Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2002-02
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Янв 08, 2004 10:27 am    Заголовок сообщения: 2002-02 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в феврале 2002 года
(первый номер ссылки - 2002020101).

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18801
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 17, 2004 4:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002022801
Тема| Балет, Персоналии: БОРИС ЭЙФМАН
Авторы| Виктор СНИТКОВСКИЙ (Бостон)
Заголовок| К ПРЕДСТОЯЩИМ ГАСТРОЛЯМ ТЕАТРА ЭЙФМАНА
Где опубликовано| Журнал "Вестник" (Балтимор, США)
Дата публикации| Номер 5(290) 28 февраля 2002 г.
Ссылка| http://www.vestnik.com/issues/2002/0228/win/snitkovsky.htm
Аннотация|

Труппа Бориса Эйфмана в очередной раз приезжает на гастроли в США. Обычно на гастролях российских артистов мы привыкли видеть только выходцев из бывшего СССР. Сейчас иная ситуация - есть реклама в "Нью-Йорк Таймс", "Бостон Глоб" и других газетах. Значит, будет много американских любителей балета.

Первые гастроли театра в Нью-Йорке прошли под аккомпанемент хорошо организованной рекламы и положительных отзывов в статьях ведущего балетного критика "Нью-Йорк Таймс" Анны Киссельгоф. Но премьеру "Русского Гамлета" на следующих гастролях в Америке Анна Кисельгоф из "Нью-Йорк таймс" восприняла холодно. Многое было ею раскритиковано. Вслед разразилась отрицательной рецензией "Новое русское слово". И действительно, профессионалы балета отмечают, что из спектакля в спектакль повторяются некоторые приемы. Например, длинные шлейфы платьев, которые несут смысловую нагрузку. Повторяются бутафорские головы, изломанность жестов, боковые поддержки, полуспортивные пирамиды, танцы теней на экране. Вообще, наши зрители привыкли к ярлыку "Эйфман велик". И ничего другого. Так что иногда критика бывает полезной. Кстати, рецензия на прошлогодние гастроли театра Эйфмана в "Бостон глоб" тоже была холодной+. Но она прошла на гребне "антирусской" кампании в бостонском балете, когда местные "патриоты" отказались продлить контракты 11 выходцам из бывшего СССР.

И всё же Эйфман - замечательный хореограф. Каждая новая его работа удивляет режиссурой, раскрытием новых возможностей синтеза балета и драматургии. В целом, его спектакли в первую очередь режиссерские. Они заставляют зрителя не только видеть, но и думать. Спасибо ему за это. Всё это, тем не менее, не означает, что его работы должны восприниматься только на "ура".

Нужно сказать, что балеты Эйфмана на родине, в Петербурге, воспринимаются частью публики весьма своеобразно. Например, депутат Государственной Думы и тележурналист Невзоров вывел на улицу красно-коричневых демонстрантов, которые требовали не трогать их национальную гордость - великого русского композитора, не глумиться над ним и снять со сцены балет "Чайковский". Дело в том, что по ходу балета очень тактично намекалось на гомосексуальные склонности великого композитора.

Американский зритель привык к развлекательному балету: красоте тела, красивым линиям, красивой музыке. Это не всегда характерно для постановок Бориса Эйфмана. Есть еще одна важная причина отсутствия должного внимания американцев к балетам Эйфмана - в хореографии его спектаклей нет ничего нового (кстати, вкус к новизне американским балетоманам привил Баланчин). Конечно, техника лучших американских исполнителей весьма высока. Восемнадцатилетние выпускницы нью-йоркского балетного училища "Juilliard School" вертят 32 фуэте вправо и тут же 32 влево. Уланова и Плисецкая никогда в "Лебедином озере" не вертели 32 фуэте даже в одну сторону, хотя это умели делать более техничные танцовщицы. Конечно, Эйфман в своих балетах не обязан заниматься демонстрацией балетных достижений. Он достигает сильного эмоционального воздействия и без головокружительной техники исполнителей, за счет почти незнакомого советскому зрителю "body language" - языка тела, актерской игры и, главное, блестящей режиссуры.

У Эйфмана также есть определённые проблемы с техническим уровнем танцоров, связанные со спецификой театра. Эти проблемы хорошо известны причастным к балету специалистам, да и Эйфман сам говорил о них в своих интервью. Дело в том, что в коллектив приходят многие из тех, кого не взяли в театры оперы и балета - у художественного руководителя особые требования к танцорам - его в первую очередь интересуют актерски одаренные личности. Поэтому у балетных профессионалов всегда найдутся нарекания, впрочем, вполне справедливые, по поводу уровня хореографической выучки артистов Эйфмана.

Эти недостатки скрадываются тем, что постановки Эйфмана подогнаны под возможности конкретных исполнителей. Если танцовщик хорошо вертится, но плохо прыгает, то Эйфман ставит для этого исполнителя больше вращений и меньше прыжков. Если же исполнительница партии хорошо прыгает, и у нее большой шаг, но вертится слабо, то зритель увидит на сцене, главным образом, именно наиболее удающиеся у неё элементы, а не вращения.

В классических же балетах, увы, нужно уметь все. Но не стоит при этом забывать, что все исполнители Эйфмана имеют профессиональное хореографическое образование.

Важно отметить, что костюмы, декорации и свет на сцене создают для театра Эйфмана поистине мастера своего дела. Это значительно улучшает восприятие его спектаклей.

Каково бы ни было отношение критиков к Эйфману, каждые его новые гастроли поражают раскрытием новых драматических возможностей балета. И, что самое главное, - спектакли театра хочется увидеть еще раз. Значит, это - настоящее искусство.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18801
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 24, 2004 2:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002022301
Тема| Балет, Персоналии: Таранда Гедиминас
Авторы| Марина ГОНЧАРОВА
Заголовок| В СВОБОДНОМ ПОЛЕТЕ
Где опубликовано| Журнал "ПЕРСОНА" (Москва) № 1 (27) 2002, с. 56-62
Дата публикации| 23.02.2002
Ссылка|
Аннотация|


"Его мимико-драматический талант не знает себе равных в стенах Большого театра", "Его мастерству могут позавидовать многие актеры драматических театров"...

***

Таранда Гедиминас

Танцовщик, хореограф. Родился в 1961 году в Калининграде.

1976 - участник Всероссийского конкурса балета.

1977 - выпускник Воронежского хореографического училища.

1980 - выпускник Московского хореографического училища.

1981 - солист Большого театра.

1994 - директор труппы Имперский Русский Балет.

1995 - открытие Интернациональной студии им. М. Плисецкой при Имперском Русском Балете.

***

Пресса не скупилась на похвалы, когда писала о Гедиминасе Таранде. Стремительный взлет, тринадцать звездных и трудных лет в Большом театре. Таранда, не захотев довольствоваться положением зависимого актера, создал с друзьями частное артистическое агентство и начал организовывать гастроли солистов балета за границей. Это не устроило руководство театра. На пике славы первопроходец-предприниматель был уволен. О скандале, сопровождавшем это событие, писали даже в "Таймс": "Великий Гедиминас Таранда расстался с коллективом Большого из-за разногласий с авторитарным руководителем ", "...балетная труппа с мировой известностью потеряла едва ли не главную составляющую своей привлекательности".

Для нашего героя выдворение из театра было полной неожиданностью. Но отступать не думал и создал свой коллектив. Сегодня Имперский Русский Балет - пожалуй, наиболее востребованная балетная труппа в Москве.

Что не дает покоя? Ведь он вполне может довольствоваться плодами собственного многогранного таланта. А еще работа на драматической сцене, в мюзиклах, предложения сниматься в кино. Но зачем-то ему надо заниматься административными хлопотами, искать деньги для постановок, устраивать быт своих бездомных артистов... Для Гедиминаса это - свобода. Именно такое дело сегодня считает главным в своей жизни. И верит, что поможет обрести свободу и идущим за ним.

- Когда Вы приехали поступать в Московское хореографическое училище и услышали, что в свои шестнадцать слишком "стары", неужели не было никаких сомнений? Что позволило все-таки настоять на своем?

- Меня воспитал спорт. В детстве я серьезно занимался борьбой, а там сначала учат падать, чтобы потом вставать и побеждать. Это умение мне всегда помогало. Все закладывается в детстве. Родители никогда не ставили мне каких-то преград. Никогда не говорили: "Ты этого не можешь". Наоборот: "Попробуй!" Получил, например, по носу во дворе. Пришел домой, пожаловался. "А что ж ты к нам пришел? Мы уже старые. Ты все сможешь сам". И я шел и решал свои проблемы. Только такое воспитание может привести мальчика к самостоятельности.

Человек вообще с детства должен быть уверен, что он может все. Стоит только по-настоящему захотеть. Важно снимать в детях неуверенность - а вдруг я не смогу, вдруг не получится? Все получится, сумеешь. Ты талантлив.

- А как насчет "звездной болезни"?

- В театре меня в этом обвиняли. Таранда, мол, зазнался. На гастролях завтракает в ресторане, когда все в номерах готовят. Разъезжает на такси. А советский человек должен на гастролях экономить, недолжен вести себя "нескромно и вызывающе". Я получал такие же суточные, как и все остальные, - 15 долларов. Все экономили, как могли, тащили с собой тонны продуктов. И понять это можно. Но я так не мог. Не хотел, чтобы иностранцы держали нас за "русское быдло". Все эти истории с кипятильниками, когда с приездом наших в гостиницах электричество зашкаливает, меня оскорбляли... А "звездная болезнь" проявляется совсем в другом...

- В чем?

- Приезжает труппа на гастроли. Вышли на площадку и нашли две дырки на сцене. И начинается: "О-ох! Какой пол! Это разве линолеум? Это разве театр?" Прежде чем выйти на сцену, они друг другу сто раз скажут, что театр дрянь, что пол отвратительный. На нем не то что танцевать - петь нельзя! Кулисы не те, раздевалки не те, ветер кругом дует... А рядом стоит такая же "звезда". Но понимает, что приехала работать. Да, здесь дырка и здесь дырка. Да, скользкий линолеум. Но можно найти канифоль. Все равно надо танцевать, а не трепать нервы всем вокруг. Большинство устраивает вокруг себя такой водоворот, такое бурление жизни. Но если все так ужасно, сиди дома, не гастролируй.

- А с Вашими такое случается?

- Да. Бывает. Я - балерина! Что это за кресло, где вода? Но... такова актерская суть. Игра. Непрерывная. Которая переходит в жизнь. Но у нас в компании такое быстро уходит. Потому что не перед кем закатывать спектакль. Рядом стоят такие же артисты и говорят: "Слушай, прекращай.Ладно. Мы тебе поможем. Нет других условий". Поэтому у нас такая "звездность" быстро уходит в песок.

- Когда в восемнадцать лет Вы стали "звездой" Большого, никакого головокружения не было?

- Там это просто не могло случиться. Потому что сегодня танцуешь ведущую партию, а завтра стоишь в последней линии кордебалета. И, в принципе, это правильно. Важно, кто рядом, когда начинаешь взлетать. Становишься известным, о тебе пишут. Ты летишь... Мама родная, где земля-то? Уже не чувствуешь. И вот важно, чтобы рядом был человек, который может сказать: "Вокруг люди, которые делают то же самое. И не хуже. Тебе просто повезло". Но, как правило, рядом другие.

- А вообще знакомы сомнения в себе как в актере?

- Нет. И это не оттого, что молюсь на себя. О, я такой классный артист! Такой единственный! Не в этом дело. Когда выходишь на поединок -не должен сомневаться в себе. Это знание у меня тоже от спорта.

- Иначе нельзя выходить?

- Можно. Но нет смысла. Конечно, когда мне предложили сыграть в драматическом спектакле, а потом спеть в мюзикле, был некоторый страх. Елки-палки, а смогу ли? Но потом, когда взял работу, -все. Дальше работать надо. И - это в твоих руках. Хочу основать Академию искусств, аналогов которой у нас нет. Хотя бы заложить ее основы, пока жив. Пока мы открыли студию. Потом будет школа Майи Плисецкой при Имперском Русском Балете. И третья ступень - Академия искусств Майи Плисецкой. Я начинаю именно со студии, потому что привык все делать постепенно. В студии, во-первых, проверяются педагоги, которые пойдут со мной дальше. Во-вторых, это явится базой для дальнейшего отбора учеников в академию. Более талантливые перейдут потом в школу и в академию. Отбор очень важен, потому что всех в академию принять будет невозможно. Но когда она откроется, у нас уже будут набраны дети, определен состав педагогов. Мы сможем сразу начать работу.

Мы открыли студию к юбилею Майи Плисецкой. Необходимо, чтобы ее знали здесь. Наши дети и наши внуки. Чтобы они могли сказать, что учились в студии Плисецкой,

- В России достаточно учебных заведений, готовящих профессионалов. Не все потом могут найти работу. Чем Ваша школа будет отличаться от иных?

- Основной целью всей программы является формирование раскрепощенных, свободных людей. Люди искусства - это значит, люди мира. Наша основная задача - воспитать детей именно в этом смысле. То есть мы собираемся обучать их хореографии, с тем чтобы в первую очередь раскрепостить и тела, и души. Танец, хореография очень раскрепощают. Но это становится возможно, если нет ограничений узкой специализацией: классика, фольклор, джаз... Специализация сковывает. И как только человек сталкивается с каким-то другим направлением, он сразу начинает комплексовать. Особенно юный человек.

Поэтому у нас дети будут изучать совершенно разные направления хореографии. Да, есть хорошие специализированные школы. Они готовят профессионалов. А для нас не это главное. И я объясняю родителям, которые сейчас приводят к нам детей, что искусство изучается прежде всего для того, чтобы быть свободными, для себя. Если из их детей потом получатся профессионалы - замечательно. Но если не получатся, они просто будут понимать, что такое искусство. Для них на первом плане в жизни будут стоять духовные ценности.

- Вы уверены, что путь к внутренней свободе и гармонии лежит именно через искусство?

- Безусловно. В наших школах искусству уделяется слишком мало внимания. Где оно в общеобразовательных школах? Уроки рисования? Пение? Это смешно. Большинство наших детей его не знает. С живописью - то же самое. Ведь только крошечная часть детей по-настоящему дотрагивается до живописи. Остальные этот мир красок, романтики вообще не видят. Поэтому я считаю, что наш проект может очень многое дать. Дети будут изучать самые разные виды искусства. Причем будут сами выбирать то, что им нравится и интересно. Например, какой музыкальный инструмент осваивать. У нас ведь существовал жесткий стандарт. Скажем, мы в училище должны были осваивать фортепиано. А я, например, не любил фортепиано. Мне очень нравится саксофон - инструмент, способный выразить мужскую душу. Кому-то, возможно, нравится скрипка. Пусть человек сам решает. В академии студенты будут делать эскизы декораций, костюмов. Изучать историю культуры, а также маркетинг, менеджмент в области культуры. Очень важно делать все это именно сейчас. Ведь мы - балет, симфоническая музыка -теряем юного зрителя. Мы должны привлечь его внимание.

- Ну хорошо, разностороннее воспитание...

- А это очень много. Пусть человек не станет профессиональным актером, музыкантом, художником, а займется бизнесом. Но совершенно иначе будет относиться и к тому, чем занимается, и к культуре. Сейчас искусство и бизнес далеки друг от друга. Дягилев, Мамонтов прекрасно понимали искусство и могли разговаривать с людьми искусства на их языке. В дореволюционной России было очень развито домашнее образование, существовали домашние театры. Сегодня такое невозможно. Но можно создать учебные заведения, которые строились бы с элементами такого подхода.

Например, известные российские ученые писали музыку, собирали коллекции инструментов, рисовали. Поражаешься многосторонности этих людей. А это все и из домашних театров. Спектакль

- только верхушка айсберга, главное - процесс. В наших младших группах занимаются дети от 4 до 7 лет. Два раза в неделю. Через три месяца занятий они вышли на сцену в спектакле "Щелкунчик" Конечно, для детей это был праздник. Но что творилось с родителями! Они волновались до слез, за кулисами шел свой отдельный спектакль. Столько эмоций! Я передать не могу.

Потом родители устроили собрание и сказали: "Мы хотим, чтобы наши дети занимались три раза в неделю". Говорю: "Зачем? Это очень трудно". Оказывается, дети приходят домой и уже начинают с нетерпением ждать день, когда снова будут занятия. То есть они хотят опять как можно быстрее вернуться в атмосферу искусства. Многих из нас родители отдавали в школы чуть ли не насильно. А у нынешних детей такое желание учиться! Для педагога это просто счастье. Когда не надо заставлять. А если ребенок еще и талантлив... Сейчас мы входим в новый век. Очень многое меняется в искусстве. К актерам предъявляются новые требования. Мне всегда был интересен мюзикл. Познакомился с ним очень рано, поразился актерам, которые могут петь как профессиональные вокалисты, танцевать не хуже нас, танцоров, играть на музыкальных инструментах на уровне музыкантов с консерваторским образованием. Как, откуда? Оказывается, всему этому просто надо учиться. У меня были педагоги, которые не ограничивали личную свободу. Не испытывая комплексов и страхов, я был готов к тому, чтобы пробовать себя в разных жанрах.

Хотя если бы учился всему этому еще в школе или в училище, мои способности развились бы гораздо быстрее. Успел бы сделать в своей жизни гораздо больше, чем сейчас.

- И поэтому Вы хотите предоставить им те возможности, которых отчасти были лишены сами?

- Конечно. К тому же сталкиваюсь с этой проблемой, когда работаю со своими артистами. Вот сейчас ко мне приходят молодые ребята с узкой специализацией. Я должен сковывающие их рамки раздвигать. Вижу, как они комплексуют, как им трудно. Тут надо обладать определенной свободой духа. Не думать, что ты хуже всех остальных. А наша традиционная система обучения, наоборот, способствует развитию таких комплексов.

- Поясните, пожалуйста.

- Ну, допустим, девочка невысокого роста. Ей все время говорят: "Ты никогда не будешь танцевать "Лебединое озеро". Никогда. Это не твое. Подруга - это да. Это для нее. А у тебя другое амплуа". И все потому, что у нее руки короче, чем у кого-то другого. В ребенке развивают комплексы. Недостаточно красив, он не может быть лебедем. Все. Человек замыкается, и раскрыть его уже очень трудно. Замкнутость переходит в другие сферы, в личную жизнь. Постоянно с этим сталкиваюсь, работая со своими учениками. Стараюсь как-то снять... Иногда получается. Вот, например, наш солист Артем Михайлов. Учился в Моисеевской школе, то есть классикой никогда не занимался. Я его долго уговаривал попробовать себя в классике. Решился. Сначала великолепно исполнил наездника в "Половецких плясках". А недавно ввели его в "Шахерезаду". Когда видишь, что человек из народного коллектива танцует классическую роль, которую танцевали такие "звезды", как Нижинский....

В наших театрах работает огромное количество талантливых танцоров. Но часто видишь, что глаза не горят, крыльев нет, не светится душа изнутри... Надо либо зажигать в них огонь, либо отпускать. А у нас мало кто сейчас может это сделать. И вот тут важно предназначение нашего поколения, которое уже понимает, как разжечь и для чего.

- Вы могли бы прожить, скажем, год-два, не выходя на сцену?

- Конечно, смог бы. Но выплеск должен быть. Ступаешь на сцену -и оцениваешь все совершенно по-другому. Понимаешь, танцующий человек должен выходить на сцену четыре раза в неделю, пять раз. Как можно чаще! Чем чаще артист выходит на публику, тем меньше в нем страха. И тогда он может расти. Увы, век танцора - как у бабочки. Взлетел, полетал, и тебя никто не помнит.

- Были ли моменты, когда Вы жалели, что выбрали театр?

- Да, конечно. Особенно трудно было поначалу. Меня сильно угнетала театральная атмосфера. Интриги, недоброжелательность, зависть... Я же пришел в балет из спорта. Спорт честнее. Там противоборство один на один с соперником: кто сильнее, тот и победил. А тут...

Пришлось научиться во всем этом существовать. Самое главное -подчинять свои амбиции. Когда речь идет о творчестве, это неизбежно проявляется. Конечно, нельзя позволять втаптывать себя в грязь. Нет. Твоя индивидуальность всегда должна быть видна.

И надо уметь себя поставить. Допустим, на меня в Большом никто не мог повысить голос, никогда. Хотя я был совсем юноша. Но крепко стоял на ногах и хорошо выполнял свое дело.

- Достигнув многого в балете, Вы освоили и драму, и мюзикл. Где лучше себя чувствуете?

- Конечно, в танце чувствую себя гораздо лучше. Потому что услышал музыку - сразу встал на эту ноту и сливаешься с ней. А дальше уже тело. Танец - ты и душа одно и то же. В драме сначала было сложно, постоянно надо было себя контролировать. Что говоришь, как ведешь, тембр голоса. Это было не очень приятно. Потому что не было такого слияния, как в танце. Будем говорить, слияния с голосом, слияния с образом.Была игра. Сейчас мне стало проще. Уже часто ловлю себя на том, что, оказывается, куда-то "улетел" и что-то там говорю. Потом - что это я наговорил-то?.. Туда наговорил или не туда? Сейчас уже получаю удовольствие от этого. Уже не задумываешься над какими-то вещами. Мюзикл мне ближе, чем чистая драма. Потому что там есть музыка. Наступаешь на эту музыку, и ты уже рядом. А так как в мюзикл попал, когда уже был опыт драмы, конечно, это гораздо легче. Сегодня я получаю уже одинаковое удовольствие, работая и в балетном спектакле, и в драме, и в мюзикле. Особенно когда все идет хорошо: настроение, партнерша, весь спектакль на той же ноте, иногда получаются просто удивительные вещи.

- Между прочим, актерская профессия считается греховной. Есть здесь правда или нет?

-Если бы я расставил все точки над "i", наверное, пришлось бы бросить эту профессию. Поэтому особенно углубляться в проблему не стал. Хотя... Может быть, и стоит задуматься всерьез, чтобы вовремя все изменить.

- Часто Вас посещают сомнения?

- Постоянно. Все время, каждую ночь, каждый день.

- Алла Демидова сказала об актерах: "Я им не доверяю. Они переменчивы... Слишком хотят нравиться, неважно, кому и зачем"...

- Она права. Актер так воспитан. Сама профессия эгоистична. Всегда "тянет одеяло" на себя. Дружба между актерами - явление редкое, потому что эгоистичный человек дружить не может. На жертву практически не способен. Но у него и должно быть самолюбие. Иначе какой же он актер?

- Вы как-то признались, что не хватает времени на то, чтобы развиваться внутренне самому. А в чем это заключается?

- Для меня работа над собой - это прежде всего работа с людьми. Как ни странно, именно это воспитывает собственную душу. Очень серьезная вещь. Часто, когда приходится работать с людьми, хочется от них уйти и никогда больше не встречаться. Бывает, возникает соблазн перейти на террор...

Вот, допустим, танец персидских девушек в "Половецких плясках". Как передать их тоску в танце? Для этого душа должна раскрыться. Это же надо до молодых девчонок донести! Поле, ковыль. Тоска по этому запаху. Возлюбленный, который остался где-то далеко. Эту тоску надо раскрыть. А раскрыть ее можно только через свое собственное чувство. Если эти шесть моих девушек передают любовь и тоску в зал, то люди вспоминают о своей любви...

- Когда ищете ответ на какой-то важный для Вас вопрос, где его чаще находите - в книгах или в общении с людьми?

- Чаще в общении. На меня в свое время произвели огромное впечатление сочинения Макиавелли. Они заставили задуматься о том, что такое власть, что она дает человеку. Насколько один человек имеет право решать судьбы других? Потом увлекся психологией. Китайской философией. Очень интересно было все, что касалось энергетических посылов, способов управления энергетикой.Стал понимать, что все берется только из развития собственной души. В книгах обычно находишь то, что для себя только что открыл. Находишь подкрепление тому, к чему уже пришел. А ты к этому так долго шел. Получал оплеухи, падал вниз. Страдая. Но, видимо, иначе нельзя.

- Как-то Вы сказали такую фразу: "Я понимаю, как живу". Как к ней сейчас относитесь?

- Плохо. Потому что вот теперь могу сказать, что, в принципе, не понимаю, как я живу.

- А тогда действительно понимали?

-Тогда мне все было ясно.

- А что лучше - понимать или не понимать?

- Непонимание - это новый толчок к пониманию.

Фото:

- На репетиции с М. Плисецкой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18801
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 24, 2004 3:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002023001
Тема| Балет, БТ, Персоналии, интервью с Михаилом ЛАВРОВСКИМ
Авторы| Анатолий МАКАРОВ
Заголовок| БОЛЬШАЯ СМУТА
Где опубликовано| газета "ВЁРСТЫ" (Москва) № 17
Дата публикации| 16.02.2002
Ссылка| http://www.versti.ru/arcnumer.cfm?header=Большая%20смута&number=17&d=2002-02-16
Аннотация|

Говорят, Большой театр теряет свое неповторимое лицо. Так ли это?

ОПЕРУ, и в особенности балет, принято считать имперским искусством. Во всяком случае, искусством большого стиля. Тем более если рассматривать их в контексте конкретного организма, коллектива, который называется Большим театром и является оплотом национальных традиций и прибежищем национального духа. Именно поэтому катаклизмы, которые время от времени потрясают государство, неизбежно сказываются на состоянии дел в Большом. Дело даже не в особом его положении эстетической витрины державы, но в органической связи его природы с державными институтами.

После Октябрьской революции у новой власти весьма велик был соблазн ликвидировать Большой театр как принадлежность дворянско-помещичьей культуры, и лишь героическими усилиями наркома просвещения Луначарского удалось его отстоять. Со временем уже советская власть покровительственно распростерла свое крыло над музами вокала и танца. После распада СССР никому, к счастью, не приходило в голову расформировать Большой, однако смута, охватившая страну, политические и экономические перемены, девальвация прежних вкусов, борьба собственных партий и кланов и вообще всяческая смена вех расшатали его творческую структуру. Свержение художественных авторитетов воспринималось обществом, а точнее, подавалось прессой как революционный процесс, аналогичный тому, который происходил в коридорах высшей власти. Театр покидали люди, имена которых казались неотрывными от Большого, как квадрига коней на его фронтоне. И никакая материальная экспансия (лучшее ее воплощение - выросшее через дорогу от театра здание его филиала), никакие новые назначения в руководстве не в состоянии прекратить брожение в труппе Большого театра, не в силах определить те художественные цели и приоритеты, которые вернули бы в эти великие стены ту атмосферу творчества, перед которой отступают любые распри и конфликты. О том, что же "неладно" в оперном и балетном королевстве знаменитого театра, рассуждает народный артист СССР, многолетний премьер "Большого балета" Михаил ЛАВРОВСКИЙ:

- Нет сомнения в том, что в Большом театре в последнее время происходит деградация: художественного уровня, качества спектаклей, исполнительского мастерства. Понятно, что это связано с общим упадком российской культуры, но все же есть в этом что-то неправильное, нездоровое. Почему перемены должны совершаться не ради достижения новых художественных целей, а именно ради перемен? Не всякое новое движение, не всякое устремление к новому является прогрессом, я в этом глубоко убежден. Во всяком случае, потеря собственного лица не может служить оправданием никакому новаторству. За что Большой театр любили во всем мире? Именно за то, что это Большой. Не Гранд-опера, не Метрополитен, не Ковент-Гарден, не Ла Скала. У каждого из этих театров есть свое лицо. Было оно и у Большого, неповторимое, тотчас узнаваемое.

Прежде всего это репертуар. На мой взгляд, даже не русский, не советский, а московский репертуар. Понятно, что всякий нормальный талантливый коллектив обязан экспериментировать, без этого нет развития, нет жизни. Но экспериментировать на базе чего-то родного, кровного, природного, соответствующего твоей сути. Предположим, я, Михаил Лавровский, хочу что-то поставить, выразить свой мир, свое художественное видение. Имею я на это право? Несомненно. Но я не имею права разрушать то, что выстроено руками других. Искусство, к счастью, не политика, здесь не обязательно для торжества новой концепции ломать старую. Да и в умной политике возможны компромиссы. А в искусстве соревноваться можно лишь творчески, не прибегая к административным мерам. Самое губительное в творчестве - это комплекс Наполеона, сознание, что прав только я и прав всегда. А все, что не отвечает моей точке зрения, не должно существовать и должно быть уничтожено. Даже если оно признано всем миром.

Посмотрим с другой стороны. Репертуар нашего театра - это не просто набор неких произведений, это певцы и танцоры, которые способны эти произведения осуществить. Если вы коренным образом отбрасываете традиции и принципы репертуара, значит, вы отказываетесь от этих артистов, они вам не нужны. Сегодня не нужны, завтра не нужны, а потом однажды выясняется, что погибла целая школа, певческая и танцевальная. В данном случае, как вы понимаете, речь идет не о школе Большого, а в более широком смысле - о русской академической школе.

Я ни в коем случае не шовинист, да и странно было бы, объехав весь мир, быть шовинистом. Но я патриот, и прежде всего в плане своей профессии, традиций Большого театра. Вы хотите работать в русле другой эстетики - ради бога, никто никому ничего не запрещает, вы можете создать свою труппу, искать признания на стороне или даже за рубежом, сейчас все возможно. Тем более что ни для кого не секрет: люди смуты, бунтари, как правило, обладают неплохими связями и всегда находят поддержку. Потому что героев без поддержки не бывает, они попросту не сумели бы состояться.

- И все-таки брожение умов в Большом - это явление не только нашего времени. Не сегодня оно началось. Ведь известно, что Майя Плисецкая и Владимир Васильев находились в конфронтации с Юрием Григоровичем. По крайней мере, в последние годы его руководства...

- И при этом они имели возможность поставить на сцене Большого собственные спектакли. Каких трудов, какой крови это им стоило - другой вопрос, но талантливые люди, великие мастера, мировые звезды имели возможность себя выразить и предъявить свой труд всему свету. Однако эти творческие попытки не могли поставить под сомнение репертуарную линию Большого театра.

Чего я не в силах понять, так это заимствований с Запада только по той причине, что они западные. Вот вам свежий пример: поставили у нас балет "Тщетная предосторожность" в хореографии лондонского Ковент-Гардена сорокалетней давности. Ничего не скажу, спектакль хороший, веселый, остроумный. Но ведь существует классическая "Тщетная предосторожность" в российской хореографии, которая ничуть не хуже! Мало того, в той интерпретации есть совершенно изумительное, блистательное па-де-де, которому в английской версии ничего нет равного. Его исполняют на всех мировых балетных конкурсах как необычайно выигрышный номер. Надежда Павлова и Вячеслав Гордеев, всемирно известные звезды, танцевали его. Почему же предпочтение было отдано хореографии Ковент-Гардена?

Зачем тратить силы на спектакли, которые не удержатся в репертуаре, пройдут от силы восемь-десять раз? Для чего бездумно перенимать зарубежную эстетику, освоить которую по-настоящему все равно невозможно, поскольку у себя на родине она складывалась веками? Почему в афише Большого нет Глинки, Мусоргского, Римского-Корсакова? Поймите меня правильно: когда-то для Владимира Атлантова и Зураба Соткилавы ставили "Сельскую честь" Масканьи, и у кого бы язык повернулся против этого возразить, великолепные драматические тенора поют великолепную итальянскую музыку. Но ведь никому при этом в голову не приходило убирать из репертуара русских классиков!

Есть отдельное понятие "русская опера" - большой зрелищный спектакль с участием массы народа, полный действия и драматического накала, претворяющий в искусство исторические судьбы народа. Русская опера ценится во всем мире, какой же смысл ею пренебрегать?!

- Находит ли ваша точка зрения поддержку в "инстанциях", которые ответственны за судьбу Большого театра?

- Мне иногда кажется, что Министерство культуры просто заинтересовано в разложении Большого. Потому что не могут же эти люди не видеть и не понимать, что с уходом Юрия Григоровича уровень спектаклей, репертуара, художественного качества, исполнительского мастерства, отношения к делу начал падать катастрофически. У нас шли вещи Джорджа Баланчина, Ролана Пети - это великие хореографы, но у их творений другое, короткое дыхание, они камерны по сути. Эпические полотна создавали только мы, их не стало в Большом, их не будет больше нигде в мире.

- Что же, новое руководство, пришедшее в театр позапрошлой осенью, этого не сознает?

- Я не могу уловить позиции нового руководства. Я не стратег, не руководитель, я артист. Руководить искусством сложно, нужно быть личностью. Теперь не принято поминать добрым словом Луначарского, но кто же может усомниться в его человеческих качествах? Другой пример - Екатерина Алексеевна Фурцева, на мой взгляд, она была великолепным министром культуры. Да, она могла неправильно произносить имя того или иного итальянского певца, идеология значила для нее чрезвычайно много, но она была яркой, одаренной и сильной личностью, болевшей за наше искусство. Хотя, разумеется, и женщиной во всем многообразии слабостей и страстей. При ее поддержке и руководстве не было в мире лучших музыкальных театров, чем Большой и Кировский.

А нынешнее министерство, на мой взгляд, больше доверяет оценкам прессы, нежели собственным впечатлениям. Оно поддается внушению критики, настроению публики, влиянию телевизионной рекламы и совсем не доверяет мнению мастеров, профессионалов. С нами никто не разговаривает. Но ведь даже суд предоставляет подсудимому возможность высказать нечто в свое оправдание. Иначе это не суд, а просто расправа. А мы же все-таки не подсудимые. Так выслушайте же наше мнение. И о репертуарной политике, и о том, насколько западная система организации театрального дела подходит нашей стране. И о том, кстати, что целое поколение российской публики уже наверняка потеряно и для нашего театра, и вообще для серьезного искусства. Мне иногда кажется, что если я встречу теперь молодого человека, который читал Толстого или Чехова, то буквально заплачу от счастья и умиления.

Вообще, разбирая сугубо профессиональные проблемы музыкального театра, неизбежно переходишь на духовное состояние общества в целом. Хотя точнее было бы говорить о состоянии бездуховном. Идеальное начало ушло из нашей жизни. Думали, что разрушаем тюрьму, оковы, а разрушили самую суть бытия. Не бывает такого, чтобы общество деградировало, дичало, а театр в это время процветал.

- И все же, какие проблемы более всего назрели сейчас в Большом?

- Я полагаю, что отношения коллектива театра - оперной труппы, балетной, оркестра - с Министерством культуры зашли в тупик. Я не могу понять, какие принципы исповедуют люди, которые нами руководят. Они хотят новаторства, свежего подхода в организации дела, озабочены тем, чтобы открыть дорогу молодежи? Ради Бога, кто же против, но почему ради этого надо начисто отвергать традиции? Чем руководствуется министерство, когда подбирает нам, так сказать, лидеров и начальников? Это что - необычайно продвинутые творческие личности или просто одаренные менеджеры, которые хорошо умеют деньги считать? Объясните, растолкуйте, если у нас демократия, а не рабовладельческий строй. А то ведь хореография Юрия Григоровича десять лет назад была объявлена устаревшей, а теперь его восстановленные спектакли собирают в Кремлевском Дворце съездов полный зал. Шесть тысяч зрителей каждый вечер, и это без Бессмертновой, без Васильева, без Владимирова. Вообще без звезд первой величины. Танцует исключительно молодежь. Григоровича на год приглашают в Париж, в Гранд-опера, в Большом ему постановки не предлагают. Прав Мстислав Ростропович: лучший оперный режиссер в мире - это Борис Покровский. Ну хорошо, ему 90 лет, но ведь, будь ему сейчас 50, его бы все равно не позвали в Большой. Повторяю, пусть нам объяснят не в кулуарах, не через посредников, а прямо и откровенно: почему, по каким соображениям и причинам эти люди не могут ставить в Большом, а другие, напротив, очень ему подходят? Только и всего.

А с другой стороны, я, например, не позавидую нынешним художественным руководителям, поскольку каждый более или менее заметный артист оперы или балета делает сейчас все, что хочет. Уезжают, когда есть хорошее предложение со стороны, не согласуясь с общей политикой театра. Людей не держат ни деньги, ни идея. Ни боязнь потерять положение, какое обеспечивал Большой театр. Поэтому, на мой взгляд, и бессмысленно приглашать Григоровича, ему во время работы необходима полнота власти, широчайшие полномочия, а никто их ему не сможет гарантировать. Не видно осознанного целенаправленного художественного процесса. Боюсь, что скоро в Большом начнут демонстрировать моды.

- А с приходом нового директора что-либо в Большом театре изменилось к лучшему?

- Я пережил в театре многих директоров. Чулаки и Молчанов были композиторами, Иванов музыкантом не был, но природу Большого чувствовал, как никто. Эти люди понимали, что главный в театре - это артист. Без него театра не бывает. На него в этот зал приходит публика. Нынешнее руководство считает, на мой взгляд, что самые значительные люди в театре - это управляющие. Не музыканты, не певцы, нетанцоры, а менеджеры. Во всех смыслах, и в первую очередь в сугубо материальном. Понятно, почему многие молодые таланты мечтают получить приглашение от зарубежного театра. За границей всегда платили больше, но в 60 - 70-е годы здесь, у нас была необычайная творческая атмосфера. Пройти лучшую в мире школу, заработать самую громкую славу, испытать высшее наслаждение художника можно было именно тут. А ныне Большой ничего этого не обеспечивает. А самое страшное - утрачен фундамент.

Посмотрите на питерскую Мариинку, во главе которой стоит не просто замечательный дирижер, но очень умный человек Валерий Гергиев. Он может приглашать любую зарубежную знаменитость, например, великолепного Ролана Пети, который очень хорошо поставил "Собор Парижской Богоматери", но классический русский, петербургский репертуар там незыблем. У нас сегодня в Большой принято приглашать зарубежных мастеров ставить западные мини-балеты. Прекрасно, но не теряйте при этом "Легенду о любви", не теряйте "Спартак", "Ивана Грозного"... Говорят, у нас нет исполнителей, так их потому и нет, что им не на чем было расти. Едва ли не основную задачу последних лет руководство видело в том, чтобы уничтожить спектакли Григоровича. Критика объявляла его чуть ли не столпом тоталитаризма. И это при том, что балеты Григоровича демонстрировали всему миру, что мы не звери, не варвары, не роботы, мы нормальные живые люди, да еще талантливые, и тем самым способствовали тому, что перестройка так восторженно была принята на Западе. Они же там были уверены, что для освобождения именно таких прекрасных людей все и делалось. А потом пришли юные критики и принялись клеймить великого балетмейстера как апостола застоя.

Понятно, что в труппе всегда есть недовольные, иначе просто не может быть. Кому-то казалось, что Григорович его недооценивает, кого-то не устраивала его эстетика. Но ведь можно посмотреть и по-другому: а все ли артисты соответствовали уровню задач, которые ставил перед театром балетмейстер? Всякому постановщику хочется работать с единомышленниками, точно также, как исполнители мечтают работать под руководством человека, с которым они мыслят и чувствуют в унисон. Так ищите своего хореографа, но не подрывайте основы, на которых другие возводят здание.

Еще один поворот темы.Если бы у нас, к примеру, по-прежнему работал Григорович или другой крупный российский хореограф, его бы, естественно, приглашали повторить свои постановки в лучших театрах мира. Тогда бы и мы на равных условиях, как держава державу, могли бы приглашать лучших западных балетмейстеров. И это был бы достойный обмен. А кланяться иностранным мастерам - приезжайте, мол, к нам и поставьте хоть что-нибудь, да еще сорокалетней давности - это же унизительно! На мой взгляд, русский балет все равно остается лучшим в мире. Просто ему необходимо вернуть его сильное и свободное дыхание. У нас по-прежнему, как и во все времена, есть потрясающие артисты: Цискаридзе, Уваров, Филин, Медведев, Пронин, Белоголовцев, всех не перечислишь. А дамы? Ананиашвили, Андреенко, Степаненко, Антоничева, Зиброва, Малхасянц, Горячева - это высший уровень, которому может позавидовать любой театр мира. А какие у нас жанровые актеры! Янин, Петухов, Годовский. У нас есть все. Нам главное не терять своего лица. Почему же мы не дорожим тем, что лишь нам присуще? Ведь нашей страсти, мощи, стихийной силы нет ни у кого. Образно говоря, Ивана Карамазова вам станцуют везде, а Дмитрия только в России. Разве разумно об этом забыть? Разве можно от этого отказываться?

***

ОТ РЕДАКЦИИ

Взволнованные, выстраданные слова всегда звучат убедительно. Однако по здравом размышлении понимаешь, что самая сильная их сторона, искренность и страстность, может обернуться и слабостью, то есть невозможностью объективного, беспристрастного взгляда на вещи. Поэтому, благодаря Михаила Лавровского за интересное и содержательное интервью, "Версты" намерены предоставить возможность высказаться и тем, кто не разделяет позиции замечательного артиста.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2005 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020101
Тема| Балет, БТ, премьера, «Тщетная предосторожность», Персоналии, Аштон Ф., Грант А., Акимов Б., Капцова Н., Болотин А., Петухов А., Янин Г.
Авторы| Гучмазова Л.
Заголовок| ПРЕДОХРАНЯЙТЕСЬ!
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020201
Ссылка|
Аннотация| Даже тщательно подготовленная премьера не заговорена от сюрпризов: за четыре часа до начала спектакля солист Андрей Болотин узнал, что он сегодня герой вечера вместо заболевшего Сергея Филина. Но в наших широтах случайность часто совпадает с планом. "Тщетную предосторожность" Большой приобретал именно для того, чтобы обкатывать в ней молодых солистов

За новым приобретением легко угадать вкус худрука балета Бориса Акимова: интеллигентному "профи" явно симпатичен английский извод популярнейшей классической балетной комедии. Версия Фредерика Аштона хоть и немолода (полвека из двух со дня рождения балета), но сильна настоящим английским качеством. Юмор ее лишен фривольностей французского оригинала, грубых шуток и кривлянья на потеху публике. Аштон словно рассказал пасторальную историю приятелю в лондонском клубе: маменька тщательно стерегла дочь, и вот, сэр, что из этого получилось. Но историю он излагал все-таки в шестидесятые годы двадцатого века, а потому занудства в ней никакого, напротив. Балет пронизан иронией хорошего вкуса, на фоне любовного треугольника с пейзанами, снопами и вальсом жнецов Аштон заводит свои правила игры: "Тщетная предосторожность" - детство нашего жанра, что полно очарования и достойно уважения. Кроме очевидных достоинств версии, русскому профессионалу симпатична еще и персона Аштона, который занялся балетом от детской любви к Анне Павловой. Да и на "Тщетную..." его вдохновила сама Тамара Карсавина, умница из балетной эмиграции Русских сезонов. А перенос осуществил законный наследник версии Александр Грант, лучший у Аштона исполнитель роли Алена.
Озорная пейзанка Лиза Нины Капцовой с техникой справилась без усилий, но показалась трезвой барышней. Роман с Коленом у нее не от шибкой влюбленности, а от торжества задней мысли: глядишь, и этот разбогатеет с его-то напором и данными. Данные и выучка у Андрея Болотина и вправду хороши, вот только с напором слабо как-то. И за что его, такого робкого, девушки любят? Только к остроумному "дуэту втроем" дебютант воспрянул телом и заодно духом, стал резов и игрив, а уж прыгал! На зависть мастерам. При чем классические па-де-де по тексту были совсем не похожи на то затерто-фундаментальное, что мусолят на балетных конкурсах, и делать новые акценты в непривычных вращениях первым принцам было бы даже труднее, чем дебютанту. Брыластая вдова Симона у Александра Петухова чуть пережимала с эмоциями, а Ален Геннадия Янина был замечателен. Техника и артистизм лучшего шута Большого сделала дурачка-недотепу полноценным героем треугольника, коленца с дудочкой и алым зонтом срывали аплодисменты с легкостью необыкновенной. И кордебалет, похоже, радовался - интермедии Петуха с Курочками хоть и воскрешают гам сатириконовского "Шантеклера", а все веселее, чем загробное царство сильфид, да и пейзанские танцы с лентами развлекают до умиления. А что раньше музыки выскочили или па чуть недосказали, так это нормальные премьерные издержки. Может, и выправится.
После многолетней привычки к значительности большого стиля интонация хорошего английского дается тяжело. Счастье, что по-русски, то есть по монументально-большетеатровски, солисты не успели наговориться и закостенеть. "Тщетная..." безболезненно, без радикальных перемен восполнит лакуны образования московской балетной поросли, но дай-то бог, чтобы к моменту, когда молодежь дозреет окончательно, она сгодится не только для зигфридов и одетт. В этом случае "Тщетная..." от Ковент-Гарден лучшее, что можно было придумать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2005 11:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020102
Тема| Балет, миланский театр "Арчимбольди", происшествие
Авторы|
Заголовок| ИНЦИДЕНТ
Где опубликовано| Время МН
Дата публикации| 20020201
Ссылка|
Аннотация|

Во время представления балета "Экзельсиор" в миланском театре "Арчимбольди" на зрительный зал рухнул огромный боковой плафон. Никто не пострадал, но представление было прервано.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Пт Мар 04, 2005 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020201
Тема| Балет, БТ, премьера, «Тщетная предосторожность», Персоналии, Аштон Ф., Грант А., Акимов Б., Капцова Н., Болотин А., Петухов А., Янин Г., Ситников А.
Авторы| Елена ГУБАЙДУЛЛИНА
Заголовок| Аристократам о деревне
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20020202
Ссылка| http://main.izvestia.ru/culture/01-02-02/article13784
Аннотация| У Большого театра появилась "Тщетная предосторожность"

С тех пор, как знаменитый француз Жан Доберваль предъявил на суд публике свое веселое создание, прошло уже больше двух веков. "Балет о соломе, или От худа до добра всего один шаг" (название "Тщетная предосторожность" родилось не сразу) пополнил череду обычных в то время хореографических комедий. Но недаром же Доберваля прозвали балетным Бомарше. Либретто "Тщетной" волновало многих хореографов и в прошлом, и в позапрошлом веке. В афише Большого театра этой простодушной комедии не было очень давно. Теперь досадный пробел восполнен. Труппа танцует один из лучших спектаклей мирового репертуара - "Тщетную предосторожность" английского балетмейстера Фредерика Аштона. Он поставил его в 1960-м в Королевском балете Великобритании, наслушавшись чарующих рассказов бывшей примы Императорского Мариинского театра Тамары Карсавиной. Она же показала многие мизансцены. В премьере Большого зрители со стажем заметят совпадения с русской "Тщетной" (в Петербурге к этому сюжету обращались Лев Иванов и Мариус Петипа, а москвичи еще помнят версию Александра Горского). Но все же "Тщетная предосторожность" Фредерика Аштона - произведение чисто английское. История озорной дочки и ее жениха, перехитривших строгую мамашу, стала поводом для тонкого парадокса. Обманы, розыгрыши, забавные недоразумения - всего лишь первый план комедии. Персонажи балета, поселяне и поселянки, играют в галантных аристократов. А может, аристократы переоделись в наивных сельчан. Юмор переполняет не только пантомимные, но и танцевальные эпизоды. Сложные классические движения то и дело "прикрываются" простецкими крестьянскими ухваточками. Замысловатые параболы прыжков сменяет незатейливый вальсок. Бег на пуантах чаще напоминает не о Сильфиде, а о резвой лошадке. Но танцевальные рисунки изобретательны и галантны. В "Тщетной" есть и головоломные па-де-де с лентами, и кордебалетные карусели-хороводы, и прочее кружевное узорочье. В балетной пасторали уместны даже танцующие куры и живой пони. Не говоря уже о снопах, маслобойках и прялках. Лиза (Нина Капцова) и Колен (Андрей Болотин) лихо управляются со всей этой живностью и утварью, милый "пейзанский роман" они протанцовывают с легкостью и шармом. Возможно, игре балерины чуть не хватает естественности, а ее кавалеру - озорства и темперамента (сказалось премьерное волнение - Горячева и Болотин не предполагали танцевать первый спектакль и о перемене составов узнали за несколько часов до выхода на сцену). Не до конца свободны и исполнители комических ролей. Мамаша Симона (Александр Петухов) строит из себя то ли чопорную английскую феодалку, то ли невозмутимую классную даму. Зажиточный селянин Тома (Андрей Ситников) расхаживает гоголем и не расстается с самодовольной улыбкой. Его сынок Ален (Геннадий Янин) - незадачливый жених строптивой Лизы - попросту идиотничает. А ведь роль этого деревенского увальня и недотепы предполагает гораздо больше актерских красок. Артисты Большого еще боятся импровизировать. Не оставляло впечатление, что, может, и хотели бы сыграть развеселый капустник, но вовремя спохватились, оглянувшись на великие стены главного театра страны. Наверное, "Тщетную предосторожность" со временем перенесут в филиал, и тогда эта комедия окажется более открытой и радостной. Впрочем, балетмейстер-постановщик Александр Грант (ему принадлежат права на восстановление нескольких спектаклей Фредерика Аштона) уровнем труппы Большого театра остался доволен. А худрук балета Борис Акимов предрек спектаклю долгую жизнь, сказав на пресс-конференции, что показывать "Тщетную предосторожность" будут не только по вечерам, но и на детских утренниках. Февральская афиша пока не исполнила этого обещания. Зато не оспорила другого утверждения Акимова - балет в Большом театре стал гораздо "главнее" оперы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Пт Мар 04, 2005 12:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020401
Тема| Балет, Театр балета Испании, Персоналии, Агилар Р.
Авторы| Виктория Никифорова
Заголовок| Кармен и фламенко
Где опубликовано| Експерт
Дата публикации| 20020204
Ссылка|
Аннотация| "Извращенцы", - не выдержал кто-то и выкрикнул из темного партера Большого театра то, что вертелось на языке у доброй половины зрителей, пришедших полюбоваться испанской танцевальной версией знаменитой новеллы Мериме. Фраза относилась к дуэту Кармен и Хозе - "постельной" сцене в стиле фламенко, которую разыгрывали вокруг железной кровати солисты Театра балета Рафаэля Агилара на московских подмостках.

Из обещанного организаторами шоу "уникального сплава балета и фламенко" на сцене были показаны лишь страстные грубоватые народные танцы. По ходу представления, как и положено в фольклорной традиции, артисты помогали своим па улюлюканьем и весьма натуральными перебранками. Тем не менее пересказанная в течение двух часов новелла о куртизанке открыла много нового для московской публики. К примеру, в спектакле выяснилось, что помимо работниц табачной фабрики легкого поведения и их предводительницы Кармен, флиртующей на сцене сразу с четырьмя солдатами, в испанской национальной традиции есть еще и трансвеститы, которых режиссеры почему-то называют тенями.
Такого шабаша в Большом театре точно никогда не бывало. Казалось, под ногами тридцати пышногрудых цыганок и длинноногих цыган сцена Большого наконец-то проломится, а Аполлон на фасаде в испуге спрыгнет со своей квадриги - и тогда театру точно не помогут никакие реконструкции и реставрации. Но в конце концов все обошлось благополучно. И "Кармен-фламенко", и "Болеро" - постановку на народную музыку и знаменитую оркестровую пьесу Равеля публика приняла восторженно, судя по аплодисментам. Правда, по выходе из театра на лицах зрителей застыло недоумение: балетоманы так и не дождались классических па, а видавшие виды ценители фламенко говорили, что народные танцы такого класса исполняются сегодня только на деревенских вечеринках в испанской глубинке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Сб Мар 05, 2005 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020402
Тема| Балет, Академический театр балета, премьера, "Щелкунчик", Персоналии, Петухов Ю., Андреев Ю., Панкова Е.
Авторы| Игорь Ступников
Заголовок| "Щелкунчик" по Диккенсу
Где опубликовано| Експерт
Дата публикации| 20020204
Ссылка|
Аннотация| В Петербурге прошла премьера "Щелкунчика", поставленного Юрием Петуховым для Академического театра балета.

Академический театр балета по старой памяти все еще называют "Хореографическими миниатюрами" - так, как назвал труппу хореограф-основатель Леонид Якобсон: его произведения и были главной специализацией театра в последние десятилетия. Имя Петухова ассоциируется прежде всего с Петуховым-танцовщиком: до недавнего времени он солировал в Театре имени Мусоргского, его исполнительская карьера длилась почти тридцать лет. Академический театр балета он возглавил совсем недавно. У труппы были свой репертуар, свои исполнители, свои нравы и традиции. Петухов принялся за дело с энергией и умом, ничего не разрушая, не заявляя громогласно о новой политике, не суля новой жизни артистам. Пригласил молодых танцовщиков, обновил администрацию. Наконец, поставил "Щелкунчик". Опять же не претендуя на то, что открывает в хореографии новые миры.
"Щелкунчиков" ставили весь ХХ век; этот балет уже побывал психоделической фантазией и фрейдистской исповедью. Юрий Петухов рассказывает нам уютную детскую сказку, которую хорошо слушать вечером у горящего камина. Скорее Диккенс, чем Гофман. Но действие при этом перенесено в Петербург. И правда: почему бы Штальбаумам и Дроссельмейеру не быть из василеостровских немцев? Петербургский адрес напоминает о себе неназойливо, деталями интерьера (художник Екатерина Рапай), сомнителен разве что живописный задник во втором акте, являющий странную помесь Павловска с Петергофом.
В принципе, о состоятельности любого хореографа, берущегося за "Щелкунчика", принято судить по (условно говоря) танцевальным симфоническим картинам: в первую очередь, "Вальсу снежинок" и "Розовому вальсу". Эти большие танцевальные ансамбли предполагают многолюдный кордебалет, а располагал Петухов относительно небольшой труппой. Однако эффекта грандиозности удалось достичь чисто композиционными средствами. Постоянно меняющиеся группы, смена солирующих пар и кордебалета, отсутствие скучной фронтальности, визуальная смена уровней, сложно уравновешенная геометрия эволюций создавали впечатление нарастающей динамики, своеобразного танцевального крещендо.
На высоте было и трио солистов: Елена Панкова (Маша), Николай Семенов (Принц) и Юрий Андреев (Дроссельмейер). Крестный Дроссельмейер в этом "Щелкунчике" отнюдь не стар и уж тем более не дряхл: элегантный острослов, у которого даже черная повязка на глазу выглядит стильным аксессуаром. Юрий Андреев умело подчеркнул необычность своей партии, пластично соединяющей классические па с изломанным модернистским гротеском. Елена Панкова, в прошлом солистка Мариинского театра, ныне работающая в мюнхенской Баварской опере, танцует сообразно накопленному артистическому опыту: акварельность облика не отменяла академической основательности танца; девочка-подросток видит сон, и в этом сне все чуть сглажено, все струится как греза, вот-вот готовая обернуться явью. Николай Семенов, только в прошлом году окончивший балетную школу, не потерялся подле именитой партнерши: уверенность, техническая смелость (притом текст его партии не из легких) окрашены задорным и улыбчивым юношеским обаянием.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Сб Мар 05, 2005 10:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020501
Тема| Балет, БТ, премьера, «Тщетная предосторожность», Персоналии, Аштон Ф., Грант А., Акимов Б., Капцова Н., Болотин А., Петухов А., Янин Г., Ситников А.
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Очаровательный пустячок
Где опубликовано| Итоги
Дата публикации| 20020205
Ссылка| http://www.itogi.ru/archive/2002/5/94225.html
Аннотация| "Тщетная предосторожность" на сцене Большого театра



Отдав дань своему великому прошлому (восстановление и новая редакция "Лебединого озера" Юрия Григоровича) и попытавшись интегрироваться в мировой художественный процесс (приглашение на постановку "Пиковой дамы" Ролана Пети), Большой театр ощутил потребность в более близком знакомстве с мировой классикой ХХ века, от которой русский балет принципиально отгораживался на протяжении всего прошлого века.
Борис Акимов, с прошлого сезона возглавляющий балет Большого театра, предложил для первого знакомства "Тщетную предосторожность" английского классика сэра Фредерика Аштона - одного из отцов-основателей Королевского балета Великобритании, прославившегося спектаклями для великой балерины Марго Фонтейн. Для постановки "Тщетной предосторожности" в Москву был приглашен любимый танцовщик хореографа и наследник прав на этот спектакль Александр Грант. Благодаря ему постановка 1960 года уже идет на сценах многих городов мира, а вслед за Москвой перекочует в труппу Американского балетного театра.
Однако "Тщетная предосторожность" была известна в мире задолго до рождения Фредерика Аштона - премьера этого спектакля состоялась за две недели до Великой Французской революции в Бордо, где его поставил для себя и своей прелестной жены знаменитый французский хореограф Жан Доберваль. На постановку его вдохновило посещение захудалого кабачка, на замызганной стене которого его внимание привлекла гравюра в духе популярных тогда картинок Буше, изображающая юную крестьянскую пару, застигнутую на сеновале грозной мамашей девушки. Спектакль, в котором шикарные красавицы в фижмах, в туфлях с бантами и с бриллиантами в ушах изображали застенчивых крестьянок, имел невероятный успех у публики. "Тщетной предосторожности", сюжет которой за два века был неоднократно откорректирован, было суждено войти в историю как самому старому балету, сохраняющемуся на современной сцене. Он знал массу выдающихся исполнителей, но всегда был не более чем очаровательным пустячком.
Им он остался и в постановке Аштона - милым, праздничным и далеким от всяких революций в балетном мире. На эту "Тщетную предосторожность" с удовольствием будут ходить те, кто не ждет от балета ничего большего, чем красивые танцы, исполненные красивыми ногами. Их и предъявили на премьере 23-летние Нина Капцова и Андрей Болотин, почти не известные за пределами балетных залов. Не всегда безболезненно проговаривая сложные скороговорки непривычной хореографии сэра Аштона, они естественно и ненатужно переживали незамысловатые перипетии сюжета. Их естественность наилучшим образом сочеталась с мастерством исполнителей характерных и мимических партий (в роли незадачливого жениха Алена выступил Геннадий Янин, в роли его папаши Тома - Андрей Ситников, в традиционно мужской роли мамаши Симоны - Александр Петухов). Премьера показала, что "Тщетная предосторожность" - это спектакль, который будет жить до тех пор, пока Большой театр сможет обеспечивать его первоклассными исполнителями.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Ср Мар 09, 2005 10:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020601
Тема| Балет, БТ, «Дочь фараона», Персоналии, Лакотт П.
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Политическая рана только укрепила меня
Где опубликовано| Коммерсант Daily
Дата публикации| 20020206
Ссылка|
Аннотация| Корреспондент Ъ ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА встретилась с ПЬЕРОМ ЛАКОТТОМ в перерыве между репетициями

- В прошлом сезоне руководство Большого театра поступило с вами довольно некрасиво. Тем не менее вы опять здесь, в Большом. Вы незлопамятны?
-Совершенно. Жизнь состоит из контрастов, и надо их принимать. То, что произошло после моего отъезда из Москвы, меня не касается. Я поставил балет в Большом театре, он имел успех - я видел, как публика принимает этот балет, видел прессу. Какое-то время балет не шел, и мне было грустно. Но я верил, что его возобновят. И очень рад, что это произошло. А бороться надо в ситуации безнадежной. Правда, я всегда борюсь за других и никогда за себя. Я жду, веря и доверяя.
-Как вы нашли свою "Дочь"? Развалившейся или все-таки жизнеспособной?
-Все абсолютно все помнят - и текст, и мизансцены. И кордебалет, и солисты. Все с большим энтузиазмом репетируют. Я был приятно удивлен. И почувствовал теплоту и счастье.
-Известно, что при постановке вы преодолевали сопротивление труппы. Сейчас все переменилось?
-Было не сопротивление, скорее - трудности, ведь я очень требователен. Для труппы это просто новый стиль. Им было немного трудно танцевать аллегро - очень быстрые движения. И поэтому они, конечно, немножечко... непривычно им было это танцевать. Но потом все почувствовали, что могут работать в другой манере. И все маленькие роли вдруг превратились в очень важные. Проявилась личность танцовщиков. И все эти движения вдруг окрасились.
-Вы видели безразмерную сцену Кремлевского дворца?
-Я же ставил там с Екатериной Максимовой "Натали". И моя жена Гелен Тесмар танцевала на той сцене на гастролях Парижской оперы и с Большим театром. Безусловно, будет сложно, но мы постараемся адаптироваться. Как на гастролях.
-В спектакле будет новая Аспиччия - Анна Антоничева. Как она вам?
-Я не думал об этой танцовщице, но поскольку просили попробовать - я пробую. И делаю это с желанием. Если будет хорошо - тем лучше. Если не очень - найдется еще кто-то, кто сможет это станцевать. Я бы очень хотел однажды увидеть в этой роли Машу Александрову. На репетициях мы вновь встретились с Надеждой Грачевой, Николаем Цискаридзе. В мае "Дочь фараона" вернется на сцену Большого. Тогда станцуют и Нина Ананиашвили, и Сергей Филин, и, конечно, моя дорогая Лунькина. Французское телевидение по-прежнему хочет снимать спектакль - в ближайшее время должны приехать, чтобы обсудить возможность съемок в мае.
-"Дочь фараона" ждало блестящее будущее - о ней спрашивали во всем мире. Как пропавший сезон повлиял на ее судьбу? И есть ли у вас уже заказы на эту постановку, ведь через полтора года истекает право Большого на эксклюзив?
-Я бы хотел все-таки оставить этот балет Большому театру. Безусловно, есть просьбы поставить этот спектакль, но лучше выждать какое-то время, чтобы Большой смог в гастрольных поездках показать этот балет. Потому что я очень доволен результатом, который был достигнут в Большом театре. И политическая рана только укрепила меня в этих чувствах. Я бы хотел, чтобы первое представление "Дочери фараона" в Париже было сделано Большим театром. И после этого согласен ставить этот балет в других странах.
-Однако руководители Парижской оперы попросили привезти "Пиковую даму" и "Лебединое озеро".
-Меня очень удивит, если они не попросят "Дочь фараона". Не с двумя же спектаклями Большой в Париж поедет.
-Правда, что вы сейчас работаете бесплатно?
-Не хочу и копейки брать, не собираюсь использовать сложившиеся обстоятельства. Балет я уже поставил, и приехал как друг, чтобы помочь в репетициях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Ср Мар 09, 2005 10:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020602
Тема| Балет, БТ, «Дочь фараона», Персоналии, Акимов Б.
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| "Давайте уж терпеть, ничего не поделаешь".
Где опубликовано| Коммерсант Daily
Дата публикации| 20020206
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/309179
Аннотация| Корреспондент Ъ ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА встретилась с художественным руководителем балета Большого театра БОРИСОМ АКИМОВЫМ.

- Как давно репетирует труппа "Дочь фараона"?
-Да уж недели три, как начали потихоньку. Начали с солистов, стали вспоминать текст. Все неплохо складывается. Не забыли - у них в теле все-таки сидит. Хотя спектакль был не вжит и не шел долгий период. Пьер Лакотт был на репетициях кордебалета и такой спокойный ушел, улыбающийся - вообще не ожидал, что все помнят.
-Почему на возобновлении нет двух солисток из трех?
-Нина (Ананиашвили.-Ъ) сказала, что она занята в этот период, уезжает работать за рубеж. Понятно, у всех свои планы, но это все-таки как-то неверно. Ведь она в каждом своем интервью заявляла, что "Дочь фараона" не идет по причине нежелания театра. А у Светланы Лунькиной как раз в эти дни концерт в Нью-Йорке. Сначала-то "Дочь" планировали на 16-17 февраля, и Света успевала. Теперь концерт не отменишь.
-В прошлом году вы говорили, что труппа не хочет танцевать этот спектакль. И сейчас не хочет?
-Ну я не могу отвечать за кордебалет, кордебалет ведь не спросишь. Но солисты многие заявляли, что им неудобно. И были нервные ситуации. Я репетировал некоторые вариации с ребятами. Там, например, иногда бывает и поворот, и кудепье надо сделать, и еще кабриольчик успеть, и все, как говорят, на одну ноту - прямо спазм какой-то. И ребята говорят: "Борис Борисович, может, кудепье-то все-таки уберем? Тогда кабриоли выйдут спокойнее". Я говорю: "Да нет, кудепье-то и надо сделать. Давайте уж терпеть, зубами держаться, ничего не поделаешь". Но когда труппа поймет, что спектакль в репертуаре, все будет по-другому.
-А ведь вы тоже говорили, что вам не нравится "Дочь фараона". Почему?
-Не то чтобы не нравится. Просто было заявлено, что будет восстанавливаться Петипа. А потом - я даже поражен был, когда афишу повесили,-Лакотт по мотивам Петипа. И правильно написали. Ведь, конечно же, это Лакотт. Две вариации ему показали бывшие наши (эмигранты.-Ъ), и они видны. Это уж слишком ранний спектакль Петипа. Мы ведь уже начитались всего исторического о нем - танцев там было маловато, в основном сцены массовые, разные фонтаны и животные.
-Так почему вам не понравилось?
-Наверное, Петипа один из тех хореографов, который на втором своем этапе бурно вырос, мне кажется. Конечно, редкий случай, когда в 70 лет создают шедевры. Дай Бог всем живущим сейчас классикам так действовать, и мозговать, и развиваться. И поэтому я не против этого спектакля. Но у нас у всех было желание его подсократить. Единодушное мнение - я спрашивал у всех пенсионеров наших балетных. И они говорят: ну хорошее зрелище, приятное, масштабное, имперский такой спектакль, но он как бы на одном месте стоит с точки зрения хореографической. Это почерк Лакотта, он замечательный хореограф и хорошо это делает, это его стиль, и дай Бог, честь и хвала ему, что он соорудил такой спектакль и вклинил старые вариации. Но даже сам Лакотт, молодец, когда мы с ним увиделись в Париже, прямо подбежал ко мне и говорит: "Боря, я понял, я буду резать". Вот это замечательно, просто уважаешь таких хореографов.
-И что будут резать в "Дочери фараона"?
-Я точно еще не знаю, вот вчера он чуть-чуть срезал "Охоту". Что-то в адажио. Но он безболезненно это сделает, потому что у нас нет времени на большое перекраивание. И у меня было пожелание заняться музыкальной обработкой - сделать ее ярче, сочнее. Но сегодня опять нет времени.
-И дирижер приезжает чуть ли не на премьеру.
-Для меня это неважно. Это уже не мой цех.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Чт Мар 10, 2005 10:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020603
Тема| Балет, БТ, «Дочь фараона», Персоналии, Лакотт П., Васильев В., Рождественский Г., Фадеечев А., Ананиашвили Н.
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Мумия-2
Где опубликовано| Коммерсант Daily
Дата публикации| 20020206
Ссылка|
Аннотация| Кошмар Геннадия Рождественского возвращается

На афише Большого театра - снова балет "Дочь фараона". Спектакль француза Пьера Лакотта оказался в эпицентре балетного скандала прошлого сезона. Изъятие "Дочери" из репертуара в сентябре 2000 года стало первым шагом артистического директора театра Геннадия Рождественского. Это роковое решение повлекло за собой цепь событий, закончившихся его отставкой.
Премьера "Дочери фараона" состоялась 5 мая 2000 года и оказалась самым ярким событием не только "эпохи" Владимира Васильева, но и двух последних десятилетий. Большой театр сделал, казалось, беспроигрышный выбор, заказав знаменитому французскому стилизатору Пьеру Лакотту (Pierre Lacotte) балет по мотивам первого полнометражного спектакля Петипа. Любимый публикой балет про то, как молодой англичанин влюбился в мумию из пирамиды, был образчиком балетной эклектики 1860-х годов, но и на рубеже ХХI века оказался как нельзя более кстати. Собственный репертуар Большого давно обветшал, вывозить на гастроли стало нечего. А во всем мире мода на постановочную роскошь и пассеизм устойчиво держится не первый десяток лет, и многоактный костюмный спектакль в мировой табели о рангах автоматически заносится в категорию "А".Новый балет получился впечатляющим: циклопические покои египетского фараона, ослепительные наряды числом более 500, живые лошади, поддельные львы, лязгающие челюстями бутафорские кобры и нескончаемый поток классического танца. "Дочь фараона" ублажила всех: артисты заимели кучу ролей, публика - "имперский" балет, балетоманы - любимых артистов в новом качестве, критика - возможность отточить перья на стоящем материале, западные импресарио - московский эксклюзив (по контракту в течение трех лет французский хореограф не имел права ставить "Дочь фараона" ни в какой другой труппе). На премьеру съехалось руководство Парижской оперы, французское телевидение пожелало заснять балет, египтяне попросили сыграть спектакль в естественных декорациях - перед пирамидами, импортные антрепренеры выстроились в очередь.Всеобщую идиллию разрушил дирижер Геннадий Рождественский, сменивший Владимира Васильева на посту артистического директора Большого спустя три месяца после премьеры. Объявив негодным все, сделанное предшественниками, он с особой запальчивостью обрушился на несчастную "Дочь" за "безобразную музыку" и "китчевое либретто". Протесты балетного худрука Алексея Фадеечева и примы Нины Ананиашвили только подлили масла в огонь: "Дочь" после двух представлений сняли, худрука уволили, а прима надолго уехала в США. Не помогло опальному балету и вмешательство театральной общественности: хотя эксперты "Золотой маски" выдвинули "Дочь фараона" на национальную премию сразу в четырех номинациях, театр спектакль так и не показал. Из объяснений балетного руководителя Бориса Акимова следовало, что, во-первых, декорации путешествуют куда-то в Египет, а, во-вторых, сами артисты не очень-то хотят танцевать эту самую "Дочь". Эмоции нового руководства были тут же подкреплены теоретическим обоснованием: главный гуру балетной критики Вадим Гаевский заявил, что в Большом театре новодел пытались выдать за реставрацию Петипа (почтенный историк не удосужился обзавестись программкой, в которой было черным по белому написано "постановка Пьера Лакотта по мотивам Петипа"). Злоключения "Дочери" кончились с уходом господина Рождественского. Балет тут же признали кассовым и полезным. Но в перегруженном графике театра для возобновления нашлась только одна "дырка" - начало февраля. И только одна неудачная площадка - сцена Кремлевского дворца. Первые спектакли пройдут 12 и 13 февраля. Для возобновления своего балета из Франции, забыв обиды, приехал Пьер Лакотт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Чт Мар 10, 2005 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020604
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Голейзовский К.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Доверчивый цыган
Где опубликовано| Независимая Газета
Дата публикации| 20020206
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2002-02-06/8_gipsy.html
Аннотация| 110 лет со дня рождения хореографа Касьяна Голейзовского

О нем есть книга архивных материалов, каталог выставки в Фонде культуры, монографии о его балетах. Ему посвящена научная конференция. Единственное, чего нет, это хореографии Касьяна Голейзовского на сцене. Девять десятых им созданного не сохранилось вообще.
Впрочем, идет его цыганская пляска в "Дон Кихоте" Большого театра. Этот танец вполне можно считать символом жизни Голейзовского: кочевым было его творчество, беспокойным - характер. Из всех балетмейстеров, пришедших в русский балет накануне 1917 года, он меньше других мог прижиться в пролетарском государстве, хотя искренне желал этого, даже ставил балет "Смерч" (подразумевалось - революционный). Для успешной советской карьеры Голейзовскому не хватало практической хватки и глубинной веры в соцреализм на балетной сцене. Да и откуда было взяться вере, если у молодого танцовщика Голейзовского был сборник стихов 1914 года с мистическим названием "Светогроздья", многолетний стаж работы в кабаре "Летучая мышь" и незаурядное дарование авангардного художника? И хотя в 20-е он призывал к революции в балете, громя "парфюмерные жесты" классики, эти мечты о новом театре не имели ничего общего с отанцованной системой Станиславского.
Всю жизнь его ругали больше, чем хвалили (наиболее престижная похвала - слова Джорджа Баланчина, считавшего себя учеником Голейзовского). Спектакли (самые известные - конструктивистский "Иосиф Прекрасный", пародийная "Теолинда", концертный номер "Нарцисс", прокофьевские "Мимолетности") не раз обвиняли. Консерваторы - те, кого Ильф и Петров прозвали "саванорыла" - в акробатике, новаторстве и эротике, левые - в академизме, старомодности и эротике. Но прежде всего - в страшном грехе буржуазности.
Он очень любил Большой театр, уходил из него (вернее хореографа каждый раз "уходили"), возвращался... Пробуя себя, сотрудничал с Таировым и Мейерхольдом (молодая Бабанова танцевала его "Танец апашей"), ставил с Маяковским "Мистерию-буфф". В конце двадцатых, поняв все, рвался уехать за границу, к Дягилеву. Но остался - в медленно, но верно сжимающемся кольце. Его не сажали и не травили публично, как Зощенко с Ахматовой. Ему просто перекрыли кислород. Сначала изгнание из театра, работа в мюзик-холле, потом провинциальные труппы, номера в ансамбле НКВД, постановка показушных декад национального искусства, танцы в фильме "Весна" - и работа сторожем в магазине.
В 60-е Голейзовский получил признание, поставил балет "Лейли и Меджнун" в Большом, там же сделал "Скрябиниану". В старости увлекся деревянной скульптурой, домиком на Оке и собакой Шваброй, писал книги и мечтал о балете "Фавн" для обожаемого Владимира Васильева...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Пт Мар 11, 2005 11:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2002020801
Тема| Балет, "Ариадон", гастроли, Театр имени Мусоргского, Персоналии, Икеда К.
Авторы| Яковлева Ю.
Заголовок| Одна японка не сделает "Весны"
Где опубликовано| Коммерсант Daily
Дата публикации| 20020208
Ссылка|
Аннотация| Французский институт в Санкт-Петербурге и агентство "Визит" привезли в Петербург "Весну священную" французской труппы "Ариадон", возглавляемой японкой Карлоттой Икедой. Спектакль показали в Театре имени Мусоргского.

Карлотта Икеда (Carlotta Ikeda) работает во Франции с начала 90-х: руководит труппой, танцует, сочиняет балеты, получает дотации. При этом оставаясь все той же восторженной дилетанткой, что в 60-е сменила японское имя Санае на итальянское - в честь одноименной балерины Гризи, на которую когда-то была поставлена "Жизель". Наверное, "Жизель" была первым балетом, который увидела в жизни госпожа Икеда. Потому и начала учиться именно классическому танцу. Потом бросила компрачикосовы истязания собственного тела ради более щадящей экспрессионистской техники, затем увлеклась американским модерном Марты Грэм (Martha Graham). Однако в Европе добилась успеха как представительница этнографического искусства: медитативного, до предела замедленного, депрессивного буто - то ли японской ветви западного contemporary, то ли урбанистической версии традиционной пластики старинного японского театра.
Карлотта Икеда угодила в гущу моды на женскую хореографию и агрессивный феминизм, но в "Весне" шесть девушек жмутся друг к дружке трепетными ланями, а вместо брутальных грязных маек под Пину Бауш (Pina Bausch) - чистенькие шелковые сорочки. От Стравинского оставлены рожки да ножки, потому что никакой настоящий балетоман Стравинского, конечно, не любит.Вместо него влит не поддающийся авторизации лирический сироп. Корявенькие девушки с набеленными лицами и телами дерутся, выколачивая друг из друга облачка пудры, умильно приплясывают, стреноженные спущенными панталончиками, разговаривают по-русски кукольными голосами (специальная забота о потребителе вызывает в зале большой энтузиазм). Даже буто теряет всякую идентичность, превращаясь просто в раздел адажио, универсальный для всего contemporary. И здесь Карлотте Икеде самоубийственно изменяет балетоманское чутье.Специально закаленной публики contemporary dance в Петербурге чрезвычайно мало. Кассу делают обычные балетофилы, которые все понимают, как привыкли. Танец, в котором движения сцеживаются в час по чайной ложке, предлагая считать артефактом мельчайший вздох кисти,-прерогатива сиятельных русских балерин, традиционно исполняющих свои классические адажио на грани существования хореографического текста. Это трудное счастье балетомана. Но когда пластическим медитациям битый час предаются шесть девушек - обычных, чужих и нелюбимых, оно просто-таки мучительно.Продукция Карлотты Икеды держится убедительно крепкого второго-третьего плана французского современного танца. Не то чтобы совсем уж свежа: никакого тебе модного хай-тека - видеоинсталляций и интерактива. Да и чисто пластически результат тоже довольно беспомощен. В аннотации к спектаклю Карлотта Икеда честно представила список цитируемых в ее "Весне" авторов, благо на музыку Стравинского в ХХ веке высказались едва ли не все крупные хореографы. Влияния, пожалуй, перечислены даже слишком тщательно: снабжено ссылкой, в частности, и то, что давно уже стало общим местом,-contemporary dance. Все слишком демонстративно, чтобы упрекать "Весну" во вторичности, но и явно небогато, чтобы сойти за художественную концепцию.Никакой концепции, очевидно, и нет. А есть простодушное балетоманское стремление продекламировать собственным телом любимые танцевальные фразы. Не французское, но очень японское: любой русский танцовщик знает, что в Японии любят балет, как нигде,-это страна самых щедрых суточных и самых отзывчивых зрителей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика