Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 28, 2016 9:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062801
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Екатерина Крысанова, Игорь Цвирко
Автор| Гуля Балтаева
Заголовок| Балет-кома
Где опубликовано| © "Вести" интернет-газета
Дата публикации| 2016-06-27
Ссылка| http://www.vesti.ru/doc.html?id=2769897
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

ВИДЕО по ссылке



В Большом театре — последняя премьера сезона. Интригующая. Российско-британская "Ундина" на музыку Ханса Вернера Хенце, которую поставил Вячеслав Самодуров, худрук Екатеринбургского театра оперы и балета, лауреат трех "Золотых масок". По словам хореографа, это балетный триллер, сон, из которого не возвращаются.

Сплошные пробежки, почти без пауз. Дыхание танцовщиков не успевает восстановиться. "Я хотел использовать возможности труппы на полную катушку, - говорит хореограф Вячеслав Самодуров. - И оторвался!"

- Это - как последний сон человека, это его побег и гибель в фантазиях. Под сном можно, конечно, подразумевать всё что угодно. Это как последний сон человека, из которого он каким-то образом не совсем вернулся. Так что, может быть, это и хеппи-энд. Иногда это лучше, всегда есть надежда на что-то другое.

- Кома такая…

- Кома. Будем считать, да, балет-кома.

Хорография, как сама музыка - сложная, напряженная. "Судите сами, — говорит пианист-концертмейстер Алексей Мелентьев, виртуозно сыграв из "Ундины" соло. - И это только фрагмент партитуры!" "Хочется, чтобы в итоге был интересный спектакль, - отвечает на вопрос про ожидания и на просьбу оценить хореографию молодого хореографа директор балета Большого театра Махар Вазиев. - Чтобы он был какой-то провокацией - художественной и творческой, что, мне представляется, уже есть.. Вообще, сам Самодуров - сплошная провокация."

Пот в три ручья и сбивчивое дыхание - за кулисами. На сцене же - легкость, спецэффекты, превращающие балет в инсталляцию, конструктивистские декорации, придуманные англичанами, и необычные, словно бумажные, костюмы. По словам художника Елены Зайцевой, "это такая ткань, из которой можно шить костюмы, а также она прекрасно поддаётся художественной обработке. Из этой же белой бумаги сделаны и серебристые костюмы - чтобы девочки были похожи на косячок рыб".

Таков замысел хореографа - не привычные русалки, а существа. Как в пугающих, но манящих грезах. Исполнительница партии Ундины Екатерина Крысанова представила себя водомеркой: "Которая скользит по воде, и старалась парить над сценой, но при этом чтобы у зрителя возникало ощущение, что я как бы над водой скольжу, и чтобы это было и легко, и неожиданно, и, может быть, даже было непонятно, летаю я сейчас, плыву или скольжу, чтобы это было запутано".

Руковдство Большого театра волнуется, но доверяет. Вячеслав Самодуров - выпускник Вагановской академии, блестящий танцовщик, солировавший в Мариинском театре, Нидерландском национальном и Королевском в Англии. За пять последних лет, уже как хореограф, вывел в лидеры балет Екатеринбурга, удостоился трех "Золотых масок". Теперь - премьера в Большом. Изощренная музыка Хенце - из английской "Ундины" Фредерика Аштона. Либретто Вячеслав Самодуров написал сам. Как считает солист, исполнитель партии Беглеца Игорь Цвирко, "зритель иногда не будет понимать, что происходит, но найдёт объяснение, потому что мы так устроены - находим смысл даже в абсурдных вещах".

Сейчас никто не рискнёт предположить, что ожидает Большой театр под занавес сезона - успех или провал под названием "Ундина". Но общее закулисное ощущение - выходит что-то необыкновенное. Как сказал исполнитель главной партии, затруднившись определить стиль: "Здесь такого ещё не видели".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1497
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 28, 2016 3:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062802
Тема| Балет, Персоналии, Ноймайер, Эк, Экман, Бежар, Прельжокаж, Посохов, Любович, Крысанова, Аматрияин, Аццони, Рябко, Ким
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок|Танцуем Шекспира
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №6 (2016)
Дата публикации| 2016 июнь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Фестиваль «Бенуа де ля данс»

На Исторической сцене Большого театра прошел двухдневный фестиваль мирового балета «Benois de la danse», включавший XXIV церемонию вручения балетных призов с гала-концертом номинантов 2016 года и вечер звезд «Бенуа» – лауреатов разных лет, представивших программу «Шекспир глазами хореографов»

По установившейся традиции каждый из членов представительного жюри (Мари-Аньес Жило, Хосе Мартинес, Йоханнес Охман, Сяо Сухуа, Юрий Фатеев, Элизабетта Терабюст, Линда Шелтон), бессменно возглавляемого Юрием Григоровичем, выдвинул своих номинантов, из которых были избраны лауреаты путем обсуждения и голосования. Ожидаемо конкурс-фестиваль отразил объективную картину исполнительского уровня, резюмировал реальную ситуацию в хореографии и тенденции в современном танцтеатре. Хореографический дайджест в Большом не обнаружил радикальных изменений в мировом иерархическом статусе данскомпаний: Большой, Мариинка, Парижская Опера остаются в авангарде международного балетного процесса. Мэтры-хореографы по-прежнему недосягаемы в сочинительском креативном мастерстве, а новые авторские имена с методической неизменностью рождаются в лоне ведущих танцтрупп. Лауреатами «Бенуа-2016» стали хореографы Юрий Посохов (за балет «Герой нашего времени» на музыку Ильи Демуцкого на Новой сцене Большого театра) и швед Йохан Ингер (за «Кармен-сюиту» Бизе-Щедрина для Национальной компании танца Испании), танцовщик Кимин Ким (Мариинский театр) и балерины Ханна О’Нилл (Парижская Опера) и Алисия Аматрияин (Штутгартский балет). Приз за высокий артистизм в партнерстве был вручен блистательному солисту Гамбургского балета Александру Рябко. Приз «За жизнь в искусстве» получил Джон Ноймайер. Российско-итальянский приз «Бенуа-Москва – Мясин-Позитано» был вручен Екатерине Крысановой (Большой театр). А Эдвард Уотсон приехал из лондонского Королевского балета получить свой приз «Бенуа» за 2015 год.


Приз "За жизнь в искусстве" Джону Ноймайеру вручает Юрий Григорович

Юрий Посохов заслуженно снискал лауреатские лавры: международное жюри «Бенуа» сделало то, что не сделало национальное жюри «Золотой маски». Его полнометражный балет «Герой нашего времени», интересный по режиссуре и хореографии, стал художественным событием театрального сезона. В дуэте из наиболее захватывающей средней части «Тамань» выступили Артемий Беляков (Печорин) и Ундина (Ольга Марченкова), изображавшие экспансивные взрывы страсти. Реалистичный дуэт из «Кармен» Ингера жесткая Эмилия Гисладоттир (Кармен) и красивый брутальный крепыш Дан Верворт (Хосе) исполнили мастерски, с грубой чувственностью, отчетливо подав взаимоотношения героев. В обыденной хореографии с оттенком сниженности явно прослеживается прямое влияние Матса Эка.


Эмилия Гисладоттир и Дан Верворт

Мужской секстет в юбочках (из Мариинки) показал фрагмент из балета «Дивертисмент короля» на музыку Ж.-Ф. Рамо: галантные танцы в хореографии Максима Петрова эскизно намекали на танцевальную эпоху рококо. Солисты балета Римской оперы Ребекка Бьянки и Клаудио Кочино старательно, но не более того, исполнили па де де из «Жизели» в редакции Патрисии Руан. Та же Ребекка с испанцем Алессандро Рига исполнили дуэт из «Арлезианки» Бизе-Пети. Солисты Пекинской академии танца Ютинь Ху и Кэ Сунь прочувствованно передавали национальный колорит в сцене «Слезы» из балета «Император Лю» Дон Вея – Юньфына Джана. Воплотивший в жизнь мечту о премьерстве ныне солист Шведского Королевского балета (а в недавнем прошлом артист Большого) Дмитрий Загребин и его партнерша Эмили Славски задорно станцевали «Классическое па де де» Чайковского-Баланчина, но курьезность момента заключалась в том, что Эмили тут выглядела мопассановской Пышкой, увы, тяжеловатой и не столь органичной.


Алисия Аматрияин и Джейсон Райли


В грубой сцене насилия из балета «Трамвай ”Желание”» Альфреда Шнитке – Джона Ноймайера солисты Штутгартского балета Алисия Аматрияин и Джейсон Райли продемонстрировали незаурядное драматическое дарование. Этот фрагмент спектакля, фактически лишенный танца, выстроен на плотном эмоциональном взаимодействии Бланш и Стэнли, с чем незаурядные артисты справились убедительно, с физиологической правдоподобностью.


Ханна О'Нилл и Юго Маршан

Дуэт из балета Цезаря Пуни – Николая Березова «Эсмеральда» исполнили солисты Парижской национальной оперы Ханна О’Нилл и Юго Маршан, демонстрируя артикуляционную четкость. Несмотря на незначительные шероховатости их выступление запомнилось эффектом сценического присутствия. Выступившим в дуэте из балета «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева – Кеннета Макмиллана премьерам лондонского Королевского балета Лорен Катбертсон и Эдварду Уотсону при всем их стилистическом мастерстве не хватило свежести сценического присутствия, обаяния, присущего молодости. Вирна Топпи и Кристиан Фаджетти (театр Ла Скала) исполнили дуэт из «Золушки» Мауро Бигонцетти: ни номер, ни артисты никакого впечатления не произвели.


Лауреат "Бенуа-2016" Кимин Ким

Искусно выпестованный пигмалионским репетиторским усердием Владимира Кима и Маргариты Куллик премьер Мариинки кореец Кимин Ким был сверхвиртуозен, летуч и декоративен, исполняя в паре с Надеждой Батоевой дуэт из балета Николая Римского-Корсакова – Михаила Фокина «Шехеразада». А па де де из балета Лео Делиба – Фредерика Аштона «Сильвия» в исполнении их мариинских коллег Оксаны Скорик и Филиппа Стёпина оказалось лишь сырой иллюстрацией хореографического текста.

В недосягаемом по монолитной единосущности исполнения дуэте «О чем говорит мне любовь» из балета «Третья симфония» Густава Малера – Джона Ноймайера Сильвия Аццони и Александр Рябко в очередной раз убедили, что им в качестве апологетов ноймайеровского стиля нет равных. Бесшовные переходы движений, безусильные поддержки, полное растворение в музыке завораживали – зал не дышал.


Сильвия Аццони и Александр Рябко

Программа вечера лауреатов «Бенуа» прошлых лет тематически концепционно называлась «Шекспир глазами хореографов». Публика имела возможность увидеть канонические сюжетные страсти двух Отелло, трех Гамлетов (включая экранного Бежара) и четырех Ромео и Джульетт. Также в афише значились хрестоматийные произведения «Буря», «Как вам это понравится», «Укрощение строптивой». Получился монографический данс-бенефис великого английского поэта и драматурга. Самыми художественно убедительными и лексически интересными стали отрывки из работ признанных мэтров хореографии – Матса Эка, Джона Ноймайера, Жан-Кристофа Майо, Анжлена Прельжокажа.

Пожалуй, наибольший зрительский резонанс вызвал дуэт из балета «Ромео и Джульетта» Матса Эка на томительное экспрессивное безбрежие второй части из Пятой симфонии Чайковского в исполнении солистов Шведского Королевского балета Марико Киды и Энтони Ломульо. Вслушиваясь в проникновенные бездны музыки, Эк конгениально показал чувственные аспекты пробуждающегося влечения. Прекрасные артисты неевропейской внешности превращаются в диких существ, целиком отдающихся воле инстинктов и интуиции. Эстетски неприукрашенный псевдогрубый физиологизм изначальных естественных, непроизвольных и произвольных движений человеческого тела здесь означает не только канун любви, но и предтечу его величества танца во всем его сегодняшнем великолепии.

Живой отклик зала получил «силовой» дуэт из балета «Ромео и Джульетта» Прокофьева – Прельжокажа. Знаменитых любовников показали солисты Балета Прельжокажа Виржини Коссен и Реди Штылла. В крепких накачанных руках курпулентного Ромео гармоничная ему из плоти и крови Джульетта порхала пушинкой. Как и все значительные хореографы Прельжокаж чутко отталкивается от музыки. Его ультрасовременные герои в некоем подобии летних уличных одеяний с зажигательным энтузиазмом и пылом с головой бросаются в прокофьевский омут эмоциональных наваждений, остинатной ритмики и диссонирующих катаклизмов. Неподражаемо хорош Реди Штылла, проявляющий чудеса недюжинной партнерской мощи, сочетающейся с трепетной музыкальностью. Язык Прельжокажа уникален чутким пониманием душевных порывов и телесных импульсов танцовщиков, молниеносно реагирующих на малейшие всполохи зарождающихся желаний. К сожалению, дуэт из балета «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева – Леонида Лавровского выглядел формальным набором классических па в исполнении солистов Михайловского театра Анастасии Соболевой и Виктора Лебедева.

Сцена из «Сна в летнюю ночь» шведа Александра Экмана была показана лишь на экране, но и этого было достаточно, чтобы произвести впечатление фирменным юмором, «сенной лихорадкой», режиссерскими неординарными решениями.

Одни из самых аутентичных интерпретаторов ноймайеровского стиля супружеская пара Сильвия Аццони и Александр Рябко привезли два отрывка из балетов своего мэтра «Гамлет» и «Как вам это понравится». Их Гамлет и Офелия попадают в единую фазу душевного дыхания. Двое трепетных одиночек-интровертов устремляются навстречу друг другу, блуждая по витиеватым лабиринтам внутренних противоречий. Пронзительная сцена трогательного прощания Офелии и Гамлета перед его отъездом на учебу (на музыку Майкла Типпета) наполнена широкой палитрой эмоциональных состояний. Неостановимый бег героев внутри себя и по жизни обреченно подчеркивается чемоданной аксессуарностью вечного скитания. Маленькая тряпичная кукла-Офелия, прижимаемая к груди самой Офелией, отражает ее желание свернуться в комочек и сохраненно спрятаться в недосягаемом для враждебного окружающего мира священном убежище собственного я. При всей закрытости и Гамлет Рябко, и Офелия Аццони обескураживающе и фатально решительны в следовании избранному пути, а их прощание пронизано щемящими интонациями нежности.


Приз "За высокий артистизм в партнерстве" Александру Рябко вручает его супруга Сильвия Аццони

Куртуазная элегантность, благородство манер, породистая чистота танца, особый шик пластического мастерства Аццони и Рябко в безмятежном и возвышенном дуэте из «Как вам это понравится» на музыку Моцарта делает их персонажей Розалинду и Орландо обаятельными влюбленными, которые ритуальный церемониал обольщения растворяли в богатстве хореографии. Артистам раритетно присуще пиететное внимание к мельчайшим стилистическим, музыкальным, настроенческим нюансам.

Солисты Большого театра Юлия Степанова и Денис Родькин в дуэте из балета «Макбет» Кирилла Молчанова – Владимира Васильева лишь аккуратно проиллюстрировали авторский текст. А дуэт из балета «Буря» Филипа Гласса – Маурисио Вайнрота в интерпретации солистов Современного балета театра Сан-Мартин Соль Рурич и Рубена Родригеса попросту затерялся как среднестатистическая танцпродукция на фоне ярких образцов программы.

Два разных дуэта с платком, до рокового узла любви-смерти затягивающий судьбы и чувства героев, из «Отелло» показали танцовщики из Балета Джоффри и гамбургской труппы Ноймайера. Финальный дуэт с удушением из балета «Отелло» Эллиота Голденталя – Лара Любовича исполнили Виктория Джаяни и Фабрис Кальмель (вписанный в Книгу рекордов Гиннесса как имеющий рекордный рост для артиста балета). Ослепленный ревностью Отелло медлительно и как бы не решаясь пожирал жизнь возлюбленной, чтобы унести навсегда с собой ощущение чистоты, преданности и беззащитности, изначально пронзивших сердце мавра. Похожая на стройную длинноногую серну Дездемона в цепких руках атланта отдавала всю себя без остатка. Впечатляет финальная сцена, когда задушенная Дездемона, вращаемая Отелло на платке в беспрерывной воронке жизни и смерти, будто распятой уносилась в бесконечность. Дуэт из балета «Отелло» Арво Пярта – Джона Ноймайера о пробуждении любви шекспировских персонажей, пожалуй, одна из самых медитационно-проникновенных страниц любовной лирики в балете. Ларго-кантилена пробуждающихся чувств заключена в сакральном минимализме звучаний Пярта и бесконечно перетекающих друг в друга тонких траекториях ноймайеровской пластики. Ритуально размотав с бедер платок, Отелло (Карстен Юнг) завязывает его на талии Дездемоны (Анна Лаудере), нерушимо привязывая-сливая в единое целое обе их сущности.


Лауреаты "Бенуа-2016" Алисия Аматрияин и Ханна О'Нилл

Весьма интересным оказалось знакомство с отрывками из двух джазовых опусов Бежара на музыку Дюка Эллингтона «Ромео и Джульетта» и «Гамлет», которые были представлены артистами из Балета Бежара в Лозанне. Видно, что мэтр с синкопами «на одной ноге». Но увиденное смотрелось как жанровый эксперимент гения. Возможно, градус воздействия был значительно снижен исполнителями. Чрезмерно обытовленная и деловая по манере Катерина Шалкина и будто «уставший от жизни» Жюльен Фавро смотрелись бледными послезвучиями великих бежаровских артистов прошлого века. Сам Бежар с острым мефисто-взглядом гипнотизировал публику с экрана в образе Гамлета: в баре, где под столом валяется череп Йорика, танцующий в брючках герой энергетически неистовствовал.

Завершала шекспировский вечер сцена из балета «Укрощение строптивой» Дмитрия Шостаковича – Жан-Кристофа Майо в интерпретации фантастической мужской команды солистов Большого театра во главе с Екатериной Крысановой, непревзойденной Катариной. Этот апофеозный аккорд красиво подчеркнул грандиозность замысла гала в честь Шекспира и его блестящую реализацию.

Фото Джека Дёвана и Михаила Логвинова предоставлены пресс-службой фестиваля «Бенуа де ля данс»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 28, 2016 4:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062803
Тема| Балет, Приз «Бенуа де ля данс», Персоналии, Юрий Посохов
Автор| Х. Анатольев
Заголовок| «Балетный Оскар» Юрия Посохова
Где опубликовано| © "Кстати" (Kstati) Сан-Фрациско
Дата публикации| 2016-06-08
Ссылка| http://kstati.net/baletnyj-oskar-yuriya-posohova/
Аннотация|

В этом году лауреатами самой престижной в мире ежегодной балетной премии «Бенуа де ла Данс», вручение которой состоялось недавно в Москве, стали представителя театров пяти стран. Одна из наград досталась хореографу Большого театра Юрию Посохову. Международная премия «Бенуа де ла Данс», которая считается балетным эквивалентом «Оскара», названа в честь русского художника Александра Бенуа, много сделавшего в начале ХХ века для театра в России и Франции.

В этом году в конкурсе, результаты которого были объявлены на сцене Большого театра, приняли участие 22 команды из 14 стран мира. Сразу два приза – в номинации «лучшая танцовщица» и «лучший танцовщик» – получили солисты балета Парижской оперы: родившаяся в Японии Ханна О’Нил и Кимин Ким, чья карьера после окончания Корейского национального университета искусств стартовала в Мариинском театре в Санкт-Петербурге. Ещё один приз, как лучшая танцовщица, получила солистка Штутгартского государственного балета Алисия Аматрийен.

Лучших хореографов в этом году оказалось двое. Лауреатами стали Юрий Посохов за постановку в Большом театре спектакля «Герой нашего времени» (который чуть раньше, этой весной, получил национальную театральную премию «Золотая маска» как лучший балет), и Йохан Ингер из Нидерландского театра танца.



Юрий Посохов родился в Луганске (там до сих пор проживают некоторые из его родственников), блестяще закончил Московское хореографическое училище, где его педагогом был знаменитый Пётр Песков, затем в течение 10 лет работал в балетной труппе Большого театра, успешно выступая в самых знаменитых спектаклях. Материальная необеспеченность способствовала его решению принять приглашение Королевского Датского Балета, где он успешно выступал в 1992-1994 годах.

Увидевший его в одном из спектаклей руководитель нашей труппы Хелги Томассон сумел уговорить его перейти в наш Балетный театр, в котором он в качестве премьера проработал с 1994 по 2006 годы. С его приходом существенно улучшился уровень выступлений труппы Сан-Францисского Балета. В памяти остались превосходные спектакли с участием Посохова. Почти одновременно он стал заниматься хореографией, поставив в Сан-Франциско 17 балетов, в том числе (совместно с Томассоном) ставший украшением труппы балет «Дон Кихот» Минкуса. Одновременно он ставил спектакли и в других странах Америки, Европы и не только…

С уходом со сцены Посохов активно занялся хореографией, добился больших успехов в различных театрах Востока и Запада, не избежав и критики: всякая новизна, в том числе, и в балетном искусстве, поначалу вызывает сопротивление. Продолжает он и сотрудничество с Балетом Сан-Франциско, где раз в год он ставит новые спектакли. Например, в прошлом сезоне он поставил здесь балет «Пловец», по всем параметрам – новое слово в балетном искусстве, неизменно вызывающее восторженное восприятие зала. Среди сочинённых им балетов нет ни одного, который был бы, хоть в каком-то плане, похож на предыдущие или на произведения других хореографов.

Однако восприятие новизны не всегда бывает единодушным. Например, критический обозреватель очень уважаемой газеты «San Francisco Chronicle» Аллан Ульрих, освещающий танцевальное искусство, неизменно в течение многих лет «уничтожительно» освещает балетные постановки Юрия Посохова. Странно, но я до сих пор так и не обнаружил сообщение Ульриха о недавнем выдающемся достижении хореографа.

Мне хочется на страницах газеты «Кстати» от имени многих поклонников таланта замечательного танцовщика и хореографа и от себя лично поздравить Юрия Посохова с выдающимся достижением его хореографического искусства и пожелать ему новых творческих побед.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1497
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 28, 2016 6:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062804
Тема| Балет, Персоналии, Светлана Захарова, Патрик де Бана, Денис Родькин, Михаил Лобухин, Денис Савин
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок|Светский бенефис
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №6 (2016)
Дата публикации| 2016 июнь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Творческий вечер Светланы Захаровой в Большом. Московские премьеры

На Исторической сцене Большого театра при стечении столичного бомонда и бизнес-элиты прошел творческий вечер «Amore» прима-балерины Большого театра Светланы Захаровой



Светлана Захарова принимает поздравления


Светлана Захарова вместе с Екатериной Крысановой и Ольгой Смирновой – это та великолепная тройка прим, на которых Большой театр сегодня делает ставку. Захарова безоговорочно царит в театре Ла Скала. Не раз была приглашена в Парижскую Оперу. И всюду она поражает красотой своих линий.

Пройдя прекрасную киевскую школу, Захарова оттачивала свое мастерство в Мариинке с Ольгой Моисеевой, а затем (и поныне) в Большом с Людмилой Семенякой. Начинала она свою карьеру в Петербурге, была самой молодой примой среди Ульяны Лопаткиной и Дианы Вишневой и неофициально считалась третьей. Это постоянное соперничество прочно и навсегда осталось у Светланы как старопитерский комплекс. И сегодня Захарова, заочно конкурируя с петербургскими знаменитостями, проводит, как и они, творческие вечера: Ульяна Лопаткина свои бенефисы делает тематическими, Диана Вишнева коллекционирует известных хореографов, которые ставят специально на нее, а Светлана Захарова в личных проектах показывает себя в новой партии или в новом амплуа. Для нынешнего вечера бенефициантка выбрала прекрасную музыку, определившую достойный формат происходящего (Чайковский, Бах, Респиги, Моцарт), примерила на себя ранее уже поставленные балеты, но впервые показанные в Москве («Франческа да Римини» Юрия Посохова и «Штрихи через хвосты» Маргерит Донлон), а также представила балет «Пока не пошел дождь» Патрика де Баны (московская премьера), сочиненный специально для нее в этом году.

Юрий Посохов предложил Захаровой созданный в Сан-Франциско одноактный балет «Франческа да Римини» (на одноименную симфоническую поэму-фантазию Чайковского), переодетый модным Игорем Чапуриным. Бессмертную драматическую историю о непреодолимом желании, превысившим семейную честь и саму жизнь, песнь любви автор решил традиционными средствами классики с колоссальным разнообразием поддержек, исполняемых Захаровой (Франческа) и Денисом Родькиным (Паоло) с высоким профессионализмом. Прима вновь радует фирменными изысканными линиями, натянутыми стопами, предельно поднятой ногой, старается элегантно и абрисно подчеркнуть музыкальные акценты. Но чувственного и пронзительного актерского повествования про любовь у Захаровой не получилось: все ограничилось имитацией чувств. Родькин, показавший себя ранее интересным Курбским, убедительным и страстным Хосе, в роли Паоло не вышел за корректные рамки отличного, надежно-выносливого партнера – не пробудился любовью. Колорита добавил уместный здесь Михаил Лобухин, изображавший скандально-отрицательного злого уродца Джанчотто Малатесту, ревнивого супруга Франчески, экспрессивно «хулиганивший» на сцене и убивший преступных любовников. Сегодня артисту такие роли сподручнее, чем изображать принцев и графов. Комично выглядел финал, когда пойманного в петлю спортивного каната злодея после им содеянного двойного убийства стражи ада уволокли в дантово-роденовские туманные бездны правой кулисы.

«Пока не пошел дождь» Патрика де Баны (музыка Баха, Респиги, Пино-Кинтаны) был призван представить «босоногую» приму в безбрежии возможностей современного репертуара. В основе опуса среднестатистический дуэт де Баны с бенефицианткой, причем подобные ансамблевые номера автор может сочинять хоть каждый день. Некая откровенность взаимодействия позволяет полиуниверсально видеть тут множество смыслов и ассоциаций. Высокий, крепкий, удобный в поддержках, да еще и совершенно знающий технологию своих хореоприемов, импозантный европеец с элегантной сединой и пикантной примесью нигерийских черт в облике, безусловно, хорошо сочетается и оттеняет физическую безупречность примы. Функциональная миссия Захаровой здесь явно не прорисована: возможно, ее героиня мемуаристка, перелистывающая страницы воспоминаний и сожалений, или рефлексирующая одинокая женщина, застрявшая между двумя поклонниками разного возраста (де Бана и Денис Савин в прозрачных черных рубашках-сетках с длинными рукавами и в черных кожаных брюках). А порой создавалось впечатление, что она третья лишняя в этом умозрительном любовном треугольнике: настолько эмоционально ярче было взаимодействие между мужчинами.

Миссию юмористического финала вечера выполняли «Штрихи через хвосты» ирландки Маргерит Донлон на симфонию №40 Моцарта (хотя в музыке особенно не прослеживалось ничего жизнерадостного или веселого). В названии опуса заключена композиторская особенность Амадеуса в партитурных рукописях перечеркивать хвосты нот, давая возможность музыкантам самостоятельно выбирать длительность звучания. Донлон сочинила номер, увы, вторичный а ля изобретательно-веселые сочинения Килиана, но только менее талантливо. Хореограф вроде бы обыгрывает офисно-корпоративные штампы, когда молодые подчиненные мужчины лебезят перед своей начальницей, даже в стремлении ей понравиться переодеваются в женские юбки. Почти все танцовщики пластически были выразительны. Светлана справлялась как могла, ведь для нее подобное амплуа с импульсивной гибкостью и юмором не столь органично и естественно, как белопачечная классика.

В результате Захарова не только преодолела изнурительный трехактный марафон, но и с невозмутимостью перенесла сценические неожиданности: и когда оторвавшаяся диадема била по лицу, и когда отлетевший кусок тюники упал на пол. В финале балерина была вознаграждена овациями и морем цветов, среди которых выделялась огромнейшая корзина из розовых гортензий и бело-желтых роз с выложенными из бутонов инициалами «С. З».

Фото Вероники Жигачевой
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 28, 2016 11:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062805
Тема| Балет, Музыкальный театр Краснодара, Премьера, Персоналии, Александр Мацко
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Булгаков снова в авангарде
Балетом «Мастер и Маргарита» заявила о себе балетная труппа Музыкального театра Краснодара

Где опубликовано| © Ведомости
Дата публикации| 2016-06-28
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2016/06/28/647151-bulgakov-avangarde
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Хореограф определил свой опус как балет-фантасмагорию
Татьяна Зубкова



Краснодарский балет – понятие молодое, возникшее в 1990-х и ставшее позднее известным благодаря тому, что южный город выбрал своим художественным лидером Юрия Григоровича. В Краснодаре с юной труппой театра балета он осуществил новые редакции почти всех своих классических спектаклей. Но в последние годы при музыкальном театре сформировалась еще одна балетная труппа. Долгое время ее использовали преимущественно для исполнения хореографических номеров в опереттах, но появление в городе молодого хореографа Александра Мацко трансформировало взгляд на ее возможности. В то время как специализацией театра балета Юрия Григоровича остаются многоактные и многолюдные классические спектакли, новая компания, в которой всего 40 танцовщиков, стремится к освоению альтернативных пластических языков. О том, что эти эксперименты интересны Краснодару, свидетельствует успех нескольких фестивалей современной хореографии, проведенных театром, – в них с успехом участвовали Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко с программой балетов Килиана, «Провинциальные танцы» Татьяны Багановой, «Киев модерн-балет» Раду Поклитару, пермский «Балет Евгения Панфилова».

Два года назад Александр Мацко поставил с труппой первый полнометражный балет – «Анну Каренину», которая прочно освоилась в репертуаре театра. Для нового эксперимента хореограф выбрал другое беспроигрышное название – «Мастер и Маргарита». И несмотря на летнее дачное время, зал на премьерных спектаклях был переполнен.

Мацко, выпускник режиссерского факультета ГИТИСа, в первую очередь нашел для своего спектакля правильную нишу, определив его как балет-фантасмагорию в двух действиях. Вместе со сценографом Максимом Обрезковым, которого можно в полной мере назвать соавтором постановщика, они задали событию стремительный темпоритм. В два часа сценического действия они утрамбовали 19 картин, рассчитывая на то, что зритель знаком с романом Булгакова и неплохо помнит его детали. Соавторов увлекает легендарная атмосфера «Мастера и Маргариты», исчезнувшая задолго до нашего рождения, но хорошо знакомая по черно-белым довоенным фильмам, старым добрым книгам, невероятно четким фотосепиям.

Но Мацко и Обрезков, отказываясь от подробностей сюжета, наслаждаются другими деталями. Хрестоматийный мир кремлевских башен в лучах рассвета они соединяют с фантасмагорическими образами Рене Магритта, которые легко уживаются и с реминисценциями из Казимира Малевича, бьющим наотмашь ритмом русского авангарда. Его поддерживает и музыкальный ряд спектакля. Составленный из произведений Шнитке, Шостаковича, братьев Покрасс и других композиторов, он отвечает стилю спектакля, хотя оставляет впечатление слишком мелко нарубленной окрошки.

Калейдоскопичность, эффект которой хорошо обыгрывает Мацко, во многом спровоцирована возможностями молодой труппы. Она работает с энтузиазмом, но ее актерские и пластические возможности заметно опережают танцевальные. Хореографу можно предъявить претензии в художественной скромности танцевального рисунка. Однако необходимо и восхититься тем, как ловко удается ему балансировать на нескольких па, аранжируя их под разную музыку и обстоятельства.

Краснодарская публика, пока не избалованная современным искусством, впитывает спектакль, как пустынная почва – воду. И в антрактах обсуждает его с такими страстями, которые заставляют вспомнить с ностальгией Москву 1990-х, когда она открывала для себя не только новые спектакли постановщиков, но новые миры.


Маргарита в поисках Мастера

Балет по мотивам булгаковского романа впервые появился на балетной сцене в 1987 г. Первопроходцем был Борис Эйфман. После него тему поднял другой петербуржец – Давид Авдыш, поставивший спектакль в Перми. Три года назад свою версию показала в Йошкар-Оле эстонка Май Мурдмаа.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 04, 2016 9:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062901
Тема| Балет, Танец, "Балет Москва", мастерские, Персоналии, Софья Гайдукова, Ольга Тимошенко, Александра Рудик, Анн Шарлотт Куйо
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Хореография для начинающих
"Хореодром" "Балета Москва"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №114, стр. 12
Дата публикации| 2016-06-29
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/3024084
Аннотация|


Фото: Екатерина Русских

В Центре имени Мейерхольда "Балет Москва" провел третий "Хореодром" — так названы мастерские начинающих хореографов, артистов этой труппы. На сей раз "Хореодром" оказался чисто женским. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Хореографические мастерские в России плодятся с отрадной быстротой. Это не просто мода, а производственная необходимость: редкость российских балетмейстерских дарований доказывает, что академическое образование не гарантия профессиональной состоятельности — на балетмейстера нельзя выучиться, им надо родиться. А понять, рожден ли ты для этой профессии, можно только одним способом: ставить номера на коллегах в свободное от работы время и показывать их на публике. Необходимость такой черновой внеплановой работы осознали даже благополучные театры, имеющие возможность выбирать состоявшихся хореографов: с этого сезона мастерские заработали в Большом и Музтеатре Станиславского. Несравнимый с ними по статусу и кадрам "Балет Москва" открыл свой "Хореодром" еще три года назад.

В этот раз на старт вышли только женщины: пять артисток труппы показали свои работы, в которых заняли подруг-соратниц. Что, впрочем, не говорит о расцвете феминизма в одном отдельно взятом коллективе: практически все дамские мысли крутятся вокруг мужчин. Самым непосредственным образом — в миниатюре Софьи Гайдуковой "Оркестр", центральную роль в которой играл единственный мужчина, вышедший на сцену в этот вечер. Софья Гайдукова, артистка с академическим образованием, но неклассической внешностью и темпераментом (из-за чего она солирует в обеих труппах "Балета Москва" — классической и современной), сочинила историю об отношениях в типовой балетной труппе, используя все подвластные ей средства: классические па, полуакробатические современные поддержки-перекаты, пантомиму, текст, актерскую игру. Неустроенные балеринки бьются за нерешительного танцовщика, тот готов уступить себя, но не жаждет идти под венец. Кончилось бы это выстрелом (реальным или метафорическим), от которого замертво падает героиня Гайдуковой, добившаяся вожделенного замужества с другим, закадровым партнером, жанровую сценку можно было бы счесть вполне удобоваримой. Но последняя часть, разжевывающая нехитрый сюжет до полной безвкусицы, портит все блюдо.

Неумение вовремя остановиться, отсутствие чувства сценического времени — общая беда начинающих. Брать быка за рога многие дамы считают дурным тоном: сначала надо посидеть неподвижно, походить, настроиться. В "Моей Аркадии" Ольга Тимошенко так и пробродила минут 15, с надеждой накидывая или горестно снимая пиджак; то, что мужчина покинул героиню, было ясно еще с первых скорбных секунд ее монолога — из разряда тех, чья простота хуже воровства. Простота другого бесхитростного монолога — "You`ll Be a Woman" француженки Анн Шарлотт Куйо — иной выделки. Автор внятно, тонко, точно отобранными средствами, скрупулезно вымеряя время, разрабатывает общедоступный сюжет — взросление. Девушка (Александра Рудик) копается в груде одежды, примеряя разные обличья под многоголосую запись мужских голосов, объясняющих, что им нравится в женщинах (от глаз и груди до свойств характера и хозяйственных навыков). Вырядившись в сексуальные шпильки и маленькое черное платье, она сидит на табурете спиной к залу, лаская себя руками: и целый роман — от лирики ухаживания до бесповоротного разрыва — проходит перед нашими глазами. Сбитая с ног — метафизически и физически, она тщетно пытается совладать с непослушным телом, бьющимся в истерике конвульсий, пытается вновь подняться на неверные каблуки. Пока не догадывается остаться босой — и уже в такой природной простоте и естественности принимать то, что ей уготовила жизнь.

Но женщины-хореографы не прочь и воспарить над бытом. Александра Рудик поставила композицию "Начало", предпослав ей эпиграф "Она есть начало начал. Неведома глубина ее мудрости и познания мира". И после просмотра остается неведомой, поскольку хореография не развеивает метафорический туман. Пять танцовщиц в квадратах света, начиная микродвижениями, постепенно увеличивают амплитуду до максимальной. Хореограф честно показывает все, что усвоила из contemporary dance: взаимодействие тел в пространстве, в тесном контакте, работу в партере, композиционную асимметрию. Но выглядит это как специфическая производственная гимнастика, выполняемая с несколько комичной в данных обстоятельствах истовостью. Впрочем, впечатление меняется, если сосредоточиться на одной из танцовщиц: Анн Шарлотт Куйо во всеоружии профессиональной техники contemporary dance священнодействует так, что набор движений обретает логику, многозначность и заявленную в программе глубину — очевидный пример того, как танцовщица спасает хореографа (или нередкий пример того, как женщина выручает женщину).

И ведь нельзя сказать, что француженка тянет на себя одеяло или отличается особой актерской харизмой,— она просто отлично обучена тому, что делает, в то время как российским артисткам приходится постигать азы contemporary dance урывками — на редких мастер-классах или в процессе постановки спектакля. Выращивание хореографов — дело, конечно, необходимое и своевременное, но профессиональное обучение современных танцовщиков еще неотложнее. Однако эту задачу не решить маленькому, но креативному "Балету Москва" и даже более солидным компаниям: в России современный танец по-прежнему удел фанатов и самоучек.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 04, 2016 9:20 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1497
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 12:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062902
Тема| Балет, Персоналии, Лин Хвай-мин
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок| Стихия-кантабиле
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №6 (2016)
Дата публикации| 2016 июнь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Гастроли Театра танца «Небесные врата»

Международный театральный фестиваль имени А. П. Чехова посвятил 110-летию Д. Д. Шостаковича гастрольный показ спектаклей «Белая вода» и «Пепел» Театра танца Тайваня «Cloud Gate» («Небесные врата») из Тайбея в хореографии Лин Хвай-мина

Тексты показанных опусов – особый язык и пластика Лин Хвай-мина. Но его искусство отнюдь не маргинально: хореограф хорошо знаком с тенденциями современного танцтеатра, модерном, работами креативных хореографов и использует все это на стыке стилизации и перефразировки. Пластика Лин Хвай-мина изобретательна и весьма текуча. В кантабиле стихий «Белой воды» и «Пепла» хореограф в очередной раз талантливо раскрывает свой авторский дар поэта движения. Но если хореография «Белой воды» напоминает импрессионистские полотна, то построенчески ансамблевые позы в «Пепле» отсылают к скульптурным композициям Родена.


Пепел человеческой плоти

В «Белой воде» торжествует жизнь, показанная автором сквозь призму беспрерывного коловорота струящейся воды: на экране водопады, пенящиеся горные потоки, речные лабиринты, увиденные сверху, будоражат воображение. А голос водной стихии Лин Хвай-мин услышал в произведениях Эрика Сати, Альбера Русселя, Ахмеда Аднана Сайгуна, Мориса Оана, Жака Ибера. В музыке Сати в избытке растворены «облака, туманы, аквариумы, водяные нимфы и ароматы ночи». Блики чувств, вызванные неутолимой страстью ветра к воде, показаны удивительно красивой пластической кантиленой. Танцевальное море Лин Хвай-мина меняет свой настроенческий темпоритм и дышит полифоническим многоголосием индивидуальных по рисунку партий каждого артиста. «Космический» прибой видеоинсталляционно разлит на экране живописными излучинами бурных пенящихся рек времени и легкой мерцающей рябью бытия. Душевное смятение человека подобно всплескам морской волны, и это хореографически отражается в воронках и водоворотах внезапных вращений, в ловких акробатических вкраплениях и накатно зависающих полетных прыжках; а в певучих ансамблевых фигурно-геометрических перетеканиях и перестроениях пластичных танцовщиков, в элегантной завершенности каждой их фразы, в гибкости нежных рук будто заключена природная текучесть. Таинственным неводом ниспускающаяся на сцену зеленая видеосеть превращает артистов в виртуальных амфибий, кишащих в магических безднах, сокрытых в воде под дурманящими касаниями лунного света. Выразительными ассоциациями с водной стихией в этой завораживающей гармонии фонтанирующей пластической бесконечности автор поэтически воспевает красоту жизни.


"Пепел". В едином порыве

Иной по характеру и содержанию, атмосфере и настроению патетический «Пепел» на музыку струнного квартета №8 до минор Дмитрия Шостаковича. Реквиемную суть шедевра Лин Хвай-мин прочувствовал еще до изучения литературы об этом произведении. Формально посвященный жертвам фашизма, опус Шостаковича глубоко исповедален и автобиографичен как память о собственных унижениях и опасностях в эпоху сталинских репрессий. В квартете есть революционная песня «Замучен тяжелой неволей», собственные темы из 1-й, 8-й и 10-й симфоний, из «Леди Макбет», использованы намеками шедевры Вагнера (траурный марш из «Гибели богов») и Чайковского (тема из 1-й части 6-й симфонии) и др. Трагический размах, рваный ритм, фатализм струнных, захлестывающий эмоциональный градус идеально соответствуют отражению хореографом зверств мировых войн, убийств, гибели планеты. Кинематографически замедленные корчи тел, страдальческие гримасы, черные разводы разложения на лицах и одеждах жертв-артистов напоминают рассыпающийся пепел человеческой плоти, жуткий урожай небытия, мрачную агонию жизни. Зрелище напоминает плотные ряды колосящейся человеческой массы, по головам которой проходит зловещая коса невидимой смерти. Вулканическая гарь забвения густо покрывает еще живую массу, в сердцах которой еле тлеют отзвуки сердечных ритмов. Из бушующего шторма прикованных к полу рядов танцовщиков взрывно выплескиваются стрелы кричащих рук. Жертвы по поднятым рукам других в муках перекатываются в чрево сцены. В немых криках через рты-жерла извергаются последние людские вздохи…

Фото предоставлены пресс-службой МТФ им. А.П. Чехова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 2:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062903
Тема| Балет, Ереванский государственный хореографический колледж, Выпускной концерт, Персоналии, Э.Мнацаканян
Автор| Назеник САРГСЯН
Заголовок| И КЛАССИКА, И НАРОДНЫЙ ТАНЕЦ
Где опубликовано| © "Голос Армении"
Дата публикации| 2016-06-20
Ссылка| http://www.golosarmenii.am/article/42226/i-klassika--i-narodnyj-tanec
Аннотация| Отчетно-выпускной концерт



13 июня на сцене Национального академического театра оперы и балета им. Ал. Спендиарова состоялся отчетно-выпускной концерт Ереванского государственного хореографического колледжа. В первом отделении выпускники и учащиеся классического отделения представили третий акт балета Л. Минкуса "Дон Кихот". Во втором отделении была показана концертная программа выпускников и учащихся отделения народного танца.

В "ДОН КИХОТЕ" ЗАГЛАВНЫЕ И СОЛЬНЫЕ ПАРТИИ ИСПОЛНИЛИ ЧЕТЫРЕ выпускницы класса народной артистки Армении Эльвиры Мнацаканян. В роли Китри – Каринэ Шиканян, роль Базиля исполнил солист театра, выпускник 2013 г. Ваагн Маркарян. Характерную партию Мерседес исполнила выпускница Мариам Чачоян, а роль Эспады – студент I курса училища Раффи Галстян, сольные классические вариации – выпускницы Моника Балдрян и Макруи Гаспарян.

В принципе не так уж часто случается, чтобы четыре из пяти выпускниц выступили в технически сложных партиях. Мы обратились к Эльвире Гургеновне Мнацаканян с просьбой немного рассказать о своем выпускном классе нынешнего года.

"Когда мне передали этот класс несколько лет назад, – говорит Э.Мнацаканян, – он практически находился на грани расформирования. Некоторое время мне казалось, что положение почти безнадежно. Многие девочки в течение лет отсеялись, а Моника Балдрян присоединилась только в позапрошлом году - до этого она обучалась на отделении народного танца. Было приложено очень много усилий и со стороны девочек, и с моей, чтобы постепенно "безнадежный" класс стал классом, подающим большие надежды. Это были годы не только тяжелого труда по освоению техники классического танца. Последние 2-3 года обучения были посвящены не только экзерсису, но и разучиванию в пределах урока множества вариаций из разных классических балетов, что, как мне кажется, не только разнообразило сам процесс обучения, но и способствовало повышению технического уровня учениц".

МЫ ДОЛЖНЫ ОТМЕТИТЬ, ЧТО ТАКОЙ ПРИНЦИП ПОСТРОЕНИЯ УРОКА – экзерсис, а в конце – разучивание классических вариаций, был отличительной чертой построения уроков знаменитой ленинградской балерины - педагога Натальи Дудинской. И всегда давал прекрасный результат.

Действительно, выпускницы этого года показали, что они владеют классическим танцем на достаточно хорошем уровне. Да и весь акт в "Дон Кихоте", включая кордебалет, состоящий из учащихся, демонстрировал слаженность, которая за последнее время далеко не всегда наблюдается в рядах кордебалета балетной труппы нашего театра. Эта слаженность, безусловно, является заслугой художественного руководителя хореографического колледжа, народного артиста Армении Ованеса Диваняна, а также работы преподавателей – заслуженного деятеля культуры Армении Ануш Петросян и Нары Оганесян. Отметим также, что О. Диванян внес также значительное разнообразие, дополнив действие "Классическим болеро" для четырех солисток-учениц, которое в свое время поставил незабвенный Евгений Чанга для своей версии "Дон Кихота". Помимо этого был введен дополнительный сольный номер, сочетающий элементы характерного и классического танца, который выпускница М. Чачоян подготовила со своим педагогом по характерному танцу Аделиной Саакян и Ованесом Диваняном, сольная вариация Эспады взята из нынешней редакции "Дон Кихота" (осуществленной народным артистом Армении, главным балетмейстером театра Виленом Галстяном). В целом получился очень красочный и отличающийся разнообразием дивертисмент.

ВО ВТОРОМ ОТДЕЛЕНИИ ПОКАЗАЛИ СВОЕ МАСТЕРСТВО УЧАЩИЕСЯ и выпускники отделения народного танца. Педагоги выпускного класса – в прошлом блестящая солистка Государственного ансамбля танца, почетный деятель искусств Армении Србуи Бабаян и заведующий отделением народного танца, заслуженный деятель искусств Армении Ованес Хачикян. В работе над программой приняли участие народный артист Армении, консультант директора колледжа Норайр Меграбян, преподаватели Ашхен Бояджян, Лиана Саргсян и Аделина Саакян.

Учащиеся-выпускники хорошо подготовлены, а показанная ими программа представляет немалый интерес, поскольку в нее включены номера, поставленные лучшими представителями нашего народно-сценического и классического танца, хореографами Ванушем Ханамиряном, Азатом Гарибяном, Максимом Мартиросяном, а также номер "Танец индусов" из балета "Баядерка" в постановке великого М.Петипа. Изобретательностью отличались номера, поставленные О.Хачикяном и С.Бабаян. И, конечно, очень украсили программу постановки Н.Меграбяна. Фактически во втором отделении были представлены разнообразные авторские интерпретации народного танца.

В КОНЦЕ ДВЕ ВОЛНУЮЩИЕ НАС ПРОБЛЕМЫ.

Первая. Почему колледж, который готовит будущих артистов балета нашего театра, должен вносить арендную плату этому самому театру, чтобы получить возможность показать свой концерт на его сцене?

Вторая. Почему уже который год выпускников колледжа не принимают в труппу театра им. Ал. Спендиарова? Как выясняется, если раньше танцовщикам полагалась пенсия после приблизительно 20 лет работы, то теперь они, как и все остальные, должны доработать до 63-65 лет (женщины и мужчины соответственно). Как хорош будет наш балет через несколько лет, состоящий сплошь и рядом из шестидесятилетних балерин и танцовщиков!

Итак, в нашем балете молодым дороги нет, а старшему поколению обеспечен очень сомнительный "почет".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9796

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 8:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062904
Тема| Балет, Самарское хореографическое училище
Автор|
Заголовок| В театре оперы и балета состоялся выпускной вечер студентов Самарского хореографического училища
Где опубликовано| НИА САМ
Дата публикации| 2016-06-29
Ссылка| http://www.niasam.ru/Obrazovanie/V-teatre-opery-i-baleta-sostoyalsya-vypusknoj-vecher-studentov-Samarskogo-horeograficheskogo-uchilischa-74966.html
Аннотация| выпускной концерт



28 июня на сцене Самарского академического театра оперы и балета состоялся выпускной вечер студентов Самарского хореографического училища (колледжа). Это уже третий выпуск учебного заведения. В 2016 году дипломы об окончании колледжа получили шестеро выпускников. Двое из них уедут в Санкт-Петербург, а четверо останутся в Самаре и войдут в балетную труппу оперного театра.

На мероприятии присутствовали министр культуры Самаркой области Сергей Васильевич Филиппов, директор колледжа Марина Васильевна Федулова, председатель Государственной экзаменационной комиссии Дмитрий Владимирович Трубочкин, члены Государственной экзаменационной комиссии Анна Мария Прина и Каролина Писано, преподаватели, концертмейстеры, родители студентов.

В первом отделении торжественного вечера выпускники хореографического училища представили на суд зрителей свой дипломный спектакль «Фея кукол» (музыка Й. Байера, хореография и либретто И. Хасрейтера и Ф. Гауля, постановщик Г. Касаткин).
Во втором отделении студентам долгожданные дипломы о профессиональном образовании вручили Дмитрий Трубочкин и Анна Мария Прина, сообщает пресс-служба Правительства Самарской области.

Выпускников напутствовал министр культуры Самарской области Сергей Васильевич Филиппов:«Сегодня самый волнующий день в вашей жизни. Нас взрослых стало немножко больше, поскольку вы уже не студенты, а самостоятельные люди, получающие дипломы о своем профессиональном образовании. Мне кажется, для вас эти годы пролетели незаметно, потому что вы все время работали. Работали над собой, становились лучше, дисциплинированнее, грамотнее и профессиональнее. И самое главное, вы занимались своим любимым делом, которое выбрали, надеюсь, на всю будущую жизнь. И я уверен, что вас ждет блестящее будущее и лучшие сцены России и всего мира».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 9:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062905
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Мария Александрова, Владислав Лантратов
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Бегущий по волнам
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2016-06-29
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/137193-begushchiy-po-volnam/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Большой театр представил «Ундину» Ханса Вернера Хенце в постановке Вячеслава Самодурова.

Новорожденная «Ундина» — необычное явление и редкий опыт балетной сцены. Спектакль, чью фабулу пересказать невозможно. Хореограф сдирает сюжет, подвластный словесной трансляции, и вытаскивает на подмостки живое и вечное. Здесь «действуют» мысли, чувства, сознания, внутренние противоречия. Конечно, такое случалось и раньше. Немало сумрачных страданий и странных метаморфоз знавали театры, отданные в распоряжение молодым сочинителям. «Ундина» — иное: не только попытка изложить историю без истории, но и, главное, в полновесном трехактном формате увлечь ею исключительно языком танца.


Фото: Дамир Юсупов

Перед нами — гигантский водоем, рассеченный по вертикали столбами-сваями. На заднике — то синие волны, то зеркало, умножающее лица, фигуры и тени. Вдоль планшета — прозрачные стенки, и тут рождается ассоциация с огромным аквариумом, внутри которого бьются персонажи. Отсветы в зеркалах и за стеклом — как на водной глади. Трубки спускающихся тонких ламп напоминают мерные барашки волн. Суровое, тяжелое пространство создает сценограф Энтони Макилуэйн. Внутри два героя: Беглец и Ундина, все остальные — их рефлексии. Художник по костюмам Елена Зайцева облачила мужчин в брюки и футболки с символическим рисунком крыльев, танцовщиц — в юбочки, чей материал смахивает на смятую, утратившую первоначальный блеск фольгу. Картина неповторимой и завораживающей красоты. Везде — рубежи и рубиконы. Перед барьером и Беглец. Спектакль — его путь сквозь «точку невозврата». Сразу понятно, что никакого голливудского хеппи-энда, как в диснеевском мультфильме «Русалочка» (эта андерсоновская дева — младшая сестра Ундины, придуманной писателем Фридрихом де Ла Мотт Фуке), быть не может. Нас ждет трагедия.

Начало. Герой лежит около сваи, из-за стекла за ним наблюдают ундины. Крупный, почти кинематографический план: Беглец страдает, но не от физической боли, а от душевных мук. Он — из тех, кому гармония видится в далеком прошлом или в мечтах о будущем, в дне реальном — все черно. Мечты и явь упрямо не сходятся, надежда ведет в неведомый мир, где мерещатся покой, счастье, свет. Разочарованный парень туда и попадает, встречаясь со странным и неулыбчивым созданием — Ундиной.

В главных ролях довелось увидеть замечательный дуэт Марии Александровой и Владислава Лантратова. Хореограф же Самодуров не прост, он пытается соединить театральные эпохи и противопоставить им свое, новое. Например, никак не заботится о том, чтобы освободить пространство для танцев. Напротив, жертвует кантиленой движений: сквозь частокол свай, ламп, стен то появится дрожащая нога, то вынырнут руки, имитирующие движение по волнам, то выглянет острый локоть, а то — хватающее воздух тело. В такой «фрагментарной» подаче танец рождает прекрасную иллюзию. Так же течет и странная музыка, соединяющая симфоническую фактуру с легчайшими, почти фривольными пассажами. Полноводный музыкальный поток Хенце уловил дирижер Павел Клиничев и замечательно повел оркестр между твердью и водой, явью и грезами.

Отчаявшийся одинокий Беглец припадает к Ундине, та увлекает его за собой и отталкивает, чарует и ворожит, закрывает глаза и заключает в объятия, тянет «под воду» и выбрасывает на берег. Между ними — необъяснимая и изящная игра, попытка существ из полярных миров понять друг друга. Следить за соединением наивности и удивления Беглеца с инфернальностью и отстраненностью Ундины — огромное удовольствие. Как и считывать оммаж балетному романтизму с его противоречием материального и идеального. Только в XXI столетии это противостояние жестче и трагичнее.

Улыбкой старине воспринимается обязательный для академического балета дивертисмент. В спектакле Большого театра он похож на акт соблазнения, на «черный» бал Одиллии, искушающей Принца. Восьмерка ундин-двойников и отражений Беглеца под люстрой-медузой исполняет искрометные вариации, дуэты, ансамбли, окрашенные забавными чувствами и яркими позами, — во многих движениях иронически зашифрованы коды хореографов, предшественников Самодурова. В финале шабаша объявляется Ундина, наряженная в черное, как двойник лебедя в балете Чайковского. За уход от реальности, за то, что обманулся — увидел идеал, улыбку, внезапно озарившую лицо царицы вод, почувствовал ее поцелуй, Беглец дорого заплатит. Она бесстрастной волной покатит его безжизненное тело вперед, в морскую пучину. И восемь ундин-отражений повторят тот же путь со своими жертвами.

Спектакль гипнотизирует, в нем многое внове, но многое — на ощупь. Чтобы провести бессюжетное повествование в широких границах трех балетных актов, стоит базироваться на четкой режиссуре: нужны взлеты и падения, кульминации и акценты. Поток танцев временами похож на ровный и однообразный рельеф — убаюкивающий и усыпляющий.

Плыть против течения непросто, но обычный путь — по морям, по волнам — давно пройден. Одна великая русская актриса опрометчиво выгнала из своего театра начинающего режиссера Мейерхольда, решив, что признание публики гораздо важнее его нестабильных исканий. Сейчас в балете важнее искания, и Большой театр их предъявил.
------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 04, 2016 9:22 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 9:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062906
Тема| Балет, VI Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира», Персоналии,
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Город Сочи балетный очень
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2016-06-29
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/137178-gorod-sochi-baletnyy-ochen/
Аннотация| КОНКУРС

VI Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира» завершился гала-концертом на сцене Зимнего театра Сочи.

«Молодой балет мира» проходит в шестой раз, первый датирован 2006-м. Так что нынешний смотр — своеобразный 10-летний юбилей классического танца в черноморской столице России, как издавна называют Сочи. У каждого соревнования свое посвящение и всегда — неслучайное. Танцевали в честь Галины Улановой, Марины Семеновой, Наталии Бессмертновой, нынешний конкурс приурочен к 125-летию Сергея Прокофьева.


Фото: Вячеслав Пегарев

Момент и в море

Ключевое слово в названии — «молодой». Среди соискателей многие еще не завершили профессионального образования. Сейчас конкурс входит в Международный проект «Черноморские ассамблеи Юрия Григоровича». Масштаб смотра изменился приблизительно так же, как сам город, который звездная Олимпиада превратила из тихого курортного эдема в мегаполис, где отдых соседствует с широкими дорогами и чудесами цивилизации. В систему ценностей ассамблеи вписано многое. Мастер-классы «Высшего исполнительского мастерства» по разным дисциплинам (классический, народно-сценический, современный танец) проводили ведущие педагоги. Добившиеся успехов участники получили престижные сертификаты работающей под патронатом ЮНЕСКО Международной федерации балетных конкурсов.

В Сочи прошла ее 10-я Генеральная ассамблея, где решали, как развести по датам и темам мировые балетные состязания, как сохранять водораздел между классикой и современностью, как защитить от сегодняшних веяний порядок в академических вариациях и па-де-де. Многолюдными вышли «круглые столы» по проблемам развития хореографии. Не стихали споры в кулуарах — диспуты и обмен опытом — в пользу конкурсного противостояния, которое стимулирует поиск и обозначает ориентиры. Добавьте знакомство с юным, быстро взрослеющим сочинским Музеем балета и получите относительно полную картину форума. Так что гости и журналисты, желавшие окунуться в ласковое море, буквально не расставались с купальными принадлежностями и в краткие перерывы мчались на берег. Артисты в морскую воду не заходят — она расслабляет мышцы, а силы надо беречь. Кстати, пляжи в Сочи — бесплатные, приходи на любой. А вот захочешь понежиться на шезлонге или под зонтиком — то за плату.

Живая классика

Юрия Григоровича в Сочи очень любят. Глава города Анатолий Пахомов присутствовал среди зрителей, он же открывал пресс-конференцию: «Балетные вечера — из тех событий, которые меняют ментальность сочинцев. Да и гости получают возможность увидеть то, о чем могли только мечтать. Мы гордимся, что конкурс проходит в нашем Зимнем театре. Его нынешнее состояние — заслуга Юрия Григоровича. В те годы, когда Сочи еще не был раскручен, а туристы осваивали египетско-турецкие направления, мы откликнулись на инициативу великого хореографа — провести балетный конкурс и реставрацию театра. Благодаря Юрию Николаевичу поднялась из руин дача просветителя, издателя, историка балета Сергея Худекова. Теперь обновленный «Дендрарий» — такая же гордость города и всей России, как и олимпийские объекты».

Открылись ассамблеи балетом Прокофьева «Ромео и Джульетта» в постановке Юрия Григоровича. Танцевали артисты Краснодарского театра «Григорович-балет», собравшего антологию творчества хореографа. Григорович никогда не адаптирует свой танцевальный текст к возможностям труппы, а потому в высоких прыжках и четких вращениях, выверенных ансамблевости и музыкальности чувствуется невероятный прогресс труппы. Но не это самое поразительное. Исполнители привнесли в спектакль энергию отчаянных неофитов, которые пока не обросли броней штампов. Постановка производит глобальное впечатление, словно соткана из мощных и емких эстетических формул. Кантилены кордебалетных танцев выстраиваются в мистерию обобщенных страстей и страданий, передают вселенский трагизм и надежду, отвоеванную у смерти. Требовательный Юрий Николаевич остался чрезвычайно доволен.

Неудивительно, что маленькая японская конкурсантка назвала увиденный балет — классикой. Действительно, когда ленинградский школьник Юра Григорович вглядывался в спектакли Петипа, их возраст был не более почтенным, чем наследие Григоровича сегодня. Танцевать перед «живым классиком» — огромная мотивация, имя Григоровича — талисман, его репутация привлекает на конкурс молодых танцовщиков и членов жюри. В судейской команде на зависть иным состязаниям собираются ведущие деятели российского и мирового балета. И не только из близлежащих стран. С другого конца света, из ЮАР, прилетел Дирк Баденхорст, а мировая звезда Кумико Очи на время оставила свой театр в Нагое. Вадим Соломаха прибыл из Сан-Франциско.

Ее звали Никита

Младшая группа соискателей оказалась сильнее старшей, а индивидуальности юношей — ярче девичьих. В этом — тенденции нынешнего соревнования, обычно бывает наоборот. Награды в младшей группе достались тем, кого пестует школа. Ректор МГАХ Марина Леонова метко заметила, что сочинский конкурс — не только старт в профессию, но и одна из лучших в мире площадок, помогающих школьникам осваивать балет как профессию. Известно, что сейчас немало новых правительственных программ в помощь детям. Приехали делегации из Якутска, Краснодара, Уфы, высадился десант из Украины, но очевидным лидером оказалась МГАХ. Жаль, что не было Академии русского балета, и единственная ее представительница не поддержала имидж Вагановской школы.

Москвич Дмитрий Выскубенко завоевал «золото» в старшей группе и удивил взрослым и благородным отношением к танцу. Видимо, это родовые черты московской школы, коими отличалось выступление первого лауреата младшей группы Марка Чино. Есть у этого будущего принца редкая способность передавать в пластике самоиронию — его забавный матрос со шваброй (номер «Морячок») полюбился зрителям.

Медали достались и юным американцам. Выступления Никиты Борис и Джастина Валентина запомнились нюансами старомосковского стиля. Они — ученики экс-солистки Большого театра Валентины Козловой, которая сопровождала питомцев на Черное море: «В Нью-Йорке нет государственных школ, частные — даже те, что при театрах. К сожалению, я работаю с детьми со средними данными, таких красивых ног, как у российских ребят, в моей школе нет. Будем честны, американские труппы держатся на русских артистах. Никита (так зовут девушку) занимается балетом серьезно, ей едва исполнилось 16 лет, но у нее уже немало наград. Джастин — самородок, он пришел в мою школу в Манхэттене из небольшой деревни под Нью-Йорком. После недавнего конкурса в Нью-Йорке Николай Цискаридзе пригласил обоих обучаться в течение года в Академию русского балета». Редкой возможностью воспользуется партнер, а девушка приедет в Петербург лишь на несколько месяцев, отец боится отпускать ребенка на целый год.

Разлуки с детьми не испугались родители японки Михо Окамуры и краснодарца Ильи Владимирова — воспитанники МГАХ работали чисто и уверенно, завоевав заслуженные награды. Искренний и свободный танец показал опытный конкурсант Сарыал Афанасьев из Якутии. Живой непосредственностью запомнилась Марианна Тсембенгой с Украины. Выступления харизматичной молдаванки Феличии Русу— урок всем будущим конкурсантам: ни на одном из туров она не позволяла себе расслабиться, и номер современной хореографии принес ей дополнительные баллы и симпатии жюри. Вместе с Вячеславом Пегаревым Феличия показала миниатюру «Биение двух сердец» хореографа Нины Мадан. Сейчас Феличия работает в Театре имени Сац, ее коллега Иван Титов также выступил удачно и получил бонус за лаконичный, с добрым юмором номер «Спокойной ночи, добрый день» в постановке Александра Могилева. Две медали — отличный подарок родному театру в год его юбилея. В мареве пресных и плоских соло и дуэтов современной хореографии именно эти сочинения показались пронизаны неуловимыми внутренними связями и были отмечены премиями за лучшую хореографию. Третий призер Юрий Выскубенко получил прокофьевскую награду за постановку «Анданте» на музыку Сергея Сергеевича.

Участники младшей группы исполнили народно-сценический танец — некогда столь популярный, и за ним внимательно следит журнал «Балет», награждающий спецпризом. Отметили Михо Окамуру, прощебетавшую «Танец с колокольчиками» из «Бахчисарайского фонтана», и Варвару Ерохину, призывавшую долгожданный дождь в «Памирском танце».

А вот джаз-балет — еще один козырь сочинского конкурса — похоже, крыт. За эти годы джаз-букварь освоили, но как составить из него внятные слова — осталось тайной. Вот и получился поток эстрадных пустячков, сработанных под копирку. Торжество клипового мышления, когда предлагается миниатюрка, не имеющая смысла. Наверное, такой же эффект получился бы на каком-нибудь заокеанском конкурсе, доведись на нем сочинять славянские переплясы.

Провал джаз-программы не испортил общего впечатления от черноморского смотра, где все-таки царствует классический танец. Именно он — предмет пристального интереса всех, кто приехал в Сочи и, конечно, Юрия Григоровича, который сказал: «Балет — то, чем я занимаюсь всю жизнь. И самое сложное оставаться в искусстве самим собой…» Гала-концертом в Зимнем театре масштабная акция не завершилась — «Ассамблеи» отправились в путешествие: дипломанты и лауреаты выступили в Туапсе и Краснодаре. Впереди — двухлетняя пауза. И не надо быть Кассандрой, чтобы предугадать: «Молодой балет мира – 2018» посвятят Мариусу Петипа. Вот уж тогда наступит приволье всем классическим героям, выпорхнувшим из волшебных дворцов, воздвигнутых великим балетмейстером. Его наследие — крепкий орешек, тут за виртуозностью не спрячешься — душа нужна, широкая и открытая. Именно ее так ценил француз, считавший Россию своей родиной.

-------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 04, 2016 9:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 29, 2016 10:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016062907
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Вячеслав Самодуров, Мария Александрова, Владислав Лантратов, Екатерина Крысанова, Игорь Цвирко
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Утонули в бессознательном
Вячеслав Самодуров дебютировал в Большом театре с балетом Ханса Вернера Хенце «Ундина»

Где опубликовано| © musicseasons.org
Дата публикации| 2016-06-29
Ссылка| http://musicseasons.org/utonuli-v-bessoznatelnom/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото Дамира Юсупова/Большой театр.

Правильнее будет сказать, что Самодуров дебютировал в Большом с трёхактным балетом, потому что его появление здесь – не совсем дебют. Десять лет назад, в 2006 году, он неожиданно для себя самого попробовал поставить номер для Мастерской новой хореографии, которую курировал тогдашний худрук Большого Алексей Ратманский. Это был год, когда Ратманский, разочарованный однообразием хореографической мысли местных творцов, хотел разбавить Мастерскую балетмейстерскими дебютами российских танцовщиков, работающих в зарубежных труппах. Кроме Самодурова, откликнулись гамбургский премьер Иван Урбан, Анна Абалихина и Дина Хусейн, только что вернувшиеся из европейской «командировки». Номер Самодурова «+/–2» на музыку Генделя показался тогда самым остроумным и многообещающим, хотя автор маленького шедевра ни о какой карьере хореографа ещё и не думал. Кстати, уже тогда Самодуров нашёл талантливых партнёров для коллаборации из Великобритании – художницу по костюмам Эллен Батлер и саунддизайнера Дэвида Нобля, с которыми позже он выполнил и другие постановки. Всё вышесказанное важно, так как других так называемых молодых хореографов российского происхождения за эти десять лет мы не вырастили.

Слава, известность и национальные премии пришли к Самодурову в последние четыре года в связи с его активной балетмейстерской деятельностью в Екатеринбурге. На сегодняшний момент он является автором как минимум пяти превосходных спектаклей – это «Минорные сонаты» на музыку Скарлатти, Cantus arcticus на музыку Раутаваары, «Вариации Сальери», трехактная «Цветоделика» на музыку Чайковского, Пярта и Равеля, а также новенький балет «Ромео и Джульетта» Прокофьева. Для постановки в Большом, где перед ним стояло условие выбрать название с написанной специально для балета музыкой, он взял «Ундину» Х. В. Хенце. Ему захотелось встретиться с романтической музыкой и вспомнить англичанина Аштона, который заказал этот балет немецкому композитору, но реализовал его неудачно – он поставил в 1958 году в Ковент-Гардене на Марго Фонтейн не самый выразительный из своих балетов. Дело в том, что в то время Аштон уже отошёл от сочинения абстрактных одноактовок, которые ему очень удавались и даже стали визитной карточкой нового английского балетного стиля. По всем фронтам наступал драмбалет с его подробными либретто, с описаниями и разметками, что и как происходит в каждой картине. Подобное либретто Аштон и вручил Хенце, и тот старательно сочинял сюжетную музыку, но у него получилась музыка в виде потока сознания, без контрастов, без событий, этакая вещь в себе, красивая, стройная и загадочная. В XX веке находились смельчаки, которые позже отваживались ставить балет Хенце на то же либретто, но шедевра они не создали.

Самодуров откинул прочь старое либретто и отдалился от всевозможных литературных источников с упоминанием ундины – де ля Мотт Фуке, Андерсена, А. Бертрана – и поставил балет в форме сновидения. Раздаётся взрыв, разбивается вдребезги стекло, на полу лежит спящий человек, он просыпается от шума и головной боли и оказывается в некой странной реальности, которую мы часто видим во сне и не можем потом объяснить толком, что это было за место. Такое место наделено знакомыми чертами, но с определёнными искажениями – в нём светит неестественный свет, вырисовываются необычные детали интерьера и мелькают странные люди. Сновидение, как рассуждает доктор Фрейд, побуждается Желанием. Исполнение этого Желания становится содержанием сновидения. В балете Самодурова сталкиваются два сновидения и, соответственно, два Желания – его (персонажа, которого называют Беглец) и её (Ундины). Он убегает от действительности, от сегодняшнего дня, прячется в странном мире сна. Она вторгается в его сон, исполняя Желание.

Согласно Парацельсу, стихийные духи – ундины – созданы по образу человека, отличаясь от него лишь отсутствием бессмертной души, поэтому морские красавицы имеют обыкновение выходить на берег и «ловить» моряков, чтобы выйти за них замуж, обрести душу и вести земную жизнь. Поймать удаётся не каждого встречного – для удачного исхода необходимо, чтобы моряк полюбил ундину и выдержал все испытания, необходимые для легализации отношений с неземным существом. В романтических балетах XIX века любовные истории человека и стихийного духа обычно имели печальный конец – Джеймс нечаянно «убивал» свою Сильфиду заколдованной шалью, Маттео не успевал спасти любимую Ундину в «Наяде и рыбаке» и т. д. В XX веке ничего не изменилось в плане трагического исхода романтического приключения с духом, но театральный натурализм смерти потустороннего существа и его земного друга, естественный для театра того времени, выглядит сегодня смешным и нелепым. Однако интерес к технологической стороне путешествия в другой мир значительно вырос.

Собственно, балет Самодурова – это не что иное, как кропотливо построенная инсталляция романтического побега героя и героини: через путаницу сна и яви, через изнаночный язык танца, обращённый к невидимым зеркалам, запрещающий позы «для зрителя», с вставным бессюжетным дивертисментом, напоминающим то ли девичник невесты с передозом виски, то ли мальчишник со скабрезными шуточками – такую классическую английскую вечеринку перед свадьбой, которой, кстати, у героев не будет в реальности… Но как очень желаемое Ундиной и Беглецом событие она присутствует в их снах в виде обрывка какого-то разнузданного празднества с сексуальным подтекстом. Так, по крайней мере, можно прочитать нелинейное содержание балета и обозначить рождение нового жанра – балет-сновидение.

А дальше у каждого из трёх составов своя история. В содержании сновидения исполняется Желание конкретного человека, и только он один может рассказать свой сон и истолковать его, но в новой «Ундине» присутствует только первая часть – бессвязный рассказ, а толкование остается за сценой.

Первый состав исполнителей – Екатерина Крысанова и Игорь Цвирко – рассказали о своем Желании вот что. Героиня Крысановой томится в бездушном скафандре морской девы, морфология ее языка – иероглифы классического балета, синтаксис – замок из пятых позиций, она владеет «компьютерной» элевацией, во сне она ищет земного человека, который облегчит страдания обречённой на непонимание окружающих девушки, заговорив на её языке и пробудив в ней обычные человеческие чувства. Беглец Цвирко, с одной стороны, погряз в реальности, он твёрдо стоит на ногах, уважает шестые позиции, его тело заточено на героическую пластику, в разговоре с друзьями он уверенно отвечает «да» и «нет»; с другой стороны, что-то неведомое и сказочное будоражит каждый день его сон. Поэтому первую половину балета он всеми фибрами души и тела сопротивляется наваждению, а во второй – плывёт по течению: выносит свою бледную девушку на авансцену и жадно вместе с ней учит новый язык. Самодуров придумал для героев несколько труднейших дуэтов; в этом – Беглец должен помочь Ундине исполнить странный, нечеловеческий по своей выпуклости аттитюд-ассамбле на весу на руках у партнера. Фрейд ещё пишет, что Желание, которое вот-вот исполнится во сне, часто имеет сексуальный характер. У Самодурова припасены две сцены с поцелуем Ундины и Беглеца. Их можно трактовать по-разному. Поцелуй неземного существа – как отрава, выпив которую, забываешь дорогу назад, в реальность. Первый поцелуй подготовительный, второй – решающий, после него возврата назад нет. В паре Крысанова–Цвирко как раз такой вариант.

А у Александровой–Лантратова эти поцелуи следует трактовать иначе, да и сама история у них другая. Ундина Александровой – ярко выраженная хтоническая жена, царевна-лягушка или же жестокая мать Тиамат, женщина, в которой спрятан звериный код. Она-то и является Беглецу-Лантратову во сне, и он её страстно желает. Он видит Ундину в жёлтом тумане, создаваемом светящимися колбами Дэна Флэвина, которые спускаются с небес в бетонный подземный переход их мрачной «свиданки» (сценограф Энтони Макилуэйн), и страшится смотреть на неё, и дотрагивается, почти не касаясь, но после поцелуя уже не может оторваться от матери-жены, пугающей другого волчьим взглядом. Вторая часть балета в их исполнении – это утопический рай, в который герои возвращаются каждую ночь. Им второй поцелуй не требуется – он присутствует как примета эротического триллера.

Есть ещё исполнители – Диана Косырева и Вячеслав Лопатин. Уверена, что они расскажут свою историю, не повторяя предыдущие, так как сон – это частное бессознательное.



Екатерина Беляева

Фото Дамира Юсупова
---------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 04, 2016 9:27 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 30, 2016 12:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016063001
Тема| Балет, «Летние балетные сезоны», Марийский театр оперы и балета, Персоналии, Константин ИВАНОВ
Автор| Юлия Дмитрюкова
Заголовок| Сгоревшие крылья взлетают в небо
В столице гастролирует балетная труппа из Марий Эл

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-06-30
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-06-30/8_wings.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Спектаклем «Лебединое озеро» в исполнении труппы Марийского театра оперы и балета стартовал в Москве, на сцене Российского молодежного театра (РАМТ), проект «Летние балетные сезоны». Театр из Йошкар-Олы покажет практически весь свой классический репертуар: балеты «Дон Кихот», «Эсмеральда», «Корсар», «Ромео и Джульетта», «Золушка». О важности московских гастролей и о том, как живет региональная труппа, музыковед Юлия ДМИТРЮКОВА поговорила с художественным руководителем театра Константином ИВАНОВЫМ.


Фото пресс-службы театра

– Константин Анатольевич, Марийский театр впервые принял участие в «Летних балетных сезонах» в прошлом году. Каковы ваши впечатления от гастролей в Москве, ощущался ли «груз ответственности»?

– Адаптироваться было несложно: ведь РАМТ – это театр классического устройства, его сцена достаточно удобная. Хотя, конечно, хочется для балета пошире, но в целом все хорошо. Зал тоже очень удобный. И так как труппа у нас гастролирует достаточно активно, то нам не привыкать к новым площадкам, и мы быстро адаптируемся в новом пространстве. Что касается выступлений в Москве (а мы привезли целую программу), то это, конечно, огромная ответственность, большой экзамен – как для труппы, так и для меня. Ведь в прошлом я работал на этой площади, в Большом театре, и достаточно длительное время. И если тогда я «держал экзамен» как артист, то теперь уже как хореограф, организатор и руководитель театра. Все прошло замечательно, было много хороших отзывов, многие зрители приходили на наши спектакли не по одному разу, а среди них были люди, достаточно известные и уважаемые. Выступать под московским небом – это очень ответственно. Потому что многое, что на «домашней» сцене кажется хорошим, в Москве выглядит иначе, и приходится дорабатывать.

– В этом году театр представит целый ряд классических балетов, большинство из которых вы поставили сами. Что отличает ваши авторские версии?

– В работе с классическим балетным наследием я всегда очень бережно отношусь к хореографии Петипа, которая является фундаментом нашего русского балета. Допустим, в «Корсаре» – «Оживленный сад», танец одалисок, танец пиратов, па-де-де Медоры и Раба – все эти основные вещи я в этом спектакле сберег и очень трепетно к этому отношусь, и мы репетируем это так, чтобы это было в стиле Петипа, в стиле Большого балета. А что касается мизансцен и вставных эпизодов, то в моих спектаклях, как правило, много мужских вариаций. У нас в труппе достаточно сильный мужской состав солистов.

– Сильный мужской состав – это сейчас большая редкость…

– Да, особенно для провинциальных театров. У нас это есть благодаря наличию своей школы (хореографическое отделение Марийского республиканского колледжа культуры и искусств. – «НГ»). И в моих спектаклях, даже классических, всегда появляются друзья Принца – в «Спящей красавице» это четыре танцора. А допустим, в «Эсмеральде» появляются два друга Феба, которые имеют свои вариации и гран-па, участвуют в адажио, то есть являются полноценными участниками спектакля. И когда на сцене достаточно много солистов-мужчин, то спектакль принимает совершенно другую окраску. Очень интересный солист, уже полюбившийся, кстати, москвичам, которые видели в прошлом году наши спектакли, – Роман Стариков, он более гротесковый танцор, невысокого роста, у него яркие роли второго плана…

– Наверное, Шут в «Лебедином озере»?

– Вы угадали, но у меня на самом деле нет Шута в «Лебедином» – это друг и наставник Принца. Шута с колпачком и ромбиками на костюме у меня в спектакле нет. Но а текст хореографический – усложнен. Возвращаясь к вашему предыдущему вопросу – в «Лебедином озере» сохранены все танцы, поставленные Львом Ивановым во второй и четвертой картинах спектакля. Другие фрагменты были мною изменены – это и вальс в первом акте, и выход Принца, и вариация Принца, и па-де-труа, и сцена на балу в третьем акте – здесь я внес уже свои хореографические корректуры. Отличие этого спектакля еще и в том, что у него очень интересная сценография. Художник-постановщик Борис Голодницкий создал в полном смысле слова «крылатое» «Лебединое озеро»: все декорации выполнены в форме крыльев: сад – это крылья, озеро – это белые крылья. Еще один прием, оцененный и зрителями, и критиками, – в четвертой картине, когда Принц предает Одетту и клянется в любви и верности Одиллии, мы попадаем на озеро, где белые крылья из второй картины становятся «обугленными», «сгоревшими»: как сгорает мечта, жизнь, любовь. И в конце, когда заканчивается спектакль, эти крылья взмывают наверх, и мы остаемся в открытом светлом пространстве озера, и лебеди превращаются в девушек. Злой Гений у нас не погибает, а отступает вместе со своей свитой черных лебедей, потому что, на мой взгляд, зло победить невозможно. Оно может только прийти или уйти.

– Такое нестандартное окончание «Лебединого» – обычно ведь оно или трагическое, с гибелью Принца, или, наоборот, героическое, когда гибнет Злой Гений, а у вас оно такое, скажем, объективно-философское...

– Кстати, это у меня уже вторая версия «Лебединого», и я как раз хотел сделать здесь трагический финал, но в музыке Чайковского такой светлый финал, когда после бури идет переход в арфовый рассвет, звучат духовые… Наоборот, мне кажется, музыка говорит здесь о вере в любовь, в счастье, в верность.

– В репертуаре Марийского театра классика сочетается с новыми балетами и раритетными постановками, такими как триптих Орфа или балет «Мастер и Маргарита». Каков ваш подход к формированию репертуара?

– Вы знаете, мы заточены на постановку классических спектаклей именно с классической лексикой, то есть мы учим своих артистов в своей балетной школе – кстати, у нас на 99% труппа состоит из своих танцовщиков и танцовщиц, которые воспитаны марийской балетной школой. Но мне бы не хотелось, конечно, чтобы наш театр был оторван от развития европейской хореографической культуры, потому что сегодня современный танец очень развит, очень популярен во всем мире. Поэтому мы приглашаем современных хореографов, но очень выборочно. Я очень к этому внимательно отношусь: мне важно увидеть работу, пообщаться с человеком, понять его замысел, чтобы не допустить безвкусицы, пошлости и непрофессионализма на сцене.

К нам приезжают и молодые хореографы, которые только делают первые шаги: Павел Глухов, Екатерина Парчинская, Анна Лемешонок – это выпускники ГИТИСа. Кстати, многие из них свои дипломные работы ставили в нашем театре.

– В Марийском театре ведь проходит и конкурс молодых хореографов?

– Да, это федеральный форум «Дебютные проекты молодых хореографов». Это очень интересная тема, когда приезжают молодые хореографы, показывают свои работы, потом идет обсуждение. И затем ребята исправляют те ошибки или учитывают те пожелания, которые высказали мастера, и на следующий день идет гала-концерт – и многие номера меняются на наших глазах.

И так вот жизнь меня познакомила с Май-Эстер Мурдмаа, замечательным хореографом из Эстонии, которая вначале поставила у нас балет «Кармина Бурана» на музыку Карла Орфа, затем его же «Триумф Афродиты» и «Катулли Кармина». И так, постепенно, за три года, триптих Карла Орфа появился у нас в репертуаре. И мы единственный театр в мире, где полностью идет этот триптих Карла Орфа – в исполнении не только оперно-симфоническом, но и хореографическом.

– Каковы ваши планы на следующий сезон?

– Мы готовимся к фестивалю Галины Улановой – он у нас в апреле уже более десяти лет проходит. И я бы хотел выпустить к нему свою версию балета Асафьева «Бахчисарайский фонтан», он у меня сейчас в работе. Если сложится, то и на следующие «Летние балетные сезоны» привезем его.

Ну и учитывая то, что у нас театр оперы и балета и мы не всегда успеваем все наши спектакли показать в течение сезона, сейчас мы много внимания уделяем формированию оперного репертуара.

– А есть ли в репертуаре театра балеты, связанные с марийским фольклором?

– У нас есть балет «Лесная легенда» на музыку Анатолия Борисовича Луппова, это балет по национальным легендам, имеющий в хореографической лексике национальный танцевальный колорит. Это серьезная большая работа всего нашего коллектива.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 30, 2016 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016063001
Тема| Балет, «Летние балетные сезоны», Марийский театр оперы и балета, Персоналии, Константин ИВАНОВ
Автор| Редакция Э-Вести
Заголовок| Марийский балет хранит традиции русского балета
Где опубликовано| © Э Вести
Дата публикации| 2016-06-29
Ссылка| http://www.e-vesti.ru/ru/culture/culture-theatre/375-mariel-ballet-2016
Аннотация| ГАСТРОЛИ

28 июня 2016 года открылась программа Летних балетных сезонов в РАМТе, и открыл её один из лучших балетных коллективов страны – Марийский театр оперы и балета – «Лебединым озером». Молодые исполнители покорили публику своим искусством, увлечённостью и свежестью, что было непросто учитывая широкую известность произведения.

Художественный руководитель театра – Заслуженный артист России Константин Анатольевич Иванов, знаком московской публике как ведущий солист балета Большого театра России. Он танцевал в партнёрстве с Ниной Ананиашвили, Надеждой Грачева, Ульяной Лопаткиной, Илзе Лиепой и другими. Исполнял партии Зигфрида в «Лебедином озере», Принца в «Щелкунчике», Дезире в «Спящей красавице» П. И.Чайковского, Альберта в «Жизели» А.Адана и др.

Артист родом из Йошкар-Олы, столицы Марий Эл, получив прекрасное образование в Москве (Московская Академия Хореографии и ГИТИС) и достигнув серьёзных высот здесь и за рубежом, вернулся на свою малую родину и в 2000 году возглавил балетную труппу Марийского государственного театра оперы и балета им. Э. Сапаева, открыл отделение «Хореографическое искусство» Марийского Республиканского колледжа культуры и искусств им. И.С. Палантая и возглавил региональное отделение Союза театральных деятелей России. С тех пор марийский балет стал гордостью региона и жемчужиной балета страны.

Константин Иванов подчёркивает, что он – приверженец классических традиций русского балета и видит свою задачу в их сохранении. И действительно, на сцене разворачивается живое, современное, но выполненное в привычной эстетике действо. Добро здесь светится добром и побеждает, зло упивается своим временным торжеством и сдаёт позиции. Артисты полны вдохновения.

Ольга Челпанова (Одетта-Одиллия), которая в продолжение 10 лет работает в Марийском театре, говорит об этой партии: «это моя любимая партия, я уже вжилась в нее, она мне как родная. Мне так дорог этот образ! Конечно, с каждым спектаклем ты танцуешь по-разному, потому что просыпаешься каждое утро с разным настроением…».


Марийский театр оперы и балета на Летних балетных сезонах 2016. Зигфрид

Кирилл Паршин (Ротбарт. Злой Гений) – 13 лет в театре – на вопрос, каково быть в роли зла, отвечает: «Отлично, как рыба в воде. Воплощаюсь, как маску надеваю. Отрицательные роли – это моя стихия».

Ниже мы также приводим несколько комментариев в форме интервью, которые нам дал Константин Иванов в день открытия Летних балетных сезонов:

ЭВ: Ваши исполнители, насколько я успела увидеть краешком глаза, это молодые танцоры. Могу ли я расценивать Вашу деятельность в целом и выбор репертуара Вашей труппы как вклад в поддержание русской балетной традиции, в том числе с точки зрения воспитания молодого поколения?

Константин Иванов: Это так, и я думаю, Вы как раз правильно это подметили.

Во-первых, у нас на 98% труппа состоит из учеников нашей балетной школы. Это, наверное, редкий случай, когда мы, располагаясь в провинции, не ищем спешно людей по всей стране, но готовим ребят у нас в школе. Соответственно, они воспитаны в одной эстетике. Может быть, они, как говорится, разного калибра, но они играют на сцене в едином настрое.

Также нашу труппу отличает бережное отношение и уважение, во-первых, к тому, что происходит на сцене, во-вторых, к авторам, которые поставили этот спектакль. Это для нашей труппы – основные задачи, которые мы ставим перед собой.

ЭВ: Вы много гастролируете и хотелось бы Вас спросить по поводу различия в публике: Московская, Марийская и Зарубежная.

Константин Иванов: Начнём с марийской публики. Балет для Марий Эла – это гордость, национальное достояние. На сегодняшний день наш театр находится в республике на очень уважаемом положении – нам построили новое здание, два года мы работаем в великолепных условиях.

Касательно московской публики… Сегодня здесь много иностранцев, но мне очень приятно видеть также балетную публику Москвы, в том числе тех людей, которые не могут попасть в Большой театр или Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко по доступности билетов. Они приходят сюда. И, по реакции прошлого года, мне было очень приятно видеть, насколько искренне они принимают наш труд, наши спектакли. Мы ведь стремимся к тому, чтобы они были настоящими, чтобы чувства, которые наши герои на сцене переживают, доходили до публики. Всё это у нас, слава Богу, есть.

Про заграницу говорить труднее. Европа – это одна публика, Азия – другая, Мексика – третья.

ЭВ: Мы в основном, как правило, ориентируемся на Европу.

Константин Иванов: У нас сейчас три основных партнера: Европа, Мексика и Китай. Мы выезжаем в эти страны. Мы для них – представители русского балета, и наша задача всё показать на очень высоком уровне. То есть, мы не несём себя как марийский балет, мы понимаем, что на нас смотрят как русский балет и мы представляем страну.

ЭВ: Вас безусловно встречают благожелательно?

Константин Иванов: Слава Богу. Я всегда говорю, что для нас – счастье и радость состоят в том, что, когда мы приезжаем в какую-то страну один раз, мы тотчас становимся постоянными партнерами и уже десятилетиями ездим в те же страны и города, с теми же импрессарио. И, в той же Европе, публика приходит на наши концерты ежегодно.

ЭВ: Спасибо большое

Константин Иванов: Спасибо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16354
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 30, 2016 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016063002
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Выпускной
Автор| Федор ДУБШАН; Фото Натальи ЧАЙКИ
Заголовок| Летите, лебеди!
В Екатерининском дворце прошел выпускной Академии балета

Где опубликовано| © «Вечерний Санкт-Петербург»
Дата публикации| 2016-06-30
Ссылка| http://vecherka-spb.ru/2016/06/30/letite-lebedi/
Аннотация| ВЫПУСКНОЙ АРБ им. Вагановой

К Золотым воротам Екатерининского дворца в Царском Селе подъезжают четыре больших автобуса. В окнах — оживленные лица. 274-й выпуск старейшей балетной школы России, Академии русского балета имени А. Я. Вагановой прибыл сюда для финальной церемонии. Традиция вручать дипломы в Екатерининском дворце появилась три года назад, вместе с приходом на должность ректора Николая Цискаридзе.

Из автобусов высыпаются балетные юноши (костюмы, галстуки-бабочки) и девушки. У них — оголенные плечи, разноцветная пестрота платьев: желтое, голубое, опаловое. А у кого-то, кажется, и чернобурка на плечах. Дворец может вспомнить старое время балов, видя, как выпускники проходят сквозь Золотые ворота.



На крыльце их встречают Николай Цискаридзе и художественный руководитель, первый проректор Жанна Аюпова. Николай Максимович блестит гордой улыбкой, как монарх, встречающий свою армию из похода. Сходство усиливает встречающий выпускников дворцовый оркестр — в киверах и мундирах. Играть начинают почему-то сюиту из фильма «О бедном гусаре замолвите слово».

«Ребята, а теперь для вас сюрприз!» — восклицает Цискаридзе.

Трубачи вдруг начинает делать характерные па. Из труб доносится «Танец маленьких лебедей». Выпускники хохочут. «Вива балет!» — восклицает оркестр.

Выходим в Тронный зал — один из самых больших в Европе. 900 квадратных метров сплошного Растрелли. В зале расставлены стулья и заготовлены огромные охапки роз — в подарок педагогам. Выпускники весело, но нервно расхаживают по паркету.

— Мы раньше тут не были — и очень здорово, что есть возможность здесь отпраздновать выпуск, — рассказывает мне Алена. — Я — из Астрахани, моя подруга Катя — из Ростова-на-Дону. Живем в общежитии. Родители тоже приехали.

А кто-то совсем издалека: из Литвы, из Японии, из Италии, из США. Все-таки имя Академии Вагановой стоит того, чтобы приезжать сюда со всего света.

— У академии Вагановой есть свой стиль, это высший уровень, — солидно говорит мне Марсель из Башкирии. — Тут дают основу танца, без которой никуда не денешься. Это самая лучшая балетная школа. Меня приняли в Театр Якобсона. Танцуем “Лебединое озеро” — хотя это только начало карьеры, и сольных номеров пока, конечно, нет. Моя подруга скоро уже будет танцевать “маленьких лебедей”.

— Дорогие друзья, я безумно рад находиться здесь в третий раз, — берет слово Николай Цискаридзе. — Когда я задумывал это мероприятие, мне хотелось, чтобы все выпускники поняли, как им повезло. Поверьте человеку, который отчасти помешан на этой теме: с великолепием наших дворцов не сравнится ничто. А Екатерининский дворец — это одно из самых красивых мест. Я всегда с огромным наслаждением сюда приходил как турист. И когда сложилось так, что можно здесь устроить выпускной бал, — это стало большим счастьем. Многие с нами остаются продолжать обучение на целый год. Те, кто сейчас уходит, — ну что ж, я желаю вам, чтоб ваша жизнь сложилась удачно. И хотя я считаю вас пока полуфабрикатами — буду безумно счастлив, если вы меня разубедите. Зайдете ко мне потом и скажете: «Ну что, Максимыч? А я все-таки выстрелил».

В моей любимой сказке «Гадкий утенок» обитатели птичьего двора рассуждают о том, что мир тянется до забора, а потом — до пасторского поля. Но что дальше, никто не знал. Для вас птичьим двором была наша школа. Пасторское поле — это сцена Мариинского или Михайловского, где мы с вами выступали. А дальше — летите без нас. И я надеюсь, что вы все превратитесь в белых лебедей и полетите далеко-далеко. Но вы должны знать, что в птичьем дворе, на улице Зодчего Росси, вас всегда ждут, всегда любят и всегда за вас переживают. Я по вам буду скучать — честно-честно. Передавайте следующему поколению не только знания, но и любовь — как мы это делаем для вас.

Оркестр играет «Гимн великому городу», и церемония начинается. Юноша низким басом называет имена выпускников. Каждый подходит к ректору Цискаридзе и получает от него диплом. Девушек Николай Максимович целует в щёчку, юношам — жмет руки. Каждому и каждой он что-то с улыбкой говорит на ухо. На кого-то он долго и выразительно смотрит — видимо, не все так просто складывалось во время учебы.

После вручения объявляют краткий бал-променад. Выпускники — уже состоявшиеся — строятся в пары. Вальс. Котильон. «Кавалеры приглашают дам! Слушайте музыку! Раз! Раз!» — командуют в микрофон… Николай Цискаридзе провальсировал с выпускницами некоторое время, но потом был безжалостно обделен парой, и, сделав легкое па, упорхнул к преподавателям.



— Я в должности ректора уже три года, — на прощание рассказал Николай Максимович. — И к каждому из детей у меня есть личное отношение. Но я не даю напутствий на жизнь, потому что сам никогда не любил, если вмешивались в мою жизнь. Только пожелать удачи… В школе ведь учатся, а карьеру делают — в театре. Как сложится их жизнь в стенах театра — неизвестно. Все зависит от шанса.
----------------------------------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 8 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика