрачная компания, которая основывается на неоклассическом танце и готова к постоянной работе с современными хореографами.

Каким будет соотношение классики и современной хореографии в репертуаре? И насколько, кстати, Илер будет свободен в определении художественной политики? За кем последнее слово?

Лоран свободен в определении художественной политики балета. Дальше — командная работа, но последнее слово за гендиректором. Что касается соотношения классики и современной хореографии, решать будет Лоран исходя из той модели, которую мы обсудили. От себя добавлю: по моим наблюдениям, когда в балетной компании нарушается баланс между классическим или, если хотите, неоклассическим и так называемым современным репертуаром, начинаются неприятности. Мы же не ждем, что Нидерландский театр танца начнет исполнять "Симфонию до-мажор" Баланчина, а Танц-театр Пины Бауш — "Спящую" Петипа,— у них другая школа, другая работа. Они про другое. Любая крупная русская балетная компания по определению классическая. И это для нас — исходная позиция. Могу сказать точно, что балетная труппа Театра Станиславского не будет труппой одного хореографа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 28, 2016 11:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112804
Тема| Балет, МАМТ, Назначения, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Юлия Яковлева
Заголовок| Что-то будет
Юлия Яковлева о новом худруке балетной труппы МАМТа Лоране Илере

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://www.colta.ru/articles/theatre/13149
Аннотация|

В столичном Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко — многообещающие кадровые перемены: генеральный директор Антон Гетьман объявил имя нового художественного руководителя балетной труппы театра — этот пост займет экс-этуаль Парижской оперы 54-летний Лоран Илер. Несколько лет назад его прочили в руководители балета Opéra — уходившая с поста directrice de la danse Брижит Лефевр видела в качестве своего преемника именно Илера, однако новый интендант Стефан Лисснер предпочел ему Бенжамена Мильпье (к слову, подавшего в отставку без малого через полтора года после вступления в должность). С 1 января 2017 года Илер будет работать в Москве. О том, что это может значить для труппы МАМТа и отечественного балета, размышляет Юлия Яковлева.

Гадать, что это значит и чем обернется, можно до 1 января. Потом Илер вступит в должность. Вопросы «что» и «чем» поэтому отложим: он сам на них ответит делом. Остаются «кто» и «как».

Кто. Приглашение иностранных тренеров в русские футбольные клубы никого уже не удивляет. Но для русского балета это пока новинка. Тем не менее сказать, что театр Станиславского рискнул, приобрел кота в мешке, нельзя. Я знаю коллег, которые набивают в Гугле имя Илера, когда им тошновато: балет, знаете, тоже может осточертеть. В Парижской опере Илер танцевал, а теперь — танцует на видео так, что каждым движением возвращает веру в профессию. Вкус, соразмерность, точность, прочность, красота — вот определения, которыми сужаешь круги, но никогда не попадаешь точно в сердцевину его искусства.

Великие танцовщики бывают двух типов. Первые — беззаконные кометы, гениальный тяп-ляп которых порождает волну уродливых подражаний и, на самом деле, надолго подрывает уровень исполнительства (например, Анна Павлова, Рудольф Нуреев). Вторые — жрецы, которые каждый свой спектакль танцуют в сосредоточенной попытке воспроизвести некий Идеальный Балет, абсолютный, окончательный, эталонный, и если этого однажды добьются, то все: космический ход звезд остановится, Земля налетит на небесную ось, времени больше не будет etc. Эти попытки (разумеется, неосуществимые) окрашены то благоговением, то страстью, то отчаянием, и в этом их самый главный интерес. Так танцевала, например, молодая Ульяна Лопаткина. И Лоран Илер.

Чем это интересно для зрителей, понятно. Чем это хорошо, когда такие танцовщики уходят со сцены и начинают руководить другими (учить, репетировать, управлять труппой): все жрецы сдвинуты на профессии, ремесле, культуре мастерства. Они про классический танец знают так близко к «всё», как только возможно. И их собственные феноменальные танцы, сохраненные пленкой, служат лучшим аргументом в спорах с подчиненными. Преодолевают любой языковой или моральный барьер. Если Лоран Илер говорит тебе, что нога должна сюда, рука — сюда, а утренний класс отныне будет выглядеть так, спорить станет только совсем уж идиот. Думаю, с балетной труппой «Стасика» Илер поладит, несмотря на помощь переводчика.

Скучно в следующие — то есть ближайшие илеровские — пять лет уже, по крайней мере, точно не будет.

Как. Говорят, его контракт подписан на пять лет. Это много? Это много: примерно четверть профессиональной карьеры среднестатистического русского танцовщика. Если с тобой за пять лет ничего не случилось, то уже случится вряд ли. То есть за пять лет можно вырастить и воспитать качественно иную труппу. Вот на это «Стасик» сейчас и нацелился, пригласив Илера — вместе с его знаниями, его связями, его видением того, что такое хорошо отлаженный балетный механизм. И это у театра, скорее всего, получится.

Если, конечно, не случится обычная (и всегда непредсказуемо разнообразная) театральная драма и Илер не хлопнет дверью раньше. Потому что один раз «Стасик» уже был очень близок к такому вот качественному изменению. Критики тогда думали, что им мерещится, интересные, а главное, очень сильные новинки сыпались одна за одной. И вот уже поползли споры, кто лучше танцует одну и ту же хореографию — Большой или «Стас». И вот уже ответ в этих спорах перестал быть очевидным. Как вдруг… Это «вдруг» растянулось почти на пять лет, но поскольку даже плохое когда-нибудь кончается, то и бог с ним. Скучно в следующие — то есть ближайшие илеровские — пять лет уже, по крайней мере, точно не будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17078
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 29, 2016 9:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112901
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Юлия Степанова
Автор| Алиса Асланова / Фотограф Олег Зотов
Заголовок| Юлия Степанова
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2016-11-29
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/5575
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Прима-балерина Большого театра Юлия Степанова в эксклюзивном интервью Ballet Insider рассказала о том, сколько нужно работать, чтобы стать примой, как готовится к спектаклю и планах на будущее.

Bi: Юлия, этот сезон Вы начали в ранге прима-балерины Большого театра. Были ли Вы готовы к такому стремительному карьерному росту?

ЮС:
Для меня это было неожиданно. Я мечтала стать примой и танцевать ведущие партии с самого детства, но то, что все произойдет так стремительно и в Большом театре, я не надеялась. Шок, счастье и ответственность – вот чувства, которые меня переполняли. Буду стараться справляться с ответственностью и доказывать, что я достойна этого статуса.

Bi: Как Вы думаете, почему Махар Вазиев принял такое решение, ведь вы не так давно танцуете в Большом театре?

ЮС:
(смеется) Не знаю, конечно. Я очень ему благодарна. В целом я ведь танцую в театре уже восьмой сезон, сейчас пик моей карьеры, и если бы я перестала расти дальше, возможно, было бы уже поздно. С каждым годом тело становится менее податливым и желание добиться чего-то – не таким ярким. На мой взгляд, Махар Хасанович Вазиев – мудрый руководитель, в каждом его действии есть смысл.

Bi: Многие годами карабкаются по иерархической лестнице. Вы обращаете внимание на реакцию коллег?

ЮС:
Я боялась какого-то негативного отношения к себе, но пока я этого не чувствую. Никто в лицо мне ничего не говорит, я со многими хорошо общаюсь. Труппа поздравляла меня, и я успокоилась на этот счет.

Bi: После Мариинского театра в Москве Вы успели потанцевать в Кремлевском балете и в театре Станиславского, прежде чем прийти в Большой. Почему изначально Вы приехали в Кремлевский балет?

ЮС:
У меня был период, когда мне хотелось спокойствия и просто танцевать в свое удовольствие. На самом деле, я ехала к Андрису Лиепе, чтобы с ним поработать. Через какое-то время я психологически настроилась на работу в театре с более широким репертуаром и перешла в театр им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко.

Bi: Сейчас в Большом театре много прима-балерин из Петербурга, и не только прим. Что, Вы, как представительница вагановской школы и петербургского стиля, думаете по этому поводу?

ЮС:
Есть отличия между Москвой и Петербургом. Мне сложно судить, кто лучше, кто хуже. В Петербурге балерины танцуют более лирично, спина и руки поставлены по-другому, зато в Москве в танце присутствует азарт, стремительность, техника. Большой театр может позволить себе разных балерин.

Bi: Как Вы попали в вагановскую академию?

ЮС:
Я бредила пуантами, пачками. Как и множество девочек, посещала хореографический кружок в Оренбурге, потом перешла в хореографическую школу. Там педагоги заметили, что у меня есть способности и посоветовали поступать в балетную Академию им. Вагановой. Меня сразу взяли и обучение затянуло.

Bi: Сложно было попасть в Мариинский после окончания академии, ведь конкуренция очень жесткая?

ЮС:
Я не сразу попала в Мариинский, была под вопросом на просмотре. Зато в театр Бориса Эйфмана меня взяли сразу. В принципе, я настроилась пойти работать именно в эту труппу. Но после отчетных концертов меня пригласили в Мариинский театр. Мой педагог Людмила Николаевна Сафронова сказала, что я должна танцевать классику и убедила меня идти в Мариинский.

Bi: Вам пришлось менять подход к работе в Большом театре после Мариинского, или существенной разницы нет?

ЮС:
Да, конечно. Мне кажется, моя жизнь разделилась. Здесь, в Москве, началась новая жизнь. Сам город излучает какую-то другую энергию, здесь больше возможностей, другой ритм, люди совсем другие. Я чувствую себя уверенной, свободной и энергичной.

Bi: Как проходит день прима-балерины Большого театра Юлии Степановой?

ЮС:
Мой день начинается с балетного класса, затем идут различные репетиции, в зависимости от расписания они бывают днем или вечером. Если в театре постановочный процесс, то бывает, что целый день репетируем. Вечером часто спектакли. Если у меня ведущий спектакль, то я стараюсь днем перед спектаклем немного отдохнуть.

Bi: У Вас особый подход к подготовке к спектаклю?

ЮС:
Мне нужно полтора часа до выхода на сцену провести одной: я включаю видео спектакля и протанцовываю всю роль в голове, постепенно входя в образ. Для меня это важный момент в подготовке перед выступлением.

Bi: Артисту все время приходится доказывать свое право танцевать. Вам приходится вдвое тяжелее, так как Вы новый человек в театре. Как вы справляетесь с напряжением?

ЮС:
У меня в жизни было много таких моментов. Как Вы верно заметили, нам, артистам, все время нужно кому-то что-то доказывать, начиная с самого хореографического училища. Это входит в привычку. Конечно, я волнуюсь, но я научилась собираться и делать то, что должна.

Bi: На что Вы никогда не решитесь ради карьеры?

ЮС:
На многое не решусь. На самом деле я не ярая карьеристка, которая положит жизнь ради карьеры. Я хочу семью, ребенка и не пренебрегу своими моральными ценностями.

Bi: Какие у Вас цели на ближайшее время?

ЮС:
Я чувствую душевный подъем, я хочу как можно больше работать и танцевать. И классику, и модерн.

Bi: Кто стал Вашим педагогом в Большом театре?

Людмила Ивановна Семеняка. Она большой профессионал! Балерина, которая также закончила Ленинградскую школу, помогает мне ступить на сцену Большого театра. Она передает мне свои навыки балетного искусства. Людмила Ивановна замечательный человек. С ней я чувствую себя, как с мамой, с которой могу поговорить на любую тему, также и на репетициях – я чувствую себя свободной.

------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 7 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика