Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3247

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 1:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112402
Тема| Балет, фестиваль «Звезды мирового балета», Персоналии, Морихиро Ивата, Вадим Писарев, Андрей Писарев
Автор|
Заголовок| "Звезды мирового балета" в "ДНР" обошлись без звезд.
//"Японским хореографом" оказался танцор из Бурятии
Где опубликовано| © "ОстроВ"
Дата публикации| 2015-11-23
Ссылка| http://www.ostro.org/general/society/news/486698/
Аннотация|

В так называемом фестивале "Звезды мирового балета", организованном оккупационными властями Донецка, не приняли участие по-настоящему знаменитые танцоры, как это предусматривается оригинальной концепцией. Об этом свидетельствует анализ программы двух гала-концертов и отзывы о "фестивале" в сепаратистских СМИ.

Так, анонсируя мероприятие, организаторы пафосно сообщали о том, что в "звездах" примут участие "лучшие артисты из России, Белоруссии, Украины, Болгарии, Германии, Казахстана, Чехии, Японии и Донецкой Народной Республики". Ни одного имени при этом не называлось.

На первом гала-концерте выяснилось, что заявленный для участия в "фестивале" японский танцор и хореограф - это российский танцор Морихиро Ивата, который с 1990 года живет и работает в РФ и в настоящее время является художественным руководителем балетной труппы Бурятского театра оперы и балета.

Из звездных имен можно назвать только Писарева, но не Вадима, а его сына Андрея, который представляет нынче школу московского балета.

О пропагандистском характере так называемого фестиваля может свидетельствовать и тот факт, что в сепаратистских СМИ не называются имена исполнителей, зато подробно рассказывается о том, что в зале присутствовали лидеры боевиков Александр Захарченко и Денис Пушилин.

Как сообщал "ОстроВ", народный артист Украины, художественный руководитель "Донбасс Оперы", основатель фестиваля "Звезды мирового балета" Вадим Писарев значится в программе мероприятия, проведенного боевиками в подконтрольном им Донецке, как один из членов постановочной группы. Его титровали как "народного артиста", упустив, что Вадим Писарев является народным артистом Украины.

По словам очевидцев, в субботу, на первом гала-концерте Писарев некоторое время находился в зале, но на сцену не выходил. Во второй день он все же поднялся на сцену "Донбасс Оперы" после исполнения украинского гопака.

До начала боевых действий в Донецке фестиваль "Звезды мирового балета" проходил в течение нескольких дней на разных локациях. Его участниками были всемирно известные артисты, такие как Нина Ананиашвили (Грузия), Илзе Лиепа (Россия), Анаис Шалендар (Англия), Анетт Дельдаго (Куба).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3247

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 1:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112403
Тема| Балет, концерт-приношение Майе Плисецкой
Автор|
Заголовок| Валерий Гергиев дал концерт-приношение Майе Плисецкой
Где опубликовано| © m24.ru
Дата публикации| 2015-11-19
Ссылка| http://www.m24.ru/articles/90363
Аннотация|

В Москве состоялся концерт-приношение легенде русского балета Майе Плисецкой – в этом году ей исполнилось бы 90 лет. Несмотря на то, что концерт встал в расписание Московской Филармонии неудобно – будний день, время ланчей, акция, инициированная Валерием Гергиевым, собрала полный зал. Концерт привлек внимание элиты театральной сферы – рядом с Родионом Щедриным, композитором, супругом Плисецкой, были замечены Владимир Урин, гендиректор Большого театра, Георгий Тараторкин, актер Театра имени Моссовета, директор "Золотой маски". Также среди гостей присутствовала Диана Вишнева.

Программа, состоявшая из трех произведений, разделила концерт на две части – первая должна была воскресить в памяти собравшихся две вехи в жизни Плисецкой. Под Адажиетто из Пятой симфонии Малера она танцевала в 1973 году, когда Ролан Пети поставил трехактный балет "Гибель розы" на сюжет, заимствованный у английского поэта Уильяма Блейка. В оригинале, на французском название звучало как "Больная роза". Постановка, в которую вошла также музыка из Второй симфонии Малера, создавалась специально для Плисецкой.

В исполнении оркестра Мариинского театра и Валерия Гергиева Адажиетто прозвучало не совсем привычно – моменты угасания между кульминациями растягивались чрезмерно, из-за чего волнообразное движение превратилось в хождение в лабиринте. Более внушительно выглядела "Кармен-сюита", симфонический экстракт, созданный Родионом Щедриным на основе оперы Бизе. Драма в тринадцати номерах разворачивается без участия духовых, но с усиленной группой ударных. Впервые Майя Плисецкая исполнила главную партию в балете на эту музыку в 1967 году. Постановка кубинского хореографа Альберто Алонсо была принята в штыки верхушкой министерства культуры. Чиновники не приняли эротики в хореографии и даже цензурировали балет.

Третьим, завершающим произведением в программе, стало "Болеро" Равеля. На огромном экране проецировалась запись балета Мориса Бежара. К импрессионистической музыке своего соотечественника балетмейстер обратился в 1975 году, когда Плисецкой исполнилось уже пятьдесят. Потом, вспоминая эту работу, она говорила, что ей предстояло за неделю выучить сложнейшую партию. Несмотря на трудности и неоднозначное отношение к балету, сама балерина считала "Болеро" вершиной хореографического искусства в XX столетии.

Валерий Гергиев не в первый раз "аккомпанирует" снятому в 70-х для телевидения балету Бежара. Первое аналогичное исполнение состоялось этим летом на фестивале Варбье, а затем во Владивостоке с оркестром Приморского театра оперы и балета.


Фото: m24.ru/Юлия Чечикова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 10:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112404
Тема| Балет, БТ, История, Память, Персоналии, Майя Плисецкая
Автор| Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»
Заголовок| "Плисецкая неожиданно сняла свое кольцо с бриллиантом и надела его на палец победительнице конкурса"
Где опубликовано| © газета "ФАКТЫ" (Украина)
Дата публикации| 2015-11-24
Ссылка| http://fakty.ua/209022-viktor-yaremenko-pliseckaya-pryamo-na-scene-snyala-svoe-kolco-s-brilliantom-i-nadela-ego-na-palec-pobeditelnice-konkursa
Аннотация| Воспоминания балетмейстера-постановщика Национальной оперы Украины Виктора Яременко



Легендарной балерине исполнилось бы 90 лет

Великая балерина Майя Плисецкая за полвека работы в балете покорила своими знаменитыми партиями весь мир. Ею восхищались в постановках «Лебединое озеро», «Айседора», «Спящая красавица», «Дон Кихот». Плисецкая завораживала публику волшебными движениями рук и потрясающими прыжками, когда она будто замирала в воздухе на какой-то миг. Портрет Плисецкой писал Марк Шагал, для нее ставил балеты Морис Бежар, ее приглашали на приемы президенты и короли. Пьер Карден специально для Плисецкой собственноручно изготовил костюмы, в которых она блистала в «Анне Карениной» и «Чайке».


*Партию Кипри в балете Минкуса «Дон Кихот» Плисецкая танцевала так, будто, по словам критиков, высекала искры из сцены

Майя Михайловна умерла в Мюнхене от сердечного приступа, не дожив до своего девяностолетия всего полгода. Рядом с ней неотступно находился супруг артистки, известный композитор Родион Щедрин, с которым они прожили в браке 57 лет! Последние слова Плисецкой были адресованы ему. «Ты меня узнаешь?» — спросил Родион Константинович супругу. «Я тебя обожаю…» — улыбнувшись, ответила она.

В Киеве знаменитая балерина выступала несколько раз — всегда по приглашению ее друга, известного балетмейстера-постановщика Национальной оперы Украины Виктора Яременко.

— Я родился в балетной семье, так что этот вид искусства сопровождал меня с малых лет, — рассказывает Виктор Яременко . — Мы жили в Киеве, и первый раз я увидел выступление Плисецкой по телевизору. Это было в 1970 годы. По-моему, тогда показывали «Дон Кихота», в котором она блистала. Майя Михайловна была звездой советского балета. Она работала в Большом театре, а о ее исполнении «Умирающего лебедя» с восхищением говорили абсолютно все. Знаете, в советское время балет вообще был очень популярным видом искусства: люди знали имена танцоров, следили за их творчеством, смотрели по телевизору спектакли. Часто из Киева ездили на выходные в Москву или Питер на премьеры. Я тогда был совсем еще мальчиком, но помню, какое впечатление произвел на меня танец Плисецкой, который увидел по телевидению. Я, как зачарованный, не мог отвести взгляд от экрана. Майя Михайловна обладала безусловной энергетикой, действовавшей даже на огромных расстояниях. Я помню тогда разговоры родителей, их коллег, которые часто собирались в нашем доме. Все утверждали, что Майя Михайловна перешагнула в своем искусстве вперед на целое десятилетие.

— Вы ведь потом и сами уехали учиться искусству балета в Московское хореографическое училище?

— Это было мое совершенно осознанное решение — танцевать я мечтал всегда. Во время учебы в училище нас, юных танцоров, часто задействовали в постановках Большого театра. Мы все страшно желали попасть в список этих везунчиков. Когда я впервые переступил порог служебного входа в Большой, то так волновался, что мурашки бегали по телу. Уже не помню, что это была за постановка, но тогда я впервые воочию увидел Майю Михайловну. Конечно, мы, мальчишки, даже и не думали о том, что можно к ней подойти, а уж тем более заговорить. Когда она проходила по коридору, мы прижимались к стене и смотрели на нее широко распахнутыми глазами, как на икону. Плисецкая шла необычайно грациозно, держа спину ровно, чуть приподняв голову, и ее классический точеный профиль нельзя было спутать ни с кем другим. Мне казалось, что это небожительница, которая не разговаривает с простыми смертными. Позже я выяснил, что такое первое впечатление о Майе Михайловне складывалось у многих. Но когда, уже через много лет, я познакомился с ней лично и мы стали гастролировать, я узнал, какой это милейший, добрейший, совершенно земной человек. Никакой мании величия у Плисецкой никогда не наблюдалось.

— Это были годы, когда в Большом театре работала целая плеяда звездных артистов балета.

— В этой «короне» Майя Михайловна была самым большим бриллиантом. Тогда действительно на сцену театра выходили Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Наталия Бессмертнова. Но в Большом театре всегда были особые правила общения артистов между собой. Нельзя сказать, что они были одним сплоченным коллективом, который непременно собирался по праздникам. Конечно, каждый из них как творческая личность должен был реализовывать изначально собственные мечты. Поэтому конкуренция там существовала. И зависть, наверное, тоже. Слава Богу, когда мы стали гастролировать с Майей Плисецкой, собрав артистов из многих театров бывшего Советского Союза, ни о каких «подковерных» играх речи не шло. Но это, скорее, было исключением из правил. Я видел, как Майя Михайловна раскрепощается и чувствует себя совершенно спокойно, путешествуя с нами. С нее будто слетала маска эмоционального напряжения. Тем более что в Большом театре у нее были конфликты с главным балетмейстером Юрием Григоровичем. Она танцевала в некоторых его балетах, но постепенно встала к нему в оппозицию, и отношения их совершенно испортились.

— У Майи Михайловны был сложный характер?

— Знаете, эта сложность заключалась лишь в том, что Плисецкая никогда не шла на компромиссы со своей совестью. Она была человеком, что называется, советской закалки. Какие бы бури ни бушевали в ее душе, старалась не особо показывать их на людях. В то же время она никому не льстила и всегда говорила то, что думает. Понятно, что это нравилось не всем. Но Майя Михайловна была человеком с удивительно сильной жизненной позицией. Мне казалось, что вывести ее из состояния равновесия и уверенности в том, что она делает, было просто невозможно. Многие воспринимали эту черту характера как жесткость по отношению к другим, поэтому боялись Плисецкую.

— Вас, юных танцоров, пускали на репетиции примы-балерины?

— Я хорошо помню, как мы стояли за кулисами или сидели на самых дальних местах в зрительном зале, затаив дыхание и глядя на то, как репетирует Плисецкая. Она появлялась на сцене очень стремительно. Идеально сложенная, с высоким пучком на голове, в черных лосинах и купальнике. Нам казалось, она делает все безупречно. А Майя Михайловна могла повторять движения снова и снова, добиваясь, видимо, только ей понятного идеального результата.

— Это правда, что до 1990-х Плисецкая никогда не выступала на киевской сцене?

— Честно говоря, я сам удивился, когда об этом узнал. Собственно, я был первым, кто организовал гастроли Майи Плисецкой в Киеве. Ко мне обратился один из наших украинских продюсеров с предложением привезти ее в Украину. Тогда у Майи Михайловны был уже Имперский балет. Им руководил известный танцовщик, артист Большого театра Гедиминас Таранда. Он старше меня на несколько лет, но я его хорошо знал по учебе в Московском хореографическом училище. Гедиминас приехал туда из Воронежа. Помню, я ему позвонил в Москву и пригласил вместе с Плисецкой в Киев. Наше предложение они сразу приняли. Эти гастроли были настолько успешными, что мы решили таким же составом поехать в Вильнюс и Ригу. Это был гала-концерт с участием Майи Михайловны. Она танцевала номер Мориса Бежара, а в конце красиво выходила в потрясающем платье Пьера Кардена.


*В гардеробе балерины значительную часть занимали платья от Кардена, которые мастер делал специально для нее (на фото — со знаменитым модельером) (фото с сайта xn-80apbpre.xn-p1ai)

— Ей понравился Киев?

— Она была в восторге. Попросила сразу же сделать ей экскурсию по городу. Мы поехали в Киево-Печерскую лавру, потом были во Владимирском соборе. Но больше всего ей понравился вид на Днепр, который открывался с Владимирской горки. Она долго стояла, глядя на эту картину, и молчала, совершенно потрясенная. Потом сказала с жалостью, что москвичи лишены подобной красоты. Я сам восемь лет проучился в Москве и, честно говоря, так и не полюбил этот город — слишком каменным и суетным он мне всегда казался. Думаю, и Майя Михайловна не особо любила Москву. Ей больше нравились скандинавские страны. Вместе с супругом Родионом Щедриным они одними из первых среди россиян получили литовские паспорта еще в начале 1990-х. У Майи Михайловны была дача в Литве, недалеко от Тракайского замка, где она и Родион Щедрин очень любили бывать. Кстати, Щедрин старался не пропускать ни одного выступления супруги. Помню, тогда, во время первого ее приезда в Киев, через два дня в столицу Украины прилетел и Родион Константинович. После спектакля мы устроили артистам грандиозный банкет.

— Майе Михайловне пришлась по душе украинская кухня?

— Мы как-то ездили с Плисецкой в только что открывшийся ресторан украинской кухни на Подоле. Вообще у Майи Михайловны не было никаких табу по поводу еды. Этакая старая школа: когда хочется — тогда и кушаю. В жестких рамках она себя никогда не держала. Если хотела, могла есть хлеб и пирожные. Плисецкая от природы обладала уникальной конституцией — она не поправлялась. Очевидно, пошла в отца — высокого, худощавого. Красивые зеленые глаза ей тоже достались в наследство от папы.

— Плисецкая путешествовала с большим багажом?

— Конечно. С ней всегда было несколько чемоданов, в которые вмещался гардероб от Кардена. Это были вечерние роскошные платья, в которых она появлялась на последних поклонах и банкетах. А в повседневной жизни одевалась очень демократично. Любила джинсы и рубашки. Ничего особенного. Кроме разве что драгоценностей. Майя Михайловна обожала бриллианты. Ее украшения всегда поражали своей изысканностью. Но при этом Плисецкая была очень щедрым человеком. Я помню историю, которая случилась с нашей балериной Еленой Филипьевой. Лена поехала в Москву на конкурс «Майя», который устраивала сама Плисецкая. Выступила блестяще и получила первую премию. Когда пришло время награждения, Майя Михайловна, вручая приличный денежный приз, неожиданно прямо на сцене сняла свое кольцо с бриллиантом и надела его на палец Филипьевой.

Кстати, Плисецкая, как и многие советские люди, очень любила шопинг. В зарубежных поездках она непременно покупала подарки не только себе, но и многочисленными родственникам, друзьям. Везла огромные сумки сувениров. С деньгами у Майи Михайловны никогда не возникало проблем. У нее были одни из самых высоких гонораров среди артистов балета в Советском Союзе. Хотя, по сравнению с мировыми расценками, они были чудовищно малы. Ведь больше половины того, что получала Майя Михайловна со своих выступлений, в прежние времена уходило в Госконцерт.

— Рассказывают, что каждый день Майи Плисецкой начинался с репетиции.

— Это была совершенно уникальная женщина. Она не потеряла форму, даже несмотря на годы. У Майи Михайловны была красивая шея и очень пластичные руки. Вы знаете, она всегда мне напоминала царевну-лебедь. Наверное, это все-таки генетика. Хотя без упорного труда и сумасшедшей работоспособности таких результатов не добьешься. Майю Михайловну во всех ее гастролях сопровождал массажист, работавший когда-то в Большом театре. Она его нашла сама где-то во время гастролей по Сибири. Перетянула в Москву, устроила на работу. Он был с ней всегда и каждый день делал ей массаж. Ведь Плисецкая танцевала до самой смерти.

— Хотя в среднем век балерины достаточно короток?

— Максимум до сорока лет. Многие не дотягивают даже до этого. По сути, балерина активно выступает с 18-ти до 38-ми — всего 20 лет. Майя Михайловна была в этом смысле уникальна! В ней сошлось и отношение к себе, и Богом данность. Балет для нее был абсолютно всем. Если во время гастролей у Майи Михайловны было свободное время, она с удовольствием проводила его с молодыми артистами. Давала советы, рассказывала истории из своей жизни. Она любила актерские посиделки после спектаклей. Мы собирались вместе и слушали ее как завороженные. Все, что рассказывала Плисецкая, было очень умно и поучительно. И часто с большим чувством юмора.

Я помню, как она рассказывала о своей учительнице, великой Агриппине Вагановой. Говорила, что именно та дала ей настоящую балетную школу. Вспоминала, как Ваганова любила повторять: «На весь урок зажми задницей воображаемый пятиалтынный, чтобы он не вывалился…» И девочки старались все время следовать этому совету. Майя Михайловна утверждала, что именно по этой причине у нее такая правильная осанка и ровная спина. Подобных историй было множество. На самом деле Плисецкая была совершенно земным человеком. Она никогда не пила крепких напитков, но зато любила вино и шампанское. Некоторые говорили, что Плисецкой на самом деле немного больше лет, чем по паспорту. Якобы во время войны ей пришлось для каких-то целей убавить свой возраст. Впрочем, ее жизнь, как и жизнь любой легенды, всегда будет окутана тайнами.

Фото в заголовке с сайта fresher.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112405
Тема| Балет, БТ, гала-концерт "Аве Майя"
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Могущество и страсть
Майя Плисецкая была и остается эталоном

Где опубликовано| © Газета «Новые Известия»
Дата публикации| 2015-11-24
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-11-24/231044-mogushestvo-i-strast.html
Аннотация|

Вечер памяти Майи Плисецкой прошел в Большом театре в день ее рождения. Великой балерине исполнилось бы 90 лет. В концерте под названием «Ave Майя» выступили солисты нескольких российских театров.


Фото: ДМИТРИЙ ЮСУПОВ

Программу театр в начале года согласовывал с самой Плисецкой – изначально задумывался праздник в честь ее «круглой даты». Когда балерины не стало, Большой решил не менять программу. Разве что Майя Михайловна не вышла, как задумывалось, на сцену в финале, после кинокадров с ее фантастическим «Болеро»...

Началось с интродукции к «Спящей красавице» (с музыкальным руководителем Большого театра Туганом Сохиевым за пультом), во время которой на экране шел монтаж кадров из партий Плисецкой. Потом возник парад женских вариаций из ее балетов. Перед публикой, на фоне сценических фотографий балерины, одна за другой оживали средневековая аристократка Раймонда, сказочная принцесса Аврора, героиня «Дон Кихота» Китри, Зарема – пленница восточного гарема из «Бахчисарайского фонтана» и соблазнительница Одиллия из «Лебединого озера». Они были разные – Мария Александрова и Евгения Образцова, Екатерина Шипулина и Нина Капцова, Екатерина Крысанова и Ольга Смирнова. Их «венок сонетов» в честь Плисецкой дарил то, что она любила более всего – творческое разнообразие. А те, кому не понравилось то или иное, могут считать, что названные и не названные балерины – участницы вечера собирали образ танцующей Плисецкой из кусочков: каждая вариация – как осколок мозаики. Там прыжок удался, здесь поворот, тут – поза рук или поворот головы...

Потом были «Гибель розы», «Кармен» и «Болеро» – спектакли, за которые Плисецкая отчаянно билась с советскими ретроградами от искусства. Ульяна Лопаткина-Роза (на фото), в хитоне от Сен-Лорана, с «бриллиантовой» диадемой в волосах, скорбно никла в руках партнера. Диана Вишнева в окружении мужчин из Балета Бежара, мотая «конским хвостом» прически, ушла в себя и в музыку Равеля. Светлана Захарова в «Кармен» зазывно заглядывала в глаза Хосе, чтоб потом небрежно оттолкнуть его, по уши влюбленного.

Зрители страны (а вечер из Большого транслировался по телевидению) могли сами решить, наличествовало ли в солистках Большого, Мариинского и Михайловского театров то, что сказано в одной из восторженных статей: «Описывать танец Майи Плисецкой было все равно, что описывать могущество и страсть». Организаторы концерта, слава богу, не поскупились на документальные кадры, запечатлевшие балерину, и каждый имел возможность сравнить. Если у кого-то так же «снесло крышу» от Лопаткиной в «Гибели розы» или Вишневой в «Болеро», как сносит от Плисецкой, – прекрасно. Если кто-то думает, что Кармен Захаровой – по-своему увиденная «оторва» (именно этим словом описала Плисецкая любимую героиню в беседе с автором этих строк), так тому и быть. В интернете же кипят яростные споры. Ведь Майю Михайловну любили и любят до боли в сердце, на вечер пришли балетоманы со стажем, те, кто помнит Плисецкую на сцене. Кому-то не хватило энергетики у Вишневой, драматичности у Захаровой и эмоциональных эманаций у Лопаткиной. Кто-то, наоборот, пребывает в восторге. Но трех известных балерин для участия в вечере отобрала сама Плисецкая. Главное, что концерт был посвящен ее коронному репертуару, и сидевший в царской ложе Родион Щедрин неистово аплодировал каждому номеру.

Пожелала она увидеть на своем вечере ансамбль Игоря Моисеева («что-то эффектное, но не длинное», написано ее рукой в программке) – и артисты-моисеевцы станцевали «Арагонскую хоту» на музыку Глинки. Этого Плисецкой показалось мало, чтобы выразить свою любовь к Испании и испанскому танцу – и пригласили Еву Йербарбуэна из Испании, мастерицу фламенко с номером «Черные крылья». Был даже балет Аллы Духовой, как пожелала Майя Михайловна, «с брейк-дансом и прочими эффектами» (говорят, что Плисецкая увидела шоу по телевизору и ей понравилось). И девочки из балетной школы имени Плисецкой в Тольятти. Буклет, изданный театром к вечеру, собрал отклики со всего мира на искусство Плисецкой. Каких только эпитетов нет! Вот, например, слова Мориса Бежара, автора «Болеро»: «С Майей я нашел Бога и обрел стремление к абсолютному». Самое очевидное сказал хореограф Жан-Кристоф Майо: Плисецкая «не только вошла в историю, она сама писала ее... Она навсегда покинула нас. Но, как говорил Ницше, можно умереть, чтобы стать бессмертным».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 09, 2015 12:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 11:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112406
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии,
Автор| Валерий ПОЛИЩУК.
Заголовок| Эти дивные «Вечера…»
Где опубликовано| © Рабочая Газета (г. Киев)
Дата публикации| 2015-11-24
Ссылка| http://rg.kiev.ua/page5/article35118
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

После более четырехлетнего перерыва на сцене Национальной оперы Украины появился обновленный балет Евгения Станковича «Ночь перед Рождеством», получивший в новой редакции название «Вечера на хуторе близ Диканьки».



СПЕКТАКЛЬ, по словам его создателей, не просто поменял название. Работа была проделана гигантская. Композитор переписал отдельные фрагменты и включил новые. В значительной мере переосмыслена хореография и сценография, появилось много массовых сцен. Более ста костюмов реставрированы, а более пятидесяти сшиты заново (художник Мария Левитская).

Дивная, исполненная волшебства, чудесных приключений, романтики и искрометного юмора повесть Гоголя вдохновляла многих композиторов, в том числе Чайковского (опера «Черевички»), Римского-Корсакова (опера «Ночь перед Рождеством»), Лысенко (опера «Рождественская ночь). А вот наш корифей, живой классик Евгений Станкович дерзнул написать балет, а другой корифей, балетмейстер Виктор Литвинов дерзнул воплотить его на сцене.

Создатели спектакля отнеслись к гоголевскому шедевру очень почтительно. Станкович внимательно прочитал Гоголя. Кстати, Гоголь – один из самых любимых авторов композитора, к творчеству которого он обращался не раз. Литвинов тоже осмыслил Гоголя и услышал Станковича. В результате родился замечательный спектакль.
Авторы четко следуют канве повествования, содержание которого по причине его общеизвестности пересказывать необходимости нет. Исключение составляет лишь интродукция, первая ансамблевая сцена, своеобразный парад-алле, в котором вереницей проходят перед зрителем почти все участники будущего действа. С одной стороны, это мощный запев спектакля, с другой – набросок характеров его героев, каждый из которых, надо сказать, впоследствии ведет заявленную линию очень четко.

И вот погружение в атмосферу гоголевской фантасмагории: величавый месяц, мириады звезд, ощущение рождественского морозца – таинственная картина, предрекающая чудеса.

Самое большое достоинство «Вечеров…» в Национальной опере, на мой взгляд, в гармоничном сочетании классического и фольклорного стилей. Оно проявляется и в музыке, и в танце, и в оформлении спектакля. Ход вполне оправданный. Ведь в повести Гоголя присутствует не только патриархальная украинская деревня, но и классический двор императрицы.

Глубокий и поэтичный симфонический текст Станковича щедро разбавлен цитатами из колядок, народных песен. То и дело в мелодичную интонацию струнных инструментов вдруг вплетаются экзотические колокольчики, колотушки, бубны и трещотки. Пачки и пуанты в танцах снежинок-звездочек сменяются народными костюмами и черевичками в народных плясках. В танце казаков соседствуют элементы гопака и чисто классические фигуры.

Изобретательная хореография Литвинова, дополненная талантливыми исполнителями, позволяет создать колоритные, незабываемые образы. У каждого персонажа свои характерные «фишки». Оксана (юная хрупкая и очаровательная солистка Анна Муромцева) кокетлива и лирична. Как не сказать о ней, соглашаясь с гоголевским текстом: хороша, и впрямь хороша. Мощью и мужественностью наполнен танец целеустремленного, готового на подвиги кузнеца Вакулы (Никита Сухоруков). Целым вставным номером стало соло Солохи (Ксения Иваненко) в сцене приема любовников. Для каждого из героев она находит новые краски, но в каждом случае хитра, соблазнительна, с чертовщинкой во взгляде. Забавны и виртуозны ужимки и прыжки Черта (Даниил Силкин). Веселит нелепыми телодвижениями неразлучная троица собутыльников: Чуб (Алексей Коваленко), Голова (Владислав Иващенко) и Дьяк (Никита Соколов).

Замечательно смотрятся и массовые танцы. Все вкупе создает ощущение веселого красочного волшебного балагана, очень близкого настроению Гоголя.

Зрители всегда хотят большего. Многим, в том числе и мне, не хватило спецэффектов. В таком спектакле они были бы как нельзя кстати. Хотелось, например, чтобы Вакула взмыл к звездному небу взаправду. При теперешней технике это возможно. Может, дорого? Постановщики ограничились иллюзией полета с помощью игры со светом. Двор императрицы можно было бы обставить более помпезно. Тоже нехватка средств? А в целом – замечательно. Очень рекомендую сходить на эти дивные «Вечера…». Не пожалеете.

Следующий спектакль 17 декабря.

Фото предоставлено театром.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 11:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112407
Тема| Балет, Пермское государственное хореографическое училище, Юбилей
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| Праздник эльфов и фей
Пермское государственное хореографическое училище отметило 70-летие

Где опубликовано| © «Новый компаньон»
Дата публикации| 2015-11-24
Ссылка| http://www.newsko.ru/articles/nk-2860899.html
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

Входишь в эту дверь — и оказываешься в иной реальности. Вокруг — изысканные, как африканские статуэтки, юные существа — не идут, а порхают, глаза у всех огромные, в пол-лица, и каждый — каждый! — с тобой здоровается. Внутрь без сменной обуви посетителя не пропустят. На всякий случай в гардеробе есть бахилы — вдруг какой важный чиновник заглянет без тапочек в портфеле. И это не занудство, а абсолютно необходимая мера: все помещения, включая коридоры и холлы, в этом здании застилают толстые пушистые ковры, а на коврах — дети, сидят прямо на полу и разминаются: тянут носочки, гнут спинки.


Саори Коике и Егор Мотузов
Фото: Ирина Прокопьева


Наверное, не будь в Перми одной из лучших в мире хореографических школ, жизнь в городе была бы совсем иной. И уж точно иной была бы жизнь Пермского театра оперы и балета, балетная труппа которого на 90% состоит из выпускников Пермского государственного хореографического училища. Хорошая школа — основа хорошего балета, без неё никак.

Учиться балету в Пермь приезжают из разных стран: целые группы студентов — из Монголии и Японии, а кроме них — и из Италии, и из Норвегии, и даже из Южной Африки!

И не зря. Юбилейный концерт, который прошёл на сцене Пермского театра оперы и балета 12 ноября, убедительно и наглядно доказал: пермские танцовщики — везде лучшие!


Наталья Балахничёва
Фото: Ирина Прокопьева


Торжеству предшествовала череда важных событий: накануне концерта отметили день рождения основательницы училища Екатерины Гейденрейх, а за 10 дней до того училище официально снова стало… самим собой после нескольких лет, когда оно именовалось «колледжем».

Праздничный концерт состоял из трёх отделений: первое — из сплошных официальных поздравлений, второе — из танцевальных поздравлений коллег, а третье было звёздным: танцевали лучшие выпускники прежних лет, работающие в столичных театрах.

Выступления учащихся из Якутии, Нижнего Новгорода, Костромы, Самары, Новосибирска и других городов были милыми, дети очень старались… Но как выигрышно после них смотрелись пермские студенты! «Посвящение» Антона Пимонова на музыку Антона Аренского, «Хабанера» Марата Газиева на музыку Юрия Чапковского, одно из величайших классических па — па-де-де из «Дон Кихота», а также вальс из постановки художественного руководителя пермской балетной труппы Алексея Мирошниченко «Условно убитый» на музыку Шостаковича — это был настоящий балет, уверенный и взрослый, эмоциональный и техничный.

Каких высот достигают выпускники Пермского хореографического училища, когда школьная основа оттачивается опытом, показало третье отделение концерта. На сцене были только личности. Только звёзды. О каждом можно говорить очень долго. Души знатоков балета таяли от отточенных па-де-бурре Елены Коцюбиры из Михайловского театра (Санкт-Петербург) в «Русском танце» Чайковского и от мощных прыжков Егора Мотузова из «Кремлёвского балета», который танцевал па-де-де из «Талисмана» вместе с супругой-однокурсницей Саори Коике.

Некоторые из номеров третьего отделения концерта «тянули» на полноценные мини-спектакли. Жаль, не все их увидели: концерт изрядно затянулся, и зрители стали покидать зал, спеша на последние трамваи. А ведь в финале было всё лучшее!

«Танго» Астора Пьяццоллы — Вяче-слава Гордеева в исполнении солистов «Русского балета» (Москва) Анны Щербаковой и Владимира Минеева — единственного из участников концерта, кто не является пермским выпускником, было великолепным образцом современной хореографии, в которой и духовное, и телесное начала говорят о себе совсем не так, как в классике.

Монолог Мехмене-бану из «Легенды о любви» Арифа Меликова — Юрия Григоровича, исполненный солисткой Мариинского театра (Санкт-Петербург) Марией Шкляровой, напомнил о лучших годах советского балета, для которого классическая русская школа стала главным источником успеха.

Знаменитую миниатюру Евгения Панфилова «Фигляр» исполнял солист «Кремлёвского балета» Михаил Мартынюк, и зрители с волнением вспомнили первое исполнение этого мини-шедевра, за который Панфилов был награждён как лучший хореограф конкурса «Арабеск». Мартынюк тогда был студентом второго курса, а сейчас — заслуженный артист России… Но «Фигляра» танцует по-прежнему!

Ну, а прима «Кремлёвского балета» Наталья Балахничёва, которая танцевала фрагмент хореографической версии «Волшебной флейты» Моцарта, вообще легенда: о ней целый полнометражный фильм снят — «Пленники Терпсихоры» Ефима Резникова.

За 70 лет своего существования училище выпустило более 1700 артистов балета, которые работают во всех

театрах Москвы и Санкт-Петербурга, а также в Екатеринбурге, Самаре, Казани, Челябинске, Ижевске, Сыктывкаре, Ростове-на-Дону, не говоря уже о новых театрах — во Владивостоке и Астрахани. И во многих странах — от Украины до США и Австралии. Непросто было выбрать лучших для гала-концерта!

Пермская хореографическая школа предстала в этот вечер как одно из главных явлений российского и мирового балета, и её юбилей отмечали сотни театров, в которых работают её выпускники.

------------------------------------
Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 2:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112408
Тема| Балет, Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Мария Абашова
Автор| Виталий Котов Фото: Артем Усачев
Заголовок| Мария Абашова: «Впервые приехала в Петербург с настроем, что это не мой город»
Где опубликовано| © Собака.ru
Дата публикации| 2015-11-24
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/portrety/41752
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущая солистка Театра балета Бориса Эйфмана, исполняющая главные партии почти во всех постановках текущего репертуара, станцевала в новой версии спектакля «Красная Жизель», который когда-то сыграл решающую роль в выборе ею труппы для работы и города для жизни.



Четырнадцатилетние олимпийские чемпионки по гимнастике — привычное явление, а вот солистками балета в таком возрасте не становятся. Как это у вас получилось?

Сейчас я вижу, что девочек ведут заниматься балетом впять лет, а то и в три года, но сама я начала танцевать поздно. Во Львове, где мои родители-инженеры в свое время оказались по распределению после института, была балетная школа. Однако мама, когда-то сама мечтавшая стать балериной, даже не думала меня туда отдавать, потому что я росла очень болезненным ребенком. Для укрепления здоровья и исправления осанки меня отправили заниматься художественной гимнастикой. К одиннадцати годам я была кандидатом в мастера спорта, и наш хореограф сказала маме: «Девочку надо ставить на пуанты, чтобы развить слабые стопы». Обнаружились данные, и с двенадцати лет я начала заниматься с педагогами. Уже через два года танцевала главные партии в «Баядерке» и «Лебедином озере» во Львовском театре оперы и балета. Все это стало возможно только благодаря маме с ее огромным терпением: с раннего детства она будила меня, сама делала массаж, водила в математическую школу с английским уклоном. Она же поставила мне условие: «Если хочешь танцевать, ты должна стать отличницей». Я ведь впервые увидела балет в четыре года по телевизору и была поражена.

Что это был за спектакль?

«Жизель». Удивительно, что в таком возрасте я все поняла и смогла пересказать маме сюжет: тетя полюбила дядю, он ее бросил, и она сошла с ума.

В пятнадцать лет вас отправили учиться в Австрию, в балетную консерваторию в городе Санкт-Пельтен. Почему туда, а не в Вагановку, например?

В 1998 году на международном конкурсе балета в Артеке ко мне подошел преподаватель из этой консерватории и пригласил учиться в качестве стипендиата. Конечно, я мечтала об Академии имени Вагановой или о Московской академии хореографии, но как иностранная, украинская, гражданка должна была очень дорого платить за обучение. Наша семья не могла себе этого позволить. Впрочем, почти все педагоги в Санкт Пельтене были как раз из этих двух школ, да и едва ли не все студентки тоже оказались русскоязычными. Девочек из Москвы и Петербурга привлекала возможность наряду с классикой обучаться модерну, в то время уже модному в мире, но все еще практически неизвестному в России, — кстати, сегодня современные техники преподают в Академии танца Эйфмана. В Австрии я провела четыре с половиной года и даже не догадывалась, что директор уже давно решил отдать меня в труппу Эйфмана. Оказывается, Борис Яковлевич увидел мое выступление на конкурсе в Париже, когда мне было шестнадцать, и сразу вышел на руководство консерватории. Еще через два года я заняла первое место на конкурсе в Нью-Йорке, где в это же время находился на гастролях Театр Эйфмана. Тогда директор консерватории и сказал мне: «Собирай вещи, завтра мы едем в Петербург».

Армейские порядки у вас в балете.

Да. (Смеется.) Я была абсолютно против — думала, останусь работать на Западе. Впервые приехала в Петербург с настроем, что это не мой город, да и про Театр Эйфмана я ничего не знала. Пошла тогда на «Красную Жизель» и помню, как все первое действие внушала себе: спектакль мне не нравится, хотя бы потому, что такие сумасшедшие поддержки просто нереально сделать. Но к концу балета поняла: хочу работать именно в этом театре. И вот я уже целых тринадцать лет в труппе Бориса Яковлевича.

Вы же сразу стали солисткой?

Да, я с самого начала получила сольные партии: Грушеньку в «Карамазовых», Доктора в балете «Я — Дон Кихот».

«Красная Жизель» сыграла такую роль в вашей судьбе. Вам было важно танцевать в только что возрожденном балете?

Конечно, хотя в новой версии «Красной Жизели» хореографический текст изменен процентов на девяносто. Были добавлены отдельные сцены, частично переработана музыкальная партитура и полностью — световое решение спектакля. Но драматургическая конструкция осталась прежней. Мы станцевали премьеру в конце сентября, однако я до сих пор не могу отойти от эмоционального потрясения и мечтаю снова выйти на сцену в партии Ольги Спесивцевой. Конечно же, я немало читала о трагической судьбе этой великой балерины, блестящей исполнительницы партий Жизели, Эсмеральды и других, попавшей в вихрь революционных событий, эмигрировавшей и проведшей двадцать лет в психиатрической клинике. В финальном дуэте у меня просто текли слезы и я думала: «Боже, неужели я это сделала?».

У вас двое детей. Будете учить их в Академии танца Эйфмана?

Моему старшему сыну пять лет, а младшему — годик. Поскольку у нас мальчики, мы с мужем даже не собираемся искать у них танцевальные задатки. А вот если будет когда-нибудь девочка, обязательно отдадим ее в балет.

---------------------
Театр балета Бориса Эйфмана основан в 1977 году, а его создатель в 2016-м отметит свое 70-летие. Дворец танца, где сможет работать труппа хореографа, планируется возвести на проспекте Добролюбова, в комплексе строений для Верховного суда РФ. В репертуаре Марии Абашовой главные партии в балетах «Русский Гамлет», «Анна Каренина», «Чайка», «Евгений Онегин», «Роден», «По ту сторону греха», Up &Down. Балет «Красная Жизель» с недавних пор идет еще и в Венской опере.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 3:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112409
Тема| Балет, БТ, гала-концерт "Аве Майя"
Автор| Марина Алексинская
Заголовок| "Ave Майя"
Большой театр – памяти Майи Плисецкой

Где опубликовано| © Газета «Завтра»
Дата публикации| 2015-11-23
Ссылка| http://zavtra.ru/content/view/ave-majya/
Аннотация|


Фото Дамира Юсупова/ Большой театр. "Болеро" – Диана Вишнёва


Балет разве что и создан в эмпиреях Вселенной, то лишь для того, чтобы связать свою судьбу с Россией и явить миру образчики художника Духа во всём его рафинадном изыске… и художника Плоти во всём его раблезианском нарциссизме. «Они сошлись. Волна и камень, / Стихи и проза, лёд и пламень»… Художник Духа – всегда отрешённость, какая-то замкнутость в себе, минор меланхолии. Художник Плоти – лёгкость бытия, распахнутость души и сердца, тональность до мажор. Конфликт неизбежен. Случайность то или нет? Но вспыхивает конфликт не иначе как в роковые минуты истории России, на рубежах тектонических сдвигов, когда Россия со всей своей имперской мощью проваливается в пучину бездн. Так было в розовых лучах рассвета ХХ века, так было в лиловых тучах ХХ века заката. И всякий раз художник Духа как-то ретируется, истаивает под агрессивно-наступательной пятой художника Плоти. Что ж, цветок из оранжерей романтизма не терпит воздуха материализма… Об этом я думала в Большом театре на концерте в честь 90-летия Майи Плисецкой. Прима-балерины Большого театра. Одного из ярчайших дарований хореографического искусства. Легенды мирового балета.

К концерту «Ave Майя» готовились на протяжении последних двух лет. Программа концерта – авторская, составлена самой Майей Плисецкой, ею же выбраны номера, звёздные имена участников концерта: Светлана Захарова, Ульяна Лопаткина, Диана Вишнёва, обозначен перечень приглашённых лиц; администрация Большого театра согласовывала рабочие графики артистов, расписания гастролей. Апофеозом концерта должен был стать финальный выход Майи Плисецкой под музыку «Болеро» в хореографии Бежара, некогда поставленного специально на Майю Плисецкую … И апофеоз состоялся. Только вот Майя Плисецкая появилась на экране задника сцены в хронике «Болеро» (увы, 2 мая, на 90-м году балерина ушла из жизни), и публика взорвалась овациями, ликованием, да так, словно легенде о похищении сердец нет конца.

Три отделения концерта. Магия трёх карт.

«Тройка» – дивертисмент из вариаций классических балетов («Щелкунчик», «Лебединое озеро»), драмбалетов («Бахчисарайский фонтан», «Лауренсия»).

«Семёрка» – оммаж великой балерине: «Гибель Розы» с Ульяной Лопаткиной и Андреем Ермаковым (Мариинский театр), «Болеро» с Дианой Вишнёвой и труппой Bejar Ballet Lausanne.

«Туз»… Оставим эту карту пока втайне. Ибо очевидно вполне: Плисецкая – явление в хореографическом искусстве эпохальное, амплитуда балерины – весь ХХ век.

Она пришла на сцену Большого театра в 1943 году. Марина Семёнова, Ольга Лепешинская уже правили здесь бал. За каждой тянулся шлейф легенды. Красота одной – шептались – вырвала классический балет из-под гильотины революции; другая – любимица Сталина… Кроме того, колючий ветер с Невы доносил слухи об «обыкновенной богине»… Года не прошло, как «обыкновенная богиня» стала прима-балериной Большого театра… И только Уланова ушла со сцены, как с Китри («Дон Кихот») Плисецкая в волевых вращениях и полётных прыжках готова была вырваться из-под тени и гнёта «музы русского балета». Словно шаровая молния пронеслась она по сцене Большого театра и шармом своим напрочь вскружила голову публике. Ненадолго. Юные Наталия Бессмертнова и Екатерина Максимова пришли в Большой театр, заявили о себе как об идеальных выразительницах романических грёз.

Большой театр начинают сравнивать с Голливудом.

Накал страстей, перенасыщенный раствор конкуренции. Плисецкая словно между молотом и наковальней. Она не скрывает своих амбиций, она вхожа в салон Лили Брик, сестра которой Эльза Триоле (Элла Каган) замужем за Луи Арагоном – деятелем Французской коммунистической партии, она работает над своим стилем. Хореография «Каменного цветка», «Легенды о любви», «Спартака» (балетов Юрия Григоровича) оттачивают графику пластики. «Лебединое озеро» (в редакции Юрия Григоровича) для глав СССР и зарубежных государств утверждают балерину во всём парадном блеске балета. И пусть Плисецкая в партии Одетты далека от хрестоматийных представлениях о балеринах: «Их вообще нет, они только кажутся и влекут за собой мечту нашу, как бессильного смертного бессмертными движениями». И пусть ревнители школы Петербурга не принимают в Лебеде змеевидных движений рук… Зато эффект подобен грому и молнии для зрителя, а сцена бала в третьем акте балета и вовсе искупает грехи. Одна из театральных баек: сенатор Роберт Кеннеди инкогнито прилетел однажды в Москву, чтобы за драпировкой ложи Большого театра стать свидетелем чуда Плисецкой – чуда обольщения Одиллией принца Зигфрида.

Дама Пик выпадает из колоды карт. Роковая женщина под вуалью чар Злого Гения – вот она, карта «туз».

«Вы поставите для меня Кармен?» – Плисецкая, подхваченная ритмом фламенко, ворвалась за кулисы, в «Лужниках» давали вечер кубинского балета. «Я об этом мечтаю», – улыбнулся Альберто Алонсо. И осуществил мечту. «Кармен-сюита» на музыку Бизе – Щедрина на сцене Большого театра стала сенсацией. Эффектная внешность, огненность темперамента, врождённые изящество и грациозность… «Кармен-сюита» с Плисецкой сравнима разве что с «Травиатой» Верди. «Кармен» – это Плисецкая, вынесен вердикт, Плисецкая – это «Кармен».

В лучах софитов, под дождём из гвоздик Майя Плисецкая выходит на авансцену Большого театра победителем. Это она взломала льды и торосы «классики», это она проложила магистраль на Запад. «Для характеристики Плисецкой-балерины, – резюмирует французский критик, – достаточно трёх слов: «гений», «мужество», «авангард». Да и «оттепель», к слову сказать, внесла немалую корректировку в приоритеты. Все эти духовные искания, души смятения, сложности художественных натур, слёзы-мимозы волнуют разве что законсервированных в нафталине эстетов, из «бывших». Тогда как Майя Плисецкая уже покачивается crescendo в бежаровском «Болеро». Ритуальном. «Плисецкая – священное животное, которому нужно поклоняться со всею страстью», – руководство к действию от Бежара.

Нет, ещё не свершилась в СССР сексуальная революция. Ещё цензура табуирует общечеловеческие ценности с пасьянсом из слов: «гламур», «секс», «смерть», но зрителя не обманешь. Раз оказавшись в Большом театре, на «Кармен-сюите» или «Болеро», он начинает о чём-то смутно догадываться, что-то прозревать. В недрах фольклора рождается двустишие:

Пляши-пляши Плисецкая,

Всё стерпит власть советская.


Но вот и 1991-й. Больше не надо ехать на Запад за свободой, да и СССР – «тюрьмы народов» больше нет. И Майя Плисецкая сбрасывает с себя одежды советского мифотворчества и, кутаясь в haute couture от Кардена, произносит в одном из интервью: «Мне жаль эту страну». Что не мешает прибавить к коллекции наград «этой страны», к золотой звезде Героя Социалистического Труда, кресты «За заслуги перед Отечеством» всех четырёх степеней. Дело, как говорится, обычное.

Необычным, во всяком случае для меня, остаётся сентябрь 1994 года. Первый международный балетный конкурс «Майя», своего рода публичная манифестация реванша, состоялся в Петербурге, в Александринском театре. Артисты балета слетелись на конкурс как пчелы на дивный цветок, в жюри – глава Гамбургского балета Джон Ноймайер, интенданты ведущих театров оперы и балета мира, председатель жюри – Майя Плисецкая… Встречи, фуршеты… Всё мое внимание приковано к персонажу...

Почтенных лет, в синем кримпленовом костюме, седина волос – в её лице, хотя и прикрытом очками в роговой оправе с внушительными линзами дальнозоркости, угадываются следы драматических коллизий и какая-то нешуточная вдохновенность. Каждый день конкурса я ждала её появления в партере Александринского театра. Она приходила, занимала строго определённое кресло, крайнее, у центрального прохода к сцене. И взгляд мой чаще, чем на сцену, обращался на это кресло... Кульминацией конкурса стал заключительный вечер, гала-концерт. И она снова пришла. Снова в синем кримпленовом костюме, снова подчёркнуто на вы с происходящим. Тем временем гости вечера съезжались. Стремительно проскользнул Мстислав Ростропович; в облаке шума в зал вплыла Галина Вишневская, как царица в золотой парче… Дефиле звёзд завершила сама Майя Плисецкая. Изысканная, элегантная. Под овации публики она исполнила «фирменные» реверансы, а я всё не могла оторвать взгляда от Незнакомки…

Ею оказалась Алла Шелест. Легенда ленинградского балета с трагической судьбой, некогда возлюбленная Мстислава Ростроповича… Майя Плисецкая не раз признавалась: Алла Шелест – кумир, одно из тревожащих душу переживаний. Как будто бы Плисецкая в дни конкурса пригласила Аллу Шелест на выставку в свою честь, выставка была устроена здесь же, в фойе Александринского театра. Как будто бы не без гордости демонстрировала специально сшитые Карденом платья к балетам «Анна Каренина», «Чайка» и делилась рассказами о своих триумфах... Трудно представить даже, что испытывала в эти минуты Алла Шелест, больная, брошенная, как и все 90% советских граждан, в безбытность, в хаос, в нищету. Только по истечении времени я буду подолгу стоять на Дворцовой набережной, неподалёку от Эрмитажа, в двух шагах от особняка Ростроповича – Вишневской, смотреть через Неву на дом, в котором доживала свой век Алла Шелест, дивиться превратностям судьбы…

Дольше века длился концерт «Ave Майя». И пока вариация из «Щелкунчика» сменяла вариацию из «Раймонды», а потом вдруг на сцену Большого театра, как из ящика Пандоры, выкатился в брейк-дансе балет Аллы Духовой «Тодес»… видением фата-морганы мелькнула Алла Шелест над дерзко-своенравной Кармен.

Балет в России – больше чем балет. Перелистнёшь страницы глав книги «Читая жизнь свою» Майи Плисецкой (фрагменты прозвучали в концерте), и нет сомнений: балет в России – зеркало политики государства, скрытых её подводных течений, камней, порогов и тайных смыслов. И заслуга Майи Плисецкой в том-то и состоит, что она прочувствовала грядущие тренды и сумела перевести их на язык образов.

Образы и смыслы правят миром.

Что же касается программки к концерту, то читаешь её между строк. Парадоксально: среди имён балетмейстеров заявленных в концерте номеров пропущено одно имя. Знаковое. Фундаментальное. Имя Юрия Григоровича – главного балетмейстера Большого театра с 1962 по 1995 годы, патриарха советского балета. Нарочитость пропуска вынуждает вспомнить факт исключения имени Олега Виноградова из энциклопедии балета Кировского тетра. Но ведь программка «Ave Майя» продиктована не каким-нибудь условным Гершензоном, а самой Майей Плисецкой… Великодушие (по крайней мере), чувство благодарности посещает к 90-м годам? Но нет.

Цветком Бодлера вспыхивает другой образ. 20-е годы ХХ века, зима, а ощущение атмосферы в Большом театре наших дней (лорнируем ложи) не покидает:

«Пышные залы Адмиралтейства ярко освещены, жарко натоплены. От непривычки к такому теплу и блеску гости неловко топчутся на сияющем паркете, неловко разбирают с разносимых щеголеватыми балтфлотцами подносов душистый чай и сандвичи с икрой.

Это Лариса Рейснер даёт приём своим старым богемным знакомым. Пришли многие, кто – прослышав об икре, кто – просто из любопытства.

– Какое безобразие эта позолота Адмиралтейства, лепка, – роняет Лариса Рейснер тоном леди Асквит. – Вкус нашего предшественника адмирала Григоровича. Всё надо отделывать заново, всё!» (Г. Иванов).

Верно ли, что случайность – это непознанная закономерность?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 7:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 201511210
Тема| Балет, НОУ, «Лісова пісня»
Автор| Лариса Тарасенко
Заголовок| «Лісова пісня» как бренд украинского балета
Где опубликовано| © Газета «День»
Дата публикации| 2015-11-17
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/ru/article/kultura/lisova-pisnya-kak-brend-ukrainskogo-baleta
Аннотация|

19 ноября Национальная опера представит спектакль, посвященный 100-летию со дня рождения Наталии Скорульской


ФОТО АЛЕКСАНДРА ПУТРОВА

Наталья Михайловна была не только прекрасной балериной и балетмейстером, но и либретистом и педагогом, а еще дочерью Михаила Скорульского, автора музыки к балету «Лісова пісня», написанной по драме-феерии Леси Украинки, который стал визитной карточкой украинского хореографического искусства.

Напомним балет был написан в 1937 г. и планировался к постановке в ближайшем сезоне, однако работа отложилась почти на десятилетие, из-за репрессий в отношении деятелей украинской культуры, потом мешала постановке Вторая мировая война. Были и технические причины — балетная труппа театра в то время еще не была готова к воплощению сложных философских идей, которые наполняют драму поэтессы-мыслителя. Чтобы воплотить в балете идеи и образы «Лісової пісні», хореографам нужно было иметь в своем арсенале постановку «Лілеї» (1940), которая обобщила поиски национальной формы классического спектакля и очертила принципы реалистической актерской выразительности.

Премьера «Лісової пісні» в хореографии Сергея Сергеева и декорациях Александра Хвостенко-Хвостова состоялась в 1946 году (дирижер Борис Чистяков). Либретто, которое тонко интерпретировало литературный первоисточник, написала еще будучи солисткой балета Наталья Скорульская. В 1958 г. при ее участии Вахтангом Вронским в декорациях Анатолия Волненко была осуществлена новая постановка, которая практически не сходила с киевской сцены почти тридцать лет! Постепенно прекрасные декорации и костюмы персонажей постарели. Понадобилась кропотливая работа по восстановлению произведения художественно-сценического искусства, которую сделали Мария Левитская и Наталья Кучеря. И в 1991-м к 120-летию Леси Украинки обновленная «Лісова пісня» вернулась на сцену. Хореографию Вронского и Скорульской обновил Виктор Литвинов, все музыкальные краски партитуры передал оркестр под управлением Аллина Власенко.

Поэтическая сказочность сюжета, исполненного глубокими философскими обобщениями, никого не оставляет равнодушным. История любви Лукаша, простого сельского юноши, наделенного сердцем мечтателя, и Мавки — фантастической лесной девушки, которая олицетворяет красоту жизни и природы, перекликается с традиционными сюжетами балетной классики — «Сильфидой», «Жизелью». Сказочные персонажи, навеянные любимыми поэтессой с детства волынскими легендами, чудеса, которые переплетаются с правдой глубоких человеческих чувств, с одной стороны, и с обывательским восприятием сытого существования, с другой — на подобном противопоставлении высокой мечты и грубой реальности создавались лучшие романтичные произведения. Тяга человека к идеальному не ослабевает и в наши прагматичные времена, поэтому конец земного существования романтичного героя воспринимается в балете не как трагедия, а как уход в мир, где мечта и является единственной реальностью.

За время долгой сценической жизни «Лісової пісні» в ведущих партиях выступали лучшие украинские артисты балета, среди которых первые исполнители Антонина Васильева и Александр Бердовский, а также Евгения Ершова, Елена Потапова, Алла Гавриленко, Ираида Лукашова, Раиса Хилько, Татьяна Таякина, Николай Апухтин, Анатолий Белов, Геннадий Баукин, Роберт Клявин, Веанир Круглов, Валерий Ковтун, Николай Прядченко, Валерий Парсегов...

В юбилейном спектакле выступят мастера сегодняшней сцены и яркая балетная молодежь. В главных партиях — Ольга Кифьяк (Мавка), Ярослав Ткачук (Лукаш), Елена Филипьева (Килына), Васили Богдан (Перелесник
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 24, 2015 7:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112411
Тема| Балет, БТ, История, Память, Персоналии, Майя Плисецкая
Автор| Дмитрий СУВОРОВ
Заголовок| Божественная Майя
Памятные мероприятия в честь 90-летия Плисецкой отчетливо дают понять, как много мы потеряли…

Где опубликовано| © Газета "Уральский рабочий" - Спецвыпуск "Парк Культуры"
Дата публикации| 2015-11-24
Ссылка| http://газета-уральский-рабочий.рф/specialissues/?special=1866
Аннотация|


Фото: crescendo.de

Проходящие в эти дни мероприятия, посвященные 90-летию великой Майи Плисецкой, — едва ли не самое лучшее из того, что сегодня показывает российское ТВ.

Трансляция многочисленных документальных фильмов о «богине отечественного балета», торжественные гала-концерты, видеозаписи легендарных постановок. Показ балетов, созданных специально для нее … И гениальный композитор Родион Щедрин в кадре, который не может сдержать слез…

«Божественная Майя», как все гении, разделила вечную планиду российских творцов, которые могли бы сказать о себе словами героя рязановского «Гаража»: «Меня в свое время много били — за то же самое, за что сегодня дают ордена». Действительно: «блеск юбилеев» всегда заслоняет в сознании тот факт, что самое «золотое» время биографии гения, время истинного творческого горения и ослепительных свершений всегда сопровождается не только отстаиванием своего творческого «Я» и своего понимания эстетики, но и борьбой против человеческой косности, глухоты к новому и истинно прекрасному. И еще — вечным остается предостережение Бальзака: «Нет страшнее войны, которую ведет посредственность против таланта». Это тоже — печальная данность в жестоком околохудожественном мире, но в СССР все трагически усложнялось чисто «советской» спецификой — и превращало жизнь творца в трагедию. И судьба Плисецкой не стала исключением.

Можно даже оставить в стороне чисто политический аспект — хотя и он зловеще вторгся в жизнь великой балерины. Расстрелянный отец, вечная стигмата «ЧСИРа» («члена семьи изменника Родины»), родственники в Америке, да еще на руководящих должностях в государственных органах США… Как результат — постоянная слежка (в хрущевские годы). Вечно сопровождающая артистку во всех ее перемещениях по Москве зловещая черная «маруся» (легковая машина с сотрудниками КГБ). Абсурдные официальные обвинения в шпионаже (со стороны всесильного генерала Серова, тогдашнего хозяина Лубянки). И — статус «невыездной», запрет на гастроли по миру с труппой Большого театра, где работала Плисецкая. Отказы в оформлении документов «на выезд» под надуманными издевательскими предлогами — типа «неготовности загранпаспорта».

Но общеизвестна и история, когда после очередного такого отказа в Большом давали «Лебединое озеро», естественно, с полуопальной Майей в образах Одетты и Одиллии. И прямо накануне спектакля последовал телефонный звонок Екатерины Фурцевой, печально знаменитого министра культуры: «Майя Михайловна, вы должны сделать так, чтобы сегодня триумфа не было — иначе это будет выглядеть как демонстрация!». — «Для этого мне нужно было бы перестать быть собой!» — ответила Плисецкая, и тот грандиозный триумф на главной сцене страны надолго запомнила Москва…

Хорошо об этом писать и вспоминать, когда «все благополучно закончилось» — а как жить со всем этим? Когда каждый миг подобных «подрезанных крыльев» наносит незаживающую рану, не дает реализоваться определенным творческим свершениям, вырывает кусок из жизни? «Умирающий лебедь» русского балета впоследствии призналась, что в те годы ее посещали суицидальные мысли, от которых спас только благодетельный союз с Родионом Щедриным…

Вдумайтесь: Плисецкая была сильной, стойкой и самодостаточной женщиной, настоящим бойцом — но и ее душевные ресурсы были не безграничны, и она была на грани от рокового шага… А каково сегодня читать бесстрастные строки биографического справочника о том, что в 1990 году главный балетмейстер ГАБТа Юрий Григорович уволил ее из театра? Перечитайте еще раз эту фразу: Плисецкую уволили из Большого театра — неужели не возникает чувства катастрофы?

Но и ее творчество, воспринимаемое сегодня как абсолютная классика, на старте зачастую пробивалось через экран непонимания. Даже ее союз с Щедриным, редкий по человеческой гармоничности и давший щедрые художественные плоды в виде новаторских балетов «Анна Каренина», «Чайка» и «Дама с собачкой», сопровождался злобными комментариями типа: «Следующий балет — «Капитал» по К. Марксу; роль прибавочной стоимости станцует Плисецкая» (пасквильный анекдот тех дней). Когда на свет появилась шедевральная «Кармен-сюита», по воспоминаниям самой балерины, на премьере московская публика приняла спектакль более чем прохладно, аплодировали скорее из вежливости. А Фурцева вообще покинула театр, не дожидаясь конца спектакля, — учитывая ее должность, это было предельной демонстрацией официозного неприятия, — и вскоре обвинила создателей спектакля в… порнографии.

В каждом идиотизме есть рациональное зерно: назойливый пуританизм и асексуальность советского искусства были притчей во языцех — причем проистекали они как вследствие примитивности и эстетической неразвитости вкуса Ленина и Сталина (последний имел натуральную аллергию даже на безобидный поцелуй с экрана), так и из-за холуйства советских чиновников, ловивших каждое мановение «барина». В этих условиях хореографические образы Майи Плисецкой действительно смотрятся как настоящий взрыв…

Вглядитесь в легендарную постановку Альберто Алонсо, созданную специально для нее. Раскаленная добела музыка Ж. Бизе в гениальной аранжировке Щедрина — и визуализированная встреча дона Хозе, обычного, даже в чем-то заурядного человека, с самой Женственностью. Причем женственностью чисто испанской, с обнаженной страстностью, с феноменом «махи» (в том смысле, который вкладывал в свои картины Гойя): королева на улице, ангел в церкви, сатана в постели — так характеризовали тогда испанских женщин… Гендерная энергетика образа — такая, что человека буквально взрывает изнутри, и Плисецкая на сцене реализует эти потенции во всем блеске торжествующей хореографической телесности…

А легендарное «Болеро» Мориса Бежара на музыку Мориса Равеля, также поставленное для Плисецкой? Равелевский шедевр хореографы воплощали многократно, но так, как Бежар и Майя, — никогда: это настоящая маленькая поэма о сущности тоталитаризма. На круглом столе, в окружении агрессивной человеческой стаи, неполных 15 минут гипнотизирует собравшихся (и зрителей) странное андрогинное существо, даже пол непонятен: одежда-унисекс, кричащая эротичность (соски просвечивают сквозь прозрачную белую майку), безумные глаза, «зомбирующие» движения рук и тела… Этот короткий хореографический номер — музыкальная и театральная «Хиросима», столкновения с которой не мог выдержать искусственный мир «соцреализма».

И еще: глядя на «мемориальные» мероприятия, с особенной остротой понимаешь трагическую незаменимость гениальности. С экрана показывают те же «Болеро» и «Кармен-сюиту» — но уже с другой исполнительницей: та же хореография, та же музыка, даже те же телодвижения и мизансцены — но нет Ее, единственной и неповторимой. И — все не то: в другом исполнении от культовых постановок словно отлетает душа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 25, 2015 8:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112501
Тема| Балет, Театр «Кремлевский балет», Юбилей, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Ксения Коробейникова, Павел Ященков
Заголовок| Путин поздравил «Кремлевский балет» с юбилеем
25-й день рождения театра отметили с размахом
Где опубликовано| © "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2015-11-25
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/11/25/putin-pozdravil-kremlevskiy-balet-s-yubileem.html
Аннотация| Юбилей, Интервью

Театр «Кремлевский балет» с размахом отметил свой "официальный" 25-летний юбилей. Четверть столетия - повод веский, чтобы растянуть празднование: первый гала-концерт дали еще в сентябре. А сейчас порадовали гостей многожанровым театрализованным вечером, который подготовили артисты «Кремлевского балета» и их звездные друзья.


Фото предоставлено пресс-службой театра "Кремлевский балет" На фото: Солисты Кремлевского балета Егор Мотузов и Саори Коике.

Зрелищный спектакль собран словно по кусочкам из разных жанров. За два часа - краткий экскурс в историю театра. Начинается всё музыкальной картиной "Море" оркестра радио "Орфей". Далее сцены из знаковых для театра постановок: "Золушка", "Наполеон Бонапарт", "Корсар"… Дуэт из мюзикла "Призрак оперы". Номера летят… Смотришь их, динамичные и эффектные, залпом, не успевая соскучиться. Особого внимания заслуживает знаменитый «Танец часов» – премьера с затейливыми фокусами – в хореографии Мариуса Петипа из оперы "Джоконда". Во время танца "Духи сцены забавляются" артисты-гоблины выезжают на моноколесах, в руках держат картонных балерин и начинают кружиться с ними, как будто с живыми - юмористическая феерия никого не оставила равнодушными. А когда доходят до "Лебединого озера" и "Фигаро" зал захлебывается от аплодисментов.

Выступали и артисты Большого театра и "Геликон-Оперы". Щедрый подарок для зрителей - возможность увидеть "Полет шмеля" и услышать "Застольную" из оперы "Травиата". Под занавес - танец "Саботьер" из балета "Тщетная предосторожность» с малышами-учениками Московской академии хореографии. На фоне всех выступлений плавно меняются изображения проекций: под давний балет худрука театра Андрея Петрова"Эскизы" удачно подобрали полотна Яна Вермеера, под "Духи сцены забавляются" - "Танец" Анри Матисса, А "Саботьеры" – иллюстрировались изящными "Голубыми танцовщицами" Эдгара Дега.

После торжества "МК" пообщался с художественным руководителем и главным балетмейстером «Кремлевского балета» Андреем Петровым.

– Отмечаете 25-летие, а сезон у вас ведь 26-й, если не ошибаюсь?

– Так обычно и получается. Мы же работаем с сентября 1990 года. Тогда в августе как раз провели кастинг и в первых числах сентября собрались. А 4-го ноября у нас был первый спектакль «Макбет» Владимира Васильева.

– Давайте вернемся в то время. Вспомните, как это все начиналось? Вы тогда были заведующим балетной труппой Большого театра?

– Это было несколько раньше. В то время я уже не был заведующим, а был назначен балетмейстером по Кремлевскому дворцу, потому что это была вторая площадка Большого театра. Филиал. С Большим театром я успел в Кремле сделать несколько, таких же как сегодня, гала-вечеров. По-моему, два вечера. Тогда еще Союз существовал, и мы привлекли к ним союзных звезд. Успел еще поставить танцы в опере «Риголетто». В этот-то момент Большой театр и разошелся с Кремлевским дворцом.

– Почему?

– Они отказались от этого здания, поскольку им должны были отдать их старый филиал, который сейчас занимает театр оперетты. Но так и не отдали. Они об этом тогда еще не знали и посчитали, что эта площадка им уже не нужна. А я остался здесь при разделении. Вся труппа, естественно, ушла в Большой театр, а я остался здесь балетмейстером.

– Тогда вы долгое время совмещали обязанности худрука и директора Кремлевского Дворца…

– Это случайно получилось! Там были и другие кандидатуры, но почему-то выбрали меня. Не знаю, по какой причине! Может, оттого что хотели творческого человека назначить. Я не хотел и сразу сказал: «Давайте на год». А в результате вышло 8 лет!

– Правда, что фактически за счет балета первое время Кремлевский Дворец и выживал?

– Да, так и было. Ведь его никто не принимал… Министерство Культуры СССР перестало существовать, перевели в Минкульт РСФСР, а там сказали: «Нам этот Дворец не нужен». Перевели в Верховный Совет СССР, которого тоже вскоре не стало. Позже создали Управление делами президента, к которому мы и относимся сейчас.

– То есть все решения по каким-то кадровым перестановкам, назначениям в Кремлевском балете не Министерство культуры принимает?

– Абсолютно. Администрация президента. Управление делами…

– В значительной степени ваш театр был авторским театром, потому что вы создавали для него оригинальные балеты. Как вы видите это направление в дальнейшем?

– Во-первых, надо сказать, что не только я создавал репертуар для нашего театра. По три балета поставили Васильев и Григорович. Я приглашал и Эйфмана. Он тоже очень хотел поставить, но не получилось по административным причинам: слишком большую сумму запросил художник. Не исключаю, что мы еще вернемся к такому проекту. И вообще, если появятся какие-то интересные работы хореографов внутри страны – я с удовольствием перенесу их спектакли в Кремль. Все-таки я считаю, что мы должны в основном ориентироваться на российских хореографов. Потому что сейчас сильный перекос в западную сторону. Ведь мы по хореографам вернулись в 18 век, когда в Петербург приглашали только иностранцев. Тогда русским преграждали дорогу. А я считаю, что потенциал российских хореографов нужно поднимать.

– У вас есть какие-то планы новых постановок?

– Конечно. Я всегда имею в запасе 3-4 балета которые задуманы, проработаны.Сейчас работаем над балетом Петипа «Баядерка». Причем очень активно… И я надеюсь, что 22-го и 28 января, когда намечена премьера – она состоится. Редакция за основу взята Мариинского театра - классическая, питерская… Андрис Лиепа, который и делает эту постановку, пригласил очень интересного художника – Вячеслава Окунева, и он сделал замечательные на мой взгляд декорации и костюмы… Мне кажется, что постановщики отлично понимают традицию этого спектакля, в то же время внося какие-то элементы нового. Но в целом должен получиться абсолютно классический спектакль.

Отмечая юбилей, принято подводить итоги, что и сделал Владимир Путин. Ну и пусть, что только в послании, а не при личном визите. Всё равно приятно. Президент отметил, что театр «Кремлевский балет» — это высочайшая и бережно хранимая культура классического танца, труппа с неповторимым творческим лицом и самобытным художественным почерком. Пожелал не сдавать позиций и впредь радовать блестящими выступлениями.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 09, 2015 12:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 25, 2015 11:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112502
Тема| Балет, Театр «Кремлевский балет», Юбилей, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Герман Столетов
Заголовок| Счастливый ровесник новой России
«Кремлевский балет» отмечает юбилей

Где опубликовано| © "Новые Известия"
Дата публикации| 2015-11-25
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-11-25/231121-schastlivyj-rovesnik-novoj-rossii.html
Аннотация| Юбилей

Балет всегда был и сегодня остается одним из весьма востребованных, хотя и элитарных видов искусства. Но попасть на балет в Большой театр и Музыкальный театр имени Станиславского – столичные оплоты академизма – не всегда просто. Куда пойти на балет в Москве и как в этом мегаполисе восполнить желание театрала соприкоснуться с прекрасным миром Терпсихоры, если бюджет не позволяет разгуляться и не хочется пародий на классическое танцевальное искусство? На этот сложный вопрос есть простой ответ. В самом сердце столицы, за стенами Кремля, в Государственном Кремлевском дворце, существует театр «Кремлевский балет», где можно увидеть почти все балеты классического репертуара в прекрасном исполнении и качественных постановках.


Фото: ПРЕСС-СЛУЖБА Государственного Кремлевского дворца

В этом году «Кремлевский балет» отмечает 25-летие. Рожденный на заре основания новой России, на волне демократических преобразований страны, этот коллектив сумел не только выдержать конкуренцию, но и окрепнуть, сформировать свои традиции, создать оригинальный стиль.

Создатель и художественный руководитель «Кремлевского балета», народный артист России Андрей Борисович Петров по праву может гордиться своей биографией. Ему, обладающему способностями к разным видам искусства, удалось учиться у прекрасных педагогов в Московском хореографическом училище и поступить на службу в Большой театр. За плечами артиста множество сольных танцевальных и актерских партий, встречи с яркими балеринами и танцовщиками, замечательными хореографами. Судьба подарила ему совместную творческую работу с Юрием Григоровичем, Борисом Покровским, Юрием Любимовым и другими корифеями русского театра. Его дебют как хореографа состоялся на сцене Большого театра, где он показал современный, неординарный балет «Калина красная» по Шукшину на музыку Светланова, острохарактерные «Эскизы» по Гоголю на музыку Шнитке и другие спектакли.

Андрей Петров много ездил и продолжает ездить по миру. Впечатления от увиденного помогают хореографу жить творчески интенсивно и создавать новые балеты. Вероятно, бурлящая творческая энергия и неуемный характер Петрова в какой-то момент и спровоцировали его создать свой коллектив. Так, благодаря ему в 1990 году на карте театральной Москвы и появилось новое название – «Кремлевский балет».

Новый балетный театр заявил о себе серьезно, долго не раскачиваясь с осознанием себя как профессионального коллектива. За программой отдельных хореографических номеров появились и первые спектакли: «Макбет» и «Золушка» в хореографии Владимира Васильева, «Руслан и Людмила» Андрея Петрова. Собрав команду из единомышленников (педагогов и репетиторов – Екатерины Максимовой, Екатерины Аксеновой, Эрика Володина, Владимира Кошелева, Алевтины Корзенковой, Вадима Тедеева, Натальи Воскресенской, Андрея Кондратова, позднее Людмилы Чарской и Валерия Рыжова) и уже почувствовав вкус к самостоятельной работе с артистами, хореограф развернул деятельность полноценного репертуарного театра.

1995 год – один из самых значимых для «Кремлевского балета» и его руководителя. На сцене Государственного Кремлевского дворца родилось оригинальное, масштабное по хореографии, музыке и сценографии балетное произведение – «Наполеон Бонапарт». Его авторам – композитору Тихону Хренникову, художнику Станиславу Бенедиктову и хореографу Андрею Петрову – удалось подняться над рядовым событием и буквально потрясти столицу громкой премьерой. А после были и другие замечательные спектакли: «Том Сойер» Павла Овсянникова, «Коппелия» Лео Делиба, «Фантастическая симфония» на музыку Берлиоза, сочиненные Андреем Петровым.

Но жизнь продолжалась, и кораблю под названием «Кремлевский балет» необходимо было плыть дальше, неминуемо попадая в бури и штиль времени перемен. Возникали новые спектакли и открывались новые имена балерин и танцовщиков. Именно в это время состоялось важное для Петрова, его артистов и педагогов сотрудничество с выдающимся русским хореографом, мастером танца Юрием Григоровичем. Именно благодаря усилиям Андрея Петрова Григорович после большого перерыва вернулся в Москву, успев создать свой театр в Краснодаре. Тогда в «Кремлевском балете» он осуществил новую постановку балета «Ромео и Джульетта». Такого успеха Государственный Кремлевский дворец не знал, наверное, со времен легендарных гастролей театра «Ла Скала». Зал не просто аплодировал. Искренне радуясь возвращению Юрия Григоровича, публика несмолкаемой овацией воздала дань таланту хореографа. Шекспировский балет Григоровича стал началом его крепких связей с балетом Кремля, где мастер поставил еще «Ивана Грозного» и «Корсар».

Период после 2001 года был сложным, но творчески активным для Андрея Петрова. Каждый сезон хореограф подготавливал одну-две премьеры. Репертуар обрастал не только постановками классических балетов («Жизель», «Спящая красавица», «Эсмеральда»), но и абсолютно оригинальными спектаклями. Знаменитая трилогия Бомарше о Фигаро вдохновила хореографа на сочинение балета, где им использовалась музыка сразу двух великих композиторов – Моцарта и Россини. Философская версия «Снегурочки» Петрова на музыку Чайковского заставила по-другому посмотреть на пьесу Островского, увидеть в ней истоки самобытной русской культуры и национального мировоззрения.

Любой юбилей – это не просто значительная дата, а подведение итогов, возможность оглянуться на прошедшие годы и сделать необходимые выводы. «Кремлевский балет» достойно прожил все свои 25 лет и с положительным настроем взирает в будущее. Уже совсем скоро, 22 и 28 января, труппа представит зрителю свою очередную премьеру – спектакль «Баядерка».

Все это время театр поддерживали дирекция Государственного Кремлевского дворца и Управление делами президента РФ. Не все, наверное, удалось реализовать, но театр всегда оставался верен ясному курсу развития традиций классического балета. «Кремлевский балет» не изменял выбранным ориентирам, благодаря чему сохранились стиль и направленность этого коллектива.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 25, 2015 11:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112503
Тема| Балет, Театр «Кремлевский балет», Юбилей, Персоналии, Николай Троицкий
Автор| Екатерина Ясакова
Заголовок| Чистоту балетного жанра хранят за стенами Кремля
Где опубликовано| © "Вечерняя Москва"
Дата публикации| 2015-11-23
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/11/23/chistotu-baletnogo-zhanra-hranyat-za-stenami-kremlya-303984.html
Аннотация| Юбилей, Интервью


Театр «Кремлевский балет». Артистка балета, лауреат международных конкурсов Алиса Асланова, исполняет партию Мари в постановке «Щелкунчик». Танцовщик Александр Хмылов — в образе Щелкунчика
Фото: Кремлевский балет


24 ноября исполняется 25 лет театру «Кремлевский балет» Государственного Кремлевского дворца. Накануне «ВМ» побеседовала с директором театра Николаем Троицким о традициях русского балета.

Название постановок «Кремлевского балета» — словно энциклопедия всего великого, что было сделано на отечественной балетной сцене. Тут вам и «Руслан и Людмила», и «Жизель», и «Спящая красавица», и «Щелкунчик» с непременным «Лебединым озером». В общем, сплошная классика. И вот — юбилей.

- Наверное, сейчас в театре царит праздничная суета?

- Не без этого. У нас в театре не существует такого понятия, как «обслуга»: каждый человек — самоценный винтик в огромном механизме. И в день юбилея мне нужно собрать педагогов, костюмеров, реквизиторов, работавших и работающих с нами. Праздник должны ощутить все!

- Как бы вы сами охарактеризовали «Кремлевский балет»?

- «Кремлевский балет» — это в первую очередь приверженность классическому репертуару. Мы почитаем верность традициям, именно классическим канонам.

- То есть никакого модного нынче осовременивания?

- Все эти осовремененные постановки не имеют ничего общего с классическим балетом! Правильнее будет назвать их современной хореографией. Можно бесконечно восхищаться Морисом Бежаром — французским балетмейстером, отличающимся своим современным видением искусства — но мы говорим о жанровой чистоте. Мы являемся приверженцами классики. Инновации часто разрушают основы. А разрушив что-то, сложно восстановить все снова.

- Кто обычно приходит к вам в труппу?

- Балет — искусство молодых. Только они способны выдержать бешеные нагрузки. Педагоги тщательно отсматривают выпускников Академии хореографии, чтобы не пропустить ни один талант. Танцуют и выпускники Пермского хореографического колледжа.

Кроме того, приезжают иностранцы. Талантов среди заезжих танцовщиков много, но, к сожалению, мы не можем принять на работу всех: во-первых, в России есть очень много своих ребят, а во-вторых, существует ряд сложных процедур — например, получение вида на работу.

Но вот, например, американка Джой Уомак после окончания учебы мечтала танцевать именно в нашем театре. Ей одной из немногих удалось воплотить мечту в реальность. Государственный Кремлевский дворец даже специально получал для нее разрешение на работу, и она оправдывает возлагаемые надежды.

Какие качества необходимы, на ваш взгляд, балеринам и танцовщикам?

Сосредоточенность и серьезность. Как-то раз я услышал фразу «солистка не обращает внимания на то, что говорят в кордебалете». Она как нельзя точно характеризует то, что чувствуют артисты.

Вот обратите внимание: вы пришли ранним утром, а труппа уже в полном составе репетирует. Иногда им даже говоришь: «Побереги себя», а они продолжают заниматься и отвечают: «Иначе не могу».

- Это и есть балетная самоотверженность?

- Это умение относиться к себе как к инструменту. Балерины готовы поступиться красотой и выглядеть странно, порой нелепо. «Балетная» походка, над которой часто смеются, объясняется, например, тем, что надо держать выворотное колено. Наши артисты согласны идти и на такие жертвы!

- Выходной артистам по случаю праздника-то дадите?

- Что вы! Юбилей — это огромный праздник для зрителей. А для нас... Для наших ребят он не только яркое событие, но и серьезное испытание, которому предшествовало огромное число репетиций. Отдых, говорите? Уже на следующий день, завтрашним ранним утром, каждый из них снова отправится работать в балетный класс!

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Вадим Кременский, заведующий балетной труппой театра:


- Я горжусь нашей командой. Нужно помнить, что изначально дворец был не приспособлен для балета: залы, в которых сейчас проходят репетиции, были переделаны из пресс-центров, где работали корреспонденты во время проведения мероприятий в Кремле. Было сложно заниматься, пока пространство не переоборудовали. Но мы сумели вырваться на свободу, вышли из небольших помещений, поэтому труппа у нас — героическая.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 25, 2015 11:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112504
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Нина Ананиашвили, Сергей Полунин
Автор| Ярослав Скроцов, Фотограф Александр Яковлев
Заголовок| Триптих Аштона
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2015-11-25
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/review/2678
Аннотация| Рецензия на вечер одноактных балетов Фредерика Аштона в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко



Ускользающая осень 2015-го стала исключительно богатой на события даже для искушённого московского балетного мира: громкий Kremlin Gala «Звезды балета XXI века», трогательно-сентиментальный и одновременно достойный по эмоциональному накалу памяти великой балерины «Ave Майя» и, наконец, долгожданная премьера балетов Фредерика Аштона на сцене Станиславского.

Три одноактных балета английского хореографа исполнила труппа театра Станиславского: «Рапсодия», «Вальс», «Маргарита и Арман», – три источника (горячих споров и обсуждений), три ярких постановки на одних из лучших театральных подмостках Москвы.

Если в последние годы в театр им. Станиславского зачастую ходят «на Полунина» или «на Осипову», то на сей раз многие пришли в том числе и «на Ананиашвили». Возвращение худрука Государственного балета Грузии на московскую сцены зрители ожидали с трепетом, обмениваясь в продолжительных антрактах эмоциональными комментариями: «Оправдает ли Нино Гедевановна надежды истосковавшихся поклонников?»,«Не будет ли её Маргарита проигрывать ее Китри и Медоре, Никии и Анюты, бережно хранимым в памяти столичных балетоманов?»

Оправдала! Не проиграла!

Подобно правильно выдержанному в квери грузинскому вину, созданный великолепной Ниной Ананиашвили образ смотрится величественно зрелым по драматическим меркам, по глубине и трагичности, равно как по «букету» темперамента и не утраченной с годами чувственности, легкости, создающей ощущение полёта…

Повторюсь: даже непревзойденный в нынешней труппе «Стасика» Сергей Полунин, сконцентрировавший на себе всё внимание зала в «Рапсодии» и «Маргарите»(поставленной, к слову, на музыку Ференца Листа) лишь достойно ассистировал своей великой партнерше. И, вопреки опасениям поклонников, не смотря на разницу в возрасте, дуэт Ананиашвили и Полунина выглядел вполне гармонично.

Расчёт организаторов был очевиден: «Маргариту и Армана», Нино Гедевановну и Сергея припасли «на десерт». А начался вечер одноактных балетов яркой «Рапсодией» на музыку Сергея Рахманинова.

«Рапсодию» по праву можно считать бенефисом Сергея Полунина, не побоявшегося – хотя Полунину ли с его энергетикой, сумасшедшей техникой бояться чего бы то ни было? – сравнения с самим Михаилом Барышниковым, для которого Аштон собственно и ставил балет в далёком уже 1980-м году. Виртуозные вращения и скоростные револьтады в исполнении Полунина ничуть не уступают барышниковским (чей талант, по Бродскому, «не стерся!»). Как отмечали многие критики, пусть у героя Сергея и есть в спектакле пара в исполнении прекрасной Ксении Рыжковой – «Рапсодия» смотрится, как соло. Страстное, воодушевленное, уверенное – соло.

Дав приглашенному солисту небольшую передышку, между «Рапсодией» и «Маргаритой…»публике предложили «императорский бал во всей красе» – «Вальс» на музыку Мориса Равеля.

«В просветах туч мелькают пары… Огромный зал, заполненный танцующими. Сцена освещается все сильнее: блеск люстр заливает зал…»

Сергей Дягилев, для которого произведение создавалось, однажды скромно назвал его… шедевром. Повод согласиться с первым тезисом великого антрепренёра – «шедевр, всё-таки, шедевр»– даёт и нынешняя российская премьера «Вальса», блестяще исполненного солистами театра Станиславского: Оксаной Кардаш, Натальей Сомовой, Георги Смилевски, Сергеем Мануйловым, Ольгой Сизых и Иваном Михалёвым.

Ещё раз процитируем программку Мориса Равеля: «Перед нами императорский двор… » и императорский балет! А, может, точнее будет назвать его… имперским? По духу, по масштабу, по таланту?
----------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17432
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 27, 2015 12:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015112701
Тема| Балет, фестиваль современной хореографии "Context. Диана Вишнева"
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Страсть предержащая
В Москве открылся фестиваль Дианы Вишневой

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №218, стр. 11
Дата публикации| 2015-11-26
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2861950
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

На сцене Театра имени Моссовета программой "Голландские мастера" в исполнении нидерландской труппы Introdans открылся пятидневный фестиваль современной хореографии "Context. Диана Вишнева". Сама балерина-основательница в этот вечер исполнила балет "Live" голландского классика Ханса ван Манена. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

"Контекст" Дианы Вишневой — самый юный (ему третий год), самый короткий и самый насыщенный танцевальный фестиваль России: за пять дней в Москве выступят четыре труппы с четырех континентов, плюс конкурс молодых хореографов, плюс обширная кинопрограмма, плюс два выступления самой вдохновительницы фестиваля. Постоянный куратор Самуэль Вюрстен, худрук знаменитой Роттердамской академии танца и директор Голландского фестиваля танца, на открытие поставил одну из старейших (основана в 1971-м) трупп Нидерландов — Introdans из города Арнем, специалистов по голландской неоклассике. Эта симпатичная, интеллигентная и грамотная компания уже выступала в Москве лет 13 назад и на этот раз свою репутацию лишь укрепила. Динамичная программа отрепетирована идеально — отлажена как часы, при этом дюжина молодых артистов танцует отнюдь не механически, но с живым темпераментом и явным удовольствием.

Список "Голландских мастеров" открыл, естественно, важнейший национальный хореограф — 83-летний Ханс ван Манен. Его девятиминутное "Анданте" на музыку Моцарта, поставленное специально для Introdans в 2004 году,— редкий пример хореографического юмора в творчестве этого строгого минималиста: балетмейстер явно подтрунивает над самим собой. Стилизованный неоклассический менуэт, полный типичных для ван Манена профильных арабесков, многозначительных шагов по периметру сцены, растяжек в пол и жестко горизонтальных поддержек, сдобрен эротической игрой бедер и торсов и оборачивается анекдотом о несвершившейся интрижке. Темпераментный кавалер (Паскаль Шют) готов наброситься на партнершу (Юланна де Гроот) с первой минуты совместного танца. Но ее ледяное непонимание каждый раз гасит его пыл, даже когда ему удается уложить свою даму на пол и до цели остается каких-то 10 см: комический эффект умножается добропорядочной академичностью и преувеличенно серьезными минами, с которыми артисты танцуют этот номер.

"Daylight", пятнадцатиминутный пятичастный балетик на сборную музыку, оголландившийся англичанин Бен Холдер поставил для Introdans в 2007 году, пока еще не стал важной шишкой в рекламном бизнесе. Гладкая, невымученная хореография проглатывается легко, не заставляя, однако, жалеть, что балетный мир потерял одаренного хореографа. Чуть-чуть попсы, немного фольклора, несколько типовых балетных формул, быстрый темп, энергичная подача — незатейливый западный вариант балета о счастливой молодости.

О несчастливой — военной — молодости (точнее, о гибели нового поколения в военных конфликтах) поставил в этом году свой балет "Cantus" Нильс Кристи. В его получасовом спектакле нет, разумеется, автоматов, касок, стрельбы и других внешних атрибутов массовой бойни. Но шесть юношей, распростертых с раскинутыми крестом руками под шелковыми волнами материи, которая закрывает сцену в начале и финале спектакля, скорбная поступь девушек и желто-багровый ландшафт, спроецированный на задник и кулисы, твердо направляют воображение зрителя в нужное русло. Брутальный хореографический язык, наполненный изобретательной акробатикой поддержек и партерных вариаций, в лирические моменты дуэтов заимствует характерные позы из лексики голландского классика Иржи Килиана (поддержки-"стульчики", полушпагаты на полу, прямые углы рук с безвольными кистями и пр.). Впрочем, сам балет настолько не по-килиановски горяч и прямолинеен, что упрекать маститого автора Кристи в подражании не поворачивается язык: похоже, эти фирменные нюансы стали в Нидерландах общим местом, как, скажем, типовые приемы Григоровича были визитной карточкой всей советской хореографии. Хореограф Кристи мог бы закончить балет эффектной кульминацией: в пятне белого света фигуры попарно взмывают к небесам и исчезают во мраке. Однако азартный автор добавляет коду из коротких, анафемски сложных дуэтных поддержек: исполненные с исключительной виртуозностью и бешеным драйвом они гарантированно электризуют публику, однако выглядят трюковой бисовкой в этом стройном антивоенном памфлете.

Третье действие было отдано Диане Вишневой: впервые в России она исполнила мини-балет Ханса ван Манена "Live" на музыку Листа. На сцене — балерина и оператор с камерой. Съемка в режиме онлайн транслирует на большой экран то, чего не разглядит публика: лицо героини, когда она стоит спиной к залу, дрожание ее губ или движение стопы. Камера проследует за балериной в фойе, подсмотрит ее свидание с любимым, проследит ее уход из театра — в морозный сад "Аквариум"; затем, флешбэком, покажет предысторию отношений — первую встречу с мужчиной. Прием с камерой, кажущийся сейчас избитым, Ханс ван Манен придумал еще в 1979-м, сочиняя свой балет для танцовщицы Колин Дэвис, которая в момент постановки бурно расставалась со своим партнером. "Live" и впрямь оказался трансляцией жизни, отлитой в формулы пуантной классики; временами, особенно когда в видеодуэте партнер вскидывает сжавшуюся в комок балерину на вытянутых руках и со всей мочи шмякает ее об пол, сквозь голландскую сдержанность прорывается поистине драматический размах страстей.

Страсти Диана Вишнева изъяла из балета напрочь. Остроту неожиданных поворотов, резкие, почти синкопичные взмахи батманов, внутреннюю нервозность статичных поз, нервную битву взглядов в упор — все, что превращает 120 минималистичных балетов Ханса ван Манена в многолетний многосерийный психологический триллер, балерина оставила за кадром: она танцевала Высокую неоклассику с большой буквы. Ее героиня с остановившимся взором и окаменевшим лицом была погружена в метафизические бездны духа: она не ходила — шествовала, видела не партнера — лицо судьбы, поднимала не ногу — груз надмирной печали. В этом "Live" не оказалось ни жизни, ни любви — одна Диана Вишнева, которую зрители приветствовали овацией с подобающим благоговением.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 09, 2015 12:41 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 4 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика