Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-09
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2015 9:44 pm    Заголовок сообщения: 2015-09 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090201
Тема| Балет, Опера, Детский музыкальный театр имени Сац, Персоналии, Георгий Исаакян
Автор| Екатерина Бирюкова
Заголовок| «Когда я вижу зал, пялящийся в субтитры вместо того, чтобы смотреть спектакль, то понимаю, что это уничтожение театра»
Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2015-09-02
Ссылка| http://www.colta.ru/articles/music_classic/8377
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Георгий Исаакян и Детский музыкальный театр имени Сац открывают 50-й сезон


© Елена Лапина

— Перед нашей встречей я перечитала интервью, которое вы мне дали ровно пять лет назад, перед приходом в театр Сац. Оно было полно самых радужных планов. Насколько они осуществились?

— Поскольку я не сделал домашнее задание и не перечитал то интервью, то я не помню всю конкретику. Но у меня есть ощущение, что какая-то немаленькая часть планов осуществилась. Кажется, мне удалось о чем-то договориться с труппой. И те спектакли, которые появились, и те люди, которые их ставили, и те контексты, в которые театр благодаря этим спектаклям входил, достаточно сильно всех нас изменили.

— Труппа сильно обновилась?

— Ну, похвальба для меня — вещь не очень комфортная. Говорить о себе хорошо — признак недалекого ума. Но поскольку сейчас это популярно, то скажу пару слов о себе, любимом. Мне кажется, что тот метод развития театра, который предлагаю я, — правильный. Я считаю, что театр должен прорастать. Эти все истории по сравниванию всего с землей и построению чего-то имени себя мало приносят пользы.

— Вы на Пермь намекаете?

— На «пермскую культурную революцию». Сейчас она кажется прекрасным временем. Но на самом деле для тех, кто тогда жил в Перми, это время было абсолютно отчаянным и удушливым.

Мне кажется, что путь «прорастания» гораздо более полезный. Потому что я знаю, что, если завтра я покину свой пост, театр останется и будет продолжать нормально работать. Когда я ушел из Перми, целый сезон театр работал без руководителя — и работал хорошо. И об этом надо все-таки думать. Ты создаешь некий организм, который должен существовать и после тебя тоже. Понятно, что смена поколений, смена стратегий — это всегда болезненно. Понятно, что не все были счастливы, когда я объявил здесь свою программу. Не все были счастливы, когда я говорил об обновлении. Потому что есть некая привычная жизнь, накатанная колея. Но то, что сегодня в труппе работают и люди, работавшие задолго до моего прихода, и молодое поколение, появившееся только что, и когда ты вообще не видишь этих поколенческих швов, и когда все друг у друга чему-то учатся — мне нравится такой тип развития.

Какая цензура хуже — ортодоксально-почвенническая или либеральная? Я не знаю.

Мне не нравятся люди, бросающие камни в своих предшественников. Я всегда с благодарностью говорю о тех людях, которые после Натальи Ильиничны Сац этот театр пытались уберечь и сохранить. Понятно, что время было не самое простое. Мы все прекрасно помним, как в 90-е годы сдавались театральные помещения в аренду под какие-то магазины и салоны. Чего только я не видел, ездя по стране, внутри театральных помещений! И за то, что этот театр все-таки уберегли от разорения, от гнусной трансформации, мне кажется, этим людям надо сказать спасибо.

Понятно, что за эти пять лет работы с труппой я периодически сталкивался с удивлением, переходящим в ропот. А иногда даже в открытое недовольство. Спектакль, который теперь считается любимым в театре, — «Любовь к трем апельсинам» — при объявлении вызвал такую реакцию: «Ну все, приехали, мы так и знали, доигрались».

— Докатились, в общем, до Прокофьева.

— Да. И никакие мои доводы — а как же «Петя и волк», как же Наталья Ильинична, детей надо развивать — не помогали. Но потом возникает этот спектакль, люди работают с художниками, представляющими совершенно другую театральную вселенную — с выпускниками Дмитрия Крымова. Люди работают с Евгением Бражником, музыкантом высочайшего класса. И это изменяет их взгляд на жизнь. Дальше — открывается дверь балетного зала, и входит Владимир Викторович Васильев. И в течение месяца он приезжает сюда как на работу и делает своего «Балду» на музыку опять же Шостаковича.

Я убежден, что детей надо воспитывать на высокой музыке, на сложной музыке. Что ребенок готов ее слушать и воспринимать. Но ему нужен модератор. Хороший учитель, собеседник. И кому, как не детскому музыкальному театру, им быть. Мне повезло. Я вырос в музыкальной семье, я учился в ЦМШ, вокруг меня всегда был вот этот мир учителей, открывающих мне музыку. Но большинство людей лишены этого, им нужны проводники.

Ну а дальше параллельно с нашей вполне традиционной деятельностью, с Белоснежками, принцессами на горошине и прочими радостями были, мне кажется, чудесные экстремальные опыты — «Игра о душе и теле» Кавальери, «Маленький Арлекин» Штокхаузена, «Альцина» Генделя. То есть это территории, на которых, казалось бы, детскому театру находиться было заказано. Тем не менее все это оказалось по силам театру, увлекало и, как ни странно, было востребовано публикой. Я уж не говорю о том, что Стравинский, который тоже вызвал поначалу у труппы абсолютное непонимание и неприятие, в результате идет с аншлагом. «Петрушка» и «Жар-птица». По названиям — как будто Дягилев специально для детского театра это придумал. Но при этом — Стравинский, Бакст, Бенуа, Фокин.

Не могу сказать, что, заступая на должность, я имел цель вывезти 250 человек в Париж. И вдруг Театр Елисейских Полей говорит: нам бы чего-нибудь такого неожиданного из Дягилева. Чего ни у кого нет. А у нас как раз выпуск «Золотого петушка» с дизайном Гончаровой — спектакля, который нигде в течение ста лет не шел и о котором только по учебникам в ГИТИСе слышали. И Детский музыкальный театр едет закрывать юбилейный сезон Театра Елисейских Полей! После гастролей там труппы Пины Бауш, после Мариинки. Мы не соревнуемся с великими, но мы начинаем ощущать себя иначе, когда попадаем в некий другой контекст.

— Соревноваться все-таки вам приходится скорее не с Парижем, а внутри Москвы. В каждом московском оперном театре теперь все больше детских спектаклей. Я с удивлением обнаружила, что в начале этого сезона почти одновременно выпускаются две премьеры «Лисички-плутовки» Яначека — у вас и в театре Покровского.

— А два сезона назад разом три театра играли «Дитя и волшебство»! То оно даром никому не нужно было, шло только у нас, и все говорили: зачем вам Равель? И вдруг Большой и «Новая опера» синхронно его выпускают. С «Лисичкой» немножко другая история. Она только формально по названию относится к детскому направлению. На самом деле это совсем не детское произведение. Яначек совершенно не имел в виду детский утренник. Это скорее мы опять заступаем на чужую территорию. Ну, бывают такие совпадения. Я долго пытался коллег из театра Покровского уговорить обратиться к какому-нибудь другому произведению Яначека, слава богу, есть из чего выбрать. Но Геннадий Николаевич Рождественский тоже, оказывается, очень любит эту оперу.

А что касается внутримосковского соревнования — тут можно горевать, а можно радоваться. Будем честными: лет 10 назад, наверное, вряд ли кто-то вообще мог подумать, что театр Сац с кем-то соревнуется. У него была какая-то такая огороженная территория типа гетто. И туда — только со специальным пропуском.

Московская оперная ситуация вообще уникальна. Москва — единственный город в мире с таким количеством оперных театров. Второго такого города нет. Ну вот это такое наше специальное национальное развлечение. Но оно заставляет держаться в форме. Это же соревнование на всех уровнях. За певцов, за музыкантов, за художников, за постановщиков, за идеи. Ты ни на секунду не можешь выключиться из процесса, ты должен улавливать все эти сигналы, учитывать предпочтения публики, при этом понимать, какова репертуарная политика всех коллег, предугадывать ее. Но это хорошая менеджерская работа.

Мы получали вместо зарплаты продовольственные карточки. Как во время войны.

— А что совсем не получилось из задуманного пять лет назад?

— К сожалению, не получилась быстрая реконструкция театра. Вначале мы взяли очень хороший темп. Нам удалось быстро реконструировать Малый зал и создать внутри театра альтернативную себе же площадку. Очень важную. Там куча всего происходит. Возник целый жанр детского камерного балета. Я уж не говорю о старинной музыке, о камерном абонементе. Я рад, что закулисное пространство удалось привести в порядок. Все-таки в нем проходит бóльшая часть нашей жизни. И условия, в которых артисты репетируют, должны быть достойны современного жизненного стандарта.

Мы очень рассчитывали, что это пойдет быстро и в отношении Большого зала, большого фойе и большой сцены. Сейчас происходит процесс под названием «госэкспертиза». Когда мы получим все согласующие документы, то можем рассчитывать начать эту штуку. Но там, конечно, совершенно другой порядок цифр, и понятно, что это напряжение для бюджета, а уж в сегодняшней ситуации вообще мало кто понимает, что себе может в следующем году позволить государственный бюджет.

Что касается художественной стороны. Не тешу себя иллюзиями, что мне удалось целиком перековать в свою веру всех 500 с лишним сотрудников театра. В любом большом творческом организме это как резиновая стена. Ты можешь достаточно долго и далеко ее толкать, но, как только ты отпускаешь, она тут же возвращается в исходное положение. Ты не можешь сделать в театре что-то раз и навсегда. Но при этом в нашем театре уже есть очень большая группа людей, увлеченных этим давлением на стену.

— Вы упомянули про сложную эпоху 90-х. Сейчас тоже непростая. С одной стороны — сворачивается финансирование, с другой — просыпается цензура. Что вас больше пугает?

— Прежде всего, мы пока не понимаем, что происходит. У экономистов есть такое понятие — «идеальный шторм». Это за секунду до того, как тебя накроет, наступает абсолютная тишина. И если говорить о финансово-экономической ситуации, мы сейчас понимаем, что вроде всех должно накрыть. Но мы не понимаем, что накроет, когда и с какой стороны.

С другой стороны, тем, кто жил в 90-е, кто работал тогда уже в театре, понятно, что даже в самой ужасающей ситуации есть группа сумасшедших, которые продолжают работать. Я в 90-е работал в Перми, и мы получали вместо зарплаты продовольственные карточки. Как во время войны. Никто не помнит уже этого почему-то. Но у меня в архиве лежат продовольственные карточки, которые мы отоваривали в гастрономе через дорогу от театра. Нам было положено в месяц 10 яиц и300 граммколбасы. Тем не менее на эти же 90-е пришелся спектакль «Дон Паскуале», который был поставлен без единой копейки. Мы пришли, молодые ребята, к тогдашнему директору театра и сказали, что готовы бесплатно все поставить, позвать своих друзей-художников из Москвы, они бесплатно сделают декорации. Мы пошли в секонд-хенд, купили килограммами какое-то тряпье, помыли его, нацепили на артистов, привезли спектакль в Москву, и в итоге театр получил две «Золотые маски» за лучшие женскую и мужскую роли.

— Но тогда не было второй угрозы — цензуры…

— Ну опять же: какая цензура хуже — ортодоксально-почвенническая или либеральная? Я не знаю. Я думаю, мы все постарались, чтобы возникла нынешняя ситуация. Потому что коллеги, которые так защищают сейчас свободу, не стеснялись пару лет назад называть всех вокруг ничтожествами и по сути запрещать людям заниматься своей профессией. И когда под эгидой продвижения современного искусства фактически оставалась без моральной и финансовой поддержки Пермская художественная галерея — это тоже было не очень хорошо. Но почему-то тогда это никого не коробило.

Конечно, не радует то, что сейчас происходит. Но меня не радует демагогия любого сорта. Так что для меня сейчас мало что изменилось. Как я всю жизнь доказывал, что делаю правильно, так и сейчас буду. Просто раньше доказывал одним, сейчас буду доказывать другим. Я исповедую некие представления о том, что такое искусство и как оно вступает во взаимодействие с человеком. И за свою территорию я готов биться. Сколько угодно.

— Я недавно была на вашей постановке «Волшебной флейты» в Петрозаводске. Которая идет по-русски с довольно вольными текстовыми вставками. Вам не пеняли, что к Моцарту так относиться нецивилизованно?

— Вот это и есть тоталитаризм навыворот! Кто-то за меня решает, что цивилизованно, а что нет. Типа моя тридцатилетняя биография в музыкальном театре не дает мне права самому это решать. И на плохом немецком исполненная в провинциальном городе опера — это лучше, чем на русском с вольностями и с некой попыткой контакта с публикой. Там же вопрос не только в том, что Моцарт поется по-русски. Там вся эта история с молодежной тусовкой на сцене, которая фактически вовлекла весь город в создание оперного спектакля. Эти ребята прямо с репетиций постили что-то в Твиттере. Оперный театр — это же такое странное учреждение с колоннами, стоит посреди города, туда надо ходить как-то по-особому, спать во время увертюры. И вдруг оказывается, что это же искусство может совершенно иначе коммуницировать!

Англичане презентовали прекрасную совершенно штуку — старинную оперу для грудничков.

Почему мы считаем, что переодевать персонажей в современное платье можно, а переводить спектакль на понятный публике язык нельзя? Вот все время это абсолютно вольное установление правил! Как музыкант я понимаю, что, конечно, итальянская опера прекраснее всего звучит по-итальянски, немецкая — по-немецки. Но когда я вижу зал, пялящийся в субтитры вместо того, чтобы смотреть мой спектакль, то как режиссер я понимаю, что это уничтожение театра. Они не видят моего спектакля. И ни одна система субтитров — даже та, что в Метрополитен-опере, — пока не решила эту проблему. Потому что театр — это здесь и сейчас. Когда ты переключаешься на титры, ты теряешь этот контакт.

Почему глобальный оперный театр перешел на язык оригинала, понятно. Это связано с системой ангажементов, звезд, stagione. Чтобы люди не переучивали все время язык, переезжая с места на место, установили некий стандарт: все учим на одном языке и с ним ездим. Но это бизнес, это не творчество. Из этого тут же изымается очень важная часть под названием «публика». Локальная публика. Это такое тоже немножко высокомерие.

— Ну все-таки тому или иному музыкальному стилю лучше всего соответствует язык оригинала.

— Мы все хорошо помним выступление мировых звезд с русскими ариями на одной очень важной сцене страны. И что, вот это издевательство над русским языком типа стильно было?

— Я понимаю, что вы вспоминаете арию Лизы в исполнении Анджелы Георгиу, которую она пела по бумажке на открытии Большого театра после реставрации. Но ведь так не всегда бывает. С коучами, например, многие работают.

— Ну, это очень длинный может быть спор. Вопрос в том, что я не ставлю в нем точку, а мои собеседники ставят. Вот и вся разница. И в этой ситуации я всегда буду проигрывать, потому что я сомневаюсь.

— Расскажите про наступающий юбилейный сезон вашего театра. Что вы для него придумали, кроме «Лисички-плутовки»?

— Мы подумали, что в юбилей нужно сделать что-то необычное. Например — выйти за пределы своих стен. У нас целых три абонемента в необычных для нас пространствах: в Театральном зале ММДМ с операми Ренессанса и барокко, где, в частности, будет дирижировать Эндрю Лоуренс-Кинг, в Камерном зале Московской филармонии и в залах Пушкинского музея. Это будут наши спектакли, так или иначе адаптированные под эти пространства. Я приложу все усилия к тому, чтобы это не были просто концертные исполнения. Но понятно, что в Итальянском дворике «Игра о душе и теле» будет выглядеть несколько иначе, чем у нас.

Еще одна история, которую мы придумали, — это обменные спектакли с нашими коллегами. То есть московские театры будут играть свои спектакли у нас, а мы у них. Начнем совсем не с оперного театра, а с РАМТа, поскольку это практически театр-побратим. Мы обменяемся с ним спектаклями в ноябре.

Что касается премьер, то у нас такой сезон птиц. Молодая девочка-режиссер Татьяна Миткалева ставит «Соловья» Стравинского. Потом — новая опера Михаила Броннера «Гадкий утенок». И в конце сезона Кирилл Симонов выпускает новую версию «Синей птицы».

Кроме этого будет такой странный опыт. Спустя 50 лет, день в день, мы показываем «Морозко» Михаила Красева, спектакль, которым театр открывался. Мы не будем восстанавливать все один к одному. Музыка та же самая, либретто то же самое, постановка новая. На самом деле у нас сейчас сложные ощущения, когда мы слушаем эту музыку. Но, думаю, юбилей позволяет нам такие опыты.

— Взаимодействуете ли вы с какими-то другими, нетеатральными, детскими институциями?

— У нас очень широкая сеть взаимодействия с очень разными структурами. С одной стороны, мы работаем с фондом Чулпан Хаматовой, с фондами, которые занимаются детьми офицеров, погибших в горячих точках. С другой стороны, мы работаем с недавно возникшей Национальной родительской ассоциацией, позволяющей нам вступать в контакт с очень большим сообществом. Это штука, которую незадолго до своей трагической кончины создала Людмила Ивановна Швецова. И понятно, что это общественно-политический проект, но в него вошли практически все общественные организации, занимающиеся очень разными аспектами детства и родительства. Начиная от матерей детей-инвалидов и кончая школами подготовки молодых людей к браку.

Мы пытаемся очень активно вариться в этом бульоне. Мы живем в очень быстро трансформирующемся мире. Мы не очень понимаем, что происходит сейчас с институтом семьи. Можно сколько угодно орать про традиционные ценности, но факт в том, что сегодняшний мир в том виде, в каком он существует, разрушает традиционную семью, он не оставляет никаких основ того, на чем семья столетиями базировалась. И не осознавать это — идиотизм. Другое дело — что делать с этой распадающейся тканью? Пытаться заклинаниями и мантрами ее собрать? Или как-то включиться в этот процесс осознания новой реальности? Что такое сегодняшние подростки, что такое их завтрашний день? Мы элементарно не понимаем, чему учить детей. Потому что тот традиционный способ подготовки к профессиям, который у нас существовал, был заточен под совершенно другую структуру жизни. Половины профессий, востребованных сейчас, еще 10 лет назад не существовало. Что делать с виртуализацией жизни? Как общаться с людьми, которые привыкли больше времени проводить в виртуальном пространстве, нежели в реальном? И так далее.

Международные организации, та же RESEO, куда мы входим, исследуют возможности по-разному коммуницировать с детьми. RESEO — это европейская структура, занимающаяся образованием в области музыкального театра. Сейчас было очень смешно. Только что прошла конференция RESEO, и мы там решили гордо презентовать наш «Кухонный концерт» с игрой на всякой дребедени. Мы приезжаем и видим 10 роликов из 10 европейских оперных пространств, которые делают ровно то же самое. С едой, с кухней, тарелками, ложками.

— Для грудничков?

— Да. Ползающих. Англичане презентовали прекрасную совершенно штуку — старинную оперу для грудничков. Сидят аутентисты с этими своими дорогущими старинными инструментами, и рядом ползает маленькое чудовище, которое пытается этот старинный инструмент познать. Желательно — расковыряв и посмотрев, что у него внутри.

Я думаю, что единственный способ оставаться жизнеспособным — это очень активно взаимодействовать. Не навешивая ярлыки, не говоря, что вот с этим не будем работать, а с этим будем, эти нерукопожатные, а эти наоборот. А очень внимательно прислушиваясь ко всей этой какофонии жизни.

И никогда не знаешь, в какой момент что возникнет. «Маленький Арлекин» возник из разговора за чашкой кофе в перерыве между заседаниями. И никто не мог поверить. Штокхаузен! С ума сошли! La Fura dels Baus! С открытым огнем! Ага, щас! Пожарные так нас и пустят! А потом ты понимаешь, что оно происходит. Можно договориться с фондом Штокхаузена. Можно договориться с пожарными. Просто нужно не бояться разговаривать с очень разными людьми с разным типом мышления.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Сен 23, 2015 5:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2015 9:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090202
Тема| Балет, Опера, БТ, Открытие сезона
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Большой театр: главный по балету — неизвестен
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2015-09-02
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/09/02/bolshoj-teatr-glavnij-po-baletu-neizvesten-296211.html
Аннотация|

4 сентября Большой театр открывает 240-й сезон оперой «Кармен» Бизе. За дирижерским пультом музыкальный руководитель театра Туган Сохиев. А среди солистов ни одной приглашенной звезды. Все буднично и экономно: только штатные певцы.

Неужели столь рутинно пройдет и весь сезон.

Премьер, конечно, обещано много. Прежде всего в опере, где над пополнением репертуара будут работать интересные постановочные команды. Например, Туган Сохиев, для которого данный сезон будет лишь вторым годом работы в Большом, возьмет на себя два новых спектакля.

Это «Осуждение Фауста» Берлиоза в постановке Петера Штайна и «Катерина Измайлова» Шостаковича — опера, над которой Туган Сохиев будет трудиться вместе с руководителем Вахтанговского театра Римасом Туминасом. Если первый спектакль может стать самым утонченным, «гурманским» проектом, то второй — таит в себе ответ на вопрос: способен ли Большой быть законодателем моды в постановке русских опер.

Еще для детской аудитории расскажут «Байки о лисе, утенке и Балде». Потом представят «Иоланту» Чайковского (дирижер Владимир Федосеев, режиссер Сергей Женовач) и «Роделинду» Генделя — совместный труд с Английской Национальной оперой.

Кроме того, будет поставлена комическая опера Доницетти «Дон Паскуале» (силами преимущественно Молодежной оперной программы), режиссер Тимофей Кулябин, тот самый, чья постановка оперы Вагнера «Тангейзер» привела Новосибирский театр в зал судебных заседаний. Правда, директор Большого Владимир Урин подчеркивает, что контракт с молодым, но ставшим уже модным режиссером, театр заключил еще до этой скандальной истории.

Все эти творческие замыслы смогут стать художественными событиями лишь только в том случае, если Большой театр, как и все ведущие оперные дома мира, станет зазывать к себе лучших из лучших исполнителей, а не рассчитывать лишь на собственные силы. Однако почему в Большом театре принято считать приглашение выдающихся исполнителей оскорблением собственной труппы? И разговор тут, конечно, не о том, вернется ли в театр Николай Цискаридзе. Хотя сейчас в балете дела обстоят еще проб лематичнее, нежели в опере. Нынешний сезон балетная труппа театра начнет под новым руководством.

Чьим именно, пока официально неизвестно. Вероятно, Сергея Филина, с именем которого связаны не громкие творческие успехи, а криминально-кислотные ЧП, заменит известный танцовщик и хореограф, лауреат премии «Золотая Маска» 40-летний Вячеслав Самодуров, получивший возможность поставить в Большом театре «Ундину» на музыку Ханса Вернера Хенце.

Имя нового начальника балета обещано назвать в середине сентября.

Скорее всего, это произойдет на традиционном сборе труппы. Но в этом году Большой театр созывает коллектив на собрание, всегда предшествующее открытию сезона, не перед началом работы, а неделю спустя. Повинна в этом опять же балетная труппа, которая задерживается на заморских гастролях. Так что пока вопросов о творческом реноме театра больше, чем ответов.

Тем не менее Владимир Урин, генеральный директор Большого театра, уверен в новом сезоне.

— Я работаю в театре почти пятьдесят лет и стараюсь учитывать разнообразные риски.

Как директор, в конечном счете, я в ответе за то, что происходит на сцене. Я хочу работать с одаренными людьми.

Наша история слишком богата примерами, когда человека уничтожали, считали врагом народа, а потом называли гением. Надо честно относиться к делу, а потом прислушаться и понять, ошибся или нет. Я не исключаю, что в каких-то решениях мы можем быть неправы. Я не боюсь ответственности. Оглядываться на то, что кто-то шепчется из-за того, что ты пригласил в театр какого-то человека, я не буду. Может получиться спектакль, может оказаться неудачным. Надо стараться услышать тех, кто без конъюнктуры оценивает то, чем мы занимаемся.

СПРАВКА

● Государственный академический Большой театр России (ГАБТ) — один из крупнейших в России и один из самых значительных в мире театров оперы и балета.

● За время существования театра здесь было поставлено более 800 произведений.

● Труппа Большого театра часто гастролирует, имея успех в Италии, Великобритании, США и многих других странах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 03, 2015 8:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090302
Тема| Балет, Опера, БТ, Открытие сезона
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Дон Кихот и гадкий утенок
Большой театр обещает много интересного

Где опубликовано| © Новые Известия
Дата публикации| 2015-09-03
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-09-03/226595-don-kihot-i-gadkij-utenok.html
Аннотация|

Новой постановкой оперы «Кармен» начнется сезон в Большом театре. Он будет весьма насыщенным. В принципе Большой мог бы устроить небольшие торжества: нынешний сезон в истории театра – двести сороковой. Но директор ГАБТа Владимир Урин решил сосредоточиться на работе и отложить праздник «лет на десять», что, конечно, не отменяет отдельных торжеств. К примеру, может ли российский театр пройти мимо 175-летия Чайковского? Вопрос, конечно, риторический.


Гамбургский балет покажет в Большом «Ромео и Джульетту» в постановке Джона Ноймайера.
Фото: С САЙТА ТЕАТРА


В этом сезоне опера «Иоланта» в Большом театре получит новое воплощение. Свою версию к 28 октября на Исторической сцене сделают дирижер Владимир Федосеев, драматический режиссер Сергей Женовач и сценограф Александр Боровский. В честь юбилея композитора «Иоланта» пойдет в один вечер с сюитой из балета «Щелкунчик», как было при Чайковском.

Оперу Шостаковича «Катерина Измайлова» (вторая редакция оперы «Леди Макбет Мценского уезда») будут ставить – 18 февраля на той же Исторической сцене – Туган Сохиев и худрук Вахтанговского Римас Туминас. Он, как и Женовач, дебютант в оперном театре. Намечена и плановая сенсация – в Большом появится свой Гендель. На Новой сцене 13 декабря пройдет премьера «Роделинды» – совместная постановка с Английской национальной оперой. Режиссер Ричард Джонс и дирижер Кристофер Мулдс разыгрывают опус 1725 года (либретто оперы рассказывает о сопротивлении деспоту) в обстановке Италии времен фашизма.

Нестандартное обновление афиши редкой в российском театре музыкой случится 22 июля: дадут ораторию «Осуждение Фауста». Дирижер Туган Сохиев и режиссер Петер Штайн намерены представить сочинение Берлиоза как полноценный спектакль.

Известный всей стране режиссер Тимофей Кулябин будет работать над комической оперой Доницетти «Дон Паскуале». Премьера в апреле. Зная неординарно мыслящего Кулябина, нельзя предполагать, что он сделает чисто развлекательную вещицу о глуповатом старике, которого дурит молодежь. Любящие родители могут привести чад 10 октября на «Байки о Лисе, Утенке и Балде» – это новая детская опера в Бетховенском зале. В триптих войдут «Гадкий утенок» Прокофьева, «Байка про лису, петуха, кота да барана» Стравинского и, наряду с классиками, – опера современного композитора Александра Праведникова по Пушкину, «Сказка о попе и его работнике Балде». Режиссер Дмитрий Белянушкин – фигура проверенная, он делал в Большом театре семейный спектакль по сказке Андерсена. «Оперный бал» памяти Елены Образцовой 10 ноября тоже рекомендуется всем, а петь будут звезды мировой оперы, которых «театрализует» режиссер Дмитрий Бертман.

Балет «Дон Кихот», один из лидеров зрительского спроса, со 2 февраля будет идти не в сравнительно небольшом зале Новой сцены, а в основном здании Большого. И в новой сценографии Валерия Левенталя. На Новой же сцене возникнет «Вечер современной хореографии»: возобновленный балет Килиана «Симфония псалмов» и две новые для России постановки – «Вариации не темы Франка Бриджа» Ханса ван Манена и «Совсем недолго вместе» Пола Лайтфута и Соль Леон. Компания известных хореографов (все они из Нидерландов) и композиторов выбрала знаменитых – Бриттена, Бетховена, Стравинского и Макса Рихтера. Постановщик балета «Ундина» Вячеслав Самодуров, который к 24 июня создаст балет с помощью композитора Ханса-Вернера Хенце, пленился автором, который, как считает хореограф, писал музыку восхитительную, как триллер, и не столько о рыцарской любви, сколько о «неизведанном, упоительном и разрушительном».

Октябрьский вечер в честь Плисецкой задумывался при ее жизни, с балериной согласовали программу, а теперь в память Майи Михайловны покажут концертные номера и фрагменты ее любимых балетов и, кроме того, одноактные спектакли «Кармен-сюиту» и «Болеро». Танцуют ведущие солисты Большого театра, артисты Балета Лозанны и приглашенные знаменитости – Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева, Наталья Осипова. Будут и гастроли: с 16 по 24 января в Большом выступает Гамбургский балет (с двумя спектаклями Джона Ноймайера – «История Золушки» и «Ромео и Джульетта»). А если добавить, что в афише сезона еще и фестиваль к 60-летию Леонида Десятникова, юбилейный вечер к 85-летию Геннадия Рождественского, гала-звезд балета в честь артиста и педагога Бориса Акимова, балетные вечера памяти Софьи Головкиной и Раисы Стручковой, творческий проект Светланы Захаровой (с ее личными премьерами) и многочисленные концерты в Бетховенском зале – стоит просить судьбу о том, чтоб на все это хватило и времени, и денег.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Сен 23, 2015 5:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 04, 2015 1:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090401
Тема| Балет, «Кремлевский балет», Персоналии, Андрей Петров
Автор| Анна Ефанова
Заголовок| «Близость к президенту заставляет нас быть собранными»
Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2015-09-04
Ссылка| http://izvestia.ru/news/590876
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Худрук «Кремлевского балета» Андрей Петров — о планах на новый сезон и реформах в Большом театре


Фото: ТАСС/ Юрий Машков

С 17 по 30 сентября в Москве пройдет IV Международный фестиваль балета в Кремле, в котором примут участие самые востребованные артисты из разных уголков мира. До старта танцевального форума корреспондент «Известий» встретился с художественным руководителем и главный балетмейстером театра «Кремлевский балет», народным артистом России Андреем Петровым, чтобы расспросить его о настоящем и будущем в Государственном Кремлевском Дворце.

— С каким настроением вы готовитесь к очередному балетному фестивалю?

— С хорошим, поскольку в этом году мы представим публике очень интересный состав артистов. Это не те гуру, которые давно перестали выступать на сцене, а солисты, танцующие в большинстве европейских театров и занимающие первые позиции в мире.

— Приедут все, кто хотел, кого приглашали?

— Нет. На днях Александр Джонс из Цюрихского балета сообщил, что не сможет прилететь. Он нас подводит второй год подряд, но просит, чтобы мы пригласили его еще раз. Боюсь, что так рисковать в следующем году мы не сможем. Договорились с Дмитрием Семионовым — премьером Балета Дрезденской государственной оперы и Дортмунд-балета — он станцует «Корсар».

— Для вас важен уровень балетной труппы?

— И да, и нет. Понятно, что высокие результаты покажут ведущие коллективы Лондона, Парижа, Берлина, Вены. Мы ориентируемся на личные достижения солистов. Тем более, что многие из них переходят из одной балетной труппы в другую. Так исторически сложилось, что балет — это большая международная семья, в которой чрезвычайно важно творческое общение.

— Как долго разучивается один спектакль? Основу этого фестиваля традиционно составят балеты в вашей постановке или редакции.

— Конкретные сроки зависят от принципов работы артистов. В прошлом году, например, солисты Норвежского балета Иоланда Корреа и Йоэль Карреньо приехали к нам идеально подготовленными. Уверен, что им будет достаточно двух-трех дней для встречи с труппой и обсуждения спектаклей.

Бывают случаи, когда мы заранее приглашаем артистов. В этом году так будет работать с нашими педагогами солистка Азербайджанского театра оперы и балета Нигяр Ибрагимова. Она приедет за восемь дней до показа «Тысячи и одной ночи», чтобы посмотреть работу мировых звезд и самой достигнуть высокого уровня мастерства.

— Тяжело ставить балет и в нем не танцевать?

— Кажется, что легче смотреть на спектакль со стороны. Артистам нужно ежедневно ходить в класс и постоянно совершенствоваться, работать над своими недостатками.

Когда мне пришел срок идти на пенсию в Большом театре, то я вздохнул с облегчением. Знаю, что некоторые по этому поводу чуть ли не кончают с собой. А я был рад, что могу посвятить себя тому главному, что хотелось. Смотреть свой новый спектакль иногда гораздо труднее, чем танцевать — настолько сильно волнение за артистов.

— Сейчас ваша работа не помеха дружбе с Большим театром?

— Поскольку большинство репетиторов вышло из Большого театра, для нас это символ и святое место — храм национальной культуры, место, откуда мы все вышли, где получили высшие профессиональные знания. Другой вопрос, что в последнее время Большой не очень соответствует этой роли.

— Имеете в виду давние скандалы?

— Не только их. Вообще — отношение к искусству. Раньше билет в Большой театр стоил 3 руб. 50 коп. и никогда не поднимался выше. Что это значит? Что любой человек независимо от его достатка мог прийти, посмотреть спектакль. Сейчас все не так. А значит — театр не олицетворяет моральные, этические и культурные ценности народа. Работает для элиты, которая, допустим, в состоянии купить себе ложу. Разве наша элита разбирается в искусстве? Как она настроена: патриотически — не патриотически? Все-таки история русского искусства — это большой патриотизм деятелей, работавших в театрах: Мариинском и Большом.

— Как вы относитесь к тому, что с марта 2016 года в ГАБТе не будет худрука балета?

— Мне кажется, что это абсурд. Кто поведет за собой такой огромный коллектив с массой выдающихся солистов? Кто даст дорогу молодым?

— Видимо, для решения этих задач Владимир Урин учредит должность директора балетной труппы.

— Мне кажется, что будущий директор станет сугубо административным лицом. А разговор о продюсере в балете я считаю бессмысленным. Сергей Дягилев был великолепным знатоком театра, но в своей жизни не придумал ни одного балетного па.

— Театр может достигать успехов без художественного руководителя?

— Нет, не может. Другое дело, что в идеале он должен быть творческой личностью, а не только профессионально исполнять свои обязанности. На моей памяти замечательным худруком был Махар Вазиев в Мариинском театре. Он прекрасно знал свое дело и понимал мировые тенденции. Конечно, тогда многое диктовал Валерий Гергиев. Впрочем, как и сейчас. Но даже в балете Гергиев всегда делает правильный художественный выбор.

— Почему Андрис Лиепа стал худруком «Кремлевского балета» так громко, а ушел так тихо?

— Такое решение приняло руководство. Я к этому не причастен. Балетная труппа как ходила ко мне советоваться и подписывать все бумажки, так и ходит. Андрис с кем-то что-то репетировал, конечно. Но педагогов и репетиторов вместе не собрал ни разу. Видимо, он хотел всех уволить и набрать новый театр.

— Кажется, никаких кардинальных смен не планировалось.

— Изменения возможны. Нужно только ясно видеть перед собой конечную цель. Когда ты создаешь что-то лично для себя — это одно. Если для развития балета, театра и артистов — другое. Творческие результаты напрямую зависят от того, что ты представляешь себе, к какой цели идешь.

— Работа над новой концепцией развития театра завершена? О ней Андрис рассказывал после своего назначения в мае 2014 года.

— Я первый раз слышу об этом от вас. Он не озвучивал здесь свое новое видение. Наверное, лучше всего будет обсудить с ним его концепцию и ее реализацию.

Пока для нас основным является большой спектакль с сильнейшими внутренними переживаниями. Ведь наше искусство воздействует только через эмоциональную встряску. Если спектакль на зрителя произведет впечатление, он будет размышлять о нем день, неделю, месяц, год.

А что сейчас практикуют? Лишь бы взять с Запада что-нибудь, на самом деле не такое новое и не такое хорошее, к сожалению. Что дадут модные иностранные хореографы российскому зрителю? Не всякое новое — лучше старого.

— Какие инновационные методы можно применить к вашей труппе, чтобы ей не навредить?

— Сочетание современной хореографии с классикой. Нам ведь изначально хотелось заняться постановкой экспериментальных спектаклей, но руководство сдерживало. Считали, что зритель не пойдет на такой балет. У нас даже сняли ряд спектаклей, например, «Коппелию». Причины всегда можно найти — от личных до общественных. Когда ты создаешь новый спектакль, то никогда не знаешь, какая его ждет судьба со временем.

— Как на вашем коллективе отражается близость к президенту?

— Она заставляет нас быть собранными. Владимир Владимирович может прийти на спектакль в любой момент. Если кто не знает, он великолепно разбирается в искусстве и балете. Он родился в Санкт-Петербурге — городе искусства и культуры. Лично я отношусь к Владимиру Владимировичу с большим уважением.

— Кто чаще бывал на спектаклях вашего театра: Борис Ельцин или Владимир Путин?

— Владимир Владимирович, конечно. Он видел «Эсмеральду», «Ромео и Джульетту». Президент смотрит наши выступления на различных концертах, праздниках. Мы всегда стараемся работать на самом высоком уровне.

— Каким вы видите настоящее «Кремлевского балета»?

— «Кремлевский балет» в развитии, в творческих поисках и это нормальный процесс для здорового творческого коллектива. На Западе нас всегда восторженно принимает и профессиональное сообщество, и зритель. Российская критика часто унижает, но сейчас она мало профессиональна и не стоит принимать ее близко к сердцу.

— Развитие театра ясно?

— В дальнейшем наше направление может быть самым разным. Главное — сохранить стиль, заключающийся в сочетании классической и современной хореографии. Вне зависимости от того, есть или нет сюжет, спектакли должны содержать смысл, иметь высокие идеи и мысли. К нам в труппу приходит молодежь без творческого и человеческого опыта. Артистам должно быть интересно работать, чтобы продолжать общее дело.

— Какую цель вы ставите перед собой?

— Мне бы хотелось улучшить качество мужского кордебалета. В Казани, например, 24 мальчика танцуют классику, как один. Мы такого позволить себе не можем. Я должен придумывать такие движения, чтобы публика Кремлевского дворца чего-то не заметила.

— Чем вы гордитесь?

— Важно, что театр был создан, живет. Что в нем есть очень талантливые артисты, прекрасные педагоги. Серьезный для меня вопрос, кто дальше поведет этот корабль. Может быть, такой человек повернет его в другую сторону. Но этот человек должен понимать, что такое классика, современность, база, на которой мы стоим. Что значит русская культура, на которой мы все должны быть воспитаны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 08, 2015 3:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090801
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль DanceInversion
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Что смотреть на фестивале DanceInversion
Африканская Кармен и французский поэтический хип-хоп

Где опубликовано| © ТеатрALL
Дата публикации| 2015-09-08
Ссылка| https://www.teatrall.ru/post/2506-chto-smotret-na-festivale-danceinversion/
Аннотация|

Международный фестиваль DanceInversion привозит в Москву яркие труппы, специализирующиеся на современном танце, и старается, чтобы компании были очень разными. В этом году он начнется 20 сентября и продлится до 24 ноября.

Rouge (Красный)
Компания S’Poart (Франция)



Фото — Le Poulpe

Спектакль назван так, потому что его постановщик, хореограф Микаэль Ле Мер, считает красный цвет цветом хип-хопа — проходя по улице, вы не можете не обратить внимания на вертящихся у асфальта парней, точно так же, как автоматически взглянете на яркое красное пятно. При этом сама постановка выстроена вовсе не на «красных» акцентах, а на контрасте света и тьмы, кажущихся айсбергами легких панелей задника и черных костюмов семерых танцовщиков. Микаэлю Ле Меру 38; вся его жизнь связана с хип-хопом — в этой компании он начинал как танцовщик, теперь ставит для нее спектакли и проводит мастер-классы от Квебека до Китая. Его фишка — «поэтический хип-хоп»; трюковые эпизоды (вроде вращения на голове, когда кажется, что артисты своими макушками сейчас стремительно пробурят сцену) сменяются эпизодами странно-лирическими, когда движения замедляются, как в воде или во сне. Музыка Жюльена Камарены дышит вместе с хореографией: то задает агрессивный трюковой темп и чуть не кричит, то мечтательно посвистывает что-то себе под нос. 20 и 21 сентября в РАМТ, продолжительность — 60 мин.

Now (Сейчас)
Компания Каролин Карлсон в сотрудничестве с Театром Шайо (Франция)



Фото — Laurent Paillier

Матриарх современного танца во Франции, американка, приехавшая в Париж полвека назад и встряхнувшая Парижскую оперу так, что та развернулась к современной хореографии; худрук Ла Фениче и руководитель танцевальной программы Венецианской биеннале; худрук Кулльберг Балета — все это этапы биографии Каролин Карлсон. Сейчас у нее статус живой легенды и небольшая труппа в городке Рубе рядом с бельгийской границей; спектакли ее все более напоминают древние японские гравюры. Имя им — неспешность; картина для медитации. «Now» — это разговор о сегодняшнем дне, но «сегодняшнего дня», как мы понимаем его (в политическом и бытовом смысле, например) в спектакле нет. Есть — в смысле буддийском. В спектакле звучат тексты Рильке, Бодлера, Чеслава Милоша и фразы, что пришли в голову артистам на репетициях. Музыка Рене Обри, как всегда, навевает меланхолию. Дом Каролин Карлсон — башня из слоновой кости; пусть все вокруг горит и рушится, на ее спектаклях это не сказывается никак. 22 и 23 сентября на Новой сцене Большого театра, продолжительность — 75 мин.

Correction (Коррекция)
VerTeDance в копродукции с Clarinet Factory (Чехия)



Фото — Vojtech Brtnicky and Radek Holes

Эта маленькая труппа была создана десять лет назад в Праге двумя танцовщицами (Тереза Ондрова и Вероника Кнытлова) и одним художником по свету (Павел Котлик), и с тех пор стала одним из важных театров чешской столицы. Спектакль «Коррекция» сочинен артистами вместе с режиссером: Иржи Гавелка поставил им задачу — час двигаться, не сходя с места, а семь танцовщиков старались с ней справиться. Одним из отчетливых мотивов спектакля стал мотив стремления к свободе и «дружеского» контроля: всем предписано стоять на месте, приклеившись ступнями к полу; ок, но кто-то стоит ровнехонько, а кто-то извивается так, будто сейчас оторвется от земли. И тогда «лоялист» начнет одергивать «бунтовщика» — что ж ты делаешь, надо стоять ровно. Неизменное чувство юмора, свойственное Ондровой и Кнытловой, особенно украшает эту притчу. 27 и 28 сентября в Центре имени Мейерхольда, продолжительность — 55 мин.

Carmen (Кармен)
The Dance Factory (ЮАР)



Фото — John Hogg

Наголо выбритая голова, к которой прикреплен алый цветок; красное платье, опасная и обаятельная ухмылка — этой Кармен, кажется, лет пятнадцать, и по сравнению с ней цыганка Мериме — образец добропорядочности. Африканская Кармен выросла в Соуэто — и сейчас задаст всему миру так, что мало не покажется. Танцовщица и хореограф из ЮАР Дада Масило открывает старинные балетные сюжеты с любопытством подростка и сообщает о своих находках с великим энтузиазмом («Представляете, я обнаружила, что Чайковский был гомосексуалом!» — так она предваряла свое недавнее «Лебединое озеро»). Она не скрывает, что при постановке «Кармен» на нее сильное влияние оказал спектакль Матса Эка — и характерные угловатые движения можно увидеть в каждой сцене. Но сама Дада вложила в свое сочинение столько яростной, откровенной, чистой энергии, что залы самых громких фестивалей влюбляются в ее Кармен мгновенно и обреченно — как бедолага Хозе. 7 и 8 октября в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, продолжительность — 60 мин.

Mad cup of Tea (Безумная чашка чая)
Театральная группа Krepsko (Чехия/Финляндия)



Фото — Krepsko

Черный юмор и волшебный цирк, а также волшебный юмор и черный цирк — вот что такое этот спектакль, сочиненный Линнеей Хаппонен. Хрупкий искусственный мир с захватывающим его сумасшествием, спектакль-игрушка, безусловно отсылающий к «Алисе в стране чудес» придуман финской хореографиней, когда ей пришла в голову идея поговорить о родной стране. С ее точки зрения, Финляндия — это место, где люди пьют много кофе, часто совершают самоубийства и страшно любят танго. В танго же исторически записана опасность — этот танец возник в портовых районах, где моряки вели шлюх, спрятав ножи в носках. Ну вот — смерть рядом, чашка рядом, звучит живая музыка. Потанцуем? 23 и 24 октября на Малой сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, продолжительность — 60 мин.

Торобака
Исраэль Гальван (Испания) и Акрам Хан (Великобритания)



Фото — Jean Louis Fernandez

«Торо» — это, как многим известно, по-испански бык. «Бака», как знают немногие — по-испански же «корова». Звезда фламенко Исраэль Гальван и хореограф Акрам Хан, специализирующийся на индийском танце катхак, сочинили спектакль-дуэль и назвали его в честь священных животных Испании и Индии. «Торобака» — соревнование двух виртуозов; колокольчики на щиколотках Хана сражаются с каблуками ботинок Гальвана; публика следит за микродвижениями рук и неспешными перемещениями актеров по сцене. А продвинутый зритель получает свое удовольствие — он видит, как вдруг возникают отчетливо индийские жесты в строгом фламенко и им отвечают жесты испанские у Хана. Музыка, разумеется, живая — как принято и в Индии, и в Испании. 11 и 12 ноября в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, продолжительность — 80 мин.

Милонга
Сиди Ларби Шеркауи, Sadler’s Wells (Великобритания)



Фото — Tristram Kenton

На сцене лондонского театра Sadler’s Wells, что дает приют и помогает многим танцевальным проектам, хореограф Сиди Ларби Шеркауи собрал спектакль эффектный и простодушный одновременно. Милонга — то есть танго-вечеринка — и есть милонга: каждый дуэт транслирует историю страсти, на постановку были приглашены аргентинские артисты, а на задник проецируются виды Буэнос-Айреса. Серьезное знакомство постановщика с контемпорари (вообще-то — один из ведущих европейских хореографов) видимо лишь специалистам; публика же просто получает удовольствие. 23 и 24 ноября на Новой сцене Большого театра, продолжительность — 90 мин.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Сен 23, 2015 5:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2015 9:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090901
Тема| Балет, Premia Positano la Danza Leonide Massine
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Наградной пляж
Названы лауреаты Premia Positano la Danza Leonide Massine

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №164, стр. 11
Дата публикации| 2015-09-09
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2805200
Аннотация|


Фото: Vito Fusco

В итальянском Позитано в 43-й раз наградили лауреатов ежегодного международного балетного конкурса Premia Positano la Danza Leonide Massine — старшего брата отечественного Benois de la danse. ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА — о правилах конкурса и финальном гала победителей.

Российский и итальянский балетные "Оскары" черпают вдохновение из одного — дягилевского — источника. Но если имя петербуржца Александра Бенуа москвичи присвоили себе произвольно, то итальянцы, 43 года назад прописавшие свой конкурс в Позитано, на дягилевского фаворита, танцовщика и хореографа Леонида Мясина имеют полное право. В шести километрах от сказочного курорта находятся купленные им три скалистых островка, именуемые "Петухи" (Li Galli). Самый плодовитый дягилевский питомец, увезенный Сергеем Павловичем в 1913 году из Большого театра в возрасте 17 лет, более тридцати лет был самым востребованным хореографом мира и кормил своими постановками всю Европу и Америку. В свободное время он трудился на своем острове с энтузиазмом советских инженеров, заполучивших заветные шесть соток: мешками завозил туда землю с континента, высаживая виноград, разводя овечек и понукая ленивых итальянских работников. После смерти хореографа-земледельца его расцветшую собственность купил не менее прославленный соотечественник-беглец — Рудольф Нуреев, обустроивший себе в отреставрированной нормандской башне XIII века балетный зал. Нынешние владельцы чтят память прежних, оберегая доставшиеся им реликвии и ежегодно запуская на романтический остров балетных лауреатов, судей и организаторов премии Позитано--Мясина.

Но главная фишка итальянской премии — ночной концерт лауреатов, для которого на пляже специально выстраивают сцену, так что весь амфитеатр взобравшегося на горы городка становится гигантским зрительным залом с VIP-партером, раскинувшимся прямо на песке. Правила конкурса обескураживающе просты: пять-шесть критиков из разных стран (международное жюри, состав которого знают только организаторы) заранее называют по три-четыре претендента на каждую из десяти номинаций. Побеждают те, чьи имена встречаются наибольшее количество раз. Но — и в этом отличие конкурса от нашего Бенуа — победители обязаны станцевать в Позитано, иначе премия достается ближайшему преследователю. Еще один принципиальный момент: лауреатом Позитано можно стать только один раз в жизни — это жесткое правило обеспечивает неустанный поиск новых дарований.

Оказавшаяся в числе судей обозреватель "Ъ" была рада отметить победу трех своих кандидатов: "балериной года" стала Екатерина Крысанова из Большого театра, совместный приз Бенуа--Мясина получил премьер "Ковент-Гардена" Эдвард Уотсон, "лучшей итальянской балериной" названа Николетта Манни. И как раз она, вопреки традиции, в Позитано не приехала: по официальной версии, из-за внепланового выступления, однако, по слухам, юную приму "Ла Скала" не пустил на позитанский пляж худрук Вазиев, побоявшийся, что его сокровище получит травму накануне эпохальной премьеры "Спящей красавицы", которую готовит в миланском театре Алексей Ратманский. Не явились и этуали Парижской оперы — "танцовщик года" Матиас Эйман и "лучшая молодая балерина" Лора Эке, которая только что получила это звание. Они тоже экстренно заменили коллег в спектакле — и в этом случае официальной версии можно доверять вполне, поскольку при новом худруке Парижской оперы Бенжамене Мильпье травматизм артистов принял лавинообразный характер (см. "Ъ" от 15 июля).

Забавное отличие итальянского гала лауреатов от проходящего в комфорте Большого театра концерта призеров Бенуа — в репертуарных предпочтениях. В то время как московские организаторы стараются представить новинки мировой моды, прося победителей танцевать новые партии, за которые они были награждены, итальянцы жаждут традиционной классики, вымаливая у лауреатов хоть какое-нибудь па-де-де — желательно с фуэте и большими пируэтами. Однако на фанерной сцене, пропитанной морской солью и овеваемой бризом, артисты рисковать не хотят, настойчиво предлагая современный, хоть и пуантный, репертуар, так что в гала-2015 пачек и колетов не было и в помине.

Королями концерта оказалась парочка "лучших современников": Бригель Гека и Райли Уоттс исполнили знаменитый форсайтовский перепляс, недавно переставленный автором специально для них. Московским балетоманам этот DUO 2015 известен по прощальному концерту Сильви Гиллем, в котором бескостные бородатые хохмачи едва не перещеголяли саму героиню вечера, выворачивая свои тела самым нечеловеческим, но парадоксально естественным образом и превратив внешне формальный дуэт в общедоступную новеллу о дружбе людей и взаимопроникновении танцевальных эпох. Екатерина Крысанова пошла на риск, исполнив дуэт из балета "Крик" вместе с его автором — хореографом-дебютантом Андреем Меркурьевым. Риск не оправдался: банальная хореография с трепетными кружениями, пробежками и аффектированными переживаниями героев будто перекочевала из безвременья 1970-х, ничем не подтвердив исключительность "лучшей балерины года". Лауреаты-мужчины затерялись в тени партнерш: в роскошном драматичном поединке Уэйна Макгрегора "Qualia" безупречный Эдвард Уотсон безропотно отдал пальму первенства партнерше Лорен Катберсон, а "лучший молодой танцовщик" Исаак Эрнандес в адажио Ханса ван Манена "Two Pieces for HET" выглядел беспомощной жертвой вампирского натиска Юргиты Дрониной.

Явно не тянул на звание "хореограф года" и молодой англичанин Лиам Скарлетт, выигравший в соревновании с Алексеем Ратманским: его претенциозные "Асфодельные поля" отличала жеманность и натужное изобретательство. Несколько ловких поддержек, сочинением которых хореограф явно гордится, подавая их на блюдечке, вычленив из потока стертых движений и мизансцен, не добавили ни логики, ни оригинальности тупиковому любовному дуэту, в котором очаровательную приму "Ковент-Гардена" Сару Лэмб невыгодно оттенял (но умело поддерживал) грузный немолодой мужчина по имени Беннетт Гартсайд.

Тщету подобных балетмейстерских ухищрений лишь подчеркнула гениальная простота фрагмента из "Гвоздик" Пины Бауш — знаменитого пантомимного монолога "The Man I Love", который его первый исполнитель Лутц Форстер, ныне директор Танцтеатра Вупперталя, награжденный за танцевальную карьеру, исполнил с пронзительной беззащитностью и подлинным величием. Простейшими жестами артист рассказывал о быстротечности жизни, о мучительной любви к ней, такой прекрасной, но утекающей меж пальцев как морская вода. И чудилось, будто призрак Пины Бауш, искусство которой разрушило сибаритское удовольствие от экзотики морского концерта, с кроткой укоризной улыбался из-за его плеча.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Сен 23, 2015 5:49 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2015 4:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090902
Тема| Балет, GQ Человек года 2015, Открытие года, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Открытие года 2015: Иван Васильев
Где опубликовано| © Мужской журнал GQ
Дата публикации| 2015-09-08
Ссылка| http://www.gq.ru/moty/gq_chelovek_goda_2015_8578/128338_otkrytie_goda_2015_ivan_vasilev.php
Аннотация|

Любимец публики и света, балетный артист Иван Васильев поменял профессию – сам вдруг стал хореографом, устроив фурор постановкой «Балета № 1».


Смокинг из шерст­и с атласными деталями, хлопковая рубашка, галстук-бабочка из шелка, запонки из металла с посеребрением, все Ermenegildo Zegna.

В этом году танцовщик Иван Васильев, на сцене привычно сигающий под колосники, сделал прыжок за сцену – теперь он стоит в кулисах и смотрит, как друзья исполняют его хореографию. С артистической карьерой он расставаться не собирается – Спартаки и графы Альберты в Москве, Питере, Милане остаются при нем. Но «Балет № 1», на премьере в Barvikha Concert Hall объединивший юных светских дев и потрепанных жизнью балетоманов, стал переходом в иное качество. Качество балетмейстера.


Предыдущие десять лет (призы, премии, главные роли на Васильева по­сыпались с шестнадцати) теперь перерабатываются и идут в дело. По­бе­да минского школьника на международном конкурсе артистов балета в Москве в 2005-м. Тогда газеты закричали гендиректору московского Большого театра: «Хватайте мальчишку, через год его утащат американцы!» В 2006-м дебют в минском Большом: школа еще не окончена, впереди выпуск, но белорусский худрук хочет убедить парня остаться в Минске, хочет предъявить ему перспективы. «Дон Кихот», «возлюбленная» ровно в два раза старше героя, она уже не слишком ловко сгибается в прыжке – но парень носит ее как знамя, не забывая ухмыляться «ее подругам» и хулигански приобнимать их. Минчанам удержать Васильева не удается – следует приглашение в московский Большой. «Спартак», казалось бы, давным-давно превратившийся в памятник шестидесятым, оживает с его приходом и снова наполняется энергией восстания. Триумфы, триумфы, триумфы – и быстро выстраивающаяся клетка амплуа. Танцовщик для силовых балетов Григоровича? Да, конечно. Принц для классических балетов? Ну что вы, батенька, он же атлет, а не эльф.


«Я не хочу умереть в костюме Спартака», – доносит балетная молва фразу, будто бы сказанную героем, когда он вместе со своей партнершей Натальей Осиповой увольняется из Большого театра. Год 2011-й. Трудовая книжка ложится в петербургский Михайловский театр – менее престижный в балетной табели о рангах, но предоставляющий полную свободу репертуара. Здесь Васильев кроит классическую хореографию под себя – но не упрощает текст, как делают многие его коллеги, а усложняет его, насыщает сверхсложными трюками. Половина знатоков лежит в обмороке от такого обращения со старинными текстами, половина бешено ему аплодирует. Ругань между «василеманами» и «василефобами» в сети достигает накала религиозных войн; Васильев все это читает, но демонстративно не учитывает. «Я слушаю только своего педагога», – говорит он, работая с мудрым, спокойным, усталым Юрием Владимировым, звездой Большого театра 1960-х.

«Ундервуд» на музыку Макса Рихтера предъявлен публике в апреле, на петербургском фестивале Dance Open. Фест, каждый год собирающий на брегах­ Невы балетных звезд со всего мира, зовет Васильева как виртуозного исполнителя – но тут танцовщик предлагает им же сочиненный номер. Предлагает бесплатно, как бонус к преду­смотренному контрактом «Пламени Парижа», – так важно показать народу, проверить впечатление. И уговорив своего друга, солиста Большого театра Дениса Савина, поучаствовать, становитс­я вместе с ним пишущей машинкой.


Точнее, одновременно и руками, что бьют по клавишам, и клавишами, прогибающимися под ударом. Тело каждого танцовщика вздрагивает в воздухе, откликается на невидимый удар, успокаивается и вздрагивает снова – и все это происходит мгновенно. И в крохотном этом номере звучит очевидный вызов: вот, вы таким хотите видеть балетного артиста? Простое воспроизведение буквы – как пишущая машинка? Ничего нельзя менять, говорите вы? Но мы-то живые. Мы имеем право меняться и менять.


А в мае в Барвихе выходит «Балет № 1».


Так называется программа целиком – набор миниатюр в первом отделении и «Болеро» во втором. Васильев почти устраняется со сцены – лишь, чтобы совсем уж не разочаровывать поклонников, выходит с Марией Виноградовой в дуэте из фокинской «Шехеразады». Все остальное время отдано его коллегам из Большого и его собственным сочинениям. И здесь в Fake Man на музыку Вивальди герой Антона Савичева упорно пытается поговорить с пластиковым манекеном, растревожить тупую куклу, растрясти, но сдается и замирает в кукольной позе – вряд ли можно найти в современной хореографии более отчаянный вопль об актерской судьбе. Денис Савин и Александр Смольянинов воспроизводят «Ундервуд» – и в этом дуэте он звучит тише, не так горько (ну конечно, этим-то парням меньше доставалось от блюстителей классических текстов). А в «Болеро» Васильев рассказывает историю человека, обреченного быть лидером.


Просто потому, что иначе он не может. Вот ходит маленькая толпа по сцене – все спешат по своим делам. И только один обнаруживает невидимую стенку и прорывается сквозь нее. И – дальше гулял бы один свободно, в чем проблема? – начинает выпихивать друзей из обыденности в открытый мир, где жизнь непредсказуемее, опаснее и живее. И затрепанная музыка Равеля (после Бежара за полвека ее пытались использовать чуть не полсотни бездарных хореографов) звучит ясно, торжественно и свежо.


Балет номер один. Ну, чтоб не последний.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2015 5:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015090903
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Михаил Мессерер
Автор| Виталий Котов
Заголовок| Михаил Мессерер: «Я перфекционист!»
Где опубликовано| © sobaka.ru
Дата публикации| 2015-09-01
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/portrety/39221
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Главный балетмейстер Михайловского театра работал в труппах Ролана Пети и Нинетт де Валуа, Мориса Бежара и Матса Эка, является приглашенным педагогом в Ла Скала, нью- йоркском ABT и Венской опере. В сентябре он открывает 183-й театральный сезон премьерой балета «Корсар».



Вы получили имя в честь деда, который был зубным врачом, но стал основателем театральной династии?

Да, это так. Он был образованным человеком, говорил на восьми европейских языках, не знал лишь английского, а в возрасте семидесяти пяти лет решил прочитать Шекспира в подлиннике, пошел на курсы и выучил английский. Дед увлекался театром, водил на спектакли своих восьмерых детей, которые потом в лицах разыгрывали увиденное. Его старший сын, мой дядя Азарий Азарин, стал актером и режиссером, работал со Станиславским и Немировичем-Данченко и возглавлял московский Театр имени Ермоловой. Старшая дочь, Рахиль, была звездой немого кино, но оставила карьеру, когда вышла замуж и родила троих детей Михаилу Плисецкому, советскому консулу на Шпицбергене, который был репрессирован и расстрелян. Елизавета Мессерер была талантливой комической актрисой. Асаф Мессерер — выдающийся танцовщик Большого театра, а впоследствии великий педагог. В возрасте шестнадцати лет, побывав на балете «Коппелия», он влюбился в этот жанр и, проучившись всего два года, поступил в Большой театр, тут же став его премьером. Балет выбрала и моя мама, Суламифь Мессерер, ставшая примой Большого театра, народной артисткой. Следом пришли в искусство мои кузены и кузины: всем известная Майя Плисецкая, выдающийся театральный художник Борис Мессерер, балетмейстеры Наум Азарин, Александр и Азарий Плисецкие. Мы с Азарием хоть и двоюродные братья, но я отношусь к нему как к родному. Он много лет работает репетитором в Балете Бежара в Лозанне, дает мастер-классы во многих других труппах.

Выбор профессии был для вас предопределен?

В хореографическое училище меня отдала мама. Это была престижная и хорошо оплачиваемая работа для мужчины: артисты балета могли, в отличие от простых смертных, ездить за границу, имели очень приличные деньги, им давали квартиры в центре Москвы. Я не был ни за, ни против поступления в балетную школу, но оказавшись в ней, понял, что это мое.

А почему мама дала вам свою фамилию?

Мой отец, Григорий Левитин, был известным артистом, у него был собственный цирковой аттракцион в парке культуры имени Горького, где он гонял по вертикальной стене на мотоциклах и автомобилях. Я носил его фамилию, но в училище и педагоги, и одноклассники упорно называли меня Мессерером — все знали, что я сын Суламифи Михайловны и племянник Асафа Мессерера. Когда я в шестнадцать лет получал паспорт, мама с папой решили записать меня как Мессерера.

Вы были танцовщиком Большого театра, но очень рано решили получить образование педагога. Почему?

Я перфекционист. Моя карьера складывалась успешно, но рядом находились два гиганта мужского танца — Николай Фадеечев и Владимир Васильев. Я не понимал, как другие артисты не видят своей ущербности по сравнению с ними. При этом я лет с пяти наблюдал, как дает уроки мама: меня не с кем было оставить дома, и она брала меня в класс Большого театра. Еще учась в балетной школе, я преподавал своим одноклассникам, когда не приходил заболевший педагог, и эти уроки ребята любили. Кстати, с тех пор моя задача именно в том, чтобы урок нравился артистам. Танцуя в Большом, а в качестве приглашенного солиста еще и в ленинградском Кировском театре, в Перми и Праге, я просто рвался быть педагогом — окончил ГИТИС и в тридцать лет получил специальность педагога-балетмейстера.

В 1980-м вы вместе с матерью оказались в Японии и уже не вернулись в СССР. Как вы пришли к такому решению?

Конечно, мы с мамой обсуждали это годами: несмотря на наличие всех материальных благ, хотелось быть хозяином самому себе, говорить то, что думаешь, ездить куда хочешь. Я приехал с труппой Большого театра в Нагою, а мама в это время преподавала в Токио — уже много лет ездила туда, помогая создавать театр балета. Она позвонила мне, сказала: «Приезжай, поговорим», — и я по ее интонации понял, о чем пойдет речь. Поздним вечером вышел из отеля с маленьким полиэтиленовым пакетиком в руках, внизу дежурил человек, работавший на КГБ, который спросил, куда я собрался на ночь глядя. Ответ пришел мне в голову мгновенно, я сказал, что иду сдавать пустые бутылки из-под молока, — наши артисты практиковали и такой вариант добычи валюты. Он не знал, что молока я не пью, и мой ответ его удовлетворил. В то время в Японии не было надписей на латинице и почти никто не говорил по-английски, на поезд в Токио я сел только потому, что немного знал японский: бывал ребенком в Токио вместе с мамой, общался с навещавшими ее в Москве японцами. Приехал к маме, всю ночь мы проговорили, а наутро пошли в посольство США. У мамы было приглашение преподавать в Нью-Йорке, в Американском балетном театре, мы решили воспользоваться этой возможностью и оба получили визы. Мы не просили политического убежища, как об этом писали в советской прессе. Мама преподавала по всему свету, прожила девяносто пять лет. Чемпионка СССР по плаванию в юности, она до последних дней жизни ежедневно посещала бассейн. Меня сразу пригласили профессором в Нью-Йоркскую консерваторию танца, затем я стал постоянным приглашенным педагогом в Лондонском королевском балете, давал уроки практически во всех ведущих балетных труппах мира. Тем временем началась перестройка, не стало Советского Союза, и друзья все настойчивее звали меня приехать в Москву. Поначалу это казалось невозможным, но в 1993 году российский консул принес мне визу прямо в Ковент-Гарден, и я решился. В Москве я щипал себя каждые десять минут, чтобы убедиться, не сплю ли, потому что прежде приезд в Россию мог только присниться мне в кошмаре. Тогда я познакомился с балериной Ольгой Сабадош, влюбился, женился, теперь у нас двое детей — дочке пятнадцать лет, сыну шесть. Дочь учится в Великобритании, а жена выступает в Ковент-Гардене.

С 2009 года вы работаете в Михайловском театре. Как вам удается существовать на две страны?

Это тяжело, но я стараюсь ездить в Лондон по крайней мере на два-три дня каждые две недели. Иногда семья приезжает ко мне в Петербург.

Предпочтя Петербург Лондону, вы руководствовались возможностью ставить здесь спектакли?

Прежде всего я педагог. Принимая должность главного балетмейстера, я ставил перед собой задачу поднять уровень труппы. Свои постановки рассматриваю и в этом ракурсе тоже: важно, чтобы они давали артистам возможность совершенствоваться, способствовали росту их профессионального мастерства. И конечно, при подготовке спектакля думаю о том, чтобы его можно было показывать не только в Петербурге, но и возить на зарубежные гастроли. Много лет я давал мастер-классы для балета Мариинского театра. На одном из приемов в Петербурге познакомился с Владимиром Кехманом, который искал вариант «Лебединого озера» для постановки в Михайловском театре и попросил моего совета. Я сказал ему, что самое главное — не совершить ошибки и не взять ту же версию, что идет в Мариинке, театры должны отличаться. Предложил поставить одну из западных версий — Мэтью Боурна или Матса Эка. Но Владимир Абрамович считал, что классическая постановка на тот момент была важнее, и пригласил меня подготовить с труппой так называемую старомосковскую версию «Лебединого озера», а в процессе предложил стать главным балетмейстером. Как показала жизнь, Кехман принял верное решение: мы имели большой успех с этим балетом на гастролях в Великобритании, он стал первым спектаклем Михайловского театра, номинированным на «Золотую маску».

Сейчас вы репетируете «Корсар». В какой редакции он пойдет в театре?

Спектакль был поставлен в 1856 году в Париже Жозефом Мазилье, затем множество раз ставился в России, и наиболее известной является версия Мариуса Петипа, которая дошла до наших дней в нескольких редакциях других хореографов. Новую жизнь «Корсару» в 1973 году дал замечательный мастер Константин Михайлович Сергеев. Его элегантный спектакль, к сожалению, долгие годы нельзя было увидеть в Петербурге: в Мариинском театре сейчас идет версия Петра Гусева, созданная им в 1950-е — кстати, для МАЛЕГОТа, то есть нынешнего Михайловского. А мы выбрали именно редакцию Петипа — Сергеева. Но я не считаю необходимым делать абсолютно точную копию этого спектакля. Жизнь меняется, для того чтобы балет смотрелся интересно, нужно поставить себя на место авторов-постановщиков и представить, что бы они придумали сегодня. Если балетный спектакль не обновляется, он умирает. Петипа поставил по-новому «Жизель», а Вахтанг Чабукиани и Владимир Пономарев отредактировали «Баядерку», в результате оба балета живы. Тот же «Корсар» существует до сих пор потому, что переделывался разными хореографами. Именно по этой причине мы решили не восстанавливать «историческую» сценографию и облегчить визуальный ряд — у нас будут легкие костюмы и минималистские декорации. Обилие редакций характерно для многих классических балетов, но такого количества фамилий композиторов нет на афише ни одного другого. Да, по мере того как все новые хореографы добавляли в балет все новые вставные номера, рос и список композиторов-«соавторов». В него попали Адан, Делиб, Дриго, Пуни и еще несколько менее известных. На нашей афише будут перечислены все имена.

-------------------------------
Михаил Мессерер был приглашенным педагогом-балетмейстером в Американском балетном театре, Парижской опере, Балете Бежара, Балете Монте-Карло, Венской оперe, миланской Ла Скала, Римской опере, неаполитанском Сан-Карло, театре Арена ди Верона, в балетных труппах Берлина, Мюнхена, Штутгарта, Лейпцига, Дюссельдорфа, Токио, Стокгольма, Копенгагена и других. Он владеет английским, французским, итальянским и испанским языками, на которых ведет уроки. Работал в труппах под руководством Нинетт де Валуа, Фредерика Аштона, Кеннета Макмиллана, Ролана Пети, Мориса Бежара, Матса Эка, Жана-Кристофа Майо, Рудольфа Нуреева. В Михайловском театре он поставил балеты «Лебединое озеро», «Лауренсия», «Дон Кихот», «Пламя Парижа» и другие.

Фото : Алексей Костромин
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2015 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091001
Тема| Балет, Башкирский государственный театр оперы и балета, Персоналии, Руслан Абулханов
Автор| Алла ДОКУЧАЕВА
Заголовок| Парить над городом
Где опубликовано| © журнал "Уфа" №09 (166)
Дата публикации| 2015-сентябрь
Ссылка| http://www.journal-ufa.ru/index.php?id=3968&num=166
Аннотация|

Руслан Абулханов при почти фанатичной преданности любимой балетной профессии имеет целый набор «дополнительных» увлечений. Кажется, откуда время берется, да и энергия, после бесконечных тренингов, репетиций, спектаклей, чтобы завзятым байкером пулей мчаться на мотоцикле или путешествовать на машине по дорогам Башкортостана, а то и в другие города.



Зимой съездить в Абзаково или Миньяр, чтобы скатиться на горных лыжах. Когда временная пауза короткая, то можно успеть на лыжню в Олимпик-парк. Спортивное хобби – не единственное у солиста Башкирского государственного театра оперы и балета. Его интересуют достижения коллег. Восхищается танцами Рустема Мулюкова и Тимура Абсатарова, когда бывает на концертах знаменитого гаскаровского ансамбля, посещает премьеры Русской драмы, Башкирского академического, театра «Нур».

Возможно, многое успевает, пока не женат, хотя в свои 26 лет уже задумывается, что пора нести ответственность за семью, за детей. Шутит, что такие мысли посещали с ранних лет, дескать, из-за них и в балет попал. Одноклассник уговорил восьмилетнего Руслана ходить с ним вместе на танцы: «Там девочек много, с ними весело». Родители не возражали – хочешь, пожалуйста, тем более, что танцевальная студия при детской музыкальной школе.

Отец – Амир Миниахметович, музыкант, композитор, был доволен, что Руслан там занимался еще и игрой на баяне, ходил в хор, на сольфеджио. Забегая вперед, отметим, что музыка не увлекла так, как танцы. Осталось только мечтой у любителя турпоходов и сплавов научиться играть на гитаре, чтобы песенная романтика сопровождалась аккордами у ночного костра. И еще дома был культ физической культуры: папа – мастер спорта по боксу, старший брат Ильдар прикипел к восточному единоборству. Нынче, кстати, стал лучшим тренером года. Так что и младшему отставать не пристало. «А мама у нас тоже мастер. Кулинарии, - улыбается Руслан. – Заведующий производством в столовой и всегдашний повар для трех мужчин дома. Только успевай поворачиваться, больше всех занята».

Педагог по танцам Дамира Семеновна посоветовала показать способного мальчика в хореографическом училище. Руслан попал к талантливым преподавателям, которые доброжелательно и требовательно посвящали в секреты балетного искусства, будь то Айрат Зиафатович Хакимов, Айгуль Рауфовна Насырова или Эмма Мухаметовна Тимергазина. В первых классах Руслан относился к занятиям по-мальчишески бездумно – просто нравилось танцевать, а перейдя на курсы, годам к 16-ти, начал осознавать, что это – профессия, к которой надо готовиться всерьез. Ведь вчерашние приятели, буквально накануне получившие диплом колледжа, уже заняты в театральных спектаклях…

Руслан принадлежит к той категории артистов, которые любят избранное дело во всех его проявлениях – и когда выходишь в массовке кордебалета, и когда солируешь в ведущей партии. Как говорит о нем художественный руководитель балетной труппы театра Леонора Сафыевна Куватова, Абулханов никогда не выставляет каких-то амбициозных требований, хотя относится к той группе солистов, на которых держится репертуар, откликается на любые просьбы.

Если вдуматься, то солист балета – вполне мужская профессия по затрате физических сил и по упорству, чтобы выдержать регулярные тренировки, как у спортсменов, требующие и самодисциплины, и определенного волевого напряжения. Даже летом, во время отпуска Руслан ходит в тренажерный зал. Техническая свобода артиста балета очевидна, без нее столь же невозможно, как певцу без голоса. Это тот фундамент в профессии, на который нанизываются и органичное существование на сцене, и артистизм, и глубина постижения персонажа. А партии выпадают на долю Руслана сложные и по хореографическому рисунку, и по драматизму характеров. Например, Красс в балете «Спартак». Считается, что без исполнителя заглавного героя не надо и браться за постановку этого спектакля. Но и без его антипода – Красса не получится того противостояния, на котором и построен балет Хачатуряна. И если Спартак наделен героическими чертами – мужеством и свободолюбием, то Красс не столь однозначен, меняется в зависимости от обстоятельств. Негативные образы всегда сложнее, и Руслан с большим интересом берется за воплощение именно таких действующих лиц. Как, например, раболепствующий перед начальством и с апломбом командующий подчиненными Модест Алексеевич в «Анюте» или противостоящий вчерашнему другу Бирбанто в «Корсаре».

Палитра ролей Абулханова весьма разнообразна: Дионис в «Прометее», Визирь в «Семи красавицах», Петрушка в «Марионетке», и Том, и Гекльберри в «Томе Сойере». Есть и концертные номера, поставленные Ринатом Абушахмановым в современной хореографии – «Скованные» и дуэт с Софьей Гаврюшиной «На разлуке». Руслан пробует новое с азартом первооткрывателя, тем более, что педагоги-репетиторы Галина Георгиевна Сабирова или Людмила Васильевна Шапкина умеют дать направление, предоставляя при этом творческую свободу. Руслан не скрывает, что его вдохновляют аплодисменты: «Приятно, когда зрители благодарно реагируют на твой выход, когда театралы уже тебя знают. Но особенно радует, когда наш коллектив тепло принимают не только в родном городе. Мы побывали с успешными гастролями в Чикаго и Нью-Йорке, в Канаде, Мексике, Китае, Таиланде».

В каждом городе Руслан делает своеобразный снимок для своей фотоколлекции: «прыжок в разножку» - мужской шпагат в воздухе он совершает на фоне самого известного здания. Старинная церковь в Кирове, пляжный пейзаж в Турции, театр во Владивостоке – пока это тридцать фотографий с парящим артистом балета, но впереди еще целая жизнь. На очереди мечта: собрать симпатичную компанию и проехать на автомобилях по Золотому кольцу. А более дальние поездки Руслан надеется совершить с родным театром, участвуя в новых постановках, которые с успехом можно будет показать как в Уфе, так и на гастролях в других городах и странах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2015 6:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091002
Тема| Балет, Опера, МАМТ, Новый сезон
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Песни и танцы Музыкального театра
В Музыкальном театре объявили планы балета на сезон, а оперы – на два

Где опубликовано| © ТеатрALL
Дата публикации| 2015-09-10
Ссылка| https://www.teatrall.ru/post/2515-pesni-i-tantsyi-muzyikalnogo-teatra/
Аннотация|

Артисты балетной труппы уезжают работать за рубеж, на их место приходят выпускники Академий, а оперная труппа поет Нино Рота, зовет Римаса Туминаса и разнообразит репертуар — Музыкальный театр имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко объявил планы на будущее, но и сам оказался в центре событий.

Балет: минус двенадцать, плюс девять

В ближайшие полгода жизнь балета Музыкального театра будет непроста: подготовка срочных вводов – стресс и для артистов, и для репетиторов. А вводы должны готовиться: из театра некоторое время назад ушла дюжина артистов, плотно занятых в репертуаре. Двое солистов – в Большой (вечный манок для работников «второго» театра столицы) и еще десять уехали за пределы отечества — в Германию, Нидерланды, Венгрию. Это первый звонок в балетном мире: и из главных театров народ потихоньку отъезжает, но такого массового увольнения еще не бывало. Если в родной стране все продолжится в прежнем духе – понятно, что за стабильными контрактами уедут еще многие и многие, ведь у выпускников ведущих российских балетных школ не бывает проблем с трудоустройством.

Все же нынешний отъезд для Музыкального театра – стресс, но не катастрофа: в труппу приняты девять весьма перспективных новичков из московской и петербуржской Академий. Среди них – одна из лучших питерских выпускниц этого года Ника Цхвитария, что буквально создана для классики и неоклассики, ее однокурсница Елена Соломянко, что может похвастаться отменным темпераментом и вкусом к яркому танцу, и их товарищ Евгений Кузнецов, воспитанный школой как образцовый питерский премьер, всегда готовый эффектно подать свою партнершу. Что для начальства – испытание, для молодых артистов – дополнительные возможности; будем надеяться, они не затеряются в труппе.


Ника Цхвитария и Евгений Кузнецов, фото — В. Зензинов

В своих балетных анонсах Музыкальный театр не заходил дальше нынешнего сезона: худрук балетной труппы театра Игорь Зеленский сказал, что уже были подготовлены проекты следующих трех сезонов, но тут вышел указ президента о праздновании юбилея Мариуса Петипа, и планы пришлось переверстать. В сезоне 2015/2016 балет Музыкального театра обещает две с половиной премьеры. Половинка – это экспериментальный проект на Малой сцене театра, что будет впервые показан 27 ноября: «Расемон. Вариации» Григория Варламова. Проект выглядит пока несколько загадочно: и его титул «медиа-балет», и тот факт, что ставить его будет не хореограф, а оперный режиссер Ирина Лычагина (в Музыкальном театре разводившая танцы в нескольких операх) не способствует заведомому доверию к грядущей премьере. Тем приятнее будет ошибиться, если проект станет событием.

Две же большие премьеры сезона – это вечер балетов Фредерика Аштона 30 октября и «Анна Каренина» 15 июля 2016 года. Балеты Аштона – узорчатая британская классика, радость для балетоманов, игрушки добродетельные и кокетливые, как шляпки английской королевы. Худрук балета Музыкального театра Игорь Зеленский выбрал три одноактовки из наследия сэра Аштона: «Рапсодию» на музыку Сергея Рахманинова, «Вальс» на музыку Равеля и «Маргарита и Арман» на музыку Листа. Последний из балетов, за полчаса излагающий историю дамы с камелиями и предназначенный для бенефисов больших балерин, уже появлялся в репертуаре Музыкального театра – так что нас ждет возобновление. Зато «Вальса» и «Рапсодии», которую Аштон сочинял на Михаила Барышникова (и это очень заметно – спектакль нашпигован виртуозными пассажами) еще не было в репертуаре ни одного из российских театров. Хореограф Кристиан Шпук, который грядущим летом выпустит в Музыкальном театре «Анну Каренину» (на музыку Рахманинова и Лютославского — а не Родиона Щедрина, как можно было бы ожидать) знаком московской публике менее Аштона. Из сочинений Шпука на концертах в столице можно было встретить лишь юмористическое па де де, где балерина во время танцев держит сумочку в зубах – это па де де особенно любит Ульяна Лопаткина. Вряд ли этот трюк пригодится Анне Карениной – Шпук в балете Цюриха (где была мировая премьера) поставил подробный балет-пересказ с полным уважением к Толстому.


Михаил Барышников и Лесли Кольер в "Рапсодии" Фредерика Аштона ,1980

Опера: апельсины, Достоевский и Нино Рота

Опера Музыкального театра начинает сезон с премьеры «для детей и их родителей»: 2 октября на Большой Дмитровке впервые споют «Волшебную лампу Аладдина» Нино Рота. Композитор, прославившийся киномузыкой (от «Восьми с половиной» до «Крестного отца»), сочинял и оперные сказки – и Музыкальный театр впервые в России представляет его в качестве оперного композитора. За пультом – Вячеслав Волич, ставит спектакль Людмила Налетова; особенное же внимание стоит обратить на художника-постановщика: у Семена Пастуха проходных работ не бывает.

«Взрослая» премьера ждет нас на Малой сцене 7 ноября – Мария де Валюкофф, учившаяся у худрука Музыкальногог театра Александра Тителя, ставит «Кроткую» Джона Тавенера; за пультом Максим Гуткин; это совместная постановка с проектом «Открытая сцена». Большая же сцена получит взрослую оперу 29 января – «Манон» Массне ставит Андрейс Жагарс, а музыкальным руководителем постановки будет главный дирижер театра Феликс Коробов. Затем в марте на Малой сцене можно будет услышать два раритета – «Сказание об Орфее» Альфредо Казелла и «Ариадну» Богуслава Мартину. За эту работу отвечает дирижер Мария Максимчук; режиссер же для премьеры еще не выбран. И, наконец, в честь 125-летия Сергея Прокофьева в июне Александр Титель поставит «Любовь к трем апельсинам», где за музыку будет отвечать Александр Лазарев.

В отличие от балета, который предъявил планы лишь на этот сезон, опера Музыкального объявила и о будущих новинках сезона 2016/2017. Там сенсацией обещает стать копродукция с Theater an der Wien: нас ждет «Коронация Поппеи» Монтеверди! Барочная опера – редкий гость в России, и постановка Клауса Гута (в Вене она выйдет в этом сезоне, в Москве на год позже) заранее будоражит воображение. Кроме «Коронации», театр на Большой Дмитровке обещает «Царя Эдипа» Стравинского в постановке Римаса Туминаса (дирижер Феликс Коробов) и новую версию «Пиковой дамы» в постановке Александра Тителя (здесь за пульт встанет Александр Лазарев). Еще одной приманкой для публики должна стать мировая премьера новой оперы Александра Журбина «Три новеллы о любви», созданной специально по заказу театра. Таким образом, худрук оперы Александр Титель собирается следовать трем принципам, сформулированным им на сборе труппы: « первое - расширение репертуарных границ, более частое обращение к музыке XX и даже XXI века, и наоборот, к музыке барокко и даже ренессанса; второе – постановка тех спектаклей, что никогда ранее не ставились в этом театре; третье – работа с музыкой, малоизвестной или незаслуженно забытой в России».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Сен 23, 2015 5:53 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 11, 2015 9:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091101
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер
Автор| Дмитрий Циликин, театральный критик
Заголовок| В бюджетной комплектации
"Корсар" в Михайловском театре

Где опубликовано| © Газета «Деловой Петербург»
Дата публикации| 2015-09-11
Ссылка| http://www.dp.ru/a/2015/09/10/V_bjudzhetnoj_komplektacii/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Jack Devant

Поскольку Театр на Литейном вроде бы передают из областного подчинения в городское, новый "Корсар" вызывает подозрение: уж не задуман ли обмен и не поступает ли Михайловский театр в ведение Ленинградской области? Декорации Вячеслава Окунева с легкостью разместятся на любой площадке хоть в Луге, хоть в Подпорожье. Потому что декораций этих, собственно, и нет: есть черные кулисы, а на задник проецируются довольно грубо намалеванные интерьеры и пейзажи, анимированные плывущими облаками (из стандартного набора эффектов для видеомонтажа), плещущимися волнами и струящимся фонтаном.

Редакция хореографического текста тоже сделана с заботой о так называемом простом зрителе и стремится к бюджетности: история про храбрых корсаров, регулярно освобождающих прекрасную гречанку Медору и ее товарок из мусульманского плена, рассказана внятно и динамично, а всякие дивертисментные длинноты, до которых Петипа был такой охотник, порядком редуцированы. Притом у Петипа они, как правило, следовали по завершении сюжета в финале, здесь же, например, трио одалисок переехало в начало: явно чтобы сократить как раз последний акт, когда публика хочет поскорей в метро. Но, в конце концов, не все ли равно, танцуют одалиски перед пашой у него во дворце в третьем акте или на невольничьем рынке в первом? Или, допустим, почему бы предводителю корсаров Конраду отравиться не цветами (как обычно), а вином, как стало нынче, — так ведь еще и понятнее. Тем более что танцевавший премьеру Леонид Сарафанов близок народу сходством с Джеком–воробьем.

Балетмейстер–постановщик Михаил Мессерер в программке высказался в пользу редактирования старых балетов — оно–де продляет им жизнь. В отношении "Корсара" это справедливо: и музыка представляет собой лоскутное одеяло (кроме основного автора Адольфа Адама попользовались еще семью композиторами), и к хореографии кто только руку не приложил. Кроме того, логична позиция главного балетмейстера Мессерера: не повторять Мариинский театр. Так некогда он поставил в Михайловском "старомосковское" "Лебединое озеро" — версию, шедшую в Большом, как бы в противовес (или в дополнение) мариинской редакции Константина Сергеева. Также сейчас он вознамерился вернуть на сцену как раз сергеевского "Корсара" — ибо в Мариинке идет редакция, подписанная Петром Гусевым и на самом деле во многом принадлежащая Олегу Виноградову.

Как бы то ни было, всегда любопытно поглядеть на то, чего прежде не видел. Например, в знаменитом pas d’esclaves (танце рабов) солист неожиданно скрутил эффектное шене по кругу, а его партнерша предъявила затейливую комбинацию из туров, фуэте и всякой мелкой техники, еще и suivi (с продвижением). Это откуда? Оказалось, от самого Мессерера.

Но в целом у спектакля есть какой–то странный привкус. Что–то он всю дорогу явственно напоминал… А, вот что. Похоже на несколько надсадный оптимизм федеральных телеканалов: и это у нас хорошо, и то прекрасно — несмотря на! И пальмовое масло вкуснее сливочного, уж не говоря — полезней. И балеты, видите, выпускаем, тоже невзирая и вопреки.

Лишь когда дошло до "Оживленного сада", великого создания Петипа (пусть и подрезанного), — будто переменилось освещение. Эта картина, соединяющая стальную геометрию с пленительным изяществом, — весть миру о возможности гармонии. И Екатерина Борченко — Медора была в ней убедительней, чем в остальной партии, и оркестр Павла Клиничева зазвучал едва ли не проникновенно. А ведь "Саду" без малого полтора века — как не вспомнить латинскую мудрость насчет того, что ars longa, vita brevis — искусство долговечно, а вот жизнь… Да разве это жизнь?

------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 14, 2015 11:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091401
Тема| Балет, Татарский оперный театр им. Джалиля, Персоналии, Алессандро Каггеджи
Автор| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Танцовщик из Великобритании Алессандро Каггеджи: «В Казани - как в Москве. Только в два раза дешевле!»
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2015-09-14
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/tancovshchik-iz-velikobritanii-alessandro-kaggedzhi-v-kazani-kak-v-moskve-tolko-v-dva-raza-deshevle.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Еще один иностранный артист появился в штате балетной труппы Татарского оперного театра им. Джалиля. Это подданный Великобритании Алессандро Каггеджи. Ему 19 лет, в мае он получил диплом Московской академии хореографии, в которой учился три последних года.



В Казани Алессандро уже был: приезжал в 2013 году на Нуриевский фестиваль в составе делегации Московской академии хореографии, которая давала здесь концерт «Классика и современность». Говорит, что уже тогда ему понравился театр имени Джалиля, который своим внешним видом напоминает здание Королевской оперы в Лондоне.

- Но сам я не из Лондона - из Манчестера, - пояснил в беседе с корреспондентом «Вечерней Казани» Алессандро Каггеджи. - Практически все, когда узнают об этом, спрашивают, за какой футбольный клуб я болею - «Манчестер Юнайтед» или «Манчестер Сити». Я не фанат, но больше мне нравится «Манчестер Сити».

- Где вы учились до Московской академии хореографии?

- Я окончил танцевальную школу Кейт Симмонс в Уоррингтоне - Kate Simmons Dance School in Warrington. Еще у меня есть диплом пианиста: учился в музыкальном колледже королевы Виктории в Лондоне. Мне было 11 лет, когда на гастроли в Англию приехал балет Большого театра России. Я посмотрел «Спартак» Юрия Григоровича и сказал маме, что хочу продолжить свое обучение в Москве. С тех пор это было моей мечтой, и она сбылась.

- А как вы вообще попали в мир балета?

- Мне было пять лет, когда в Лондоне гастролировал балет Мариинского театра. Мы с мамой попали на «Лебединое озеро». После спектакля, который меня ошеломил, я целый год ее убеждал, что хочу заниматься классическим балетом.

- Она у вас танцовщица?

- Моя мама Луиза Мерсо - профессиональный физиотерапевт, но в свое время она танцевала джаз-модерн. А папа Рафаэль Каггеджи - шеф-повар. Он итальянец, одно время мы всей семьей жили на Сицилии. Сейчас у папы свой ресторан в Арабских Эмиратах. Мне крупно повезло с родителями! Если неважно себя чувствую, всегда поможет мама. Если голоден, то папа. Я у них единственный ребенок.

- Когда вы приехали учиться в Москву, уже знали русский язык?

- Ни слова не знал! Было сложно, конечно. Но через пять месяцев я уже многое понимал и неплохо говорил. Выхода другого просто не было: в академии никто не говорил ни на английском, ни на итальянском - на моих родных языках.

- Помните, как пережили первую русскую зиму?

- Она меня не шокировала. Я спокойно переношу и даже люблю, когда очень-очень жарко, как на Сицилии. В Москве выяснилось, что когда очень-очень холодно, я тоже спокойно переношу. Знаете, я не люблю типично английскую погоду - когда она меняется по нескольку раз на дню... Честно говоря, обращать внимание на погоду, пока я жил в Москве, мне было просто некогда. Занятия в академии начинались в девять утра, заканчивались в половине седьмого вечера, но потом у меня были репетиции до девяти... Со мной очень много и тщательно занимался педагог Андрей Смирнов, за что я ему благодарен.

- Родители приезжали на ваши выступления в Россию?

- Пока еще нет. Но полтора года назад я в составе Московской академии хореографии участвовал в концерте на сцене миланского театра Ла Скала, и на этот концерт приезжал мой папа. Ла Скала для итальянца - это как Большой театр для россиянина. И вот прикиньте, папа ни разу не был в Ла Скала! И тут он попадает в театр, на сцене которого танцует его сын! Он был под огромным впечатлением!

- Алессандро, это был ваш выбор - начать карьеру в казанском театре?

- Да. Знаете, я очень хотел остаться в России. Я люблю русский балет и хочу танцевать в России, хотя бы в начале карьеры. Мои кумиры - представители русской балетной школы: Рудольф Нуриев, Михаил Барышников, Ирек Мухамедов... Я просматривался не только в казанский театр, еще в труппу Михайловского театра в Петербурге, в московскую компанию Вячеслава Гордеева «Русский балет». Но только в Казани решились взять в штат балетной труппы еще одного иностранца. Это же очень сложно - разбираться работодателям с моими визами, документами, жильем... Я очень рад, что оказался в Казани. Здесь прекрасный театр, сильная балетная труппа, особенно мужской состав. И город хороший, красивый по-европейски. Здесь как в Москве, только дешевле в два раза.

- Где вы в Казани живете?

- Театр снимает мне однокомнатную квартиру. Из дома до театра я дохожу за двадцать минут, мне это нравится - я люблю пешие прогулки.

- Известно, в какой партии и когда дебютируете на казанской сцене?

- Пока нет. Но я репетирую все подряд! Сейчас в театр имени Джалиля приехал московский хореограф Андрей Петров, он будет ставить с труппой свой балет «Эсмеральда». Я собираюсь репетировать и сольные партии, и с кордебалетом. Мне все интересно! Мечтаю станцевать и в татарском балете «Шурале»...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 2996

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2015 1:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091402
Тема| Балет, МАМТ, Баварский государственный балет, Персоналии, Игорь Зеленский, Андрей Уваров
Автор| Ольга Свистунова
Заголовок| Народный артист РФ Игорь Зеленский с сентября 2016 года возглавит Баварский балет
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2015-09-10
Ссылка| http://tass.ru/kultura/2250089
Аннотация|

МОСКВА, 10 сентября. /Корр. ТАСС Ольга Свистунова/. Художественный руководитель балетной труппы Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ), известный танцовщик, народный артист РФ Игорь Зеленский с сентября 2016 года также возглавит Баварский государственный балет. Однако Зеленский останется и на посту худрука Музыкального театра. Об этом ТАСС сообщил генеральный директор МАМТа Ара Карапетян.

Собеседник агентства отметил, что у Зеленского есть опыт управлять одновременно двумя труппами. "В настоящее время Игорь Анатольевич (Зеленский - прим. ТАСС) является худруком двух трупп: одновременно он занимает этот пост в нашем театре и в Новосибирском театре оперы и балета", - уточнил Карапетян. Он добавил, что в июне 2016 года срок контракта Зеленского в Новосибирске истекает, и он оставит там пост худрука балета, но по-прежнему будет возглавлять две балетные труппы, правда, уже в Москве и Мюнхене.

"Руководить балетом в двух театрах - вполне посильная вещь, - считает гендиректор МАМТа. - У нас Зеленский, как и прежде, будет заниматься формированием репертуарной политики и состава балетной труппы, приглашением исполнителей. Активно помогает ему в решении творческих и организационных вопросов управляющий балетной труппой нашего театра, народный артист России Андрей Уваров, который работает в театре уже несколько сезонов, и второй сезон - в качестве управляющего балетной труппой". По словам главы МАМТа, и Игорь Зеленский, и Андрей Уваров, в прошлом известные балетные танцовщики, Зеленский был премьером Мариинки, а Уваров - ведущим солистом Большого театра, оба много работали за рубежом, обладают высоким авторитетом в мире балета. "К тому же они успешно сотрудничают друг с другом, так что за наш балет я спокоен", - сказал Карапетян.

"Мы уверены, что Баварский государственный балет станет одним из партнеров нашего театра, как это было с Новосибирским театром оперы и балета, - далее заявил он. - Мы обмениваемся солистами с Новосибирским театром, возим туда на гастроли свои спектакли, участвуем в Сибирском фестивале балета. Конечно же, надеемся на продолжение партнерского взаимодействия с Новосибирским театром и после июня 2016 года, когда там прекратит работать Игорь Зеленский". "Пока же весь предстоящий сезон все остается на своих местах", - заключил гендиректор МАМТа.

Новый, 97-й по счету сезон в Московском музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко откроется 18 сентября одним из лучших спектаклей репертуара - "Лебединым озером" Чайковского в постановке Владимира Бурмейстера. В числе готовящихся премьер худрук Игорь Зеленский назвал "Вечер балетов Фредерика Аштона" и балет "Анна Каренина", созданный по роману Льва Толстого известным западным хореографом Кристианом Шпуком.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 2996

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2015 1:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091403
Тема| Танец, Балет Москва, фестиваль «Территория», Персоналии, Рашид Урамдан
Автор|
Заголовок| В Москве покажут новый спектакль Рашида Урамдана
Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2015-09-11
Ссылка| http://www.colta.ru/news/8493
Аннотация| Российская премьера

5 октября театр «Балет Москва» в рамках фестиваля «Территория» представит в Центре им. Мейерхольда в Москве российскую премьеру спектакля «Удерживая время» (Tenir le temps) французского хореографа Рашида Урамдана.

«Новая работа французского хореографа Рашида Урамдана и театра "Балет Москва" посвящена дуалистической природе времени. — сообщает сайт фестиваля «Территория». — Время — это и поток, уносящий за горизонт. Время — это мгновенье, которое делит вечность на отрезки. Хореограф размышляет над попытками удержать время, поймать момент в неуловимом течении жизни. Спектакль собран из ритмически повторяющихся движений — музыкальных и графичных одновременно».

«Я собираюсь предложить шестнадцати танцорам попробовать механику, раскрывающую новые возможности их тела; состоящую из ритмичных жестов, движений по принципу домино, следующих друг за другом как лавина, как цепная реакция», — говорит Рашид Урамдан.

Музыку к спектаклю «Удерживая время» написал композитор Жан-Батист Жульен, над постановкой также работали художник по свету Стефан Грайо, сценограф Сильвен Жиродо, художник по костюмам Ля Бурет и ассистент хореографа Агали Вандамм.

Исполнители: Камила Абузова, Мария Бодрова, Галина Грачева, Ирина Лобкова, Анн Шарлотт Куйо, Ольга Тимошенко, Роман Андрейкин, Игорь Бекагаев, Арсен Именов, Константин Матулевский, Алексей Нарутто, Илья Романов, Константин Челкаев, Александр Шуйский.

Мировая премьера спектакля состоялась в июле 2015 года на фестивале Festival Montpellier Danse.

X Международный фестиваль-школа современного искусства «Территория» пройдет в Москве со 2 по 10 октября. Его площадками станут Московский музей современного искусства, «Гоголь-центр», Театр Наций и Центр им. Мейерхольда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16487
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2015 1:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091501
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Леонид Сарафанов, Екатерина Борченко, Анастасия Соболева
Автор| Лариса Абызова, балетовед
Заголовок| Пиратские разборки труппу не вдохновили
Михайловский театр открыл сезон премьерой балета «Корсар»

Где опубликовано| © Газета "Невское время"
Дата публикации| 2015-09-15
Ссылка| http://nvspb.ru/stories/piratskie-razborki-truppu-ne-vdohnovili-58779
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Корсары – морские разбойники. Но их установка «грабить награбленное» и неукротимая тяга вламываться в чужие гаремы оказались милы зрительским сердцам начиная с «Корсара» Адольфа Адана, поставленного в Париже Жозефом Мазилье в 1856 году. С тех пор руку к спектаклю прикладывали многие композиторы и хореографы. Неизменным оставался сюжет: предводитель корсаров Конрад после многих злоключений в результате вооружённого нападения на гарем Сеид-паши освобождает любимую Медору.

На премьерной афише Михайловского театра значатся имена восьми композиторов. За основу взят спектакль Мариуса Петипа в редакции Константина Сергеева для Большого театра в 1992 году. Главный балетмейстер Михайловского театра Михаил Мессерер сделал свою версию этой постановки, сохраняя структуру трёхактного спектакля и сюжет.

Зачин истории в первом акте происходит на площади восточного города, где продают невольниц в гарем паши. Здесь появляются корсары. Их буйные характерные танцы контрастировали у Петипа с чистой классикой третьего акта. Мессерер переносит из третьего акта «трио одалисок», сохраняя название знаменитого номера. Несчастных девушек теперь продают. Это расширяет товарный ассортимент, но, нарушая хореографическую драматургию, влияет даже на простую логику: одалиски – наложницы в гареме. Ещё не купленные пашой, они и одалисками-то не являются.

В лагере корсаров второго акта зрители ждали популярное на балетных конкурсах па-де-де, которое у Петипа Медора танцевала с безымянным партнёром, затем получившим имя Али. Но Али из спектакля исчез, его партия соединена с партией Конрада (Леонид Сарафанов).

Медора в балете Петипа, наряжаясь в мужской костюм, имела пикантный номер-миниатюру «маленький корсар». Есть он и в новом спектакле. Но дико-красный гусарский мундир делает из романтической героини опереточную травести. Недоумение вызывают и другие костюмы. Палитра Средиземноморья – краски чистые, яркие. Обилие фиолетовых тонов, грязно-розовые и серо-голубые юбки кордебалета первого акта противоречат солнечной атмосфере южных краёв.

В декорациях акцентируется минимализм (художник Вячеслав Окунев): сцена пуста, а на заднике в каждом из актов своя видеопроекция: торговая площадь, грот, интерьер гарема, море. Проекции фотографий почему-то нерезкие, и это постоянно вызывает у зрителей желание протереть глаза. Для оживляжа по небу плывут облака, плещут волны, бьют фонтаны. Реальность изображений не соответствует пачкам, пуантам и прочим атрибутам традиционной балетной условности.

Любые недочёты в балете с лихвой могут восполнить исполнители. Однако труппу Михайловского театра словно подменили. Артисты не вдохновились ни в зажигательных характерных танцах с упором на мужской кордебалет, ни в шедевре классического танца – картине «Оживлённый сад», где царит женская половина.

Партия Конрада требует героического, силового танца; недаром же он предводитель корсаров. Леонид Сарафанов – артист иного амплуа. Он хорош в симфонической хореографии, балетах Джорджа Баланчина и Начо Дуато, но мужественные, брутальные персонажи чужды природе танцовщика.

«Корсар» принадлежит к балетам эпохи романтизма, поэтому особо сложен для балерин. Медору нужно показать нежной, любящей девушкой, кокетливой шутницей, прикинувшейся маленьким корсаром, мужественной женщиной, смело вступившей в схватку с врагами возлюбленного. Сложна и роль Гюльнары, любимой жены Сеид-шаха (Алексей Малахов). Пока Екатерина Борченко (Медора) и Анастасия Соболева (Гюльнара) не нашли необходимых красок в характерах своих героинь.



Потенциал у труппы Михайловского театра, думаю, по-прежнему высок. Поэтому остаётся надежда, что танцовщики освоят спектакль, сделают его живым и интересным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика