Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 19, 2016 9:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111902
Тема| Балет, Фестиваль "Context. Диана Вишнева", Персоналии,
Автор| Майя Крылова | Фото: Дарья Волкова, Ана Лагуна
Заголовок| Диана Вишнева погрузилась в «гага»
Где опубликовано| журнал «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 2016-11-19
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/17013/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Знаменитая балерина в четвертый раз провела Международный фестиваль современной хореографии «Контекст». Он прошел в Москве на нескольких площадках.

Название проекта как нельзя лучше отражает его сущность. Задача «Контекста» – пристально вглядеться в текущий танцевальный процесс, в его пластическую и смысловую многоликость. И этим способствовать развитию балета. Программа как всегда была насыщенной. Кроме спектаклей – воркшопы, кинопросмотры, творческие встречи. Точнее, одна встреча, но какая! На «Контекст» приехал Матс Эк – великий хореограф наших дней. И не просто приехал, чтобы поговорить с аудиторией, хотя и этого было бы достаточно: так впечатляют спокойная мудрость Эка, его поразительная внутренняя свобода, отсутствие злобно бушующих в душе «комплексов творца». Мастер привез фильм-балет «Место». Он сделан в 2009 году для Михаила Барышникова и любимой танцовщицы Эка Анны Лагуны. Невозможно пересказать эту пронзительную притчу «он, она и стол» (о неумолимой старости тела и запертой в теле, но рвущейся наружу молодости творчества и души). В момент создания балета его авторам, начиная с хореографа, было ой как немало лет. Но танцевальную трагикомедию, разыгранную двумя гениальными стариками в хореографии гениального старика, хочется смотреть бесконечно. Утирая набежавшие слезы в спасительной темноте зала.

Важным моментом «Контекста» всегда становится встреча уже состоявшегося с начинающимся. Такой обмен благотворен, вне зависимости от качества увиденного. Именно за новым опытом публика приходит на гастроли известных мировых компаний и следит за конкурсом молодых российских хореографов. На этот раз в конкурсе участвовали шесть претендентов, в том числе из Еревана и Киева. Победителем стала Ольга Васильева (Петербург) с номером The Room, в котором просматривалась грамотно выстроенная, внятная и вполне осмысленная пластическая концепция. Ее автор желал исследовать «отношения между людьми в процессе общения». Учитывая, что в бессюжетной череде сольных и групповых танцев для четырех участников выступили два незаурядных артиста и хореографа – Владимир Варнава и Константин Кейхель, балет и впрямь мог выделиться из прочих номинантов.

Обе гастрольные компании фестиваля по используемой пластике относятся к «среднему» сегменту современного балета, собравшему в себя и начала классической лексики, и находки модерн-данса. Выступления артистов Балета Мориса Бежара были посвящены главным образом хореографии Жиля Романа – бывшего танцовщика компании, уже 9 лет (после кончины Бежара) ее возглавляющего. Зрелище под названием «Словно с Луны свалившиеся» (музыка- Шуберт и Citypercussion) автором анонсировано как нечто, навеянное сочетанием группы балерин и одного танцовщика. Судя по экстатически-нервной пластике, он находится в каком-то творческом поиске. Или в душевном раздрае.. Вокруг на пуантах порхают девушки (музы? тени на стене? привидения? игра воображения? потемки подсознания?). Обволакивая мужчину пластическим маревом в виде угловатых ужимок, колеблющихся рук и рваных жестов. Сопоставление одного и многих втиснуто в конкретный визуальный ряд: солист забирается в стоящий на пригорке холодильник – и попадает (уже на видео на заднике) в некое пространство, сотканное из подземных бункеров и глубоких лестниц.

Танцевальный театр Люцерна погрузил в быстрые скорости, вкупе с ритуальностью искусно «обтекающих» друг друга тел в дуэте («Новый ритм», номер Георга Рейшла), и в апофеоз виртуозной пластической медитации (соло израильского хореографа и танцовщика Дора Мамалиа поставлено специально для фестиваля). Труппа американца Алонсо Кинга (на фото) запомнилась прежде всего породистыми исполнителями, подобранными «пушинка в пушинке»: ладные тела, длинные красивые ноги, отменная выучка. Можно долго смотреть, как ловко перебирают пуантами рослые балерины. Как ловят женщин в пространстве спортивно-гибкие партнеры, точные во вращениях и умелые в сложных поддержках. Это самодостаточное, всегда почти одинаковое движение масс и дуэтов в одном случае наложено на фрагменты музыки Шостаковича, в другом – на баховский Концерт для двух скрипок, в котором труппа, дотошно вникая в формальные расклады партитуры, демонстрирует замечательную физическую выносливость. А в третьем случае (короткий балет «Основа письма») – на многозначительную концепцию с кусками разных мировых духовных музык и наглядной демонстрацией некого сакрального принципа. Четверка парней носит на руках девушку, наглядно и символически, вознося ее на невидимый пьедестал.

Но все это, признаться, померкло в сиянии двух великих эпизодов «Контекста». Первый эпизод – необъявленная вторая часть фестивальной дилогии, балеты, в разные годы поставленные Матсом Эком. После балета «Место» – балет «Топор», показанный в Москве «живьем», еще один дуэт для пожилых танцовщиков: Анна Лагуна на этот раз выступила с Иваном Ауцели. Учитывая, что в начале этого года Эк объявил о завершении профессиональной карьеры, и новых работ больше не будет, да и старые постановки хореограф, к сожалению, намерен изъять из мирового обращения – «Топор» стал событием первостепенной важности. Эмоциональные вибрации этого балета пробирают до костей. Он, худой, седой и высокий, под переливы всем известной музыки Джадзотто, ранее фигурировавшей как Адажио Альбинони) – рубит на сцене дрова, замкнувшись в рутинной привычке. Она, седая и полная, нелепая и прекрасная, наверняка знающая его сто лет, врывалась в мужскую закрытость с заполошной вечной женственностью и отчаянным желанием внимания. Это фантастическое искусство не бояться быть смешным, феноменальная щемящая клоунада. На стыке быта и условного танца – как трудны и прекрасны поиски общего языка, как сильна потребность в понимании у людей любого возраста, и как славно все-таки найти это – через тернии к звездам!

Не оторвать глаз и от пары «Диана Вишнева – Орели Дюпон» (экс-прима балета Парижской оперы, ныне – художественный руководитель этой труппы). Две женщины в черных туниках, электронная аранжировка «Болеро» Равеля, властно забирающая в плен хореография израильского мастера Охада Наарина, основоположника «гага» – особой манеры движения в современном танце. Что говорит Вишнева об этой хореографии? «Невероятная динамика и сила и в то же время – текучесть и «безкостность». Ты понимаешь, как использовать силу веса и гравитации, брать эмоции от сознания и осознания себя в моменте движения».

Что сознает Дюпон, истинная представительница французской классической школы, с ее навеки регламентированными, четкими па? Наарин «возвращает к чему-то очень природному, давая почувствовать себя ребенком, впервые открывающим свое тело». Что думает сам хореограф о работе с двумя звездами мирового балета? «Я был поражен их строгой красотой, их желанием учиться... скромностью и потрясающим профессионализмом». В сочетании таких порывов мог родиться только шедевр, сотканный из дрожащих коленей, вращающихся локтей, рапида и ходьбы на полусогнутых ногах, ак и повторений одинаковых па (согласно «топчущейся» музыке). И отчаянной, завораживающей погруженности в танец, которая бывает только у артистов высшего класса.
----------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 19, 2016 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111903
Тема| Балет, , Персоналии, Жан-Кристоф Майо, Джон Ноймайер, Юрий Посохов, Алексей Ратманский, Вячеслав Самодуров
Автор| Майя Крылова | Фото: пресс-службы театров
Заголовок| ТОП -5: кто в балете самый-самый
Где опубликовано| журнал «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 2016-11-04
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/16909/
Аннотация|

Современные хореографы, чьи постановки можно увидеть в ближайшее время.

Жан-Кристоф Майо

Жизнерадостный и остроумный творец из Монако возглавляет Балет Монте-Карло с 1993 года. Тогда покровительница труппы принцесса Ганноверская пригласила молодого хореографа с карьерой солиста и опытом постановок во Франции. Майо создал неповторимый авторский театр, а пятьдесят танцовщиков под его руководством завоевали репутацию одной из лучших компаний Европы. Как считают критики, Майо «стремится создавать балет как диалог, в котором классические традиции и современный авангард не являются взаимоисключающими понятиями». В добавление к основной работе мастер основал Танцевальный форум Монако – престижный международный фестиваль, а также возглавил Академию танца имени княгини Грейс. Но только Большой театр сумел уговорить Майо на новый спектакль – и притом успешный - за пределами своей труппы. Так возникла балетная шекспировская комедия «Укрощение строптивой» на музыку Шостаковича.
Где увидеть:
«Укрощение строптивой». 3 и 4 декабря. Большой театр.

Джон Ноймайер

Американец из Милуоки много десятилетий возглавляет Гамбургский балет последние годы – в неофициальном статусе живого классика. По первому образованию Ноймайер – бакалавр литературы, а по мышлению – философ. Его спектакли часто поставлены по известным литературным произведениям. Среди таких балетов «Отелло», «Чайка», «Нижинский», «Пер Гюнт», «Смерть в Венеции», «Татьяна» (по «Евгению Онегину»). Танец прослоен разного рода культурными ассоциациями, хотя Ноймайер и говорит, что «сочинение балета – не приготовление пищи по кулинарной книге. Я могу многое изучить по избранной теме, но когда начинается работа с танцорами в зале – существует только музыка». Его балет «Дама с камелиями» – по роману Дюма-сына танцевально воспроизводит ту же историю, что вдохновила Верди на оперу «Травиата».
Где увидеть:
«Дама с камелиями». 18-20 ноября. Большой театр

Юрий Посохов

Бывший премьер Большого театра покинул его в конце 1990-х с контрактом в Королевском Датском балете. Позже в труппе Балета Сан-Франциско Посохов начал пробовать себя как хореограф, делающий упор на классический танец, но в новых, современных гранях. Международная карьера хореографа складывается вполне успешно. На сцене Большого Посохов поставил несколько балетов, в том числе – недавнего «Героя нашего времени» по Лермонтову. Это для хореографа история о том, что «негатив всегда любят больше, чем позитив. В моем понимании это и есть герой нашего времени». Спектакль, сработанный в союзе с композитором Ильей Демуцким и режиссером Кириллом Серебренниковым, положил начало тесному сотрудничеству членов постановочной команды. Творческое трио скоро приступит к работе в Москве. Над новым проектом – о знаменитом танцовщике Рудольфе Нурееве.
Где увидеть:
«Герой нашего времени». 7 -10 декабря. Большой театр.

Алексей Ратманский

Бывший танцовщик нескольких престижных компаний (и любимый артист Майи Плисецкой), бывший худрук балета Большого театра. Сегодня Ратманский – хореограф-резидент Американского театра балета и один из самых известных в мире сочинителей танцев. Достаточно сказать, что он ставил для Нины Ананиашвили, Михаила Барышникова и Дианы Вишнёвой. Ратманский на самом деле сочиняет танцевальный текст, а не бесконечно перелицовывает школьные комбинации классических па. Ему удаются и «бессюжетные», и повествовательные спектакли. В ближайшее время в Москве и Петербурге показывают четыре его работы. «Русские сезоны» на музыку Десятникова талантливо смешивают «серьезный» фольклор и современную иронию. «Золушка» и «Конек- Горбунок» «пересказывают» старые сказки на новый лад. А «Пламя Парижа»- современная версия советского «драмбалета» о французской революции 1789 года.
Где увидеть:
«Русские сезоны». 8 и 9 ноября. Большой театр.
«Пламя Парижа». 11 и 13 ноября. Большой театр.
«Конек-Горбунок». 20 ноября. Мариинский театр.
«Золушка». 9 и 24 ноября. Мариинский театр.

Вячеслав Самодуров

Выпускник петербургской Академии русского балета, солист Мариинского театра, Самодуров работал и в Национальном балете Нидерландов, и в Королевском балете Ковент Гарден. Хореографией в Европе и увлекся. Уже несколько лет он руководит балетом Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета. В Большом театре в прошлом сезоне Самодуров поставил «сомнамбулический» балет «Ундина». Свое кредо формулирует так: «Я не большой любитель фабул, которые можно пересказать, я – ?за хореографические смыслы. Танец должен объяснить то, что не получается выразить словами». За постановки на Урале хореограф не раз поучал театральную премию «Золотая маска», успешно претворяя в жизнь потребность перебрать заново язык классического танца, «как при игре в кубик Рубика». А его версия шекспировской трагедии о любви в средневековой Вероне играет с приемом «театр в театре»: действие происходит не только в старинном мире, но и на современной репетиции.
Где увидеть:
«Ромео и Джульетта». 19 и 20 ноября. Екатеринбург.
26 ноября. Петербург. Фестиваль «Дигилев P S.».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 20, 2016 12:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111903
Тема| Балет, Михайловский театр, Гастроли в США, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Галина СТОЛИНА, Лос-Анджелес
Заголовок| ЭТО ВАМ, РОМАНТИКИ
Где опубликовано| almanac panorama #45 (1857), november 9 - 15, 2016
Дата публикации| 2016-11-09
Ссылка| https://issuu.com/panorama-e/docs/panorama_45__2016/24
Аннотация| Гастроли, ИНТЕРВЬЮ

18 – 20 ноября в Сегерстром-холл (Коста-Меса) состоится американская премьера балета Адольфа Адана «КОРСАР» в исполнении балетной труппы и оркестра Михайловского театра, Санкт-Петербург, Россия



Если для окружающих вы – скептик, но в душе обожаете сентиментальные истории со счастливым концом; если вы поклонник Бежара, Баланчина и Эйфмана, однако сердцу все-таки ближе Мариус Иванович Петипа; если к тому же вы видели хотя бы один спектакль из программ «Короли танца» или Tour de Force – значит, Михайловский театр привозит балет «Корсар» именно для вас!
Но сначала о Михайловском театре.
Названием театр обязан великому князю Михаилу, брату императора Николая I, по указу последнего театр был открыт в 1833 году. Здание проектировал знаменитый архитектор Александр Брюллов, фасады выполнены по эскизам Карла Росси.

Не лишне отметить, что Михайловский первоначально предназначался для императорской семьи, двора и приближенных и входил в число привилегированных театров. Сюда съезжался весь петербургский свет: здесь выступали французские и немецкие театральные труппы, блистал король вальса Иоганн Штраус, пел и ставил спектакли великий Федор Шаляпин.

После 1917-го судьба театра меняется так же, как и его многочисленные названия (в памяти моего поколения он остался известен как МАЛЕГОТ - Ленинградский академический Малый оперный театр). Там впервые были поставлены оперы Шостаковича «Нос» и «Леди Макбет Мценского уезда», новаторская «Пиковая дама» Мейерхольда, а после войны именно в Михайловском прошла премьера «Войны и мира» Прокофьева. В театре работали блестящие дирижеры: Самосуд, Хайкин, Кондрашин, Темирканов, Зандерлинг... Не менее примечательной была и балетная жизнь театра: в 30-е годы ХХ века труппу возглавлял талантливый танцовщик и хореограф Федор Лопухов, его преемниками стали Игорь Бельский, Олег Виноградов, Николай Боярчиков; на сцене МАЛЕГОТа впервые был показан балет Шостаковича «Светлый ручей». В 2001-м театру было возвращено его историческое название, а с 2007-го Михаловский становится известен как самый светский театр Санкт-Петербурга. И вот с этого места – поподробнее. Именно в 2007 году Михайловский театр возглавил бизнесмен Владимир Кехман, начав с того, что пожертвовал 500 млн рублей на реставрацию здания театра. Он привлек к работе в Михайловском мировых звезд оперы и балета (Елену Образцову, Начо Дуато, Фаруха Рузиматова, Михаила Мессерера; к нему перешли из Большого театра звездный балетный дуэт - Наталья Осипова и Иван Васильев). Под его руководством прошел ряд громких премьер и, по мнению Британского круга критиков, при Кехмане Михайловский превратился в один из лучших театров мира с обширной географией гастролей. В 2015-м Кехман был назначен генеральным директором Новосибирского академического оперного театра, но Михайловский не бросил, оставшись в нем на посту художественного руководителя.

Ну и, наконец, о самом «Корсаре». От одноименной поэмы Байрона в либретто Сен-Жоржа и Мазилье осталась канва событий и дух романтики. Зато оно (либретто) давало простор фантазии хореографа: трогательная история любви гречанки Медоры и корсара Конрада, благородные пираты и жадные купцы, дворец и невольничий рынок, восточный гарем и любовь с первого взгляда, дружба и предательство, шторм и кораблекрушение, но в завершение, конечно, - счастливый конец. Было от чего прийти в восторг! В России этот балет Адольфа Адана был впервые поставлен на сцене Большого театра в 1858 году французским хореографом Жюлем Перро. Затем он привлек пристальное внимание Мариуса Петипа, который возвращался к нему неоднократно, добавляя к собственной хореографии новые фрагменты и вариации на музыку разных композиторов – Делиба, Пуни, Ольденбургского, Дриго... Можно было сочинять разные танцы: героические и комедийные, классические и характерные. Балет полюбился Мариусу Ивановичу настолько, что он даже исполнял партию главного героя – корсара Конрада.

Среди тех, кто обновлял хореографию Петипа, были Ваганова, Гусев, Сергеев, Григорович. Уже в ХХI веке по-своему поставили «Корсар» Фарух Рузиматов и Алексей Ратманский.

Спектакль, который увидят зрители в Сегерстром-центре, - его американская премьера. Это классическая хореография Мариуса Петипа и Константина Сергеева в редакции Михаила Мессерера, главного балетмейстера Михайловского театра. Если спектакль не обновляется, он умирает, утверждает Мессерер. Тем не менее в хореографию спектакля вкраплены отдельные фрагменты из Перро, Горского и Гусева.

О балете хорошо поговорить после его просмотра. Однако всегда интересно услышать мнение тех, кто непосредственно участвует в творческом процессе. Нам удалось (при содействии Скаллы Джексо, публициста пресс-центра Сегерстром-холл) побеседовать с исполнителем заглавной партии, премьером балетной труппы Михайловского театра Иваном ВАСИЛЬЕВЫМ.

- Какие события последних лет вы считаете самыми значимыми в своей жизни?

- Конечно, мою женитьбу на Марии Виноградовой и рождение нашей дочери Анны. (Мария Виноградова – ведущая солистка Большого театра. - прим. ред.)

- Вам как танцовщику приходится работать с разными, порой «полярными» балетмейстерами: Юрием Григоровичем и Алексеем Ратманским, Михаилом Мессерером и Начо Дуато... У них совершенно противоположный стиль хореографии и разное отношение к танцовщикам. Какие качества вы цените в балетмейстере, что хотели бы позаимствовать, если сами займетесь хореографией?

- На самом деле, я уже активно занимаюсь хореографией и сделал несколько работ с артистами Большого и Михайловского театров. Мне нравится сочинять. Безусловно, опыт работы с названными вами хореографами мне очень помогает. Каждый из них – неповторимая личность, и я действительно счастлив, что судьба меня с ними свела.

- Я была на премьере «Корсара» тогда еще Кировского балета, в 70-х годах прошлого века; этот спектакль «реанимировал» Константин Сергеев. Даже тогда он показался мне очень громоздким, этаким образцом имперского балета. Что зритель увидит в новой редакции?

- Зритель увидит очень необычную постановку, в которой будут сочетаться та самая хореография Константина Сергеева, но в более современном сценографическом решении. Надеюсь, современный зритель отнесется к этому с пониманием.

- «Корсар» – это романтика, только байроновская. Какие черты собственного характера удается воплотить в образе Конрада и насколько вы сами усложнили эту виртуозную партию?

- В этом образе я прежде всего ценю одержимость героя, его романтичность, меня привлекает и техническая сложность партии. Выходя на сцену, я иногда сам не знаю, какие сложные технические элементы у меня сегодня получатся, и я к ним готов, а какие нет. Просто иду интуитивно – и, как правило, все получается.

- Хочу рассказать историю, связанную с вашим выступлением в Сегерстром-центре несколько лет назад. Вы танцевали миниатюру «Одиночество» - это было потрясение! Рядом со мной сидела женщина и во время вашего танца, не сдерживаясь, плакала навзрыд. Оказалось, она серьезно больна и приехала из Москвы в Калифорнию на консультацию. Родные повезли ее в Коста-Месу на балет, чтобы отвлечь от грустных мыслей... Часто возможность выплеснуть свои эмоции имеет спасительное действие. Эта женщина упорно лечилась, она сейчас жива и здорова, о чем я с радостью узнала от ее близких.
До конца ли вы представляете силу своего драматического таланта и эмоционального воздействия на зрителя?


- Конечно. Моя профессия и навыки, обретенные с годами, жизненный опыт, мои собственные эмоции и страсти позволяют мне выстроить свои роли таким образом, чтобы они несли сильный эмоциональный заряд. В программе «Короли танца» я, как правило, танцевал номер, который вы упомянули, перед финальным, его поставил Марсело Гомес. И вот однажды, в Буэнос-Айресе, после спектакля к нам подошли зрители и попросили: нельзя ли сделать паузу после номера Васильева? А то ведь невозможно дух перевести, отойти от его выступления, воздух вдохнуть, а следом – еще одно выступление, от которого тоже просто дух захватывает... Ради этого стоит выходить на сцену и не жалеть себя и свои эмоции – зал ответит взаимностью.

- Считаете ли вы, что сегодня балет является элитарным искусством?

- На самом деле, сегодня поднялась новая волна интереса к балетному искусству. Все больше и больше зрителей нового поколения приходит на балетные спектакли, - и это очень хорошая тенденция. Не скажу, что искусство балета элитарное: мы видим на спектаклях людей не только разного возраста, но и разных социальных слоев.

- Что вне балета приносит радость и заполняет вашу жизнь?

- Семья, Маша и наша дочка Аня. Что может быть лучше этого!?

Действительно, что может быть лучше!
-----------------------------------------------------------------

Segerstrom Center for the Arts - Mikhailovsky Ballet: Le Corsaire - Photo by Sergei Tiagin
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 20, 2016 11:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112001
Тема| Балет, Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Беседовала Кристина Москаленко
Заголовок| Психотерапия на языке балета
Где опубликовано| «Англия» независимая русскоязычная газета Великобритании
Дата публикации| 2016-11-16
Ссылка| http://angliya.com/2016/11/16/psihoterapiya-na-yazyke-baleta/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


фото из архива Б. Эйфмана

С 6 по 10 декабря на сцене театра London Coliseum пройдет британская премьера балета Бориса Эйфмана Up&Down по мотивам романа Фрэнсиса Скотта Фицд­же­ральда «Ночь нежна». На этот раз уникальный Санкт-Петербургский государственный академический театр балета, известный неординарным выбором произведений для постановок, привозит спектакль о талантливом психиатре, который женился на своей богатой пациентке, больной шизофренией, предал собственную жизненную миссию и утратил дар врачевания. «Ночь нежна» – произведение для балета несколько неожиданное, но только не для Бориса Эйфмана, всю жизнь стремящегося проникнуть в подсознание героев и с помощью языка танца извлечь наружу кипящие внутри страсти. При всей сложности темы Эйфман постарался избежать морализаторства и изобличения виноватых.

Одна из главных тем балета – трагедия загубленного та­ланта. Главная задача хореографа и его труппы – с по­мощью пластической лексики изобразить распад сознания героев и погрузиться в атмосферу 1920-х годов с их джазовым экстазом. Мы не смогли отказать себе в удовольствии погрузиться в сознание самого Эйф­мана, который, с одной стороны, выглядит как гениальный отшельник, а с другой – поднимает в спектакле Up&Down такие актуальные для современного общества темы, как опасность соблазнов внешнего мира и предательства собственного «я».

– Борис Яковлевич, ваша хо­реография всегда вызывает удивление. Порой кажется, что вы изобрели для себя ка­кие-то другие законы танца…

– От других балетных трупп мы отличаемся тем, что создаем новый жанр – русский психологический театр балета. Мы стремимся через язык танца выразить эмоции души, тот внутренний мир человека, который никому не виден. Тело предельно точно отражает чувственную жизнь личности, и поэтому эмоциональная энергия, излучаемая нашими артистами, очень заразительна. Она вовлекает зрителя в особый духовный обмен. Мы выступаем на знаменитых сценах Парижа, Нью-Йорка, Лондона, и везде нас принимают восторженно.

– Тема спектакля, который вы везете в Лондон – не са­мая типичная для балета. По­чему «Ночь нежна»?

– Я давно увлекаюсь психо­ана­лизом. Даже хотел поста­вить балет о Фрейде, но по­нял, что в его судьбе нет инт­риги. Фрейд – ученый, чья жизнь сама по себе не очень интересна. Однако мне всегда было присуще желание с по­мощью пластического языка открыть тайны психического мира. Я был счастлив, когда вспомнил о романе «Ночь неж­на». Это во многом автобиографическое, исповедальное для Фицджеральда произведение, в котором он рассказывает, по сути, о себе и своей жене Зельде. С одной стороны, роман отсылает нас к блистательному веку джаза с его неповторимой атмосферой вечного праздника, с другой – позволяет раздвинуть границы балетного искусства, поскольку через хореографию я показываю процесс работы психиатра и его сложные от­ношения с пациенткой. Up& Down пользуется колоссаль­ным успехом во всем мире. С моей точки зрения, это закономерно: мы предлагаем зрителю удивительный синтез психоанализа в танце и красочного портрета эпохи 1920-х, наполненного джазовой музыкой Гершвина. Это не просто балет, а практически балет-мюзикл.

– Почему вы назвали свой ба­лет «Вверх и вниз», а не ос­та­вили оригинальное название?

– Мы рассказываем трагичес­кую историю психиатра. «Up & Down» – формула двух су­деб. Вверх – линия жизни ге­роини, которая выходит за­муж второй раз и находит свое счастье. Вниз – горькая участь врача, чье падение за­канчив­а­ется тем, что он возвращается в свою клинику, но уже в статусе пациента. Наши зри­тели не только ви­дят эф­фект­ное зрелище, но и переживают драму героев спектакля.

– А вы общались с психиатрами? Откуда брали информацию для работы?

– Я не общался с психиатрами и не был их пациентом. Но ху­­дожнику необязательно са­мому переживать трагедию, чтобы отразить ее в своих произведениях. Творцу ниспослан дар интуитивного пог­ру­жения в мир персонажей. Ког­да на мой спектакль приш­ли психотерапевты, они бы­ли поражены, как тонко подмечены в балете различ­ные нюансы их работы с па­циентами. Психотерапия подразумевает, прежде всего, беседы с больным. А мне надо было выразить эту практику без слов, через танец.

– Какой из мотивов спектак­ля – ключевой?

– Центральный мотив в «Up & Down» – тема предательства своего дара. Ведь талант дает­ся Богом и требует жертвенности, работы по сохранению и развитию. А мой герой поддал­ся соблазнам и совершил тя­желейший грех – предал его.

– Вы и к своему дару относитесь с трепетом?

– Моя жизнь подчинена балету. Долгие десятилетия я развивал способность говорить с окружающими на языке тела и выражать то, что невозможно выразить словами. Я достиг такого уровня, когда мое ис­кусство, подобно шаманству, завораживает людей. Я оперирую одними движениями, но они несут в себе энергию, притягивающую зрителя.

– Как выбираете произведения для постановок?

– Это долгий процесс поиска того сюжета и тех героев, с которыми ты проживешь ме­сяцы жизни. Каждый спектакль – итог как минимум года очень тяжелого и мучительного труда. Я всегда ищу неожиданную и даже, может быть, не балетную историю, позволяющую открыть неизвестное в известном – то, что читается между строк.

– Вы довольно смело работаете с актерами, те же эротические сцены в ваших балетах сыгра­ны с пугающей откровен­ностью для этого вида искусства.

– Я сочиняю «текст» сценического произведения, артист его учит. Успех постановки зависит от таланта исполнителя. Эмоциональный взрыв и бур­ные овации, которые про­исхо­дят в конце спектакля, – ре­зультат работы артиста, гипнотизирующего зрительный зал. У нас уникальные танцовщики – молодые, высокие, красивые. А главное – способные через тело выразить эмоцию, идею, вызвать в зрителе сопереживание. Нес­лучайно наши артисты получают высшие театральные премии Рос­сии и хорошие от­зывы ведущих критиков мира.

– Кого вы считаете своими учителями?

– Великих советских хореог­рафов Леонида Якобсона и Юрия Григоровича. Когда был молодым, то просто засматривался, как они сочиняют, создают пластический мир на месте пустого пространства.

– Вы, кстати, тоже немало создаете! Недавно открыли в Санкт-Петербурге Академию танца Бориса Эйфмана. Рас­тите смену?

– Я очень благодарен прави­тельству города, которое фи­нансирует нашу балетную шко­лу. Академия Вагановой го­товит артистов для исполнения классики, но сегодня во многих балетных театрах как минимум половина репертуара состоит из современных поста­новок. Далеко не все тан­цов­щи­ки-выпускники мо­гут пере­ст­роиться на принци­пиально иную для них плас­ти­ку. Нас­та­ло время для по­явления но­вого типа балетного артиста – более интеллекту­ального и кре­атив­ного, по-нас­тоящему универсального. И мы поставили своей задачей воспитать таких исполните­лей. Мы ездим по всей Рос­сии и находим та­лант­ливых детей, часто из бед­ных или многодетных се­мей, обес­пе­чиваем им в Акаде­мии пол­ный панси­он – бес­плат­но оде­ваем, кор­мим, ле­чим, учим. На­ша цель – подго­товить новую ар­тисти­ческую элиту России.

– Есть ли у вас какие-то уникальные предметы, которые не изучают ни в какой другой балетной школе мира?

– Пластическая выразительность. Мы учим детей превращать тело в изобразительный инструмент, выражать с его помощью чувства и мысли, сочинять свой эмоциональный мир. Это очень важно, потому что довольно часто встречаешь артистов, которые выполняют движения, как роботы. Мы же растим разносторон­них танцовщиков, готовых реа­лизовать любую творческую фантазию хореографа.

– Стандартный вопрос: как вам на все хватает времени?

– Открою секрет – времени не хватает. Начинаю работать рано утром и заканчиваю поздно ночью. Вот мой режим. Я должен успеть реализовать все свои желания и идеи.

– Какова цель-максимум вашего творчества?

– Цель каждого художника – создать идеальное произведение искусства. Я тоже хочу поставить идеальный спектакль, хотя, конечно, совершенных творений не бывает. Ты движешься к нему, а оно отдаляется от тебя, подобно горизонту. В этом непрерывном стремлении к идеалу я совершенствую свое искусство и вижу, как оно становится все более востребованным. Моему театру в следующем году исполнится 40 лет. Все это время мы ищем возможности для развития балета и, как я считаю, добиваемся значительных успехов.

– Есть такое выражение «Кошка, которая гуляет сама по себе», а у вас театр, который гуляет сам по себе!

– Если быть точнее, то это театр, который уже более 25 лет «гуляет» по лучшим сценам мира. Театр, завоевавший репутацию одной из ведущих современных балетных трупп. Конечно, мне бы хотелось, чтобы наши гастроли в лондонском «Колизее» прошли успешно. Я с большим пиететом отношусь к зрителям британской столицы, прекрасно знающим хореографическое искусство и видевшим многие знаменитые театральные коллективы. Но я не боюсь конкуренции. Наоборот, я уверен: все, кто придет на наши выступления, будут зачарованы, потому что отк­роют для себя новый балетный мир.

– Зачем вообще современному человеку идти на балет, если можно посмотреть фильм? Проще и дешевле…

– Сегодня очень трудно заставить человека оторваться от компьютера, купить билет и пойти на спектакль. Зачем это надо? Думаю, наша труп­па привлекает зрителей той жи­вой эмоцией, которая пи­тает людей. При этом мы по­казываем спектакли с масш­табными декорациями, красивыми костюмами, современным световым оформлением и – что наиболее важно – с захватывающей историей, развивающейся на сцене. Наш театр создает глубокие балетные психодрамы, вызывающие у зрителя потрясение. Это можно сравнить с хорошими фильмами, в кото­рых одновременно присут­ст­вуют и со­вершенная техно­логия, и бьющаяся внутри жи­вая человеческая душа. У нас происходит нечто по­добное: сценические эффекты гармонично соединяются с драмой, выражаемой артистом через яркий современный танец. Эмоция, которая идет со сцены в зал, становится необходимой нашей публике уже после первого просмотра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 20, 2016 4:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112002
Тема| Балет, МАМТ, Назначения, Персоналии, Лоран Илер
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Лоран Илер возглавил балет Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко
Бывший заместитель директора труппы Парижской оперы переезжает в Москву

Где опубликовано| "Коммерсантъ" от 20.11.2016, 12:19
Дата публикации| 2016-11-20
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3148719
Аннотация|


Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ


Вчера после спектакля «Баядерка» балетной труппе московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко объявили имя нового художественного руководителя. Им стал 54-летний француз Лоран Илер, экс-этуаль Парижской оперы, бывший главный педагог-репетитор и заместитель директора труппы, покинувший родной театр два года назад из-за разногласий с директором балета Бенжаменом Мильпье. К обязанностям художественного руководителя балета Музтеатра Станиславского он приступит с 1 января 2017 года. Нынешний и. о. худрука 45-летний Андрей Уваров, экс-премьер московского Большого театра, вернется к своим прежним обязанностям управляющего балетной труппой. Кадровые решения генерального директора театра Антона Гетьмана комментирует ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Кадровая чехарда в Музтеатре Станиславского не стремление нового начальника сформировать собственную команду и не административный волюнтаризм Антона Гетьмана (бывший заместитель генерального директора Большого театра возглавил «Стасик» в июле этого года, сменив на посту гендиректора Ару Карапетяна, контракт которого не был продлен). Балетное хозяйство музтеатра вызывало беспокойство уже несколько сезонов — в сущности, с тех пор, как в 2011 году преуспевающую труппу возглавил «играющий тренер» Игорь Зеленский, действующий танцовщик и экс-премьер трех мировых компаний. За пять лет его правления (которое худрук Зеленский совмещал с аналогичной должностью в Новосибирском театре оперы и балета) из Музтеатра Станиславского сбежало более сорока артистов, в подавляющем большинстве — ведущих солистов, не готовых принять ни стиль руководства господина Зеленского, ни его репертуарную политику. За эти же годы радикально поменялся репертуар. Балеты живых классиков Иржи Килиана, Начо Дуато и Джона Ноймайера, благодаря которым муниципальный музтеатр успешно конкурировал с федеральным Большим, были вытеснены спектаклями классиков покойных. В монументальных многоактных мелодрамах Кеннета Макмиллана и старинных одноактных балетах англичанина Фредерика Аштона и американца Джерома Роббинса московская труппа не заблистала, так что старомодность вкусов Игоря Зеленского славы театру не снискала. Ажиотаж публики обеспечивал в первую очередь Сергей Полунин, экс-премьер лондонского Королевского балета, привлеченный худруком в Москву.

С начала этого сезона господин Зеленский занял еще один пост — худрука балета Баварской оперы, что привело к новым кадровым потерям: в Мюнхен за ним последовали Сергей Полунин, прима Ксения Рыжкова и еще несколько солистов музтеатра. Новые обязанности отвлекли Игоря Зеленского от Москвы — настолько, что он пропустил сентябрьское открытие сезона Музтеатра Станиславского. В таких обстоятельствах гендиректор Гетьман действовал решительно, но аккуратно: в октябре господину Зеленскому, который (по непроверенным данным) пользуется серьезной поддержкой на высоком уровне, он предложил выгодную синекуру — вновь созданный пост «советника по балету» (аналогичную должность Зеленский получил и в Новосибирске). А на заведующего балетной труппой Андрея Уварова гендиректор возложил обязанности худрука, но с оговоркой — «исполняющий обязанности».

Надо полагать, приставка «и. о.» отнюдь не означала недоверия к профессионализму народного артиста России Андрея Уварова, лучшего «принца» Большого театра, отличающегося безукоризненными манерами и прекрасной академической выучкой: во многом благодаря его работе труппе Музтеатра Станиславского, истощенной беспрестанными увольнениями лучших солистов, удалось удержаться на высоком уровне. Возможно, дело в том, что должность худрука предполагает качества стратега и сильного лидера, а гендиректор Гетьман сомневается в способности господина Уварова выработать новый репертуарный курс театра.

В ситуации «междуцарствия» слухи о возможных претендентах на роль худрука «Стасика» активно циркулировали в балетных кругах. Однако имя Лорана Илера возникло лишь с месяц назад — после того, как он был замечен в репетиционных залах театра. Вчера о назначении французской этуали московским худруком гендиректор театра Антон Гетьман официально объявил труппе после балета «Баядерка». По информации “Ъ”, контракт, который театр заключит с Лораном Илером, рассчитан на пять лет.

Решение радикальное, в котором плюсы, на первый взгляд, перевешивают минусы. В пользу Лорана Илера говорит высочайший профессионализм. Его авторитет как танцовщика и педагога неколебим. Безусловно, присущие господину Илеру любовь к точности формы, изысканность сценической манеры, внимание к актерской стороне балетных партий лишь украсят артистов московского театра (если, конечно, они смогут и захотят воспринять уроки француза). Обнадеживает и опыт руководящей работы: в качестве заместителя директора парижской труппы Брижит Лефевр, Лоран Илер контролировал не только постановочный и репетиционный процесс, но имел также возможность влиять на кадровые решение и формирование художественной политики труппы. Известно, что именно его госпожа Лефевр желала бы видеть на посту директора балета после своего ухода на пенсию. Однако интендант Парижской оперы Стефан Лисснер нашел другую кандидатуру — реформатора Бенжамена Мильпье, с которым хранитель традиций Парижской оперы Лоран Илер сработаться не смог.

Минусом можно считать языковой барьер: даже постоянный квалифицированный переводчик не в состоянии связать нового худрука с артистами, администрацией и штатом репетиторов настолько тесно, насколько это необходимо для его интенсивных и разнообразных обязанностей. Опыт первого иностранного худрука в России — хореографа Начо Дуато в петербургском Михайловском театре — лишь подтверждает эти опасения. Кроме того, в России мало что знают о художественных пристрастиях Лорана Илера, очевидна разве что его любовь к признанным классикам ХХ века — Форсайту, Килиану, в балетах которых он успешно танцевал сам. Репертуарные планы нового московского худрука пока остаются тайной: в расписании театра на сезон 2017/18 не объявлено ни одно название. Вероятно, перечень ближайших постановок станет известен в январе, когда Лоран Илер, переехав в Москву, приступит к своим новым обязанностям. Однако возможно, что бремя стратега с французом разделит один из самых известных российских кураторов балетного театра — Павел Гершензон, с именем которого связан в том числе взлет Мариинской труппы рубежа веков, прогремевший тогда на весь мир реконструкциями балетов XIX века и на всю Россию — постановками того же Форсайта. В последнее время артисты «Стасика» часто видят петербуржца на классах и репетициях, он также — в компании с Антоном Гетьманом — был замечен на спектаклях других театров в других странах. Похоже, именно Гершензон, а вовсе не господин Зеленский, занятый сейчас в Мюнхене выпуском «Спартака» Юрия Григоровича, является истинным советником гендиректора Музтеатра Станиславского, что, конечно, лишь подогревает интерес к ближайшему будущему одной из самых перспективных компаний Москвы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 20, 2016 5:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112002
Тема| Балет, МАМТ, Назначения, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Французская звезда встала во главе русского балета //
Махар Вазиев: «Раз его назначили, значит верят в него, значит есть какие-то планы у театра»

Где опубликовано| Московский Комсомолец
Дата публикации| 2016-11-20
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/11/20/francuzskaya-zvezda-vstala-vo-glave-russkogo-baleta.html
Аннотация|

Новость о назначении Лорана Илера на пост художественного руководителя балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко не стала неожиданностью. Слухи о грядущем назначении будоражили балетную Москву уже месяца два… Во всяком случае гораздо раньше того момента, когда выдающийся французский танцовщик 26 октября приезжал смотреть труппу, и на протяжении двух дней ходил по классам и посещал репетиции. Слухи как известно намного опережают грядущие события. И вот это случилось!



Это уже второй случай, после Начо Дуато в Михайлоаском театре, когда на пост худрука в балетную труппу русского театра приглашают именитого иностранца. Кандидатура представителя балета Парижской оперы на руководящий пост в Москве возникла не случайно. Ещё в 2011 году в бытность гендиректором Владимира Урина, после скоропалительного ухода Сергея Филина с поста худрука балета этого театра на такую же позицию в Большой, в начальственных головах блуждала похожая идея… Но обсуждалась тогда кандидатура Николя Ле Риша, другого питомца Рудольфа Нуриева и экс-звезды Парижской оперы. Тогда на Ле Рише свой выбор не остановили, и худруком Стасика назначили Игоря Зеленского. Теперь, когда проблема после ухода Зеленского в Баварскую оперу встала вновь, опять обратились к французам… Как кажется, не без посредничества балетного критика и автора многочисленных проектов Павла Гершензона. Видимо Илер в Музыкальном театре – его новый проект. По крайней мере, именно Павел Гершензон помимо переводчика сопровождал Илера во время его духдневного визита в театр.

Интрига была закручена не без изящества… Известно, что кандидатура Илера в качестве руководителя балетной труппы рассматривалась и в Гранд Опера. Ведь Илер долгое время был помошником директриссы Парижской оперы Брижит Лефевр и своих честолюбивых амбиций любимец парижской публики никогда не скрывал. Но после ухода мадам Лефевр со своего поста Илера неспроведливо обошли… С октября 2014 года труппой недолгое время руководил супруг Натали Портман Бенжамен Мильпье, а с этого сезона труппу возглавила Орели Дюпон. Этим то обстоятельством и неприминул воспользоваться Антон Гетьман.

Мы попросили прокомментировать новое назначение художественного руководителя балетной труппы Большого театра Махарбека Вазиева

- Лорана Илера я хорошо знаю. Когда я еще руководил балетом в Мариинке, я приглашал его там танцевать. Я конечно не знаю его, как директора, как художественного руководителя, но знаю как ведущего репетитора. Он большой профессионал. И в Ла Скала, когда меня назначили директором балетной труппы, у меня даже была такая ситуация, когда я хотел пригласить его в качестве педагога

- Он же был заместителем и помошником Брижит Лефевр, т.е имеет какой то опыт руководящей работы?

- Да, можно сказать, что он был заместиелем Лефевр, безусловно. Он был в Парижской опере главным репетитором. Конечно он и репетировал и участвовал в составлении составов, у него большой опыт в этом смысле.

-А балетов ведь он не ставит?

- Нет

- Это хорошо?

- Да вы знаете, я тоже сторонник того, что надо заниматься или одним, или другим. Или ставить, или заниматься людьми, компанией, развитием актеров, определением репертуара и так далее…

- Ходили слухи, что до этого в «Стасике» обсуждались фигуры как раз хореографов: Вячеслава Самодурова, Юрия Посохова, Николя Ле Риша… И все испугались, что они будет ставить тут свои балеты…

- Для меня все же профессия хореограф это что-то другое, отличное от директорства… Хореограф - это дано Богом, а не просто какими-то умозаключениями, что вдруг мы просыпаемся и говорим себе: «Надо ставить!»

- Когда вы были назначены директором балета театра Ла Скала, сами были в похожей ситуации. Будучи иностранцем возглавляли итальянскую труппу. Каково это – приезжать в чужую страну, без хорошего знания языка и как-то объясняться с артистами? А при руководящей работе такое взаимопонимание ведь необходимо…

- Согласен, здесь есть такой нюанс.. Потому что одно дело когда вы через переводчика разговариваете с артистами, а другое дело вы с ними начинаете работать, объясняя какие-то детали на их родном языке. В этом смысле желательно язык знать. Но я думаю это не является каким-то огромным препятствием для работы. Безусловно, если вы возглавляете иностранную компанию, то неминуемо встает этот вопрос. Желательно конечно научится говорить на одном языке с артистами, иначе возникнут сложности. Но мне кажется сегодня существуют достаточно большие возможности, есть и переводчики. Я думаю, если он полюбит эту балетную компанию, то выучит язык – это же дело времени.

- Чтобы работать в Ла Скала, какое время вам понадобилось, чтобы адаптироваться, выучить язык?

- Где-то через полтора года начал уже говорить. До этого говорил на английском, даже на русском. Сложность была в том, что практически 90 процентов итальянской труппы не знают английского языка. И иногда я ловил себя на том, что нет большой разницы: что я говорю на английском, что на русском. Может быть эта ситуация, что многие из них не говорят на английском языке и вынудила меня быстрее, так знаете экстерном, выучить этот замечательный итальянский язык. Но повторяю, это дело времени. Думаю и Илер выучит. Но он замечательный профессионал и я желаю ему удачи! . Раз его назначили, значит верят в него , значит есть какие-то планы у театра. А оценивать его работу, наверное можно по прошествии какого-то времени. Хотя бы год должен пройти.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 20, 2016 11:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112003
Тема| Балет, МАМТ, Назначения, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Гордый варяг
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2016-11-20
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2016/11/20/666189-gordii-varyag
Аннотация|

Балет Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко возглавит Лоран Илер – этуаль Opera National de Paris, один из птенцов Нуреева

Всю свою карьеру Илер, пожалуй, был единственным французским принцем своего поколения, чье право на трон в любом из классических спектаклей было неоспоримо. В то же время на него была поставлена центральная мужская партия радикальнейшего In the Middle Somewhat Elevated Уильяма Форсайта. Закончив танцевать, Илер стал заместителем худрука и главным репетитором парижской труппы, на этом посту его профессиональная репутация была безупречна. После прозвучавшего громом среди ясного неба назначения Бенжамена Мильпье он предпочел свободу странствующего приглашенного репетитора.

Многострадальная балетная труппа Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко в последние 10 лет меняла худруков как перчатки. После ухода Игоря Зеленского балет остался под присмотром Андрея Уварова, и никто не скрывал, что это временное решение. А новому директору театра Антону Гетману, с лета приступившему к реализации новой модели второго московского музыкального театра, нужны нестандартно мыслящие сотрудники.

В российских реалиях имя Лорана Илера выглядит вызовом: в современной истории только Начо Дуато был допущен к руководству российской труппой – петербургским Михайловским театром. Приглашение испанца было не более удачным, чем опыт европейских тренеров в футбольной сборной.

Для этуали Opera все остальные театры мира – по большому счету ссылка. Но театр Станиславского, даже в нынешнем потрепанном безвременьем виде, обладает многочисленной труппой, крепкой по европейским меркам классической выучкой, прекрасной сценой и богатым репертуаром. Ему необходим лидер, который вернет коллективу индивидуальность и ухоженность. А для Лорана Илера это может быть лучшая возможность самоутвердиться в глазах руководства Opera de Paris.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:40 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 20, 2016 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112004
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Фестиваль, Персоналии,
Автор| Валерий Иванов
Заголовок| Диалоги с Легендой
В Самаре прошел XVI Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест

Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2016-11-20
Ссылка| http://belcanto.ru/16112002.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Серенада. Фото Антона Сенько

В череде балетных фестивалей, проводящихся в нашей стране и завоевавших безусловный авторитет в театральном сообществе, не так много именных. Среди них Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест в Самаре — городе, с которым связана не одна страница творческой биографии выдающейся балерины, занимает достойное место.

Программу нынешнего фестиваля, который назвали «Диалоги с Легендой», составили пять балетных спектаклей и два гала-концерта. На открытии зрители увидели премьеру юбилейного, 85-го сезона Самарского оперного театра — Grand pas из балета Людвига Минкуса «Пахита» с хореографией Мариуса Петипа в постановке Кирилла Шморгонера. В бессюжетности сорокаминутного, в режиме нон-стоп марафона виртуозных танцевальных номеров — главная сложность этого балета, в котором от исполнителей требуются не только виртуозная техника, но и стилистическая точность, и академизм танцевальной манеры. Эти качества в наибольшей степени проявились у Екатерины Первушиной, Сергея Гагена, Дианы Гимадеевой и Марины Накадзима, чего не скажешь о ведущем солисте Викторе Мулыгине, злоупотребившем недостаточно изящными спортивными трюками в сольных вариациях.

Второе отделение вечера можно назвать парадом звезд отечественного балета. Кумирами зрителей стали ведущие танцовщики Большого театра. Успевший покорить самарцев благородством танцевальной манеры и идеальной сценической фактурой Денис Родькин и дебютант фестиваля Юлия Степанова в дуэте из балета «Макбет» продемонстрировали незаурядную артистичность, убедительно передав сложную гамму переживаний и тонкие нюансы взаимоотношений персонажей, которые заключены в выразительной, но лишенной сложных виртуозных акцентов «драмбалетной» пластике Владимира Васильева. Зато в искрометном классическом Grand pas из «Дон Кихота» артисты предъявили весь арсенал своего виртуозного мастерства, приправленного яркой эмоциональностью и исполнительским драйвом.



Сочиненная немецким хореографом Уве Шольцем миниатюра «Соната» на музыку Сергея Рахманинова в исполнении давних любимцев самарской публики Евгении Образцовой и Семена Чудина погрузила в свойственную индивидуальности артистов ауру одухотворенности и высокой поэзии. Мягкой лиричностью, грацией и едва уловимой, непоказной характерностью запомнилась «Русская» Петра Чайковского с хореографией Касьяна Голейзовского в исполнении Евгении Образцовой. В монологе Ленского из балета Джона Крэнко «Онегин» на музыку Чайковского Семен Чудин создал проникновенный образ обаятельного мечтателя-поэта. Обоим артистам свойственны безупречная техника, утонченность и изящество танцевальной манеры, а также исполнительская культура и абсолютная стилевая точность.

Прекрасное впечатление оставило выступление ведущих солистов Пермского оперного театра Инны Билаш и Никиты Четверикова. Их дуэт был отмечен Гран-при проекта телеканала «Культура» «Большой балет» 2016 года, но живое, изъятое из шоу-контекста исполнение артистами двух номеров этого проекта произвело гораздо большее впечатление. Дуэт Инны Билаш и Никиты Четверикова исключительно гармоничен. Танцовщики обладают великолепной техникой и, что особенно ценно, редкостной исполнительской культурой. К тому же и оба представленные ими номера являют собой яркие образцы работы современных хореографов. Это решенные в неоклассическом стиле подернутое поэтическим флером Pas de deux москвича Виталия Тимофеева на музыку из балета Фридриха Бургмюллера «Пери» и хореографическая миниатюра на музыку Сен-Санса «Умирающий лебедь», которая по воле художественного руководителя балета Пермского оперного театра Алексея Мирошниченко превратилась в драматический дуэт, повествующий о верности и любви.



Из трех полнометражных фестивальных спектаклей, за исключением поставленного в 2014 году ленинградским балетмейстером Василием Медведевым «Корсара», два другие — «Жизель» и «Баядерка», практически неизменно присутствующие в афише фестиваля, были гостевыми. В воспроизведенной Габриэлой Комлевой на самарской сцене по канонам петербургской школы «Баядерке» классичность постановки достойно поддержали солистка Михайловского театра Екатерина Борченко — Никия и солист московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Дмитрий Соболевский — Солор. В романтически просветленной сцене «Тени» с наилучшей стороны показался женский кордебалет, порадовав слаженностью и синхронностью движений в, кажется, бесконечной череде арабесков.

«Жизель» стала, пожалуй, лучшим фестивальным спектаклем. С первых минут появления на сцене дебютантов фестиваля солистов Большого театра Нины Капцовой — Жизель и Руслана Скворцова — Альберт в зрительный зал передалась редкостная по своей возвышенности атмосфера, которая воцарилась на сцене. Московские премьеры очаровали классичностью исполнительской манеры, безупречной техникой и артистической выразительностью.

Отличительной особенностью нынешнего фестиваля стало доминирующее присутствие хореографии главного балетмейстера театра Кирилла Шморгонера. Если упомянутые Grand pas из «Пахиты» и «Жизель» — это выполненный им перенос на самарскую сцену классических версий балетов, то заключительный вечер фестиваля состоял исключительно из авторских работ хореографа. В первом отделении был исполнен одноактный балет «Серенада» на музыку одноименного сочинения Чайковского, в котором Шморгонер соединил неоклассическую традицию с настоенной на традициях драмбалета школой. Второе отделение составили фрагменты из балетов и череда хореографических миниатюр, сочиненных Шморгонером в разные годы.



Грустные ностальгические чувства вызвали вальс и адажио из поставленного Шморгонером «Щелкунчика», который пришел на смену присутствовавшей многие годы в репертуаре куйбышевского — самарского оперного театра оригинальной драматической версии этого балета Игоря Чернышева: подчеркнутая пышность предложенной Шморгонером хореографии не вяжется с трагическим подтекстом музыки. В пластике адажио из балета «Дама пик» на музыку Александра Чайковского в исполнении Ксении Овчинниковой — Лиза и Дмитрия Пономарева — Герман также ощущался дефицит соответствующих сюжету драматических эмоций. По существу этот дуэт — ни о чем.

Особенно примечательными показались такие хореографические миниатюры Шморгонера, как поставленный на отдающие ледяным холодком мотивы Сибелиуса «Харон», отличающийся мягким изломом пластики дуэт «Лунный свет» на импрессионистскую музыку одноименной пьесы Дебюсси, гротесковый номер «Цирк» на броские ритмы Стравинского, «Последний лист» с подчеркнуто острой пластикой на авангардной музыке Курехина. Эти номера свидетельствуют о разносторонности интересов Шморгонера, хотя полного соответствия танцевальной пластики столь разнообразному по стилистике музыкальному материалу ему удалось достичь не везде. Концертную программу заключили фрагменты поставленного Шморгонером в Самаре в 2011 году одноактного балета «Танго...танго...танго» на музыку Астора Пьяццоллы, которая в наибольшей степени импонирует молодежной аудитории.

При разнообразии фестивальной программы огорчило то, что современная хореография в исполнении артистов самарской труппы была представлена только работами Кирилла Шморгонера.

Фото Александра Урманова и Антона Сенько
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 21, 2016 9:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112101
Тема| Балет, Фестиваль "Context. Диана Вишнева", Персоналии,
Автор| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Фестиваль завершился свадьбой
"Context. Диана Вишнева" в Мариинском театре

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №215, стр. 11
Дата публикации| 2016-11-21
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3148732
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Дарьян Волкова

На исторической сцене Мариинского театра прошел заключительный концерт фестиваля современной хореографии, организуемого и проводимого Дианой Вишневой в Москве уже четвертый год. В Петербурге "Контекст" появился впервые. На гала в Мариинском театре побывала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Современная хореография, увлечение которой, как правило, удел интеллектуальной публики, в случае с фестивалем Context стала событием светским. Модное времяпрепровождение и художественная экстраординарность сочетались на заключительном гала "Контекста" вполне гармонично. После "B/olero" Охада Наарина в исполнении Дианы Вишневой и Орели Дюпон значительная часть светской тусовки покинула зал, вероятно посчитав, что свой присутственный долг она выполнила. Ана Лагуна и ее партнер Иван Ауцели по окончании новеллы "Axe" / "Топор" (см. "Ъ" от 16 ноября) удостоились стоячей овации некоторой части понимающей публики. Впрочем, независимо от реакции публики, модной или просвещенной, качественная программа позволяет назвать фестиваль одним из лучших танцевальных явлений этого десятилетия.

Открывавшее вечер "In memoriam" Сиди Ларби Шеркауи в исполнении голландской труппы Introdans, несмотря на заявленную макабрическую тональность (по словам балетмейстера, действие происходит в преисподней), все же не воспринималось пессимистически. Четыре хореографических эпизода, словно четыре танцевальных сезона, выстраивают безупречную конструкцию, наполненную поэтическими смыслами и пленительными образами. В первой части, "земной", телесные воспоминания рассыпаются прахом, чтобы начать удивительно красивое "галактическое" путешествие между мирами во второй. В центральном бело-черном дуэте третьей части в очередной раз интерпретируется столкновение добра и зла, агрессии и смирения, насилия и прощения, чтобы в финале, исполняемом всей труппой, превратиться в шорох ангельских крыльев. Пластическое мастерство Шеркауи бесспорно: редкий современный хореограф способен "выжать" из одного-двух движений, берущихся за основу каждой части, максимум танцевальной насыщенности. Незамысловатый танцевальный мотив, множащийся и повторяющийся то у солиста, то переходящий ко всей труппе, здесь разрабатывается с симфоническим мастерством.

Одной из культурных "приманок" фестиваля стало участие в гала-концерте студентов Национальной балетной школы Канады (NBS). Четырнадцать рослых и статных канадских парней исполнили балет "Come in" / "Войдите" в хореографии Азур Бартон на музыку Владимира Мартынова, который был создан десять лет назад для Михаила Барышникова,— танцевально-психологический этюд, в котором автор словно стремится пробуравить внешнюю оболочку с неизменным ежедневным экзерсисом в попытке оказаться внутри творческого процесса. Балет, монологичный по замыслу — обратный путь танцовщика от сценического образа к самому себе,— собран из множества осколков-отражений, словно артист пристально рассматривает себя во множестве театральных зеркал. Наполняющая зазеркальное пространство хореография медитативна и задумчива, немногословна и умозрительна, но в этих почти двадцатиминутных танцевальных largo и lento раскрывается дивная телесная раскрепощенность канадских студентов.

Фестиваль завершала "Cantata" / "Кантата" в хореографии Мауро Бигонцетти в сопровождении итальянского женского квартета Assurd. Автор деликатно намекнул на сюжет — празднование свадьбы в итальянской деревушке, но не стоит ждать танцевального воплощения итальянского фольклорного обряда, да, собственно, и свадьбы в нашем понимании — с женихом и невестой, толпой родственников, праздничным тортом и криками "Горько" — в спектакле Бигонцетти нет. Главное действующее лицо здесь ансамбль Assurd, поющий, голосящий, играющий в полном соответствии с названием абсурдно-иронический итальянский фольклор про нелегкую женскую долю, страсть, измену и одиночество. Последовав за вокально-музыкальным утробным рыком, хореограф сосредоточил танцевальное внимание как раз на нелегкой женской доле. Героини "Кантаты" питают привязанность к мужчинам за свои муки, но сильный пол отнюдь не спешит полюбить их за сострадание. К женскому телу применены всевозможные научно-практические методы: волочение, скрючивание, швыряние, раскорячивание, утрамбовывание. Балет заканчивается отвязной вечеринкой со свистом, визгом и всхлипываниями аккордеона, словно оплакивающего будущее так и не появившейся перед публикой итальянской семьи. Так четверка немолодых вокалисток с внешностями, далекими от модельных стандартов, более чем откровенно предостерегает молодежь от ошибок. Но кто же станет слушать бабушек, пусть и итальянских, с аккордеоном и бубном?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 21, 2016 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112102
Тема| Балет, Парижская опера, Персоналии, Орели Дюпон
Автор| Анастасия Попова
Заголовок| Орели Дюпон: "Моя артистическая карьера продолжается"
Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-11-21
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-11-21/10_6864_dupon.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Бывшая этуаль и новый директор балета Гранд-опера – о своем выступлении на фестивале «CONTEXT. Диана Вишнёва» в интервью музыкальному критику Анастасии ПОПОВОЙ.

– Вы с Дианой Вишнёвой исполнили «B/olero» в хореографии Охада Нахарина. Почему выбор пал именно на эту постановку?

– В «B/olero» меня привлекла особая пластика, созданная хореографом. Мне хотелось познакомить с ней российского зрителя. Постановка выполнена в технике Гага-танца и основана одновременно на свободе движений и постоянном их контроле. Внешне она смотрится просто, но достичь нужного эффекта можно только путем долгих репетиций. Это очень элитарная, графичная хореография.

– Вы впервые танцуете вместе с Дианой Вишнёвой?

– Да. Я давно хотела выступить с Дианой в дуэте. Она потрясающая танцовщица и прекрасный художник. Несмотря на то, что я сделала карьеру балерины во Франции, а Диана – в России, у нас много общего в творчестве. Мы обе открыты новым хореографическим стилям и техникам.

– С этого года вы руководите балетом Гранд-опера. Какие изменения ожидаются в репертуаре театра?

– Я объявлю свой сезон только в январе. Но могу сказать, что в балетном репертуаре Парижской Оперы появится 13 новых постановок: четыре или пять классических, несколько неоклассических и четыре современных. В этом сезоне мой выбор пал на крупных, интернациональных балетмейстеров. Надеюсь, танцоры будут счастливы исполнять эту великую хореографию. Если бы я все еще танцевала в Гранд-опера, то была бы счастлива.

– Но, несмотря на новую должность, вы продолжаете танцевать.

– На сцене Гранд-опера я уже не могу выступать, в театре существуют строгие возрастные ограничения. Но моя артистическая карьера продолжается. Пока позволяет тело, я буду танцевать. Правда, исключительно современную хореографию.

– Хотите попробовать себя в качестве балетмейстера?

– Не знаю. Вряд ли.

– Когда балетом Гранд-опера руководила Брижит Лефевр, французские танцовщики Гранд-опера часто гастролировали в России. Вы продолжите эту традицию?

– Конечно. Наши артисты с уважением относятся к России и ее богатой танцевальной культуре. Но точных дат пока назвать не могу. Организация гастрольного тура требует большой предварительной работы, и не всегда на нее остается время. В новом сезоне на сцене Парижской оперы я должна буду представить 180 спектаклей. Летом же, по закону, танцовщикам полагается месяц каникул. Когда появится возможность, мы обязательно приедем снова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 22, 2016 12:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112201
Тема| Балет, VII международный фестиваль искусств «Дягилев. P.S»
Автор| Полина Виноградова
Заголовок| В круге Дягилевом
Где опубликовано| © "Санкт-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/v_kruge_dyagilevom/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Сцена из балета Мориса Бежара «Чудесный мандарин». ФОТО предоставлено пресс-службой фестиваля

С выступления знаменитой труппы Мориса Бежара в Петербурге стартовал VII международный фестиваль искусств «Дягилев. P.S».

Два вечера подряд на сцене БДТ им. Товстоногова французская труппа танцевала балеты «Чудесный мандарин», «Этюд для дамы с камелиями» и «Бхакти III» Мориса Бежара, а также Anima Blues в постановке художественного руководителя труппы Жиля Романа. Один из лучших учеников Бежара возглавил труппу в 2007 году. Сегодня его основная задача - сохранять наследие учителя и знакомить с его творчеством весь мир. Что он и делает с невероятным успехом.

Как и в предыдущие годы, седьмой дягилевский фестиваль следует принципам гениального импресарио и являет публике лучших хореографов нашего времени.

В этом году героев трое: Жиль Роман, Изадора Вайс и Вячеслав Самодуров.

Знакомство журналистов с героями состоялось на пресс-конференции в понедельник.

За общим столом собрались художественный руководитель фестиваля директор Музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица, председатель комитета по культуре Константин Сухенко и классик польской культуры выдающийся композитор Кшиштоф Пендерецкий, который приехал на премьеру балета «Тристан и Изольда» Белого театра Изадоры Вайс (Польша). Пронзительная история любви озвучена его музыкой.

Жиль Роман поделился впечатлениями от прошедшего петербургского дебюта. Показанные спектакли у нас прежде не видели, хотя балет Мориса Бежара неоднократно бывал в нашем городе, знаменитый хореограф обожал Петербург. Господин Роман предположил, что петербургская публика была несколько шокирована происходящим на сцене. Хотя вряд ли петербургских балетоманов могло удивить появление в женской партии переодетого юноши, как предположил верный ученик Мориса Бежара. Очевидцы нынешних гастролей были не шокированы, а восхищены. Аплодировали стоя.

Приехавшей из Польши Изадоре Вайс именно сегодня еще предстоит покорить российских зрителей. Ее молодая труппа - Белый театр танца впервые выступит на сцене Александринского театра. Здесь будут показаны балеты «Федра», «Девушка и смерть», а также «Тристан и Изольда» на музыку Кшиштофа Пендерецкого.

Пообщалась с журналистами и фотограф Луис Гринфилд, чья выставка открылась в Шереметевском дворце. Ее увлечение миром танца началось в 1973 году, и с тех пор она не прекращала останавливать мгновения самого эфемерного вида искусства.

Еще одна выставка откроется там же 24 ноября. Она красиво названа «ОбличьЯ. Больше чем реальность».

Это попытка проследить превращение сакрального, обрядового назначения маски или костюма в атрибут художественного высказывания, в альтер-эго художника. В музейных залах традиционные костюмы из коллекции Этнографического музея будут соседствовать с работами художников русского авангарда, «беспокойников» второй половины XX века и наших современников.

За музыкальную составляющую дягилевского фестиваля уже не первый год отвечает один из главных героев современной музыки художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис. 23 ноября он даст концерт в Большом зале Филармонии, где вместе со своим оркестром MusicaAeterna исполнит музыку к балету Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта».

Трагедией Уильяма Шекспира завершится и театральная программа фестиваля. 26 ноября в Александринском театре свою постановку балета Сергея Прокофьева привезет из Екатеринбурга хореограф Вячеслав Самодуров.

Также в программе фестиваля две конференции «В круге Дягилевом», посвященные такой заметной теме нашего времени, как PR. Сегодня деятели культуры и искусства, журналисты, пиарщики и прочие заинтересованные люди обсудят скандал как способ привлечь общественное внимание, а на следующий день поговорят и о других секретах успеха.

После шестичасовой конференции в Музее актеров Самойловых будет представлено издание рукописи режиссера Сергея Григорьева «Оригинальный русский балет 1932 - 1952». Рукопись долго хранилась в библиотеке конгресса США. В центре внимания автора - Василий Григорьевич Воскресенский, известный как полковник де Базиль. В его труппу перешел Сергей Григорьев после смерти Сергея Дягилева. Полковник де Базиль сумел сохранить часть репертуара прославленной труппы, создать новые спектакли в сотрудничестве с лучшими художниками и хореографами прошлого века. Книгу и тематическую фотовыставку представит его внук Валерий Воскресенский.

Кино тоже будет. 27 ноября в кинотеатре «Кино & Театр Англетер» состоится премьера фильма «Полина» французского хореографа Анжелена Прельжокажа. Это история молодой балерины, которая мечтает танцевать на сцене Большого театра. Главные роли сыграли и станцевали Анастасия Шевцова, Жюльет Бинош, Нильс Шнайдер, Ксения Кутепова и другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 22, 2016 9:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112202
Тема| Балет, VII международный фестиваль искусств «Дягилев. P.S»
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.
Заголовок| Утроение пройденного
В Петербурге открылся фестиваль "Дягилев P. S."

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №216, стр. 12
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3149228
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ

ФОТОГАЛЕРЕЯ


Выступлением бежаровской труппы Bejart Ballet Lausanne на сцене Большого драматического театра (БДТ) открылся международный фестиваль искусств "Дягилев P. S.". Из Петербурга — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Сергей Дягилев, как известно, занимался всеми видами искусств, а потому в программе фестиваля его имени традиционно уживаются выставки, кинопремьеры, презентации книг, симфонические и сольные концерты, популярные круглые столы и строго научные конференции. Однако — в полном соответствии с главной дягилевской страстью — доминирует все же танец. Стержнем нынешней бурной фестивальной десятидневки стали три хореографические компании: швейцарский Bejart Ballet Lausanne, польский Белый театр танца и труппа Екатеринбургского театра оперы и балета.

Bejart Ballet Lausanne, открывший балетную часть программы, показал на сцене БДТ совсем иной репертуар, чем в Москве, на фестивале "Context. Диана Вишнева". Верные призыву своего кумира "Удиви меня!", "дягилевцы" потребовали от бежаровской труппы "неизвестного Бежара". И получили желаемое: три балета будто от разных авторов.

"Бхакти III" 1968 года рождения — классический Бежар эпохи расцвета, пекущий шедевры как блины. Строго говоря, этот дуэт (правда, без участия шести кордебалетных юношей) в нашей стране уже видели: именно он, представленный в 1969 году на Первом московском международном конкурсе солистами Парижской оперы, взорвал советские представления о современном балете, о допустимых пределах и возможностях. Франческа Зюмбо и Патрис Барт, станцевавшие этот магический ритуал, наэлектризованный невиданным эротическим напряжением, пережили в Большом театре 40-минутную овацию, а председатель жюри Галина Уланова, поставившая французов на первое место,— нагоняй от министерских кураторов.

На вечере в БДТ "Бхакти III" не выглядел возбуждающе: Катерина Шалкина (Шахти) и Фабрис Галлараг (Шива) походили не на грозных в своих страстях индийских богов, а на учеников-отличников, получающих отметку за каждое удачно сделанное па. Но парадоксальным образом именно это стерильное исполнение, очистившее балет Бежара от актерской харизмы, выявило формальное совершенство хореографии, не потускневшее за пять десятилетий. Математическая логика поддержек в адажио, замаскированная феерическим переплетением рук и ног, стилистическая точность строго отобранных и преобразованных классических па, мастерское преобразование пуантной техники в знаковое письмо, прием многократного повтора комбинаций, превращающий их в пластическое заклинание,— эти бесценные уроки Бежара-хореографа все еще не усвоены последующими поколениями.

В одноактном "Чудесном мандарине" (1993) на музыку Белы Бартока, впервые показанном в России, уже немолодой Бежар дает мастер-класс режиссуры: это драмбалет без особых хореографических изысков, но с запутанным клубком образов и тем. Ставя историю про то, как бандитская шайка во главе с предводителем и проституткой в качестве приманки грабит и убивает прохожих, Бежар вдохновлялся фильмами и метафорами Фрица Ланга, позаимствовав у него мифологического Зигфрида как "символ и свержение идеала". В "Чудесном мандарине" полуголый варвар в набедренной шкуре и с картонным мечом становится первой жертвой разбойников, не отличимых от парижских апашей. Вторым будет "студент", исполняемый женщиной с нарисованными усами (Лиза Кано). Третий, неумирающий мандарин (Масаеси Онуки), символизирует бессмертие эротического влечения, но одет как хунвейбин — в синюю прозодежду и кепку с красной звездой. Вместо панельной девки Бежар выпустил на сцену "робота Метрополиса" — андрогина в купальнике из блесток, с черным кружевом на причинном месте и перьями на плечах (замечательная роль Лоуренса Ригга), к тому же подарил ему пластическую тему своей Жар-птицы из одноименного балета Стравинского, перетолкованного как поэма о революции.

Весь этот лабиринт цитат, отсылов, гендерных подмен и двусмысленностей, способный развалить любую постановку, режиссер-Бежар поместил в четкую конструкцию, выверенную до мельчайших деталей. Как кинооператор, он регулирует оптику зрителей, меняя общие и крупные планы, переключая внимание с кордебалета на солистов, вводя параллельные мизансцены, но не упуская из вида ни одного персонажа. Как заправский дирижер, он держит под контролем темп и ритм спектакля — ни пустот, ни случайностей, ни одного несбалансированного эпизода. Как драматург, он дает персонажам хореографические реплики исчерпывающей выразительности, так что в программке не нуждается даже самый непонятливый зритель — благо сегодняшние артисты Bejart Ballet Lausanne танцуют этот драмбалет с таким актерским удовольствием и самоотдачей, будто он не историческая архаика, а последнее слово хореографической моды.

В третьем спектакле фестивальной программы — коротком "Этюде для дамы с камелиями" на музыку Шопена и Чилеа — Бежар предстает чистым лириком, обезоруживающе сентиментальным и удивительно проникновенным. Это, в сущности, монобалет: в прологе высокая, эффектная красавица Элизабет Рос, выпестованная еще самим Бежаром, с нежной надеждой приникает к равнодушным мужчинам — те лишь "обкрадывают" ее, снимая детали одежды и исчезая в кулисах. Оставшись в леотарде телесного цвета, героиня жаждет любви, вспоминает о любви и умирает без любви. Соло своей "дамы с камелиями" Морис Бежар сложил из чистейших классических поз, но все эти аттитюды-арабески кажутся импрессионистскими бликами, лишь оттеняющими внутренний женский монолог: за переливами душевных состояний женщины, чахнущей без любви, следить интереснее, чем за еретически простой формой танца. В финале, уложив свою героиню на шпагат и умертвив на полу сцены, Морис Бежар, чей революционный танец преобразил вторую половину ХХ века, отсылает нас в начало столетия, делая реверанс в адрес "Умирающего лебедя" Михаила Фокина, первого балетмейстера Дягилева. Круг реформаторов замкнулся


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:42 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 22, 2016 11:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112203
Тема| Балет, Екатеринбургский Театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, В. Самодуров
Автор| Екатерина РУЖЬЕВА
Заголовок| Снежная королева уже в пути
Тридцать килограммов снега и пятьдесят париков для нового балета

Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/32698-snezhnaya-koroleva-uzhe-v-puti/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Хореограф Вячеслав САМОДУРОВ на репетиции. Фото: предоставлено театром.

Екатеринбургский Театр оперы и балета (пр. Ленина, 46а) завершает 2016 год премьерой балета «Снежная королева». Новая оригинальная постановка в первую очередь предназначается маленьким зрителям. Помимо всех сказочных чудес, она будет подготавливать их к знакомству с взрослым балетным репертуаром, воспитывать вкус к балету, приобщать к высокопрофессиональному искусству. Но это сказка не только для детей. Рассказывает хореограф-постановщик Вячеслав САМОДУРОВ:

— Наша «Снежная королева» — это спектакль-путешествие, а путешествие всегда сопряжено со сложностями и проявлением мужества у тех, кто отправляется в путь. Мы обходимся без андерсеновской предыстории о троллях и осколках волшебного зеркала. Для меня «Снежная королева» не сводится к истории человека, которого похитила злая фея. Скорее, это рассказ о том, как можно расстаться с близкими людьми, не уходя от них. И о том, каких усилий стоит восстановить родственные или дружественные связи. Это сказка о Герде, её силе, вере в себя и Кая…

Пока артисты балета разучивают новые движения под руководством своего худрука — самого непредсказуемого в России хореографа, дважды лауреата национальной театральной премии «Золотая Маска» Вячеслава Самодурова, в цехах для них шьют костюмы. «Снежные», воздушные наряды и одежду со скандинавским принтом. Впервые в нашем театре у каждого из персонажей спектакля будет собственный парик. 50 париков из латекса заказаны известному мастеру пластического грима из Петербурга.


Такие наряды носят в чертогах Снежной королевы. Фото: предоставлено театром.


Снега в Екатеринбурге нынешней зимой выпало предостаточно, но для сцены он, конечно, не годится. Для премьеры балета «Снежная Королева» закуплено 30 кг искусственного снега.

Музыку к новому балету по заказу екатеринбургского театра сочинил композитор Артём ВАСИЛЬЕВ, призёр Лондонской Королевской академии музыки, автор саундтреков для многих кинофильмов (блокбастер «Экипаж» Николая ЛЕБЕДЕВА, «Weekend» и «Конец прекрасной эпохи» Станислава ГОВОРУХИНА…).

Трудностей в творческом взаимопонимании между создателями не возникало, уверяет композитор:

«Я старался в первую очередь идти за замыслом хореографа, воплощая его сценарий и следуя пожеланиям относительно жанрового решения некоторых эпизодов. Надеюсь, что предложенные мной музыкальные образы в свою очередь вдохновили его на интересные хореографические решения».

Автор музыки не скрывает, что ряд музыкальных фрагментов подвергся неоднократной переработке:

«Некоторые номера имели до 8 версий. Однако мы старались не терять удачные идеи и использовать их в других частях балета».

Концепция спектакля, заверил Артём Васильев, от этого не пострадает:

«Снежная Королева» — балет-путешествие, и это ощущается благодаря постоянно меняющимся музыкальным идеям. Как будто из окна проезжающего поезда мы наблюдаем новые и новые картины, и даже похожие ситуации и состояния сопровождаются разной музыкой».

А хореограф Вячеслав Самодуров так объясняет это «путешествие»:

— В поисках себя героиня отправляется в путешествие на край света и проходит испытание ледяным царством. Чтобы пришла весна и во дворе зацвели розы, всегда нужно пережить долгую лютую зиму.

Спектакль «Снежная королева» войдёт в новогодний репертуар театра в дни школьных зимних каникул.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 22, 2016 6:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112204
Тема| Балет, Фестиваль "Context. Диана Вишнева", Персоналии,
Автор| Лена Асвонова
Заголовок| «Context. Диана Вишнева» — Гала
Где опубликовано| Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://musicseasons.org/context-diana-vishneva-gala/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Открытие IV фестиваля современной хореографии «Context. Диана Вишнева» ознаменовалось международным гала-концертом на сцене Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Этот театр впервые вошел в число площадок фестиваля, а концерт подарил публике множество незабываемых впечатлений. Среди исполнителей, принявших участие в гала-концерте, одни хорошо знакомы отечественной публике, другие же прибыли в Россию впервые – но все они выступили в равной степени блистательно.

В первом отделении перед зрителями раскрылся многообразный мир взаимоотношений мужчины и женщины, именно этой лирической и поистине вечной теме посвящены были номера, исполненные разными танцовщиками и даже относящиеся к разным эпохам. Солисты труппы Bejart Ballet Lausanne представили два дуэта. Один из них – «Открытая комната» из балета «Вена, Вена, город моей мечты» – создан основателем труппы Морисом Бежаром в 1982 году. Исполнили его Жюльен Фавро и Элизабет Рос. Другой дуэт – «Цвет блюз», в котором партнершей Жюльена Фавро стала Кейтлин Тильхельм – поставил Жиль Роман, возглавляющий труппу в настоящее время. Если в первом дуэте трактовка «вечного сюжета» выглядит более традиционной (женщина, всеми силами старающаяся удержать мужчину), то вторая постановка выглядит «портретом современности» (женщина как независимая личность, для которой отношения с мужчиной – лишь эпизод в жизни). Несмотря на такое различие в содержании, в миниатюрах Bejart Ballet Lausanne, разделенных десятилетиями, можно усмотреть общие черты: техническая чистота и исключительная музыкальность без погони за «новизной ради новизны».

Если имя Мориса Бежара давно известно в России, то о Танцевальном театре Люцерна этого сказать нельзя – эта труппа выступила в России впервые, тем интереснее было познакомиться с ее творчеством. Дуэт «Up/Beat» в исполнении Садагюль Мамедовой и Дарио Динуцци, поставленный Георгом Рейшлем, поразил публику сочетанием техники контактной импровизации и выразительных сольных «высказываний» партнеров.



Особой психологической и даже философской глубиной отличался пятнадцатиминутный балет «Топор». Его музыкальной основой стало «Адажио» Альбинони – произведение настолько известное, что в нем, казалось бы, сложно усмотреть нечто неожиданное, но Матсу Эку, создавшему «Топор», это удалось. Балет стал краткой, но пронзительной повестью о любви, пронесенной через годы, через прожитую жизнь, и свет этой любви освещает повседневность. Ане Лагуне – 62-летней балерине – в этом номере не приходится скрывать свой возраст, она играет немолодую женщину, кружащую возле такого же немолодого мужчины (Ивана Ауцели), который большую часть сценического времени… рубит дрова – весьма неожиданная для балета деталь, но именно она позволяет опоэтизировать быт. И эта поэтизация достигает апогея, когда исполнители соединяются в дуэте – не претендующем на «очарование юности», но предельно насыщенном эмоциями. Появление этого номера в программе гала-концерта можно считать чудом: в январе 2016 года Матс Эк и его супруга Ана Лагуна объявили о завершении творческой деятельности, но для фестиваля Дианы Вишневой они согласились сделать исключение.

Не менее интересным стало второе отделение. Российская публика впервые получила возможность оценить искусство Alonzo King Lines Ballet. Эта труппа из США представила краткий балет «Концерт для двух скрипок» на музыку Иоганна Себастьяна Баха, созданный руководителем труппы Алонсо Кингом. В этой бессюжетной, но очень энергичной и темпераментной композиции с большим количеством участников чувствуется стиль, заставляющий вспомнить о классиках американского современного танца.

Особым событием стало выступление самой Дианы Вишневой – арт-директора фестиваля. Вместе с нею вышла на сцену Орели Дюпон – знаменитая французская балерина, возглавляющая ныне балетную труппу Парижской оперы. Выступление двух балетных звезд мирового уровня стало блестящим подтверждением того, что подлинный талант никогда не останавливается на достигнутом и всегда стремится осваивать нечто новое. Для Дианы Вишневой и Орели Дюпон такой «новой территорией» стал стиль гага-данс, созданный Охадом Наарином. Работа с этим знаменитым израильским хореографом позволила артисткам органично усвоить этот экстатический стиль. Вишнева и Дюпон исполнили дуэт на музыку Мориса Равеля – «Болеро» в аранжировке Исао Томиты. В этом исключительно сложном и техничном номере каждая из балерин сохраняла свою индивидуальность: по-французски женственная Дюпон – и темпераментная Вишнева, но это противопоставление выглядело не как конфликт, а как единство и борьба противоположностей.

Гала-концерт, открывший фестиваль, стал истинным пиршеством хореографического искусства, представив московской публике глубоко различные между собою, но одинаково интересные номера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20140
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 22, 2016 6:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016112205
Тема| Балет, Гастроли в США, Персоналии, Наталья Осипова, Сергей Полунин
Автор| Ольга Смагаринская
Заголовок| Осипова и Полунин
Где опубликовано| ballet insider
Дата публикации| 2016-11-22
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/review/5485
Аннотация|

С 10 по 12 ноября в Нью-Йорке прошли гастроли лондонского театра Sadlers's Wells.
Starring – Наталья Осипова и Сергей Полунин.




Темная сцена, лишь в одном углу подсвечен совершенно правдоподобный могильный холм. Вдруг из него появляются две руки: тонкая женская и покрытая татуировками мужская, – они нежно переплетаются, играя пальцами. Потом из могилы поднимается девушка, одетая в длинный черный плащ с капюшоном, в больших черных очках. Она скидывает плащ, под которым надето ультра короткое, по моде 60-х, ярко зеленое платье. Ее длинные яркие рыжие волосы тоже причесаны по моде тех лет. Потом из могилы восстает и ее возлюбленный…

Так начинался в Нью-Йорке вечер трех хореографических композиций под названием «Наталья Осипова и артисты» в постановке лондонского Sadler’s Wells.

В двух из них на сцене с Натальей танцевал Сергей Полунин, ее нынешний бойфренд и партнер по многим балетным постановкам. В первый раз Наталья пригласила Сергея составить ей партию в «Жизели» в миланском Ла Скала. Именно тогда, по их словам, и начался их роман – этим летом они признались публике, что влюблены друг в друга и мечтают танцевать вместе все оставшиеся годы (прим. ред. Ballet Insider написал об этом в эксклюзивном интервью звезд в июле 2015-го). Наталья давно хотела попробовать себя в современном танце и отойти от классического балета. Она считает, что через несколько лет ей будет сложнее заниматься танцем в стиле модерн – век балерины не такой долгий, а успеть хочется многое. Эти гастроли — не первый для нее опыт работы с современной хореографией. В Большом театре она танцевала в спектакле «В комнате наверху» в постановке американского хореографа Твайлы Тарп. Британские хореографы создавали для нее ведущие партии в современных балетах для Ковент Гарден. А два года назад три известных хореографа, Сиди Шеркауи, Охад Нахарин и Артур Пита, придумали для Натальи и ее тогдашнего партнера по сцене и по жизни Ивана Васильева спектакль «Соло для двоих».

Для Сергея Полунина это, пожалуй, первый серьезный шаг в современной хореографии. Конечно, мы все помним нашумевший клип на песню Take me to church, собравший миллионы просмотров на Youtube. Но сам Сергей до сих пор не уверен, что хочет посвятить всего себя лишь современному танцу. Он, и не без оснований, считает, что классические роли – его главный козырь.

Молодые, красивые, талантливые, эти двое во многом похожи и не могли не встретиться однажды. И Наталье, и Сергею тесно в рамках классического балета, им интересно попробовать себя в других жанрах. Они оба покинули престижные балетные сцены, чтобы стать более независимыми в выборе спектаклей и театров. На этот раз специально для Натальи три известных современных хореографа, двое из которых уже ставили номер для нее и Ивана Васильева, сочинили одноактные балеты, никак не связанные между собой и различные по жанру. Летом 2016 года в лондонском Sandler’s Wells состоялась премьера этих балетов.

“Run Mary Run” хореографа Arthur Pita, начавшийся сценой на кладбище, был задуман как роуд-муви. Хореографа вдохновил альбом Back to Black Эми Уайнхауз, а ее в свою очередь – творчество уже подзабытой женской группы The Shangri-Las. Их грустная лирика о смерти, разбитых сердцах, неразделенной любви, театральность исполнения, специфическое звуковое оформление песен очень подходят для переложения на язык танца. Получилась очень яркая, необычная, стильная композиция в духе 60-х. «Итогом стала история любви с элементами секса, наркотиков и рок-н-ролла», – заключил хореограф.

История любви героев начинается как бы с финала, затем мы возвращаемся в самое начало их отношений. Озорная, легкомысленная, милая Мэри (Наталья Осипова) танцует рок-н-ролл, курит и пьет со своим парнем, Джимми (Сергеем Полуниным). Эта партия словно списана с Джеймса Дина, которого Сергей любит, и с которым его сравнивали в пору его скандальной молодости. Даже его татуировки пришлись кстати – наверное, впервые ему не пришлось их гримировать. Не секрет, что и сам Сергей, как и Джимми, которого он играет, употреблял наркотики, еще будучи Премьером Королевского балета. Он часто признавался, что его привлекают «плохие парни».

Танцор одет в белую футболку, джинсы и кожаную куртку, он мало танцует, больше играет. Это трагикомедия – в ней есть и немного жуткие кладбищенские эпизоды, и сцена, когда герой Сергея вводит себе в вену дозу героина, и смерть, но есть немало милых, шаловливых и смешных сцен. Придя с букетом цветов, чтобы попросить у своей обиженной девушки прощения, герой начинает целовать ее в стройные ножки, а затем театрально запечатлевает озорной поцелуй в самое интимное место. Другая сцена, когда героиня крепко обхватила любимого руками и ногами, повиснув на нем, а он в это время, совсем не поддерживая ее, ходил по сцене, закуривая и наливая себе алкоголь, тоже вызвала аплодисменты зала. Самым красивым и лиричным эпизодом этой постановки было свидание на качелях. В это время Наталья уже надела поверх мини платья пышную, яркую, длинную красивую юбку, на пустой сцене были лишь качели, на которых она раскачивалась, полная любви и счастья. Герои снова, как в начале балета, еще лежа в могиле, переплели свои руки, нежно играя пальцами. Это был очень

кинематографичный эпизод, как, впрочем, и вся первая постановка. Как уже не трудно догадаться, история закончилась смертью героев – сначала умер он, потом она, снова надев черный плащ с капюшоном, тоже легла к нему в могилу. Это, пожалуй, самая простая, в плане хореографии, постановка из всех трех. Особенно жаль, что мало танцует Сергей Полунин – не верится, что хореограф не мог больше и ярче использовать его талант.

Бельгийский хореограф с марокканскими корнями Sidi Larbi Cherkaoui поставил для Натальи и двух ведущих артистов современного танца, James O’Hara и Jason Kittelberger композицию “Qutb”. В переводе с арабского у этого слова несколько значений, и сам балет можно тоже интерпретировать по-разному. Как объяснил сам хореограф, в суфизме этот термин означает идеального человека, человека Вселенной, духовного лидера, у которого есть особая связь с Богом. Термин тоже используется в астрономии, чтобы обозначить небесное движение. Этим же словом называют ось или стержень. В этом танце тела трех танцоров почти постоянно переплетены, они находятся в вечном движении, переходя от одного к другому, перемежая трагизм, жертвенность и облегчение. Хореограф предлагает рассмотреть это и с мифологической точки зрения, и представить себе, что танцоры – это астрономические тела, планеты… Быть может, мы присутствуем при зарождении Вселенной? Каков бы ни был замысел и как бы зритель не понял его, композиция, в мелодии которой использованы голоса суфийских мастеров пения, впечатляет и погружает в транс.

Третья и завершающая композиция хореографа Russel Maliphant под названием Silent Echo более других приближена к классическому балету. В ней больше сложной хореографии, она построена по схеме классического па-де-де – дуэт, два соло, дуэт. Хореограф сказал, что «опираясь на мастерство классической техники Натальи и Сергея, он хотел расширить горизонты их возможностей во что-то более современное». Название «Молчаливое эхо» обыгрывается тем, что танцоры по очереди высвечиваются в темноте, почти весь танец не соприкасаясь друг с другом. Танец одного эхом порождает танец другого, пока, наконец, в финале, они не сливаются в единый танец, одно молчаливое эхо.

Интересно сочетание авангардной музыки композитора Scanner, современное световое оформление и элементы классического балета. Очень красивы и необычны были фуэте танцовщиков – казалось, от быстрого вращения они совсем теряли очертания, растворяясь на сцене. Поклонники Сергея, пришедшие посмотреть именно на него, были счастливы увидеть его в прыжках – хотя, конечно, это были далеко не те его знаменитые высокие прыжки, с зависанием, как в классическом репертуаре. Но, как написала одна из фанаток Сергея на фейсбуке, «Это было лучше, чем ничего».

Профессиональные балетные критики и в Лондоне, и в Нью-Йорке не очень лестно отозвались об этих трех постановках. Талант и высокое мастерство Натальи и Сергея в классическом балете подняло планку ожиданий очень высоко. Однако, надо учесть, что это их первые шаги в современном балете, и сразу отойти от классической выучки и всего того, что свойственно танцорам балета, всю жизнь занимавшихся классикой, не так легко. К тому же, претензии можно предъявить и к хореографам-постановщикам данных балетов, которые не в полной мере раскрыли возможности этих талантливых исполнителей.

Если Наталью Осипову в Нью-Йорке уже давно знают и любят, она несколько сезонов танцевала здесь в качестве приглашенной примы, то Сергей был известен гораздо меньше. В сентябре в Америке прошла премьера документального фильма «Танцор». В нем режиссер Стивен Кантор рассказал о детстве и юности Сергея, о жертвах, на которые пошли его родные и он сам, чтобы добиться такого звездного успеха. Фильм имел огромный успех, и, конечно, многие с нетерпением ожидали встречи с танцором на нью-йоркской сцене. Жаль, что на своем первом выступлении в этом городе Сергей Полунин не блистал в классическом репертуаре, в балетах, которые сделали ему громкое имя. Но, судя по овациям, зрителям понравилась эта современная программа. Конечно, кто-то почувствовал разочарование, ожидая чего-то большего –эмоций, подобных тем, которые обычно вызывают классические балеты с этими танцовщиками. Другие же были просто рады увидеть на одной сцене вместе дуэт любимых звезд, о котором сейчас так много говорят и пишут.
----------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 5 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика