Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-01
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 27, 2016 9:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016013203
Тема| Балет, Беларусь, Персоналии, Клара Малышева
Автор| Ольга Жарина
Заголовок| Балет – души призывный звук
Где опубликовано| © «Минский Курьер»
Дата публикации| 2016-01-05
Ссылка| http://mk.by/2016/01/05/136361/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Искусству отдано 70 лет жизни. Обучение профессии, 22 года на сцене и почти 40 лет педагогической деятельности. В своем уважаемом возрасте Клара Николаевна Малышева поражает ясностью ума, глубоким проникновенным взглядом прямо в душу, завидной физической формой



Клара Малышева училась в Горьковском, а затем Пермском хореографическом училище. Танцевала в Горьком, Челябинске. В 1965 году вместе с мужем, балетмейстером Отаром Дадишкилиани, приехала в Минск. В ее творческой копилке более 20 сольных партий в разных спектаклях. Завершив танцевальную карьеру, с 1977 года в течение 15 лет была художественным руководителем Минского хореографического училища (ныне Белорусская государственная хореографическая гимназия-колледж), потом преподавателем этого учебного заведения. Заслуженная артистка РСФСР, народная артистка Беларуси. Дочь и сын — Нателла и Денис Дадишкилиани также стали танцовщиками.

Поэтому первый вопрос при встрече напрашивается сам собой.

— Есть ли у вас какой-то личный рецепт долголетия?

— Я занимаюсь любимым делом, много работаю. Еще год назад вела два класса в Белорусской государственной хореографической гимназии-колледже, сейчас остался один. К сожалению, в прошлом году сломала ногу, перенесла операцию, в связи с этим пришлось уменьшить нагрузку. А вообще стараюсь не обращать внимания на неприятности и проблемы и больше улыбаюсь.

— Выходит, главный сек­рет — работа?

— Пока меня Всевышний бережет. Надо работать, надо двигаться.

— Считаете, что физическая активность молодит?

— Да. Она заставляет бороться с недугами, не киснуть. И важно быть в хорошем настроении. Я и другим говорю: больше улыбайтесь. И воспринимайте плохое как временное. Оно уйдет, а ему на смену обязательно придет хорошее.

— У вас большой профессио­нальный опыт. Видели и сами вырастили не одно поколение танцовщиков. Чем отличается нынешнее поколение балетных?

— На мой взгляд, чего не хватает и нашим учащимся, и многим артистам балета — эмоциональности, отдачи и внутренней наполненности. Смотрю спектакли и вижу — в лицах мало одухотворенности. Иногда балерина танцует «Жизель» или «Лебединое озеро» — недостаточно эмоций. При этом техника танца выросла, появились новые элементы, требования намного выше. Но помимо техники, которая, безусловно, должна быть на уровне, хочется видеть и актерскую индивидуальность.

Конечно, важна и сама постановка. Но у современных балетмейстеров, к сожалению, зачастую теряется содержание. Они ищут оригинальные элементы, но забывают, о чем номер и ради чего его ставят. Содержание должно быть, чтобы зритель понял, о чем речь.

Не принимаю и переделанные классические балеты. Возьми музыку и сделай свое, оригинальное либретто, свою хореографию придумай. Зачем переделывать классическое наследие, особенно если получается слабее? Вот недавно была балетная премьера в нашем театре. Я, зная произведение, не поняла, о чем постановка. Мне нравится, когда спектакль понятный, красивый и профессио­нальный.

— Балет — это, по-вашему, прежде всего красота?

— Это должно трогать эмоцио­нально. Я танцевала Эсмеральду в Челябинске, помню, в одной из важнейших сцен такой эмоцио­нальный накал был, что в зрительном зале люди платочки доставали, слезы утирали. А сейчас на спектакле такой реакции публики не увидишь. Может, время другое стало?

— Наверное, сейчас большой выбор развлечений, мы все искушены ими.

— А мне кажется, сухие люди стали, более приземленные. Не хватает нам поэзии, романтизма, искренности, любви. Не говорили раньше постоянно о деньгах, а сегодня это на первом плане. И действительно, жизнь такая, что о природе, поэзии некогда думать. Поэтому и становимся неэмоциональными, сухими. Дни проходят в спешке. О какой любви можно говорить, когда ребенок в семье слышит от старших: «Уроки сделал? Поел?» А надо развивать душу маленького человека, чтобы он был искренний, любящий, сочувствующий. Воспитание другим должно быть. Читать бы побольше детям.

— Мир балета в какой-то мере жесток. Артистов много, а солистов мало. Кого-то это ломает.

— Ты попадаешь в театр, и надо продолжать работать над собой, а многие успокаиваются. Ждут чего-то. Никто не сделает тебя ведущей балериной, если не проявишь себя в репетиционном зале. Я говорю своим ученикам: «Полюбите профессию, отдайтесь ей полностью». Надо хотеть заниматься, знать свои недостатки и исправлять их. Если ребенок старается, то даже скромные данные можно развить. Привожу в пример Уланову, которая имела очень средние данные, но стала мировой знаменитостью. Она брала своим драматическим даром, отношением к профессии.

— В классе у вас человек 20, а талантливых сколько?

— Может быть один. А остальные средние, их надо учить, возможно, кто-то своим трудом, настырностью выйдет в лидеры. Если любить свое дело, то можно добиться многого. А бывает, что данные все присутствуют, начинаешь учить — внимания мало, воли нет, память средняя, без этих качеств очень сложно подниматься вверх. Дисциплина, внимание, воля, память — вот это главное в человеке, который занимается искусством. К сожалению, терпения и трудолюбия в детях сейчас мало. То ли мешает им что-то: компьютеры, гаджеты?

— Один из мифов балета — зависть, интриги коллег — хорошо продемонстрирован в фильме «Черный лебедь». Это миф или приходилось в действительности сталкиваться с подобным?

— Зависть в искусстве есть всегда, но в моей практике она никогда не переходила какие-то границы дозволенного. Разве что кто-то из недоброжелателей в прежние времена мог анонимку написать. Но явного вредительства не было. Там, где я работала, в Горьком, в Минске, такого не случалось. Хотя зависть чувствовалась, неприязненные взгляды, когда выходишь на сцену, но я мысленно ставила себе заслон от недоброжелателей.

— Кого из своих последних учениц выделяете?

— У меня много выпускников, которые работают в других городах и за границей в качестве ведущих солистов балета. А в нашем театре оперы и балета не могу не назвать народную артистку Беларуси Людмилу Кудрявцеву. Яна Штангей пришла в труппу в 2014-м, но уже танцует сольные партии. В прошлом году она от Беларуси участвовала в танцевальном «Евровидении», но нас не предупредили, что нужен современный танец, поэтому показывали классику в отличие от остальных конкурсантов. Еще одна моя ученица, второкурсница Ксения Ржевская недавно заняла второе место на международном конкурсе в Италии.

— Вы много работаете с японскими учащимися…

— С 1989 по 2005 годы ежегодно ездила в Японию на мастер-классы, по всей стране в разных городах и разных студиях по нескольку дней давала уроки. И японцы приезжают в Минск на обучение. Сейчас у меня несколько учениц из Страны восходящего солнца.

Клара Николаевна 31 декабря отметила юбилей. По ее собственному признанию, 2015 год для нее особенный, потому что помимо личного праздника на это время пришлись еще три юбилея. 70-летие Пермского хореографического училища, которое она заканчивала, такая же дата у Белорусской государственной хореографической гимназии-колледжа, где работает юбиляр, и конечно, 70-летие победы в Великой Отечественной войне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 12, 2016 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016013204
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Денис МАТВИЕНКО, Ольга Гришенкова, Марат Шемиунов, Анна Одинцова
Автор| Марина Шабанова
Заголовок| «Спартак-2»
Где опубликовано| © Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области №4(1457)
Дата публикации| 2016-01-28
Ссылка| http://ведомостинсо.рф/articles/?article=47017&sec=release
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Новая постановка в Новосибирском театре оперы и балета стала второй версией известного произведения в афише театра.


Марат Шемиунов (Красс) и Анна Одинцова (Эгина) в балете «Спартак».


На сцене НОВАТа, как теперь называется Новосибирский театр оперы и балета, состоялась премьера балета «Спартак» на музыку Арама Хачатуряна. Масштабная премьера, в которой одновременно на сцену выходят триста артистов, участвует хор и живая тигрица, вызвала бурное обсуждение в социальных сетях. Кто-то отмечал безупречное музыкальное сопровождение и неслаженность действий на сцене, кто-то, напротив, шероховатости звучания и отточенную хореографию. В дискуссии о присутствии хищника в клетке и без неё — в сопровождении дрессировщицы, свой комментарий на одном из сайтов оставил даже пользователь с известной фамилией Шило, отметивший, что смотреть на хищников лучше всего в зоопарке.

Премьера оставила смешанные чувства ещё и потому, что стала очередным привнесением со сцены Михайловского театра, сколько бы ни уверяли нас в том, что новосибирская постановка в силу участия в ней местных артистов и «переписанных» сцен, имеет своё лицо. По версии постановщика Георгия Ковтуна, создавшего для Михайловского театра балет на основе собственного либретто, «Спартак» в НОВАТе — такой же «яростный, брутальный», с каскадёрскими трюками и множеством сложных движений, изрядно приправленный «античным гламуром».

Чем этот «Спартак» действительно порадовал, так это дуэтами. Если великолепному танцовщику Денису Матвиенко в роли Спартака не хватает, быть может, чуть большей мужественности в сцене с Сергеем Стрелковым (Криксом), то утончённость и женственность Ольги Гришенковой восполнили её с лихвой — оба особенно прекрасны в пронзительной прощальной сцене. Но самым сильным, вопреки логике действия, был дуэт Анны Одинцовой (Эгина) и Марата Шемиунова (Красс), технически точные, сложные партии, исполнены артистично, ярко, убедительно. И уже не верится, что год назад в интервью «Ведомостям» Анна Одинцова признавалась: «Нужно воспитывать в себе больше уверенности, внутренней силы, даже жёсткости. Этого мне не хватает в партии Эгины. Здесь нужно быть коварной, интриганкой. Это партия тем и интересна, что нужно ломать себя». У неё получилось, браво Анна!

Судя по тому, что билеты не были распроданы в день премьеры, продолжается противостояние новосибирской публики, не принимающей политику нового руководства театра. В репертуаре театра уже есть «Спартак». Возрождением балета в постановке Юрия Григоровича, созданной на сцене «сибирского Колизея» в 1977 году, занимался действующий худрук балета Игорь Зеленский. Премьерный показ состоялся четыре года назад, и нынешний театральный сезон в ноябре открывал «Спартак» Григоровича. И вот теперь до мая «нашего» «Спартака» в афише нет, зато есть шесть спектаклей-блокбастеров Георгия Ковтуна.

Марина ШАБАНОВА
Фото Виктора ДМИТРИЕВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 04, 2017 3:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016013205
Тема| Балет, Образовательный центр «Сириус» (Сочи), Персоналии, Жиль Изоар
Автор| корр.
Заголовок| Педагог балетной труппы Парижской оперы Жиль Изоар: «Огонь, которой зарождается внутри тебя»
Где опубликовано| © сайт Образовательного центра «Сириус»
Дата публикации| 2016-01-19
Ссылка| https://sochisirius.ru/interview/18
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



«Строгий и требовательный» – так характеризуют педагога балетной труппы Парижской оперы Жиля Изоара его подопечные. Проверить слова на практике посчастливилось воспитанникам январской смены Образовательного центра «Сириус», где он дал серию мастер-классов.

В разговоре с нами танцовщик рассказал, за что любит российскую школу балета, как в юности едва не сменил сферу деятельности и зачем всегда носит при себе блокнот с русскими выражениями.

– Жиль, почему, несмотря на плотный график, Вы решили провести мастер-классы в «Сириусе»?

– Моему визиту в Сочи есть несколько причин. Во-первых, не так давно я преподавал в Большом театре. Среди гостей оказалась прима-балерина Светлана Захарова, которая и сделала мне столь заманчивое предложение. После беседы с ней я понял, что готов сделать ради этой женщины всё на свете (смеется, – прим. авт.). К тому же она рассказала мне о самом проекте, объяснила, что он создан по инициативе Президента России Владимира Путина, обрисовала его значимость для российской культуры в целом. После такого диалога у меня просто не было выбора (улыбается, – прим. авт.), и я согласился.

Во-вторых, мне интересны русские артисты, а работа с детьми – колоссальный опыт в этом плане. Я хочу как можно лучше осознать текстуру вашего танца, узнать о нём как можно больше.

Знаете, я нисколько не разочарован поездкой. Наоборот, чувствую, что мною было принято правильное решение.

– Какую программу Вы подготовили для наших воспитанников?

– Я привёз программу, которой занимаюсь ежедневно сам. Правда, мне пришлось адаптировать её под детей, под их возраст и уровень подготовки.

Помимо техники стараюсь объяснять воспитанникам, как работают различные хореографы. Это необходимо для того, чтобы они могли не только танцевать, но и знать о культуре танца, о различных подходах к нему. Наконец, дети будут лучше чувствовать своё тело, обретут гармонию с ним.

– Могли бы Вы оценить знания и умения, которыми обладают ребята?

– Первое, что бросилось мне в глаза, – это единство, царящее в классе. У детей хороший уровень подготовки. Мне кажется, что они уже безупречно справляются с поставленными задачами

– Расскажите, как пришли в балет?

– О, это длинная история! Всё началось в четырехлетнем возрасте. Тогда я танцевал в школе, и преподаватель, пригласив моих родителей, сказала, чтобы они обратили внимание на мои способности. У меня, по её словам, был талант.

Мой отец, будучи историком, скептически отнёсся к такому высказыванию, он не воспринимал танец всерьёз. Однако уже тогда, маленьким ребёнком, я слушал классическую музыку, в том числе Чайковского. Возможно, благодаря этому у меня такая крепкая связь с Россией.

А в 12 лет я побывал на свадьбе у моей сестры. Помню, диджей предложил мне станцевать. Присутствующие оценили моё выступление, начали аплодировать, а коллеги отца заявили, что у меня талант и его нужно развивать. В результате меня отдали в консерваторию в Ницце. С этого момента началась моя профессиональная деятельность.

Однажды во время летней школы я проходил очередное прослушивание. Как сейчас вижу, на мне была красная футболка с изображением дракона. В общем, выглядел довольно глупо. Подумав, что мне всё равно нечего терять, начал танцевать, правда, делал это от всего сердца. Слушания закончились, и у меня спросили, чем я хочу заниматься. В ответ они услышали, что с танцами покончено, а я стану адвокатом. Однако по итогам прослушивания меня отправили на обучение в школу балета при Парижской национальной опере, поэтому с юриспруденцией не сложилось.

Там я познакомился с балетмейстером Рудольфом Нуреевым, он пригласил меня в свою труппу. Работать с ним было большой честью, потому что это особенный человек.

Затем я встретил педагога Пьера Лакотта. Он дал мне главную роль в спектакле «Сильфида». С тех пор я стал танцевать в составе труппы Национального балета Нанси и Лоррен.

– Что для Вас танец?

– Это жизнь, огонь, который зарождается внутри тебя. Без этого невозможно, да я иначе и не умею. Необходимо постоянно чувствовать танец, так как порой за тренировками, практиками, упражнениями мы попросту забываем танцевать.

Кстати, составляющими успеха считаются смирение, практика, тренировки и внутренний огонь.

– Почему Вы решили преподавать?

– В своё время я изучал психологию и думал, что стану тренером или наставником. Также увлекался боевыми искусствами и размышлял, что неплохо бы больше времени посвящать телу. В какой-то момент меня осенило: хочу связать свою жизнь с преподаванием, и теперь являюсь педагогом балетной труппы Парижской оперы. Более того, мне посчастливилось самостоятельно поставить балет «Сильфида». Всё получилось успешно. Так я заинтересовался историческим, барочным танцем.

– Когда Вы открыли для себя Россию?

– Идея работать с вашей страной принадлежит Пьеру Лакотту. Однажды он сказал, что у нас есть шанс поработать с Большим театром, и мы не стали терять эту возможность. С тех пор я «подсел» на Россию, заболел ею.

– Чему, на Ваш взгляд, нашим танцорам следовало бы поучиться у зарубежных коллег?

– Мне кажется, им нужно обратить внимание на работу с мышцами, научиться отпускать движения в танце. Никто не спорит, у русской школы довольно высокий уровень подготовки, однако эту часть всё-таки лучше исполняют за рубежом.

Безусловно, невероятно важно знать свою школу, но чтобы формировать свой танцевальный характер, нужно обязательно смотреть, как танцуют другие, какие существуют подходы и техники. Только так можно стать звездой или выдающимся танцором.

В то же время я восхищаюсь гармонией русского танца, тела, пропорциями, а также русской душой и харизмой. Во Франции такого нет, общество чересчур унифицировано. Возможно, такое свойственно всему миру, но до России это ещё не добралось.

Пожалуй, самая сильная сторона русских – харизма. Она восхищает иностранцев, это своеобразная алхимия!

– Оказавшись в России, Вы завели блокнот, в который записываете наиболее интересные слова. Какие из них приходится использовать чаще всего?

– Наверное, фразы «Все молодцы» и «Спасибо большое». Ещё мне нравится выражение «Здесь и сейчас».

– Спасибо за беседу. Желаем Вам дальнейших успехов!
-----------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 14, 2017 5:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 04, 2017 4:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016013206
Тема| Балет, Образовательный центр «Сириус» (Сочи), Персоналии, София Гумерова (МТ)
Автор| корр.
Заголовок| София Гумерова: «Воспитанников «Сириуса» ждёт большое будущее!»
Где опубликовано| © сайт Образовательного центра «Сириус»
Дата публикации| 2016-01-20
Ссылка| https://sochisirius.ru/interview/17
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Глядя на солистку Мариинского театра Софию Гумерову, невольно отмечаешь какую-то особую, петербургскую изысканность и аристократичность балерины. Рабочий график Софии расписан буквально по минутам, но в январе ей удалось найти время, чтобы провести серию мастер-классов для воспитанников Образовательного центра «Сириус». На занятиях от внимательного взгляда балерины не ускользнула ни одна деталь, она подмечала любую неточность движений своих воспитанников, исправляла ошибки и ободряла ребят.

В интервью нашему порталу София Гумерова дала несколько ценных советов начинающим артистам, рассказала, как настраивается на сложную роль, и почему при выходе на сцену до сих пор испытывает волнение.

– Для начала хотелось бы узнать, почему Вы, родившись в Москве, отправились поступать в Академию Русского Балета имени А.Я. Вагановой в Санкт-Петербург?

– Да ведь моя мама из Петербурга! Просто однажды она переехала в Москву, вышла замуж, родила меня, а я выросла и вернулась на родину.


– Помните своё первое выступление?

– Такое не забывается. Будучи ученицей третьего класса академии Русского Балета Вагановой, я исполняла танец снежинок в спектакле «Золушка». И так переживала, что потом сразу заболела и слегла с высокой температурой. Хотя причин для волнения не было, все движения и партии были прекрасно отрепетированы.

– Как настраиваетесь на сложные роли, требующие большой эмоциональной отдачи, а потом выходите из этого состояния?

– У меня нет никаких специальных установок, всё происходит во время репетиций. Отыграв один спектакль, ты тут же посвящаешь себя другому. Получается, что ты невольно переключаешься, выходя из образа.


– Когда пришло осознание, что к Вам пришёл успех?

– Наверное, это ещё не случилось. Впрочем, никогда не оценивала своё творчество с такой позиции. Хотя, возможно, это произошло в тот момент, когда я стала танцевать партии, которые мне нравятся, и выбирать репертуар.


– Признайтесь, волнуетесь при выходе на сцену?

– Ещё как! Мне кажется, это здоровое состояние. Я считаю, что без волнения не состоится ни один спектакль.


– Воспитанницы спрашивают у Вас, как справиться с дрожью?

– Конечно, спрашивают. Знаю, что многие ходят на курсы, чтобы избавиться от волнения. Сама бы с удовольствием посетила такие занятия. А вообще, выходя на сцену, нужно максимально перенести туда всё то, что ты делал на репетициях. Оказавшись перед публикой, растворяешься в выступлении, погружаясь в звучащую музыку.

– Какие партии наиболее сложны для Вас?

– Однозначно, партия Мирты из балета «Жизель». Причём, она сложна для меня как в физическом, так и в техническом плане. Сюда также можно отнести и партию самой Жизель. Но это ни в коем случае не значит, что я не получаю от этих партий удовольствие!

– Какая сторона выступления для Вас стоит на первом месте: техника танца или эмоции героини?

– Пожалуй, больше драматическая, чем техническая. Для меня крайне важны репетиции, на которых педагог предлагает разные варианты выражения себя в спектакле.

– София, просто невозможно не отметить Вашу красоту и стать. Как Вам удаётся быть в такой отличной форме?

– Я тронута вашим комплиментом, спасибо большое. Секрет прост – ежедневные тренировки и репетиции. Хочешь ты или нет, а фитнес есть каждый день. Также я избегаю вредной пищи, придерживаюсь определённого распорядка дня и стараюсь высыпаться. Признаюсь, сначала было сложно, а сейчас стало привычным делом. Наверное, иначе я бы уже не смогла.

– Чем займётесь, когда вернётесь из Сочи в Санкт-Петербург?

– Спектаклями! Сначала сыграю в «Сильвии», а потом отправлюсь на гастроли в Казань. Ещё у меня есть ученики в Академии, с которыми необходимо репетировать. Профессия педагога требует много времени и внимания.

– Кстати, как Вы стали преподавателем?

– Однажды, придя с ребёнком на балет «Щелкунчик», столкнулась в дверях с Николаем Цискаридзе. У нас завязался разговор, и он предложил мне начать преподавать. Но тогда я не отнеслась к этому предложению серьезно. Спустя некоторое время мы встретились вновь. В результате - преподаю уже второй год, и мне это безумно нравится!

– Оцените, пожалуйста, уровень подготовки юных артистов балета, которые сейчас обучаются в «Сириусе».

– Они изумительные! Ребята произвели на меня колоссальное впечатление. У них однозначно есть талант. Уверена, что их ждёт большое будущее.
Талантливых людей, а особенно детей, приятно видеть всегда. Я получаю огромное удовольствие от встреч и занятий с ними.

– Какие качества должны быть присущи ребёнку, решившему связать свою жизнь с балетом?

– Прежде всего, он должен осознать, что не может жить без этого. Такого ребёнка отличает колоссальное трудолюбие, ведь на одном таланте далеко не уедешь. Также важны способности, координация. Впрочем, если есть трудолюбие, недостающие звенья можно восполнить.
---------------------------------------------------------------
Все фото - по сылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 31, 2017 7:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016013207
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Шамала Гусейнова
Автор| Беседовала Илаха АЛЕКПЕРОВА
Заголовок| Мечта балерины Мариинки Шамали Гусейновой
Где опубликовано| © VAKinfo
Дата публикации| 2016-01-12
Ссылка| http://vakrf.ru/news/person/dream-ballerina-of-the-mariinsky-theatre-shamali-huseynova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Когда-то юная Шамала Гусейнова переехала в Санкт-Петербург для того, чтобы стать профессиональной балериной. Сейчас она выступает на сцене знаменитого Мариинского театра. Среди ее любимых ролей – фея Золота и фея Сапфиров в «Спящей красавице», одна из четверки Больших лебедей в «Лебедином озере» и Цветочница в «Дон Кихоте».

Недавно балетная труппа Мариинки вернулась с гастролей. О плотном графике артистов и творческих планах Шамала рассказала в интервью VAKinfo.





- Как прошли гастроли?

- Прошло все успешно, но было очень непросто. Гастроли длились ровно месяц. Мы выступали в Пекине, Шанхае и в нескольких городах Японии, включая Токио. Частые переезды, работали почти без выходных, но мы справились. Руководство осталось довольно и, судя по бурным овациям, зритель тоже.

- Как вы попали в балет?

- В балет я попала, можно сказать, случайно, с четырех-пяти лет ходила на народные танцы в Баку – так, для общего развития. Но преподаватели Сабина и Юсиф Гасымовы посоветовали родителям отвести меня в хореографическое училище, и это стало первым шагом в моей любви к балету. Мне очень повезло, я попала в класс легендарной танцовщицы Розы Гаджиевой. Людмила Гутлянская, заменившая ее, посоветовала мне поступить в Московскую или Петербургскую академию балета. Летом, после школьных выпускных экзаменов, мы с папой приехали в Петербург. И я сразу же, не задумываясь, подала документы в Академию русского балета имени Вагановой. Меня словно тянуло сюда. Получилось так, что экзамены я сдавала со взрослыми абитуриентами, так как приехала не вовремя - было очень волнительно и тяжело эмоционально. Все абсолютно незнакомо, все по-другому, никогда до этого не танцевала на линолеуме, а теперь даже не представляю, как можно было танцевать на деревянном полу. Но я справилась, и меня взяли в академию.

- А потом вы пришли в Мариинский театр?

- Накануне выпускных экзаменов в академии был объявлен просмотр в балетную труппу Мариинского театра. Директор балетной труппы Юрий Фатеев постоянно следил за воспитанниками академии, он не пропускал ни одного нашего экзамена в особенности ближе к выпуску, наблюдал за нами на выпускных спектаклях. На просмотрах помимо Юрия Валерьевича были и другие профессионалы – балетмейстеры. Мы очень волновались, ведь танцевать нужно было без единой ошибочки. Но мне посчастливилось попасть в труппу известного театра. Думаю, это большая удача!

Сегодня, если честно, я уже не представляю себя в другой профессии. Балет - это тяжелое искусство, безусловно, но как и в любом другом деле, тут главное, чтобы оно очень сильно нравилось и приносило удовольствие. В нашем театре, да и вообще в целом в искусстве – большая конкуренция. Но это хорошо, ведь когда работаешь в условиях конкуренции – ты растешь как артист, профессионал.

- Сколько часов тратите на репетиции? Удается ли заниматься чем-нибудь еще?

- Класс в театре начинается в 11, там мы разогреваемся. А основные занятия – репетиции – начинаются в полдень. Количество репетиций варьируется в зависимости от того, в каких спектаклях артисты заняты. Бывает пару часов перерыв в середине дня, а потом снова в театр, готовиться к спектаклю, заканчиваем поздно, в 11 вечера, иногда и позже. Балетные спектакли в Мариинке идут почти каждый день, поэтому работы много. Как вы поняли, свободного времени практически не бывает. Поэтому о других занятиях и речи быть не может. Наверное, нужно уметь иногда и отдыхать, это ведь важно для здоровья, но я не умею.

- А в каких спектаклях вы сейчас задействованы?

- Я активно занята почти во всех спектаклях классического репертуара и в некоторых современных постановках, чаще всего в кордебалете, но иногда дают станцевать и что-то сольное. Сейчас работаем над новой постановкой «Симфония в трех движениях», хореографа Раду Поклитару, на музыку Стравинского. В ближайшее время в очередной раз станцую Цветочницу в «Дон Кихоте». Мне нравится эта роль: очень яркий характер, испанская манера и музыка Минкуса, которая подстегивает и подбадривает.

- Какую роль (партию) вам хотелось бы больше всего исполнить?

- Конкретной роли, которую хотела бы станцевать, назвать не смогу. Просто слишком многого мне хочется, наверное. Как и любая другая молодая артистка, я мечтаю танцевать ведущие партии в балетах, но у каждого человека своя судьба, как все сложится – мне неизвестно. В нашей профессии все зависит от случая, но тем не менее я делаю для этого все, что в моих силах! Мне интересны яркие характеры на сцене, интересно смотреть историю, как зрителю, а еще интересней быть частью этой истории, не просто исполнять какие-то телодвижения, а наполнять это «немое» искусство смыслом. Для меня такими «глубокими» артистами являются Виктория Терешкина, Дарья Павленко, Александр Сергеев, Екатерина Кондаурова, Екатерина Осмолкина. Они действительно чувствуют роль, отдают себя полностью игре. На них смотришь с огромным удовольствием, веришь и сопереживаешь им. Этому тяжело научиться, это либо есть, либо нет.



- Какие у вас творческие цели? Мариинка, наверное, не предел?

- В начале следующего года планируются гастроли в Вашингтон с балетом «Раймонда». Театр – мой второй дом. Я всегда мечтала в нем работать и, когда пришла сюда, не разуверилась в своей мечте. Я рада каждой минуте здесь: очень хороший коллектив, широкий репертуар, прекрасные репетиторы. Я счастлива. Еще семь лет назад я не представляла, что буду работать в этом театре. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что многое сделано благодаря моим педагогам, которые научили меня мастерству танца - Ирине Ситниковой, Елене Забалканской, Алтынай Асылмуратовой, Константину Заклинскому. Выпускалась я уже при Николае Цискаридзе, который тоже, бесспорно, успел повлиять на мое исполнение. Ну и, конечно же, огромное спасибо моим родителям, которые верят и поддерживают меня, хоть и на расстоянии.

- Видно, что вы очень привязаны к своей семье. А что же для вас является непременным условием женского счастья? Бросили бы карьеру ради семьи?

- Сейчас с уверенностью могу заявить, что не променяю карьеру на семью. Но это мнение может измениться, лет через пять. Я всегда восхищаюсь женщинами, которые совмещают карьеру и семью! А счастье, думаю, не только для женщины, но и для любого человека, это чтобы твои родные и близкие люди были рядом, были здоровы. Если дома все хорошо, то и на работе все сложится.

- Какова формула успеха Шамалы Гусейновой?

- Моя формула успеха: много работать над собой и верить в то, что все получится! А еще дарить людям добро, оно обязательно вернется.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 14, 2017 6:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016013208
Тема| Балет, БТ, Персоналии, ЕВГЕНИЯ ОБРАЗЦОВА
Автор| С Евгенией беседовала Ирина Замотина
Заголовок| БАЛЕРИНА ЕВГЕНИЯ ОБРАЗЦОВА: «Я СТАЛА НАСТОЯЩИМ ФАНАТИКОМ ПРОФЕССИИ!»
Где опубликовано| © сайт incamp.ru
Дата публикации| 2016-01-19
Ссылка| https://incamp.ru/blog/2016/01/19/evgeniya-obraztsova-ya-stala-nastoyashhim-fanatikom-professii/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Евгения Образцова, прима-балерина Большого театра, лауреат премии «Золотая маска» и международных конкурсов, специально для вас ответила на наши вопросы о профессии, а также раскрыла некоторые секреты балетного мастерства и чарующей красоты танца.

— Как вы решили стать балериной? Повлияли ли родители на ваш выбор?

— Да, в этом поучаствовали мои родители. Во-первых, они сами – артисты балета, профессиональные танцовщики. Во-вторых, у меня от природы были все данные для балета, поэтому родители скорее проявили инициативу и спросили меня, хочу ли я танцевать. Я была не против, но и не очень за. Сама профессия мне нравилась, привлекала красотой, легкостью, но на деле это оказался очень тяжелый труд…

Можно сказать, что мой первый год в училище прошел даром, поскольку я не старалась, была очень ленивой и не понимала свои задачи. Только спустя год, когда мама, наверное, по совету коллег, отдала меня педагогу-мужчине, все изменилось. Он был очень строгим, принципиальным, и, видимо, его мужское жесткое воспитание помогло мне понять, что от меня требуется, и стать фанатом профессии.

— Вам было трудно в училище?

— Да, очень трудно, потому что с первых дней я поняла, что больше не принадлежу себе. Например, Вагановская школа разительно отличается от обычной, которую я посещала первые три года. В ней в час или два дня ребенок уже свободен и играет со сверстниками во дворе. Из Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой я приходила домой, когда уже темнело. С десяти лет я забыла про то, что существует двор и друзья вне балета. Детство закончилось.

— Вы скучали по прежней жизни, завидовали сверстникам?

— Нет, с того момента, как я поняла, чего хочу добиться в профессии, я полностью погрузилась в работу. Я стала настоящим фанатиком, могла заниматься дополнительно, и это меня совершенно не утомляло. О лени я больше не вспоминала, скорее даже мама меня останавливала. С двенадцати лет я слышала от нее только: «Хватит, передохни. Ты устала. Тебе пора отдохнуть». Никогда не было никаких интенций или побуждения к работе. Я вкалывала по собственному желанию, родители даже волновались за мое здоровье.

— Что, помимо строгого педагога, помогло решить, что дальше вы занимаетесь только балетом?

— Ко мне пришло осознание, что у меня для этой профессии есть все данные. Я очень рано поняла, что тяжело стать хорошим танцовщиком, когда нет данных. Таким людям приходится себя ломать, заставлять, работать еще больше, но и это не гарантия успеха. Несмотря на весь труд и усилия, ты все равно можешь вырасти совсем не таким танцовщиком, как хотелось бы, потому что тело дано природой и его нельзя кардинально изменить. Я поняла, что я – как раз тот самый, счастливый случай, когда есть все, и нужно это только развивать.

Это понимание меня сильно стимулировало, поскольку я знала, что пошла в правильную профессию: с этими данными нужно было идти именно туда, не математикой заниматься, не синхронным плаванием, а балетом. Оно не давало мне усомниться: «А вдруг надо было выбрать что-то другое?». Я была уверена, поэтому никогда не сомневалась. Очень важно понять, к чему у тебя есть данные, и заняться именно этой сферой.

— Вы всегда знали, что станете примой-балериной Большого театра и станцуете на лучших сценах, или каждый новый успех был неожиданностью?

— Нет, сказать, что я всегда знала, не могу. Я всегда понимала, что жизнь и судьба не складываются так, как человек определил и решил для себя. Человек предполагает, а Бог располагает. Я помнила это, и все мои последующие успехи: награды, лучшие сцены, спектакли – они для меня все равно каждый раз были сюрпризом. Но при этом я отдавала себе отчет в том, что достаточно поработала и достойна того, чтобы меня пригласили в Гранд-Опера или Ковент-Гарден. Это происходило не случайно, а благодаря моим усилиям и работе.

Хотя каждый раз было ощущение, что я в сказке, истории не про меня. Как будто мечты Золушки сбываются. (Улыбается). Я не могу назвать себя лентяйкой, которая лежала на диване и ждала, пока позовут. Но я никогда не думала, что все будет настолько ярко, такие сцены, контракты, спектакли, о которых я даже не мечтала, а они шли мне в руки. Мне оставалось только принимать их, готовиться и показывать, на что я способна.

— Что помогало вам на профессиональном пути?

— Труд. Мой педагог Нинель Кургапкина всегда говорила, что, каким бы ты ни был: талантливым или бездарным, красивым или страшным, — если ты трудишься, это обязательно воздастся. Даже если год, два, три трудишься, стараешься, выбиваешься из сил, но ничего не происходит, это не повод опускать руки. Если ты честно работаешь в профессии, то так или иначе ты все равно добьешься успеха. Мне кажется, что это правильный девиз. Талант–неталант – неважно. Некоторые талантливые дети очень быстро заболевают звездной болезнью, и никто уже не вспоминает, что этот ребенок был самым талантливым. Но дети, у которых хватает ума не поддаваться на похвалу и не задирать нос, доходят до финиша и побеждают.

— Что вы считаете своим главным достижением?

— То, что я успела почерпнуть и впитать от своих учителей. Если я слышу комплимент в свой адрес, то я искренне благодарю педагогов.

— Считаете ли вы себя полностью самореализовавшимся человеком?

— Всегда нужно к чему-то двигаться. Сказать, что я всего достиг, — значит закончить… Я думаю, что если бы я сейчас заканчивала, то я бы в любом случае смогла бы подвести какую-то черту, поскольку сделано очень много, но до предела пока далеко. Планов еще очень-очень много.

— Есть ли у вас профессиональная мечта?

— Пока все мои профессиональные мечты – это исполнительское искусство, спектакли, которые я пока не сделала, но хотела бы сделать. Я мечтаю как о ныне существующих спектаклях, так и тех, которые пока никто не ставил, но хотелось бы, чтобы их поставили специально для меня, и я могла бы воплотить совершенно новый образ. Например, был бы воплощен какой-то необычный для балета персонаж или сюжет, и мне бы посчастливилось стать первой исполнительницей.

— Есть ли миссия или цель у вашего творчества? Хочется ли вам что-нибудь передать зрителю?

— Безусловно. Если бы мне не хотелось что-то передать, то я бы не считала себя балериной. Если нет сверхзадачи, то непонятно, зачем заниматься этой профессией. Если не о чем, то зачем? Этот вопрос должен задавать себе каждый исполнитель, и я себе его всегда задавала. Если этот вопрос не задается, а человек выходит на сцену ради самого выхода, тогда такое искусство ничего не стоит, это ерунда и ремесло в плохом смысле слова.

Для меня любая роль – это история, которую я хочу рассказать, и моя главная задача – правильно донести ее до зрителя, чтобы ее поняли, и спектакль не прошел даром. Любое искусство должно просвещать…

Есть еще антиискусство, к которому я отношусь негативно. Чтобы не было антиискусства, я не хочу делать ничего плохого. Есть роли и сюжеты, за которые я никогда не возьмусь, потому что считаю их нравственно низкими и бесполезными. Они ничего не дают человеку или подают плохой пример, негативную трактовку жизни. Поэтому я очень разочарована в современном драматическом театре, потому что в нем появляется очень много антиискусства. И свою миссию вижу в том, чтобы нести что-то светлое и полезное.

— Есть ли у вас любимая роль, в которой вы полностью раскрываетесь?

— Я не могу выделить одну. Какую бы роль я ни делала, особенно из множества любимых, я руководствуюсь принципом Станиславского: «Я в предполагаемых обстоятельствах». Я полностью растворяюсь в персонаже, будь то Маргарита из «Дамы с камелиями», Джульетта, Татьяна из «Онегина». Каждый раз я проживаю совершенно новую жизнь и стараюсь быть той, о ком произведение писалось. Я даже ничего не привношу своего, я проживаю ее так, как если бы я сама была Татьяной Лариной. Все достоинства и недостатки героинь просыпаются во мне по мере подготовки роли, потому что подготовка – это не день и не два, а долгая кропотливая работы вне стен репетиционного зала: в голове, сердце, душе. Каждый день ты проживаешь жизнь новой героини. Я растворяюсь в ней полностью и представляю миру уже не себя, а ее.

— Пришлось ли вам чем-то пожертвовать на профессиональном пути?

— Наверное, как таковых жертв у меня не было. Может, они и были, но я их таковыми не считаю. Нет ничего такого масштабного, о чем бы я сожалела и говорила, что из-за профессии у меня этого нет. Профессия мне очень дорога, но самое главное для женщины – быть женщиной и иметь семью. Этим мне не пришлось, слава Богу, пожертвовать, так что я ни о чем не жалею.

— Были ли вы неудачи в вашей карьере?

— Неудачи, безусловно, были, и они были разными. Я человек, который склонен преувеличивать, и преувеличивает в основном отрицательные моменты. Мне кажется, что я часто перегибаю палку. Иногда я относила к неудачам то, что затем после правильного осмысления и оценки оказывалось большой удачей. Поэтому считаю, что без «падений» не мыслима никакая творческая жизнь. Все одним белым цветом выкрашено быть не может. Если произошла ошибка один раз, то это повод все переосмыслить и в следующий раз ее не допустить.

— Что самое приятное в вашей работе?

— Конечно, реакция зрителей. Та самая энергетическая отдача, которая происходит в конце. Весь спектакль ты отдаешь силы зрителям, кажется, что отдаешь целую жизнь. В конце все это возвращается вдвойне с аплодисментами, благодарностью зрителей, которые потом встречают у служебного входа или становятся поклонниками. Наверное, это самое прекрасное и приятное.

— Что вы чувствуете в тот момент, когда выходите на поклон и весь Гранд-Опера вам аплодирует?

— Наверное, это можно назвать эйфорией. (Улыбается).

— Что самое сложное в вашей работе?

— Работа. (Смеется). Самое сложное – не лениться. Что бы ни происходило, как бы плохо или хорошо тебе ни было, заболел ты или устал, получил травму или болят ноги, ты все равно идешь и работаешь. Балетная профессия такова: если ты пропустил день – теряешь форму, пропустил неделю – считай, что вылетел из обоймы. Если пропустил месяц, то ломаешь тело заново, чтобы вернуться в форму. Достичь пика балетной формы крайне сложно, и потом приходится ее постоянно поддерживать.

В день два часа чистых репетиций, ежедневный часовой класс, спортзал, работа в зале – постоянные изнурительные физические нагрузки, не говоря уже об эмоциональных.

— То есть у вас минимум пять часов тренировок каждый день?

— Да, если обобщить, примерно так. В 10-11 начинается класс, он длится час, в некоторых театрах полтора часа. Класс – это очень интенсивная зарядка. После него – двухчасовая репетиция. Потом примерка, на которой приходится стоять. Потом еще репетиция два часа. И возможно, вечером после всего этого будет спектакль. Если спектакля не будет, то дома перед сном снова надо сделать ряд упражнений, поддерживающих форму.

У меня было две серьезные травмы — все время поддерживаю в форме колени. Я еще езжу в реабилитационный центр, в котором на специальных тренажерах делаю гимнастику и различные процедуры. Очень часто, когда я прихожу домой, у меня уже нет ни желания, ни времени заниматься чем-то другим. И каждый мой день выглядит именно так. Для кого-то со стороны это может показаться пыткой физическим трудом, а для нас это норма жизни.

Если у меня бывает выходной, я могу целый день лежать и на следующий день даже не осознаю, что я отдыхала. Тело не отдохнуло, а просто подольше полежало в горизонтальном положении, а сама я просто выспалась.

— Расхожие мифы о жесткой и даже жестокой конкуренции между балеринами – правда или вымысел?

— Наверное, ни одна профессия не лишена издержек. В ней есть как светлые, так и темные стороны. Я считаю, что в любой профессии, в которой есть место конкуренции, будь то офисный сотрудник, балерина, актриса и кто-то другой, будут не самые простые отношения. Возможно, здесь действительно нет места искренней дружбе, хотя я видела множество примеров, где она была. Но, наверное, всегда есть место небольшой конкуренции.

Я вижу достоинства коллеги, признаю их, и это вызывает даже не зависть, а желание работать над собственными недостатками. Но вряд ли я буду с этим человеком искренне дружить. Дружба – интимная вещь, другу можешь доверить секреты, тайны, позвонить ночью с просьбой о помощи. В балете у меня нет подруг, кому я буду звонить среди ночи или делиться тайнами, но это естественный результат конкуренции. Однако ни с какой подлостью, низостью, стеклами в пуантах и пр. лично я не сталкивалась.

— Насколько травмоопасен балет?

— Балет — очень травмоопасная профессия. Есть легкие, сложные, очень сложные травмы, есть профессиональные заболевания. Часто в конце карьеры балерины мучаются от артрозов, артритов и подобных заболеваний. Многие страдают от проблем со спиной и позвоночником. Но они есть даже у обычных людей, а у балерин нагрузка на организм в разы больше.

Но опять-таки — кто как работает, кто как себя бережет. Некоторые так эксплуатируют тело, так отдают себя профессии, что к сорока годам превращаются в «старичков». К любому доктору приходит балетный человек, если не говорит, что балетный, то доктор ужасается изношенности суставов, связок и всего организма. Если признается, что балетный, то все вопросы снимаются.

— Если ребенок мечтает заниматься балетом, как помочь, что сделать и куда пойти учиться?

— Если ребенок хочет заниматься балетом, то нужно понять это до десяти лет, потому что потом уже слишком поздно. Но независимо от возраста, можно отдать его в танцевальный кружок: не в гимнастику, не спорт, а именно танцы, чтобы у него развивались танцевальные данные, актерское мастерство, выразительность, музыкальность – это важнее всего. Возможно, лучше всего отдать ребенка в музыкальную школу и секцию танцев. Важно развить танцевальность и музыкальность.

Второй шаг – в десять лет поступать в профессиональное училище. Можно прийти на прием, ребенка посмотрят и скажут, есть у него данные или нет. Если данных категорически нет, то лучше не делать попыток насильно запихать ребенка в училище, поскольку это грозит травмами и личной трагедией. Если ребенка отчислят в процессе обучения – это гораздо большая травма, чем если он просто не поступит. Я считаю, что в балет стоит идти только при наличии всех данных и желания ребенка.

— Что бы вы посоветовали будущим балеринам, которые сейчас учатся и мечтают достичь вашего успеха?

— Трудитесь, трудитесь и трудитесь. Работать, работать и работать. Если есть желание, то оно не должно быть просто розовой мечтой, с которой девочка бегает и говорит, что будет балериной. За этими словами должно стоять очень твердое решение и совсем не детский характер. В совсем юном возрасте придется быть ответственной и взрослой. Если вы приняли столь серьезное решение, то теперь только трудиться и идти вперед.

— Как балеринам удается совмещать столь жесткий характер и потрясающую женственность?

— Наверное, в этом и кроется тайна этого искусства. Педагоги нам всегда говорили, что зритель не должен видеть ваши усилия. «Вы много работаете, выполняете немыслимые физические нагрузки, но только в зале вы можете показать, что устали, у вас закрываются глаза, и вы больше просто не можете. На сцене никто и никогда не должен догадаться, каким трудом все достается. Какой бы по сложности элемент вы ни выполняли, ни один зритель не должен заподозрить, что это тяжело».

Поэтому часто зрители приходят и говорят: «Вы такая легкая, невесомая». И многим мамам хочется отдать девочек в балет. Им кажется, что нет ничего прекраснее, чем быть балериной. Девочки, которые знакомы с балетом, понимают, каким трудом все дается.

Нас этому учат. Мы должны скрывать труд и затраченные усилия. Поэтому нас и учат восемь лет – весьма большой срок.


Балет «Дон Кихот»

— Имея столько выдержки и целеустремленности, вы часто плачете?

— Когда мне нужно сдержаться, я сдержусь в любом состоянии. Но если я одна и мне ни перед кем не надо скрывать эмоции, то я очень сентиментальна и могу запросто заплакать. Особенно когда смотрю военные фильмы или слышу военные песни, стоит услышать – уже готова заплакать. Здесь мне порой не скрыть своих слез, даже в общественном месте. К примеру, на День победы…

— Вы волнуетесь перед выходом на сцену?

— Да, конечно. Волнение все время меняется. Иногда бывает совсем как в первый раз. Иногда я могу станцевать серию спектаклей в хорошем расположении духа с ощущением полной уверенности в себе. Из десяти спектаклей девять будут уверенными, а на десятый я буду трястись, как будто бы я никогда не танцевала на сцене. Удивительно, я не могу это объяснить. Бывает очень по-разному.

— Если бы ваш ребенок пришел к вам и сказал, что мечтать танцевать в балете, как бы вы отреагировали?

— Я бы отреагировала положительно. Если ребенок хочет, то почему бы и нет. Я не пошла бы против. Но сделала все возможное, чтобы, во-первых, ребенок прошел небольшой экскурс в мир балета, а, во-вторых, сам принял решение. Плюс, как родитель, я бы рассказала обо всех минусах этой профессии и постаралась бы донести всю ответственность, которую он берет на себя.

— Если бы вы могли по мановению волшебной палочки сменить профессию, сделали бы вы это и на какую?

— Если бы и сменила, то только на драматическую актрису, потому что хотела ей стать.

— Хотелось бы в будущем еще сняться в кино или сыграть в театре?

— Да, хотелось бы. (Улыбается). Конечно.

— А кого?

— Наверное… Меня всегда привлекала Татьяна Ларина. Я бы хотела сыграть ее. (Улыбается).

— Кем вы видите себя через пять лет?

— Через пять лет в первую очередь я бы хотела стать мамой. Во-вторых, хотела бы еще больше преуспеть в профессии, исполнить роли, которых пока нет в репертуаре. Появиться на еще неизведанных площадках и вновь выступить там, где уже бывала: Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Милане.

— Несколько слов на прощание всем любителям балета, театра и вашим поклонникам…

— Я всем пожелаю удачного театрального сезона. Чтобы выбор спектаклей всегда был правильным, чтобы они вызывали удовольствие, несли что-то светлое и полезное. И просто самых прекрасных эмоций от театра. Истинные театралы – люди очень тонкие. Важно, чтобы таких людей было больше, больше культурных людей не со снобизмом, а с пониманием искусства.

— Как его можно выработать?

— Нужно понять, что тебе нравится. Когда я была маленькой, я старалась воспитать этот вкус. Брала видеозаписи, посещала спектакли, сравнивала их. Например, мне нравился молодой Рудольф Нуреев, я им восхищалась. Но Нуреев преклонных лет меня не впечатлял. Я не могла об этом сказать, стеснялась, ведь он выдающийся танцовщик. Позже я поняла, что у меня все правильно, я научилась оценивать, сравнивать, понимать разницу и выработала свое отношение к искусству.


Фото: из личного архива Евгении
=============================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Страница 4 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика