Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2015 1:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091502
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Леонид Сарафанов, Екатерина Борченко, Анастасия Соболева
Автор| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| "Корсары" без корабля
Балет вернули в старой версии

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ С-Петербург" №168, стр. 11
Дата публикации| 2015-09-15
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2810373
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Михайловский театр открыл балетный сезон премьерой "Корсара". Михаил Мессерер, знаток советской академической классики, вернул на сцену версию Константина Сергеева 1970-х годов, которая сменила спектакль Фаруха Рузиматова 2009 года. На компьютерных морских волнах качалась ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


"Корсар", имеющий более чем полуторавековую сценическую историю, тем не менее, не обрел своего классического хореографического текста, с которым он бы вошел в коллекцию балетных жемчужин, как, скажем, "Лебединое озеро", "Жизель", "Баядерка", "Спящая красавица" или "Раймонда". Сценарий 1856 года, и так весьма далекий от поэмы Байрона, балетмейстеры перекраивают каждый в соответствии с собственными представлениями. Из классических шлягеров в "Корсаре" имеются обязательное к исполнению на любом балетном гала Pas de deux; менее эффектный, но все же очень интересный Pas d'esclave ("Танец Купца и Невольницы"); обязательное к исполнению на концертах сценической практики в хореографических учебных заведениях Pas de trois, да красивый классический ансамбль "Оживленный сад" для вышколенного женского кордебалета и двух солисток. Плюс два характерных танца ("Танец пиратов" и "Форбан") и мифологический "Маленький корсар" — балетная травести-шутка, которую исполняет главная героиня, переодевшись мальчиком. Вот, собственно, весь танцевальный багаж, который сохранил "Корсар" за 150 лет качания по волнам. И этот багаж надо равномерно распределить на три акта, укомплектовать утерянными танцами и ансамблями, заново срежиссировать пантомимные мизансцены и постараться сделать, "как при дедушке" — Константине Михайловиче Сергееве, который в советскую эпоху был официально признан "хранителем академической балетной классики".

Михаил Мессерер, отредактировав сергеевскую версию, которая сама была редакцией более раннего спектакля, привел "Корсар" не к декларируемой "очистке от наслоений", но к узакониванию этих самых наслоений и приданию им официального статуса, вплоть до утверждения по-балетному нелогичных мизансцен. Так, корсары крадучись появляются на базарной площади, дабы не быть замеченными, после чего скидывают плащи и танцуют до упада до самого конца акта, уже совершенно не заботясь о конспирации. Или похищают Медору после отбытия Сеид-паши и его янычар, проявляя чудеса героизма и самоотверженности на пустой сцене. Или в третьем акте одалиски устраивают яростную свалку в борьбе за блюдо, на котором сиротливо лежит несколько бананов (не иначе, санкции докатились и до гарема Сеид-паши).

Зато практически во всей нетронутой исторической красе в спектакле Михайловского театра присутствуют два прекрасных характерных танца. Воодушевляющий танец корсаров первого акта, купированный в спектакле Мариинского театра, — один из прекраснейших примеров кордебалетной пляски второй половины XIX века, вплоть до танцевальной интерпретации нелегкого морского быта балетных пиратов — поднятие парусов, бег по канатам и реям, согласная работа воображаемыми веслами.

Екатерина Борченко в партии Медоры сияла холодной и бесстрастной красотой, с уверенностью Снежной королевы чеканя звонкие пассажи вариаций. В партии Гюльнары Анастасия Соболева перенесла коллизии "Тщетной предосторожности" на гаремную почву, и ее резвушка-поскакушка весело потешалась над Сеид-пашой, как над маменькой Симоной, выстреливая колкие насмешки в острых батманах. И, конечно, Леонид Сарафанов — главная пиратская добыча михайловского "Корсара". Танцовщику очень кстати и пиратская бандана, и длинные волосы, и очаровательные усы, которые он лихо подкручивает в минуты куража. А кураж никогда не покидает этого артиста, даже в несколько нелепых мизансценах, когда он еще более подчеркивает их условность, словно предлагая улыбнуться над наивностью и простодушием предлагаемых обстоятельств. В танцах же, которых на долю Конрада выпало с лихвой, господин Сарафанов бескомпромиссен и принципиален, с особой тщательностью он разделался с двойными ассамбле по кругу в одной из многочисленных вариаций. Эти ассамбле и вращения в безумном темпе отчасти скомпенсировали отсутствие в спектакле главного — моря, корабля и бури. Впервые, наверное, в сценической истории "Корсара" художественно-постановочная часть академического театра оказалась не в состоянии потопить корабль в реальном времени.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Сен 29, 2015 9:36 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 15, 2015 2:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091503
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Леонид Сарафанов, Екатерина Борченко, Анастасия Соболева
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Балет приключений и впечатлений
Где опубликовано| © Газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2015-09-15
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/balet_priklyucheniy_i_nbsp_vpechatleniy_/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Казалось бы — пираты. А такая романтика! Екатерина Борченко и Леонид Сарафанов в сцене из спектакля.
ФОТО Джека Деванта предоставлено пресс-службой Михайловского театра


На сцене Михайловского театра состоялась премьера «Корсара» в постановке главного балетмейстера театра Михаила Мессерера.

История балета Адольфа Адама «Корсар» столь же причудлива, как и его хореография. Поставленный впервые на сцене Большого театра в Петербурге в 1858 году французским хореографом Жюлем Перро, он до сих пор идет на сценах театров мира. Считается, что сюжет «Корсара» заимствован из одноименной поэмы Байрона. На самом деле либреттисты Сен-Жорж и Мазилье сочинили повествование, весьма далекое от первоисточника, сохранив в основном событийную канву, полную неожиданных поворотов сюжета и морских катастроф.

Хореографов привлекала в либретто возможность сочинять разнообразные танцы – классические и характерные, героические и комедийные. Четыре раза обращался к «Корсару» Мариус Петипа, добавляя сцены и вариации. Среди тех, кто обновлял, редактировал, менял фрагменты либретто или выстраивал новую концепцию взаимоотношений персонажей, были Агриппина Ваганова, Петр Гусев, Константин Сергеев, Юрий Григорович.

В зависимости от хореографа-постановщика балет то разрастался до пяти актов, то, напротив, сжимался до двух. Почти всем балетмейстерам не хватало музыки Адама, и партитура балета дополнялась фрагментами из сочинений Пуни, Дриго, а в некоторых случаях отрывками из произведений Грига, Дворжака, Чайковского, Шопена, Ольденбургского.

За основу своего спектакля Михаил Мессерер взял версию Константина Сергеева, созданную им на сцене Кировского театра в 1973 году и уже давно канувшую в Лету. Мессерер тщательно воспроизвел спектакль Сергеева, тонко и умно отредактировав его. Балетмейстер убежден, что если спектакль не обновляют, не вдыхают в него новую жизнь, то он умирает.

За последнее время труппа Михайловского театра значительно окрепла. «Корсар», став на этот раз трехактным масштабным спектаклем, дает возможность полностью использовать потенциал труппы, подготовить несколько составов исполнителей и представить зрителям как мастеров, так и талантливую молодежь.

В партии главной героини Медоры Екатерина Борченко проявила подлинную танцевальную академичность – элегантное совершенство формы, благородно-строгую манеру. Романтическим мироощущением наполнил образ предводителя корсаров Конрада Леонид Сарафанов. Легкие полетные прыжки прорезали пространство сцены, словно утверждая отвагу и бесстрашие героя. Андрей Касьяненко тонко передал двуличие Бирбанто, человека отважного, но спасовавшего перед блеском золота и превратившегося из соратника Конрада в его завистливого врага. С уверенностью и блеском исполнили сложнейшее па-де-де Невольницы и Невольника Астхик Оганесян и Виктор Лебедев. Лебедев – танцовщик самобытный, большого виртуозного мастерства, у него упругомягкие динамичные вращения, легкий прыжок. Анастасия Соболева блеснула темпераментом, задором и юмором в партии Гюльнары, никогда не унывающей подружки Медоры. Легкость, воздушность ее танца сочетались с выразительной актерской игрой.

Художник Вячеслав Окунев освободил сцену для танца: исчезли громоздкие «взаправдашние» формы пиратского корабля, камерные размеры приобрел грот – убежище пиратов. Художник заменил сложные, съедающие сценическое пространство декорации видеопроекциями, где лишь один символ давал зрителям возможность понять, где происходит действие.

Нелегкая задача стояла перед дирижером Павлом Клиничевым – объединить музыку Адама с фрагментами из сочинений еще семи композиторов. Однако музыкальный руководитель мастерски объединил и отредактировал разнородный материал и создал яркую партитуру, в которой звучали наивная патетика, юмор и гротеск танцевального мелоса, столь типичного для балетного театра далеких времен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2015 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091601
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Леонид Сарафанов, Екатерина Борченко, Анастасия Соболева
Автор| Алексей Лепорк, специально для "Фонтанки.ру"
Заголовок| Оживлённый «Корсар»: как поставили легендарный балет в Михайловском
Где опубликовано| © Фонтанка.Ру
Дата публикации| 2015-09-16
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/2865/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Фоторепортаж

Балет – искусство бесконечно увлекательное, но странное. Драматический спектакль сколько-то живет, а затем поколение актеров сменяется, и он умирает, становясь легендой. С балетом – иначе, некоторые спектакли практически вечны, по крайней мере, их названия. Михайловский театр открыл сезон раньше всех, стремительно и проворно. И сразу с премьеры – новой версии «Корсара».

Это дико старый балет. Первое исполнение состоялось в 1856 году. Но с тех пор менялись не только постановщики и его хореографический текст, но даже и музыка. В этом отношении нет балета забавнее, в некоторых версиях авторов музыки – более десятка. Он жил, как одеяло, постепенно превращавшееся в лоскутное. Тут надставили кусочек, там ещё, тут перелицевали, там перестрочили, тут подшили, дальше укрепили основу и так далее. Своего рода work in progress, но не концептуально, а в сугубо жизненном смысле – подремонтировали, улучшили, продолжает служить. Подправили, почистили и так далее.

Каким был оригинал, представить сложно. Если верить московской реконструкции версий Петипа 2007 года, то ясно только, что очень длинным (больше четырёх часов) и для нашего времени скучным. А потому и великий Петипа сделал как минимум четыре варианта. А дальше его возвращали на сцену и А. Ваганова, и К. Сергеев, и П. Гусев, да и не только. В Мариинке идёт очень скучная версия 1987 года (О. Виноградов на основе Гусева), захватывающей её делали (и иногда продолжают!) только великие мастера – непревзойденно блистательная Алтынай, тончайшая Ульяна (характерно не сразу нашедшая ключ к этому запинающемуся действию), а также Антиной – И. Зеленский и пенящийся темпераментный Рузиматов. Именно Фарух поставил прежнюю версию Михайловского, это была на самой заре новой жизни театра, возможности труппы были ограничены, а потому была придумана самая краткая версия, своего рода танцевальное summary всего на два акта.

И вот за дело взялся Михаил Мессерер, решивший вернуть к жизни версию К. М. Сергеева, недолго шедшую в Кировском театре в 1970-е, затем в Москве (всего11 раз) и продолжающую исполняться в American Ballet Theater и другими западными труппами. Мессерер вправду большой мастер оживлять балеты – даже те, от которых почти ничего не осталось. Он гениально вернул к жизни «Пламя Парижа», своим давним московским «Лебединым» заставил иначе взглянуть на этот балет, возродил «Лауренсию», а затем сверхъестественно хорошо перенёс «Тщетную предосторожность» Ф. Аштона (так хорошо, как в Михайловском, её, наверно, не танцуют нигде). И искусство его состоит как раз в том, чтобы не просто вернуть старые движения (а архаически это практически невозможно), но так насытить балет действием, жизнью и игрой, что начинаешь видеть в балете ту пульсацию театра, которой прежде не замечал. Он умеет мастерски спаять балетное движение с пантомимой, жестом, интонацией, пускать ток постоянного действия. «Тщетная», к примеру, по выделке и филигранности деталей – просто драматический спектакль старой, совершенно ушедшей формации.

С «Корсаром» сложнее. Не зря взята версия К. Сергеева. В ней убрано как раз много лишних линий, за которыми не уследить: нет кораблекрушений, просыпания на берегу и т.д. Всё подводит к основной интриге, и как раз она и насыщена массой продуманных подробностей. Понятно, что в новом спектакле мессереровских мотиваций в разы больше, чем у Сергеева, ленинградский классик не был таким живым и гибким. Сложность – в другом, в самом «Корсаре». Как спектакль он – своего рода причудливая смесь трёх компонентов. Во-первых, это масштабная пантомима, соединившая в новом спектакле сергеевскую оттанцованность с выверенностью гибкого действия, дальше к этому добавляется азартная сюита характерных танцев, с саблями и без. А на вершине – куски добротного классического балета. И именно в этом сплаве и заключена сложность, переходов почти нет, действие перескакивает, и иногда не так уж и плавно. И становится ясно, что на этот переход у артиста балета должно хватать не только включенности, выгранности в роль, но и полнейшего мастерства. Как ни странно, пока это больше всего удается персонажам второго плана. Открытие балета – Анастасия Соболева в партии Гюльнары, она не просто легчайше и технически дивно танцует, но шалит и резвится движением. Она ноншалантно кокетлива стопами, руками, кистями, прогибом шеи, в ней всё дышит ролью. И вариации – на высшем уровне. Технически столь же естественно безупречен Виктор Лебедев (раб), в нём есть отменное совершенство ни в коей мере не педалированного мастерства – и никакого шоу.

Главные герои уступают. Казалось, что роль корсара Конрада – совершенно под стать Леониду Сарафанову, так отчасти и есть. Но кажется, что его харизма ещё не проснулась после лета. Обычно он так мальчишески играет с залом, как именно и требует эта роль, а именно здесь этого, увы, и нет. Похоже, мысль о Джонни Деппе ему мешает. Вообще понятно, что подавляющее большинство увидит в балете именно танцевальную параллель пиратам известного моря. Лишь вымирающее меньшинство (включая и вашего наблюдателя) будет пребывать в неведении, о фильме знать понаслышке и думать только о старом балете.
Второй Конрад – Иван Васильев, понятное дело, превращает всё в череду трюков, это он делает везде, и здесь есть, где развернуться. Жаль только известное здание на Фонтанке (то, что с ареной) на ремонте.

Исполнительницы главной женской партии – Медоры – пока тоже дремлют. Екатерина Борченко всё время волнуется, что совершенно зря, она всё умеет, только бы апломба прибавить, а Ирина Перрен живёт какой-то размеренно параллельной жизнью. Увы, другие женские партии (одалиски, невольница) в балетном смысле не дотягивают, им ещё учиться и учиться. Как и кордебалету. Лето даром не проходит. Да и оркестр так радостно наигрывает череду дансантных мотивчиков, что и единственно достойную музыку балета – сад Делиба – играет, как Дриго: все прохладные свежести и ароматы до зала не долетают.

Но у спектакля есть одно не просто слабое, но провальное звено – декорации. С пестротой и разноцветицей костюмов можно бы и смириться – Восток! Можно, конечно, удивляться тому, что на сцене ковры той неоновой формации, что появилась к концу XX века, когда китайскую химозу стали выдавать за настоящих персов. Впрочем, и это сегодня требует пояснений. Но дело в задниках, а их целых три – сколько и актов. Они – полная катастрофа, они похожи на большие китайские переливающиеся открытки из газетного киоска, очень дешевые. В начале – вид Венеции со вставленными туда мечетями, дальше Сильвестр Щедрин для колхозной бухгалтерии, а в финале – дворик со львами из Альгамбры, украсивший бы восточный ресторан ниже среднего пошиба. Экономия или халтура? Даже если экономия, то большой театральный художник на то и большой, чтобы бедность прикрыть. Имени автора даже называть не хочется, так оно уважаемо. Но даже его студенты могли бы нарисовать что-нибудь подостойнее или из любви к мэтру, или на производственной практике.

Почти уверен, что эти декорации улучшат и заменят, что танцоры окрепнут и научатся переходить из одного уровня этого балета в другой органичнее, и тогда всё будет в порядке. Понятно, что специалисты по балету будут утверждать, что у Сергеева было иначе. Но тем и завлекательно искусство балета, что доказать точность текста практически нельзя, а главный аргумент один – чтобы дышало без зазоров и спотыканий. Пока – не вполне, но есть шанс! Мессерер сплёл очень хорошую основу, а дальше мастерам и подмастерьям остаётся учиться вышивать. Ну, а уроки вышивания – радости для зрителя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2015 11:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091602
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Леонид Сарафанов, Екатерина Борченко, Анастасия Соболева
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО, Санкт-Петербург, Фото: Сергей Тягин
Заголовок| Пиратский Петербург
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2015-09-16
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/121128-piratskiy-peterburg/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Михайловском театре состоялась премьера балета о морских разбойниках — «Корсар». Новая постановка появилась в преддверии грядущего в 2018-м 200-летия со дня рождения Мариуса Петипа. К грандиозным торжествам балетные компании готовятся уже сейчас, но Михайловский всех опередил.


Медора - заслуженная артистка России Ирина Перрен, Конрад – заслуженный артист России Иван Васильев. Фото: Сергей Тягин

«Корсар» — самый эклектичный балет классического репертуара, полный неувядающей витальности и роскошных танцев, гипнотически воздействует на публику уже полтора столетия. Зрелище давно и далеко унеслось от поэмы Байрона, взятой за основу парижской премьеры 1856 года. Из Франции спектакль почти сразу перекочевал в Россию, где его не просто сберегли, а возвеличили. На «Корсаре» Мариус Петипа складывал каноны имперского стиля и отрабатывал основы блистательного русского классического балета. С безупречными ансамблями, грандиозными соло и дуэтами. Но едва ли обрусевший француз думал о вечном. Увлеченный примитивностью пиратской истории, он попросту не сдерживал полет фантазии, вышивая кордебалетные узоры, проводя по ним яркие стежки вариаций. Балет о флибустьерах понадобился Петипа, чтобы постичь широту русской души и безграничность просторов России, ставшей для него, как он говорил, второй и любимой родиной.

То, что произошло с «Корсаром» в ХХ столетии, достойно отдельного трактата. Танцы растаскивались по другим балетам и кочевали по конкурсам. Композиторы дописывали музыку — итоговый список включал 12 авторов. Хореографы, коих тоже набрался добрый десяток, изгоняли объявленную архаикой пантомиму, придумывали новые танцы, артисты дополняли партии эффектными трюками и кунштюками. Из сохранившихся версий «Корсара» Михайловский остановился на петербургской, Петипа — Сергеева, и уже на ее основе создал свою — в редактуре главного балетмейстера театра Михаила Мессерера. Все знаменитые танцевальные хиты сохранены, хотя порядок их существенно изменен, что в открытой структуре этого балета — не кощунство, а почти традиция: фабула «Корсара» давно превратилась в матрицу хореографических изысков. Постановочные опыты Мессерера «заточены» на внятное динамичное действие: каждый купец на рынке занят делом, балагурит торговец невольниками Ланкедем (Алексей Кузнецов), расхваливая свой «товар» уморительно смешному толстопузому Сеид-паше (Алексей Малахов). Тот ликует, скупая всех красавиц в свой гарем. Среди невольниц Медора — главная героиня балета, объявляющаяся в каждом действии и с быстротой фокусника меняющая наряды. Сложнейшая партия требует от исполнительницы редкой выносливости, какой на премьере чуть не хватало щеголяющей уверенной техникой приме театра Екатерине Борченко. Леонид Сарафанов, ведущий титульную роль, не форсирует трюки, сосредоточенно выстраивает образ благородного разбойника, по-байроновски идеального романтического героя, умеющего любить нежно и без оглядки. Счастье премьерного спектакля — Анастасия Соболева в партии любимой жены Сеид-паши Гюльнары: ребячливое простодушие и женская хитрость сложились в писанный тонкими линиями портрет. Прелестна и лукавая Гюльнара другого состава — Анжелина Воронцова.


Фото: Сергей Тягин

Второй показ добавил праздничных красок. С появлением Ивана Васильева — Конрада с развевающейся шевелюрой и блестящей серьгой, премьерный кураж переметнулся со сцены в зрительный зал. С хореографией Васильев поступил, как всегда: залихватски усложнил прыжки и пируэты, пустившись на запредельные для человеческого тела аттракционы с отважностью героя, который в огне не горит и в воде не тонет. Сам заходился в радости от того, что творит, превращая романтического персонажа в грозу морей и брутального мачо. Нежная и немного холодноватая Медора Ирины Перрен сразу и безоговорочно отдала партнеру пальму первенства и предпочла оставаться в тени безудержного пирата. Главного исполнителя поддержал кордебалет, чьи характерные пляски искрились наслаждением. Сложнее оказалось с небольшими ролями, которыми насыщен спектакль. Яркие и сочные, они требуют классической прочности поз и точных движений. Пока это дело будущего. Зато классический женский кордебалет не подкачал — великолепное ожерелье «Оживленного сада» мастерицы плели идеально, не допуская небрежности.

Театр пополнил свой репертуар еще одним радостным балетом, который труппа исполняет так, словно авантюрные перипетии романтической мелодрамы придуманы специально для нее, «здесь и сейчас». Со столь же бешеной энергией и размахом играет оркестр под управлением Павла Клиничева, превращая незамысловатые дансантные мелодии в гимн русскому классическому танцу.

---------------------------------------------------------

Михаил Мессерер: «Главное, чтобы спектакль был нужен не только балетоманам»



культура: «Корсару» полтора века. В чем секрет неизменного интереса к нему публики?
Мессерер: Это романтическая вампука с множеством замечательных танцев.

культура: Почему из многих версий Вы остановились на постановке Константина Сергеева?
Мессерер: С именем Константина Михайловича вплотную связана история ленинградского балета. В Мариинском, тогда еще Кировском театре, сложился его дуэт с Улановой, здесь он танцевал, преподавал, ставил, руководил труппой. Много классических спектаклей дошло до нас в редакции Сергеева. Его разработка «Корсара» кажется мне и интересной, и элегантной. К тому же исполняется 105 лет со дня рождения Сергеева, что тоже важно. Из двух версий, принадлежащих Константину Михайловичу, петербургской и московской (а они отличались и по хореографии, и по музыке), я предпочитаю первую.

культура: Тем не менее поменяли танцы местами, придумали свои связки...
Мессерер: Я не стремился создать точную копию спектакля Петипа — Сергеева. Просто основывался на этом материале. Опыт «прямого повтора» у меня был только однажды — когда я ставил так называемую старомосковскую версию «Лебединого озера», и изначально работал с прицелом на максимальное соответствие первоисточнику.

культура: С «Лебединым озером» связывают возрождение Михайловского. Спектакль номинировали на «Золотую маску» — впервые в истории этого театра.
Мессерер: То был проницательный выбор Владимира Кехмана. Правда, «Лебединое озеро» — исключение. А вообще, когда балетный спектакль не обновляется, он умирает.


Медора — заслуженная артистка России Екатерина Борченко, Конрад — Леонид Сарафанов. Фото:Jack Devant

культура: Если не точность реставрации, то что для Вас самое важное в работе с наследием?
Мессерер: Главное, чтобы спектакль интересно смотрелся сегодня и был нужен не только балетоманам, но и молодежи, и даже детям. Сейчас ведь другое время и иная жизнь — Сергеев-то ставил более четырех десятилетий назад. Я делал «Корсара» для современной публики и, конечно, учитывал нынешнюю ситуацию в театре.

культура: А чем не подходит «Корсар», существовавший в афише Михайловского раньше?
Мессерер: Прежний спектакль был короче, в два акта, и ставился тогда, когда у труппы были иные возможности. За последние годы балет Михайловского обновился. Так что очень хотелось дать труппе материал, соответствующий возросшему профессиональному уровню солистов и кордебалета. В первую очередь я педагог и всегда думаю о том, насколько работа будет полезна и интересна танцовщикам.

культура: Зрители Мариинского Императорского театра времен Петипа специально ходили на «Корсара», чтобы посмотреть мощный финал — с кораблекрушением. Были и те, кто предпочитал многолюдную идиллию «Оживленного сада». От морской стихии Вы отказались, а «Сад» заметно поредел...
Мессерер: Поставить кораблекрушение — идея соблазнительная, но ее воплощение требует огромных финансовых затрат, недоступных в период кризиса. «Оживленный сад» с удовольствием восстановил бы в полном объеме, однако наша сцена гораздо меньше сцены Мариинского и просто не способна вместить более тридцати танцовщиц, но мы берем проработкой деталей и стилем.


Фото: Сергей Тягин

культура: С проблемами музыки столкнулись? Ведь «Корсар», пожалуй, уникальный пример: партитуру Адана «разукрасили» более десятка композиторов...
Мессерер: Среди них и известные — Делиб, Дриго, Пуни. Конечно, музыку тоже выбирали в соответствии с логикой хореографической драматургии. Дирижер Павел Клиничев помогал в аранжировке.

культура: Вы упорно возвращаете на сцену классику такой, какой ее видели в советское время. Какие балеты наследия еще остались не охваченными?
Мессерер: У нас, собственно, идут все спектакли за исключением, пожалуй, «Коппелии» Делиба и «Золушки» Прокофьева.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Сен 29, 2015 9:47 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2015 8:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091701
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Марина Алексинская
Заголовок| "Я как был русским человеком, так им и остался"
Где опубликовано| © Газета «Завтра»
Дата публикации| 2015-09-17
Ссылка| http://zavtra.ru/content/view/ya-kak-byil-russkim-chelovekom-tak-im-i-ostalsya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Николай Цискаридзе народный артист России в гостях у "Завтра"


Фото: Николай Цискаридзе накануне 70-летия Победы встретился в Академии русского балета имени А.Я. Вагановой с её ветеранами, в том числе — блокадниками (из архива АРБ)

Академический дух несовременен. Конечно, несовременен. И если дух витает, где хочет, то академический дух — в Санкт-Петербурге. Точнее, Санкт-Петербург, улица Росси, Академия русского балета имени Вагановой. Переступаешь порог Академии — и оказываешься в другом измерении. На территории, где царица Дня и Ночи — красота, а мифы и легенды, словно эльфы, незримо присутствуют в декорациях русской истории.

Ректор Академии русского балета имени Вагановой — Николай Цискаридзе. Народный артист России, премьер балета Большого театра, со всею мощью, блеском и изыском своего таланта он демонстрирует: единственное, что в творце созидательное, — это академическое, а не современное (как было принято говорить практически весь ХХ век). Во всяком случае, Академия русского балета имени Вагановой под руководством Николая Цискаридзе — одно из самых созидательных учебных заведений. Воспитывает вкус, изящество, любовь к России.

"ЗАВТРА". Николай, лет пять прошло с тех пор, как в интервью газете "Завтра" вы рассказали о хищениях и других "плодах" реконструкции Большого театра. За это время вы стали персонажем сказки. Вас бросали в чан с мертвой водой, вы оказывались — с живой и снова выходили дивным молодцем! Как вам это удавалось? Поделитесь секретом.

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Закалился просто. Помогла сложная детская жизнь, когда мне пришлось приехать из Тбилиси в Москву. Смена города, смена обстановки, смена коллектива, где мне надо было завоёвывать авторитет. И я не обращал внимания ни на бойкоты, ни на какие-то выпады, всё-таки коллектив детский был, но был убежден: приехал учиться, получить профессию. Потом пришел в Большой театр. Три года танцевал в кордебалете, но каждую неделю выходил в одной из центральных или заглавных ролей. И тоже возникали всякие сложные моменты, выяснения отношений. Постепенно привыкал к тому факту, что успеху сопутствуют сложности.

"ЗАВТРА". Уроки Семеновой, Улановой — двух таких титанических личностей — верно тоже не прошли даром?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Как раз в момент поступления в труппу Большого театра умерли все мои родственники. И Марина Тимофеевна Семенова, и Галина Сергеевна Уланова занимались со мною не как с артистом даже, а как с человеком. Понимали: мальчик–сирота, ни дома, ни поддержки, ничего нет… Потом, когда Улановой уже не было в живых, а была только Семенова, она мне сказала: "Коля, запомни, мы не просто так тебе с Галей помогали — мы видели твои способности. Ты запомни и всю жизнь следуй этому: если ты видишь ребёнка, у которого есть способности, обязательно ему помоги. Но учти, что профессия передаётся бескорыстно, безвозмездно. Вот как мы тебе всё отдали, точно так же и ты веди себя". Я подумал тогда, что за высокопарные слова? А потом понял, что в словах этих есть и большая мудрость, и что-то есть мистическое… Мне, правда, очень везло. Мне безумно везло на сложности и преграды. Но в то же время — на очень хороших и порядочных людей.

"ЗАВТРА". Они и помогли выдержать объявленную вам руководством Большого театра войну? Не забыть, как г-н Швыдкой публично гадал: кто же за вами стоит?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ.
У меня, действительно, есть много друзей, у которых всё сложилось удачно и в жизни, и в профессии. Эта дружба не пяти дней, не двух месяцев. Эта дружба — на протяжении очень большого времени. И в тот момент, когда начался весь этот ужас, ад, кошмар в Большом театре, когда заканчивалась моя танцевальная карьера, они, прежде всего, мне дали возможность понять: есть плечо рядом. И я достаточно спокойно себя чувствовал, потому, что ощущал это плечо, поддержку. Дело ведь в том, что я не сражался за то, чтобы остаться в театре, о своем решении уйти я предупредил администрацию за два года. Я сражался за то, чтобы не позволить себя унизить. Только за это. И ушёл сам с высоко поднятой головой. Больше того, в день выпускного спектакля в училище я пообещал своему педагогу Петру Пестову, что буду танцевать ровно 21 год. Что я и сделал.

"ЗАВТРА". Вы совершили невероятное! Артист одержал верх над чиновником!

Николай ЦИСКАРИДЗЕ.
В конфликте между чиновником и творцом в реальности выигрывает чиновник, а в истории — творец. Всегда. Вот прошло всего два года. И кто знает сегодня фамилию генерального директора, которому повезло быть генеральным директором в эпоху Николая Цискаридзе? Никто не знает уже. Потому что он — никто. О нем и его подельниках даже говорить смешно, так, сотрясание воздуха. Есть гениальное изречение Наполеона: "Проигранное сражение — это не проигранная война". И если они думали, что выигрывая в сражениях, выиграли в войне, то так им только казалось. Да, я прошёл путь конфликта в одиночку в театре. Но, понимаете, каждый человек — каждый! — кто работал в театре, от уборщицы до последней "звезды", встречали меня в лифте или в коридоре и на ушко шептали: "Держись, мы с тобой!" Но ни один человек не выступил публично.

"ЗАВТРА". Но для себя вы сделали выводы?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Я сделал единственный вывод для себя: я хочу заниматься делом.

"ЗАВТРА". Однако и ваше вступление в должность ректора Академии обернулось скандалом! Целая артиллерия из именитых балерин была подключена для того, чтобы опорочить ваше имя. Не поколебал ли решимости такой приём?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ.
Я был просто уверен: чтобы они ни делали, как бы ни издевались надо мной, как бы ни старались унизить, я буду в выигрыше. Понимаете, последние лет пятьдесят люди специально заказывают скандалы для того, чтобы пропиарить себя. Платят за это сумасшедшие, гигантские деньги! А я ничего не платил, ничего не заказывал. Больше того, ничего не просил! А они меня пиарили на протяжении нескольких лет без остановки. В итоге чего добились? Добились того, что в такой ситуации я оказался жертвой. А в России жертву любят больше всего. Они настолько глупы, что даже не понимали, что делают?

"ЗАВТРА". Чем же вы их так запугали?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Просто они боялись допустить меня к руководству, потому что прекрасно знали мой профессионализм. И на сегодняшний день в Петербурге знают, как я работаю и что из себя представляю. Процедура голосования в Академии русского балета имени Вагановой утвердила меня в должности ректора: 16 человек проголосовало "против" и 241 — "за". Просто потому, что люди мне поверили. И эта вера накладывает на меня гигантскую ответственность.

"ЗАВТРА". Поразительно — задумалась сейчас — судьба вас привела в Академию Вагановой, первыми ученицами которой были Семенова и Уланова.

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Я думаю об этом… Знаете, каждый раз в разговоре Марина Тимофеевна Семёнова подчёркивала: она — ленинградка. А я ей всё время говорил: "Марина Тимофеевна, ну какая вы ленинградка? Вы в Москве живёте больше 75 лет! Какой Ленинград?" Но она на своем настаивала. И вот попал я сюда и понял: для неё Ленинград — именно вот эта улица Росси, именно вот это здание хореографического училища. И для Галины Сергеевны то же самое. Потому что вся их основная жизнь прошла именно здесь.

"ЗАВТРА". Перемены в ваших взглядах не произошли после переезда в Петербург?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Вы знаете, без перемен. Я как был русским человеком по воспитанию и по своей артистической судьбе, так им и остался. Еще, будучи артистом, я достаточно резко отвечал разным интервьюерам и хулителям Русского балета по всему миру. Как-то на пресс-конференции в США мне был задан вопрос: почему вы настаиваете на превосходстве Русского балета? Ответил шуткой: потому что нас балету учат дольше, чем США существует как государство. Тогда я и не особенно задумывался над ответом. Но вот сейчас, находясь в Академии русского балета, еще сильнее убеждаюсь в правоте своих слов. Господа, не вам нас учить!

"ЗАВТРА". Русский балет — явление особенное. Мистики говорят о Русском балете как об эмпирии, что охраняет Россию. Каким было его воздействие за рубежом по вашим наблюдениям?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Русский балет — это то, что возвышает нашу страну, ставит её выше всех других. Как французы гордятся Лувром, итальянцы Сикстинской капеллой, так мы — Русским балетом. Ни одна страна мира не может позволить себе содержать балетную труппу такой квалификации и такого артистизма, как балетные труппы Мариинского и Большого театра. Но, к сожалению, мы делаем всё, чтобы Русский балет разрушить. Вот что страшно.

"ЗАВТРА". Года два назад руководитель балета Ковент-Гардена ничтоже сумняшеся заявила в Москве: Русский балет на задворках цивилизации.

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. В Лондоне меня тоже пытались уязвить положением в театре.

"ЗАВТРА". Согласились?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Простите, — сказал, — вы немножко путаете моё положение в театре и положение ваших артистов. У вас Королевский балет, которому всего 70 лет, а у нас — государственный, которому 300. У вас театр — личная собственность королевы, и королева может диктовать условия, а я нахожусь в государственном театре, я первый танцовщик нашей страны и все мои заслуги не только перед моей профессией, но и перед обществом, перед страной. Потому любой чиновник, который хочет со мной повести войну, должен задуматься, с кем он начинает диалог. Я не частная собственность.

"ЗАВТРА". Николай, это сегодня ваши слова востребованы государством, а ваше определение интеллигенции, самозванцев и вечных оппозиционеров, гуляет по ленте фейсбука на ура! Но ведь тогда, в 90-е — "нулевые", крамолой были! Вы же должны были понимать, что информационные пушки "интеллигентов" сметут вас?!

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Вы понимаете, в чём дело. Они на меня будут направлены, мне кажется, всегда. Только потому, что я не люблю подобострастие. Гениальное произведение Грибоедова "Горе от ума": "Служить бы рад, прислуживаться тошно". Господа, я всю жизнь служу своей стране, своему искусству, но я не хочу склонять голову перед идиотами.

"ЗАВТРА". Кто вас воспитал таким рыцарем?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Да никто. Я грузин по происхождению. Достаточно прочитать мою фамилию — и всё понятно. Я ради своей профессии, ради своей страны готов делать всё, что угодно. Сейчас ради школы я не стесняюсь попросить помощи, поддержки. Но своё человеческое достоинство я никогда в жизни не опущу. Никогда.

"ЗАВТРА". Удивительно, ведь вы росли и взрастали в те "времена", когда постулируемые вам ценности каленым железом выжигали из сознания людей!

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Я рос в Тбилиси, в аристократической части города. Это немножко другое. Я всегда это подчёркиваю. Плюс, конечно, советский Тбилиси, который был центром не только культуры, но и такой толерантности к вероисповеданию, к национальности, к выбору человека. Все люди равны, потому что перед Богом они равны. И ты не можешь никого унижать. Я вырос в обществе, где люди понимали, что такое "честь имею". Я вырос в семье, где нравственные нормы были основой жизни.

"ЗАВТРА". Христианское воспитание?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ.
Понимаете, я стал православным не тогда, когда это стало модным. Я вырос в вере, и для меня такой момент очень важный. Мои мама и няня были глубоко верующими людьми. Сколько себя помню, ходил на большие службы, на все праздники. Если меня как-то пытались призвать к ответственности, меня наказанием Божьим пугали. Очень смешной случай, я как-то уже рассказывал о нем. Мне был лет 13. Способный ребенок, стараться не любил, на уроках хореографии больше интересовала жизнь ворон за окном. Мой педагог Петр Пестов и ругал меня, и наказывал, и шутил, и подкалывал, на меня ничего не действовало. И однажды, ни о чем не подозревая, он произнес фразу: "Цискаридзочка, тебе так много дал Господь, что если ты не воспользуешься этим, Он тебя накажет за это". И потом рассказывал маме: "Увидел, как ребёнок вдруг встрепенулся и стал очень сильно стараться. Я был потрясён, насколько ребёнок изменился. Я понял в тот момент, какой ключ к нему подобрал наконец-то, да так, что в любую секунду могу его призвать к ответственности". И мама ответила, что да, Вы поймите, для нас это не простой звук, что он в этом вырос, он понял, о чём вы сказали.

"ЗАВТРА". Николай, Вы не раз выступали против искажения классических постановок оперы ли, балета именно из-за пренебрежения, нарушения режиссером христианских поисков композитора в своих сочинениях. Сегодня часто демонстрируют уродство на сцене и объясняют его сменой канонов красоты. На ваш взгляд: красота меняется со временем?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ.
Меняется мода на красоту, но не каноны красоты. Если переходить в Эрмитаже из зала в зал, то видишь, как менялась мода на красоту. То был в моде высокий бритый лоб, то в моде были вытравленные блондинки, то пышногрудые дамы, то, наоборот, очень худые и так далее.

"ЗАВТРА". Что для вас является красивым?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Я вырос в театре, и всё искусственное люблю лишь внутри театра. В жизни — нет. Я ненавижу искусственные цветы вне театра, вообще искусственного в жизни ничего не люблю. Всё, что естественно, для меня прекрасно.

"ЗАВТРА". История искусства — история прощания с красотой. И сегодня, на фоне агрессии contemporary art, как никогда, наверное, актуальна фраза "красота спасёт мир".

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Мне кажется, Достоевский говорил прежде всего о красоте духовной и о красоте нравственной. Мне кажется, для Достоевского это важным было еще и потому, что он сам был подвержен страстям пагубным и сам страдал из-за этого. Ведь в принципе все героини его произведений — это падшие женщины, которые очень хотят очиститься, найти успокоения. И находят его либо в смерти, как Настасья Филипповна, либо, как Грушенька, в уходе в Сибирь за возлюбленным. Она столько сделала поступков неправедных, столь грешна, что только смирением, жертвенностью может искупить грехи.

"ЗАВТРА". Есть Петербург Пушкина, есть Петербург Достоевского, какой вам ближе?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Я живу как раз в Петербурге Достоевского (улыбается). Я живу напротив Мариинского театра в Петербурге Достоевского. Больше того, живу рядом с домом, в котором, по произведению "Преступление и наказание", жила старуха-процентщица. Мимо моего дома каждый день Раскольников ходил.

"ЗАВТРА". Ничего не смущало вселиться в такой дом?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Абсолютно ничего. Я обожаю это место. Это одно из самых красивых мест на земле для меня. Рядом мои любимые Мариинский театр, Никольский собор и канал Грибоедова, бывший Екатерининский канал.

"ЗАВТРА". Николай, искусство жестоко. Обратная сторона его — одиночество. Вот вы со своей пламенной самоотдачей балету, театру, Академии не обрекаете ли себя на одиночество?

Николай ЦИСКАРИДЗЕ
. Я никогда не был одинок. У меня рядом с кроватью всегда стоит огромное количество книг, которые мне в ближайшее время надо прочитать, а времени всё нет… Да что вы! Какое одиночество?! Особенно после создания Интернета. Можно все, что угодно прочитать, просмотреть… Меня как-то очень рассмешила Марина Тимофеевна Семёнова. Мы сидели на берегу какого-то залива где-то за границей, пили вино и философствовали. "Колечка, я же сирота", — сказала Семенова. Я расхохотался: "Марина Тимофеевна! У вас дочка, внуки, правнуки. Какая вы сирота?" Она говорит: "Да, Коленька, мои все же уже померли". То есть её ровесники, ей тогда было за 90 лет. Я тогда задумался… Ведь на самом деле, вокруг тебя может быть 150 детей, родственников, а ты можешь быть одинок среди них. И это очень страшно.

"ЗАВТРА". Завершая интервью, поделюсь с вами шуткой. В редакции, узнав о том, что я еду в Петербург, встречусь с вами, мне сказали: спроси у Николая, когда он там, в Грузии, порядок-то наведёт? Это была шутка, конечно…

Николай ЦИСКАРИДЗЕ (смеётся)
Вы знаете, я гражданин России.

Материал подготовила Марина Алексинская

P.S. Пока шла работа над материалом, пришло известие: руководство Большого театра в очередной раз берет курс на Запад: упраздняет должность художественного руководителя балета, вводит — директора балетной труппы. Прокомментировать событие я попросила Николая Цискаридзе, и вот что он, премьер балета Большого театра, сказал:

"Можно ориентироваться на западную систему. В том случае, если наши интенданты, менеджеры — люди неслучайные в музыкальном театре, воспитывались в нем с молодых лет, с низших ступеней карьеры, как это происходит на Западе. У нас интенданты-чиновники, особенно на протяжении последних 15-20 лет, если и взрастали в театрах, то весьма далеких от музыкально-балетной жизни. Они занимали директорские кресла в возрасте "за 50-60", когда им ни балет, ни музыка, ни опера уже неинтересны. Во время спектакля они спят, если только нет, конечно, высокопоставленных гостей и им приходится быть начеку. Артисты это прекрасно видят со сцены и смеются, но судьба их зависит именно от этих людей. А потому можно вспомнить лишь слова известного политика: "хотели как лучше, получилось как всегда".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2015 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091702
Тема| Балет, Екатеринбургский Театр оперы и балета, Проект «Dance-платформа»
Автор| Екатерина РУЖЬЕВА
Заголовок| Мастерские для хореографов на «платформе»
Эксперименты молодых представят широкой публике

Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2015-09-17
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/24112-masterskie-dlya-khoreografov-na-platforme/
Аннотация|

Ежегодный проект екатеринбургского Театра оперы и балета «Dance-платформа» был и остаётся уникальным в России проектом. Мастерские для хореографов были созданы у нас в 2012 году по инициативе и под руководством худрука балетной труппы театра Вячеслава САМОДУРОВА. И хотя подобные лаборатории стали позже появляться и в других местах — в петербургском Мариинском театре или в рамках фестиваля Context у прима-балерины Дианы ВИШНЕВОЙ, — Екатеринбург был первым, а у нашей «Dance-платформы» остаются свои особые преимущества. Вячеслав Самодуров пояснил: «Мы открыты для всех желающих, в том числе и хореографов из-за рубежа. И главное, мы предлагаем условия, которые может предложить только государственный театр. Например, предоставляем молодым хореографам высококлассных артистов. Они имеют опыт работы с разными постановщиками и очень быстро запоминают хореографический текст…»


Мики НИСИГУТИ танцевала с Игорем БУЛЫЦЫНЫМ в его постановке. Фото: : Елена ЛЕХОВА.

Так в «Dance-платформе-2014» участвовала солистка Мики НИСИГУТИ в постановке Игоря БУЛЫЦЫНА, который и на сцене стал её партнёром. Кстати, Игорь будет работать на «Dance-платформе-2015» в числе восьми молодых хореографов.

Четвёртая «Dance-платформа» готова дать профессиональный старт восьмёрке молодых, талантливых и амбициозных хореографов. В состав международного жюри вошли: директор и хореограф компании «Цюрих Балет» Кристиан ШПУК; прима-балерина Большого театра, народная артистка России Мария АЛЕКСАНДРОВА; худрук Екатеринбургского балета и его главный хореограф, дважды лауреат Национальной театральной премии «Золотая Маска» Вячеслав САМОДУРОВ. Они и выбрали этих восьмерых из полусотни претендентов, приславших в этом году заявки на участие в хореографических мастерских.

Итак, 25 сентября в Театре оперы и балета (пр. Ленина, 46а) к работе приступают: Софья ЛЫТКИНА, Александр ХЕГЛИНД, Даниил КИРИЛЛОВ (все из Санкт-Петербурга), двое москвичей — Софья ГАЙДУКОВА и Антон ЯРЦЕВ; Дмитрий АНТИПОВ из Красноярска и Антон КОЧНЕВ из Красногорска; Игорь БУЛЫЦЫН, представляющий екатеринбургский Театр оперы и балета.

В театре всё готово для того, чтобы дать возможность подрасти и окрепнуть в «тепличных условиях» проекта «Dance-платформа» редкому и чрезвычайно востребованному в мире таланту хореографа.

«Первые сочинения, пусть даже удачные, не превращают танцовщиков в хореографов. И надо давать молодым возможность ставить ещё и ещё. Чем больше ошибок они сделают в период ученичества, тем более зрелыми и профессиональными будут их работы в дальнейшем, когда они придут в театры»,

— считает Вячеслав Самодуров. Так, снова приглашены в проект Дмитрий Антипов и Игорь Булыцын. И Александр Хеглинд приедет на «Dance-платформу» уже в третий раз. Хеглинд (Сипатов) — в прошлом танцовщик нашего театра. Оставив сцену, он переехал в Петербург, в будущем году заканчивает магистратуру Академии Русского балета имени Вагановой, но не теряет связи с театром, в стенах которого начал осваивать новую балетную профессию.

Экспериментальные работы, созданные в такого рода творческих лабораториях, принято показывать на небольших площадках для «своих». Хореографические постановки екатеринбургской «Dance-платформы» — и в этом тоже уникальность проекта — из года в год выходят на большую сцену театра. Номера молодых хореографов представлены в формате гала-концертов с участием звёзд мирового балета. Новые «сочинения» участников хореографических мастерских «Dance-платформа-2015» широкая публика сможет увидеть и оценить 13 и 14 октября. А главным интересом худрука и арт-директора проекта «Dance-платформа» Вячеслава Самодурова остаётся поиск талантливого хореографа, которому екатеринбургский театр сможет заказать эксклюзивный балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2015 10:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091703
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Екатерина Кондаурова
Автор| Татьяна Покопцева
Заголовок| ЕКАТЕРИНА КОНДАУРОВА
Воспитание чувств

Где опубликовано| © журнал "Твоя история" № 7, стр. 033-035
Дата публикации| 2015 сентябрь
Ссылка| http://issuu.com/tvoyaistoria/docs/________________________7__________
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



ПОКА ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ на стр.033-035
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2015 9:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091801
Тема| Балет, «Кремлевский балет», Фестиваль, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Международный фестиваль балета: Кремлевский — значит главный
Международный фестиваль балета собирает балетных звезд уже в четвертый раз
Где опубликовано| © Московский комсомолец
Дата публикации| 2015-09-17
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/09/17/mezhdunarodnyy-festival-baleta-kremlevskiy-znachit-glavnyy.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В этом году артисты съезжаются в Кремлевский дворец со всего света еще и для того, чтобы поздравить с 25-летним юбилеем хозяев и устроителей фестиваля — труппу театра «Кремлевский балет». Обозреватель «МК» встретился с художественным руководителем и главным балетмейстером «Кремлевского балета» Андреем Петровым, чтобы разузнать подробности балетной жизни в Кремле.

— Юбилейный, 25-й сезон у нас закончился, и сейчас отмечаем дату. Мы же работаем с сентября 1990 года. Мы тогда в августе как раз провели кастинг, в первых числах сентября собрались. А 4 ноября у нас уже был первый спектакль — «Макбет» Владимира Васильева, — объясняет мне Андрей Петров, почему юбилей не отпраздновали в прошедшем сезоне

— Давайте вернемся в то время. Вспомните, как это все начиналось? Вы же в те времена были заведующим балетной труппой Большого театра?

— Нет, заведующим я был несколько раньше. В то время я уже был назначен балетмейстером по Кремлевскому дворцу — это была вторая площадка Большого театра, филиал. И как раз в этот момент Большой разошелся с Кремлевским дворцом.

— Каким образом это произошло?

— Большой «отказался» от Дворца, потому что должны были отдать старый филиал Большого, который сейчас занимает Театр оперетты. Но так и не отдали. Об этом тогда еще не знали и посчитали, что Большому площадка КДС уже не нужна. И я остался здесь, потому что произошло разделение.

- Потом вам пришлось совмещать обязанности художественного руководителя и директора Кремлевского дворца?

- Там были и другие кандидатуры, но почему-то выбрали меня. Я не хотел и сразу сказал: «Давайте на год». А в результате вышло 8 лет!

— Но балет тогда процветал в Кремле. Вам удалось поставить много интересных балетов: «Руслан и Людмила», «Наполеон Бонапарт», «Зевс»…

— Ну, я не могу сказать, что балет тогда уж так процветал. Потому что время было очень тяжелое… Денег не было вообще! Дворец только-только оправился от потрясения, когда от него ушел Большой театр и исчезло творческое наполнение. Поэтому и возникла идея о создании театра. Ведь элементарно платить зарплату было нечем! Дворец простаивал: съездов КПСС уже не было, Большой тоже ушел, начали приглашать уже каких-то корейских проповедников. Кончилось все это, конечно, скандалом… Я сразу говорил, что нужно создавать полноценный творческий коллектив, срочно давать спектакли… Тогда будет зарплата для всех сотрудников Дворца, будет какая-то перспектива творческая.

— То есть фактически за счет балета первое время Кремлевский дворец и выживал?

— Да. Так и было… Министерство культуры СССР перестало существовать, перевели в Минкульт РСФСР, а там сказали: «Нам этот Дворец не нужен». Перевели в Верховный Совет СССР — он перестал существовать. Перевели в Верховный совет РСФСР. И только потом создалось Управление делами Президента РФ, к которому мы и относимся сейчас.

— Последний сезон руководил балетом Андрис Лиепа, потом опять вы как создатель коллектива вернулись на свое законное место… Вы этот год были почетным президентом Кремлевского балета. С чем это было связано?

— Я за эти 25 лет сменил массу названий своей должности… Но на президентскую должность попал впервые (смеется). А конкретно этих причин, о которых вы спрашиваете, я объяснить не могу. Скорее нужно обратится к Андрису Лиепе и Управлению делами, которым тогда руководил Кожин Владимир Игоревич. Но для меня это не было неожиданностью: мы с Андрисом работали много, и в принципе иногда надо задумываться о том, кто дальше поведет корабль… Главное, чтоб совпадали полностью художественные принципы, заложенные в нашем театре изначально, которые и привели, в общем, к довольно большому успеху. В этом смысле театр оправдывает себя и финансово, и творчески. В прошлом сезоне я не лишился полномочий. Не смотря на смену названия должности, работал так же, как всегда привык работать, то есть с утра до ночи.

— А почему тогда поставили Андриса?

— Это не мое решение, и я бы не хотел своего коллегу в чем-то обвинять или ущемлять его творческие заслуги. А почему не срослось? Просто Андрис видит театр по-другому. Ведь мы же опираемся всегда на свои представления, мечты. Но для этого не надо переделывать уже готовый театр, имеющий свой художественный стиль и свое направление. Может, есть смысл тогда создать что-то совсем новое.

— Тем не менее проект балета «Баядерка», то есть ближайшая премьера Кремлевского балета, — это проект Андриса?

— Да, он очень хотел это поставить, и мы всячески стараемся помочь. И работа уже идет. И я надеюсь, что 22 января премьера состоится. Редакция за основу взята классическая, питерская, которая идет в Мариинском театре. Андрис пригласил очень интересного художника — Вячеслава Окунева, и тот сделал замечательные декорации и костюмы…

— То есть можно сказать, что добрые отношения у вас с Андрисом остались?

— Конечно.

— А какая ситуация у вас с артистами, с зарплатой?

— В труппе 75 человек. По поводу зарплаты: с голоду не умираем, но по сравнению с Большим и с Мариинским или с театром Станиславского зарплаты у нас гораздо меньше. Дирекция Государственного Кремлевского дворца старается сама что-то добавить, премию например. Грантов у нас нет. Все же ведущие театры сейчас получают какие-то гранты, а мы — нет! Генеральный директор — художественный руководитель ГКД Петр Михайлович Шаболтай — обращает сейчас большое внимание на балет, на общежитие, за которое сейчас была целая борьба, и его нам оставили…


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Сен 29, 2015 9:50 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2015 4:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091802
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Леонид Сарафанов, Екатерина Борченко, Анастасия Соболева, Иван Васильев, Ирина Перрен
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Михайловский театр открыл свой 183-й сезон премьерой балета «Корсар»
Пираты балетного моря

Где опубликовано| © Газета «Московский Комсомолец»
Дата публикации| 2015-09-18
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/09/18/mikhaylovskiy-teatr-otkryl-svoy-183y-sezon-premeroy-baleta-korsar.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Михайловский театр, уверенно набирающий очки под предводительством своего новоявленного худрука Владимира Кехмана, обратился к одному из самых старинных из дошедших до нашего времени балетов. Открывший 183 сезон балет «Корсар» композитора Адана (как мы помним вошедшего в историю написанием музыки к балету «Жизель») захватывает зрителей так же, как и полтора века назад.


фото: Сергей Тягин

А в Россию шедевр французского театрального романтизма перенес (в 1858 году) также один из авторов «Жизели» - хореограф Жюль Перро. Слишком вольно пересказывающей сюжет одноименной поэмы лорда Байрона балет был показан в Санкт-Петербург через два года после премьеры в Париже, вызвавшей, как рассказывают очевидцы, потрясение публики… Фурор спровоцировала последняя сцена – море, буря, гибель пиратского корабля в пучине. В Петербургском Большом Каменном театре этот эффект естественно тоже воспроизвели… А в главной роли – морского разбойника Конрада в модной парижской новике от хореографа Жозефа Мазилье (первого автора балета «Корсар», сочинившего к нему не только хореографию, но и вместе с де Сен-Жоржем, тоже кстати одним из либреттистов «Жизели», сценарий) вышел никто иной как Мариус Петипа. Артист уже давно пробовал себя как балетмейстер и к концу сезона того же 58 года сочинил к этому балету для балерины Марфы Муравьевой дуэт Pas d`esclave на специально написанную музыку принца Ольденбургского. С того самого момента так и повелось: кто только не прикладывал руку к этому балету. 10 композиторов (8 из них указано в программке Михайловского театра) числятся в авторах прироставших к балету номеров: помимо Адана и Ольденбургского это и Пуни (значился вторым композитором в афише уже первой российской постановки), и Дриго, и даже Лео Делиб… На музыку последнего Петипа уже в 1868 году сочинил знаменитую картину «Оживленный сад».

Хореографов же, кроме Мазилье, Перро и Петипа в разное время обращавшихся к «Корсару», едва ли не больше чем композиторов. Соответственно существует и множество редакций этого балета из которых Михайловский театр в лице своего главного балетмейстера Михаила Мессерера выбрал едва ли не самую совершенную – Константина Сергеева, созданную для Кировского (ныне Мариинского) театра ещё в 1973 году, но давно забытую в Петербурге. Основная её заслуга – значительное расширение мужских («ходячих» у Петипа) партий. Для XIX века и Петипа – главное в балете балерина. Век XX восстановил в «балетных правах» и танцовщиков. И Сергеевым были созданы впечатляющие вариации как для Конрада, так и для другого героя этого балета Бирбанто.

Не лишним будет отметить, что в последствии перенеся в Большой театр (в 1992 году) Сергеев несколько видоизменил свою работу, а через два года на её основе Юрий Григорович выстроил уже свою версию этого балета. Редакция Сергеева (кстати в костюмах и декорациях созданных для Большого театра) сейчас идет в Американском балетном театре (ABT). Вернулась она теперь и в Санкт-Петербург, причем в весьма достойном виде.

Постановки и редакции классических балетов у Мессерера всегда отличаются большой культурой и бережным отношением к классическому наследию, хотя совсем и не чуждаются и некоторой редакторской правки. Так, например, укорочена и уменьшена в численности (в соответствии с возможностями труппы) в мессероровской версии сцена «Оживленного сад». Если у Петипа в одной из версий, как известно, в этой сцене выступало 80 артистов, а 68 было задействовано в недавней версии Ратманского-Бурлаки созданной для Большого театра, то только 33 танцовщицы (зато идеально вышколенные и великолепно строившие симметричные композиции Петипа!) занято у Мессерера. Конрада в новой версии Михайловского театра логично усыпляют теперь с помощью бокала вина, а не запахом цветов как прописано в либретто… Да и заканчивается балет лирическим адажио, которое у Сергеева было где-то в середине балета. Но в основном все шедевры Петипа воссозданы почти в неприкосновенности: Танец корсаров, Форбан, «Маленький корсар», правда без выкрика: «На абордаж!» (не кричали, говорят, и у Сергеева)… «Трио одалисок», прекрасно станцованное бессменными во всех составах Светланой Бедненко, Андреа Лашшаковой и Алисой Содолевой, как и в редакции Холмс (ABT) так же сделанной по балету Сергеева, перенесено в 1 действие, чтобы не загромождать сцену Гарема.

Основную идею своего подхода балетмейстер выразил коротко: «Если балеты не обновляются, то они умирают». Не смотря на несколько облегченную под возможности труппы версию и сокращения (полная версия длится больше 4 часов), отлично сохранена структура балета и все его основные номера. Не отказывается Мессерер и от советского наследия: как и Сергеев, включает в свой «Корсар» знаменитую по балетным конкурсам вариацию раба, только переносит её из па-де-де в Pas des esclaves, да и исполняет её не введенный в советские версии друг Конрада Али, а как и в дореволюционной (1915 года) версии придуманный Самуилом Андриановым безымянный раб. При этом проведенный с блеском несколько жеманный танец Виктора Лебедева в этой вариации (как и в дуэте в целом), ничем не напоминает героический танец советских лет. Танцовщик выставляет себя напоказ, скорее услаждая взор выбирающего себе в услужение рабов паши (в советской традиции этот танец, как раз, чтобы избежать двусмысленности ситуации, несколько отредактировали и назвали «Танец купца и невольницы).

- Этот номер ведь не Петипа ставил – объясняет мне Михаил Мессерер после спектакля. - И никто ничего тут точно не знает… Разные называют имена. И Самуила Андрианова в частности . Называют и Александра Чекрыгина, и Вахтанга Чабукиани. Никто я думаю, не знает со стопроцентной гарантией. А номер я все-таки решил оставить. В Pas des esclaves вставил, потому что это танец рабов, и логично было следуя традициям это сделать. Ведь в балете XIX века номера всегда переставлялись из одного балета в другой.

К сожалению, из-за травмы не успела восстановиться и соответственно не смогла выступить в балете звезда ABT Полина Семионова. Как следствие перетасовались составы и в первом в главных партиях вышли Екатерина Борченко (Медора), Леонид Сарафанов (Конрад), Андрей Касьяненко (Бирбанто), Анастасия Соболева (Гюльнара). Возможно из-за форс-мажорных обстоятельств, не смотря на все мастерство замечательных танцовщиков, «химии» в дуэте у Борченко и Сарафанова не возникло. Кроме того, последний мало походил на пирата (но был бы великолепным рабом, как и предполагалось, собственно, по началу). Другой состав справился со спектаклем гораздо лучше. Находясь чисто внешне далеко не в идеальной балетной форме, одну из лучших ролей за всю свою карьеру умудрился станцевал в этом балете Иван Васильев, вышедший Конрадом, вместе с Медорой – Ириной Перрен. Впрочем, ничего удивительного в этом нет, «Корсар» относится к любимейшим балетам артиста, который он танцует еще с училищных времен (в Большом театре Беларуси он выходил в партии Али). Пират из Васильева вышел первоклассный. А что вытворял на сцене этот исполнитель - просто трудно поддается описанию… Причем зал охал и впадал в экстаз не только от навороченных трюков в которых как известно Васильева не сможет переплюнуть ни один из современных танцовщиков, на него через край лилось и его бездонное актерское обаяние…

Что касается оформления спектакля, которое «разработал» главный художник театра Вячеслав Окунев, то замена декораций на сделанные в соответствии с последней модой видеопроекции, не слишком пошла старинному балету на пользу, зато освободило пространство для танца. Однако прибереженный для финала 3D – спец- эффект – отплывающий на фоне движущихся облаков и под колыхание как будто «всамделишных» волн корабль - стал хорошей и экономичной заменой «старинной» буре и кораблекрушению.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Сен 29, 2015 9:52 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2015 5:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091803
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Анжелина Воронцова
Автор| Беседовала Жанна Чуль. Фо­то Станислава Красильникова/ ТАСС
Заголовок| «С Николаем Цискаридзе всегда интересно»
Где опубликовано| © "Невское время"
Дата публикации| 2015-09-18
Ссылка| http://www.nvspb.ru/stories/s-nikolaem-ciskaridze-vsegda-interesno-58826
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балерина Анжелина Воронцова – о том, как знаменитый танцовщик помог ей найти себя в профессии и почему она не любит смотреть балет вблизи


Слова Николая Цискаридзе запали в душу Анжелине Воронцовой, и студентка решилась на переезд

В начале сентября Михайловский театр открыл новый сезон премьерой балета «Корсар». Этот романтический балет идёт в репертуаре многих театров вот уже более 150 лет. В Михайловском зритель теперь смотрит его в редакции главного балетмейстера театра Михаила Мессерера. Анжелина Воронцова, лауреат международных конкурсов, молодая и перспективная солистка Михайловского театра, задействована в «Корсаре» сразу в двух главных партиях: Медоры и Гюльнары.


– Начался новый театральный сезон, и всего за неделю я станцевала две главные роли в премьере: Медору и Гюльнару, – улыбается собеседница. – Конечно, для меня интересней оказалась партия Медоры – большая балеринская роль, там есть где развернуться: она технически и эмоционально насыщенна. Мой выход в этой партии планировался в конце сентября, во втором блоке премьерных спектаклей «Корсара», но так сложилось, что я станцевала раньше и подготовка к партии прошла в сжатые сроки. Обычно, готовя какую-нибудь партию, я просматриваю множество видеозаписей. Но сейчас было мало времени – всего две недели. Обладая уже некоторым сценическим опытом и имея собственное представление, каким я хочу создать образ своей героини, взяла на себя определённую смелость не брать за образец никого из знаменитых исполнительниц партии Медоры. Накануне премьеры меня охватило чувство внутреннего подъёма и вдохновения. Я счастлива, что станцевала эту партию. В Петербурге не принято ждать артиста после спектакля у служебного подъезда театра (такая традиция прижилась в Большом театре в Москве), поэтому для меня стало приятной неожиданностью, выходя из театра, принимать поздравления от совершенно незнакомых мне людей, которые специально меня ждали, чтобы поблагодарить за доставленное удовольствие от спектакля.

– Анжелина, как начинался ваш путь в балет?

– До балета я занималась художественной гимнастикой. Четыре с половиной года – в гимнастике это достаточно большой срок. В Воронеже была самой лучшей спортсменкой в своём возрасте. Получила разряд – кандидат в мастера спорта. Параллельно училась в гимназии с углублённым изучением французского языка. Но потом пришло время сделать выбор: либо учёба, либо спорт. На тот момент я физически очень устала: тренировалась по шесть часов и перестала получать удовольствие. Тогда я резко ушла из гимнастики. Однажды на улице мы с мамой встретили моего педагога по хореографии. Он посоветовал мне поступить в хореографическое училище. Особо не готовилась: у меня настолько мягкие связки и ноги, что дополнительно не надо растягиваться. Меня приняли сразу в третий класс. Мне повезло с педагогом – со мной занималась Марина Леонькина, лучшая балерина Воронежа, лауреат Международного конкурса артистов балета в Москве. Именно она привила мне любовь к искусству. Когда я училась на первом курсе, заняла первое место на юношеском конкурсе «Хрустальная туфелька» в Харькове. На следующий год, вдохновлённая первым успехом, я поехала на конкурс «Арабеск». Он стал для меня важным событием в жизни. На меня обратили внимание мэтры балета – художественный руководитель конкурса Владимир Васильев и председатель жюри конкурса Екатерина Максимова. Мне было всего 16 лет и предстояло станцевать насыщенную программу: шесть вариаций и один современный номер. Конкурс в Перми был серьёзный – один из самых сильных за последнее время. После последнего тура я чувствовала себя настолько уставшей, что не стала дожидаться объявления результатов. А утром проснулась лауреатом: первое место и пять премий: диплом жюри, прессы, премия Натальи Макаровой... Я очень благодарна Екатерине Сергеевне: она сказала Николаю Цискаридзе, что хотела бы со мной работать, увидела во мне хорошую балерину. После гала-концерта я познакомилась с Николаем Максимовичем: подошла к нему на сцене и попросила сфотографироваться на память. А он мне: «Деточка, тебе надо ехать в Москву учиться!»

После конкурса я вернулась в Воронеж. Однако слова Цискаридзе мне запали в душу: может, действительно стоит рискнуть и поехать в Москву? В Академии хореографии меня приняли на выпускной курс и доверили танцевать ведущую партию в балете «Пахита».

Я благодарна замечательному педагогу Наталье Архиповой – весь тот год она провела со мной, фактически не расставаясь. Мы репетировали ежедневно до восьми-девяти часов вечера. Потом был московский конкурс артистов балета, я стала лауреатом первой премии. Работала в Большом театре, репетировала и танцевала с Николаем Максимовичем. Он уделял время моим недоработкам в плане школы. Работал над аккуратностью ног, постановкой корпуса. Без его помощи я бы этого не наверстала. Был период, когда мы с ним приходили в опустевшую после занятий Академию хореографии и начинали всё со станка. Как в школе, с простейшего батман тандю. Переучивали, выравнивали: в балете очень важно, чтобы правильно работали мышцы, ноги – это в первую очередь здоровье, красота, лёгкость в танце. Не знаю, как бы я танцевала, если б не было такого периода «дополнительного обучения». Четыре года работы в Большом театре пролетели быстро.

– Какими вы запомнили выступления с Николаем Цискаридзе?

– Преобладал страх: я боялась подвести своего педагога и утратить его доверие, разочаровать его. Но Николай Максимович был мной доволен. Мне нравилось танцевать, работа меня увлекала. Придя в театр, я была изолирована от всей труппы – не танцевала в кордебалете. В полдень шла на урок классического танца для солистов к Николаю Цискаридзе, потом репетировала с ним же. Я никого не знала, всех боялась. У меня не было друзей в труппе – наверное, побаивались Николая Максимовича. Всё моё внимание было направлено только на балет. С Николаем Цискаридзе всегда интересно: он очень образованный. Советовал мне, на какие выставки ходить. Я не смогла полюбить Москву: там нужно быть пожёстче и уверенней в себе. Мне больше нравится Петербург. Здесь я приобрела много хороших знакомых. Несмотря на то что прошлый сезон был загружен работой, я успела посмотреть и полюбить этот город. Люблю центр города, Невский проспект. Стала водить машину, по дороге в театр любуюсь красотой набережных.

– За первый сезон вы станцевали двенадцать главных партий. Как вам это удалось?

– Все партии ко мне приходят сами. Единственный случай, когда я ввелась в спектакль по собственной инициативе, – мне очень хотелось станцевать Джульетту в балете Начо Дуато «Ромео и Джульетта». Я считаю этот спектакль самым лучшим балетом Дуато. Много свободы в движениях, танцуешь в мягкой обуви, интересная сценография. Джульетта постоянно находится на сцене. Я репетировала с утра до ночи, уходила в него с головой.

– Над какой ролью работать оказалось труднее всего?

– Я удивилась, когда мне предложили станцевать главную героиню – Лауренсию в одноимённом балете на музыку Крейна. В этом образе я себя совершенно не представляла. Помню, мы постоянно репетировали сцену, когда моя героиня выходит к ручью стирать бельё. Никогда не доводилось до этого носить по сцене корзину с бельём. Ходить на целой стопе и не выворачивать ноги – это было непривычно. Николай Максимович видел во мне балерину классическую, а не характерную танцовщицу, я танцевала в пачке. А Лауренсия – героиня с непонятными жестами и костюмами. На репетициях доходило до истерик от отчаяния. Педагог говорила: «Нет, плохо! Ну, что ты стираешь как белоручка! Жесты должны быть сочными и простыми – она простолюдинка из народа». Но в итоге у меня получилось войти в образ.

– Как вы себя настраиваете в день спектакля?

– Стараюсь поменьше разговаривать, быть сосредоточенной на работе. Для меня психологически важен прогон перед спектаклем, чтобы на сцене не было никаких неожиданностей. Прогон идёт до трёх часов дня. Настраиваюсь, слушаю темпы дирижёра. Потом иду на массаж, час полежу в раздевалке и начинаю делать грим. День получается очень сложный, но за счёт того, что психологически уже не так переживаю, намного легче танцевать и выдерживаю физически сложный спектакль. Когда утром нет прогона – намного больше волнуюсь. Утром иду на урок классического танца и в промежуток времени с 12 до 17 часов не нахожу себе места: постоянно продумываю детали. Не могу и уснуть – лежу, ворочаюсь, переживаю и томлюсь в ожидании. Хорошо, если к вечеру остаются эмоциональные силы, ведь я от этих волнений очень устаю.

– За работой коллег наблюдаете?

– Редко. На спектакли нашего театра, честно скажу, хожу нечасто. Не понимаю людей, которые любят смотреть балет близко: я вижу накладные ресницы и в какой модели пуантов танцует балерина.

– Анжелина, вам приходится заниматься домашней работой?

– Я после спектакля делаю уборку. Психологически это действует как очищение, как я прочитала. Очищаешь свою квартиру и одновременно очищаешься внутренне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18803
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2015 12:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091901
Тема| Балет, «Кремлевский балет», Фестиваль
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Заповедник застоя
Кремлевский балет отметил 25-летие

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №172, стр. 4
Дата публикации| 2015-09-19
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2814002
Аннотация|



Галерея

На сцене Кремлевского дворца труппа "Кремлевский балет" отметила свой 25-летний юбилей, представив в двухчастном гала сливки своего репертуара, который ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА сочла уникальным. Как и саму труппу.


Кремлевский балет, родившийся за год до распада СССР, на самом деле вовсе не продукт перестройки, а законное дитя позднего застоя. Труппа появилась на свет благодаря активности Андрея Петрова (солиста, заведующего труппой и балетмейстера Большого театра), ставшего почти бессменным худруком и определившего ее облик в соответствии со своими представлениями о прекрасном. А самым прекрасным в творческой жизни Андрея Петрова был как раз конец 1970-1980-х, когда всевластный Юрий Григорович разрешил своему подопечному ставить в Большом театре, куда не допускались хореографы, способные не то что затмить, но хотя бы пошатнуть авторитет главного балетмейстера. Андрей Петров таковым не был: во-первых, он свято верил в совершенство художественной продукции своего наставника, во-вторых, при творческой плодовитости отличался редкой банальностью хореографической мысли.

А потому новорожденный Кремлевский балет, в который артистов набирали с бору по сосенке, зато большую часть педагогов-репетиторов составили пенсионеры Большого, с первых лет был обречен на консервативные (и адаптированные под возможности труппы) версии классики XIX века, постановки изгнанного из Большого Владимира Васильева и отстойную "современность" в виде балетов своего худрука. Многоактные, костюмные, сюжетные, комичные в своей архаической обстоятельности, постановки Андрея Петрова представляли главное развлечение 1990-х. Незабываемое впечатление производил "Зевс", а в нем — адажио Леды и игривого бога с шапочкой лебедя на голове, клювом которой он щекотал меж ножек любимой; неповторимой осталась в истории величественная эпопея "Наполеон Бонапарт", в которой три танцовщика разной комплекции представляли три ипостаси Наполеона: юного корсиканского честолюбца, узурпатора и пылкого любовника. К середине 2000-х фантазия худрука Петрова поиссякла, в труппу перенесли пару шлягеров Григоровича, но спасли Кремлевский балет не они, а явление Андриса Лиепы с его фейковыми балетами "Русских сезонов", которые активный продюсер ставил с труппой, а потом катал по миру, выдавая за научные реконструкции. Деятельность Андриса Лиепы протекала так бурно, что в прошлом году он сместил Андрея Петрова с поста худрука. Впрочем, к юбилею Кремлевского балета находчивого Лиепы в труппе уже не было. Равно как и его "дягилевских" постановок в программе праздничного гала, которая не смогла вместить все дорогие сердцу худрука репертуарные жемчужины 1990-х.

Показали лишь фрагмент из "Наполеона Бонапарта" — с нищим французским народом (почему-то в шинелях), клоунской аристократией, тремя Наполеонами, корсиканской мамой во вдовьем уборе, трогательной Жозефиной и процедурой коронации в Нотр-Дам. Неведомым курьезом проскочило бирюзово-золотое па-де-де Ханумана и Золотой рыбки, в котором хореограф Петров смешал индийский и китайский танцы из "Щелкунчика" Юрия Григоровича, добавив несколько собственных прыжковых и пальцевых кунштюков. Слишком долго и нудно резвились берендеи из "Снегурочки" во главе с Купавой и Мизгирем — те в своих игрищах активно использовали приемы знаменитой вариации из "Баядерки", заменив прозрачный шарф алой лентой.

Были еще "Сады Наины" ("Сады Черномора", как указывает программка), в которых вероятный Ратмир таскал возможную Наину за ногу-за руку, было шаловливое па-де-де Папагено и Папагены из недавней моцартовской "Волшебной флейты". Показали лучшее адажио из васильевского "Макбета", которое выглядело сущей пародией, поскольку потрясенный убийством шотландский тан (Амир Салимов) в возбуждении скашивал глаза к переносице и корчил невероятные рожи, а неустрашимая леди Макбет (Алина Каичева), утешая мужа, неудержимо хохотала. Старательно, как на уроке актерского мастерства, была представлена бойня из "Ромео и Джульетты" Юрия Григоровича: Меркуцио тянул на четверку, Ромео с Тибальдом выше тройки не заслужили, а вот леди Капулетти с ее наклеенными ресницами и фальшивыми рыданиями над телом племянника стоило бы вкатить чистую пару.

Стоит отметить, что большинство солистов этой труппы, независимо от возраста и титулов (там есть лауреаты всяких конкурсов и даже заслуженные РФ), выглядят либо необстрелянными школьниками, либо тертыми пенсионерами. В их танце, разваливающемся на отдельные движения и поддержки, нет ни органичности, ни музыкальности, ни технической, ни актерской свободы. Странно однако, что Наталью Балахничеву, самую харизматичную приму труппы, не допустили до ее коронной Жизели, доверив лишь мизерную роль Снегурочки (впрочем, даже в крошечном адажио с Мизгирем она успела явить свой фирменный лиризм, затмив всех работниц па-де-де). Среди танцовщиков подлинным премьером можно считать разве что Михаила Мартынюка с его легким, виртуозным и грамотным танцем — вариация и кода цирюльника Базиля стали танцевальной кульминацией гала. Увы, маленький рост и подвижная острохарактерная физиономия ограничивают амплуа артиста — в роли принца Дезире ему лучше не фигурировать. Впрочем, кадровые проблемы преследовали Кремлевский балет все 25 лет, и, пожалуй, сейчас еще не худший период его недлинной, но уникальной жизни. Жизни исторического заповедника, который представляет ушедшую застойную эпоху во всей полноте ее эстетической безнадежности.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Сен 29, 2015 9:54 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2015 1:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091902
Тема| Балет, Балет Москва, фестиваль «Балтийские сезоны», Персоналии, Людмила Доксомова, Михаила Киршин
Автор| Екатерина Смирнова, фото Станислав Ломакин
Заголовок| «Стихия танца»: XII фестиваль искусств «Балтийские сезоны» открыл театр «Балет Москва»
Где опубликовано| © Калининград.RU
Дата публикации| 2015-09-10
Ссылка| http://kgd.ru/news/kultura/item/47062-stihiya-tanca-xii-festival-iskusstv-baltijskie-sezony-otkryl-teatr-balet-moskva
Аннотация|



В 2015 году в «Балтийских сезонах» принимают участие пять коллективов. Но, как сказал на открытии художественный руководитель и генеральный продюсер Давид Смелянский, каждый ― это бриллиант в корону фестиваля.

Первый вечер знакомит неизбалованного балетом калининградского зрителя с современным, молодым и очень экспрессивным танцем.

Зал погружается в темноту. Затем на сцене тускло загорается одинокая лампа с абажуром — символ домашнего уюта и простого человеческого счастья. В следующие 20 минут перед зрителями разворачивается простая, но невероятная по выразительной силе история о любви и ненависти.

Согласно мифу Ясон бросает Медею ради царевны Креусы. Доведённая до отчаяния жена в порыве слепой мести убивает детей. Однако от заявленных мифологических героев в постановке театра «Балет Москва» остаются только абстрактные образы: мужчина и две женщины.
От сюжета взята только схематичная канва обстоятельств, а дальше ― полёт фантазии хореографа и танцовщиков, которые работают в тесной связке. Здесь нет жёстких рамок, классических позиций и строго выверенных положений рук и ног.

Хореограф не диктует свою волю, а скорее побуждает труппу к сотворчеству. Танцовщики из послушных кукол превращаются в драматических актёров, которые живут на сцене.

Когда Медея открывает балет первым соло, сразу, без компромиссов, не давая зрителю устроиться в кресле поудобнее и опомниться, зал затихает в недоумении.

Выразительные и свободные движения на грани физического и эмоционального срыва — в них оживает вся палитра человеческих чувств и настроений: радость и отчаяние, любовь и страдание, страсть и безумие. Спустя несколько мгновений зал уже дышит в такт.

Медея в исполнении Людмилы Доксомовой воплощает в себе вечную Женственность: она и беззащитна, и страшна в своём слепом гневе. Она вся ― призыв к любви, и её танец ― это мольба: «Не покидай, не уходи».

На сцене ― два таза с водой и стеклянные бутылки, которые жена заботливо отмывает, вновь и вновь отвергаемая мужем. Как будто в хрупком стекле застыла любовь Мужчины и Женщины, которую ещё можно сохранить и спасти.

Ясон Михаила Киршина представляется архетипом Мужского начала: он брутален и жесток, как и положено древним героям. Однако так же, как и Медея, горит огнём желания и страсти. Ясон то призывает жену к себе и с нежностью носит её на руках, будто вспоминая о прелестях молодой и беззаботной любви, то отталкивает её, не выдерживая укоров и упрёков.

Креуса — молодая, беззаботная девочка в детском платье. Она воплощает в себе и образ ребёнка, которого по сюжету должна убить собственная мать, и образ Молодой, которую так боится Жена. Та, Другая, оплетает мужчину своими чарами, и Ясон гонит её прочь, а потом снова призывает, поддаваясь сиюминутной страсти.

И вот в минуту отчаяния к Медее приходят её двойники, похожие на Эриний — мифических богинь мщения, символов неумолимого рока. Отвергнутая и обезумевшая жена приносит соперницу в жертву своей страсти.

На втором плане, в глубине и полумраке, Медея топит Креусу в тазу с водой. Брызги разлетаются во все стороны… Минута ― и всё кончено, смерть оказывается простой и будничной.

Медея как будто и не понимает, что она совершила, бежит навстречу Ясону, чтобы предъявить страшное доказательство любви… И вновь отвергнутая, вновь преданная любимым, теперь уже навеки замирает на полу под аплодисменты зала.

Второй акт, балет «Эквус», ― это ироничное и остроумное высказывание хореографов Анастасии Кадрулевой и Артёма Игнатьева обо всём, что обычно остаётся за сценой.

«Эквус» по-латыни ― лошадь. И «лошадиный труд танцора» труппа театра «Балет Москва» показала на сцене. Хореографа в либретто остроумно назвали Жокеем. Ему вручили шпагу, которой он машет направо и налево, призывая танцовщиков-лошадей к порядку. А они показывают зрителю, каких усилий стоит каждое движение, «пашут» у станка и (остроумная деталь) пьют воду из расставленных на сцене ведёр, как лошади.

Вместо отрепетированных показательных выступлений танцовщики показывают себя и даже приобретают голос.

«У меня не получается двойной и всё тут!» ― кричит безымянная Танцовщица, убегая от хореографа за кулисы.

А он, жестокий наставник, жокей-мучитель страдает в своём соло, страдает, но не может не танцевать, не может изменить своему призванию.

Движение оживает и становится самостоятельным действующим лицом балета. Танцовщики замирают, падают, чтобы подняться и вновь воплощать в себе стихию танца. Двойной и даже тройной пируэт, в конце концов, получается. Любовь Танцовщицы и Жокея-хореографа осталась за скобками, в то время как у калининградского зрителя с современным балетом состоялся роман.



Фотогалерея по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2015 1:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091903
Тема| Балет, Балет Москва, фестиваль «Балтийские сезоны», Персоналии,
Автор| Екатерина Смирнова, фото Станислав Ломакин
Заголовок| «Дикие танцы»: «Свадебка» и «Весна священная» на фестивале «Балтийские сезоны»
Где опубликовано| © Калининград.RU
Дата публикации| 2015-09-11
Ссылка| http://kgd.ru/news/kultura/item/47086-dikie-tancy-svadebka-i-vesna-svyashhennaya-na-festivale-baltijskie-sezony
Аннотация|


О современном балете говорят, что его нельзя пересказать словами. Здесь нет сюжета и обычные эпитеты вроде «воздушно», «изящно» и «грациозно» совсем не подходят. Два одноактных балета на музыку Игоря Стравинского в постановке французского хореографа, классика контемпорари дэнс Режиса Обадиа в исполнении театра «Балет Москва» ― это не просто движения под музыку, это стихия.

Танцовщикам на калининградской сцене было как будто тесно. Бешеный темп, сумасшедший размах и эффектные, рискованные поддержки, начинающиеся с длинного разбега по сцене — в такой хореографии французский мэтр воплотил музыку Стравинского.

В первом акте зрителям показали «Свадебку». На переднем плане ― четыре пары, абстрактные образы мужского и женского, лишённые какой бы то ни было социальной и национальной обусловленности. Обрядовые песни ушли на задний план и стали не более чем монотонным фоном с неразборчивыми словами.

От свадебного ритуала остались только длинные белые платья на танцовщицах и цветы, разбросанные по сцене. Всё остальное ― неистовая борьба двух начал, любовь и нелюбовь, свобода и несвобода. Режис Обадиа отметил, что его версия «Свадебки» ― это вечная история взаимоотношений мужчины и женщины, взгляд современного человека на семью и традиции.

Получилось одновременно и страстно, и иронично, и как-то отчаянно: девушки бились в объятиях мужчин, связанные их серыми казёнными пальто, как смирительными рубашками. Танец на грани истерики в бешеном ритме вызвал у зрителей тягостное ощущение неестественности и невозможности любви.

Режис Обадиа поставил зал перед фактом: современные мужчина и женщина неспособны к подлинной близости, их отношения основаны на борьбе за власть друг над другом. В конце балета постановщик и вовсе распял женщин в поддержке в форме креста. «Свадебка» обернулась не праздником счастья и гармонии, а безумием и торжеством насилия.

Во втором акте зрителей ждала восстановленная версия балета–обладателя «Золотой маски» «Весна священная». Впечатления от «Свадебки» сразу побледнели. Первая часть оказалась не более чем вступлением к невероятному второму акту.

Музыка Игоря Стравинского более ста лет тревожит воображение хореографов, режиссёров и танцовщиков. За годы, которые прошли с премьеры «Весны священной» в Париже в 1913 году (тогда балет в постановке Вацлава Нижинского освистали), были созданы сотни версий: Морис Бежар, Пина Бауш, а теперь и Режис Обадиа рассказали свои варианты этой истории.

По легенде мистический сюжет балета пришёл к композитору во сне. В его основе — древний ритуал пробуждения весны: девушка, избранная Старейшинами, должна танцевать перед Богами, пока не умрёт от изнеможения.

В постановке французского хореографа «Весна священная» ― это настоящий языческий праздник. На полу рассыпана тонна специального песка, который символизирует стихию земли. По нему в диком танце катаются девушки с распущенными волосами, напоминающие греческих вакханок. Весь балет построен на групповых танцах со сложной геометрией.

От языческих обрядов, заложенных в либретто, остались только хороводы: танцовщики кружатся, как в трансе. Из их хаотичных движений вырисовывается сложный узор: переплетения рук, ног и тел. Всё это напоминает огромное полотно Матисса «Танец», где красные люди танцуют на фоне зелёной земли и голубого неба.

Мужское и женское снова противопоставлено, и снова девушки выступают в качестве страдательной стороны: их тела безвольно висят на руках у танцовщиков в эффектных поддержках.

В постановке Режиса Обадиа тонко воссоздаётся прообраз первобытного (и не только) общества. Девушка-жертва определяется не мистическим ритуалом, а скоростью реакции: не успела занять своё место ― погибай. Так естественный отбор образует человеческую стаю, которая смыкает ряды перед лицом жертвы и начинает покачиваться в такт, как один многоликий организм.

Танец в исполнении Избранницы (Галина Грачёва) должен пробудить весну. Единственное в балете соло превращает человеческое тело в огненную стихию: страсть и движения на грани физических возможностей завораживают. Одни и те же па — и так до изнеможения под нескончаемый мотив и барабанный бой. Жертва падает в первый раз, поднимается, танцует, снова падает, чтобы тут же продолжить неистовое движение, и, наконец, замирает на песке. Занавес, аплодисменты. Калининградский зритель покорён.



Фотогалерея по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2015 1:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091904
Тема| Балет, Балет Москва, фестиваль «Балтийские сезоны», Персоналии, Елена Тупысева
Автор| Екатерина Смирнова
Заголовок| Директор театра «Балет Москва» о калининградском зрителе, культурной политике государства и стихии современного танца
Где опубликовано| © Калининград.RU
Дата публикации| 2015-09-17
Ссылка| http://kgd.ru/news/interview/item/47274-direktor-teatra-balet-moskva-o-kaliningradskom-zritele-kulturnoj-politike-gosudarstva-i-stihii-sovremennogo-tanca
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



«Балет Москва» ― это уникальное явление, государственный экспериментальный театр, в котором работают две труппы: классического балета и современного танца.

Елена Тупысева возглавила его три года назад. За это время она сократила часть труппы, оставила только три балета из старого репертуара и начала смелые эксперименты в области визуального театра. В интервью корреспонденту Калининград.Ru директор театра «Балет Москва» рассказала о непростом мире современного танца и поделилась своим видением государственной политики в сфере искусства.

― Хочется начать с благодарности. Спасибо, что привезли в Калининград современную хореографию. В основном нам предлагают антрепризные «Жизели» и «Спящие красавицы». Зрителю сложно разобраться, что такое современный танец и современный балет. Чем они отличаются от классики?

― Если говорить о современном балете, то он, конечно, отличается от классического, хотя остаётся пальцевая техника, техника вращений и некоторых поддержек. Если в балетах 19 века много статичных поз или набор повторяющихся, различных по сложности элементов, то современная балетная хореография стремится быть более виртуозной, изобретательной, придумывать новые вызовы артистам.

Классический балет ― это искусство вертикальное, а сейчас современным артистам нужно уметь работать на полу. Это особая техника, которую не изучают в академиях, это навык, который нарабатывается уже в работе с хореографами.

― Ваш театр открыл фестиваль «Балтийские сезоны» двумя балетами «Медея» и «Эквус», в которых практически нет сюжета. Это тоже особенность современного балета?

― В сюжетных балетах 19 века, на которых мы воспитывались, зритель перед началом спектакля получает либретто, и танец рассказывает историю строго по тексту. В современном балете такой строгой линии нет, очень мало сюжетных спектаклей. Но есть тематика, как в балете «Медея», когда взят образ, но хореограф не работает по тексту, и вы это видели.

Современный балет ― это авторское искусство, канонов уже нет, и каждый по-своему решает свою тематику, свои проблемы, о которых размышляет. Иногда в спектаклях вообще нет деления на мужских и женских персонажей ― такое бывает. Вообще ассоциаций может быть масса, нет правильной и неправильной трактовки.

― Чем современный балет отличается от классического, понятно. А современный танец и современный балет ― это одно и тоже?

― Современный балет и современный танец ― это разные жанры. Много особенностей, которые отличают их друг от друга, но эта дискуссия важна в первую очередь в профессиональной среде.

Обычному зрителю, мне кажется, необязательно различать эти жанры, тем более что в настоящее время они часто пересекаются и заимствуют друг у друга творческие приёмы и темы. Например, «Свадебка» и «Весна священная» ― это самые классические спектакли в репертуаре нашей современной труппы, просто потому что музыке Игоря Стравинского уже более 100 лет.

Пожалуй, это спектакли, с которых в нашем театре надо начинать знакомство с современным танцем, потому что большая часть репертуара труппы ― это совсем другой хореографический материал. Он не всегда укладывается в традиционное понимание танца. Выбор музыки или звукового оформления спектаклей тоже далёк от традиционного. Например, в спектакле «Эгопоинт» нашей классической труппы звучит техно-музыка, написанная современным британским диджеем.

― То есть современный балет всё-таки основан на классической традиции, а современный танец ― это что-то экспериментальное?

― Мы любим термин «визуальный театр», то есть театр, который невозможно пересказать, когда нет сюжетной линии. Всё построено на образах, на ассоциациях, и у зрителя есть свобода трактовки того, что он увидел.

Есть спектакли, которые сложно назвать танцем, они скорее связаны с движением. У нас будет премьера — спектакль «Удерживая время» французского хореографа Рашида Урамдана. На сцене 14 человек работают по принципу эффекта домино, то есть 45 минут из них постоянно складываются какие-то фигуры, змейки, рисунки, всё это происходит в очень быстром темпе. Танцем в привычном понимании это нельзя назвать, хотя виртуозное владение телом для артистов важно, и помогает сделать чёткие построения, рисунки и фигуры.

― В театре «Балет Москва» работают две труппы, с чем это связано?

― Театр «Балет Москва» был создан в 1989 году, и две труппы возникли практически с самого начала. Это история театра и его уникальная черта. По профессиональному образованию и опыту — это совершенно разные категории артистов, разные школы. Работу обеих трупп объединяет термин «современная хореография», потому что хореографы, с которыми мы сотрудничаем, это хореографы нашего времени. Они работают, как правило, с новым музыкальным материалом, который часто написан специально для спектаклей.

― Вы часто подчёркиваете слово «театр». Означает ли это, что современный танцовщик должен владеть не только совершенной техникой, но и актёрским мастерством?

― Слово «театр» очень важное для нас. Мы создаём спектакли в области современного балета и современного танца, и всё подчинено законам театра. Над постановками всегда работает очень разная по составу творческая команда, куда помимо хореографа могут входить и другие специалисты: драматург, художник по свету, видеохудожник, звуковой дизайнер...

Мы приглашаем к сотрудничеству разных хореографов, танцовщики должны быть готовы к встрече с разными людьми и разными требованиями. Например, у артистов современной труппы в расписании обязательно есть два раза в неделю йога, классический и современный танец. Им приходится совмещать в себе много возможностей и техник.

― В России есть институты, где готовят таких универсальных артистов?

― К сожалению, в России нет факультетов, которые готовили бы исполнителей современного танца. Набрать новых танцовщиков очень сложно, потому что готовых артистов современного танца в стране нет. Это люди, которые должны прийти из классического, народного или эстрадного танца и многое для себя пересмотреть. Есть те, кто уезжает учиться за границу.

― 15 лет назад вы сделали платформу «Цех», тогда о современном танце в России мало, кто слышал. Что изменилось за эти годы?

― Безусловно, прогресс есть. Театральные фестивали, которые раньше занимались только драмой, стали включать в свою программу современный танец.

В этом году программа фестиваля современного театра «Территория» на две трети состоит из современного танца, фестиваль «Золотая маска» и Чеховский фестиваль в Москве стали привозить зарубежные театры танца. В течение года зритель, по крайней мере в Москве и Санкт-Петербурге, так или иначе, хотя бы в рамках фестивальных программ может увидеть современную хореографию.

Я рада, что фестиваль «Балтийские сезоны» не боится экспериментировать с программой и предлагает калининградцам современный танец. Для нас важно, что такая хореография становится частью именно театрального пространства.

― По-вашему, насколько российский зритель готов к восприятию современного танца?

― Если это талантливая работа, исполненная хорошими артистами, я не вижу в театре танца или современном балете каких-то особенностей, которые жили бы вне законов исполнительского и театрального искусства. Единственно, может быть, непривычна образность и бессюжетность. Но мне кажется, что если это сделано интересно и необычно, то проблем быть не должно.

― А какие впечатления у труппы от калининградского зрителя?

― Артисты поделились ощущением, что калининградская публика более сосредоточенная и немного притихшая. Многие спектакли современного танца сделаны с юмором, что публике не всегда понятно, можно смеяться или нельзя. Столичный зритель много чего видел, поэтому реагирует активно и неформально. Здесь он более сосредоточенный.

― На ваш взгляд, насколько наше государство готово к работе с современными экспериментальными постановками?

― Я пришла в театр «Балет Москва» три года назад. Всё, что я хотела сделать и поменять, у меня получилось. Мне никто не мешал. При этом мы государственный театр, город Москва нам предоставляет, как и любому московскому театру, ежегодную субсидию, но никто нам не диктует, чем мы должны заниматься. Мы занимаемся тем, чем хотим и тем, что считаем важным для московского и российского зрителя.

― Но всё-таки центр танца и перформанса «Цех», который вы создали 15 лет назад, и площадка «Платформа» в центре современного искусства «Винзавод» ― это скорее частные инициативы. Как вы видите участие государства в развитии новых экспериментальных театральных направлений? За рубежом на школы и фестивали выделяют гранты, а у нас?

― Грантов не так много, к сожалению. Я думаю, что государственной поддержки негосударственных, частных инициатив должно быть больше. Гранты нужны для молодого поколения, которое только пробует себя в профессии, чтобы у них была возможность реализовать ту или иную постановку.

Такие большие институции, как Большой театр или Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, не должны бояться экспериментировать, им нужно отводить больше средств в бюджете на постановки молодых хореографов. Я считаю, что надо доверять новому поколению.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3647

СообщениеДобавлено: Сб Сен 19, 2015 7:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015091905
Тема| Балет, «Кремлевский балет», Фестиваль, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Ольга Свистунова
Заголовок| Международный фестиваль балета стартует в Кремле
По традиции его программу составят самые яркие спектакли театра "Кремлевский балет"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2015-09-17
Ссылка| http://tass.ru/kultura/2269269
Аннотация|

Международный фестиваль балета стартует сегодня в Государственном Кремлевском дворце (ГКД). Смотр, который станет уже четвертым по счету, продлится до 30 сентября.

По традиции его программу составят самые яркие спектакли театра "Кремлевский балет", в которых выступят звезды мирового балета. При этом у предстоящего праздника танца будет особый, юбилейный акцент.

"Нынешний фестиваль посвящен 25-летию "Кремлевского балета", - сообщил в интервью ТАСС основатель знаменитой труппы, известный хореограф, народный артист России Андрей Петров. Накануне юбилея созданной им труппы он был восстановлен в должности художественного руководителя - главного балетмейстера "Кремлевского балета".

В мае 2014 года на эту должность был назначен народный артист РФ Андрис Лиепа, а Андрей Петров был возведен в ранг президента "Кремлевского балета". Но, как выяснилось, срок контракта Лиепы был рассчитан на год и истек 21 мая нынешнего года. Артист покинул свой пост, на котором вновь был утвержден Андрей Петров.

Он напомнил, что "Кремлевский балет" был создан им в 1990-м году. "Первым спектаклем стал "Макбет", премьера которого состоялась 4 ноября 1990 года", - сказал Петров.

С тех пор в "Кремлевском балете" было поставлено более двух десятков спектаклей, 17 из которых поставил Андрей Петров. Фрагменты лучших спектаклей репертуара "Кремлевского балета" войдут в программу гала-концерта, которым сегодня откроется Международный фестиваль балета в Кремле.

"Сегодняшний гала-концерт состоит из двух отделений и включит фрагменты из 15 балетов, которые исполнят артисты "Кремлевского балета", - информировал худрук. Он добавил, что 19 сентября будет показан балет "Волшебная флейта", в котором также заняты только танцовщики возглавляемой им труппы.

"А вот в других спектаклях "Кремлевского балета", которые значатся в афише фестиваля, в главных партиях предстанут звезды мирового балета", - пояснил Петров. Так, в "Дон Кихоте" станцуют солисты Большого театра Мария Александрова и Владислав Лантратов, в "Лебедином озере" - Людмила Коновалова (Балет Венской оперы) и Мэтью Голдинг (Лондонский Королевский балет "Ковент-Гарден").

В балете "Тысяча и одна ночь" выступит Нигяр Ибрагимова из Азербайджанского театра оперы и балета, в "Спящей красавице" - Юргита Дронина (Национальный балет Канады) и Исаак Эрнандес (Английский национальный балет), в "Эсмеральде" - Иоланда Корреа (Национальный балет Норвегии), а ее коллега, Йоэль Карреньо, также представляющий Национальный балет Норвегии, исполнит главную мужскую партию в "Ромео и Джульетте".

Премьера сразу двух трупп - Балета Дрезденской государственной оперы и Дортмунд-балета - Дмитрия Семионова москвичи увидят в "Корсаре".

"В общей сложности в фестивале, посвященном 25-летию "Кремлевского балета", примут участие именитые артисты из семи стран, в числе которых Великобритания, Австрия, Германия, Россия, Канада, Норвегия и Азербайджан", - заключил Андрей Петров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 2 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика