Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3177

СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2015 6:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092402
Тема| Балет, Белорусский Большой театр
Автор| Инна Шейхатович
Заголовок| Минская бурлеска: от "Кармен" до "Анюты"
Где опубликовано| © pravda.ru
Дата публикации| 2015-09-22
Ссылка| http://www.pravda.ru/culture/theatre/22-09-2015/1275713-burana-0/
Аннотация|

Театры открывают новый сезон. Очень интересным он обещает быть в Минске. Белорусская столица уже порадовала любителей вечного искусства балетом "Лауренсия", оперой "Кармен", кантатой Карла Орфа "Кармина Бурана", "Полонезом" Огинского и балетом "Анюта" в постановке блистательного российского танцовщика и хореографа Владимира Васильева.



Деревня музейных испанцев Вахтанг Чабукиани — легенда балетной сцены. Грандиозный танцовщик, талантливый хореограф, он изменил мужской сольный танец, сделал искусство балета еще прекраснее и богаче. Феерия полетов и вращений, изобретенных им, сделали балет мощнее, живее, современнее. Спектакль "Лауренсия", поставленный Вахтангом Чабукиани на музыку Александра Крейна, стал своего рода манифестом его стиля. У балета счастливая и яркая судьба. Самые именитые танцовщики выходили на сцену в партиях народной любимицы Лауренсии и ее мужественного возлюбленного Фрондосо. На сцене Большого театра оперы и балета Белоруссии историю гордых крестьян из деревни Овечий источник ("Фуэнте Овехуна") по пьесе великого классика испанской литературы Лопе де Вега воссоздала Нина Ананиашвили, прославленная балерина и авторитетный постановщик, гостья из Грузии, страны, давшей миру бриллиант Вахтанга Чабукиани. В спектакле заняты молодые звезды белорусской балетной труппы. Деревня и замок здесь придуманы художником Давидом Монавардисашвили. Деревня — кукольная, нарядная, много нарисованного камня и разных деталей. Замок- роскошный, воссозданный подробно (хотя он нужен совсем ненадолго- но реальный театр минимализма не исповедует, его стихия — размах, грандиозность), здесь будет повержен циничный командор Гомес (Антон Кравченко исполняет эту роль так благородно, что в его злодейство не очень верится). Здесь прозвучит глас восставшего народа, настанет победа сельчан, которых возглавила отважная Лауренсия. В этой партии я видела звезду труппы Людмилу Хитрову. Балерина технична, обладает броской внешностью, красивым прыжком, большим шагом, но что касается волевого стержня и страсти, неукротимого темперамента — тут все спокойно, ровно, в рамках, такая Лауренсия никого никуда не привела бы… Хороша Виктория Тренкина — Паскуала, балерине дается передать романтическую наивность в первых появлениях — и горечь, боль постигших ее бед и унижений, это обаятельная балерина с большим потенциалом. Убедительна и Яна Штангей-Паскуала. И взрывной Менго Константина Кузнецова. Фрондосо — это партия-символ. Партия-открытие. Созданная гением для себя, в расчете на свои беспримерные возможности. И сила, обаяние, полетность этой роли складывается из многих составляющих. Для нее от артиста требуется почти невозможное. Константин Героник легко вращается и победно подхватывает партнершу. Он немного любуется собой, занят технологией, формален в части эмоций, драматургические коллизии и борьба идей ему не очень интересны. Концертность каждого выхода Фрондосо (эффектного, качественного) чуть подтачивала цельность всего действа. Но все равно народ победил, и сверг угнетателя. И гордо завершил этот исторический момент массовой сценой. Оркестр (дирижер Андрей Иванов) был благоразумно-уравновешен. Блеска я не ощутила. Испанцы не вырвались из музейного зала. Чеховская тарантелла …А когда Белорусский Большой театр показал "Анюту", балет в постановке российского танцовщика и хореографа, блистательного Владимира Васильева, восторг обретения захлестнул осеннюю душу. И мою, и, как мне показалось, всего зала. Музыка Валерия Гаврилина хрупка и грандиозна одновременно, она говорит, она трогает и вопрошает. Художник-постановщик Виктор Вольский предложил декорации красивые и концептуальные. Боль утраты в первой картине, когда статичные позы Петра Леонтьевича и его детей рассказывают о неизбывном горе, остро и беспощадно передана росписью стен храма, живописным "настроением" сцены. Виктор Вольский внимательно читает Чехова, точно его лаконичный стиль передает, он чувствует прелесть зимнего дня, тусклый мирок чиновников, затхлый аляповатый будуар, пугающую пустоту покидаемого дома… Хореография Владимира Васильева гениально точна. Это Чехов, его дыхание и скромность, застенчивость и беспримерное умение сострадать — в каждой сцене. В этот вечер впервые роль мужа Анны исполнил Такатоши Мачияма. Чиновник, трусливый с вышестоящими, грозный и беспардонный с подчиненными, он немного похож на экранного злодея из немого кино — и чуть-чуть на циркового клоуна. Техника танцовщика безупречна, он победно ввинчивает свои вращения в наэлектризованный воздух канцелярии, вплетает движения ящерицы в толпу бальных пар, извивается, ползет перед Его Сиятельством, суеверно трясется перед супругой, венчающей его орденом святой Анны, равнодушно, будто плевком, взглядывает на отца жены, опустившегося и жалкого (еще одна удача, победа, прекрасная работа Игоря Артамонова). Анна — Людмила Хитрова в этом спектакле гораздо более убедительна, нежели в "Лауренсии". "Анюта" — взлет. В этой работе все очень гармонично и ладно скроено: ансамбль танцовщиков восхищает, костюмы Рафаила Вольского красивы и функциональны, мощно и изысканно звучит оркестр под управлением Ивана Костяхина, хороши все соло — будто ремарки великого писателя нашли свое равновеликое отражение в музыке. А "Тарантелла", которую все знают, просто феерична… Уровень этой постановки поистине мировой!

Полный текст статьи по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3177

СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2015 6:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092403
Тема| Балет, премьера, труппа проекта THE GREAT GATSBY, Персоналии, Эдвард Клюг
Автор|
Заголовок| На ГОГОЛЬFEST покажут балет STABAT MATER в сопровождении камерного ансамбля
Где опубликовано| © Golos.ua
Дата публикации| 2015-09-23
Ссылка| http://ru.golos.ua/showbiz/na_gogol_pokajut_balet___v_soprovojdenii_kamernogo_ansamblya_4627
Аннотация|

24 сентября в рамках ГОГОЛЬFEST, который проходит на ВДНХ состоится премьера балета STABAT MATER от известного хореографа Эдварда Клюга в исполнении труппа проекта THE GREAT GATSBY в сопровождении Национального камерного ансамбля «Киевские солисты»

Балет, покоряет с первых секунд. Изящное монохромное полотно на котором движение за движением вырисовывается глубинный и понятен каждому сюжет. Это тот случай, когда минимализм на сцене только добавляет зрелищности! Специально для ГОГОЛЬFEST и впервые в Украине спектакль будет показан в сопровождении Национального камерного ансамбля «Киевские солисты» при участии труппы проекта THE GREAT GATSBY.

STABAT MATER - это католический гимн композитора Джованни Перголези для небольшого камерного состава на стихи Якопо де тогда. Stabat Mater стал произведением, в ХVIII веке выдавался всего, а его аранжировкой занимались многие композиторов, учитывая Баха. В тексте Тогда рассказывается о страданиях Девы Марии во время распятия Христа, а затем произведение превращается в мольбу грешника о даровании ему рая после смерти. Удивительно, что на такую трагическую тему Перголези создал очень легкую, как кружево музыку.

В каждой своей спектакле Эдвард Клюг оставляет зрителю пространство для собственного воображения. К спектаклям Клюга не существует либретто, он лишь чертит направление, а сюжет рассказывает вам ваше воображение и жизненный опыт.

«Католическая музыка завораживает, она как ничто другое тянет людей к небу, когда ты вглядываешься в него так долго, так сильно, что эта синь вливается в твои глаза, заливает как водка, и ты не можешь думать только о себе, не можешь оставаться светским или даже мирским, не можешь оставаться непричастным ... Музыка оптимистичная и света, даже когда речь идет о смерти, муки и страдания, собственно, именно о материнской боль, прежде всего, культ Девы Марии, боль сына через БОЛЬ матери звучит в католическом гимне Stabat Mater. Клюг творит и воспроизводит живопись. Барокко. Тонкое воспроизведение, копирование и модернизация, прежде всего, итальянской живописи. Я почувствовала влияние Эль Греко. Костюмы танцовщиц напомнили мне Святую Цицилию Стефано модерн. Колористика, движение, нимфичнисть - как с картин Ангелики Кауфман..., - рассказывает писательница Лариса Денисенко. - Балет Stabat Mater не просто заставляет чувствовать, он одновременно опустошает и наполняет новыми невероятными эмоциями...»



Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2015 11:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092404
Тема| Балет, , Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Пора возвращаться из зазеркалья
На новой сцене Большого театра - премьера балета Бориса Эйфмана Up&Down

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6787 (216)
Дата публикации| 2015-09-24
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/09/25/balet.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Алексей Даничев/ РИА Новости www.ria.ru

Театр балета Бориса Эйфмана покажет премьеру балета Up & Down по мотивам романа "Ночь нежна" Фицджеральда на новой сцене Большого театра 29, 30 сентября и 1 октября на фестивале "Черешневый лес". Накануне всемирно известный петербургский хореограф ответил на вопросы "РГ".

Волнуетесь перед премьерой на Новой сцене Большого театра?

Борис Эйфман:
Если волнение и есть, то исключительно радостное. Московская публика искренне любит наш театр, мы отвечаем взаимностью. К сожалению, сложно приезжать в столицу чаще одного раза в год. Поэтому гастроли превращаются в своеобразный творческий отчет за прошедший сезон.

В ваших спектаклях исследуется изнанка сознания, наблюдения не уступают Фрейду. В Up & Down вы едва не перешли черту, за которой силы хаоса готовы вырваться наружу. Не боитесь таких откровений?

Борис Эйфман:
Заглядывая в зловещий иррациональный мир, погружаясь в него вслед за героями, ты должен уметь вернуться назад. Многие творческие люди гибли, навсегда оставаясь в зазеркалье. Именно это случилось и с сошедшей с ума Ольгой Спесивцевой, которая растворилась в образе Жизели...

Ей посвящен ваш балет "Красная Жизель", который вы недавно представили в Петербурге. Новая версия отличается от вашего же спектакля 90-х?

Борис Эйфман:
"Красная Жизель" - балет о драматичной судьбе великой русской балерины Ольги Спесивцевой. Спектакль был создан мною 18 лет назад и многие годы жил успешной сценической жизнью. В этой важной для меня работе затрагиваются извечные темы: взаимоотношения искусства и власти, трагедия эмиграции, беззащитность дара перед судьбой. Когда я решил возродить его, то понял, что балет необходимо переосмысливать, прежде всего хореографически. Я хотел привнести в "Красную Жизель" решения, адекватные сегодняшним творческим возможностям нашей труппы.

В Академии танца вы открыли памятник Джорджу Баланчину. Что связывает вас с ним?

Борис Эйфман:
Нас многое объединяет. Как и я, он провел молодость в Петербурге, учился здесь в консерватории, собрал молодую труппу. Мы оба были воспитаны на традициях классического танца. Каждый самостоятельно искал новые пути развития балетного искусства. В 2004 году, когда отмечалось 100-летие Баланчина, я получил приглашение поставить с труппой New York City Ballet спектакль "Мусагет". Это незабываемый творческий опыт. Очень рад, что памятник Баланчину появился именно в Петербурге. Надеюсь, в нашей академии появятся скульптуры и других великих хореографов.

Одна из задач Академии танца Бориса Эйфмана - воспитание универсального танцовщика. Такое возможно?

Борис Эйфман:
Если бы у меня были основательные сомнения, я бы никогда не создал эту балетную школу, не позвал бы туда талантливых детей со своей страны и авторитетных педагогов и, наконец, не дал бы академии свое имя. Да, определенный риск есть. Мы - первопроходцы, использующие инновационные методики. Насколько они эффективны, покажет время.

Дело не в ревностном отношении артистов к классическому балету и неприятии пластики иного толка. Острейшая нехватка танцовщиков, способных одинаково хорошо исполнять как классику, так и современный репертуар, - бич хореографов. Я сталкиваюсь с этой проблемой ежедневно.

На какой стадии сегодня российский балет? Насколько он интегрирован в мировой контекст, насколько все еще самобытен?

Борис Эйфман:
Сейчас переломный момент в истории не только русского, но и мирового балета. Деятели хореографического искусства на распутье. Они осознали, что бесконечное увлечение балетной абстракцией - путь в никуда. Но их попытки преодолеть стагнацию и вернуться к масштабным спектаклям по законам балетного театра чаще всего успехом не увенчиваются. За десятилетия господства модерна коллеги попросту разучились работать с крупной формой.

Что же касается самобытности отечественного балета, то ее сохранению препятствует стремление копировать западные образцы. Ему до сих пор подвержены некоторые коллеги. Пора осознать: кризисные явления в балете носят глобальный характер. В первую очередь это дефицит творческих лидеров и новаторских идей.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Сен 25, 2015 4:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2015 7:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092501
Тема| Балет, труппа Бориса Эйфмана, Персоналии, Олег ГАБЫШЕВ, Мария АБАШОВА
Автор| Полина Виноградова
Заголовок| Танцы живых и мертвых
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2015-09-25
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/tantsy_zhivykh_i_nbsp_mertvykh_/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Олег Габышев и Мария Абашова в сцене из спектакля «Красная Жизель».
ФОТО Евгения МАТВЕЕВА предоставлено пресс-службой театра


21 и 22 сентября в Александринском театре прошли премьерные показы новой версии балета Бориса Эйфмана «Красная Жизель» о трагической судьбе балерины Ольги Спесивцевой. Впервые поставленный в 1997 году спектакль по праву считался одним из лучших в репертуаре труппы. Теперь этот спектакль танцуют молодые артисты.

Наш корреспондент встретилась с Марией АБАШОВОЙ и Олегом ГАБЫШЕВЫМ, исполнителями главных ролей в новой постановке, чтобы узнать, многое ли потребовалось изменить в спектакле спустя почти двадцать лет.

– Как вы считаете, почему театру снова оказался нужен этот балет?

Олег ГАБЫШЕВ:
– «Красная Жизель» уже стала классикой мирового балета. Она идет не только в России. Эту постановку хотят иметь в своем репертуаре многие зарубежные театры. Хореография спектакля была почти полностью изменена, усовершенствована Борисом Яковлевичем. Поэтому новая постановка не восстановление старого балета, а его иное пластическое прочтение.

Мария АБАШОВА: – Борис Эйфман добавил новые сцены, чтобы артисты и зрители могли острее прочувствовать трагедию главной героини. В финале спектакля не могу сдержать слез. В отличие от Олега я не принимала участия в прежней версии постановки, хотя в 2002 году, когда Борис Эйфман брал меня в труппу, я пробовалась именно на «Красную Жизель». Но потом мы начали работать над новыми балетами – «Кто есть кто», «Мусагет», «Анна Каренина» – и мне так и не довелось тогда станцевать Спесивцеву.


– Что именно поменялось в спектакле?

О. Г.:
– Борис Яковлевич постоянно видоизменяет свои балеты. Весной «Красная Жизель» была перенесена в переосмысленной версии на сцену Венской народной оперы и исполнена труппой Венского государственного балета. Но и после этого он еще раз переработал спектакль. Все наши танцовщики ощущают, что спектакль стал требовать еще большей отдачи. Нет моментов, когда ты можешь хоть чуть-чуть расслабиться. Нам непросто, но, безусловно, интересно.

М. А.: – Для новой редакции спектакля сочинены очень сильные сцены. Например, эпизод с расстрелом. Представьте: хрупкая классическая балерина, танцующая Жизель, вдруг сталкивается с кошмаром... Появились также танцы мертвых. Все это ярче и убедительнее объясняет, почему психика героини надломилась. Когда мы начали репетировать, Борис Яковлевич сказал: «Забудьте старое». Есть несколько узнаваемых движений из прошлого спектакля, но в основном вся хореография – новая. Каждый раз хореограф говорит нам, что мы не знаем предела своих возможностей.


– Вы рассчитываете заинтересовать именно молодую аудиторию?

О. Г.:
– В этом спектакле мы размышляем о том, насколько тяжело было такому беззащитному искусству, как балет, сохранить себя в годы тяжелых испытаний, когда многим талантливым людям пришлось покинуть родину. Наша задача – сделать так, чтобы молодые люди после спектакля захотели больше узнать о жизни тех исторических персонажей, которых мы ему показали. Многие слышали имена звезд – Михаила Барышникова, Майи Плисецкой. Однако в целом история русского балета, покорившего весь мир, молодежи почти неизвестна. Пусть «Красная Жизель» побудит ее восполнить этот пробел.

М. А.: – Теодор Курентзис, например, ставит блестящие оперы, которые не принимает старшее поколение. Но нужно действовать, а не бесконечно эксплуатировать то, что было создано в прошлые века. Классические оперы и балеты занимают свою нишу в искусстве, их ни в коем случае нельзя снимать с репертуара. Однако не следует забывать, что каждой последующей эпохе необходимо новое искусство.


– Балет теперь тоже часть синтеза искусств, где соединяются цирк, акробатика, драма и пластика.

О. Г.:
– Приходится выбирать, что тебе ближе – классика или современность. Если последнее, то нужно постоянно искать новые приемы и технические решения. А если чувствуешь, что тяготеешь к стилистике XIX века, придется придерживаться канона. Когда я смотрю «Лебединое озеро», то восхищаюсь алгебраической выверенностью и музыкальностью каждой комбинации. И тем не менее стараюсь найти себя в современных стилях: мне нравятся хип-хоп, локинг, брейк-данс, хотя балетному человеку работать в них тяжеловато.

М. А.: – Я приобрела довольно богатый творческий опыт, пока готовила партию в «Красной Жизели». Я танцую на пальцах, изображая восхождение и триумф Спесивцевой как классической балерины. Затем, показывая начало личной катастрофы героини, перехожу на пластику психологического балета. Потом вновь появляюсь на сцене в белой пачке. В нашем балете художественный синтез присутствует как в музыке – в спектакле звучат произведения Чайковского, Бизе и Шнитке, – так и в хореографии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3177

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2015 12:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092601
Тема| Балет, фестиваль «Территория», Персоналии, Рашид Урамдан, Анна Абалихина, Теро Сааринен, Карин Понтьес
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| «Территория» в танце: персональные дела
\\ Танец и балет на фестивале в лицах

Где опубликовано| © Teatrall.ru
Дата публикации| 2015-09-25
Ссылка| https://www.teatrall.ru/post/2572-territoriya-v-tantse-personalnyie-dela/
Аннотация|

На фестивале-школе «Территория» — большое представительство современного танца: костромской «Диалог Данс» сотрудничает с ученицей Мориса Бежара, художник Лоран Перно конструирует пространство для москвички Анны Абалихиной, Рашид Урамдан представляет свой спектакль и работает с Балетом «Москва», финн Теро Сааринен препарирует японский танец буто. ТеатрALL представляет действующих лиц contemporary dance на «Территории-2015».

Рашид Урамдан
«Сфумато», компания «L’A», 2 и 3 октября, Театр Наций
«Удерживая время», Балет Москва, 5 и 6 октября, Центр им. Мейерхольда


Урамдану 44, он учился в Высшей школе современного танца в Анжере и вот уже более двадцати лет является одним из самых ярких французских хореографов. Свою компанию “L’A” он создал в 2007 году. В России бывал уже не раз – показывал свой спектакль «Далеко» на петербургском фестивале Open Look, участвовал в проекте Intradance — тогда при поддержке Евросоюза семь европейских хореографов поставили спектакли в семи российских провинциальных труппах (Урамдану достался кировский театр «Миграция»), давал мастер-классы в московской летней школе современного танца «Цех». Его спектакли часто вырастают из реальных человеческих историй: в «Далеко» он вспоминал своего отца, выходца из Алжира, воевавшего в составе французской армии в Индокитае. Для постановки «Обычных свидетелей» отправился в Бразилию, где разговаривал с людьми, подвергшихся пыткам. Но «горячий» и страдальческий материал Урамдан не использует «в лоб» — самые болезненные истории превращаются у него в истории поэтические. Быть может, дело во врожденной музыкальности хореографа – а может быть, он просто не умеет быть банальным.

Анна Абалихина
«Фрагмент бесконечности», специальный проект фестиваля «Территория», ММОМА и Французского института в России, 3, 4, 7, 8 октября, ММОМА

В начале биографии – классика, завершение образования – роттердамская школа, цитадель contemporary dance. Чем бы ни занималась Абалихина после возвращения из Голландии, каждая ее работа поражает прежде всего техническим мастерством и слаженностью всех деталей. Не секрет ведь, что у нас нашей отечестве проблемы часто возникают с воплощением идей на должном уровне: вроде бы придуман спектакль хорошо, а сшит на коленке. У Абалихиной таких проблем нет: качество движения в ее постановках совершенно европейское. И – при любви к сложной видеокартинке, к играм с картинкой электронной, к собиранию спектакля из ста десяти непростых элементов – все работает, ничего не скрипит и не гаснет тогда, когда не должно. Последние ее работы – «Жилая комната» (сделанная на равных с Иваном Естегнеевым) и «Экспонат. Пробуждение» («Золотая маска» за лучший спектакль современного танца в стране) - можно без преувеличения назвать образцовыми, теми, на которых стоит учиться. «Фрагмент бесконечности» она делает вместе с французским художником Лораном Перно, который отвечает за «картинку», выстраиваемую из видеопроекций. Фестиваль-школа «Территория» фактически проводит открытый урок контемпорари.

Теро Сааринен
«Превращаемые», Компания Теро Сааринена, 6 октября, Театр Наций

В 1988 году танцовщик Финского балета получает Гран при на парижском балетном конкурсе. До него такую награду получила прима Парижской оперы Изабель Герен; после – прима Мариинки Юлия Махалина. Ему 24, он уже знаменит, дальше карьера обещает быть все выше и выше и выше – а он оставляет классику и уезжает в Японию, учиться с нуля японскому современному танцу буто. Через четыре года он основывает собственную компанию – и теперь таки принадлежит к категории суперзвезд, но не классики, а контемпорари. При этом память о классической школе живет в его причудливой, то крайне экспрессивной, а то весьма медитативной хореографии: если буто привычно стелется по земле, то танец Сааринена то и дело взлетает ввысь. В «Превращаемых» он решил разобраться с тем, что такое мужчины и каковы их отличительные черты – и потому поставил спектакль только на танцовщиков.

Карин Понтьес
«Потерянный рай», компания «Диалог данс» (Кострома), 8 октября, Театр Наций

Понтьес училась у Мориса Бежара, в его школе «Мудра» — и в ее работах неизменно присутствует то отношение к человеческому телу, что было свойственно ее мастеру: тело – и храм, и мастерская. Почти античная скульптурность и решение жестких технических задач не разделены во времени: все рядом. Пять лет назад Понтьес так же как Урамдан стала участницей проекта «Интраданс» — и ей досталась костромская компания «Диалог данс». С ее спектаклем «Мирлифлор» труппа ворвалась в высшую лигу контемпорари и в 2011 году получила «Золотую маску» за лучший спектакль современного танца. Теперь Понтьес поставила для костромичей спектакль о потерянном детстве.

ВИДЕО по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2015 4:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092602
Тема| Балет, Kremlin Gala, Персоналии, Алла Сигалова
Автор| Елена Карпенко
Заголовок| Алла Сигалова: "Kremlin Gala - это всегда сюрпризы"
Где опубликовано| © HELLO
Дата публикации| 2015-09-26
Ссылка| http://ru.hellomagazine.com/zvezdy/intervyu-i-video/11685-alla-sigalova-kremlin-gala-eto-vsegda-syurprizy.html
Аннотация|

Сегодня, 26 сентября, в Государственном Кремлевском Дворце уже в шестой раз пройдет концерт Kremlin Gala "Звезды балета XXI века". Накануне события HELLO! выяснил детали у хореографа Аллы Сигаловой, которая задействована в концерте - она создала хореографическую композицию на тему Великой Отечественной войны.

Алла, вы участвуете как хореограф в Kremlin Gala. А вы бывали на этом концерте как зритель?

Я была практически на всех концертах и могу сказать, что качество программ Kremlin Gala всегда на высочайшем уровне. Каждый раз устроители - фонд Владимира Винокура - инициируют некий сюрприз - номер, созданный специально для этого вечера. Артисты в концертах также участвуют всегда замечательные. И за это нужно сказать отдельное спасибо Владимиру Натановичу Винокуру: благодаря ему зрители видят такие яркие номера. В этом году труппа Bejart Ballet Lausanne покажет "Болеро". Это большая радость для любителей балета: у бежаровской труппы эксклюзивное право на это произведение, они никому больше не разрешают его исполнять.

Вы ставите номер, посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Как возникла идея?

Номер не возник бы, если бы не Kremlin Gala и не целевой заказ устроителей этого праздника балета. Я уже поставила несколько спектаклей на тему Второй Мировой войны и в России, и в Америке и для себя эту тему на время отодвинула, хотя эта тема не отодвинется никогда - мы всегда об этом помним. Мне позвонил Миша (исполнительный продюсер Kremlin Gala Михаил Шейнин. - Ред.) и предложил такую идею. Я тут же сказала да. Сразу же возникла музыка Беньямина Юсупова. Это замечательный композитор, живущий в Израиле. У меня есть несколько дисков с его музыкой. Я о нем слышала от многих музыкантов: от скрипача Гидона Кремера, от дирижера Дмитрия Юровского... Его музыка звучала в моих спектаклях, так что это уже долгая любовь. Вторая часть номера будет на музыку Рахманинова, а в заключение прозвучит популярная военная песня.


Со звездами Большого театра Денисом Родькиным и Ниной Капцовой, репетиция номера

Создавать хореографическую композицию на тему Великой Отечественной войны в России - это огромная ответственность.

- К счастью, у меня будет в руках такой замечательный инструмент, как артисты Большого театра, шесть профессионалов высочайшего уровня: Ольга Смирнова, Семен Чудин, Нина Капцова, Денис Родькин, Денис Савин и Настя Меськова. О таком составе можно только мечтать. У некоторых из них больше опыта общения с современной хореографией, у некоторых меньше. Но тем интереснее.

В этом году вы впервые не будете вести телеконкурс "Большой балет" на телеканале "Россия - Культура"...

Во время съемок я должна была быть в Париже - репетировать в Опере Бастилии "Осуждение Фауста" Берлиоза. Потом уехала в Бостон вести мастер-классы.

Жаль, что мы не увидим вас на экране.

Почему же? Я уверена, что Илзе Лиепа, которая будет вести "Большой балет" в этом году, прекрасно справится с задачей.

Наблюдать за участниками конкурса по телевизору будете?

У меня будут продолжаться репетиции в Опере Бастилии. График репетиций нового спектакля всегда невероятно напряженный. Так что выпуски "Большого балета", может быть, я посмотрю в интернете.



Фото: Павел Крюков/HELLO!

Фото: Светлана Постоенко/пресс-служба Kremlin Gala


Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2015 5:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092603
Тема| Балет, Kremlin Gala, Персоналии, Алла Сигалова
Автор| Борис Войцеховский
Заголовок| Алла Сигалова: Балет - искусство не для всех
Где опубликовано| © Газета Вечерняя Москва
Дата публикации| 2015-09-26
Ссылка| http://www.vm.ru/news/2015/09/26/alla-sigalova-balet-iskusstvo-ne-dlya-vseh-298429.html
Аннотация|


Режиссер и балетмейстер Алла Сигалова: Майя Плисецкая великая, но совсем не последняя.
Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости


В субботу, 26 сентября, на сцене Государственного Кремлевского дворца состоится концерт "Kremlin gala". Участие в нем примет множество звезд мирового балета.

Одним из хореографов, подготовивших номера для этого вечера, была Алла Сигалова.

- Алла Михайловна, «Kremlin gala» имеет и второе название – «Звезды балета XXI века». Что для вас настоящая балетная звезда?

- Прежде всего, это большой артист.

- Большой или известный? Всегда ли громкое имя является синонимом великости?

- Талантливая личность как правило известна. Другое дело, что балет - это всё же искусство не для всех, поэтому популярность танцора никогда не сравнится с популярностью эстрадного певца. Люди балета не из тех, кого можно каждый день увидеть по телевизору.

- Бывают и такие случаи...

- Да, бывают. Но я сейчас говорю конкретно про тех, с кем работаю. Это большие-большие артисты Большого театра, хотя некоторые из них еще совсем молоды.

- Субботним вечером в Кремле - премьера вашего номера «Баллада» на музыку Юсупова, Рахманинова и песню из знаменитого и всеми любимого фильма «Офицеры»...

- Мы посвятили этот номер нашей победе во Второй мировой войне и войне Великой Отечественной. Это маленький одноактный балет, являющийся элегией, размышлением о том, что такое расставание, уход, прощание...

- В "Kremlin gala" принимает участие довольно большое количество российских танцоров. В области балета "мы впереди планеты всей" по-прежнему?

- Сегодня в мире очень много талантливых артистов и талантливых спектаклей. У каждого театра есть свое ноу-хау - и у Метрополитен, и у Гранд-опера. Но именно классические постановки мы делаем лучше многих... Я вообще обожаю русский балет со всеми его интонациями, особенными линиями, манерой игры. И я могу смело сказать, что наши артисты - одни из сильнейших.

- Знаменитую балерину Майю Плисецкую называли "последней великой"...

- Как можно такое утверждать?! Может, пройдет всего несколько лет, и появится личность, которая затмит всех-всех-всех. Да и сегодня у нас есть потрясающие балерины: Ульяна Лопаткина, Света Захарова, Диана Вишнева, Ольга Смирнова, Виктория Терешкина... подрастающая, невероятно интересная Кристина Шапран. И это далеко не все. Так что Майя Михайловна великая, да, но совсем не последняя.

- Вы говорите о классическом балете. Однако вас называют главным в России авторитетом в области contemporary dance. Как сегодня обстоят дела с ним?

- Люди пытаются, работают... Но, надо понимать, что так называемый contemporary dance (современный танец - прим. "ВМ") - лишь одно из многочисленных направлений в хореографии.

- То есть опасности, что рано или поздно он потеснит классический балет, нет?

- Такого не случится никогда! Все стремительно развивается, это правда. Но, при всей моей любви к современному танцу, я понимаю, что классика остается классикой. А поиски нового языка всегда будут ее сопровождать.

- В 2008 году вам вручили премию "Золотая Маска" "за плодотворный синтез драматического театра и хореографии". Этот синтез действительно так важен?

- Сейчас дело не в важности. Дело в том, что границы между многими жанрами уже давно стерлись. Бывает, смотришь спектакль, и не можешь определить, что это - драматический театр, хореографическая драма или балет. Но в этом и прелесть! Не имея границ, идеи начинают перемещаться из одного вида искусства в другой, рождая что-то совершенно новое. В этом смешении жанров и заключается мой интерес.

- Вы не раз говорили, что испытывали потрясение, глядя на Лопаткину, Вишневу. Какая из постановок потрясла вас больше всего в последнее время?

- Из российских я ничего не назову. А вот из иностранных мощнейшее впечатление на меня произвел "Ричард III" Томаса Остермайера в берлинском театре "Шаубюне".

- Театр, однако, театром, а, параллельно с ним, вы принимали и принимаете участие в большом количестве телешоу - «Большая опера», «Большой джаз», «Большой балет». Считаете, что классика нуждается в популяризации?

- Популяризация ей нужна обязательно! Людей нужно учить воспринимать искусство, повышать уровень их культуры, давать им дополнительное образование и знания.

- Оперу, вон, начали ставить в парках и усадьбах. Между тем, некоторые классические музыканты выступили резко против этой затеи: мол, нужно, чтобы люди шли в театры, а не дурью маялись. Может, и балет танцевать все же лучше не на полянке, а на сцене Большого?

- Если танец поставлен и исполнен талантливо, если это не халтура, почему бы и не на полянке? Раньше, при императоре, были же традиции спектаклей на пленэре. И они пользовались колоссальным интересом. Зачем же нам от этого отказываться?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 27, 2015 9:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092701
Тема| Балет, Персоналии, Илзе Лиепа
Автор| Юлия Шигарева
Заголовок| Илзе Лиепа: «Русские женщины - это внутреннее достоинство и чувство долга!»
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39
Дата публикации| 2015-09-23
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/person/ilze_liepa_russkie_zhenshchiny_-_eto_vnutrennee_dostoinstvo_i_chuvstvo_dolga
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Илзе Лиепа. © / Владимир Вяткин / РИА Новости

Где молодая кровь?

Юлия Шигарева, «АиФ»: Илзе, как только на телевидении появились программы «Большая опера» и «Большой балет», которую вы ведёте и новый сезон которого скоро увидят зрители, начались споры: держать ли высокое искусство в «заповеднике» престижных мировых сцен или оно всё же нуждается в продвижении в том числе и при помощи ТВ? Вы на чьей стороне?


- Мне кажется необходимым всё, что способствует популяризации балета. Подчерк­ну - мы говорим не просто о каком-то виде искусства, а о нашем национальном достоянии. Мы должны всеми силами стремиться к тому, чтобы в области балета по-прежнему быть «впереди планеты всей». Балету надо уделять внимание именно на государственном уровне - хотя бы для того, чтобы юноша или девушка, включив телевизор и попав на нашу передачу, увидели: балет - это молодость, сила, красота. А нам сегодня так нужно, чтобы молодёжь шла в балет!

- А что, мальчики и девочки перестали мечтать о балете?

- К сожалению! Мальчики в балете уже вообще на вес золота. (Горячо.) Когда мальчик приходит поступать в балетную школу, его берут, практически не глядя на его физические данные.

- Почему?

- Падает престиж профессии. Для девочки стать моделью, а для мальчика - актёром и сниматься в той же рекламе гораздо выгоднее, чем учиться на балетного артиста. Молодые сейчас смотрят на жизнь очень прагма­тично. Они думают о том, где лучше и быстрее можно заработать, где они быстрее «схватят» славу.

А балет… Эту профессию ты, по сути, выбираешь лет в 9. А в этом возрасте угадать, что тебя ждёт впереди, хватит ли тебе таланта стать премьером, практически невозможно. Но тут дело даже не в самих детях, а в том, какие установки в них закладывают взрослые. Знаете, как нас воспитывал наш отец? Он никогда не говорил нам: вы непременно должны стать звёздами. Ему было гораздо важнее, чтобы мы любили профессию. Потому что прекрасно понимал: всё сложится успешно только в том случае, если мы полюбим это дело - такое сложное, где каждый день надо себя преодолевать, где ты постоянно вынужден терпеть боль, где тебя преследуют травмы. Все балетные знают: если у тебя вдруг ничего не болит - это редкий случай! (Смеётся.)

- Удивляешься: жив ли ты?

- Да-да, как в той шутке: если ты проснулся и у тебя ничего не болит, значит, ты умер.

Да, балет - это огромнейшее преодоление. Но если ты полюбишь его, значит, ты найдёшь себя, своё место в этой профессии. А если найдёшь своё место, значит, ты будешь счастливым человеком.

Вкус созидания

- А мы, кстати, в области балета ещё впереди планеты всей? Ведь, по-моему, китайцы нам и тут на пятки наступают.


- Знаете, смысл балета ведь не в том, кто выше прыгнет или больше сделает фуэте. А в том, насколько одухотворённо это будет исполнено, насколько солист смог раскрыть тот секрет профессии, над которым билось не одно поколение. Этот секрет - русской исполнительской школы, - он же складывался столетиями.

Китайцы этот секрет пока не раскрыли. Хотя у них есть потрясающий прин­цип: чем больше оснований у башни, тем больше талантов окажется наверху.

- Балет - это не только красота. Это, как вы сами сказали, ещё и боль, и многочасовые занятия у станка. Эти страдания - они оправданны?

- Я отвечу вам фразой, которую когда-то сказал нам наш отец: «Ребятки, е­сли вы хоть немножко по­стараетесь, какая у вас будет интересная жизнь!» Ведь артисту открываются двери, в которые никогда в жизни не сможет даже заглянуть простой смертный.

- Это какие же?

- Вы можете увидеть фотографию моего отца с английской королевой или со знаменитейшим актёром Грегори Пеком. Или фотографию моего брата с прин­цессой Дианой. Общение с такими людьми доступно артисту в силу его таланта. А потом, когда ты живёшь в творчест­ве… Это же такое чудо! И это откровение оправдывает годы мучений. Знаете, на этом пути наступает момент, когда ты засыпаешь и думаешь: скорее бы завтра! Потому что ты уже почувствовал вкус созидания.

- В одном из интервью вы процитировали фразу: «По тому, как ведут себя женщины, можно судить о духовном состоянии общества». Глядя на наших женщин, что можно сказать про наше общество?

- Русские женщины - это прежде всего чувство долга. Умение совмещать материнство с успехом в профессии. Внутреннее достоинство. Вера в Бога.

- Ну, в русских женщинах я и так не сомневалась - я про общество… И про отношение в нём к женщине.

- Знаете, я бы не про общество рассуждала, а про воспитание. Причём воспитание самых маленьких. Потому что оценивать взрослых поздно - они уже сформировались. Поэтому я бы всё внимание сейчас сосредоточила на детях. С ними, трёх-, шестилетними, надо работать. И прежде всего прививала бы им культуру - в широком смысле этого слова. Если сердце ребёнка с самого нежного возраста открыто классическому искусству, он вырастет другим человеком. А когда я прихожу в очень дорогой, разрекламированный детский сад, куда одно время ходила моя дочь, и слышу, как трёхлетние дети занимаются гимнастикой под какую-то ревущую музыку, понимаю, что мне уже бессмысленно что-либо объяснять этим педагогам. Их не изменишь. Мне пришлось забрать Надю из этого сада.
-------------------------------------------------
Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 27, 2015 11:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092702
Тема| Балет, Kremlin Gala
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Кризис-гала
Kremlin Gala, быстро завоевавший репутацию одного из лучших балетных проектов в России, в этом году стал жертвой кризиса

Где опубликовано| © Ведомости
Дата публикации| 2015-09-27
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2015/09/27/610373-krizis-gala
Аннотация|


Михаил Канискин и Михаэль Банцхав в «Диване» вывели зрителей из спячки
Jack Devant / Пресс-служба Kremlin Gala


За предыдущие пять лет публика Kremlin Gala привыкла выходить из стен Кремля, обсуждая, кто из балерин более убедителен в дуэте из «Онегина» – носительница авторского хореографического стиля Алисия Аматриан или наша Ольга Смирнова, что больше удается Наталье Осиповой и Ивану Васильеву – па-де-де из «Дон Кихота» или адажио из «Собора Парижской Богоматери» и кто из хореографов более радикален – Эдуард Локк или Леон-Лайтфут.

Программа нынешнего, шестого ежегодного гала обескуражила еще до концерта: вместо признанных мировых звезд – посланцы Бостона и Токио-балета, мировая премьера – от Аллы Сигаловой, а в большинстве номеров – солисты из подведомственного режиссеру вечера Сергею Филину Большого театра, прекрасные, но вполне доступные в режиме репертуарных спектаклей.

Все это вовсе не обещало концерту провала при тщательно продуманной программе: московские премьеры – желанные гости лучших сцен мира, порой способные преобразить хореографическую чепуху в откровения, а представители второстепенных компаний иногда могут затмить легенды, демонстрируя, что в век YouTube артисты мирового класса могут вырасти и в провинции.

Это и подтвердили представители Берлинского штаатсбалета Сорая Бруно, Михаэль Банцхав и Михаил Канискин, показавшие остроумное па-де-труа Ицика Галили «Диван», мужской дуэт из которого наверняка лишил покоя присутствовавших в зале депутатов Госдумы, но был восторженно принят остальными зрителями.

Открывавший второе отделение «Диван» пробудил от спячки, которой сковала публику под занавес первой части патриотичная премьера – «Баллада» Аллы Сигаловой. В разношерстной композиции для трех пар, соединившей музыку Беньямина Юсупова, Рахманинова и песню из кинофильма «Офицеры», органичными удалось выглядеть только Анастасии Меськовой и Денису Савину, который умеет придать смысл любой хореографии – даже водянистому набору штампов от Ивана Васильева, который недавно решил дебютировать в качестве хореографа. Выход самого любимца московской (и не только) публики заставляет думать о кризисе в его карьере: Васильев явно чувствует необходимость в расширении амплуа и репертуара. Однако псевдофокинская «Шехеразада» дала ему повод лишь еще раз продемонстрировать свой фантастический прыжок, буйную шевелюру и красавицу-жену Марию Виноградову, но не новые актерские или пластические краски. Для балерины, не обладающей ни открытым темпераментом, ни модерновой пряностью движений, это адажио тоже оказалось странным выбором – так же как и фрагмент из печально знаменитого «Последнего танго» Вячеслава Гордеева. При том что в ее репертуаре есть такая первоклассная хореография, как «Легенда о любви» Григоровича, высвечивающая и красоту линий балерины, и отвагу в сложнейших поддержках, и лирическую незамутненную чистоту.

Жертвой репертуара пала и другая юная звезда Большого театра – Ольга Смирнова. В дуэте с Семеном Чудиным она была заявлена в редко исполняемом в концертах фрагменте «Теней» из «Баядерки», которые на сегодняшнем этапе можно считать эмблемой ее творчества. Но па-де-де оказалось обрубленным – в нем не было не только вставной вариации Солора, но и соло Никии с шарфом, отчего между требующей возмездия небес баядеркой и ее слабохарактерным возлюбленным противостояния не вышло, хотя кода с диагональю шене через весь аэродром сцены Кремлевского дворца и стремительным отскоком в арабеске вышла достойной вагановского учебника классического танца.

Итальянец Роберто Болле, представляющий American Ballet Theatre и «Ла Скала», выбрал для выступления заезженный фрагмент «Арлезианки» Ролана Пети (после гениального исполнения Манюэля Легри танцевать в Москве это никому не рекомендуется) и номер Массимилиано Вольпини «Прототип», где его видеообраз лишь множит живую красоту танцовщика-модели. Сложно было ожидать откровения в великом «Болеро» Бежара от просто надежного солиста Жюльен Фавро, с которым ради 10-минутного номера в Москву был рекрутирован весь Ballet Bejart Lausanne.

На этом фоне «Лебедь» Ульяны Лопаткиной, неизменной в своей бескомпромиссной ответственности и перфекционизме, приобрел совершенно новаторское звучание. Он и был удостоен самой громкой овации.


Европа просыпается

В один вечер с московским Kremlin Gala состоялось одно из самых ожидаемых событий балетного сезона – «Спящая красавица» в «Ла Скала». Бриллиант русского балетного репертуара в миланском театре поставил Алексей Ратманский по гарвардским записям Николая Сергеева. Аврору станцевала Светлана Захарова. Дирижировал Владимир Федосеев.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Окт 05, 2015 10:17 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2015 12:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092801
Тема| Балет, Владимир Васильев
Автор| Вероника ПОЛЯНСКАЯ.
Заголовок| Владимир Васильев: «Не хочу, чтобы обо мне сняли сериал»
Где опубликовано| © Московский Комсомолец в Уфе
Дата публикации| 2015-09-27
Ссылка| http://www.mkset.ru/news/music/25751/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

На минувшей неделе в концертном зале «Башкортостан» представлена девятая глава проекта благотворительного фонда «Мархамат» «Детский альбом». В вечере принял участие легендарный танцовщик и балетмейстер Владимир Васильев. Под аккомпанемент Национального симфонического оркестра республики Владимир Викторович рассказал юным зрителям историю двух популярных балетов – «Золушки» Сергея Прокофьева и «Дон Кихота» Людвига Минкуса. Помогали маэстро солисты балетной труппы Башкирской оперы.



«Нет у меня сценария – такой вот я аферист!»

По словам организаторов, если поначалу уфимская публика настороженно относилась к проекту, объединяющему литературу и музыку, то сегодня от желающих попасть на вечер нет отбоя. Напомним, в марте прошлого года именитый гость уже принимал участие во второй главе проекта, тогда он прочел со сцены «Сказку о попе и работнике его Балде» и «Сказку о золотом петушке» Пушкина.

Накануне премьеры Владимир Васильев был полон энергии и с энтузиазмом строил новые планы. Он пояснил, чем обусловлен выбор программы.

– Мы взяли два прямо противоположных балета, - рассказал он. – Казалось бы, «Дон Кихот» Людвига Минкуса – типичная балетная музыка, но не совсем. Я вчера на репетиции послушал: она такая легкая, радостная. В ней есть главное – правда чувств. Это балет, в котором есть все грани: и комическая, и трагикомическая, и лирическая. Второй композитор – гениальнейший Сергей Прокофьев. Балет «Золушка» для детей, может быть, и рановато, а с другой стороны – он поразителен по своему трепету, голосоведению, по проникновению для зрителей. Я буквально на днях узнал, что не Перро придумал эту сказку, она была написана еще в XVII веке.

Накануне новой премьеры знаменитый танцовщик заинтриговал всех, сообщив, что и сам не знает, что будет рассказывать на сцене, и очень рассчитывает, что импровизация удастся.

– Мы рассматриваем вечер как экспромт на заданную тему, и я не могу похвастаться тем, что несколько месяцев мы обсуждали, как мы будем делать это. Нет у меня готового литературного сценария. Такой вот я аферист, - рассмеялся Владимир Викторович. – Но спасет нас музыка.

Впрочем, как уверила директор мэтра Марина Панфилович, хореограф слегка кокетничает.

– Владимир Викторович сидел на телевидении, тщательно подбирал фрагменты, балетные сцены, которые увидят дети, - рассказала она. – На репетициях рождались кинорежиссерские решения, это были не просто отдельные фрагменты, они слились в общий новый спектакль, где одна композиция переходит в другую.

На этот раз Васильев решил внести разнообразие в цикл программ «Детского альбома», сделав ставку на синтезе трех искусств: музыки, слова и танца.

– Невозможно заставить детей слушать музыку два с половиной часа. Потом они навсегда проклянут нас и больше в театр никогда не пойдут. Какие-то уснут, а какие-то будут кричать. Мне хотелось всегда объединить все виды театрального искусства, чтобы они не просто дополняли друг друга или чтоб не просто солисты топтались под музыку, а чтобы это было единое целое. В этом и есть чудо театра, когда соединяются все виды искусства. «Золушка» уже долгое время не идет в уфимском театре оперы и балета. Значит, показать на живых людях балет невозможно. Было бы мне сейчас не 75 лет, а хотя бы сорок, наверно, я бы сказал, что сам покажу. Увы, я не берусь это делать.

Рассказ хореографа под звуки национального республиканского оркестра дополняли кадры из телебалета, снятого в 1994 году.

– Я поставил «Золушку» 25 лет назад, - поведал Васильев. – Я этот спектакль всегда хотел записать с живым оркестром, но это невозможно. Меня мучает, что даже тогда, когда под запись мы снимали, и то не попадают точно в музыку. Вот это называется халтура! Это очень плохо всегда выглядит. Когда смотрю старые пленки, которые чуть-чуть несинхронно подобраны, - просто нож в сердце. Мы попробуем все сделать по-другому.

Маэстро выбрал фрагменты из собственного телеспектакля, записанного много лет назад, и продемонстрировал их зрителю для наглядности. Задача музыкантов – попасть в такт движения танцоров на пленке.

«Пиджак на принце – как на корове седло»

Маэстро вспомнил, как в начале 90-х ставил «Золушку» для Кремлевского балета в качестве хореографа.

– Тогда нифига не было: ни копейки денег, никаких банков, ничего, - сокрушался он. – А для «Золушки» необходимы шикарные костюмы, декорации. Эту сказку нельзя подавать просто так. Это не современный язык. Сейчас же ведь очень просто: «Это XVIII век? Прекрасно! У нас все будет происходить в XXI веке. Давайте сегодняшний день сделаем, и все».

Такой подход к искусству Владимира Викторовича не устраивал.

– Забывают обо всем том, что существует в музыке, – сюжете и так далее. «А я так вижу, я так хочу. Почему нет?», – передразнил маэстро любителей экспериментов. – Конечно, можно! Но ведь в музыкальном театре главное - музыка. Это стержень. А в музыке есть атмосфера. Наше представление о принце другое. Там как корове седло был бы пиджак, уж простите. Пиджак-то может быть современным, но там в музыке уже есть характеристика. И Золушка тоже, это ее превращение… Короче говоря, сложности с костюмами были большие.

Однако неожиданно решение было найдено. Помогла делу случайность.

– Мы были проездом в Париже, - вспоминает хореограф. – А культурным отделом дома Нины Риччи заведовала женщина, которая любила и Катю Максимову, и меня. Она сказала: «Приходите к нам, попробуем поговорить. Может быть, они сделают для принца и принцессы костюмы». Мы пришли, я начал рассказывать с бухты-барахты, фантазировать на ходу. В то время модельером дома Нины Риччи был удивительный художник Жерар Пипар. Ему так все понравилось: «Замечательно! Сделаем». «А сколько вы можете сделать?». «Для главных героев». «А четыре сделаете?». «Да. Наверное, шесть».

Модельер и хореограф договорились, что эскизы будут готовы после возвращения Максимовой и Васильева с гастролей по Америке.

– В предвкушении приезжаю в Париж, и мне говорят: с вами хочет поговорить президент дома моды Фукс, – рассказывает постановщик. – Оказался славнейший человек, мы с ним болтали часа два, а после он говорит: «Мы решили, что сделаем все костюмы для вашего спектакля». Это было счастье. В 1994 году был снят спектакль. Максимова была Золушкой, а я был мачехой, потому что кандидатов на роль не нашлось, все претенденты были странные, неестественные. Пришлось самому. Но я себе тоже там не нравлюсь.

Французские модельеры не только сделали костюмы, но и подарили театру уникальную бижутерию.

– Когда я позже ставил «Жизель» в Большом театре, я уже знал, куда идти. Думаю: «Надо бы, чтоб костюмы сделал кто-нибудь вроде Живанши». И сделал, – с удовлетворением заметил маэстро. – До сих пор всем этим мы пользуемся.

«Я не сторонник приглашения звезд»

Васильеву удалось зажечь своим энтузиазмом не только оркестр, но и балетную труппу оперного театра. Во втором отделении, где рассказ шел о балете Минкуса, на сцену вышли солисты балетной труппы.

– У меня там весь театр задействован, - пошутил мэтр. – Сначала в проекте было два танцора, но по ходу репетиции к затее присоединялось все больше артистов. Уже дошло до одиннадцати. Все они - артисты уфимского театра. Я вообще не сторонник приглашения звезд – и среди хореографов, и среди композиторов. Для меня гораздо приятнее и интереснее работать с людьми, которые на местах. Приехал в этот город, вот с вами и буду делать, приеду в другой – с другими. Самый простой ход: «Деньги есть – давайте звезду возьмем. Миллион долларов дадим, она приедет». И все довольны, и все собрались, и весь город стоит на ушах: «К нам приехала звезда». А для меня это пустой звук, потому что я знаю, что у нас в каждом городе есть талантливейшие люди, которые нуждаются в том, чтобы им дали возможность показать свой талант.

По словам Владимира Васильева, уже с первых репетиций они с оркестрантами нашли общий язык. Балетмейстеру пришлось по душе, как уфимцы сыграли Минкуса.

– И, по-моему, взбодренные, одухотворенные моим одобрением, они стали играть еще лучше, - рассмеялся Васильев.

– Эта так, - скромно подтвердил слова мастера дирижер национального оркестра Руашан Якупов. – Оркестр с этой партитурой, наверно, «на вы», все-таки специфика симфонического оркестра заточена на другое – исполнение симфоний, академических концертов, но по реакции музыкантов я вижу, что эта музыка никого не оставляет равнодушными. Балет «Дон Кихот» – это брызги шампанского, радость и фейерверк. Что касается «Золушки», то эта музыка эстетская. Она написана в ХХ веке, и здесь Прокофьев мыслит кадрами. Когда он работал с Эйзенштейном, он писал иначе, чем тех же «Ромео и Джульетту», «Ивана Грозного». Этот балет – музыкальный шедевр.

Проект проходит на новом площадке - в концертном зале «Башкортостан».

– Для меня не внове, когда на маленькой сценке размещаем весь оркестр, а перед ним будут еще всю вторую часть «Дон Кихота» танцевать, - уверил он всех. – Я помню, в Англии у меня «Ромео и Джульетта» был сделан на разных уровнях: сцена наверху, сцена внизу, в середине оркестр. Мы объездили весь мир с этим балетом, и вдруг у меня один из залов короче на два метра по всей плоскости. И ничего, справились! А еще там был за пультом Мстислав Леопольдович Ростропович. Вы не представляете, что творилось с оркестрантами, когда мы начинали работать, у них был передоз: и тут сцена срезана, и там. «Мы не можем играть!». А потом все были в таком восторге.

Цель, которую поставил перед собой хореограф при работе над новой главой «Детского альбома», – популяризация классического балета среди молодого поколения.

– Этот волшебный мир балета, который им представляется как нечто красивое, – на самом деле тяжелейший труд, - сказал хореограф. - Нам хотелось бы, чтоб дети широко раскрытыми глазами смотрели и слушали, а потом дома просили, чтоб папа и мама обязательно отвели их заниматься танцами. Потому что танец – это уникальное выражение чувств, мыслей, эмоций, он понятен всем, не нуждается в переводе.

Маэстро пофантазировал и о том, как будет в дальнейшем развиваться проект «Детский альбом».

– Можно говорить не только о балете, но и об опере, а можем сделать вечер, который связан с цыганским романсом, а рядом с ними и аргентинское танго, которое имеет тесную связь с нашей мелодической основой. Там тоже обязательно страдания, любовь. Меня всегда поражало, насколько мы одинаковы в своем звуковом выражении, – начал сходу набрасывать сценарий Владимир Васильев. – Таких идей можно придумывать все больше и больше, и тогда эта программа будет неисчерпаема.

«Техника танца растет, но зрители остаются холодными»

Владимир Викторович надеется привезти в Башкирию и выставку своих картин.

– Главным делом в жизни для меня сейчас стала живопись, - поведал он. – Уж если я приезжаю в ваш город, то нужно, чтоб были представлены все грани моего творчества. У меня есть цикл пейзажей, которые я делал на «Ноктюрн» Шопена. Они переходят один в другой. Но можно же играть музыку и подавать живопись. Взять, например, классическую – от передвижников - и дойти до Малевича. У нас принято было, что для детей только сказочки, «Вышел зайчик погулять». Но сейчас дети другие, они в два года с компьютерами сидят, носами тыкают. Я не разбираюсь, а они уже все это знают.

Во время визита в Уфу хореограф явно был на подъеме и на ходу придумывал, какие еще проекты мог бы запустить в городе при поддержке благотворителей. Мэтр надеется поработать с уфимским хореографическим училищем.

– Нужно, чтоб дети не просто повторяли то, что делают в театрах для взрослых, - считает хореограф. – Нужно ставить спектакли специально для детей. Есть идея поставить спектакль для хореографического училища, в котором были бы заняты учащиеся из всех классов.

– С кем тяжелее работать: с детьми или взрослыми?

– Когда работаю с детьми, я не могу на них кричать. Успел побывать в вашем хореографическом училище. С детьми всегда хорошо и интересно. Разницы в разговоре не делаю, говорю с детьми, как со взрослыми. Иногда получаю за это замечания от своего директора: «Вы такие слова употребляете! Дети, наверно, удивляются: приехал человек, который говорит мудреными словами». Я отвечаю: «Они уже все понимают, а кто не понимает - спросит». Когда мы не знаем, какое-то слово, пробуем его отыскать.

Оказалось, что страсти разгорелись по поводу слова «квинтэссенция», которое хореограф употребил в разговоре с воспитанниками уфимского хореографического училища.

– Они, наверно, до сих пор думают, что это такое, - сказал Владимир Васильев под общий хохот.

Владимир Васильев посетовал, что классический танец меняется на глазах, и трепетное отношение к хореографическому искусству в целом уходит.

– В балете в последнее время вызывает нарекания то, что сам танец практически уходит, остается нечто, – считает мэтр. – Техника растет, но постепенно растет и число недовольных зрителей, тех, кто помнит свои впечатления, часто даже детские, от великих артистов балета. Да, техника выросла, но, к сожалению, она не захватывает. Люди остаются холодными. Я долго думал над тем, что можно сделать, и пришел к выводу, что нужно чаще говорить и показывать. Если артист понимает, почему он вышел на сцену, то все остальное приложится как средство выражения его чувств, мыслей, эмоций, которые непонятны, но должны захватить этих зрителей.

– Вы с болью отзываетесь о том, что из искусства балета уходит эмоциональность, и в то же время смело экспериментируете, объединяя разные виды искусства. Как в вас уживаются консерватизм и реформаторство?

– Я не считаю себя реформатором. Стараюсь познать все больше и больше, как это принято. Чем больше узнаешь, тем сложнее жить. И стараешься делиться тем, что в тебе накоплено. Старых людей иногда приятно слушать, это приходит с годами, потому что им не нужно казаться умными или очень интересными людьми. Они таковы, каковы есть. И я уже несколько лет таков, каков есть. Говорю то, что чувствую.

– Сегодня вы именитый хореограф, но начинали карьеру как танцор. Когда вы видите, что другие танцуют, вас не тянет тоже пуститься в пляс?

– Когда у кого-то что-то не получается, меня это не то чтоб раздражает, но так хочется выйти и показать, как нужно. А так не тянет.

– Что важнее: характер, трудолюбие или талант?

– Для идеала важно все. Главное то, чего у тебя нет. К этому нужно стремиться, этому и нужно учиться.

- Сейчас снимают много сериалов про легенды советского времени. А как вы отнесетесь к тому, что вдруг кому-то в голову придет снять фильм про вашу историю?

– Ко мне регулярно обращаются с подобными предложениями. Не хочу! Хотя, с другой стороны, лучше пусть делают при твоей жизни, нежели после, когда будет сплошная ложь и что-нибудь неправильно. Но не хочу, все устали от сериалов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2015 12:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092802
Тема| Балет, Kremlin Gala
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Танцуй и властвуй
В Кремлевском дворце прошел концерт звезд мирового балета

Где опубликовано| © Новые Известия
Дата публикации| 2015-09-28
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-09-28/227951-tancuj-i-vlastvuj.html
Аннотация|

«Звезды балета 21 века» – таково название вечера, в котором приняли участие артисты из четырех стран и восьми театров мира. С одной стороны, перед устроителями стояла задача показать лучших. С другой – гала-концерты реально собираются по принципу «кто оказался свободен и кого удалось привлечь». Поэтому в сборных программах всегда сохраняется неровность, но и интрига: что в итоге получилось?


Завершил концерт мини-балет Бежара «Болеро».

Вступительный номер под названием «Увертюра» (балетные дети братаются со взрослыми танцовщиками под живую игру эксцентричного виолончелиста в красном котелке, устроившего аттракцион, – он играл на инструменте, как на скрипке, поднимая разрисованную балеринами виолончель на плечо).

Фрагмент балета Ролана Пети «Арлезианка» в исполнении премьера театра «Ла Скала» Роберто Болле и японской примы Мизуко Уено прошел благодушно, но не более. Поскольку у этих, несомненно, хороших, но уж слишком (здесь) классических танцовщиков, не нашлось экзистенциального драйва, который придает истории о самоубийстве жениха на свадьбе истинный терпкий вкус. Болле был убедительней в номере «Прототип», где, по замыслу, классический танцовщик взаимодействовал со своей же идеальной 3D-моделью. Неясно только, кто кому прототип – компьютер живому человеку или живой человек компьютеру?

Отрывок из моцартовского «Реквиема», положенного на танцы Борисом Эйфманом для его труппы, показал, как некий черный человек (дьявол? смерть? судьба?) разлучает влюбленных под «Бенедиктус», как происходит скорбь под «Лакримозу» и как весело водить хороводы в эдеме под «Санктус». Любовный дуэт из балета «Маргарита и Арман» (классическая британская версия «Дамы с камелиями» от Фредерика Аштона): солисты Бостонского балета Петра Конти и Эрис Нежа как-то невнятно потоптались на сцене, изображая конец идиллии в деревне.

Зато Мария Виноградова из Большого театра в паре с Иваном Васильевым сполна оттянулись в сцене из «Шехеразады» Фокина, где царица гарема утешается с бравым рабом. Гибкая томность Виноградовой с надлежаще голым животом и в шальварах и напористая самоуверенность Васильева с его победным мачизмом между летучими прыжками. Неудивительно, что здесь зал взревел.

Успех Ульяны Лопаткиной, по контрасту сменившей буйный эрос печальной элегией, объяснять не надо: в хрестоматийном «Лебеде» (тот, который «Умирающий») ей равных мало. А премьера номера «Баллада» в постановке Аллы Сигаловой и силами солистов Большого театра порадовала зрителей знаковыми приметами заявленной темы: номер посвящен «70-летию Великой победы». Три дуэта (каждый снабжен собственными танцами, но танцуют одновременно) на совесть разыграли мотивы встреч, прощаний и разлук.

Единственный шуточный номер – «Диван» в постановке израильского хореографа Ицика Гилили – можно описать как «дневник кушетки»: парень под хрипотцу Тома Уэйтса соблазняет отбивающуюся девушку, а потом сам отбивается, становясь объектом ухаживаний со стороны развязного субъекта в красных штанах. Реально смешно и на самом деле развлекательно.

Единственная в программе чистая классика XIX века – па-де-де из «Баядерки» – должно быть, далась солистам Большого театра Ольге Смирновой и Семену Чудину нелегко: они только что исполнили современный номер Сигаловой, где и стиль иной, и работали другие группы мышц. Но телесное переключение почти не сказалось на качестве исполнения.

Снова появившийся Васильев в паре с Денисом Савиным из ГАБТа представил собственную хореографию в номере Underwood. Было интересно узнать, каков вектор движения у известного танцовщика, пробующего силы в постановочной работе. Мужской дуэт на тему возмужания, выгодно оттенявший особенности артистов – изменчивую пластичность Савина и яркую брутальность Васильева, – общей картины не испортил. И это уже много: Васильев-хореограф, в отличие от Васильева-артиста, только набирает очки.

Мини-балет «Болеро» завершил концерт как триумф художественной воли: гений двух Морисов – Равеля и Бежара, воплощенный в артистах бежаровского Балета Лозанны. Конечно, солист Жюльен Фавро (он подчеркнул тему секс-идола, а не сектантского вожделения толпы к некому гуру) не потряс в «Болеро» так, как потрясали в свое время Хорхе Донн, Николя ле Риш или Майя Плисецкая. Но потряс сам незабываемый танец, приливная жаркая волна, исходящая от медитативных бежаровских экстазов. «Болеро» напомнило, что главное в искусстве, каким бы оно ни было, – вот эта незабываемость. И когда в итоговом дефиле Фавро в трико за ручку вывел Лопаткину в пачке, это смотрелось как символ и единство противоположностей.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Окт 05, 2015 10:19 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2015 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092803
Тема| Балет, Академия Русского балета им. А.Я. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Евгения Авраменко
Заголовок| Николай Цискаридзе: Я не пожелал бы себе выпускаться сегодня из Академии!
Где опубликовано| © НЕВСКИЕ НОВОСТИ
Дата публикации| 2015-09-28
Ссылка| http://nevnov.ru/lyudi/nikolaj-ciskaridze-ya-ne-pozhelal-by-sebe-vypuskatsya-segodnya-iz-akademii/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В этом учебном году 60 новых воспитанников Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой начали свой путь к мировой балетной сцене. В начале октября они по недавно введенной Николаем Цискаридзе традиции выступят со своим первым променадом на сцене Эрмитажного театра. Незадолго до этого события НЕВСКИЕ НОВОСТИ поговорили с ректором Академии о настоящем и будущем его выпускников, о ситуации в современных театрах и о том, почему его Академия не должна подчиняться правилам общей образовательной программы.

- Николай Максимович, знаем, что вы недавно вернулись из Крыма с мастер-классов. Будут ли у Академии какие-то контакты, учебные связи с полуостровом?

— В Крыму на фестивале «Бархатный сезон» мы вместе с педагогами Еленой Порывкиной и Анастасией Васильевой давали мастер-классы детям, которые учатся в крымских ДШИ. Наши педагоги всегда готовы поехать, чтобы поделиться опытом. Но в Крыму нет хореографических училищ, у нас вообще не так много хореографических училищ по стране. А крымские педагоги были достаточно долго оторваны от большой земли и от большого искусства. Ведь балет – та сфера жизнедеятельности человека, которой учили исключительно в России. Те, кто хочет учиться в Академии, приезжают в Петербург, просматриваются. Но в этом году из Крыма к нам никто не поступал.

- К слову о Крыме: власти полуострова задумали сделать в Крыму аналог Беверли-Хиллз и даже официально пригласили к себе Анджелину Джоли и других звезд. Что вы об этом думаете?

— Люди, которые работают в Голливуде, немного больше представления имеют о том, что такое комфортабельная жизнь. Мы в Крыму имеем пока красоту и историю. К тому же, за годы отсутствия советской власти даже природная красота изувечена очень сильно, нарушен ландшафт: там, где лесопарки были, построены дома. Я много раз бывал в тех местах до развала СССР и помню, как это было. Сносить надо очень много и строить заново. Многие объекты стоят замороженными, их уже использовать нельзя. Там надо прокладывать дороги, проводить коммуникации. В Крыму даже в хороших отелях элементарно нет напора воды. Это на даче можно мыться из бочки, которая нагревается за сутки, – это всё очень романтично, но не имеет никакого отношения к людям, которые живут в Беверли-Хиллз… Так что о таких вещах говорить рано. Надо сначала убраться в собственном доме, чтобы туда приглашать гостей. Из Крыма для начала надо сделать не Беверли-Хиллз, а хотя бы то, что было раньше.


Николай Цискаридзе приветствует новых воспитанников Академии русского балета на торжественной линейке 1 сентября 2015 года

- Мы надеемся, что постепенно это произойдет. Давайте в Петербург вернемся: что в планах Академии на ближайшее время?

— К 26 ноября мы готовим премьеру в Эрмитажном театре, которому в этом году 230 лет. Для него за всю историю было специально поставлено всего три оригинальных балетных спектакля: «Сон в летнюю ночь» Мариуса Петипа, который не сохранился; сцена «Оживленный сад» в балете «Корсар» – эта версия сейчас идет только в Большом театре, а во всех остальных показывают версию, которая отчасти имеет отношение к Петипа. И еще балет братьев Легат «Фея кукол», который мы и будем воссоздавать. Этот спектакль шел в Ленинградском хореографическом училище в редакции Константина Сергеева, но этот балет выпал из репертуара Академии, хотя есть педагоги, которые еще его помнят, и запись с Ленинградского телевидения тоже. Давно была идея восстановить его, но очень большие средства нужны для того, чтобы сшить костюмы, – все оригинальные давно испортились. Спектакль оформлял Леон Бакст, костюмы для него очень красивые, их эскизы сохранились в театральном музее, и мы начали искать средства, чтобы эти костюмы (а их около двухсот) сшить. Нашлись добрые люди, которые подарили Академии деньги для их изготовления. Так что будем восстанавливать спектакль таким, каким он был при Легатах. Он был сделан для Мариинского театра. Я надеюсь, что балет «Фея кукол» вернется туда со всеми прекрасными декорациями и костюмами. А в Эрмитажном театре в ноябре пойдет сюита из этого балета.

Я всё делаю с прицелом на то, чтобы не делать работу одноразовую. В школе сложно готовить любой спектакль, ведь каждый год это новая труппа. Те дети, которые были взрослыми, ушли. Кто был маленьким – вырос. Потому всех надо учить заново. Например, каждый год Академия танцует«Щелкунчика» в конце декабря в Мариинском. Мы каждый раз готовим спектакль с нуля, в отличие, например, от любого театра, который в новом сезоне меняет всего несколько человек.

- Николай Максимович, расскажите, какова судьба ваших выпускников? Мы увидим их в Мариинском, в Михайловском, в Большом?

— Кто-то пошел в Мариинский театр, кто-то – в театр Станиславского, в Большой театра из этого выпуска никто не пошел.

- От чего это зависит?

— Труппу набирают руководители, а они ко всему подходят с точки зрения своего вкуса. Раньше, когда было приличное время, «звезд» брали иногда из провинции, а вот труппу, кордебалет, Ленинградское хореографическое училище поставляло в Мариинский театр, а Московское – в Большой театр. Никогда в кордебалет не брали со стороны, и поэтому все были из одной школы, одной системы. Потому такой великий кордебалет был у Большого театра и у Мариинского – потому что все артисты были одинаково выучены. Если они допускали какую-либо ошибку, то все одинаковую, потому что это была системная ошибка школы. Сейчас труппа Мариинки и Большого – это как лоскутное одеяло, потому вокруг крики, что нет ровности и стройности кордебалета. Всё потому, что руководители коллективов начали набирать людей со стороны. Ни в коем случае нельзя брать выпускников из провинциальных училищ в основную часть труппы! Из провинции всегда брали только исключительно одаренных учеников с прицелом на сольную карьеру.
Сейчас вообще непонятно, что хочет тот или иной руководитель театра. Я на госэкзамен приглашаю абсолютно всех.

Мы открыты – пожалуйста, приходите, приглашайте к себе наших выпускников. Я не лезу в судьбу учеников, они сами принимают решение, куда пойти: я не хочу им говорить, как поступать, потому что не имею права на себя брать ответственность. Кого в какой театр пригласят – предугадать невозможно. Могу честно сказать, что я не пожелал бы себе самому сегодня выпускаться из училища! Сейчас мне непонятно, по какому принципу отбирают людей в театр.

- Тогда какая же судьба у ваших выпускников?

— Основная масса окажется за границей, и это только потому, что здесь такая политика руководителей. Наш последний выпуск подготовлен полностью к работе в театре: я им дал такую возможность освоения репертуара, которая из них сделала профессиональных артистов. Они ушли из Академии с немаленьким багажом разных хореографических стилей, пониманием того, что нужно в этой хореографии или в той, потому абсолютно я за наших воспитанников спокоен – они найдут себе применение. Просто мне жалко, что талантливые выпускники из Петербурга пошли не в мой любимый Мариинский театр, а уехали в другое место.

- Как вы говорите с родителями, когда они спрашивают о перспективах для своих детей?

— Первое, что я пытаюсь объяснить: карьеру не делают в школе. В школе учатся, а карьеру делают в театре. Наши младшие учащиеся регулярно участвуют в спектаклях Мариинского театра. Второе, что я пытаюсь объяснить, – это то, что на выступления в спектаклях Мариинского театра – а это от 18 до 26 спектаклей в месяц – дети подбираются исключительно по росту. И если ребенок не занят в младших классах в спектаклях, это значит только лишь, что он не подходит по росту. Но даже если ребенок задействован, не надо строить прогнозы, что это будет большая звезда. К сожалению, это не всегда так.

- Говорят, ученики перенимают черты своих педагогов. Как думаете, у вас они что-нибудь перенимают?

— Я к этому не стремлюсь, но если бы они у меня перенимали организованность и дисциплинированность, я был бы счастлив.

- Николай Максимович, какие дети к вам сегодня приходят, что за поколение?

— Это дети, «погубленные» Гуглом, Википедией и гаджетами. Когда я опрашиваю их по литературе, они пытаются все прочитать в Википедии, поэтому мне приходится задавать им такие вопросы, ответы на которые не написаны в интернете, чтобы точно проверить, прочитали ли они.

Болеют слишком много. В последнее время очень хилое поколение, особенно ленинградцы. Дети приходят с такими болезнями, которые несовместимы с образованием.

- Вы мечтаете выпустить из Академии звезду классического балета?

— Вырастить талант невозможно, это только удача и везение,если гениальный ребенок войдет в эти стены. Как Агриппине Вагановой однажды просто повезло, что вошла такая девочка, Марина Семенова, а этой девочке безумно повезло, что Ваганова здесь преподавала. Это просто сочетание. Более того, эти две великие женщины дружили всю свою жизнь: это был союз педагога и ученика, это были очень близкие друг другу люди. Мы в репетиционном зале проводим всю свою жизнь, мы с педагогами роднимся, поэтому мы их часто называем «мама» и «папа».

- У вас есть такие родные люди из учеников?

— Из тех, с кем я работаю в театре, – да. В школе я детям тоже очень много времени уделяю, но их здесь слишком много. В театре, конечно, это мои близкие люди. Моя ученица Анжелина Воронцова танцует в Михайловском театре, и она для меня очень близкий человек. Я знаю, что если у нее премьера или какое-то важное событие, то для нее очень значимо мое мнение. Это очень ценно, потому что помимо того, что я ей преподавал, она для меня родной человек, и это важно.

- Как себя чувствует балет в современном Петербурге с новыми фестивалями, танцевальными направлениями, новыми формами искусства?

— Балет для людей всегда был символом России и им останется, а для Петербурга это самое главное искусство. Я не знаю ни одного человека, который не хотел бы, приехав в Петербург, попасть в Эрмитаж и Мариинский театр. Это символы города. Обывателю балет никогда не будет понятен. Ведь может быть так: либо вам нравится красота, либо она вам не нравится. Кто-то любит современные здания, кто-то – классические. Это такой анахронизм, балет и опера – самые искусственные виды жизнедеятельности человека, потому что там всё немного не так, как в жизни. Но это искусство, это форма выражения чувств, сюжета, чего хотите.

- Можно ли подготовиться к балету? Как максимально полно насладиться им, оценить его?

— Хотелось бы, чтобы зритель иногда прочитал либретто, чтобы ему было понятно, к чему готовиться для просмотра. Вот это важно.
------------------------------
Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2015 12:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092804
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, "Dance-платформа"
Автор| Валерий Кузнецов
Заголовок| В Екатеринбурге стартовала "Dance-платформа"
Где опубликовано| © Российская газета - Урал и Западная Сибирь
Дата публикации| 2015-09-28
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/09/28/dance-site.html
Аннотация|


Мария Александрова в спектакле "Занавес". Фото: Елена Лехова / Пресс-службой Екатеринбургского академического театра оперы и балета

Очередная, уже четвертая "Dance-платформа" - творческая мастерская для молодых хореографов - стартовала в Екатеринбурге.

Этот уникальный международный проект создан по идее художественного руководителя балетной труппы Екатеринбургского академического театра оперы и балета Вячеслава Самодурова и при поддержке Фонда "Евразия-балет". Его задача - предоставить молодым хореографам реализовывать свои творческие идеи на площадке профессионального театра с его балетной труппой. Театр таким образом надеется открыть для русского балета новые перспективные имена, а для себя - получить возможность заказать новому мастеру эксклюзивный балетный спектакль для собственной сцены.

А этом году, выдержав предварительный конкурс, к работе приступили восемь хореографов из Москвы, Екатеринбурга, Красноярска и Санкт-Петербурга - Софья Гайдукова, София Лыткина, Дмитрий Антипов, Игорь Булыцын, Даниил Кириллов, Антон Кочнев, Александр Хеглинд и Антон Ярцев. Они были отобраны из полусотни претендентов международным жюри в составе Вячеслава Самодурова, примы ГАБТа Марии Александровой и директора "Цюрих-балета" Кристиана Шпука. В распоряжение молодых постановщиков предоставлены балетная труппа театра, способная танцевать как классику, так и современную хореографию, классы для репетиций и сцена Екатеринбургского театра.

13 и 14 октября в больших итоговых Гала-концертах участники мастерской покажут свои работы. В программе этих концертов также постановка знаменитых хореографов Нидерландского театра танцев Пола Лайтфута и Соль Неон Step Lightly и постановка Вячеслава Самодурова "Занавес" - балет-исповедь примы Большого тетра Марии Александровой.

- Я очень трепетно отношусь к этому проекту - мне впервые предстоит работать на сцене с профессионалами, - говорит москвич Антон Кочнев. -
"Dance-платформа" для меня - реальная возможность проверить свои силы. Я пришел в хореографию очень поздно - в 20 лет, но уже спустя пять лет попал на такой важный проект - это дает большую надежду!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2015 1:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092805
Тема| Балет, труппа Бориса Эйфмана, Премьера, Персоналии, Олег ГАБЫШЕВ, Мария АБАШОВА
Автор| Елизавета Митина
Заголовок| Борис Эйфман представил публике обновленный балет "Красная Жизель"
Хорошо незабытое старое

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-09-28
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-09-28/100_redzhizel.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Балерина (Мария Абашова) и Партнер (Олег Габышев). Фото предоставлено пресс-службой театра

Балет "Красная Жизель" был создан в 1997 году. Это один из "шлягеров" театра, за основу которого хореограф взял историю жизни русской балерины Ольги Спесивцевой - блистательной танцовщицы Мариинского театра, одной из коронных партий которой была Жизель. В годы революции она стала женой влиятельного партийца Бориса Каплуна, с которым прожила несколько непростых лет, прежде чем эмигрировала во Францию. Там она познакомилась и танцевала с Сержем Лифарем, чувства к которому остались без ответа. За этим последовал отъезд в Америку и долгие годы жизни в эмиграции. Непростая судьба балерины привела ее, как и Жизель, к помутнению рассудка, а Бориса Эйфмана - к созданию балета, который можно назвать витриной художественного метода хореографа.

Надо отметить сразу, что обновление касается, в основном, хореографического текста - по словам самого Бориса Эйфмана, со времени премьеры технические возможности труппы возрасли, соответственно, измениться должна была и хореография.

По-новому смотрятся сольные партии и некоторые общие сцены. Партнер (прототипом которого стал Серж Лифарь) в исполнении Олега Габышева, например, в новой версии более неоднозначен и противоречив - за счет более динамичного и амплитудного рисунка партии. Главная же героиня, Балерина (Мария Абашова) - тут причиной и физика танцовщицы, и менее лиричный, состоящий из крупных, усиленных движений, текст - в некоторых сценах кажется очень земной, практичной, уравновешенной. А это, в свою очередь, идет в разлад с повествованием, но при этом возводит в максимум зрелищность спектакля.

В то же время фабула, декорации, герои, костюмы - все это изменений относительно оригинальной постановки практически не претерпело. Любящий Эйфмана зритель с радостью найдет в постановке все то, чем знаменит постановщик - и дуэты, соперничающие по сложности с морскими узлами, и кордебалетные сцены, изображающие безликую и жестокую к героям толпу, и эффектные сценографические решения (в "Красной Жизели", например, героиню облекают в красное полотнище, которое оборачивается то советским знаменем, то пятиконечной зведой, то закрывает сцену императорского театра, где прежде танцевала героиня). Мягкого, интеллигетного Учителя, готовившего Балерину к большой сцене, представителя той, старой России, (эту партию исполняет Олег Марков) чекисты уничтожают, буквально распяв на балетном барре - и это тоже один из любимых образов хореографа.

Тема безумия, скрупулезно исследуемая Эйфманом в этом балете (как и во множестве других), к счастью, не рифмуется с революционным заревом, отблески которого так ярки в "Красной Жизели". Ряд снов и видений, где Балерина кружится среди мертвых невест-виллис, где ее затягивает темнота, из которой вдруг появляется голова Партнера; купол Мариинского театра как символ ее таланта и душевной стойкости, обрушенный на сцену; в финале Балерина скрывается за подернутыми дымкой зеркалами - вечными спутниками любой танцовщицы, и одновременно символами иллюзорности, изменчивости, обмана - все это создает многомерную и пугающе реалистичную историю душевного распада.

Публика приняла новую редакцию балета очень бурно - пожалуй, в контексте спектакля будет уместно сказать, что зрители сходили с ума. К счастью, от радости.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2015 11:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015092806
Тема| Балет, , Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Борис Эйфман: «Танец должен вернуться в сферу театрального искусства»
Нежная ночь с балетом

Где опубликовано| © Московский комсомолец
Дата публикации| 2015-09-28
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/09/28/boris-eyfman-tanec-dolzhen-vernutsya-v-sferu-teatralnogo-iskusstva.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Московская премьера балета Бориса Эйфмана «Up & Down», как и любое новое творение нашего великого современника, всегда событие незаурядное. Балет по роману американского писателя Френсиса Скотта Фицджеральда «Ночь нежна» уже успел покорить Североамериканский континент, но до Первопрестольной добрался впервые и вызвал ажиотаж у московской публики: билеты можно достать разве что с помощью перекупщиков, по заоблачно высоким ценам. С какими мыслями и чувствами приехал на гастроли прославленный во всем мире хореограф и его знаменитая труппа, и попытался выяснить обозреватель «МК».


Балет «Up & Down». Фото: Евгений Матвеев

— Борис Яковлевич, с какими настроениями вы приехали в столицу?

— Мы всегда выезжаем на гастроли с одним и тем же устремлением — достойно представить свое искусство, быть понятыми и принятыми публикой. Наш театр связывает с московским зрителем почти 40-летняя дружба. И я с особым волнением отношусь к столичным гастролям, потому что они пробуждают воспоминания о счастливых и ярких моментах, которые были пережиты во время выступлений труппы в Большом театре, в зале «Россия», в Кремлевском дворце. Москвичи всегда принимали нас очень тепло. Столь доброе отношение неизменно придавало энергию для реализации высшей идеи — создания современного искусства отечественного балета.

— А в Петербурге вас так же тепло принимают, как в Москве?

— Мы беседуем с вами на следующий день после премьеры «Красной Жизели». Вчера были бесконечные аплодисменты. Но мы выступали дома. За десятилетия своего существования театр заслужил восторженное отношение к себе со стороны петербургских зрителей. Ведь мы являемся олицетворением современного балета нашего города. Когда труппа отправляется в Москву, то едет в гости. Мы всегда переживаем: как нас примут, как оценят? Сейчас театр приезжает в столицу со спектаклем «Up & Down» по роману Фицджеральда «Ночь нежна» — работой в значительной степени экспериментальной. И мы снова испытываем чувство волнения, как студенты перед очередным экзаменом. Поймет ли московская публика спектакль? Почувствует ли новизну пластики и самого хореографического мышления? Ведь главное для меня — незамысловатость и вычурность движений. Куда важнее уметь мыслить хореографически и увлечь этим зрителя.


Фото: Нина Аловерт

— Москва увидит этот спектакль впервые, а в Америке вы его уже показали. Это ведь спектакль на американскую тему. Как его приняли в Америке? Насколько его там поняли?

— Отправляясь в Америку с балетом по роману американского писателя Фицджеральда на джазовую музыку американского композитора Гершвина в столь непростой исторический период, театр сильно рисковал. Мы знаем, с каким скепсисом отечественные зрители могут относиться к западным спектаклям о России, нередко оказывающимся вампукой. Поэтому и от определенной части американской публики логично было ждать настороженной реакции на приезд нашей труппы. Но должен подчеркнуть: я обращался к произведениям Фицджеральда и Гершвина как к универсальным мировым художественным ценностям. Да, это американский писатель и американский композитор. Однако их творения затрагивают вечные проблемы и принадлежат всему человечеству. Я не пытался подыграть зрителям США и ставил спектакль не об американской мечте, а о неистребимом стремлении людей к счастью и любви. О трагедии героя, поддавшегося дьявольскому искушению и предавшего свой талант. Подобные темы — общечеловеческие. Поэтому спектакль был принят восторженно. Мы провели незабываемый 9-недельный тур по Канаде и Соединенным Штатам. Это были 14-е по счету гастроли театра в Северной Америке за последние 17 лет. Ни одна труппа мира не может похвастаться такой статисткой (достойной, пожалуй, Книги рекордов Гиннесса). И именно эти исторические гастроли оказались самыми успешным североамериканским туром в нашей творческой биографии.

— Известно, что мнение публики часто расходится с мнением критики. Как этот балет восприняла американская критика?

— По-разному. Были и не слишком доброжелательные отзывы, но намного больше — позитивных и просто восторженных. Думаю, это результат того, что проповедуемый нами стиль драматически и психологически насыщенного масштабного балетного спектакля постоянно обретает новых приверженцев и оказывает значительное влияние на развитие мирового искусства танца. Сегодня критики склоняются к тому, что будущее именно за этим направлением. Танец должен вернуться в сферу театрального искусства, от которой его намеренно отсекали в XX веке. Я не осуждаю этот процесс. Мое отношение к новаторам, отделившим хореографию от канонов балетного театра, самое доброжелательное. Не случайно недавно в нашей Академии танца в Санкт-Петербурге состоялось открытие памятника Баланчину. Это не только первый экспонат будущего музея балета, который мы создадим при академии, но и знак преклонения перед великим творцом, нашим соотечественником. И все же для развития хореографического искусства в новом тысячелетии характерна тенденция к сближению танца и театра. Одним из главных ее проводников является наша труппа. На протяжении почти 40 лет мы последовательно занимаемся развитием новых возможностей балетного искусства и создаем русский психологический театр танца. Сегодня критика не может не замечать наши успехи. Она оценивает репертуар труппы уже не с точки зрения его схожести или несхожести с творчеством Баланчина или Форсайта, а по законам нами же созданного искусства.

— Вы заговорили о русском психологическом театре. Подобно Фрейду вы применяете систему психоанализа в своих балетах. То же можно сказать и о вашем новом спектакле?

— Премьере каждого спектакля предшествует долгий период работы за письменным столом. Когда я начинаю сочинять, то погружаюсь во внутренний мир героев и атмосферу их эпохи. То есть работаю не как хореограф, а в первую очередь как режиссер-исследователь. Уже потом, поняв и прочувствовав этот новый мир, я воплощаю его в пластике. В спектакле «Up & Down» мы (пожалуй, впервые в истории) показали на балетной сцене процесс психоанализа — эту квинтэссенцию психологических отношений между людьми, между мужчиной и женщиной, доктором и пациентом. Подобный метод позволил найти принципиально новые хореографические элементы, проникнуть в глубинные пласты духовной и интеллектуальной сущности героев.

— А почему именно такой аспект так важен на протяжении многих спектаклей в вашем творчестве? Именно проникновение в психологию. Ведь это мы видим во многих ваших балетах… В той же «Красной Жизели»…

— Такова моя эстетическая натура. Это не желание выделиться или эпатировать. Еще в 16 лет я сочинял хореографию для своей небольшой труппы, и уже в этих работах присутствовали сюжетность и психологизм. Я изначально тяготел к авторскому балетному театру. Сегодня хореографы все чаще и чаще приглашают к сотрудничеству режиссеров. Наверное, это происходит оттого, что многие балетные традиции были утрачены. Хореографы словно боятся проявить самостоятельность и попытаться создать большой спектакль, основанный на пластических решениях, а не на мизансценах, придуманных драматическими режиссерами. По сути, мы наблюдаем возвращение к советскому драмбалету конца 1930-х — начала 1940-х годов. Это не так уж и плохо, потому что у хореографов появляется возможность освоить азы театральной режиссуры. Но в идеале они должны не просто владеть азами, а быть полноценными режиссерами. Не только ставить танцы, но создавать сложную многоуровневую конструкцию спектакля. Я счастлив, что Бог даровал мне умение мыслить хореографическими образами и выражать с помощью языка тела проблемы, волнующие современников. Для меня каждый находящийся на сцене танцовщик — проводник серьезных философских идей, открывающий особый эмоциональный мир человека.

— Какие важные идеи вы стремились выразить в этом спектакле?

— Во-первых, это мысль о том, что каждому из нас ниспослан дар и важно не только развить, но и прежде всего сохранить его. Предательство своего «я», собственного таланта — тяжелейший грех. Также в спектакле присутствует фаустовский мотив — тема соблазна. Герой безуспешно пытается найти точку равновесия между служением своему призванию и познанием радостей жизни. Мне близка эта тема. Я знаю, что такое противостояние искушениям, выбор между жизненными соблазнами и тем жертвенным трудом, который необходим для реализации своего дара. Очень сложно, практически невозможно пойти на компромисс с внешним миром и при этом сохранить себя. Не сумел сделать этого и герой балета «Up & Down» молодой психиатр Дик Дайвер, загубивший собственный врачебный талант бесконечным прожиганием жизни и потерпевший личностный крах.

— Борис Яковлевич, последний вопрос. Сейчас у нас кризис в стране. В связи с этим что происходит все-таки со строительством Дворца танца? Как тут обстоят дела?

— К сожалению, строительство так и не началось, и у меня сегодня нет никакой информации, способной порадовать ценителей балета и поклонников нашего театра. Но я глубоко убежден, что приятное решение о возведении Дворца танца будет реализовано. Ведь вопрос не в том, чтобы построить сцену для Эйфмана. Наш театр все 40 лет существования остается бездомным и уже давно научился выживать в самых трудных условиях. Главное для меня — реализовать те глобальные идеи, осуществление которых напрямую зависит от появления дворца. Они касаются общего развития отечественного балетного искусства, а также создания уникальных условий для творческой самореализации как профессиональных артистов, так и любителей. У нас задумано очень много программ для детей и взрослых, для пожилых — для всех, кто живет танцем. Моя мечта — приобщить к высокому искусству как можно большее количество людей. Все это можно реализовать только на базе дворца. А ведь «годы летят, наши годы как птицы летят»… Хочется не только увидеть Дворец танца, о котором я мечтаю всю свою жизнь, но и поработать в нем.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Окт 05, 2015 10:22 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 4 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика