Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-06
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Пн Июн 02, 2014 9:59 am    Заголовок сообщения: 2014-06 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в июне 2014 года (первый номер ссылки - 2014060101 означает: год - 2014, июнь месяц - 06, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Пн Июн 02, 2014 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060201
Тема| Балет, Бенуа де ля данс, Персоналии
Авторы| Михаил Серафимов
Заголовок| Алексей Ратманский, балетмейстер
Шостакович на пальцах
Где опубликовано| Огонек
Дата публикации| 02.06.2014
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2469412
Аннотация|

На прошлой неделе в Большом театре объявили лауреатов XXII Международного фестиваля балета "Бенуа де ла Данс". В номинации "Хореограф" победил Алексей Ратманский — за "Трилогию" на музыку Шостаковича и балет "Буря" на музыку Сибелиуса, поставленные в American Ballet Theatre (АВТ). Философскую драму-сказку Шекспира нелегко рассказать языком классического танца: Ратманскому это удалось. Он главный приглашенный хореограф АВТ с 2009 года. Нью-йоркские критики назвали его "самым восхитительным современным хореографом". Худрук АВТ Кевин Маккензи говорит, что уникальность Ратманского в том, что зритель, несмотря на сложный язык балетной техники, "его понимает". Триптих на музыку Шостаковича — бессюжетные композиции. Хореографию Ратманский создает, конечно, исходя из музыки, а сюжеты нередко находит в литературе. Была у него и "Анна Каренина", и "Конек-Горбунок" по русской сказке Ершова... Сейчас развелось много форм проявления "патриотизма", не имеющих ничего общего ни с патриотизмом, ни с искусством. Алексей Ратманский, живший и работавший в десятках стран мира, сегодня запросто мог бы позиционировать себя как "человек мира", однако он по-прежнему чувствует себя представителем именно российского искусства, о чем не устает повторять. Работать так, чтобы о тебе говорили во всем мире,— это и есть, вероятно, подлинный пример "патриотического поведения".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Пн Июн 02, 2014 10:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060202
Тема| Балет, Современный танец, Балет «Москва», Премьера, "Оп-арт"
Авторы| Татьяна Кузнецова,
Заголовок| Мускулистое марево
"Балет Москва" станцевал "Оп-арт"
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20140602
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2484626
Аннотация| В Центре Мейерхольда состоялась премьера часового спектакля "Оп-арт" в постановке Гая Вайцмана и Рони Хавер. Призыву "не запутаться в иллюзиях" танцовщики следовали и на деле, полагает ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.



Возможно, "Оп-арт" — один из самых цивилизованных спектаклей последних лет: все его ингредиенты произведены на достойном европейском уровне интернациональной командой весьма успешных и продвинутых авторов. Голландский сценограф Аскон де Нейс покрыл задник и сцену Центра Мейерхольда серыми геометрическими плоскостями, исчерченными белыми полосами в разных направлениях, а полосы черные подвесил по диагонали к колосникам. Его соотечественник, художник по свету Вилл Фрикхен, раскрасил монохромный исходник в интенсивные цвета, отчего место действия казалось то пылающей преисподней, то фиолетово-неоновым ночным городом, то успокоительно-серой палатой психбольницы. Сербка Славна Мартинович, известная своими работами в кино, а также тем, что одевала саму Pink и Aerosmith, нарядила пятерых танцовщиков и столько же танцовщиц в черно-белые наряды, достойные дефиле авангардной моды.

Мужские пиджаки разлинованы белыми зигзагами или украшены мишенями концентрических кругов; женские юбки с золотыми аппликациями и исполинскими розами затейливых узлов сами по себе держат округлую форму женских бедер или жесткую плиссировку невинно-школьного обмундирования, однако сквозь прозрачные топы вызывающе просвечивают соски артисток.

Композитор-диджей Sasha DZA (Александр Холенко) — тот самый, который написал музыку к мультипликационному сиквелу "Ку! Кин-дза-дза!",— выдал гигантский сет суггестивного ритма, временами ускоряющегося до спринтерского и лишь изредка позволяющего расслабиться в мареве тихо гудящего звука. Хореографы — израильтяне Гай Вайцман и Рони Хавер, известные россиянам по золотомасочной "Истории солдата" и искрометному гастрольному спектаклю "Альфа-бойз",— сработали в своей обычной беспроигрышной манере: силовой, акробатически-брутальной, однако весьма эмоциональной и не лишенной психологических подпорок, что очень импонирует российскому зрителю. В арсенале верхних и нижних поддержек здесь появилось несколько новинок — еще не виданных подкруток, еще не заезженных партерных перебросок, еще не опробованных загибов поз.

Части спектакля разделены текстом, артисты выкрикивают его в микрофоны без интонации и пауз — как заклинание. Впрочем, информативности фразы типа "инициирую разговоры в неподходящее время" не несут — это скорее ироническая самохарактеристика персонажа, призванная правильно настроить оптику зрителя, который ожидает занятных сценических фокусов и несколько ошарашен той звериной серьезностью, с которой танцуют артисты.

Собственно, противоречие между кажущимся и существующим и составляет задекларированный смысл спектакля, эпиграфом к которому поставлена фраза "Главное правило реальности — не запутаться в иллюзиях". Однако иллюзорности — хоть визуальной, хоть смысловой — в "Оп-арте" как раз и нет. Его слагаемые слишком конкретны и самодостаточны, они не складываются в сумму, не желают взаимодействовать. Диагональная геометрия оформления забита квадратной основательностью танцевального рисунка. Мелкие телесные эскапады и шалости пропадают в доспехах строго структурированных костюмов. Бешеный ритм и бегущие за ним движения не оставляют места воображению: какой уж тут самообман — успеть бы прыгнуть, встать, упасть, отжаться.

На выматывающую постановку (артисты практически не уходят со сцены, работая с чрезвычайной интенсивностью) у них элементарно не хватило физических сил — уже к середине спектакля многие выглядели как персонажи некогда культового фильма "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?". А в первой же массовой бурной сцене, где партнеры сломя голову мчатся в разные углы сцены, едва успев проделать череду членовредительских поддержек, сказалась и разница в классе танцовщиков — в качестве танца, точности, четкости и амплитуде движений. При этом адская по нагрузке, темпу и сменам ритма хореография Вайцмана—Хавер явно не "в ногах" у артистов: пары то и дело подглядывали, что и как делают их соседи: похоже, даже порядок па еще в стадии освоения. Артисты "Балета Москва", конечно, прыгнули выше головы. Но в том, что "Оп-арт" получился физиологическим очерком, отчасти виновны и они.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Вт Июн 03, 2014 11:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060301
Тема| Балет, Татарский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, В.Васильев
Авторы| Татьяна Мамаева
Заголовок| Как легендарный балетмейстер Владимир Васильев предпочел Большому театру Казань
Где опубликовано| «БИЗНЕС Online».
Дата публикации| 02.06.2014
Сегодня
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/105828/
Аннотация| Месса си минор Иоганна Себастьяна Баха в постановке культового танцовщика и балетмейстера будет презентована казанской публике раньше, чем в Москве

в оперном театре дан старт амбициозному проекту — начинаются репетиции Мессы си минор Иоганна Себастьяна Баха, которую для казанского оперного театра поставит танцовщик и балетмейстер Владимир Васильев. Местной публике он известен как постановщик по балету «Анюта», главную партию в котором исполняла его жена, гениальная балерина Екатерина Максимова. Почему для воплощения своей мечты Владимир Васильев выбрал именно столицу Татарстана и что он хочет сказать граду и миру новым балетом, узнавала участвовавшая в первом рабочем совещании по проекту корреспондент «БИЗНЕС Online».



«ВСЕ СТРОИТСЯ НА ЦИФРАХ И НОТАХ»

Сегодняшнее утро в Татарском академическом государственном театре оперы и балета им. Джалиля Владимир Васильев начал с подробного изучения сцены и ее технических возможностей. Всем увиденным остался доволен. Затем в кабинете директора театра Рауфаля Мухаметзянова поделился подробностями замысла с участниками проекта.
«Эта Месса Баха — философское произведение, оно актуально на все времена. Свет, тьма, любовь, благодарность — вот его темы. Сценографию и костюмы будет делать художница Светлана Богатырь, живущая во Франции. Все оформление будет строиться на цифрах и нотах. Публика увидит модель мироздания, сотканную из людей и заполненную звуками», — рассказывает Васильев.

По его замыслу, первым на сцене появится хор, на него с высоты начнут падать нотные листы, и хористы, подбирая их, таким образом, оправдают присутствие нотных текстов в руках. Хор будет внушительным — 73 человека. По замыслу Васильева, и хор, и оркестр, который тоже разместиться не в яме, а на сцене, и кордебалет — это народы, населяющие нашу планету.

По идее Васильева, главное действующее лицо — это дирижер, он управляет всем действием на сцене, рассаживая солистов, поворачиваясь лицом то к хору, то к оркестру. Музыкальным руководителем постановки назначен главный дирижер театра Ренат Салаватов. Оркестрантов на сцене будет 60. «Я буду танцевать?» — шутит Салаватов. Васильев воспринимает шутку и успокаивает: «Будете, но попозже».

«БУДУ РЕПЕТИРОВАТЬ, КАК В КИНО»

Васильев приехал пока на две недели. Репетиции выстроены плотно — большой блок утром и вечером. «Буду репетировать, как в кино, возможно, сначала возьму финал балета, а потом вернусь к началу», — поясняет он. Потом репетиции прервутся и возобновятся уже в сентябре. О том, будет ли у Васильева ассистент, речь пока не идет.
Уровень балетной труппы Васильева устраивает, уже сейчас решено, что главную женскую партию исполнит казанская балерина Кристина Андреева. Ее партнерами также станут казанские танцоры, кто это будет, пока не известно. Впрочем, один из исполнителей приедет в Казань из Израиля. Кроме этого, Васильев просит найти ему несколько самых маленьких учеников балетного училища — в спектакле должны быть задействованы дети. Всего в спектакле будет занято 75 артистов кордебалета и солистов плюс студенты хореографического училища. Все участники спектакля разместятся на площадках разной высоты.

Кроме хора, оркестра и балета в спектакле примут участие и оперные певцы с сольными партиями. Месса си минор (Высокая месса) — месса-кантата, музыкальное произведение Иоганна Себастьяна Баха для солистов, хора и оркестра, написанное на латинский текст католической литургии. Отдельные фрагменты, вошедшие в итоговый корпус произведения, были написаны еще в 1733 году, однако Месса в целом была завершена лишь к концу 1738 года. В окончательном виде, никогда не исполнявшемся при жизни Баха, существует с 1749 года. В Казани Месса Баха превратится в балет в двух актах.



Одним из лучших дирижеров, трактовавших Мессу, считается немецкий маэстро Карл Рихтер. Исполнение Рихтером музыки было далеко от аутентичного направления, приобретавшего все больше сторонников. Он использовал современные музыкальные инструменты и достаточно большие хор и оркестр. Для его интерпретаций характерна экспрессия, связанная с романтической традицией. Именно после того, как Васильев прослушал Мессу Баха в исполнении оркестра, которым дирижировал, у него родилось желание создать балет на эту музыку.

«От хороших творческих планов всегда получаешь удовлетворение. Есть две составляющих — процесс и результат. Процесс, без сомнения, будет очень интересным. Но результат — мы будем стараться, чтобы он был хорошим», — прокомментировал изданию начало работы над проектом директор театра оперы и балета им. Джалиля Рауфаль Мухаметзянов.

«Я ХОТЕЛ ПОСТАВИТЬ ЭТУ МЕССУ В ВАТИКАНЕ»

После окончания совещания Васильев рассказал «БИЗНЕС Online» о том, почему он вдруг решил ставить Мессу си минор Баха и каким образом для его эксперимента была выбрана Казань.

«Идея поставить балет на Мессу Баха родилась более 30 лет назад. Я послушал, как дирижирует это сочинение Карл Рихтер, и подумал, что можно сделать феноменальный спектакль. Это может стать грандиозным зрелищем именно на площади святого Петра в Ватикане. Была договоренность, но как всегда бывает, когда говоришь с итальянцами, на словах все довольны, все замечательно, но когда дошло до подписания контракта, все замолчали. Это молчание длилось 30 лет. Месса Баха си минор впервые будет поставлена в театре, никто и никогда в мире этого еще не делал. Позволить себе такую роскошь может только театр, в котором есть хорошие хор, кордебалет и оркестр. Есть сценическое пространство, свет и машинерия. Если убрать один из этих компонетов, все провиснет. Когда мы разговорились об этом с директором казанского оперного, он сразу ухватился за эту идею. У меня в будущем году юбилей — 75 лет — на него Большой театр должен был откликнуться, но в Казани его опередили. И я попросил в Большом только сцену. Поэтому 14 и 15 апреля будущего года премьера пройдет в Казани, а 18 апреля, в мой юбилей, спектакль пойдет на сцене Большого театра. Бывают такие задумки, которые вам нужны, но вы боитесь их начала и тянете время. А мне тянуть уже некуда — я обязан спектакль поставить к 18 апреля», — рассказал постановщик.
Месса си минор — это вторая работа Васильева в качестве танцовщика с казанским театром. Его первый балет — «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина — был поставлен в Казани в конце 80-х годов прошлого века. Тогда на премьере в партии Анюты казанская публика могла видеть жену Васильева — гениальную балерину Екатерину Максимову, сам же Васильев вышел в характерной партии Петра Леонтьевича. Позже эти партии в Казани исполняли Ирина Хакимова и Владимир Яковлев.

Бюджет постановки пока не оглашается, но, судя по количеству участников спектакля, гонорару балетмейстера и сценографа, он вряд ли будет меньше самого дорогого на сегодняшний день балета, поставленного в Казани, то есть «Золотой орды» на музыку Резеды Ахияровой. А бюджет «Золотой орды» приблизительно составил 10 млн. рублей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексей Яковлев
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 4505
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 03, 2014 10:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060302
Тема| Балет, Персоналии, Ольга Смирнова
Авторы| Laura Cappelle
Заголовок| The New Girl / Новобранка
Где опубликовано| Dance Magazine
Дата публикации| 01.06.2014
Ссылка| http://dancemagazine.com/issues/June-2014/The-new-girl
Аннотация|
Перевод| Алексей Яковлев

С того момента как Ольга Смирнова пришла в труппу Большого театра со стороны, девушка быстро поднимается вверх (по карьерной лестнице), вызывая благоговение у публики.

Участие в новой постановке - редкая роскошь в Большом театре, но в апреле этого года, всего через два дня после исполнения главной женской партии в прямой трансляции «Марко Спады», Ольга Смирнова уже впервые очутилась в репетиционной №1, экспериментируя с новой хореографией. Оставаясь глухой к сплетням вокруг себя, она - вся внимание с хореографом Жаном-Кристофом Майо: спокойно и сосредоточенно разбирая первые шаги его новой постановки «Укрощение строптивой», Ольга придает амплитуду и лебединую пластику своим движениям. Шаг за шагом она решается вводить новые акценты для своего персонажа, Бьянки, — и, когда Майо выкрикивает своё одобрение, ее лицо озаряется сосредоточенной улыбкой. «В ней заключена мягкость, и она лишена каких-либо предубеждений», - говорит он о Смирновой. «Она использует каждую деталь, каждое слово, которое я ей сообщаю».

С момента присоединения к Большому в качестве чужачки из Вагановки три коротких сезона назад, Смирнова уже обзавелась критиками и зрителями, попеременно то гудящими, то замолкающими в благоговении. В свои 22 года она уже оставляет свой след на перекрестке питерской и московских школ, где академическая чистота ее движений бесшовно спаивается драматическими акцентами, которые издавна пестуются в Москве. Ее «Бриллианты» продемонстрировали величественную и завораживающую юную королеву, тогда как свой трагедийный дар Ольга обнаружила, раскрывшись в «Онегине» и в «Даме с камелиями».


Photo by Nathan Sayers

Чтобы добраться до такого уровня, должно сойтись немало звёзд. Описанная английским критиком Люком Дженнингсом как «физически совершенный инструмент для воплощения искусства», очевидная гармония линий Смирновой напоминает нам о беспощадной муштре школьных лет. Впрочем, балет в России – это еще и интеллектуальное действо. Не по годам выдержанная, сегодня Смирнова пожинает плоды того, что она считает самым трудным решением в своей жизни: отказ от Мариинского театра и вверение своей карьеры худруку Большого театра Сергею Филину.

Для русского балета, где балерины привыкли расти и созревать в театре, к которому их готовили, такой выбор подобен тектоническому сдвигу. Для Смирновой, уроженки Санкт-Петербурга, Мариинка всегда была закономерной целью. Олина семья любит музыку, но не имеет никакого отношения к балету; её мама-инженер, но когда Ольга стала проявлять потенциал в танце, она решила отдать дочь в Академию им. Вагановой.

Смирнова была принята сразу, в возрасте 10 лет, и ее талант не укрылся от глаз педагогов. Рано выделившись в качестве лидера в своей возрастной группе, в соответствии с вагановскими традициями она уже довольно скоро стояла впереди и в центре на классах, неся бремя возложенных на нее ожиданий. «Это огромное психологическое давление на ребенка», - деловито объясняет девушка. «Другим позволялось допускать ошибки, но если то же самое делала я, преподаватель спрашивал: ‘Ну как ты могла?’ Как говорится, очень непросто взобраться на самый верх, но еще сложнее там удержаться». Менее гибкая по сравнению со своими одноклассниками, она брала дополнительные занятия гимнастики в выходные для того, чтобы овладеть той неземной растяжкой, что теперь является стандартом в России.


Фото Елены Фетисовой

К тому времени, как Смирнова заканчивает свое обучение в 2011 году, репутация вундеркинда уже бежит впереди нее. Худрук Большого театра Сергей Филин едет в Санкт-Петербург, чтобы посмотреть девушку на выпускном экзамене, и вскоре молодая танцовщица получает два конкурентных предложения на позицию солиста от соперничающих театров Санкт-Петербурга и Москвы.

По словам Смирновой изначально у нее не было мыслей о поступлении в труппу Большого. Без подписания контракта, она начала предварительно работать в Мариинске, но атмосфера в театре ее смутила. «Я почувствовала, что художественный руководитель и преподаватели не были заинтересованы в воспитании нового поколения молодых балерин. Но тут возник Сергей Юрьевич Филин с его разложенным по полочкам планом. Он намеревался вовлечь меня в репертуар Большого театра шаг за шагом, начиная с вариаций — Повелительницы дриад, Мирты — очень важных для становления танцовщицы партий.

Филин сдержал свое слово и переезд Смирновой еще раз подкрепил сместившийся баланс сил в русском балете: в то время как за последнее десятилетие Мариинский театр поистратил свою ауру и привлекательность, Большой театр, несмотря на все интриги и скандалы, остается на вершине балетного искусства. Юной танцовщице пришлось преодолевать неизбежное одиночество, но напряженный репертуар занимал ее время и мысли. И вскоре на смену вариациям пришли тщательно подобранные главные партии. Помимо дебютов в «Баядерке» и «Дочери фараона» в свой первый сезон она была отобрана Фондом Баланчина для премьеры «Бриллиантов» на сцене Большого.

Овладение стилем Большого стало самой непростой задачей для Смирновой. Несмотря на то, что в театр вливается всё больше выпускников Вагановки (включая еще одну протеже Филина, Евгению Образцову), различия в стилистике остаются. Смирнова хвалит чистоту хореографической техники Вагановки и вместе с тем отмечает, что Москва помогла ей развить выносливость и силу под руководством ее наставницы, Марины Кондратьевой.

Традиция выразительной актерской игры стала еще одним испытанием. Ее жажда нового опыта и любовь к драматическому театру помогли соответствовать, но Ольга всё ещё подстраивает свой стиль. Вместе с педагогом она просматривает видео своих выступлений, критикуя и меняя свои подходы. «Когда я впервые приехала сюда, все говорили: вот еще одна питерская балерина, холодная и неэмоциональная», - вспоминает Ольга. «Я не понимала, чего от меня хотят — безумства на сцене? Если да, то до какого предела? И этот вопрос остается всё еще открытым для меня».

Несмотря на свои сомнения, Ольга быстро стала лицом филинского репертуара. Худрук Большого отличется тем, что не боится браться за драматические балеты, на которые прежде не решался ни один российский театр, включая «Онегина» Крэнко и «Даму с камелиями» Ноймайера, и его юная протеже ухватилась за предоставленные возможности. Когда мы встречаемся через несколько дней после ее второй «Дамы», Ольга заметно истощена. «Эти балеты забирают часть твоей души», - объясняет она. «Это напоминает чувство, которое возникает после прочтения толстого романа. Ты живешь жизнью персонажей, и когда приходится с ними прощается, наступает ощущение пустоты».

Сценическая зрелость Смирновой находит отражение и в ее выдержке, с которой она варится в котле Большого. На слушаньях по делу кислотного нападения на Филина подсудимые пытались опорочить потерпевшего, обвиняя его в интимной связи с артисткой, и в этот день Ольга научилась реагировать на клевету с юмором.


Фото Дамира Юсупова

Но и без криминальных происшествий Смирновой приходится несладко в атмосфере жесткой конкуренции Большого, что является для девушки продолжением того, чему она научилась в Академии им. Вагановой. «Вы просто обязаны постоянно подтверждать, что поставлены на роль потому, что на данный момент являетесь лучшей. И это хорошо, потому что благодаря этому я стою на пуантах (=на сцене)». Пусть это прозвучит штампом, но Ольга является самым строгим своим критиком. Так, она уверенно говорит, что взялась за Одетту/Одиллию слишком рано, характеризует свою интерпретацию как «слишком сырую». «Я до сих пор не до конца понимаю и выражаю эту роль».

Недавно Ольга пустила корни в Москве: прошлым летом она обвенчалась с сыном бывшего советника Филина, Диляры Тимергазиной. Муж Ольги, который работает в области финансов, всецело ее поддерживает. «Он полностью понимает, что моя жизнь сейчас в театре, и он придает мне сил для работы».

Смирнова призвана для сверхъестественного служения, но было бы ошибкой считать ее некой дивой. «Сразу видно, что она не озабочена позиционированием себя с соответствии со статусом и рангом в театре», - говорит Майо. «Она просто спрашивает: Можно я попробую так? А как сделать это? Вы научите меня?» Она находится на пути, чтобы стать ведущей танцовщицей своего поколения, но ее путь может отличаться от других российских суперзвезд, которые сделали свой собственный международный бренд вне связи с театром. «Всем достигнутым я обязана театру», - размышляет она. «Большой театр - это мой теперешний дом, а для артиста очень важно иметь дом».
_________________
"Россия: сотни миль полей и по вечерам балет." Алан Хакни
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2014 12:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060501
Тема| Балет, Гастроли, Шотландский балет
Авторы| М. Крылова
Заголовок| В Москве выступят Шотландский балет и компания британского хореографа Рассела Малифанта
Где опубликовано|РБК
Дата публикации| 20140604
Ссылка| http://style.rbc.ru/news/art/2014/06/04/18606/
Аннотация| Гастроли Шотландского балета пройдут с 4 по 15 июня на двух площадках — в Театре им. Моссовета и в Театральном центре на Страстном бульваре.



Три программы знакомят с влиятельной в Европе компанией, в которой работают 36 человек из разных стран. Труппа существует с 1945 года, здесь исполняют разного рода репертуар, который глава компании Кристофер Хэмпсон определяет как «прошлое, настоящее и будущее балета». Прошлое — это, несомненно, «Лунный Пьеро» Глена Тетли, балетная классика XX века на музыку Шенберга. Любимый балет Рудольфа Нуреева, который много раз исполнил партию Пьеро, набеленного грустного клоуна из итальянской комедии масок. Повисая на решетке стальной клетки, хрупкий герой противостоит агрессии «потаскушки» Коломбины и «щеголя» Бригеллы, разбивающих в прах любые возвышенные чувства.



Будущее — это вечер из девяти миниатюр семи молодых хореографов, «Танцевальная Одиссея» на полтора часа, представленная Шотландским балетом на Эдинбургском фестивале в прошлом году. В Москве программа идет днем и рекомендуется детям старше 12 лет. Настоящее — опус самого Хэмптона под названием «Силуэт» и балет Мэтью Борна «Шотландский перепляс». Хэмптон взял «Сельский концерт для клавесина с оркестром» французского композитора Пуленка. Хотя в названии упоминается старинный музыкальный инструмент, звуки музыки безошибочно выдают более позднее время. Сайт шотландского театра определяет спектакль как «буйный праздник танца в стиле Дега». В хореографии скрещены классический танец (балерины выходят в черных и белых балетных пачках) и народные пляски, в том числе современные уличные. Первого явно больше, поскольку постановщик назвал свой опус «панегириком классике».
Что касается Борна, то его спектакль по мотивам романтического балета «Сильфида» (о любви простого крестьянина к деве воздуха) наполнен остроумными аллюзиями к иным эпохам и реалиям. От автора «Лебединого озера» с лебедями-мужчинами, «Золушки», действие которой происходит во время войны, и «Спящей красавицы» с героями-вампирами можно ждать многого. В основе «Шотландского перепляса» — проделки молодого шотландца, у которого на уме только любовные интрижки, секс и рок-н-ролл. Не успев жениться на любимой девушке Эффи, он попадает под чары соблазнительной готической феи с лицом, раскрашенным черной краской. Судьба и страсть увлекут героя в злачные места и ночные клубы Глазго, где тусуются готы и, как писала британская газета, «полностью отсутствуют причинно-следственные связи». Понятно, что финал на хеппи-энд не похож.



Кроме шотландцев с 23 по 26 июня в Театре им. Моссовета выступит танцевальная компания Рассела Малифанта. Выпускник Школы королевского балета известен как самобытный хореограф, чьи постановки для великой европейской балерины Сильви Гиллем — «Толчок» и «Эоннагата» — видели зрители прошлогодних Чеховских фестивалей. Балет Still Current состоит из пяти независимых частей, три из которых — новые постановки. Малифант смело смешивает индийскую йогу и бразильскую капоэйру, хип-хоп и боевые восточные искусства, импровизацию артистов и собственный пластический язык, приправляя все это активной игрой света.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2014 12:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060502
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Премьера, «Серенада», «Сладкие фиалки» , «Танцы на высокой скорости»
Авторы| Лейла Гучмазова, Лондон
Заголовок| Балет ее величества
Где опубликовано| Новые известия
Дата публикации| 5 Июня 2014
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2014-06-05/202781-balet-ee-velichestva.html
Аннотация| Королевский театр «Ковент-Гарден» представил три спектакля, один из которых скоро покажут в Москве



Никогда еще балет Великобритании не концентрировался в Москве в таком объеме. За один месяц Чеховский фестиваль и Большой театр при полном попустительстве Британского совета представляют гастроли Королевского балета «Ковент-Гарден» и Шотландского балета (Глазго), а затем и старейшей компании «Сэндлерс Уэллс балет» – почти каждый вечер июня в Москве танцуют по-английски. Тем интереснее было накануне гастролей провести разведку глазом, посмотрев балет ее величества в родных стенах.

На главной сцене «Ковент-Гарден» показали «тройчатку» из одноактных «Серенады» Баланчина, «Сладких фиалок» (на фото) Лайама Скарлетта и «Танцев на высокой скорости» (DGV: Danse a grande vitesse) Кристофера Уилдона. Стилистический разброс – от высокого стиля «белой» неоклассики через мрачную викторианскую мелодраму к современному балету в духе hi-tec, и труппа всякий раз справлялась.

Из этой тройки только «Серенада» – заслуженный балет с длинной историей, поставленный в 1934 году в тогда непривычной к академическому зрелищу Америке. С тех пор «Серенаду» ставят повсеместно, потому что это главный универсальный шедевр неоклассики, притом бережно и нежно – потому что иначе суть хрупкого мистического танца пропадает. «Ковент-Гарден» танцует «Серенаду» не так безмятежно-отстраненно, как это делают в alma mater «Нью-Йорк Сити балет», добиваясь мнимой бесстрастности эталона. Но и не так драматично, как это делают русские театры, волей-неволей стремящиеся пожирнее прописать сюжет по едва намеченному автором пунктиру. Главная балетная сцена Лондона словно отмечается на полпути между Старым и Новым Светом и присваивает культуртрегерские функции, подготавливая холодноватый текст американского европейца к восточным «перегревам».

«Сладкие фиалки» Лайам Скарлетт – новинка, премьера 2012 года и самый любопытный спектакль в наборе, поскольку в Москву его сейчас не привезут. Хореограф – абориген Королевского балета, ставящий не в первый раз, не просто снабдил «Сладкие фиалки» сюжетом: в балет закладывалась пружинка в лучших традициях британского детектива. Почему с этим нарративом монтируется музыка Сергея Рахманинова – хороший вопрос, но вообще-то вопросов по ходу действия возникает немало, так что этот, главный, сразу настраивает на «вопросительный» лад.

Как водится на английской сцене, либреттист разглядел сюжет в старой криминальной хронике о хладнокровном убийстве проститутки. Но сюжет оказался с двойным дном, та же история с отсылкой к Джеку-потрошителю взбудоражила в свое время английского художника Уолтера Сикерта, запечатленного на фотографиях со странной улыбкой на лице, написавшего в начале прошлого века несколько картин на мрачный сюжет. То есть затея как бы постмодернистская, с богатой традицией фокуса на художнике, чьим источником вдохновения, а позже и главным поводырем становится зло. К тому же можно было размечтаться, что маленькая семейка криминальных балетов пополнится красивым хоррором в духе «Урока» Флеминга, но увы. Блеска хореографического интеллекта в ней не обнаружилось: все немного вторично, длинновато и предсказуемо. В грамотном чистописании танцевальных сцен, включая постельные, читается хорошее знакомство автора с наследием Фредерика Аштона (без его живости и остроумия) и Кеннета Макмиллана (без его тонкого психологизма). Попытки оживить речь сценами в духе варьете выглядят интеллигентно списанными у импрессионистов – чем, впрочем, Лайам Скарлетт грешит не первым, не последним и в полном праве: прототип художник Уолтер Сикерт вырос из импрессионизма. Кстати, сценограф Джон Макфарлейн вместе с художником по свету Дэвидом Финном использовал культурные ссылки интереснее хореографа: в его конструкции викторианский мир живой и яркий, несущий дополнительные смыслы.

Последний из трех показанных одноактовок в постановке Кристофера Уилдона, знакомого Москве по Misericordes в Большом в 2007, спектаклям Мариинского театра и проекта «Короли танца». Известный и востребованный в мире хореограф, сейчас со-артдиректор Королевского балета упрочил свои позиции недавней премьерой «Зимней сказки» в родном театре (см. «НИ» от 29 апреля). «Танцы на высокой скорости» он тоже ставил специально для Королевского балета еще в 2006, и их можно смело относить к балетному hi-tec умеренного крыла – тут нет вопросов ни к сочетанию с музыкой Майкла Наймана, ни в нахождении в афише именно этого театра, не склонного к радикализму. Партитура заказная: Найман написал ее в начале девяностых к открытию скоростной железной дороги TGV, совсем как Верди «Аиду» к открытию Суэцкого канала. А Уилдона, хореографа с хорошим ухом, захватила именно музыка с ее ощущением полета. Результат радует глаз – так мог бы ставить сегодня молодой Форсайт. Но это ни разу не подражание: рисунки и танцы точны и полны динамики, а четыре па–де–де (Лаура Морелла, Марианела Нуньес, Зенаида Яновски и любимая русская беглянка из Большого в «Ковент – Гарден» Наталья Осипова) примиряют технологии с совершенством природных форм. Именно этот, единственный из трех спектакль будет в программе гастролей «Ковент-Гарден» в Большом
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10325

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2014 1:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060503
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Шотландский балет
Авторы| Любовь Лебедина
Заголовок| Шотландский балет посланник доброй воли
Где опубликовано| Трибуна
Дата публикации| 20140604
Ссылка| http://www.tribuna.ru/news/culture/shotlandskiy_balet_poslannik_dobroy_voli/
Аннотация| Сегодня на сцене театра имени Моссовета начинаются гастроли Шотландского балета из Глазго с программой Одноактных балетов: «Силуэт» и «Лунный Пьеро».

Для наших меломанов – это большое событие, так как увидеть шедевры балетного искусства самого прославленного коллектива здесь в Москве – стоит большой Мессы. Такого бы они не увидели никогда, разве только побывав в Глазго, да и там коллектив выступает крайне редко, в основном путешествуя по разным странам, если бы Международный театральный фестиваль имени Чехова не включил его в свою программу. Выручило и то, что данное событие совпало с Перекрестным годом культуры Великобритании и России, поэтому у Министерства культуры РФ и Правительства Шотландии были все преференции поддержать эту творческую акцию, которая стоит недешево.

Конечно, деньги имеют большое значение, но генеральный директор Чеховского фестиваля Валерий Шадрин всегда выбирает первачей, ибо дорожит репутацией своего детища, даже не боится ради этого влезать в долги.

Накануне двухнедельных гастролей шотландцев состоялась пресс-конференция, на которой художественный руководить театра Кристофер Хэмпсон и его артисты во главе с генеральным директором Синди Шугру отвечали на вопросы корреспондентов и всячески благодарили организаторов фестиваля за предоставленную возможность выступить в Москве, где самый лучший балет в мире.

Несмотря на то, что в Шотландии четыре танцевальных труппы, эта считается одной из ведущих и поддерживается правительством. При этом у нее нет собственного здания, но есть репетиционная база, где все оформлено по последнему слову техники и можно работать с оркестром. Так что шотландскую группу неплохо было бы сравнить с театром на колесах, от чего актеры не испытывают дискомфорта. Более того, как сказал худрук, в интернациональной труппе не наблюдается текучести кадров, скорее наоборот – количество желающих превышает возможности небольшого состава, где каждый артист на виду, и новичка не сразу берут в штат, а смотрят, насколько он приживается в новом коллективе.

Конечно, график жизни очень напряженный, а соединение классического балета с современным танцем требует особой техники, ежедневной подготовки, так как от этого зависит художественный уровень постановок, которыми приходится дорожить и не опускается ниже установленной планки. Так исполнитель главной роли Пьеро в балете «Лунный Пьеро» Виктор Заралло сказал, что находится в течение всего спектакля на сцене и выполнять довольно сложный хореографический рисунок, - неимоверно трудно и требует колоссальной энергетики и физических сил.
Шотландский балет так же выступит с 5-го по 7-е июня днем на сцене Театрального центра СТД РФ «На Страстном» с хореографическими миниатюрами, цель которых ознакомить москвичей с новыми течениями в современной британской хореографии.
Но больше всего балетоманы ждут встречи с уже известным им Мэтью Боурном, балеты которого им так же открыл Чеховский фестиваль: «Лебединое озеро», «Золушка», «Пьеса без слов».«Шотландский перепляс» будет показан не только на сцене театра имени Моссовета, но в «Александринке» Санкт-Петербурга.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2014 10:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060504
Тема| Балет, МГАХ, Отчетный концерт
Авторы| Валерий Модестов
Заголовок| Смотр будущих артистов балета
Где опубликовано| Вечерняя Москва
Дата публикации| 2014-06-04
Ссылка| http://vm.ru/news/2014/06/04/smotr-budushchih-artistov-baleta-251720.html
Аннотация|

На сцене Большого театра состоялся отчетный концерт учащихся Московской академии хореографии, которая недавно отметила свое 240-летие. Сегодня ее выпускники работают во всех ведущих балетных труппах мира.

Нынешний концерт запомнился тем, что тон в нем задавали юные танцовщики, уже с первого отделения, которое было отдано знаменитому гран па из балета «Пахита», задуманному как балеринский дивертисмент. Изящную редакцию великого творения Мариуса Петипа с расчетом на возможности учащихся выполнили педагоги Академии во главе с профессором Леоновой.

Блистали в нем Влада Захарова, Марфа Сидоренко, Дмитрий Выскубенко и Егор Геращенко. Позже Выскубенко замечательно исполнил «Голубую птицу» в па де де из балета Чайковского «Спящая красавица», а Геращенко отличился в «Ла качуче» из балета «Испанские миниатюры».

Второе отделение было тоже в основном классическим. Его открывал знаменитый вальс из «Спящей красавицы», в котором заняты десятки юных артистов. Этот вальс – гордость Академии: учащиеся танцуют его в спектакле Большого театра.

Виртуозные танцовщики Марфа Сидоренко и Дэвид Мотта Соарес вдохновенно исполнили «Большое классическое па» на музыку Обера. У мадемуазель Сидоренко, говоря языком критиков XIX века, крепкие пуанты, на которых она отважно исполняет любые пируэты; Соарес показал себя как крепкий и галантный кавалер, одаренный танцовщик – музыкальный, обаятельный, с чувством стиля и мягкого юмора.

А еще были па де де из балетов «Фестиваль цветов в Дженцано» (А. Лименько и Г. Смилевски), «Спящая красавица» (Н. Погорелая и А. Мкртчян)…
Заключала второе отделение «Рапсодия» на музыку Листа в исполнении студентов старших курсов. Третье отделение было полностью отдано современному танцу. Дуэт из балета Бориса Эйфмана «Красная Жизель» на музыку Чайковского – зрелая работа Татьяны Василишены и Дениса Климука.

По-прежнему сильное впечатление производит балет Начо Дуато «L’Amoroso» («Влюбленный»), исполненный уже вторым поколением юных артистов (В. Захарова, И. Аверина, Н. Погорелая, Д.-М. Соарес, Д.-Л. Маккей, А. Каггеджи). Решение знаменитого испанского хореографа доверить одно из своих первых и особенно дорогих творений вчерашним школьникам – смелое и беспроигрышное: кому как не им танцевать любовь.

Гармонично сливаясь с чувственной венецианской и неаполитанской музыкой, пластика юных танцовщиков напоминает пряный аромат Средиземноморья, пенящиеся волны прибоя, причудливые фигуры живого калейдоскопа свободно парящих тел... Так могут танцевать только влюбленные, для кого это чувство реальность, а не воспоминание.

Программа вечера показала, что Академия держит высокий уровень подготовки учащихся, соблюдая разумный баланс между классикой и современностью.
В качестве напутствия будущим артистам балета, хочется напомнить слова великой Вагановой: «Чтобы быть достойными нашего искусства, надо постоянно трудиться, не делая себе никаких поблажек».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2014 10:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060505
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета им. Р.Нуриева (Казань)
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Фестивальные настроения. Часть 1
В Казани закончился XXVII балетный фестиваль имени Рудольфа Нуриева

Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-06-03
Ссылка| http://belcanto.ru/14060301.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


«Carmina Burana»

Что в имени

Сначала несколько слов о Рудольфе Нуриеве, имя которого носит балетный фестиваль с 1993 года. Художественный руководитель балета Владимир Яковлев рассказал знаменательную историю, каким образом театру удалось залучить к себе великого танцовщика и попросить его дать фестивалю имя. Когда Нуриев по приглашению Олега Виноградова приезжал в Ленинград танцевать «Сильфиду», директор Татарского театра оперы и балета Рауфаль Мухаметзянов попытался договориться о визите танцовщика в Казань — посетить татарский театр, пообщаться с труппой, станцевать что-нибудь или продирижировать.

Нуриев неожиданно заинтересовался этой идеей

— встать за пульт двух оркестров — театрального и Государственного оркестра Татарстана. В этот момент он по совету Караяна как раз начал осваивать профессию дирижера. Так состоялась предварительная договоренность, Казань готовилась к приезду блудного сына: дополнительной приманкой для Рудольфа было посещение города, где родилась его мать. Но Нуриев «молчал» два года — не отвечал на звонки, не реагировал на письма. И вдруг объявился.


«Дон Кихот»

Казанцы напомнили о себе через Нинель Кургапкину, которая помогала Нуриеву ставить «Баядерку» в Опера Бастий. Шел 1992. Рудольф сначала приехал на 4 дня. С удовольствием осмотрел театр, провел несколько репетиций с оркестром, посетил спектакли, побродил по улицам Казани. Вернулся в мае, уже чтобы продирижировать «Щелкунчиком» и Гала-концертом в театре на балетном фестивале и «Ромео и Джульеттой» с Госоркестром Татарстана.

Все мероприятия прошли великолепно.

И тогда Рудольфа попросили дать свое имя набирающему обороты первому балетному фестивалю в России. Нуриев охотно согласился. Была также договоренность, что на следующем фестивале он поставит в Казани «Баядерку», но в январе 1993 Нуриев скончался. В его память в программу фестиваля всегда включают балеты, в которых танцовщик блистал — «Жизель», «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Спящая красавица», «Баядерка», «Ромео и Джульетта».

Пляски с песнями без пальцев

В этом году произошло в некотором роде отступление от традиции. Это связано с новым увлечением театра синтетическими спектаклями, в которых участвуют вместе оперные и балетные артисты, а также хор театра и миманс. В сентябре состоялась премьера «Золотой орды» Резеды Ахияровой, в которой участвовал хор театра, в мае поставили мистерию «Carmina Burana» К. Орфа, где кроме хора, находившегося постоянно на сцене, выступали также оперные солисты.


«Carmina Burana»

Для любого другого российского театра такие постановки не кажутся революционными, но для Казани с ее равнением на пятые позиции и верностью пуантовой технике, два шага вправо или влево — это маленькое движение к чему-то совсем новому.

На самом деле, трудно сразу окунуться в босоногий модерн.

Хотя этот путь неминуем. «Carmina Burana, или Колесо Фортуны» — первый шаг к более радикальным постановкам, которые последуют в ближайшие несколько лет. Ее постановщик Александр Полубенцев принадлежит к поколению бунтарей из 70-х, в которые слово модерн можно было произносить только шепотом, и когда никто толком не знал, что это такое. Бежар, Ноймайер, Бауш были не только под запретом, но и «за железным занавесом». Терпеть засилье сюжетного балета, высушенной белой классики юные хореографы больше не могли, но слушать их никто не хотел.

Эйфман, Ковтун, Полубенцев выказывали свой протест в тихих ДК, через самодеятельность.

Эйфману фортуна улыбнулась широко — ему удалось создать успешный авторский театр, не в последнюю очередь благодаря вовремя обнаружившимся менеджерским талантам. Ковтун стал постоянным гостевым хореографом во многих компаниях — он специализируется на темповых балетах большого стиля с вкраплением акробатики, народных танцев, необязательным соблюдением основополагающих классических норм и полным отсутствием идеологической начинки в сюжетах.

Полубенцев оказался чуть менее успешен, хотя и создал много современных миниатюр для балетных звезд разных поколений, руководил несколько лет питерским театром «Фуэте», сочинил также немало детских спектаклей. Его увлечение синтетическим действом и умение управлять большими массами народа на сцене пригодились при постановке мистерии «Carmina Burana» в Казани.


«Carmina Burana»



Конечно, сегодня его стиль кажется старомодным

— гимнастические валяния на полу, наивная эротика массовых дуэтных сцен, цирковые элементы (симпатичные персонажи на джамперах). С другой стороны, в балете много дизайнерских находок (художники — Мария Смирнова-Несвицкая, Павел Суворов, Сергей Шевченко), ощущается близость к продолжающему набирающему у нас в стране обороты популярности жанру мюзикла, что непременно привлечет в театр молодежь, и стирание балетных канонов и стереотипов.

Красиво выписанные чисто балетные роли в спектакле также присутствуют — это роль Фортуны, сделанная для рослой красавицы Алины Штейнберг, выстреливающей нечеловеческими батман девелоппе, передвигающими стрелки судьбоносных часов, совмещенная роль Жениха и Странника у Нурлана Канетова и др.

В спектакле принимали участие также три поющих персонажа — это сопрано Наталья Краевски-Флора, тенор Нурлан Бекмухамбетов-Смерть и баритон Юрий Ившин, воплотивший на сцене роли Бога изобилия Вертумна, Проповедника, Священника и Искусителя.


Когда фаи — это фаи, важнейший термин из словаря Жизели

Дважды показав мистерию, театр вернулся на классические позиции — три дня здесь танцевали традиционные для нуриевского фестиваля «Жизель», «Лебединое озеро» и «Дон Кихот». Ведущий программ Сергей Коробков ловко захватывал внимание зрителей перед началом каждого из спектаклей историями из балетной летописи, аккуратно выруливая на Рудольфа Нуриева и его отношения с этими конкретными балетами: чтобы зритель не терял фестивального настроения.



Началось все с «Жизели», в которой солировали столичные этуали — Светлана Захарова из Большого театра и Сергей Полунин с Ольгой Сизых из МАМТа.

Много шло разговоров и писалось сетевых предчувствий о гениальной паре из Москвы, которая складывается крайне редко по большим праздникам, как то открытие Международного конкурса артистов балета и хореографов в Москве или Фестиваль имени Нуриева в Казани.

У каждого из этих артистов есть собственная ниша поклонников,

которые считают своего героя единственным и неповторимым, а его партнера лишь хорошим помощником. Эти балетоманские споры неразрешимы. Обожающие Полунина московские дамы одобрительно кивают головой — наконец-то наш мальчик танцует с достойной его балериной. Фанаты Захаровой, вообще, никого кроме своей звезды не видят.

Надо отдать должное Светлане — она всегда находится в поиске, и через нее, танцующую по всему миру, хорошие молодые артисты получают неожиданные дивиденды. Полунин не совсем из такой категории — он на самом деле популярен и не нуждается в дополнительной раскрутке. Но «Жизель» — это женский балет, какой бы породы не был Альберт, и какой бы красоты не были его ноги, и высоты антраша.



У Полунина есть и порода, и шустрые ноги и модная нынче бруновская (то есть заимствованная из датской «Жизели», когда вместо пары па де пуассон и антраша катр в финальной вариации Альберты делают долгие антраша сис на месте) модель вариации Альберта для второго акта, но Перро, Коралли и Петипа служили балерине, и только ей.

Поэтому забудем про Полунина и воспоем Захарову.

Она поразительная. Никогда не делает разницы между сценами, на которых танцует — Петербург, Париж, Москва, Казань, Новосибирск. Балерина однажды возвела свое искусство в бренд удивительного качества и держит планку на высокой отметке. Даже если она где-то переросла пейзанский акт, и ей все труднее перевоплощаться в милую и наивную девочку Жизель, в последние десять минут до финала первого акта включается драматическая актриса, каждый жест которой впечатывается в память (спасибо фотографам, которые успевают это заснять для тех, кто не в зале).

И второй акт, когда нет Жизели, но есть виллиса, с ее сложными романтическими высказываниями, которые Захарова проговаривает самым внятным языком — без упрощений, обобщений и разговорного сленга. Изменилась ли виллиса Захаровой за 15 лет, которые она ее танцует? Пожалуй, нет, если только не стала невесомей, органичнее по траектории полетов, по выделанности па, по нереальности, призрачности образа. Создаваемые формы все так же геометрически причудливы, как раньше, когда Захарову называли преемницей обэриутов.

А что Полунин? Он был на своем очень хорошем уровне — идеальный, удобный, красивый партнер. Наполненный драматизмом, с деликатностью жеста. Помогал Захаровой быть собой без запинок.

Англия по-бразильски, Испания по-американски

В «Лебедином озере» и «Дон Кихоте» солировали именитые иностранцы, представляющие свои не менее именитые труппы. Знаковую для русской сцены партию Одетты-Одиллии станцевала прима-балерина Королевского балета Ковент-Гардена Роберта Маркеш. Именно за эту роль юную бразильскую танцовщицу, едва замеченную на Московском конкурсе в 2001 году, в один момент возвели в ранг примы. Она станцевала на ответственных гастролях Королевского балета где-то за океаном целую серию «Лебединых» и вернулась в Лондон в новом статусе. Потом ее карьера складывалась не так искрометно успешно, хотя и стабильно.



Свою Одетту Роберта показывала в Москве во время гастролей Балета Ковент-Гардена в 2003 — это была трепетная и хрупкая балерина с интересными пор де бра и крепким стальным, почти кубинским носком.

Она делала не самый красивый и не самый правильный арабеск, но очень точно и декоративно фиксировала позы.

За это ее хвалили критики. Спустя одиннадцать лет мы находим профессиональную исполнительницу — уже не такую субтильно невесомую.

Одетта Маркеш — это экстравагантная птица, чем-то напоминающая парижского воробышка Эдит Пиаф. Роберта не боится выплескивать декоративную экспрессию — ее Одетта уверена в себе и своих силах, она нисколько не жертва какого-то злого короля, у нее просто сложная, но интересная судьба. И Одиллия у Маркеш — не двойник Одетты, а ее темная сторона, ее второе я, которое не дает покоя, желая вырваться наружу. Поэтому Ротбарт для нее — это не злой гений, заколдовавший Одетту, а волшебник, помогающий сложной женщине разобраться в самой себе.



Как и Полунин для Захаровой, кубинец Роландо Сарабиа стал идеальным — удобным и внимательным партнером — партнером для Роберты Маркеш. Оба латиноамериканских артиста — яркие и динамичные — гармонично вписались в оформление казанского «Лебединого озера», сделанное 2 года назад киевскими кудесниками Андреем Злобиным и Анной Ипатьевой.

Броские, выпуклые, пестрые как пэчворк, дерзко материальные декорации и костюмы

— это еще одна яркая примета местного спектакля, который надо увидеть хотя бы раз в жизни.

И чуть не забыла. Пальму первенства в плане популярности у публики у иностранцев постоянно и очень успешно оспаривал Олег Ивенко в роли Шута. Арлекинский костюмчик от Ипатьевой, удачно подчеркивающий линии гуттаперчевого тела казанского солиста, очень этому способствовал.

Фестивальный «Дон Кихот» оставил впечатление очень органичного, но все же конвенционального спектакля.



Понятная цепочка: «Дон Кихот», «жемчужина кубинского балета», Алисия Алонсо, амломб, устойчивый носок, жгучие испанские страсти, красное и черное, обобщенный испанский колорит в декорациях. В казанском варианте в последнем действии явно речь не о Барселоне, а о Севилье, благодаря убранству, имитирующему местный Алькасар. И все это крепко любимо публикой, которая приходит в театр получать линейное удовольствие.

Несколько бесформенные костюмы кубинки Адиарис Алмейды-Китри компенсировались изысканной подтянутостью ее партнера Джозефа Гатти. Дуэт удался. Очередные мисс и мистер виртуозность, тем более что Гатти завоевал это звание на последнем «Danсe Open» в Петербурге.

Фото предоставлены пресс-службой театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2014 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060506
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета им. Р.Нуриева (Казань),
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Фестивальные настроения. Часть 2
Гастроли Дортмундского балета в Казани

Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-06-04
Ссылка| http://belcanto.ru/14060404.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


«Сказки Венского леса»

Сказки «вестфальского Байройта»

Главным поставщиком иностранных «звезд» для балетного фестиваля и автором идеи привоза в Казань одной из креативных западных балетных компаний стал давний партнер театра, танцовщик, а ныне продюсер с собственным бюро — Айдар Шайдуллин.

Как выяснилось из разговора с пресс-атташе Дортмундского балета, эта компания никогда не приезжала в Россию в полном составе (у нас выступали отдельные солисты), и гастроли в Казани стали дебютными для коллектива. Также мы уточнили, что Дортмундский балет — это автономная часть дортмундского Городского театра. Чтобы разобраться в устройстве такого непривычного для нас театрального механизма, мы решили немного копнуть историю.

История театра в Дортмунде уводит в средние века,

когда на площадях перед соборами устраивались всяческие действа и разыгрывались мистерии по большим религиозным праздникам. О театральной активности имперского города в это время свидетельствуют многочисленные архивные документы.

Реальная же история театрального дела в Дортмунде началась в 1904 году, когда открылся Городской театр. Это была премьера «Тангейзера». За сорок лет до этой даты была попытка сбора средств на строительство театра, но затея провалилась. В 1899 году жители успешного экономически города продолжали мечтать об организации культурной столицы в Вестафалии, и на строительство театра направили часть налоговых отчислений от своих доходов 500 граждан. До этого в городе с 1889 года существовал филармонический оркестр — его концерты проходили в так называемом «Kuehn’schen Saal» и на других площадках.

С 1904 резиденцией оркестра, который недавно отметил свое 125-летие, стал Городской театр. Театр считался большим по тем временам — на 1200 мест, при населении Дортмунда в 200 тысяч жителей.

Вторым представлением после «Тангейзера» стала инсценировка драмы Шиллера «Вильгельм Телль». Успех этой премьеры был также велик, однако, согласно подсчетам, в течение первого сезона культурной активности города хватало лишь на то, чтобы использовать престижную площадку на 50 процентов.

В 1911 в Дортмунде, практически сразу после Дрездена, состоялась премьера «Кавалера розы» Штрауса. Вагнер и Штраус стали любимыми композиторами.

В афише перебывало столько опер Вагнера, что за Дортмундом закрепилось название «Вестафальский Байройт».

А «Кавалер розы» стал фирменной карточкой театра — его возобновил в афише Вильгельм Шюхтер (один из ассистентов Караяна), когда пришел в Дортмунд в 1966 генеральмюзикдиректором, новая инсценировка вышла в дни торжественного празднования 75-летия театра.

Обновленная драматическая труппа была набрана в 1927 году с установкой на современную немецкую драматургию. Направление сохранилось и в послевоенное время. В период с 1950 по 1962 гг. здесь были сыграны многочисленные общенемецкие премьеры. В настоящий момент труппа имеет две площадки — старую репетиционную базу и оперный театр, который был перестроен после войны.

Другой особенностью Городского театра в Дортмунде была ориентация на юношескую и детскую аудиторию.

В 1953 году в театре появилось отдельное подразделение, которое занималось исключительно детским и юношеским театром. Аналогов такому типу театра в Германии не было и нет. В прошлом году отмечали 60-летие дортмундского детского и юношеского театра. В 2008 году был построен Детский оперный театр на 92 места. На кассе театра вечная табличка — ausverkauft.

Стоит отметить, что с 2009 года подобный театр существует в Байройте — по инициативе Катарины Вагнер во время основного фестиваля, рядом с основным Фестшпильхаусом в репетиционном павильоне играют одну из вагнеровских опер, адаптированную для детей. Все по-настоящему — оркестр, певцы, декорации, но с элементом драмтеатра и цирка — клоуны помогают связать между собой картины, время от времени возникают костюмированные рассказчики. И тоже — ausverkauft.

Таким образом в театре сосуществуют пять компаний — оркестр, опера, балет, драма и молодежный театр.

Оркестр дает концерты и сопровождает оперные и балетные постановки. Молодежный и детский театры — это по сути два разных театра, каждый из которых имеет свою целевую аудиторию.

Балет обрел свое неповторимое лицо при директоре Син Пэн Ванге. За десять лет он добился невероятных результатов: сделал труппу известной в Германии и за рубежом, создал авторский репертуар, собрал международных звезд. Немецкие СМИ называют его автором «Дормундского чуда», по аналогии со «Штутгартским чудом» Джона Крэнко.

Сказки из склепа

На гастроли в Казань Дортмундский балет привез два спектакля. Один сюжетный — двухактные «Сказки Венского леса» по мотивам одноименной народной пьесы Э. фон Хорвата на музыку И. Штрауса и А. Берга. И триптих современных балетов. Было приятно узнать, что дома в Дортмунде все эти балеты идут в сопровождении оркестра, который не взяли в Казань из-за дороговизны перевозки. Итак, из Германии прибыли громадные фуры, груженые декорациями.

«Сказки» обернулись полноценным сюжетным спектаклем.

Он начался с того, что на сцене, декорированной под пустынное венское кладбище, лежала маленькая девочка в белом платье, чья судьба, как мы узнаем из либретто, и как покажет дальнейший ход событий, сложилась трагически — она отвергла одного жениха, сошлась с танцором-жиголо Альфредом, родила ему ребенка, была выгнана на улицу, отдала ребенка чужим людям, и когда этот бедный ребенок скончался, она вышла замуж за мясника Оскара, того самого первого незадачливого жениха.


«Сказки Венского леса»

Идея сказки в том, что однажды человеку дается возможность переиграть свою судьбу. Происходит все это ночью — на кладбище, когда мертвые встают из могил.

События в балете разворачиваются на фоне панорамных задников — изящных узеньких фото с видами Вены, озаряемой кровавыми закатами. Кроме задников есть разные мягкие декорации, как то скелеты и гробы. Но все это подается ненавязчиво, бесшумно.

Гробы скорее декоративные — для суггестии.

А скелеты спускаются на своих проволочках с колосников как равноправные участники спектакля — они намекают Марианне (главной героине, которая пытается изменить свою судьбу) на опасность ее увлечения Альфредом. Однако заигрывания с опасностью, риск в отношениях и танцы со Смертью часто бывают желанны для человека слабого, особенно когда дело происходит в Вене.

Главная привлекательность балетмейстерского стиля Син Пэн Ванга и созданных им балетов (в афише Дортмундского балета есть еще несколько сюжетных хитов хореографа-директора) — в непохожести на все остальное общеевропейское. От своих азиатских коллег (Син Пэнг Ванг — китаец) он заимствовал умение делать тихую медитативную хореографию, которая не раздражает глаз ни в какой ситуации. Даже если набор па призван рассказать об агрессии, нервозности персонажа, или ситуация предполагает потоки пролившейся крови, хореограф идет дорогой деликатности, даже нежности.

У него есть какое-то родство с Вонгом Карваем, с его необычной манерой рассказывать о людях и отношениях между ними. Как и в случае с кинорежиссером у Син Пэн Ванга никогда до конца не поймешь, что же произошло на самом деле, и нет как бы нужды интересоваться, потому что конкретность тут не играет роли. Смогла ли Марианна изменить судьбу — вовремя уйти от Альфреда, спасти ребенка, покаяться — все это остается за кадром.

На сцене разыгрывается ее жизнь — в спокойном медитативном танце под музыку венских классиков.

Причем Берг звучит легковесно, отвечает за солнечную Вену и за радость жизни, а вальсы и польки Штрауса упорно сливаются в данс макабр. Это здорово подмечено Син Пэн Вангом, потому что при посещении венских кладбищ почему-то хочется напеть вальс Штрауса, и при виде помпезных надгробных камней венских госслужащих возникает мысль о громкоговорителе, чтобы из него «понеслась» какая-нибудь искрометная полька.

Стоят упоминания солисты — это приглашенный на роль Альфреда Дмитрий Семионов, экс-солист Мариинского театра и Берлинского балета. Ему очень подошла роль обаятельного плейбоя, кружащего головы девчонкам. Танцовщик находится в хорошей форме, полон обаяния и все также похож с сестрой — прима-балериной Американского балетного театра Полиной Семионовой.

Убедительно танцевала Моника Фотеску-Ута в роли Марианны и Эмили Нгуэн в роли Валерии, богатой дамы, на деньги которой живет Аотфред.

Но зрителям особенно полюбился Ховард Кинтеро Лопес в роли простака Оскара.

И не зря — на следующий вечер он блистал в «Фортепианных пьесах». Для полноты картины (отличные сценография Франко Фельмана, костюмы Александры Шисс и свет Карло Черри) не хватило только живого оркестра, но запись была превосходная. Руководители сказали, что записали специально для этой гастроли свой оркестр — браво музыкантам!

Пленные духи

Во второй вечер давали триптих одноактных балетов. Открывали программу «Фортепианные пьесы», специально поставленные для Дортмундского балета английским хореографом Дугласом Ли, выращенным в «штутгартской кузнице» Крэнко. Он сочинил своеобразное предисловие к главному постмодернистскому шедевру — балету Форсайта «In the Middle»: зеленоватые купальники, темные юбочки и трико, технологичные движения, бесполые персонажи, темнота.

Но интрига в «Пьесах» другая.

Если у Форсайта мы имели дело с женщинами-стеклорезами, которые изредка мерялись друг с другом силами, или по ходу дела отсылали в нокаут мужчин, то у Ли на сцену выходят духи фортепиано. В ночной тьме они проскальзывают сквозь деки своих музыкальных обиталищ на свободу. Но когда выходят, то понимают, что свобода — это морок. Рояли по очереди начинают звучать — надрывный Андриссен, туманный ван Веен, энергичный Шуберт, лирический Хенне и патетический Мейерлинг.

Заслышав музыку, духи вынуждены танцевать.

Бутафорские пианино тоже двигаются в ритме. В финале семеро танцовщиков замирают в незаконченной позе, утомленные фортепианным нагоняем. Что хотел сказать Ли, в целом, понятно. Пусть престарелый Форсайт уходит на пенсию как хореограф, пусть возвратится в Америку почетным профессором университета, сняв с себя заботы руководителя компании, но вкинутое им позитивное зерно прорастает и дает новые плоды, и процесс этот бесконечен.

Оттого вторая вещь — «Головокружительное упоение точностью» Форсайта на музыку финала девятой симфонии Шуберта — вызвала не ностальгическую тоску, а всеобщее ликование. Публика, которая видела этот опус впервые, через 10 минут после начала реагировала на него как на Гран па из «Дон Кихота» — хлопала в такт турам и пируэтам, поддерживая волнующихся (классика, пуанты, незнакомый зарубежный зритель) дортмундцев.


Комический опус Александра Экмана «Кактусы», поставленный несколько лет назад в Гааге, захотели иметь у себя в репертуаре многие европейские компании.


«Кактусы»

Потому что в нем нет конкретного сюжета, но есть история про неприхотливые и нагловатые кактусы, которые прорастают через асфальт, пользуясь хилым лучиком солнца и при полном отсутствии воды.

Хохма про балетных артистов, живучих как кактусы — про их нетребовательность, искусство приспосабливаться к обстоятельствам — дурным сценам, плохим дирижерам и т.д.

Танцует труппа этот опус отменно, местами даже лучше чем голландцы. У тех есть какая-то усталость от стиля Экмана, а здесь — чистый восторг. Спасибо фестивалю имени Нуриева и его организаторам за то, что устроили такой неожиданный сюрприз. Ждем продолжения.


Фото предоставлены пресс-службой театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 06, 2014 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060601
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Гастроли в Москве
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Сокровища короны
На главной сцене Большого театра выступит балетная труппа Ковент-Гардена

Где опубликовано| © Ведомости
Дата публикации| 2014-06-06
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/friday/article/2014/06/06/39661
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Сцена из спектакля Tetractys Уэйна Макгрегора Фото: Johan Persson

На неделю москов­ских гастролей английский Королев­ский балет покажет вечер одноактных спектаклей и полнометражную постановку Кеннета Макмиллана.

Одноактные балеты: Паганини и скоростные поезда

Начинают обитатели театра Ковент-Гарден с программы одноактовок: Фредерик Аштон, Уэйн Макгрегор, Кристофер Уилдон. Классик, взрывник, хороший мальчик, всегда слушающийся старших, — именно в таком порядке.

Аштон был одним из основателей Королевского балета — его чинные, изобретательные, сверкающие истинно английским юмором танцы и убедили лондонских жителей в конце тридцатых годов прошлого века, что стране вообще стоит иметь балетную труппу. В Москве его сочинений сейчас нет (десять лет назад в Большом купили дивный балет «Тщетная предосторожность», но затем он исчез из афиши) — и «Рапсодия» может послужить отличным поводом для знакомства. Этот спектакль Аштон, личный друг королевы-матери, придумал тридцать с лишним лет назад к ее восьмидесятому дню рождения. Почтенная дама ценила виртуозные мужские танцы — и главная партия, нашпигованная пируэтами, была сочинена для Барышникова. Именно он был воплощением духа творчества в этом балете, где звучала «Рапсодия на тему Паганини» Рахманинова, — а теперь дьявольским скрипачом становится Стивен МакРей. Рыжий австралиец (балет в Соединенном Королевстве собирает солистов со всего мира, от Южной Америки до России) ни в чем не схож с предшественником — тем любопытнее будет взглянуть на его Паганини.

Tetractys Уэйна Макгрегора после классической «Рапсодии» — взрыв, провокация, смятение в умах балетоманов. Макгрегор, знакомый Москве по Chroma в Большом театре, ломает линии, выкручивает мускулы артистов, рисует экстремальные углы — и создает спектакли не XXI, а кажется, XXIII века, где все люди обладают возможностями андроидов. В этот раз инопланетные (как всегда, бессюжетные) танцы вдохновлены «Искусством фуги» Иоганна Себастьяна Баха в обработке Майкла Беркли.

Завершает же вечер одноактовка DGV в постановке Кристофера Уилдона. Хореограф, лет пятнадцать числившийся надеждой мировой хореографии, стал надежным профи, работающим в постбаланчин­ском стиле. Уверенная неоклассика, изящные конструкции, без великих открытий — но и без провалов. Маленький спектакль, что привозит Королевский балет, поставлен на музыку Майкла Наймана. Знаменитый композитор-минималист двадцать лет назад сотворил MGV (Musique à Grande Vitesse) в честь скоростной железной дороги TGV. Взяв это сочинение, Уилдон сделал «Танцы на высокой скорости» — и скорость действительно высока, а танцевальные картинки, что промелькивают перед нами, вполне увлекательны.

«Манон»: болото, любовь моя

Этот спектакль Кеннета Макмиллана — особенная гордость Королев­ского балета и предмет обожания балерин всего мира. Не найти ни одной, что не хотела бы сыграть юную француженку, которая пошла по рукам в Париже (у Макмиллана в буквальном смысле), втравила влюбленного в нее юного поэта в массу неприятностей и погибла при побеге с каторги на луизиан­ском болоте с живописным колтуном на голове. В «Манон» россыпь роскошных танцев: виртуозные ансамбли поставлены бродягам на постоялом дворе, девицам в борделе (нет-нет, все прилично) и собственно влюбленной парочке; на сцене выстраиваются парадные залы и пугающая растительность Луизианы.

То есть это «исторический балет» во всех смыслах этого слова: и в смысле «костюмный», и в смысле «важный для истории хореографии», и в смысле «действительно, отлично придуманный». Королевский балет на четырех спектаклях (три вечером, один днем) предъявит нам в этой роли своих прим — Марианеллу Нуньез, Лору Катбертсон и Сару Лэмб. Последний спектакль обещан с участием бывшей примы Большого Натальи Осиповой, что с этого сезона работает в Лондоне постоянно. Поэтами, отправляющимися вслед за возлюбленной на каторгу, станут последовательно Федерико Бонелли, Мэтью Голдинг, Стивен МакРей и Карлос Акоста.

17 и 18 июня, одноактные балеты; 20-22 июня, «Манон», bolshoi.ru.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 06, 2014 12:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060602
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Шотландский балет
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Пьеро подергали на славу
Шотландский балет показал Москве свою классику

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №97, стр. 11
Дата публикации| 2014-06-06
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2486862
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

В рамках перекрестного года культуры Россия—Великобритания в Москве начались выступления Шотландского балета. На сцене Театра имени Моссовета гастролеры показали первую из трех своих программ: одноактные балеты "Силуэт" и "Лунный Пьеро". Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Шотландский балет не так уж молод — создан в 1957 году в английском Бристоле. В Шотландию, в Глазго, он переехал только спустя 12 лет, но собственной сцены не имеет до сих пор, что, однако, ничуть не препятствует его деятельной жизни. Собственно, основная задача Шотландского балета (не считая регулярной демонстрации своих достижений на Эдинбургском международном фестивале) — приобщать к балету саму Шотландию вплоть до самых малых городов, где про это эстетское искусство только слыхивали, а пуантов и видом не видывали. Свою просветительскую миссию Шотландский балет выполняет исправно: в его репертуаре имеются собственные версии (вероятно, упрощенные) классики XIX и ХХ веков, а также новейшие произведения ныне живущих авторов.

Свою первую московскую программу шотландцы как раз и посвятили классическому наследию. "Силуэт" на музыку "Сельского концерта" Франсиса Пуленка, поставленный в 2010 году нынешним худруком Шотландского балета Кристофером Хэмпсоном, являет собой пример адаптации классики для широкого потребления, а заодно посылает постмодернистский привет подкованным зрителям. Каждый раздел этого трехчастного, быстро пролетающего опуса опирается на излюбленные па и узнаваемые приемы одного из "священных чудовищ" балетного прошлого. Первая часть, в которой прима и премьер поочередно солируют под аккомпанемент кордебалета, а потом соединяются в кратком дуэте,— явный Баланчин с его батманами, стремительными прыжковыми фуэте и сходящими с оси позами адажио. Вторая, с тоскующей солисткой, то вскидывающей ногу в аттитюдах, то топочущейся в па-де-бурре с безнадежно скрещенными кистями рук в сопровождении печального ей женского кордебалета,— легкая пародия на второй акт "Лебединого озера". В финальной части, отданной двум солистам-виртуозам, вынужденным взлетать без разбега в сложносочиненных комбинированных прыжках и брать серию пируэтов с одной ноги почти без форса, проглядывают коварные росчерки сэра Фредерика Аштона, главного хореографа Британии.

Ироническое путешествие по наследию классиков, познавательность которого смикширована шутливым вращением бедер и раскоряченными в полуприседании академическими позициями, призвано приобщать к балету даже непросвещенную публику. Которой нет в Москве, где любой зритель на классике и на ее эталонном исполнении собаку съел хотя бы благодаря телевизору. Шотландские артисты, увы, далеки от академических стандартов и танцуют кто как может. Лучше всех, вполне по-балерински, открывавшая "Силуэт" француженка Софи Мартен. Хуже всех — корявые мужчины-солисты в последней части, которым предложенная хореография явно не по ногам.

Конфузливый неуспех первого отделения искупило второе: "Лунный Пьеро", поставленный американцем Гленом Тетли в 1962 году на одноименную музыку Шенберга. Балет для трех артистов считается классикой ХХ века и первым произведением, поженившим американский модерн с академическим танцем. Этот раритет Шотландский балет исполняет во всех исторических подробностях, в декорациях и костюмах Рубена Тер-Арутюняна и под живой камерный оркестр, в котором лидировала потрясающе выразительное сопрано: Элисон Белл, действуя точно по предписаниям Шенберга, не пела, а декламировала стихи цикла с той резко падающей и взлетающей интонацией, которая сообщала инфернальный драматизм всему действу, далекому, впрочем, от символических метафор поэтического текста.

Чтобы понять, как далеко хореограф Тетли отошел от поэзии оригинала, достаточно сказать, что "прачка бледная, луна", которая "обмывает ночью землю", обернулась прачкой Коломбиной, протягивающей над сценой веревку с развешанными на ней подштанниками и полотенцами. Но снижение текста отнюдь не сделало примитивным сам балет, основанный на каноническом любовном треугольнике из вольно интерпретированной комедии дель арте. Поэт Пьеро, обитающий в башне из слоновой кости, принявшей вид металлической конструкции вроде строительных лесов, влюблен в бессердечную, вульгарную, но неотразимо сексапильную Коломбину. Та с наслаждением дурачит его, то отвешивая пощечину за одно прикосновение к груди, то вовлекая в разнузданную случку. Воплощенное женское коварство, она в одной связке с воплощением коварства мужского — длинным, циничным и мрачным шутом Бригеллой, обретающим над доверчивым Пьеро почти демоническую власть. Сцена, в которой разудалые манипуляторы дергают марионетку Пьеро за веревки (считай — за нити его чувств),— одна из самых впечатляющих в этом спектакле, где сложнейшая техника смешанного танца заслонена актерскими задачами исполнителей.

Виктор Заралло в заглавной партии, трогательный, пластичный, с гибкой выразительной стопой, несомненно, держал весь спектакль. У энергичной, маленькой, пухленькой Бетани Кингсли-Гарнер Коломбина получилась слишком уж однокрасочной — примитивной алчной самкой. Фактурный Оуэн Торн в роли Бригеллы временами дотягивался до дьявольской сути своего персонажа, но иногда стушевывался, отдавая танцдиалог на откуп несчастному Пьеро, который в таких случаях был вынужден играть за двоих. Впрочем, Рудольфа Нуреева в заглавной партии в России все равно не видели, как и других эталонных исполнителей. А потому московские зрители, впервые узнавшие "Лунного Пьеро", оказались столь же неискушенными и восторженными, как и публика шотландской глубинки, впервые знакомящаяся с академической классикой. Так что стоит признать: Шотландский балет свою просветительскую миссию выполнил и в Москве.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:20 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 06, 2014 7:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060603
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Гастроли в Москве
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Виртуозы — беззаботные и асоциальные
Татьяна Кузнецова о гастролях балета Ковент-Гарден в Большом театре

Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend" №21, стр. 30
Дата публикации| 2014-06-06
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2482008
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Фото: ROH / Bill Cooper, 2011

Ура российско-британскому году культуры: к нам приезжает лондонский Королевский балет. В Москве он бывает куда реже, чем Большой балет в Лондоне; в последний раз являлся ровно 10 лет назад — срок, достаточный для смены поколений. На сей раз в числе молодых британских звезд на Исторической сцене родного Большого появится его бывшая прима Наталья Осипова, с этого сезона ставшая законной principal dancer британской труппы: она будет солировать в обеих программах Ковент-Гарден. Обе совершенно беспроигрышные: для любителей современного балета и классической виртуозности — одноактные балеты, для тех, кто приходит попереживать и восхититься актерскими работами,— ballet-story "Манон", хрестоматийный трехактный костюмный спектакль британского классика Кеннета Макмиллана. Им завершаются гастроли, причем Наталья Осипова выступит в партии Манон в последний вечер. Тем, кому не удастся попасть на этот стопроцентно английский спектакль, придется удовлетвориться его российской копией — в начале июля "Манон" во всем своем драмбалетном великолепии войдет в репертуар Музтеатра Станиславского.

А вот одноактные балеты "Рапсодия", "Тетрактис" и "DGV" россияне не увидят нигде, кроме как во время этого визита.

Стоит отметить, что в отличие от тяжеловесной программы одноактовок прошлых гастролей, сделавшей акцент на публицистические спектакли многолетней выдержки, этот сборник одноактных балетов свеж, как океанский бриз, и очаровательно асоциален. При этом три бессюжетных и вполне абстрактных опуса разительно несхожи, так что монотонности можно не опасаться.


"Рапсодия"
Фото: © Tristram Kenton


"Рапсодию" на музыку Рахманинова сэр Фредерик Аштон, старейший балетный рыцарь Британии, поставил специально для Михаила Барышникова в 1980-м. Плененный солнечным даром советского беглеца, 74-летний хореограф забыл о своей давней ревнивой ненависти к "типично русской" бравурной виртуозности, а потому балет получился не совсем аштоновским. Нет, конечно, в "Рапсодии" не рвут страсть в клочья и не заметны мускульные усилия. И солистки в длинных платьях взволнованы, но пристойны, как викторианские девушки; и в дивном адажио безымянная героиня небрежно опирается на подвижный постамент из четырех кавалеров, устремляясь к своему избраннику душою, но избегая предлагать ему тело. Избранным в 1980-м как раз и был Барышников: в этом классическом балете главная — мужская партия. Но какая! Большие туры в самых адских сочетаниях, бешеное количество сложносоставных пируэтов, невероятные круги больших прыжков, заноски столь разнообразные, что рябит в глазах, и все это — с моцартовским изяществом, с легким подмигиванием зрителю: мол, а что здесь особенного? Для гения-виртуоза, конечно. Ничего похожего сэр Фредерик не ставил никогда, а потому без особого риска можно предположить, что он просто позволил Барышникову делать все, что тот любит и умеет. Так вот, представьте, есть в сегодняшнем Ковент-Гарден премьер, который готов соперничать с "Мишей": невысокий рыжеватый австралиец Стивен Макрей танцует сногсшибательно — и с той же артистической беззаботностью.


"Тетрактис"
Фото: © Johan Persson


Во втором отделении — балет для интеллектуалов: "Тетрактис" (1914) на музыку Баха, новейший опус Уэйна Макгрегора, вдохновлен работами американки Таубы Ауэрбах, работающей с мертвыми глифами и живыми математиками. Ее дебют в качестве сценографа и художника по костюмам оказался весьма корректным: пронумеровав свои семь инсталляций и назвав их "контрапунктами" и "канонами", она предоставила полную свободу хореографу и артистам. Сам Макгрегор тоже отошел от своего фирменного вывороченного стиля: чуть ли не впервые он сочинил хореографию, используя психофизические возможности конкретных артистов. А поскольку в "Тетрактисе" занята дюжина ведущих солистов Королевского балета, получилось нечто вроде коллективного портрета лидеров труппы, в котором каждый из них попеременно выходит на первый план. По чести, на премьере Наталья Осипова с ее энергетикой, бронебойной даже в статических позах, затмила всех своих коллег.


"DGV"
Фото: ROH / Bill Cooper 2011


Завершает программу балет "DGV" на музыку минималиста Наймана, поставленный молодым Кристофером Уилдоном в 2006 году. Труппа возобновила его всего месяц назад, балет получил самые лестные отзывы строгих британских рецензентов и, конечно, еще полон премьерного драйва. Аббревиатура названия расшифровывается сложно, но имеет самое непосредственное отношение к сути дела. Композитор Найман, впечатленный поездкой на французском скоростном поезде TGV (Train a grande vitesse), написал произведение "MGV", заменив "поезд" на "musique". Хореограф Уилдон сочинил хореографию, предсказуемо подставив вместо музыки танец,— получился "Danse a grande vitesse" ("Танец на высокой скорости"), что соответствует сценическому действию. Однако оно не похоже на ровную ж/д колею: на фоне вздыбленных железных листов в заклепках четыре солирующие пары в четырех частях балета мчатся во весь опор, но по-разному: лобовая атака сменяется джазовой безудержностью (эта часть отдана Наталье Осиповой и ее партнеру Эдварду Уотсону), мечтательный полет — атлетическим напором. Но, похоже, в стремительном движении есть и остановки: рецензенты свидетельствуют, что "весь балет Кристофера Уилдона полон потрясающих скульптурной красотой образов".

Программа одноактных балетов: Большой театр, Историческая сцена, 17 и 18 июня, 19.00
"Манон": Большой театр, Историческая сцена, 20, 21 июня, 13.00 и 19.00, 22 июня, 19.00


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17438
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 06, 2014 8:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014060604
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Премьера
Авторы| Татьяна Гриднева
Заголовок| Корсары, штормы и преданная любовь
Где опубликовано| Самарская газета
Дата публикации| 2014-06-03
Ссылка| http://sgpress.ru/Teatr/Korsary--shtormy-i-predannaya-lyubov53071.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В театре оперы и балета поставили один из лучших романтических балетов мира



Созданный по мотивам поэмы Джоржа Байрона балет Адольфа Адана «Корсар» вот уже почти два столетия будоражит мечтательные души. Наравне с другим знаменитым творением Адана - балетом «Жизель» он входит в золотой фонд мирового репертуара. Многие вариации из «Корсара» знакомы широкой публике, так как исполняются в качестве концертных номеров лучшими танцовщиками мира.

Самарская опера пригласила замечательных специалистов-постановщиков. Балетмейстер, член международного совета танца при ЮНЕСКО Василий Медведев. «Корсар» в его постановке однажды уже получил премию «Золотая маска» в пяти номинациях. Он восстановил хореографию Мариуса Петипа и даже за основу взял либретто балета в редакции великого француза.



Дирижер - руководитель Самарского театра оперы и балета Александр Анисимов также имеет мировую известность. Художник-постановщик Андрей Войтенко является главным специалистом по декорациям в Мариинке. А художник по костюмам Елена Зайцева работает в Большом театре.

Опытные театральные деятели вдохновили молодых танцовщиков самарской труппы, тем более что им было где себя показать: балет изобилует труднейшими сольными партиями и не только главных героев - корсара Конрада и его возлюбленной Медоры, но и всего их окружения. Летящие в прыжке усатые морские разбойники с саблями, одалиски, крутящие бесконечное фуэте, торговцы и знать Магриба, выходящие на дивертисмент в расшитых халатах, юные рабы в чалмах - все они вызывали восхищение зрителей. Смешливая и задорная Медора в исполнении Екатерины Первушиной очаровала зал. Кирилл Софронов и Александр Петриченко в облике соперников-корсаров показали прекрасную технику мужского танца. Рукоплескала публика и изысканным восточным манерам невольника Али в исполнении Виктора Мулыгина, и восточной грации Ксении Овчинниковой в роли любимой жены в гареме.

Красочные декорации переносили героев то в белоснежный арабский город, то в пещеру пиратов, то в золотые покои Сеид-паши, то на терпящий бедствие пиратский бриг. Прекрасно, что авторы спектакля показали нам его в том роскошном виде, в каком он задумывался в позапрошлом веке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика