Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Фев 10, 2006 3:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020908
Тема| Балет, МТ, Персоналии, У. Лопаткина
Авторы|
Заголовок| Народная прима Маринки
Где опубликовано| Сайт ГРТК«Санкт-Петербург»
Дата публикации| 20060208
Ссылка| http://petersburg.rfn.ru/rnews.html?id=18561&cid=7
Аннотация| Знаменитой балерине, солистке Мариинского театра Ульяне Лопаткиной присвоили звание "Народная артистка России".


Вот уже 15 лет -сразу после окончания Академии русского балета имени Вагановой - она танцует на прославленной сцене Мариинки. В репертуаре Лопаткиной более десятка ведущих партий. Балерину не раз отмечали в театральных кругах - она лауреат премий - "Золотая маска" и "Золотой софит", теперь её талант оценили на государственном уровне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Г.Кесслер
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 26.12.2005
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: Пт Фев 10, 2006 6:43 pm    Заголовок сообщения: Красноярский балет в Великобритании Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021009
Тема| Балет, Красноярск, Персоналии, C. Бобров
Авторы| Рожер Рамаж
Заголовок| Жизель была прекрасна
Где опубликовано| Get Working
Дата публикации| 20060209
Ссылка|http://www.woking.co.uk/printer_friendly/article_id=15880.html?printversion
Аннотация| Сибирь известна тем, что посылает ледяные ветры через Восточную Британию, но все было тепло и солнечно в театре Нью Виктория в понедельник, когда Русский Государственный Балет Сибири представил захватывающее действо с прекрасной во всех отношениях редакцией Жизель.

Жизель в действительности простоватый балет, также как проста Тщетная Предосторожность и не удивительно, что композитор Адольф Адан был в парижской консерватории одновременно Фердинандом Герольдом, написавшим музыку для Тщетной.
Мэтью Борн возможно и умный, а Никсонский Норд Балет инновационный, но если вы хотите посмотреть на классический балет, представленный с абсолютной чистотой, тогда обратитесь к Сибири.
Танцовщики были динамично прекрасны, показывая выучку и точность, изысканно отражая пафос второго акта. Также налицо приятный кордебалет с выразительными лицами и природной способностью создавать представление.
Хотя оркестр под управлением Александра Юдасина не занял полностью просторную оркестровую яму Нью Виктория, но созданное им звучание заполнило весь зал. Интересно послушать, как оно соревнуется с более вызывающей музыкой Прокофьева в конце недели, когда здесь будет Ромео и Джульетта. К тому времени, когда вы прочитаете этот обзор, смотреть Жизель будет уже поздно. Слишком поздно, чтобы увидеть величественные картины, изображенные на сцене прекрасные хореографии в большей части отредактированные Сергеем Бобровым, артистическим директором компании. Слишком поздно, чтобы рыдать над соревнующимися возлюбленными лесничим Гансом и прекрасным графом Альбертом.
Вместо этого вы увидите кровавую резню и преданность Ромео Джульетте и насладитесь мощной музыкой Прокофьева, переносящую вас назад в Верону. Вы также будете иметь возможность узнать о хореографическом мастерстве Сергея Боброва, который создал этот спектакль для гастролей.


Последний раз редактировалось: Г.Кесслер (Сб Фев 11, 2006 6:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Сб Фев 11, 2006 9:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021101
Тема| Современный танец, Фестиваль «Grand ballet нового века» , Труппа «Киббуц», «Однажды, достигнув солнца»
Авторы| Александр Фирер Илл.: Елена ФЕТИСОВА
Заголовок| НАД НАМИ РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО
Где опубликовано| «Вечерняя Москва»
Дата публикации| 20060210
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/main/viewarticle.php?id=20805
Аннотация|



Ежегодный фестиваль «Гран па», ныне переименованный в Grand ballet, – в авангарде современного танца: это всегда событийно и ярко. Открытие нынешнего фестиваля приурочено к 15-летию возобновления дипломатических отношений между Израилем и Россией. Событием стали гастроли известной труппы современного танца «Киббутц», показавшей один из своих лучших спектаклей «Однажды достигнув солнца».

Его поставил руководитель коллектива Рами Беер. Главную партию в балете исполнил Артур Астман, питомец Воронежа, уже четыре сезона танцующий в труппе Киббутц. Его партию условно можно наречь «жрец Солнца».
А сам спектакль – приношение Солнцу, истоку всего сущего на Земле. Извечная тема: от знаменитых канонов Древнего Египта до сакральностей «Волшебной флейты» Моцарта – стремление к свету через самопознание.
Символом этой устремленности ввысь хореограф избрал тонкие гибкие прутья. Из них сплетены циновки, которые и становятся остовом спектакля.
Каждая циновка – кармический кокон, в который заворачиваются танцовщики. Находясь в этом улиточном домике, каждый из нас немного «человек в футляре». На циновках даже перемещаются, как на лыжах! Но вот они превращаются в колонны Акрополя… Циновки – полимегапиксельные матрицы: это и изысканные полы длинноюбочных одеяний, и библейское вето – маскировка обнаженного тела, уже инфицированного тленом первородного греха, и веерообразное излучение солнечного сияния.
Циновки выстраиваются в стену плача или раскрываются, как гигантские створки Писания, из которых появляются танцовщики, будто сошедшие с древних свитков Торы. Настоящая циновочная феерия.
Атлетически сложенные танцовщики одеты в облегающие черные купальники. Их танец – экспрессивные пируэты, прыжки Икаров, конвульсивный тремор, физиологическое отанцовывание эротической чакры. Хореография подчеркивается совершенной световой режиссурой.
Страстный дуэт-поединок полуобнаженного жреца Солнца с человеком-големом – схватка света и тьмы. И – раскручивается калейдоскоп жизни: под лучами солнца циновки открываются как бутоны. Их лабиринтные дебри вытряхивают тела танцовщиков. Среди всех персонажей парит фигурка розового фламинго – птицы жаркого лета. И сами танцовщики превращаются в рыжеволосых фламинго в белых масках, стремительно и рвано пересекающих акваторию сцены.
В спектакле использованы фрагменты текста из «Воццека» Бюхнера, добавляющие ассоциаций. Смешиваясь с музыкой и пластикой, они рождают неповторимый спектакль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Вс Фев 12, 2006 2:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021102
Тема| Балет, БТ, «Лебединое озеро», Персоналии, П. Семионова
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Лебединое озеро
Где опубликовано| «TimeOut»
Дата публикации| 20060208
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/4098/
Аннотация|



Три с половиной года назад выпускницу московского хореографического училища Полину Семионову звали на работу одновременно Большой и Мариинский театры. В Большом помнили, как за год до выпуска она взяла первую премию на московском конкурсе балета. В Мариинке не хотели отпускать странную москвичку, ухитрившуюся только что победить на "Vaganova-prix" - конкурсе питерской школы, известном своим надменно-неодобрительным отношением к столичным выпускникам. Семионова немного подумала и предпочла Берлин, куда ее в качестве прима-балерины позвал царствующий там Владимир Малахов. (Легенда гласит, что лучший танцовщик планеты - а все рейтинги прошлого года снова подтвердили малаховское первенство - увидел девушку в школьном коридоре и тут же предложил ей контракт). Всего за три сезона (обычно за это время девчонки в театре едва успевают получить пару сольных партий, и то при большом везении) Семионова перетанцевала всю классику - от "Жизели" до "Баядерки". Конечно, в так называемых "западных" редакциях: Авророй она была в нуреевской версии, а также в постановке только что сотворившего свою "Спящую красавицу" Малахова, Одеттой и Мари из "Щелкунчика" - в переложениях Барра. Попробовала себя и в Баланчине ("Ballet imperial" и "Аполлон"), и в Бежаре (две роли в "Кольце вокруг кольца" - Зиглинда и Брунгильда), и в Макмиллане (Манон).
Немецкая публика привычно ждет от русских балерин этакого XIX века - причем не того, что был в отечественном балете, а того, что произошел в великой русской литературе. Ведь тогда в наших театрах жизнерадостные итальянские виртуозки, впервые ставшие исполнять фуэте, решительно и безоговорочно сменили вспархивающих над землей невесомых французских сильфид. Все более ценились энергия и практицизм, никаких тайн. А немцы ждут от переселяющихся к ним русских балерин тихой загадочности, интеллигентности В Германии хорошо продаются "тургеневские девушки", со временем эволюционирующие в самодостаточных Раневских. (Ровно такая история случилась с Анной Поликарповой, гамбургской примой, десять с лишним лет назад покинувшей Мариинку). И вот Полина в Бежаре, в Баланчине, в Макмиллане ухитрилась сохранить этот образ "милой русской" (кажется, существовавший лишь в произведениях наших классиков) и при этом ни разу не соврать ногами - ее танец всегда был образцово чист. (Когда ее Татьяна в "Евгении Онегине" Джона Крэнко взахлеб сочиняла свой танец-письмо, было видно, что голова у героини идет кругом - а техника оставалась безупречной). Теперь балерину ждет испытание - она приезжает танцевать острое и беспокойное "Лебединое озеро" Григоровича. В нем нет никаких привычных ей пастельных красок - только черный и белый, которые идут друг на друга войной. Но школа у Семионовой все-таки московская. Значит, должна выдержать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Вс Фев 12, 2006 2:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021103
Тема| Балет, БТ, «Лебединое озеро», Персоналии, П. Семионова
Авторы|
Заголовок| Полина Семионова дебютирует в Большом /
Где опубликовано| «Ваш досуг»
Дата публикации| 20060210
Ссылка| http://vashdosug.ru/news_page/theatre/5036/
Аннотация|

Три сезона назад тоненькая тростинка Поля Семионова окончила Московскую государственную академию хореографии и станцевала на выпускном концерте. Зал охнул.
Дебютантка получила приглашения в три театра - Большой, Мариинский и Берлинскую государственную оперу. Иерархия в Мариинском и Большом очень жесткая. Вчерашних выпускников несколько сезонов маринуют в кордебалете или, в лучшем случае, на маленьких сольных ролях. Берлинская опера предложила Семионовой статус ведущей балерины, и у нее хватило амбиций сделать правильный выбор. Ныне в досье юной примы хореография Баланчина, Килиана, Бежара и прочих классиков ХХ века, танцевать которых в России у нее было бы мало шансов. А привычная для русской балерины классика XIX века, заученная еще в школе, тоже осталась при ней. Семионова танцует Жизель, принцессу Аврору («Спящая красавица»), Никию («Баядерка») и прочее, прочее. Ее Одеттой-Одиллией из «Лебединого озера» восторгался лондонский Альберт-холл. С этой же партией - и в ранге некоронованной принцессы - она приезжает в Большой театр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пн Фев 13, 2006 1:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021301
Тема| Акробатический балет Шанхая, «Лебединое озеро»
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Танец маленьких лягушат
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20060213
Ссылка| http://www.vremya.ru/2006/24/10/145208.html
Аннотация| Китайский цирк покажет нам «Лебединое озеро»



Белый лебедь на пуантах шел по проволоке. Вслед за ним, кувыркаясь через голову, по проволоке катились какие-то рыжие обезьяны. Злой гений взмывал над сценой на лонже и хлопал громадными крыльями, а вместо маленьких лебедей под привычную музыку отплясывали на руках четыре зеленых лягушонка. Все это происходило в РИА Новости -- собравшимся журналистам показывали отрывки из спектакля «Лебединое озеро», которое через месяц привезет на гастроли Акробатический балет из Шанхая. 17--19 марта они будут выступать в Москве, 22--23-го -- в Петербурге.

Предназначена гастроль скорее любителям цирка, чем балетоманам. Спектакль вырос из циркового номера: в 2002 году на конкурсе в Монте-Карло китайский номер «Восточный лебедь. Акробатический дуэт» получил главный приз. В этом номере белое адажио из «Лебединого озера» было пересказано на языке акробатики: с фантастически выгибающейся в верхнем шпагате партнершей, с ее уверенным арабеском на бицепсе стоящего и вытянувшего руку партнера (страшно даже представить себе нагрузку, которую испытывает несчастный мускул, -- девушка стоит на мыске). Увидев этот дуэт на конкурсе, руководители Китайской акробатической труппы из Гуангдунга хореограф Жао Минг и директор Нинг Генфу и решили создать полнометражный цирковой спектакль.

Оставив классический сюжет (со счастливым концом, заметим, в то время как в балете сейчас предпочитают возвращаться к оригинальному варианту, в котором гибли и Одетта, и принц) и обеспечив представление мощными декорациями (тут тебе и рыцарский замок какой-то, и горы, за которыми удачно скрыт батут), они собрали в нем практически все цирковые жанры. И акробаты на шестах, и жонглеры, и всевозможные полеты (и злые силы носятся в воздухе, и Одетта в последнем акте трагически парит над группкой лебедиц). 210 человек репетировали в течение трех лет и вот уже год прокатывают шоу по миру.

На пресс-конференции представителей труппы не было: только принимающая сторона. Нина Семизорова, когда-то балерина Большого театра, а ныне репетитор Кремлевского балета (спектакль из всех московских сцен сможет поместиться только в Кремле), сообщила: ей важно, что в отличие от многих современных балетных трактовок «Лебединого озера» она может привести на этот спектакль ребенка и после спектакля сможет ответить на все его вопросы. А Максим Никулин, гендиректор Цирка на Цветном бульваре, сказал, что ему «обидно за страну, в которой на цирк наплевать всем -- от президента до последнего чиновника управления культуры» (имелась в виду наша страна). И, позавидовав китайцам, на премьеры представлений которых приходит их глава государства, убежал на деловые переговоры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пн Фев 13, 2006 1:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021302
Тема| Акробатический балет Шанхая, «Лебединое озеро»
Авторы|
Заголовок| В Кремле пройдет мировая премьера китайского балетно-циркового шоу "Лебединое озеро"
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20060210
Ссылка| http://news.izvestia.ru/culture/news103100
Аннотация|

Захватывающее двухчасовое действо ожидает публику с 17 по 19 марта в Государственном Кремлевском дворце. Здесь состоится мировая премьера китайского балетно-циркового шоу "Лебединое озеро".

Первыми оценить самую непредсказуемую версию шедевра Чайковского смогли сегодня журналисты, побывавшие на презентации проекта. И хотя на пресс-конференции был показан лишь 15-минутный видеоролик необычного спектакля, впечатление от увиденного было ошеломляющим.

Примечательно, что такое же мнение выразили мастера балета и цирка, специально приглашенные на просмотр. "Это настоящее художественное произведение, адресованное самой широкой аудитории, оно вне возраста и полезно всем", - считает известная балерина Нина Семизорова. "Обычно мы ревностно относимся, когда балетную музыку используют не по прямому назначению", - заметила она. "Но в данном случае слияние жанров оказалось эффектным и органичным", - добавила танцовщица.

"Балет и цирк - вещи очень близкие", - убежден генеральный директор Цирка на Цветном бульваре Максим Никулин. Он также назвал зрелище весьма интересным и, похоже, даже слегка позавидовал китайским коллегам. "В мире только два национальных цирка - российский и китайский, - напомнил Никулин. - Но у нас такого шоу нет".

Из подобных отзывов сам собой напрашивается вывод - китайскую версию "Лебединого озера" надо увидеть непременно. Например, лишь в этом спектакле танец маленьких лебедей исполняют на руках четверо мальчиков, наряженных в костюмы зеленых лягушат. Балерина на пуантах пройдет по канату, а 32 знаменитых фуэте будут крутить не танцовщицы в воздушных пачках, а ловкие крепкие мужчины, причем делать это будут внутри огромных колес, одновременно вращающихся на сцене.

Над постановкой три года трудилась Китайская акробатическая труппа из Шанхая, затратив на создание шоу более пяти миллионов долларов. Сшили 300 уникальных костюмов, построили грандиозные декорации, которые будут доставлены в Москву в семи огромных морских контейнерах.

Устроители гастролей не скрывают, что привезти столь масштабный проект - дело наисложнейшее. Но "Лебединое озеро" того стоит. Продажа билетов уже началась. Кроме Москвы, шоу будет показано в Санкт-Петербурге, где его представления состоятся 22-23 марта в Большом концертном зале "Октябрьский". Об этом сообщает ИТАР-ТАСС.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пн Фев 13, 2006 4:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021303
Тема| Балет, Ковент-Гарден, концерт, посвященный 80-летию М. Плисецкой, Персоналии, М. Плисецкая,
Т. Рохо, Х. Мартин, А. Коджокару, С. МакРей, И. Ниорадзе, И. Зеленский, И. Путров
Авторы| Александр Смотров, РИА Новости
Заголовок| Звезды российского и британского балета чествовали Майю Плисецкую
Где опубликовано| Сайт РИА «Новости»
Дата публикации| 20060213
Ссылка| http://www.rian.ru/culture/events/20060213/43500660.html
Аннотация|



ЛОНДОН. Звезды российского и британского балета в воскресенье вечером приняли участие в чествовании великой русской балерины Майи Плисецкой на сцене лондонского Королевского театра оперы и балета Ковент-Гарден.
Как передает корреспондент РИА Новости, праздничный гала-концерт был посвящен 80-летию всемирно знаменитой примы-балерины Большого театра. В нем приняли участие молодые звезды балета из разных стран, танцующие сейчас на сценах Большого театра в Москве, Мариинского театра в Санкт-Петербурге и Королевского театра оперы и балета в Лондоне.
В этот вечер на прославленной лондонской площадке в течение почти трех часов один за другим появлялись отрывки из таких известных балетов как "Манон", "Жизель", "Белоснежка", "Лебединое озеро", "Дон Кихот" и "Корсар".
Сцену на балконе из балета "Ромео и Джульетта" представили Мияко Йошида и Эдвард Уотсон, для исполнения красочного па-де-де из балета "Шехерезада" на сцену вышли Илзе Лиепа и Фарух Рузиматов, отрывок "Смерть розы" зрители увидели в исполнении Ульяны Лопаткиной и Ильи Кузнецова. В вечере также приняли участие Светлана Захарова, Андрей Меркурьев, Галина Степаненко, Леанн Бенджамин, Федерико Боннелли, Мария Галеацци, Тиаго Суареш и Роберта Маркес.
Зрители завороженно наблюдали за блистательной Ирмой Ниорадзе, которая не хуже, чем когда-то сама Майя Плисецкая, исполнила партию умирающего лебедя из балета "Лебединое озеро". Однако самых бурных оваций заслужили три выступления - "Белоснежка" в исполнении Тамары Рохо и Хосе Мартина, "Звезды и полосы" в исполнении Алины Коджокару и Стивена МакРея, а также предпоследний номер гала-концерта - отрывок из балета "Корсар", который танцевали Ирма Ниорадзе и Игорь Зеленский.
К сожалению, не обошлось без печальных происшествий. Буквально в самом начале концерта во время исполнения отрывка из балета "Жизель" прямо на сцене упал танцор Иван Путров. По всей видимости, при падении он повредил колено. Удар был столь сильным, что Путров несколько секунд не мог подняться, и выступление пришлось прервать. Тем не менее зал поддержал танцора горячими аплодисментами. Однако данный инцидент не омрачил торжественного течения праздничного вечера.
Сама "виновница" торжества - Майя Плисецкая - появилась на сцене дважды. В конце первого действия она вышла к зрителям вместе с другими артистами, одетая в роскошное темно-зеленое платье с переливающимся шлейфом и даже исполнила несколько па под музыку из "Болеро" Мориса Равеля.
В финале вечера Плисецкая в черном костюме появилась из темноты со специально написанным для нее хореографом Морисом Бежаром номером "Аве Майя" на музыку Шарля Гуно. С двумя красно-белыми веерами в руках балерина вновь продемонстрировала свою великолепную форму и артистизм.
"Душа, отданная на всю жизнь танцу", - так прокомментировал выступление Плисецкой один из зрителей. Зал стоя приветствовал балерину овацией, которая продолжалась несколько минут.
Планируется, что в конце февраля подобные чествования балерины пройдут в Париже, а затем, возможно, и в других городах мира.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Фев 15, 2006 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021501
Тема| Балет, СПб, Академический балет Б.Эйфмана
Авторы| Быстрых А.
Заголовок| НАСЛАДИМСЯ БАЛЕТАМИ ЭЙФМАНА
Где опубликовано| Невское время
Дата публикации| 20060214
Ссылка| http://www.nv.vspb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=233611085
Аннотация|
Ближайший уик-энд (17-19 февраля) пройдет в Петербурге под знаком Академического театра балета Бориса Эйфмана.

Прославленный коллектив покажет на сцене Театра оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории имени Римского-Корсакова свои балеты "Анна Каренина", "Мусагет (Посвящение Баланчину)" и "Реквием".
"Балет "Анна Каренина" - это особая область реализации психологических драм, возможность проникнуть в подсознание. Роман всегда интересовал меня. Когда читаешь Толстого, чувствуешь невероятное понимание автором психологического мира его героев, удивительную чуткость и психологический мир героини", - сказал Борис Эйфман о своем прочтении романа Толстого. Увидеть знаменитую балетную постановку, номинированную на "Золотую маску", можно будет 17 и 18 февраля.

В воскресенье, 19 февраля, театр Бориса Эйфмана покажет два одноактных балета. "Реквием" - балет, поставленный Эйфманом на музыку Моцарта. Вдохновившись вечной музыкой, наполненной божественной тайной человеческого гения, хореограф создал один из своих самых искренних и трепетных спектаклей. "Мусагет" - постановка в честь великого хореографа Баланчина: не биографический и не документальный, но в нем есть личность хореографа, жизнь которого прошла в балетном зале. Музыкальной основой "Мусагета" стала музыка Баха: эмоции скованы идеальной формой, полифоническое мышление, связь небесного и земного. В общем, все это обязательно надо увидеть самому.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Фев 15, 2006 10:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021502
Тема| Балет, Берлинский государственный балет (Staatsballett Berlin), Персоналии Бежар М., Малахов В.
Авторы| Смондырев М.
Заголовок| Заколдованное кольцо // Мориса Бежара поставили в Берлине
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20060215
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=649778&IssueId=30018
Аннотация|


За прощанием хореографа Вотана (Артем Шпилевский) с любимой балериной Брунгильдой (Надя Сайдакова) подсматривает худрук берлинской труппы Владимир Малахов (бог огня Логе)
Фото: Sandra Hastenteufel


В репертуар Берлинского государственного балета (Staatsballett Berlin) вошел самый грандиозный спектакль балетной сцены – "Кольцо вокруг кольца" Мориса Бежара на музыку Рихарда Вагнера. В мир, порожденный союзом сумрачного германского гения с острым галльским смыслом, на четыре с половиной часа погрузился МИХАИЛ Ъ-СМОНДЫРЕВ.

Свой эпос о кольце нибелунгов Морис Бежар создавал десять лет. Балет, премьера которого состоялась в 1990 году в Берлине, стал детищем двух коллективов – бежаровского Bejart Ballet Lausanne и труппы Немецкой оперы. Судьба балета складывалась трудно: огромный спектакль, неподъемный для малочисленных европейских трупп, шел редко. И только недавно Staatsballett, наследник трех берлинских трупп, получил возможность вернуть к жизни этот раритет.

Записной публицист и философ Морис Бежар вовсе не стремился перевести на балетный язык оперную тетралогию Вагнера. В древних легендах о строительстве Валгаллы и злобных великанах, воинственных валькириях и коварных карликах, о любви незаконной и яростной, о необузданном властолюбии и подлом предательстве француз обнаружил актуальные проблемы борьбы сторонников законности и порядка с адептами перманентной революции. Политические размышления логично вывели его к эстетическим – о вечном конфликте традиций и личной свободы творчества.

Для ясности Морис Бежар перенес действие в цитадель академизма – репетиционный зал Вагановского балетного училища в Петербурге: вся история разворачивается в знаменитом балетном классе с зеркалом во всю стену, полукруглыми окнами, палками-станками, чугунными батареями отопления, балкончиком для зрителей. Потому что мир богов сродни миру классического балета с его строгими законами. И артисты не только разыгрывают историю борьбы за кольцо власти, но и показывают, как рождается балет.

На это намекает и французское название "Un spectacle autour du ring" – "Спектакль вокруг кольца". Театральная условность демонстративно лезет отовсюду. Золото Рейна выглядит как слиток в форме фаллоса, который нибелунг Альберих, отказавшийся ради сокровища от радостей любви, высовывает между своих ног. Бритоголовая Эрда, богиня Земли, носит огромный кринолин, расписанный под северное полушарие глобуса. Злобных великанов изображают артисты на ходулях. Под знаменитый шлягер "Полет валькирий" девять девиц в облегающих тело черных кожаных комбинезонах, в крылатых шлемах и розовых пуантах имитируют дикую скачку на поле битвы с помощью классических прыжочков. А командир отряда Брунгильда вдруг начинает крутить бедрами, как Мадонна, девальвируя пафос музыки Вагнера: старый революционер Бежар любит фраппировать своих зрителей. Однако в конце атаки становится не до шуток: своими копьями валькирии сбивают, подобно прусским унтерам, хаотичную массу мужиков в организованную группу спецназовцев. Война требует порядка и не терпит анархии. Как и балет.

В серебристом трико и крылатом шлеме танцует глава богов Вотан – мощный красавец Артем Шпилевский. Его копье, знак законности и правопорядка, одновременно и перекладина балетного станка, символ веками накопленной премудрости балетной классики. Древний германский эпос легко перетекает в драму внутритеатральных отношений: когда Вотан наказывает валькирию Брунгильду, низводя ее до положения простой смертной, та появляется в балетном классе босиком, покорно протягивая снятые пуанты разгневанному богу-учителю. Экзерсис у станка разворачивается в не по-отечески любовный дуэт с позами из "Камасутры". Перед нами балетмейстер и изгоняемая им из труппы любимая балерина, его муза (роль Брунгильды прима-балерина Надя Сайдакова исполняет с полным пониманием сюжета и чуткостью к нюансам хореографии).

Худрук берлинской труппы Владимир Малахов выбрал себе роль хитроумного бога огня Логе – шкодливого вдохновителя интриг, этакого Мефистофеля. В этой партии записной принц преобразился до неузнаваемости: коварный и изменчивый, в огненно-рыжем парике, то в темной фрачной паре, то в пятнистом трико, то в кардинальской мантии, он с равной свободой жонглировал всеми видами танца – от гротеска до чистой классики.

Классическому миру богов в спектакле противостоят нарушители закона – босые герои-революционеры. Зигмунд и Зиглинда, хиппи в рваных джинсах, продолжают резвиться Адамом и Евой в райских кущах, даже узнав о своем родстве и, следовательно, кровосмесительстве. Босиком и полуобнаженным танцует их сын Зигфрид. К революционерам присоединяется и потерявшая божественный статус Брунгильда, с отвращением отбрасывая надетые на нее туфли на шпильках. Вечный бунтарь Морис Бежар – на их стороне: смерть Зигфрида в спектакле – одновременно и гибель богов. За его похоронами они наблюдают с балкончика в репетиционном зале, сменив балетные трико на тяжелые одежды. Когда же рвется надвое нарисованная на заднике стена Валгаллы, балкончик опускается, как трап корабля, и боги теряются на сцене среди толпы. Рухнула старая власть, закончилась эпоха, но начинается новый жизненный цикл. Или работа над новым балетом. В будущее с опаской вглядываются со сцены все персонажи, но доступно оно лишь одному – земному воплощению Вотана, персонажу, обозначенному в программке как Странник и Хореограф. Создатель и богов и героев, передавший в пластической форме многослойную масштабность эпоса. На премьере полтора десятка лет назад эту роль исполнял сам Морис Бежар.

Что еще добавить? Самоотверженную работу всех артистов. Плотно упакованный публикой зал. Одиннадцатиминутную стоячую овацию после спектакля. И самое необычное изъявление удовольствия по поводу увиденного: в пустом туалете темнокожий зритель, сосредоточенно справляя малую нужду, бормотал себе под нос: "С`etait tres bon spectacle".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
medora
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 20.06.2005
Сообщения: 181
Откуда: Минск

СообщениеДобавлено: Ср Фев 15, 2006 11:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Близнецы
ПОПОВА Виктория


Катя и Петя в театре и дома


Аншлаги во Дворце Республики на балетных спектаклях — это новость. Прежде всего такой успех у зрителя стал неожиданностью для самого Валентина Елизарьева, художественного руководителя труппы. Уж очень сильно переживал маэстро, когда здание Большого театра закрыли на ремонт и «расквартировали» балет на дворцовой сцене. Воображаю, какие сейчас маэстро испытывает эмоции... У его родного театра уже орудуют огромные экскаваторы и прочие «футуристические» транспортные средства. Внутри помещения холод стоит нечеловеческий, полностью вскрыта главная сцена театра, строители с «пистолетами» отбивают штукатурку. Пыльно, шумно... И, как бабочки, по коридорам порхают артисты (в специальных респираторных масках и в пуантах): «Скорее–скорее в зал, на репетицию...»

Нет, ну какова все–таки изнанка творческого процесса?! Утром репетиции в полуразрушенном театре, вечером на сцене дворца — балет, шикарный и красочный, как, например, «Баядерка». Сейчас спектаклей театр дает мало — около десяти в месяц, поэтому Валентин Николаевич старается объединить на сцене всех лучших артистов и сразу. Прекрасное время для поклонников жанра, я считаю. Раньше ведь как было? Один спектакль — одна прима. А теперь конкуренция.

За последние годы «выше головы» удалось прыгнуть артистам из России — близнецам Катерине и Петру Борченко. Их Елизарьев переманил из Москвы в Минск пару лет назад. Как ребята освоились за это время? Ведь за их плечами уже ведущие партии репертуара театра, заграничные гастроли... Об этом наш разговор с близнецами Борченко. Кстати, Петя старше Кати на пять минут.

— Петя, вы как старший первым и начинайте. Я помню, когда вы в Минск с Катей приехали, вашу сестру все сразу захвалили, даже вручили ей премию «Филип Моррис–дебют», а вы где–то на вторых ролях оказались. Но в этом сезоне, смотрю, в вас взыграли амбиции.

— Дали больше ролей, стало больше репетиций — начал лучше танцевать. Здесь же просто все: количество переходит в качество.

— А я слышала, у вас к балету с детства душа не лежала...

Катя: Нет, ему балет всегда нравился. Да, Петенька? Наши родители всю жизнь танцевали в Мариинском театре, и мы много времени проводили за кулисами. Просто Петя не хотел связывать с балетом всю жизнь — мечтал освоить профессию математика или физика. Но когда я поступила в Вагановское училище, брат сказал родителям, что тоже хочет учиться вместе со мной. Для всей нашей семьи это было неожиданностью, но мы танцуем с тех пор вместе. И разлучаться у нас нет желания.

— Ваш тандем творческий? Или в быту вам тоже легче быть вдвоем?

— И то и другое.

— Катя, когда Петя вас поднимает на сцене на высоту своего двухметрового роста, у меня дух захватывает, да и весь зрительный зал замирает. Вам самой не страшно парить на такой высоте?

— Из всех моих партнеров я доверяю только Петиным поддержкам. Мы прекрасно чувствуем друг друга. А для балерины это очень важно — быть уверенной в своем партнере.

— Но, согласитесь, у артистов балета — век короткий. Для мужчины, наверное, обидно выйти на пенсию в молодом возрасте?

Петя: Ничего. Я выберу себе специальность по душе, окончу вуз и буду работать в новой сфере.

— В Минске?

— Как получится. Но, если честно, хотели бы в Минске остаться, мы уже привыкли к Беларуси.

— А где вы живете?

Катя: У нас ведомственная квартира от театра в очень хорошем доме в Веснянке, где все знаменитые спортсмены живут. Иногда я во дворе встречаю теннисистов Максима Мирного, Владимира Волчкова...

— И как вам, не тесновато двоим в одной квартире?

Петя: У нас две комнаты. В моей вся техника сконцентрирована: компьютер, телевизор, магнитофон... А у Кати только кровать и зеркало в комнате.

— Вы не смотрите телевизор?

Катя: Не успеваю. Сейчас я готовлю все ведущие партии спектаклей Валентина Елизарьева: это каждый день по две репетиции. И мне это очень нравится. Когда много занятий, тогда и форма хорошая. И наоборот, если работы мало, очень трудно держать себя в форме, я быстро набираю вес.

— Но свободные часы все–таки бывают?

Катя: Я полюбила кинотеатры — не пропускаю ни одной премьеры.

Петя: У меня есть девушка — студентка лингвистического университета. Мы предпочитаем все свободное время проводить вдвоем.

— Дело к свадьбе идет?

— Я надеюсь.

— А Катя не ревнует?

Катя: О нет. Я только рада за него... А мне с мальчиками встречаться некогда — у меня одна карьера в голове.
Советская Белоруссия 15.02.2006.
http://www.sb.by/article.php?articleID=49926
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
medora
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 20.06.2005
Сообщения: 181
Откуда: Минск

СообщениеДобавлено: Ср Фев 15, 2006 11:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Простите. получилось не в вашем формате. Не знаю, как сделать такие заголовки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 16, 2006 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021601
Тема| Балет, Национальная опера «Эстония»(Таллин), Персоналии Марина Чиркова, Тийт Хярм и др.
Авторы| БАБИЧЕНКО Дмитрий
Заголовок| Дюма и балетное па
Где опубликовано| Молодежь Эстонии
Дата публикации| 20060202
Ссылка| http://www.netinfo.ee/smi/show/?rid=52027&dd=2006-02-15&query=%E1%E0%EB%E5%F2
Аннотация|



Марина Чиркова в роли бесподобной Маргариты Готье. Фото Элины ПЯЗОК

Сегодня в 19 часов Национальная опера «Эстония» открывает свои двери для любителей хореографического искусства: там пройдет премьера нового балета «Дама с камелиями».

За день до мировой премьеры прошли последние приготовления: настройка света и звука в обновленном после ремонта оперном зале и генеральная репетиция балета, главные роли в котором исполняют Марина Чиркова, Ольга Рябикова и Луана Георг (Маргарита Готье), Владимир Архангельский, Линнар Лоорис и Аллан Симсон (Арманд Дюваль), Сергей Федосеев, Анатолий Архангельский и Виталий Николаев (Георг Дюваль).

«Дама с камелиями» - это новый эстонский балет, музыку к которому автор-постановщик Тийт Хярм подобрал из произведений Ференца Листа. Причем пьесы Листа для фортепиано были переложены для оркестра, что уже само по себе - большая и кропотливая работа: ведь Лист наверняка не рассчитывал на то, что его музыка будет использоваться для балета. По словам самого Хярма, здесь ключ к успеху заключается в тесной совместной работе с дирижерами Юри Альпертеном и Айво Вялья.

Постановка основана на сюжете одноименного романа Александра Дюма, который рассказывает о похождениях молодой куртизанки Маргариты Готье, прототипом для которой послужила Мари Дюплеси - прославившаяся в ХIХ веке на весь Париж своим ярким умом и блистательным вкусом жрица любви. Интересно то, что среди ярых ухажеров известной куртизанки были как раз Дюма и Лист. Александр Дюма под впечатлением написал роман. А теперь, спустя 120 лет после смерти Листа, его музыка звучит в балете, рассказывающем историю Мари Дюплеси.



Куртизанку всегда окружают поклонники. Фото Элины ПЯЗОК

По сюжету Маргарита устает от слишком яркой жизни французской столицы: постоянные балы, приемы, салоны, где от поклонников отбоя нет. На одном из таких балов она знакомится с прекрасным кавалером Армандом Дювалем. И… влюбляется в него, несмотря на главное правило древнейшей профессии. Возлюбленный укрепляет в ней желание бросить Париж, и они отправляются в деревню, где воздух чище и любовь проще. Все бы хорошо, но помехой становится отец молодого Арманда, который не может допустить, чтобы его сын жил с «женщиной легкого поведения» и порочил честь рода Дюваль…

История Маргариты и Арманда способна тронуть сердца любого. Яркие сцены приемов и балов с необычайными костюмами идеально отражают светскую жизнь того времени: немного приторную и сплошь лицемерную. Вечный пир - от такого каждый устанет.

Интересно решена постановщиком сцена приезда влюбленных в деревню. Романтическая музыка Листа в оркестровой обработке, великолепные танцы, прекрасно передано безмятежное существование среди цветов и полей.

Особого разговора заслуживает работа художника Эльдора Рентера. На сцене установлен трехмерный ромбовидный экран, на который, в зависимости от сцены, проецируется картинка. Это создает ощущение удлиненного пространства. Некий вклад технологий ХХI века в классический сюжет. Салон, где проходит прием, обставлен в стиле XIX века: столики, комоды, диваны в стиле «ампир». На потолке - настоящие люстры.

Балет «Дама с камелиями» разделен на две контрастные части. Первая - блистательный Париж, галантные кавалеры и ослепительной красоты дамы. Маргарита влюбляется в Арманда, сладостные переживания и отъезд в деревню. И все это под игривую и романтичную музыку венгерского классика. Вторая же часть - драма, переходящая в трагедию: страдания, болезнь и смерть. И, конечно же, дуэль, без которой Дюма не был бы Дюма. Оркестр нагнетает обстановку, музыка становится отрывистой и беспокойной, слышатся тревожные нотки. Ангелы смерти черными платками закутывают Маргариту…

Трагичный финал, который чем-то напоминает «Травиату» Верди. Двухчасовое представление пролетает как один миг, и когда исполнительница главной роли Марина Чиркова вместе с другими танцорами выходит на сцену для финального поклона, наступает облегчение - настолько поверилось в гибель героини.

* * *

Посмотреть историю Маргариты и Арманда - балет «Дама с камелиями» - можно будет также 4 и 11 февраля и 4 и 18 марта в Национальной опере «Эстония».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Фев 16, 2006 6:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021602
Тема| Балет, Персоналии, Н. Касаткина, В Василев
Авторы| Юлия БОЛЬШАКОВА
Заголовок| Два героя в одном плаще. Наталия Касаткина и Владимир Василев
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20060216
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=625&rubric_id=1002123
Аннотация|

В двуедином союзе с Наталией Касаткиной знаменитый хореограф Владимир Василев всегда ставит свое имя вторым. Но это скорее элегантность воспитания, а не иерархия профессиональных отношений. Истина в том, что их творчество неразделимо, как инь и ян, где нет первого и второго, а просто одно невозможно без другого. Подтверждением тому - полувековой юбилей их совместной жизни и творчества, просто говоря, "золотая свадьба", которая совпадает с 75-летием Владимира Юдича. Почти тридцать лет из них Владимир Василев возглавляет совместно с Наталией Касаткиной Государственный академический театр классического балета, созданный сорок лет назад Игорем Александровичем Моисеевым, тогда это был ансамбль "Молодой балет". Моисеев безошибочно нашел надежные руки, в которые он смог передать свое детище. До последнего времени на каждой премьере Касаткиной и Василева можно было увидеть в первом ряду элегантный силуэт Игоря Александровича. В издательстве "Альпина" выходит в свет документальная повесть Анны Кардашевой (1908 - 2004) "Два героя в одном плаще". Главы из книги, посвященные страницам их совместного полувекового пути, увиденного глазами автора - матери Наталии Касаткиной, мы и предлагаем читателям. И конечно, поздравляем "золотых молодоженов" и Владимира Юдича - с юбилеем.
Школа. Создатели балетных людей
Наташа Касаткина росла среди людей, с детства знающих, для какого дела они родились. Наташа с шести лет знала, что она - балерина, а как же иначе?
Балетные танцовщики - особая порода людей. Сначала над созданием этой породы "колдуют" в течение десяти лет балетные педагоги. Они трудятся над телом ученика, над его мышцами, позвоночником, суставами. Добиваются, чтобы ученик знал свое тело со всеми его возможностями, научил свой мозг подавать команды тем мышцам, которые были ему раньше неизвестны, и в совершенстве управлять ими, как музыкальным инструментом, потому что "инструмент" балетного человека - его тело.
Потом балетного человека передают театральным педагогам, мастерам высокого класса, таким, как Марина Семенова, Галина Уланова, Елизавета Гердт, Асаф Мессерер. С ними балетные артисты совершенствуются, готовятся к спектаклям.
Первым педагогом Наташи Касаткиной в Московском хореографическом училище при Большом театре была Ольга Александровна Ильина - опытный педагог, строгий и требовательный. У нее был "педагогический прием": занижать отметки, чтобы ученицы больше старались. Иногда она дополнительно "подкручивала гайки" девочкам, занимаясь с ними у себя дома.
В старших классах преподавала блистательная Суламифь Михайловна Мессерер. Она была полной противоположностью Ильиной. Разговаривала с девочками уважительно, на равных, не так, как Ольга Александровна: "Я - педагог, вы - ученицы".
В классе Мессерер легко дышалось, Наташа смело задавала ей вопросы по ходу урока. Суламифь Михайловна Наташу хвалила. Здесь появились отточенность и тонкость, загадочный блеск характерных танцев Касаткиной, которым восхищались балетные критики и специалисты.
Февраль. С тротуаров скалывают лед. Наташа вбегает под арку хореографического училища. И вдруг в голову ей летит острый кусок льда... Это балуются уличные мальчишки, проявляя таким образом интерес к балетным девочкам. Падая, Наташа ударяется головой об стену... Сотрясение мозга, больница. Запрещение заниматься балетом, по крайней мере, полгода.
В доме отдыха "Плесково", куда после больницы отправили Наташу, в снежном лесу - разговор с мамой.
- Наташа, ведь ты способная не только к балету... Работа театрального художника, разве это не интересно?
- Нет! - сказала Наташа. И еще три раза: "Нет!" - на все предложения.
После долгих и тяжелых раздумий Наташа приняла решение - остаться в школе еще на год. В другом случае что ее ждет? Освободят от экзаменов, но оставят неаттестованной. Отстанет от всех. Для Суламифи Михайловны она уже не будет "перспективной". До нее никому не будет дела.
Итак, на второй год.
Выпускной класс будущего года ведет Мария Алексеевна Кожухова, ученица великой Вагановой.
Класс Кожуховой стоял в школе особняком - некий ленинградский островок в московском мире. Мария Алексеевна Кожухова на московскую школу смотрела свысока. Наташа Касаткина готовилась к переходу в ее класс, как к поступлению в новое учебное заведение - высшее.
После болезни, когда ей еще не разрешали заниматься, а она могла только присутствовать, сидеть в учебном зале, Наташа пользовалась каждым удобным случаем, чтобы наблюдать за работой кожуховского класса.
Кожухова любила свою работу. В ней она чувствовала себя несравненным знатоком вагановских приемов и секретов. Еще больше любила власть над ученицами. Не только над их телами - над душами.
Учениц спасало то, что они "обожали" Марию Алексеевну, были ей преданы, бегали за сигаретами, выполняли другие мелкие поручения, плакали и просили прощения, когда она их ругала и дергала... Они получали отличную выучку, но лишались индивидуальности. Они выпускались великолепными подражательницами, способными заменить любую балерину, что всегда нужно в балетном коллективе, а Кожухова наслаждалась полнотой своей власти над всем их существом.
Несмотря на свой юный возраст, Наташа трезво понимала, на что шла: быть чужаком в этом маленьком, хорошо организованном и слаженном "государстве", законы которого надо будет выполнять. Это цена за возможность получить уникальное мастерство. Но она не позволит лишить себя индивидуальности.
Первый день Наташи Касаткиной в классе Кожуховой прошел спокойно. Все встали к палке, и Наташа встала к палке. Кожухова посматривала на нее, но замечаний не делала. Зато на другой день поставила ее "средней" у палки всем напоказ и принялась над ней издеваться. Это были не замечания, а потоки оскорбительной ругани и передразнивания на потеху классу. Послышались сдержанные смешки. Наташа старалась ухватить, что же она делает не так, но от гнева и обиды у нее мутилось в голове. И такое или почти такое продолжалось каждый день.
Наташе временами казалось, что Кожухова ее ненавидит. Но это не была ненависть. Скорее - злой азарт. Схватка. Кожухова хотела, чтобы Касаткина плакала, просила прощения... Жаждала превратить ученицу в "приживалку", сломить ее независимый, гордый дух. В конце концов, у Наташи не стало ни гнева, ни обиды, вообще никаких чувств. Она сознательно, целеустремленно "использовала" Кожухову, которая до высочайшей точности оттачивала ее тело...
В Большой театр готовили двоих: Филиппову и Касаткину. Две Наташи. Одной - любовь и ласки, другой - ругань и когти.
Наталия Касаткина выпускалась с партией Маши в "Щелкунчике" (Принцем был Николай Фадеечев), со вторым актом "Лебединого озера", где она танцевала Одетту, с танцем со змеей из балета "Баядерка" и Седьмым вальсом Шопена из "Шопенианы". Этот номер ей помогала готовить замечательная лирическая балерина Вера Васильева, а танец со змеей и "Лебединое озеро" - Марина Тимофеевна Семенова. Но самую основу, вагановскую классическую выучку, Касаткина получила у Кожуховой.
Бескорыстные наставники в Большом театре
Наташа и Володя каждый день приходили в театр на занятия с театральными педагогами. Наташа - с Елизаветой Павловной Гердт, позднее - с Мариной Тимофеевной Семеновой. Володя занимался в классе у Асафа Михайловича Мессерера.
Прекрасный характерный танцовщик Анатолий Владимирович Кузнецов еще в школе "приглядел" себе партнершу - Наташу Касаткину и теперь, в театре, склонял к тому, чтобы она посвятила себя характерному танцу. Наряду с классической легкостью, плавностью, лиричностью он чуял в ней нераскрытый темперамент, огонь, выразительность, необходимые в характерном танце. Она и сама тяготела к этому жанру. В нем было больше свободы для выражения индивидуальности. Для характерной танцовщицы Наталии Касаткиной не хватало резкости, четкости в фиксации позы, грубоватой откровенности даже. Анатолий Владимирович учил ее всему этому. В какой-то момент Наташа испугалась: не превращается ли она в лихую плясунью, которая может "сбацать" что угодно?
Наташа любила классику. Она и училище заканчивала как классическая балерина. Но она любила и в кордебалете вливаться в лебединую стаю с ее красивым однообразием, любила легкость и нежность "снежинок" в "Щелкунчике". Особое отношение было к вилисам в "Жизели", с которыми работал сам Леонид Лавровский. Он добивался абсолютной слитности и точности исполнения, он говорил: "А теперь единство вдохновения!"
Касаткину часто брали на зарубежные гастроли. Она была "на все ноги": и на пальцах, и на каблуках, и ни от чего не отказывалась. Наверное, если бы в те уже далекие 50 - 60-е годы у нас в стране был бы известен и разрешен модерн - она оказалась бы для него совершенной танцовщицей. Артистки, которых не брали на гастроли, ей завидовали. Они считали ее выскочкой.
В Большом театре в те времена были фанатики балета. Они любили молодежь, стремились передать артистам свои знания, полученные от общения с теми великими мастерами, которых уже не было в живых. Знакомили с драгоценными секретами мастерства, ныне забытыми. Помогали молодым, когда у тех что-нибудь не получалось, просто так, из любви к делу. Без всякого вознаграждения и не ожидая благодарности.
Лев Михайлович Крамаревский занимался со своим сыном Андреем, характерным танцовщиком Большого театра, непревзойденным солистом в половецких плясках в хореографии К. Голейзовского. У Льва Михайловича занимались человек 8 - 10. Лев Михайлович давал молодежи, как он говорил, "уроки высшего пилотажа". К нему тянулись немногие, но благодаря ему они начинали лучше танцевать, а потом и сами хорошо учить других.
У Наташи Касаткиной прямые плечи. Она репетирует цыганский танец. Все получается как-то плоско, деревянно. В углу за ней наблюдает странноватый человек в неглаженных широких брюках. Его в театре за глаза так и звали - "портастый", относились к нему с иронией. А эти брюки были удобны ему на занятиях. Его подсказки принимали недоверчиво. Но - о чудо! Если выполнить то, что он просит, получаются пируэты, увеличивается шаг, прыжок. Когда кончилась репетиция, Лев Михайлович подошел к Наташе и стал показывать ей необычные упражнения для верхней части тела. Едва заметные движения головой, шеей, плечами. Маленькие наклоны вперед, назад, в стороны. "Верх" стал оживать, плечи уже не раздражали. Наташа и Володя стали его учениками. По утрам, перед официальным уроком, он "разбирал" их тела на очень мелкие детали, внимание обращалось на фаланги пальцев, отдельные позвонки. Заработали "молчащие" раньше мышцы. Тела освобождались от скованности, начинали двигаться свободно. Ожили заученные классические композиции. Характерные танцы обрели яркость и певучесть. Техника получила осмысленную базу. Наташа и Володя поверили Крамаревскому навсегда.
На сцене Большого театра в то время была эпоха "драмбалета". Главным в балете был сюжет, рассказанный словом-жестом. Крамаревский владел им в совершенстве. Благодаря работе с ним Володя Василев выучился здорово "заводить массу", которая норовила отдохнуть на сцене, сидя в гостях у какой-нибудь королевы или стоя неподвижной кучкой. Если запустить в такую инертную массу Василева, она начинала оживать...
Позднее, когда Наташа и Володя начали сочинять собственные балеты, временами необычные движения и прыжки, которые они придумывали и показывали артистам, те не могли их повторить. И тогда снова вмешивался Лев Михайлович, помогал, объяснял, и все получалось.
Он помогал извлечь драматургию из самой хореографии. Когда Наташа и Володя жаловались ему: "Финал не получается..." - Лев Михайлович говорил: "Не огорчайтесь, ставьте спектакль, а финал сам вырастет".
Никто в театре не знал его биографии, удивлялись тому, как он замечательно разбирается в драматургии, в построении балета. О нем самом, его прошлом в театре ничего не знали. Он держался несколько надменно и отчужденно. Его сын признавался многие годы спустя, что даже с ним отец держал определенную дистанцию. По рассказу сына, отец Льва Крамаревского был членом, а в одно время и предводителем харьковского дворянского собрания. Сам Лев Крамаревский получил диплом врача и увлекался модной в то время спортивно-атлетической гимнастикой. В период, когда Харьков был занят белогвардейцами, в городе оказалась одна из солисток Мариинского театра. Ей был нужен партнер. Она обратила внимание на спортивно-атлетичного Крамаревского. Свои прекрасные медицинские знания Крамаревский использовал, чтобы предельно понять механизмы работы человеческих мышц, их взаимосвязь с сигналами, поступающими из мозга. Он разработал собственную систему освоения школы Чекетти, с которой его знакомила балерина. У него было несколько тетрадей с записями его системы, после его смерти безвозвратно утерянных. Сын Андрей в это время уже эмигрировал в Америку и когда после смерти отца смог наконец приехать в СССР, то ничего не нашел.
Андрей рассказывал много лет спустя, что, когда он оказался в Нью-Йорке, он хотел работать у Баланчина. Тот пригласил Андрея показать урок. Минут за пятнадцать до окончания класса, который давал ученикам Баланчина Андрей, Баланчин встал и вышел. "Я показывал все, что усвоил от отца. И когда он вышел, у меня упало сердце и я не помнил, как довел класс до конца, и уныло пошел переодеваться". В своей гардеробной я увидел взволнованного Баланчина, который заключил меня в свои объятия со словами: "Я столько лет вас ждал". Это решило всю мою дальнейшую судьбу в Соединенных Штатах и при жизни Баланчина, и после его ухода. Даже когда не было уже в живых Баланчина, я получил национальную премию США как лучший балетный педагог. К сожалению, бесценные записи отца, судя по всему, погибли в России".
В 30-е годы Лев Крамаревский оказался в Средней Азии. Был ли это его добровольный отъезд или ссылка - неизвестно. Но именно он является создателем балета в Киргизии и первым хореографом и создателем знаменитого балета "Чалпон". Работал он и в других театрах этого региона. Там же получил звание заслуженного деятеля искусств, что, по всей вероятности, и позволило ему перед войной оказаться в Москве. Он был принят на работу в Большой театр в качестве ... артиста миманса.
Лев Михайлович много знал о балете, не только из своего опыта. У него было огромное количество книг. Скупой в рассказах о себе самом, он щедро делился своими знаниями. Давал читать книги из своей библиотеки. Наташа и Володя все жадно воспринимали.
Лев Михайлович Крамаревский и Евгений Сумбатович Кочаров сыграли огромную роль в становлении молодых артистов. Как назвать таких людей? Педагоги? Нет, это слишком официально. Они работали с молодежью не по долгу службы, а по велению сердца, для своей человеческой потребности, получая в награду за свой бескорыстный труд глубокое удовольствие. Учителя? Нет, скорее - наставники.
Евгений Сумбатович Кочаров был человеком необычным. Все, кто служил в театре в том или ином качестве, приходили на работу и в конце дня уходили к себе домой. Его домом, его местом обитания был театр. Когда Кочаров входил к себе в коммунальную квартиру, там продолжался для него театр. Обоев на стенах не было видно. Вместо них - история балета Большого театра в фотографиях, афишах, рисунках, картинах, портретах балетных деятелей с сердечными надписями Кочарову. Огромное количество сухих букетов, которые он не выбрасывал.
Быта не было. Евгений Сумбатович питался кое-где, кое-чем. Ходил многие годы в одном и том же побуревшем плаще-дождевике, в пропыленных парусиновых туфлях зимой и летом. Но зато у него был чемодан, начиненный всем, что может понадобиться в театре. Мало ли что случится?
Володя Василев был свидетелем того, как во время спектакля Михаил Габович повредил ногу и за кулисами упал. Тут же Кочаров выхватил какую-то деталь костюма из своего чемодана, набросил на себя и вылетел на сцену, заполнив ее своим темпераментом. Он с блеском провел спектакль до конца. Он знал все балеты и все партии в них. Готов был заменить кого угодно в чем угодно.
Кочаров тратил все свои деньги на вещи для театра, и вообще ему ничего не было жалко для убедительности образа.
У знаменитого танцовщика Мордкина был любимый концертный номер "Танец итальянского нищего". Измученный немолодой человек в надежде на подаяние пускается в пляс, над ним смеются. В конце концов, совсем обессилев, он падает без чувств...
Кочаров боготворил Мордкина, был влюблен в его номер "Танец итальянского нищего" на музыку Рахманинова. Он изучил этот номер с одним из своих подопечных, Михаилом Борисовым, а тот, растяпа, придя на концерт, забыл шляпу Нищего. Кочаров тут же схватил свою шляпу, разрезал ножницами, швырнул под ноги, истоптал, измазал гримом - готово! - и подал артисту.
Кочаров чувствовал невероятную ответственность за каждого артиста, за все спектакли в театре...
Это был ярко талантливый человек, но его балетная карьера так и не сложилась. Он был непредсказуем. Никто не знал, как он себя в той или иной партии сегодня видит, что не предусмотренное постановщиком на себя нацепит, какую линию поведения себе придумает. Любил, чтобы все было "по-настоящему", постоянно спорил с балетмейстерами.
Кочаров в опере "Фауст", в сцене "Вальпургиевой ночи", был вакхом. Перед ним на возвышении лежала полуобнаженная вакханка - самая красивая балерина в театре, Екатерина Кузнецова, в то время жена Вахтанга Чабукиани. И Кочаров почувствовал себя "настоящим" вакхом и "по-настоящему" пленился прекрасной вакханкой. Такая женщина! А он должен трясти над ней какой-то жалкой бутафорской погремушкой! Кочаров на все свое жалованье покупает великолепную, прозрачную гроздь винограда. На следующем спектакле в безумном восторге вскакивает на возвышение, высоко вскидывает громадную светящуюся гроздь и выжимает на грудь красавицы золотистый божественный нектар! Скандально. Зато - по-настоящему!
Бескорыстие Кочарова было феноменальным. Когда Наташа и Володя начинали работу в своем театре в 1978 году, они попросили его подготовить с их артистами "Вечер старинной хореографии". Он работал самозабвенно, со всем своим пылом и азартом, не жалея ни себя, ни молодых артистов. Вечер удался. Кочарову выписали гонорар за работу.
"Как? - закричал Евгений Сумбатович. - Мне? Деньги? Не возьму! Мне показывали Гельцер, Мордкин, Гзовский бесплатно, а я только передавал то, чему научился у них, и за это я буду брать деньги?! Никогда!"
Обманом вынудили его подписать платежную ведомость: он не знал, что подписывает. Теперь он был вынужден получить эти деньги. Тогда Евгений Сумбатович широким жестом швырнул всю полученную сумму на прилавок цветочного магазина. К концу показа программы, когда молодые артисты вышли на поклон, Кочаров поднялся на сцену с громадным букетом и разбросал розы у ног исполнителей.
Наташа и Володя познакомились с Евгением Сумбатовичем, когда он был уже немолод. Он легко загорался какой-нибудь идеей, доходил до неистовства, стремясь ее воплотить, и так же легко мог остыть... Был он одержим страстью к балетному искусству и переступал строгие рамки Большого театра. Он был ярко талантливым человеком, но несобранным, неуправляемым. Слыл в театре человеком с сумасшедшинкой, был "неудобен". Своей страстной натурой оказал сильное благотворное влияние на молодых артистов Касаткину и Василева. Они нравились ему. Он решил их ввести в святилище великой балерины Екатерины Васильевны Гельцер. Кочаров, бывший ее партнер, боготворил Гельцер, называл "Прима ассолюта в седьмой степени". На всю жизнь она осталась его кумиром. В ее доме Кочаров был своим человеком.
Екатерина Васильевна согласилась принять молодых артистов, но отложила визит, чтобы сделать маникюр и прическу.
И вот настал день, когда Евгений Сумбатович ввел Наташу и Володю в квартиру Гельцер.
Им показалось, что они попали в какой-то графский особняк: колонны, арки, на стенах - картины, фотографии знаменитостей, по углам - скульптуры на подставках, антикварная мебель...
Квартира казалась бесконечной, и непонятно было, где помещения для сна и еды.
... - А вместо ванны у Екатерины Васильевны - небольшой бассейн, выложенный мрамором, - говорил Евгений Сумбатович.
- И там можно плавать? - спросила Наташа.
- К сожалению, он занят, - сказал Кочаров.
- Занят? Чем же?
- Огурцами, помидорами, банками с вареньем, компотами, бутылками с разными наливками. Екатерина Васильевна всегда запасается на зиму... А вот ее кресло.
Кресло было обширное, бархатное, с высокой, расширяющейся кверху спинкой, увенчанной золотым завитком, с гнутыми ножками, с мягкой вышитой скамеечкой для ног...
- Здравствуйте, господа!
Наташа и Володя слегка вздрогнули от неожиданно прозвучавшего низкого, густого с хрипотцой голоса и непривычного для того времени обращения - "господа".
К ним приближалась, красиво переставляя ножки в золотых туфлях, маленькая, пухленькая женщина в золотистой китайской пижаме, вышитой растениями и птицами. Кочаров с поклоном взял ее за руку и возвел в кресло. Она уселась глубоко, удобно, ее взбитая прическа поместилась на бархатной спинке под золотым завитком. Золотые туфельки скрестились на вышитой скамейке. Екатерина Васильевна и дворцовое кресло составили великолепное целое, которое выглядело очень величественно.
По лицу Гельцер нельзя было догадаться о ее возрасте. Оно было без морщин, но и без выражения, загримированное почти как для сцены. Однако она говорила так живо, так интересно, что первое впечатление скоро пропало. Своим густым, низким голосом рассказывала она о своем отце, Василии Гельцере, который учился у Петипа и, кроме того, в совершенстве знал технику итальянского театра дель арте. О том, как много ушло безвозвратно со старыми мастерами. Они учили технике выразительности. Показала пример из "Эсмеральды": закинув голову, воздела руки в таком отчаянии, что Наташа и Володя были потрясены.
"Техника, - сказала она, опуская руки и смеясь, - эта поза отчаяния "найдена" как божий дар. Родилась у артиста в момент вдохновенного величайшего порыва. А потом он трезво, холодно разложил физическое движение на составные части и зафиксировал. Подойдите ближе".
Екатерина Васильевна согнула пальцы рук и стала прикладывать тыльной стороной по очереди, начиная с мизинца, косточка к косточке друг за другом, потом вывернула кисти и подняла руки над головой. И опять Наташа и Володя увидели отчаяние и поверили в него.
"А я совершенно спокойна, - сказала Екатерина Васильевна, - могу в это время думать: ах, придет ли ко мне маникюрша? Это - формула выразительности. Артист спокоен, а зритель сопереживает его отчаянию... Руки - это чрезвычайно важно. Кисти рук иногда говорят больше, чем корпус или голова".
Екатерина Васильевна сошла с кресла, взяла Володю за руку и подвела к эскизу "Демона" (подлинному рисунку Врубеля).
"Смотрите, как разобрана кисть, как значительна каждая косточка, каждый ее излом. А голова... шея... поворот тела... Смотри! Ты должен запомнить все у себя отдельно, в разобранном виде и понимать, как соединить. Владеть надо каждой частью тела. Сейчас почему-то об этом никто не думает".
Она вернулась в кресло.
"Многое сейчас ушло, после Петипа, после Горского. Движения у современного танцовщика смазанны. Кто сейчас знает, что в каждом движении для каждой части тела имеется свой ритм? Говоря условно - голова и шея движутся на 3/4, плечи и руки на 2/8, а ноги - на 4/16, и все это - одновременно? Это надо знать, это надо уметь, а умение передается "из рук в руки". Ведь записей нет, а мастера ушли".
Наташа и Володя слушали во все уши, глядели во все глаза. Они узнавали то, чего не могли узнать ни в школе, ни в театре. Они жаждали научиться всему этому и, может быть, со временем передать это знание другим. Они открывали для себя гораздо более глубокое понимание балетного мастерства, они почувствовали другой театр, служба в котором была служением божеству.
С тех пор они не раз бывали у Екатерины Васильевны. В атмосфере дома Гельцер, в общении с ней и Кочаровым начинала закладываться основа принципов их будущего собственного балетного театра: честность в искусстве, высочайшая, беспощадная требовательность к себе. Доведение замысла до предельной степени выразительности. Чистота душевная - защита от пошлости, фальши. Это все полнее объединяло Наташу и Володю, двух таких разных людей.
Кочаров и Гельцер рассказывали Наташе и Володе о своей совместной работе на сцене. Оба они были упрямцы. Кочаров вспоминал, как уже в преклонных годах Гельцер танцевала с ним в польском акте "Ивана Сусанина" мазурку. Она отвергла веер, сделанный по рисунку самого художника Коровина, и по секрету от всех заказала для себя особый веер такой величины, чтобы он при умелом манипулировании прикрывал во время танца ее слегка располневшую фигуру. Видны были только голова да ноги. Перед началом спектакля она появилась со своим нелепым сооружением.
Кочаров был решительно против этого чудовищного веера. Ему, как партнеру, он страшно мешал. Но Гельцер не переспоришь! И Кочаров решил отомстить. Он нашел среди реквизита такой блестящий шлем, что в его сверкании пропали оба партнера вместе с веером - никого не было видно.
Когда Кочаров победно закончил свой рассказ, Екатерина Васильевна рассмеялась: "Женя, ты был совсем как прожектор".
"И никакой надобности не было прикрываться, - парировал Кочаров, - у нас все было прекрасно".
Кочаров боготворил Екатерину Васильевну Рассказы эти были бесконечными: "Помню на концерте - "Ночь" Рубинштейна. Возникает задрапированная с ног до головы фигура - как статуя. И вот медленно, медленно, - с придыханием говорит Евгений Сумбатович, - из-под складок одежды появляется... НОГА! Гром аплодисментов!"
"Женя, ты преувеличиваешь, - протестует Екатерина Васильевна, - ну что тут такого - нога? Чему тут аплодировать?" - "Да, но это была НОГА ГЕЛЬЦЕР!" - почти грозно восклицает Кочаров, и Наташе с Володей передается это восхищение зрителей.
Однажды Володя Василев вышел из метро на Арбатской площади. Она в этот час была пустынна, и он услышал издалека, со стороны ресторана "Прага", странные звуки: резкая дробь прострачивала негромкие уличные шумы, сменяясь щелчками разных тонов от высоких до барабанных. Музыка приближалась. Володя увидел знакомый бурый поношенный плащ, пыльную шляпу и парусиновые туфли. Евгений Сумбатович Кочаров шел в сторону Кропоткинской и, не теряя ни минуты, продолжал работать. Руки с кастаньетами засунуты глубоко в карманы, лицо поднято, взгляд устремлен в себя. Дирижер Евгений Светланов сочинил концерт для кастаньет с оркестром, Кочаров репетирует, шагая в ритм своей музыке.
У Кочарова - огромное количество кастаньет. Больших, поменьше и совсем маленьких. Все из разных пород дерева, они звучат по-разному. Одни почти плоские, у других - выемка больше, у третьих - еще больше... получается разная гулкость, разная звонкость. У кастаньет - широчайший диапазон звуков от еле слышного шелеста, шепота до грохота. Испанцы разговаривают кастаньетами, объясняются в любви, грозят, ведут мирные разговоры. Кастаньеты могут плакать и умолять, и взрываться гневом, и ликовать, и умирать, и возрождаться... Всем этим в совершенстве владел Кочаров, непревзойденный мастер этого жанра. Он многих артистов в Большом театре научил владеть кастаньетами. И конечно же, Володю и Наташу, для которых он поставил на музыку Гранадоса "Испанский танец".
Кочарову трудно жилось. Его вывели на грошовую пенсию. Он старел, болел. Наташа и Володя пытались ему помогать, но это было невозможно. Помощи он ни от кого не принимал. Однажды вечером Наташа Касаткина и Володя Василев выходили из артистического подъезда Большого театра на Петровку. Узкая улица между театром и ЦУМом была запружена машинами. И вдруг увидели на той стороне, на фоне освещенной витрины, знакомую фигуру - бурый плащ-макинтош, пропыленная шляпа, разбитые парусиновые туфли - Кочаров. Он двигался странно, не отрывая подметок от тротуара, быстрыми частыми толчками. Корпус устремлен вперед, а ноги не успевают...
Под конец жизни он оказался в доме для престарелых. Единственное, что удалось Наташе с Володей для него сделать, - это при помощи М.И.Царева перевести его в Дом ветеранов сцены. Но там он прожил только два месяца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Фев 16, 2006 6:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006021603
Тема| Современный танец, фестиваль "Гран Балле", "Kibbutz Contemporary Dance Company"
Авторы| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Нездешняя красота танца
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20060216
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=625&rubric_id=204
Аннотация| "Kibbutz Contemporary Dance Company" открыла фестиваль "Гран Балле"

В Москве выступлением израильской "Kibbutz Contemporary Dance Company" открылся фестиваль "Гран Балле", прежде именовавшийся не менее звучно - "Гран па". Перемена названия не повлияла на фестивальные пристрастия и привычки, которые (как и новости) бывают дурными и хорошими. К числу первых можно отнести почти часовую задержку начала спектакля (в прошлый раз то же самое произошло на открытии), а ко вторым - ориентацию организаторов фестиваля на коллективы высокого класса.
Израильская труппа - одна из лучших мировых танцевальных компаний - уже бывала в России. В 2003 году стараниями "Гран-Па" она покорила московского зрителя виртуозным мастерством, динамикой действия и "коллективным" обаянием. Ее успех несколько "поблек" на фоне взвинченной обстановки, вызванной ожиданием и показом "шокирующих" спектаклей француза Анжелена Прельжокажа "Благовещение" и "Весна священная". На этот раз "Kibbutz" выступила вне "фона" и была подана как эксклюзивная труппа, каковой и является. К сложившемуся представлению о себе как о хорошо подготовленных, "лихих" танцовщиках артисты добавили массу свежих впечатлений. В новом спектакле "Когда приблизилась к Солнцу..." (премьера 2005 года) труппа показала, что способна не только на бешеный темп, отвагу камикадзе (с ней исполнители взлетали на постели, падали как подкошенные и снова "взмывали" вверх в "Screensaver", показанном два года назад), но и на сильное душевное переживание, богатое эмоциональными оттенками.
Если в предыдущем спектакле калейдоскопическое мелькание динамично сменяющих друг друга танцевальных сцен-зарисовок и трансформирующихся жестоких видеоизображений (танки, автоматы, искаженные болью и страхом человеческие лица) "выстреливало" в зал, то в "Когда приблизилась к Солнцу..." не менее энергичный танец вступает в куда более сложные взаимоотношения со зрителем. Он завораживает, провоцирует, обманывает, но ни в чем не разочаровывает. В "Screensaver" он тоже был одновременно брутален и нежен, динамичен и поэтичен... Но в новой работе эти качества не воспринимаются взаимоисключающе, не выглядят противопоставлениями. Они легко и естественно подчинены единой логике действия, созданного редкостно богатой фантазией художественного руководителя "Kibbutz" Рами Беера, способного превратить в танцевальную площадку ("Screensa-
ver") обыкновенные постели. В "Когда приблизилась к Солнцу..." хореограф сделал "партнером" исполнителей, главной деталью оформления и костюма тоже вполне прозаический предмет - циновки.
Игра с предметом - отдельный сюжет. Танцовщики работают с циновками с ловкостью жонглеров. Танцуют с ними, закатанными в трубочку, устанавливают их, как версты-столбики, отмечающие вехи "станцованного" пути, стоят возле них, как у балетной палки, одним движением руки раскатывают их ковер, передвигаясь по нему, не отрывая ног, или "утаскивают" на них (как попавшую в сеть рыбу) партнера. У мужчин и женщин здесь почти одинаковые костюмы, в основном черные с белыми линиями купальники (у последних - с более высокими корсажами) и схожая пластика. Те же циновки становятся фоном действия: то, развернутые выстроившимися на авансцене танцовщиками, образуют полукруг, то спускаются с колосников, как прозрачные кулисы, за которыми призраками возникают артисты, чьи изображения, подобно негативу, начинают "проявляться" на поверхности бамбуковой завеси. Картинка получается необыкновенной красоты. Соломенный цвет отливает всеми оттенками желтого - от нежной позолоты до густого медного. Работа со светом (Рами Беер и Йоси Ревах) приближается к совершенству. Световая партитура придает танцу то призрачную бестелесность, то ослепительное сияние. Звук и свет резонируют в чутких и податливых телах танцовщиков - гибких и атлетичных. Циновки также обретают статус костюмов. Обернутые вокруг талии - напоминают юбки, которыми танцовщики манипулируют, как гимнасты предметами или как увековечившая себя игрой тканями знаменитая Лой Фуллер. Растрепанная циновка, водруженная на голову наподобие короны, превращает исполнителя в фантастическую и экзотическую птицу.
Мучиться, расшифровывая подоплеку действия, наверное, не стоит. Сам Беер предлагает каждому зрителю свободное и непредвзятое восприятие происходящего. На сцене звучит аудиозапись отрывка из пьесы Георга Бюхнера "Войцек" (востребованной современными режиссерами и хореографами, например Жозефом Наджем) в исполнении израильской актрисы Лии Кениг. Можно, конечно, поискать связь между несчастной судьбой заглавного героя пьесы и феерическим действием Беера, но можно ориентироваться и на другое. Как известно, недописанная пьеса современника Пушкина, ставшая популярной на рубеже XIX - XX веков, привлекает внимание сочетанием фрагментарности формы и поразительной завершенностью смыслового содержания, что можно считать и ключом к восприятию постановки израильской труппы. Здесь тоже - разрозненные танцевальные эпизоды, в которых танцовщики, подобно мощному водному потоку, "перетекают" из одной танцевальной композиции в другую, переходят от динамичных трио к страстным и нежным дуэтам на распростертой, как брачное ложе, циновке. Или на ее фоне, погружаясь в ее же зыбкую тень, снова выныривают на свет в акробатически дерзкой поддержке. Но все вместе складывается в целостное и внутренне связанное действо, отмеченное, как и тексты Бюхнера, ранним для его времени флером натурализма, символизма и экспрессионизма. В спектакле есть некий загадочный персонаж, проходящий через все действие, - рыжеволосая девушка в белой маске и розовом платье с похожей на фламинго куклой-птицей в руке. Она беззвучно появляется на фоне задника и скользит вдоль сцены, иногда ей дается на откуп сложное танцевальное соло. Кажется, в ее обличии появляются по очереди все исполнители. А к финалу в нежно-розовые туники и белые маски облачаются все участники спектакля, включая мужчин. Быть может, это и есть тот путь к солнцу, о котором идет речь в аккомпанирующем танцу монологе из Бюхнера. Вполне возможно, но главное здесь - не это, а совершенная красота contemporary dance, который, надо признать, таковым редко бывает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 5 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика