Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 27, 2016 4:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072702
Тема| Балет, БТ, История, Персоналии, Марис Лиепа
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Илзе Лиепа: «Галина Брежнева не единственная, кто был влюблен в отца»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2016-07-27
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/dostoyanie/138120-ilze-liepa-galina-brezhneva-ne-edinstvennaya-kto-byl-vlyublen-v-ottsa/
Аннотация| Интервью с Илзой Лиепой

27 июля исполнилось бы 80 лет Марису Лиепе.


Фото: РИА Новости

Знаменитый танцовщик родился и учился в Риге — городе, где существовал некий балетный код и откуда чуть позже появились Михаил Барышников и Александр Годунов.

Мариса заметили на Всесоюзном смотре хореографических училищ в Москве. Потом столичные педагоги увидели его в спектаклях Рижской оперы и были сражены открытым темпераментом и пылкой эмоциональностью. 17-летнему юноше предложили стажировку в Московском хореографическом училище. По окончании — работа с самим Владимиром Бурмейстером в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, победа на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов и приглашение в Большой. Марис попал в великую эпоху Юрия Григоровича, когда в танцовщике ценились мужественность и харизма. Того и другого у Красса и Ферхада в исполнении Лиепы было в избытке, благородными кавалерами стали его классические герои. В светловолосом кумире — идеале балетоманок всех возрастов — чувствовалось что-то нездешнее, иностранное. Лондон назвал Лиепу Лоуренсом Оливье в балете. Он снимался в художественных кинолентах и фильмах-спектаклях, а дуэт с Екатериной Максимовой в «Галатее» — из ряда образцовых. В возрасте 30 лет удивил реставрацией постановки Михаила Фокина «Видение розы», где выступил в роли эфемерного Призрака цветка. Потом дружное поколение созидателей рассыпалось, покинуло Большой театр. Время постепенно примирило участников той печальной истории. Но Марис до этого не дожил. Ушел слишком рано — в 52 года.

Его дети — Андрис и Илзе — успешно продолжили дело отца, состоялись в профессии и основали Благотворительный фонд Мариса Лиепы.

Накануне юбилея выдающегося артиста «Культура» поговорила с его дочерью — Илзе Лиепой.

культура: Головокружительная популярность главы семьи обеспечивала ее благополучие. А в творческой жизни фамилия отца помогала?
Лиепа: Судьба балетного артиста непредсказуема и не всегда зависит от способностей. Многое должно совпасть. В детстве мы с братом не задумывались о том, что за нами стоит имя отца. Пока его напутствие: «Помните, что вы — дети Лиепы, и то, что простится кому-то, не простится вам» не стало актуальным в нашей театральной жизни. У Андриса начало карьеры складывалось тяжело, несмотря на блестящую победу на Первом международном конкурсе артистов балета. У меня тоже все оказалось не безоблачно. Тогда-то мы поняли, что фамилия не только не помогает, но и осложняет путь в профессии. Но личность отца заставляла нас соизмерять то, что мы делаем, с высотами, каких он достиг. Мы ощущали ответственность и старались, чтобы ему как минимум не было стыдно.

культура: Вы всегда внимательны к памяти отца. К 80-летию со дня рождения что-то готовите?
Лиепа: В этом юбилейном году, надеюсь, получится спектакль «Династия» или «Мой путь», который тесно связан с Марисом, Андрисом и моей дочкой Надей. Такая танцевально-драматическая история нашей семьи. Отец нас очень любил, и его любовь до сих пор дает силы. Он внимательно и серьезно относился к нашим первым шагам на сцене. Никогда не давил авторитетом, наоборот, подбадривал: «Ребятки, вы немножко постарайтесь, и все получится». Не жалел времени, приходил на занятия, советовал. Помню, как перед далекими гастролями он фотографировал меня на уроке и уже с другого континента прислал пачку снимков, отпечатанных на роскошной бумаге. На обратной стороне каждого — подпись: «хороший арабеск», «красивая поза», «здесь надо подтянуть ногу».

культура: Лиепа — не только блистательный партнер, но еще и незаурядный педагог. А Вас успел поучить?
Лиепа: Да, и для этого мы с Андрисом объединились в одном классе, несмотря на почти двухлетнюю разницу в возрасте: брат остался на второй год, а я перешагнула через класс. Отец преподавал у нас дуэтный танец. Он считал, что хорошим партнером можно стать, если ты сам, сознательно, к этому стремишься. Передавал ученикам упорство, заражал интересом. Невозможно описать словами атмосферу, возникающую в пространстве репетиционного зала между учениками и мастером, личностью.

культура: Марис Эдуардович ушел из жизни накануне появления собственной труппы. Что за театр он планировал основать?
Лиепа: В конце 80-х годов был подписан приказ о создании труппы и объявлен набор, но до этого отец не дожил. Коллектив возглавил Сергей Радченко. Он хотел назвать его именем Лиепы, однако нам показалось это нелогичным. Марис надеялся открыть при театре детскую студию. Не знаю, профессиональную или любительскую. Своей идеей он будто протянул путеводную нить к тому, чем сейчас занимаюсь я (Балетной школе Илзе Лиепа скоро исполнится 10 лет. — «Культура»). Отец оставил и Андрису жизненную задачу: после возобновления миниатюры Михаила Фокина «Видение розы» брат тоже увлекся шедеврами Дягилевских сезонов.

культура: Лиепа вошел в историю как первый Красс в «Спартаке». Не обидно ли? Трактовки многих иных ролей остались в тени.
Лиепа: В историю артист входит тогда, когда создает в выдающемся спектакле неповторимую роль, в которой он — первый. У Плисецкой — Кармен, у Улановой — Джульетта, у отца, безусловно, — Красс. Часто слышала от людей, видевших «Спартака»: «Открывается занавес — и летит колесница, на ней — Красс!» А колесница-то неподвижна, движение ей придает дар артиста. Отец говорил: «На сцене должно работать не на размер зала, а на размер космоса».

Другие, не менее замечательные, работы переходят в область преданий. У Майи Михайловны это — Китри и Лауренсия, у Галины Сергеевны — Жизель и Мария в «Бахчисарайском фонтане», у Мариса Эдуардовича — Альберт в «Жизели» и Ферхад в «Легенде о любви». Прекрасных ролей немало: отец — мастер перевоплощения. Его Альберт «передавал» то, что происходило в жизни артиста, настроение, состояние души. Даже финал он всегда играл по-разному: порой граф не понимал, как все могло случиться, когда то испытывал муки прозрения, а то — клялся в вечной любви и молил о скорой встрече на небесах. Когда смотрю «Жизель», иногда, на тех фрагментах, что особенно пробивали меня на спектаклях отца, закрываю глаза, и возникает его образ — живой и яркий.

культура: Даже сейчас кажется странным, что Марис занялся реставрацией «Видения розы». Как рождался шедевр, важный для новейшей истории балета?
Лиепа: Рудольф Нуреев однажды сказал Андрису: «Ваш папа танцевал «Видение розы» лучше, чем я». Представляете, услышать такое от Нуреева? Отец увлекался личностью Михаила Фокина, интересовался началом ХХ века и не только его хореографической стороной. Он долго собирал материалы, встречался с Арвидом Озолинем, работавшим с Фокиным в Монте-Карло и танцевавшим Призрака, общался с Ольгой Спесивцевой и Верой Каралли. Большое впечатление на отца произвел телефонный разговор с первой исполнительницей балета Тамарой Карсавиной. Она уже никого не принимала, но услышав, что речь идет о «Видении розы», оживилась: «Марис, только не забудьте, что девушка не роняет цветок на пол, и он не падает, а выскальзывает из ее рук. Выскальзывает — это очень важно. Фокин на этом настаивал». После выступлений в Америке отец подружился с Виталием Михайловичем Фокиным, сыном хореографа. Они вели подробную переписку.

культура: Чаще всего Марис Эдуардович исполнял «Видение розы» с Наталией Бессмертновой. Их юбилеи почти совпадают: Наталии Игоревне в июле могло бы исполниться 75 лет. Почему Ваш отец выбрал именно ее?
Лиепа: Они тогда много танцевали вместе, их связывали теплые отношения. Моя первая кукла — подарок Наталии Игоревны. Поэтому и звалась Наташей. Она со мной до сих пор, и я ею очень дорожу. Бессмертнова — потрясающая балерина редкого романтического амплуа. А что может быть лучше для роли девушки-мечтательницы, грезившей о неуловимом?

культура: Марис — красивый, роскошный, ухоженный, умеющий себя подать, казался иностранцем, а вокруг — неизменные почитательницы. Помнится, он всегда с ними разговаривал. Выделял кого-то?
Лиепа: Общался со всеми по-разному. Некоторые преданные и искренние поклонники со временем становились друзьями семьи. Лина Рабинович увидела отца в «Легенде о любви», попав в театр случайно. Да и отец тогда танцевал по замене. Ее настолько потрясли мощь и изысканность Ферхада, что она стала ходить на все спектакли с участием Мариса. Пропустила только один, потому что попала в роддом — рожала вторую дочку. Замужняя дама, мать двоих детей, она ездила за отцом повсюду, где бы он ни выступал: в Челябинск, Ленинград или Новосибирск. Удивительно, что муж это понимал и не донимал возражениями. Сейчас Лина живет в Израиле, и когда я бываю на Святой земле, обязательно с ней встречаюсь. Помню Свету и Зою — веселых студенток из Саратова. Сначала они познакомились с мамой, когда она гастролировала в их городе (Маргарита Жигунова, актриса Театра имени Пушкина. — «Культура»), потом приезжали на спектакли отца, спали в нашей детской на полу. В доме были своими людьми. В ночь, когда отец умер, Зое приснился сон: «Зоя, я умер. Ты приедешь меня хоронить?» Теперь нет и самой тети Зои, а с тетей Светой общаемся до сих пор.

культура: Донжуанский список Мариса Лиепы по сей день будоражит воображение обывателей. Роман с Галиной Брежневой — из их домыслов?
Лиепа: Как сказал Маяковский, «Оставим в прошлом время жестких прений, / Копаний в кучах грязного белья». Не влюбиться в моего отца было трудно, просто невозможно. И какие женщины в него влюблялись! Думаю, что Галина Брежнева — не единственная. А уж что происходило между ними, могут знать только двое. Остальное — дурно пахнущие сплетни, не нам судить.

культура: Марис называл себя человеком театра и признавался в любви к его сумасшедшему миру...
Лиепа: Не просто театра, а именно Большого театра, никакого другого. Он говорил, что готов служить там в любом качестве, хоть двери нотной библиотеки открывать. Не мог себе представить жизни без него.

культура: У Мариса Эдуардовича были разные колеты для одних и тех же ролей, немало аксессуаров, украшений, и он их часто менял. Это ведь черта Нарцисса?
Лиепа: А для роскошного плаща Альберта существовал отдельный чемодан. Во внимании к костюмам проявлялось отношение к профессии: спектакль — это твоя жизнь. Отец в Москве сначала снимал угол за ширмой, потом делил с коллегой комнату в общежитии. Когда достиг славы и смог себе что-то позволить, то окружил себя красивыми вещами: мебелью, посудой, предметами искусства. Собирал православные иконы, что, казалось бы, нетипично для латыша. Он не просто коллекционировал образы, а изучал школы, читал книги по иконографии.

культура: Помню длинные очереди в кинотеатры на фильмы «Могила льва» и «Четвертый» с участием Мариса Лиепы. На экране он казался естественным, хотя способ актерского существования в кино совсем иной. Откуда такая органика?
Лиепа: Снимался и в «Лермонтове» у Николая Бурляева, и в «Бемби» Натальи Бондарчук. Недавно нашла запись сериала «В одном микрорайоне», где родители сыграли вместе. Отец исполнил роль популярного артиста — руководителя кружка самодеятельности в ЖЭКе. Там есть грандиозный монолог, где герой объясняет коллегам-любителям (в ролях — известные актеры), как нужно выстраивать отношения в «Ромео и Джульетте». Да, был от природы органичен и на сцене, и на экране.

культура: Ваши с братом имена тоже «киношного» происхождения?
Лиепа: Родители познакомились во время съемок фильма «Илзе». Отец сразу влюбился в красавицу, исполнявшую главную роль. И нам с Андрисом дали имена героев картины.

культура: В общении Марис Эдуардович всегда — праздник, на репетициях видела его грустным и рефлектирующим. А каким он был дома?
Лиепа: Человеком настроения. В веселом расположении духа устраивал праздники окружающим, да такие, какие мало кто умеет. Однажды организовал день рождения мамы в русском стиле. В мастерских Большого театра ему сбили деревянные стол и лавки, сам надел косоворотку, маме принес сарафан, правда, она от эксперимента с переодеванием устранилась. Мы наклеивали какие-то ягодки на граненые стаканы, на столе стояли деревянные миски с русским угощением: блинами, селедочкой, икрой.

культура: Не смею спрашивать Вас о причине расставания родителей после 22 лет брака. Да Вы уже и отвечали, объясняя разрыв вечным поединком характеров. Потеряв дом, семью, театр, Марис Эдуардович потянулся в родную Ригу, и поездка обернулась очередной травмой. Что произошло?
Лиепа: Отец обрадовался, когда его пригласили на должность главного балетмейстера Рижской оперы. Вопрос был практически решен. Он приехал в город не для того, чтобы навестить родных и друзей, а чтобы жить и работать. Но в последней партийной инстанции ему отказали. Его никто не принял, и ничего не объяснили. Моя тетя, старшая сестра отца, рассказывала, как в тот день они поднялись на 16-й этаж гостиницы «Рига», откуда весь город как на ладони, и Марис долго молчал, а потом произнес: «Какой хороший город, я мог бы хорошо здесь жить...» В глазах стояли слезы.

культура: Обида на Большой театр у Вас осталась или время излечило?
Лиепа: Никаких обид, только настороженность и понимание, что это может произойти в любой момент и с каждым. Если уж двери Большого закрывались перед такими людьми, как Мелик-Пашаев или Лиепа, то нужно быть к этому готовой. Отца, конечно, из театра выдавливали, но его уход отчасти можно назвать жертвой, принесенной ради меня: я попала в труппу на освобожденное им место. Мои отношения с руководством балета всегда были уважительные, я благодарна судьбе за годы в Большом.

культура: Вы танцевали в дуэте с Марисом Эдуардовичем?
Лиепа: Однажды, в Ереване. У отца заболела партнерша, он позвонил: «Ты можешь поехать со мной?» Мы полетели на гастроли исполнять болеро из «Дон Кихота». Волновалась страшно — не понимала, как он будет со мной репетировать. Все сложилось потрясающе: он не превратился в мэтра, который учит, тем более что имел право, ведь рядом — дочь. Нет, со мной был кавалер, партнер, мужчина.

культура: Марис иногда фонтанировал меткими афоризмами. Кое-что запомнила. Например, такой: «Когда поднимаешь партнершу, тяжел не вес, а характер». У Вас есть любимые высказывания отца?
Лиепа: «Надо все время идти вперед. Если останавливаешься, а другие продолжают путь, значит, ты идешь назад». И еще одно: «Если хочешь прыгать — надо прыгать, если хочешь вертеться, надо вертеться, а если хочешь танцевать, надо просто танцевать...»
---------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Авг 04, 2016 8:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 27, 2016 4:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072703
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Кристиан Шпук
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Всё та же Анна
Где опубликовано| © musicseasons.org
Дата публикации| 2016-07-27
Ссылка| http://musicseasons.org/vsyo-ta-zhe-anna/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото Михаила Логвинова

Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко в конце сезона 2015—2016 гг. представил премьеру балета немецкого хореографа Кристиана Шпука «Анна Каренина» по одноимённому роману Л. Н. Толстого. Мировая премьера балета состоялась двумя годами ранее в Цюрихском оперном театре (Цюрихский балет). Отрадно, что наиболее талантливые западные спектакли теперь быстрее доходят до российской столицы, однако жаль, что во многом русское по духу шпуковское творение прежде появилось не на родине его литературного создателя.

За судьбу новой «Анны Карениной» заранее пришлось поволноваться. Уж никак не хотелось увидеть её перевёрнутой с ног на голову. Ведь за последнее время постановщики, по большей части, берутся за классику не для того, чтобы выявить её современность, а для того, чтобы привнести в неё нелицеприятные реалии современной жизни ради эпатажа публики. Беспокойство исчезло практически с первых эпизодов шпуковского балета. А когда действие начало развиваться во вполне традиционном ключе, то тут и совсем отлегло от сердца. Всё-таки нет необходимости изменять столь гениально написанное произведение! Да и нового в «Анне Карениной» ничего уже не откроешь. В основе романа Л. Толстого – судьба молодой, красивой замужней женщины высшего света, оказавшейся в жёстких оковах своей страсти и жизненных обстоятельств. Об этом и спектакль Кристиана Шпука.

Первая сцена балета – ретроспектива образов. Зрители видят отдельно стоящих, неподвижных, находящихся на равном расстоянии друг от друга героев. Людская картина оживает – и мы становимся свидетелями довольно откровенной сцены измены Стивы Облонского с двумя горничными. Шпук как будто специально демонстрирует сущность князя – откровенного ловеласа. Таким режиссёрским приёмом (а сцена развивается пантомимно) постановщик активно вводит зрителей в действие своего хореографического романа. Далее, довольно чётко и ясно, на сцене воспроизводятся отношения и других действующих лиц: Кити Щербацкая, увлечённая Вронским, отказывает Константину Левину, а на балу между Анной и Вронским, уже до этого познакомившимися на перроне вокзала, вспыхивает страстное чувство. Всё так, как в романе Л. Толстого, потому и описывать сюжетную канву балета не стоит. Правда, важно отметить, что Шпуку удалось уместить все основные конфликтные линии сюжета в пространство двухактного балета, действие которого не затянуто и до конца удерживает внимание публики.

В спектакле есть наиболее, с режиссёрской точки зрения, запоминающиеся сцены. Это «Скачки» и «Сенокос». Первая из них: на экране в центре сцены чёрно-белая проекция скачек, сбоку длинные трибуны, заполненные напряжённо наблюдающими за ходом бегов зрителями. У каждого в руках воображаемый бинокль. И дамы, и кавалеры прерывисто двигаются на одном месте и так же все вместе переносят своё внимание с одной цели на другую. Таким образом постановщик создает иллюзию ожившей, заворожённой и одновременно опьянённой азартом публики, чьи движения и дыхание едины. Вторая сцена ˗ «Сенокос». Здесь ритм движений определяет звук скользящей по высокой ниве косы. Принцип тот же самый, что и в «Скачках»: узнаваемый на слух шум задает темп однообразным ритмичным движениям (в данном случае, молодые мужчины с обнаженным торсом, среди них и Левин, изображают косарей).

С хореографической точки зрения балет Шпука не открыл ничего нового. Постановщик пользуется лексиконом классического танца, соединённого с пластикой модерна. Никаких изобретательных поддержек или новых композиционных построений здесь нет. Но минус ли это? Скорее, нет. Придумать, изобрести новое дано очень не многим. А вот владеть уже данным ˗ достоинство, и в этом Шпук мастер. Он умеет обращаться с формой и способен мыслить пластически ясно. Не обойтись без параллелей: хореографа, по тому, как он выстраивает свои драматически насыщенные дуэты и логично соотносит пантомиму с танцем, хочется сравнивать с Кеннетом Макмилланом. Однако мышление Шпука хоть и импульсивное, но более уравновешенное, чем у знаменитого классика английского балета.

Музыкальный материал, к которому обратился в «Анне Карениной» К. Шпук, пестрит разными произведениями четырёх композиторов (дирижёр-постановщик Пол Коннелли). Это С. В. Рахманинов, В. Лютославский, И. Барданашвили, С. Цинцадзе. Но более всего в балете Рахманинова («Симфонические танцы», «Рапсодия на тему Паганини для фортепиано с оркестром», «Концерт для фортепиано с оркестром № 2» и другие сочинения). Да и весь спектакль можно назвать рахманиновским. Не удержался Шпук и увлёкся музыкой великого русского композитора. Немудрено ˗ соблазн велик! Но вот только музыка Рахманинова мало поддаётся языку классического балета, языку классицистских позиций и форм, трудно уловить пуантами визуально не подвластный, тонко воспринимаемый на слух стиль композитора. Хотя именно Шпук, в отличие от многих своих предшественников, оказался наиболее чувствительным по отношению к Рахманинову, что проявилось включением в балет романсов этого композитора.

Нередко в современном балете разные авторы соединяют танец с вокалом, впрочем, не столь часто это приходится к месту. Отдать дань моде ˗ одно, а сделать это со вкусом ˗ совсем другое! Как показал «Каренинский» опыт Шпука, использование романсов Рахманинова «Ночь печальна» и «Не пой, красавица!» оказалось к месту и соответствовало хореографической драматургии. Именно романс в одном случае передаёт печальную рефлексию Левина, а в другом становится уже фоном проникновенной темы родства двух душ – Кити и Левина.

Большой, стационарный театр ˗ это всегда больший выбор и большие возможности, нежели в частной антрепризе. Но и здесь не всегда можно подобрать идеальный по типажам и профессиональным данным состав. Музыкальный театр отличается тем, что у него всегда были свои великолепные балерины и танцовщики, а также педагоги, способные создавать подлинных звёзд сцены. И на этот раз, в «Анне Карениной» перед зрителями предстали прекрасные исполнители, чьи роли запомнятся ещё надолго. Речь, прежде всего, о Наталье Сомовой (Анна Каренина), самой роскошной и прекрасной во всех отношениях балерине. В неё возможно и безумно влюбиться, и поверить, что она способна любить неистово и самозабвенно. Пленительный образ интеллигентного, открытого молодого человека создал Алексей Любимов (Левин). Наблюдая за этим танцовщиком в разных ролях, в который раз убеждаешься в его многогранном даровании и умении раскрывать суть своих героев. Хочется отметить точное попадание Михаила Пухова на роль Стивы Облонского. Высокие партнёрские качества продемонстрировали Станислав Бухараев (Каренин) и Сергей Мануйлов (Вронский).

За освоение сценического пространства балета отвечала целая команда иностранных авторов. Среди них и сам К. Шпук вместе с Йоргом Цилинским (художники-постановщики), Эмма Райотт (художник по костюмам), Мартин Гебхардт (художник по свету), Тини Бургхальтер (видеохудожник), Мартин Доннер (звуковое оформление). Им всем удалось сработаться и создать качественное произведение европейского уровня.

Новый спектакль Кристиана Шпука украсил сцену Музтеатра и стал одним из привлекательных событий театральной Москвы, где всё чаще (как в балете, так и в опере и драме) появляются псевдомодные и недолговечные произведения на злобу дня. «Анна Каренина» Шпука актуальна и современна, а такой и должна быть классика. Именно её и возвращает нам хореограф. Его цель заключается не в интерпретации, а в интеллигентном, опоэтизированном танцем, раскрытии содержания романа Л. Толстого. Потому и финал балета у Шпука не шумный, не пафосный. Для того, чтобы показать трагедию Анны, хореографу не нужен надвигающийся поезд (хотя как узнаваемый объект поезд присутствует в виде проекции на экране), под рельсы которого должна броситься героиня. Достаточно окружения людей, вынесших безмолвный смертный приговор от имени высшего общества. Их жертвой и становится Анна Каренина.
-----------------------------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 27, 2016 10:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072704
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Лондоне
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Русские возвращаются
В Лондоне проходят гастроли Большого театра

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7033 (165)
Дата публикации| 2016-07-27
Ссылка| https://rg.ru/2016/07/27/gastroli-bolshogo-teatra-v-londone-sobrali-anshlag.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

За два прошедших с начала гастролей дня Лондон уже взбудоражен. Хотя культурных событий здесь даже в летнее межсезонье очень много, а Вест-энд к вечеру запружен театралами, гастроли Большого балета - событие экстраординарное. Общий тон точнее всего передает в своем "Твиттере" обозреватель газеты Independent Дженни Гилберт, и звучит он как восторженная военная сводка: "Русские возвращаются, отмечая 60 лет с первого взятия Лондона штурмом".

Действительно, параллели с теперь уже легендарными гастролями Большого балета 1956 года всплывают постоянно. Начать с того, что продюсированием нынешних гастролей занимались Лилиан и Виктор Хоххаузер, курирующие Большой балет с тех самых пор и твердой рукой ведущие их и к художественному, и к коммерческому успеху. Да и со стороны Большого преемственность налицо: Марина Кондратьева танцевала на тех гастролях 22-летней начинающей балериной, теперь она приехала в качестве педагога, а в спектаклях блистает ее ученица Ольга Смирнова. Гастроли 1956 года с "Ромео и Джульеттой" Большого с Галиной Улановой впечатлили Фредерика Аштона и Кеннета Макмиллана, вырастивших национальный балет Великобритании.

С 25 июля по 13 августа Лондон увидит пять спектаклей. Начались гастроли с парадного "Дон Кихота", обновленного полгода назад в стиле многолюдного праздника, его покажут четырежды, и можно догадываться, что особый успех ждет резонно уверенную в своей неотразимости рыжую Китри, Екатерину Крысанову. Дальше будет восемь представлений бестселлера русского балета, "Лебединого озера". Он по-прежнему не надоедает мировой и отечественной публике, порождая и подделки разной степени глупости, и честных эпигонов. В московском оригинале солируют главные звезды - по два представления у Светланы Захаровой и Ольги Смирновой. К тому же Большой еще рискнул выставить дебютантку Юлию Степанову, так что Лондон сможет оценить ее в паре с Артемом Овчаренко. Однако как бы ни были важны гарантировано кассовые "Дон Кихот" и "Лебединое...", особый интерес у публики должны вызвать следующие три названия.

Все три - эксклюзивы Большого. "Укрощение строптивой" специально для Большого поставил на музыку Шостаковича два года назад хореограф из Монако Жан-Кристоф Майо. В год 400-летия памяти Шекспира этот спектакль в Лондоне будет выглядеть очень актуально - хотя английский и мировой балет не обделяет вниманием великого барда, постановка вышла очень удачной. В главных партиях танцуют строптивица Екатерина Крысанова, ее укротитель Владислав Лантратов и образцовая пара Ольга Смирнова - Семен Чудин. Стильный двухчасовой спектакль смотрится на одном дыхании, притом это самая современная постановка в программе гастролей, примиряющая гений Шекспира с фирменным бравурным стилем Большого театра.

Отклики в британской прессе на юбилейные гастроли Большого театра звучат как восторженная военная сводка

Затем Королевский театр Ковент Гарден вздрогнет от напора бунтующих крестьян на трех представлениях "Пламени Парижа" в хореографии Алексея Ратманского. Не бог весть какая музыка здесь преобразована работой художников Ильи Уткина и Евгения Монахова, они помогли Ратманскому сделать культурный феномен советской сцены эстетским, так что музы Свободы, Равенства и Братства выглядят куда убедительнее восставших крестьянок.

А финальным фейерверком запланированы четыре представления "Корсара". Для публики Лондона незачем по-московски аттестовать этот балет "Пиратами Карибского моря" XIX века - так называемый рядовой зритель здесь очень сведущ, знает, что Михайловский театр прежде назывался МАЛЕГОТом, а Большой отбирал кадры у ставшего Мариинским Кировского. Почти четыре часа действа переносят в ориентальные дали и напичканы каноническими вариациями и па-де-де классического балета. Расчет афиши точен: умопомрачительно красивая сцена "Оживленный сад", восстановленная Алексеем Ратманским и Юрием Бурлакой в самом трепетном виде, точно не оставит равнодушными ни неофитов, если такие найдутся, ни знатоков.

60 лет назад далекие от политики люди в трико и пачках прорвали железный занавес, сейчас улучшают репутацию России. Эти предельно важные гастроли - первые для нового директора Большого балета Махарбека Вазиева, прекрасно понимающего, как многое сейчас от них зависит. Однако его 13-летний опыт "нового прорыва" Мариинского балета и 7-летняя реанимация балета Ла Скала не дает поводов для беспокойства. Да и труппа находится в прекрасной рабочей форме - в ближайшие дни мы еще услышим восторженные отклики.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 28, 2016 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072801
Тема| Балет, Топ, Персоналии, Иван Васильев, Сергей Полунин, Леонид Сарафанов, Вячеслав Лопатин, Никита Четвериков
Автор| Майя Крылова
Заголовок| ПРЫЖКОМ ВЗЛЕТЕЛИ ДО НЕБЕС
Где опубликовано| © журнал «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 2016-07-28
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/16279/
Аннотация|

«ТЕАТРАЛ» СОСТАВИЛ ТОП САМЫХ ЯРКИХ И МНОГООБЕЩАЮЩИХ СОЛИСТОВ БАЛЕТА



Иван Васильев

Танцовщик из Минска сделал успешную карьеру в Большом театре, а сегодня танцует как артист с личными ангажементами. Его силовая техника и взрывные прыжки заставляют профессионалов ломать голову: для таких комбинаций в терминологии балета даже нет названий. Но в последнее время Васильеву надоело, что его воспринимают одномерно — темпераментным трюкачом в «Дон-Кихоте» или прямолинейным героем «Спартака».

— Мне хочется нового. Может быть, и того, чего от меня не ждут, — говорит Васильев.

Безумным самодержцем Иваном Грозным, манерным принцем в «Спящей красавице», простоватым французским крестьянином в «Тщетной предосторожности». Беспечным гением Моцартом. Удравшим со свадьбы женихом в современном балете «Факада». И неврастеническим романтиком Люсьеном в спектакле по роману Бальзака «Утраченные иллюзии». Огромный успех принесло Васильеву участие в международном проекте «Короли танца», куда отбирались, что называется, best of the best. В последнее время Иван пробует себя в постановке танцев. Он не боится критики, полагая, что «лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, что не сделано».



Сергей Полунин

Молодой человек с душой мятущегося подростка не устает поражать зрителей. Уроженец Херсона, с блеском закончивший школу английского Королевского балета. Премьер лондонского театра «Ковент-Гарден» (в 19 лет стал самым молодым премьером в истории театра), бросивший его незадолго до получения британского гражданства. Артист, тело которого покрыто татуировками, и перед спектаклями их приходится замазывать. Блудный сын нескольких театров, в том числе московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Танцовщик, чей видеоклип на музыку песни Take Me to Church собрал миллионы просмотров в Сети.

Московские поклонники особенно любят ходить на Полунина в балете «Майерлинг». По слухам, Полунин может станцевать Вронского в готовящейся Музыкальным театром постановке балета «Анна Каренина».



Леонид Сарафанов

Он родился в Киеве в семье профессиональных танцовщиков. Переехав в Россию, легконогий изящный юноша, к тому времени лауреат трех международных конкурсов, мог выбирать лучшие театры страны. Он предпочел Мариинский театр. И, что бы ни показывал Сарафанов, будь то граф Альберт в «Жизели», Иван–дурак в «Коньке-Горбунке» или геометрический «абстрактный» танец в балетах Форсайта — он покорял публику открытыми эмоциями и утонченностью. О Сарафанове писали: «Он блистает в танцах, как оперные виртуозы в ариях» и «приземляется так бесшумно, будто на ногах у него амортизаторы».

Жажда нового привела премьера Мариинки в Михайловский театр, куда Леонид перешел в 2011 году, чтобы работать с хореографом Начо Дуато, европейским магом танца. На Сарафанова знатоки ходят специально, и не только в России — часто танцуя, например, в Италии, в спектаклях миланского театра «Ла Скала», он стал любимцем западной публики.



Вячеслав Лопатин

Когда Вячеслав Лопатин исполнял роли второго плана, критики писали, что у этого артиста любая партия выходит на первый план. Достаточно увидеть его Шута в «Лебедином озере». Ведь Лопатин не только отменно владеет премудростями классического танца. Он еще и блестящий актер.

Лопатин родом из Воронежа. После учебы в родном городе и стажировке в Московской государственной академии хореографии он начал работать в Большом театре. В старинной «Сильфиде» Джеймс у Лопатина предстает не просто виртуозным интерпретатором балетной техники, но и романтическим героем. Так же, как в комедийно-пасторальной «Тщетной предосторожности», он смешон и трогателен, а в комически-бравурном «Дон Кихоте» — решителен и смел. Совсем другой танец Лопатин показал в современном бессюжетном балете «Хрома», где танцующий человек — это научный прибор, исследующий сам себя, а танцовщик словно гонит собственное тело к физическому пределу возможностей.

За партию Печорина в балете «Герой нашего времени» Лопатин выдвинут на премию национального театрального фестиваля «Золотая маска». Весной спектакль с его участием будет показан в фестивальной программе.



Никита Четвериков

Однажды маленький мальчик по имени Никита, живший в городе Чусовом Пермского края, попросил маму записать его на степ, который увидел по телевизору. А дальше…

— Мама договорилась о первом занятии, — рассказывает Никита. — Мы зашли в танцевальный класс. Мама спросила: «Вам нужны мальчики?» Там, естественно, ответили: «Конечно, нужны!» Через неделю, когда мама спросила, нужна ли мне специальная обувь для степа, выяснилось, что мы пришли в класс балета.

Теперь премьер Пермского театра оперы и балета Никита Четвериков выходит на сцену в партии бога света Аполлона и влюбленного Ромео, а балетных принцев ему не пересчитать. Вот и недавно Никита станцевал главного героя в новой пермской версии «Лебединого озера». Есть у танцовщика мечта: станцевать Базиля в «Дон Кихоте» и Солора в «Баядерке». В будущем Четвериков будет нарасхват, особенно после трансляции по телевизору нового сезона «Большого балета» с его участием. А пока танцовщик наращивает успех в родном театре:

— В этом году я танцевал «Жизель». И весь зал встал: и партер, и бельэтаж, и балкон. Так было, и это очень приятно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Авг 04, 2016 8:11 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 28, 2016 10:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072802
Тема| Балет, Опера. Итоги сезона
Автор| Лейла, Гучмазова, Майя Крылова
Заголовок| Итоги сезона глазами критиков. Часть 4
Где опубликовано| © журнал «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 2016-07-28
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/16269/
Аннотация| ИТОГИ СЕЗОНА - балет, опера


По традиции летом «Театрал» просит экспертов выделить главные направления текущего процесса:
1. События.
2. Разочарования.
3. Тенденции.
Первые опросы респондентов читайте в выпусках от 7 июля, 12 июля и 19 июля. Перед вами - следующая часть.


Лейла Гучмазова, независимый критик
1. Среди важных событий прошедшего сезона – 90-летний юбилей Майи Плисецкой на сцене Большого, в подготовке которого она успела принять участие. Третий фестиваль Context Дианы Вишневой, представивший три важных события – конкурс молодых российских хореографов, гастроли легендарной труппы Марты Грэм, премьеру живого классика Ханса ван Манена с Дианой Вишневой. По-прежнему держат планку международные фестивали Санкт-Петербурга: уже 15 лет радует профессионалов и публику Dance open, вводит балет в широкие культурные контексты Дягилев PS, активно развивается фестиваль современного танца Open Look.

2. Разочарования: все без исключения театры и фестивали тревожатся о финансовой сторонне своих проектов. С бюджетами скверно, меценатство по-прежнему не поддержано законом. Художественных прорывов до весны не запланировано: во флагмане Большом будут до последнего снега возобновлять балеты советского времени ради фестиваля 90-летнего юбиляра Юрия Григоровича.

3. Тенденции: активность вернувшейся в свои стены «Геликон-оперы» и давно расширившего целевую аудиторию Детского музыкального театра имени Сац. В музыкальных театрах важные административные сдвиги. С переходом Антона Гетьмана из Большого в МАМТ на пост директора театр будет как-то обновляться. А появление в Большом балете Махарбека Вазиева, прервавшего ради Москвы долгосрочный контракт с «Ла Скала», внушает оптимизм и уже приносит плоды: в спектакли вводится новое поколение артистов, перспективных планов громадье.


Майя Крылова, обозреватель «Театрала»:
1. События. Опера и музыка
Сезон был богат на значимые музыкальные события. Тон задал Михаил Плетнев и традиционный осенний фестиваль Российского национального оркестра в московской Филармонии (в частности, отменные концертные исполнения опер «Кащей Бессмертный» и «Семирамида»). Плюс крайне редкая на филармонических подмостках оратория Шумана «Рай и Пери», исполненная РНО в Консерватории.

Опера «Милосердие Тита» в Концертном зале им. Чайковского прозвучала в рамках абонемента «Оперные шедевры» и была исполнена именно как шедевр. Оркестр «Музыка Вива» должен быть отмечен за цикл «Шедевры и премьеры», в котором не первый год возвращает в российский обиход редко исполняемые и несправедливо забытые произведения. Великолепен просветительский цикл Владимира Юровского и оркестра им. Светланова, в этом году посвященный музыке в театре и кино. Традиционный январский фестиваль «Возвращение» прошел в девятнадцатый (!) раз, несмотря на то, что средства на мероприятие высокого класса пришлось собирать с помощью краундфандинга.

Большой театр выпустил оперу Генделя «Роделинда», на высоком вокально-музыкальном уровне, с качественной европейской режиссурой. Заметна «Саломея» в «Новой опере» - взгляд из двадцать первого века на декаденство начала прошлого столетия.

Из гастрольных программ запомнились аутентичный ансамбль Филиппа Херревеге и его космический Бах, а также знаменитый певец Рене Папе с Вагнером. Похвалы критики собрал показ оперы «Сатьяграха» из Екатеринбурга на фестивале «Золотая маска». Незабываем Пласидо Доминго в опере «Симон Бокканегра» на фестивале «Звезды белых ночей» в Мариинском театре. И вообще весь петербургский фестиваль, с участием многих выдающихся певцов и музыкантов.

В свет вышел последний, третий том капитальной энциклопедии Михаила Мугинштейна «Хроника мировой оперы». Невозможно не отметить капитальный труд, когда, создавая «Хронику» и комментарии к операм четырех столетий, один человек фактически проделал работу целого научного института.

События. Балет

«Совсем недолго вместе» Пола Лайтфута и Соль Леон в Большом театре. Современный балет из Нидерландов, перенесенный на российскую почву. Спектакль хореографически тонкий и эмоционально человечный. После премьеры думалось: если бы труппа всё так танцевала, в Большой хотелось бы ходить каждый день.

«Ромео и Джульетта» в постановке Вячеслава Самодурова в Екатеринбурге. Толково использованный прием «театра в театре», нетривиальная хореография, умелая режиссура, позволяющая держать на плаву большой сюжетный балет.

Гастроли труппы Марты Грэм на фестивале современного танца «Контекст» - первый приезд в Россию знаменитой американской компании, исполняющей балеты одной из великих основательниц модерн-данса.

Остроумный спектакль «Торобака» на фестивале «Dance Inversion» дал возможность увидеть двух выдающихся танцовщиков наших дней - мастера фламенко Исраэля Гальвана и Акрама Хана, британского хореографа, специалиста по катхаку.

2. Разочаровала опера «Паяцы» в театре «Геликон». Вот здесь прием «театра в театре» не сработал, оставшись декларацией, хотя хорошие певцы во многом спасли премьеру.
Та же история с «Богемой» в «Новой опере»: прекрасно спето, но не очень внятно поставлено. К сожалению, не удалась «Иоланта» (постановка Сергея Женовача) в Большом театре. Режиссер не услышал музыку.
Не очень повезло в этом сезоне Мариинскому театру. Что опера «Самсон и Далила», что балет советского наследия «Медный всадник» художественную погоду не сделали.

3. К счастью, не произошло ничего похожего на историю с «Тангейзером». В этом сезоне дискуссии вокруг музыкальных событий не выходили за пределы газетных статей и баталий в Фейсбуке. И не приобретали политического оттенка с «оргвыводами». Хочется верить, что это – тенденция.

Практика Большого театра приглашать режиссеров драмы на оперные постановки – вновь заставила серьезно задуматься о плюсах и минусах такого решения.

Огорчает агрессивная консервативность части публики и части критики музыкальных театров. Зачастую излишняя самоуверенность в оценке современной оперной режиссуры и современной музыки. Если тебе что-то не нравится – не слушай и не смотри. Но не объявляй людей с иными, чем у тебя, вкусами, с иным пониманием искусства, шарлатанами и бездарями. Рискуешь крупно ошибиться. Подожди с приговорами – их может вынести только время.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Авг 04, 2016 8:14 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 29, 2016 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072901
Тема| Балет, БТ, Дата, Персоналии, Наталья Бессмертнова
Автор| Оксана Морозова
Заголовок| Последнее фуэте. Как сложилась судьба Наталии Бессмертновой
Где опубликовано| © АиФ.ru
Дата публикации| 2016-07-19
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/person/poslednee_fuete_kak_slozhilas_sudba_natalii_bessmertnovoy
Аннотация|

Сегодня исполняется ровно 75 лет со дня рождения известной танцовщицы и музы Юрия Григоровича — Наталии Бессмертновой. Как сложилась артистическая судьба балерины, рассказывает АиФ.ru.


Наталья Бессмертнова в роли Жизель. 1966 г. © / Борис Рябинин / РИА Новости

Любимая профессия подарила Наталии Бессмертновой не только признание публики, но и настоящее женское счастье в лице ее мужа — гениального Юрия Григоровича. Они были невероятно красивой парой в жизни и чуткими, понимающими партнерами — на сцене. К юбилею артистки АиФ.ru вспоминает историю любви балерины и ее стремительный путь к признанию.

Любимица

Маленькая Наташа появилась на свет практически в самом начале Великой Отечественной войны. Несмотря на все ужасы того времени семье удалось выжить. День победы Бессмертновы в полном составе встречали в Москве: мама с дочкой приехали из эвакуации, отец — с фронта. Два года спустя у супругов родился второй ребенок — Татьяна. По решению матери обе девочки поступили в Московское хореографическое училище и стали балеринами. Однако Наталия добилась на этом поприще больших успехов, чем ее сестра.

Первым педагогом Бессмертновой стала петербурженка Мария Кожухова. Строгая, дисциплинированная, она еще помнила легендарную Спесивцеву. Наташа была ее любимицей. Однако в 1959 году на 62-ом году жизни Мария Алексеевна умерла, и начинающая танцовщица попала в класс к Софье Николаевне Головкиной. На выпускном экзамене ученица блестяще выполнила 48 фуэте, и получила высшую оценку по классическому танцу.

В Большой театр балерина попала в 1961 году. За 27 лет пребывания на сцене она исполнила весь его репертуар. Долгое время основным партнером артистки был Михаил Лавровский, творческий дуэт с которым сложился еще во время учебы. Вместе с Лавровским Бессмертнова начала осваивать одну из самых главных ролей в своей жизни — Жизель. Первоначально работать над образом ей помогала Галина Уланова, считавшаяся лучшей исполнительницей этой партии. Но ученица то и дело спорила с педагогом. Узнав об этом, главный балетмейстер Большого — Леонид Лавровский, который обожал Наташу, решил, что сам будет заниматься с ней. 20 ноября 1963 года «Жизель» в исполнении молодой балерины покорила московскую публику. За свою жизнь Наталия Игоревна станцевала эту партию почти 200 раз, и ей же закончила свою блестящую карьеру.

Муза

Новый этап в жизни балерины начался после ее знакомства с Юрием Григоровичем. Бессмертнова стала не только супругой главного балетмейстера Большого театра, но и его музой. Она, как никто другой, могла воплотить все задумки Юрия Николаевича, будь то Анастасия в «Иване Грозном», Ширин в «Легенде о любви», Валентина в «Ангаре», Рита в «Золотом веке» и др. При этом сам хореограф любил повторять, что ставит балеты не для жены, а для выдающейся балерины Бессмертновой. Он искренне гордился супругой: ее талантом, умом и самостоятельностью. Однако даже это не помешало ему уволить Наталию Игоревну в 1988 вместе с другими выдающимися танцовщиками — Плисецкой, Максимовой, Васильевым, Лавровским и Тимофеевой. Это был невероятный скандал. Но театру требовалась молодая кровь. К слову, легендарной Майе Михайловне к тому времени исполнилось 63 года! Уже тогда атмосфера в главном театре страны для балерины и ее супруга начала накаляться.

После увольнения Наталия Игоревна стала педагогом-репетитором в ГАБТ. Так же артистка разово принимала участие в отдельных спектаклях, ездила на гастроли. Но безумный успех, который в свое время буквально обрушился на чету Григоровича и Бессмертновой, сменился такой же безумной травлей. 7 марта 1995 года, после череды скандалов и противостояний художественный руководитель балетной труппы Большого написал заявление об уходе. Наталия Игоревна лично отвезла бумагу в Министерство культуры. Спустя всего несколько дней, 12 марта, сторонники Григоровича решили объявить забастовку и не выходить на сцену. Организатором протеста назвали Бессмертнову, что послужило поводом для ее увольнения. Однако узнав об этом, балерина решила не сдаваться без боя. Она обратилась в суд, и тот восстановил ее права. Документ об этом Наталия Игоревна принесла в театр. Но не для того, чтобы вернуться. Вместе с постановлением суда Бессмертнова положила на стол руководства заявление об уходе. Так артистка поставила жирную точку в отношениях с Большим театром, которые в общей сложности длились больше 30 лет.

В кругу семьи

Несмотря на крепкий брак, детей у балерины не было. Ее «сыном» стал родной племянник — Миша. Он, сестра Татьяна и муж — единственные люди, которых Бессмертнова допускала в больницу, когда начала сильно болеть. Долгое время врачи не могли поставить артистке диагноз. От болезни почек и без того довольно стройная Наталия Игоревна, очень сильно похудела. А вскоре у нее начались ужасные боли.

По признаниям Виталия Вульфа, который был хорошо знаком с семьей балерины, боль была настолько пронзительной, что сильная от природы Бессмертнова начала хотеть собственной смерти. Но и в этом жутком состоянии она не переставала думать о муже, жить его делами и заботами.

Близкие и сама Наталия Игоревна понимали, что ее дни сочтены. Но когда Григоровичу понадобилось уехать в Сеул, супруга не стала отговаривать его от командировки, наоборот сказала, что он не должен забывать о делах. К сожалению, это был последний раз, когда хореограф видел свою музу живой. Бессмертновой стало плохо, практически сразу, после отъезда супруга. Когда Юрий Николаевич узнал об этом, он вылетел первым же рейсом. Но было поздно. 19 февраля 2008 артистки не стало.

Уже после похорон, на поминках балерины генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов зачитал приказ, который вернул Григоровича в ГАБТ. Он стал штатным хореографом балетной труппы. Это событие, наверняка, очень бы порадовало Наталию Игоревну. Она всегда близко к сердцу воспринимала все взлеты и падения своего супруга. Сам Юрий Николаевич в тот день никак не отреагировал на свое назначение, ведь он потерял единственную и любимую женщину, ради которой творил не один десяток лет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 29, 2016 10:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072902
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Юрий Смекалов
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Юрий Смекалов
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2016-07-29
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/4874
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Яркий балетмейстер русского современного балета, ведущий солист Мариинского театра Юрий Смекалов рассказал Ballet Insider о первых шагах в хореографии, новой постановке и планах на будущее.



Bi: Расскажите немного о том, как Вы начали карьеру хореографа. Какие традиции Вы несете в своей хореографии?

ЮС:
Свою карьеру хореографа я начал с амбициозного проекта «Verba volant, scripta manent» (от лат. «Слова улетают, написанное остаётся».) – это был хореографический проект, состоящий из тематических номеров, объединённых единой идеей, посвящённой памяти моего педагога по предмету «Искусство балетмейстера» – Георгия Алексидзе. Он учил меня сохранять уважение к написанной музыке, учил искать драматическое содержание, быть внимательным к мелочам и создавать напряжение, развивать хореографическую мысль в разных направлениях, синтезируя стили. До сих пор учусь этому и думаю, что учится придётся всю жизнь.

Bi: Начиная работу, Вы понимаете, что хотите получить в итоге?

ЮС:
Да, конечно, я стремлюсь реализовать, поставленную перед собой задачу, максимально точно, но в процессе работы первоначальный замысел может немного измениться.

Bi: Что для Вас самое сложное во время постановочного процесса?

ЮС:
Организационный путь от замысла до первой постановочной репетиции.

Bi: Совсем недавно в Мариинском театре Вы осуществили постановку балета Рейнгольда Глиэра «Медный всадник», почему выбрали именно это произведение?

ЮС:
Этот спектакль шёл в Мариинском театре до 1983 года. Маэстро Валерий Абисалович Гергиев думал о возобновлении спектакля уже очень давно, видимо это время пришло.

Bi: Вы говорили про ответственность, которая лежит на ваших плечах, ведь Вы не создаете новый балет, а прикасаетесь к уже созданному произведению. Как в итоге прошла работа, что было сохранено, что Вы внесли от себя?

ЮС:
«Медный всадник» в постановке Ростислава Захарова – это классический спектакль, определенный в форму драмбалета. Для меня было важно сохранить именно стилистику спектакля и принципы его построения. Нам удалось с помощью бывших солистов Кировского балета вспомнить некоторые фрагменты адажио и отдельных номеров. Так как изначально стояла задача восстановить балет, я решил, что необходимо придерживаться фундаментальной основы, изменив визуальный облик спектакля. Прорабатывая подробно музыкальный материал и пушкинский сюжет, я понял, что сегодня этому спектаклю, поставленному в 1949 году, нужна серьёзная переработка. Что касается хореографии, то мне пришлось ставить её заново, опираясь на сохранившиеся в памяти артистов того времени воспоминания и архивные фотографии.

Bi: На Ваш взгляд, у вас получилось справиться с поставленной целью – сделать балет интересным для разных поколений?

ЮС:
Моё мнение достаточно субъективно на этот счёт. Думаю, что на этот вопрос ответят зрители и время.

Bi: Какой Ваш анализ современного танца в России? Кто-то говорит, что его нет, кто- то считает, что он развивается быстро… Интересно узнать Ваше мнение, ведь сегодня вы один из самых ярких хореографов в России.

ЮС:
Спасибо за комплимент. Считаю, что Наш отечественный балет развивается быстро и лаконично. Российское искусство имеет традиции и прочную образовательную основу. У нас замечательные профессиональные вузы, которые каждый год выпускают талантливых ребят. У них достаточно мотивации и амбиций двигать наш балет вперёд, учитывая достижения предшественников. Но и, современный танец в России не стоит на месте. Я убедился в этом посетив спектакли фестиваля Open Look 2016.

Очень важно, чтобы мы не забывали слова из песни Юрия Визбора: «…в области балета мы впереди, говорю, планеты всей».

Bi: Вы работали в двух театрах – Большом и Мариинском, есть различия в подходе к работе в труппах и среди артистов?

ЮС:
Конечно, есть. Это два, совершенно разных организма. Думаю, что об этой разнице можно написать книгу.

Bi: Какие качества Вам важны в артистах, которые исполняют Вашу хореографию?

ЮС:
Внутренняя наполненность, органичность, и, конечно, искренняя преданность профессии.

Bi: Планируется еще что-то в Большом?

ЮС:
Большой на то и Большой, что он планирует, а мы, постановщики, находимся в режиме ожидания.

Bi: Балет, который Вы мечтаете поставить?

ЮС:
Один из них я надеюсь поставить в этом сезоне в сотрудничестве с моим другом и прекрасным хореографом. На счёт другого мы ведём переговоры. Это спектакль малой формы, по мотивам моего любимого произведения отрочества (названий не говорю, чтобы не расплескать энергетическую ценность). Так же в качестве спектакля-мечты крупной формы могу озвучить название «Парфюмер» по роману Патрика Зюскинда. Я уже придумал концептуальное решение формы спектакля и его содержания.

Фотограф
Дарьян Волкова

---------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 29, 2016 10:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016072903
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Елена Зайцева, Екатерина Крысанова
Автор| Вадим ГАЕВСКИЙ
Заголовок| События в Большом
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 14
Дата публикации| 2016-07-29
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=5003
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото Е.ФЕТИСОВОЙ

Большой театр показал новый балет под старым, заслуженным названием “Ундина”. Однако ничего старинного в новом балете нет, и к той самой “Ундине”, которую когда-то поставил Жюль Перро и которая под названием “Наяда и рыбак” шла в Петербурге, наша “Ундина” прямого отношения не имеет. И музыка другая: современно звучащая музыка немецкого авангардиста послевоенного времени Ханса Вернера Хенце. И либретто другое: интеллектуально-насыщенное, хотя и несколько простодушное либретто Вячеслава Самодурова (что, кстати сказать, и в прежних работах отличало его). И наконец, хореография, хореография Самодурова, тоже совершенно другая. Никакой стилизации, чем нас одаривает неутомимый Пьер Лакотт, никакой реставрации, чем в последнее время увлечен Алексей Ратманский. Все тут свое или, если говорить точнее, все на языке, принятом сегодня в мире хореографов-авангардистов.

В результате появился отечественный оригинальный спектакль, которого Москва ждала долго. Откровением тем не менее он не стал. Действующая критика отнеслась к нему – за единственным исключением – вежливо, но прохладно. Зрительный зал был, как всегда, благосклонен, – я, впрочем, видел спектакль всего один раз, на последнем прогоне. Какого-то послепремьерного шума я тоже не услышал. Что же выходит – ничего не произошло? Да нет, произошло сразу несколько примечательных событий.

Главное событие – сам балетмейстер Вячеслав Самодуров, обнаруживший вроде бы обязательный, а на самом деле весьма редкий дар – умение мыслить в танце и танцем, создавать и очень простые, и очень сложные танцевальные ансамбли. Таким, прямо-таки виртуозно постав-ленным, ансамблем оказалось вставное “pas de huit” (па восьми), лишенное сюжетной нагрузки. Но и в сюжетных сценах Самодуров многого достиг и многое показал, к этой теме мы еще вернемся.

Другое событие – художник по костюмам Елена Зайцева. Мы как-то привыкли, что все или почти все балетные спектакли Большого театра последних десяти лет одевает она, и считаем в порядке вещей, что делает это она безупречно. Но все-таки пора осознать, какого масштаба этот талант и каков ее личный вклад в создание нового репертуара. Елена дьявольски изобретательна и очень умна, и ей дана совершенно необходимая в балетном театре легкость. Неутяжеленность фантазии, необременительность идей. И конечно, острая художественная элегантность. Недаром ее так ценит капризный Дмитрий Черняков, всякий раз приглашая приехать туда и сюда, в разные страны, в разные города, в разные театры. По-видимому, именно Зайцева нашла легко ускользающую – ускользающую как ундина – формулу современного театрально-костюмного стиля. Поэтому работа в “Ундине” ей так удалась. Удалось найти мерцающий тон таинственно возникшего потустороннего мира. В буклете к спектаклю Елена Зайцева делится своим секретом: “Костюмы ундин будут сшиты из материала особенной фактуры, напоминающего бумагу. Девушки, обмотанные в “жеваную” фольгу, должны оставлять впечатления бесплотного существа…” и т.д. Вот так рождаются загадочные эффекты театра.

А третьим событием я назвал бы этот самый буклет, из которого взята приведенная цитата. Это тоже требует специального комментария – буклетами к спектаклям Большого театра их авторы могут гордиться. За десять с лишним лет работы небольшая команда издательского отдела, возглавляемая Татьяной Беловой, создала целую библиотеку весьма содержательных, изящно оформленных, удобных для чтения книг, из которых можно узнать чрезвычайно много: и о готовящейся постановке, и о ставящихся заново классических операх и классических балетах. И это не просто журналистские справки, не просто компиляция, взятый откуда-то пересказ, это оригинальные краткие исследования, театроведческие или музыковедческие мини-труды, имеющие безусловную культурную ценность. Буклет к “Ундине” именно таков. Его редакторы-составители – Варвара Вязовкина и Анастасия Архипова. Им же принадлежат первоклассные статьи о Вячеславе Самодурове (Вязовкиной) и о мифе Ундины (Архиповой).

А теперь о четвертом событии, для меня, бывшего балетомана, не менее значимом, чем предыдущие три. Я имею в виду выступление балерины Екатерины Крысановой в партии и в роли Ундины. Почему отделяю партию от роли? – Потому что в спектакле эти две сущности не всегда накладываются одна на другую. А Крысанова их соединяет, непринужденно и очень легко. Она убедительна и в танце, и в танцевальной пантомиме. Екатерина Крысанова всегда мне представлялась идеальной московской балериной. Но теперь, может быть, после встречи с французским хореографом Жаном-Кристофом Майо (Катарина в балете “Укрощение строптивой”, отмеченная “Золотой Маской”), Крысанова мне показалась образцовой парижской танцовщицей, покорившей типично французскую роль – роль прелестной тиранки, неотступной и бессердечной.

Но почему же в таком случае весь спектакль не стал абсолютной удачей? – По двум основным причинам. Самодуров, хореограф-постановщик как он назван в афише, перегрузил его тематическим материалом и недогрузил материалом хореографическим. Разъясню, что имею в виду. Самодуров пытался объединить две мифологические темы: миф об Ундине и миф о Беглеце. Женский миф удался, мужской миф и не прояснен, и не разработан. Хореографического материала и в самом деле не хватило. Возникли повторы, дуэтные сцены объяснений не получают развития, почти что топчутся на месте. Большой сюжетный спектакль приостанав-ливается на половине пути, и его отодвигает в сторону эффектно станцованное “pas de huit”, танцующая восьмерка.

***

Последняя премьера Большого театра позволяет лучше увидеть состояние балетной труппы, работающей в нем, и дает возможность взглянуть на общую ситуацию, сложившуюся в его балетном репертуаре. Очевидно, что труппа, не избалованная частыми яркими постановками, работает хорошо, с жадностью откликаясь на новые предложения и нестандартные идеи. Очевидно также, что уроки, преподанные труппе Ратманским, не прошли даром. Угроза возможного возвращения к банальности и даже к провинциальности, возникшая после его ухода, вроде бы перестала быть актуальной. Хотя это всегда грозит любому малоподвижному академическому коллективу. А что касается ситуации балета Большого театра, то она не совсем обычна. По сути, в театре сосуществуют две разные художественные эпохи: одна героическая, эпоха 60–70-х годов, эпоха “Спартака”, другая интеллектуальная, нынешняя, эпоха “Гамлета”, “Героя нашего времени” и “Ундины”. “Спартак”, как “Иван Грозный”, как отчасти “Лебединое озеро” и великолепный, нестареющий “Щелкунчик” – это театр сражения, театр борьбы, а “Гамлет”, “Герой нашего времени” и “Ундина” – театр мысли. Совершенно различные темы, и лексика, то есть танцевальный язык, тоже совершенно различна: упрощенная в первом случае, усложненная во втором. Но надо отметить более важную вещь – капитальные постановки 60–70-х годов постепенно устаревают, из них мало-помалу уходит жизнь, а экспериментальные постановки последних сезонов необходимую полноту творческой жизни демонстрируют не всегда и не постоянно. Странно сказать, но пока что они поддерживают друг друга. Настанет время, когда художественная история заставит все-таки сделать нелегкий выбор.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 31, 2016 6:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073101
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер
Автор| Людмила Смирнова
Заголовок| МИХАИЛ МЕССЕРЕР
Чтобы жить, балеты должны обновляться

Где опубликовано| © журнал "DENIS IVANOV Magazine" № 15, стр. 94-95
Дата публикации| 2016 июль
Ссылка| http://issuu.com/denisivanov/docs/________________15_________________?e=3552959/37454068/94
или http://denisivanov.ru/magazine/ далее см. журнал № 15
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Михаил Мессерер - известный артист балета и педагог-балетмейстер. В 1980 году он уехал за границу, где сделал впечатляющую карьеру - тридцать лет работал на Западе - в труппах Ролана Пети и Нинетт де Валуа, Мориса Бежара и Матса Эка, был приглашенным педагогом в «Ла Скала», в лондонском Королевском балете, в нью-йоркском Американском Балетном театре и Венской опере, давал уроки практически во всех ведущих балетных труппах мира.

Михаил Мессерер – представитель знаменитой театральной династии.

Говоря с Михаилом невозможно отделить его историю, судьбу и профессию от знаменитой артистической династии Мессерер-Плисецких, основанной его дедом – зубным врачом Менделем Мессерером, любившим водить своих семерых детей в театр, которые по возвращении домой разыгрывали увиденные спектакли между собой в лицах. Дядя Михаила Азарий Азарин, стал актером и режиссером, работал со Станиславским и Немировичем-Данченко и возглавлял московский Театр имени Ермоловой. Тётя Михаила и старшая дочь деда, Рахиль, была звездой немого кино, но оставила карьеру, когда вышла замуж и родила троих детей Михаилу Плисецкому, советскому консулу на Шпицбергене, который был репрессирован и расстрелян. Ещё одна тётя Елизавета Мессерер была талантливой комической актрисой. Другой дядя Михаила – Асаф Мессерер — выдающийся танцовщик Большого театра, а впоследствии великий педагог. Балет выбрала и мама Михаила, Суламифь Мессерер, ставшая примой Большого театра, народной артисткой и настоящей звездой балета. Всем известная балерина Майя Плисецкая, выдающийся театральный художник Борис Мессерер, балетмейстеры Наум Азарин, Александр и Азарий Плисецкие – все они кузены и кузины Михаила Мессерера. Биография самого Михаила Мессерра вполне могла бы стать основой сюжета для триллера, ведь этот представитель знаменитой балетной династии, родился и учился в Москве, танцевал в Большом театре, а потом, будучи с театром на гастролях в Японии, тайно покинул отель и вместе с мамой перебрался на Запад. Давно превратившись в «человека мира» и путешествуя по всему свету с мастер-классами, Михаил Мессерер, спустя более четверти века вернулся для работы на родину. Имея дом и семью в Лондоне, представляя «московскую школу балета», он становится главным балетмейстером Михайловского театра в Санкт-Петербурге и вот уже семь лет восстанавливает классические балеты на его сцене. В Новосибирске Михаил Мессерер появился по приглашению директора НОВАТ Владимира Кехмана и перенес на нашу сцену два балета – «Пламя Парижа» и «Жизель, или Вилисы». Журнал Denis Ivanov Magazine встретился с Михаилом во время постановки новой для нашего театра версии легендарного балета «Жизель».



Михаил, чем интересен именно этот балет?

«Жизель» - один из старейших балетов, хореография которого дошла до наших дней. Сначала он был поставлен великими предшественниками Мариуса Петипа, затем «переставлен» самим Петипа и благодаря этому дошел до следующих поколений артистов и зрителей. Я уверен, что если спектакль не обновляется или ставится заново, то он умирает. До нас и дошли только те балеты, которые кем-то были переделаны и заново поставлены. А «Жизель» – один из самых лучших балетов классического репертуара, и его любит публика во всем мире, поэтому он – один из лучших примеров моей теории. Версию Михайловского театра мы возили три раза в Лондон и один раз - в Нью-Йорк. И каждый раз спектакль имел блестящую прессу и кассовый успех. Мы его и в Японию возили.

Это - версия хореографа Никиты Долгушина. Вы были знакомы с ним?

Я имел честь работать с ним несколько месяцев в Москве. Тогда я был еще начинающим артистом балета и жадно подглядывал, учась у него и впитывая эту школу мастерства. В дальнейшем, когда мы уже вместе работали в Михайловском театре, – он был старшим репетитором – я часто с ним советовался по всем вопросам. Никита Долгушин помогал мне как репетитор в балетах «Лауренсия» и «Лебединое озеро», я внимательно прислушивался к тому, что именно Никита Александрович требовал от танцовщиков в балете «Жизель, или Вилисы» и ко всем советам, которые он давал артистам. Могу сказать, что я польщен тем, что мне довелось прикоснуться к той замечательной версии, которую Долгушин создал для Михайловского театра, а сейчас и перенести её в НОВАТ.

Чем же отличается новосибирский балет «Жизель, или Вилисы» от спектакля, который создал на сцене Михайловского театра Никита Долгушин?

Почти ничем не отличается. Декорации пришлось увеличить, чтобы они соответствовали размерам театрального помещения. Но оформление было изготовлено по тем же эскизам художника Вячеслава Окунева, по которым все делалось и для балета в Михайловском театре. Художнику и хореографу удался впечатляющий контраст между первым и вторым актами - между праздником осеннего урожая и элегическим настроем второго акта, где появляются сказочные вилисы с их гибельным танцем.

Как вписались в эту версию балета наши артисты?

Балетная труппа в вашем театре сильная и на этом спектакле она еще больше выросла, потому что задачи, которые ставит спектакль Никиты Долгушина перед исполнителями, хочешь - не хочешь, но повышают их уровень. Могу отметить такие имена: Роман Полковников, Анна Одинцова, Иван Кузнецов, Вера Сабанцева. И Ольга Гришенкова в партии Жизели создала очень интересный образ. Знаете, есть вещи, которые труппа НОВАТа делает лучше, чем столичный театр. Здесь есть талантливейшие артисты, - и в кордебалете, и среднее звено, и ведущие исполнители.

Вы для себя открыли наш театр недавно. Каково ваше мнение о нем?

Замечательный театр, о котором можно только мечтать. Потрясающее помещение, такое количество квадратных метров! Столько места для закулисной части - это тоже важно. Прекрасный театр и памятник архитектуры.

Каково ваше мнение о директоре театра - Владимире Кехмане? Какой он?

У него гигантская совершенно невообразимая, энергия. Он вовлекает в свое энергетическое поле массу людей. Владимир Кехман - человек, которому невозможно отказать. Он сумел даже меня, спокойно жившего в Англии, уговорить переехать работать в Санкт-Петербург. И это при том, что моя семья живет в Лондоне. В общем, он - человек, который может свернуть горы.

Преподавать - это, все же, призвание. Не каждому дано. Когда вы почувствовали, что можете учить?

Я довольно рано пошел учиться в ГИТИС на педагога. С детства хотел преподавать. Еще когда сам учился балету, если наш педагог в школе Большого театра болел и не приходил на урок, то большинство мальчишек бежали на улицу играть в футбол, а я оставался в классе и для тех, кто не сбежал, давал урок. Для меня всегда это было важно - давать такие уроки, чтобы они нравились.

Русская школа балета по-прежнему главенствует в мире или современный балет ее отодвинул?

Она оказала большое влияние на Запад, но сегодня что-то, по-прежнему, лучше в России, а что-то - лучше на Западе.

Есть ли за рубежом репертуарные театры, как у нас и можно ли сказать, что зрители где-то больше любят балет, а где-то – оперу?

Есть. Например, Королевский театр в Лондоне – репертуарный. Но система там другая. Что касается билетов – за всех говорить не могу, но в «Ковент Гарден» цены на билеты на оперу намного выше, чем на балет. И в «Ла Скала» тоже.

А где цены выше на балет?

В России. У нас в Михайловском театре на балеты всегда гарантированный аншлаг. На оперы - не всегда.

Кого бы вы из современных хореографов выделили как самых-самых?

Матса Эка, Жан-Кристофа Майо, Алистера Марриотта. Но я мог бы назвать и другие имена. Талантливых людей много. Например, хотелось бы упомянуть выдающиеся работы Алексея Ратманского, Юрия Бурлака и Сергея Вихарева. Эти три балетмейстера творят в жанре классического танца.

----------------------------------------------------------------------------
На сцене Новосибирского театра оперы и балета состоялась премьера балета Адольфа Адама «Жизель, или Вилисы» в редакции Никиты Долгушина. Этот балет, наполненный духом XIX века, считается символом романтического балета и одной из визитных карточек русских балетных трупп. В основе либретто лежит фантастическая легенда о призрачных танцовщицах вилисах — умерших до свадьбы невестах, которые в полночь приходят в мир людей, чтобы найти жертву среди мужчин и затанцевать до смерти. Спектакль посвящается памяти выдающегося российского танцовщика и хореографа Никиты Долгушина (1938 — 2012), известнейшего исполнителя главной мужской партии в балете «Жизель».

«В этой версии постановщик Никита Долгушин постарался сохранить атмосферу периода, когда создавался этот спектакль — 40-е годы XIX века, и в то же время, приблизить его к пониманию современного зрителя. Часто постановщики сталкиваются со сложностями при выстраивании этого тонкого баланса, но не Никита Долгушин. Ему удалось соблюсти правильные пропорции»

Михаил Мессерер балетмейстер
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 31, 2016 7:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073102
Тема| Балет, «Летние балетные сезоны», Персоналии, Элоиз Бурдон, Жереми-Лу Кер
Автор| Анастасия Попова
Заголовок| Маша из «Щелкунчика» превратилась в барышню с Елисейских полей
Гастроли солистов Гранд Опера прошли в Москве

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-07-31
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-07-31/100_mashasch.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

В рамках «Летних балетных сезонов» в Москве прошли гастроли солистов Гранд Опера Элоиз Бурдон и Жереми-Лу Кера: французские танцовщики исполнили главные партии в спектаклях «Дон Кихот» и «Щелкунчик». Вместе с ними на сцене Российского Академического Молодежного театра выступили артисты труппы балета классической хореографии «La Classique», театра «Русский классический балет» и оркестр «Летних балетных сезонов» под управлением Ярослава Ткаленко.

Для удобства гастролеров балетмейстеры-репетиторы российских трупп решились на постановочный микст: артисты кордебалета исполняли свои партии в привычной для них хореографии Петипа (в «Дон Кихоте» в редакции Сержа Мангета), а ведущие солисты - в редакции Рудольфа Нуриева. Учитывая то, что оба балетмейстера – и Мангет, и Нуриев - принадлежали к русской школе танца, такой синтез выглядел вполне органичным и стилистически единым. Порадовали атмосферные декорации Евгения Гуренко (внушительных размеров корабль в севильском порту, ветряные мельницы в дикой местности, растущая елка в комнате Маши), яркие, но без излишней вычурности костюмы Марины Соколовой и Эрика Меликова (строгие трико у юношей и средней длины тюники у девушек не сковывали движения артистов и не отвлекали от танца).

Однако главным подарком публике стало участие в постановке солистов Опера Гарнье. Элоиз Бурдон статус балерины-девочки (небольшой рост, тонкие линии, очаровательная улыбка) помог слиться с ролью боевой, задорной Китри и мечтательной, романтичной Маши. И то, как танцовщица видит своих героинь — тоже весьма любопытно. В обе партии солистка привнесла характерный парижский акцент: женские персонажи Бурдон напоминают изысканных барышень с Елисейских полей. Как и подобает истинным француженкам, они не тоскуют о прошлом и не тревожатся о будущем. А просто живут сегодняшним днем, наслаждаясь каждым его моментом. В «Дон Кихоте» Китри-Бурдон кокетничает с Гамашем, с любопытством поглядывает на Дон Кихота, ластится к отцу и лишь в последнем па де де подает руку Базилю, соглашаясь на брак. Стремление героев жить настоящим ощущалось и в «Щелкунчике»: с окончанием новогодней ночи Маша не сожалеет об исчезнувших чудесах и утрате сказочного принца. «Новый день – новый принц» — таков ее финальный посыл залу.

Помимо французского отношения к жизни, оба солиста продемонстрировали виртуозную французскую школу танца. Бальзам на душу балетоманов пролили две вариации Китри в первом акте «Дон Кихота» и вариация Маши в «Щелкунчике», исполненные Бурдон с филигранной точностью. Жереми-Лу Кер в совершенстве освоил непринужденно-игровую манеру нуриевских дуэтов: в «Дон Кихоте» танцовщики вылетают на сцену в стремительном гранд жете, партнер, удерживая балерину одной рукой, фиксирует ее в эффектной верхней поддержке и замирает на несколько секунд, провоцируя публику на восторженные «браво» и благодарные аплодисменты.

Можно пожалеть лишь о том, что в общей сложности солисты пробыли на сцене не более получаса: в редакциях обоих балетов львиную долю времени занимают массовые сцены — танцы женихов, подружек, цыган, цветов, сластей и прочих. Их геометрически сложные построения и прихотливый пластический рисунок требуют слаженного, хорошо обученного кордебалета. Нынешний опыт показал, что отсутствие такового отнюдь не идет на пользу постановке. Российским танцовщикам, выступившим с гастролерами из Парижа, как минимум не хватило синхронности исполнения: разрыв между артистами Гранд Опера и остальными оказался слишком велик.

После окончания гастролей корреспонденту «НГ» удалось побеседовать с Элоиз Бурдон и Жереми Лу-Кером.

–Элоиз, для вас и Жереми-Лу «Летние балетные сезоны» – уже не первый визит в Россию. В 2013 году вы в составе артистов труппы Гранд Опера гастролировали в Большом театре, в 2014-м – Жереми-Лу выступал в гала-концерте в Мариинском театре, а в апреле этого года вы участвовали в XVI Международном фестивале балета «Мариинский». Нравится ли вам танцевать на русской сцене?

–Каждый раз я очень рада предложению приехать в Россию. Особенно летом, когда на улице тепло. Нас здесь хорошо принимают, всегда помогают с костюмами и с классом для репетиций. Мне нравится работать с российскими труппами. Для нас с Жереми-Лу Россия – это совершенно другая культура, другая школа танца.

–В Гранд Опера очень разнообразный балетный репертуар. Вы и Жереми-Лу заняты в классических постановках, исполняете неоклассические спектакли, современную хореографию. Что для каждого из вас предпочтительнее, интереснее?

Элоиз: По ощущениям все это очень разные вещи. Я думаю, сила нашей труппы в том, что мы можем исполнять и классические спектакли, и неоклассику, и современную хореографию. Я танцевала больше классических партий, но мне интересно осваивать разные хореографические стили.

Жереми-Лу: Я очень люблю исполнять современную хореографию – балеты Уильяма Форсайта, Иржи Килиана, Анны Терезы де Кеерсмакер, Бенжамена Мильпье, Саши Вальц. Если говорить о классических спектаклях, в Гранд Опера я танцевал только одну большую сольную партию – в «Пахите» Пьера Лакотта. Поэтому предложение выйти на сцену в роли Базиля и принца Щелкунчика cтало для меня большим вызовом.

Есть ли у вас кумиры среди танцовщиков? С кем бы хотели станцевать на одной сцене?

–Элоиз
: В разных труппах есть очень много прекрасных танцовщиков, мне нравится открывать для себя новых артистов. Но одно дело, восхищаться какими-то исполнителями, а другое – работать с ними. В любой момент могут возникнуть трудности, профессиональные и личные столкновения. В каждой балетной паре отношения складываются по-разному. Но бывает и так, что все быстро срастается. В апреле в Мариинском театре я танцевала «Лебединое озеро» с Тимуром Аскеровым, он был для меня потрясающим партнером.

Жереми-Лу: Я бы хотел выйти на сцену с Марианелой Нуньес или с Дианой Вишневой.

–Расскажите о вашем дуэте.

–Элоиз:
Мы уже несколько лет танцуем в одной труппе. Я счастлива, что у меня есть такой партнер как Жереми-Лу. Когда я выступаю с ним, то буквально проживаю свою партию, испытываю невероятные эмоции. Это неудивительно, потому что мы и в жизни пара. Я уже говорила, что в каждом дуэте отношения складываются по-своему. У нас все идет гладко, и это чудесно.

–Недавно стало известно, что в Гранд Опера сменилось руководство: вместо Бенжамена Мильпье пост директора балетной труппы займет в прошлом звезда Орели Дюпон. Какие перемены в связи с этим ожидаются в театре?

Элоиз: Орели вступит в новую должность уже в сентябре и, конечно, с ее приходом в балетном репертуаре Гранд Опера произойдут значительные изменения.

Жереми-Лу: Мильпье привнес в наш театр очень много современной хореографии, балетов американских и канадских мастеров. Орели Дюпон основой репертуара вновь сделает классические спектакли, вернется к наследию великих европейских хореографов.

–У вас остается время на что-то, кроме балета?

Жереми-Лу: Разумеется. Я и Элоиз проводим достаточно времени вне сцены. Мы только что купили квартиру и сейчас едем отдыхать. В нашей жизни много планов, не связанных с балетом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 01, 2016 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073201
Тема| Балет, «Летние балетные сезоны», Персоналии, Кирилл Рыбкин, Константин Иванов, Ольга Челпанова, Кирилл Паршин
Автор| Беседовала: Людмила Зарубинская
Заголовок| Лебединое открытие «Балетных сезонов»-2016
Где опубликовано| © журнал "ECLECTIC"
Дата публикации| 2016-07-08
Ссылка| http://eclectic-magazine.ru/lebedinoe-otkrytie-baletnyx-sezonov-2016/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

На сцене Российского молодежного театра балетом П.И. Чайковского «Лебединое озеро» в исполнении одного из ведущих коллективов России Марийского театра оперы и балета открылись «Балетные сезоны»

Корреспондент ECLECTIC побывал на спектакле и узнал, что нового ожидает зрителей в этом году, почему художественный руководитель Марийского театра оперы и балета — приверженец классического балета, есть ли голубая мечта у исполнительницы Одетты-Одиллии и увлекался ли театром Злой гений.



1-й раунд вопросов

Вопросы исполнительному директору проекта Кириллу Рыбкину удалось задать непосредственно перед началом спектакля.


Кирилл, чем вы удивите и порадуете зрителей в этом балетном сезоне? Какие солисты выступят?

В прошлом, юбилейном для нас году, приглашенными гостями стали солисты парижской Grand Opera Жермен Луве и Марион Барбо, они танцевали в балете «Жизель» и «Лебединое озеро». В этом году пригласили других ребят – Элоизe Бурдон и Жереми-Лу Кера. Им доверили ведущие партии в спектаклях «Щелкунчик» и «Дон Кихот». На Сезоны мы во второй раз пригласили Марийский театра оперы и балета. Художественный руководитель театра Константин Иванов впервые привез спектакли, которых не было в прошлом Сезоне – это «Эсмеральда» и «Корсар».

Новинкой «Балетных сезонов» станет показ труппой Театра русского балета «Talarium et Lux» балета «Жизель» с применением 3D-технологий, где классическая хореография и мультимедийные технологии органично дополняют друг друга. Посмотрим, что получится.

В репертуаре Сезонов в основном классические балеты. Планируете ли вы включение неклассических авангардных постановок?

Мы иногда разбавляем основной классический репертуар и ставим что-то современное, чтобы удивлять новым, интересным. К нам не один раз со своими балетами приезжал известный хореограф Раду Поклитару, создатель театра «Киев модерн-балет». В этом году ограничились приглашением французских танцовщиков.

Насколько органично выступают зарубежные солисты?

Ребятам очень нравится выступать здесь. Все стремятся хотя бы раз показаться в Москве. Для них это интересный опыт.

А эти балеты для них в новинку?

Нет. Они танцуют их у себя.


Впечатления от спектакля

Культовый балет «Лебединое озеро» на музыку П.И. Чайковского есть в репертуаре практически всех театров мира. Тем интереснее было посмотреть версию в редакции художественного руководителя Марийского театра оперы и балета, заслуженного артиста России Константина Иванова.

Мои впечатления превзошли все ожидания: интересные декорации (художник-сценограф −Борис Голодницкий) некоторые назвали их крылатыми, красивые костюмы (художник по костюмам − Татьяна Изычева), артистизм и вдохновленное исполнение партий не только солистами, но всеми без исключения танцовщиками. Гармоничная структура балета. Выразительные и высокопрофессиональные сольные партии Ольги Челпановой (Одетта-Одиллия), Константина Короткова (Принц Зигфрид), Кирилла Паршина (Злой гений Ротбарт) — действие завораживало. Балет смотрелся свежо и как в первый раз. Зрители восторженно приветствовали артистов бурными аплодисментами.


2-й раунд вопросов



Константин Анатольевич Иванов, художественный руководитель Марийского театра оперы и балета, заслуженный артист России.


Давно вы руководите театром?

Театром — 15 лет, балетной труппой — 16 лет. В прошлом я был ведущим солистом и премьером Большого театра. Служил верой и правдой с 1992 по 2005 год.

Сейчас я посмотрела первое отделения спектакля «Лебединое озеро», и разговор уже можно вести более предметный. Ребята просто прекрасно выступают. У вас большая труппа?

С московской, конечно не сравнить. У нас основной состав 58 человек. Плюс, когда у нас крупные масштабные спектакли, как «Корсар», участвуют студенты нашей профессиональной балетной школы – задействовано порядка 80 человек.

Как вы формируете состав труппы? В основном из талантливых ребят, которые живут в республике?

Как талантливых? У нас нет такого конкурса, как в Москве и Петербурге, когда мы выбираем лучших из лучших. Честно говоря, мы берем практически всех. И наша задача из этих совершенно не приспособленных для балета ребят сделать профессиональных танцовщиков. Мне, между прочим, это больше нравится. Когда ты видишь, что человеку действительно противопоказано заниматься балетом, а он делает движения…

Прямо противопоказано?

Ну, если смотреть по структуре, сложению ребят. В Москву и в Питер их бы не взяли.

Ваш театр заточен на классический репертуар. Как вы относитесь к балетам с современной хореографией? Есть у вас кумир в балетной хореографии, чье творчество вам близко?

Кумир — Борис Эйфман. А из учителей, на которых я равняюсь и в стилистике которых я работаю – это Юрий Григорович. Из зарубежных – может быть, английский танцовщик и хореограф Кеннет Макмиллан, но и то не все.

Если говорить о современной хореографии, я ее, честно говоря, смотрю, мне она нравится, но я ею не болею. Она меня не трогает. Я не понимаю балетов бессюжетных, я не понимаю набор акробатических элементов, которые ни о чем не говорят. Возможно какой-то смысл в них заложен, но я не понимаю, меня этому не учили, порой где-то между строк я это читаю, но у меня не всегда это получается. Буквально недавно был на конкурсе в Сочи. Там современная хореография. Мне как-то печально всё. Я этого не понимаю.

В репертуаре нашего театра есть не только традиционные классические балеты. У нас идут четыре балета в постановке эстонского балетмейстера Май-Эстер Мурдмаа – триптих «Триумф» и «Мастер и Маргарита». Это балетмейстер еще советской эпохи. Но в его балетах есть свой оригинальный язык, своя интересная лексика. Мне это нравится. И публика очень хорошо принимает эти постановки. Также есть балет «Болеро» Равеля и много других современных балетов.

Ваш театр много гастролирует по России и за рубежом. Как вас принимают зрители, отличается ли публика?

Публика везде нас принимает очень тепло: в Европе, Мексике, Китае и разных городах России. Бывает, что даже специально приезжают на наше выступление из других городов.


Блиц-интервью с солистами

Ольга Челпанова, прима-балерина театра, заслуженная артистка Республики Марий Эл, исполнительница роли Одетты-Одиллии




Ольга, какая ваша любимая партия?

Партию Одетты-Одиллии я танцую уже 10 лет. Я вжилась в этот образ, он мне стал очень дорог. Конечно, разные партии – разный характер. С театром много гастролируем в Германии, Мексике, Китае и, конечно, по России.

Как вас принимает публика, отличается ли она в разных городах и странах?

Не сказала бы, что отличается. Везде нас тепло принимают.

Ваши впечатления от выступлений в Москве.

В Москве мы уже 2-й раз. Честно говоря, мы не ожидали такого восторженного приема, таких эмоций. Было очень приятно!

А вы не хотели бы попробовать свои силы в каком-то экспериментальном балете? Или вы предпочитаете только классику?

Нет, я за каждую новую идею, за что-то новое.

Но художественный руководитель театра Константин Иванов — приверженец классического балета?

Это так, но у нас есть и современные балеты, и современные танцевальные номера.

Есть ли у вас какая-то голубая балетная мечта?

Все мои мечты, считаю, сбылись, все главные партии я уже станцевала. Хочется, конечно, больше выезжать, больше танцевать – это самое главное для артиста балета.

Ваш балетный кумир?

Надежда Грачева, солистка Большого театра.




Кирилл Паршин, ведущий солист, (Ротбарт, Злой гений)

Вы очень гармонично смотритесь в этом образе? Вы в театре не играли в подростковом возрасте?

Нет не играл.

А вам нравится этот образ?

Очень! Театр – это моя жизнь!

Я думаю, что ваш образ – изюминка спектакля. В этом свирепом гриме с гигантскими крыльями вы были таким демоническим и контрастным на фоне хрупких девушек в белых пачках. И танцевали вы вдохновенно, что называется с огоньком.

Без огонька не интересно работать.

Вы много гастролируете. Отличается ли московская публика, например, от европейской?

Трудно сказать. Нас везде хорошо принимают. Я всегда чувствую доброту, тепло и радушный прием.

-----------------------------------------------------------------------
«Балетные сезоны» на сцене Российского молодежного театра проходят уже в 16-й раз. В этом году свои балетные постановки представят 4 коллектива. Помимо Марийского театра оперы и балета, перед москвичами и гостями столицы выступят: Театр балета классической хореографии La Classique, «Русский классический балет» и Театр «Смирнов Балет».

Посетить спектакли «Балетных сезонов», погрузиться в прекрасный мир танца и музыки, уйти от городской суеты и наполниться позитивом и гармонией можно будет до 28 августа.

Беседовала: Людмила Зарубинская
Фотографии: Людмила Зарубинская и http://www.operaballet.net/ru/show/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2016 6:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073202
Тема| Балет, ХХIV Международный фестиваль «Звезды белых ночей», Театр «Астана Балет»
Автор| Евгения МЯГКОВА
Заголовок| Воплощение красоты и пластики
Где опубликовано| © «Республиканская газета Казахстанская правда»
Дата публикации| 2016-07-29
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/articles/view/voploshchenie-krasoti-i-plastiki1/
Аннотация| Фестиваль, Гастроли



С большим успехом прошло выступление Театра «Астана Балет» на ХХIV Международном фестивале «Звезды белых ночей» в Санкт-Петербурге. Об этом свидетельствуют аншлаг в зале, теплый прием публики и благожелательные отзывы критиков.

В третий раз молодой коллектив из Астаны участвует в этом престижном музыкальном форуме. «Звезды белых ночей» – одно из самых ярких и запоминающихся событий в культурной жизни Северной Венеции. Насыщенная программа, выступления именитых артистов, премьеры и возможность увидеть лучшие спектакли известных коллективов привлекают внимание как петербургской публики, так и зарубежных гостей.

В нынешнем году балетная программа фестиваля была представлена признанной классикой: «Ромео и Джульетта» с Дианой Вишневой, «Сон в летнюю ночь» с Ульяной Лопаткиной, «Корсар» и «Лебединое озеро» с Викторией Терешкиной. Также состоялись творческий вечер Ульяны Лопаткиной и выпускные спектакли Академии русского балета им. А. Вагановой. Благодаря фантастической энергии Валерия Гергиева «Звезды белых ночей» стали одним из самых известных музыкальных фестивалей в мире. И тот факт, что Театр «Астана Балет» третий раз выступает в Петербурге на знаменитой сцене Мариинского театра, говорит не только о прочных культурных связях между Россией и Казахстаном, но и о том, что молодой коллектив постепенно завоевывает внимание искушенной питерской публики и число его поклонников неуклонно растет. Коллектив из Астаны уже показал в Петербурге пять одноактных балетов и концертную программу.

В этот раз Театр «Астана Балет» представил два одноактных балета – Gaia и «Клео­патра». Каждое выступление – аншлаг. Новые работы театра приходят посмотреть любители балета, критики, балет­мейс­теры. Ольга Розанова, балетный историк и критик, кандидат искусствоведения, профессор Академии им. А. Вагановой, после спектакля не скрывала восхищения:
– Я неоднократно видела эту труппу в Астане и четыре раза в Петербурге. Меня особенно поражает ее стремительный рост. Вначале это был больше фольклорный коллектив, а сейчас – классическая труппа, воспитанная на классическом танце, прекрасно владеющая его техникой. Девочки в отличной форме, с великолепными данными. Представленные балеты блестяще исполнены, их можно показывать на любой сцене мира. Я понимаю, какой труд за этим стоит. И не только балерин. Хочу отметить репетиторов, работа которых «растворяется» в искусстве танцовщиц. Все прекрасно отрепетировано, исполняется с любовью, выступления дают огромное наслаждение и оставляют сильное впечатление.

Театр «Астана Балет», осознавая высочайший уровень мероприятия, тщательно готовится к каждому выступлению на фестивале. Да и как иначе? Балету Мариинского театра через два года исполнится 270 лет, а коллектив из Астаны создан всего три года назад. Но желание поделиться своим искусством, стремление наилучшим образом представить казахстанское хореографическое искусство окрыляют и дают силы. Оба спектакля, которые уже видела казахстанская публика, были видоизменены и дополнены. Так что можно говорить, что в Петербурге прошли премьеры обновленных спектаклей, и в репертуаре «Астана Балет» Gaia и «Клеопатра» будут существовать в том виде, в котором их увидели зрители фестиваля «Звезды белых ночей».
На сцене Мариинского теат­ра, как отметили балетные критики, молодой балет из Астаны смотрелся абсолютно органично. Театр привлекает внимание к своему искусству не только уникальностью женской труппы. Да, это необычный состав, но не гарантия успеха. Важно, что зрители увидели профессиональный ансамблевый балет, настоящую классическую труппу, отметили красоту и изящество балерин и то, как они чувствуют друг друга.

Балет Gaia поставлен бельгийским хореографом Рикардо Амаранте на музыку Хекеля Тавареса и Исаака Альбениса. Это на редкость красивое, завораживающее повест­вование о планете Земля и пяти стихиях, царствующих на ней. Именно благодаря воде и воздуху, земле, огню и лесу природа прекрасна и совершенна. Перед балеринами стояла непростая задача – соответствовать этому совершенству вселенной, и они очень достойно справились с ней.

«Балерины такие легкие, пластичные, невесомые, как будто облака на небе», – говорили зрители после спектакля. «Современные балеты – это часто что-то «навороченное», всевозможные модерновые измышления, которые просто тяжело смот­реть, – заметила известный петербургский театральный критик. – А Gaia – это совершенная красота классической хореографии и классической музыки. Балет позволяет увидеть прелесть рисунка танца, красоту лиц, тел. Он доставляет такое наслаждение, которое сегодня не часто можно испытать, придя на современный балет. Радует, что балерины блестяще справляются со сложным, мгновенно меняющимся рисунком танца, а коллектив в целом отличают единый национальный стиль и европейская культура танца. Смотреть спектакль – истинное наслаждение».
Если Gaia, показанный в первом отделении, был прозрачным, легким, воздушным и артисты будто парили над сценой, то балет «Клеопатра» во втором отделении оказался мощным, эффектным, ярким, рассчитанным на зрелищный шок, со сложной музыкой и хореографией. Постановщик «Клеопатры» Николай Маркелов сделал очень смелый ход: соединил два известных сочинения Мориса Равеля и представил на сцене рассказ о страстях, о смертельной схватке за власть.

Необычный рисунок танца в «Клеопатре» кажется вполне естественным. Николай Маркелов, выпускник Академии им. А. Вагановой, когда готовился к этому спектаклю, изучил множество книг, искал вдохновение в «Русских сезонах», которые культивировали ориентальность. Он также признался, что большое влияние на него оказал казахский танец: «Это как раз тот Восток, который мы зачастую и представляем. Меня вдохновили номера Айгуль Тати (главный балетмейстер Теат­ра «Астана Балет») и Мукарам Авахри (главный режиссер). Гибкие руки из казахского танца были использованы при работе над «Клеопатрой». Нашел пластический рисунок балета благодаря разным источникам. А больше всего вдохновляла музыка. Использованы две музыкальные темы Мориса Равеля: Сюита из балета «Дафнис и Хлоя» и «Болеро». Сначала я думал о двух самостоятельных балетах – «Клеопатра» и «Болеро». А Асель Курманбаева (художественный руководитель Театра «Астана Балет») предложила их соединить. Все и соединилось, как пазлы, получилось единое целое. Причем ни одной ноты не вырезано.

Удивить петербургскую пуб­лику – архисложная задача. И тем приятнее было видеть полный зал Мариинского театра, слышать от зрителей лестные слова о коллективе и постановках.
– Когда увидела, что на фес­тивале покажут балет «Клеопатра», сразу купила билеты, – говорила Елена Григорьева. – Я коренная петербурженка, в нашем городе многое связано с Египтом. Есть Египетский мост через Фонтанку, пирамиды, даже Египетский дом. А сфинксы – это один из символов Питера. Поэтому город можно назвать не только Северной Венецией, но и Северными Фивами. Балет «Клеопатра» прекрасно вписался в атмосферу города. Конечно, египетские мотивы в архитектуре Петербурга очень лаконичные, сдержанные, а ваш балет – это какое-то невероятное буйство красок и образов, такой блистательный, ослепительный Восток. А какие дивные танцовщицы! Тоненькие, просто тростиночки, и при этом у них великолепная грация и замечательная техника. Я раньше не видела исключительно женских коллективов. Если приедете на следующий год, обязательно приду на спектакль.



– Мне очень понравилось выступление театра из Казахстана, – делился впечатления­ми другой зритель – Олег Лебедев. – Два абсолютно разных балета, совершенно непохожие настроения и ощущения. Первый – прозрачный, невесомый. А во втором такие страсти кипят, что от сцены не оторваться. В зале, думаю, немногие знали о борьбе Клеопатры и ее сестры Арсинои за египетский престол. И ваши артисты так об этом рассказали, что это невозможно забыть. Необыкновенно зрелищный балет.

– В прошлом году случайно попала на выступление теат­ра из Астаны, – рассказывает Марина Терентьева. – Признаюсь, была поражена балетом «Кармен», очень необычная версия. А в этом увидела выступление вашего театра в программе фестивале, снова пришла и ничуть не пожалела. Запомнился балет Gaia, в нем просто растворяешься… Артисты универсальные, они так мастерс­ки перевоплощаются, ведь балеты абсолютно разные. Конечно, мы привыкли видеть спектакли, где не только балерины, но и танцовщики. Здесь же необычный сос­тав – только одни девочки, но такие милые, просто восточные красавицы, одна краше другой. Приезжайте еще! Зал хорошо принимал, значит – понравились. Спасибо за доставленное удовольствие.

Расположенность критики, симпатия публики – о чем еще мечтать артистам? Может быть, о том, чтобы вновь приехать на знаменитый фес­тиваль? Театр радует зрителей новыми постановками, каждый сезон – несколько премьер. У артистов «Астана Балет» не иссякает стремление поделиться той радос­тью, которую доставляет творчество, показать неповторимые и единственные в своем роде работы, достойно представить казахстанское хореографическое искусство на прес­тижной площадке фестиваля «Звезды белых ночей».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 09, 2016 6:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073203
Тема| Балет, Театр «Астана Опера», Персоналии, Бахтияр Адамжан
Автор| Беседовала Бота МАШАКОВА, Астана
Заголовок| Бахтияр Адамжан: «Тому, кто родился в свободной стране, тяжело играть раба»
Где опубликовано| © газета "Свобода Слова" (Казахстан)
Дата публикации| 2016-07-28
Ссылка| http://erkindik.kz/bahtiyar-adamzhan-tomu-kto-rodilsya-v-svobodnoy-strane-tyazhelo-igrat-raba/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущий солист «Астана Оперы» Бахтияр Адамжан стал обладателем Гран-при V Международного конкурса артистов балета в Стамбуле, инициатором и генеральным спонсором которого выступил профессор Дюсен Касеинов. В оперном театре Сюрейя блистали танцовщики из Казахстана, России, Австралии, Бразилии, Болгарии, Японии, Канады, Южной Африки. Мы встретились с победителем, который в интервью «Свободе Слова» рассказал о триумфальном выступлении в Турции и роли балета в своей жизни.

«Меня окружала светлая энергетика»



Бахтияр, мы поздравляем вас с победой! Что помогло добиться успеха на конкурсе?

– Я думаю, что причин несколько. Прежде всего мое выступление – это творческая коллективная работа. Были созданы все условия для успешного выступления в Турции, за что я очень благодарен всем педагогам и администрации театра. В Стамбуле я исполнил вариации из классических балетов «Дон Кихот», «Баядерка», «Пламя Парижа» и «Эсмеральда». Кроме того, специально для этого конкурса были созданы два современных номера – «Часть меня» в постановке Уалитбека Сиязбекова и «В пробуждении» китайского хореографа Исяна Чжана. Все дни подготовки к конкурсу я чувствовал поддержку близких мне людей: семьи, коллег по сцене и друзей. Меня окружала светлая энергетика!

Вы выступали в конкурсе практически сразу после ошеломляющей премьеры спектакля «Собор Парижской Богоматери». Как вам удалось станцевать горбуна без горба?

– В роли Квазимодо мне нужно было перестроиться от героев, которых я танцевал раньше. И Спартак, и Солор – красивые и статные персонажи. А мне необходимо было превратиться в некрасивого человека. Главной задачей было показать красоту души Квазимодо через внешнее уродство. Партия сложная в физическом плане: во время репетиций очень сильно затекало плечо. Все время возникало желание выпрямить спину. Но мои усилия не прошли даром – премьера прошла с большим успехом.
Я был настроен позитивно. Мы с педагогами решили готовиться к конкурсу после премьеры, ведь нагрузки были слишком высоки. А перед конкурсом акцентировал внимание на современной хореографии, потому что в Стамбуле надо было представить два номера в этом жанре. Переход от классического балета к современнному очень сложный, так как во время танца работают другие группы мышц. Времени для серьезной подготовки было немного. Перед самим конкурсом я сбавил нагрузку, а когда прилетел в Стамбул, появился азарт. Захотелось представить свой театр и страну с лучшей стороны. Мне надо было доказать профессионалам балета, что артисты «Астана Опера» танцуют на самом высоком уровне.

«С юности мечтал о «Спартаке»

В вашем репертуаре есть еще одна знаковая роль – партия Спартака. Вы мечтали о ней?

– Да, с юного возраста. С тех пор когда начал внимательно смотреть спектакли. Мне казалось, что танцевать принцев не получится, а вот роль Спартака – яркая, мужская, для меня. Сейчас понимаю, что могу исполнять разные партии, не загоняя себя в рамки одного амплуа. Наши предки были воинами, все это заложено в генетике, поэтому мне было несложно вживаться в образ.
В этой роли можно передать много актерской экспрессии. Для меня, родившегося в свободной стране, главная трудность заключалась в создании характера человека, потерявшего все и обращенного в рабство. На сцене мой герой переживает гамму чувств: ненависть к врагам, любовь к женщине, родной земле. Но в этой партии можно развиваться и изучать ее постоянно, настолько она многогранна. Я думаю, что до сих пор еще не дошел до пика этой роли.

Чем вам запомнилась работа с легендарным балетмейстером Юрием Григоровичем?

– С нами работал талантливый хореограф, заслуженный артист России Руслан Пронин – ассистент Григоровича, досконально объясняющий все детали партии. Юрий Николаевич вносил свои замечания на завершающем этапе подготовки к премьере балета. Ему 89 лет, но его работоспособность, энергетика поражают. Невозможно танцевать «вполноги», когда на тебя смотрит Григорович. И самое главное, что он очень тонко чувствует артистов и определяет индивидуальность каждого. Работать с таким мастером – большая школа. Для меня участие в постановке Юрия Николаевича можно сравнить с победой на Олимпиаде.

«Не могу насмотреться на сына!»

Казахстанские артисты представляли спектакль «Спартак» в итальянском театре «Карло Феличе». Как вас принимали на родине гладиаторов?


– На пресс-конференции в Италии мне сказали, что на этой сцене танцевал Владимир Васильев, один из самых известных исполнителей Спартака в хореографии Григоровича. Ответил им, что станцую так, что все сравнения станут ненужными. После спектакля они подошли ко мне с поздравлениями, отметив, что я сдержал свое слово, и они получили сильные эмоции от выступления. Еще представители итальянской прессы высоко оценили талантливую работу нашего молодого балета. Для нас это было общей победой в Италии.

У вас сейчас еще одна важная роль – молодого отца. Как справляетесь с новыми обязанностями?

– Для меня июнь был богатым на события: рождение сына, подготовка к спектаклю «Собор Парижской Богоматери» и международному конкурсу. Если честно, домой приходил выжатым. Но рождение сына Сагади придало мне много положительной энергии и сил. Я сейчас чувствую себя ребенком, радуюсь до сих пор. Не могу насмотреться на малыша! Быть может, он станет танцовщиком и будет выступать на сцене театра «Астана Опера». Сейчас я желаю, чтобы у Сагади и его сверстников было светлое будущее.

Что впереди? В каких ролях смогут увидеть вас поклонники?

– Могу лишь сказать, что зрители в новом театральном сезоне увидят постановки мирового уровня. Четвертый театральный сезон мы откроем международным музыкальным фестивалем «Шелковый путь», в рамках которого пройдет премьера балета Л. Минкуса «Дон Кихот». Я буду готовить в нем партию Базиля.

Кроме прочего, слушателей ждет встреча с уже полюбившимися операми: «Абай» А. Жубанова и Л. Хамиди; «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини, «Аида» Дж. Верди и многое другое. А те, кто не успели попасть на премьеру балета «Собор Парижской Богоматери» (ведь она шла всего два дня), смогут увидеть этот спектакль 5 и 9 октября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17164
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 27, 2016 8:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073204
Тема| Балет, Ростовский музыкальный театр, Персоналии, Мари Ито
Автор| Марина Каминская
Заголовок| «Мячик» с характером
Где опубликовано| © газета «Наше время» № 200 (Ростов-на-Дону)
Дата публикации| 2016-07-08
Ссылка| http://www.nvgazeta.ru/news/12381/510398/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Есть в Японии женщина, которая не меньше 100 раз, наверное, смотрела за последнюю пару лет видеозапись балета Ростовского музыкального театра «Лебединое озеро». Ее зовут госпожа Ито.



Госпожа Ито давно любит и музыку Чайковского, и «Лебединое озеро», и вообще балет. Однако столь частые просмотры именно этого спектакля объясняются особой причиной: партию Одетты в нем танцует ее дочь Мари.

В России имя балерины-японки Ито часто звучит на французский манер: МарИ — с ударением на последнем слоге. На самом деле она Мари.

- Мари – это по-японски маленький прыгучий мячик, - не устает объяснять балерина происхождение своего имени. - Когда мои родители были молоды, появилась мода называть детей именами не традиционными, а оригинальными, с зашифрованным в них пожеланием. Моего брата назвали Хуяко - то есть Зимним дубом, чтобы стал таким же крепким и выносливым. А меня - Мячиком-мари, чтобы всегда была веселенькая, подвижная.

Супруги Ито были танцовщиками, работали в токийском «Дисней-лэнде», где и познакомились. Когда Мари было три года, они отвели ее в хореографический кружок.

Еще тогда, в детстве, Мари услышала слова, которые запали ей в душу: «Если хочешь достичь успеха в танце, каждый день тренируйся, усердно работай, не жалуясь на усталость и кровавые мозоли».

В Токио приезжали на гастроли балетные труппы из России, и госпоже Ито случалось бывать с дочерью на их выступлениях. Она мечтала увидеть когда-нибудь дочь в красивой, как у них, пачке на балетной сцене, но это все же казалось нереальным. Тем более что в Японии нет хореографических училищ, в которых учили бы этому искусству.

Но когда Мари исполнилось 18 лет, в Токио приехали педагоги знаменитого на весь мир вагановского балетного училища, чтобы отобрать для обучения в Петербурге юных талантливых японцев.

- Это твой шанс, ты не должна его упустить, - наставляла госпожа Ито дочь по дороге на кастинг.

Мари оправдала мамины надежды и вошла в шестерку тех счастливцев, которых ждала теперь дорога в Петербург. Вот только жизнь в чужой стране показалась Мари куда тяжелее, чем она могла себе представить. Занятия в сравнении с прежними тренингами в токийской хореографической студии были изнурительны, русский язык не давался, русская кухня так не понравилась, что Мари и не надеялась к ней привыкнуть. Спасали только йогурты и фрукты да мамины посылки с рисом.

Узнав, что на свои первые зимние каникулы дочь собирается приехать домой, госпожа Ито решила, что должна ее от этого отговорить. Ведь Мари пребывает в таком настроении, что, расслабившись дома, может и не захотеть вернуться в Питер. Госпожа Ито напомнила дочери о том, что надо уметь достигать свои цели и сообщила: ждет ее возвращения не раньше, чем через полгода.

Мама снова оказалась права. Миновало еще полгода, и Мари, хотя кардинально ничего вокруг нее не изменилось, уже сама ни за какие коврижки не отказалась бы от учебы в вагановском балетном училище.

Ныне у Мари есть любимые русские блюда. Некоторые из них она и сама теперь готовит. К примеру, борщ, варить который ее научил сердечный друг Арсений Исмаилов, плов с курицей, неведомый в Японии суп с фрикадельками.

Но посылки с рисом госпожа Ито отправляет дочери по-прежнему.

- Рис я очень люблю и от хорошего качественного риса никогда не полнею, сколько бы ни съела, - говорит Мари. - Но такого риса, как в Японии, я в России еще не встречала.

- Зеленый чай тоже получаете с родины?

- Чай покупаю здесь, хотя найти качественный тоже непросто. Почему-то в России зеленый чай стараются с чем-то смешать, придумывают всякие добавки: фруктовые, травяные, с пряностями. В Японии зеленый чай пьют без добавок и вовсе не целыми днями, как у вас многие себе представляют.

- В Ростове вы уже скоро три года. Удалось обнаружить места, которые немножко напоминали бы Японию?

- Пожалуй, это интерьеры некоторых ресторанов.

Я очень люблю цветущие весной деревья. В Токио вокруг сакур в цвету собирается много народа. Люди приходят к деревьям, как на пикник, захватывая с собой что-то вкусненькое.

У вас к цветущим деревьям отношение более спокойное, но мы с Арсением, когда выпадает свободное время, ими любуемся. В отличие от Ростова в Питере и Петрозаводске меньше было такой возможности.

На сцене Петрозаводского музыкального театра Мари Ито делала свои первые шаги в профессии. Так сложилось, что в последние годы сцена этого театра стала стартом в профессию для нескольких балерин-японок, которые, как и Мари, учились в Питере, в вагановском.

В Петрозаводске Мари познакомилась с молодым танцовщиком родом из Перми Арсением Исмаиловым. Два года они состояли в одной труппе, но особого внимания друг на друга не обращали. А потом оба перешли в балетную труппу в Гатчине и…

- Сама не знаю, почему это произошло, - счастливо улыбается Мари, - но однажды я взглянула на Арсения, и мне захотелось сделать ему что-то приятное: приготовить для него что-то вкусненькое, прибрать в его комнате (мы жили тогда в общежитии). Так я и сделала, а Сеня в ответ преподнес мне цветы и конфеты. С этого у нас все и началось.

- В нашем представлении это нетипичный поступок для японки…

- В другой ситуации я, возможно, повела бы себя иначе, но тут иначе было нельзя. У меня характер сильный, активный, а Сеня такой добрый, такой спокойный... Если бы я тогда не сделала первый шаг, отношения между нами не сложились бы и по сей день.

В Ростов, наслышанные о его музыкальном театре, влюбленные приехали с нехитрыми пожитками и котом Марусем, получившем в младенчестве по ошибке кошкино имя.

«Февраль. Достать чернил и плакать!» - писал наш великий поэт. А Мари два ростовских февраля подарили незабываемые подарки. Она плакала, но от счастья.

В первый раз все было очень загадочно. Накануне Дня влюбленных Мари попросили в Ростовском музыкальном прийти на оперу «Иоланта». Просто посидеть в зале среди зрителей, наслаждаясь музыкой Чайковского. Мари удивилась, но не стала задавать лишних вопросов. А когда герои этой оперы-сказки, пройдя испытания, обрели наконец свое счастье, зрители услышали о желании одного из артистов сделать в этот замечательный день важное для него признание.

Мари увидела Арсения с цветами, сразу все поняла и не сдержала слез.

А февраль нынешнего года подарил Мари заветную роль. Она станцевала главную партию в балете Адана «Жизель».

Постижение характера этой классической героини далось Мари нелегко. Тем дороже был тот благожелательный прием, с которым встретили зрители ее трогательную и такую беззащитную Жизель.

Возможно, теперь в Токио госпожа Ито установит свой маленький рекорд и по количеству просмотров видеоверсии ростовской «Жизели». Вообще у нее уже, должно быть, целая коллекция балетных видео с участием дочери, ведь только на ростовской сцене Мари станцевала партию Офелии в «Гамлете», Надежду в балете по чеховской «Драме на охоте», буквально на днях — Баядерку в программе «Шедевры балета».

Упорства Мари не занимать, и она не хочет останавливаться на достигнутом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3106

СообщениеДобавлено: Вс Авг 28, 2016 8:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016073205
Тема| Балет, Балет Монте-Карло, Персоналии, Сергей Дягилев, Леонид Мясин, Пьер Лакотт, Гилен Тесмар, Жан-Кристоф Майо, Владимир Варнава
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Лазурные сезоны
Где опубликовано| © The Art Newspaper Russia
Дата публикации| 2016-07-20
Ссылка| http://www.theartnewspaper.ru/posts/3279/
Аннотация|


Балет Ромео и Джульетта в постановке Жан-Кристофа Майо

Русский балет и княжество Монако связывает Казино — тот самый великолепный ажурный торт с двумя вычурными башнями, который архитектор Шарль Гарнье, автор здания Парижской оперы, выпек на самом берегу Средиземного моря. В одной — игорной — половине этого дворца, куда более популярного, чем замок правящей династии, главная императорская балеринаМатильда Кшесинская проматывала свои миллионы, нажитые непосильным трудом. Беспрестанно ставя на цифру 17, она проиграла все, вплоть до виллы в соседнем Кап-д’Ай, на которой проживала после Октябрьской революции с законным мужем, великим князем Андреем Владимировичем и сыномВовой. Потеряв жилье на Лазурном берегу, к концу 1920-х она была вынуждена перебраться в Париж и зарабатывать на жизнь частными уроками. Великий князь помогал ей как мог — поливал пол репетиционного зала из садовой лейки.
В другом — театральном — крыле прибрежного дворца в начале 1910-х обосновался Сергей Дягилев со своей антрепризой. В России его частному предприятию вечно вставляли палки в колеса, так что готовить репертуар очередного сенсационного турне «Русскому балету» было сподручнее на Лазурном берегу. С Залом Гарнье (Salle Garnier), оперным театром Монте-Карло (таким же золочено-пышным, украшенным исполинскими кариатидами, как и его парижский собрат, только раза в четыре меньше, рассчитанным всего на 400 зрителей-аристократов), импресарио заключил деловое соглашение: его труппа беспрекословно мимирует во всех оперных постановках театра, за это ей предоставляется бесплатный зал для репетиций и возможность «испытать» новые балеты на публике перед выездом в столицы Европы. Этот самый репетиционный зал — длинный, мрачный, с таким низким потолком, что высоко прыгающие мужчины доставали до него рукой, а женщины, воздетые в верхних поддержках, прикрывали руками головы, чтобы не стукнуться о своды, — стал местом рождения едва ли не всех великих спектаклей 1910–1930-х годов. И верно служил «Балету Монте-Карло» вплоть до начала XXI века.
Смерть Дягилева в 1929 году едва не убила «Русский балет» (в котором, по правде говоря, после Первой мировой войны оказалось полным-полно иностранцев, заменивших свои имена русскими псевдонимами). Труппа распадалась, воссоединялась, меняла названия и хозяев. Хореографом, сумевшим удержать компанию на плаву, стал Леонид Мясин, единственный москвич среди балетных талантов, открытых Сергеем Дягилевым. В 1936 году он стал постоянным балетмейстером «Русского балета Монте-Карло». Труппа считалась неофициальным хранителем дягилевского наследия: в ней долго работали артисты и репетиторы, сохранявшие стиль и аромат репертуара «русских сезонов». Незадолго до Второй мировой компания отправилась завоевывать Америку, где благополучно пережила военное лихолетье. Роковыми оказались послевоенные годы: вернувшись на родину, «Русский балет Монте-Карло» с грехом пополам протянул лет 15 на старом репертуаре, но в 1963-м приказал долго жить. Реинкарнировала его княжеская семья, избавившись от упора на «русскость»: в 1985 году вновь созданный «Балет Монте-Карло» поступил на государственный баланс, став официальной балетной труппой княжества Монако.
Возглавить компанию пригласили парижских «классиков» — знаменитого стилизатора старинных балетов Пьера Лакоттаи его жену, парижскую этуаль Гилен Тесмар. Из «Балета Монте-Карло» чета вылепила образцовую академичную труппу с интернациональным репертуаром, в спектаклях которой не считали зазорным танцевать звезды Парижской оперы. Компании не хватало только одного — оригинальности. И в 1993 году высокородная опекунша балета принцесса Ганноверская решается на радикальный поступок: приглашает нового руководителя — молодого авангардиста из Тура, хореографа Жан-Кристофа Майо.
Он тут же развил бурную деятельность: набрал новых артистов, радикально обновил афишу своими постановками и честно попытался возобновить репертуар «Русского балета», благо в подвалах Казино обнаружились ящики с костюмами и аксессуарами балетов еще дягилевских времен. Однако попытки реанимации старых спектаклей оказались безуспешными: многонациональная молодая компания не понимала, как оживить покойную хореографию. И дягилевское прошлое бесповоротно отошло в историю. Вместе с раритетным репетиционным залом, который заменила новая студия труппы — современная, обширная и комфортабельная. Золотой Пале-Гарнье тоже оказался на обочине прогресса, уступив место гигантскому подводному театру «Форум Гримальди».
Впрочем, связи с русским балетом хореограф Майо обрывать не собирался. Гастроли «Балета Монте-Карло» в Москве с его остроумной прокофьевской Золушкой прошли с сенсационным успехом, союз с таким ярким автором показался москвичам чрезвычайно перспективным. Но первый ход сделал «Балет Монте-Карло»: в 2012 году Жан-Кристоф Майо пригласил труппу Большого театра исполнить «белый» акт Лебединого озера, вклинив классическую хореографию в свою собственную, весьма радикальную версию главного русского балета. Москвичи во главе с худруком Сергеем Филиным без колебаний отправились на Лазурный берег встречать Новый год этим гибридным спектаклем. И произвели фурор.
Под бой курантов был скреплен дружеский союз: Большой пригласил Жан-Кристофа Майо в Москву на эксклюзивную постановку. Майо выбрал Шостаковича, слепив из фрагментов его музыки балетную партитуру для универсального сюжета о непростой любви женщины и мужчины. Мировая премьера сочиненного им Укрощения строптивой в 2014 году стала хитом сезона, принесла Большому театру букет «Золотых масок». Балет покатился по гастролям, был отснят на пленку, показан в сотнях кинотеатров по всему миру. Русские артисты обворожили Майо: он набрал в свою труппу славян, солистов Большого стал регулярно занимать в своих спектаклях. В планах — очередной визит княжеской труппы в Москву и очередная постановка хореографа Майо в Большом.
Да и дягилевский дух — его неутомимая жажда новизны, его непременное «удиви меня» — не выветрился с Лазурного берега. Этим летом в оперной части Казино, в историческом Зале Гарнье, состоится мировая премьера Поцелуя феи Игоря Стравинского — любимого дягилевского композитора. Одноактный балет для труппы Монте-Карло ставит молодой хореограф Владимир Варнава, чья большая российская карьера (постановки в Музтеатре им. Станиславского и Немировича-Данченко, в Мариинском театре) расцветет лишь на следующий год. Как и в дягилевские времена, «Балет Монте-Карло» вновь опередил европейские столицы: зрители Монако первыми примут Поцелуй нового дарования.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика