Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 12:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053102
Тема| Балет, БТ, Проект молодых хореографов "Лица"
Автор| Светлана Наборщикова, Зоя Игумнова
Заголовок| Мастерская без мастера
Большой балет показал работы молодых хореографов

Где опубликовано| © Газета "Известия"
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://izvestia.ru/news/616024
Аннотация|

Большой театр представил первый результат деятельности Мастерской молодых хореографов, работу которой курирует экс-худрук Большого балета Сергей Филин.

Представление на Новой сцене заняло без малого три часа. Свои работы показали девять постановщиков, среди которых учащиеся Вагановской академии, танцовщики Большого театра, а также уже признанные «делатели движений» — например, Иван Васильев, периодически дающий хореографические вечера на сцене Эрмитажного театра в Петербурге.

Кроме того, зрители увидели композиции в постановке Андрея Меркурьева, Марианны Рыжкиной, Константина Кейхеля, Ирины Лазаревой, Константина Семенова, Артемия Белякова, Софии Лыткиной, Кирилла Радева.

Обозреватели «Известий» настроились было на аналитический обзор увиденного, тем более что участники со сцены призывали к критическим замечаниям. Но администрация Большого театра попросила этого не делать. Оказывается, данный показ на вместительной Новой сцене — «внутреннее дело театра».

Ранее подобные мероприятия проводились на верхней репетиционной площадке, однако приглашенные критики не имели запретов на профессию. Тем не менее просьба есть просьба. Концерт под названием «Лица» придется представить исключительно в высказываниях его участниках.

— Сначала я услышала музыку Рахманинова, потом посмотрела на артистов. И в какой-то момент появилась идея о прятках, — представила свой номер ученица Вагановской академии Софья Лыткина, уверенная, что детство — лучшая пора.

— Моя работа навеяна творчеством и жизнью Эдит Пиаф. История о женщине, которая потеряла своего возлюбленного. И она пытается воскресить хотя бы мгновение того счастья, — сообщила Ирина Лазарева (Большой театр).

Солист ГАБТа Артемий Беляков заметил, что главное в балете — хорошая музыка, поэтому он обратился к творчеству Богуслава Мартину и Карло Доменикони. А педагог Академии танца Бориса Эйфмана Константин Кейхель («Комната ожиданий» на музыку Эцио Боссо) основное внимание уделил исполнителям — Марии Поповой и Илье Громову, аттестовав их как самых юных участников вечера.

— Я поставил перед хореографами задачу: мы показываем малую форму, и каждый из номеров должен быть оригинальным, — сказал «Известиями» Сергей Филин. — Это лабораторная работа. Они имеют право продемонстрировать свои ошибки — чтобы потом исправить. Мне кажется, в этих ошибках и есть та самая удача и успех. Свои недостатки надо уметь показывать, так же как и достоинства.

Конечно, хотелось, чтобы достоинств было больше. Россия — единственная страна мира, готовящая дипломированных хореографов. Однако на мировом балетном рынке наших постановщиков — кроме реставраторов — практически нет. Исключение — Алексей Ратманский, с успехом ставящий в ведущих театрах мира, но к сожалению, не в Большом.

Кстати, предыдущие мастерские были инициированы им — в бытность худруком Большого балета. Участники первого проекта — Кирилл Симонов и Алексей Мирошниченко — успешно трудятся в театрах России. Юрий Бурлака ставит аутентичные балеты и за рубежом.

Второй опыт Ратманского — восстановленная «Скрябиниана» Касьяна Голейзовского — мог бы стать событием, однако родственники покойного хореографа посчитали, что постановка противоречит авторскому замыслу. «Проиграет от этого только Голейзовский», — сказал тогда Ратманский «Известиям». Так и случилось: в репертуаре ГАБТа до сих пор нет сочинений этого талантливейшего мастера.

«Мастерские новой хореографии» под кураторством Ратманского были разовыми акциями. Сегодняшние «Мастерские молодых хореографов» — часть масштабной Молодежной программы балета Большого театра. У нее есть куратор — Сергей Филин и строка в бюджете. А также поддержка нового худрука балета Махара Вазиева.

— Будем чаще делать вечера современной хореографии. И, может быть, появятся новые балетмейстеры, — надеется худрук.

Хочется пожелать удачи новым «Мастерским», нацеленным на поиск хореографических талантов. Нет сомнений, что хореографов надо выращивать не в вузах, а в театре, где для этого имеются все возможности — залы, артисты, интересующаяся публика.

Отсутствует только одно, но самое главное — Мастер. Народный артист СССР Юрий Григорович в силу возраста уже не может уделять внимание молодым коллегам, а других именитых в Большом нет.

Практика же показывает, что большинство нынешних мэтров выросли в коллективах, которые возглавляли выдающиеся хореографы, или, как Борис Эйфман, имели возможность и желание наблюдать за их работой.

По мнению Эйфмана, мастерская при мастере должна стать основной формой обучения постановщиков.

— Молодым нужна не только возможность поставить — необходима работа с мастером. Чтобы тот объяснил, научил, открыл новое воображение, заставил мыслить хореографически, — подчеркнул хореограф в разговоре с «Известиями».

Для работы в своей мастерской в рамках нового Театра танца Борис Эйфман планирует пригласить первых лиц мировой хореографии — Ноймайера, Килиана, Форсайта. Однако эйфмановский театр Танца пока в проекте, а молодежная программа Большого – уже настоящее. Возможность «продемонстрировать ошибки», конечно, нужна. Но необходимы и условия, помогающие их исправить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 8:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053103
Тема| Балет, Детский музыкальный театр им. Н.И. Сац, Премьера
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| "Птица" с вариациями
Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №94, стр. 11
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3000511
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Елена Лапина

В рамках открытого фестиваля искусств "Черешневый лес" Детский музыкальный театр имени Наталии Сац представил премьеру балета "Синяя птица" Ильи Саца / Ефрема Подгайца, поставленного по либретто Роксаны Сац хореографом Кириллом Симоновым с декорациями Эмиля Капелюша и костюмами Стефании Граурогкайте.

Этот двухактный спектакль заменил одноименный балет, сочиненный совсем другими авторами на другую музыку еще в 1983 году и почивший в начале 2000-х. Новая постановочная команда в стремлении уйти от детской бесхитростности предшественников предприняла недетские усилия — и преуспела. Сценограф Капелюш перекрыл авансцену блестящим занавесом из пластиковых полос и зажег неоновым светом исполинский полумесяц, придав балету приподнятую атмосферу "Фоли-Бержер". Художница Граурогкайте пустилась в слегка карикатурное путешествие по стилям и эпохам, употребив в дело все: от веночка, украшающего "анакреонтический" костюм мужчины Воды до бродвейского котелка и жилета мужчины Собаки (не считая чисто балетных "шопеновок", пачек, хитонов и платьиц). Композитор Подгайц, развив музыку Ильи Саца, написанную более ста лет назад для знаменитого спектакля МХТ, добавил своей так много, что получился полнометражный двухактный балет. Ни одной секунды этой музыки хореограф Симонов не потратил на банальное рассказывание сюжета, зато ни одной ноты не оставил неотанцованной. В его балете около сотни больших и маленьких амбуате, более двух сотен па-де-ша всех видов (с раскрытыми ногами и согнутыми, фронтальных и с поворотами), огромное количество различных арабесков (простых, с проездом, в прыжках и поддержках), десятки схожих вариаций, с полдюжины необязательных дуэтов. Из находок — диковинный двойной женский содебаск, который Рената Бурцева в качестве Огня исполняет с лихостью необыкновенной, и двусмысленный персонаж Дрозд, сыгранный Олегом Фоминым со смелостью и остроумием. Драматургический смысл в поток балетмейстерского сознания вносит бесподобная Роксана Сац, чей закадровый глубокий голос с забытыми интонациями детского театра сталинских времен объясняет происходящее на сцене. Малолетние зрители сидят как загипнотизированные, а в конце спектакля, когда Синяя птица в пышной пачке, цитируя исчезнувший балет-предшественник, прыгает па-де-ша средь зрительских рядов, рассыпая синие блестки, дети разражаются неподкупной овацией, подтверждая живучесть этой птицы счастья Детского музыкального театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 9:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053104
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Лар Любович
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Танцующие строчки
Где опубликовано| © Газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/tantsuyushchie_strochki/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


ФОТО предоставлено пресс-службой театра

313-ю годовщину рождения Санкт-Петербурга Михайловский театр отметил мировой премьерой – постановкой балета «Люблю тебя, Петра творенье...» на музыку Рейнгольда Глиэра в постановке американского хореографа Лара Любовича.

Музыкальной основой спектакля стала Третья симфония Глиэра, написанная в начале XX века. Музыковед Джесси Лимбахер переформатировала структуру симфонии, распределив ее фрагменты, согласно замыслу хореографа. Это придало каждой сцене свое психологическое настроение и драматизм. Таким образом, создалась партитура нового балета, где ярко прозвучала русская мелодика и живописная характеристика персонажей.

Имя Лара Любовича неизвестно широкому кругу петербургских зрителей, хотя у себя на родине он один из популярных хореографов, в послужном списке которого более ста композиций, поставленных в разных театрах мира. Ученик таких мэтров, как Марта Грэм, Хосе Лимон и Энтони Тюдор, хореограф блестяще владеет различными стилями танца, что позволило ему создавать хореографические композиции для кино, мюзиклов, драматических спектаклей. Его масштабные работы, такие как балет «Отелло», вошли в репертуар ряда европейских театров.

Идея пригласить Лара Любовича для постановки балета по мотивам поэмы Пушкина «Медный всадник» принадлежит дирекции театра и художнику Георгию Цыпину, с которым хореограф работал над балетом «Отелло». Лар Любович с опаской принялся за постановку в Михайловском театре, понимая, что для русских Пушкин – величайший символ национальной культуры. Хореографа несколько успокаивало то, что он возвращался к своим русским корням: предки Любовича родом из России.

Хореограф в основном следует сюжетным линиям «Медного всадника», но главным для него был не пересказ сюжета, а стремление показать процесс возникновения поэмы. Стихотворные строчки оживают прямо на сцене – поэт размышляет о главных героях, и на сцене тотчас появляются Евгений и Параша. Хореограф превращает Пушкина в активное действующее лицо, наделяя танцовщика-актера вариациями, сольными монологами. В этом спектакле поэт – своего рода волшебник-кукольник, повелевающий персонажами, созданными его фантазией. По его воле из толпы танцующего народа выходит юноша, которому поэт дает имя Евгений, одевает на него потертый сюртучок и оживляет неподвижного героя. По замыслу поэта, встречаются и расстаются Евгений и Параша, их дуэты – недолгие минуты радости и счастья, которые им даровал автор.

Пушкин в ярком исполнении Марио Лабрадора не сторонний наблюдатель: он живо реагирует на все происходящее, его вариации полны тревоги за судьбы персонажей, которых он обрек на нелегкие испытания.

Лар Любович – мастер дуэтного танца, созданные им пластические диалоги элегантны и полны внутреннего драматизма. В них с полной силой раскрылись технические и актерские возможности Леонида Сарафанова (Евгений) и юной пленительной Анны Кулигиной (Параша).

Впечатляет образ Петра I, созданный Артемом Марковым средствами выразительной пластики. В помутненном сознании Евгения император сходит с пьедестала, окруженный крылатой стаей воинственного воронья, словно закованного в рыцарские доспехи. Им предстоит нелегкая миссия – показать охваченному горем Евгению безжизненное тело погибшей Параши.

Художник Георгий Цыпин сумел соединить лаконичность оформления с яркостью и выразительностью деталей. Немалую роль в спектакле играют видеопроекции: величаво плывущие горделивые панорамы столицы смываются бурными волнами наводнения, оставляющего после себя руины домов, мостов, остатки развалившихся судов...

Оркестр Михайловского театра под руководством Михаила Татарникова передал красоту музыки Глиэра – светлый колорит лирических сцен, удаль народных плясок и драматизм финала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1523
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 10:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053105
Тема| Балет, Персоналии, Иржи Килиан, Жан-Кристоф Майо, Бернис Коппьетерс
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок|Монакская килианиана
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №5 (2016)
Дата публикации| 2016 май
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В респектабельном Княжестве Монако в Форуме Гримальди была показана премьерная программа балетов здравствующего гения танца Иржи Килиана с участием Бернис Коппьетерс и Жан-Кристофа Майо

Отмечающая свое тридцатилетие компания Балет Монте-Карло, более чем за двадцатилетнее руководство превращенная хореографом Жан-Кристофом Майо в успешный авторский театр, не часто принимает в репертуарные гости чужаков с большой буквы, чрезвычайно занятых в своих вотчинах. Пригласив Иржи Килиана, Майо отдал пиететную дань мэтру и художественной безупречности его произведений. Творчество обоих хореографов роднит особая философская глубина, эстетический перфекционизм, гармония мировоззрения, полифоничность иронических подтекстов, умение метафоры превращать в движения, изощренная музыкальность авторского языка. В сочинениях Килиана и Майо никогда не чувствуется самоповторов (хотя у каждого есть фирменные па), настолько режиссерски логично как целостные произведения выстроены их опусы.

Форум Гримальди, расположившийся на отвоеванных у подводного шельфа просторах, был заполнен на премьере до отказа. Присутствовал сам Килиан. Члены монаршего семейства, сопровождаемые Жан-Кристофом Майо, под ритуально-уважительное вставание зала демократично заняли места в партере, среди публики. Программу монографического вечера динамично составили два одноактных шедевра Килиана «Bella Figura» и «Боги и собаки», а также два веселых и витальных поздравительных посвящения – опус «Chapeau» («Шляпа», а в переносном значении – «выражение восхищения»), адресованный королеве Нидерландов Беатрикс, завзятой любительнице шляп, и четырехминутный фильм «Оскар», киноскрижально запечатлевший пигмалионно-галатейные студийные пертурбации Майо и его музы Бернис Коппьетерс.


"Chapeau". В центре - Бернис Коппьетерс

«Bella Figura» (1995) на барочную музыку Перголези, Марчелло, Вивальди, Торелли, приправленную сочинением американского композитора двадцатого столетия Лукаса Фосса, воспевает метафорическое таинство человеческого тела, пластически одаренного и прекрасного в самых неожиданных проявлениях танцтеатра. Замысловатая инженерия черного занавеса-трансформера виртуозно играет с пространством, словно вдыхая жизнь в конструкции камерного интимного театра, вырастающего до масштабов огромного по талантливости сценического полотна. Занавес словно в складчатых объятиях черной дыры обнимает и растворяет в бесконечности женскую фигуру, демонстрирует украдкой, как будто разверзая створки своей камеры-обскуры, гуттаперчево складывающееся тело полуголого мужчины. Обнаженные торсы артистов в широкополых красных юбках расцветают чудными соцветиями рук, плывущих по музыкальному течению. Фирменные килиановские глиссадные воронки расставленных ног танцовщиц в поддержках, всплески рук, неожиданные изломы линий танца со сменой настроений, невероятно связанных в чувственные фразы кантиленного танцвысказывания, а также лаконичная красота дуэтов, целостная пластическая элегантность магнетически живописуют чудо движения как сакрального явления. Декоративные языки пламени, обрамляющие танец, отражаются на коже артистов, а в блеске их глаз подчеркивают сокровенное безбрежие мерцающих эмоций. Не требующая понимания красота полновластно заполняет каждое мгновение этого опуса на все времена.


"Bella Figura" как метафорическое таинство человеческого тела

Для погружения в душевные бездны, в хрупкие лабиринты нутра человека в «Богах и собаках» (2008) Килиан использовал психологическую образность Бетховена и оригинальные композиции Дирка Хаубриха. Лейтмотивом судьбы видеоинсталляционно появляется бегущий пес, вырастающий в размерах от щенка-волчонка до нависающей над вечностью дамокловым мечом баскервильского чудовища. Тонкая субстанция психоэмоциональной напряженности со спасительным уходом внутрь себя обосновалась в холодной отчужденности светорежиссерской брутальности, в угрожающей сценографичности свисающих металлических нитей, в экспрессивных траекториях хореографического языка, беспощадно выворачивающего душу наизнанку. Неустойчивость образов и чувств, опустошенность, отчаяние динамично укрупняют густой рисунок соло и ансамблей. Занавесные нити ниспадают как Ниагара, раскачиваются как волнообразный прибой или маятник судьбы. И перед ними в финале оказывается одинокий, психологически выпотрошенный и «заблудившийся» человек.

Свою новую пьесу «Оскар» Иржи Килиан посвятил 30-летию Балета Монте-Карло. Хореограф эксклюзивно поставил ее на титулованного руководителя этой компании Майо и ее звезды Коппьетерс. Плод совместного девятидневного творчества вылился в четырехминутный фильм. Ожидание премьеры интригующе подогревалось тем обстоятельством, что Майо более тридцати лет не выходил на сцену как танцовщик, а Коппьетерс в прошлом сезоне завершила балеринскую карьеру.


Иржи Килиан, Жан-Кристоф Майо и Бернис Коппьетерс создают "Оскара"

Свое название эта киноюмореска на музыку Принса («Cream») получила в честь любимого песика Бернис и Жан-Кристофа по кличке Оскар, который подобно терьеру Угги из оскароносной немой черно-белой романтической комедии Мишеля Хазанавичуса «Артист», является тоже главным экранным героем. Забавный, он философски взирает снизу вверх на суетно-лихорадочные безумства своих хозяев, словно священный страж, обетом молчания надежно хранящий секреты танцевального искусства. В киношутке «Оскар» Бернис Коппьетерс берет безоговорочный реванш над своим художником Жан-Кристофом Майо, появляющимся то в длинном парике, а то блестя лысиной. В сигаретных муках творчества и огненно-быстрых музыкальных темпах хореограф создает мир Балерины, которая, оперившись, тяжелой артиллерией классических па забивает своего творца, буквально выбивая его душу увесистым пуантом, ногой по голове. И если в начале она предупредительно вонзает огромный нож в пышный кремовый торт, то в финале она в него повелительно усаживает обескураженную жертву. Сидящий прилипшим к торту Майо, блеснувший комедийным и пластическим даром, буквально сходит с экрана на сцену, чтобы соединить «Оскара» со «Шляпой» (на музыку Принса): ею Килиан в 2005 году приветствовал королеву Нидерландов Беатрикс, поздравляя ее с 25-летием монаршего правления. Дурачащиеся развеселые танцовщики в золотых юбках и мини-топах щеголяют копиями коллекционных беатриксо-шляп на головах. Их безупречно холеный ансамбль тонко подтрунивает над штампами американских мюзиклов и авторскими клише самого мэтра. По-королевски же сольно царит на сцене Бернис Коппьетерс (сменившая первую исполнительницу жену Килиана Сабину Купферберг) в роскошной черной юбке с оборками и с огромной шляпно-флюгерной хай-тек-конструкцией на голове. Бернис пребывает в прекрасной форме, а масштабом личности экспансивно занимает все пространство сцены и фокусирует на себе энергетику действа. Комичный прием: голос Бернис «буксует» на низких частотах как заигранная пластинка. Но с явным удовольствием под фонограмму популярной гавайской песенки «Алоха но Калакауа» она «напевает» тоненьким голосочком милый мотивчик, интонационно напоминающий «Санта Лючию». Параллельно шляпная дива успевает делать выразительные пассы длинными руками и повращать флюгерно-кубистическими лопастями на голове – готовый номер для мюзик-холла. Опус украшен феерией огромных вееров, которыми танцовщики лихо «жонглируют» по истым канонам жанра варьете. (Тут и намеки на «Мой трюк в перьях» с Зизи Жанмер). Это откровенный беспечный праздник жизни.

В премьерных вечерах блеснули Мод Саборен, Анхара Баллестерос, Ван Ле, братья Оливейры. И вовсе не тесно в компании Иржи Килиана было и Жан-Кристофу Майо, и Бернис Коппьетерс – большим танцперсонам нашего времени.

Фото Алис Бланджеро предоставлены пресс-службой Балета Монте-Карло
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 12:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053106
Тема| Балет, Пермское хореографическое училище,
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| Свет будущих звёзд
Пермская балетная труппа принимает пополнение

Где опубликовано| © Новый Компаньон
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://www.newsko.ru/articles/nk-3200995.html
Аннотация|


Сцена из балета «Эсмеральда». В центре — Диана и Актеон (Мики Кавахара и Парвиз Кумайдонов)
Фото: Антон Завьялов


Отчётно-выпускные концерты Пермского хореографического училища — такая же пермская традиция, как Дягилевский фестиваль или конкурс «Арабеск», только более давняя.

Будущие звёзды балета на таких концертах всегда видны. Так, в своё время невозможно было не заметить недавних выпускниц Инну Билаш и Дарью Тихонову, которые сегодня по очереди танцуют Одетту-Одиллию в новой постановке «Лебединого озера». В нынешнем выпуске тоже есть яркие артисты, но это преимущественно юноши.

Георгий Еналдиев на выпускном концерте повторил свой успех на «Арабеске-2016». Он, правда, на конкурсе стал лишь дипломантом, а не лауреатом, зато собрал все призы зрительских симпатий. Публика не случайно бурно реагирует на его танец: ведь он именно танцует, а не совершает на сцене набор движений. Это взрослое, артистическое, творческое понимание танца, когда техника уже отошла на второй план и стала инструментом для самовыражения.

Георгий остаётся работать в Пермском театре оперы и балета. Однако педагоги волнуются за его будущее: он — готовый Базиль, его бы сразу ставить в «Дон Кихота», но этот балет хоть и числится в пермском репертуаре, но фактически на сцене не идёт.

Остаётся в Перми и лауреат «Арабеска» Кирилл Макурин. Он считается очень перспективным танцовщиком, но на выпускном концерте ему пришлось тяжело: его нагрузили «Классическим па-де-де» Даниэля Обера в хореографии Виктора Гзовского, и это красивейшее па, икона «большого стиля», конечно, для Кирилла и его партнёрши Юки Фукуды оказалось сложноватым. Вот тут как раз слишком много усилий у молодых людей ушло на то, чтобы точно выполнять все движения, а на стильный танец, на передачу скрытой в хореографии внутренней драмы сил не осталось.

Первое отделение концерта завершилось красивейшей сюитой из «Гаянэ», такой живой, драйвовой и яркой, что публика хором пожалела, что этот балет не идёт на пермской сцене. На выпускном концерте «Гаянэ» оказалась очень в тему: уже второй раз училище выпускает группу студентов из Таджикистана, и эти трое прекрасных юношей и очаровательная Асель Нилобекова достойно продемонстрировали себя в этническом материале.

Всё второе отделение заняла сюита из «Эсмеральды» Сезара Пуни, которая позволила достойно показать «товар лицом». Здесь был и вполне стройный кордебалет, и несколько красивых пар: Изабелла Токев (США) и Хайём Ходжаев (Таджикистан), Анна Семакина и Александэр Блэнд (США), лауреат «Арабеска» Мики Кавахара (Япония) и дипломант того же конкурса Парвиз Кумайдонов (Таджикистан). Знаменитые вариации Эсмеральды (с бубном) с блеском исполнила лауреат международного конкурса в Берлине Юка Фукуда.

Как всегда, у всех выпускников — множество предложений по трудоустройству. В Перми останутся 11 человек. Шестеро уезжают в Санкт-Петербург, в Театр балета им. Леонида Якобсона, в том числе американец Александэр Блэнд со своей парт-нёршей Анной Семакиной. Возвращению на родину танцовщик предпочёл карьеру на родине классического балета.

Его соотечественница Изабелла Токев вернётся в США вместе с мужем — таджиком Хайёмом Ходжаевым. Зато японка Мики Кавахара, очень может быть, поедет в Таджикистан: её туда настойчиво зовёт партнёр Парвиз Кумайдонов.

Остальные выпускники пополнят труппы «Кремлёвского балета» (Москва), а также театров Самары, Челябинска и Петрозаводска.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 2:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053107
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Лар Любович
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Санкт-Петербург накрыло наводнение и призраки
На сцене Михайловского театра состоялась премьера балета «Люблю тебя, Петра творенье…»

Где опубликовано| © Газета "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2016/05/31/sanktpeterburg-nakrylo-navodnenie-i-prizraki.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Гигантские пожирающие город волны, покосившийся своими куполами и крестами Исаакий и наполовину выглядывающий из воды шпиль Петропавловского собора — усыпальницы всех русских императоров, — такую поражающую воображение апокалипсическую картину наводнения и потопления Санкт-Петербурга рисуют в своем новом спектакле «Люблю тебя, Петра творенье…» по мотивам петербургской повести А.С.Пушкина «Медный всадник» знаменитый американский хореограф Лара Любович и художник-постановщик Георгий Цыпин (худрук и постановщик церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи). Премьера только что состоялась в Михайловском театре.


Фото: mikhailovsky.ru

Тема апокалипсиса, конца истории, гибнущего в пучинах вод прекрасного призрачного города — прочно устоявшийся петербургский миф, родоначальником которого был далеко не Пушкин. «Быть пусту месту сему» — заклятье и пророчество царицы Авдотьи Лопухиной, заточенной в монастырь жены Петра, стало эпиграфом истории этого удивительного города. Новая премьера двухактного балета — подарок театра ко дню рождения города. Вслед за Мариинским театром Михайловский обращается к теме пушкинского «Медного всадника», только возрождает не ставший уже мифом спектакль Ростислава Захарова 1949 года рождения на специально для него написанную музыку Рейнгольда Глиэра (композитор, добавим, — автор и другого советского суперхита, балета «Красный мак»). Здесь создан балет совершенно новый, современный, рассказывающий пушкинскую историю языком современной хореографии, используя при этом музыку того же композитора, но уже не партитуру одноименного балета, а его «Третью симфонию».

Взгляд Лары Любовича — американца из Чикаго с русскими (даже более того, петербургскими) корнями на русскую историю — чистосердечен и прост. К тому же Любович хореограф очень музыкальный: что слышит в музыке, то и ставит… И «русская тема», естественно, обильно присутствующая в его «Третьей симфонии» — известной еще и под былинным названием «Илья Муромец» — выражена в хореографии без затей: подбоченясь, выходят добры молодцы в оранжевых пиджаках и красны девицы в такого же цвета платьях, пускаясь в русскую пляску… Сцены, которыми балет начинается и заканчивается, сделаны в духе а-ля рюс…

В балете Любовича Санкт-Петербург перед нами не столько исторический, сколько «туристический»: все четыре главные достопримечательности города видны тут как на ладони: кроме собственно бронзового (а отнюдь не медного) памятника Фальконе это Зимний дворец — царская резиденция с Александрийским столпом в центре Дворцовой площади, Исаакиевский собор, Петропавловская крепость и ростральные колонны… (В спектакле присутствуют еще каменные львы, у которых спасся от потопа главный герой.)


фото: Сергей Тягин

— Мне кажется, получился такой балет про Петербург, где все в одном: экскурсия, балет, музыка, — говорит мне после спектакля премьер театра Леонид Сарафанов, прекрасно воплотивший в балете образ его главного героя Евгения.

Действительно, перед нами скорее санкт-петербургский миф. И совсем не важно, что, например, Исаакиевский собор создан в другую эпоху, для мифа такие детали никакого значения не имеют. Гораздо важнее, что тут используются две важнейшие составляющие этой культурной мифологии — образ потопа и образ поэта. Александр Сергеевич в балете явлен собственной персоной с впечатляющей достоверностью: в кудрях и с бакенбардами, водя пером по бумаге, он пишет «Медного всадника», и строчки его поэмы как бы оживают на сцене…

На роль «солнца русской поэзии» выбран русский американец — Марио Лабрадор, он окончил Московскую академию хореографии и уже несколько лет живет и работает в Санкт-Петербурге. Образ Пушкина он воплотил без нажима и ходульности, не допустив (несмотря на всю рискованность показа «нашего всего» танцующим на балетной сцене) никакой пошлости, во всей противоречивой сложности реального человека, подняв заодно вместе с хореографом и проблему жестокости творца по отношению к своим героям.

— Дело в том, что хореограф поставил Пушкина в такое положение, что он контролирует ситуацию, — поясняет Марио. — Поэт в балете может быть изображен раздраженным, и это по музыке очень чувствуется. Потому что когда с Евгением и Парашей происходит то, что им не нравится, они пытаются вмешиваться каким-то образом в поэму, в ее написание. И чем больше Евгений вмешивается в написание поэмы, тем более накаляются события, тем больше печальных событий происходит с Евгением.

Картина водного апокалипсиса, построенная с помощью моднейших видеопроекций и 3D-спецэффектов, становится центральной в спектакле и действительно впечатляет. Если для старинных классических балетов, как это было с «Корсаром», премьера которого прошла в Михайловском театре в начале сезона, такие ультрасовременные технологии не слишком подходят (поговаривают, что осенью балет все-таки покажут в более надлежащем оформлении), то фантасмагорические картины гибнущего города в современном балете они подают более реалистично, в духе фильмов-ужасов. Совершено в этом духе, например, поставлена сцена явления Медного всадника, несущего Евгению свою жертву — Парашу (Анна Кулигина танцевала впечатляюще и самозабвенно): угрожающе разрастаясь и увеличиваясь в размерах, с солнечного диска на зрителя несется, как образ библейского апокалипсиса, всадник, распадающийся в стаю черных птиц, которые уже на сцене окружают Евгения, вызывая в памяти ассоциации с однокрылым Злым Гением из «Лебединого озера».

Много способствует этому поразительному эффекту, ловко примененному в балетном спектакле, и хореография Любовича. Надо отдать должное, опытный балетмейстер умеет создавать своими танцами емкие впечатляющие образы. Вышколенный кордебалет (здесь нужно воздать должное отменной работе репетиторов) в этой сцене, изображая разбушевавшуюся стихию, то и дело возносит главных героев на поверхность, показывая их барахтающимися букашками, которые пытаются сопротивляться неизбежному, таким образом удачно воплощая грандиозный обобщающий образ-символ, задуманный хореографом:

«Мой балет, скорее, метафора, — говорит Лар Любович. — В нашем случае мы хотим показать страх маленького человека, который окружен гигантскими явлениями, на которого давит огромная сила. Мы все — маленькие человечки, а вокруг нас большой и сложный мир. Через свою поэму Пушкин показал, каким беспомощным может быть человек в этом потоке наводнения исторических катаклизмов».

«Говорят, тонущий в последнюю минуту забывает страх, перестает задыхаться. Ему вдруг становится легко, свободно, блаженно. И, теряя сознание, он идет на дно, улыбаясь» — эти слова Георгия Иванова о «блаженно тонущем» Санкт-Петербурге, с которых творец одного из самых поэтичных питерских мифов начинает свои «Петербургские зимы», так и просятся стать эпиграфом новой постановки. Гибель Петербурга в этом балете действительно какая-то блаженная… Да и не гибель это вовсе. Стихия обуздана и побеждена, город возрожден, и заканчивается балет по-советски или по-американски (в данном случае не так важно — несмотря на всю силу противостояния в области культуры, обе идеологии в чем-то смыкались) радостно-оптимистично, с непременным хеппи-эндом — общей пляской на фоне победного фейерверка и сверкающего золотым нимбом Медного всадника — памятника основателю города Петру Великому, который, как мы все помним из пушкинской поэмы, «Россию поднял на дыбы».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июн 02, 2016 4:51 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 6:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053108
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Лар Любович
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| Михайловский театр воссоздал образ Петербурга
На сцене ожили Исаакиевский собор, Зимний дворец и Медный всадник

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://izvestia.ru/news/616178
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Сергей Тягин

Михайловский театр представил премьеру балета «Люблю тебя, Петра творенье» и тем самым вступил в творческий спор с Мариинским театром, где в апреле был показан «Медный всадник» — возобновление знаменитой постановки 1949 года.

Оба спектакля поставлены на сюжет поэмы Пушкина, оба повествуют о несчастном Евгении, потерявшем во время наводнения невесту и обвинившем в ее гибели конную статую Петра Первого. Наконец, и в том, и в другом балете звучит музыка замечательного композитора Рейнгольда Глиера, автора балета «Медный всадник» (эта партитура исполняется в Мариинке) и симфонии «Илья Муромец» (ее использует Михайловский).

На этом сходство заканчивается, ибо в остальном спектакли совершенно разные. Первый — масштабный и тяжеловесный. Второй — легкий и компактный.

Вольно или невольно авторы «Петра творенья» сделали акцент на нематериальных компонентах — музыке и видеопроекции. Экран на сцене Михайловского разворачивается не впервые, но если раньше видео было дополнением к сценическому действию, то теперь это полноправный театр в театре. А также самостоятельный герой — виртуальный образ Петербурга.

На заднике чередой проходят знаковые объекты Северной столицы — Исаакиевский собор, Зимний дворец, Петропавловская крепость и, разумеется, Медный всадник. Не беда, что ради картинки нарушена историческая достоверность (экранный Исаакий высится во всей красе, а во время наводнения 1824 года, о котором речь у Пушкина, он еще не был достроен) — мелькающие на экране улицы, площади и архитектурные шедевры буквально завораживают.

Свою лепту в ворожбу вносит драматургия цвета. В начале, когда город веселится, и в финале, когда отходит от кошмара, цветовая палитра обжигает яркостью. Во время драматической борьбы с наводнением и оплакивания погибших преобладают соответственно черно-белые и глубокие серые тона.

Сказать, что сценограф Григорий Цыпин любит великий город и его обитателей, нельзя. Скорее, сочувствует. А как иначе можно относится к людям, над которыми нависла громада конного исполина? «Кумир на бронзовом коне» — самый масштабный герой проекции. Но достоинство виртуального мира в том, что тяжесть объектов — кажущаяся. Скульптуры и здания с одинаковой непринужденностью разлетаются на фрагменты и собираются в единое целое.

— Поэма Пушкина обладает удивительной легкостью, которую хотелось ухватить и передать, — обяснил сценограф свой замысел. — Ведь что сделал Пушкин? Легкими штрихами схватил глубины человеческого существования. В этом его гениальность и его современность. Возможно, он даже предвидел все эти нынешние цифровые технологии. Ведь поэзия — это тоже отрицание материальности.

Как и музыка, добавлю я. Там историю богатырских битв можно рассказать в звуках, что и сделал Рейнгольд Глиэр. Его Третья симфония («Илья Муромец») хорошо известна на Западе, но почти забыта в России. Спасибо авторам балета и оркестру под управлением Михаила Татарникова за этот просветительский жест. К пушкинской истории ее яркая звукопись, резкие контрасты, мощные кульминации и катастрофические срывы подошли идеально.

А финалы симфонии и балета практически совпали: история богатыря завершается окаменением Муромца и его сподвижников — в наказание за дерзкий вызов «силе нездешней». И каменным изваянием с каменной невестой на руках оказывается в финале Евгений, пригрозивший Медному всаднику.

Ну а что же главная составляющая балета — танец? Вопреки нематериальности пушкинской поэмы, она оказалась самой материальной и по-старинному драмбалетной. Пушкин (удивительно похожий на изображения молодого поэта Марио Лабрадор) ведет Евгения (Леонид Сарафанов) по Петербургу, знакомит с Парашей (Анна Кулигина), ссорит с Медным всадником…

Жаль, что сюжет подан так прямолинейно и расходится с танцевальным наполнением — в хореографии Лар Любович мыслит обобщенно и пластично. Впрочем, движение в этом балете воспринимается частью виртуального образа города — огромного, прекрасного и равнодушного к чаяниям своих обитателей. И этот образ — безусловная победа создателей спектакля.

«Люблю тебя, Петра творенье», спектакль Михайловского театра, 2016. Либретто и хореография: Лар Любович. Художник-постановщик: Георгий Цыпин. Художник по костюмам: Энн Хоулд-Уорд. Художник по свету: Клифтон Тейлор. Музыкальный руководитель постановки и дирижёр: Михаил Татарников. Ближайшие спектакли — 16 и 18 июня.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 31, 2016 8:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053108
Тема| Балет, Астраханский государственный театр Оперы и Балета, Премьера, Персоналии,
Автор| корр.
Заголовок| Астраханцы увидели мировую премьеру балета «Андрей Рублёв»
Где опубликовано| © ГТРК Астрахань
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://lotosgtrk.ru/news/detail.php?ELEMENT_ID=10679
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В прошлом году мировая общественность отмечала 655 - летие великого иконописца Андрея Рублева. Над созданием его образа трудился весь коллектив театра.

Выставка иконы "Вознесение" Андрея Рублёва в Греции,прежде она не покидала пределы России. А на астраханской сцене - премьера балета " Андрей Рублев". Два события, связанных с именем иконописца, чьи произведения составляют славу нашего Отечества, произошли в один день. Такое совпадение многие сочли это не случайным. К тому же человек, который своим творчеством призывал к миру, согласию и любви, современен во все века.

«Судьба великого художника в России - самая главная тема, потому, что она берёт начало в средневековье и продолжается сейчас. И хотя сегодня 21 век, но всё равно, судьба художника в России - это особая судьба, особая миссия», - считает композитор, профессор Московской консерватории Валерий Кикта.

«Мы о нём очень мало знаем. Возможно, какие - то вещи мы приписываем ему, какие - то мы не знаем. Поэтому в какой-то степени этот образ, который объединяет и других иконописцев того времени, очень интересный период в истории», - говорит художественный руководитель балета, главный балетмейстер Астраханского государственного театра оперы и балета Константин Уральский.


Синтез симфонической и хоровой музыки. Русская хоровая традиция, как золотая нить пронизывает весь спектакль. Множество ярких массовых сцен - разворачивается картина Руси начала XV века с ее бурными страстями, политическими распрями, набегами врагов. Пришлось немало потрудиться и художнику по костюмам. Представления брали с ликов икон. Посещали монастыри, изучали фактуру древних стен. Однако главная задача - показать не детали одежды или головного убора, признаются создатели балета, а русскую душу.

«В нашем понимании русская душа - это белая церковь, с голубыми, бирюзовыми куполами, с золотыми шишечками. Золотые шишечки - это щедрость и богатство русской души, её белый цвет - это чистота. И голубая, бирюзовая ниточка, которую мы проводим по всему спектаклю - это отражение неба в ручье. Не ждите, что вы увидите в спектакле конкретику - конкретики нет», - поясняет художник по костюмам Елена Нецветаева – Долгалёва.

Затаив дыхание, следили зрители за становлением героя, метаниями и силой духа. Ведь великий иконописец - плоть от плоти своего народа.

«Все нравится, очень интересно, драматургично, лексично. Очень понравилось, что партию Андрея танцует фактурный и красивый артист. Андрей, естественно, таким, возможно, не был. Но через внешность актёра постановщик показывает красоту внутреннего мира самого Рублёва», - говорит Сергей Кичигин.

«Балет, безусловно, современный, но очень трогающий душу. Несмотря на то, что хореографический язык достаточно сложный и нужно всматриваться, нужно его понимать. Всё показано очень ярко, образно, доступно. И, действительно, трогает душу. Мы сидим и переживаем за то, что делается на сцене. И это, наверное, самое главное», - делится Дарья Нефёдова


Целое созвездие талантов работало над образом человека, работы которого - нетленное сокровище России. Полный зал и овации - дань искусству прошлого и настоящего.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 01, 2016 11:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053201
Тема| Балет, Беларусь, Персоналии, Людмила Бржозовская
Автор| Наталья СТЕПУРО
Заголовок| Балет, дающий крылья
Где опубликовано| © РЭСПУБЛIКА - Новости Беларуси
Дата публикации| 2016-05-30
Ссылка| http://respublika.sb.by/kultura-12/article/balet-dayushchiy-krylya.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Танец Людмилы Бржозовской — цепь мгновенностей, из которых слагается исповедь неравнодушного и страстного сердца. Она сама — произведение искусства», — говорил про балерину знаменитый скульптор Заир Азгур. А сколько лестных отзывов в 70—80-х звучало из уст профессионалов от балета! Людмила Генриховна уже почти тридцать лет не танцует. Ее незабываемые образы сохранились на старых пленках, в фильме «Миф», где она играла вместе с Марисом Лиепой. Но и в семьдесят народная артистка Беларуси по-прежнему в балете. В театре педагог-репетитор всегда готова подставить свое хрупкое плечо молодым.



— Я всегда жила в мире искусства. Папа был художником. Часто забегала к нему в мастерскую, да и не только к нему. У нас во дворе жило очень много художников, а соседом был Борис Заборов. Мне всегда было любопытно, как папа работает. Маленькой все время норовила залезть в краски, что-то сама нарисовать. Мама работала стоматологом в поликлинике МВД. Она в юности мечтала стать балериной, но война помешала этому. И можно сказать, что это она воплотила во мне. Мы жили в двухэтажном доме на улице Сторожевской недалеко от Театра оперы и балета. Как будто сама судьба распорядилась за нас. Кем бы стала, если бы не поступила в хореографическое училище? Наверное, рисовала бы. Мне очень нравилась атмосфера в нашем дворе.

Часто позировала папе, еще будучи ребенком. Он написал очень много портретов: и маминых, и моих, и сестры, и внучек. Когда уже работала в театре, он приходил на спектакли, наблюдал, а потом рисовал. Мне очень нравится портрет кисти Саши Шестакова, который хранится в Национальном художественном музее. Он увидел меня в театре и захотел изобразить на холсте. Если бы не травма, вряд ли бы согласилась. Готовила первую свою роль, станцевала премьеру и оказалось, что у меня трещина в стопе. В гипсе почти месяц пробыла. И все это время он приходил к нам домой, и я ему позировала. Очень люблю этот портрет.

* * *

Потом мне уже некогда было позировать. Каждый сезон делали по два-три новых спектакля. Знаете, когда училась, не мечтала быть звездой. Мне просто нравилось танцевать. У меня были такие прекрасные педагоги. Одна из них — Нина Федоровна Млодинская. Она объясняла, что танец начинается с дыхания и руки начинают дышать первыми. Все прекрасное, говорила, надо брать именно из природы.

Мне с самого начала везло на партнеров и хорошие роли. Первая роль была Сольвейг в балете «Пер Гюнт», где я танцевала с Леонидом Чаховским. Там надо было создать очень сложный образ. Потом танцевала «Лебединое озеро» и «Ромео и Джульетту» с очень красивым, изысканным артистом Валентином Давыдовым. А потом в театр пришел Юрий Троян. Первый раз мы с ним станцевали как раз в «Ромео и Джульетте». Поняли, что нам творчески интересно работать, и уже все остальные спектакли мы делали вместе.

* * *

В начале 70-х нас отправили в Ленинград на стажировку в Кировский театр. Я занималась в классе у Натальи Михайловны Дудинской (народной артистки СССР, ученицы Вагановой), а Троян — у Александра Ивановича Пушкина (педагога Михаила Барышникова и Рудольфа Нуриева). Рядом с нами стажировались звезды тех лет, на станке передо мной стояла Наталья Макарова. Когда занимались, очень скучали по спектаклям. Хотелось самим что-нибудь показать на сцене. В это время Леонид Якобсон создавал свою труппу. И мы решили показать ему номер «Три прелюдии» Скрябина. Когда его станцевали, Якобсон позвал директора. Тот пришел, открыл свой чемоданчик и предложил нам две квартиры. Но у нас не было мысли попасть в эту труппу, просто хотели узнать мнение этого человека о своей работе. Это мы ему и сказали. Он долго нас уговаривал. Я призналась, что не смогу жить без «Лебединого озера», «Жизели» и «Спящей красавицы». Но несмотря на это, творчество Якобсона повлияло на наш взгляд на балет.



Наш балетмейстер Отар Дадишкилиани был приглашен на постановку «Спартака» в Хельсинки. Потом их звезды приезжали к нам в Минск, а нас отправили солировать в Финляндию. Перед нами «Жизель» танцевала балерина из Парижа, все комплименты тогда были только для нее. Когда мы пришли на первую репетицию с труппой, все артисты холодно на нас смотрели, но как только зазвучала музыка и мы стали танцевать, финны заулыбались. На всю жизнь запомнила, как после «Лебединого озера» занавес опускался восемь раз, а зрители кричали «Браво!» и топали ногами. Артисты вдруг убежали за кулисы и вынесли нам два букета роз: белых и черных, как символ Одетты и Одиллии. Я впервые держала в руках черные цветы.

Балет подарил мне возможность увидеть мир. Самое удивительное воспоминание от поездки с Натальей Садовской в Индию. Было интересно побывать в Гималаях на могиле Николая Рериха, увидеть самую высокую гору Джомолунгму — море впечатлений.

Волею случая попали с Юрием Антоновичем в Рим на кинофестиваль. Нас пригласили вместо заболевшей балерины из московского Большого театра. Репетиции проходили в Римской опере. В концерте участвовали мировые звезды. Только смотреть на них уже было огромным удовольствием, а тут мы оказались с ними на одной сцене. Помню, на репетиции актер Альберто Сорди, глядя в программку, с улыбкой спросил у нас: «Вы танцуете «Адама и Еву»? А костюмы у вас натуральные?» Я засмущалась и ответила: «Нет, синтетические». Концерт вела известная актриса Джульетта Мазина, позже она пришла с внучкой к нам в гримерную и сказала ей: «Смотри, это русский балет».

После концерта мы были приглашены в ложу к президенту Пертини. Я переоделась и ждала Юрия. Ко мне подошел мужчина в смокинге, поздравил, преподнес презенты — духи. «Это вам и вашему Адаму», — сказал он. Когда он ушел, костюмер, которая помогала мне переодеваться, по-итальянски эмоционально размахивая руками, стала кричать: «Франко Дзеффирелли! Франко Дзеффирелли!» Жаль, что я тогда не знала его в лицо, потому что мне очень нравились его фильмы.

Одну из ночей посвятили путешествию по Риму. У меня были с собой лишь туфли на высоких каблуках, но это не помешало нам пройти восемнадцать километров. Мы видели Колизей, смотрели фонтаны. Юрий первым делом побежал к колонне Трояна. Это были замечательные три дня нашей жизни.

* * *

Всю свою жизнь я отдавала сцене. Сына родила в 39 лет. Боженька подхлестнул задуматься об этом. Спасибо ему. После рождения сына танцевала еще три года и спокойно ушла со сцены. Мне надо было растить сына. После театра пошла работать в гимназию, где организовала свою студию. Кстати, именно я привела в балет Юру Ковалева. И сейчас его люблю. Он такой интеллигентный танцовщик, вдохновенный, всего себя отдает на сцене. Потом пошла преподавать в хореографическое училище.

Но, наверное, меня все же тянуло в театр. Здесь было создано столько ролей, здесь прошла лучшая часть моей жизни. Хотелось отдавать, что накопилось за все годы. Кажется, именно в этом мое призвание. Мне здесь легко, сейчас работаю с нашими звездами: Ольгой Гайко, Мариной Вежновец, Ириной Еромкиной, Людмилой Кудрявцевой, Людмилой Хитровой и другими. Яна Штангей — молодая, но очень талантливая балерина, с которой интересно и легко работать. Мы с ней на одном дыхании репетируем, она понимает с полуслова. Такие ученики и держат, дают силы. Горжусь прекрасной балериной Мариной Вежновец, которая открыла балетную школу, создала свой театр. Она собрала вокруг себя интересных людей. Желаю ей успеха.

Мне очень нравится наш репертуар, его разнообразие. Почти все классические постановки, спектакли Елизарьева — жемчужины мирового балета. Там всегда чувствуется рука мастера. Хорошо что приглашаются постановщики из других стран. Украсили афишу «Анюта», поставленная Владимиром Васильевым, «Лауренсия», возобновленная Ниной Ананиашвили, спектакли Андриса Лиепы.

Что помогает оставаться в строю? Любовь к балету. Когда встречаюсь с молодыми ребятами, черпаю у них силы, вдохновение. Их танцы, самоотдача наполняют меня энергией. Очень переживаю, когда у них случаются травмы или проблемы в жизни. Когда выходишь на сцену, не все от тебя зависит. Скользкий пол, неудачное приземление и т.д. Стараюсь помогать, поддерживать. И они отвечают тем же. Такое общение приносит мне невероятную радость. Даже возвращаясь поздно из театра, утром всегда с удовольствием иду на работу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 04, 2016 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053202
Тема| Балет, “Астана Опера”, Премьера, Персоналии, Луиджи Бонино
Автор| Ольга Шишанова
Заголовок| ФРАНЦУЗЫ ПРИВЕЗУТ В АСТАНУ “СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ”
Где опубликовано| © "Новое поколение" (Казахстан)
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://www.np.kz/hotnewstop/19682-francuzy-privezut-v-astanu-sobor-parizhskoy-bogomateri.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Страсти по-французски

Шедевр мировой хореографии XX века “Собор Парижской Богоматери” Мориса Жарра в постановке французских балетмейстеров 24 и 25 июня пополнит премьерой репертуар современных спектаклей театра “Астана Опера”


Знаменитый балет всемирно известного танцовщика и хореографа Ролана Пети был создан в 1965 году по заказу директора Парижской национальной оперы. Основой либретто послужило одно из величайших произведений классической французской литературы - известный во всем мире роман выдающегося писателя Виктора Гюго “Собор Парижской Богоматери”. В “Астана Опера” его постановку осуществит ассистент Ролана Пети - Луиджи Бонино. Музыку неоднократного обладателя премии “Оскар” Мориса Жарра исполнит симфонический оркестр “Астана Опера” под управлением Армана Уразгалиева. И если постановочные работы идут уже с апреля, то для того, чтобы решить вопросы технической части балета, столичный театр посетил технический директор фонда Les Ballets Roland Petit Жан-Мишель Дезире, который работает над возобновлением декораций и световой партитурой спектакля. Нужно отметить, что Жан-Мишель Дезире осуществляет постановки Ролана Пети во всех мировых театрах, в том числе в Ла Скала, Метрополитен-опера, в Большом театре, в Муниципальном театре Рио-де-Жанейро, в Новом национальном театре в Токио и в Пекинской опере. В данном случае мастер пообещал, что “декорации для балета “Собор Парижской Богоматери” будут адаптированы к масштабным размерам сцены большого зала “Астана Опера”.



“Постановки Ролана Пети великолепны, их невозможно описать словами. Чем больше проходит времени, тем больше мы понимаем, какой это был гений. Язык танца Ролана Пети настолько ясен, что его спектакли не нуждаются в дополнительной поддержке. Что касается света, то за полвека произошла большая эволюция световых технологий, поэтому мы используем новую, современную технику”, - поделился Жан-Мишель Дезире.
Костюмы, созданные знаменитым французским кутюрье, основателем дома высокой моды Ивом Сен-Лораном, восстановит заведующий костюмерными мастерскими Парижской национальной оперы Филипп Бино, который тоже побывал в столичном театре. В свой первый приезд в Казахстан он привез эскизы и образцы подлинных костюмов спектакля, заявив, что “в 1965 году видение Ролана Пети полностью совпало с видением Ива Сен-Лорана. Спектакль опередил время, чего никто не ожидал. Сейчас, по прошествии 50 лет, хореография и художественная концепция постановки сохранили свою актуальность, балет стал современной классикой”. Добавим, что все ткани для ярких, современных костюмов с добавлением элементов, стилизованных под средневековую моду, будут привезены из Франции, в то время как костюмы будут полностью изготовлены мастерами “Астана Опера”.

Сегодня спектакль “Собор Парижской Богоматери” с ошеломительным успехом идет на лучших сценах мира, первыми его увидели зрители Парижской оперы, и вот теперь балет будет десятым по счету включен в репертуар столичного театра “Астана Опера”.
Тем более, что, по словам балетмейстера Луиджи Бонино, репетиции идут полным ходом, исполнители главных партий определены, и им очень нравятся их роли, а это самое главное. “Они в них вживаются, чувствуют своих героев, кроме того, все танцовщики сильны технически, а также имеют большой артистический потенциал. У меня сложилось мнение, что один танцует лучше другого. Не перестану повторять - балетной труппе “Астана Опера” очень повезло, что их художественным руководителем является Алтынай Асылмуратова. Это фантастическая женщина, известная в мире прима-балерина, которая великолепно умеет работать с людьми и действительно любит свое дело”, - добавил Бонино. Также, по его мнению, кроме того, что он сделал важный акцент на технике ног, артисты в его понимании в данной постановке должны еще обладать многими качествами. Например, уметь раскрыть душу, потому что “Собор Парижской Богоматери” - очень эмоциональный балет. Особенно это касается партий Эсмеральды и Квазимодо. Ведь сначала Эсмеральда боится Квазимодо из-за его внешности - он горбатый, но затем она понимает, что это очень хороший, добрый человек. В то время когда к Квазимодо все плохо относятся, Эсмеральда проявляет к нему теплые чувства. И здесь, при всей важности техники, нужно будет не просто исполнять свою партию, необходимо еще и выражать эмоции, раскрыть душу героев. Всего же в балете четыре главные партии - Квазимодо, Эсмеральды, Фролло и Феба. Конечно, Квазимодо - главный персонаж, даже уже исходя из рабочего названия “Собор Парижской Богоматери. Квазимодо”, но, безусловно, Квазимодо и Эсмеральда - основные персонажи в балете, за которыми только потом следуют Фролло и Феб. Зрители “Астана Опера” увидят балет в оригинальной постановке легендарного хореографа Ролана Пети, который в 1965 году в Парижской национальной опере сам исполнил партию Квазимодо.

И, наконец, необходимо отметить - несмотря на то, что в романе Виктор Гюго уделил огромное внимание описанию природы, в данной постановке зритель не увидит Парижа, его улиц, городских пейзажей. Действие будет разворачиваться лишь на фоне Собора Парижской Богоматери. Все будет представлено очень компактно, а публика почувствует дух города благодаря тому, что увидит знаменитый Собор. Основная задача, по словам балетмейстера Бонино, привлечь все внимание зрителя к истории Квазимодо, Эсмеральды, Фролло и Феба.



Автор благодарит за помощь в работе над материалом сотрудников пресс-службы театра “Астана Опера”
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 13, 2016 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053203
Тема| Балет, Астраханский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Константин Уральский, Валерий Кикта
Автор| корр.
Заголовок| «Нарисуй мне русскую душу»
В Театре оперы и балета – премьера балета о русском иконописце

Где опубликовано| © АстраКульт
Дата публикации| 2016-05-27
Ссылка| http://astrakult.ru/narisuj-mne-russkuyu-dushu/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Астрахани готовится очередная премьера, и без преувеличения – мирового уровня. 28 мая на главной сцене театра оперы и балета впервые покажут спектакль Константина Уральского «Андрей Рублев». Как признается автор, к этому событию он шел 10 лет – именно тогда появилась идея поставить балет о великом русском иконописце.

Событию масштаба десятилетия предшествовала пресс-конференция. А чтобы у журналистов – которых, к слову было предостаточно — возникло собственное представление о предмете разговора, их любезно пригласили на репетицию.

Сцена театра наполнена действующими лицами. Первые зрители с интересом разглядывают необычные костюмы и декорации. Музыкальный руководитель и дирижёр Валерий Воронин даёт указания артистам хора: одновременно с песнопениями кто-то должен ударять в колокол, но тихонько… Потом все вновь погружаются в происходящее волшебство. Хор затягивает негромкую мелодию, на сцене в длинных одеяниях пастельных тонов медленно кружатся в танце артисты балета…

Проигрывая в голове калейдоскоп мыслей и впечатлений, мы уже в розовом зале и готовы задавать и задавать вопросы. На встречу с журналистами приехал лично автор-композитор из Москвы Валерий Кикта.

Валерий Воронин начал с самого начала – появления идеи.

— Спектакль во всех отношениях новый. Специально для него написана партитура. Спектакль новый и в части отношения к этому названию, хотя название «Андрей Рублев» всегда будоражит умы творческих деятелей. Было много обращений к этому образу — естественно, это и фильм Тарковского, и различная музыка. Но полноценного спектакля, который был бы решен в области современной хореографии, балета – такого ещё не было. Мы сделали отважный шаг. Константин Семёнович предложил эту идею довольно давно. Должно было пройти время, чтобы идея улеглась, чтобы мы могли прийти к этому произведению. Нас ждёт грандиозное событие не только для Астрахани, но и для всего культурного пространства России.

Автор либретто (он же автор идеи), хореограф-постановщик Константин Уральский рассказал, как необычно начался его день. В социальной сети ему весьма кстати пришло напоминание, что ровно два года назад он в компании с Валерием Ворониным и Валерием Киктой сделал фотографию в Союзе композиторов России в кабинете Дмитрия Шостаковича. В тот самый день было положено начало работы над этим масштабным спектаклем.

— Это колоссальная работа. Для меня она длилась более десяти лет. Я очень счастлив, что смог вдохновить этой идеей своих коллег, настроить их на этот лад. Наверно, каждый раз, когда я в разных частях нашей страны заходил в церковь, проходил мимо каких-то монастырских стен, у меня невольно проскакивала мысль об этом спектакле. Спектакль рождался долго, как и любой другой. Он проходил свой путь. На этом пути я встретил всю свою постановочную группу. Валерию Владимировичу я рассказал об этой идее в одну из первых встреч, когда я только приехал сюда работать. Увлёк его этим. «Андрей Рублёв» — результат колоссально большой работы, которую сделал весь коллектив театра, заняты все творческие цеха, это большущая работа по выполнению сценографии, большущая работа постановочной части, которая ещё дорабатывается.

Композитор Валерий Кикта в свою очередь отметил, что эта работа возвращает нас к нашей культуре, богатой уникальными традициями.

— Честно говоря, труд сумасшедший. Последний балет, который я написал, был 25 лет назад. Тогда наша культура, наши композиторы славились именно масштабными произведениями. Поэтому, когда Константин ко мне обратился, честно говоря, я немножко даже смутился. Но, конечно, это великое счастье, услышать музыку в таком замечательном театре. Замечательный оркестр, артисты балета, дирижёр, которому можно доверить ту партитуру, которая горячо писалась.

В образе великого иконописца предстанет солист Московского музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Алексей Любимов, для которого «Андрей Рублёв» станет третьей работой в нашем театре. Еще одну главную роль будет исполнять Антон Пестихин, готовившийся к ней больше года. Зрителей ожидает встреча с такими необычными персонажами, как Ручей, Юродивый и русский народ – эта роль достанется балету и хору, принимающему активное участие в действии.

Создать балет об иконописце XIV-XV веков, сведений о жизни которого практически не сохранилось, было не так просто. Константин Уральский признал, что образ Андрея Рублёва является скорее собирательным, хорошо известно его наследие. Однако сюжет, развивающийся на фоне непростого времени, имеется. Рассказывать о нём детально постановщики отказались, чтобы у зрителей была возможность самостоятельно «дорисовать» себе содержание и «раскрыться тому, что происходит в театре».

Спектакль традиционен, но в целом лишён конкретики. По мнению авторов, это ненужная вещь: «каждый человек, сидящий в зале, должен найти свою душу, своё восприятие. Мы не хотим заставлять зрителя конкретно понимать, что мы хотели сказать, хотим, чтобы он по-своему вынес восприятие этого спектакля».

Отсутствие конкретики отразилось и на оформлении спектакля: в скромных, без богатых кокошников костюмах, в довольно простых декорациях, символичном ручье, бегущем прямо на сцене, рассказала собравшимся художник по костюмам Елена Нецветаева-Долгалёва.

— Работа над спектаклем была долгой и мучительной. Объясню, почему. Задачи ставились такие: «Нарисуй, пожалуйста, русскую душу. Или сшей. А ещё сегодня я хочу чёрных человечков. Хочу, чтобы Рублёв танцевал. Танцевал так, чтобы видно было динамику и каждый пальчик на руке, на ноге, и чтобы коленка, как у кузнечика, была в другую сторону». Это я, конечно, смеюсь. Интересная была работа. Мы с Константином Семёновичем, когда было принято решение, что спектакль будет, посещали монастыри, гуляли, смотрели, фотографировали, делали зарисовки, но никак не могли понять, о чем этот спектакль. Один раз у нас возникло предположение, что мы хотим поставить спектакль о русской душе. Будучи в монастыре, я сказала Константину: «Посмотри, вот она, русская душа, это белая церковь». Она чиста, у неё глазуревые, бирюзовые купола и золотые шашечки. Глазурь – это небо, которое отражается в ручье. Золотые купола – это щедрота русской души. Мы все подхватили идею и стали… рисовать душу.

И театр у нас тоже белый – продолжили символичный образ его сотрудники. «Абсолютно душевный», — согласилась художник по костюмам.
---------------------------------------
Фото с пресс-конференции - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 13, 2016 11:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053204
Тема| Балет, Астраханский государственный театр Оперы и Балета, Премьера, Персоналии, Константин Уральский, Валерий Кикта, Антон Пестехин
Автор| корр.
Заголовок| Астраханцы восторженно приняли мировую премьеру балета «Андрей Рублев»
Где опубликовано| © «Каспийские Новости»
Дата публикации| 2016-05-29
Ссылка| http://casp-news.ru/news/russia/astrakhantsy-vostorzhenno-prinyali-mirovuyu-premeru-baleta-andrey-rublev
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото Астраханского Государственного театра оперы и балета.

«Никаких экспериментов», - обещал художественный руководитель Астраханского театра оперы и балета Валерий Воронин накануне премьеры «Андрея Рублева».

И все же спектакль, впервые показанный 28 мая, критики считают очередным рисковым шагом молодого коллектива. И вполне удачным.

Театр продолжил тему становления Руси, так полюбившуюся ему по грандиозным оперным спектаклям в естественных декорациях астраханского кремля. На этот раз был заявлен балет, и специально для него была заказана музыка. Композитором стал известный и почитаемый в профессиональных кругах Валерий Кикта. В этом году ему исполнится 75 лет. «Андрей Рублев» его 12-й балет.

«Последний мой балет 25 лет назад поставил легендарный Михаил Лавровский, с тех пор я балетов не писал, но вот увлекся предложением астраханского театра», - сказал Валерий Кикта. На вопрос «Каспийских новостей», почему он смешал балет с оперой и сделал хор активным участником действа, композитор ответил, что это не эксперимент: «Римский-Корсаков тоже писал оперы-балеты. Почему не можем мы? У хора здесь психологически очень сложная партия, но он вполне справился». Композитор также сказал, что считает свое произведение «пробуждением ударников» - «концертом для оркестра с ударными инструментами».

Самыми экспрессивными получились музыкальные темы ордынского нашествия. Они гармонично уравновешивались темой ручья – так хореограф Константин Уральский удовлетворил любовь балетоманов к дуэтному танцу. Партию ручья исполнили Мария Стец и Всеволод Табачук. В роли Андрея Рублева на премьере выступил Антон Пестехин.
Вопреки ожиданиям публики в оформлении не были использованы темы икон – за исключением Святой Троицы, появляющейся на мгновение в финале. Изобразительным ключом стали тона монастырских стен. Ведь среди них прошла жизнь инока Андрея.

Идею «Андрея Рублева» Константин Уральский (он не только хореограф-постановщик, но и автор либретто) вынашивал 10 лет. Активная работа с композитором шла более года. Полгода писалась партитура. Константин Уральский уклонился от ответа на вопрос «Каспийских новостей» о сюжете спектакля, сказав лишь, что речь о духовных исканиях иконописца Андрея Рублева: «У нас хорошая ситуация – никто не знает первоисточника».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 13, 2016 6:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053205
Тема| Балет, Персоналии, Мария Виноградова, Иван Васильев
Автор| Мариам Новикова
Заголовок| Виноградова и Васильев: alter ego друг друга
Где опубликовано| © Сноб
Дата публикации| 2016-05-10
Ссылка| https://snob.ru/selected/entry/107277
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Звезды русского балета Мария Виноградова и Иван Васильев — самая обаятельная молодая пара нашей сцены. Во время фотосессии в московском бутике Nespresso «Сноб» поговорил с артистами об их недавно созданной семье, об их различиях и о том, что их объединяет, о карьерных планах и, конечно, о кофе

Вместе без «нервов»


Фото: Дмитрий Смирнов

Вы ровесники. В свои 27 лет вы достигли всего, о чем могут мечтать звезды балета: главных партий, приглашений выступать на лучших сценах, поклонников, высоких гонораров, славы. О чем еще мечтаете?

Иван: У меня очень много планов и куча идей. Ближайшие задачи такие — продолжать как можно больше танцевать и ставить много интересных балетов. Сейчас будут три совершенно новых, которые я ставлю, — премьеры в апреле и в июне в Михайловском театре: одноактные «Морфий», «Слепая связь» и «Болеро». «Морфий» — это по Булгакову, я взял его персонажей и немного развил историю.

Мария: В моих планах сейчас — заниматься семьей. В балете, конечно, тоже хотелось бы делать что-нибудь новое и танцевать интересные вещи, но главное в ближайшее время — мы, наша семья.

Вы оба всегда были очень занятыми людьми. Как вам удается совмещать семейную жизнь и такое требовательное искусство, как балет?

Мария: Если есть желание, совместить в наше время можно абсолютно все. У нас в театре очень много семей: есть те, кто работает в одном театре, есть — кто в разных театрах, некоторые вообще живут (или жили, как мы) в разных городах, кто в Питере, кто в Москве. И прекрасно все совмещают, некоторые имеют по двое и даже по трое детей.

Иван: Я вообще считаю, что хорошего творчества без крепкой и счастливой семьи быть не может, один дополняет другого, и весь заряд эмоций и желание творить мы получаем друг от друга.


Фото: Дмитрий Смирнов

Как же вы все успеваете?

Мария: У нас привычка к дисциплине с детства, с училища. Возможно, мы более организованы, чем люди не из балета.

Иван: Кроме меня.

Мария (смеется): Я за двоих успеваю в нашей семье.

Иван: Маша действительно сверхорганизованная — может быть, я и сам хотел бы быть таким же, но уже рад, что живу с таким гиперпунктуальным человеком. Что касается меня, то все директора балета знают, что Васильев свою работу делает всегда, делает ее хорошо, но может опоздать.

Мария: Это если он без меня. Со мной он всегда везде успевает вовремя, никогда ничего не просыпает и не задерживается.

Обсуждаете ли вы дома спектакли или стараетесь «оставлять работу на работе»? Надо ли вам отдыхать от театра?

Мария: Нет, конечно. Балет — огромная часть нашей жизни. Мы люди творческие, часто обсуждаем дома и партии, и планы, много танцуем — что угодно.

Иван: Стараемся только не приносить в семью негатив. Знаете, как говорят: «весь на нервах»? Никаких «нервов» нам дома не нужно. Любую историю, которая в театре произошла и заставляет нас волноваться и нервничать, мы оставляем за порогом.

Баланс добра и зла


Фото: Дмитрий Смирнов

Что является для вас источником вдохновения?

Иван: Вообще я готов танцевать все! У меня широкое амплуа — от Спартака до принцев и любой нечисти. Но со мной всегда было сложно: я танцую только то, что мне кажется интересным. То, что мне не нравится, у меня даже плохо получается. Я начал, например, готовить «Кармен-сюиту», понял, что лично я в этом балете ничего нового сказать не могу, и отказался от этой идеи. Мне надо ощутить, кто мой герой, и от этого уже составить свое понимание всех движений. Замкнуть круг, чтобы не было никаких пробелов. Мне важно понять все, что происходит со мной на сцене. Это если про балет. А в жизни меня вдохновляет Мария.

Мария: И общение с коллегами, конечно.

Как ваши успехи повлияли на вашу жизнь, на то, что вы думаете о себе? Вы всегда верили в себя или были моменты сомнений?

Мария: У меня сомнения всю жизнь бывают, это нормально. Я очень критична, я «самоед» и очень много копаюсь в себе.

Иван: Если бы я не был в себе уверен, я бы ничего в жизни не добился. Мне часто говорили люди: «ты маленький», «у тебя большая голова», да чего только не говорили! Это всю жизнь продолжалось и до сих пор иногда случается. Но я был всегда в себе уверен и именно поэтому добился того, что сейчас есть.

Мария: Да, во всем всегда надо искать плюсы. Мне очень нравятся гастроли, но единственный, пожалуй, минус, который я могу назвать, — это сборка и разборка чемоданов.

Иван: Странно. А я всегда, когда собираюсь на гастроли, вижу уже собранный чемодан перед порогом. Когда приезжаю и привожу чемодан, наутро он тоже уже разобран и все разложено. Это магия (смеется).

Мария: Какой-то невидимый домовой работает.

Вы очень гармоничная пара, дополняющая друг друга при всей разнице в характерах и отношении к жизни, которое местами, если судить по ответам, практически противоположное. Что вам больше всего нравится друг в друге? О чем вы спорите?

Иван: Мне нравится в Марии все без исключения.

Мария: Мы с Ваней нашли идеальный баланс сил.

Иван: Баланс добра и зла!

Мария: Я добро (смеется). Хотя и не всегда.

Иван: Как-то с первого дня совместной жизни все совпало идеально. Мы ни о чем не спорим. Нам очень комфортно вместе.

Мария: Мне с Ваней никогда не бывает скучно.

Иван: Мне всегда хочется возвращаться к ней домой. Особенно после четырех часов в зале без перерыва очень хочется в тепло.

Мария: Я воплощение домашнего очага.

Иван: Ты — костер.

Есть ли у вас в семье лидер?

Иван: Конечно, у нас в семье есть лидер: как Маша пожелает, так все и будет. Я качественный исполнитель.

Мария: Мне кажется, у нас в семье так, как говорят: «Женщина — шея, а мужчина — голова».

Иван: Да-да. Маша скажет, что надо, а я придумаю, как этого добиться.

Если бы вас когда-нибудь спросили ваши внуки, в чем секрет семьи и зачем это нужно, что бы вы ответили?

Иван: Мы бы им ответили: семья нужна для того, чтобы появились вы, внуки! Смысл семьи — это появление новой жизни.

Мария: Лучше не скажешь.

Балет — это не перфоманс

Считается, что балетные школы Москвы и Санкт-Петербурга заметно отличаются. Это действительно так? Сложно ли после Большого театра танцевать на сцене Михайловского?

Иван: Я категорически с этим не согласен. Я считаю, что есть одна хорошая школа — это русская школа балета, которая представлена и в таких соседних странах, как Беларусь и Украина. Там и там есть в училищах наши педагоги, которые воспитывались в традициях одной русской школы. Отличий между московской и питерской школами нет, все стерлось давно, артисты, выученные в Москве, спокойно могут танцевать в Питере, и наоборот. Все перемешались.

Мария: Мне кажется, что отличие есть, но непринципиальное, оно просто в характере москвичей и питерцев. Гораздо большее значение имеет индивидуальность артиста. А вот русская и американская школы отличаются заметно.

Чем именно?

Иван: В Америке другие руки совершенно, другая выучка.

Мария: Совершенно другая манера, акценты ставятся на другом, заметно, что в училище изначально работали совсем иначе, чем у нас. Это на самом деле такая глобальная тема — отличие нашего танца и нашей культуры от западной. Принято говорить о разнице менталитета, и то же самое можно сказать и о балете. Можно говорить о разной душе.

Иван: Мы же отличаемся от американцев или японцев, китайцев, корейцев, немцев или итальянцев. С итальянцами мы больше всего похожи.

Если говорить о классическом балете и современном танце, балете-модерн, что для вас интереснее в будущем?

Иван: Есть направления, которые вообще тяжело воспринимать, а есть очень интересные направления, которыми мы сейчас много занимаемся. Я сам ставлю сейчас балеты и не могу сказать, что ставлю абсолютно классическую хореографию. Я ставлю свою хореографию.

А что неинтересно?

Иван: Неинтересны направления, в которых совсем убирают танцы и добавляют театральную игру, словно какую-то супернаходку. Когда называют постановку балетом, а делают совершенно не балет. Говорят: «Давайте мы съедим на сцене торт, зажжем свечки…»

Мария: Это уже, скорее, перформанс.

Иван: Это тоже искусство, но совсем иное. Если мы говорим о балете, то давайте и делать балет, а не перфоманс.

Калории, колбаса и кофе

Вы считаете калории?

Мария: Нет, никогда этим не занималась. Наша семья и правильное питание — это несовместимые вещи, потому что мы оба любим поесть.

Иван: У меня питание всеядное.

Можете позволить себе чай или кофе с тортиком?

Мария: Да, совершенно спокойно. Ваня сладкое не ест, а я люблю. Знаю, что со временем придется задуматься о том, что я ем и сколько, но пока могу съесть пирожное и перед спектаклем, и после.

Иван: А я люблю все мясное, колбасное, овощное...

Мария: Ты любишь все, кроме сладкого. Хотя и сладкое ты иногда любишь.

Иван: Ну нет, я никогда не променяю кусок колбасы на торт.

Мария: Это если будет стоять такой выбор.

Иван: Или кусок мяса на торт…

Балуете ли вы друг друга? Кто из вас чаще готовит кофе для другого?

Иван: Готовит чаще Маша, а пью я.

Мария: Мне нравится вкус кофе, я люблю большие чашки, с молоком, с сахаром. А Ваня пьет кофе, чтобы проснуться. Для него главное поспать подольше, а потом собраться как можно быстрее.

Иван: Я быстро ем и быстро пью, мне не хочется тратить на это много времени, особенно перед работой.

Раз уж мы находимся в кофейном бутике, спрошу вас, какой кофе вы любите — капучино, лунго, эспрессо? Есть ли у вас один любимый вид кофе на двоих, или каждый выбирает свой?

Иван: Кофе я люблю крепкий, самый черный и без сахара — ристретто. На мой взгляд, сладкое притупляет вкус любого напитка и любой еды. У нас дома и в Москве, и в Питере есть кофемашины Nespresso, но если я один, то даже не пользуюсь той емкостью, куда молоко наливают. Просто кладу с утра капсулу и завариваю самую маленькую чашку. Мне нравится кофе горьковатый и с самым насыщенным вкусом, какой есть. Такие бленды, как Arpeggiо, Ristretto — главное, чтобы по крепости вкуса из 10 баллов было не меньше 9.

Со вкусом перца у Nespresso есть крепкий сорт в серии Гран Крю — Kazaar, темно-синяя капсула.

Иван: С перечными нотами в послевкусии — прекрасный.

Мария: Кофе у нас у каждого свой. Я по утрам пью капучино. Люблю сладкие бленды, более легкие, чем те, что пьет Ваня. Volluto, с фруктовым вкусом, очень нравится. Нравится пробовать разные варианты и новые сорта, я вообще человек любознательный и любопытный.

Из новых у Nespresso недавно появился набор Alter ego — три бленда Гран Крю и их точные копии в варианте «декаф». К Arpeggio, например, есть Arpeggio (Decaf), к Volluto тоже есть двойник «декаф». Пробовали?

Мария: Я пробовала все три новых варианта Decaf и, честно, не отличила их от оригинального кофе. Это действительно «другое я», Alter ego — точно такой же запах и вкус, как в оригинальном бленде, совершенно не чувствуется, что «декаф».

Скажите, а у вас строгий режим дня? Можете ли вы себе вечером позволить крепкий кофе?

Мария: Режим нестрогий, но по вечерам, пожалуй, лучше пить кофе без кофеина.

Иван: Мне кофе нужен для того, чтобы зарядить меня бодростью, энергией. Кофе — это такой «ободрин». В этом смысле мы с Марией опять противоположности. Я могу и вечером крепкий кофе пить совершенно без всяких проблем.

Мария: Меня вдохновляет вкус и сам процесс. У нас в Большом театре это настоящая традиция: после утреннего класса, перед репетицией, надо обязательно сходить в буфет, взять кофе, обменяться новостями, сплетнями, узнать, у кого как дела.

Иван: Артисты балета и вообще сотрудники Большого театра пьют очень много кофе. Если артист перепил крепкого кофе перед спектаклем, это даже хорошо — будет скакать бодрее.

Мария: Да! Кофе пьют все, это часть культуры, часть жизни театра.
----------------------------------------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 02, 2016 12:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053206
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Вопросы: Нина Назарова
Заголовок| Если открыть глаза и посмотреть вокруг, на улицах полным-полно зомби
Иван Васильев

Где опубликовано| © журнал Interview
Дата публикации| 2016-05-26
Ссылка| http://www.interviewrussia.ru/art/ivan-vasilev-esli-otkryt-glaza-i-posmotret-vokrug-na-ulicah-polnym-polno-zombi_
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В июне на сцене Михайловского театра впервые пройдут три одноактных балета Ивана Васильева — «Болеро» на музыку Равеля, «Слепая связь» про зависимость современных людей от гаджетов и «Морфий» по повести Булгакова. Interview поговорил с молодым хореографом, а команда петербургского универмага Au Pont Rouge запечатлела труппу в лучших монохромных нарядах сезона.

Вы на репетициях балета «Морфий» по Булгакову объясняли танцовщикам, что им надо двигаться, словно зомби — американскими фильмами ужасов вдохновлялись?

Нет, мы просто искали нужную пластику. В моей трактовке произведения взят главным образом кусок из самого конца, когда доктор Поляков остается наедине с собой и ему являются некие фантомы. Вот эти фантомы в редких вспышках сознания и двигаются наподобие зомби. Я в первую очередь решил поставить этот балет, потому что мне было интересно его станцевать, в этом призрачном мире пожить.

То есть фильмы про зомби вы своих актеров смотреть не заставляли?

Ха, зомби хватает и в нашем мире! Если открыть глаза и посмотреть вокруг, на улицах полным-полно зомби.

В каком смысле?

Люди, которым некуда идти, нет цели куда-то идти, и они зависают на ходу. Зомби — это не существа с топором, которые хотят съесть чьи-то мозги и волочат кишки по земле. Я абсолютно не эти образы держал к голове. Это просто потерянные, заблудшие души, темная сторона всей жизни доктора Полякова.

Второй из ваших одноактных балетов, «Слепая связь», посвящен зависимости людей от гаджетов и мобильных телефонов. У вас самого есть такая проблема?

Нет, наоборот, я очень мало что в гаджетах понимаю. Если честно, даже записать диск с музыкой на компьютере не могу — ну совсем не моя история. Не хватает терпения разбираться. Но я вижу очень много людей, которые действительно жить не могут без своих телефонов. Еще сейчас бум людей, которые пытаются самовыражаться в сети. Порой натыкаешься на такие жути, что думаешь: лучше бы этого не было!

Какие такие жути?

А вы зайдите на YouTube, и тут же вылезет какой-нибудь не очень адекватный ролик. Их много. Есть целый пласт людей, которые сами себя снимают и в сеть выкладывают. Порой это просто за гранью моего понимания. Раньше, когда люди письма друг другу слали и в них рассказывали, кто чем в данный момент занимается, никто не вывешивал эти письма на доску почета. При этом я не хочу сказать своим балетом, что гаджеты — это плохо, что «Слепая связь» призывает: отбросьте телефоны, забудьте их навсегда. Просто есть чувство меры, грань, и если переступить ее, умирает искусство и кончается красота.



Балет по Булгакову, балет про гаджеты — вы к классике скептически относитесь?

Нет, почему скептически? Я ее люблю, люблю ее танцевать. Внутри хорошей классической редакции всегда приятно находиться. С точки зрения либретто все проще и более предсказуемо: любовь, предательство, смерть — но это достоинства не уменьшает. Главное — ее правильно и грамотно ставить. Беречь ее надо! Я не считаю нужным новые редакции «Лебединого» или «Спящей» придумывать. Если хочется поэкспериментировать, можно освежить костюмы, можно проследить, чтобы технический уровень артистов соответствовал духу времени. Например, изначально мальчики не прыгали в большинстве балетов вообще, а сейчас мальчики прыгают, и это надо использовать. Но в современный мир переносить действия спектаклей, на мой взгляд, вообще не нужно. Классика на то и классика, ее надо беречь.

Музыку для своих балетов при этом вы выбираете классическую: Морис Равель, Густав Малер. Нет искушения придумать танцы, например, на хип-хоп?

Ну, «Слепая связь» у нас сделана на музыку Макса Рихтера, это довольно современный композитор. А в целом, если когда-нибудь получится, я бы с удовольствием поработал, например, с группой Muse. У них есть масштаб, который интересно использовать.

Насколько ваш новый опыт хореографа помогает вам как танцору?

Помогает преимущественно с точки зрения погружения — я теперь думаю не только о том, что я делаю, но и как это было поставлено. Собираю, так сказать, собственный багаж, не в плане конкретных приемов, конечно, а в плане чувства своего тела и понимания, как человеческое тело способно в принципе двигаться. Вообще, я стал более уважительно относиться к работе, которую проделал до меня хореограф. Когда ты сам танцуешь, ты переживаешь всегда, а когда это еще и твой балет, переживаешь вообще за все, и тех, кто находится на сцене, и тех, кто за пультом режиссера. Гипертрофированное чувство ответственности.

А у вас сейчас главная ответственность какая?

Сейчас — премьера этой балетной тройчатки на сцене Михайловского театра. Это родная сцена, и на ней еще более ответственно выступать.

Насколько вы контрол-фрик? Костюмы, свет — вы во все это погружались?

Целиком. Нет, ну на плече у Саши Леонидовой, которая делала костюмы, я не висел, но мои коллеги всегда учитывали мое мнение и от него отталкивались уже.

А если говорить не о сценических костюмах, а о моде, что вы обычно носите?

Одежду.

Неважно какую?

За этим больше следит моя жена Маша (Мария Виноградова, балерина. — Interview). Я могу надеть все, что удобно, и идти на работу.

Я читала, что вы спектакли по ночам придумываете, это правда?

Да, порой приходят среди ночи какие-то идеи, и я подскакиваю, бужу свою жену и начинаю ей объяснять: вот так надо сделать. Пока она мне не скажет: «Спи, Ваня».

Не жалуется?

Привыкла уже. Понимает, что мне надо выговориться, надо поделиться, чтобы не держать в себе.

При этом вы как раз известны тем, что любите подольше поспать.

Да, это не миф. Мне нужен сон, я поздно ложусь, но люблю высыпаться. Хотя порой я могу встать и в девять, и в десять утра и чувствовать себя выспавшимся. Но в работе я стараюсь держать себя в рамках. Я не люблю пользоваться тем, что меня могут подождать, это стыдно.

А вы быстро вообще хореографию придумываете?

Знаете, так сложилось, что очень быстро. Я сначала вынашиваю идею какое-то время, дохожу до выбора музыки, а когда прихожу в зал, обычно движения уже словно сами выходят и соединяются. Зато потом, когда все уже поставлено, обязательно наступает момент, когда какие-то задумки приходится отбрасывать.

И что вы на этот раз отбросили?

Могу про «Слепую связь» рассказать. Изначально, например, я задумывал, чтобы телефонные звонки шли не в качестве фонограммы, а чтобы был подсадной человек, у которого бы в определенный момент начал реально звонить телефон. Но мы поняли, во-первых, что это просто не сыграло бы так с точки зрения звука, а во-вторых, стали опасались того, что зрители могут его взять и побить. Так что никогда не надо бояться отказываться от собственных идей.

Фотограф: Сергей Мисенко
-----------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16800
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 10, 2016 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016053207
Тема| Балет, Алматинское хореографическое училище имени Александра Селезнева, Персоналии, Ая Калиева
Автор| Юрий КАШТЕЛЮК; Фото Юрия ВЫБЛОВА
Заголовок| Лебеди встали на крыло
Где опубликовано| © газета "Вечерний Алматы"
Дата публикации| 2016-05-31
Ссылка| http://vecher.kz/how2rest/lebedi-vstali-na-krylo
Аннотация| Выпускной, ИНТЕРВЬЮ

В Алматинском хореографическом училище имени Александра Селезнева состоялся 71-й выпуск



В ходе трехчасового концерта, прошедшего на сцене ГАТОБ, будущие артисты балета продемонстрировали свое мастерство. Уже скоро выпускникам предстоит утвердить себя на профессиональной сцене. Директор училища, заслуженный деятель РК Ая Калиева рассказала нам о том, какие коллективы пополнятся молодыми специалистами в области классического балета и народного танца. Также мы побеседовали о предстоящих юбилейных мероприятиях, посвященных 110-летию, со дня рождения Александра Селезнева.

– Существует ли сегодня распределение? Выпускников рады видеть отечественные хореографические коллективы?

– У нас в этом году 40 выпускников, ребята востребованы, заявки пришли на всех. Они пойдут работать в «Астана Балет», в ГАТОБ имени Абая. Среди других работодателей – не менее престижные труппы. Это хореографический коллектив сестер Габбасовых, «Самрук», «Салтанат» и так далее. Возможно, кто-то поедет работать в коллективы ближнего зарубежья, например, у нас очень хорошие контакты с Театром оперы и балета Татарстана, там с удовольствием принимают выпускников училища имени Селезнева.

– Можно уточнить, сколько артистов балета вольется в труппу ГАТОБ?

– Порядка десяти человек. Фактически они уже трудятся в театре – проходят практику. Можно сказать, что это достаточно комфортная адаптация. Руководство театра очень хорошо знает профессиональный уровень наших учеников. Они с детства готовы к серьезной конкуренции, участвуют в конкурсах.

– Только в республиканских или еще и в международных?

– В этом году наши ребята участвовали в четырех международных конкурсах и продемонстрировали прекрасные достижения. Сегодня у нас 45 лауреатов.

– С какого возраста принимают в училище?

– С 9–10 лет на базе начального образования. И с этого времени дети начинают жить по расписанию профессионального театра. Изначально к ним предъявляются серьезные требования. А после пяти лет обучения предстоит еще один строгий отбор. Часть ребят отсеивается – переходит в обычные общеобразовательные школы. Как правило, это связано с различными анатомическими особенностями, состоянием здоровья, но в любом случае творческое образование помогает им в жизни. У них красивая осанка, они элегантны. Такие ребята разбираются в хореографии, получают хорошее эстетическое воспитание. Часть учеников мы можем перевести с классической хореографии на квалификацию «артист ансамбля танца». Это тоже очень хорошая специальность, тем более что народный танец сейчас активно развивается, также очень востребована современная хореография.

– В этом году открывается Национальная академия хореографии в Астане. Таким образом, училище имени Селезнева перестает быть монополистом в плане подготовки артистов балета. Будет конкурентная среда?

– Что касается столичной академии хореографии, то это будет уникальное учебное заведение: с полным циклом преподавания – начиная со школы, продолжая колледжем и завершая высшим профессиональным образованием, докторантурой. Аналогов академии не будет во всей Центральной Азии.

У нас в Алматы можно получить только высшее педагогическое образование в области хореографии, а там будут обучать балетмейстеров – постановщиков хореографических спектаклей.
Мы помогаем академии методическими пособиями, другими наработками.

– А что же будет с нашим училищем?

– Оно никуда не исчезнет, мы старейшая хореографическая школа в стране, с богатыми традициями. Когда Селезнев выбирал систему преподавания, то он взял за основу питерскую школу балета, программы, разработанные Агриппиной Вагановой. И сегодня мы продолжаем эти традиции. Но вместе с тем идем дальше. Развивается казахская хореография. Недавно наши воспитанники выезжали в Турцию вместе с педагогом Анварой Садыковой. Турецкие коллеги нас специально приглашали, чтобы познакомиться с казахским танцем. Ребята рассказали хореографам из Турции об истории казахского танца, в котором каждый элемент имеет свое значение. И турецким профессионалам было интересно сравнить их школу и нашу.

Знания языка танца обогащают артиста. Жалко, что зачастую в наших хореографических студиях просто учат запоминать движения, не уделяя внимание смысловым значениям каждого движения.

– А молодежь из-за рубежа приезжает в Алматы учиться нашей хореографии?

– Недавно прошли гастроли наших учеников в ЮАР, и ребята из этой страны выразили желание учиться в Алматы. К нам поступили заявления, в которых ребята из этой африканской страны пишут, что хотят изучать казахский танец, пропагандировать его.
Сейчас мы развиваем национальную хореографию, создаем неоклассику с элементами казахского танца.

– Какие мероприятия планируются училищем в связи с юбилеем со дня рождения Александра Селезнева?

– В ноябре, когда будет отмечаться 110-летие со дня рождения народного артиста Казахской ССР Александра Селезнева, у нас пройдет ежегодный фестиваль хореографии «Өрлеу», международная конференция, педагогические чтения. Состоятся мастер-классы. Мы планируем открытие музея, сейчас собираем коллекцию костюмов. Ожидаем гостей из Санкт-Петербурга, Москвы, в частности должен приехать народный артист СССР Михаил Лавровский.

– Имеют ли возможность выпускники Алматинского хореографического училища продолжить обучение в Санкт-Петербурге или Москве?

– Да, у нас очень хорошие контакты с Академией русского балета имени А. Я. Вагановой и Московской государственной академией хореографии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика