Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 23, 2016 9:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042304
Тема| Балет, конкурс «Арабеск-2016» (Пермь)
Автор| Виолетта Майниеце
Театровед, балетный критик и историк балета, сценарист
Заголовок| Третий тур — решающий
Где опубликовано| © Звезда (г. Пермь)
Дата публикации| 2016-04-23
Ссылка| http://zvzda.ru/columns/becbb1bff594
Аннотация| КОНКУРС, ИТОГИ

В III туре конкурса «Арабеск» классические вариации исполняли 15 участников в возрасте от 13 до 17 лет включительно, 27 — в возрасте от 18 до 25 лет включительно. О выступлениях участников в финале конкурса рассказывает Виолетта Майниеце, балетный критик, член Жюри прессы «Арабеска»-2016.

На третий тур жюри конкурса пропустило 42 участника из 12 стран мира. По количеству среди них лидировали россияне, корейцы, японцы. Старшая группа была значительно многочисленнее младшей. Но именно младшая по традиции открыла утренний конкурсный просмотр завершающего дня состязания.

Каждый из юных участников исполнил две вариации. По сравнению с предыдущими турами, их выступления значительно потускнели. Сказались усталость, нервное напряжение. Сдали даже лидеры, уверенно выступавшие ранее.

Часто конкурсантов подводил неверный выбор репертуара, желание наставников показать учеников в партиях премьеров и прим, который им пока не доступен.

Не может длинноногая, длиннорукая 15-летняя участница из Македонии Стефания Гаштарска справиться с вариацией Эсмеральды или с соло из Гран па классик В. Гзовского, рассчитанных на французских прим. В старательном исполнении конкурсантки они смотрятся весьма карикатурно.

Не захотела подчиниться элегантная вариация принца Дезире молодому воронежцу Руслану Стенюшкину. По-школьному робко пока танцует москвичка Адель Музафарова. Старательно, по слогам, хоть и грамотно, piccicato Раймонды произносит Екатерина Клявлина. Чистоту школы в вариации из «Фестиваля цветов в Дженцано» демонстрирует «специалист» по мелкой бурнонвилевской технике москвич Григорий Иконников. Зато бравурная вариация Филиппа из «Пламени Парижа» для него значительно упрощена. Погас огонёк в танцах москвича Чино Марка, порадовавшего на втором туре выразительным танцем смешного и бравого морячка.

Молодые исполнители очень старались, но настоящего танца на сцене не получилось.

Явного, запоминающегося лидера среди участников младшей группы не оказалось, хотя некоторые конкурсанты танцевали не по годам виртуозно, демонстрируя сложные вращения и фуэте.

Не было яркого лидера и в старшей возрастной группе. Сегодня личность в балете — на вес золота!

Как показал третий тур и конкурс в целом, технические трюки на грани цирка одержали сокрушительную победу над артистизмом, музыкальностью, порой и хорошим вкусом. Достижения участников определяются высотой прыжка, как в лёгкой атлетике, разными «замысловатыми вертушками», как в фигурном катании. Чем круче, тем лучше! При том большинство танцует удручающе немузыкально и видит в музыке лишь звуковой фон, даже не пытаясь расставить осмысленные музыкально-пластические акценты. Главное — показать крутой, невиданный элемент!

В танце мало задействован корпус. Исчезли особые положения плеч, головы, координация и кантилена движений, которыми всегда славилась русская школа. Порой даже кажется, что руки исполнителям не помогают, а страшно мешают. Напряжённые, завышенные и с жёсткими кистями, они скорее портят, чем украшают танец. Пристальное внимание конкурсанты уделяют только технике.

Тонкими нюансами, красивыми позами, певучими руками, давно забытыми позами на втором туре в вариации белого лебедя Одетты зрителей и специалистов порадовала кореянка Со Чин Син. Танцовщицу все запомнили, с нетерпением ждали её выступления в заключительном туре. Она едва не погубила себя неверным выбором репертуара — с бравурным па де де из «Дон Кихота» танцовщице без вращения, конечно же, справиться трудно.

Изящную миниатюру напоминала Жизель работающей в Улан-Уде японки Уемуры Харука. Хрупкие линии, лёгкий прыжок балерины не искупили отсутствия внутреннего тепла в любовном дуэте с Альбертом.

Неуёмной кокеткой показалась конкурсантка из Екатеринбурга Екатерина Сапогова в «Венецианском карнавале». В её танце и внешнем облике видны педагогические ошибки.

Не было уверенности, не говоря про парадный блеск, в Гран па классик В. Гзовского в исполнении москвичей Анны Марковой и Ивана Титова.

В труднейшем па де де Нирити и бога ветра Вайю из «Талисмана» выступили две пары. Женственно и выразительно свою партию исполнила миниатюрная кореянка Со Чон Мин. Более земной и бравурной оказалась Нирити у японки Уэно Мизуки.

Как показал третий тур, на нынешнем «Арабеске» мужской состав исполнителей оказался сильнее и интереснее женского.

Поразительно высоко летают, сложнейшие трюки в воздухе и на земле проделывают многочисленные конкурсанты из Кореи, сделавшие огромный рывок в области освоения техники классического танца. Им не уступают японцы.

Чемпионом можно назвать маленького японского виртуоза Терада Томоха, работающего в Екатеринбурге. Он так лихо и захватывающе протанцевал вариацию Остапа из «Тараса Булбы», что вырвался в лидеры и рекордсмены. Его гопак произвёл сильное впечатление даже на фоне других летающих и неистово вращающихся конкурсантов.

Колоритно смотрелся темпераментный работорговец Ланкедем («Корсар») в исполнении работающего в Казани британца Алессандро Каггеджи. Редкий случай на конкурсе, когда исполнитель задумался над характером персонажа и сумел его показать на сцене.

На этом фоне настоящим принцем и премьером оказался высокий, стройный москвич Александр Омельченко, строго исполнивший вариацию из гран па «Пахиты».

Хотелось бы напомнить конкурсантам и их наставникам, что балет — не спорт, а великое искусство, у которого свои эстетические законы. Заведомо побеждает тот, кто танцует не только телом, но и душой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 25, 2016 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042501
Тема| Балет, Фестивале Dance Open (СПб), Semperoper Ballett (Дрезден)
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Смех в тюремной форме
В Петербурге выступил балет из Дрездена

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №71, стр. 11
Дата публикации| 2016-04-25
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2972378
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Николай Круссер

На сцене Александринского театра на международном балетном фестивале Dance Open (о его открытии "Ъ" писал 19 апреля) Semperoper Ballett из Дрездена представил программу одноактных балетов Алексея Ратманского, Понтуса Лидберга и Александра Экмана, продемонстрировав разнообразие интересов труппы. Из Петербурга — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Балет из Дрездена, приезжающий на Dance Open во второй раз,— труппа энергичная, амбициозная и с серьезной репутацией. Достаточно сказать, что разборчивый и сверхвостребованный Алексей Ратманский в 2014 году согласился сделать для дрезденцев эксклюзивную постановку — "Танцевальную сюиту" на одноименную музыку Рихарда Штрауса. Композитор Штраус вдохновлялся Франсуа Купереном, переводя темы куртуазного француза с клавесинного на симфонический. Хореографу Ратманскому в первоисточнике не было нужды: он обыгрывал, варьировал и развивал сам себя, точнее, балетик "Прелести маньеризма", поставленный им почти 20 лет назад для антрепризы Нины Ананиашвили. Разнообразные стилизации — стихия Ратманского. Его "Танцевальная сюита" тоже извергается стремительным водопадиком ансамблевых, сольных, дуэтных танцев; по технике — чисто классических, по виду — как бы барочных из-за чрезвычайно подвижных рук и корпуса и стремительно изменчивого рисунка массовых композиций. Канон — повторение одного движения каждым танцовщиком с крошечным запланированным запозданием — главный, безотказно действующий прием Ратманского, придающий его хореографии вид изобильного изящества. Фирменной печатью отмечен и слог "Танцевальной сюиты": все позы, связки, переходы и выбранные классические па настолько характерны для Ратманского, что так и видишь самого хореографа, протанцовывающего на репетициях свое сочинение.

Проблема в том, что далеко не все артисты способны сымитировать исполнительскую манеру Ратманского, его нетривиальную координацию, стремительность темпов, неожиданные смены ракурсов. В Дрездене с этой внешне легкой, но весьма каверзной хореографией хорошо справились солисты-мужчины, похожие на Ратманского-танцовщика: невысокие, поворотливые, прыгучие, с цепкими стопами и мягкими телами. А вот танцовщиц подвел недостаток академической подготовки: девушки явно учились по разным методикам, некоторые, возможно, и вовсе без оных. От этого массовые ансамбли, и без того нелинейно поставленные, выглядели подчас плохо отрепетированными; на деле же артистки просто танцевали кто как может. Впрочем, для сольных фрагментов в труппе нашлись отменно подготовленные виртуозки, хоть и небезупречного телосложения.

Куда вольготнее дрезденские артисты чувствовали себя в современной — босоногой и не столь строго организованной — хореографии молодого, но чрезвычайно востребованного шведа Понтуса Лидберга, поставившего в 2013 году специально для них балет "В другой комнате" на музыку Макса Рихтера. Название требует расширенного толкования — "в другом месте" или даже "пространстве", поскольку этот хореографический опус вдохновлен поэзией древнего персидского мистика Джаляледдина Руми и речь в нем идет о духовном пути человека-творца, на что недвусмысленно указывают первая и финальная мизансцены, в которых танцовщики перекатывающейся лавиной движутся по лучу света к невидимой цели. Идея не нова, лексика — тоже. Однако Понтус Лидберг владеет незаурядным словарным запасом. Разномастные движения он сочетает логично, гладко и удобно (для тел артистов и для глаз зрителей), причем разнообразные партерные перекаты, гипердинамичный корпус, экстремальные руки и "сломанные" вращения легко уживаются с почти классическими па-де-ша и прочими большими прыжками. К тому же хореограф Линдберг переполнен неподдельной энергией и страстью, отчего его бессюжетный балет бередит вполне человеческие чувства и возбуждает воображение. Два отличных адажио — андрогинно-метафорическое (скажем, героя с Идеей или с Искусством), построенное на взаимных поддержках и параллельных комбинациях, и гетеросексуальное, человечное, полное эмоций, внутренних запретов, взаимонепонимания и взаимопритяжения,— свидетельствуют о несомненном таланте автора и удаче труппы, заполучившей его эксклюзивную постановку.

"Кактусы" Александра Экмана на музыку Бетховена, Шуберта и Гайдна, прерываемую хлопками, чмоканьем, стуком и шумным дыханием,— единственный заемный балет программы (культовый швед поставил его в 2010-м для Нидерландского театра танца, а уж затем перенес в Дрезден). Этот иронический опус, высмеивающий все и всех — и актуальную хореографию, и танцовщиков, и методы постановки, и сам "сор", из которого растут "стихи" танца,— следует прописать каждой труппе, относящейся к себе с излишней серьезностью. В каскаде уморительных пластических гэгов почти йоговские загибы сменяются почти народными "хлопушками", еле шевелящаяся медитативность — размашистым шаманским неистовством, кажущееся актерское самозабвение — профессиональным ступором от забытого порядка движений, программная унисонность кордебалетной массы — стремлением каждого артиста выделиться из толпы. Весь этот бурлящий поток балетного остроумия заключен в строжайшую, буквально тюремную форму: каждый из 16 танцовщиков работает на собственной "сценке" — платформе размером полтора на полтора метра. Танец как бег на месте, и бег на месте как квинтэссенция танца: Александр Экман прописывает артистам и зрителям лошадиную дозу сарказма как верное средство от чрезмерного пафоса и сакрализации искусства. В Петербурге лекарство подействовало безотказно: после спектакля даже святые стены Александринки удивленно дрогнули от легкомысленного хихиканья и веселой овации почтеннейшей публики.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 08, 2016 9:27 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 25, 2016 10:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042502
Тема| Балет, «Бенуа де ла данс», Персоналии, Нина Кудрявцева-Лури
Автор| Константин Фрумкин
Заголовок| Весь мир, кроме Африки
Нина Кудрявцева-Лури о том, как устроить «Оскар» для балета

Где опубликовано| © деловой еженедельник "Компания"
Дата публикации| 2016-04-25
Ссылка| http://ko.ru/index.php?option=com_k2&view=item&layout=item&id=132274
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ





Вот уже не первый год в Москве на сцене Большого театра проходит вручение «Бенуа де ла данс» – премии, которую еще называют балетным «Оскаром».

Это один из самых престижных, хотя и безденежных призов для танцовщиков и деятелей балета, существующий уже больше 20 лет. «Ко» – традиционный информационный партнер этого проекта. О призе, особенностях конкурса этого года и о финансовой стороне мероприятия мы беседуем с сооснователем проекта, артистическим директором программы «Бенуа де ла данс», а кроме того, бывшей балериной Большого театра и бывшей заведующей репертуарно-творческим отделом Большого театра и Кремлевского Дворца съездов Ниной Кудрявцевой-Лури.



– Скажите, как возникла идея вашего приза?

– Она возникла в 1991 г. в недрах секретариата Международной ассоциации деятелей хореографии. Все мы, основатели конкурса – Юрий Григорович, моя коллега Регина Никифорова и я, – работали в Большом театре, втроем и придумали этот приз. Нам захотелось создать награду, которая бы выделяла артистические работы и которая бы в некотором смысле была альтернативой молодежных конкурсов, где превалирует техника. А мы хотели создать конкурс, где превалирует артистизм. Мы решили не мудрить, а просто взять концепцию «Оскара» и награждать лучшую работу за прошлый год – хореографа, танцовщика, танцовщицу, – потом присоединились номинации композитора и художника, и в 2000 г. добавилась последняя номинация, «За жизнь в искусстве». Четыре первых года награждение проводилось в Большом театре, потом мы в силу некоторых обстоятельств, что называется, эмигрировали – были в Париже в ЮНЕСКО, в Варшаве в Оперном театре, в Штутгарте, в Берлине в Опере на Унтер-ден-Линден, но в 2002 г. вернулись в Большой театр и с тех пор базируемся там, потому что приз такого уровня, конечно, должен быть в Большом театре.



– Откуда появляются претенденты на награду?

– Каждый член жюри представляет номинантов, опираясь на собственный опыт. Может быть представлена только одна кандидатура в каждой номинации. Членов жюри всего восемь, и мы их меняем каждый год, поскольку они номинируют и они же потом определяют победителей. Наша задача – собрать видеозаписи всех номинированных работ и разослать их всем членам жюри.



– А из кого состоит жюри?

– Это руководители разных балетных компаний, звезды балета, известные педагоги, репетиторы – лучшие представители профессии. Но каждый год это новые люди, и мы стараемся менять страны, чтобы это были разные школы и разные взгляды. Они приезжают в Москву накануне церемонии и в ходе дискуссии и открытого голосования определяют победителей.



– В этом году россияне есть в жюри?

– Юрий Григорович – бессменный председатель жюри, поскольку он возглавляет Международный союз деятелей хореографии, а по статусу приза президент союза является председателем жюри. Обычно бывает еще один представитель России, в этом году это Юрий Фатеев, исполняющий обязанности заведующего балетной труппой Мариинского театра.



– Скажите, есть россияне в нынешнем списке номинантов?

– Двое хореографов: Юрий Посохов – за «Героя нашего времени» в Большом театре, и 22-летний Максим Петров, артист балета Мариинского театра, который поставил уже несколько вещей и выдвинут за «Дивертисмент короля», созданный для Мариинского театра. Кроме того, прима-балерина этого театра Оксана Скорик номинирована за главную роль в балете «Сильвия» английского хореографа Фредерика Аштона.



– А можно ли сказать, что награждение балетным «Оскаром» влияет на карьеру танцоров?

– Теперь уже да. Конечно, понадобилось время, чтобы приз стал престижным. Сейчас получить его очень почетно, его хотят, и художественные руководители обычно отпускают танцовщиков для участия в церемонии и гала-концерте номинантов. Ведь вечер награждения – это прежде всего гала-концерт номинантов, всегда очень интересный, потому что это последние достижения в балете, самые яркие работы, которые появились за минувший год. И это всегда очень высокий уровень. Потому что все номинанты – звезды, это примы и премьеры театров всего мира. Единственный континент, не охваченный нами, – это Африка. Хотя мы хотели пригласить танцоров оттуда, ведь в Южной Африке тоже есть сильные танцевальные компании, но в связи с финансовым кризисом пока не можем себе этого позволить. Гала-концертов будет два. В этом году они пройдут 17 и 18 мая. 17 мая – программа номинантов этого года, в ней участвуют премьеры и примы ведущих компаний мира, таких как Парижская опера и Королевский балет Лондона, Римская опера, «Ла Скала», Мариинский и Большой театры, Национальная компания танца Испании. Второй вечер, 18 мая – концерт лауреатов «Бенуа де ла данс» разных лет, в этот раз посвященный Шекспиру в связи с 400-летием смерти великого драматурга. Если все выйдет, будет очень интересная программа. Например, четыре разных Ромео и Джульетты совершенно разных хореографов на разную музыку: две версии Прокофьева – Анжелена Прельжокажа и Жана-Кристофа Майо; Дюк Эллингтон с хореографией Мориса Бежара, и Чайковский с хореографией Матса Эка; две версии «Гамлета», «Как вам это понравится» и «Отелло».



– И проезд номинантам вы оплачиваете?

– Мы оплачиваем все, включая визы и такси до аэропортов. Что и говорить, это довольно дорогостоящая акция – приезжают люди из разных стран и в разное время. Хорошо, что какие-то рейсы берут на себя наши партнеры – авиакомпании.



– Поэтому ваш приз нуждается в спонсорской помощи?

– Более чем. Потому что опять же в связи с экономической ситуацией Министерство культуры дает нам все меньше и меньше. Конечно, оно нам помогает, конечно, помощь правительства престижна и необходима, но денег все меньше, и нам необходимы спонсоры. «Северсталь» и ExxonMobil – наши партнеры уже в течение нескольких лет. Также наши партнеры – Air France-KLM, Air China, отель «Метрополь» и красивая маленькая организация «Гармония-Флора», которая помогает нам с цветами. В начале 1990-х среди наших спонсоров были банки, но потом банки лопнули, и мы остались без банков. Естественно, мы упоминаем спонсоров во всей нашей рекламе.



– Не правда ли, самая проблемная номинация – это художник-сценограф? Ведь декорации к спектаклю – очень дорогостоящая вещь, и шикарные декорации, как в Большом театре, могут позволить себе не все.

– Да, конечно. Мне сказали, что бюджет одного спектакля в Большом равняется годовому бюджету театра в Екатеринбурге. В этом году у нас номированы два художника – один из Пекинской академии танца и второй – Жан-Марк Пюисан, бывший танцовщик, окончивший школу Парижской оперы. Он танцевал в Бирмингеме и Штутгарте, получил травму, поехал Лондон, окончил дизайнерскую школу в Лондоне, потом изучал историю искусств в Сорбонне и стал очень востребованным сценографом и специалистом по костюмам. Бывает, что танцовщики делают костюмы, но Пюисан делает и костюмы, и декорации, он работает и в опере, и в этом году номинирован за два балета. Зрители гала-концертов смогут отчасти познакомиться и со сценографией, потому что при вручении наград мы всегда демонстрируем небольшой клип о каждом номинанте.



– Скажите, а балет может быть самоокупаемым?

– Нет, никогда. Никогда он таким не был и никогда не будет. Ни балет, ни танец – на Западе их разделяют: балет – это то, что «на пальцах». Но это всегда требует больших вложений. Вы знаете, у нас ведь тоже следят за американской политикой, и успехи Трампа, на мой взгляд определяются тем, что он – способный актер. Это еще раз показывает, как важно искусство – даже для бизнеса и политики. Хотя бы поэтому искусство надо всячески поддерживать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 25, 2016 11:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042503
Тема| Балет, Фестивале Dance Open (СПб), Персоналии, Эдвард Клюг, Денис Матвиенко
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| Денис Матвиенко представил жизнь артиста
Звезда мирового балета и хореограф Эдвард Клюг переосмыслили драму Ибсена «Пер Гюнт»
Где опубликовано| © "Известия"
Дата публикации| 2016-04-25
Ссылка| http://izvestia.ru/news/611307
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Стас Левшин

Международный фестиваль Dance Open представил балет «Пер Гюнт» в постановке восходящей звезды мировой хореографии Эдварда Клюга. Зрители разделились на два лагеря — восторженный и скептический. Обозреватель «Известий» решила присоединиться к первому.

Три года назад Клюг и балет Марибора показали на том же фестивале «Весну священную» Игоря Стравинского. В череде спектаклей, отмечавших столетие со дня создания главной музыки XX века, этот был, пожалуй, самым смелым. Выплясывание земли, составляющее, казалось бы, суть балета, Клюг заменил воспеванием другой стихии — воды.

Уже тогда стало ясно, что появился хореограф, умеющий переосмысливать раз и навсегда утвержденное. Вот и история Пера Гюнта, мятущегося героя Генрика Ибсена, прочитана совершенно непохоже на оригинал и его интерпретации, среди которых прославленный «Пер Гюнт» Джона Ноймайера и Альфреда Шнитке.

Этот авторский тандем вслед за Ибсеном рассказал о талантливом человеке, растратившем жизнь понапрасну. Стремившемся стать всем сразу, вместо того чтобы быть самим собой. Клюг, в отличие от предшественников, не сомневается, что именно так и надо жить, — ярко, дерзко, безоглядно. И тогда мир повернется к тебе недоступными прочим смертным гранями.

В самом деле — кто, кроме Пер Гюнта, может приручить неуловимого белого Оленя, подружится с лесным зверьем и проникнуть в царство троллей? Местные ребята и девчата пляшут на праздниках и не понимают, что делает среди них загадочный парень с изломанной пластикой и постоянным желанием что-либо разрушить — будь то табуретки на танцполе или чужая свадьба.

Быть бы Перу жестоко битым (обиженный односельчанин хватается за топор), но спасает его таинственный незнакомец в черном, которого никто, кроме Пера, не видит. И это правильно: негоже обыкновенным людям встречаться лицом к лицу со своей судьбой.

Никому не ведомо, что ему предначертано, а Перу это известно, потому и отправляется он в дальние странствия. Взмывает в небо, покоряет пустыню, вкушает восточные искусы, пока в итоге, неосторожно перекурив, не попадает в сумасшедший дом.

В родную хижину герой возвращается стариком и видит ту же молодежь и ту же верную Сольвейг — по-прежнему юную: Клюг, в отличие от Ибсена и Ноймайера, не захотел ее состарить. Куда теперь податься? Праздный вопрос. Конечно же, в очередное путешествие. Черная дверь в черной стене уже приготовлена. Может быть, за ней смерть, а может, другое измерение — неважно. Главное для артистической натуры — бесконечное движение.

Пер Гюнт в версии Клюга — лицедей, одержимый тягой к бесконечному обновлению ролей, времен и эпох. Премьер Мариинского и Михайловского театров Денис Матвиенко прекрасен в этой партии именно потому, что сам большой артист, проживающий жизнь в том же алгоритме.

Зрители, выходя со спектакля, напрасно сетуют, что он мало танцевал. Матвиенко уже в том статусе, когда смотреть, как он стоит и ходит, не менее интересно, чем считать его пируэты. Кроме того, в спектакле и без того множество зрелищных моментов.

Пестрые орнаменты восточных ковров контрастируют с суровым северным бытом. Тролли и кобольды будто сошли с экранов современных фэнтези. Олень украшает пристанище влюбленных своими рогами. Герой седлает карусельный самолетик. Сольвейг носит за собой заветную дверь, куда когда-нибудь войдет Пер.

Этот полет иронической фантазии надо видеть — при всей серьезности замысла Клюг не прочь посмеяться как над персонажами, так и над собственными постановочными амбициям. Единственное, что не подлежит тотальному осмеянию, — музыка Грига. Скепсис смягчается, а лирика подчеркивается высоким градусом струнного квартета, фортепианного концерта и «Лирических пьес».

Иллюстрации к спектаклю Ибсена используются по назначению — для жанровых сцен, но это не ослабляет их романтического пафоса. За возможность послушать хорошо скомпонованный концерт хореографу отдельное спасибо — Григ у нас хотя и почитается, но редко исполняется.

«Пер Гюнт», на музыку Эварда Грига, Балет Марибора, 2015. Хореография: Эдвард Клюг. Дирижер: Саймон Робинсон. Соло на фортепиано — Майя Гомбач. Художник по костюмам: Лео Кулаш. Художник-постановщик: Марко Япель. Скульпторы: Иво Немец, Милена Грайфонер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1520
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 25, 2016 6:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042504
Тема| Балет, Персоналии, Килиан, Ханс ван Манен, Лайтфут-Леон, Крысанова, Шипулина, Чудин, Родькин, Савин
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок|Большие голландцы, или шепот текущих воспоминаний
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №4 (2016)
Дата публикации| 2016 апрель
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Премьера

На Исторической сцене Большого театра прошла премьера «Вечера современной хореографии».

В программу были включены опусы авторов разных национальностей, творивших и ныне созидающих в Голландии, а именно в Нидерландском театре танца (NDT): «Вариации на тему Франка Бриджа» (2005) голландца Ханса ван Манена на музыку Бенджамина Бриттена, «Совсем недолго вместе» (2012; новая редакция – 2015) работающих в тандеме англичанина Пола Лайтфута и испанки Соль Леон на музыку Макса Рихтера и Людвига ван Бетховена и «Симфония псалмов» (1978) Стравинского в хореографии чеха Иржи Килиана.

Ван Манен и Килиан в разное время руководили NDT, а ныне его возглавляют Лайтфут и Леон, творя историю голландского балета. Объединение в одном вечере сочинений хореографов разных эстетических мировоззрений и почерков – интересная репертуарная идея. Представленные опусы в Большом не только пополнение исполнительского багажа артистов, но и новый опыт для восприятия публики.


Екатерина Шипулина и Денис Родькин

Маг математически рациональных танцконструкций и пластически лаконичного языка Ханс ван Манен непререкаемо верен своему стилю, напоенному сумеречной подсознательностью атмосферного эротизма. Минимум изобразительных украшательств в пластике, графичность, ритмическая фразировка композиционной логики развертывают запечатленное, виртуозно сфокусированное время в демократично доступный для широкоаудиторного восприятия континуум движения. Неповторимые повторы простых геометрических лейтмотивов, создающих маненовский язык, формируют пространство его опусов, сдержанно-органично и структурно-прозрачно сплетенных с музыкой. Пространственная свобода авторской лексики основана на пастельной игре полутонов, концентрации внимания на каждой прорисованной линии хореографического текста, тонкости психологических подтекстов. Полистилистическую емкость композиторских форм Бриттена в «Вариациях на тему Франка Бриджа» Ханс ван Манен традиционно для себя выражает прозрачной балладностью строго выверенных абстракций. Пять пар танцовщиков (две из них солирующие) в облегающих трико превращаются в инструменты камерной симфонии-концерта, где каждый голос полифонически архиважен в стройной палитре ансамбля. Екатерина Шипулина и Денис Родькин (первая пара) прекрасно вписались в стилистику спектакля, привнеся в его хореострой чувственные интонации. Достойно выглядела и вторая пара – Виктория Якушева и Артур Мкртчян. Во втором составе в ансамбле Юлия Янгуразова (Степанова) проигрывала Артемию Белякову, а Михаил Крючков – Анастасии Денисовой.


Нин Капцова и Семен Чудин

Жизнь-танец и танец-жизнь: притчу об этих хаотически перетекающих друг в друга стихиях-вехах в судьбе артиста поведали Лайтфут – Леон в своем блистательном сочинении «Short time together» («Совсем недолго вместе»). Безусловно, в глубинах опуса закодированы личные биографические подтекстные знаки семейного дуэта Лайтфут – Леон, интонационно окрашивающие сложно-философскую концепцию опуса. Мятежно бегущая жизнь молодой и постаревшей героини Екатерины Крысановой проистекает на фоне нераскрашенных серо-черных будней (пронзительный Денис Савин и точный Владислав Лантратов) и меланхоличных постминималистских звуковых полотен Макса Рихтера. Два лика мужчины ее жизни – Савин в сером костюме и Лантратов в черном – словно эскизно прорисованный портрет неидеального и дуалистичного, но осязаемо реального возлюбленного в воображении и нестираемой памяти женщины, в шепоте ее текущих и струящихся воспоминаний. Ее гипотетические рассуждения о вариантах летописных сценариев судьбы походят на наплывы образных видений. Стареющая вместе чета с потаенной укоризной взирает с огромной видеокартины, расположенной над сценой, на фоне вечернего предгрозового пейзажа. Рефлексии героини между серым и черным, сопряженные с горечью разочарований и потерь, неизбежно заканчиваются одиночеством. Трое артистов Большого абсолютно реалистичны в психологической глубине. В каждом из них целая вселенная с бездной секретов и воспоминаний. Они буквально заставляют зрителя прочувствовать их тернии чувств – сильных, страстных, затрагивающих широкий спектр эмоций. Обрамленная пурпурными кулисами ошеломляющая мажорная гениальность бетховенского классического идеала сопровождает танцевальную субстанцию судьбы, стучащейся пуантом в сценический пол. Гранд-категории доблестного и оптимистичного танца в первоклассном исполнении четырех солистов выглядят уморительно циклопическими в противосложении с элегично-пластическим психологизмом будничной жизни, которая утекает мимо, сквозь пальцы, в буффонадной суете балетного театра, буквально прожирающего время – лучшие годы человеческого цветения, прекрасной поры неувядающих желаний. Нина Капцова изображает офарфоренный фантазм на тему милой и уверенной примы, а троица записных танцевальных красавцев (феноменальный Семен Чудин, Дмитрий Дорохов, Игорь Цвирко) утопает в собственной аполлонической исключительности. Здесь можно увидеть лукавую и тонкую авторскую усмешку а ля «Аполлон Мусагет» наоборот с солисткой, окруженной «олимпийскими музами» в мужском обличии.


Екатерина Крысанова

Спектакль «Совсем недолго вместе» стал не только эпицентром вечера, но и очередной яркой победой виртуозной классички Екатерины Крысановой, переживающей расцвет в своей карьере.

Метафорическая бесконечность кантиленного движения, запредельная музыкальность Килиана во всей полноте явлены в «Симфонии псалмов». Величественный хореографический витраж, религиозный тематизм содержания, арочная закругленность пластических лейтмотивов подчеркивают вертикальную устремленность к небу. Килиановский круговорот времени в опусе метафорически напоминает прекрасный корабль, идеально несущийся по направлению к Божьей обители. «Симфония псалмов» имманентно озарена божественным светом. Импульсивная светотеневая палитра воздушно оживляет взаимодействие ансамблевой массы с музыкальным космосом Стравинского. Это литургия, иллюстрированная коленопреклоненно движущимися человеческими образами. Ореол таинственности и эстетическое осмысление философского толкования веры преображают суть произведения в соразмерно-гармоничный баланс разума и чувств. В подавляющем пурпурном зареве ориентальных ковров, гигантски заполняющих задник, целостная фреска из звуков и пластических образов словно вдыхает жизнь в волнообразное дыхание колоритной мозаики. Тексты псалмов на латыни, распевные звучности хора, литургическое единение ансамбля из шестнадцати танцовщиков создают ритуальное таинство неколебимой веры во Всевышнего. Пары в клокочущей тектонике внутренних бурь полифонически «выпадают» из общего молитвенного потока, чтобы затем снова благоговейно слиться с ним. Густая вязь хореографического голосоведения напоминает многоголосную фугу. И хотя танцовщикам Большого пока недостает необходимого тут исступленного единения, их исполнение все же на порядок выше премьерного пять лет назад.


"Симфония псалмов"

Голландский вечер в Большом – шаг вперед по причастности к универсальной актуализации танца. С полным правом в этом процессе участвует труппа, заслуженно считающаяся лучшей балетной компанией мира.

Фото Елены Фетисовой и Михаила Логвинова предоставлены пресс-службой Большого театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 25, 2016 11:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042505
Тема| Балет, Фестивале Dance Open (СПб), Персоналии, Яна Саленко
Автор| Жанна Зарецкая
Заголовок| Яна Саленко: «Прощу, забуду, вернусь - и буду любить»
Где опубликовано| © «Фонтанка.ру»
Дата публикации| 2016-04-25
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/3759/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Через несколько часов в Петербурге начнется грандиозный балетный праздник – заключительный гала-концерт юбилейного Международного фестиваля балета Dance Open. В гостях у Фонтанки.ру – его участница, четырехкратный лауреат премии Dance Open, прима-балерина Берлинского государственного балета Яна Саленко. Она рассказала о том, почему регулярно приезжает в наш город, как прижился в Берлине только что оставивший Михайловский театр хореограф Начо Дуато, как ее принимали на родине в Киеве и почему она мечтает станцевать на сцене Татьяну из "Онегина".


Фото: Валентин Барановский/Коммерсантъ

- Наши зрители, видимо, даже не подозревают, что давно вас видели, потому что это именно вы стали символом юбилейного фестиваля в этом году и это ваш портрет — балерина, зависшая на стене в шпагате – на всех постерах Dance Open, в большом количестве развешенных по городу. Это была специальная съемка? Как придумывался этот образ?

- Эта фотография уже существовала. Я отправила несколько, и организаторы выбрали эту. Думаю, потому что поза соответствует стилю Dance Open – максимальной открытости во всем.

- Это фото из спектакля?

- Нет, это тренировка. Хотя обычно, конечно, я во время упражнений на растяжку на стену каждый раз не забираюсь.

- А растяжка у вас действительно отрицательная, больше, чем 180 градусов, как у Ван Дамма?

- Нет, конечно. Это так только кажется.


Фото: danceopen.com

- Насколько для вас значителен приезд в Петербурге именно на Dance Open?

- Для меня это праздник души. Я еду сюда, как домой. Команда балетных звезд — очень небольшая, и Dance Open собирает лучших. Так что мы с удовольствием встречаемся и общаемся в Петербурге. Это прекрасное событие, потому что тут нет конкурса, конкуренции — есть встреча мастеров, друзей. Всегда приятно с ними поболтать, узнать новости, повеселиться.

- Как часто вы выступаете в разных Гала?

- Стараюсь почаще и побольше. Где-то раз в неделю обычно. Но уж точно не меньше, чем раз в месяц.

- Гала Dance Open — это типичный проект? Или он отличается каким-то лица необщим выражением?

- Конечно, он отличается. Прежде всего роскошью того, что происходит после, потому что Dance Open по результатам Гала вручает свою премию, устраивает красивейшую церемонию. А это уже совсем не то, что бывает обычно, когда просто едят и выпивают по случаю праздника.

- Насколько призы, профессиональные награды важны лично вам?

- Мне они совершенно не важны. С годами я стала ориентироваться только на своё чутьё. Когда слишком много слушаешь критику, начинаешь слишком много об этом думать, а так недолго и в депрессию впасть. Не думаю, что это полезно. Лучше все же ориентироваться на себя, на своего внутреннего критика. Я открыта высказываниям коллег и прислушиваюсь, если они советуют что-то изменить, откорректировать. Но случается и так, что мне говорят, что я танцевала очень хорошо, а я знаю, что могу сделать гораздо лучше — или, бывает, мне говорят, что я где-то недотянула, а я знаю, что это мой предел, и большего я сделать не могу.

- Что сейчас происходит в Берлинском государственном балете? Каков там репертуар? Каков лично ваш репертуар в нем? Развит ли в Берлине вообще современный танец? В Петербурге с ним — большие проблемы.

- С современным танцем проблемы везде. Отчасти потому что в классические музыкальные театры публика ходит смотреть классический репертуар. Если говорить о модерне, то его лучше поселить в специальное здание, более демократичное по архитектуре, в котором люди в повседневной одежде будут смотреться органично.

- То есть в Staatsballett Berlin современного балета мало?

- Нет, наоборот, много. Потому что у нас сейчас главным хореографом работает Начо Дуато, один из ведущих современных хореографов Европы.

- Ах вот оно что! То есть, Дуато из нашего Михайловского театра отправился к вам? И как его воспринимает публика?

- Сложно. Ходить в наш театр, конечно, не перестали, но количество зрителей уменьшилось. В Берлине все же привыкли к классике. Да и критики от современного балета не в восторге.

- А вам лично с Дуато интересно?

- Мне – да. Мне очень нравится его стиль и образ мыслей. Вообще неоклассика меня очень привлекает.

- Вы у него уже станцевали какую-либо главную партию?

- Да, я только что станцевала принцессу Аврору в его «Спящей красавице». Она у Дуато совсем другая по сравнению с классическим балетом Петипа. Даже природа чувств у нее другая. С самого начала это не безотчетное счастье оттого, что у нее день рождения и вся жизнь впереди — у Дуато Аврора полна страхов: оттого, что она впервые должна появиться на балу, что ее ожидает замужество. Всё это заставляет девушку переживать настоящие душевные терзания. Что мне кажется очень привлекательным в неоклассическом балете — что он допускает самые разные трактовки, каждый зритель видит и считывает свой сюжет.

- Какие планы у Начо Дуато в Берлине?

- Грандиозные. Он хочет очень много всего сделать. Самое ближайшее, что он запланировал — перенести на берлинскую сцену «Щелкунчика», которого поставил здесь, у вас, в Михайловском театре. Потом он перенесет еще один свой балет из Михайловского – «Ромео и Джульетту». Он уверена, что классику сегодня необходимо переосмыслять.

- Вы называете исключительно русские балеты. А есть какие-то зарубежные названия?

- Есть и зарубежные. Вот только что, в феврале состоялась премьера балета Herrumbre (исп. ржавчина — прим.ред.) – посвященного проблеме насилия, убийства, терроризма в сегодняшнем мире. Критика отнеслась к балету прохладно, потому что он очень сложен для восприятия.

- Вы же родились в Киеве, работать начинали в Донецке. Сейчас вы поддерживаете связи с коллегами из Украины?

- Я переписываюсь с ними иногда, но вот недавно меня пригласили приехать в Киев, чтобы станцевать в «Лебедином озере». Мне это было очень приятно.

- Как по-вашему, изменилось ли восприятие публики в эти новые для Украины времена?

- Нет. Я ничего принципиально нового не ощутила. Публика осталась такой, как была.

- А в Донецке вы давно не были?

- Давно. Больше десяти лет. Но я регулярно общаюсь со своим учителем Вадимом Писаревым, который сейчас возглавляет Донецкий национальный театр оперы и балета. Он постоянно проводит в Донецке балетные фестивали и приглашает меня на них. И вот он как раз старается познакомить публику со всем новым, что есть в сегодняшнем мировом балете.

- Ну, вернемся в Петербург. Случалось ли такое в вашей судьбе, что на Dance Open родился какой-то новый проект?

- У меня было именно так, когда после одного Гала Dance Open ко мне подошли Бубенички, Отто и Иржи, вам, наверное, известные, которые искали балерину для своего нового балета на классическую музыку — Моцарта и Баха. И я сразу согласилась с ними работать.

- Есть такой хореограф, с которым вы еще хотели поработать?

- Я сейчас работаю в Лондоне, в королевском балете Covent Garden. И меня очень заинтересовала современная английская хореография — я буквально с любым британским хореографом с удовольствием поработала бы.

- Скажите, а возможно такое, чтобы в Staatsballett Berlin вы подошли к Начо Дуато и сказали, что хотели бы попробовать что-то конкретное, новое?

- Нет, такое у нас, конечно, невозможно. Такого нет в традиции. Артисты — рабочие лошадки, делают то, что считает нужным главный хореограф.

- То есть, приходит Начо Дуато в начале сезона, собирает труппу и рассказывает про свои планы, так?

- Да, именно так. Но у Начо довольно большие планы, так что всем находится работа. Он ставит не только сам, приглашает ведущих хореографов. Например, своего учителя Иржи Килиана.

- Килиан хорошо известен и любим в России. Вы танцевали в его балетах?

- Нет. Я вообще почти не танцую модерн в Staatsballett Berlin. У меня такое чувство, что меня хотят сохранить именно как классическую танцовщицу.

- А что, в балерине что-то портится, если она танцует современные балеты?

- Смотря какие. Танцуя модерн, очень легко травмироваться, там нужны специальные тренинги. Но с другой стороны, Начо Дуато — это в значительной степени современный балет.

- Когда Начо Дуато ставит перед вами задачи, он говорит с вами о переживаниях, о судьбе героинь или только показывает движения?

- Он очень редко говорит с артистами о переживаниях, оставляет их на откуп артистов. Я много думаю об этих переживаниях, показываю ему, а он уже говорит, так или не так?

- Часто приходится слышать упрек, что эмоции в балете слишком форсированы, чересчур экспрессивны? В их подлинность очень трудно поверить. Есть для вас такая проблема?

- Такая проблема в принципе существует. Но я думаю, что за подлинность эмоций отвечает артист, он сам должен дозировать экспрессию, но для этого танцовщику надо дать свободу, не заставлять его слепо повторять указания. Доверять надо артисту.

- Какую героиню вы еще хотели бы станцевать? Есть желание рассказать в танце об эмоциях более взрослой женщины, чем те, в основном, юные героини, которые присутствуют в классике: Джульетта, Жизель, Одетта-Одиллия, Аврора и так далее?

- Да, есть. Мне бы хотелось станцевать Татьяну из «Онегина» в хореографии Джона Кранко. И я надеюсь, эта мечта осуществится – в следующем сезоне в Staatsballett Berlin эта постановка запланирована.

- То есть, а рамках уже существующего рисунка вы готовы сказать что-то новое об этой пушкинской героине?

- Готова. Для меня гораздо интереснее больше играть и чувствовать роль, чем больше танцевать.

- Пушкин говорил, что Татьяна его удивила. А вас чем Татьяна удивила?

- Своей силой, способностью с помощью одной только воли выстроить свою судьбу.

- Для вас лично как для женщины может быть оправдана такая жертва? Она же обрекает себя на женское несчастье.

- Нет, для меня такое невозможно. Я очень простой человек, я лучше забуду, прощу, вернусь и буду любить. Потому Татьяна мне и интересна, что она настолько не похожа на меня.

- Последний вопрос: что вы станцуете в сегодняшнем Гала?

- Grand pas de deux «Венецианский карнавал» из балета «Сатанилла» с Дину Тамазлакару – это из классики, а из модерна — композицию Not any more, где моим партнером будет мой муж, Мариан Вольтер, и которую поставил наш друг Раймондо Ребек семь лет назад — тогда он только начинал работать как хореограф, а сейчас он уже довольно известный в Европе профессионал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2016 9:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042601
Тема| Балет, Фестивале Dance Open (СПб), Итоги
Автор| Марина Иванова
Заголовок| Гран При Dance Open отправился в Большой театр
Где опубликовано| © «Известия»
Дата публикации| 2016-04-26
Ссылка| http://izvestia.ru/news/611377
Аннотация|

Абсолютными победителями XV фестиваля стали солисты ГАБТа Ольга Смирнова и Семён Чудин


Фото предоставлено пресс-службой фестиваля DANCE OPEN 2016/Mark Olich

XV фестиваль Dance Open завершился вручением одноименных премий. Петербургский бомонд, собравшийся в античных интерьерах Этнографического музея, дружно приветствовал высокое жюри во главе с патриархом мировой хореографии Хансом Ван Маненом и номинантов, только что блеснувших мастерством на финальном гала-концерте.

Гран При поделили на двоих - Ольгу Смирнову и Семена Чудина.

Награду абсолютным победителям вручали председатель жюри и глава фестиваля Екатерина Галанова, признавшаяся в любви всем участникам. Ван Манен в свою очередь отметил исключительный уровень гала-концерта.

Приз "мисс виртуозность" уже не в первый раз получила прима Берлинского балета Яна Саленко. А об"явил имя лауреатки Сергей Безруков.

- Я не так давно сыграл артиста балета, - признался вручант. - И понял, какой это титанический труд.

"Мистером виртуозность" стал солист Королевского балета Великобритании Мэтью Голдинг.

Вручавшая приз Тамара Москвина заметила, что, как тренер по фигурному катанию, хорошо знает, насколько трудно произвести впечатление на петербургскую публику, но лауреату это удалось.

Самой выразительной балериной признана опытнейшая Анна Цыганкова из Национального балета Нидерландов, в аналогичной мужской номинации победил премьер этого же театра Реми Вортмейер.

Лучшим дуэтом названы гуттаперчевые представители Штутгартского балета Алисия Аматриан и Джейсон Райли, исполнители головокружительных поддержек Ирина Перрен и Марат Шемиунов из Михайловского театра удостоились специального приза.

Неофициальный Гран при Dance Open - приз зрительских симпатий - под восторженные возгласы и бурные аплодисменты получил директор Венского балета Мануэль Легри, показавший неувядаемый класс в искрометной сцене из "Летучей мыши" Ролана Пети.

Премия Dance Open, учреждённая в 2010 году, призвана ежегодно отмечать наивысшие личные достижения солистов балета вне зависимости от стилей, жанров и направлений исполняемых ими номеров.

Номинанты Премии - действующие звезды мирового балета.

Приз - хрустальная реплика скульптуры, созданной в 1913 году Борисом Фредманом-Клюзелем со слепка ноги великой балерины Анны Павловой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2016 9:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042602
Тема| Балет, Одесский театр оперы и балета, Премьера
Автор| Автор — Ирэн Адлер, фото — Юрий Литвиненко
Заголовок| Как мятежная луковка победила царствующего цитруса, или Балетные приключения Чиполлино в Одессе
Где опубликовано| © "Думская"
Дата публикации| 2016-04-25
Ссылка| http://dumskaya.net/news/kak-myatezhnaya-lukovka-pobedila-tcarstvuyushche-057739/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



На языке батманов и фуэте можно рассказать любую сказку! Одесские дети получили возможность приобщиться к искусству балета на материале легкой, яркой и не без морали новой постановки. Балет Карена Хачатуряна «Чиполлино» с либретто Геннадия Рыхлова по сказке Джанни Родари «Приключения Чиполлино» погружает маленьких зрителей в волшебную сказочную среду. В отечественной традиции имя главного героя сей волнующей истории часто пишется в варианте «Чипполино», однако наша Опера оттолкнулась от итальянского названия лука – cipolla. Как, впрочем, и создатели культового советского мультфильма о похождениях мятежной молодой луковки.

Фантазия художника-постановщика Дмитрия Чербаджи выплеснулась в масштабные декорации-задники, где множество мелких красочных деталей и есть риск соскользнуть в невнятную пестроту, но все же удается создать впечатление яркой, красивой книги сказок, развернувшей свои страницы на все зеркало сцены. Образы декораций обыгрываются и в жестах персонажей – так, молодой граф Вишенка, гуляя с милой плебейкой Редисочкой по замку, показывает ей нарисованную в окне птичку, изображая руками взмахи крыльев, и дети этот жест сразу же оценивают. Вишенка – интеллигент-аристократ в круглых очках, стеснительный и немного неловкий, в раздумьях он делает несколько ошибок в простых батманах, очевидных даже малышам, которые добродушно над ним смеются. И много еще моментов, когда жестикуляция героев вызывает детские смешки и даже хохот, как удачная шутка, а красивые танцевальные па вызывают гром аплодисментов. Хореография Генриха Майорова в редакции Юрия Васюченко лаконична и выразительна, а самой постановке уже более 40 лет. Мировая премьера этого балета состоялась на сцене Киевской национальной оперы имени Шевченко в 1974 году.

«Долгие годы этот спектакль живет, он уже превратился в классическое наследие, он идет не только на просторах бывшего советского пространства, но в дальнем зарубежье. Этот спектакль принимается всеми с таким интересом, он жив, он все время преображается, все время находит какие-то новые краски. И в этом, конечно, талант хореографа Генриха Александровича Майорова. В этой истории много юмора. Мы в Одессе, и тот юмор, который заложен у одесситов, здесь вылез в хорошем смысле наружу. Но это все надо смотреть, рассказать это невозможно. Я считаю, что спектакль для нас удался, а теперь нам очень важно мнение одесситов. Потому что юмор — это такая тонкая вещь, которую либо понимают, либо нет. Либо нам удалось перенести это на сцену, либо не удалось», — рассказал балетмейстер Юрий Васюченко.

Видимо, удалось! Малыши в зале сперва осторожно принимают меру условности, но заботливые одесские родители им заблаговременно прочитали сказку Джанни Родари, шквал вопросов затихает, начинается радость узнавания: «А вот кум Тыковка!.. А вот синьор Помидор!» Графини Вишенки с лорнетами, в бальных платьях, блещущие аристократическими манерами, по любом поводу готовые изящно хлопнуться в обморок – стопроцентное попадание в образ! Слабое зрение у них семейное, ведь Вишенка тоже в очках, что, однако, не мешает ему проявить отсутствие политической близорукости и встать на сторону народа, подружившись с заядлыми майдановцами Чиполлино и Редисочкой. Но конечно, настоящей парой для такого просвещенного юноши становится не Редисочка, а благородная Магнолия (Эллина Походных), с которой они станцуют уже безо всяких ошибок и заминок классическое па-де-де. Грозные стражники в «Вишневом» замке, выйдя из-за огромных доспехов, оказываются цирковыми силачами-акробатами (Павел Гриц, Виктор Пелих и Денис Черняк), и показывают свои трюки под соответствующие музыкальное сопровождение. Стихия Чиполлино и его народа проявлена композитором в ритмах тарантеллы. Принцу Лимону более приличествуют воинственные марши, отзвуки вальса в моменты зарождающейся симпатии между луковкой и редисочкой, вишенкой и магнолией (вот бы Мичурин порадовался!) тоже присутствуют.

Подготовка спектакля заняла более двух месяцев. Списки исполнителей постоянно менялись. В результате было принято решение оставить несколько ведущих составов на каждый действующий персонаж. Партию задорной луковички, искателя справедливости «из народа» Чипполино исполняет Станислав Варанкин. В партии Магнолии видим яркую и пластичную Эллину Походных, графа Вишенку танцует Дмитрий Шарай, принца Лимона – заслуженный артист Республики Молдова Владимир Статный, синьора Помидора – Богдан Чабанюк, чопорных Вишенок – Анастасия Варанкина и Екатерина Томашек, а задорную Редисочку – Екатерина Бартош.

«Музыка балета очень демократичная, яркая, запоминающаяся. Оркестр с большим удовольствием работал и репетировал, и мне кажется, что в постановочной части все продумано, поэтому скучно однозначно не будет», — уверен дирижер-постановщик Игорь Чернецкий.

Какая там скука! Ловкий революционер Чиполлино лихо крутит туры, крадет ключ от клетки, в которую заключили кума Тыкву, руководит строительством «Тыквенного» домика – простые фрукты-овощи собирают его по кирпичику, а гвардейцы Лимона разбирают, двигаясь заученно-марионеточно, и оттесняют недовольных с дороги кусками шлагбаума, словно наспех склепанными и принятыми законами (родители особенно громко хохочут). Волны народного гнева периодически накатывают на сад-огород: овощной народец грозит кулаками самому принцу Лимону (он очень смешно прихрамывает, явное люмбаго), а в финале Чиполлино засунет его, царственного цитруса, заодно с военачальником синьором Помидором в пузатую пушку, из которой правители вознамерились стрелять по простолюдинам, превратив их не то в компот, не то в винегрет.



В театре надеются, что постановка будет интересна для всей семьи. Первые спектакли показали, что надежды оправдываются. Вот один из откликов на театральном форуме: «Чудесный красочный спектакль! Очень качественный, веселый, понятный даже сами маленьким, интересен и взрослым, тема-то вечная! А уж дети как сопереживали! После спектакля все вокруг только и говорили: «Восторг, восторг!». Труппе и главному балетмейстеру огромное спасибо за этот праздник, такого детского (да и для взрослых) спектакля нам не хватало. Было ощущение, что артисты и сами с большим удовольствием его танцуют!» Справедливое ощущение, впрочем, для детей так и надо: как для взрослых, только лучше!
------------------------------------------------------
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2016 9:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042603
Тема| Балет, конкурс «Арабеск-2016» (Пермь)
Автор| Александр Максов
Заголовок| Конкурс «Арабеск». Картина первая: Отборочный тур
Где опубликовано| © Звезда (г. Пермь)
Дата публикации| 2016-04-19
Ссылка| http://zvzda.ru/columns/e8ad0585ef9d
Аннотация| КОНКУРС

Александр Максов
Балетный критик. Обозреватель журнала «PRO Танец», корреспондент журнала «Советский балет» (ныне — «Балет»). Заведующий литературной частью Московского областного государственного театра «Русский балет».


В Перми, на сцене Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского, завершился I тур XIV Открытого конкурса артистов балета «Арабеск» имени Екатерины Максимовой.

По традиции конкурсных баталий, выступления начали представители младшей возрастной группы в интервале 13-17 лет. Строго говоря, это ещё не распустившиеся бутоны. Их танец помогает скорее проникнуть в таинство формирования балетного артиста, нежели восхититься результатом. Что, однако, не исключило дерзаний детей и их наставников в освоении сложнейшего «взрослого» репертуара. Анна Саленко из Красноярска выбрала для конкурса ни больше ни меньше, чем «свадебную» вариация Китри из балета Л. Минкуса «Дон Кихот». В скучновато замедленных темпах фонограммы юная конкурсантка не проявила искомой танцевальности. Что уж говорить о хореографических brio партии?!

Танцевальность... Какое это непреложное, но, увы, не столь часто встречающееся свойство академических артистов. Один из её главных критериев — чуткое отношение к музыке. Но именно вне музыки оказалась Алла Валиева из Красногорска, для которой камнем преткновения оказался темп вариации из па-де-труа «Лебединого озера» П. И. Чайковского.

К сожалению, учебное заведение в Красногорске, которое довольно интенсивно работает и уже имеет, чем гордиться, предстало на «Арабеске» не в выигрышном свете. «Детскость» интерпретации вариации Куклы («Коппелия» Л. Делиба) не обременила Алину Борисову чистотой позиций. А Мелания Ника Кобякова и вовсе исковеркала замысел балетмейстера в вариации Редисочки («Чиполлино» К. Хачатуряна). Было заявлено авторство Генриха Майорова, но в какой-то момент подумалось, что хореограф сделал редакцию своего сочинения, адаптировав его для красногорской ученицы. Тут упрёк не столько конкурсантке, сколько её педагогам.

Вообще слово «редакция» звучало в первые дни конкурса нередко. Когда прежде соискатели наград исполняли изменённые хореографические тексты Мариуса Петипа и других классиков, то им вслед звучали требования указывать «виновных». Теперь к этому прислушались, но невольно ёжишься, когда слышишь о «редактуре» вариаций Раймонды или Коломбины. Раньше улыбку вызывало тройное авторство полутораминутного соло Альберта («Жизель» А.-Ш. Адана) — Перро, Коралли, Петипа, а теперь возникает недоумение в необходимости вмешательства в классический конкурсный репертуар, пусть и талантливых, современников.

В выборе репертуара никаких откровений пока не случилось. В списке приоритетов первыми идут «Дон Кихот», «Корсар» (вариация третьей одалиски и pas d`esclave), «Талисман». Но, похоже, чемпионские лавры популярности достаются хореографу Николаю Берёзову и его колоритной цыганке (вариация Эсмеральды). Причём общим местом стала вульгаризация образа несчастной героини. Вместо элегантности II-й позиции, раскрывающей ноги не более ширины плеч, артистки, не задумываясь об изяществе и утратив игру ракурсами, соревнуются в вычурности позы. Едва добралась до финала американка Джессика Рестиво. Разбивая ритм и выдавая за темперамент агрессивность манеры, воплощала портрет Эсмеральды Диана Егорова. Станцуй так цыганка на средневековой Гревской площади, её тут же сожгли бы как злую ведьму даже без вмешательства мстительного Клода Фролло.

Снова в конкурсные дни мрачной тенью навис вопрос о художественном вкусе. Касается ли это аутентичности хореографического рисунка танца, исполнительской манеры или костюма. Ну, не загадку же решила загадать американка Ана Йе, выйдя танцевать вариацию индийской принцессы Гамзатти («Баядерка» Л. Минкуса) в «ампирной» тунике!

Проблемы школы проявились в выступлениях армянских участников. Работать над кистями, задранными плечами, танцем «по слогам» предстоит Раффи Галстяну и Карине Шиканян. А Стефании Гаштарской из Македонии следует развивать чувство позы и потрудиться над выворотностью в коленях.


Адель Музафарова Фото: Эдвард Тихонов

Более радужные перспективы связаны с учащимися Московской академии хореографии Аделью Музафаровой (вариация Нирити из балета «Талисман»), Марком Чино и Григорием Иконниковым, соревновавшимися в исполнении вариации Колена («Тщетная предосторожность» П. Гертеля).

Вслед за участниками младшей группы в свои права вступили конкурсанты-синьоры, которым к началу конкурса не исполнилось двадцати шести лет.

Они добавили в галерею конкурсных образов Сильфиду, Жизель, Вакханку, Сюимбике, Альберта... Дуэты порадовали умением вести пластический и актёрский диалог. Науку строить взаимоотношения между персонажами освоили екатеринбургские танцовщики Екатерина Сапогова и Александр Меркушев (па-де-де Лизы и Колена из «Тщетной предосторожности»), пермяки Альбина Колобова и Игорь Кочуров (па-де-де Сванильды и Франца из «Коппелии») бразильцы Таис Диоженес и Вагнер Карельо (па-де-де Маши и Принца из «Щелкунчика» П. И. Чайковского). Насытивший вариацию Щелкунчика-принца точными кабриолями, элегантный бразильский танцовщик буквально источал обаяние и подкупал сценической органикой. Ярко, темпераментно, с магнетизмом танцует Хайём Ходжаев (Таджикистан). Его дуэт с американкой Изабеллой Токев («Талисман») стал одним из заметных именно благодаря артисту, который при всех издержках формы императивно приковывает внимание.

«Балет — серьёзное искусство, в котором должны главенствовать пластика и красота, а не всевозможные прыжки, бессмысленные кружения и поднимание ног выше головы», — эту мысль Мариуса Петипа хочется напомнить конкурсантам, чьи храбрые воины, античные охотники, озорные цирюльники, используя «джентльменский набор» технических средств, в лучшем случае лишь слегка колористически окрашивают хореографический текст. Стремясь щегольнуть разножкой, ею нашпиговывают свои вариации «преданные рабы», «пылкие революционеры» или «полубоги» — создания конкурсантов, которые мало задумываются о том, что натужность исполнения позволительна в репетиционном классе, но не на сцене.

Проблема выбора репертуара на нынешнем конкурсе актуальна. Подобно солнечным бликам Матенадарана заиграла вариация Армена («Гаянэ» А. Хачатуряна) у пермяка Георгия Еналдиева.

Вот где разножка несла характер, работала на образ и отличилась чуть ли не идеальной графикой. Недостатки в этой работе оказались незаметны, чего не скажешь относительно другой выбранной участником вариации — Базиля из «Дон Кихота».

Порой диву даешься, наблюдая за выбором конкурсного репертуара тем или иным артистом или его педагогом. Зачем, к примеру, нужно танцевать вариацию Альберта казаху Байхадаму Тунгатарову, у которого нет ни кабриолей, ни, выражаясь балетным цеховым сленгом, «склёпочки».

Или другой пример. Классическое па-де-де Обера-Гзовского — парадный портрет балерины и премьера. Здесь важно всё: внешние данные, линии, наличие кантилены, техническое совершенство сольного и дуэтного танца, артистизм и безупречный вкус. Зачем обращаться к этой хореографии корейской балерине Хан Да Хвин, если она, несмотря на виртуозные пируэты, не может выстоять нужные такты в passé и приземлиться одновременно с партнёром после его воздушного тура? Не даётся текст и её партнеру Че Хён Паку, а без совершенства танцевать такой дуэт нельзя.

Трёхдневные — утром и вечером — просмотры первого тура завершены, и теперь слово за жюри. Уважаемым и авторитетным арбитрам предстоит, тщательно взвесив «pro» и «contra» каждого конкурсанта, определить тех, кто продолжит борьбу за награды «Арабеска»-2016.
-----------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1520
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2016 1:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042604
Тема| Балет, Персоналии, Акимов, Дюпон, Кожокару, Крысанова, Смирнова, Кобборг, Лопатин, Каас, Макрей, Овчаренко, Родькин
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок| Поэт балетного класса
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №4 (2016)
Дата публикации| 2016 апрель
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| ГАЛА в честь Бориса Акимова

На Исторической сцене Большого театра прошел гала-концерт, посвященный 50-летию творческой деятельности Бориса Акимова.


Триумф юбиляра

Образцовый представитель московской школы классического танца, выдающийся балетный педагог, композитор, поэт слова и поэт балетного класса – всё это Борис Борисович Акимов, верой и правдой прослуживший полвека в великом Большом. Последний из балетных артистов удостоенный звания Народного артиста СССР (1989), он и ныне остается одним из последних могикан балетной педагогики, преумножая славу главного театра страны через отменных танцовщиков – учеников в самом Большом и в ведущих труппах мира. Он имел счастье танцевать с фантастическими балеринами Большого – Майей Плисецкой, Наталией Бессмертновой, Екатериной Максимовой, Мариной Кондратьевой, Ниной Тимофеевой, Светланой Адырхаевой, Ниной Сорокиной, Людмилой Семенякой. Широчайший диапазон его репертуара от Иванушки до Принца Зигфрида и до Красса впечатляет современных танцовщиков. Он был первым исполнителем партии Злого гения в «Лебедином озере» в постановке 1969 года и Курбского в «Иване Грозном» Григоровича, Клеона во второй редакции «Икара» Слонимского – Васильева, Хоруда в «Индийской поэме» Мусаева – Попко и Скотт, Нерсо в «Гаянэ» Хачатуряна – Мартиросяна, первым исполнил «Прогулки» в «Этих чарующих звуках» Рамо – Васильева. Доброжелательный и открытый людям он в качестве художественного руководителя в 2000-2003 годах возглавлял балетную труппу Большого театра.


Образцовый класс Бориса Акимова

Юбиляра со сцены поздравил гендиректор Большого Владимир Урин. А затем зрители увидели Бориса Акимова в репетиционном костюме в деле: вместе со своими питомцами он азартно и радостно демонстрировал в номере «Класс Бориса Акимова» чудеса легкости, пластичности и неувядающей техники. Акимова можно назвать идеальным рыцарем балетного класса. Уникальная гармония пластичного корпуса, совершенных стоп, невероятная органика каждодневного экзерсиса, превращающая изнурительную работу в поэзию движения и вдохновенный полет увлеченного мастерства. Акимов воплотил в жизнь тот высочайший уровень художественного ремесла, когда страстный труд подвижнически отождествлен с явлениями искусства. Восторг воображения от виртуальной возможности представить всех акимовских звездных учеников зашкаливает. На гала-концерт, начавшийся с выступлений учащихся Московской академии хореографии и хореографического училища при Московской академии театра танца «Гжель», съехались известные примы и премьеры со всей Европы. В отрывке из «Spring and fall» («Весна и осень») Дворжака – Ноймайера Алина Кожокару и Кристофер Эванс (Гамбургский балет) с пианиссимо-проникновенностью рассказали о чудесной поре пробуждения чувств. Колоссальный исполнительский опыт блестящей балерины и вешний пыл ее партнера полифонически укрупнили психологическое междустрочие порывистых смыслов. Хореографию они наполнили кинетически синкопированным вдохновенным опережением бурлящих желаний.

В дуэте из балета Листа – Лиама Скарлетта «No man’s land» («Ничейная земля») Кожокару и ее многолетний спутник-партнёр и директор Румынского национального балета Йохан Кобборг продемонстрировали в адажио невероятно монолитный дуэтный альянс. Они – единое целое. Движения одного рождают движения другого. Сложные поддержки Кобборг непостижимо превращает в поэтический текст. Искусство бесшовных переходов от нежной лирики до внезапных всплесков пластического крещендо с невероятной сменой темпоритма придает исполнению чрезвычайно живую интонацию. Это настолько трогательное исполнение, что кажется, артисты повествуют о чем-то своем личном. Подсознательное высказывание о «ничейной» полосе времени, уже не принадлежащего персонажам, а являющегося лишь достоянием памяти, завораживает. В музыкальных элегических томлениях растворена тревожная горечь расставания и фатальная быстротечность сокровенного сущего. Бритоголовый имиджный облик любимого москвичами Кобборга привносит в палитру номера отдаленный макабрический лейтмотив. Опус, представляющий ноктюрн воспоминаний, обрамлен одиночеством женщины (в начале и в конце номера – лишь героиня), поглощаемой сценическим мраком.

Об одиночестве вдвоем повествует сочинение Гласса – Милльпье «Togеther alone», поставленное на этуалей Парижской оперы Орели Дюпон и Эрве Моро. На концерте выступили Орели Дюпон, которая закончила карьеру балерины и с августа этого года становится директрисой балета Парижской оперы, и Алесио Карбоне. Дюпон – последняя из блистательных этуалей постнуреевского поколения. Все, что она танцует, наполнено мыслью и чувством. Дюпон филигранно точна в нюансах, а ее высочайшее мастерство в перетекании пластических фраз рождает поток проникновенного высказывания. В номере Бенжамена Милльпье артисты оказываются в клубке противоречивых чувств и желаний: их отношения начинаются и прерываются, и снова завязываются и опять рвутся. Что-то не дает им ни соединиться, ни расстаться.


Орели Дюпон и Алесио Карбоне в лабиринтах одиночества вдвоем

Хореограф Жан-Кристоф Майо чутко услышал в адажио Чайковского истому любви Ромео и Джульетты. После выступления звезд Большого Ольги Смирновой и Артема Овчаренко зал взорвался аплодисментами: артисты не только вдохновенно облекают хореографический подтекст дуэта-диалога в форму интимных притяжений влюбленных, но и рождают волнующий театр в театре.

В па де де из «Ярмарки в Брюгге» Бурнонвиля зрители увидели летучую свежесть утра в лице юного питомца датской школы Андреаса Кааса. Его фиоритурно-обаятельная артикуляция фирменных бурнонвилевских па стилистически аутентична и трогательна в ошеломляющей артистичности и искренности воспроизведения. С партнершей Идой Преториус они подарили ощущение праздника танца, черпающего вдохновение в народных истоках танцевальной культуры.

В современном же номере Зоэ Китинг – Перейры Соузы «Traditional» датчане были унифицированно традиционны. В хорошо исполненной бессюжетной миниатюре содержательное наполнение можно привязать к любой концепции в зависимости от личного впечатления.

Солисты Большого Екатерина Крысанова и Александр Волчков технически свободно и безупречно исполнили адажио из «Спартака», расставив свои акценты. Влюбленная куртизанка Эгина испепеляла взором Красса, словно «программировала» его на грандиозные свершения и победы.

Гости из Мариинского театра Екатерина Осмолкина и Максим Зюзин проиллюстрировали эффектный концертный «Вальс» Штрауса – Якобсона, за который браться крайне рискованно после недосягаемо блистательного киноисполнения Нинелью Кургапкиной и Борисом Брегвадзе.

Яна Саленко из Берлинского государственного балета и Стивен Макрей из лондонского Королевского балета показали па де де из «Тщетной предосторожности» Герольда – Аштона. Юркий и обаятельный Макрей был настолько виртуозен и неотразим, что его партнерша выглядела скромно на фоне дансантно фонтанирующего кавалера.

В финальном страстном знаменитом ноймайеровском дуэте из «Дамы с камелиями», исполненном солистами Большого, героиню Нины Капцовой настигала пылкая атака Армана артистичного Дениса Родькина. Денис семимильными шагами делает сольный и партнерский прогресс, украшая выступление надежными и красивыми поддержками. Темпераментный красавец в страстном упоении чувств желал испить до дна эту историю любви, обреченную и драматичную. Его порывистый Арман ищет в возлюбленной отдохновенного блаженства среди бурлящей суетности земного бытия.

В заключение интересного и отлично выстроенного гала выступил лучший ученик и гордость Бориса Акимова Вячеслав Лопатин. Сегодня он наиболее динамичный и техничный солист Большого. Его точность и чистота исполнения, вальяжно мягкая пластичность, актерская чуткость к партнерше, позитивнейшее обаяние уникальны. Подобная витальная живость движения свойственна в балете, пожалуй, лишь знаменитым французам Манюэлю Легри и Матиасу Эману. Лопатин, выступивший с Екатериной Осмолкиной в виртуозном па де де из балета «Талисман» Дриго – Петипа, сумел превратить номер в дух захватывающее торжество классического танца.


Полет Вячеслава Лопатина

Гармоничный альянс Акимова и Лопатина наглядно демонстрирует и реализует формулу «учитель-ученик» как счастливую эстафету сохраняющихся и здравствующих традиций мужского классического танца в Большом.

Фото Елены Фетисовой предоставлены пресс-службой Большого театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2016 10:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042605
Тема| Балет, Фестивале Dance Open (СПб), Итоги
Автор| Анна Гордеева, специально для «Фонтанки.ру»
Заголовок| Восемь ног счастья: итоги фестиваля Dance Оpen
Где опубликовано| © Фонтанка.Ру
Дата публикации| 2016-04-26
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/3765/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИТОГИ

XV фестиваль балета Dance Оpen, полторы недели гремевший в Петербурге, закончился. После гастролей Венского и Дрезденского балета, после визита пермяков и масштабного «Пера Гюнта» словенского балета из Марибора, грянул праздничный Гала-концерт – а после него в Этнографическом музее раздали «хрустальные ноги», традиционную премию Dance Оpen.

Эта церемония – награждение участвовавших в финальном гала артистов хрустальными копиями ножки Анны Павловой – давно стала важным обычаем фестиваля. В прошлом году ее не было – фестиваль живет так же, как и вся страна, и проблемы с бюджетом коснулись и его – и какой-то тихой ноты не хватило на фесте. Не то чтобы это был обыкновенный конкурс. Театральные завсегдатаи знают, какие страсти бушуют на балетных соревнованиях юнцов, ведь там высокие призы – обещание карьеры, получение желанного контракта, и на товарищей-конкурентов молодые артисты смотрят порой весьма злобными глазами. Здесь – все не так: все участники – звезды; карьеры в значительной степени уже состоялись. И призы (они достаются не всем участникам финального концерта, но лишь восьмерым из них) – чрезвычайно приятная вещь, за которую никто убивать никого не будет. Поэтому на сцену артисты всегда выходят с радостью – а в кулисах, когда кто-то танцует на сцене, можно заметить уже отработавших танцовщиков и балерин, с дружеским интересом, с неподдельным энтузиазмом наблюдающих за выступлением коллег и радующихся их успеху.

Жюри, распределяющее хрустальные ноги, в этом году возглавил человек-легенда – Ханс ван Манен. 83-летний хореограф, бодро путешествующий по миру, интересующийся современным искусством без малейшей интонации «а вот в наше время» и продолжающий ежегодно выпускать по спектаклю в Национальном балете Нидерландов. Его стиль – неоклассика, его темперамент виден лишь в кульминационные моменты спектаклей, и главная его черта – любопытство к жизни и к людям. То есть – идеальный председатель жюри: искусство ни к кому не ревнующий и с интересом разглядывающий даже самые далекие от его пристрастий вещи. Кроме него, в высокой коллегии – руководители российских и зарубежных балетных трупп, от пермского худрука Алексея Мирошниченко и Бориса Эйфмана до Кристиана Шпука из Цюрихского балета и Эдварда Клюга, возглавляющего балет Марибора.



Гран при Dance Оpen жюри присудило Ольге Смирновой и Семену Чудину из Большого театра – они показали на Гала фрагмент из балета Пьера Лакотта «Марко Спада».

Лакотт впервые поставил балет Обера тридцать с лишним лет назад в Римской опере для Рудольфа Нуреева; хореограф прекрасно понимал, что нравится танцевать нашему мятежному гению, и сделал героя Нуреева единственным центром спектакля. Мрачный вид (Марко Спада разбойник), сверкающие глаза, большие жесты – все стягивало внимание зрительного зала к танцовщику, хотя главную женскую роль исполняла замечательная балерина (и жена Лакотта) Гилен Тесмар. Заново сочиняя «Марко Спаду» в 2013 году, Лакотт изменил расклад сил: джентльмены теперь важны, но дамы все-таки важнее. И в дуэте, что привезли в Петербург Ольга Смирнова и Семен Чудин, транслируется это сегодняшнее убеждение Лакотта: балет – для балерин. Чудин может порхать по сцене совершенно безупречно (этот учившийся в Новосибирске, служивший в Сеуле и в Цюрихе артист – один из самых точных танцовщиков Большого), но его партия все же – служение, аккомпанемент балерине. Смирнова (выпускница Академии российского балета 2011 года выбрала карьеру в Большом и не прогадала – там она уже стала балериной, стоит на верху карьерной лестницы) демонстрирует царственную выправку и царственную же снисходительность. Вместе – имперский балет счастливых времен империи.

«Ноги» за лучший дуэт получили солисты Штутгартского балета Алисия Аматриан и Джейсон Райли. Штутгартский театр – один из самых близких нам «по крови»: в этом городе многие годы работал знаменитый учитель, «изготовитель принцев» Петр Пестов (чьими учениками еще в России были Владимир Малахов и Николай Цискаридзе), в этом театре любят степенные истории и внятные драмбалеты. И «Punk love», что поставил на музыку Стефана Боэма Эрик Готье, парадоксальным образом несет на себе отпечаток устойчивости этого балетного мира. То есть да, конечно – герои Готье похожи на маргиналов, но посреди тычков и движений достаточно грубых работает совершенно классическая лексика, и премьерам Штутгартского балета (где танцевал и сам Готье до того, как основать собственную компанию) не составляет труда ее воспроизвести. И, конечно, артисты действительно понимают друг друга с полувзгляда и с полужеста: дуэт образцового качества.

Титула «Мисс выразительность» была удостоена Анна Цыганкова – одна из лучших российских балерин, работающих за рубежом. Прима Национального балета Нидерландов училась в новосибирском училище, танцевала в Большом и в Вене, но по-настоящему нашла себя именно в амстердамской труппе. На Dance Оpen она с Артуром Шестериковым исполнила дуэт из только что поставленного Тедом Брандсеном в столице Нидерландов балета «Мата Хари» – и история знаменитой шпионки стала историей непонятой любви. В пластике Цыганковой отражалась легенда Мата Хари – со всей ее декоративностью, сентиментальностью и правдой чувств. При этом «Мистером выразительность» стал также артист, работающий в Голландии – Реми Вортмайер в кратком кусочке из балета Ханса ван Манена «Пять танго» всего-то прокрутил на сцене упругую диагональ вращений да пару раз качнул бедрами – и образ аргентинской таверны, куда мужчины приходят искать встреч и развлечений, мгновенно возник на сцене.

«Мисс виртуозность» стала Яна Саленко – выпускница донецкой школы, уже десять лет как прима в Берлинском государственном балете. Школа Вадима Писарева – решительного виртуоза – давала всем своим ученикам способность сотворять любые трюки, не слишком заботясь о галантности манер. Саленко и от природы было дано чувство стиля, и европейский опыт помог: в па де де из «Венецианского карнавала», исполненном ею с Дину Тамазлакару, энергия трюка была заключена в строгие благородные рамки. Мистером же виртуозность был назван премьер английского Королевского балета Мэтью Голдинг – должно быть, в том числе, за ту отвагу, с которой он кинулся в освоение отечественной хореографии: англичанин поучаствовал в сцене Вальпургиевой ночи, что семьдесят с лишним лет назад была поставлена Леонидом Лавровским. Его Вакх был монументален, слегка ошарашен происходящим вокруг буйством рогатых и остроухих джентльменов (в славную нечисть превратились артисты Театра балета имени Якобсона), но решительно поднимал вверх свою Вакханку (Оксану Скорик) и нес ее на одной руке бестрепетно, как знамя. На церемонии вручения призов Голдинг в восторге схватил и воздвиг в поддержке знаменитого тренера по фигурному катанию Тамару Москвину; за это зал, кажется, был готов вручить ему еще один приз.

Но кроме призов, что присуждает жюри, у Dance Оpen всегда есть еще одна хрустальная ножка – для артиста, что наиболее понравился на гала зрителям, приз публики. (После концерта публика сдает ранее выданные анкеты с отмеченным главным любимцем). Самый громкий успех в этот вечер имели два артиста: Осиэль Гунео (кубинец, ставший премьером Норвежского национального балета, станцевал вместе с солисткой Большого театра Кристиной Кретовой па де де из «Дон Кихота», и не только лихо трюкачил, но и любовался собой, в финале каждой вариации вытягиваясь как большой кот и чуть не мурлыкая) и Мануэль Легри.

Легри, ныне руководитель Венского балета, 23 года подряд был одной из самых ярких звезд Парижской оперы. Шесть лет назад, после того как по строгим законам Оперы он должен был покинуть родной театр (французские законы безжалостны и вовсе не интересуются тем, в какой форме артист; Легри – в блестящей) он принял руководство Венским балетом. Сейчас Легри 51, он оставил сцену – но именно на один вечер Dance Оpen вернулся. Вернулся фрачником в «Летучей мыши» (в хореографии Ролана Пети) и явил собой прямое воплощение венских вальсов: их шуточек, их беззаботности, их вечного обаяния. Героиня в дезабилье страдает, что муж куда-то подевался (отличная работа Марии Яковлевой) – прилетает веселый демон с цветком в петлице и утаскивает ее на бал. Можно предположить, что это в некоторой степени и история Венского балета и Легри: он вытащил прекрасную труппу из полузабвения и увлек ее в мир больших танцев. Но вряд ли зал аплодировал ему за хорошую работу на начальственном посту: публика приветствовала большого артиста.

Перед гала-концертом заместитель министра культуры Александр Журавский пообещал, что Минкульт и впредь будет поддерживать фестиваль Dance Оpen. Доброе дело ему несомненно зачтется.
---------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 08, 2016 9:30 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 27, 2016 11:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042701
Тема| Балет, Фестивале Dance Open (СПб), Итоги
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Кому надо ножки
В Санкт-Петербурге завершился Dance Open

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №73, стр. 11
Дата публикации| 2016-04-27
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2973971
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИТОГИ


Фото: Стас Левшин

На сцене Александринского театра прошел финальный гала-концерт XV международного балетного фестиваля Dance Open, после которого в Мраморном зале Этнографического музея состоялась традиционная церемония награждения особо выдающихся участников концерта хрустальными ножками Анны Павловой. Из Санкт-Петербурга — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Уже лет пять фестиваль Dance Open ловко балансирует между беспроигрышными проектами вроде традиционных финальных гала и рискованными (в художественном и коммерческом смысле) новациями. В этом году таковой можно считать мировую премьеру "Пера Гюнта" на музыку Грига — дебют хореографа и руководителя словенского Балета Марибора Эдварда Клюга в жанре полнометражного сюжетного спектакля. Балетмейстер, не ныряя в философские глубины пьесы Ибсена, поставил этакую сказку для взрослых. В его балете либретто пересказано с дотошной обстоятельностью, лобовых метафор больше, чем поэтических недосказанностей, пантомима с легкостью забивает скудный танец, а назидания не дают ни малейшего простора воображению. Спектакль тем не менее нескучен, достаточно динамичен, не лишен режиссерских удач — вроде финальной встречи дряхлого Пера со старой Сольвейг, таскающей на себе настоящую дверь, как груз истекшей жизни и неизжитой любви. Благодаря сказочной доступности и открытому мелодраматизму, удовлетворяющему склонность нашей публики к сопереживанию, словенский "Пер Гюнт", главную роль в котором прекрасно и страстно исполнил приглашенный солист Мариинского театра Денис Матвиенко, имел достаточный зрительский успех.

Но этот благосклонный прием не шел ни в какое сравнение с тем восторгом, который вызвал финальный гала, сделанный по испытанным 15-летием лекалам: всего понемногу и все будут счастливы. В концерте, укомплектованном ведущими солистами мировых театров, была классика (от почти подлинного Петипа до стилизатора Лакотта, от раннесоветской хореографии Лопухова до расцветно-советской Лавровского), была легкоперевариваемая западная и российская современность, было фламенко от Урсулы Лопес и даже эстрада (от хип-хопа до степа) от аргентинских братьев-близнецов Ломбард. Все это изобилие подавалось в комплекте с любовно подобранным оформлением в виде фото- и видеопроекций на заднике, проясняющих места действия: барочные дворцы и городские задворки сменялись низвергающимся в лунном лесу водопадом. В Москве мода на подобные красоты вроде бы проходит — балетные деятели уяснили наконец, что пестрая картинка, особенно шевелящаяся, режет артистов без ножа; но Петербург, похоже, только вошел во вкус.

Однако даже жирная живописность фотообоев не помешала балетоманскому счастью обозревателя "Ъ", когда на сцену выскочил элегантный Манюэль Легри во фраке и бабочке, с фальшивыми усиками и натуральным пламенем в глазах. Экс-этуаль Парижской оперы, ставший худруком балета оперы Венской, попрощался со сценой лет пять назад, но его форме (не говоря о неотразимом артистизме) мог позавидовать любой юнец. В сценке из балета Ролана Пети "Летучая мышь" Манюэль Легри, уламывая Розалинду (Мария Яковлева) отправиться на бал, порхал легконогим мотыльком. Его антраша, пируэтики, амбуате, бодро провернутые двойные туры в воздухе высекали искры из глаз зрителей, законно одаривших звезду (которые бывшими не бывают) хрустальной ножкой Павловой — призом своих симпатий.

Профессиональное жюри, состоящее почти сплошь из мужчин, по большей части балетмейстеров, ножками распоряжалось не столь безошибочно. Подлинные чудеса виртуозности (отточенные двойные кабриоли на высоте двух метров, десяток больших туров в аттитюд с одного толчка, чертову дюжину сверкающих пируэтов, пять (!) туров в a la seconde, которыми он начал свой большой пируэт в коде из "Дон Кихота") явил замечательный молодой кубинец Осьель Гунео из Норвежского балета. Возможно, его моцартовская легкость показалась судьям легковесностью. Как бы то ни было, титул "Мистер Виртуозность" достался Мэтью Голдингу, добросовестному трудяге из "Ковент-Гардена", честно исполнившему обязательную программу партии Вакха из "Вальпургиевой ночи" Леонида Лавровского, причем этого невоздержанного римского бога английский премьер явно попутал с величественным Юпитером.

Впрочем, петербургская интерпретация хореографии Лавровского вообще сильно отличалась от московской. При полной эмоциональной и пластической стерильности эта вакханалия лишилась доброй половины многофигурного адажио — в частности, отчаянных падений Вакханки на руки сатиров. В хрестоматийной вариации прима Мариинского театра Оксана Скорик лишь имитировала пуантные прыжочки в аттитюд, вместо длинной диагонали проскакала ballonne на центре сцены, а неудобные вращения финальной части заменила обычными основательными фуэте — и публика радостно одобрила такое самоуправство.

Конечно, парадно-развлекательный гала — не конференция по проблемам сохранения наследия. Но все же пиетет западных артистов к хореографическому тексту впечатляет и вселяет зависть. Скажем, соло из балета Ханса ван Манена "Пять танго" в России танцуют чуть не на всех международных гала и всегда с неизменной скрупулезностью. На сей раз эту мужскую вариацию со всеми полагающимися актерскими, ритмическими и техническими нюансами исполнил Реми Вортмейер, за что и получил приз "Мистер Выразительность". "Мисс Выразительностью" стала Анна Цыганкова, прима Национального балета Нидерландов, за пылко влюбленную Мату Хари из одноименного балета Теда Брандсена. Прекрасно станцованная пара из Штутгарта — Алисия Аматриан и Джейсон Райли, исполнившие что-то любовно-противоборствующее с футуристическим колоритом,— награждена как лучший дуэт. А гран-при получили Ольга Смирнова и Семен Чудин из Большого театра, исполнившие па-де-де из французского балета "Марко Спада" с той почти раздражающей непринужденностью и непогрешимостью, когда и хочется придраться — а не к чему.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 08, 2016 9:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 27, 2016 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042702
Тема| Балет, Фестиваль Dance Open (СПб), Итоги
Автор| Анна Гордеева,
Заголовок| На хрустальных ногах
Фестиваль Dance open расширяет театральный кругозор

Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2016-04-27
Ссылка| https://lenta.ru/articles/2016/04/27/danceopen/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИТОГИ

Один из главных балетных фестивалей России начинался 15 лет назад с идеи, важной для профессионалов, но не слишком интересной широкой публике, — с идеи доступности уроков мэтров петербургской школы для подростков со всего мира. Вот есть мальчик или девочка, что кидают у палки батманы в Японии, Южной Америке или в одном из провинциальных немецких городов. Дать им возможность позаниматься со знаменитыми российскими балеринами и танцовщиками — значит обеспечить талантливым юнцам мощнейший стимул к развитию и заодно правильно отформатировать систему координат. Начиналось именно с этого — а потом фестиваль стал развиваться. Учебная программа никуда не делась (в истории феста — уроки Ульяны Лопаткиной, в этом году занималась с детьми Ирма Ниорадзе), но выросла программа театральная, и в этом году выступили балетные труппы из Вены, Дрездена, Перми и словенского Марибора.


Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Венская балетная труппа из века в век была придушена в нежных объятиях великой Венской оперы — и ее счастливый час наступил лишь шесть лет назад, когда худруком стал Мануэль Легри. Только что завершивший артистическую карьеру легендарный танцовщик Парижской оперы (один из «птенцов», то есть выдвиженцев Рудольфа Нуреева, имевшего безошибочный нюх на талант) прежде всего поменял название: вместо балета Венской оперы на свет явился Венский государственный балет. Независимый репертуар, независимая политика — и независимый успех. В Петербург эта труппа привезла три одноактных спектакля, мгновенно переключавших эмоции зрительного зала — от печали, что транслировал хореограф Иржи Бубеничек в «Дыхании души», к простодушному хохоту, на который провоцировал крохотный балет Пола Лайтфута и Соль Леон «Наперекосяк», и очевидному волнению в «Тайне Синей бороды», поставленной Штефаном Тоссом. Во время последнего женская часть зала явно переживала, что будет с героиней, которая сражалась с мрачными комплексами мужа-герцога — они были порождены тиранической матерью, грозно являвшейся на сцену в его кошмарах. Вывод из мистической и эффектно станцованной истории напрашивался простой: надо уметь вовремя выпроводить из дома свекровь — неважно, живую или призрачную.

Пермский балет выступал на фестивале в сотрудничестве с английским Королевским балетом — в «Ромео и Джульетте» британского классика Кеннета Макмиллана. Ромео (Мэтью Голдиинг), Джульетта (Сара Лэмб) и Тибальд (Гэри Эвис) приехали из Лондона, остальные члены семейств Капулетти и Монтекки вместе с народом Вероны — из Перми. Dance open потому и open, что ценит сотрудничество и открытые двери — и этот эксперимент по созданию на сцене Единой Европы следует признать очень удачным.

Дрезденский балет, как и венский, привез три одноактных спектакля: сочинения Алексея Ратманского (в «Танцсюите» он ностальгировал и насмешничал над галантными танцами XVIII века), Понтуса Лидберга (одноактовка «В другой комнате», вдохновленная древней иранской поэзией, поразила экспрессией отчаянного одиночества) и Александра Экмана («Кактусы», в которых балетный народ сначала чинно позировал — каждый на своем квадратном метре, а потом взбунтовался, разделся догола — ну, до незаметно-телесного трико — и декларировал свободу искусства; публика хохотала с искренним восторгом).

Последним в списке театров-визитеров оказался словенский балет из Марибора: хореограф Эдвард Клюг привез в Петербург премьеру — «Пера Гюнта» на музыку Эдварда Грига. Заглавную роль в спектакле исполнил премьер Мариинского театра Денис Матвиенко — он с воодушевлением гонялся по сцене за оленем (танцовщиком, на голову которого были водружены развесистые рога, а руки продлены с помощью костылей до длины ног), устраивал переполох в семействе троллей (подложенные толщинки превратили изящных танцовщиц в гигантские картофелины) и подвергался душу из муки в загадочном черном вигваме (где, видимо, за мгновение прошло немало лет и персонаж поседел). Все гастрольные спектакли исправно посещали не только спрашивавшие лишний билетик петербургские балетоманы, но и артисты питерских театров: Dance open который год расширяет и их кругозор.

В финале же феста грянул гала-концерт, собравший первоклассных артистов из нескольких европейских стран. Они не просто исполняли концертные номера — по традиции на завершающем вечере международное жюри (в этот раз его возглавлял патриарх голландской хореографии Ханс ван Манен) выбирало лучших из лучших, и они получали призы Dance open. Приз представляет собой выполненную из хрусталя копию ножки Анны Павловой — отливка этой самой ножки, твердо стоящей на пуанте, хранится в петербургском музее музыкального и театрального искусства.

Жюри назвало «Мистером Выразительность» голландского танцовщика Реми Вортмайера, блеснувшего в кратком соло из балета Ханса ван Манена «Пять танго» (и это тот случай, когда никому в голову не придет говорить о предвзятости председателя жюри: Вортмайер — действительно один из самых выразительных танцовщиков планеты, способный транслировать печаль или насмешку одним движением кисти руки). «Мисс Выразительность» стала Анна Цыганкова (прежде танцовщица Большого, ныне прима Национального балета Нидерландов) — ее Мата Хари из одноименного свеженького балета Теда Брандсена была неожиданно нежной и неожиданно влюбленной. Титул «Мистера Виртуозность» получил премьер английского Королевского балета Мэтью Голдинг, который отважился поучаствовать в отечественной «Вальпургиевой ночи», — осматривался он на ведьмовском шабаше, придуманном шестьдесят с лишним лет назад Леонидом Лавровским, с искренним любопытством, но свою партнершу носил на одной руке уверенно. Награду «Мисс Виртуозность» получила берлинская прима Яна Саленко — за аккуратный и кокетливый «Венецианский карнавал». Лучшим дуэтом назвали балерину и премьера Штутгартского балета Алисию Аматриен и Джейсона Райли — они поразили публику номером Punk love в хореографии Эрика Готье, где героиня была раскрашена «татуировками» так, что напоминала змею, а пластика ее только способствовала такому восприятию. Гран-при Dance open завоевала пара из Большого: Ольга Смирнова и Семен Чудин — за дуэт из балета «Марко Спада», тщательную стилизацию нашего современника Пьера Лакотта под балет XIX века. Самый же всегда предсказуемый (потому что вычисляемый по воплям в зале) приз — приз публики — получил Мануэль Легри.

Перед финальным гала на входе в театр всем зрителям Dance open вручают бюллетени для голосования и ручки, а после концерта народ их заполняет и складывает в специальные ящики. Фаворит этого вечера был очевиден: когда Легри вышел на сцену в дуэте из балета «Летучая мышь» с Марией Яковлевой — и порхал во фраке, и убеждал добродетельную героиню отправиться на маскарад, и полетел рядом с ней веселым ночным хищником, — он получил овацию не только за выслугу лет (хотя репутация у него в балетном мире такая, что он мог бы просто ходить по сцене — и все равно народ отбивал бы ладони в награду за прошлые танцы и нынешнее толковое руководство венским балетом), но за то качество движения, что он демонстрирует уж которое десятилетие.

Следующий Dance open — через год. И европейские театры уже учитывают этот фестиваль в своих графиках.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 08, 2016 9:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 27, 2016 11:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042702
Тема| Балет, Фестиваль Dance Open (СПб), Итоги, Персоналии, Осиэль Гунео
Автор| Людмила Голубева
Заголовок| Названы лауреаты премии DANCE OPEN
Осиэль Гунео: "Только вперёд"
Где опубликовано| © Metro Петербург
Дата публикации| 2016-04-26
Ссылка| http://www.metronews.ru/novosti/nazvany-laureaty-premii-dance-open/Tpopdz---BgA3FunfyX9I/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИТОГИ


фoto: Стас Левшин / Предоставлено DANCE OPEN

XV юбилейный сезон Международного фестиваля балета DANCE OPEN завершился награждением лучших танцовщиков балета. Metro рассказывает, кому досталась премия

Гран-при.
Ольга Смирнова и Семён Чудин
Главную награду из рук хореографа Национального балета Нидерландов Ханса ван Манена и руководителя DANCE OPEN Екатерины Галановой получили солисты Большого театра.
На гала-концерте, закрывающем XV сезон фестиваля, Чудин и Смирнова исполнили па-де-де из балета «Марко Спада» в постановке Пьера Лакотта.

Самый виртуозный. Мэтью Голдинг
Приз в номинации за виртуозность среди мужчин получил премьер британского Королевского балета «Ковент-Гарден». Награду ему вручала легендарный тренер по фигурному катанию Тамара Москвина. После награждения она попросила Мэтью сделать с ней поддержку.

Особый приз. Оксана Скорик
Прима-балерина Мариинского театра получила специальную награду от спонсоров фестиваля – бесплатные авиабилеты в любую точку Европы.

Выбор зрителей.
Мануэль Легри
Директор Венского балета выступил на гала-концерте и получил приз зрительских симпатий. Эту номинацию поддерживало Metro.

Осиэль Гунео: "Только вперёд"

Названы лауреаты премии DANCE OPEN. Но победа досталась не всем, кто был её достоин. Наша редакция выбрала своего фаворита – 25-летнего премьера Норвежского национального балета, известного как «кубинская сенсация».


Осиэль, вы не самый типичный танцовщик балета. Как попали в этот мир?

В балет меня привела мама. Она работала парикмахером и преподавала испанский, папа тоже не имел отношения к искусству. Но родители всегда верили в меня и поддерживали. Когда был ребёнком, мама сказала: «Осиэль, танцы – самое главное для тебя. Конечно, это очень тяжёлый труд и сложная работа. Я вижу, что темнокожих мужчин в балете совсем немного, но если ты сможешь чего-то добиться в этом деле, приложишь усилия, получится что-то очень интересное». И я ответил: «Давай попробуем! Давай это сделаем». Так началась моя карьера в балете, пять лет я учился в своём родном городе Матансасе и только потом переехал в Гавану.

Классический танец – необычный выбор для кубинца... Почему именно балет?

С самого детства я очень хотел выделяться. В 9 лет уже умел исполнять сальсу и африканские танцы – ведь это моя культура. А балет – это нечто особенное, другое. Поэтому я его и выбрал.

Как вы оказались в Норвегии?

Моей целью всегда было попасть в большой коллектив, работать в Королевском балете и танцевать в настоящем большом театре – такая детская мечта. Но потом я понял, что это не главное. Действительно важно было научиться тому, чему я не научился на Кубе, – балетным новшествам. Думаю, Осло был отличным местом для старта.

Кто ваш кумир в балете?

Есть несколько танцовщиков, которыми я восхищаюсь. Конечно же, один из них – Михаил Барышников. И Рудольф Нуриев тоже мой кумир, он настоящий король танца. А вообще таких фигур много, я стараюсь учиться у каждого из них.

Вы любите русский балет, а как вам Россия?

Мне очень тут нравится, приезжаю уже в четвёртый раз. И хотя Россия очень-очень далеко от Кубы, но здесь больше, чем в других странах, я чувствую себя почти как дома. Наверное, всё дело в том, что ваша страна имеет глубокие связи с балетом. Это как футбол для Испании.

Есть ли роли, которые вы ещё не сыграли, но о которых мечтаете?

В моём списке их несколько. Но больше всего мечтаю исполнить Спартака. Когда впервые увидел этот балет, то был поражён образом героя, он очень мощный. Ещё я люблю драматические балеты, хотел бы танцевать в «Ромео и Джульетте». Но вообще, мне нравится то, что сейчас происходит в моей карьере, я пробую себя в разных амплуа.

Что бы вы посоветовали ребёнку из бедной семьи, который мечтает танцевать, несмотря на то что имеет мало возможностей?

Я всегда говорю, что на пути к цели могут быть серьёзные препятствия, и преодолеть их порой очень сложно. Но в мире нет ничего невозможного. Поэтому следуйте за своей мечтой, достигайте вершин и всегда смотрите только вперёд. Только вперёд… Всегда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16660
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 27, 2016 3:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016042703
Тема| Балет, МАМТ, Фестиваль «Звезды мирового балета»
Автор| Анастасия Попова
Заголовок| Фестиваль «Звезды мирового балета» завершит выступление Фридемана Фогеля
Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-04-27
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-04-27/100_ballet270416.html
Аннотация|

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко апрель прошел под знаком III Международного фестиваля «Звезды мирового балета». Программу составили спектакли разных эпох и национальных стилей. Помимо «Лебединого озера» (редакция Владимира Бурмейстера), олицетворяющего традиции русского балета, в репертуар труппы вернулась «Коппелия» Ролана Пети и постановки британских хореографов — одноактные миниатюры Фредерика Аштона («Рапсодия», «Вальс», «Маргарита и Арман») и полнометражная хореодрама Кеннета Макмиллана «Манон».

Гостями фестиваля стали петербуржцы Леонид Сарафанов (Михайловский театр) и Владимир Шкляров (Мариинский театр), танцовщик Королевского балета Великобритании Вадим Мунтагиров и бывший премьер «Стасика» Сергей Полунин. Завершить выступления звезд предстоит солисту Штутгартской балетной труппы Фридеману Фогелю, который 29 апреля исполнит партию Кавалера де Грие в спектакле «Манон».

«Манон» для московской публики — продукт относительно новый: в репертуаре Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко балет числится с июля 2014 года и возобновляется не чаще 5–6 раз в сезон. В Лондоне же хореодрама сэра Кеннета — за балетмейстерские заслуги Макмиллан удостоился рыцарского звания — не сходит со сцены более 40 лет. Над спектаклем по роману Аббата Прево трудилась высококлассная постановочная команда: за музыкальную часть отвечал Лейтон Лукас — он аранжировал фортепианные и оркестровые произведения Массне, а сценограф Николас Георгиадис правдиво воссоздал атмосферу предреволюционного Парижа (действие перенесено в конец XVIII века). И все же истинный успех балету обеспечил талант Макмиллана-драматурга: на сцене зритель видит трагичную историю любви, яркие психологические портреты, детально прорисованные характеры героев. Как и большинство спектаклей хореографа, «Манон» требует особых исполнителей — танцовщиков-актеров — именно к таким принадлежит Фридеман Фогель.

Профессиональному ремеслу премьер обучался в Школе Джона Крэнко — еще одного мастера хореодрамы — и сумел соединить в своих партиях убедительность сценического образа с технической свободой. Наличие последней для балетов сэра Кеннета жизненно необходимо: ключевые точки его постановок отмечены дуэтами с включением сложных поддержек. Кавалер де Грие в репертуаре Фогеля — одна из ведущих ролей, без нее не обходится ни одна крупная гастрольная поездка. В 2009 году его выступление с Дарьей Климентовой на сцене лондонского театра «Колизей» произвело фурор: самая харизматичная балетная пара современности уступила разве что первым исполнителям «Манон» — Дженифер Пенни и Энтони Доуэллу. В нынешнем спектакле партнершей танцовщика станет Ксения Рыжкова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика