Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 23, 2016 9:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102305
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии,
Автор| Улькяр Алиева
Заголовок| Премьера балета «Золушка» в Екатеринбурге
Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2016-10-23
Ссылка| http://belcanto.ru/16102301.html
Аннотация|



Есть имена, произносимые с некоторым священным трепетом, потому что они составляют цвет и гордость родной земли. В длинном, но ещё открытом списке для новых поколений лучших представителей русской музыкальной культуры, безусловно, одна из самых заметных его строк навсегда сохранится за Сергеем Сергеевичем Прокофьевым.

Что может быть лучшим приношением к юбилею великого композитора? Это исполнение его произведений как утверждение того, что его музыка востребована и любима во все времена. К 125-летию со дня рождения С. С. Прокофьева Екатеринбургский театр оперы и балета, преподнес своим зрителям замечательный подарок — новую хореографическую версию балета «Золушка» в постановке известного российского хореографа Надежды Малыгиной.

Классика на то она и классика, что всегда актуальна — жить может только то, что имеет «корни жизни».

Сколь бы не были изменчивы общественные формы и условия существования человечества, основы эмоционального строя и эмоциональных проявлений людей остаются во многом незыблемыми, присущими представителями многих поколений и эпох.

Это позволило хореографу-постановщику спектакля — Надежде Малыгиной в сотрудничестве с известным художником Вячеславом Окуневым перенести действие оперы в наши дни с соответствующим антуражем (хай-тек квартира, в которой обитает семья Золушки; фотография принца, как и приглашение на бал, появляющиеся в телевизионных новостях огромного экрана) и одеждой в стиле casual, заменив женский кринолин на домашний халат и пижамы, мужской камзол — на привычный костюм, а принца и его друзей и вовсе снабдить при поиске главной героини привычными для глаз современными рюкзаками. И несмотря на довольно непривычную сценографию,

спектакль очаровал — стильностью, легкостью, взаимосвязанностью отдельных частей, в которых гармонично сочетаются сценографическая и хореографическая эклектика.

Творческий тандем хореографа и художника стирает временные рамки, одновременно вводя и перемещая спектакль в разные пространственные миры, которые выражены в гармонии художественной планировки сцены, в костюмах, в композиции танцев и решениях мизансцен.

Происходит эффект многослойной шкатулки, где каждая сцена плавно перемещается в лоно следующей за ней. Как, к примеру, сцена сна Золушки — своего рода сцена, воссоздающая зазеркалье кэрролловской Алисы — с её парадоксальными героями, когда можно просто танцевать, не ограничивая полёт мыслей и желаний (парение иллюзии героини), не стыдно понять и принять свои комплексы и страхи, ограничивающие пространство и желание (вторая иллюзия героини, заключённой в прозрачный шар).



Нельзя не отметить очень тонкое символическое использование хореографом как самих персонажей, так и отдельных предметов сценографии, наделяющее спектакль универсальностью в глазах возрастной категории зрителей. Есть прямые ассоциации с образами сказки — та самая потерянная туфелька или карета, увозящая Золушку на бал. А есть и метафоры, понятные взрослой аудитории — парад невест в виде дефиле моделей, где им вручаются пуанты как символ bon tone (хорошего тона) будущих претенденток на царскую корону, или посещение принцем кабаре — обители соблазнов, подстерегающих его на пути к своей любви.

И всё же, у Малыгиной есть своё мироощущение, мировосприятие каждого произведения, которое она пытается донести до зрителей даже в этой наивной хрестоматийной сказке.

Введение шести пар, которые то становятся в круг, воссоздавая и замыкая 12-ти шкальный круг циферблата, отсчитывая время, отпущенное главной героине для мимолётного счастья, то распадаются на ансамбли (пары, квартеты), воссоздающие мгновения природного круговорота жизни (весна с детством, лето с молодостью, осень со зрелостью, а зима как отражение старости) — становятся равнозначными понятиям Время и Вечность.

Так, изначально «вечность» в отражении смены времён года входит во «временной поток» (часы, отбивающие время) и наступает «время истории» (собственно, сказки), чтобы затем снова стать «вечностью» (в вечную сказку любви, сметающей все преграды на её пути).

Эта тенденция свидетельствует о стремлении хореографа трактовать сюжет сказки в свете общечеловеческих, своего рода, «вечных» конфликтов и проблем на основе событий, как конкретных во времени, так и вневременных. И своеобразная трактовка (перенос сценического действия в современные реалии) призвана подчеркнуть, что сюжет, отражённый в балете, актуален в любое время.



При сохранении классической структуры балетного танца (вариации, Pas de deux, Adagio, ансамблевых номеров и т.д.), Н. Малыгина, исходя из общей концепции новой постановки, всё же вносит различие в хореографическую лексику, пластическую персонификацию героев балета.

Особый акцент хореограф делает на пуанты и бытовые балетки, которые становятся своего рода лейтпредметами балета,

основополагающими метафорическими символами балета — на пуантах легко очерчивает свою хореографию главная героиня и именно пуанты становятся «камнем преткновения» для её сестёр, вынужденных сменить свои балетки на столь непривычный им атрибут классического танца.

Добрую улыбку вызывают гротескные вариации сестёр, которые самонадеянно пытаются «сразить» принца элементами классического танца, — пируэтами, фуэте с «косолапыми» приземлениями и финальным падением, «сотворить» арабеск с удержанием равновесия двумя руками полом, мгновенно сгруппировать «расползающиеся» в шпагате ноги в позу «умирающего лебедя», а после и вовсе изобразить обморок, «бревном» падая на руки Короля, а не на отскакивающего в сторону принца, вызывая сдержанный смех зрительного зала.



новой постановке Малыгина создала целую галерею характерных персонажей

из утончённо-романтичной Золушки (Лариса Люшина) и её иллюзий в сцене сна (Мария Астанина, Анна Антропова); не менее романтично настроенного принца-ботаника с круглыми поттеровскими очками и в костюме с бабочкой (Илья Бородулин); стервозно-гламурной мачехи в великолепном исполнении Дианы Еремеевой, нагружающей своего супруга (Денис Зайнтдинов) пакетами и коробками из бутиков; двух сестёр Золушек — Перчинки и Ванильки (Карина Рафальсон и Олеся Мамылова) — развязных малолеток-недорослей, которые, подобно известному фонвизинскому герою, не хотят учиться, но замуж им невтерпеж; очаровательной Феи в исполнении Татьяны Мевх и харизматичного Короля (Кирилл Попов).

Добрых слов заслуживает оркестр театра под руководством Михаила Грановского,

не только за аутентичное звучание, гармоничность и цельность музыкальной составляющей спектакля, но и за чуткое балетное внимание.

В целом, постановка новой версии «Золушки» на сцене Театра оперы и балета оставила весьма благоприятное впечатление, и балетную труппу Екатеринбургского театра можно поздравить с успешным освоением балета С. Прокофьева. Как долго балет продержится в репертуаре театра, это уже решать зрителю.

Светлый и жизнеутверждающий финал (карета с влюблёнными вздымается ввысь, к звёздам) словно напоминает о том, что у каждого человека всё же есть своя вторая половина. Главное — не упустить шанс, который преподносит судьба.

Фотографии Сергея Гутника
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 23, 2016 9:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102306
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, “Dance-платформа”, Персоналии, Константин Матулевский, Степан Косыгин, Павел Глухов, Артемий Беляков, Илья Живой, Софья Лыткина, Игорь Булыцын, Константин Хлебников, Кирилл Радев
Автор| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| На дальней станции сойду
Где опубликовано| © газета «Экран и сцена» № 19
Дата публикации| 2016-10-15
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=5453
Аннотация|


Сцена из дуэта “Прелюд” Софьи Лыткиной. Фото С.ГУТНИКА

Юбилейная “Dance-платформа” в Екатеринбургском театре оперы и балета, прошедшая в нынешнем сентябре в пятый раз, располагает к разговору об эффекте накопления. С одной стороны, Константин Кейхель и Константин Семенов, удачно проявившие себя на предыдущих “Dance-платформах”, появились сейчас уже не в качестве участников лаборатории, а в статусе guest-хореографов. Специально для юбилейного гала-концерта они поставили номера на артистов Екатеринбурга и московской труппы “Новый балет”. С другой стороны, молодые ребята, пробующие себя не только в Екатеринбурге, но время от времени показывающиеся на других площадках, в такого рода стабильном проекте осознают длительность маршрута, их ожидающего, – это не останавливает, а вдохновляет. Потому они и возвращаются сюда по второму и даже третьему разу.

“Платформа танца”, она же “уральский workshop”, – название, думается, выбрано не случайно. Платформа-полустанок встречается как раз на большом пути. К тому же, платформа-тротуар давно стала символом стрит-данс, что напрямую апеллирует к открытости екатеринбургских мастерских. А еще слово “платформа” ассоциируется с устойчивостью стопы или пуантов. Название объясняет, казалось бы, очевидный замысел взращивания новых балетмейстерских кадров, но сверхзадача заключена в обновлении российского танца в целом.

В ежегодном движении “здесь и сейчас” в уральском индустриальном городе заинтересован непосредственно худрук “Dance-платформы” Вячеслав Самодуров. Это единственная лаборатория из всех сегодня существующих, которую возглавляет человек, сам активно сочиняющий. И его заинтересованность в голосах более молодых коллег неформальна. Потому финальный гала-концерт – не просто вечер, для которого выкраивается время и находится сцена (в рамках ли фестиваля или малая экспериментальная площадка), но принципиальный для стационарного театра проект, поддерживаемый Фондом “Евразия балет”.

Для “Dance-платформы”-2016 жюри отобрало девять участников: Константин Матулевский, Степан Косыгин, Павел Глухов, Артемий Беляков, Илья Живой, Софья Лыткина, Игорь Булыцын, Константин Хлебников, Кирилл Радев. Соответственно, было создано девять миниатюр продолжительностью до восьми минут каждая, с минимумом декораций, костюмов, реквизита. Известно: чтобы создать концентрированную и законченную лаконичную композицию, нужно обладать особым даром. И здесь наблюдалась основная сложность делающих первые шаги сочинителей-хореографов: либо ярко начинают и вязнут, не полностью развивая заданный пластический лейтмотив; либо заканчивают эффектным – порой юмористическим – жестом, единственно запоминающимся. Что же оказывается в приоритете у начинающих авторов? – у многих заметна тяга к черно-белому контрасту и к диагональному световому лучу.

Юбилейный размах мероприятию придала образовательная программа, проходившая в Ельцин-центре и собравшая всех екатеринбургских интеллектуалов: лекции на актуальные темы в современном музыкальном театре прочли теоретик балета Павел Гершензон и гендиректор (с нынешнего сезона) Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Антон Гетьман. Выход из герметичного пространства репетиционного зала и сцены-коробки совершили и сами участники: пообщаться с ними могли все, кто пришел в тот же Ельцин-центр.

Главным же результатом, практически бонусом, “Dance-платформы” должна стать возможность создания новой постановки для репертуара Екатеринбургского театра оперы и балета. Такой шанс получает лидер, если он выявляется на очередной мастерской. За четыре предыдущих года право поставить спектакль получил один Константин Кейхель – его одноактный балет “Вакансия” вошел в репертуар. Уже известно, что кому-то из девяти молодых ребят пятой “платформы” поступит аналогичное предложение, и имя постановщика определится в течение октября. Ставлю на двоих, выстреливших абсолютно завершенными композициями – Илья Живой и Софья Лыткина. Кто-то из них, на мой взгляд, получит ангажемент в этом сезоне.

Илья Живой – артист Мариинского театра и человек более опытный по сравнению с начинающим балетмейстером-девушкой. Он поставил четыре балета в рамках петербургской мастерской в Мариинке, и его дебют остался в памяти. Три следующих балета он задумывал в разных стилистиках, что тоже не может не радовать. “Мечтатель” – пластическое и музыкальное ностальжи, в котором все сошлось: емкая хореография, музыка наваждений Кирилла Рихтера, написанная специально для этого проекта, истаивающий дуэт недавних Ромео и Джульетты Екатерины Сапоговой и Александра Меркушева.


Сцена из дуэта Мечтатель” Ильи Живого. Фото С.ГУТНИКА

О Софье Лыткиной, артистке балета, пока еще студентке балетмейстерского курса Вагановской Академии, заговорили после прошлогодней “Dance-платформы”. Весной ее появление в рамках возобновленной Молодежной балетной программы Большого театра оставило яркое впечатление. У нее, танцовщицы из глубинки, нет того опыта, какой есть у Живого, исполняющего постановки современных мировых хореографов, тем более удивительны ее пластическая самобытность и индивидуальное видение. Ее номера с незамысловатыми названиями отличает острое ощущение новизны. “Прелюд” на музыку Рахманинова – тоже дуэт, как и у Живого, только женский: музыка и слушательница, ветер и дождь, пуанты и полупальцы. В начале – абстрактная геометрическая поза у балерины Ларисы Люшиной и раскованный полет у танцовщицы Елены Сафоновой. К финалу в дуэте-эхе они придут к синхронности, точнее, к созвучию друг друга, когда балерина радостно скинет с ног пуанты и вдруг по-детски задиристо обнаженной стопой прильнет к уху партнерши.

Нельзя не заметить и еще одну профессиональную работу – квартет Кирилла Радева, хотя в его “Silentium, op. 135” больше претенциозности, чем изюминки.

Справедливости ради отметим, что в прошлом сезоне первая хореографическая мастерская в Музыкальном театре К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко открыла ранее не известного нам немецкого хореографа с русскими корнями: Анд-рея Кайдановского с сюрреалистической постановкой в духе немецкого танц-театра “Чай или кофе”. После успеха в прессу мгновенно проникла информация, будто ему предложат постановку в наступившем сезоне, однако, в планах московского театра она не значится. Самые герметичные и самые стойкие “Творческие мастерские молодых хореографов” в рамках фестиваля “Мариинский” запустились полгода спустя, в 2012 году, после “Dance-платформы”. Но в Петербурге эта институция – закрытая, в отличие от открытости региональной. И в чисто цеховом смысле екатеринбургские мастерские честнее и прозрачнее. Работа там идет в строгих условиях: миниатюры создаются на артистов театра в течение двух недель; привезти с собой знакомых артистов нельзя; перенести свою постановку, созданную в другом месте под видом новой редакции, также не пройдет.

Подчеркнем, что с екатеринбургской “Dance-платформы” начинается отсчет “второй волны” российских мастерских (учитывая тот факт, что сам ее руководитель вышел из мастерской Большого первого созыва 2000-х годов). Самому же Вячеславу Самодурову, мощно зарядившему своих артистов в начале сезона, предстоят две новые работы – “Снежная королева” у себя в театре и “Поцелуй феи” в Пермском театре оперы и балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3010

СообщениеДобавлено: Пн Окт 24, 2016 1:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102401
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Автор| Кэтрин Паулик (Dance Europe), Перевод: Григорий Вершинин
Заголовок| Интервью Алексея Мирошниченко для Dance Europe
Где опубликовано| © Perm Opera
Дата публикации| 2016-10-21
Ссылка| http://permopera.ru/media/interview/show/1472
Аннотация| интервью

Кэтрин Паулик из Dance Europe в июле этого года встретилась с руководителем труппы Пермского балета Алексеем Григорьевичем Мирошниченко.

Как артист балета Вы были приняты в Мариинский театр в 1992-м и проработали там до 2009‑го. Как получилось что Вы стали художественным руководителем Пермской балетной труппы?

Я не планировал занять должность худрука где бы то ни было. В 2007 году меня пригласили на Дягилевский фестиваль в Пермь показать балет «Как старый шарманщик…» на музыку Леонида Десятникова, который я в этом же году поставил в Мариинском театре. И вот тогда, в Перми, получил предложение от тогдашнего худрука театра Георгия Исаакяна возглавить балетную труппу Пермского театра оперы и балета, которое я отклонил. Мне было тогда очень комфортно в Мариинском театре: я был репетитором балетов Форсайта, ставил собственные балеты и номера, Махар Вазиев (возглавлявший балетную труппу Мариинского до 2007-го) давал возможность уезжать на постановки. Вообще, должен сказать, что Вазиев очень в меня верил почему-то и сыграл огромную роль в моей судьбе, за что я буду ему очень благодарен всю жизнь. Но Георгий Исаакян не хотел меня отпускать, а к 2009 году меня стали убеждать уже все люди, которым я верил, в том числе и Махар Вазиев. Так что я, наконец, согласился.

Пермь известна как город, куда студенты Академии Вагановой были эвакуированы во время блокады. Там сохраняются традиции Вагановской методики. Чем, по Вашему мнению, Пермская труппа отличается сегодня от Мариинского? Традиции и техника остаются теми же?

В Перми действительно сохраняются традиции Вагановской методики. Пермскую школу и театр можно назвать ответвлением петербургской-ленинградской школы балета. Стилистически мы ничем не отличаемся от Мариинского театра. Скорее можно сказать так: Петербургский и Пермский балеты стилистически отличаются от московской школы балета. А балетная труппа Перми отличается от Мариинского театра лишь количеством артистов и финансовыми возможностями.

Происходит ли сейчас обмен опытом момент между педагогами в Перми и Санкт-Петербурге?

Да, педагоги из Перми регулярно ездят в Вагановскую академию на стажировки, а педагоги из Вагановской академии часто приезжают в Пермь что-то ставить, показывать, проводить семинары или принимать участие в академических показах.

Вступая в должность в Перми, Вы знали людей в этом городе? Тяжело ли дался переезд?

Когда я начал свою деятельность в Перми, кроме Георгия Исаакяна, тогдашнего худрука театра, и Олега Левенкова, директора Дягилевского фестиваля, я никого больше не знал. По сути, я оказался в полном одиночестве. И, конечно же, было невероятно трудно.

До этого на протяжении Вашей карьеры Вы поставили немало балетов — Ваш опыт в хореографии весьма обширен.

В Нью-Йоркский хореографический институт я был приглашён дважды в 2005-м: первый раз поставил балет «Песни» на музыку Стравинского для Школы американского балета, а второй раз — балет «В сторону Лебедя», уже для солистов и труппы Нью-Йорк Сити балет. В 2006-м, в Мариинском я уже поставил новую версию этого балета.

Удаётся ли Вам, занимая должность художественного руководителя, находить достатчно времени для создания новых балетов?

Конечно, очень много времени забирает административная и организационная работа, и хотелось бы, чтобы больше времени было для творчества. А о том, достаточно я нахожу времени или нет, судить вам. За семь сезонов в Перми я поставил восемь балетов: «Венгерские танцы», «Дафнис и Хлоя», «Вариации на тему рококо», «Шут», «Голубая птица и Принцесса Флорина», «Оранго», «Условно убитый», «Лебединое озеро».

Как Вы отметили, недавно в Перми Вы создали свою версию «Лебединого озера». Чем она отличается от традиционной?

На мой взгляд, так называемой «традиционной версии» не существует. От спектакля Иванова-Петипа 1895 года сохранились pas de trois из 1 акта, «белый акт», сюита характерных танцев и pas d’action(«чёрное» pas de deux). Всё остальное стало предметом авторских хореографических редакций. Хотя наиболее «канонической» считается версия Константина Сергеева 1950 года, которая сейчас идёт в Мариинском театре. Моя версия отличается многим, всё трудно перечислить в интервью. Главным образом, взаимоотношениями Принца и Ротбарта. Приезжайте в Пермь посмотреть этот спектакль! Надеюсь, вам понравится!

До 2009-го Ваша работа в основном проходила в репетиционных залах. И вдруг Вы выступаете в административной роли. Была ли такая смена трудной?

Честно говоря, да. Потому что приходится иногда «головой стены пробивать». Но опыт административной работы у меня был уже до этого: ещё в Академии Вагановой я был председателем ученического совета; в Мариинском театре я часто был руководителем поездок за границу с балетами Форсайта, дважды привозил артистов Мариинского на Дягилевский фестиваль в Пермь, на фестиваль в Костомукшу в Карелии, а также был ответственным за группу артистов Мариинского театра, которая участвовала в очень важном мероприятии, посвящённом 750-летию Калининграда в 2005 году с участием президента В.В. Путина. У меня даже есть медаль мэра Калининграда. Думаю, такой опыт и помог мне в административной роли в Перми.

Что Вам больше всего нравится в Вашей должности?

Больше всего мне нравится, когда удаётся принять правильное кадровое и репертуарное решение и когда от этого удачно складывается творческая судьба артиста и его жизнь и, соответственно, творческая судьба и жизнь труппы.

Что самое сложное?

Начать.

В 2013 году Вы получили награду «за художественную стратегию в руководстве труппой». Какова Ваша стратегия? Что самое главное в рабочем процессе?

Здесь очень много составляющих, и каждая очень важна. Но главное в рабочем процессе труппы и театра, на мой взгляд, – это года удаётся объединить людей вокруг какой-то художественной идеи. А стратегия такова, чтобы вокруг было как можно больше талантливых людей, желательно, талантливее, чем ты сам!

В прошлом сезоне Ваши артисты приняли участие в телевизионном конкурсе «Большой Балет». Вы сами выбирали, кто будет участвовать? Тесно работали с ними перед конкурсом и съёмками?

Солисты Пермского театра оперы и балета дважды участвовали в телеконкурсе «Большой балет». В 2012-м пермская пара Ксения Барбашёва и Александр Таранов стала лучшей, наряду с парой из Большого Артёмом Овчаренко и Анной Тихомировой. А в 2016-м пермская пара Инна Билаш и Никита Четвериков стали победителями вместе с парой из Мариинского театра Ренатой Шакировой и Кимин Кимом. Естественно, что и в первом, и во втором случае я определял участников и их репертуар.

Вам удалось добавить в репертуар театра балеты Аштона и Макмиллана. Сложно получить разрешение танцевать балеты этих хореографов?

Да, сложно. Но мы получили. Во-первых, для обоих фондов очень важно бережное отношение к авторской хореографии, и такое отношение они увидели в Перми. Во-вторых, потрясла история возникновения балета в Перми. А также очень важно, чтобы на этих балетах росли и формировались новые поколения балетных артистов, что особенно отмечала Леди Дебора Макмиллан, когда приезжала к нам на выпуск премьеры.

В 2016-м Пермская труппа танцевала на фестивале «Мариинский» и на Dance Open. Будут ли ещё такие визиты?

Это первый раз, когда труппа приезжала дважды за один месяц, и танцевала такие крупные спектакли как «Зимние грёзы» и «Ромео и Джульетта». Мы получили очень тёплые отзывы зрителей и очень высокую оценку критиков, что позволяет надеяться, что такие визиты будут снова.

Какие планы на будущие сезоны?

Вы знаете, артисты суеверны. Простите нас за это! Я не люблю рассказывать публично о планах театра. Но могу сказать, что мы уже сейчас работаем над новыми проектами, и надеюсь, что очень скоро зрители смогут это увидеть!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3010

СообщениеДобавлено: Пн Окт 24, 2016 2:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102402
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Наталья Осипова заскочила в Большой
Театр провел подчеркнуто домашний вечер
Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №197
Дата публикации| 2016-10-24
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3124085
Аннотация|


Фото: Елена Фетисова / Коммерсантъ

На Новой сцене Большого театра прошел гала-концерт с участием коренной москвички Натальи Осиповой, бывшей примы Большого, ныне звезды лондонского "Ковент-Гардена". Как выглядела мировая знаменитость на фоне бывших коллег, рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Это был диковинный концерт. В первую очередь из-за визита Натальи Осиповой, заскочившей в Москву за пару дней до лондонского прогона балета Макмиллана "Анастасия". В Большом Наталья появилась в редкостных ролях: Сильфиде, которую не танцевала со времен премьеры 2008 года, и в па-де-де из "Тщетной предосторожности" Фредерика Аштона, которую здесь не танцевала никогда. Сильфидой ее сделал постановщик балета, датчанин Йохан Кобборг, и это была нетрадиционная Сильфида — слишком женственная для русской традиции, наделявшей "дитя воздуха" неконкретной возвышенностью. От роли Наталью отстранили сразу после премьеры, дав выступить только на "масочном" спектакле, который принес ей и ее партнеру Вячеславу Лопатину премию за лучший дуэт.

Спустя восемь лет мы опять увидели эту странную Сильфиду — беззаботно порхающую, поглощенную не коварной датской техникой, а своим Джеймсом, уведенным ею из-под венца. Легкость ее танца даже обескураживала: ни форсирования прыжков, ни фиксированных "романтических" поз — техника была поглощена хлопотами сильфидной жизни, которые не вполне разделил ее партнер. Высокий, породистый, с длинными, но быстрыми суховатыми ногами Артемий Беляков очень старался поддерживать сценический диалог, но его Джеймс был из другого балета — абстрактно-романтического, в котором танцевальные па строго отделены от игровых мизансцен.

Зато в прелестной английской "Тщетной предосторожности" дуэт Натальи Осиповой с Вячеславом Лопатиным был образцово-слаженным. Дело даже не в точности поддержек и легкости пируэтов — эти Лиза и Колен понимали друг друга с полувзгляда, разделяли общую радость и упоенно танцевали в свое удовольствие, не доказывая свою профессиональную состоятельность ни публике, ни начальству. Не сказать, что танец Осиповой прибавил "английскости" — обдуманного щегольства остановок после каскада па или демонстративной отчетливости связок между движениями. И руки ее остались вполне "московскими" — вольно взлетающими выше положенных позиций, и перетруженные стопы отнюдь не отличались изысканностью. Но то, что между амурными делами вытворяла эта озорная Лиза — вроде круга почти мужских по мощи и размаху, но абсолютно женственных по беззаботной легкости jete en tournant, или барабанной дроби высоких пуантных emboite, или зависающих в воздухе прыжков-фуэте, или безалаберно-безошибочных вращений с переменой ног,— все это недоступно больше никому.

Залетную гостью подавали в концерте не главным блюдом — в середине каждого акта. И в этом была еще одна странность и без того странного гала. Подобные концерты Большой театр вообще-то вывел из обихода. Гала, обычно международные, здесь дают либо в честь юбилея кого-нибудь из именитых педагогов труппы, либо в виде бенефиса московской звезды. Этот же вечер был подчеркнуто домашний (все исполнители — артисты Большого) и демонстративно архаичный. Такую программу, построенную на академической классике московского разлива, могли бы видеть и зрители сталинских времен. Выглядело это так, будто худрук Махар Вазиев, возглавивший московскую труппу в марте этого года, устроил своим подопечным экзамен по классическому наследию, предоставив им самостоятельно подготовиться к испытаниям. Родной для Вазиева Мариинский театр с его пиететом к традициям подобный экзамен, без сомнения, выдержал бы. Москвичи же с их беспечным волюнтаризмом представили весьма неоднозначную и несколько провинциальную экспозицию, в которой экспонаты вполне мирового уровня чередовались с местечковыми радостями.

Ну да, балерина Марианна Рыжкина для своего возраста находится в отличной форме, а Денис Савин — предупредительный кавалер, но этого явно недостаточно для ликующего безумия воздушных поддержек "Вальса" Мошковского. Может быть, артистка кордебалета 23-летняя Маргарита Шрайнер и подает надежды, но слишком неотчетливые, чтобы разглядеть их в сольной вариации из "Раймонды", исполненной ею с деревянным оптимизмом. Игорь Цвирко, станцевавший с почти одинаковой сумрачной агрессивностью и революционное "Пламя Парижа", и нейтрально-мифологическое па-де-де "Диана и Актеон",— прекрасный танцовщик и актер, но по природным данным отнюдь не "классик". Впрочем, в этом гала он прыгнул выше головы. Пожалуй, ближе всех к совершенству — по крайней мере, технически — оказались Ольга Смирнова и Семен Чудин, завершавшие концерт в па-де-де на музыку Обера, поставленном в середине прошлого века эмигрантом Гзовским для французских этуалей. Оба — по балетному образованию не москвичи, оба работают с нездешним педантизмом и тщательностью, оба — вполне состоявшиеся артисты, успешно сдавшие экзамен на академизм.

Если судить по прошедшему гала-концерту, обрамленному дешевой сценической рамой в виде гигантских нарисованных колонн вместо кулис и подслеповатых диапозитивов на заднике, то состояние творческих балетных кадров Большого театра внушает некоторые опасения. Но оценивать искусство москвичей по классической догме не совсем корректно — эта импульсивная живая труппа исторически не сильна в академических дисциплинах. Ее конек — риск и азарт новых постановок, российских или завезенных из-за границы. Все главные достижения Большого балета в XXI веке связаны с эксклюзивными спектаклями (хоть классическими по языку, хоть современными), поставленными с учетом особенностей местных артистов: в стрессах неведомых премьер непредсказуемые москвичи чувствуют себя в родной стихии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 24, 2016 9:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102403
Тема| Балет, Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана, Гастроли, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Влада ГУК; Фотограф: Александр ГОНЧАРЕНКО
Заголовок| «Евгений Онегин»: Слепой против Бешеного
Где опубликовано| © Газета "Инфо-Цес" (Казахстан)
Дата публикации| 2016-10-24
Ссылка| http://www.info-tses.kz/news/evgeniy-onegin-slepoy-protiv-beshenogo/
Аннотация|



Борис Эйфман перенес пушкинскую «энциклопедию русской жизни» в лихие 1990-е.

Двухдневные гастроли Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана произвели в Астане ожидаемый фурор с примесью почтительного изумления.
Маэстро привез в столицу Казахстана свой балет «Евгений Онегин» — третью часть хореографической тетралогии по мотивам русской классики, куда также входят «Анна Каренина», «Чайка» и «Братья Карамазовы».

«Этот спектакль мы выбрали не случайно. Можно сказать, он представляет собой квинтэссенцию тех поисков, которые ведет мой театр уже почти сорок лет: это поиск возможностей через язык танца и тела выразить эмоцию души. Весь мир знает русский психологический театр драмы, а мы создаем новый жанр — русский психологический театр балета», — пояснил балетмейстер перед началом гастролей в «Астана Опера».

Премьера балета состоялась в 2009 году. Сначала он назывался «Онегинъ. Online», потом просто «Онегин». Со временем из названия исчезла всякая фасонистость, но и без того постановка представляет собой весьма смелый, как в 2009 году еще говорили, креатифф.
Музыка Чайковского в этом спектакле перемежается арт-рок-композициями Александра Ситковецкого — лидера популярной в 1980-е группы «Автограф». «Эти несовместимые вещи показали сложную атмосферу времени, которую я выбрал для своего балета», — объясняет постановщик.

Да, действие пушкинского «Евгения Онегина» в балете перенесено в 90-е годы ХХ века, в постперестроечную Россию с путчем, новыми русскими, молодежными дискотеками и дуэлями на ножах.

«Лихие девяностые» были травматическим опытом для всех. Сейчас этот опыт заново переосмысляется в обществе, и, что интересно, чем дальше уходит эта эпоха, тем меньше вызывает ностальгии. Эстетика 1990-х настолько своеобразна, что кажется вовсе несовместимой с высоким искусством.

— Почему же вы выбрали именно это время? — спросили мы Бориса Эйфмана.

— Потому что «Евгений Онегин» очень связан с декабристским восстанием и в какой-то степени спровоцирован им, — ответил балетмейстер. — Пушкин сам был связан с декабристами, входил в кружок «Зеленая лампа». Случайность уберегла Пушкина от участия в восстании, от репрессий. Но он был внутри этого, и в романе проходит нитью атмосфера революционных преобразований, тенденций, которые двигали Россию к изменению. Поэтому я решил, что если уж переносить действие в наше время, то начать стоит с путча 1991 года. А мне хотелось не просто проиллюстрировать роман, а именно перенести… Я вообще не сторонник формальных переносов действия из одной эпохи в другую. Я это очень редко делаю, наверное, это у меня единственный такой спектакль. Но мне очень хотелось посмотреть, как сегодня Татьяна может сказать: «Я другому отдана и буду век ему верна». Что может побудить современную женщину быть такой верной: любовь, преданность, страх? Что такое сегодня «лишний человек»? Что заставило молодого талантливого человека почувствовать себя лишним? Кто такой Генерал, муж Татьяны? В романе он «в сраженьях изувечен». И вы увидите этого в сраженьях искалеченного человека. В каких сраженьях? А в сраженьях вот этого путча. Актуальность того, что происходило в России сотни лет назад, — вот что меня волновало, и поэтому я сделал этот спектакль.
Чтобы погрузиться во внутреннюю драматургию этого романа и посмотреть, что за прошедшие почти двести лет изменилось, а что сохранилось в душе русского человека.

Не приходилось слышать, чтобы подобные путешествия во времени когда-либо объяснялись чем-то иным, кроме желания проверить классику на актуальность. И нельзя сказать, чтобы такой эксперимент когда-нибудь провалился, — во всяком случае, классика выдерживает все, что бы с ней ни делали. В нетленных образцах драмы, лирики и эпоса мы, как правило, имеем дело с проблемами любви и смерти, потому-то они и нетленны.

В балете Эйфмана, однако, любовь и смерть несколько тушуются за дымовой завесой публицистики. Начинается действие в «наши дни», сценой этакого фешенебельного бала под Первый фортепианный концерт Чайковского. Видно, что общество не аристократическое, а скорее олигархическое: одинаково одетые мужчины и женщины, одинаковые хищные отточенные движения. В общем, «не советую, молодой человек — съедят». На бал забредает Онегин, встречает Татьяну. Она хозяйка бала, уже новая, холодная светская дама, замужем за Генералом — недобрым чуваком в темных очках, с маячащими за спиной телохранителями. «Ужель та самая Татьяна?..»

И начинается флешбэк в 1991 год, причем над сценой зависает огромный круглый экран с титром «1991». На экране крутится «хроника бунта»: мелькают кадры демонстраций, пикетов. На сцене отплясывают пестро одетые толпы, очевидно, празднуя победу демократии. Надо полагать, действие происходит в Петербурге: все события разыгрываются на тревожном фоне силуэта вантового моста, похожего на Большой Обуховский. В вихре народных волнений мы видим троих друзей: Онегина, Ленского и того самого Генерала. Они переживают трагический разлом эпох единственно верным способом: пьют водку за кухонным столом. Поэт Ленский здесь, похоже, рок-музыкант: у него гитара «и кудри черные до плеч». Генерал одет в камуфляж, его трактуют как бывшего спецназовца. Онегин, как и в романе, — выдающаяся личность «без цели, без трудов», и на нем самый настоящий малиновый пиджак. Точнее, ладный костюм благородных винных оттенков, но символ читается.
После мятежного па-де-труа жизнь разбрасывает друзей в разные стороны, Онегина мучает депрессия («русская хандра»), но вновь явившийся Ленский увлекает его в деревню, где живут Ольга и Татьяна.
Все дальнейшее случается стремительно и неотвратимо. Пушкинской легкости в этой истории нет, хотя письмо Татьяны и звучит со сцены почти целиком. Рок (в смысле фатум) завинчивает гайки сурово, как в шекспировской трагедии. Вместо балов — опасные поселковые дискотеки (исполненные очень лихо и достоверно, со знанием поведенческого кодекса: сначала девушки танцуют, парни подпирают стены, потом наоборот, потом понеслась).

Главные партии танцуют блестящие танцовщики: Онегин — заслуженный артист России Олег Габышев, Татьяна — Мария Абашова, Ленский — Дмитрий Фишер, Ольга — Наталья Поворознюк.

Хореография напоминает то о «Вестсайдской истории», то о «Доме летающих кинжалов»: в ней много боевого и пацанского. Дуэль Онегина и Ленского представляет собой драку на танцах, где как бы нечаянно появляется нож. Собственно, Эйфман и тут ничего не придумал, так выглядит у Пушкина призрак дуэли, который видит во сне Татьяна: «Спор громче, громче; вдруг Евгений Хватает длинный нож, и вмиг Повержен Ленский». Либретто балета целиком изложено цитатами из «Евгения Онегина»; начало первого акта вдохновлено неоконченной десятой главой: «У них свои бывали сходки, Они за чашею вина, Они за рюмкой русской водки…» И вот это: «И рать… набирал Холоднокровный генерал… И полон дерзости и сил, Минуты вспышки торопил…»
Образ Генерала, пожалуй, самое интересное нововведение, воплощение действительно важной силы в русской жизни конца XX — начала XXI века. В каких сражениях изувечен этот темный персонаж — остается загадкой. Но больше похоже на то, что речь идет о бандитских разборках. Во втором акте мы видим его слепым, но очень влиятельным и страшным: полубандит, полуолигарх. Генерал встречает Татьяну в ночном клубе, куда та приходит вместе с Ольгой, «наощупь» влюбляется в нее и уводит с собой, в высший свет. Они составляют мрачную пару вроде Красавицы и Чудовища. И когда снова появляется Онегин, героиня порывается ответить на его любовь и уйти от мужа, но боится. И недаром. Ее новый круг общения похож на акулью стаю и все время держит влюбленных в поле зрения. А ревнивый Генерал вслепую кидается на Онегина с ножом. Эта хореографическая схватка красива и мелодраматична, хоть и захватывает дух от такого внезапного перехода от Пушкина к криминальному роману 1990-х «Слепой против Бешеного». Тем более что Онегин в конце концов сам направляет нож Генерала в свою грудь. Вот это поворот!

Впрочем, тут же выясняется, что гибель главного героя не так уж очевидна. То ли последняя сцена привиделась Онегину, то ли герой романа воскресает как его автор — так или иначе, он снова пишет письмо Татьяне. Листки бумаги, вырываясь из его рук, взлетают над сценой, затем все новые и новые листки, кружась, летят вниз из-под колосников. Как всегда, худшие страдания в лучшем случае кончаются литературой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2016 12:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102501
Тема| Балет, Opera Garnier, Prix de danse
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| Меценаты выбрали свой «сюжет»
В Парижской опере вручили балетную премию Cercle Carpeaux

Где опубликовано| © Коммерсантъ-Online
Дата публикации| 2016-10-24
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3125077
Аннотация|

В парижской Opera Garnier состоялось вручение балетной премии Prix de danse старейшей ассоциации меценатов Cercle Carpeaux, которая ежегодно поощряет молодых артистов кордебалета Парижской оперы.

Лауреатом 2016 года стал «сюжет» труппы Жереми-Лу Кер. На официальной церемонии в Rotonde du Glacier в присутствии президента Cercle Carpeaux графини Арман Гислян де Мегре и художественного руководителя балета Парижской оперы Орели Дюпон он получил медаль, диплом и чек в размере 6 тыс. евро.

23-летний Жереми-Лу Кер — образцовый артист французской балетной системы, прилежно прошедший все ее этапы. В десять лет был принят в школу при Парижской опере, по окончании в 2011 году — зачислен в труппу, спустя еще два года получил звание «корифея» — первое продвижение по местной иерархии, взял бронзу на международном конкурсе артистов балета в Варне, и в прошлом сезоне поднялся до «сюжета» — третья из пяти ступеней на пути в «этуали». Старательный, хорошо сложенный и выученный, не бунтарь, но и не принц, он, скорее, запомнился своими сольными партиями в неоклассическом репертуаре — в «Жар-птице» Мориса Бежара или в «Принцессе Кагуе» Иржи Килиана. В последние два сезона часто появлялся в балетах Бенжамена Мильпье. Из свежих достижений — премьера Уильяма Форсайта Blake Works I, кастинг для которой проводил сам мэтр.

Мощная система меценатской поддержки Парижской оперы сложилась еще в XIX веке. Привилегированные зрители — особая каста. Членство в меценатских организациях уважаемые французские семьи до сих пор передают из поколения в поколение. Организаций таких у Парижской оперы две: крупная AROP — влиятельный круг богатых и знаменитых друзей театра, так называемая новая элита французского общества, и поменьше — Cercle Carpeaux, менее публичная и щедрая, но более консервативная и элитарная. Чтобы попасть в круг избранных — их чуть более 150 — нужно получить как минимум две рекомендации и пройти что-то вроде собеседования, в ходе которого необходимо продемонстрировать не только знание предмета, но и хороший художественный вкус. Cercle Carpeaux была основана в 1948 году для финансовой поддержки постановок в Opera de Paris, изначально — только балетных, о чем говорит и название ассоциации, отсылающее к скульптурной группе «Танец» Жан-Батиста Карпо на входе в Opera Garnier. Первым президентом был Анри Мондор — известный хирург и академик, его напарником — богатый промышленник Жорж Ассема, чья дочь тогда была артисткой труппы. Премию, поощряющую молодых артистов, учредили позже, в 1982 году. С тех пор чутье не подводило ценителей-меценатов: лауреаты Cercle Carpeaux непременно вырастали в этуалей Парижской оперы. Сильви Гиллем, Лоран Илер и Мануэль Легри, Дельфин Муссен, Аньес Летестю, Никола Ле Риш, Хосе Мартинес, Орели Дюпон, Мари-Аньес Жило и Летиция Пюжоль, Элеонора Аббаньято и Карл Пакетт, Доротея Жильбер и Джошуа Хоффальт — премию Cercle Carpeaux получали будущие звезды всех поколений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2016 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102502
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Татьяна Долженко, беседовала Алёна Каштанова
Заголовок| До меня дисциплины не было. Цискаридзе — о работе ректором в Академии балета
Где опубликовано| © L!FE.ru
Дата публикации| 2016-10-25
Ссылка| https://life.ru/t/%D0%B7%D0%B2%D1%83%D0%BA/921693/do_mienia_distsipliny_nie_bylo_tsiskaridzie_--_o_rabotie_riektorom_v_akadiemii_balieta
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Строгим преподавателем народный артист России себя не считает, по его словам, главное для него — воспитать у своих учеников ответственное отношение к своей профессии.

А. КАШТАНОВА: Говорили о том, что вы ввели строгие правила: нужно ходить по коридорам только в балетных туфлях.

Н. ЦИСКАРИДЗЕ:
Не ходить, наоборот.

А. К.: Наоборот, нельзя, да? То есть вы такой строгий преподаватель, можно так сказать?

Н. Ц.:
Я не строгий преподаватель, просто я очень люблю свою профессию. Мой педагог нам с детства внушал, что в свой хлеб не плюют. А балет — это наш хлеб. Мы не имеем права к нему халатно относиться. Вообще, к сожалению, первое, с чего я начинал — это с дисциплины. Её просто не было. Её не было ни хорошей, ни плохой — её просто не было никакой, начиная с внешнего вида до того, как они себя вели, и так далее. Мне это непонятно, потому что я вырос в очень чётких условиях. Демократия — это прекрасный строй, но, к сожалению, помимо свободы всегда есть ответственность. Эта ответственность должна быть воспитана с детства.

А. К.: И вам удалось всех построить?

Н. Ц.:
Я не считаю, что мне удалось всех построить. Мне удалось призвать. А дальше уже те, кто не подчиняются правилам, те, соответственно, не могут здесь находиться. Правила школы написаны давно, ещё в XVII веке, надо просто их иногда читать, только и всего.

Полную версию беседы Лайфа с Николаем Цискаридзе слушайте в аудиозаписи.

А. КАШТАНОВА: У микрофона Алёна Каштанова, и о балете мы будем говорить в гостях у народного артиста России Николая Цискаридзе, в стенах Академии русского балета имени Вагановой. Николай Максимович, здравствуйте!

Н. ЦИСКАРИДЗЕ: Здравствуйте!

А.К.: В Петербурге уже, можно сказать, стартовал международный балетный конкурс "Ваганова При" после 10-летнего перерыва, и снова наш город его принимает. Что значит возрождение этого конкурса для российского балета в целом?

Н.Ц.: Здесь очень много аспектов, которые надо отметить. Прежде всего мне очень приятно, что Министерство культуры само проявило инициативу и вышло с таким предложением. Это первое. Второе: наш конкурс отличался очень сильно тем, почему его многие школы боятся и боятся привозить сюда учащихся: в первом туре надо обязательно сделать для девушек — урок Вагановой, для юношей — урок с элементами класса Пономарёва. Понимаете, это не просто какой-то дядя или, не дай Бог, тётя проводят уроки, а это конкретная нагрузка. Она каждый конкурс разная, потому что у нас есть несколько разных тетрадей и тех выдающихся деятелей не только культуры, но и педагогического мастерства. Потому мы и набираем каждый день новые комбинации, и нельзя выучить со стороны. Потому все боятся этого.

А.К.: То есть у нас такой высокий уровень, такая планка, что боятся ехать?

Н.Ц.: Просто эта планка не для нас.


" Если вы думаете, что я не волнуюсь как педагог — нет, я тоже волнуюсь, потому что ты сразу видишь, сможет ребёнок или нет, ты его выучил так, что он справится или не справится"


Я, например, вообще не знаю, какие комбинации будут даваться, потому что то, как это делали педагоги, они делали втихаря от всех остальных педагогов, чтобы никто это не видел. Мне ещё очень приятно, что все будут поставлены в одинаковые условия. Жюри, которое будет у нас в этом году, конечно, во главе с Ириной Александровной Колпаковой, выдающейся балериной, последней выпускницей Вагановой, но ещё и человеком, который настолько, с моей точки зрения, является олицетворением петербуржского балета, когда говорят о стиле, о культуре, о традициях, что мне очень приятно, что она нашла возможность и время и приехала к нам, потому что она работает, у нее репетиции. И остальные члены жюри подобраны так, чтобы все были не заинтересованы.

А.К.: Всё будет по-честному.

Н.Ц.: Нет человека, который будет проталкивать кого-то своего, потому мне самому интересно, кто выиграет, кто получит какие-то награды, потому что здесь 7 человек, которые вообще не заинтересованы в чьей-либо победе. Потому у того, кто лучше всех себя проявит, у того по-настоящему есть шанс получить награду.

А.К.: Что это за награда?

Н.Ц.: Награды — это и статуэтка, конечно, и денежный эквивалент, который важен тоже.

А.К.: 60 площадок — это размах довольно-таки большой. Это говорит о том, что мы вновь заявляем, что в сфере балета Россия — мировой лидер? Сегодня мы можем так говорить снова?

Н.Ц.:

"В сфере балетного образования мы, конечно, мировые лидеры абсолютно, потому что ни одна страна в мире не тратит такое количество средств на создание уникального инструмента, который получает название "артист балета" "


Другое дело, что, к сожалению, из-за того, что в Советском Союзе всё-таки страна была больше, было очень много союзных республик, было больше детей. Конечно, как бы мы ни старались это скрыть и не сказать, к сожалению, национальные качества того или иного ребёнка очень сильно влияют на эту профессию, потому что мышцы, строение скелета у всех национальностей разные. Есть национальности, где это очень для нашей профессии хорошо, а есть национальности не очень удобные.

А.К.: Мы сейчас не будем ничего разжигать, но всё-таки интересно, какие это национальности?

Н.Ц.: Я это сейчас вёл к тому, что, к сожалению, с распадом Советского Союза эта селекция сильно уменьшилась.

А.К.: То есть теперь у нас меньше выбора?

Н.Ц.: Да, меньше выбора, к сожалению. Но всё равно приезжают к нам очень многие — теперь это иностранные государства, но всё равно приезжают так или иначе в Москву или в Петербург получать образование.

А.К.: То есть по-прежнему едут к нам?

Н.Ц.: Потому что если ребёнок хочет связать свою жизнь с классическим балетом, конечно, только сюда, больше некуда. Вернее, есть куда, но, по большому счёту, не надо.

А.К.: 28 октября в рамках этого же конкурса пройдёт презентация книги о Марине Семёновой. Кого ещё вы можете назвать своим идеалом в балете?

Н.Ц.: К сожалению, Марину Тимофеевну я не могу назвать своим идеалом в балете — я её на сцене не видел, не мог видеть, потому что она закончила своё творчество в 52 году, а я родился в 73 году. Но Марина Тимофеевна для меня человек очень близкий, очень дорогой, во многом заменивший мне семью, когда очень рано не стало моих родных, и, к тому же, полностью меня воспитавший в театре. Она подарила мне две профессии — артиста балета и педагога. Это первая самая любимая ученица Вагановой. Я это говорю не просто так, потому что мне хочется сказать о Марине Тимофеевне, — сама Ваганова везде пишет: "лучший образец", "моя любимая ученица" и так далее. И в завещании Марина Тимофеевна после родных указана первая. Это не просто так, потому что для Агриппины Яковлевны помимо человеческих качеств, которые были в Марине Семёновой, были ещё и, конечно, профессиональные качества.

"Она нашла свой идеал, и потом всех своих учениц, выдающихся (одна другой краше была), она как-то под этот идеал уже равняла"

Потому это как-то очень красиво, что "Ваганова При", конкурс, посвященный Агриппине Вагановой, будет отмечаться таким событием, как презентация книги о Марине Тимофеевне, о вагановской первой ученице. Но ещё и очень важно то, что, когда первые конкурсы были, Марина Тимофеевна была в составе жюри. Сейчас, к сожалению, всё меньше и меньше осталось учениц Вагановой, потому что, к сожалению, все взрослеют. Это важное событие для нас, потому что за огромную карьеру Марины Тимофеевны была написана всего одна книга о ней. Я не могу сказать, что в этой книге много текста — в основном, фотографии, отражающие эпоху, в которой она формировалась как личность, отражающие и её педагогическую деятельность. К её столетнему юбилею те выдающиеся люди, с которыми она работала, её поздравляют, и эти письма мы собрали в этой книге, и все там есть. Потому я думаю, что тем, кто любит балет, тем, кто увлекается историей балета, эта книга будет очень интересна.

А.К.: Я могу сказать, что я не так давно прочитала биографию Майи Плисецкой, и, извините, у меня такое ощущение, что как-то это не популярно. Как вы думаете, как можно популяризовать балет ещё больше? Книги, фильмы должны быть?

Н.Ц.: Мне кажется, что в современном мире очень сложно что-либо популяризовать. Не только балет, а вообще что-либо, потому что из-за количества информации, из-за её обилия, из-за её скорости вкусы меняются очень быстро. Если раньше достаточно долго длилась смена одной тенденции на другую, то сейчас это всё происходит очень быстро. Просто другое дело, что мода посещать театр оперы и балета не пройдёт никогда, я думаю, потому что это свидетельствует о твоём культурном росте. И второй момент: конечно, то, что называется белый балет — много красивых женщин в белых пачках — будет актуально всегда. Великий наш выпускник и гениальный балетмейстер Джордж Баланчин Сказал замечательную фразу однажды: "Чтобы у балета был успех, его просто надо назвать "Лебединое озеро", и сразу всё будет хорошо".

А.К.: Теперь давайте к серьёзной теме. У вас уже три года на посту ректора.

Н.Ц.: Уже истекают.

А.К.: Да. Что можете назвать главным итогом работы за этот промежуток?

Н.Ц.: Не знаю, я так не могу судить. Это о себе говорить… Я могу одно сказать точно: мне не стыдно ни за один спектакль, который мы сделали, мне не стыдно ни за один выпуск, который прошёл за это время, хотя материал был очень разный и, к сожалению, не всегда такой блистательный, как бы хотелось. Но все очень достойно были выпущены, все очень достойно устроились на работу, и их сегодняшние успехи уже в театре свидетельствуют о том, что всё было очень и очень прилично. Что важно отметить, очень сложно, если говорить о ректорской должности, помимо, конечно, образования, ты ещё и отвечаешь за хозяйство, за быт, бог знает за что. Здание действительно огромное, здесь не только учатся, но и живут. Здесь очень важно исправить многие вещи, которые, к сожалению, по сегодняшним нормам уже кажутся дикостью, потому что жизнь в современном здании совсем другая. Что касается интерната, очень много изменений, очень многие люди нам помогают, и я очень за это благодарен, потому что они помогают действительно уникальному детищу российской культуры. Вообще, в принципе, если мы будем с вами вести нити, то всё, что происходит в российской культуре, так или иначе в музыкальном жанре будет вести на улицу Зодчего Росси.

А.К.: Говорили о том, что вы ввели строгие правила: нужно ходить по коридорам только в балетных туфлях.

Н.Ц.: Не ходить, наоборот.

А.К.: Наоборот, нельзя, да? То есть вы такой строгий преподаватель, можно так сказать?

Н.Ц.:

"Я не строгий преподаватель, просто я очень люблю свою профессию"

Мой педагог нам с детства внушал, что в свой хлеб не плюют. А балет — это наш хлеб. Мы не имеем права к нему халатно относиться. Вообще, к сожалению, первое, с чего я начинал — это с дисциплины. Её просто не было. Её не было ни хорошей, ни плохой — её просто не было никакой, начиная с внешнего вида до того, как они себя вели, и так далее. Мне это непонятно, потому что я вырос в очень чётких условиях. Демократия — это прекрасный строй, но, к сожалению, помимо свободы всегда есть ответственность. Эта ответственность должна быть воспитана с детства.

А.К.: И вам удалось всех построить?

Н.Ц.: Я не считаю, что мне удалось всех построить. Мне удалось призвать. А дальше уже те, кто не подчиняются правилам, те, соответственно, не могут здесь находиться. Правила школы написаны давно, ещё в XVII веке, надо просто их иногда читать, только и всего.

А.К.: Недавно открылся филиал во Владивостоке. Может быть, уже есть какие-то планы у Вагановки ещё где-то открыть филиал?

Н.Ц.: Во-первых, мы ничего не можем сами сделать, потому что учредителем нашего заведения является Министерство культуры. Это оно принимает решение о том, чтобы что-либо где-то открылось. В данной ситуации с Владивостоком это было прямое поручение президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, и Министерство культуры с Министерством образования предложили огромное количество субсидий для того, чтобы это состоялось. Сегодня всё правительство Российской Федерации держит под контролем, потому что это огромные средства — надо сделать ремонт зданий, надо всю инфраструктуру выстроить с нуля. Это не так уж просто. Если опять-таки правительство примет решение ещё где-то открывать филиал, то будем уже там работать.

А.К.: Это такая нагрузка всё-таки, да?

Н.Ц.: Это колоссальная нагрузка, и я очень рад, что во Владивостоке оказались наши коллеги, которые согласились этим заниматься. Это совершенно непросто, потому что это очень большая нагрузка. Но пока у нас детей не очень много. Со временем, конечно, их будет становиться всё больше и больше.

А.К.: В декабре уже у нас наступает Культурный форум, и снова вы возглавляете традиционно одну из секций. Как вам кажется, всё-таки что-то значит этот форум для города, для страны, для культуры, или это такое мероприятие, которое проходит каждый год?

Н.Ц.: Я не могу сказать, что это значит для страны, потому что я нахожусь внутри и я ничего не вижу — изнутри смотреть очень сложно. Если бы я был в другом городе и смотрел на это со стороны, мне было бы понятнее это.

"То, что для города это очень важно — это правда, потому что благодаря этому форуму очень много привлекается замечательных людей, придумываются какие-то проекты, элементарно очень много ремонтируется, потому что Петербург со своим сложнейшим климатом сколько ни ремонтируй (это я уже могу сказать точно, как хозяйственник), всё равно требует обновления, потому что климатические условия достаточно сложные, и если мы не будем поддерживать этот замечательный город всё время в режиме, то он будет разрушаться"

Мы должны это делать, потому что город сам по себе является жемчужиной. То, что люди приезжают, — это тоже очень важно: таким образом идёт поиск каких-то новых взаимоотношений, придумываются проекты, но одновременно с этим ещё и чествуются те служители культуры, которых, к сожалению, не всегда отмечают. Сейчас это пытаются исправить, и я надеюсь, что это только начало.

А.К.: Николай Максимович, скажите, на какой балет сейчас вы советуете сходить? И есть зимний балет — "Щелкунчик", а осенний какой-то есть?

Н.Ц.: Слава Богу, в Петербурге такое количество театров, что выбор всегда есть. Я не могу вам сказать, что было бы сезонно для осени хорошо, но, по крайней мере, "Спящая красавица" так у Вирсаладзе оформлена, что, когда начинается второе действие, там осень на сцене. Это первое, что приходит в голову. Во-первых, это очень красиво, во-вторых, с осенью созвучно.

А.К.: В одном интервью вы говорили, что были потрясены однажды не балетом, а концертом группы "Ленинград". Вы случайно не видели последний клип Шнура, "Очки Собчак"?

Н.Ц.: Пока ещё не видел. Я посмотрю. Вы мне сейчас сказали, я даже не знал.

А.К.: А в целом, какое (сейчас просто эти клипы и песни тоже у всех на слуху)…

Н.Ц.: Просто у меня давно творчество этой группы не то что созвучно, интересно, — мне всегда импонировала его одарённость. Но когда я попал на концерт, благодаря моим петербуржским друзьям, конкретно на живой концерт, я был потрясён той энергией, тем удовольствием, которые я получил. Я был просто ошеломлён тем, как это было здорово. После этого я был ещё дважды и убедился, что мне это просто очень нравится, потому что очень мало такого. Искусство бывает только актуальным, тем, которое сейчас. Я театральный артист, да. Любой театральный спектакль прекрасен тем, что это живое искусство. Да, картины — это очень красиво, это совсем другое восприятие, но, когда идёт такой объем энергии, это очень и очень важно. В данной ситуации мне это очень нравится. И клипы, которые они выпускают, тоже интересны мне тем, что я понимаю, что это будет забавно, что это будет смешно, что это будет очень остро, но я никогда не могу предугадать, что же они придумают ещё.

"Более трагичного клипа, чем "В Питере — пить", я никогда не видел, потому что это на самом деле трагедия. Это печально, но эта печаль созвучна тому, что я сам борюсь с этими детьми, которые всё время в гаджетах"

Я их призываю воспринимать искусство, а они хотят просто поиграть в "Покемонов". И фраза этого экскурсовода — это трагично. Это даёт возможность задуматься и понять, что, господа, если мы сейчас не опомнимся, мы скоро превратимся просто в овец, в жаб. Там, конечно, много разных смешных моментов, которые отражают жизнь сегодняшнего Петербурга. Это очень здорово.

А.К.: И последний вопрос вам. Наверное, его вам уже задавали, и не раз. Профессия требует оставаться в форме. Фирменный секрет от Николая Цискаридзе есть какой-то? Хотя бы один?

Н.Ц.: Я никогда не занимался с того дня, как я для себя принял решение, что я закончил танцевать. Закончил танцевать в том плане, что я не являюсь классическим танцором. Всё, это закончилось 3 года назад, и я этому рад. А держать себя в форме… Как говорила Майя Михайловна Плисецкая, да нихера.

А.К.: Единственный совет на все времена.

Н.Ц.: Да. К сожалению, она права.

А.К.: Мы были в гостях у народного артиста России Николая Цискаридзе в Академии русского балета имени Вагановой. Спасибо вам большое!

Н.Ц.: Спасибо!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2016 10:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102503
Тема| Балет, Самараский театр оперы и балета, XVI фестиваль классического балета имени Аллы Шелест.
Автор| Татьяна БОГОМОЛОВА; Фоторепортер: Антон СЕНЬКО
Заголовок| Диалог балетных образов
В Самарском театре оперы и балета 21 октября балетом «Пахита» и гала-концертом открылся XVI фестиваль классического балета имени Аллы Шелест

Где опубликовано| © "Волжская коммуна"
Дата публикации| 2016-10-24
Ссылка| http://www.vkonline.ru/content/view/173261/dialog-baletnyh-obrazov
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Каждый фестиваль, посвященный творчеству выдающейся балерины Аллы Шелест, - это возможность увидеть на самарской сцене ведущих солистов Большого театра, Михайловского, Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, познакомиться с танцовщиками из театров других городов. В частности, в этом году гостями стали солисты Пермского театра Инна Билаш и Никита Четвериков.

Еще это знакомство с отрывками из постановок, идущих в других театрах. В день открытия в гала-концерте в исполнении солистов Большого театра Юлии Степановой и Дениса Родькина был представлен фрагмент из балета «Макбет» в постановке Владимира Васильева, а Семен Чудин исполнил «Монолог» из балета «Онегин» в хореографии Джона Крэнко. Этот спектакль на протяжении многих лет идет в Большом театре. В исполнении Семена Чудина и Евгении Образцовой публика увидела «Сонату» Рахманинова в хореографии У. Штольца.

Фестиваль имени Аллы Шелест в этом году имеет и другое название - «Диалоги с Легендой». Каждый спектакль можно воспринимать как диалог, беседу, в первую очередь хореографических образов. Каждый танцовщик в классический образ привносит свои смыслы, по-своему раскрывает его и интерпретирует.

В день открытия фестиваля, кажется, уже по сложившейся традиции открылась и выставка, посвященная классическому балету. На этот раз это более сорока работ самарского фотографа Антона Сенько. На фотографиях запечатлены не только сцены из спектаклей, но и закулисье: минуты отдыха перед выходом на сцену, репетиции. Выставку также можно воспринимать как диалог, не только фотографа, но и театра со своим зрителем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2016 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102504
Тема| Балет, Самараский театр оперы и балета, XVI фестиваль классического балета имени Аллы Шелест.
Автор| Роман Володченков
Заголовок| На открытии Фестиваля балета имени Аллы Шелест в Самаре
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2016-10-25
Ссылка| http://musicseasons.org/na-otkrytii-festivalya-baleta-imeni-ally-shelest-v-samare/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



На днях в Самарском государственном академическом театре оперы и балета открылся Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест. Шестнадцатый по счету, он и сегодня привлёк для участия настоящих звёзд. Их имена хорошо знакомы театральным зрителям у нас и за рубежом. Так, в первый день на гала-концерте выступили такие артисты Большого театра, как Евгения Образцова и Юлия Степанова, Денис Родькин и Семён Чудин, а также известные по телепроекту «Большой балет» солисты Пермского театра оперы и балета Инна Билаш и Никита Четвериков. В «Жизели» анонсировано выступление ведущих солистов Большого театра Нины Капцовой и Руслана Скворцова, в «Баядерке» партию Никии станцует прима Михайловского театра Екатерина Борченко, а партию Солора исполнит премьер балета Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Дмитрий Соболевский. Завершит фестиваль Вечер хореографии Кирилла Шморгонера, в котором примут участие лучшие балерины и танцовщики Самарского театра оперы и балета.

На российских просторах немало различных балетных фестивалей. Но шелестовский особый! Он связан с именем выдающейся петербургской балетной актрисы, создательницы совершенных танцевальных образов Аллы Яковлевны Шелест. Её требовательное отношение к своим сценическим работам и к искусству вообще является главным ориентиром для самарского фестиваля. Соответствовать столь высоким требованиям сложно. Однако автор проекта, человек, лично знавший балерину, − Светлана Петровна Хумарьян – неизменно следует шелестовскому идеалу, что и способствует в итоге успеху каждого фестиваля. Стоит сказать о деятельности А. Шелест, некогда связанной с Самарским театром (тогда Куйбышевским театром оперы и балета). Здесь Алла Яковлевна работала в качестве главного балетмейстера и вместе со своим мужем, хореографом Рафаилом Вагабовым, создала несколько спектаклей, а также значительно укрепила профессиональный состав балетной труппы.

Открытие XVI Шелестовского фестиваля прошло на особом подъёме. В первом действии зрителям представили гран-па из балета «Пахита» (балетмейстер-постановщик Кирилл Шморгонер). Прекрасное звучание оркестра (дирижёр Александр Шамеев), красочные, изготовленные с большим вкусом декорации и костюмы (художник Елена Соловьёва) − всё это способствовало созданию атмосферы подлинного танцевального торжества.

Гран-па из «Пахиты» − сольный, демонстрирующий артистизм и технические возможности хореографический номер. В нём заняты артисты нескольких категорий (от ведущих солистов до корифеев), каждый из которых является частью уникального ансамбля. Зрители смогли увидеть таких известных ведущих солистов Самарского театра, как Екатерина Первушина и Виктор Мулыгин. Внимательные к стилю, аккуратные в каждом движении солисты па-де-труа Сергей Гаген, Диана Гимадеева, Марина Накадзима уверенно провели свои партии. В шестёрке артистов заметным стало выступление Вероники Земляковой и Анастасии Тетченко.

Во втором действии, состоявшем из отдельных балетных номеров, можно было увидеть как лучших танцовщиков Самарского театра, так и приглашённых звёзд балета из ведущих театров России.

В драматическом дуэте из балета К. Молчанова «Макбет» (хореограф Владимир Васильев) показались солисты Большого театра Юлия Степанова и Денис Родькин. Оба артиста, выделяясь превосходными профессиональными данными, выступали ровно, но особо не углубились в образное содержание номера, в хореографии которого явно прочитывались трагедия и страстное чувство. Эта же пара и завершила гала-концерт темпераментным «Дон-Кихотом» (гран-па).

С первым же появлением на сцене Евгении Образцовой и Семёна Чудина в рахманиновской «Сонате» (хореограф Уве Шольц) зрительный зал замер. Артисты как будто загипнотизировали публику своей музыкальностью и волнующим лирическим танцем. По отдельности Образцова и Чудин показались не менее интересно. Танцовщица представила свою интерпретацию «Русской» Касьяна Голейзовского, а Чудин выступил с пленительным монологом Ленского из балета «Онегин» Джона Кранко. Образ пушкинского героя получился у Семёна живым и необыкновенно выразительным. В танце солиста проступала возвышенная и поэтичная душа молодого человека.

Заметным стало двойное выступление гостей из Пермского театра оперы и балета Инны Билаш и Никиты Четверикова. Они показали два различных по стилю номера. Первый – па-де-де из балета «Пери» Ф. Бургмюллера (хореография В. Тимофеева) – увлёк изысканностью и гармоничностью классического танца, второй – «Умирающий лебедь» К. Сен-Санса (хореограф Алексей Мирошниченко) – обратил внимание на своеобразную пластику конструктивистских линий.

Неизменный фаворит всех самарских балетных гала – па-де-де на музыку Дж. Верди (хореограф Кирилл Шморгонер). Этот номер (его исполнили Екатерина Первушина и Нурлан Кинербаев), благодаря музыке и талантливой хореографии, можно смотреть бесконечно. Шморгонеру удалось создать настоящий классический шедевр, в котором есть и темперамент, и юмор, и бесконечный полет фантазии.

В дуэте «Размышление» на музыку С. Рахманинова (хореограф Кирилл Шморгонер) большее внимание привлекла Вероника Землякова, нежели её партнёр Кирилл Софронов. Балерина за последнее время значительно выросла в профессиональном смысле. Её тело – словно прекрасно настроенный инструмент, звуки которого доставляют подлинное эстетическое наслаждение.

Организация шелестовского фестиваля в Самаре – большое и благородное дело. Его устроители (Самарский театр оперы и балета и автор проекта Светлана Хумарьян) изрядно постарались и явили настоящий праздник танца. Очевидно, что зрители этот праздник ожидали и приняли с открытыми сердцами!

----------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1519
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2016 7:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102505
Тема| Балет, Персоналии, Ольга Лепешинская
Автор| АЛЕКСАНДР ФИРЕР
Заголовок| На волнах счастья
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №10 (2016)
Дата публикации| 2016 октябрь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| К 100-летию Ольги Лепешинской

28 сентября исполнилось 100 лет блистательной балерине народной артистке СССР Ольге Васильевне Лепешинской, чей кипучий танец был энергетической квинтэссенцией эстетической сути балета Большого театра



Ольга Лепешинская

«Ленин решил мою судьбу»

Она родилась в Киеве в дворянской польской семье Марии и Василия Лепешинских, бежавшей в Москву в лихие революционные годы от бесконечной смены украинских властей. Отец, еще возводивший Китайско-Восточную железную дорогу, был талантливым инженером-мостостроителем, востребованным советской властью, что обеспечило достойную жизнь в послереволюционные годы. Дед Лепешинской – известный народоволец, а двоюродный дядя Ольги отбывал ссылку вместе с В. И. Лениным. Вождь мирового пролетариата качал младенца Олю Лепешинскую на ноге. Ольга Васильевна рассказывала, что одно время квартира Лепешинских была рядом с квартирой Ленина в Кремле. В голодную зимнюю пору продукты хранили в авоськах за форточками. И кошка Лепешинских съела мясо Ленина…

Родители задумывали своего ребенка мальчиком (как и Уланову), в детстве за буйный темперамент и мальчишеские задиристые повадки Олю называли Лёшей, а вместо кукол она была окружена стаями игрушечных зайцев. Танцевала под любую музыку и даже без музыки. И потом на сцене ее прыжки по элевационному задору и дальности не уступали таковым у прыгучих быстрых зайцев. Однако маленькой Оле с детства прочили инженерную карьеру, по стопам отца строить мосты. Папа много занимался развитием ребенка, знакомил с историей, большой литературой, поэзией Пушкина, со знаменитыми местами Подмосковья, показывал дворцы Ленинграда. Но девочка мечтала только о танце. Мама (ее уговорили друзья – художник и балерина Федоровы) втайне от мужа отвела дочь на просмотр в балетную школу. Она даже ходила за консультативным советом к Ленину с вопросом, стоит ли отдавать девочку в балет. Владимир Ильич заверил буквально в духе Маяковского, что все профессии нужны, все профессии важны. Как утверждает сама Лепешинская, ленинское «благословение» и решило ее судьбу. Девочка не прошла в балетную школу Большого театра по конкурсу, но была записана первой кандидаткой «в листе ожидания». Внезапный приступ аппендицита у одной из первоклассниц открыл двери балетного класса для юной кандидатки. Ее поставили у палки последней. К концу года она была уже третьей, а выпускалась в числе первых учениц, сразу попав в 1933 году в Большой и, минуя кордебалет, став солисткой и дебютировав в «Тщетной предосторожности». В 1935 году 18-летняя Лепешинская в очередь со знаменитой Суламифью Мессерер танцевала Суок в премьере «Трех толстяков» Игоря Моисеева и получила тогда уже известность. А в 20 лет ее наградили первым орденом «Знак почета», как его в шутку называли «Веселые ребята». К ее виртуозным ногам посыпались все партии текущего репертуара. Критически относясь к своим творческим возможностям, она попросила руководство театра «отстранить ее» от роли Одетты-Одиллии, что само по себе беспрецедентно в истории балета. Лепешинская говорила, что для нее не существовало сложных движений, кроме… фуэте. Еще в пятом классе она по вечерам с конфетами «Мишка» приходила с мамой в школу, расплачиваясь за «аренду» балетного класса со сторожем заядлым курильщиком Кузьмой пачками папирос «Казбек». Мелом чертила круг и упорно осваивала фуэте, со временем делая их даже не 32, а на спор 64. Ее темпераментный жизнеутверждающий танец любил Сталин, пестовавший Большой театр и солистов. Он называл Лепешинскую «Стрекозой» (на что кто-то из остряков предположил, что партнера следует называть стрекозлом) и был ее истинным поклонником. Она была лауреатом четырех Сталинских премий. А большую часть денег первой премии (100 000 рублей) в 1941 году отдала на нужды фронта, фонду обороны.

Спектакль как праздник

Лепешинская всегда повторяла: «Я всю жизнь летела на спектакль как на праздник». У нее была масса поклонников, которые ее любовно называли Лёлей. Танец Лепешинской мощно излучал радость и упоенное ликование жизни. Устами одного из киноперсонажей Аркадия Райкина артистку Лепешинскую называли «воздушный десант» за ее бесстрашные длинные пролеты «в рыбку» в руки партнера и «мертвые петли» над сценой. Она слыла записной виртуозкой. В балетном классе «для очистки воздуха» ее запускали на диагональ шене, в которых она проносилась через зал с крейсерской скоростью. Вихревые вращения, зашкаливающие скорости, заразительная танцевальность и кураж никого не оставляли равнодушным. А масштаб художественной личности и артистическое обаяние позволяли ей создавать на сцене незабываемые образы. Запечатленный на пленке «Дон Кихот» отчасти дает представление о той буре восторга и всенародного подъема на ее спектаклях в Большом. Резонанс от ее триумфального «Дон Кихота» имел важные «стратегические» последствия в дуэлянтско-непримиримом эстетическом противодействии двух культурных столиц. До сих пор балет Кировского театра свысока взирал на танцы в Большом как на провинциальные шалости и балаган. И все-таки Ленинград «снизошел» до приглашения Лепешинской выступить в двух «Дон Кихотах» в спектаклях Кировского театра: Лепешинская имела у ленинградской по-балетомански снобистской публики ошеломительный успех и бурные овации. Лед противостояния был сломлен.

Среди огромного репертуара Ольга Васильевна особо ценила свои коронные партии — Китри («Дон Кихот»), Вакханку («Вальпургиева ночь»), Мирандолину («Мирандолина»), Суок («Три толстяка»), Аврору («Спящая красавица»), Парашу («Медный всадник»), Тао Хоа («Красный мак»), Золушку («Золушка»), Ассоль («Алые паруса»), Жанну («Пламя Парижа»), Лауренсию («Лауренсия»), Фадетту («Фадетта»), Лизу («Барышня-крестьянка»), Сари («Тропою грома»). Ей повезло работать с балетмейстерами Леонидом Лавровским, Василием Вайноненом, Леонидом Якобсоном, Ростиславом Захаровым, Касьяном Голейзовским.

Ее партнерами были самые галантные кавалеры и завидные танцовщики московской балетной сцены тех лет – Алексей Ермолаев, Асаф Мессерер, Михаил Габович, Владимир Преображенский, Петр Гусев, любившие Лепешинскую за веселый нрав и легкий вес.

«Лепешинская жива?»

Ольга Лепешинская рассказывала: «Я была неплохой пианисткой». И вершиной ее пианизма стал концерт для двух роялей чешского композитора Яна Душека. Но помимо музыки Ольга Васильевна увлекалась стрельбой, лежа выбивала с певицей Валерией Барсовой десятку и имела звание «Ворошиловский стрелок». Во время войны по ночам Лепешинская дежурила на крышах, сбрасывала зажигалки. Балерина вспоминала: «В то время на доме №17, наискосок от «Елисеевского» на Тверской (Горького), стояла фигура как бы в балетной позе: две ручки были подняты наверх. Илья Эренбург написал, что это стою я. А мой партнер по Большому театру Михаил Габович командовал тогда точкой ПВХО - организацией, которая, кстати, находилась на крыше небезызвестной газеты «Известия». И после бомбардировок из разных районов Москвы звонили Габовичу и спрашивали:“Лепешинская жива?”». Всю войну она колесила по фронтам и госпиталям. В составе 1-ой фронтовой концертной бригады Большого театра за четыре года Лепешинская изъездила всю Европу. Замечательные солисты Большого пели и танцевали на балюстрадах госпиталей, на каменных плитах, в поле: ноги уходили в землю, в песок, чуть ли не в мазут. Вернулась Лепешинская в Большой театр, получив телеграмму в Варшаве от Ростислава Захарова: «Немедленно возвращайтесь в Москву – для вас делаю “Золушку”».

«Пошла на повышение»

Первый брак у Лепешинской был с красавцем кинорежиссером Ильей Траубергом, запечатлевшим и по сей день захватывающие дух полеты Лепешинской в «Вальсе» Мошковского-Вайнонена. Второй – с генералом-лейтенантом МГБ Леонидом Райхманом, автором проекта «разведчик Кузнецов». И третий - с начальником Генерального штаба войск Варшавского договора генералом армии Алексеем Антоновым. О третьем замужестве друзья говорили, что Лепешинская «пошла на повышение». Алексей Антонов был интеллигентом с большой буквы, владел французским, любил театр и музыку. Когда он работал на даче, Лепешинская для создания уютной и комфортной атмосферы тихо включала обожаемых им Шопена или Рахманинова.

После его смерти она временно потеряла зрение, внутри что-то сломалось, ушла радость в танце, и она не смогла больше танцевать, несмотря на уговоры Улановой вернуться на сцену. Лепешинская ушла с балетных подмостков в 1962 году. В том же году обрушилась на крыше дома на Тверской, 17 и скульптура девушки, которую Илья Эренбург окрестил Лепешинской. Как шутила Ольга Васильевна, «мы обе одновременно сошли с пьедестала». По окончании танцевальной карьеры много лет Лепешинская активно занималась педагогической деятельностью: так сложилось, что исключительно за границей – по всему миру – в Риме, Будапеште, Мюнхене, Берлине, Дрездене, Штутгарте, Вене, Белграде, Стокгольме, Нью-Йорке, Токио и многих других городах. «Я объездила весь мир, – говорила она, – не была только в Австралии». Начинала она с Рима и с создания балетной труппы в берлинской Комише Опер, где проработала десять лет. Особая взаимная любовь и тесные творческие связи были у нее с Японией. Она входила в правления обществ дружбы «СССР – Япония» и «СССР – США». Всегда поражала ее неиссякаемая энергия, восхищал удивительный склад ее человеческой природы, ее высота и красота. Петр Гусев точно сказал о Лепешинской: «Она появлялась, и волна счастья жить, танцевать захлестывала зал с головой! Если бы всю радость, которую дарила она зрителям, собрать вместе и вернуть ей, она прожила бы тысячу лет!»

Фото Игоря Захаркина
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2016 11:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102506
Тема| Балет, Индия, Гастроли, Персоналии, Андрей Болотин, Диана Косырева (БТ)
Автор| Корр. ТАСС Евгений Пахомов
Заголовок| Российские артисты впервые представили в Индии балет "Щелкунчик"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2016-10-25
Ссылка| http://tass.ru/kultura/3733663
Аннотация|

Мастера русского балета из Большого театра и других известных российских коллективов впервые представили в индийской столице балет Петра Чайковского "Щелкунчик" в классической постановке.

"Балет завершает официальную программу фестиваля культуры России в Индии, - сказала ТАСС советник по культуре посольства РФ в Индии Нана Мгеладзе. - Отдельные партии из "Щелкунчика" ранее показывали здесь наши мастера балета, но полностью индийскому зрителю "Щелкунчик" в исполнении российских артистов балета показан впервые".

Она отметила, что балет, который в России стал одним из символов новогодних и рождественских и праздников, в Индии представлен в преддверии Дивали - главного индийского праздника, который отмечается в этом году 30 октября. В этот день принято дарить друг другу подарки и сладости, зажигать свечи и масляные лампы. И потому он во многом напоминает наш новогодний праздник, добавила Мгеладзе.

Публика стоя приветствовала российских артистов, которые выступили на сцене столичного киноконцертного комплекса "Сири форт аудиториум". Главные партии исполнили солист балета Большого театра, заслуженный артист РФ Андрей Болотин и артистка балета Большого театра, лауреат международных конкурсов Диана Косырева.

Зал не смог вместить всех желающих - на входе в комплекс зала люди спрашивали лишний пригласительный билет.

"Этот балет - настоящее событие и для Дели, и для Индии. Это прекрасное завершение фестиваля российской культуры в Индии", - сказал журналистам генеральный директор индийского совета по культурным связям Амарендра Кхатуа.

Классический балет объединяет культуры

"Я в первый раз в Индии, хотя давно мечтал побывать в этой стране. Я знаю, что индийская танцевальная культура имеет собственные древние традиции, - сказал ТАСС перед началом выступления солист балета Андрей Болотин. - Танец в Индии больше чем просто танец, здесь каждый жест имеет значение. И я рад, что мы сможем познакомить индийцев с русской балетной культурой".

Он отметил, что российские артисты привезли в Индию "Щелкунчик" в знаменитой постановке Василия Вайконена. "Это классический взгляд на "Щелкунчик", самая, пожалуй, знаменитая его постановка. Надеемся, что она будет интересна в Индии и детям, и взрослым", - сказал Болотин.

Как отметила в беседе с ТАСС участница выступления, балерина Александра Кокшарова, индийский танец отчасти тоже повлиял на русский балет. "Мариус Петипа использовал элементы классических индийских танцев в балете "Баядерка", - напомнила Кокшарова. - Восточный танец есть также в "Щелкунчике".

По мнению российских артистов, балетное искусство, не требующее перевода, способствует объединению культур. Организаторами мероприятия выступили Индийский совет по культурным связям, Министерство культуры РФ и посольство России в Индии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 26, 2016 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102601
Тема| Балет, БТ, История, Электронный Архив
Автор| Юлия Воронина
Заголовок| Сети Терпсихоры
Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7110 (242)
Дата публикации| 2016-10-25
Ссылка| https://rg.ru/2016/10/25/istoriiu-bolshogo-teatra-ocifruiut.html
Аннотация|

Искусственный интеллект поможет закачать историю Большого театра в Интернет


Информационные технологии добрались и до театральной сцены. Проект по оцифровке всех уникальных афиш, программок спектаклей и фотографий первым запустил Большой театр. Реализовать задуманное помогут отечественные разработчики интеллектуального программного обеспечения.

Все оцифрованные материалы войдут в электронную базу данных, ознакомиться с которой можно на специальном интернет-портале. Сайт, который будет постоянно дополняться информацией, уже работает, и к концу года там должны появиться первые документы. В результате каждый сможет увидеть афиши с именами знаменитых солистов, узнать, какие оперы и балеты ставились на сцене театра чаще всего, что входило в его репертуар в конце XIX века и в годы Великой Отечественной войны. В перспективе архив пополнится эскизами театральных декораций великих русских художников. Эта информация может быть полезна как искусствоведам, так и просто любителям театра. Кроме того, оцифровка исторических материалов позволит дольше сохранить оригиналы в неизменном виде.

Проект волонтерский, так что любой желающий может помочь театру собрать историю в цифровом виде. Коллекция музея театра насчитывает 48 тысяч афиш, 120 тысяч программок и более 100 тысяч фотографий. По словам гендиректора Большого театра Владимира Урина, если бы вся информация вносилась в базу данных вручную, работа могла бы занять около десяти лет. Но привлечение современных технологий и волонтеров позволит закончить проект гораздо быстрее.

Проект делится на три этапа. Сначала все документы сканируются и распознаются. Многие исторические афиши и программы уже очень хрупкие, поэтому работа должна быть максимально аккуратной. Затем из отсканированных документов извлекаются данные: имена артистов, дирижеров, названия спектаклей и прочее. Оба этапа требуют тщательной проверки, чтобы исключить ошибки, возможные при оцифровке, и максимально приблизить электронные версии документов к оригиналу. Решить эту задачу помогут волонтеры. Также им будет полностью отдан третий этап проекта - рубрикация исторических фотографий.

По словам Владимира Урина, оцифровка коллекций документов в театрах уже стала мировым трендом. Ряд зарубежных театров тоже ведет такую работу, среди них Метрополитен-опера, Венская и Парижская опера. "Но не все имеют такую длинную историю, как Большой театр. Кроме того, другие театры проводят оцифровку документов в обратном порядке, начиная с последних постановок", - заметил Владимир Урин.

Для извлечения данных из исторических документов будут использоваться технологии компьютерного зрения и текстовая аналитика. "Эти решения можно отнести к классу искусственного интеллекта, - рассказал генеральный директор разработчика Abbyy Россия Юрий Корюкин. - В комплексе они позволяют выделить необходимую информацию их неструктурированного текста, например, афиши с картинками или программки спектакля. А в старых афишах еще и используются непростые шрифты, это осложняет задачу".

Конечно, весь массив данных нужно будет проанализировать и структурировать. "Все данные, проверенные волонтерами, будут переданы сотрудникам музея, которым предстоит серьезная научная работа: сверить полученную информацию с каталогами опер, балетов, постановок, спектаклей и персоналий - уточнить, дополнить и расширить их, - добавил руководитель направления "Опера" проекта "Открой историю Большого" Евгений Цодоков. - По мере работы все программки, афиши, фотографии и информация из справочников будут постепенно выкладываться в электронную базу данных с удобной поисковой системой и станут доступны всем".

Аналогичные технологии распознавания текста уже использовались для оцифровки собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, которое включает в себя 90 томов. "В этом проекте не стояла задача излечения информации, но было много работы, связанной с форматированием текста", - добавил Юрий Корюкин.

Распознавание и интеллектуальный анализ текстовой информации уже активно начинают использовать разные сегменты бизнеса. Раньше в системах документооборота значительная часть информации извлекалась из текста "вручную". Но программы распознавания позволяют автоматически обрабатывать тексты с пониманием смысла, извлечением фактов, рубрикацией и поиском аналогичных документов. Используя приложение с компьютерным зрением на смартфоне можно, например, отсканировать визитную карточку коллеги, и программа сама запишет в вашу телефонную книгу все данные о человеке: имя, фамилию, телефон и почту.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 26, 2016 12:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102602
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Автор| Варвара Свинцова
Заголовок| Русско-испанское наследство Начо Дуато
Великий хореограф привез «Спящую красавицу» в Сибирь

Где опубликовано| © газета Известия
Дата публикации| 2016-10-26
Ссылка| http://izvestia.ru/news/640655
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: РИА НОВОСТИ/Александр Кряжев

В НОВАТе прошли премьерные показы «Спящей красавицы» Петра Чайковского в постановке Начо Дуато. Испанский хореограф, покинув Россию, рачительно использует свои неоклассические работы «петербургского периода». Поставленная для Михайловского театра «Спящая красавица» была перенесена в Берлин в 2014 году — сразу, как только Дуато занял там пост художественного руководителя Государственного балета. А в сезоне-2014/15 спектакль шел в «Ла Скала». Теперь в избранный круг городов, где можно увидеть балеты Чайковского в версии Дуато, входит и Новосибирск.

«Спящая красавица» Начо Дуато — из числа тех сочинений, сценическая судьба которых совершенно не зависит от оценок экспертного сообщества. Выпущенный в декабре 2011 года в Михайловском театре спектакль получил весьма кислую критику. Упреки были самого разного свойства: в вину хореографу вменяли как недостаток почтительности к классике, так и недостаток радикализма.

Это нисколько не мешало зрителям брать Михайловский штурмом в те вечера, когда показывали «Спящую». И не мешает самым ярким балетным звездам в этом спектакле регулярно выступать: достаточно сказать, что дуатовскую Аврору примеряли на себя Светлана Захарова, Наталья Осипова и Полина Семионова.

Теперь же непривычный хореографический язык Дуато пришлось осваивать сибирским танцовщикам. За несколько недель самоотверженной работы артисты твердо выучили текст, но не вполне овладели искусством его правильной «декламации». Помощь новосибирским коллегам оказал мощный петербургский десант: в вечер премьеры главные партии танцевали солисты Михайловского театра. В партии Принцессы Авроры на сцену НОВАТа вышла Анжелина Воронцова.

Одна из самых одаренных балерин своего поколения, обладающая особым «инструментальным» стилем танца, продемонстрировала безукоризненное «легато». Ее тело пропевало не только каждое па, но даже связки и переходы. В танцевальной кантилене были и своего рода синкопы, особенно в финальной коде, когда Дуато как будто подсмеивается над торжественным стилем сочинения Петипа, обильно им процитированного.

На следующий день, когда Аврору танцевала солистка НОВАТа Ольга Гришенкова, тонко обыгранных хореографических шуток и прочувствованных деталей зрители не увидели. Но безупречные линии и грация молодой танцовщицы оставили позитивное впечатление, и для этого многое сделал опытный и уверенный партнер — Денис Матвиенко, руководитель балетной труппы НОВАТа и Принц Дезире второго премьерного дня.

Не менее хорош был и его коллега, выходивший на сцену накануне. Молодой премьер Михайловского театра Виктор Лебедев не подчеркивал внутреннюю противоречивость хореографии, а предпочитал сглаживать ее классически безупречными позами и мягкими приземлениями после легких прыжков.

Безупречной Феей Сирени была Анна Одинцова, вписавшая свою героиню в секстет фей как первую среди равных, без попыток представить ее всесильной небожительницей. Ближе всех к фирменному стилю Дуато подошла Екатерина Лихова — Зачарованная Принцесса. В миниатюре, которую Дуато поставил по мотивам па-де-де Флорины и Голубой Птицы, ее трепетный и грациозный персонаж существует на грани человеческого мира и мира природы.

Роль Феи Карабос по традиции в балете доверена мужчине. Солист НОВАТа Михаил Лифенцев достойно выдержал конкуренцию с петербургским гостем Маратом Шемиуновым. Использовав довольно лаконичные средства, он сумел добиться неожиданного эффекта. Образ, который он представил, вызывает очень богатые ассоциации: то ли скучающий выпускник Итона пробует рассмешить товарищей на вечеринке, где что-то пошло не так, то ли граф Дракула решил попробовать себя на балетной сцене.

Отдельным удовольствием было наблюдать, как с каждым новым показом раскрывается и обретает жизнь новосибирский спектакль. Нервозность первого дня постепенно уходила; оркестр, у которого поначалу случился своего рода «приступ астмы» (дирижер Николай Винокуров), «начал дышать», благодаря чему кордебалет нашел в себе силы отлепиться от кулис и вполне внятно демонстрировал элегантность линий в общих выходах и особенно в вальсе. Более того, в итоге возникло ощущение, что именно на этой сцене, просторной, демократичной, можно сказать, пролетарской, не отягощенной избыточной императорской роскошью, балет Начо Дуато может обрести свое подлинное лицо.

В Новосибирске на него не будет давить сравнение с первоисточником, с балетом Петипа и легендами, которыми он успел обрасти в столицах. Посмотрим, сможет ли сибирский театр, лишенный столичного снобизма, снять заклятье, наложенное на «Спящую красавицу» Дуато при рождении в Петербурге.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16629
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 26, 2016 12:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102603
Тема| Балет, Государственный Академический театр оперы и балета имени Абая, Персоналии, Рафаэль Уразов
Автор| Анастасия Беньяминова
Заголовок| Как живется мужчинам казахстанского балета
Где опубликовано| © Caravan.kz
Дата публикации| 2016-10-25
Ссылка| http://www.caravan.kz/news/kak-zhivetsya-muzhchinam-kazakhstanskogo-baleta-384874/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Солист Государственного Академического театра оперы и балета имени Абая Рафаэль Уразов откровенно о своей профессии и об отношении к ней в Казахстане.

- Я рос очень активным ребенком, - начинает интервью с корреспондентом медиа-портала Caravan.kz Рафаэль.

- Чтобы я не болтался без дела на улице, меня отдали в балет. Мне тогда было шесть лет. При этом я поначалу думал, что иду заниматься спортом, но оказалось, что меня обманули (смеется).

Первое время я не понимал, почему мне купили чешки, и я все спрашивал: а когда буду играть в футбол или заниматься боксом?

Постепенно я втянулся в это, особенно, когда у меня были первые достижения, первые поездки, успехи. В 10 лет я продолжил свое обучение в алматинском хореографическом училище имени А. Селезнева.



После окончания училища у меня было много амбиций, я хотел уехать из страны, но не мог оставить маму одну. Я благодарен своей бабушке, что она меня правильно воспитала. Всем, чего я достиг в жизни, я обязан ей. Бабушка привила мне любовь к труду.

- В детстве, когда вас отдали в балет, вас дразнили?

- Нет. Когда между нами были детские ссоры, мне просто говорили: «Иди занимайся своим балетом!». Но я был физически выносливее своих сверстников и вполне мог за себя постоять. Помимо балета я танцевал брейк и занимался спортом.

- Что для вас работа в театре - просто работа или что-то большее?

- Я живу этим. Ты никогда не достигнешь успеха, не любя своего дела. К сожалению, я получил травму и практически на год выпал из балетной среды. Я очень соскучился по сцене. Когда прихожу в театр, заряжаюсь энергией. Я люблю запах театра.

- Было ли такое, что хотелось все бросить?

- Такое очень часто было: когда лень, когда тяжело, когда получаешь травму, посещают такие мысли.

- Что помогает взять себя в руки?

- Преодоление себя. Когда подходишь к станку, начинаешь заниматься, а вечером видишь благодарную публику - это дорогого стоит.

Люди платят огромные деньги, чтобы поддерживать себя в хорошей физической форме, а у нас артистов это как образ жизни.

- Существует мнение, что артисты балета – лица нетрадиционной сексуальной ориентации. С чем это связано и как можно разрушить этот стереотип?

- Я думаю, что это пошло из истории жизни известного артиста Рудольфа Нуреева.

Он был гомосексуалистом. Говорят, он встречался с Элтоном Джоном. В Европе среди артистов балета есть представители нетрадиционной ориентации. Вообще, в творческой среде это явление довольно-таки распространено, но что касается казахстанских артистов, здесь такого точно нет.

У нас в театре настоящие мужики, которые и подраться могут. Представляете, как лицо нетрадиционной сексуальной ориентации 1,5 часа может танцевать «Спартака»?

Так говорят и думают недалекие люди.

- А у вас, кстати, девушка есть?

- Да, есть.

- Она тоже из балета?

- Нет.

- Чем вы занимаетесь помимо основной деятельности?

- Я занимаюсь большим теннисом, йогой, бываю иногда в ночных клубах, учу английский язык. Большое желание выучить, как минимум, испанский и итальянский.
-------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Ноя 08, 2016 9:17 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1519
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 26, 2016 3:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016102604
Тема| Балет, Персоналии, Кочеткова, Вальдес, Фрустэ, Коновалова, Хи Сео, Вомак, Корнехо, Эрнандес, Симон, Соарес, Габдуллин
Автор| АЛЕКСАНДР ФИРЕР
Заголовок| Чистота танца и дыхание жизни
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №10 (2016)
Дата публикации| 2016 октябрь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| V Международный фестиваль балета в Кремле

На сцене ГКД с аншлагом прошел V Международный фестиваль балета. Труппа «Кремлевский балет», руководимая Андреем Петровым, – главный фигурант этого данспроекта

Фестиваль уже обжился в театральной жизни балетной Москвы: сегодня он обрел заслуженную репутацию и любовь московской публики за качественный и непомпезный формат любви к классическому танцу. Концепция кремлевского танцфорума предусматривает гастрольный ввод импортных звезд (их тщательно выбрал продюсер Айдар Шайдуллин). В программу фестиваля-2016 вошли пять классических спектаклей из репертуара труппы «Кремлевский балет» с участием приглашенных на главные партии солистов из Американского балетного театра, лондонского Королевского балета, Национального балета Кубы, Венгрии, Венской Оперы, Дрезденского балета и Балета Сан-Франциско. Примы Кремлевского балета гостеприимно укрепили общий танцевальный уровень, выступив в корифейских партиях. Так, Александра Тимофеева обнаружилась среди двойки виллис в «Жизели», в вариациях в «Тенях» и в Гран па из «Дон Кихота», Ирина Аблицова – в па де труа из «Лебединого озера», в вариациях Феи Нежности и Феи Бриллиантов, а Наталья Балахничева – в роли Белой кошечки в «Спящей красавице». Солистки стали в двойки-тройки. Поступок, скажем, героический. Нечто подобное, пожалуй, было лишь однажды в истории московского балета: в юбилейном «Лебедином озере» Большого театра с Майей Плисецкой выступила в партии одной из невест уже известная в роли Одетты-Одиллии Людмила Семеняка. Труппа «Кремлевского балета» демонстрирует чудеса мобильности, когда по ходу представления артистам доводится по многу раз оперативно переодеваться (ибо штат танцовщиков не сопоставим с таковым в Большом, к примеру) и молниеносно перевоплощаться в другие образы. Кремлевский балет сегодня пребывает на гребне профессионального расцвета. Достаточно высок уровень солистов и качество отрепетированной слаженности кордебалета, который демонстрирует точность ракурсов и позиций. А артикулярная внятность исполнения характерных танцев, когда четко просматривается хореографический текст, удивляет и впечатляет на фоне повсеместной отсебятины и даже в больших известных компаниях.


Хи Сео - Одиллия, Тьяго Соарес - принц Зигфрид

Фестиваль открылся «Лебединым озером» с кореянкой из Американского балетного театра Хи Сео (Одетта-Одиллия) и премьером лондонского Королевского балета бразильцем Тьяго Соаресом (Принц Зигфрид). Невысокая, хрупкая с недлинными руками, аккуратной стопой и красивой линией ног Хи Сео продемонстрировала точную технику, мягкий шаг, изящную манеру. Приоритетом ее оставалась чистота танца, нежели необходимые актерские реакции и музыкальная чуткость. Коньком же бразильца стал актерский темперамент и природная сценическая естественность: он вглядывался в глаза зачарованной Одетты, словно пытался постичь тайну девушки, взволнованно заключал ее в свои объятия, нежно прикасался к мочке ее уха губами и не упускал любой возможности сладострастно дотронуться до Одиллии. Мимическая выразительность и повадки чувственного Зигфрида Соареса ловко отвлекали внимание от его технических возможностей и погрешностей в танце. Однако танцовщик внес в хрестоматийный балет так не достававшее горячее дыхание жизни: ни один персонаж, находящийся в его поле зрения (и даже игнорировавший его), не остался не замеченным Принцем.


Матильд Фрустэ - Жизель, Иштван Симон - граф Альберт

Матильд Фрустэ, покинувшая Парижскую Оперу ради балеринского положения в Балете Сан-Франциско, и Иштван Симон, премьер Дрезденского балета и приглашенный солист Национального балета Венгрии, составили гармоничный дуэт в «Жизели». Танцовщики выраженного артистического обаяния и прекрасной конституциональной эстетики с психологической достоверностью и художественной убедительностью прожили все коллизии спектакля, слаженно взаимодействуя в ансамбле. Изящная Фрустэ не только прекрасно исполнила коварную вариацию Жизели в первом акте, но и внесла в роль свои танцевальные нюансы и балеринскую огранку. Иштван Симон прирожденный Граф Альберт: выигрышная внешность танцовщика, его благородство манер и чистый рисунок классического танца как нельзя пришлись здесь кстати.


Вьенсай Вальдес - Китри, Дани Эрнандес - Базиль

Вьенсай Вальдес – прима-балерина кубинского балета, любимица гаванского зрителя, наиболее аутентичный апологет исполнительских традиций Алисии Алонсо, предусматривающих безупречную виртуозную технику с запредельным техническим запасом и сочную темпераментную выразительность. Китри ее коронная партия. В этот приезд она не стремилась ни поразить, ни удивить, ни что-то из себя изобразить, зато блеснула завидным звездным достоинством, породистой несуетностью, уверенностью исполнения и невероятным апломбом. Ее бесконечно-длительные застывания на пуанте в адажио вызывали восхищенный рев зала: так долго выстаивать в арабеске не может ни одна балерина. А свои многооборотные пируэты и фуэте она демонстрировала безусильно, «не смущаясь» при этом никакой степенью сложности. Вальдес не рвала страсти в клочья, очень женственно проявляла испанистость, кошечкой пленяя партнера. Светлокожий Дани Эрнандес – истинный принц на белом коне гаванской труппы. Утонченная фактура лирического премьера соединена у него с характерной для мужского классического танца на Кубе виртуозной техникой. Он предстал не только внимательным и удобным кавалером, но и безупречно исполнял свои соло, не выпячивая напоказ отличную технику, а вписывая ее в танцевальную лексику. Опытные мастера Вальдес и Эрнандес доставили публике истинное наслаждение, подарили праздник своим «Дон Кихотом», ставшим настоящим танцевальным фейерверком.


Людмила Коновалова - принцесса Аврора, Роберт Габдуллин - принц Дезире

Солисты балета Венской государственной оперы Людмила Коновалова и Роберт Габдуллин показали в «Спящей красавице» академизм русской школы и европейский исполнительский лоск. Оба они питомцы отечественных школ: Коновалова – московской, Габдуллин – екатеринбургской. Элегантность, высокий профессионализм и стилистическая точность балерины и похвальный партнерский уровень ее кавалера с позитивной энергетикой украсили спектакль.


Мария Кочеткова - Никия, Эрман Корнехо - Солор

Фестиваль апофеозно завершала «Баядерка» с Марией Кочетковой, примой Американского балетного театра и Балета Сан-Франциско. Карьера Марии – не простой, даже тернистый путь человека с сильным характером и твердой волей: она одержала многочисленные победы на балетных конкурсах и не боялась сменить труппы ради своего творческого роста, переезжая из Лондона в Сан-Франциско и Нью-Йорк. В Москве она выступила с техничным аргентинцем Эрманом Корнехо, своим коллегой из Американского театра балета, для которого никаких помех в танце не существует. Их мастерство превосходно. Выступление Кочетковой (с гордостью упомянем: она выпускница московской школы) стало свидетельством истинного балеринства, эффектом присутствия художественной личности на сцене. Миниатюрная танцовщица сумела заполнить собою необъятную кремлевскую сцену, а широта жеста, поток танцевальных фраз наполнили кантиленой ее танец. Прекрасное чувство ансамбля, партнерская чуткость и тембральная звучность индивидуальностей насытили палитру спектакля внятным драматическим содержанием и проникновенной атмосферой психологической исповедальности. Обосновавшаяся в Москве американка Джой Вомак в партии Гамзатти была технична и эмоционально соответствовала балетному образу дочери раджи, со всей высокомерностью и страстью отстаивавшей свое право на счастье и готовой уничтожить любого, кто встанет у нее на пути.


Мария Кочеткова - Никия

На фестивале также запомнились Александра Тимофеева (Принцесса Флорина в «Спящей красавице» и Повелительница дриад в «Дон Кихоте»), Ирина Аблицова (вариации в Гран па из «Дон Кихота» и «Тенях» из «Баядерки»), Егор Мотузов (Золотой божок в «Баядерке», Гамаш в «Дон Кихоте», Шут в «Лебедином озере» и па де де в «Жизели» ), Максим Афанасьев (Эспада в «Дон Кихоте»), Михаил Евгенов (Ганс в «Жизели»), Олеся Дмитракова (вариация в «Тенях»), Ксения Хабинец (Фея Сирени в «Спящей красавице»), Даниил Росланов (Голубая птица в «Спящей красавице»).

Фото предоставлены пресс-службой ГКД
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика