Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-08
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 02, 2016 9:19 am    Заголовок сообщения: 2016-08 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080201
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии, Ярослав Ткачук, Татьяна Лезова, Елена Филипьева
Автор| Ирина Волконская
Заголовок| Артисты балета рассказали о сложностях тренировок перед премьерой
Где опубликовано| © ГолосUA
Дата публикации| 2016-08-02
Ссылка| http://ru.golos.ua/teatre/artistyi_baleta_rasskazali_o_slojnostyah_trenirovok_pered_premeroy_3575
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



3 июля 2016 года в Киеве на сцене Национальном академическом театре оперы и балета Украины имени Т.Шевченко состоялась премьера балета «Снежная королева». Солист балета Ярослав Ткачук, сыгравший персонажа Кая, рассказал, почему эта работа имеет для него большую ценность.

Об этом он сообщил во время онлайн-чата в ГолосUA.

По его словам, современному артисту нужно уметь играть разнообразные роли. Роль Кая как раз и требует от танцора эмоциональной пластичности.

«В наше время артист должен быть универсальным. Балет-спектакль «Снежная королева» одно из произведений, где можно ощутить и сыграть разнообразие образов. Кай выступает в трех ипостасях: пока он маленький мальчик, он добр, дружит с Гердой, играет с ней на улице, он – ребенок, в этом образе нет драматизма. Потом он предстает перед зрителями в образе околдоваенного Снежной королевой юноши, который обозлен и видит мир искаженным. Третья испостась Кая – этап его взросления. Он возвращается к Герде изменившимся, повзрослевшим. Мне предстоит передать в танце его любовь к Герде, эти чувства, чтобы зритель понял эмоциональные переходы между образами. Мне предстоит перевоплощаться и это для меня самое интересное», - сказал солист балета.

Я.Ткачук отметил, что бывает сложно во время репетиции разных образов в один день вовремя и правильно переключаться с одного характера на другой.

«Я соглашусь с тем, что если в один день совпадает репетиционный процесс негативного и положительного образов, сложно переключаться. Например, ты репетируешь Ротбарта из «Лебединого озера», а его основная эмоция это злость, он – злой гений. И потом буквально за полчаса переключаешься на светлого персонажа. Это сложно», - отметил солист балета.

Его партнер по балету, прима-балерина Татьяна Лезовая также призналась: сложно переключиться на другие эмоции и другой стиль танца, если нужно показать разные образы.

«Например, сначала станцевать куртизанку, а потом святошу. Это не очень удобно», - сказала она.

В то же время, прима-балерина Национальной оперы Украины Елена Филипьева считает, что мастерство артиста в том и заключается, чтобы уметь максимально полно показать образы, которые противоположны.

«Бывает, что нужно в короткий промежуток времени сыграть разные образы. Но в том и заключается мастерство танцора, артиста, чтобы преодолеть сложность и перевоплотиться. Я раньше всегда много танцювала лирических партий, но меня видели в роли Королевы-мачехи в «Белоснежке», предлагали отрицательные роли в «Кармен». И это интересно, когда во время исполнения экстравагантных партий нужно вытаскивать свое нутро, долго думать, искать, копаться в образе», - сказала она.

По мнению Е.Филипьевой, балет «Снежная королева» один из таких спектаклей – с богатой драматургией и сложными характерами героев.

«Но как бы сложно не было, эта работа необычна, в ней много видоизменений, это необычный спектакль. Я ждала премьеры с нетерпением. Для нас это как сдача экзамена на завершении сезона. Мы готовы и хотим торжественно завершить этот театральный сезон», - подчеркнул танцор Ярослав Ткачук.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2016 9:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080301
Тема| Балет, Гала, Призы, Персоналии, Диана Вишнева, Фридеман Фогель, Орели Дюпон, Ханс ван Манен
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Концерт для двух призов
В Канне станцевали в честь Майи Плисецкой

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №139, стр. 11
Дата публикации| 2016-08-03
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3053859
Аннотация|


Фото: Bruno de Marquis

В каннском Дворце фестивалей при поддержке госкорпорации "Росатом" состоялся "Оммаж Майе Плисецкой" — международный балетный вечер, участникам которого вручали призы французского журнала Ballet2000 и приз "Майя", только что учрежденный компанией Askaneli Arts. Из Канна — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Балетного вечера в летнем Канне, безусловно, не хватало — его ждали и жаждали. Несмотря на отсутствие наружной рекламы, пройтись по красной дорожке пожелали почти две тысячи зрителей: партер знаменитого Дворца фестивалей был забит до отказа, балкон — наполовину. Такие гала проводились и раньше: в 2004 году журнал Ballet2000 учредил одноименный приз, отпраздновав награждение концертом лауреатов. Награду "за карьеру" тогда получила Майя Плисецкая. На вручении 79-летняя балерина пожелала станцевать бежаровский номер "Ave Mайя", пианист куда-то запропастился, за фортепиано, спасая положение, сел Родион Щедрин — запись этого исторического выступления и открывала нынешнее гала "В честь Майи Плисецкой".

Впрочем, тематическим его назвать трудно: ни участники, ни их репертуар не имели отношения к великой балерине. К оммажу вернулись лишь под финал: вручение призов проходило на фоне архивных кинокадров; неотразимая Китри Плисецкой и ее трагическая Зарема легко отвлекли внимание зрителей от живых лауреатов, выстроившихся в ряд на сцене. Концептуальная и режиссерская невыстроенность концерта объяснялась разными целями организаторов. Главный редактор Ballet2000 Альфио Агостини, составивший список участников из лауреатов одноименного приза, полагал, что задача концерта — возродить придуманную им награду, исчезнувшую было после шести лет существования по неизвестным (возможно, материальным) причинам. Компания же Askaneli Arts, учредившая в этом году приз "Майя" в виде статуэтки работы Гии Джапаридзе (скульптор перевел в бронзу знаменитую фотографию Сержа Лидо с суперобложки автобиографической книги Майи Плисецкой), считала главной изюминой вечера рождение собственного приза. Выбор его лауреатов явно не обошелся без участия Ирмы Ниорадзе, экс-примы Мариинского театра и жены владельца Askaneli Arts: "балериной года" стала международная звезда Мариинки Диана Вишнева, "танцовщиком года" был назван ее концертный партнер Фридеман Фогель из Штутгартского балета. Третью награду — "за исключительную карьеру" — получила бывшая этуаль и главный репетитор Парижской оперы Орели Дюпон, с августа этого года превратившаяся в арт-директора главной французской труппы. Старейшему живому классику Европы Хансу ван Манену вручили "Майю" просто "за карьеру", показав кинонарезку из его балетов, но не представив их "живьем".

Надо признать: приз "Майя" победил во всех отношениях — без его лауреатов гала оказалось бы слишком провинциальным и старомодным. Нынешний худрук Парижской оперы Орели Дюпон исполнила с первым танцовщиком Алессио Карбоне адажио "Together Alone" в постановке бывшего худрука Бенжамена Мильпье (москвичи могли видеть этот номер на юбилее Бориса Акимова). Изысканность пластики и непобедимый шарм последней этуали парижского "золотого века" наполнили эротической тайной даже эту рыхлую, слащавую и банальную хореографию. Диана Вишнева и аккомпанирующий ей Фридеман Фогель станцевали дуэт "Vertigo" в постановке Мауро Бигонцетти, тоже известный московским балетоманам,— очень удачный номер, позволяющий балерине применить весь фирменный арсенал своего очарования: быть одновременно беззащитной и сильной, любящей и покинутой, авангардно-сломленной и академически-гармоничной. Победительная харизма лауреаток приза "Майя" — двух весьма зрелых балерин — уничтожила танцевальные потуги молодых победителей Ballet2000 успешнее, чем моэмовская Джулия Ламберт жалкую выскочку Эвис Крайтон.

Правду говоря, конкуренция была невысока: кругозор жюри приза Ballet2000, составленного из постоянных авторов французского журнала, ограничен ближайшими соседями, а вкусы, похоже, сформировались с полвека назад. Фаворит судей — коротконогий, но пластичный и мягкий итальянец Давиде Дато из Венской оперы — с неуместным героическим пафосом станцевал мефистофельское соло из старого бежаровского балета "Arepo" ("Opera", прочитанная задом наперед). В его исполнении хореография великого классика показалась заурядным эстрадным шлягером, равно как и дуэт "Anima Blues" преемника Бежара хореографа Жиля Романа в исполнении солистов Bejart Ballet Lausanne Катерины Шалкиной и Оскара Чакона. Курьезом выглядела группа армянских танцовщиков из разных театров Швейцарии и Германии, объединившаяся в компанию Forceful Feeling: взяв в партнерши крупных женщин из своих трупп, горячие парни сосредоточенно исполнили малоподвижный монотонный фрагмент из "Сна в летнюю ночь" Ханса Шперли, оживляемый разве что синхронными, кокетливо-неуместными круговыми движениями бедер. Впрочем, национальный темперамент танцовщиков вполне реализовал хореограф Арсен Меграбян, поставивший им тираноборческую новеллу с намеком на тему геноцида армян.

Неудачным гибридом классики и фламенко выглядела "Фаррука" из "Треуголки" Мануэля де Фальи в постановке Антонио Руиса Солера: молодой премьер Национального балета Испании Серхио Берналь не смог удивить дробями сапатеадо (их надежно заглушал покрытый линолеумом пол), зато поразил заваленным классическим двойным туром в воздухе, выглядевшим вставной челюстью среди движений фламенко.

До Канн не доехала травмированная Виктория Терешкина из Мариинского театра, так что честь завершить концерт выпала другим "классикам" — кубинцу Осиелю Гунео и кореянке Джем Чой из Английского национального балета. Их долгожданное па-де-де из "Корсара" — одно-единственное в считающейся "современной" программе вечера — вышло комом. Бедная девушка из кордебалета, большеголовая, невыворотная, с косым подъемом и задумчиво-шатким вращением, чудом, сползая по диагонали к авансцене, выкрутившая 27 косолапых фуэте "без головы", не виновата, что авантюрный партнер вытащил ее на этот престижный концерт. Но и сам кубинец, кочующий по международным гала и овеянный славой природного виртуоза, перелетевший c Кубы в Норвегию, оттуда в Лондон, а затем в Мюнхен, подмочил репутацию, растеряв в странствиях былую легкость, любовь к танцу, да и технические навыки. На концерте в Канне он использовал свое стойкое вращение и эластичную разножку с такой циничной утилитарностью, что его выступление выглядело набором разрозненных аттракционов невысокого качества. После каждого из них молодой Гунео призывно улыбался залу и, казалось, недоумевал, отчего не слышит аплодисментов. Действительно, слегка растерявшиеся зрители Дворца фестивалей не были готовы принять это трюкачество за классический балет, которого они, привлеченные именем Майи Плисецкой, судя по всему, ждали в виде хитов старой доброй классики. Если приз выживет — возможно, и дождутся.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Сен 04, 2016 5:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2016 10:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080302
Тема| Балет, Одесский театре оперы и балета, Персоналии, Андрей Болотин (БТ), Диана Косырева (БТ), Людмила Хитрова, Олег Еромкин (Беларусь)
Автор| Галина Марьина. Фото Снежаны Павловой
Заголовок| Два вечера с классическим балетом
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Одесса»
Дата публикации| 2016-08-02
Ссылка| http://vo.od.ua/rubrics/kultura/36154.php
Аннотация|



Солисты Большого театра России, Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, а также солисты других известных балетных трупп стран бывшего СНГ исполнили в Одесском театре оперы и балета шедевры классической хореографии и современные постановки. Вечера, организованные концертно-театральным агентством «Эксклюзив», прошли с аншлагами.

Солисты Большого театра, заслуженные артисты России Андрей Болотин и лауреат международных конкурсов Диана Косырева показали фрагменты балетов Чайковского «Щелкунчик» и «Лебединое озеро». Танцоры из Беларуси, супруги Олег Еромкин и Людмила Хитрова, исполнили Гран-па из балета «Дон Кихот» и Адажио из «Кармен-сюиты».

— Когда я говорила друзьям, что мы едем в Одессу, все восклицали: «Там же такой красивый театр!» — говорит прима-балерина Людмила Хитрова. — Благодаря нашей профессии мы много гастролируем и видим много площадок, нам есть с чем сравнить, ваш театр действительно невероятно красив. А как принимают в Одессе! Каждый сложный элемент воспринимается «на ура»... Бывает, зрители смотрят восторженно, и только в конце номера немножко поаплодируют, а здесь реагируют во время танца. Хорошо, что зрители этого не боятся, это так приятно артисту!

Лауреат международных конкурсов Ярослава Араптанова, тоже отметившая эмоциональность нашей публики, впервые побывала в Одессе еще маленькой девочкой, ее привозили к морю на лето родители из родной Перми. Танцевала в Пермском академическом театре оперы и балета, работала в дальнем зарубежье. Партия Китри из балета «Дон Кихот» — ее конек! И сейчас впервые выступила на сцене Одесской оперы, о чем давно мечтала. А публика теперь будет мечтать о новой встрече с замечательными артистами балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2016 8:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080401
Тема| Балет, НОВАТ, Персоналии, Михаил Лифенцев
Автор| Алексей Кудинов
Заголовок| Балетный зал вместо ринга
Где опубликовано| © «Телестанция Мир»
Дата публикации| 2016-08-03
Ссылка| http://www.tcm10.ru/show_news_main.php3?id=caf7fc5a3e3edbc6a0332ad522f048a5
Аннотация|

В год 25-летия СТС-Мир мы рассказываем о ровесниках нашего телеканала. Сегодня героем нашей рубрики стал Михаил Лифенцев - ведущий солист НОВАТа. В 2008-м он закончил новосибирское хореографическое училище и в том же году поступил в труппу театра оперы и балета.

Сегодня Лифенцевых в новосибирском театре не мало. Это и сестра - Анастасия. которая работает с середины 90-х, и супруга Михаила Наталья, которая как и он окончила училище в 2008-м. Картину дополняет мама нашего героя, у которой свой детский драматический театр. В общем, у увлечённого тхеквон-до школьника выбора не было. Он пошёл по стопам сестры, причём начал постигать азы балета не с начала учебного года, а с конца осени. По началу было скучно. Михаил скрывал свой новое занятие от друзей и какое-то время сочетал занятия танцем со спортивными тренировками.

Поверить в то, что балет - мужское занятие - помогло чувство конкуренции. Если ввязался в какое-то дело, хотелось делать его лучше других. Азарт соперничества, юношеский максимализм заставляли идти к профессиональным вершинам. Базовая спортивная подготовка дала хорошую растяжку, выносливость.

Сегодня на счету Михаила Лифенцева полтора десятка партий на сцене театра оперы и балета. Красс из Спартака, принцы - роли героические. В 25-ть можно танцевать практически весь репертуар. Но Михаилу интересно работать над тяжёлыми образами, эмоциональными, характерными. Балетный век короток. Для многих это - возраст расцвета. Но мужчины могут танцевать и до 38-ми. некоторые переваливают отметку в 40. Так что, впереди ещё больше ролей.

Сцена - это не вся жизнь. У Михаила - семья, дочь. И желание полностью отдаваться профессии нужно уметь сочетать с домашними делами. Думать о том. что будет после завершения карьеры пир этом рановато. Вне балета он себя пока не представляет. Хотя признаётся, что четверть века - уже какой-никакой возраст. И чувствуется это , например, по изменению взгляда на мир.

Не замыкаться на работе и не забывать детских увлечений. До спортивных вершин Михаилу сделать не удалось. Билет оказался притягательнее. Но когда карьера танцовщика завершится, можно вернуться в спорт. Во всяком случае, обещание поддерживать форму он себе дал. А пока - есть футбольные матчи оперный против филармонии или возможность покидать мяч в кольцо с коллегами по балетному цеху.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2016 6:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080402
Тема| Балет, ХХIV Международный фестиваль «Звезды белых ночей», Театр «Астана Балет»
Автор| Людмила Лаврова
Заголовок| Не дотянувшиеся до звезд
Где опубликовано| © musicseasons.org
Дата публикации| 2016-08-04
Ссылка| http://musicseasons.org/ne-dotyanuvshiesya-do-zvyozd/
Аннотация| Фестиваль, Гастроли

В Мариинском театре в рамках Международного музыкального фестиваля «Звёзды белых ночей» выступил недавно созданный казахский театр «Астана-балет», считающийся одним из ведущих хореографических коллективов Республики Казахстан. Основная задача этого театра — развитие казахского балетного искусства и создание национальных произведений, которые, по замыслу руководителей театра, должны отличаться смелыми идеями и новыми формами.


Гайя. Фото предоставлено пресс-службой театра Астана балет

Казахстанские гастролёры представили на суд петербургской публики два одноактных балета: «Gaia» (Гайя, Гея – богиня Земли) на музыку Хекеля Тавареса и Исаака Альбениса и «Клеопатра» на музыку Мориса Равеля. Оба спектакля шли под фонограммы. «Гайю» поставил Рикардо Амаранте (Бельгия), он же выступил в качестве художника по костюмам и свету. Гайя олицетворяет Землю, которая состоит из четырёх элементов: воды, земли, огня и воздуха. Но есть ещё один элемент, без которого невозможно представить дыхание Земли, — это лес. Каждый из пяти элементов предназначен для поддержания жизни на планете. Они едины и составляют основу Гайи – любящей и сильной, нежной и заботливой богини Земли. Хореограф-постановщик предполагал рассказать историю о планете Земля, используя средства современной хореографии. Увы, принцип «три в одном» срабатывает не всегда, и в данном случае непонятна политика театра «Астана-балет»: поручить создание целого спектакля малоизвестному хореографу, никак не проявившему себя ранее ни в искусстве сценографии, ни в создании театральных костюмов… Сценография представляла собой видео-картины воды, облаков, леса, огня и т.п., причём, излишняя яркость этих слайдов била в глаза. Костюмы — простые белые платья с подкрашенными в размытые цвета подолами. В таких платьях, только без раскраски, девочки-ученицы хореографических училищ занимаются в классах. А «современная хореография» состояла из массовых пробежек труппы от одной кулисы к другой. Помимо этого, время от времени танцовщицы рассыпались по сцене, изображая линии невнятных очертаний, пару раз одна-две балерины замирали в арабеске, и это, пожалуй, всё. Отличить одну стихию от другой по хореографическому языку было совершенно невозможно.

В театре «Астана-балет» нет мужчин. То ли это принцип коллектива, то ли дефицит мужчин-солистов, но факт остаётся фактом, и он сильно обедняет и так не отличающиеся богатством хореографические возможности труппы.

Кстати, отсутствие танцовщиков-мужчин повлияло и на постановку «Клеопатры» — хореограф-постановщик Николай Маркелов (Россия) создал спектакль с необычным сюжетом о борьбе за трон Клеопатры (Риза Канаткызы) и её сестры Арсинои (Жибек Мешитбай). Клеопатра, сияя красотой, появляется, подобно богине Афродите, из морской пены в окружении нимф. За ней следует Арсиноя, тоже красивая и изящная. Сёстры дружны, они примеряют наряды и украшения и радуются им. Однако в глубине души каждая мечтает стать царицей Египта. Богиня Судьбы Лахесис (Ансаган Кобентай) распаляет фантазию девушек – в её руках появляется па-схемти (корона древнеегипетских фараонов), но только одна из красавиц сможет обладать ею. Теперь сёстры становятся заклятыми врагами. Их поединок, устроенный Лахесис, должен решить, кто сможет получить из её рук па-схемти.

«Клеопатра»- зрелищный спектакль, и в этом большая заслуга сценографа Сергея Новикова и художника по костюмам Анны Якущенко. Платья египтянок элегантны и роскошны, особенно Клеопатры и её сестры. Великолепны «старинные» египетские лодки, украшенные скульптурами и майоликой, на которых в одной из сцен приплывают сестры-соперницы. «Золотые» пирамиды, то уменьшающиеся, то увеличивающиеся в зависимости от хода развития событий тоже добавляют постановке атмосферы роскоши. К сожалению, видео-оформление Кирилла Маловичко, за исключением пирамид, аляповатое и мельтешашее, и содержит в себе много абстракции, противоречащей реалистичности постановки, пусть даже эта реалистичность – сугубо театральная. Но в целом, «Клеопатра» — броское шоу. Николаю Маркелову не откажешь в полёте фантазии и чувстве стиля: движения Клеопатры и Арсинои – царственно элегантны и неспешны, причем, в хореографических образах сестёр передается характер каждой, а сколько злорадства и величественности в позе Клеопатры — победительницы! Также в духе Древнего Египта, каким мы его себе представляем, созданы Маркеловым партии свит Клеопатры и Арсинои, нереид и гарпий. Но ограниченные профессиональные возможности труппы не дали идеям балетмейстера «разгуляться» — танцы «египтянок» очень просты и не содержат сколь-либо сложных элементов. Тем не менее, рука мастера и в таких условиях сделала своё дело: позы артисток, их пластика – всё работает на образ, на сюжет.

С одной стороны, хорошо, что фестиваль «Звёзды белых ночей» приглашает для участия в своей программе целые коллективы, а с другой – очень странно, что только начавший творческий путь театр «Астана-балет» получает уже не первую(!) возможность выступить на мариинской сцене, которая за более чем два века своего существования привыкла к совсем другому уровню исполнителей, как и публика, приходящая в Мариинский театр. Название фестиваля – «Звёзды белых ночей» говорит само за себя, и руководству этого фестиваля надо держать планку, т.к. казахстанскому театру до звёзд ещё расти и расти.
-----------------------------------------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2016 9:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080403
Тема| Балет, Итоги сезона
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Большой делает ставку на «маленьких»
«МК» подводит итоги балетного сезона

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" №27169
Дата публикации| 2016-08-05
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/08/04/bolshoy-delaet-stavku-na-malenkikh.html
Аннотация| ИТОГИ СЕЗОНА

У балетных танцовщиков, как известно, самый продолжительный театральный сезон. Так уж повелось, что, в то время как у многих их коллег в драматических театрах затишье, период отпусков и безделья, — у балетных период самой напряженной работы: на летние месяцы театры приберегают самые значимые свои премьеры, не говоря уже о проводимых обычно в это время масштабных гастролях, а также продвижениях, назначениях, увольнениях. Турбулентность особенно ощущается в балетном мире как раз летом. Обо всем этом мы и поговорим, подводя итоги сезона…


Михаил Крючков и Анастасия Денисова в премьере балета «Вариации на тему Франка Бриджа». Фото: Дамир Юсупов / ГАБТ

Новые лица Большого

Сезон, по крайней мере для Большого театра, все еще продолжается. Только переместился он вместе с гастролями, которые окрестили «бриллиантовыми», в лондонский Ковент-Гарден… Тон главных английских газет о гастролях Большого самый восторженный: «Танец в исполнении артистов Большого был потрясающим от начала до конца», — пишет про «Лебединое озеро» лондонская «Таймс». «Изумительные выступления следовали одно за другим», — констатирует «Телеграф». И это несмотря на то, что отличительной чертой этих гастролей является назначение на главные партии новичков, для многих из которых выступление на сцене Ковент-Гардена стало дебютом. Помимо дебютировавших в Лондоне Михаила Крючкова, Юлии Степановой, Маргариты Шрайнер, Анастасии Денисовой до этого московские дебюты были у Давида Мотта Соареса, Владислава Козлова, Артура Мкртчяна, Брюны Гальянони Кантанеде и некоторых других артистов, все еще стоящих в балетной иерархии либо на позициях в кордебалете, либо корифеями (Михаил Крючков), в редком случае солистами (Юлия Степанова).

Ставка на свежие силы, желание влить в труппу «молодую кровь», придать ей значительный импульс — особенность политики нового руководителя балета Большого театра Махарбека Вазиева, сменившего в середине марта Сергея Филина. Считается, что предшественник не уделял проблеме ротации балетных кадров должного внимания. И именно в происходящей сейчас ротации и заключена главная особенность уходящего сезона для одной из ведущих балетных компаний мира и залог ее процветания в будущем.

Какие-то вводы показались интересными, какие-то преждевременными. Назовем и самых, по нашему мнению, даровитых: из девушек — это несомненно Юлия Степанова, а из юношей — Михаил Крючков… В Лондоне Крючков успешно исполнил во втором составе партию метафизического двойника принца Зигфрида — Злого Гения (таким образом трактуется этот персонаж в версии «Лебединого озера» у Григоровича). Но способностью играть каждым мускулом своего тела, резонировать с музыкой, передавая все нюансы пластической мысли, отличился этот артист и в балете Ханса ван Манена «Вариации на тему Франка Бриджа», первой премьере Большого театра в этом сезоне. Так совпало, что она состоялась в тот самый день, когда Вазиев приступил к исполнению своих обязанностей балетного директора. Юлия Степанова, покорившая лондонских зрителей в партии Одетты-Одиллии из того же «Лебединого озера», своим танцем и удлиненными линиями заставила засверкать новыми гранями еще и «Бриллианты» Баланчина.

Экспериментальная лаборатория ГАБТа

Если же говорить о премьерах Большого театра, то в этом сезоне их было две, не считая обновленного «Дон Кихота» в версии Алексея Фадеечева, не сходящей со сцены Большого театра вот уже 17 лет (спектакль заново приодели и оформили, причем, на мой взгляд, не очень удачно). Помимо уже упомянутого вечера голландской хореографии, в котором кроме балета ван Манена поразил своей изобретательностью балет «Совсем недолго вместе» Пола Лайфута и Соль Леон, в конце сезона Большой театр на Новой сцене представил и своеобразную, лабораторную работу — «Ундину» Вячеслава Самодурова на музыку Ханса Вернера Хенце. Вещь кризисная, да к тому же абстрактная, что и создавало основную трудность — поскольку музыка Хенце сочинялась по детально разработанному совместно с первоначальным постановщиком этого балета английским хореографом Фредериком Аштоном сценарию. Но лексический диапазон балетмейстера оказался сильно ограничен, что тоже не способствовало успеху премьеры.

В принципе на эксперименты главный театр страны в минувшем сезоне не скупился, вслед за Музтеатром Станиславского незапланированно показав «молодежную программу балета» под названием «Лица». Эта программа, являющаяся необходимым условием для развития начинающих хореографов, стала, по сути, возрождением давно уже не идущих в театре воркшопов, введенных в практику при Алексее Ратманском. Художественным руководителем назначили отставленного от руководства балетом Сергея Филина… И пусть работы девяти «начинающих» хореографов (хотя, собственно, начинающих в новой хореографической мастерской на этот раз как будто и не было, все в той или иной степени успели засветиться) были сделаны наспех и показались малоинтересными — лиха беда начало.

«Стасик» верен прежнему курсу

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко к концу сезона тоже произошли перемены. После ухода в отставку Ары Карапетяна новым гендиректором стал Антон Гетьман, ранее занимавший пост заместителя гендиректора Большого театра Владимира Урина. А сам театр в этом году первым открыл свои двери для хореографических проб и исканий и показал созданный по инициативе Андрея Уварова проект «Точка пересечения». Причем опередил в этом отношении Большой. Результаты работы четырех хореографов пока тоже оставляют желать лучшего, однако кое-какие находки («Амальгама» Эмиля Фаски, «Чай или кофе?» Андрея Кайдановского) все-таки были предъявлены…

В более глобальном плане Музтеатр по-прежнему верен своему курсу на последовательное освоение золотого фонда мировой балетной классики XX века. В минувшем сезоне, как и в предшествующих, это касалось английской классики, в частности такого балетмейстера, как сэр Фредерик Аштон, вечер хореографии которого состоялся в начале ноября. Он включал в себя три балета: помимо «Маргариты и Армана», который входит в репертуарную афишу «Стасика» еще с 2009 года и премьерой совсем не является, это были одноактные балеты «Рапсодия» и «Вальс», хотя и несколько старомодные (так, впрочем, сейчас смотрятся многие произведения Аштона), но очаровательные этой своей старомодностью, а главное — очень полезные и взятые худруком балета Игорем Зеленским для этой труппы явно «на вырост».

Другая премьера сезона — перенесенный в «Стасик» балет «Анна Каренина», поставленный художественным руководителем Цюрихского балета Кристианом Шпуком — обычный среднеевропейский продукт, отвечающий всем стандартам качества. Открытий он не преподнес.

Но проблемы Музыкального театра сейчас лежат несколько в другой плоскости… Несмотря на тот высокий уровень и динамику, что придал развитию этой компании ее худрук Игорь Зеленский, из театра каждый сезон уходят танцовщики. В прошлом году «Стасик» покинули примерно полтора десятка человек, в следующем сезоне предполагают, что театр недосчитается еще десяти артистов. Есть среди них и премьеры: Анна Оль и Семен Величко перешли в Национальный балет Нидерландов в конце прошлого сезона, сейчас театр покидают другие необходимые ему исполнители — Ксения Рыжкова и Дмитрий Соболевский. Самое интересное, что пригласил Рыжкову и Соболевского вкупе с другими артистами на новое место работы сам Зеленский, который с этого сезона является еще и руководителем балета в Мюнхене. Так, сидя сразу на двух стульях, он для пополнения качественными артистами одного доверенного ему коллектива оголяет другой («Стасик», труппа которого в балетном мире котируется гораздо выше мюнхенской).

Казалось бы, ничего страшного в этом нет. Поиски лучшей доли и связанная с этим миграция — проблемы, стандартные для любой балетной труппы. Но слишком многие уходят. Да и для Игоря Анатольевича это уже стиль работы — подобные сложности возникали у него и в Новосибирске, труппой которого до этого года он руководил параллельно со «Стасиком». Возникли они и в Мюнхене — здесь наряду с другими артистами труппу вместе со своим мужем Марлоном Дино неожиданно покинула даже первая балерина мира Люсия Лаккара.

Кроме того, и в самом «Стасике» дела в связи с занятостью худрука пошли не самым лучшим образом. Так, закрывшую нынешний сезон «Баядерку» доверили исполнителям (правда это были дебюты), который не смогли обеспечить спектаклю надлежащий уровень. Раньше подобных ляпов Зеленский не допускал.

В Кремле справляли юбилей

Международный фестиваль балета, состоявшийся на сцене Кремлевского дворца уже в четвертый раз, в этом году был посвящен 25‑летнему юбилею труппы «Кремлевский балет». Прежде всего отметим высокий уровень, который продемонстрировали сами «юбиляры». На гала-концерте, открывшем IV Международный фестиваль балета в Кремле и составленном из отрывков спектаклей огромного репертуара кремлевского коллектива (а за 25 лет в этой труппе было создано 25 успешных спектаклей), кремлевские солисты смотрелись не хуже их европейских коллег.

Пополнил свою афишу «Кремлевский балет» в этом сезоне и очередной жемчужиной классического репертуара XIX века. Премьеру спектакля «Баядерка» экс-худрук «Кремлевского балета» Андрис Лиепа запланировал еще в прошлом сезоне, то есть во времена своего недолгого правления балетной труппой… Но осуществил задуманное только тогда, когда труппу покинул, и на свое законное место опять вернулся основатель кремлевского коллектива Андрей Петров. Добавляя в афишу «Баядерку», театр не только пошел на поводу у «кассы» и любителей классики, обожающих этот балет. Такой шаг со стороны руководства, традиционно делающего ставку на классическую составляющую репертуара, является насущным и стратегически важным и для развития балетной труппы. Результат, представленный труппой «Кремлевского балета», не заставил себя ждать: вышколенный и собранный кордебалет, блестящие танцы солистов, красочные декорации в индийском стиле, по роскоши и колориту не уступающие декорациям Большого театра.

Михайловский театр опробовал новые технологии

Михайловский театр, уверенно набирающий очки под предводительством своего новоявленного худрука Владимира Кехмана (у которого в будущем сезоне, к сожалению, тоже могут возникнуть проблемы — суд признал его банкротом), в этом сезоне решил опробовать новые технологии. Для оформления балетной классики они, честно говоря, не слишком подошли, а вот для создания новых спектаклей оказались незаменимы.

Открыл свой 183‑й сезон театр одним из самых старинных из дошедших до нашего времени балетов «Корсар» в редакции Михаила Мессерера, основанной на версии Константина Сергеева. Постановки и редакции классических балетов у Мессерера всегда отличаются большой культурой и бережным отношением к классическому наследию, хотя совсем не чуждаются и некоторой редакторской правки.

Что касается оформления спектакля, которое «разработал» главный художник театра Вячеслав Окунев, то замена декораций на сделанные в соответствии с последней модой видеопроекции не пошла старинному балету на пользу, зато освободила пространство для танца. Однако прибереженный для финала 3D‑спецэффект — отплывающий на фоне движущихся облаков и под колыхание как будто «всамделишных» волн корабль — стал хорошей и экономичной заменой «старинной» буре и кораблекрушению.

Картина водного апокалипсиса, построенная с помощью моднейших видеопроекций и 3D‑эффектов, впечатляла и на другой премьере этого сезона — спектакле «Люблю тебя, Петра творенье…» (сейчас он переименован в «Бронзовый кумир»), созданном по мотивам петербургской повести А.С.Пушкина «Медный всадник». Гигантские пожирающие город волны, покосившийся своими куполами и крестами Исаакий и наполовину выглядывающий из воды шпиль Петропавловского собора — такую апокалипсическую картину наводнения и потопления Санкт-Петербурга рисуют знаменитый американский хореограф Лар Любович и художник Георгий Цыпин в своем новом спектакле.

Борис Эйфман ждет свой дворец

Хореограф Борис Эйфман, практически в одиночку создающий в России востребованный во всем мире современный балетный репертуар, в этом сезоне взял тайм-аут — новых балетов не сочинял. Все его мысли сейчас занимает Дворец танца и Детский театра танца, строительство которых вот-вот должно начаться.

Тем не менее знаменитый хореограф основательно переделал старые, самые знаковые свои постановки — «Чайковский» и «Красная Жизель». Последний приобрел новую хореографию, но не слишком изменился, оставаясь прекрасным и целостным произведением, одним из лучших в творчестве гениального хореографа. Об изменениях в другом шедевре Эйфмана — балете «Чайковский» — москвичи смогут судить самостоятельно… Под новым названием «Чайковский. PRO et CONTRA» маэстро покажет эту работу в Москве на Новой сцене Большого театра в начале октября.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Сен 04, 2016 5:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 05, 2016 2:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080501
Тема| Балет, Персоналии, Яна Саленко
Автор| Лариса Тарасенко
Заголовок| 12 лет спустя...
На киевской сцене начиналось творческое восхождение звезды европейского балета Яны САЛЕНКО

Где опубликовано| © газета "День" №138-139, (2016)
Дата публикации| 2016-08-05
Ссылка| http://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/12-let-spustya
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Под занавес сезона прима-балерина Берлинского государственного балета и Королевского балета Великобритании Яна Саленко (лауреат пяти золотых медалей международных конкурсов в Киеве, Вене, Перми, Хельсинки и Нагойе, обладательница премии Deutscher Tanzpreis Zukunft и других престижных наград) дважды выступила перед украинской публикой на сцене Национальной оперы Украины в партии Одетты-Одилии в «Лебедином озере» П. Чайковского.

...Саленко вспоминает, что из Киева уезжать не планировала. В Украине у нее хорошо складывалась карьера, отношения с коллегами, нарабатывался репертуар. Но непоседливость характера унесли балерину на очередной конкурс, где уже судьба заявила свои права...

Ныне западная пресса восторженно пишет о звезде балета. Германия стала ей второй родиной. Пришла любовь (Яна замужем за прекрасным танцовщиком Марианом Вальтером, у этой красивой и талантливой пары растет чудесный сын Марлей), мировая слава, интересные постановки... И вот, через 12 лет знаменитая балерина вновь в Киеве.

«В ВЕЧНОМ ДВИЖЕНИИ»

— Для балетного артиста 12 лет — срок немалый: чуть ли не половина карьерного времени. Вы за эти годы познакомились со многими сценами мира. Как встретила родная сцена?

— Я, конечно, опасалась, что «мы с ней» забыли друг друга. Но прошлась по сцене в обычной обуви, потом постояла босиком, сделала пару движений в балетках, затем стала на пуанты — и как будто и не уезжала. Артист балета помнит телом: стоит только начать, а дальше оно само все сделает.

— Из Киева вы уезжали в поисках новых стилей?

— Я была слишком молода, чтобы успеть пресытиться. Все только начиналось. Это когда уже перетанцуешь весь классический репертуар, может захотеться чего-то нового. Я просто по натуре своей в вечном движении. Мне пришлось в Берлине начинать с гораздо более низкой ступени, нежели в Киеве. Меня брали в театр не как звезду, а как перспективную танцовщицу. На конкурсе в Вене познакомилась со своим будущим супругом, он берлинец. Поженившись, решили жить в Германии. Работала очень напряженно, но все же пришлось прерваться, когда ждала рождения сына. Ему уже скоро исполнится восемь лет. Нужно было не обделить ребенка вниманием и любовью, а также не сойти с балетной дистанции. Сейчас между той девушкой, которой покидала Киев, и мной нынешней десятки партий, сотни выступлений на разных сценах...


ЯНА САЛЕНКО В СПЕКТАКЛЕ «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО» / ФОТО НИКОЛАЯ ПОПОВИЧА

Хочу пожелать нашему замечательному балету, главная фишка которого — стабильная классика, расширять репертуар за счет модерна. Но и не только это. Я говорю «стабильная классика», имея в виду, что даже внутри классики важно идти на более смелые танцевальные решения, более раскованную технику. Это те тонкости, которые, может быть, отличат только специалисты, но обязательно оценят зрители. Поездив по миру, поработав со многими хореографами, я знаю, насколько полезна такая открытость эксперименту, готовность перешагнуть установленные рамки.

— Да, но когда говорят о «школе», как раз и имеется в виду следование определенным канонам. Вы обучались балету в Школе Вадима Писарева в Донецке. По каким параметрам она заслужила такой отдельный статус?

— Хоть это и было так давно — 15 лет назад, но, само собой, оттуда очень многое. А самое главное, то, как Вадим Писарев, используя собственный опыт работы в театрах Германии, Америки, сумел организовать в провинции, которым был Донецк, международный форум высокого уровня и поднял статус культурной жизни шахтерской столицы. Напомню, его фестиваль «Звезды балета» не только пользовался колоссальным успехом у публики, но и обогащал танцовщиков и хореографов, которые считали за честь приехать из разных стран. Поэтому, наверное, после участия в них я никогда не испытывала ни тени сомнения, если возникала возможность узнать или испытать что-то новое...

— Оказавшись в Берлинском балете, как складывались ваши творческие отношения с руководителем Staatsballett Berlin — этого прославленного коллектива Владимиром Малаховым?

— Встреча с таким человеком — артистом и руководителем — это вообще одна из самых больших удач в моей жизни. Кроме того, что повезло с чисто профессиональной точки зрения: мне пришлась по душе его особая координированная техника. Но не менее важен быт. Как бы храбр ты ни был, но, оказавшись в юном возрасте в чужой стране, любой человек испытывает определенный дискомфорт. И балетный артист не исключение, наоборот, он еще более уязвим: физическое напряжение целого дня репетиций требует выхода в эмоциональную сферу. От усталости, бывало, хотелось плакать. А рядом с Владимиром Малаховым всегда чувствовала себя защищенной «со спины»: и во время работы — с его деликатной настойчивостью, мягкой убедительностью, — и на отдыхе. Приглашая к себе в гости, он окутывал такой заботой, что достаточно только рот открыть и принять угощение из его рук. Я называла Владимира «Большой мамой». Ведь мои родители живут в Украине. И хотя рядом со мной человек, который одарил меня своей любовью, — мой муж и партнер Мариан Вальтер, но что-то сродни родительской заботе я получала именно от Малахова, благодаря ему легче было адаптироваться к жизни в Германии.

К сожалению, его каденция в Берлинском театре закончилась, сейчас балетом руководит Начо Дуато. Среди его предпочтений основное — модерн. Поэтому на фоне обязательной классики, которая по-прежнему ценится публикой («Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Жизель»), ставятся экстра-современные, часто полемические вещи. Жизнь не стоит на месте. Меняется и национальный состав труппы, при Малахове было больше русских и украинских танцовщиков, ведь классика требует школы, в которой мы сильны.

— Ваша личная жизнь крепко связана с профессиональной судьбой!

— Я очень люблю танцевать в паре с Марианом. Он прекрасный артист, но мы не очень часто выступаем вместе. Во-первых, в профессиональном смысле интересно работать с разными партнерами. Во-вторых, мы же еще и родители, нужно воспитывать сына, дарить ему свое тепло, а не сбрасывать слишком часто няням. А в-третьих, ни с чем не сравнимое удовольствие — видеть друг друга на сцене из зала, разделять с публикой удовольствие и восторг.

«ОДЕТТА-ОДИЛИЯ — ПАРТИЯ-ВЫЗОВ»

— Перед киевлянами вы дважды выступили в балете «Лебединое озеро». Почему выбрали именно партию Одетты-Одилии?

— На киевской сцене я еще не танцевала в «Лебедином», впервые это было именно в Берлине. Для балерины — это самый главный спектакль, к которому все стремятся, но не все потом любят исполнять. Невероятно сложная партия Одетты-Одилии — две ипостаси, две грани, два разных характера, которые требуют полного перевоплощения, и, вдобавок, технически сложный хореографический рисунок, напряженный ритм и эмоциональная нагрузка. Это партия-вызов, справившись с которым можно выходить перед самой требовательной публикой, можно уже не бояться пробовать себя в более современной пластике и технике. Можно уже и не беспочвенно помечтать, например, о Форсайте...

— В репертуаре Национальной оперы идут две версии «Лебединого озера» — Анатолия Шекеры и Валерия Ковтуна, а в Берлине сценическая редакция имеет свои особенности и отличия. Сколько времени вам понадобилось, чтобы войти в киевский спектакль?

— Действительно, редакции имеют существенные отличия. В Киеве я танцевала в постановке Валерия Ковтуна. Педагог — выдающийся, Алла Вячеславовна Лагода и партнер Виктор Ищук, с которым мне приходилось довольно много танцевать и раньше, помогли буквально за день запомнить все нюансы. Конечно, в сольных вариациях я позволяла себе некоторые вольности, приобретенные в берлинской постановке. А там ее делали французы; балетмейстер Патрис Бар любит усложнять главные партии всякими рондо во французском стиле. Знаете, каждый балетмейстер на Западе требует неукоснительного следования именно его хореографии, поэтому нужно быть готовой к тому, что приглашение на хорошо известную тебе партию все равно будет сопряжено с напряженной предварительной репетиционной работой.

— Долгие годы жизни на Западе, наверняка, формируют особый взгляд на жизнь родной страны?

— Конечно, больно видеть Украину в состоянии войны, осознавать, что места твоей юности оказались по другую сторону от вымышленной границы. Что вместо того, чтобы развивать искусство, работать на процветание, людям приходится выживать. Помогаю своим родителям-пенсионерам...

Я восхищаюсь тем, что Киевский театр всегда полон, люди ищут в искусстве позитив. Недавно меня поразило то, что во время визита в Берлин Президент Украины привел свою супругу в ее день рождения на балет. В тот день я танцевала в «Лебедином озере». Когда в антракте за кулисами они меня встретили с букетом, это было очень волнительно. Я подумала, что хорошо, когда руководитель страны интересуется не только футболом, но и высоким искусством.

— Ваш брат Ярослав Саленко тоже успел запомниться киевским любителям балета как яркий танцовщик. Как складывается его судьба?

— Он сейчас живет в Японии. Ведет самостоятельный бизнес по организации балетных проектов, создал собственную школу, с несколькими филиалами. Он очень упорный человек, выучил язык, освоился с менталитетом, приобрел авторитет в Стране Восходящего Солнца. Кстати, в балет он пришел почти по принуждению: мама уговорила его сопровождать меня на занятия, ведь ездить с массива в центр города на занятия в «Кияночку» 12-летней девочке страшновато. До этого мы оба занимались спортом: я — гимнастикой, а Ярослав — баскетболом. Ему было 14 лет, балет не вызывал у него никаких положительных эмоций. Но постепенно он вошел во вкус, у него стали хорошо получаться народные танцы, а потом, уже в Донецке, куда он тоже поехал «сопровождать» меня, иначе мама бы не отпустила (как не отпустила в Петербург, в Вагановское училише), сформировался как яркий классический танцовщик. Ярослав очень целеустремленный человек, ставит цели и их добивается.

Впрочем, это, видимо, наша семейная общая черта. И хотя наши родители к балету не имеют отношения, они ближе к искусству кулинарии, но детей своих (а у меня четверо братьев!) воспитывали так, чтобы полностью раскрыть потенциал каждого. Я очень благодарна им за это!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 07, 2016 9:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080701
Тема| Балет, «Праздник летнего балета» (Литва), Персоналии, Олеся Шайтанова, Ивана Путров (Украина)
Автор| Татьяна СОКОЛОВА, "Обзор"
Заголовок| В Литве - фантазия балета
Где опубликовано| © газета ОБЗОР "№ 1022
Дата публикации| 2016-08-06
Ссылка| http://www.obzor.lt/news/n22147.html
Аннотация|

Литва, Тракай, озеро Гальве, вдали - старинный замок.

В обрамлении световой гаммы и под завораживающие звуки музыки, перед взором многочисленных зрителей на «лунной» дорожке появились изумительные сказочные герои. Звучание музыки П.И. Чайковского обрамляло сказку на воде в дивные очертания повествования истории о любви двух молодых людей.




5 августа 2016 г. в Литве состоялся долгожданный, как для зрителей, так и для украинских артистов Киевского академического театра балета, спектакль «Лебединое озеро». Волновались все! Ведь хотелось на суд публике достойно представить рискованный проект балетных танцев буквально на воде. Такая трудоёмкая работа требовала огромной ответственности перед публикой.

Многочисленные репетиции, подготовка и оформление оригинальных сценических замыслов уникального проекта – это было не просто и, естественно, волнительно. Но всё получилось! И публика была благодарна. Зрители были очарованы новшествами композиционных новинок. И, конечно же, удивительными «па» белоснежных лебедей.

Появление артистов балета на сцене, которая находилась на воде, в 20 метрах от зрителей, синие отблески огней, отражение завораживающей сказочной картины в воде – всё это приводило публику в восторг.

Особенно интересно было наблюдать за происходящим на сцене тогда, когда совсем стемнело. Танцующие герои фантастической сказки были в обрамлении водной глазури, фоном же были подсвеченные деревья, растущие вокруг озера и таинственный замок. Зритель увидел сказку, которая как будто была создана самой природой, и которую не увидишь ни на какой театральной сцене.

Помогла артистам прекрасно выступить и сама матушка-природа, подарив тёплый изумительный вечер.

Возможно, проплывающие рядом со сценой, настоящие лебеди и всплески воды, еще более усилили бы эффект сказочной картинки и дополнили бы изумительную красоту постановки спектакля.

Тем не менее особое восхищение у публики вызвало выступление солистов балета Олеси Шайтановой и Ивана Путрова, которые поражали своей гибкостью, изяществом и пластикой тела.

Все артисты балета достойно претворили смелую идею организаторов праздника в реальность, тем и заслужив громкие овации и восторженные слова благодарности о рассказанной истории любви.

Не пропустите прекрасную возможность посетить яркий «Праздник летнего балета» 6 августа в Тракае (балет «Шопениана»), а 7 августа - в Паланге (Гала-концерт солистов украинского балета).

Билеты продаются в системе «Bilietai.lt» и перед началом спектакля у входа.


------------------------------------------------------------
Все фото и ВИДЕО - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 07, 2016 3:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080702
Тема| Балет, Рижское хореографическое училище, Персоналии, Владимир Пономарев
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| Педагог-хореограф В. Пономарев: «Любой, кто хоть пару раз дрыгнул ножкой, где-то у меня учился»
Где опубликовано| © LSM.lv
Дата публикации| 2016-08-07
Ссылка| http://www.lsm.lv/ru/statja/kultura/pedagog-horeograf-v.-ponomarev-lyuboy-kto-hot-paru-raz-drignul-nozhkoy-gde-to-u-menja-uchilsja.a195166/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Владимир Пономарев – многолетний артист латвийского балета, а сегодня один из ведущих наставников будущих артистов и хореографов. 7 августа он отмечает свое 65-летие. Большой юбилейный концерт в трех частях запланирован на 24 октября в театре «Дайлес», а юбилейное интервью – уже сейчас.

- Как вы пришли в балет? Во сколько лет? «Добровольно-принудительно»?

Это был мой первый самостоятельный поступок, потому что мой папа мечтал меня видеть курсантом Суворовского училища. И поэтому меня два раза не пускали на вступительные экзамены в Рижское хореографическое училище. Когда в третий раз в школьном кружке, где я танцевал (13-я школа), мой педагог Лора Озолиня (артистка Рижского балета) сказала, чтобы я поступал, я дома «топнул ножкой» – а мне уже было 14 лет, – и сразу поступил, несмотря на то, что официальный набор в РХУ уже закончился.

Принимали меня Валентин Блинов, Марина Сизова, Тамара Витиня. Взяли в первый класс (наверное, данные были хорошие), где я проучился ровно месяц, т.к. в октябре я уже был учеником второго класса. Это было на ул. Маза Смилшу в Старой Риге.

Первый педагог – Валентина Ушакова, после (3-й класс) – Наталия Леонтьева, она же была учительницей Миши Барышникова и Саши Годунова. Мишу я уже в школе не застал, т.к. он уехал в Ленинград, а с Годуновым мы параллельно учились, он на пару классов был старше. В четвертом классе я учился у Юриса Капралиса вместе с Сашей Румянцевым, Сергеем Тюриным (ныне священником), Региной Каупужей, Аллой Приеде, Гунтой Балиней и др. Получил на экзамене в четвертом классе высокие оценки, и меня перебросили в предвыпускной – восьмой класс.

В 1970 году я выпустился вместе с Сашей Колбиным, Алдисом Апсе, Зитой Эррс, Литой Бейрис и Аллой Сахаровой (кстати, выпускной концерт проходил на сцене ЛНО в 4-х отделениях). Учиться очень нравилось, хотя последние два года были самыми трудными – ну, во-первых, я перепрыгнул сразу через три класса, а во-вторых, началась практика в театре, где мы были заняты во многих спектаклях допоздна, а надо было ещё и учиться в школе, где экзамены я тоже умудрился сдать почти на «отлично».

- Как вы пришли в Оперу, какие роли танцевали?

- По распределению Министерства Культуры ЛССР весь класс сразу начал работать в ЛНО. Роли – первые годы, естественно, не давали, даже наши будущие примы танцевали в кордебалете. А это – та школа, которую надо пройти любому артисту балета. Позже я танцевал все четвёрки, двойки и отдельные соло во всем репертуаре. Очень нравилось танцевать кавалеров в «Щелкунчике», эйфмановском «Гаяне», «Болеро» Тангиевой, четвёрке цыган из «Собора Парижской Богоматери», франтов в «Анюте» и «Голубом Дунае», кавалеров в «Спящей красавице», охотников в «Золоте инков», и т.д. Последняя роль – доктор Айболит, не считая всех «предпенсионных» королей.

- Мои первые воспоминания о балете – это «Кармен-сюита» в нашей Опере, танцевала Лариса Туисова с приехавшим Марисом Лиепой. И помню вас в том спектакле...

- На одной сцене танцевал с Марисом Лиепой, Екатериной Максимовой, Владимиром Васильевым, Владимиром Гельваном, Харалдом Ритенбергом, Артуром Экисом, Мартой Билаловой, Велтой Вилциней, Инесой Думпе – да всех и не упомнишь.

- Всю свою творческую жизнь на сцене вы провели под руководством главного балетмейстера латвийского балета, народного артиста СССР Александра Лембергса.

- Да, перетанцевал все его спектакли, они составляли основу всего нашего репертуара. Нашему поколению повезло, что после Тангиевой, которую мне удалось видеть лишь однажды, будучи учеником училища, выпала эпоха Лемберга, который был настоящим руководителем. Когда он был в зале – халтурить было невозможно. Шеф и Босс с большой буквы.

- В советские годы артисты латвийского балета были теми редкими из счастливцев, кого выпускали за «железный занавес». Какие гастроли запомнились?

- По тем бедным временам запомнились все, особенно первые – Италия, Франция. Перед ними мы в Москве в Министерстве культуры СССР были торжественно приняты лично Екатериной Фурцевой, от которой получили материнский наказ – высоко нести честь и славу советского артиста балета на чужбине и не уронить гордое знамя советской культуры и искусства нашей великой Родины в агрессивно настроенных империалистических странах!!! (пардон, отвлёкся...)

Опять же нам повезло – наше поколение открыло эпоху коллективных гастролей, раньше ездили только солисты. И мы, как молодые и подающие надежды, принимали в этом активное участие. Яркие гастроли – два месяца в Мексике, Египет, Дания, Швеция, Норвегия, все не перечесть.

- Как началась ваша педагогическая деятельность?

- В РХУ позвали, когда мне уже было 40 лет, к тому времени я уже много где работал педагогом-репетитором. Кроме того, семь лет проработал в опере педагогом-репетитором балетной труппы (при Жагарсе), преподавал в Музыкальной академии, и учеников очень много. К тому же основная часть руководителей народных коллективов считают меня своим учителем, что есть безусловная правда. Если считать количество учеников – в РХУ у меня было четыре класса, а если брать шире, то любой, кто хоть пару раз дрыгнул ножкой, где-то обязательно у меня учился.

- Какими качествами должен обладать педагог?

- В первую очередь он должен обладать знаниями, и не учить, как он сам когда-то танцевал (и ему казалось, что это было самое правильное), а владеть методикой классического танца – есть такая наука, оказывается. Плюс особый дар – уметь донести и передать эту методику, причем индивидуально для каждого ученика, учитывая его особенности. Терпение, терпение и терпение. Иногда хочется убить, да нельзя (опять увлёкся...).

- Какие ощущения в 65 лет? Творческие планы?

- Ощущения как в 40 лет. Творческие планы – учить, учить и еще раз учить! Сделать яркий и красивый юбилейный концерт; кстати, в нём будет три блока – балетный, народный и современный, которые будут перебиваться тремя пятиминутными фрагментами, своеобразным документальным фильмом, где разные известные люди обо мне будут что-то рассказывать. Фильм пока не видел, он еще монтируется.

***

Итак, 24 октября в театре Дайлес состоится юбилейный концерт Владимира Пономарёва. Выдающийся педагог, воспитавший не одно поколение танцоров классического и народного танцев, яркая личность, в прошлом – артист и репетитор Латвийского Национального балета и педагог Рижского хореографического училища празднует свое 65-летие в кругу своих учеников.

В концерте участвуют: солисты Латвийской Национальной оперы и балета (Маргарита Демьянок, Артур Скутельский, Зигмар Кирилко, Артур Соколов и другие), ученики Рижского хореографического училища, народные ансамбли танца Uguntiņa, Līgo, Teiksma, Vektors, Daiļrade, Liesma, танцевальные школы Dzirnas и Todes.


КОНТЕКСТ

В 1965 г. поступил в Рижское хореографическое училище - благодаря данным, несмотря на «преклонный» возраст, 14 лет (обычно в 1-й класс принимают 10-летних). Закончил училище за 5 лет вместо положенных тогда девяти и сразу начал танцевать в труппе ЛНО, где и проработал все 20 лет до «балетной» пенсии.

Степень бакалавра (педагог-хореограф) получил в Латвийской музакадемии им Я. Витола на первом, созданном в Латвии, профессиональном курсе балетных педагогов. Специальность - методику классического танца - преподавала знаменитая Варвара Мей, педагог Вагановского училища, автор книги «Азбука классического танца».

Степень магистра получил там же в 1999 году.


Вехи творческого пути

Преподаватель классического танца в РХУ. Ученики – сегодняшние солисты ЛНО Зигмар Кирилко, Артур Соколов, Раймонд Мартынов, Виктор Сейко. Другие его ученики танцевали в балетных труппах Дании, Германии, Словакии, Финляндии, Эстонии.

Педагог классического и характерного танцев в Латвийской музакадемии им Я. Витола.

Репетитр балетной труппы в ЛНО.

Педагог-репетитор Государственного ансамбля танца «Дайле».

Педагог-репетитор народных ансамблей «Угунтиня», «Лиесма», «Лиго», «Вектор», «Дайльраде», школ-студий «Мир балета», «Дзирнас», «Тодес».

Неоднократно проводил семинары по классическому и характерному танцам в США (Индианаполис), а также множественные семинары для руководителей народных ансамблей Латвии.

Был в составе жюри двух сезонов ТВ-шоу «Танцы со звёздами» на Латвийском телевидении.

Параллельно с профессиональной педагогической деятельностью много лет популяризирует классический танец (балет) для непрофессионалов без возрастных ограничений. Результат – удивись сам себе .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 07, 2016 5:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080703
Тема| Балет, Персоналии, Диана Вишнёва
Автор| Юлия Чернявина
Заголовок| Диана Вишнева: Я до дрожи хочу танцевать
Где опубликовано| © МонаВиста
Дата публикации| 2016-08-07
Ссылка| http://vladivostok.monavista.ru/news/1844111/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


фото: пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра

Встретились с прима-балериной Мариинского и Большого театров, чтобы поговорить об ее «адской» профессии.

Имя Вишневой уже прочно ассоциируется с российским балетом, наряду с Галиной Улановой и Майей Плисецкой. И совсем недавно, почти сразу после своего сорокалетнего юбилея, премию именно Майи Плисецкой Вишнева получила в Каннах. Также недавно фильм Андрея Северного «Гравитация», где балерина сыграла главную роль, был удостоен Золотой пальмы на международном кинофестивале в Мехико. Ее собственный фестиваль современной хореографии стабильно собирает лучших молодых танцоров со всего мира. Однако это только видимая сторона ее жизни.
Про начало

Каждая человеческая жизнь индивидуальна, не похожа на остальные, и я бы не хотела давать советы, ориентируясь на свой пример, потому что у меня все получилось вопреки. Да, моя мама очень хотела, чтобы я стала балериной, хотя у нас вовсе не артистичная семья: мои родители инженеры-химики. Но я помню, как в детстве делала коллаж на стену «Мамина голубая мечта»: из журнала вырезала балеринку и наклеивала на ее лицо свое фото.

В шесть лет меня отдали в кружок хореографии во Дворце пионеров. Я была очень рада, крутилась, танцевала, но если речь заходила о профессиональных занятиях, то маме говорили: «наверное, не надо». Я не знаю, что вело мою маму, но она никого не слушала. Она считала, что это прекрасная профессия для женщины – весь день свободен, а вечером сходил-потанцевал. Позже, когда выяснилось, какая это адская профессия, мама, конечно, жалела, но было поздно.

В девять лет меня повели поступать в Ленинградское хореографическое училище им. Вагановой. И там я сразу ощутила какое-то беспокойство: много маленьких девочек, которые очень волнуются, что их не примут. Отбор тогда был девяносто человек на место, и по профессиональным физическим данным я не подошла — меня в тот год не взяли. Но мама решила, что за год я смогу подтянуться, и я начала заниматься хореографией серьезно. На второй год условно взяли – по медицинским данным не проходила. Конкурс был такой, что брали только уникальных детей. Я пришла поступать и в третий год – комиссии казалось, что это просто невозможно, что я опять пришла. Сейчас я все понимаю: в ребенке трудно разглядеть потенцию – непонятно, как измениться фигура, насколько девочка будет трудолюбива. В моем классе было 22 ученицы, но до конца дошли только четыре. Ведь кто бы смог угадать, что человек, которому дважды отказали, вырастает в балерину.

Мой первый хореограф – Мариус Петипа. А первый выход на сцену – в балете «Дон Кихот» я исполняла уличную танцовщицу. Помню, что в какой-то момент я перегородила выход ведущей балерине и то, что она мне тогда крикнула, до сих пор у меня в голове.
Про тренировки

Я тренируюсь всю жизнь с того момента, как исполнилось девять лет. Я тренируюсь даже в отпуск и в выходные. Это та жертва, которую ты приносишь каждый день. Звездность, опыт, статус – все это ничего не меняет. Минимум три часа – каждый день. Сейчас у меня, конечно, несколько другой ракурс. Я понимаю, что нужно иногда восстановиться, отдохнуть, чтобы с новыми силами вернуться к репетициям.

Самой большой критик для меня – я сама. Я не понимаю, как можно безответственно или впустую проводить время в зале. Я не только себя изводила, но и педагогов. Педагог говорил: «В целом, пойдет, потом доработаешь». Нет, не дойдет, или сейчас или никогда.

Я работаю, пока не пойму, что мне хватит. А хватит когда уже все, все ноги стер, мышцы износил, и завтра просто не можешь встать с постели. Когда не болят ноги, значит, человек не работает. Можно работать меньше, но будет ли такой результат?

Мама, увидев мои слезы, часто говорила, все, уходим из балета. Но я тогда уже не могла уйти. До какой степени бывает тяжело, никто никогда не поймет и не увидит.
Про классический и современный театр

В больших театрах мы ответственны за продолжение традиций классического репертуара. Но мы живем в современности и должны развивать и современные тенденции. И сейчас, когда в Мариинке открыли вторую сцену, мы можем решать обе эти задачи.

В мире международного балета есть три великих позиции: Большой, Мариинский, Гранд-Опера в Париже. Раньше мы варились в своем театре, в своих индивидуальных успехах. А современный мир открыт, все доступно и можно свободно передвигаться. Двенадцатый сезон я работаю в Америке. И хотя балет в США относительно молодой, там сейчас много именитых русских танцовщиков.

Я не могу сравнивать современный и классический балет. Классический балет – это серьезная школа, но современный нельзя считать более легким и менее глубоким. Просто в России мы немного отстали и потеряли время. Были величайшие хореографы, которым не дали себя реализовать. Но мы нагоняем это время, и этому очень способствуют зрители, которые очень голодные к современности.

Во всем важен человеческий контакт – насколько ты можешь заинтересовать и почему для тебя это так важно. Раньше невозможно было, чтобы именитая звезда классического балета пришла в современный танец. Сейчас эти миры стали все больше объединяться.

Каждая труппа — это совершенно другой мир: новая ментальность, подходы, репетиции. Я работала в разных странах, и эта работа дает вариативность понимания, расширяет кругозор, стимулирует работать дальше
Про проблемы

Сейчас во всем мире дефицит серьезных хореографов, и все театры заняты их поиском. Именитым танцовщик становится не только за счет классического наследия, но и с помощью хореографов, которые творят сегодня.

Танцовщики сейчас двигаются уникально. Они совершенно подготовлены — мы такими не были. Но у них не хватает образования и собственных идей. Ведь просто двигаться на сцене – этого мало. Должны быть драматургия, свет, технологии. Требования увеличиваются и человек сегодня должен разбираться во всем.
Про партнеров

Мне всегда везло с партнерами. Совсем юной, я танцевала со знаменитостями. Они уже имели право выбирать партнершу, а я была тогда совсем со школьной семьи. Но они как-то мне доверяли и давали возможность многому у них научиться. И если у меня сейчас малоопытный и молодой партнер, я считаю своим долгом помочь ему, как мне когда-то. Потому что когда у тебя есть опыт и уровень, ты можешь дать другой ракурс понимания спектакля, и такой танец со звездой мирового уровня может совершенно перевернуть твое представление о спектакле. Многие мои «родные» партнеры заканчивают репертуар, а я его все еще танцую, поэтому мне важно растить молодых партнеров и помогать им.

Химия между партнерами возникает или нет. Язык тела, язык эмоций – никогда не знаешь, как вы совпадете. Мне казалось, что Володя Малахов слишком эфемерный и мне не подойдет, но когда мы встретились, наши тела все сказали за нас. Мы так поняли друг друга, что, казалось, могли обойтись без репетиций.

Когда ты находишь партнера на метафизическом уроне, твои ресурсы дают много сверх того, что ты можешь от себя ожидать. Я не могу выступать, чтобы партнер был только в роли носильщика, чтобы он просто держал.

Репетировать со мной – это далеко не удовольствие. Если человек не сконцентрирован на двести процентов, то он просто не выдержит и сломается.

Мне всегда очень важно, чтобы мы создали момент чуда на сцене.
Про будущее

Я не хочу быть хореографом. Я очень люблю быть с ними в сотворчестве. И в этом состоянии я становлюсь со-хореографом. Если меня заставить, то я поставлю профессионально. Но в любом деле должен быть азарт. Я до дрожи хочу танцевать партии, но не хочу ставить. Многие танцовщики становятся хореографами, но редко кто становится выдающимися.

Мало что еще осталось станцевать, что я бы желала. Создать что-то новое – у меня много идей и желаний, но это сообразно здоровью и времени.
Про становление

Мне в профессиональном становлении помогли только сила воли и характер. Я никогда не жалела о своем выборе только потому, что мне каждый день удавалось показать результат. И этот результат стимулировал, чтобы каждый день снова становиться к станку.

Балерина – это не только сцена и цветы, но и будни – реальные, и с этим тяжеловато справляться. Но тогда или уходи, или не жалуйся.

Балерина — это красивая профессия, в которой ты можешь себя очень развить как человека. Мои роли, которые все о любви, о жертве, предательстве и обмане, и сформировали меня как личность. Но это очень тернистый путь. Я видела столько балетных судеб, которые не сложилось, хотя предпосылки были прекрасные.

Когда у тебя за плечами статус, еще сложнее что-то доказывать. Я не знаю, что такое слава. Есть известность, есть имя. Слава — это момент, но в своей жизни я больше ценю моменты счастья, а не славы. Счастье — это твои родные и близкие, твои внутренние состояния.

Я чувствую лимит моего артистического времени в балете, и я хочу успеть, поэтому рвусь к разным хореографам. Потому что когда внедряешься в мир другого балетмейстера, будто считываешь себя с нового листа, раскрываешься с неожиданного ракурса.

По жизни меня что-то ведет, поэтому нужно просто правильно смотреть по сторонам и правильно поступать с теми шансами, которые дает жизнь.
Про Владивосток

Я очень рада быть у вас в гостях, рада выступить на Приморской сцене нашего театра. Если бы несколько лет назад кто-то сказал мне, что Мариинка будет и во Владивостоке, я бы восприняла это как шутку. Но мир становится маленьким, и теперь между Питером и Владивостоком есть связь музыки и танца.

Когда я приезжаю в город с гастролями, я сразу иду не в гримерку, а на сцену – очень важно оценить соотношение сцены, оркестровой ямы и зрительного зала. И я вышла и сразу сказала: «Какая уютная сцена». Во время выступления я чувствовала благодарность владивостокского зрителя, чувствовала, что меня ждали. Химия произошла.

Сейчас у меня ощущение, что я на краю света. Но ощущение это очень благодатное — от моря, природы, зрителя. И оно мне нравится. У меня не было огромного желания ехать во Владивосток, но приехав сюда, я довольна.

Для Владивостока я бы выбрала танец в стиле «нью-эйдж» — что-то современное, но медитативное, дополненное звуками природы.

Когда я гуляла по городу с экскурсией, я подумала, что жителей Владивостока должно вдохновлять появление театра. Но как выяснилось, все не так просто: здесь раньше ничего не было, и все нужно развивать фактически с нуля. Но я считаю, что это прекраснейшая идея. И сразу получить такой уровень – это огромный подарок для Владивостока. А своя школа и свои музыканты обязательно появятся.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 08, 2016 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080801
Тема| Балет, США, Персоналии, Алексей Ратманский
Автор| Александр Генис, Соломон Волков
Заголовок| Балеты Ратманского. Музыка Рио. Саундтрек к Олимпиаде
Где опубликовано| © Радио Свобода. Нью-Йоркский Альманах
Дата публикации| 2016-08-08
Ссылка| http://www.svoboda.org/content/transcript/27908700.html
Аннотация|



Александр Генис: Во второй части АЧ - НЙ альманах, в котором мы с музыковедом и историком культуры Соломоном Волковым рассказываем о новостях культурной жизни, какими они видятся из Нью-Йорка.

Соломон, в одной из недавних наших передач, когда мы рассказывали о премьере «Золотого петушка» в Нью-Йорке, мы обещали подробно поговорить о других спектаклях Ратманского, которого легко можно назвать сегодня главным балетмейстером в Нью-Йорке, и это лето было летом его успехов.

Соломон Волков: Безусловно, это балетное лето принадлежало Ратманскому. Вообще, конечно, фигура Ратманского на сегодняшний момент, кажется мне, доминирует на балетном ландшафте.

Александр Генис: И не только нью-йоркском. Балетный критик «Нью-Йорк таймс» сказал, что Ратманский входит в тройку лучших балетмейстеров мира.

Соломон Волков: Эта статья в «Нью-Йорк Таймс», о которой вы сказали, принадлежит перу главного критика балетного Алистера Макколи. Она этапная для Ратманского в смысле оценки его деятельности балетными наблюдателями. Потому что, не сказав этого напрямую - Макколи как бы обошел этот момент, этих слов в статье нет - но весь смысл статьи заключается в том, что наконец-то найден преемник Баланчину. Все время в статьях и даже в книгах, включая «Историю балета», которую Дженифер Хоманс написала (замечательная история балета, вошедшая в список лучших десяти книг по версии «Нью-Йорк Таймс» за год) оплакивается сам жанр балета и говорится о том, что балетмейстеров, равных Баланчину, которые воссоздали балет во второй половине ХХ века...

Александр Генис: ... И предложили новый балетный язык.

Соломон Волков: ... таких балетмейстеров, как Баланчин, больше нет, классический балет выдыхается на глазах. И вот предлагается публике принять в качестве преемника Баланчина Ратманского. Я считаю, что это абсолютно заслужено Ратманским. Повторить Баланчина невозможно. Так же, как Баланчин не повторял Петипа, он взял что-то у Петипа и трансформировал идеи классического петербургского балета, сделав их современными. Мне, впрочем, не нравится слово «современность», оно было в советские времена чрезвычайно опошлено. Современность — это почему-то было все связано с описанием производственных успехов, опус на «современную тему». Но есть такое слово замечательное — модернити, которое я даже не знаю, как перевести.

Александр Генис: Я прекрасно понимаю, о чем вы говорите, внести то, что стало традиционным и засохшим, в живой культурный процесс, новая кровь. Это годится для чего угодно, для театра, например.

Соломон Волков: Для строительства городского годится, для всего на свете.

Александр Генис: Как сделать, скажем, Шекспира новым? Когда-то Эзра Паунд сказал: у искусства нет другой задачи кроме одной - как сделать вещь новой. Примерно то же самое говорил и Шкловский. Мне кажется, что Ратманский работает именно в этой области, не зря его называют собирателем. Потому что он восстанавливает язык прежних балетов, он все время копает, его несет в разные стороны и в результате создаются очень любопытные эффекты:старое переводится на язык нового и получается нечто третье.

Соломон Волков: Я с вами совершенно согласен за исключением одного слова - «несет». В том-то и дело, что Ратманский, мы немного его знаем, мы вручали ему премию Либерти нашу.

Александр Генис: Меня, кстати, поразило - какой он скромный, приятный и обаятельный человек.

Соломон Волков: Баланчин был гением, о чем говорить, и весьма образованным человеком, но он был интуитом. А Ратманский очень рационален, он все продумывает. Про Баланчина можно было бы, наверное, когда-то сказать, что его куда-то понесло на крыльях его моцартовской гениальности, Ратманский, я не обинуясь скажу, великий хореограф, но он все пропускает через интеллект.

Александр Генис: В этой статье, о которой мы говорим, написано, что Ратманский - незаурядный ученый.

Соломон Волков: Все, что он делает, им тщательно обдумывается. Где-то в недрах этого милейшего, на вид очень скромного, хотя я не верю в скромность гения, человека происходит титанический интеллектуальный процесс, и это видно. Он накапливает огромное количество сведений по каждому из балетов, который он ставит, работает, что тоже интересно, сознательно в разных направлениях. Я помню, что когда я для себя открыл Ратманского, то я его открыл в качестве человека, который восстанавливал какие-то признаки советской культуры, советской хореографии. Он поставил тогда «Светлый ручей» по Шостаковичу, еще ряд балетов. Он делал их в русле того, что называлось тогда соцартом. Но соцарт было направление, связанное с именами художников, в первую очередь Комара и Меламида.

Александр Генис: И Вагрича Бахчаняна, конечно.

Соломон Волков: ... которые с иронией относились к этому времени и к искусству этого времени. Ратманский относился при том, что балеты были сами по себе комические, тот же «Светлый ручей» или «Золушка» на музыку Прокофьева, они тоже вызывали смех, но это был светлый смех. Это был не гротеск, это была мягкая ирония, а может быть даже и ностальгия. Я недавно разговаривал с Анной Кисельгоф, которая была долгие годы главным балетным критиком «Нью-Йорк Таймс», она мне рассказала, что спектакли Ратманского вызвали обвинения в балетной среде о том, что он ностальгирует по советскому времени. Конечно же, он не не ностальгирует, он слишком для этого умный человек, но он не относится к этому как к предмету для издевки.

Любой другой человек на месте Ратманского сделал бы из этого свое кредо, все оставшуюся жизнь тиражировал бы подобного рода вещи. Ратманский же все время ищет, он все время развивается, занимается реконструкцией старых балетов, ищет новый современный язык для спектакля, который не связан был бы с советской тематикой.

Александр Генис: Заканчивая разговор о советской тематике, надо вспомнить трилогию, которую он поставил по Шостаковичу. У этих спектаклей нашли общее с мемуарами Надеждой Мандельштам, которые хорошо известны на Западе.

Соломон Волков: Это совершенно правильное наблюдение Макколи, я даже удивился, что он совершенно справедливо прозу сопоставил Надежды Яковлевны Мандельштам и балетное творчество Ратманского. Потому что там речь идет о любви, о творчестве, об интригах, о страхе, об отчаянии. Я посмотрел всю эту трилогию этим летом, я уже видел все эти три балета раньше, но сейчас эта трилогия опять на меня произвела сильнейшее впечатление. Причем я должен сказать, что только в одном произведении из этой трилогии идет речь об каких-то автобиографических моментах, связанных с Шостаковичем — это камерная симфония на музыку квартета номер 8.

Александр Генис: Один из самых знаменитых квартетов Шостаковича.

Соломон Волков: Один из самых трагических его опусов и автобиографических.

Александр Генис: Мой любимый квартет Шостаковича.

Соломон Волков: Когда он написал его, он сказал, что это реквием по самому себе, - он открыл тогда близким людям. Скажем, симфония номер 9 и фортепианный концерт номер 1 — это уже может быть менее связано с какими-то автобиографическими аспектами, но все-таки это в рамках не ностальгических, а исторических размышлений Ратманского о судьбе Советского Союза.

Александр Генис: Любопытно, что «Нью-Йорк Таймс» совершенно справедливо пишет, что Ратманский не замыкается на русских темах, что вполне было бы понятно, но он выходит за рамки русских сюжетов.

Соломон Волков: Это касается другого спектакля Ратманского, который я видел и который тоже состоял из трех балетов. Это были семь сонат на музыку Скарлатти. Это был сюжет, восстановленный Ратманским в значительной степени «Сказки о Жар-птице». Кстати, декорации там были сделаны Симоном Пастухом, замечательные декорации, которые очень поспособствовали успеху балета. Но для меня главным в этой трилогии Ратманского оказался балет на музыку Бернстайна, которая называется «Серенада» и которая в свою очередь основана на «Пире» Платона.

Александр Генис: Необычайно дерзкая затея поставить «Пир» Платона в виде балета — это же чистая философия.

Соломон Волков: Балет, я должен сказать, замечательный, он привел в восторг и критика «Нью-Йорк Таймс», и меня. Конечно, идея взять эту музыку Бернстайна очень смелая, как вы справедливо сказали, но Ратманский часто берет музыку не балетную. Например, блестящий был балет «Картинки с выставки» на музыку Мусоргского.

Александр Генис: Причем интересно, что иллюстрацией к этому балету он взял Кандинского. Где Мусоргский и где Кандинский!

Соломон Волков: У Ратманского все так переплетено, причем я должен сказать, что он не любит даже делиться этим с интервьюерами. Иногда он о чем-то проговаривается в работе со своими артистами, он им подсказывает, намекает какие-то скрытые сюжеты. Например, сценка «Два еврея» («Богатый и бедный») в «Картинках с выставки» Мусоргского, он им указывал, что надо изображать человека, который ищет очки — это метафора человека в поисках воспоминаний, в поисках утерянного времени.

Александр Генис: Кроме всего прочего это очень наглядный жест - когда мы ищем очки, легко понять без слов, что человек делает.

Соломон Волков: Ратманский все больше и больше показывает себя великим мастером соблазнительных ролей для своих артистов, они его все больше и больше любят. Он работает хореографом в Американском балетном театре, и артисты все больше и больше привыкают к его языку, им становится интересно, им хочется участвовать в балетах, это больше для них не обязанность - выучить новый балет, который сойдет быстро, нет, они его ощущают как естественный современный язык, как развитие балетного языка в применении к ментальности и ощущениям XXI века. Скажем, относительно Кандинского, о котором вы сказали, это тоже интересная деталь, которой поделился Ратманский. Оказывается, картина Кандинского была изображена на афише, на постере, на который Ратманский смотрел, когда его жена Татьяна рожала сына.

Александр Генис: Для него это крайне интимная деталь.

Соломон Волков: Он больше не зацикливается на русской тематике, хотя когда он к ней обращается — это всякий раз маленький бриллиант получается.

В балете “Пир” на музыку Бернстайна танцуют только мужчины.

Александр Генис: Это вполне естественно, потому что вспомним, как начинается «Пир» у Платона? Начинается диалог с того, что собираются все эти мудрецы и говорят, что сегодня они не будут напиваться, как это было в прошлый раз, а пить будут умеренно и разбавлять вино водой станут больше, чем обычно. К тому же, они не позовут флейтисток, поэтому женщин в “Пире” быть не должно.

Соломон Волков: Музыка Бернстайна оказалась невероятно танцевальной, я ее хорошо знал, но никогда не представлял, что можно поставить на нее балет. Это необычайно все естественно, и взаимоотношения этих мужчин, и их танцевальные монологи и диалоги, это все выводит дарование Ратманского и его творчества на какой-то совершенно новый виток. Я хочу показать фрагмент из этого балета, который по мысли Бернстайна изображает Аристофана.

Александр Генис: Это, конечно, очень любопытная деталь, потому что Аристофан, как известно, написал пьесу, высмеивающую Сократа, «Облака». То, что Платон вывел Аристофана в диалоге как человека вполне симпатичного и остроумного, говорит о широте взглядов Платона, который простил ему такое преступное изображение своего учителя Сократа. Так что на Аристофана, конечно, интересно посмотреть на сцене.

Соломон Волков: Итак, Аристофан Ратманского — Бернстайна.

(Музыка)
-----------------------------------------------------------

Другие темы, вынесенные в Заголовок, можно почитать по ссылке (Е.С.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 09, 2016 10:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016080901
Тема| Балет, Персоналии, Диана Вишнёва, Екатерина Крысанова, Екатерина Кондаурова, Светлана Захарова, Полина Семионова, Ольга Смирнова, Наталья Осипова
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Кто в российском балете достиг мировых высот
Волшебные ноги

Где опубликовано| © журнал «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 2016-08-08
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/16341/
Аннотация|

Диана Вишнёва
Мариинский театр

Номер один отечественного балета по совокупности заслуг и творческого диапазона. Впрыгнула в звездное сообщество с ролью Китри в «Дон Кихоте» 16-летним подростком, потом долго и старательно боролась с имиджем знойной резвушки и преуспела, причем не только в лирической «Жизели». Вишнева теперь – это интеллектуальная Золушка Алексея Ратманского и сверхскоростная комета Эдуарда Локка, странная душою Татьяна Джона Ноймайера и экзистенциальная героиня Каролин Карлсон. Из недавнего – Принцесса Аврора в старинной «Спящей красавице» на сцене American Ballet Theatre. А теперь она еще арт-директор фестиваля Context. DianaVishneva.



Ближайшие выступления
19, 20 августа. Нью-Йорк (City Center Theatre) Ardani 25 Dance Gala
27 августа. Калифорния (Segerstrom Center for Arts) Ardani 25 Dance Gala
2,3 сентября Берлин (Admiralspalast Berlin) «Старик и я»

Екатерина Крысанова
Большой театр


Главная рыжая балерина училась в Москве. У нее безупречная профессиональная форма, что заставляет вспомнить лучшие годы ее педагога по театру Светлану Адырхаеву. От нее из ног в ноги Крысанова получила не только роскошную Эгину и Мехмэнэ-Бану, но и особый шарм танца – независимого, стремительного и гордого. Крысанова особо хороша в современном репертуаре, а недавно она стала первой и замечательной Катариной в «Укрощении строптивой».



Ближайшие выступления
24 сентября. Москва (Большой театр). «Дон Кихот»

Екатерина Кондаурова
Мариинский театр

Непросто прославиться, когда на сцену одновременно приходит яркое поколение, но у Кондауровой это получилось. Урожденная москвичка, воспитанная в петербургской балетной школе, она с первого появления в главных ролях удивила непривычными удлиненными пропорциями и особым вкусом танца. Этот особый вкус помог ей стать непревзойденной Анной Карениной в одноименном балете Алексея Ратманского («Золотая маска»-2011) и исполнить еще много прекрасных партий. А когда на российской сцене впервые появились балеты Уильяма Форсайта, именно Кондаурова нежданно-негаданно стала их самой яркой звездой.



Ближайшие выступления
До октября выступлений нет

Светлана Захарова
Большой театр

Перейдя из Мариинского театра в Большой Светлана Захарова спутала карты и там, и там – в Санкт-Петербурге на нее очень рассчитывали, в Большом она оказалась слишком сильной конкуренткой. Однако в Москве она быстро стала своей, приняв весь ведущий репертуар. Сегодня Захарова – официальное лицо Большого театра и его прима-балерина, регулярно получающая главные партии и бенефисы. Что, впрочем, не мешает ей регулярно танцевать на собственных гастролях, в том числе на сцене Ла Скала классический балетный репертуар. Для завсегдатаев фамильных лож миланского театра она тоже любимица.



Ближайшие выступления
10 августа. Лондон (ROYAL OPERA HOUSE). «Лебединое озеро»
13 августа. Катандзаро, Италия (ARMONIE D'ARTE AL PARCO SCOLACIUM). «Па-де-де на пальцах и для пальцев»


Полина Семионова
Американский балетный театр

После выпускного концерта московской академии хореографии за юную выпускницу, по слухам, соперничали Большой и Мариинский. Но ее сманил знаменитый танцовщик Владимир Малахов, на тот момент директор Берлинского балета. Там под его опекой она стала настоящей мировой звездой – с соответствующими гонорарами, агентами и характером. В последние сезоны она солистка American Ballet Theatre, приглашенная солистка Михайловского театра и время от времени танцует в «Ла Скала». А Берлин остался запасным аэродромом: балерина в самом расцвете сил уже ведет там классы как педагог.



Ближайшие выступления
До октября выступлений нет.

Ольга Смирнова
Большой театр

Еще одна выпускница петербургской школы: образцовая лирическая героиня с ломкими линиями и прозрачной кантиленой танца выросла прямо на глазах. За несколько сезонов в Большом она научилась быть не только балериной-грезой, но и виртуозкой, чем только добавила себе обаяния. Из особых удач последних сезонов – на редкость органичная Бэла в «Герое нашего времени» Юрия Посохова. Ждем Жизель, где Смирнова наверняка будет очень хороша.



Ближайшие выступления
25 сентября. Москва (Большой театр). «Дон Кихот»


Наталья Осипова
Королевский балет «Ковент гарден»

Дебютировала в сцене из «Лебединого озера» на выпускном концерте Московской академии хореографии в Большом, но быстро обнаружила, что в лебедином оперенье ей тесно. Ее уход вместе с партнером Иваном Васильевым в Михайловский театр для всех был скандалом, а для нее – перевалочным пунктом по дороге в Лондон. Теперь мировая звезда Наталья Осипова танцует в Королевском балете «Ковент гарден» самый разнообразный репертуар, радует платежеспособных соотечественников и очень редко навещает родные пенаты. Кстати, Большой театр обещал ее приглашать, так что будем надеяться.



Ближайшие выступления
До октября выступлений нет


Фото: пресс-службы театров


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Сен 04, 2016 5:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 10, 2016 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016081001
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Персоналии, Гульсина Мавлюкасова, Ильдар Маняпов
Автор| Алла ДОКУЧАЕВА
Заголовок| Ромео и Джульетта башкирского балета //
Мавлюкасова и Маняпов достойны сцены Большого театра, считает Юрий Григорович

Где опубликовано| © «Республика Башкортостан» №92
Дата публикации| 2016-08-09
Ссылка| http://www.resbash.ru/stat/2/9408
Аннотация|


Дуэт Гульсины и Ильдара в «Анюте», трудный технически и эмоционально, был исполнен мастерски.
Фото: с сайта театра


Если вспомнить начальные шаги первой танцевальной пары Башкирского театра оперы и балета Гульсины Мавлюкасовой и Ильдара Маняпова, то окажется, что они удивительным образом похожи.

В пять лет родители отдали дочку во Дворец детского творчества. Затем привели в училище, и, если она жаловалась на обычные в балете боли в суставах, ее папа, профессиональный музыкант, повторял одно: «Терпи!».

Ильдара мама привела на танцы тоже в пятилетнем возрасте. Причем еле уговорила принять его вместе со старшим братом, потому что в ансамбль «Ляйсан» при Дворце культуры нефтяников брали ребятишек только с шести лет. Между тем старший Ренат вскоре ушел в другой кружок, Ильдар же занимался с удовольствием, а покинул коллектив вслед за любимым руководителем, знаменитым Хашимом Мустаевым, без которого уже начинавший понимать вкус танца восьмилетний артист не мыслил себя в ансамбле. Но и дома просто «мыкался». Вот и надумали определить Ильдара в детский театр танца «Браво» к Равису и Светлане Харисовым, в прошлом прекрасным танцовщикам, а затем не менее ярким педагогам.

Оттуда через два года Ильдар поступил в Башкирское хореографическое училище. И ему, и Гульсине очень повезло с учителями. Ильдар осваивал истинно мужской стиль: на первом курсе с неподражаемым Владимиром Шапкиным, на втором — с одним из лучших «принцев» советских времен Наилем Сарваровым, на третьем — с легендой башкирского балета Юлаем Ушановым. А Гульсина и по сей день с благодарностью вспоминает, каким строгим наставником в год ее выпуска из училища была Леонора Куватова, народная артистка РФ. И с улыбкой добавляет, что Леонора Сафыевна уже в качестве художественного руководителя балетной труппы театра, анализируя исполнение главных партий, все с той же неизменной требовательностью приговаривает: «Чтоб не зазнавалась». Скупая на похвалу «в глаза» артистам, Леонора Сафыевна в нашей беседе воздала им должное: «В «Анюте» дуэт Гульсины и Ильдара — главной героини и ее возлюбленного Студента, — технически невероятно трудный и эмоционально насыщенный, был исполнен просто мастерски». А после премьеры «Спартака», где Гульсина танцевала Эдину, постановщик спектакля Юрий Григорович сказал, что этот состав не стыдно показать на сцене Большого театра. Ильдар же в партии Спартака столь же благороден, как и в жизни.

Такие же добрые слова об этой паре слышала от Шамиля Терегулова, их первого театрального наставника. В Гульсине и в Ильдаре тогдашний художественный руководитель балета не только разглядел дар божий, но и их общее будущее. На свадьбе молодой четы сказал: «Когда ставил «Ромео и Джульетту» с вами в главных партиях, заранее предвидел, что будете вместе».

В одном из первых своих интервью юная Гульсина на вопрос об отношении к семейной жизни ответила: «Избранник должен принимать определенный ритм балетного существования». Судьба оказалась щедрой: слова любви Гульсина услышала от своего главного партнера, и не где-нибудь, а в Париже возле Эйфелевой башни, когда их балетная труппа была на гастролях. Сейчас, по истечении восьми счастливых лет, она шутит, что не так-то легко «переносить» друг друга круглосуточно. Творческие споры на репетициях порой достигают такого накала, что опытный педагог-репетитор Людмила Шапкина предпочитает терпеливо помолчать, пока супруги не договорятся о каком-нибудь нововведении, казалось бы, в давно отточенные образы. Зато за порогом театра действует незыблемая договоренность: они обычная семья с заботой о дочке, о родителях, с решением бытовых и прочих домашних проблем.

Впрочем, хватает и других тем для размышления. Ильдар, например, разрывался между желанием преподавать дуэтный танец в хореографическом колледже, где с 2005 года занимался с учениками, и необходимостью зарабатывать для семьи более достойные деньги, чем те крохи, что, к сожалению, существуют в системе образования. Конечно, жаль, что такой специалист пока потерян для колледжа. А заметил его способности наставника все тот же Шамиль Терегулов и направил в Питер, в Вагановку, поучиться у тамошних педагогов. Сценический опыт Ильдара востребован в театре, где он третий год ведет ежедневный утренний класс.

Отдача, с которой эта пара заставляет нас, зрителей, и смеяться, и плакать, и сочувствовать их героям, достигает апогея во всех спектаклях, где они участвуют: будь то «Дон Кихот» или «Семь красавиц», «Жизель» или «Спартак», «Спящая красавица» или «Лебединое озеро». В родном ли театре или во дворцах культуры городов республики, на гастролях в Англии, Франции, Германии — везде народных артистов Башкортостана Гульсину Мавлюкасову и Ильдара Маняпова зрители награждают бурей аплодисментов, возгласами «браво», морем цветов, восхищением и любовью.

Закрывается занавес, затихают овации, смывается грим, блестящие наряды сменяют обычные джинсы. Их могут и не узнать на улице — настолько они просты и скромны. Но если с ними познакомишься поближе, то их обаяние, эрудиция, профессиональные знания, полученные за время учебы в академии искусств, невольно выдадут их как людей творческих, талантливых и осознающих свою ответственность за тот божий дар, которым они отмечены.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 11, 2016 12:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016081101
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Алексей МИРОШНИЧЕНКО
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| "Власти должны понимать, что балет утратил популярность"
Худрук балетной труппы Пермского театра – о репертуарных победах и кадровых проблемах

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-08-11
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-08-11/8_balet.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


В Перми балет «Ромео и Джульетта» поставили в хореографии Макмиллана – живой, легкой, дансантной. Фото с официального сайта театра

Год своего 90-летия балетная труппа Пермского театра оперы и балета им. П. Чайковского встретила букетом достижений, среди которых премьера «Лебединого озера», три выступления на «Золотой маске» и приз за современную хореографию на ней, победа дуэта Инны Билаш и Никиты Четверикова в проекте «Большой балет», плотный гастрольный график. А балет «Ромео и Джульетта» Прокофьева в хореографии классика ХХ века Кеннета Макмиллана, показанный труппой Пермского театра оперы и балета с участием звезд мирового балета Сары Лэмб и Мэтью Голдинга на сцене Александринского театра, стал впечатляющей кульминацией программы фестиваля Dance open. Главный балетмейстер Пермского театра Алексей МИРОШНИЧЕНКО рассказал музыкальному критику Владимиру ДУДИНУ о своей труппе, об уникальном репертуаре и о конкуренции с Москвой и Петербургом.

– «Ромео и Джульетты» нет даже в Мариинском, как нет там сейчас, впрочем, и великолепного балета Макмиллана «Манон», собиравшего полные залы. Как случилось, что этот балет Прокофьева оказался в вашем театре?

– Да, нам очень повезло – обладательница прав на хореографию и спектакли Макмиллана леди Дебора Макмиллан, вдова хореографа, одобрила эксклюзивный проект, который вы видели в Александринском театре. Когда леди Макмиллан прилетала в Пермь с балетмейстерами – постановщиками спектакля Гарри Харрисом и Карлом Бернетом и они обратили внимание на очень маленькую сцену нашего театра, стало очевидно, что для этой постановки потребуются новые декорации. Когда решено было ставить «Ромео» в Перми, я имел в виду спектакль, идущий в Ла Скала, в том числе и оформление. Познакомившись с нашей труппой, Дебора и постановщики этого балета были потрясены историей возникновения пермского балета. Несмотря на то что началом балета в Перми считается 1926 год, на самом деле это 1945-й, потому что до тех пор были лишь эпизодические проявления, сборные спектакли. Постоянное развитие балета началось с основания там после войны школы мастерами из Кировского театра и Вагановского училища. И британский балет основан тоже в 1945 году, все они учились у русских педагогов-эмигрантов, а Матильда Кшесинская танцевала «Русскую» на открытии Ковент-Гардена.

– Как леди Макмиллан оценила пермскую труппу?

– Леди высоко оценивает труппу, а она далеко не всем дает согласие. Когда она посмотрела наш состав на гастролях балета в Дублине спустя два года после премьеры, увидев уже других балерин, Тибальдов, Парисов и Меркуцио, сказала, что это то, о чем мечтал Кеннет: о том, чтобы на его спектаклях воспитывались и росли новые поколения артистов.

– Известно, что версии одного и того же балета Сергея Прокофьева, поставленного в одном случае Леонидом Лавровским, в другом – Кеннетом Макмилланом, сильно отличаются по своей идеологии.

– Меня кто-то спросил, почему в Мариинском нет этого балета в хореографии Макмиллана? А он и не должен там идти. В Мариинском, тогда театре оперы и балета им. С.М. Кирова, этот балет был поставлен Лавровским в 1940 году, впервые в мире. Прокофьев написал гениальную музыку, которую в то время все, кстати, очень критиковали. Спектакль Лавровского крепко сколочен по режиссуре и очень идеологичен. Но это – гордость ленинградского балета и Мариинского театра. С тех пор он идет и не сходит со сцены. В Большом театре «Ромео и Джульетта» идет в редакции Юрия Григоровича. А мы сделали Макмиллана, где нет никакой идеологии, он очень гуманистичен. С хореографической точки зрения он очень дансантный, легкий, в нем нет тяжести советской морали. Все шутки – живые, площадные. Спектакль сконцентрирован на человеческих переживаниях как главных, так и второстепенных героев.

– Мне показалось, что он ближе к духу Шекспира, особенно в пронзительных любовных сценах.

– Балет был поставлен Макмилланом в 1965 году, на 25 лет позже спектакля Лавровского, он возник в другой стране с другим менталитетом. Спектакль Лавровского абсолютно в духе эстетики сталинского ампира. Если бы мы даже хотели его поставить в Перми, он бы элементарно не поместился на сцене: наш театр лопнул бы от такого спектакля.

– В каком состоянии, на ваш взгляд, находится сейчас труппа Пермского театра? Что изменилось в ней после вашего прихода?

– Это вопрос скорее не ко мне, я не могу давать оценку своей деятельности, это скользкий путь. Пусть оценивают критики, чиновники, публика. Моя самооценка предельно жесткая, прежде всего к самому себе. Собой я не буду доволен никогда, как никогда не буду доволен труппой, с которой работаю. Я вижу образ идеальной труппы, какую я возглавляю. Но такой, наверно, и не бывает, как не бывает идеального человека. Если же скажу, что доволен, то карьеру можно заканчивать. Могу сказать лишь, что это труппа категории А. Я доволен, как труппа растет, но это еще пока не совсем то, чего бы мне хотелось и к чему я стремлюсь. Сегодня она работает не в тех условиях, в каких должна работать труппа такого уровня.

Мне бы хотелось большего внимания властей, которые должны лучше понимать, что балет резко утратил популярность. Это ведь тяжелый, низкооплачиваемый труд с выходом на пенсию в 38 лет. Родители сегодня отдают детей в балет намного реже, конкурс снизился. А в театрах, наоборот, объемы работ увеличились. В Мариинском уже четыре сцены. В Приморском театре нужны и педагоги, и танцовщики. В Петербурге шесть балетных компаний. Вагановская академия не в состоянии обеспечивать их. Какая у нас есть третья школа после Москвы и Петербурга? В Перми. Я конкурирую со столичными труппами только в творческом плане, но никак не могу в финансовом, тем более в материально-бытовом. Пермь – не Петербург и не Москва. А кадры решают все.

– То есть кадровая проблема у вас имеется?

– У нас непроходящее напряжение на каждом выпуске. Я хочу, чтобы танцоры оставались в Перми, а их активно тянут в столицы, обещая золотые горы. А потом получается, что хорош Питер, да бока повытер. И получается, что солисты начинают подрабатывать не в профессии и все сходит на нет. Если солисты умные, они понимают, что главное для них – репертуар, а в Пермском театре сегодня большой и очень достойный репертуар. У нас не хватает сезона, чтобы прокатать все спектакли, многие остаются в запасниках. Мне хочется, чтобы выпускники Пермского училища отдавали предпочтение Пермскому театру. Есть примеры в труппе, когда артисты уезжали в столичный театр, например в Театр Станиславского, а потом возвращались в Пермь, потеряв форму, утратив то, что накопили когда-то, потому что там они ничего не делали, потеряв время. А вся беда – в отсутствии достойных социально-бытовых условий. В Советском Союзе все же давали жилье, а сегодня многим приходится снимать жилье. А, повторюсь, труд балетного артиста тяжелейший.

– Репертуар разнообразный, но чего в нем не хватает?

– Мне кажется, что в таком академическом театре, каким является Пермский театр, обязательно должны идти такие балеты Петипа, как «Пахита», причем не важно, в какой редакции – будет это перенос Лакотта или авторская версия Юрия Бурлаки, Сергея Вихарева или моя. Нет «Баядерки», «Раймонды», «Эсмеральды» – ничего этого нет. Проблема в том, что эти спектакли были поставлены в Императорском Мариинском театре и все это сегодня ставить очень дорого. Если мы хотим «Раймонду» для бедных, тогда да, можно. А некоторые театральные менеджеры хотят, чтобы и «Раймонда» была, но чтобы за три копейки – такого быть не может никогда. Классики у нас достаточно. Но этих названий не хватает для полноты экспозиции. У меня менталитет человека из Мариинского театра, поэтому есть четкое представление, что академическая труппа нуждается в большом репертуаре, без которого артисты обедняются, профессиональный статус труппы несколько провисает. Да и зритель обедняется. Да, может он посмотреть у нас балеты Шостаковича, или редчайший спектакль «Шут» Прокофьева, которого я поставил, или «Голубую птицу», поставленную мной с нуля, – балет для хореографического училища, для которого я откопал в библиотеке Парижской оперы две партитуры Адана – «Гентская красавица» и «Питомица фей». Академия Вагановой, например, не похвастается таким балетом. У нас есть «Зимние грезы», «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Жизель», «Корсар», будем ставить «Золушку». Но есть к чему стремиться. Давайте построим новую сцену!

–То есть строительство новой сцены так и остается на уровне разговоров?

– Почти. Все сильно затянулось. Согласно последнему проекту, если начать строительство нового театра, старый театр уплывет в реку Каму. Для того чтобы этого не было, нужно в фундамент забить 2000 мини-свай. Лишь после этого можно начинать рыть котлован. Для этого вся труппа театра должна будет покинуть театр на полтора-два года. А когда в России объявляются такие сроки, то сами понимаете, чем это чревато. Балетная труппа Пермского театра давно переросла условия площадки, на которой работает много лет. Я абсолютно уверен, что новая сцена театра обязательно будет построена и мы наконец сможем выйти на «проектную мощность»!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 11, 2016 8:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016081102
Тема| Балет, «Ардани-Артистс», Юбилей, Персоналии, Сергей Данилян, Гаяне Данилян
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| «Ардани-Артистс» отмечает юбилей в Нью-Йорке
Три балета и кино...

Где опубликовано| © газета "В Новом Свете" (МК в США)
Дата публикации| 2016-08-11
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/articles/2016/08/11/ardaniartists-otmechaet-yubiley-v-nyuyorke.html
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

С Сергеем Даниляном мы знакомы больше 20 лет. C того дня, когда он появился в редакции «Нового русского слова» и попросил помочь с представлением русскоязычной Америке своего гастрольного проекта: выступлений московской «Новой оперы».


Сергей и Гаяне Данилян

За пределами России компанию практически никто не знал, кроме, может быть, недавних москвичей. Опера из России вообще еще не имела особого авторитета в Америке середины 90-х. И собрать публику, да еще в Карнеги-холл, казалось либо утопией, либо авантюрой.

Но что-то мне подсказывало, что в отличие от многих других «соискателей», приходивших со своими идеями в тогда еще очень влиятельную газету, Данилян знает, что делает, и ему можно верить. Я рада, что не ошиблась.

То был первый международный проект компании «Ардани Артистс», созданной недавними студентами ГИТИСа мужем и женой Сергеем и Гаяне Данилян в Москве в 1990 году. Недавний администратор театра им. Ленинского комсомола был одним из пионеров частного продюсерства в России. Все было внове. Даже сложенное им из слов «арт» и «Данилян» название фирмы встречали с подозрением: при регистрации чиновники настоятельно советовали заменить «Ардани» на что-то более русское.

Гастроли «Новой оперы» финансового успеха не принесли, но это был важный опыт, который среди прочего принес новые контакты в Америке и лучшее понимание американской художественной реальности. В то время Данилян еще не владел английским: учиться пришлось «по ходу дела»...

Компания сделала своей базой Нью-Йорк и переключила внимание на балет («Дягилевское гала» на сцене нынешнего Театра Кока в Линкольн-центре стало первой балетной «ласточкой» в Америке, которую сразу заметили). Сергей признается, что поначалу больше тяготел к драматическому театру. Но, как оказалось, балет содержал ничуть не меньшие возможности, особенно во все более интернационализованном мире.


Сцена из балета "Дивертисмен короля"

Число и разнообразие проектов поражает (особенно если учесть, что все организуется крошечным семейным офисом): премия «Божественная» (ее получили один за другим трое: Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина и Владимир Малахов), почти ежегодные гастроли Театра Бориса Эйфмана в Америке, несколько «изданий» «Королей танца» и - женский вариант - «Отражения» (для Натальи Осиповой, Полины Семионовой, Екатерины Крысановой, Марии Кочетковой и Екатерины Шипулиной), гастроли балета Мариинского и Большого театров. В списке клиентов появились Балет Монте-Карло и Михайловский театр, к Диане Вишневой присоединились Наталья Осипова, Иван Васильев, Полина Семионова... Данилян стал чуть ли не главным в мире экспертом, посредником, консультантом, продюсером в сфере русского – и уже не только русского - балета.

Данилян часто шел на риск, знал неудачи (в том числе и финансовые). Но не уставал учиться, не терял головы и был движим любовью к своему делу и к тем, с кем работает и о ком искренне печется.

Он особенно гордится тем, что вместо бесконечной эксплуатации классики начал создавать оригинальные по идее и структуре спектакли и заказывать новые балеты – в расчете на определенных солистов. Началось это с «Королей танца», было продолжено «Красотой в движении», «Диалогами» и «Гранями» для Дианы Вишневой, «Соло для двоих» для Осиповой и Васильева, «Отражениями». Результат - рождение новых композиций (в том числе замечательных балетов Алексея Ратманского и Мауро Бигонцетти), возвращение работ современных хореографов в новых интерпретациях, воспитание публики (не все пойдут на новый балет Эдварда Лока, но все – «на Вишневу») и, конечно, стимул в развитии и танцовщиков, и хореографов.

Логично, что свой 25-летний юбилей «Ардани Артистс» отмечает представлением еще нескольких новых работ и имен. Это не только гала-концерт, но и гала-проект, гала-спектакль, который – в других версиях – уже видели в Москве и Лондоне, а в Нью-Йорке увидят в Сити-центре 19 и 20 августа. После 20-минутного видеофильма, который сделал обладатель премии BAFTA Чарльз Эванс, в течение пяти лет снимавший работу «Ардани Артистс» на сцене и из-за кулис, на сцене предстанут три нью-йоркские балетные премьеры: поэтичный мужской квартет “Tristesse” солиста АБТ Марсело Гомеса на музыку Шопена, уже показанный с успехом в Лондоне, «Глина» - энергично-джазовый, на музыку Мийо балет 27-летнего Владимира Варнавы (питомец мастерской молодых хореографов Мариинского театра Варнава известен талантливыми композициями для Светланы Захаровой, Ивана Васильева и Балета Монте-Карло) и «Дивертисмент короля» его коллеги из той же мастерской, 24-летнего Максима Петрова.

Петров – совсем недавнее открытие Даниляна. Хотя оригинал «Дивертисмента» - изящной и остроумной стилизации французского королевского балета – был создан только для мужчин (именно так было при дворе Людовика Четырнадцатого), для Нью-Йорка сделано изменение: в сольной партии, в роли самого Людовика, выступит Диана Вишнева. Кроме нее, в гала-проекте занято около 30 ведущих солистов и танцовщиков Мариинского, Большого, Сити-балета, АБТ и Штутгартского балета. К юбилею выпущена книга «Импресарио» - тоже во многом уникальная. Это 500-страничный альбом с 750 изумительными цветными и черно-белыми фотографиями (список авторов велик и интернационален - от Патрика Демаршелье до Нины Аловерт), запечатлевшими историю компании, ее звезд и ее проекты, и статьями, написанными ведущими балетными критиками России (в переводе на английский Антонины Буис).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика