Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 17, 2016 5:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111702
Тема| Балет, Петербургский театр балета им. Л. Якобсона, Премьера, Персоналии, Жан-Гийом БАР
Автор| Елизавета Митина
Заголовок| Сказку сделать былью
Театр балета имени Леонида Якобсона представил новую версию балета «Спящая красавица»

Где опубликовано| © Независимая газета (Интернет-версия)
Дата публикации| 2016-11-17
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-11-17/100_ballet171116.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото Ирины Туминене

Инструктаж по пробуждению знаменитой сказочной принцессы в этот раз труппе выдал Жан-Гийом Бар, французский хореограф и танцовщик, в прошлом – солист парижской Grand Opera. Он может похвастаться и опытом работы и в собственной альма-матер, и на просторах России: в его багаже балет «Корсар» в Екатеринбургском театре оперы и балета и одноактовка «Иоган Штраус Бал», поставленный для Ульяны Лопаткиной. По словам хореографа, в рамках этого визита в Россию перед ним стояла задача «оживить традицию, сделать ее актуальной и гармоничной», не прибегая при этом к провокации.

Свой замысел хореограф реализовал безо всяких сомнений - его видение знаменитого сюжета не оскорбит взор поклонников традиционных балетных прочтений – очень деликатно измененная хореографическая основа, сказочные пейзажи, парики, нарядные костюмы, чудесное путешествие по озеру в заколдованной ладье и все другие атрибуты сказочной балетной истории. Отчасти новаторским можно назвать включение в тело спектакля предпролога – истории знакомства и конфликта феи Карабос и короля Флорестана. Оказывается, Карабос мстит монаршему семейству за обиду, нанесенную ей еще в пору юности короля. А история принцессы Авроры в этой версии спектакля начинается еще до ее рождения – с круглого живота королевы, к которому нежно припадает король.

Главную партию в премьерном спектакле танцевала Алла Бочарова, ведущая солистка театра. Ее Аврора – беспомощная и меланхоличная – совсем не пленяла своей юношеской резвостью, но уверенно справлялась со всеми техническими сложностями партии. И, к сожалению, сильно контрастировала с полным жизни и энергии принцем Дезире, партию которого исполнил Андрей Сорокин, не так давно перешедший в труппу из Екатеринбургского театра оперы и балета. Его Дезире – не рафинированный сказочный принц и не романтик, но во всех смыслах твердо стоящий на ногах, нежный и надежный друг, впрочем, пренебрегающий излишней экспрессией. Чего не скажешь о его коллеге: бурных аплодисментов, безусловно, заслужил Андрей Гудыма, исполнивший партию Каталабюта, придворного распорядителя. Яркий характерный танцовщик, талантливый актер и выразительный мимист, он наполнил небольшую пантомимную роль трагикомизмом высшей пробы – старик Каталабют, смешной и жалкий одновременно, влюбил в себя зрителей.

Из-под пуант Светланы Головкиной, исполнительницы партии феи Карабос (по замыслу хореографа, в разрез с традицией эту партию исполняет женщина), только что не летели стальные искры. Ее героиня – несгибаемая и требовательная злая волшебница, при этом, вновь в разрез с традицией, молодая и красивая. Фея Карабос в ее исполнении не менее очаровательна, чем добрые феи – стремительная, хлесткая, но по-девичьи кокетливая.

И если исполнительское мастерство солистов позволяет спектаклю претендовать на высокий уровень, то в отношении кордебалета эту версию «Спящей» можно назвать компромиссной. И дело даже не в подготовке танцовщиков, а банально в их количестве. К сожалению, спектакль масштабно проигрывает конкурентам именно в кордебалетных, массовых сценах. С другой стороны, именно отсутствие имперского размаха делает эту версию спектакля деликатно и даже камерной: как будто мама читает вам на ночь сказку.

Санкт-Петербург
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 17, 2016 6:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111702
Тема| Балет, Дом музыки, гала-концерта «С любовью к Петипа»
Автор| Елизавета Лукашина
Заголовок| Хореографические шедевры на сцене Дома музыки
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2016-11-17
Ссылка| http://vm.ru/news/2016/11/17/horeograficheskie-shedevri-na-stsene-doma-muziki-340436.html
Аннотация|

Балет всегда был «визитной карточкой» культурной России. Так ли это сегодня? Безусловно, да. Об этом свидетельствуют не только афиши театров, но и переполненные залы.

Таким был Светлановский зал Дома музыки в минувший понедельник, 14 ноября, на сцене которого в рамках гала-концерта «С любовью к Петипа» выступили знаменитые солисты мировых балетных театров – Чехии, Великобритании, Австрии, Германии, России и других.

«Лебединое озеро», «Корсар», «Дон Кихот», «Баядерка» - фрагменты из этих балетов на глазах у зрителей превращаются в игру света, костюмов и блеска софитов. Чехи парят выше облаков, русские пленяют грациозностью, англичане – особой легкостью и невесомостью. Все перестает существовать, пока на сцене танцует очередная пара. Будь то трагичный «Умирающий лебедь» или мечтательный «Дон Кихот» - зал ловит каждое движение, вознаграждая артистов бурными аплодисментами и бесконечными «Браво!».

Вальс в хореографии Асафа Мессерера, па-де-де на музыку Россини в хореографии Юрия Слипича, фрагменты постановок Мариуса Петипа одинаково приводили в восхищение как простого зрителя, так и закоренелого ценителя искусства. И неправ будет тот, кто скажет, что балет для ограниченного круга зрителей. Истории, рассказанные на языке танца, здесь понятны абсолютно каждому.

Первое отделение, антракт, второе отделение – почти три часа пролетают незаметно, а на душе остается чувство, что русский балет – не просто «визитная карточка» России, а целая карта, помогающая отыскать путь к сердцу этой страны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 17, 2016 6:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111703
Тема| Балет, St-Petersburg Festival Ballet, Иван Ситников
Автор| Vlada Marsheva
Заголовок| Премьер St-Petersburg Festival Ballet Иван Ситников: «В жизни я не принц, хотя очень стараюсь»
Где опубликовано| © 420on.cz — Пражский городской портал
Дата публикации| 2016-11-17
Ссылка| http://420on.cz/news/interview/52720-premier-st-petersburg-festival-ballet-ivan-sitnikov-v-zhizni-ya-ne-prints-hotya-ochen-starayus
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Иван Ситников – коренной петербуржец, выпускник академии им. А.Я.Вагановой, бывший солист Мариинского театра и премьер труппы St. Petersburg Festival Ballet в преддверии выступления в Праге поговорил с корреспондентом 420on.cz.



Коллектив «Санкт-Петербургский Фестиваль Балет» объединяет в себе молодых и талантливых артистов балета из лучших театров Санкт-Петербурга. Уже шесть лет подряд труппа знакомит публику по всему миру с блестящей русской балетной школой. С 18 по 20 ноября коллектив будет выступать в городах Чехии. На вопросы портала 420on.cz отвечает премьер труппы – Иван Ситников.

- Уже совсем скоро, 20 ноября, ваш коллектив представит в Праге классику балета: «Жизель» и «Лебединое озеро». Расскажите немного о труппе «Санкт-Петербургский Фестиваль Балет».

- Наш коллектив – это негосударственный театр балета из Санкт-Петербурга. Часть наших коллег родилась на просторах бывшего СССР, часть – коренные петербуржцы. Мы все живем и работаем в Питере. Сейчас в нашем коллективе работают приглашенные солисты – Светлана Смирнова и Александр Абатуров, ведущая пара театра Якобсона. Наша ведущая солистка – Марина Волкова, бывшая солистка театра Эйфмана.

- Вы ездили с гастролями по многим странам мира. Есть ли такие случаи, которые вам особенно запомнились в последних поездках?

- На эту тему можно писать мемуары. Столько всего!.. Но для меня этот год вообще удивительный: мы с моей невестой (Мария Меньшикова, прима-балерина нашего балета) были на гастролях в Бразилии и, проходя мимо российского консульства в Сан-Паулу, решили не ждать со свадьбой. Там и поженились. Было весело!

- Поздравляю вас! А публика в разных странах отличается? Где вас лучше всего принимают?

- Да, публика, конечно, отличается. В основном, по менталитету. Принимают нас везде очень хорошо, но если в Финляндии аплодируют после спектакля, то в Италии, например, начинают хлопать и выражать восторг прямо по ходу действия. Клише работают...

- Бывали ли вы раньше в Праге? Нравится ли вам город?

- Да, и не раз. Город фантастический, один из красивейших в мире.

- Пробовали ли вы чешское пиво и блюда чешской кухни?

- О да! Вкусно!

- То есть, вы не соблюдаете строгую диету?

- Это все-таки больше к девочкам. А так – никакой особой диеты нет. Просто сбалансированное питание.

- Как вы проводите свободное время на гастролях в Чехии?

- А оно у нас есть? Когда выдается минутка, бродим по городу, фотографируем...

- У вас есть любимая роль?

- Я ведущий солист, а это сплошные принцы и вообще положительные персонажи. Для разнообразия люблю танцевать Ротбарта (персонаж балета П. И. Чайковского "Лебединое озеро", от нем. Rotbart – «красная борода», прим. ред.) – он воплощение зла. Это помогает сбросить негатив.

- Появилось ли в вашем характере что-то общее с принцами?

- Ну, в жизни я не принц... Хотя очень стараюсь.

- Какие у вашего коллектива творческие планы на будущее?

- Красивее. Виртуознее. Всегда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 17, 2016 6:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111704
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии,
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Михайловском театре восстановили балет Августа Бурнонвиля
Пиратская копия «Сильфиды» — лучше оригинала

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" №27257 от 18 ноября 2016
Дата публикации| 2016-11-17 (на сайте МК)
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/11/17/v-mikhaylovskom-teatre-vosstanovili-balet-avgusta-burnonvilya.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Сильфиде» скоро 185, но время будто не властно над этой красавицей балетного романтизма. Ее не было в репертуаре Михайловского театра ровно три года. И вот балет вернулся в афишу в постановке Михаила Мессерера.


Элла Парссон (Сильфида) и Джулиан Маккей (Джеймс) в балете Августа Бурнонвиля "Сильфида". Фото – Стас Левшин

«Сильфида» — самый старинный из спектаклей классического наследия и имеет для труппы Михайловского театра особое значение. В России этот балет в версии классика датской хореографии Августа Бурнонвиля впервые увидели именно на сцене Малого театра оперы и балета (так тогда назывался Михайловский) в редакции Эльзы-Марианны фон Розен. И было это в 1975 году.

Балет Бурнонвиля является пиратской копией с оригинала — балета Филиппо Тальони, который балетмейстер поставил для своей знаменитой дочери Марии в 1832 году. У датской казны в тот момент не было денег не только на то, чтобы пригласить Тальони, — даже музыка Шнейцхоффера была, по словам Бурнонвиля, «слишком дорога для королевского театра». И тогда неунывающий партнер Тальони пошел на хитрость: хореографию поставил сам, а по либретто, созданному знаменитым тенором Парижской оперы Адольфом Нурри, он заказал начинающему двадцатилетнему композитору Херману Северину Левешёльду новую музыку. Но произошел забавный исторический казус: оригинальный балет, по которому когда-то сходила с ума вся Европа, уже к концу XIX века был прочно забыт, а вот скопированная с него датская версия осталась. Бурнонвиль усилил в своей версии балета национальный колорит, бытовые мизансцены, сместил многие акценты, а в финале крупным планом показал свадьбу брошенной Джеймсом невесты Эффи и влюбленного в нее простого крестьянского парня Гюрна, прочно стоящего на ногах и чуждого романтическим бредням. Они, в отличие от Джеймса, бежавшего из дома вслед за своей бесплотной мечтой, в балете Бурнонвиля нашли свое счастье.

Поскольку роль Джеймса Бурнонвиль ставил на себя, он, в отличие от Тальони, в балете которого этот герой совсем не танцевал, насытил партию виртуознейшими элементами и доказал, что мужской танец способен по-своему выразить главную тему тальоневского балета, контраст между материей и духом.

Условия небольшой по своим размерам датской сцены определили и стилистику Бурнонвиля. Этой школе свойствен миниатюризм композиций, разнообразные заноски, наличие мелкой техники изящной выделки. А именно в этой области сегодня почти нет равных нынешнему премьеру Михайловского театра Леониду Сарафанову, который отлично исполнил партию Джеймса. Роль хорошо легла и на его партнершу Анжелину Воронцову, которая, вопреки распространенному мнению, оказалась в хорошей «сильфидной» форме и порхала на премьере вполне бесплотной и воздушной Сильфидой-кокеткой.

Еще больше романтических черт подчеркнула в своей трактовке «Сильфиды» другая пара артистов, танцевавшая в третьем составе: недавняя выпускница Вагановской академии шведка Элла Перссон и американец Джулиан Маккей, прошедший обучение в Московской академии хореографии. Эти артисты стали настоящим открытием михайловской премьеры.

Постановка Михаила Мессерера вполне вписывается в датскую традицию, где «все чинно, благородно, по-старому». Главный балетмейстер провел скрупулезную и филигранную работу, уточняя мизансцены, очищая балет от отсебятины, чуждых ему напластований, внесенных за десятилетия местными педагогами и артистами.

— Вообще так называемый датский стиль — это тоже довольно расплывчатое понятие, как и стиль русский, — объяснил «МК» после премьеры Мессерер. — Я сам много лет работаю в Датском королевском балете как приглашенный педагог и на протяжении десятилетий мог видеть эволюцию этой труппы. Сейчас она совсем другая, чем, скажем, в начале 80-х годов, когда я впервые туда попал. И в своей постановке я старался придерживаться того понимания стиля, которым владела Эльза-Марианна фон Розен, когда ставила этот балет. Есть ряд видеодокументов того периода, и мне как специалисту понятно совершенно четко, что она хотела.

Такое отношение к спектаклям наследия, собственно, и свойственно этому балетмейстеру. И в начале следующего театрального сезона он преподнесет зрителям еще один сюрприз. Как нам удалось узнать у художественного руководителя Михайловского театра Владимира Кехмана, к 110-летию хореографа Ростислава Захарова театр поставит балет Сергея Прокофьева «Золушка». Это произойдет в сентябре 2017 года, в начале следующего театрального сезона. Свою редакцию знаменитой постановки Большого театра, в которой будут восстановлены оригинальные декорации Петра Вильямса, готовит именно Михаил Мессерер.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:14 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 17, 2016 6:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111705
Тема| Балет, Современная хореография
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Современная хореография: как она зародилась, что с ней сейчас и почему это так круто
И зачем идти на фестиваль Context

Где опубликовано| © Buro 24/7
Дата публикации| 2016-11-16
Ссылка| https://www.buro247.ru/culture/expert/next-wave.html
Аннотация|



В этот понедельник стартовал фестиваль современной хореографии Context. Балерина и главный редактор портала Ballet Insider Алиса Асланова расскажет, зачем нужно на него идти — а заодно объяснит, что такого особенного в танце модерн (и откуда он пошел)

Прежде чем современный танец стал таким, как сейчас, ему пришлось пройти долгий путь. Танец модерн возник как противоположность балетному искусству: если в балете существовали жесткие каноны и не менее жесткая иерархия, то модерн был основан на философии индивидуальностей, это отвергавших.

Как все началось

В конце XIX века, с подачи певца, педагога и теоретика сценического искусства Франсуа Дельсарта. Именно Дельсарт определил основные принципы движения в современном танце. Вкратце: все дело в жесте, свободном от условностей. Дельсарт, кстати, создавал эту систему скорее для актеров и музыкантов, чем для танцоров, но в мире танца она прижилась.

Примерно в то же время в Дрездене открылся институт ритма. Там преподавал швейцарец Эмиль Жак-Далькроз. Одной из его звездных учениц была немка Мэри Вигман; она чуть позже войдет в историю как родоначальница экспрессивного танца — Вигман первой придет в голову отказаться от танцевальных движений, традиционно считавшихся «красивыми».
 На Вигман повлиял не только Далькроз, но и танцовщик и педагог Рудольф фон Лабан. Лабан известен тем, что в 1928 году изобрел универсальный способ записи движений при помощи несложных рисунков — лабанотацию. Лабанотацию в балете использовали много лет — пока не появилась возможность разучивать движения по видеозаписям. Вот так выглядит танец, записанный по системе Лабана.

Айседора Дункан (и кто тут на самом деле новатор)

Часто возникновение танца модерн связывают с американской танцовщицей Айседорой Дункан — она считается основоположницей свободного танца. До Айседоры, правда, все это успешно делала другая американка — Лои Фуллер. Ни к хореографам, ни к танцовщикам ее причислять, возможно, не стоит: Фуллер скорее придумала технические нововведения в танце. Лои Фуллер — первая, кто догадался добавить в выступления работу с тканью и светом: в те времена, когда она выступала в парижском кабаре «Фоли Бержер», ее коронным номером был танец «Серпантин» с двумя огромными белыми покрывалами. Про Фуллер — и про юную Айседору Дункан — недавно сняли фильм «Танцовщица» — вымысла в нем порядочно, но посмотреть для общего развития стоит: дает неплохое представление о том, как зарождался модерн.

Чтобы не запутать вас, мы нарисовали схему: кто на кого повлиял в мире современного танца — и кому за что стоит сказать спасибо



Где учились великие

Первую школу танцев в Америке — «Денишоун» — открыли в 1915 году хореографы-танцовщики Рут Сен-Дени и Тед Шоун. Сен-Дени, увлеченная культурой Востока, относилась к танцу как к ритуалу или духовной практике. Шоун же изобрел танцевальную технику для мужчин — тем самым разрушив все предубеждения о танцовщиках. В «Денишоун» учебный план был крайне разнообразным — и даже эклектичным: йога, балет, этнические стили, религия, философия, принципы Дельсарта и многое другое. В сочетании все это помогло вырастить совершенно новое поколение танцовщиков. Самая известная из них — Марта Грэм, член так называемой «Великой четверки», группы будущих основателей американского танца модерн (кроме Грэм в четверке числились Дорис Хамфри, Чарльз Вейдман и ученица Жак-Далькроза, немка Ханья Хольм). Школа Денишоун прекратила свое существование после разрыва Сен-Дени и Шоуна.

В 1931 году Шоун купил ферму, пригласил восьмерых студентов из Спрингфилдского колледжа и танцора из «Денишоун» Бартона Мумоу и начал работать над революционной танцевальной компанией — в ее постановках были заняты только мужчины. Успех пришел: гастролируя по Штатам, Англии, Кубе и Канаде, «Тед Шоун и его танцоры» выступили в общей сложности где-то перед миллионом зрителей.

Кое-что о Марте Грэм

Марта Грэм, которую мы уже упомянули выше, — женщина-легенда. Хореограф, танцовщица, режиссер, художник по костюмам — все это про нее. Вдохновение она искала в мифологии Древней Греции. Грэм больше интересовали истории героинь второго плана, о судьбе которых в литературе принято было не задумываться: к примеру, Клитемнестра, мать-предательница из мифа об Оресте и Электре.

Наследие Марты Грэм живо: до сих пор существует труппа Martha Graham Dance Company, а артисты из поколения в поколение пытаются постичь разработанную ею технику «сжатие-расслабление». Суть ее в том, что, если верить Грэм, физика движения подчинена дыханию — и анатомическим изменениям при дыхательном процессе.

Все, что вы хотели знать о Мерсе Каннингеме

То есть о главном постмодернисте от танца.

Модерн начинался как танец-оппозиция существующей системе, но со временем, как это часто и бывает, и его сковали жесткие рамки: техники, которые не каждый мог осилить, превратили танец модерн в вид искусства только для избранных. Постмодерн же смог обрести ту самую свободу, которой так жаждали первые модернисты.

Мерс Каннингем, который шесть лет был солистом труппы Марты Грэм, построил мостик от танца модерн к современной хореографии, изменил сам танец и отношение к нему. Каннингем стал первым во многом: абстракция, сочинение без цели, отрицание необходимости рассказывать историю, независимость танца от музыки, уничтожение иерархии между танцорами — вот лишь некоторые его принципы. Именно Каннингем, к слову, одним из первых начал интегрировать компьютерные технологии в хореографию.

С подачи Мерса Каннингема началась эпоха перформансов — не требующих ни костюмов, ни сценического света. Правила и ограничения были отринуты. Любые идеи могли быть осуществлены, импровизация стала важнейшим инструментом в работе над перформансом, а любое движение тела могло стать танцем. Чтобы перечислить всех представителей постмодерна, нужна отдельная статья — но есть имена, которые стоит запомнить. Одно из них — Триша Браун: она первой стала показывать свою хореографию в альтернативных пространствах (например, на улице и на крышах), а ее постановка «Человек, спускающийся по стене», в которой люди — сюрприз! — ходили по стенам, дала начало мощной серии экспериментов в области танца.


Как дела обстоят у нас

В связи с историческими событиями в России — на минуточку, дело было в СССР — в это время постмодерн не смог прижиться. Да и особого основания для развития у него не было. Ситуация стала меняться с 1985 года — когда современные западные спектакли начали возить в Москву и Ленинград. Удивительно, но в Советском Союзе самая прогрессивная хореография стала развиваться не там, в Екатеринбурге, Челябинске и Перми. И если начиналось все с попытки скопировать то, что делали в Америке и Европе, то сейчас все больше новых имен возникает в пространстве российской современной хореографии.

Главное событие в этом пространстве — ежегодный фестиваль «Context. Диана Вишнева». В свое время самой Диане, прима-балерине Мариинского театра и одной из главных звезд российского балета, стало тесно в рамках классического репертуара. Тогда-то она и начала творческий поиск. Те, кто имеет представление о творчестве Вишневой, знают, как упорно она добивалась расположения мэтров современного танца и разрушала предубеждения о косности владения телом у классических танцовщиков, осваивала новую пластику и новую технику. Четыре года назад Диана наконец решила развивать современный танец в России. Цель выбрана непростая — взращивание хореографических талантов, процесс долгий и мучительный. За это Context и ценят.

За три года на фестивале отметились, пожалуй, главные современные труппы: уже упомянутая выше Martha Graham Dance Company, Нидерландский театр танца, монстры Introdans и Gauthier Dance. В этом году Context привез в Москву «Балет Мориса Бежара» (одного из крупнейших хореографов ХХ века), американскую труппу Алонсо Кинга LINES Ballet и шведского хореографа Матса Эка с его музой Аной Лагуной. С Матсом Эком у многих русских танцовщиков связаны романтические воспоминания: видеокассета с его «Жизелью», которую как раз танцевала Ана Лагуна, в 90-е передавалась в хореографическом училище как драгоценность. В этом году Эк завершил карьеру — так что возможность увидеть его и его постановку в Москве сравнима с выигрышем в лотерею. И не пары тысяч рублей, а пары миллионов.

Кстати, о видеозаписях: присмотритесь к афише Центра документального кино — у Context есть еще и кинопрограмма. И да, там есть и фильм про Матса Эка — правда, в этот раз он ставит не «Жизель», а «Ромео и Джульетту». Среди других документалок, которые точно стоит смотреть, — «Перезагрузка», фильм про время, когда балетом Парижской оперы правил хореограф голливудского «Черного лебедя» и муж Натали Портман Бенджамин Мильпье. В фильме (чертовски атмосферном) Мильпье пытается осовременить одну из старейших трупп мира — и изменить все: подход к репетициям, репертуару, составы артистов. Покажут за два часа все: балетные залы, неустанно работающего и сочиняющего в наушниках Мильпье, закулисную жизнь театра, репетиционный процесс танцовщиков (в наиболее эффектных ракурсах), грандиозные интерьеры Парижской оперы.

Фото ullstein bild / Contributor /gettyimages.com; Bettmann / Contributor /gettyimages.com, Jack Mitchell / Contributor /gettyimages.com; Robbie Jack - Corbis / Contributor/ gettyimages.com, Keystone-France / Contributor / gettyimages.com
-------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 17, 2016 9:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111706
Тема| Балет, Фестиваль "Дягилев. P.S" (СПб)
Автор| Инга Бугулова (Санкт-Петербург)
Заголовок| Танцы с мандаринами
В Петербурге в седьмой раз пройдет "Дягилев. P.S"

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7130 (262)
Дата публикации| 2016-11-17
Ссылка| https://rg.ru/2016/11/17/reg-szfo/v-piatnicu-v-peterburge-otkroetsia-vii-festival-diagilev-p-s.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

- по клику
Балет "Ромео и Джульетта" в постановке Вячеслава Самодурова приехал на фестиваль из Екатеринбурга. Фото: Пресс-служба фестиваля искусств "Дягилев. P. S."

За почти десять дней - с 18 по 27 ноября - уже полюбившийся петербуржцам культурный марафон представит целый ряд спектаклей, выставок, мастер-классов и "круглых столов". Откроет программу фестиваля всемирно известная французская труппа "Балет Мориса Бежара", которая впервые представит российскому зрителю балеты "Чудесный мандарин", "Этюд для дамы с камелиями", "Бхакти III" и Anima Blues.

- Морис Бежар запретил свободное исполнение своих постановок, поскольку его хореографический стиль знают лишь артисты, работавшие с ним лично. После ухода маэстро труппой руководит его ученик Жиль Роман, - подчеркивают организаторы фестиваля.

Специально к гастролям легендарной труппы в Северной столице откроется выставка Франсуа Паолини - официального фотографа "Балета Мориса Бежара". Впервые в России выступит и Белый театр танца из Польши под руководством Изадоры Вайс. На сцене Александринского театра покажут балеты "Федра", "Девушка и смерть", "Тристан и Изольда". К слову, композитор последней постановки Кшиштоф Пендерецкий будет присутствовать на представлении в Санкт-Петербурге лично, а сама Изадора Вайс проведет мастер-класс по хореографии.

Дважды гостям "Дягилев. P.S" предложат встретиться с историей Ромео и Джульетты: сначала оркестр Пермского академического театра оперы и балета под управлением Теодора Курентзиса исполнит музыку Сергея Прокофьева к одноименной постановке, а после - Екатеринбургский театр оперы и балета закроет этим спектаклем в хореографии Вячеслава Самодурова балетную секцию фестиваля.

Дополнят программу кинопоказы. На студии документальных фильмов "Лендок" представят картину "Рудольф Нуреев. Остров его мечты" режиссера Евгении Тирдатовой. Лента вышла только в этом году и вобрала в себя уникальные архивные материалы о жизни и творчестве известного танцовщика, которые впервые будут представлены широкой аудитории. Также фестиваль покажет российскую премьеру только что вышедшего во Франции фильма "Полина, станцевать свою жизнь" авторства знаменитого хореографа Анжелена Прельжокажа. Это захватывающая история молодой балерины, мечтающей танцевать на сцене Большого театра России. В главных ролях значится, к слову, Жюльет Бинош.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 12:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111801
Тема| Балет, Фестиваль "Context. Диана Вишнева"
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Вырублено топором
На фестивале "Context. Диана Вишнева" кололи дрова и выбирали таланты

Где опубликовано| © Российская газета - Столичный выпуск №7130 (262)
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| https://rg.ru/2016/11/18/na-festivale-context-diana-vishneva-vybirali-talanty.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фестиваль Дианы Вишневой порадовал в четвертый раз. Фото: Дарьян Волкова

Нынешний четвертый фестиваль собирался не вширь, а вглубь: всего три программы в театре плюс сопутствующие кино- и образовательная. Разумный объем не помешал фестивалю впервые за недолгую историю захватить также Санкт-Петербург, вотчину своей основательницы и худрука Дианы Вишневой, и представить два абсолютных шедевра, придающих смысл всему событию даже без контекста.

На гала открытия в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко удивляли старые знакомцы и неведомые труппы. Наследник любимца советской гастрольной системы Мориса Бежара, почти десять лет живущий без своего худрука Bejart Ballet Lausanne представил пару дуэтов - пятиминутный "Отдельная комната" отца-основателя и столь же краткий "Цвет блюз" нынешнего художественного руководителя Жиля Романа, не поразившие новизной и оригинальностью мысли, но внятные немодными ныне достоинствами вроде музыкальности и профессиональной чистоты. Впервые приехавший в Россию Танцевальный театр Люцерна сначала ворожил под тамтамы в "Новом ритме" Георга Рейшля, где пара стелилась по полу и, ворожа над собственными отношениями, зависала в вязких поддержках, а затем приятно удивил сделанным специально для фестиваля кратким и очень музыкальным соло хореографа Дора Мамалиа Solo chaMOOOm. Американская труппа Alonzo King Lines Ballet, тоже дебютант в России, в "Концерте для двух скрипок" на музыку Большого Баха в постановке Алонсо Кинга вобрала славный опыт классиков американского modern dance - ухарский, физический емкий почерк Пола Тэйлора, пропитанный афроамериканской пластикой Хосе Лимона и буйным темпераментом современных артистов.

Шедевров на гала не обещали, но их втихомолку планировали. И вот: две мировые суперзвезды - достаточно опытные, чтобы танцевать что угодно, и достаточно любопытные, чтобы это делать - Диана Вишнева и этуаль (а ныне и шеф балета Парижской оперы) Орели Дюпон представили "B/olero" Равеля в минималистской аранжировке Исао Томиты и хореографии Охада Наарина. Вот как распознать настоящую приму-трудоголика? К знаменитому израильтянину Охаду Наарину две суперзвезды приехали как дебютантки, старательно изучая изобретенный им стиль гага-данс. Альянс случился: сверхпрофи, воспитанные в балетной эстетике, усвоили экстатичный минимализм танца как родной и единственно возможный. К тому же в их дуэте не было ни контраста, ни мезальянса - только дополнение друг друга. Французский шарм Орели Дюпон и самозабвенный темперамент Дианы Вишневой, тайна и нерв, помноженные на повторяющиеся связки движений, создали такое поле напряжения, что зал подался гипнозу и очнулся не сразу после финала.

Но на гала был и другой шедевр. Монтировщики долго выстраивали поленницу, и изможденный немолодой мужчина Иван Ауцели начал колоть дрова под заношенное адажио Альбинони, не дожидаясь их ухода. Тут же появилась Она, Ана Лагуна - седая, расхристанная, со всеми своими нескрываемыми 62 годами, с фирменными прыжочками, обмороками в пол, удивительной стопой и неподатливой к описаниям пластикой, сделавшей ее великой Аной Лагуной. Можно было не знать, что автор хореографии балета "Топор", живой классик Матс Эк, уже зарекся ставить балеты и даже давать их танцевать кому-либо - у любопытных остались фильмы. Не знать, что "Топор" - его последний опус, а Ана Лагуна - муза, жена, непревзойденная Жизель ХХ века, вслед за ним решившая поставить точку в карьере. Но вот на сцене опять простая история о мужчине и женщине, прожитых вместе годах, его деле и ее чувствах, история о том, как жизнь улетучивается в каждый миг, а после нее остается прикосновение или жест с ощущением полноты и смысла.

Тут бы поставить точку, поздравив Диану Вишневу с невероятным успехом - привезти на фестиваль этот номер и самого Матса Эка еще год назад казалось невероятным. Но надо сказать и о конкурсе молодых хореографов, традиционно проводимым примой в заботах о завтрашнем дне. Победитель конкурса получает не рыбку, а удочку - стажировку в хорошей европейской труппе, и через год может показать в новой постановке, оправдал ли надежды. В этом году на приз претендовали рыжеволосая красавица Мария Сиукаева, отлично продержавшаяся до середины номера, вечная конкурсантка Софья Гайдукова и гости из ближнего зарубежья, из которых внимания заслуживает уроженка Еревана Римма Пипоян с эффектным "Триптихом". Стажировку мечты получила Ольга Васильева из Санкт-Петербурга, своей фантазией не мешавшая хорошим исполнителям импровизировать, а приз зрительских симпатий достался засидевшемуся в молодых дарованиях москвичу Павлу Глухову. Все участники в танце рассказывали истории, но концы не сходились с концами, а смыслы исчезали, не появившись. Из зала на них терпеливо глядел великий Матс Эк - может, надеясь, что кто-то из конкурсантов когда-то станет профессиональнее и мудрее.

Текст публикуется в авторской редакции и может отличаться от вышедшего в номере "РГ".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:26 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 12:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111802
Тема| Балет, Одесский театра оперы и балета, Персоналии, Элина Походных
Автор| корр.
Заголовок| НАШ БАЛЕТ В АСТАНЕ
Где опубликовано| © Порто-Франко (г. Одесса) Номер 44 (1338)
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| http://porto-fr.odessa.ua/index.php?art_num=art049&year=2016&nnumb=44
Аннотация|

Для солистки Одесского театра оперы и балета Эллины Походных нынешний сезон - особенный.

В июне балерина поехала на международный конкурс артистов балета в Сеул и привезла спецприз от Федерации корейского балета, а в сентябре успешно выступила на Третьем международном конкурсе артистов балета в Астане.




- Я получила "серебро", а также специальный приз за чистоту и академизм классического танца, при том, что "золото" никому не присудили, - рассказала Эллина. - А еще поступило предложение исполнять в ряде спектаклей в Астане ведущие партии. Жюри возглавили Алтынай Асылмуратова, художественный руководитель балетной труппы "Астана Опера" и ректор Национальной академии хореографии, где собраны лучшие балетные кадры Казахстана. Кроме красивейшего здания театра "Астана Опера", конечно, произвел приятное впечатление новый комплекс зданий Национальной академии хореографии. Отношение к развитию нашего искусства потрясающее, есть чему позавидовать. В составе жюри конкурса были главный балетмейстер Словацкого Национального театра Йозеф Долинский, профессор Пекинской академии танца Сяо Сухуа, итальянский балетмейстер, ассистент Ролана Пети - Луиджи Бонино, директор Венгерского национального балета Тамас Золимози, известный балетмейстер Стефан Жеромски, художественный руководитель фестиваля Dance Open Василий Медведев, генеральный директор Международной федерации балетных конкурсов Сергей Усанов. Выступать перед такими профессионалами в мире балетного искусства большая честь, мои успехи - это заслуги и моего педагога, народной артистки Украины Натальи Здиславовны Барышевой. В номинации "дуэты" выступали солисты нашего театра Наталия Ивасенко и Виктор Томашек. Показали себя технически очень хорошо, все отлично выполнили. Наташа разделила со мной "серебро", а Витя был награжден специальным призом за партнерство. Очень сильным был мужской конкурс - казахская школа мужского балета традиционно очень сильна, местные артисты массово участвовали в конкурсе. Гран-при получил ведущий артист балета театра "Астана Опера".

Работа артиста балета с педагогом перед конкурсом весьма отличается от каждодневной работы над репертуаром. На конкурсе у танцора есть всего одна минута, за которую нужно суметь продемонстрировать весь технический арсенал, заложенный в номере, и показать себя как артиста. Сейчас лауреатство позволило всем троим артистам выйти в афишном спектакле на сцену родного театра - Эллина Походных и Дмитрий Шарай в первом отделении исполнили "Пахиту", во втором дебютировали в балете "Вальпургиева ночь" Наталия Ивасенко и Виктор Томашек. Будем ждать новых работ молодых артистов!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111803
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| «Совсем нет ощущения, что это русский персонаж»
Наталья Осипова о своей Анастасии

Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Weekend" №39, стр. 40
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3137733
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Tristram Kenton

В Лондоне в Ковент-Гардене возобновили "Анастасию" Кеннета Макмиллана — балет, основанный на истории безумной Анны Андерсон, которая более 40 лет выдавала себя за спасшуюся от расстрела великую княжну Анастасию, младшую из четырех дочерей последнего российского императора Николая II. Сенсацией лондонской премьеры стала прима-балерина английской труппы Наталья Осипова. Местные критики назвали Анастасию одной из лучших партий российской балерины. Мария Сидельникова обсудила с Натальей Осиповой ее новую роль, жизнь в Лондоне и ожидание пустоты

Британские критики в восторге от вашей "Анастасии", о премьере писали взахлеб. А вы довольны этой партией?

Очень довольна. Хотя не все три спектакля получились, как мне хотелось. Один раз недобрала, другой, наоборот, переборщила, и только в одном спектакле сложилось все, как надо. Анастасия действительно стала одной из моих лучших ролей. Я наконец-то опять загорелась и погрузилась в партию с головой. И зрители принимали ее очень хорошо, особенно третий акт.

Что вы знали об "Анастасии"?

Ничего не знала, но когда Кевин (Кевин О'Хара, художественный руководитель The Royal Ballet, Covent Garden.— Weekend) сказал "Макмиллан", я сразу ответила "да!". Этой мой хореограф, и я готова танцевать любой его балет. "Манон" и "Ромео и Джульетта" — одни из самых любимых. Но с "Анастасией" я на самом деле не представляла, на что соглашаюсь. Уже потом полезла в YouTube, нашла па-де-де Матильды Кшесинской и танцовщика и ужаснулась: оно абсолютно классическое, очень сложное. Думаю: "Боже, на что я подписалась?!" Я еще не знала, что Анастасия — это другая партия. В общем, репетиции начались с чистого листа: и это самое интересное — создавать роль интуитивно. Шла от движений и от музыки, и только потом начала вникать в сюжет, в контекст, читать историю.

Когда на Западе берутся за русскую тему, часто получается клюква. Нужна ли в принципе балету историческая достоверность?

"Анастасию" нельзя смотреть как исторический балет. Это театр — что-то утрированно, что-то неточно, что-то придумано. Но мне нравится, когда жизнь подкидывает искусству такие сюжеты. Я воспринимала "Анастасию" просто как историю, которую мне рассказывает Макмиллан. Есть, конечно, в балете смешные сцены, когда он пытается изобразить революцию. Но Анастасию мне было интересно играть: совсем не было ощущения, что это русский персонаж. Татьяна в "Онегине" Крэнко — это русский менталитет, характер, эмоции. И когда ее танцуют русские балерины, партия звучит иначе. В "Анастасии" этого нет, нет ощущения России.



Вы верите, что пациентка психиатрической больницы Анна Андерсон и есть чудом выжившая княжна Анастасия? Вы танцуете ее как Анастасию?

Абсолютно. Как умалишенную ее нельзя танцевать. Все, что возникает в ее голове в третьем акте,— это реально пережитое: встреча с сестрами, расстрел, Распутин. Макмиллан умер до того, как были найдены останки царской семьи. Я общалась с его вдовой, Деборой, и она подтвердила, что он был уверен в спасении Анастасии. Это неоднозначная история, в ней до сих пор много вопросов и сомнений. Но вера Макмиллана передалась и мне.

Ваша Анастасия — кто она? Исторический персонаж? Придуманная вами женщина? Или это отчасти вы?

Как все мои роли, она обо мне. В каждой партии я нахожу свое чувство, которое хочу донести до зрителя. В третьем акте есть сильная тема — потеря себя. Вопрос, кто ты в этом мире, в определенный момент жизни задает себе каждый. Мне исполнилось 30 лет, я чувствую, как меняюсь. Я иначе смотрю на профессию, у меня к ней новые требования.

И что вы сейчас от нее ждете?

Добиваться ролей и известности — к этому я уже немного остыла. Сейчас хочу заниматься тем, что мне действительно интересно. Искать хореографов, работать вместе с ними, хочу сама продвигать балетное искусство.

Ваш проект с Sadler's Wells — современная программа спектаклей, которые поставили для вас Сиди Ларби Шеркауи, Рассел Малифант, Артур Пита,— шаг в этом направлении?

Да, конечно, это пробный камень, знакомство с разными хореографами, работа в разных стилях. Осталась ли я довольна? Да, но только спустя несколько месяцев после премьеры, когда появилась осмысленность в исполнении и зрители стали гораздо лучше принимать программу. Моему телу требуется время, чтобы вобрать в себя пластический язык. Сначала пытаешься угодить хореографу, что в итоге редко оказывается правильной тактикой. Надо расслабиться и делать так, как тебе подсказывает интуиция и тело. Современная хореография — это живой организм. Трио Qutb с Шеркауи мы довели до ума только к пятому-шестому спектаклю. Пита тоже переделывал и сокращал "Run Mary Run", который он придумал для нас с Сергеем Полуниным (партнер Осиповой на сцене и в жизни.— Weekend). Это не танец в чистом виде, а отрывки из жизни этой пары, и в каждом нужно создать свою атмосферу, чтобы зрители не ждали от нас танца, но чувствовали настроение. Сначала нам это не очень удалось. Но мне нравится этот спектакль и тема — любовь до гробовой доски.

Опять про себя танцуете?

Нет, как раз в этом дуэте мало личного. Моя героиня слишком вульгарна. Я себе такого в жизни никогда не позволяла. Я очень стеснительная, никогда так не гуляла по мальчикам, по дискотекам. Все это прошло мимо. Никогда не влюблялась в хулиганов, bad boy — совсем не мой тип, мне нравились мальчики поскромнее. Разве что в конце "Run Mary Run" есть один близкий мне мотив. После смерти своего возлюбленного героиня так и не может найти себя в жизни, не может встретить другого мужчину. Я ее понимаю, потому что я сама — очень верный человек, и то, что люблю, остается со мной на всю жизнь.

Сергей разделяет вашу страсть к современному репертуару?

Отчасти. Эта программа была ему интересна. Я видела, что он танцевал с удовольствием. Но все же в профессии у нас разные вкусы, мы совершенно разные артисты и к ролям подходим по-разному. Это нормально.

Комфортно ли вам вместе на сцене?

Да, потому что мы очень хорошо друг друга понимаем. Еще на сцене интересно встречаться, потому что там мы — другие, совсем не похожие на себя в жизни. Это странно, как будто ты с другим человеком встретился. Репетировать тяжело — не скрою, но это нормально. В зале эмоции берут верх — так ругаться можно только с близким человеком. С другими партнерами такого себе не позволишь, всегда сохраняется дистанция, уважение, сквозь зубы, но говоришь "спасибо". А тут — никаких границ, никакого контроля, претензии, упреки, искры летят во все стороны!

Где сегодня ваш дом — в Москве или уже все-таки в Лондоне?

В Лондоне. Ковент-Гарден стал моим театром, это моя труппа, я захожу в свою раздевалку, в свой зал, здесь уже все родное. Да и Лондон я теперь считаю своим домом. Купила здесь квартиру, в Маленькой Венеции. Мне здесь очень хорошо и комфортно, в этом городе я научилась быть самостоятельной. Жить в Москве сейчас не хочу, хотя люблю возвращаться.

Никакой ностальгии? По Большому театру?

Конечно, в Большом тоже все родное, но ностальгии нет. Хотя по людям скучаю. Вот совсем недавно, например, танцевала с замечательным Славой Лопатиным. В памяти ожили все наши спектакли, чудесная "Сильфида", я все думала, сколько всего мы еще могли бы вместе станцевать. По педагогу своему, Марине Викторовне Кондратьевой, скучаю. Любимая публика, многие знают меня с детства. Выходишь на сцену и кажется, что в зале всех знаешь. Это всегда большая поддержка. Но все остальное уже в прошлом. Сейчас другой этап. Пригласят — всегда приеду, всегда рада. Но пока в планах выступлений в Большом театре нет.



Как вас изменила работа в Ковент-Гардене? В чем разница между балериной Осиповой в московской версии и лондонской?

Как балерина я не изменилась, но научилась владеть собой, повзрослела благодаря своим героиням, стала профессиональнее. Научилась играть в эти изменения, когда мне это нужно. Вот Аштон, вот Макмиллан, могу станцевать их по местным правилам, с британскими манерами: подумать о руках, о паузах, о положении корпуса. Хотите? Пожалуйста, вот вам английская школа. А могу обо всем забыть, выскочить в любой момент и пойти вразнос. Я по-прежнему эмоциональна, иду на поводу у чувств.

Вы много гастролируете — был Большой, затем Нью-Йорк, впереди Пермь, Мюнхен. Как это сказывается на отношениях в труппе? У балета Ковент-Гардена репутация труппы со сложным характером.

Не знаю, у меня все просто. В театре ко мне очень хорошо относятся, и если могут, всегда отпускают, еще никогда не отказывали. За четыре года я ни разу не почувствовала к себе негативного отношения — ни со стороны руководства, ни от коллег, ни от кордебалета. Наоборот, когда я танцую, они радуются, поддерживают меня. Наверняка есть те, кому я не нравлюсь. Но мне про них ничего не известно. С прима-балеринами у нас тоже дружеские нормальные отношения. Нам нечего делить. Система устроена так, что спектаклей всем хватает. Никто не обделен. Если ты прима и хочешь какую-то партию, ты ее получаешь.

Ваша профессиональная мечта?

Встретить своего хореографа. Хочу, чтобы на меня поставили полнометражную "Золушку". С детства обожаю музыку Прокофьева и сюжет, но хореографический язык должен быть современным, не классическим. В этой музыке есть такие глубокие моменты, такое опустошение, когда чувствуешь себя никем. Мне очень хочется это сыграть. Вот все жду.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 10:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111804
Тема| Балет, Приморская сцена Государственного академического Мариинского театра, Персоналии, Ирина Сапожникова
Автор| Наталья Шолик
Заголовок| Ирина Сапожникова: «У каждой балерины своя Кармен»
Где опубликовано| © Приморская газета
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| http://primgazeta.ru/news/irina-sapozhnikova-every-ballerina-has-their-own-carmen
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Чёрная маска быка на кроваво-красном фоне, алые цветы в волосах и обстановка корриды — легендарный балет «Кармен-сюита» кубинского хореографа Альберто Алонсо представили на Приморской сцене Мариинского театра. О том, легко ли вжиться в образ свободолюбивой цыганки, как найти Испанию в себе и что красный цвет даёт артистке, «Приморской газете» рассказала исполнительница главной партии Ирина Сапожникова.


Фото пресс-службы Приморской сцены Мариинского театра


— Насколько интересно Вам было вживаться в образ Кармен?

— Если честно, не ожидала, что так рано мне посчастливится станцевать эту партию. И не думала, что «Кармен» вообще так скоро поставят в нашем театре. Эмоционально это очень и очень сложный спектакль. Важно расслабиться, отдаться образу, а образ весьма непростой. Перед нами — цыганка, свободолюбивая женщина, которая играет мужчинами и не хочет никому принадлежать. Сам по себе балет довольно откровенный. Роль требует поиска многих эмоций в себе. Ведь игра, флирт на сцене — всё должно быть очень естественно, гармонично. Спектакль длится 45 минут, и во мне не переставая кипят страсти. Этому способствует и музыка, в которой столько глубины, красок и акцентов!

— О поиске эмоций внутри себя. Вам пришлось что-то буквально вытаскивать наружу?

— Конечно! У каждой балерины своя Кармен. Многое зависит от того, каков характер артистки в жизни. Я, например, больше мягкая, не взрывная, не люблю истерик и ругани. Поэтому педагоги всегда говорили, что мне подходят нежные роли Жизели или Маши из «Щелкунчика». Для этой же партии пришлось над собой поработать — постараться максимально избавиться от зажатости, чтобы выглядеть уверенной на сцене. Мы находимся в театре, здесь все должно быть эстетически красиво. И страсть должна очень гармонично сливаться в единое целое с каждым движением, с музыкой. Но ведь и страсть бывает разная: у кого-то как бушующее пламя, а бывает тихая, скрытая. У каждого — своя. Какой будет моя Кармен? Пока сама не знаю. Пусть лучше после просмотра скажут зрители.

— Партию Кармен изначально создавали для Майи Плисецкой. Готовясь к премьере, Вы смотрели, как она её исполняла?

— Я пересмотрела, наверное, всех Кармен, которые есть на YouTube, «ВКонтакте» и вообще в Интернете. Конечно, Майя Плисецкая — эталон и образец для любой балерины, танцующей Кармен. И, что меня особенно удивило и вдохновило, в каждом спектакле она танцевала свою партию по-разному. В её танце абсолютно нет пошлости и распущенности. В то же время невозможно не заметить, сколько свободы, сколько внутренней силы скрывается в этой женщине. У нас над сценой находится яркий красный навес, на котором нарисован бык. В начале спектакля он поднимается. Так вот, в это время каждый раз словно кто-то прокручивает старые записи у меня перед глазами: я вижу, как Майя Михайловна танцует на сцене. В Мариинском театре Кармен исполняли Диана Вишнёва и Екатерина Кондаурова. И у них она тоже не была и просто не могла быть одинаковой. Все мы — живые люди, а сцена — часть жизни, и очень многое зависит от внутреннего состояния на каждом спектакле.

— Действие в «Кармен-сюите» происходит в Испании. И на сцене буквально каждая деталь говорит или даже кричит об этом: чёрная маска быка на кроваво-красном фоне навеса, обстановка корриды, кружево и блёстки…

— Готовя партию, я много смотрела как, например, танцуют танго. Но в этом балете музыка буквально диктует образ Кармен, расставляет акценты, и ей совершенно невозможно не поддаться. Всё настолько очевидно, что если есть чувство музыкальности и слух, сама музыка поможет найти Испанию в себе. — А костюмы и украшения, наверняка, только помогут поймать нужное настроение. — Посмотрите на меня. Сейчас я сама на себя не похожа. Губы красные, русые волосы потемнели, и в них — огромная алая роза. Разумеется, я и чувствую себя по-другому. Вообще внешний вид — это 80 % успеха. А когда наденешь красное платье — особенно. Красный цвет говорит обо всём. Облачившись в него, просто невозможно чувствовать себя не сексуально.

— Расскажите, пожалуйста, о партнёрах, с которыми Вам предстоит выйти на сцену.

— Сережа Уманец исполняет партию Хозе. На мой взгляд, это стопроцентное попадание. Мы часто танцуем вместе, и я очень люблю с ним работать. Тореадор — Илья Миронов. Ранее он танцевал в этом балете с Дианой Вишнёвой.

Вообще спасибо, что Вы спросили о партнёрах. Ведь партнёр для балерины — это не просто поддержки, но и её эмоциональный настрой, а вместе все это складывается в целостную картинку спектакля. Поэтому я рада, что танцую с такими прекрасными артистами.

— Не скучно ли Вам будет танцевать Жизель после Кармен?

— Я уже танцевала Жизель во время подготовки партии Кармен. И это помогло во многом. Создание каждого образа — кропотливая работа. Образ Кармен дал мне рост как драматической актрисе. Потому что технически спектакль не так сложен, как «Лебединое озеро» или та же «Жизель». Но эмоционально он невероятно сложный. На самом деле, чем больше образов в твоей копилке, как драматического артиста, как танцора, тем больше это помогает, тем интереснее работать. Поэтому я рада танцевать и Жизель, и Кармен для гостей нашего театра.

-----------------------------------------------------------------------
СПРАВКА «ПГ»:
Ирина Сапожникова окончила Башкирское хореографическое училище им. Р. Нуреева (класс заслуженной артистки Таджикистана и Башкортостана Г. Сабировой). В 2007–2013 гг. работала в труппе Башкирского государственного театра оперы и балета. В 2013 году удостоена звания «Заслуженная артистка Республики Башкортостан».

С 2013 года — ведущая солистка Государственного Приморского театра оперы и балета. С 2016 г. — балерина труппы Приморской сцены Государственного академического Мариинского театра.

География гастрольной деятельности: Бразилия, Португалия, Франция, Таиланд, Китай, Мексика, Италия, Германия, Чехия, Латвия, Финляндия.
-----------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 3:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111805
Тема| Балет, Парижская опера, Персоналии, Орели Дюпон
Автор| Маруся Соколова
Заголовок| «Да, будет сложно, но кем ты будешь, если скажешь “нет”?»
Балерина Орели Дюпон о Пине Бауш, Рудольфе Нурееве и честности

Где опубликовано| © Коммерсантъ Lifestyle от 18.11.2016, 12:31
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3145248
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Георгий Кардава

Художественного руководителя балета Парижской оперы Орели Дюпон называют одной из самых красивых и влиятельных балерин в истории: добиться такого титула, равно как и титула этуали Парижской оперы, непросто. “Ъ-Lifestyle” встретился с Орели Дюпон, чтобы расспросить о детстве, учителях, карьере и фестивале Context, в рамках которого она и оказалась в Москве.

Орели Дюпон — художественный руководитель балета Парижской оперы, в прошлом — ее же этуаль. В архиве у нее — заглавные партии в балетах Рудольфа Нуреева, Ролана Пети, Джона Ноймайера и Джорджа Баланчина, работа с Пиной Бауш, Тришей Браун и Мартой Грэм. В Россию Дюпон приехала представить премьеру балета «B/olero» Охада Нахарина, ставшего частью гала-закрытия фестиваля Context в Мариинском театре 19 ноября, на сцену которого, как и на прошедшем в Москве гала-открытии, она выйдет в дуэте с самой Вишнёвой.

Мы встречаемся с Дюпон в перерыве между репетициями «B/olero». И быстро выясняется, что в гримёрке нас ждет не «балерина на пенсии» (Орели в этом году исполнилось 43 года), а хрупкий подросток со стальным непроницаемым взглядом. В пожатии её тонкой руки силы больше, чем иной раз бывает в мужском объятии. Впрочем, когда речь заходит о балете, взгляд Дюпон быстро оттаивает, а по лицу пробегает улыбка. И хоть поговорить о любви мы не успели, всё понятно без слов: лицо так светится, только когда говоришь о том, что занимает всё твоё сердце.

— Вы мечтали о карьере пианистки, родители же настояли на балете. Так всё было?

— Как многие маленькие девочки, раз в неделю я ходила в танцевальный кружок. Это даже были не танцы, а скорее гимнастика. Однажды учительница подловила мою маму и говорит: «Ваша Орели очень талантливая, вам обязательно нужно показать ее балетному педагогу!» Я тогда действительно мечтала стать пианисткой и занималась фортепиано уже третий год, но родители мой выбор не одобрили. Учительница не ошиблась — в десять лет я прошла отбор в L’Ecole de Danse при Парижской опере. До сих пор помню огромное пианино, за которым сидел пожилой аккомпаниатор и творил настоящие чудеса. Меня это завораживало и очень помогало первые годы.

— Настолько было тяжело?

— Было тяжело, но, как видите, я выдержала.

— В какой момент вы полюбили балет по-настоящему?

— Сразу же. Я была ужасно застенчивым ребенком и никак не могла найти свое место. Попав в балетную школу, я моментально поняла: вот она, моя настоящая жизнь, и я должна быть в этой жизни победителем.

— Найти себя окончательно вам помогла Пина Бауш: она научила вас «показывать своё сердце». Как это было? Что это вообще значит — показать своё сердце?

— Отношения в школе не складывались, учиться из-за этого было тяжело. Я ушла в себя, сконцентрировалась на технике: больше всего на свете мне хотелось стать сильной, волевой танцовщицей. В какой-то момент стало очевидно: на одной технике далеко не уедешь, ведь на самом деле я была намного более хрупкая, просто скрывала это. Тогда же к нам приехала Пина Бауш. Из 150 учеников для занятий она выбрала 20, среди которых была я. Она не говорила с нами, не выясняла о нас ничего, и тем не менее знала о нас всё. Пина лучше всякого психолога рассказала мне, кто я есть на самом деле. Она увидела то, что я всё это время прятала от всех. Она спросила: «Знаешь, почему я выбрала тебя? Потому что ты хрупкая и очень чувственная, и я хочу, чтобы ты показала мне это. Покажи мне сердце». Как она это поняла, я до сих пор не знаю.

— Что вы почувствовали в тот момент?

— Ох, это было сильно! Признаться, я ждала такого человека в моей жизни. Того, кто пришёл бы и помог мне измениться. Таким человеком оказалась Пина Бауш — она помогла мне стать собой. Я прятала своё сердце за техникой, а она смогла его разглядеть. Показать своё сердце – это как прятаться под толстым слоем грима, а потом вдруг смыть с себя всё и увидеть в зеркале абсолютно чистое лицо, которое вдруг окажется очень, очень красивым.

— Вы работали с первыми именами мирового балета. Кого вы можете назвать главными учителями?

— Главные мои учителя — это Лиан Дейде и Жаклин Моро. Лиан Дейде — в прошлом этуаль Парижской оперы и мой первый педагог: она дала мне технику и артистичность. Жаклин Моро — тоже педагог школы, она научила меня быть женственной, музыкальной. Ещё она была одинаково добра со всеми, а это редкость в балетном мире.

— Вас называют блестящей носительницей стиля Рудольфа Нуреева. Собираетесь ли вы передавать этот стиль новому поколению танцовщиков?

— Конечно! Пока я босс, мы будем работать над постановками Нуреева. Да, поколения меняются, но он — это наше наследие, и моя работа заключается в том, чтобы передать это наследие молодым и вернуть классический репертуар на сцену. Каждый день мы будем работать так, как работал бы сам Рудольф Нуреев.

— Тем не менее вы охотно принимаете участие в современных постановках: работали с Мартой Грэм, Тришей Браун, а сейчас танцуете в российской премьере «B/olero» Охада Нахарина в рамках фестиваля Context. Чем вас привлекает современный танец?

— Работать в разных техниках — это как говорить на разных языках. Если ты можешь моментально переключиться с русского на французский, испанский, английский, китайский, тебе везде будет комфортно. Так и в танце: тут немного стиля «гага», здесь чуть от Пины Бауш, там — классики. Если твоё тело — полиглот, оно по-настоящему свободно.

— В августе этого года вы были назначены художественным руководителем балетной труппы Парижской оперы. Не страшно было соглашаться?

— Было в точности как в тот день, когда я получила звание этуаль. Даже не знаю, это как если бы вам предложили с завтрашнего дня стать президентом. Восторг, страх, и ничего не понятно. Но я доверилась себе. Знала, что шаг за шагом я справлюсь. Я сказала себе: «Да, будет сложно, но кем ты будешь, если скажешь “нет”?» И я ответила «да»: не хочу потом сожалеть о несделанном.

— Чего вы требуете от подчинённых?

— Как начальник я требую трёх вещей: незашоренности, любознательности и равного уважения ко всем. Неважно, кто перед тобой: педагог или билетёр — будь добр уважать каждого. По-другому при мне нельзя. А уж о том, чтобы стать этуалью, не будучи воспитанным, порядочным человеком, и речи быть не может.

— Это ваше первое сотрудничество с фестивалем Context. Чем для вас интересен фестиваль?

— Я всегда хотела поработать с Дианой, она великолепная танцовщица и артистка, открытая для самых разных идей. Однажды я встретила её и спросила: «Ты не думаешь, что нам пора станцевать вместе на одной сцене?» Через некоторое время мы договорились танцевать в «B/olero» Охада Нахарина и представить российскую премьеру балета на фестивале.

— Вас называют одной из самых красивых и влиятельных балерин в истории. Что бы вы посоветовали юным танцовщицам, да и вообще всем, кто хочет чего-то добиться в жизни?

— Исследуйте жизнь, делайте открытия каждый день, будьте честны и никогда не обманывайте. Всю жизнь я была очень честной, пожалуй, даже слишком честной, и разумеется, мне это часто мешало. Я пробовала измениться, но себя ведь не обманешь. И тем не менее сейчас я — директор Парижской оперы, а значит, всё делала правильно. Ну и конечно, нужно работать, работать и еще раз работать. И очень точно понимать, зачем ты делаешь эту работу. Тогда всё получится.
===============================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 7:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111806
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Анжелина Воронцова, Леонид Сарафанов, Андрей Брегвадзе
Автор| Елизавета Митина
Заголовок| Сильфида
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/review/5479
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Михайловском театре вернули на сцену балет «Сильфида».
Премьера состоялась 12 ноября 2016 г.




Если бы в Шотландии того времени, о котором идет речь в балете, существовали таблоиды, вполне можно было бы ожидать заголовков в духе: «Крестьянин сбежал из-под венца ради воображаемой подружки», «Джеймс: «Мое обручальное кольцо украли духи воздуха», «Шок! Эффи недолго горевала и вышла замуж за Гюрна», «Злая старуха обманывала честных крестьян ради собственной наживы».
Если отставить шутки в сторону, то мы получим, пожалуй, один из самых жестоких балетов классического наследия, как бы странно это ни звучало. В тесном клубке странных взаимоотношений ни один из персонажей, кажется, не любит, не жертвует, не прощает – и, удивительно, что никаких дидактических разрушений и поруганий за этим формально не следует.

Так, Джеймс легко увлекается Сильфидой, невзирая на готовящуюся свадьбу, клянется чаровнице в любви, обманывает невесту, сбегает из-под венца, идет на сделку с колдуньей Мэдж ради своей страсти, игнорирует свадьбу Эффи с Гюрном, – и, конечно, в финале оказывается у разбитого корыта (которое, судя по его поступкам, вскоре легко заменит на новое)!

Партию Джеймса исполнил Леонид Сарафанов – виртуоз по части датской балетной «мелочи». Его заноски, батю и бризе исполнены с природной, натурной силой (не путать с усилием), ведь Джеймс – крестьянин, не будем забывать об этом, но при этом легки и филигранны по исполнению и форме. Легкомысленный Джеймс – кровный родственник графа Альберта, а граф у Сарафанова во всех отношениях эталонный. Совершенство исполнения позволяет забыть о ветреной природе персонажа.

Сильфида в исполнении Анжелины Воронцовой – дух вполне себе прагматичный и, несмотря на принадлежность к стихии воздуха, весьма приземленный. Уверенная техничность и некая основательность ее танца в других условиях была бы на руку, но не в этом балете. Сильфидам свойственна легкость и акварельность, а Анжелина писала свою чаровницу маслом по тщательно загрунтованному холсту. Сильфида манипулирует Джеймсом, капризничает, безапелляционно требует исполнения своих желаний, а в финале покорно складывает руки на груди и отходит в мир иной, откуда и пришла.

Удивительно даже, что Джеймс предпочел Сильфиду Эффи, которую исполняет солистка труппы Мария Дмитриенко. Ее Эффи как раз миниатюрна, легка, ничуть не жеманна и по-крестьянски резва. Но и она по сюжету балета не слишком трепетна в сердечных делах – поняв, что с Джеймсом каши не сваришь, Эффи нисколько не сомневаясь, выходит замуж за Гюрна, как и предсказывала старуха Мэдж.

О Мэдж стоит рассказать отдельно – эту партию исполняет Андрей Брегвадзе, артист, богатый на мимику, актерскую игру и характерность. Мэдж, несмотря на преклонный возраст, по-девичьи очаровательна своей непосредственностью и лукавством, которые выгодно отличают ее от других персонажей. Кажется, вот-вот она открыто запоет: «Кто людям помогает, тот тратит время зря-я-я…» и спляшет задорную джигу. Впрочем, с танцами и Мэдж-Брегвадзе, и другие персонажи, без сомнений, справляются на ура.


Историческая справка

История о манящем и жестоком мире духов и волшебников впервые появилась на сцене в 1832 году, войдя в историю как первый балет, в котором танцовщица, легендарная Мария Тальони, встала на пуанты. Балет за авторством Филиппо Тальони имел огромный успех и привлек внимание не только публики, но и знаменитого датского хореографа Августа Бурновиля, который представил свою версию в Копенгагене в 1936 году. В 1837 году «Сильфиду» впервые увидела российская публика.
Версия Бурнонвиля не просто вошла в историю, но и прочно закрепилась на многих мировых сценах. В том числе, и в 1975 г. на сцене Малого оперного театра в Ленинграде. Кстати, в Кировском (Мариинском) театре спектакль был поставлен лишь спустя 6 лет, в 1981.
В ХХ веке вклад в сохранение балета внес Пьер Лакотт, реконструировавший оригинальный балет (Тальони – Шнейцгоффер) для Парижской оперы в 1972 г.

Фото
www. mikhailovsky.ru
--------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25628
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 8:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111807
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Анжелина Воронцова, Леонид Сарафанов, Андрей Брегвадзе
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| Предмет обожания.
Спектакль "Сильфида" в Михайловском театре
Где опубликовано| Деловой Петербург
Дата публикации| 2016-11-18
Ссылка| http://www.dp.ru/a/2016/11/17/Predmet_obozhanija
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Через каких–то 16 лет балет "Сильфида" будет праздновать 200–летие: спектакль, заявивший о начале эры балетного романтизма, впервые увидел свет в Париже в 1832 году. Спектакль оказался революционным и перевернул хореографическое сознание пуантами и пируэтами, газовыми воздушными юбками, веночками и крылышками, мрачными кладбищами и таинственными дубравами, готической сумрачностью и фольклорно–бытовой обстоятельностью. Несравненная Мария Тальони, создательница партии Сильфиды, открыла дорогу на балетную сцену призракам, теням, мертвецам и волшебным существам, которые заполонили театры и весьма привольно расположились на подмостках. В 1836 году в Копенгагене Август Бурнонвиль показал премьеру второй версии печальной истории про деву воздуха, уводящую жениха из–под венца накануне свадьбы. Именно этот спектакль в 1975 году оказался в ленинградском МАЛЕГОТе в редакции Эльзы–Марианны фон Розен, откуда начал победное шествие по академическому репертуару оперно–балетных театров СССР.

Неприлично короткая "Сильфида" всегда была идеальным спектаклем для приобщения молодежи к хореографическому искусству: он ясен и понятен для всех, даже впервые пришедших "в балет", не утомляет тяжеловесной продолжительностью абстрактных танцев. Для солистов же "Сильфида" является кладезем технического совершенства и творческой самореализации: внешне незамысловатый романтический балет таит в себе виртуозностей поболее, чем в ином академическом многотомнике, а по напряженности актерского переживания сравним, пожалуй, с лучшими психодрамами современного драматического театра. В общем, "Сильфиду" обожают артисты и зрители.

"Сильфида" не осеняла площадь Искусств своим появлением с 2013 года. Почти 40–летнее сценическое житие "Сильфиды" в Петербурге обнаружило в юной когда–то деве воздуха неизбежные возрастные изменения. Эти трансформации можно было ликвидировать двумя путями: или радикальным хирургическим (всякие там ботоксы, подтяжки и "уколы красоты"), или традиционно–медитативным — дать возможность отдохнуть, "отлежаться". Михайловский театр выбрал второй путь. Кардинальных изменений по сравнению со знакомым спектаклем обнаружено не было, впрочем, технические средства значительно усовершенствовались, и теперь дева воздуха действительно бесшумно пролетает на лонже через всю сцену, и этот полет отныне не сопровождается натужным скрипением механизмов, звуками приземления и комментариями технического персонала. Удачно вернулся в спектакль сложный и эффектный трюк качания Сильфиды на ветвях деревьев, совершаемый со значительной амплитудой и требующий от исполнительницы эквилибристической ловкости. Эстетически безупречен финальный похоронный кортеж с распростертой героиней в воздухе, тело которой задрапировано воздушными газовыми тканями с редкой художественной гармонией.

В увиденном возобновленном спектакле обнаружились по–иному расставленные акценты, которые, вполне возможно, были авторскими. Заглавная героиня в исполнении Анжелины Воронцовой оказалась из категории "теплокровных": ее Сильфида, ладная, миниатюрная, прелестная, казалось, очаровывала Джеймса всеми средствами из арсенала профессиональных соблазнительниц. Взоры, бросаемые ею на предмет обожания, казалось, испепеляли, объятия манили страстью, а разбудивший Джеймса поцелуй не был так невинен, как это могло бы показаться на первый взгляд. Легкость и изящество танца госпожи Воронцовой характеризовали, скорее, не эфемерную деву воздуха, но бойкую гризетку, твердо стоящую на ногах, безупречно и очень красиво проворачивающуюся в двойных турах вариации, знающую силу женской привлекательности и свою цену — кусок редкой материи, которая эти чары еще более усилит.

Леонид Сарафанов, один из лучших Джеймсов Мариинской сцены до своего перехода в Михайловский, представляет своего героя не юношей–поэтом, узревшим материализовавшуюся мечту, но задорным студентом, нашедшим прекрасную причину прогулять лекции в институте. Этот Джеймс погнался не за Сильфидой, а за симпатичной незнакомкой с параллельного потока. Он одержим желанием испытать новые для него ощущения. Барышня его дразнит, приманивает и внезапно разочаровывает, когда Сильфида с готовностью земной Эффи протягивает руки в желании получить заветный кусок мануфактуры. Господин Сарафанов по–прежнему остается идеальным исполнителем партии Джеймса: некоторая эмоциональная усталость (или пресыщенность) словно постепенно овладевает его шотландцем, тем неожиданнее звучит трагический финал — гибель Джеймса, без каких–либо измышлений о возможной потере сознания.

А виновницей гибели Джеймса стала отнюдь не Сильфида, но Мэдж в великолепном исполнении Андрея Брегвадзе. Чаще всего Мэдж трактуют как необратимый рок, разрушающий человеческие чаяния, иногда — как вредную старуху, отомстившую за невежливое с собой обращение. Андрей Брегвадзе наделил свою героиню чертами интеллигентной питерской пенсионерки, той самой, которая регулярно посещает выставки и театры, и харизматичной городской сумасшедшей. Да, без укладки и маникюра и в несколько растрепанном одеянии, зато в ней бездна жизненной энергии, а пластическая "речь" пересыпана кучей анекдотов, по большей части не очень приличных. Бабуля оказалась непростой штучкой, в ней, словно в магическом зеркале, гипертрофированно отразились сущности главных героев: пресыщенный Джеймс в ожидании большой и чистой любви и Сильфида, корыстно пользующаяся доверием молодых наивных людей, — господин Брегвадзе знатно спародировал в своих монологах пластически узнаваемые хореографические образы балета. Джеймс и Сильфида погибли не потому, что старуха наслала на них колдовство, а потому, что в ней каждый увидел себя истинного.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2016 11:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111808
Тема| Балет, Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Любовь Андреева
Автор| Ольга Кентон
Заголовок| Любовь Андреева: «Балеты Эйфмана – это совершенно другой творческий мир»
Где опубликовано| Pulse UK, N44 (534) (Лондон)
Дата публикации| 2016-11-17
Ссылка| http://pulse-uk.org.uk/weekend/lyubov-andreeva-baletyi-eyfmana-eto-sovershenno-drugoy-tvorcheskiy-mir/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В декабре в London Coliseum состоится британская премьера балета Бориса Эйфмана «UP & DOWN». В основе постановки – роман Ф. С. Фицджеральда «Ночь нежна». Работы Бориса Эйфмана отличают особый эмоциональный язык, пронизанный эстетикой и драматизмом, внимание к мельчайшим деталям. В них смело сочетаются современный балет и классическая хореография.



Pulse UK пообщался с ведущей солисткой Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана, исполнительницей главной женской роли в балете «UP & DOWN» Любовью Андреевой.

Любовь Андреева родилась в Минске, где окончила Белорусский государственный хореографической колледж. С 2009 по 2011 год – артистка балета Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь. С 2011 года – ведущая солистка балета Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана. Исполняет ведущие партии в балетах «Я – Дон Кихот», «Евгений Онегин», «Роден», «По ту сторону греха», «Реквием», «Чайковский. PRO et CONTRA».

- Любовь, поздравляем вас с получением премии (Любовь Андреева получила высшую театральную премию Петербурга «Золотой софит» за роль Антонины Милюковой в балете «Чайковский. PRO et CONTRA». - Прим. авт.). Если вы оглянетесь на себя, 9-летнюю девочку, которую отвели в хореографический колледж, можете сказать: «Так все и должно было быть»? Был ли момент, когда хотелось остановиться?

- Если честно, то и сегодня бывают дни, когда хочется сказать: «Все, больше не могу», взять отпуск и уехать куда-нибудь. Мы живые люди, а не роботы. Устает тело, истощаются эмоции. Но я стараюсь не думать о негативе, а перестраиваю себя, даю возможность расслабиться, чтобы продолжать работать.

- Вы помните ваши ощущение после того, как вам предложили место в театре Эйфмана?

- Да, очень хорошо помню. Одновременно мне предложили место в Литовском национальном театре оперы и балета и в труппе Бориса Эйфмана. Я долго раздумывала, что выбрать. В Вильнюсе работали многие мои друзья и однокурсники. Но, увидев балеты Эйфмана, я поняла, что это совершенно другой творческий мир. Когда приехала первый раз на просмотр в труппу Бориса Яковлевича, меня попросили выучить определенную партию. Это был сложный, интересный материал. А я всегда любила сложные вещи, требующие выхода за привычные рамки.



- Опыт работы в классике чем-то помог?

- Когда я училась в хореографическом колледже, то всегда знала: я не буду классической балериной. Классика – это шаблон. Если ты лебедь, ты не можешь быть кем-то еще.

Современная хореография всегда интереснее. Работая в Большом театре Беларуси, я научилась быстро перестраиваться и начинать все с нуля.

- Любовь, вы также получили образование хореографа-постановщика. Вы планируете развиваться в этом направлении?

- Еще в училище я начала сочинять номера современной хореографии. Ставила миниатюры в Белорусском государственном академическом музыкальном театре, сотрудничала с Национальным академическим драматическим театром им. М. Горького, где создала хореографическое оформление спектакля «Двенадцатая ночь».

Когда я пришла к Эйфману, то поняла, насколько тяжело быть балетмейстером – как сложно собрать труппу, объяснить собственное видение, найти музыку, идею. В театре Бориса Яковлевича я числюсь ассистентом хореографа, и для меня большая честь, что он доверяет мне, поддерживает, находит нужные слова.

На данный момент меня устраивает жизнь солистки балета. Век балерины короткий. Поэтому пока здоровье позволяет, буду танцевать.

- Вы исполняете роли характерных героинь. Как вы добиваетесь психологизма?

Я настолько сливаюсь с образом, что во время спектакля проживаю историю от начала до конца. Обычно за пять минут до начала представления я ухожу за кулисы, сижу одна и настраиваюсь.

Для себя я всегда могу определить, удалось выступление или нет. Например, в финале балета «Роден» мою Камиллу - полностью погруженную в безумие - уводят со сцены. Если в этот момент я плачу, значит, все получилось.

Конечно, бывают дни, когда уже нет эмоций. Это очень тяжелое состояние. Я не люблю, когда артист начинает выдавливать из себя слезы, потому что так должно быть по сюжету. Свою роль нужно именно проживать, каждый раз полностью погружаться в нее.

- Эпоха джаза - время беззаботности, когда прожигали жизнь, не задумываясь о будущем. А потом Америку ждала Великая депрессия, в Европе началась война. Как вы думаете, какой посыл у «UP & DOWN»?

- Борис Яковлевич в этом спектакле изображает трагедию талантливого врача-психиатра Дика Дайвера, губящего свой дар за бесконечным прожиганием жизни. В балете показывается, что человек может легко подняться, но еще быстрее – упасть. Именно джаз олицетворяет ту светскую беспечность, праздник жизни, на фоне которого люди совершают, сами того не замечая, губительные поступки.

- Какое у вас отношение к вашей героине – Николь Уоррен?

- Двоякое. С одной стороны, как женщина я готова понять ее - ушедшую от мужа, который стал ей отвратителен. Но в общечеловеческом плане я не могу принять такой поступок, ведь именно Дик помог Николь излечиться от психической болезни, был для нее опорой. А она бросила его в тяжелую минуту, когда ему самому требовалась поддержка.

- Как вы работали над ее образом, учитывая происходящую с ним трансформацию – превращение Николь из пациентки психиатрической клиники в уверенную в себе светскую даму?

- Я внимательно читала первоисточник, смотрела экранизацию. Очень помогает сама хореография Бориса Яковлевича - она насыщена философией и эмоциями. Пустых жестов в постановках Эйфмана не бывает.

Даже детали в балете «Up & Down» несут смысловую нагрузку. Например, когда завершается личностная трансформация Николь, она выходит в свет в новом элегантном платье, в туфлях на каблуках. В этом наряде ты по-особенному ощущаешь метаморфозы, происходящие с героиней. С каждым показом спектакля я открываю для себя новые нюансы. И сам балет живет, совершенствуется. Ведь даже после премьеры Борис Яковлевич всегда что-то меняет в своих работах.

- Вы чувствуете, как балет взаимодействует со зрителями?

- Да, причем в каждой стране публика выбирает эпизоды, особенно близкие ей. Когда мы были на гастролях с «Up & Down» в Монако, у зрителей вызвала восторг сцена на пляже. В США же особым успехом пользовались свинговые номера - в зале стоял шквал аплодисментов. Наш балет никого не оставляет равнодушным.
------------------------------------------------
6-10 декабря, London Coliseum
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 19, 2016 9:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016111901
Тема| Балет, Фестиваль "Context. Диана Вишнева", Персоналии,
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Захватывающая бессюжетность
Фестиваль "Context. Диана Вишнева" завершил московскую программу

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №215, стр. 4
Дата публикации| 2016-11-19
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3148295
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

В "Гоголь-центре" в международной программе фестиваля выступили Bejart Ballet Lausanne с постановкой "Как с Луны свалившиеся" своего художественного руководителя Жиля Романа и американская труппа Алонсо Кинга с его балетом "Шостакович". Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


"Контексты" Дианы Вишневой (об открытии фестиваля "Ъ" писал 16 октября) завоевывают не только аудиторию, но и пространство: закрытие нынешнего, четвертого, пройдет на главной петербургской сцене — исторической Мариинского театра. Московская же часть фестиваля поддержала установившиеся традиции: помимо внушительной кинопрограммы и мастер-классов состоялся конкурс шести молодых хореографов, отобранных из 65 претендентов. На нем победила петербурженка Ольга Васильева, чей восьмиминутный номер "The Room" активно поддержали своим незаурядным танцем еще два хореографа, некогда соревновавшихся в "Контексте",— Владимир Варнава и Константин Кейхель. По ходу конкурса обозначилась тенденция, общая для хореографического театра нашего времени: возвращение к сюжетному балету. Почти все конкурсанты старались рассказать историю, и почти никому это не удалось. После впечатляющих экспозиций авторская мысль, как правило, терялась в пластической толчее; убеждение, что количество придуманных движений равноценно качеству постановки,— одно из основных заблуждений наших авторов, плохо знакомых с навыками режиссуры и пренебрегающих сценической логикой.

Однако, как показала международная программа фестиваля, эта проблема не только отечественных хореографов. Худрук Bejart Ballet Lausanne Жиль Роман, первый танцовщик и преемник Мориса Бежара, в своем одноактном балете "Tombees de la derniere pluie" (переведен "Как с Луны свалившиеся") отправляет томящегося духовным поиском героя в пещеру его подсознания через дверцу угнездившегося на скале холодильника. Зловещие подземные испытания мужчины (Жюльен Фавро) — спуск в недра по узким коридорам, нашествие инфернальных дев, чьи следы истаивают на мокрых стенах, встреча героя с собственным отражением и спасительный бег наверх, к выходу из холодильника — демонстрируются на киноэкране. На сцене же разворачивается довольно легкомысленный дивертисмент этих самых подземных созданий, одетых в прозрачные юбочки и ведущих себя совершенно по-женски: кокетничающих, соперничающих, повиливающих бедрами и зазывно, но безадресно выгибающих талии. По хореографической содержательности их танцы (соло, дуэты, трио, ансамбли) напоминали незабвенные пляски женского кордебалета из комедии "Ресторан господина Септима" с Луи де Фюнесом в главной роли. Только, в отличие от простодушного драйва и юмора 1960-х, сексапильные хореоупражнения 2010-х томны, манерны и утяжелены непременной темой одиночества и самоидентификации. Зачем Жилю Роману потребовалось холодильник городить, решительно непонятно: в финале балета, вырвавшись из подземелья на свет и так и не заметив кишащих вокруг соблазнительниц (те, помаячив, разочарованно растворились в кулисах), герой вперяет в зрительный зал все тот же ищущий взгляд, что и в начале балета. Впрочем, публике, наградившей артистов овацией, все и так понравилось — легендарное имя Бежара еще долго будет выдавать индульгенцию новым опусам его прославленной труппы.

За океаном традиция бессюжетного балета, подчиняющегося лишь законам музыки и композиции, еще достаточно сильна. Афроамериканец Алонсо Кинг, основавший свой Alonzo King Lines Ballet 35 лет назад, хоть и назвал одноактный балет "Шостакович", но попыток пересказать биографию композитора, к счастью, не сделал, несмотря на известную автобиографичность его "Струнного квартета N8".

Асимметричные массовые композиции начала и финала исполнены беззаветной патетики самого общего свойства: беспокойные сольные выкрики подхватывает толпа, зажимающая уши и беспомощно грозящая кулаками небесам,— лобовой прием, обычно убийственный для балета. Однако темпераментные артисты Кинга всех цветов кожи умудряются даже подобным жестам придать ощущение трагической правоты. Солистов Кинг подобрал удивительных: угловато-роскошные длинные женщины с километровыми выразительными ногами, бесшумно-мягкие гибкие мужчины с танцующим рельефом мышц; каждый неповторим и каждому хореограф дарит несколько минут славы — в соло, дуэтах. Следующие один за другим, они выстроены по заповедям легендарной модернистки Дорис Хамфри, считавшей основой танца земное притяжение и строившей композиции на "падениях" и "восстановлениях". Этот прием действует и спустя девять десятилетий. Шесть адажио разной длительности, в которых то вытянутое струной женское тело внезапно обмякает и рушится на пол как подкошенное, то мужчина, опора любого дуэта, вдруг словно распадается на части, утратив внутренний стержень, могли бы послужить энциклопедией по технике дуэтного танца. Но страсть, с которой танцуют артисты, и внутренняя логика хореографических комбинаций оттесняют технические приемы на второй план: в контексте спектакля адажио кажутся переломными моментами человеческой жизни. Хореография Кинга лишний раз подтверждает давнюю истину: если балетмейстер умеет говорить движениями, сюжетные костыли ему ни к чему.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 01, 2016 2:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 4 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика