Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 17, 2016 12:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031704
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан, Ханс ван Манен, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Анастасия Попова
Заголовок| В Большом театре пройдет вечер современной хореографии
Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-03-17
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-03-17/100_modernhor.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Специально для ценителей современного танца Большой театр возобновит спектакль Иржи Килиана «Симфония псалмов», добавив к нему две премьеры – «Вариации на тему Франка Бриджа» Ханса ван Манена и балет «Совсем недолго вместе» Соль Леон и Пола Лайтфута.

Имена Килиана и Ван Манена возникли на одной афише неслучайно. Хореографов объединяет отношение к балету как к искусству чистой формы. Следуя заветам своего духовного наставника Джорджа Баланчина, спектаклям-историям художники предпочитают танец, не отягощенный условностями сюжета. Идейный стержень их постановок – предельное единство музыки и хореографии – способствует рождению изысканного, интеллектуального зрелища, в котором танцовщики выступают в роли музыкальных тем, тембров и созвучий, а балетный спектакль в целом становится вольным пластическим отражением партитуры. И то, что Ван Манен изъясняется языком чистейшей неоклассики, а Килиан – лексикой, свойственной contemporary dance, лишь акцентирует возможность омузыкаливания танца в условиях разных стилевых направлений.

Оплотом своей творческой деятельности оба творца избрали Нидерланды. Ханс ван Манен более десяти лет занимал пост художественного руководителя и более двадцати – хореографа Национального балета Нидерландов. Большинство постановок Иржи Килиана связано с Нидерландским театром танца. Вместе с тем их спектакли давно снискали европейское признание, закрепившись в репертуаре Штутгартского балета, Венской и Парижской национальной оперы.

В России же интерес к наследию хореографов возник относительно недавно. В 2012-2013 годах в Музыкальном театре Станиславского состоялись премьеры самых известных спектаклей Килиана – «Маленькая смерть», «Шесть танцев», «Бессонница»,«Восковые крылья». А в 2014 году Мариинский театр представил публике Вечер одноактных балетов Ханса Ван Манена, куда вошли «Адажио Хаммерклавир», «Вариации для двух пар» и «Пять танго». На афише главного театра страны имена этих балетмейстеров – настоящая редкость. «Симфония псалмов» Килиана хотя и числится в репертуаре Большого с 2011 года, исполняется не чаще трех-четырех раз в сезон. С наследием Ван Манена труппа работает впервые.

«Вариации на тему Франка Бриджа» (мировая премьера спектакля состоялась в 2005 году) – чистый образец стиля художника. В свои 83 года последний живой классик - эстет и пассеист Ван Манен уже не думает, чем бы удивить зрителя. Следуя за вариационным развитием партитуры Бриттена, хореограф в танце стремится показать разные грани одной сущности. И эту сущность – красоту человеческого тела, музыки, движений –выразительно подает и тщательно смакует. Подчеркнуто медленные темпы дают возможность насладиться совершенством линий пластического рисунка, непринужденным изяществом поддержек и поз. Главный же музыкально-хореографический образ балетов Ван Манена – бесконечное Адажио – предстает в «Вариациях…» в абсолютно законченном, целостном виде.

«Симфония псалмов» Килиана (1978) на музыку одноименного сочинения Стравинского –еще один пример пластической визуализации партитуры. Причудливое сплетение голосов инструментов и движений танцоров здесь имеет свой живописный аналог: задник сцены украшен узорчатыми коврами в восточном стиле. Но если герои Ван Манена ирреальны (следовательно, свободны от земных страстей), в «Симфонии…» перед зрителем оказываются живые люди. Идея страдания и его коллективного преодоления, заложенная в текстах псалмов, получает в балете яркое, почти натуралистическое выражение.

О третьей постановке, заявленной в программе вечера, известно немного. Спектакль «Совсем недолго вместе» на музыку Бетховена и Макса Рихтера нынешние руководители Нидердандского театра танца–Соль Леон и Пол Лайтфут – создали в 2011 году. Осенью 2015 года возникла новая редакция. В одном из интервью хореографы обмолвились, что основной темой балета стали авторские размышления о профессии танцовщика.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 17, 2016 10:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031705
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Разговор о сущности любви
Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №6925 (57)
Дата публикации| 2016-03-17
Ссылка| http://rg.ru/2016/03/17/18-marta-bolshoj-teatr-pokazhet-pervuiu-baletnuiu-premeru-sezona.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ

Сегодня Большой театр показывает первую балетную премьеру сезона - на Исторической сцене выходит вечер современной хореографии. Он включает три одноактные постановки, которые объединены местом рождения: Нидерланды - плодоносная для современного балета земля. В Москве ее представляют классики трех поколений - Ханс ван Манен ("Вариации на тему Франка Бриджа"), Иржи Килиан ("Симфония псалмов") и Соль Леон и Пол Лайтфут ("Совсем недолго вместе").

Соль Леон и Пол Лайтфут сегодня являются художественными лидерами великого Нидерландского театра танца (NDT), который во второй половине ХХ века стал для хореографии источником новых идеи и гнездом ведущих постановщиков. Все свои спектакли на протяжении почти 30 лет эта пара создает в дуэте и почти не покидает родной коллектив. Большой театр добивался сотрудничества с ними несколько лет. До этого хореографы работали в России лишь однажды - год назад они поставили в Екатеринбурге свой дебютный балет "Осторожной поступью". Этот спектакль стал своеобразным анонсом премьеры Большого - двумя днями раньше он был с успехом показан в конкурсе "Золотой маски".

- Насколько я знаю, вы не любите покидать родной Нидерландский театр танца и редко его оставляете. Тем не менее, ваши спектакли идут в ведущих балетных театрах мира. Но в такой гигантской компании, как Большой, вы работаете впервые. Легко ли было перестроиться?

Пол Лайтфут: Мы работали, конечно, с большими компаниями. Но что обычно значит большая компания? 70-80 артистов, а здесь - больше двухсот. В NDT все мы очень связаны друг с другом, если не физически в залах, то, по крайней мере, в самом пространстве. Здесь все совсем иначе. Эта система совсем не для меня, но я ее уважаю. Для меня это удивительный опыт. И подлинное удовольствие - контакт с танцовщиками. Все они - большие артисты.

Соль Леон: В процессе этой работы много понимаешь сам про себя - и позитивного, и негативного. Тут, во-первых, очень сильна своя традиция. Во-вторых, вся система функционирования труппы, планирования - не понимаешь, как с ней взаимодействовать, как в ней работать. В-третьих, то, что в нашей маленькой труппе делает один человек, здесь делают пять. Ты теряешься в этой махине. Как вы здесь работаете? И перевод - он создает отдаленность от артистов, постоянно слышишь параллельные голоса… Для меня все это было очень трудно. Но на третий день мучений я поняла: я абсолютно верю в то, что хочу донести, у меня есть чем поделиться с артистами. И раз вы тоже заинтересованы в том, чем я обладаю, пусть при этой постановке все будет по-моему. Тогда мы сможем дать лучшее. И сейчас, мне кажется, все выстроилось. На Исторической сцене непередаваемое ощущение. Я это почувствовала, еще когда мы приезжали сюда в 2003 году получать приз "Бенуа де ла данс" за нашу хореографию и сами танцевали, а потом в прошлом году во время гастролей NDT. В атмосфере этого места есть нечто особое. Здесь как будто с тебя сходят покровы и твой танец судит нечто божественное. Я знаю, что несколько лет назад в Большом театре была реконструкция, но его дух сохранился, я это чувствую.

- Как из двухсот человек вы выбрали семерых, которые стали участниками вашего балета?

Пол Лайтфут:
У нас было на это всего три дня. В первую очередь, мы смотрели на ведущих солистов, потому что наш балет технически очень сложен. Мы также искали характеры. Некоторых танцовщиков мы знали и хотели с ними работать. Но сейчас, попадая на спектакли или другие репетиции, часто думаю: "Вот же! Ты бы нам подошел! И ты!" Здесь много талантливых людей, не только среди солистов, но и в кордебалете. Я чувствую себя стоящим под деревом: и та ветка хороша, и другая, но далеко не до всех можно дотянуться.

Соль Леон: Поиск танцовщиков - это алхимия. Не думаю, что кто-то смог бы за меня правильно выбрать того, кто мне нужен. У меня есть свои секреты, как это сделать. И не всегда мне для этого нужно видеть их в танце. Я счастлива, что я точно попала с выбором Кати Крысановой, Дениса Савина, Влада Лантратова. В работе они оказались точно такие, какими я их увидела, хотя совершенно ничего про них не знала. Дениса я увидела во время спектакля. Мы были на каком-то балете, нас посадили в верхнюю ложу, из которой видны кулисы. Денис не был занят в спектакле, он сидел за какой-то колонной и смотрел. Я просто увидела, как он смотрит спектакль. Влада заметила во время репетиции "Легенды о любви". Он был травмирован, но пришел посмотреть, как репетирует его девушка. Он сидел где-то в темноте, я его даже ясно не видела, но по тому, как он переживал, почувствовала его сущность. Мы не знали, кто это, что это премьер театра - я просто почувствовала в нем все, что нам нужно. И он оказался действительно прекрасен. А Катю мы выбрали на репетиции. Она была как фея, а нам нужна в спектакле женщина-воспоминание. Такая, как парфюм: его нет, но вы чувствуете их шлейф - и все!.. Она в этом идеальна.

- Для Большого театра ваш балет - совершенно новый опыт, не похожий на освоение хореографии Форсайта, Макгрегора, Майо. А для вас в этой работе есть нечто особенное?

Пол Лайтфут:
Любое место, где работаешь, многому учит. Эта работа помогла отстоять мою личную индивидуальность. Я немного эксцентрик, и мне нравится быть таким, какой я есть. Но для меня важно было почувствовать твердую этику, которая здесь существует. Это не моя этика, но мне она нравится. И мне важна возможность интегрировать мои идеи, мечты, энергию в людей, с которыми я работаю. В NDT мы шутим, что мы как маленькая ООН, где у каждой страны свой представитель и права. В Большом все четко: мы делаем это, и мы делаем это так. И я учился коммуницировать с людьми, которые совсем не похожи на меня. Нам трудно, но мы с каждым днем подходим все ближе и ближе друг к другу, на каждой репетиции какие-то вещи углубляются. То же самое я чувствовал в Екатеринбурге. Там совсем другая труппа, у которой есть Слава Самодуров, настоящий хореограф-лидер, приучивший артистов к постоянной творческой работе. У Большого театра, конечно, шире спектр интересов. Но сам процесс сближения, создания пространства любви, в котором мы работаем, в обеих труппах оказался очень похож. Любое путешествие не может быть абсолютно гладким, иначе будет скучно. Мы приехали сюда не для того, чтобы написать в CV, что работали в Большом театре. Мы видим, что здесь хотят освежить танец, хотят чувствовать, что это искусство о вас сегодня, а не только смотреть на то, что было сделано кем-то когда-то. У артистов балета есть определенный голод. Им нравится их история, но они хотят еще и чего-то другого. Мне кажется, в нас они чувствуют другой ментальный подход. И я надеюсь, что результат будет прекрасным, потому что мы все отдаем этому всю нашу энергию.

- Как вы ощущаете себя в одной программе с Хансом ван Маненом и Иржи Килианом?

Соль Леон: Как дома. Вся моя жизнь танцовщицы прошла между Хансом и Иржи, мы с Полом их дети.

Пол Лайтфут: Я танцевал пятнадцать балетов Ханса, а Иржи восемнадцать лет был моим директором.

Соль Леон: В работе они противоположны. Иржи бросал нас в воду и смотрел, выплывем мы или нет, считал, что ты должен выдать лучшее, что можешь, тогда он это оценит. Ханс ему полная противоположность, он всегда вдохновлял: "Ты лучшая, ты звезда". Меня он считал одной из трех муз, которые есть в его жизни, и стал крестным отцом нашей с Полом дочери. И его "Вариации на тему Фрэнка Бриджа" посвящены нам с Полом, вы знали?


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Апр 08, 2016 6:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 17, 2016 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031706
Тема| Балет, Самарская академическая опера, Премьера, Персоналии, Кирилл Шморгонер
Автор| Валерий ИВАНОВ
Заголовок| От «Пахиты» до Grand pas
Где опубликовано| © "Самарские известия" №10 (7063)
Дата публикации| 2016-03-17
Ссылка| http://samarskieizvestia.ru/document/20030
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



На сцену Самарской академической оперы вернулся шедевр балетной классики

Одноактный балет Людвига Минкуса Grand pas («Пахита») с хореографией Мариуса Петипа - первая премьера Самарского оперного театра в 2016 году. Постановку осуществили балетмейстер Кирилл Шморгонер, дирижер Александр Шамеев и художник Елена Соловьева.

Хореографическая вершина

Сочиненное Мариусом Петипа Grand pas не случайно почитается одной из вершин классической хореографии. Оно являет собой образец канонической структуры классического балетного спектакля с выверенной иерархической последовательностью элементов. Изъятое из скорлупы конкретного сюжета Grand pas как бы парит в пространстве, возвышаясь над конкретикой пантомимы - традиционного средства выражения приземленной характерности отдельных персонажей. В Grand pas все внимание сконцентрировано на танце как таковом, и от исполнителей требуются не только виртуозная техника, но и ощущение тончайших нюансов стилистики Петипа, безупречный академизм танцевальной манеры.

Составными частями Grand pas являются детская мазурка, виртуозные женские вариации, па де де главных солистов, перенесенное из первого акта вставное па де труа и кода. Каждый из этих номеров привносит в сценическое действие неповторимый колорит, а их сочетание придает действию композиционную стройность и завершенность. Однако при постановке Grand pas в разных театрах по тем или иным причинам допускаются «вольности». Больше всего «не везет» великолепной детской мазурке, которую опускают, очевидно, чтобы избежать лишних хлопот с танцорами-детьми.

Самарская «Пахита» - 1996

На самарской сцене первую постановку Grand pas («Пахиты») с хореографией Петипа осуществила в 1996 году санкт-петербургский балетмейстер Екатерина Павлова. За пультом был Василий Беляков, художник спектакля – Гарри Эллинский. Главную героиню танцевали Марина Дворянчикова и Наталья Петрова, ее кавалеров - Дмитрий Голубев и Андрей Шалин. В этой постановке, наряду с детской мазуркой, отсутствовало, очевидно, ввиду дефицита в тогдашней труппе премьеров-солистов, и «взрослое» па де труа.

Двадцать лет спустя

В последние годы репертуар балетной труппы пополнился целым каскадом новых постановок, в числе которых такие сюжетные шедевры классического наследия, как «Спящая красавица», «Баядерка», «Павильон Армиды», «Корсар». На этом фоне постановка одноактного бессюжетного Grand pas может показаться не столь сложной. Однако это не так. Именно в бессюжетности сорокаминутного, в режиме нон-стоп марафона виртуозных танцевальных номеров главная сложность этого балета, в котором негде расслабиться, передохнуть на игровой пантомиме.

Grand pas - это спектакль-праздник, представляющий свадебное торжество. Позитивный, мажорный настрой выплескивается в зал с первыми тактами дансантной музыки Минкуса с ее упругими, чеканными ритмами и полетными, ласкающими слух мелодиями. Такие же четкость, энергетику и актерский драйв ожидаешь от исполнителей. Приходится сожалеть по поводу отсутствия и в нынешней постановке детской мазурки, которая явилась бы эмоциональной заставкой блистательного дивертисмента, а для учеников самарской Центральной хореографической школы – прекрасной сценической практикой.

Премьерные впечатления

В премьерном спектакле в центральных сольных партиях выступили Виктор Мулыгин и Ксения Овчинникова. В этот вечер артисты выглядели недостаточно раскрепощенными и излишне сосредоточенными на технических нюансах. Не вполне изящными показались прыжки Мулыгина, а 32 фуэте Овчинниковой были исполнены на пределе физических возможностей. В па де труа наиболее ярко выглядела Диана Гимадеева, а в виртуозных сольных вариациях - Дарья Климова и Аделия Галиахметова.
Нельзя не отметить, что с изяществом классической хореографии балета не вполне сочетается сценическое оформление спектакля с небрежно изображенной на заднике дворцовой перспективой и напоминающими слоновьи лапы колоннами.

Не горят не только рукописи…

Считалось, что обильно сдобренная пантомимой - «драмбалетная», по теперешней терминологии, хореография Жозефа Мазилье в балете «Пахита» образца 1846 года утрачена навсегда. Однако выдающемуся исследователю и реконструктору старинной хореографии французу Пьеру Лакотту, благодаря обнаруженным им уникальным документам, удалось создать восходящую к первоисточнику редакцию «Пахиты» со всеми ее сюжетными поворотами и пантомимными мизансценами.

Премьера этой редакции состоялась в Парижской Опере в 2001 году, а в 2013 году французы показали ее в Москве на сцене Большого театра. Этот спектакль - образец особой, утонченной сценической и танцевальной культуры, которые присущи французской школе, доступен в Интернете каждому любителю балета.

История
Романтический балет «Пахита» был впервые показан в Париже в 1846 году. Его авторы - французские композитор Эдуар Дельдевез и хореограф Жозеф Мазилье, в основу сюжета легла новелла Сервантеса «Цыганочка». В 1847 году «Пахиту» перенесли на сцену петербургского Большого (Каменного) театра, однако вскоре балет был предан забвению.

Спустя три десятилетия, в 1881 году, Петипа вернул «Пахиту» на петербургские подмостки, заказав композитору Людвигу Минкусу музыку парадного дивертисмента – Большого классического па - Grand pas, увенчавшего спектакль. Именно это финальное Grand pas в середине прошлого столетия зажило самостоятельной жизнью на сценах театров Советского Союза под названием «Пахита».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 17, 2016 11:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031707
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Пол Лайтфут
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Пол Лайтфут
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2016-03-17
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/4070
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ



Bi: Можно сказать, что для России Вас открыла Диана Вишнева?

ПЛ:
(Смеется) Это был первый раз, когда у нас появилась возможность показать свою работу в России. Мы очень заняты в NDT, но Диана была настойчива, и в конце концов мы согласились.

Bi: Да, это известная история. Это же был Ваш первый опыт работы с классической балериной?

ПЛ:
Диана – традиционная классическая балерина, но в ней есть и что-то такое, что позволяет ей работать в современном направлении. И работа, которую мы для нее выбрали – «Объект перемен» – ей очень подошла, она смогла войти в этот балет.

Bi: Для нее это был рискованный шаг?

ПЛ:
Эксперимент – это всегда риск. Но я не думаю, что в данном случае речь шла о риске, скорее это был вызов. Ей и Андрею Меркурьеву пришлось нелегко. Сначала были слезы, смятение, но сам процесс был прекрасен.
Мы работаем вместе с Соль (прим.ред. Соль Леон – постоянный хореограф Нидерландского театра танца, работает в дуэте с Полом Лайтфутом). Мы очень разные – она очень настойчивая, темпераментная испанка, и для всех это непросто (смеется).
А с Дианой ты работаешь будто в наушниках со стереозвуком: она невероятно открытая, чувствительная, – и в этом Диана прекрасна. Я очень уважаю ее, она абсолютный профессионал и очень трудолюбива.

«Это старая история, джентельменское соглашение».


Bi: Недавно поработать с Вами посчастливилось Екатеринбургскому театру оперы и балета…

ПЛ:
Я знаком с Вячеславом Самодуровым. Он мне очень нравится – русский танцовщик, который сделал хорошую карьеру за границей. Он хотел привнести в свою труппу что-то современное, и мы поставили нашу очень раннюю работу, с простой идеей. Она достаточно сложна с точки зрения техники, но, конечно, не настолько сложная, как для Большого, гораздо более глубокая и техничная. В Екатеринбурге было мало современных балетов, и театр был не совсем готов к новым постановкам в непривычном для них стиле. Для Екатеринбурга мы поставили что-то базовое, наивное. Но это был прекрасный опыт, я счастлив, что все получилось.

Bi: Чем Вас привлек Большой? Ведь, кажется, это не совсем Ваш формат.

ПЛ:
Я считаю, что хорошо вообще не иметь форматов. Впрочем, главная причина, по которой я согласился на эту работу, – это господин Урин. Я встретился с ним и его женой давно – еще в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Он спрашивал в течение нескольких лет, могу ли я поработать с ним, но тогда я был очень занят. Потом мы встретились вновь и обсудили возможность поставить наши работы на Исторической сцене. Для нас с ним это старая история, джентльменское соглашение.

Привыкнуть к тому, как принято работать в Большом, мне, конечно, было непросто. Это крупная организация со сложной иерархией. Мне же больше нравится небольшие коллективы, где в узком кругу можно творить и получать удовольствие от работы. Но постановка в Большом для меня – это новый опыт, что-то незнакомое, мне понравилось!

Bi: На чем основывался выбор постановки для Большого театра, учитывая тот факт, что Ваша постановка в программе вечера 18 марта стоит между балетами Ханса Ван Манена и Иржи Киллиан?

ПЛ:
Они оба мне, как отцы. Иржи был моим художественным руководителем 22 года, а с Ван Маненом я поставил 15 балетов, и, кроме того, он крестный отец моей дочери. Это два очень важных человека в моей жизни.

Мы с Соль довольно долго думали, что привезти в Большой. Мы рассуждали о том, какой именно балет подойдет для его артистов. Мы с Соль постоянно работаем в NDT, и я не хотел нарушать гармонию в труппе. Поскольку в Большом мы ставили не на свою труппу, мы выбрали «Совсем недолго вместе» – единственный балет, который мы поставили не для NDT. Эта постановка была подарком к 50-летию Голландского национального балета. Мы также поставили его в Копенгагене и внесли много поправок, зная, что привезем его в Россию.

Bi: Можно узнать, о чем балет, или это секрет?

ПЛ:
Нет, не секрет. Хотя мне не очень нравится рассказывать о том, что несет в себе этот балет.

Там две части. Первая – это квинтэссенция бытия балетных танцовщиков, перформанс. Балетный мир представлен в центре сцены, он красный. Мы выбрали музыку Бетховена. Этот балет техничен, виртуозен, он отражает то, кто мы и что делаем. В нем много иронии.

Вторая часть вертится вокруг этого мира. Ее главная идея – порассуждать о том, что ради балета мы оставляем обычную жизнь в 10 лет, покидаем семью и друзей, и все это время очень много работаем, погружаясь полностью в эту балетную «настоящую» жизнь. В этом есть что-то поэтичное, странное и забавное. Главное, что мы хотим показать – это внутреннюю жизнь театра, дать зрителю понаблюдать, как все эти люди, от уборщицы до прима балерины, проводят всю свою жизнь внутри Большого. Порассуждать о том, как они живут. Если в двух словах, то примерно об этом наш балет, хотя в нем, конечно, есть еще много смыслов.

Bi: Каким был главный критерий на кастинге артистов для этого балета?

ПЛ:
Это было очень сложно. Обычно кастинг у нас занимает один день, но здесь мы потратили три! Мне дали огромный каталог с фотографиями артистов, а нам нужно было всего лишь семь человек. В основном мы выбирали мужчин, ведь это очень мужественная постановка. И в ней нет массы кордебалета, здесь каждый танцовщик – индивидуальность.

Наша работа скорее о химии. Для меня был важен человек, мы не смотрели на подъем или ноги, мы смотрели на самого человека, сможем ли мы с ним работать или нет. Это был вызов, как для нас, так и для артистов Большого. Сейчас мы пытаемся понять новый язык, говорим о важных для нас вещах. Я очень уважительно отношусь к ним и к их работе.

«Мне больше нравится мечтать, чем оставаться в реальности».


Bi: Столько проработав с русскими артистами, можете ли Вы отметить, какие-либо положительные тренды в развитии современной хореографии в России?

ПЛ:
Это интересный вопрос. Я не думаю, что смогу ответить на 100 процентов. В России много красоты, людям дают очень обширное культурное образование, здесь все ценят и понимают культуру. В этой стране искусство занимает очень важное место в жизни людей, например, в Голландии нет такого отношения к искусству.
Русские люди прекрасно понимают русский балет и ценят классику. Это не минус, просто развитие современного балета в России пойдет немного в другом направлении, чем в других странах. Это может занять больше времени, но современная хореография станет важным направлением. Я не удивлюсь, если в России появится что-то инновационное, кто-то смелый, кто сможет разорвать эти путы и направить Россию в совершенно другом направлении.

Мы выступали с NDT прошлым летом в Большом, мы получили невероятный прием от русской публики, и я рад, что внесу свой вклад в развитие современного балета в России.

Bi: Артисты, которые работали с Вами, отмечают Ваш оптимистичное отношение к жизни и неизменный энтузиазм. Как Вам удается всегда оставаться позитивным и открытым?

ПЛ:
Просто я такой!
Не всегда, конечно, какой-то трагизм есть и во мне. Но я романтик, мне нравится думать, что все будет хорошо. И мне кажется, что счастливые люди лучше учатся. Я не думаю, что накаленная атмосфера помогает лучше работать.

Bi: Вы и руководитель такой же?

ПЛ:
Я очень хаотичен. Мне больше нравится мечтать, чем оставаться в реальности. Со мной не всегда просто – Соль всегда жалуется, что ей нужно возвращать меня с небес на землю. И, конечно, она права. Но у всего есть обратная сторона.

Мне нравится позитивный подход к делу, мне кажется, он работает. Кроме того, я кажусь глупым, когда злюсь (смеется).

Премьера балета «Совсем недолго вместе» будет представлена на вечере современной хореографии уже завтра, 18 марта, на исторической сцене Большого театра.

Фотограф
Шукур Бурханов


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Мар 18, 2016 6:54 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 17, 2016 11:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031708
Тема| Балет, III Международный детско-юношеский конкурс классического танца «Щелкунчик приглашает» (Екатеринбург)
Автор| Мария ЛЕОНИДОВА
Заголовок| Юный балет и Большой театр приняли приглашение
Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2016-03-17
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/27134-yunyy-balet-i-bolshoy-teatr-prinyali-priglashenie/
Аннотация| КОНКУРС

В дни весенних школьных каникул, с 24 по 28 марта, в Екатеринбурге состоится III Международный детско-юношеский конкурс классического танца «Щелкунчик приглашает». В нашем городе этот мегаконкурс родился и стал значимой культурной традицией.

Муниципальный театр балета «Щелкунчик» (ул. 8 Марта,104) раз в два года организует этот международный форум классической хореографии, объединяющий весь юный балет России и стран зарубежья. Заявки на участие в конкурсе «Щелкунчик приглашает»-2016 подали около 300 представителей балетных школ России: из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Калининграда, Нижнего Новгорода, Саранска, Перми, Челябинска, Уфы, Кемерово, Барнаула, Новосибирска, Сыктывкара, Соликамска, Сургута, Ханты-Мансийска, Якутска. Конечно же, станут конкурсантами и екатеринбуржцы. К нам приедут юные танцовщики и их педагоги из городов Германии, Португалии, Израиля, Казахстана и Белоруссии.

Столь высокий интерес к екатеринбургской конкурсной площадке объясним. Конкурс «Щелкунчик приглашает», единственное в нашем регионе состязание по классическому танцу среди юных танцовщиков в возрасте от 10 до 17 лет, проходит под патронатом Большого театра. В дни конкурса Екатеринбург традиционно становится столицей детского балета России.

Мастерство конкурсантов будут оценивать девять авторитетных профессионалов из Большого театра, Кремлёвского балета, экспертного совета премии «Золотая Маска», Новосибирского и Пермского хореографических училищ, Иерусалимского балета, Екатеринбургского театра оперы и балета. Возглавляет жюри народный артист РФ, легенда российской балетной сцены Сергей ФИЛИН. Конкурс «Щелкунчик приглашает» Сергей Юрьевич взял под свой личный контроль, ещё будучи художественным руководителем балета Большого театра, теперь он вот уже в третий раз приезжает в Екатеринбург, для того чтобы за столом председателя жюри увидеть и оценить будущее балета.

Конкурсная программа будет проходить на сцене театра балета «Щелкунчик» 24—27 марта 2016 года. Участники, разделённые на три возрастные категории, выступают в трёх основных номинациях: «Соло», «Малые формы» (дуэты, трио, квартеты) и «Ансамбли». Для воспитанников профессиональных учебных заведений — отдельная номинация «Профи».

Церемония открытия III Международного конкурса «Щелкунчик приглашает» состоится в Театре балета «Щелкунчик» 24 марта в 16.00. А кульминацией конкурса станет двухактный гала-концерт, который пройдёт вечером 28 марта в Театре оперы и балета (пр. Ленина,46а). В одной программе смело и оригинально рифмуются самые яркие выступления юных дарований с виртуозностью признанных мастеров главной балетной сцены страны. Большой театр России делегирует для участия в гала-концерте сразу шесть ведущих солистов, прим и премьеров: Анну ТИХОМИРОВУ и Антона ОВЧАРЕНКО, Анну НИКУЛИНУ и Михаила ЛОБУХИНА, Дарью ХОХЛОВУ и Артемия БЕЛЯКОВА.

Это творческая концепция режиссёра гала-концерта Сергея Филина — соединить настоящее и будущее российского балета в совместном выступлении на одной екатеринбургской сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 18, 2016 9:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031801
Тема| Балет, "Золотая маска", Екатеринбургский театр оперы и балета
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Танцы наизнанку
Екатеринбургский балет на "Золотой маске"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №45, стр. 15
Дата публикации| 2016-03-18
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2939718
Аннотация|


Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Фотогалерея

В Большом театре Екатеринбургский театр оперы и балета представил программу с двумя балетами-номинантами — "Занавесом" на музыку Отторино Респиги в постановке Вячеслава Самодурова и "Step Lightly / Осторожной поступью", поставленным Соль Леон и Полом Лайтфутом на музыку народных болгарских песен. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Екатеринбургский балет и его художественный руководитель Вячеслав Самодуров — фавориты последних двух "Масок": в позапрошлом году вся труппа отхватила приз за лучший спектакль, Самодуров же признается лучшим хореографом уже два года подряд. На этот раз обласканный коллектив и его креативный худрук привезли на "Маску" сразу три балета, контрастных по стилю, жанру и художественным задачам. Два из них — 20-минутный "Занавес" самого Вячеслава Самодурова и той же длительности "Step Lightly / Осторожной поступью" Пола Лайтфута и Соль Леон — конкурируют между собой в номинации "Лучший спектакль". Шансы обоих просчитать трудно.

"Занавес" — новая постановка Вячеслава Самодурова (поэтому балетмейстер участвует в состязании и как лучший хореограф) — показывает балетный спектакль в непривычном ракурсе, как бы с изнанки. На заднике сцены горят огни фальшивой рампы, артисты в основном танцуют спиной к реальным зрителям, а лицом — к воображаемым, ну, в крайнем случае — в профиль. Эпизоды, обращенные к публике, изображают закулисье. Получается такой балет в квадрате: пуантный, неоклассический, постмодернистский и — пародийный. Пожалуй, в этом главное обаяние спектакля: хореограф Самодуров, экс-премьер Мариинки, отважился посмотреть на обожаемую им классику глазами полного профана, подчеркнув ее забавные черты.

Из огромного словаря классических движений хореограф сконцентрировался на трех самых распространенных. Это арабески и большие батманы (их тут делают во всевозможных вариантах, в разных ракурсах и во все стороны), прыжки амбуате (это когда балеринки скачут, словно лошадки, взбрыкивая полусогнутыми ножками вперед) и всевозможные па-де-бурре (это такое мелкое топотанье на пуантах, на месте или с продвижением по сцене). Исполненные по-баланчински в быстром темпе и синкопированном ритме, они придают классике легкий налет идиотизма, подчеркнутый утрированной работой рук, либо жестко фиксирующих позиции, либо разливающихся в "лебединых" волнах. Комизма добавляют три дуэта. В первом, партерном, партнер, ползая под своей дамой, в буквальном смысле ставит ее ноги в правильные позиции, двигая нелепую девушку в нужных направлениях. Во втором — высокая солистка самозабвенно топчется на пуантах, а кавалер мотается где-то под ее руками, пытаясь соответствовать прихотливым передвижениям партнерши. Для третьего дуэта доминирующей хохмы хореограф не придумал, впрочем, и в первых двух юмор тушуется из-за того, что артисты исполняют свои партии так, будто танцуют какую-нибудь высокоморальную "Раймонду".

Но и сам хореограф не вполне последователен: он часто путает закулисье и сцену, а драматургию центральной, балеринской роли как-то недодумал. Прима Большого Мария Александрова (номинированная в категории "Лучшая женская роль") танцует эту партию отлично — мощно и одновременно легко, с актерской отвагой и самоотверженностью, четко разграничивая парадный портрет своей героини и ее человеческую ипостась. Но даже обширный центральный монолог, в котором на фоне пышного занавеса балерину ловит ручным фонарем безымянный танцовщик, как бы освещая публике темные тайны ее души, не разъясняет, в чем, собственно, проблема героини. В одиночестве — цене звездности? В близком завершении карьеры? В том, что она разуверилась в искусстве, которому служит всю жизнь? Не дает ответа хореограф Самодуров — ни в режиссуре, ни в хореографии. Он довольствуется лишь частными намеками вроде комичного боксирования балерины с фонарем или ее скособоченных проходочек по сцене. Такие досадные недоработки-нестыковки и портят милый балетик, заставляя с тоской вспоминать не только эталонную "Симфонию ре мажор" Иржи Килиана, блистательно высмеивающую балетные штампы, но даже забавы "Игры в карты" Ратманского или "Классической симфонии" Посохова.

"Step Lightly / Осторожной поступью" примечателен тем, что это первый балет знаменитых Соль Леон и Пола Лайтфута, нынешних руководителей Нидерландского театра танца, поставленный в России. Свой юношеский, 1991 года, опыт маститые хореографы перенесли в Екатеринбург, потому что в стилистическом отношении он один из самых доступных для классической труппы. Расчет был верным: два солиста и особенно четыре солистки исполняют "Осторожной поступью" так упоенно и так качественно (гораздо точнее и чище, чем екатеринбуржцы танцуют "Занавес" своего худрука), что балет выглядит адекватным и очень живым. Он прелестен, этот пантеистический панегирик природным инстинктам и природным чувствам, он музыкален и текуч со своей скользящей хореографией и прихотливо сплетающимися ансамблями. В нем соло передается от женщины к женщине как задушевный лепет, дуэты перетекают в трио, квартеты и растворяются в общем танце, лейтмотивом которого служит поза младенца в утробе матери. Или, если хотите, зерна, дремлющего в земле.

И все же, несмотря на очарование этого спектакля, он оставляет ощущение дежавю: лет семь назад Музыкальный театр Станиславского показывал "Na Floresta / В лесу", столь же обаятельно льющийся и поэтично природный балет хореографа Начо Дуато, тоже выросшего под крылом Иржи Килиана. Сходство просвечивает и в приемах, и в движениях, и в сценических рисунках, даже в костюмах исполнителей. Что, конечно, ослабляет эффект новизны российского первенца голландских авторов. "Na Floresta / В лесу", кстати, "Маску" не получил.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Апр 08, 2016 6:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 18, 2016 10:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031802
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан, Ханс ван Манен, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Корр. ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| ГАБТ представит премьеру "Вечера современной хореографии"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2016-03-18
Ссылка| http://tass.ru/kultura/2749985
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Открывается программа балетом "Вариации на тему Франка Бриджа" на музыку Бенджамина Бриттена

МОСКВА, 18 марта /Корр. ТАСС Ольга Свистунова/. На Исторической сцене Большого театра состоится премьера "Вечера современной хореографии". В проект вошли три одноактных балета, созданных знаменитыми хореографами, реализовавшими себя в Нидерландах. Это постоянный хореограф Национального балета Нидерландов Ханс ван Манен, художественные руководители Нидерландского театра танца (NDT) Соль Леон и Пол Лайтфут, а также выдающийся хореограф, много лет возглавлявший NDT, Иржи Килиан.

"Лично для себя я дал "рабочее" название этому проекту, которое звучит так: "Мы родом из голландского танца", - сказал журналистам в преддверии премьеры генеральный директор Большого театра Владимир Урин. По его словам, переговоры по поводу этой программы длились целый год. "Нам удалось договориться, и теперь мы представляем на суд публики "Вечер современной хореографии" с голландским акцентом", - заявил руководитель ГАБТ.

Открывается программа балетом "Вариации на тему Франка Бриджа" на музыку Бенджамина Бриттена. Его сочинил знаменитый Ханс ван Манен, посвятив эту работу своему учителю Франку Бриджу.

"С семи лет я знал, что хочу танцевать, но начинал свою карьеру как художник по гриму", - поведал журналистам 83-летний мэтр. По его словам, первый балет он поставил в 24 года. Сейчас на счету Ханса ван Манена, по его собственным подсчетам, 150 балетов. В них нет конкретных историй и декораций, противником которых является этот хореограф.

В таком ключе сделаны им и "Вариации на тему Франка Бриджа", в которых заняты пять пар танцовщиков. В их числе Екатерина Шипулина и Денис Родькин, Виктория Якушева и Артур Мкртчян и другие солисты балета ГАБТа.

Вторым балетом в программе "Вечера современной хореографии" значится сочинение под названием "Совсем недолго вместе". Его авторами стали Соль Леон и Пол Лайтфут.

"Наш спектакль - о времени, - пояснила Соль Леон. - Мы стремились показать мимолетность настоящего, старались дать почувствовать зрителям, как время, движение и воспоминание из настоящего становятся прошлым".

Балет создан на музыку Макса Рихтера и Людвига ван Бетховена. Исполнителями выступают ведущие солисты балета Большого театра: Владислав Лантратов, Екатерина Крысанова, Денис Савин. Семен Чудин, Нина Капцова и другие.

Завершит программу "Симфония псалмов" на музыку Игоря Стравинского в постановке Иржи Килиана. Этот балет причислен к разряду шедевров современной хореографии. Он был поставлен в Большом театре еще в 2011 году, но шел на Новой сцене ГАБТа. Теперь Стефан Жеромский, ассистент хореографа Иржи Килиана, перенес спектакль на Историческую сцену.

Начинающаяся серия премьерных показов "Вечера современной хореографии" продлится 19 и 20 марта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 18, 2016 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031803
Тема| Балет, Персоналии, Касьян Голейзовский
Автор| Катерина Кудрявцева
Заголовок| Женский образ в хореографии Касьяна Голейзовского
Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2016-03-18
Ссылка| http://belcanto.ru/16031803.html
Аннотация|


К. Голейзовский и Н. Бессмертнова на репетиции балета «Лейли и Меджнун»

В его дневнике есть запись: «… Змея почему-то никогда не делает прыжков в высоту, а кидается по прямой линии либо вниз». Ещё есть строчки о змеиных «голосах», напоминающих резкие удары и по звучанию похожих на «чорх». Или о змеях, к которым прямо в пасть, не находя другого пути к спасению, кидаются лягушки, «накачивая» этих змей потом воздухом и раздувая, как шар…

Трудно представить, что эти записи сделаны не учёным-серпентологом или любителем-натуралистом, а балетмейстером Касьяном Голейзовским. И ещё труднее подумать, что все эти факты и наблюдения собраны им не просто любопытства и эрудиции ради, а именно для балетмейстерской работы. Всё это служило той основой, из которой потом могли рождаться его творческие идеи, наполненные реальной природностью и бытовой сюжетностью – касалось ли это каких-то рисунков, узоров-орнаментов, былей или легенд, мелодий или отдельных звуков, пластики движений человеческих или не человеческих тел…

Темы змеи и розы – одни из основных в фольклорном наследии Голейзовского, в той его среднеазиатской и вообще восточной пластике, которую он очень хорошо знал, считал необычайно выразительной и к которой обращался в своём стремлении осовременить классическую хореографию. У Голейзовского есть два больших балета, сделанных целиком на среднеазиатском, конкретно – таджикском, народном художественном материале – «Ду гуль» (1941) и «Лейли и Меджнун» (1964). «Ду гуль» — первый полнометражный фольклорный спектакль хореографа, который стал первым балетом в истории Таджикистана, и «Лейли и Меджнун» — первый, основанный на таджикском материале, балет в истории Большого театра, последняя крупная работа мастера.

Особая выразительность пластики танца, филигранность работы всего тела в «таджикских» балетах Голейзовского во многом связана с теми национальными мотивами, которые легли в основу музыкальных тем этих спектаклей. Национальная таджикская музыка очень сложна по своим метроритмическим построениям, в ней насчитывают до 180 различных ритмов – «зарбов». Это, по словам самого балетмейстера, «симфония, для которой тембров европейского симфонического оркестра недостаточно». Таджикские танцы, построенные на частой смене и сбивчивости этих ритмов, Голейзовский называл «пляской всего тела», когда «пляшет каждая его частица».

Эту разработанность и бесконечное разнообразие народных мелодий и движенческой пластики Голейзовский особенно подчеркнул в своих сценических постановках – в темах змеи и розы. Как писали Екатерина Максимова и Владимир Васильев в своём очерке «О Касьяне Ярославиче»: «Тут не встретишь точно зафиксированных концовок, поз. Здесь живёт всё: руки, плечи, корпус, пальцы… Всё течёт, переплетается, непрерывно развивается». В чем-то именно с пластичностью змеи сравнивал Голейзовский руки памирских танцовщиц, когда говорил, что они «такие, как будто не имеют костей».

Оба балета Голейзовского наполнены самыми разными танцами, и элементы змеиной пластики встречаются во многих из них. Но кульминационной эта тема становится в «Ду гуль», где «Танец змеи» («Мори печон») исполняет одна из двух главных героинь. Истоки этого танца, по одной версии, – иранские, по другой – индийские: танец исполняется под аккомпанемент стонущего и плачущего инструмента – ная (вида флейты) и тихо аккомпанирующих ему дойры и кайраков; под эту музыку заклинатель змей в Индии показывает свой номер.

«Мелодия пляски необычайно красива, – писал Голейзовский в постановочной схеме к этому спектаклю. – Даже европейское ухо бывает ею очаровано. Оканчивается эта пляска на совершенном замирании, причём пляшущая касается земли спиной и затылком и проделывает это сложное движение, вздрагивая и стоя в положении на коленях, и положения ног не меняет».

«Танец змеи», который требовал от танцовщицы высочайшего мастерства владения рук, был созвучен с другим танцем – «Танцем розы».

Тему розы Касьян Ярославич затронул еще в «Бахчисарайском фонтане» в сцене гарема (1939). Но более серьёзно он отразил её в своих «таджикских» балетах, поместив в центр действия. Эта тема – уже в название первого балета: «ду гуль» по-таджикски – «две розы».

Тема розы – с двойным дном. Тут и привычное сравнение женщины с одним из самых красивых на свете цветов, и более глубокая философская мысль о быстротечности жизни. «Танец розы» («Гуль-уйин») в «Ду гуль» исполняет вторая главная героиня балета, в «Лейли и Меджнун» его танцует Лейли, и здесь он носит название «Танец отчаяния».

В основу этих сценических танцев Голейзовский положил старинную пляску, поэтичное содержание которой сам балетмейстер выразил так: «Земля родит розу. Скромный, незаметный бутон, согретый солнечным лучом, превращается в красивый, пышный и ароматный цветок. Неожиданно появляется (воображаемый) витязь. Он срывает цветок, нюхает его и… бросает. Витязь удаляется, а роза, теряя лепестки и увядая, погибает».

«За годы путешествий по Средней Азии, — писал Голейзовский, — в результате встреч, знакомств с литературными и живописными изображениями, бесед со старожилами и знатоками искусства Востока и Средней Азии, путём практического изучения танцевальных и плясовых материалов, я пришёл к окончательному выводу, что этот танец – продукт подлинно народного творчества и экспонат далёкой старины. Впервые мне удалось увидеть его в 1908 году в Тегеране, когда мне было пятнадцать лет. Я был потрясен. Танец этот я заучил на месте». Позднее Голейзовский снова неожиданно увидел его с небольшими изменениями в исполнении знаменитой гаремной танцовщицы бухарского эмира Алим-хана – Каркиги-ханум. Её мать, ещё более старая женщина, бухарская танцовщица Михал-ханум показала балетмейстеру также другой вариант этого танца, носивший название «Пяндж гули сад барг» («пять столепестковых роз»). Танец исполнялся одной танцовщицей на гладком хорасанском ковре с изображением большой розы в центре и четырьмя розами меньших размеров по краям, где танцевали ещё четыре женщины, одновременно игравших на национальных инструментах – чильдерма, рубобах, гиджаках или дуторах.

В «Ду гуль» «Танец розы» исполнялся танцовщицей с дойрой в руках практически на одной точке – на ящике в окружении артистов, игравших роли басмачей. Композиционное и художественное решение Голейзовским этой сцены были созвучны со старинной темой розы – стройная фигура девушки посредине сцены напоминала гибкий стебелёк, а дойры, приподнятые на уровне головы в руках сидящих вокруг басмачей были похожи на круглые трепещущие лепестки.

В «Лейли и Меджнун» скорбящая о любимом Лейли исполняет «Танец отчаяния», находясь в центре ковра, по углам которого сидят невольницы. Этот центр ковра – как эпицентр действия, как точка сконцентрированной боли, которая выразилась в пластике рук, корпуса, головы.

О розе как эпицентре цветения и эпицентре боли пластически напоминает и финальная поза последнего дуэта Лейли и Кайса Меджнуна. Эту позу — одинокий, закрывшийся комочек-бутон на опустевшем пространстве – балетоведы назвали «щемящей точкой» спектакля, заключавшей в себе скорбь и величие.

Выразительная пластика тела и особенно рук, отражавших нюансы движений змеи и трепета лепестков, пластика, основанная на народных традициях и увиденная через воображение Голейзовского, позволила оживить стиль древнейших танцевальных культур и сделать его достоянием широкого зрителя. Возможно, эту необычно мягкую восточную пластику рук Голейзовский смог так хорошо почувствовать и понять, потому что у него самого была необычная по природе пластика. Многие говорили, что его руки обладали природной выразительностью: пальцы удивительно эмоционально дополняли сказанное, и речь Голейзовского воспринималась не только на слух, но и зрительно. Такой же пластичной называли и речь известного индийского танцовщика Удай Шанкара, с которым не раз танцевала Анна Павлова. Его руки во время разговора отражали весь спектр эмоций и настроений.

Сергей Баласанян, создавший музыку к балету «Лейли и Меджнун», позже скажет, что пластика и выразительность рук в танцах народов Востока изначально оказали известное влияние на творчество Голейзовского: «Напевность, свободное дыхание, необычная пластичность его хореографических композиций малых и больших форм родились в результате синтеза танцев Востока и классики».

Пластика рук Средней Азии и Востока оказали влияние на многих выдающихся людей современного балета. Есть мнение, что именно на ней во многом основана удивительно гибкая и выразительная пластика движений Майи Плисецкой в её знаменитом исполнении партии Белого лебедя.

На фото:
К. Голейзовский и Н. Бессмертнова на репетиции балета «Лейли и Меджнун»,
Н. Бессмертнова в роли Лейли


Фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Апр 08, 2016 6:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 19, 2016 9:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031901
Тема| Балет, "Золотая маска", Екатеринбургский театр оперы и балета
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Тени далеких классов
Екатеринбургская "Тщетная предосторожность" на "Золотой маске"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №46, стр. 4
Дата публикации| 2016-03-19
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2942426
Аннотация|


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

На Новой сцене Большого театра был показан третий конкурсный спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета (о первых двух "Ъ" писал 18 марта) — старинная "Тщетная предосторожность" в новой постановке Сергея Вихарева, получившая шесть номинаций. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Создатель екатеринбургской "Тщетной предосторожности" Сергей Вихарев известен как мастер исторических реконструкций: он первым в России занялся восстановлением дореволюционных балетов. Его работы (особенно "Спящая красавица" Мариинского театра и "Раймонда" в "Ла Скала") воспроизводили даже не столько хореографию, сколько режиссуру и материальный мир спектаклей. Выглядело это чрезвычайно убедительно. Однако в "Тщетной предосторожности" — балете-везунчике, рожденном накануне Великой французской революции и за два века пережившем немало удачных воплощений,— постановщик Сергей Вихарев демонстративно отходит от собственных принципов, прибегая к иному эстетическому приему — эклектике.

Соавторы спектакля во главе с куратором проекта Павлом Гершензоном сошлись на том, что действие балета, в котором фермерша сватает дочь за богатого дурачка, а та все-таки выскакивает замуж за собственного избранника — пригожего батрака, происходит на юге Франции, где-то недалеко от Арля. Арль — это, конечно, Ван Гог, а потому в сценографии спектакля (художник-номинант Альона Пикалова) доминируют фрагменты хрестоматийных полотен и жирные червяки фирменных мазков художника. Одежда персонажей тоже соответствует той эпохе вплоть до буквальной реплики синего костюма вангоговского почтальона Рулена — в балете в него наряжен состоятельный папаша жениха (художник по костюмам Елена Зайцева, тоже номинант). Впрочем, живопись Ван Гога — лишь составная часть оформления. Не менее важную роль играет ампирная архитектура балетного зала — белоснежные стены с пилястрами, увенчанными пышными капителями. Цитаты из полотен (например, интерьер с кроватью, зала кабачка или исполинские стога сена) включены в парадный репетиционный зал в виде исполинских выгородок, а выписанные на заднике живописные поля и виноградники проглядывают за большими окнами балетной аудитории.

Академический каркас, скрепляющий фантазию создателей балета,— ключевой образ всего спектакля, не только сценографии. Сельская "Тщетная предосторожность" здесь начинается в стерильном ампирном зале, придуманном прологом — сценой "Школа танца" из знаменитого балета "Консерватория" датчанина Августа Бурнонвиля. Это — самый достоверный образчик балетного класса XIX века с полным арсеналом движений. И хотя датский класс существенно отличается от французского и русского, за неоспоримую аутентичность Сергей Вихарев выбрал его в качестве камертона всей постановки, позаимствовав у Августа Бурнонвиля не только отдельные комбинации, но даже целое па-де-де из балета "Ярмарка в Брюгге".

Датская хореография и заковыристая техника соседствуют в спектакле с гладкими геометрическими танцами a la Петипа (вроде вальса поселянок во втором акте); свежесочиненной жеманной пляской цыган (в которой танцовщицы, плывя лебедушками по сцене, отчего-то поводят руками на манер русской "Барыни"), а также хитом всех балетных конкурсов — благополучно пережившим советские времена свадебным па-де-де Лизы и Колена в постановке кумира москвичей Александра Горского (чью фамилию архивист Вихарев в программке, впрочем, не указывает). Все это намеренное разностилье не скреплено, а скорее раздроблено пантомимно-игровыми сценами, прекрасно сохранившимися в "Тщетной предосторожности", но использованными Сергеем Вихаревым в урезанном виде и так, чтобы они не влезали в хореографию. От резкого разделения на танцы и пантомиму екатеринбургская "Тщетная предосторожность" не кажется живым спектаклем. Скорее — дивертисментным гибридом по мотивам знаменитого балета; этакой интеллектуальной игрой в классику, утратившей многие смачные эпизоды, вроде славного танца мамаши главной героини: ее постановщики зачем-то одели в кожаные тапки без пяток вместо традиционных деревянных сабо.

Академический проект Сергея Вихарева сильно оживляют артисты: замечательная Елена Воробьева (выдвинута в номинации "Лучшая женская роль") — своевольная и пикантная Лиза; превосходный Виктор Механошин (тоже номинант "Маски"), удачно избежавший вульгарного комикования в роли мамаши Марцелины; непрошибаемо улыбчивый Александр Меркушев в партии Колена — не столько хороший танцовщик, сколько подходящий типаж, и многие другие. Но, несмотря на достоинства исполнителей, "масочная" судьба спектакля может оказаться незавидной. Главная российская Марцелина — член жюри Николай Цискаридзе, исполняющий роль ворчливой мамаши в очаровательной "Тщетной предосторожности" Михайловского театра, поставленной еще в 1960 году англичанином Фредериком Аштоном и до сих пор остающейся самой популярной в мире,— едва ли одобрит эксперимент Сергея Вихарева.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Апр 08, 2016 6:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 19, 2016 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016031902
Тема| Балет, МТ, Гастроли в США, Персоналии, Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина
Автор| Нина Аловерт
Заголовок| Дороги, которые мы выбираем
Диана Вишнева и Ульяна Лопаткина вне стен Мариинского театра

Где опубликовано| © Elegant New York
Дата публикации| 2016-03-16
Ссылка| http://elegantnewyork.com/adm-vishneva-logankina-alovert/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Балет Мариинского театра приехал в Америку. Пока труппа танцевала в Вашингтоне, две самые знаменитые балерины театра Диана Вишнева и Ульяна Лопаткина выступали в Нью-Йорке на сцене Бруклинской Академии музыки со своими творческими вечерами. Эти балетные концерты входили в программу «В честь Майи Плисецкой». Но по сути это были два творческих вечера: две балерины сознательно создавали эти программы для себя в соответствии со своими устремлениями.


“Шопениана”. У. Лопаткина. Фото предоставлены Brooklyn Academy of Music

Структура вечеров Лопаткиной знакома нам по середине прошлого века. Так выглядели все балетные концерты. Они состояли из па де де, отрывков из балетов. Лопаткина выбрала такую форму вечера, чтобы показать себя в разном репертуаре, пусть и в небольших «выдержках» из него. И она этой цели достигла. Я видела только одну программу, где балерина танцевала хореографию из постановок Михаила Фокина, включая «Умирающего лебедя», номер на музыку П.Чайковского Джона Ноймайера «Павлова и Чекетти» и «Русский танец» из «Лебединого озера» в постановке А.Горского.

Но как в калейдоскопе, где из сочетания причудливо мелькающий деталей складывается общий узор, так из исполнения Лопаткиной различных дуэтов, складывался образ балерины. Лопаткина не просто Мастер, она Балерина, а этому нельзя научить. В ее сдержанной, холодноватой манере танца есть благородство и аристократизм. Уже в исполнении Лопаткиной Жар-птицы (в дуэте из одноименного балета Стравинского-Фокина, партнер Андрей Ермаков) прежде всего производили впечатление ее владение стилем балета, умение вырисовать, закончить, осмыслить каждую деталь хореографии, артистичность. И подобное впечатление складывалось от всех ее выступлений в тот вечер.

Вершиной концерта стало исполнение Лопаткиной 7-го вальса Шопена из «Шопенианы» М.Фокина (партнер А.Ермаков). Я не видела такого исполнения. Дело не в «лучше или хуже». Не видела ПОДОБНОГО. Лопаткина с таким пониманием и так элегантно воспроизвела стиль хореографии, как будто перенесла нас во времена создания балета. Но это не было скучным воспроизведением устаревшего стиля, чем грешат современные реставрации старых балетов. Лопаткина оживила этот стиль, не нарушая его. Это было волшебное явление.

К сожалению, в высоко профессиональных фотографиях, которые мне прислали из БАМа, это волшебство потеряно.

Выступления других танцовщиков в этом концерте оставляли желать много лучшего.


“Кармен”. Диана Вишнева. Фото Нины Аловерт.

Вишнева – звезда, подлинная балетная актриса с широким диапазоном. И в этом качестве на балетном небосклоне «ей нет соперниц, нет подруг».

Вечер Дианы Вишневой был создан по другому принципу. В первом отделении балерина танцевала одноактный спектакль из репертуара театра – «Кармен» Альберто Алонсо на музыку Бизе, которую так удачно интерпретировал для балета Родион Щедрин.

В 1995 году я видела из кулис в Мариинском театр, как выпускница петербургской Академии балета Диана Вишнева танцевала монолог Кармен, поставленный для нее Игорем Бельским. От той веселой, девочки-подростка, уже соблазнительной, но скорее еще дразнящей, чем завлекающей, до этой искушенной искусительницы длинна в двадцать лет творческой жизни. Этой Кармен сегодня известны все изгибы тела, все соблазнительные скольжения ножки, все мгновенные смены состояний, сводящие с ума Хосе, – «смотри, я миг была твоя, и бросила тебя!» Но появляется Эскамильо – и перед нами другая Кармен. Пока Тореро танцует свой монолог, Кармен сидит на табурете и смотрит на него. Не шевелясь. Не меняясь в лице. Перед нами почти героиня греческих трагедий. В дуэте с Тореро ее Кармен не заигрывает с Тореро, не соблазняет. Она как будто предается своей судьбе, заранее зная ее трагический исход.

У Вишневой в спектакле на сцене БАМ были большие трудности: у нее не было Хосе. То есть Иван Оскорбин танцевал эту роль. Он старался вовремя подхватить свою партнершу, оказаться в нужном месте – такое впечатление было от исполнения. Тореро Александра Сергеева был несколько статуарным, но Тореро может быть и таким: идол, зацикленный на самом себе. Сергеев красиво танцевал свой выход. Но и Сергеев остался безучастным к своей партнерше. Надо отметить Александру Иосифиди в роли Смерти, Судьбы за красоту линий. Но без достойного партнера-Хосе Вишневой пришлось весь балет танцевать «одной за всех».

Включение в программу одноактного балета (танцевального монолога) «Женщина в комнате» – это творческое кредо Вишневой. Вне стен Мариинского театра она ищет репертуар, который ей интересно танцевать. Вместе с продюсерской компанией Ardani Artist балерина создала уже три программы своих вечеров, приглашая для постановок современных хореографов разных стран. В том числе – модернистов, чья хореография не основана на классическом танце (балерина идет по пути, первопроходцем которого был М.Барышников). Это прорыв в другое пространство. Балет «Женщина в комнате» (из третьей программы) поставлен известной модернисткой из Франции Каролин Карлсон на музыку Джованни Солима и Рене Одри.

Женщина в комнате одинока. Скорее всего – она актриса, чья карьера в прошлом. Меняя туалеты, она судорожно роется в ящиках стола, где лежат только лимоны, находит свое концертное черное платье, надевает туфли на высоких каблуках и танцует, вспоминает свои выступления. Этот танец блестяще поставлен и исполнен. Затем женщина в черном ложиться на стол – умирает? Хочет умереть? Все это в целом – символы. Как в стихотворении «Евридика» Арсения Тарковского, творчество которого так любит Карлсон.

Загадка без разгадки:
Кто возвратится вспять,
Сплясав на той площадке,
Где некому плясать?


Женщина действительно «возвращается вспять», но обновленная. Режет лимоны и с радостной улыбкой выходит в зал, раздавая их публике: жизнь разнообразна. И кислые лимоны надо с радостью принимать, так я понимаю эти символы.

Спектакль поставлен во многом за счет пластики и танца рук. Есть повторы (сама Вишнева говорит – сознательные). Но в целом – произведение печальное и настолько непривычное, что надо посмотреть не один раз. В целом – это, конечно, триумф балерины, которая любыми танцевальными и пластическими средствами может создавать эмоциональные перевоплощения и «держать» публику, находясь на сцене одна 25 минут.

Мне бы не хотелось думать, что уровень исполнения тех, кто танцевал на этих вечерах, за исключением Вишневой и Лопаткиной, это уровень современной балетной труппы Мариинского театра. Все таки основная часть труппы танцевала в Вашингтоне. А иначе сам собой возникает вопрос: кто же идет следом за этими выдающимися балеринам?
-----------------------------------------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 20, 2016 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016032001
Тема| Балет, Государственный академический Театр классического балета, Премьера, Персоналии, Н. Касаткина, Вл. Василев
Автор| Сергей Николаев
Заголовок| Лебединое озеро Касаткиной и Василёва
Где опубликовано| © "Труд"
Дата публикации| 2016-03-20
Ссылка| http://www.trud.ru/article/20-03-2016/1335504_lebedinoe_ozero_kasatkinoj_i_vasileva.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Спектакль «Легенда о Лебедином озере и Гадком утенке» волшебно красив. Фото предоставлено Театром Касаткиной и Василёва

Театру, возглавляемому знаменитой парой, исполняется 50 лет

25 марта гала-концертом и премьерой спектакля «Легенда о Лебедином озере и Гадком утенке» отметит свое 50-летие Государственный академический Театр классического балета под руководством Наталии Касаткиной и Владимира Василёва. Это станет завершением праздничной серии спектаклей знаменитой труппы на сцене Государственного Кремлевского дворца.

Труппа Государственного академического Театра классического балета была сформирована в 1966 году, возглавил ее прославленный хореограф Игорь Александрович Моисеев. Позднее он передал художественное руководство Владимиру Василёву, ученику Асафа Мессерера, а главным балетмейстером стала Наталия Касаткина, ученица Марины Семёновой. С их приходом концертный коллектив становится авторским балетным театром.

Балеты «Лебединое озеро», «Спартак», «Жизель», которые пройдут в Кремле 22-24 марта, — лишь малая часть того, что сделано коллективом Касаткиной и Василёва за полвека. Всего знаменитыми мастерами здесь поставлено двадцать три спектакля. И это не считая постановок на сцене Большого и Мариинского театров, а также в других российских и зарубежных театрах. Спектакли прославленной балетмейстерской пары с успехом идут в США, Германии, Франции, Венгрии и других странах. Всемирно признанные мастера эксперимента в хореографии, Касаткина и Василёв первыми в России начали сотрудничать с известным исследователем исторических стилей Пьером Лакоттом, хореографами Роланом Пети и Морисом Бежаром. В их спектаклях участвовали выдающиеся танцовщики и танцовщицы: Екатерина Максимова, Майя Плисецкая, Николай Фадеечев, Михаил Барышников, Станислав Исаев, Владимир Малахов. Касаткина и Василёв первыми в Советском Союзе поставили «Весну священную» Стравинского, создали балет «Сотворение мира» совместно с композитором Андреем Петровым, поставили знаменитую версию балета «Ромео и Джульетта» Прокофьева, а также оригинальные версии «Спартака» Хачатуряна и «Коппелии» Делиба. Эти авторские спектакли составляют основу репертуара Театра классического балета, наряду с шедеврами балетной классики прошлых столетий.

Гала-концерт 25 марта откроется веселым номером «На катке» в исполнении Государственного академического ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева — в буквальном смысле слова братского коллектива, с которым Театр классического балета связан неразрывными творческими узами. Зрители по-новому оценят вошедшие в историю фрагменты новаторских спектаклей Касаткиной и Василёва «Сотворение мира», «Ромео и Джульетта», «Спартак» и многих других постановок в исполнении артистов Большого театра, Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и, конечно, самого Театра классического балета. Главная интрига ждет гостей во втором отделении: новый балет для всех возрастов «Легенда о Лебедином озере и Гадком утенке», созданный специально к 50-летию Театра. В основе спектакля — сюжет знаменитой сказки Ганса Христиана Андерсена и гениальные мелодии Эдварда Грига. Эта премьера подготовлена совместно с оркестром театра «Новая опера» им. Е.В. Колобова. Дирижер-постановщик и музыкальный руководитель постановки — Валерий Крицков. «Это история о том, как жить среди людей, если ты — другой. В названии неслучайно упомянуто лебединое озеро: как и в одноименном шедевре Чайковского, это образ мечты, далекой и прекрасной. Мы стремились наполнить спектакль разными смыслами, чтобы сделать его интересным семейной аудитории», — говорят хореографы.

Еще один проект юбилейного года — масштабная фотовыставка. Экспозиция объединит архивные и современные снимки, запечатлевшие яркие моменты из пятидесятилетней истории театра.

В честь юбилея труппа проведет масштабные гастроли в городах России. Касаткина и Василёв никогда не ограничивались работой в Москве. Например, премьера балета «Сотворение мира» состоялась в Санкт-Петербурге, премьера известной версии балета «Ромео и Джульетта» — в Новосибирске.

В этом году празднуется и еще одна знаменательная дата — шестьдесят лет совместной жизни и работы Наталии Касаткиной и Владимира Василёва. «Театр классического балета для нас — это любимая работа, дом, личная жизнь. Мы неразделимы с театром, как неразлучны друг с другом. Наша мечта — чтобы Государственный академический Театр классического балета обрел свою сцену и стал основой народного центра балетного искусства», — говорят Наталия Касаткина и Владимир Василёв.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 20, 2016 2:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016032002
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан, Ханс ван Манен, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Голландские высоты Большого театра
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2016-03-20
Ссылка| http://vm.ru/news/2016/03/20/gollandskie-visoti-bolshogo-teatra-314867.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Большом театре состоялась необычная премьера. Под обобщенным названием «Вечер современной хореографии» были представлены работы четырех хореографов голландской школы балета: Иржи Килиана («Симфония псалмов»), Ханса ван Манена («Вариации на тему Франка Бриджа»), Соль Леон и Пола Лайтфута («Совсем недолго вместе»).

«Встреча» известных европейских балетмейстеров на московской сцене дала возможность не только получить чисто зрительское удовольствие, восхищаясь изяществом и изобретательностью их хореографии, виртуозной техникой исполнителей, но и сравнить их творческие индивидуальности.

Если Манен стремится раскрыть через пластику и танец «смысл и дух» человеческого тела, а Килиан ставит во главу угла духовность личности, стремящейся «к бесконечному миру вдохновения и фантазии», то Леон и Лайтфут более увлечены «материализацией» впечатлений и эмоций как отражением современного бытия. Сценическому повествованию хореографы предпочитают основанные на «классике» короткие пластические рассказы, которые свободны от условностей сюжета.

Основой балета «Вариации на тему Франка Бриджа» является волшебная музыка Бенджамина Бриттена. В содружестве с изобретательной хореографией Ханса ван Манена она способствует созданию изысканного пластического зрелища – чувственного мира красоты и гармонии, наполненного жизнью и движением.

Пять дуэтов творят на сцене чудеса, выпевая телами поэзию отношений между Мужчиной и Женщиной. Их танец – резкий и плавный, точный и свободный, темпераментный и меланхоличный – создает меняющиеся узоры-композиции калейдоскопа жизни, которые отличаются изысканной простотой внешне и эмоциональной наполненностью изнутри.

Тон задает главная пара – Екатерина Шипулина и Денис Родькин. Стильная, виртуозная балерина с трепетным, певучим телом Шипулина будто создана для «хореографии недоговоренности» Ханса ван Манена. Под стать ей и партнер – мужественный красавец Денис Родькин. Их вариации и особенно адажио захватывают дух чувственной энергией, которая умело прикрыта сдержанным напряжением, что только усиливает остроту и накал страстей.
Размышлениям о времени и его связях с движением и ритмами современной жизни посвящен балет «Совсем недолго вместе» Соль Леон и Пола Лайтфута – нынешних лидеров Нидерландского театра танца (NDT), который со второй половины ХХ века является средоточием новых хореографических идей.
Это – грустный поэтический рассказ о скоротечной судьбе артиста балета, требующей громадной самоотдачи и жертвенности, а по большому счету, это размышления о душе, которая в отличие от тела не стареет. Семь танцовщиков – семь ликов времени, позволяющих понять, как мало отпущено нам друг для друга.

Наделенные жизненной энергией Екатерина Крысанова и Нина Капцова, элегантные «мудрецы» Владислав Лантратов и Семён Чудин, виртуозные энерджайзеры Игорь Цвирко, Денис Савин и Дмитрий Дорохов создают неповторимую картину контраста между жизнью театральной и той, что протекает за стенами храма Терпсихоры.

Заключал «Вечер современной хореографии» балет Иржи Килиана «Симфония псалмов», поставленный на одноименную музыку Игоря Стравинского.
«Духовная архитектура» этого балета, как всё талантливое, предельно проста: восемь пар танцовщиков «осваивают» пространство, наполненное музыкой и песнопеньем. Изящные «сплетения» хореографических композиций навеяны таинственными символами и узорами старинных восточных ковров на заднике сцены (сценограф – У. Катц) и глубоким смыслом псалмов Священного писания, блестяще исполненных хором Большого театра.

Герои балета – мужчины и женщины, – преодолевая тревогу и трудности в отрицании земного «всевластия», обращаются за поддержкой и помощью к Небу. Пластика дуэтов подчеркнуто графична, чувственна и исповедальна. Несмотря на строгий, выверенный до мелочей рисунок хореографического текста, Килиан стремится подчеркнуть индивидуальность каждого исполнителя, давая ему возможность «высказаться».

Вечер балета закончился. Было отрадно наблюдать, как с произведениями именитых «голландцев» успешно справляются наши артисты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 20, 2016 11:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016032003
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан, Ханс ван Манен, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| Большой балет рассказал о вечном и сиюминутном
Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2016-03-20
Ссылка| http://izvestia.ru/news/606905
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Очередной премьерой главный театр России приветствовал танцевальное искусство Нидерландов


«Вариации на тему Франка Бриджа» Фото Михаила Логвинова/Большой театр

В афише «Вечера современной хореографии», накануне представленного в Большом театре, собраны произведения патриарха мирового танца Ханса Ван Манена («Вариации на тему Фрэнка Бриджа»), мэтра европейской неоклассики Иржи Килиана («Симфония псалмов») и нынешних законодателей голландской танцевальной моды – Пола Лайфута и Соль Леон («Совсем недолго вместе»).

Роднит их принадлежность к главным балетным труппам страны — Национальному балету Нидерландов (HNB) и Нидерландскому театру танца (NDT). Разъединяют — возраст и творческие установки.

Для старейшины HNB Ван Манена и адепта NDT Килиана балет — искусство философское. Музыка и танец в их представлении — глобальные субстанции, предназначенные для обозначения не менее масштабных проблем. А музыканты и танцовщики — идеальные инструменты их решения.

Ван Манен в «Вариациях» строг и лаконичен. Скромный фон, скупой свет, танцовщики в трико. Килиан в «Симфонии псалмов» чуть конкретнее. Позволяет себе украсить задник дизайнерскими коврами и использовать в качестве реквизита стулья. Но детали не меняют сути. Космос для этих мастеров важнее отдельно взятых планет. Общечеловеческое главнее частного. Слаженный ансамбль предпочтительнее ярких солистов. В благодарной памяти зрителей должны остаться не индивидуальности, а коллективный образ спектакля. Торжество музыки и движения. Упорядоченного — у Ван Манена, более свободного — у Килиана.

Не вина танцовщиков, что в «Вариациях» в первую очередь запоминаются точность Екатерины Шипулиной и невозмутимость Дениса Родькина. Слиться с ансамблем, не потеряв своего лица, изощренное искусство — ему трудно обучиться в короткий репетиционный срок. В «Симфонии псалмов» заняты не премьеры, а просто хорошие танцовщики, и это, безусловно, идет на пользу балету. Зрители, правда, скучают. Шедевр шедевром, но нет звезд — нет и спектакля. То ли дело одноактовка Поля Лайфута и Соль Леон, где участвуют сразу несколько первых лиц труппы.

Нина Капцова в роли примадонны блещет жемчужным ожерельем и комедийным дарованием. Семен Чудин вдохновляет неоклассическими пассажами. Денис Савин и Владислав Лантратов получают возможность изобразить мятущегося героя и его alter ego. Екатерина Крысанова — сыграть драму стареющей женщины (привет Матсу Эку). Сюжетной пестроте соответствует разнообразие прочих составляющих. Симфонический Бетховен соседствует с шумом дождя и напряженной тишиной. Видео на экране — с ярко-красными ширмами и глухим занавесом. Времени, правда, маловато. На ознакомление с этим великолепием отведено от силы минут двадцать пять. Но такова прелесть частной истории: живи быстро, умри молодым. А хочешь мудрости и основательности — смотри притчи Ван Манена и Килиана.

Вечер современной хореографии, Большой театр, 2016. Хореографы — Ханс Ван Манен , Соль Леон, Пол Лайтфут , Иржи Килиан. Музыка Бенджамена Бриттена, Людвига ван Бетховена, Майкла Рихтера, Игоря Стравинского. Дирижер-постановщик — Павел Клиничев. Ближайший спектакль — 19 мая.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 21, 2016 12:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016032101
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан, Ханс ван Манен, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Классика и немножко нервно
Премьера балетов современных голландских хореографов в Большом театре

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2016-03-21
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2016-03-21/10_classics.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


«Совсем недолго вместе» (на сцене – Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов). Но поэтично и экспрессивно. Фото Михаила Логвинова/Большой театр

Одноактные балеты ведущих хореографов Нидерландов вошли в программу нового вечера современной хореографии в Большом театре. Собственно, премьерными для Москвы стали два – «Вариации на тему Франка Бриджа» Бенджамина Бриттена в постановке Ханса ван Манена и «Совсем недолго вместе» на музыку Макса Рихтера и Людвига ван Бетховена в постановке Соль Леон и Пола Лайтфута. Завершающую вечер «Симфонию псалмов» Игоря Стравинского в хореографии Иржи Килиана Большой балет впервые исполнил в 2011 году.

Ван Манен, которого привычно называют классиком современного танца, далек от злободневности, как его авторский почерк далек от пароксизмов contemporary и коллажной суеты пост- и постпостмодернистов. Один из пионеров послевоенного нидерландского балетного чуда, органично соединив некогда классику и модерн, добился математической ясности языка и рисунка танца. Его сложные геометрические построения, соразмерность частей и целого могли бы быть даже скучны своим совершенством, если бы не «некоторая странность пропорций», которую великие почитали непременным условием идеальной красоты. Это магическое «чуть-чуть» всякий раз придает особый нерв и новизну человеческим отношениям. А только о них, по собственному признанию, он и рассказывает всю жизнь в своих не сюжетных, но и не абстрактных балетах.

В девяти эпизодах «Вариаций» – пять пар и множество конструктивных и эмоциональных перипетий. Лучшего для наших артистов, привыкших наполнять любую хореографию «внутренним содержанием», не придумать. Тут и чувства, и расширение лексического диапазона. К тому же в первой паре на премьере вышли одна из самых выразительных в труппе интерпретаторов классики и неклассики Екатерина Шипулина и скульптурный, тонко чувствующий пластические оттенки, за мощью танца не проглатывающий акценты Денис Родькин. И все же в первый вечер ощущалась не полная еще свобода в этой стилистике. Немудрено: Ван Манена в Большом театре поставили впервые.

В сравнении с патриархом представители другого поколения Пол Лайтфут и Соль Леон – настоящие радикалы (впрочем, с классикой в анамнезе от нее не отрекаются). Их тоже занимает «человеческая сторона искусства». Определяя нынешний курс NDT, много лет воспринимавшегося в мире как театр Иржи Килиана, его ученики, давно оперившиеся и эстетически независимые, стремятся нести дальше «прекрасный свет», который зажег мэтр.

Их пластическое стихотворение в прозе, размышление о бегущем времени «Совсем недолго вместе» оказалось на удивление впору артистам Большого театра. Контраст настроений, квинтэссенция в каждое мгновение того или иного состояния, необыкновенная напевность и поэтичность этого сочинения требуют драматизма, нервного напряжения и чувственного опыта. Требуют личностей на сцене, каковыми и показали себя Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов и Денис Савин. Совсем в ином ключе, в «барочной» игре, возможной лишь при особой – килиановой – легкости, о времени размышляли Нина Капцова, Игорь Цвирко, Дмитрий Дорохов и Семен Чудин, с блеском выступившие в образах стильных охальников – ироничных виртуозов.

С мировым постклассическим танцем в разных его ипостасях балетная труппа Большого театра совсем недавно вместе. Но если в годы первых опытов в похвалах слышалось лишь снисхождение к неофитам, сегодня очевидно: процесс обещает быть взаимовыгодным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 21, 2016 8:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016032102
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан, Ханс ван Манен, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Скупость не порок
"Вечер современной хореографии" в Большом театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №46, стр. 11
Дата публикации| 2016-03-21
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2943234
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Михаил Логвинов/Большой театр

На Исторической сцене Большого театра прошла серия премьерных показов "Вечера современной хореографии" (правда, один из них оказался утренником). Под дежурно-советским названием скрываются три балета лучших нидерландских хореографов: Ханса ван Манена, Иржи Килиана и дуэта Лайтфут--Леон. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Эта программа — живая история 55-летнего голландского балета. Точнее, ее олицетворения — знаменитого Нидерландского театра танца (NDT). Голландец Ханс ван Манен основал и возглавил его в 1960 году. В 1977-м на смену пришел чех Иржи Килиан, добровольно отошедший от дел в 2009-м и передавший бразды правления нынешним руководителям труппы — испанке Соль Леон и англичанину Полу Лайтфуту. Идея показать развитие балета в одной из самых танцевальных стран мира, безусловно, увлекательна. Но "современной" эту хореографию могут счесть лишь те, кто называет "балетом" пуантные классические сказки XIX века и постановки советских корифеев прошлого столетия. Вообще-то таких зрителей в России большинство, в историческом зале Большого — подавляющее, так что три голландских спектакля, очень разные по эстетическим задачам и художественным принципам, но одинаково лишенные и пуантов, и фабулы, действительно новое слово для публики главного театра России.

А ведь трудно вообразить хореографию более классицистскую, чем у 83-летнего патриарха Ханса ван Манена, нашедшего свой стиль еще полвека назад и остающегося верным своему стерильному минимализму. Поборник чистоты линий, он отобрал из академического арсенала не более трети движений, убрал из классического танца сентиментальность, каким-то чудом сохранил его тайную эротичность и до сих пор ставит по балету в сезон, оставаясь желанным и актуальным автором. Выбранные Большим театром "Вариации на тему Франка Бриджа" Ханс ван Манен сочинил на музыку Бриттена в 2005 году для Национального балета Нидерландов. В этой работе две пары солистов и три пары корифеев, одетые, как обычно у ван Манена, в обтягивающие трико и комбинезоны, проявляют эмоции ярче обычного — и в адажио, и в мужских вариациях, и даже в мерном траурном марше, нагнетающем атмосферу общего напряжения. Стройным солистам Большого очень идет графичность этой хореографии, а длинноногая прима Екатерина Шипулина придает непозволительно чувственный акцент дуэтам с роковым красавцем Денисом Родькиным, который тут выглядит этаким голландским Хосе,— московская актерская школа, примененная с толком, способна одолеть даже фирменную ванманеновскую сдержанность.

Великолепную "Симфонию псалмов" Стравинского — ранний, 1978 года, балет Иржи Килиана — Большой театр уже ставил в 2011 году (см. "Ъ" от 27 июля 2011 года), но тогда отнесся к премьере с непростительным небрежением: до нужного исполнительского уровня не довел и в афише не удержал. Этот знаковый для NDT балет (30-летний Килиан поставил его в трудный период — новоиспеченный руководитель труппы во что бы то ни стало должен был предотвратить начавшийся ее распад, заставив артистов поверить в себя) сам автор называет "духовной архитектурой, заполненной телесностью". Этот спектакль, стройный и величественный, как готический собор, пронизан чувством почти религиозной общности. Шестнадцать человек танцуют в строгом согласии; из их рядов то и дело вырывается пара, чтобы, истово возопив о личных страстях, вновь слиться с общей молитвой. Тут у Килиана еще много от классики — па-де-ша, батманы, разнообразные пируэты, но собственный его стиль — текучий и одновременно нервический, с резкими перепадами от плавности общего к резкой подаче отдельных движений и деталей — уже проявился во всей уникальности. Молодые артисты Большого знакомые им "классические" па танцуют широко и свободно, но фирменной килиановской пластикой овладело не больше половины исполнителей. Нет и необходимого для этого балета экстатического чувства тайного братства: ряды танцовщиков ровны, но каждый из них только и ждет момента своего личного сольного торжества.

В премьерной программе Большого самым интригующим оказался новейший этап голландской балетной истории — балет Пола Лайтфута и Соль Леон "Совсем недолго вместе" на музыку Бетховена и Макса Рихтера, поставленный ими в 2012 году и основательно переработанный в 2015-м. В отличие от предшественников, семейная пара хореографов сочиняет очень личные, почти интимные спектакли: в центре их всегда конкретный человек, чьи страсти и мысли, впрочем, часто оказываются общими для всех людей. "Совсем недолго вместе" хореографы назвали "размышлением... о динамике движения и динамике времени". Проще говоря, о собственной жизни, в которой искусство занимает слишком много места.

Сценическое пространство поделено надвое. На узкой полосе авансцены царит реальная жизнь: герой (Владислав Лантратов) и его alter ego (Денис Савин) вспоминают о женщине, любовь которой не удалось сохранить. Над авансценой — экран с уходящим сквозь анфиладу серых комнат сумрачным видеопейзажем: идиллическая пара стариков с ласковым сочувствием смотрит на героев, сводящих счеты со своим прошлым. Когда же сцена распахивается во всю ширь — с алыми кулисами и задником — в свои права под бравурную музыку Бетховена вступает балет, показанный хореографами с безжалостным сарказмом как агрессивное, физиологичное и безмозгло оптимистичное искусство. Солисты и премьеры Большого — Нина Капцова в стрекозином панцире короткого хитона, Семен Чудин, Игорь Цвирко и Дмитрий Дорохов в пышных и легких белоснежных шальварах — с изумительной виртуозностью, азартом и энергией прыгают, вертятся, задирают к небесам ноги, хвастаясь своими гибкими послушными телами. Но все это артистическое совершенство меркнет перед скупыми, замедленными и вроде бы почти бытовыми, некрасивыми движениями главных героев, передающими, однако, все бездны и пики любви, нежности, отчаяния. В этой пронзительной хореографии прекрасны все три исполнителя, но лидирует удивительная и отважная Екатерина Крысанова. За пару последних сезонов эта прима Большого переросла амплуа классической балерины, превратившись в универсальную танцовщицу с колоссальным диапазоном актерских возможностей.

Антологию голландской хореографии с полным правом можно причислить к достижениям Большого театра и его труппы, выглядевшей на недавней премьере классического "Дон Кихота" куда менее презентабельно. Однако подобными и даже более громкими победами театр мог похвастать и в недавнем прошлом: вспомнить хотя бы "Chroma" Уэйна Макгрегора, "Квартиру" Матса Эка, форсайтовский "Herman Schmerman". Все они, вызвав восторги на премьере, вскоре исчезали в рутине балетного репертуара вместе с новейшей техникой, изученной, но не закрепленной исполнителями. Возможно, судьба "голландцев" окажется счастливее: гендиректор театра Владимир Урин демонстративно прописал "Вечер современной хореографии" на Исторической сцене, дабы подчеркнуть его художественную значимость. Однако по ценам исторический Большой недоступен для молодой публики, да и не ожидает молодежь ничего актуального от Большого театра. На премьере восторженные "браво" неслись с галерки, а состоятельная партерная публика, обиженная отсутствием пуантов и лебедей, сбегала в антрактах, так и не увидев "настоящего балета".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Апр 08, 2016 6:14 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 4 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика