Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-01
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 11:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012003
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Бирюков Сергей
Заголовок| ИГОРЬ МОИСЕЕВ: ОШИБОЧНО ЛИШЬ ПРЕКРАЩЕНИЕ ПОПЫТОК
Где опубликовано| «Труд»
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.trud.ru/2006/01/20/200601200080104.htm
Аннотация|

Известен такой случай. Однажды в 1950-х годах Моисеев приехал в Белоруссию и с изумлением обнаружил, что повсюду танцуют “Бульбу”, которую он лет за 15 до того поставил на понравившуюся ему одноименную народную песню. Самое удивительное - когда он спросил исполнителей, откуда они знают этот танец, те ответили: это ж наша народная пляска, она у нас всегда была... Наверное, случись такое сегодня с кем-то из хореографов, тот немедленно побежал бы в суд “качать права”. Но полвека назад Игорю Моисееву такое и в голову не могло прийти. Наоборот, он порадовался: может ли быть более высокое признание?



ВСЁ РЕШИЛИ ДВА ПОЛЕНА ДРОВ

А ведь все могло сложиться совершенно по-другому. В отличие от большинства будущих “звезд” про Моисеева нельзя сказать, что уже сызмальства он жил тем искусством, которое впоследствии принесло ему славу. От отца, известного адвоката, он перенял интерес к мировой истории, экзотическим восточным культурам. От матери, отличной модистки, - талант рисовальщика, пространственное воображение.

- Я человек искусства вообще, - говорит Игорь Александрович. - Мог бы стать художником или архитектором. А попади в драматический театр или кино - сделался бы режиссером. Но получилось, как получилось. Судьба.

Между прочим, эта самая судьба могла вообще разлучить Моисеева с Родиной. Отец - дворянин, увлекавшийся идеями анархизма и оттого считавшийся неблагонадежным, в 1914 году собрался перебраться с семьей во Францию. Даже были куплены билеты, но грянула первая мировая война. Моисеевы остались в России. И только в 1920 году отец решил сводить подростка в студию отставной балерины Большого театра Веры Масоловой. Без дальней мысли, “на всякий случай” - чтобы парню за 10 рублей и 2 полена дров в месяц (такова была оговоренная плата за учебу) привили хорошую осанку и научили красиво двигаться. Но уже через пару месяцев Масолова убедилась, что ее ученик способен на куда большее, и свела его в школу Большого театра...

Казалось бы, вот и нащупана прямая дорога к успеху. Но прихотливая фортуна Моисеева всегда была далека от очевидных путей.

БАЛЕТМЕЙСТЕР, ГДЕ ВАШИ СЕДИНЫ?

- В Большой театр пришел самобытный хореограф Касьян Голейзовский, за которым ходила слава ниспровергателя традиций, - продолжает Игорь Александрович. - Именитые артисты отказывались у него танцевать, а вот с молодежью он находил общий язык. Меня Голейзовский поставил на главные роли в “Легенде об Иосифе Прекрасном” на музыку Василенко и в “Теолинде” на музыку Шуберта. Но руководство театра экспериментов Касьяна Ярославича не одобряло и стремилось убрать его из труппы. Тогда мы с группой молодых коллег направили в дирекцию письмо в защиту Голейзовского. Составлял его я. На следующий день нас отчислили из театра.

Лишь вмешательство наркома просвещения Луначарского помогло восстановиться в труппе. Но опала продлилась не меньше года. И вновь планида Моисеева достойна удивления: казалось бы, ну что хорошего может принести артисту балета столь длительный простой? Однако Моисеев, невзирая на отсутствие ролей, упорно ходит на занятия в класс. Кроме того, юноша погрузился в книги по самым разным областям искусства, даже назначил себе норму: минимум 100 страниц в день. И чем шире выстраивалась перед ним картина искусства, тем отчетливей он понимал: сочинять - еще интереснее, чем танцевать.

- В 24 года я успешно поставил в Большом театре балет “Футболист”, и меня, “сопливого” мальчишку, официально назначили балетмейстером, хотя в академических театрах считалось (и до сих пор, по-моему, считается), что балетмейстер обязательно должен быть убеленным сединами старцем. Я с этим в корне не согласен. У юности есть то, чего никак не приобретешь с опытом: горение новыми идеями и силы для их воплощения.

Моисееву продолжали мешать. В том числе переведенный в Большой из Ленинградского Малого оперного театра новый главный балетмейстер Ростислав Захаров, очевидно, видевший в молодом коллеге опасного конкурента. Не в силах впрямую сладить с автором уже нескольких успешно идущих балетов, Захаров подверг опале жену Моисеева, балерину труппы, лишив ее всех партий. Игорь Александрович при всех назвал своего начальника подлецом. Оставаться далее в театре было невозможно.

Но и эта драма на самом деле не столько помешала Моисееву, сколько помогла сделать окончательный выбор в пользу народного танца. Впервые многоцветье народных плясок поразило мальчика, когда он летом гостил у своих полтавских тетушек и попал на знаменитую ярмарку в Диканьке. Впоследствии Моисеев специально ради изучения танцевального фольклора предпринимал путешествия по Украине, Белоруссии, Кавказу, Памиру - на ослике, а то и пешком. В феврале 1937 года с группой из 40 энтузиастов провел первую репетицию своего ансамбля...

ТОВАРИЩ НАЧАЛЬНИК ПАРАДА

Моисеева к тому времени хорошо знали “на самом верху”. Ему неоднократно поручали организацию физкультурных парадов, заказ на один из них - выступление общества “Динамо” на Красной площади - поступил из недр самого НКВД.

- Меня вызвали телеграммой из Кисловодска, где мы с ансамблем отдыхали и одновременно репетировали. Ничего не объясняя, прямо из вагона поезда под конвоем чекистов посадили в открытый “Линкольн”. Бог знает, чего только я в те минуты не подумал - ведь шел страшный 37-й год... Но оказался я не в застенках Лубянки, а в кабинете одного из ее начальников - некоего Мильштейна. Не дожидаясь моего согласия, он представил меня присутствующим высшим командирам как начальника будущего парада. Один за другим они становились передо мной во фрунт: “Товарищ Моисеев, я командующий погранвойсками, могу предоставить в ваше распоряжение 800 спортсменов”... “Товарищ Моисеев, я командующий внутренними войсками...” Пути к отступлению не было. К счастью, парад понравился Берии, о чем он сам сухо сообщил мне по телефону. А если бы не понравился?

Вскоре на Моисеева обратил внимание и Сталин. На одном из правительственных банкетов хореограф почувствовал на своем плече чью-то руку, и тихий голос произнес: “Ну как дела?” Хореограф не растерялся: “Плохо, Иосиф Виссарионович”. Сталин, редко слышавший такие резкие ответы, поинтересовался: “А почему?” “Нет помещения, мы репетируем на лестничной клетке... ” На следующий же день ансамблю был предоставлен целый этаж в строящемся здании будущего Зала имени Чайковского.

ВОЙНА И МИР

Войну Государственный ансамбль народного танца встретил уже в зените славы, но и тягот хлебнул вместе со всей страной. Не хватало теплой одежды, репетировать подчас приходилось на железнодорожных платформах. И все же коллектив наращивал репертуар, давал по три концерта в день. Заработал полтора миллиона рублей, которые передал на постройку танка.

А после войны ансамблю предстояло мирное завоевание планеты. Первые зарубежные гастроли - в Финляндию. Финны прекрасно помнили кровавые сражения с советскими войсками в 1940 году, и публика пришла на первый концерт моисеевцев, как говорит сам Игорь Александрович, “со скрещенными руками”. Но к концу программы эта же публика неистово рукоплескала... Подобное потом повторялось в Польше, Англии... Французские женщины, восхищенные танцами ансамбля, дружно обулись в сапожки “казачок”. В югославском городе Сараево поезд, не останавливаясь на вокзале, поехал по продолжению колеи, где обычно ходили только трамваи, и подвез артистов прямо к театру, площадь перед которым уже была засыпана густым ковром из роз...

Моисеев со своим ансамблем действительно представлял лицо страны. И он действительно сделал для поднятия престижа Родины больше, чем тысячи политиков и дипломатов.

- После первого выступления в США в 1958 году одна газета писала про нас: артисты - несомненно, работники КГБ, натренированные на то, чтобы иметь такой успех. Вторая резонно замечала: если чекисты так танцуют, то как же должны танцевать настоящие артисты?

НЕ КОНЧЕН БАЛ

Последние десятилетия для ансамбля выдались не самыми легкими. С закатом советский империи многие в родном Отечестве перестали чтить и то, что составляло реальную его славу. Испанский король Хуан Карлос награждает Моисеева орденом “За гражданские заслуги”, Национальное собрание Франции избирает своим почетным членом... А у нас над идеями интернационализма, выраженными в программах коллектива, где русская пляска соседствует с испанской, французской и какой хотите, принято нынче посмеиваться. Да и фольклор теперь модно подавать, что называется, “о натюрель”, а не в обработках... И, как часто случается на исторических рубежах, вместе с водой мы выплескиваем ребенка: коллективы высочайшего уровня, вроде ансамбля Моисеева или хора имени Пятницкого, лишаются должной государственной поддержки.

Моисеев прекрасно понимает опасность, нависшую над его делом.

- Немирович говорил мне: история театра - это история одного поколения. Правда, Художественный театр живет и сейчас, но это ведь уже совсем другой коллектив, верно? А история такого ансамбля, как наш, исчисляется жизнью человека, который его создал. Потом появится кто-то другой и создаст что-то свое, новое...

Может, поэтому Игорь Александрович буквально до последнего времени, на пороге собственного 100-летнего юбилея, продолжал вести репетиции, на которых не только объяснял, но и показывал танцовщикам их движения. И лишь несколько недель назад поддался настоятельному требованию врачей - взять паузу, подлечиться. Но и теперь продолжает заниматься гимнастикой, которую разработал сам. Однако не столько в ней, и не в диковинных диетах (Моисеев в еде скромен, категорически не пьет спиртного), а прежде всего в непреклонном стремлении к цели, в переполняющей сердце любви к ближним, к артистам, к людям вообще видит Игорь Александрович объяснение своему редкостному долголетию:

- Знаете, древние мудрецы говорили: “Ошибочно лишь прекращение усилий”. Жизнь всегда нова, это бесконечное повторение попыток. И дай Бог, чтобы хоть одна или две из ста увенчались успехом.

Завтра, в день 100-летия мастера, его ансамбль вновь выйдет на сцену Кремлевского дворца. Еще одна попытка, и не из сотни - из многих тысяч.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012004
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Даль ОРЛОВ
Заголовок| В РОССИИ НАДО ЖИТЬ ДОЛГО. Первые сто лет Игоря МОИСЕЕВА
Где опубликовано| «"РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 2(138), 20 января 2006 г., полоса 10
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=16&tek=19063&issue=251
Аннотация|


Говорят, в России надо жить долго. Если в России жить долго, то обязательно дождешься полагающегося признания и соответствующих поощрений. Но еще лучше, конечно, жить очень долго. Как, например, отмечающий 21 января 2006 года 100-летие легендарный хореограф Игорь Моисеев. Его сегодня можно признать рекордсменом мира по числу полученных наград, званий и лауреатств. Так удачно вписаться в специфические особенности своего времени доводится не всякому.
Он начинал как ведущий танцовщик в Большом театре СССР, но рано начал пробовать себя на балетмейстерской стезе. Сначала на академической сцене, затем на площадях и стадионах – пышные парады и празднества были тогда востребованы. Однажды руководству очень понравился номер, поставленный Игорем Моисеевым для выступления Малаховского физкультурного техникума на Красной площади – его стали «привлекать». Через год там же с помощью молодого балетмейстера отличился Белорусский республиканский техникум. Та программа называлась «Граница на замке»: Красная площадь на время превращалась в березовую рощу, из которой выходили танки и выбегали солдаты. В страшном 1937 году по желанию Сталина Моисеев поставил программу для физкультурного института имени Сталина «Если завтра война», а вскоре сам Берия благодарил его по телефону за программу для общества «Динамо».
Но эта работа, хотя и выполнялась высокопрофессионально, была все-таки побочным промыслом со всеми ее высокими оплатами. Главное, она обеспечила организационный успех уникальному ноу-хау одаренного мастера: создать первый в стране профессиональный ансамбль народного танца. «Танцы народов СССР» – называлась его первая программа. После нее ни один прием в Кремле не обходился без выступления моисеевцев. Лихо пляшущие люди – то молдавское, то кавказское, то гопак, а то «Барыню» – ногами, руками, улыбками укрепляли и славили идею дружбы советских народов.
Власть, понятно, не скупилась на поощрения. Ансамбль объездил всю страну и весь мир – более шестидесяти стран! Он пополнял свой репертуар танцами и хореографическими сюитами тех стран, куда ехал. Везде был триумф. Он был первой нашей ласточкой в культурном обмене с США. В конце пятидесятых годов прошлого века одна газета там написала: «Если в «Метрополитен-опера» будущий сезон не состоится, пусть никто не удивляется, это значит, публика, приведенная в восторг выступлением русских, разнесла театр». Более трехсот танцевальных номеров поставил Моисеев за свою жизнь. Идея окультивировать фольклорные танцы пришла Моисееву первому. Теперь нет, наверное, в мире места, где бы ее не подхватили. Но никто, кажется, не может соперничать с его ансамблем по постановочной фантазии и хореографическому классу.
Не было в Советском Союзе ни одной высшей награды, которую бы не вручили Игорю Моисееву, – тут и три ордена Ленина, и Герой Социалистического Труда, и народный артист СССР, не говоря уже о трех Сталинских премиях, одной Государственной и Ленинской. У него ордена и звания множества стран. Даже новых российских орденов «За заслуги перед Отечеством» у него уже два – третьей и второй степеней. Поделив активный трудовой стаж на количество полученных наград, получаешь поразительный результат: примерно каждые полтора года трудовой жизни Моисеева чем-нибудь выдающимся да увенчивались! Дело не только в том, что Игорю Александровичу исполнилось сто, а в том, главное, как удивительно они прожиты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012005
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Андрей ПЕТРОВ
Заголовок| Чародей народного танца
Где опубликовано| «Гудок»
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.gudok.ru/index.php/31962
Аннотация|



Зря говорят, что не существует вечного двигателя. Он есть, и имя ему – Игорь Моисеев. Игорю Александровичу 21 января исполняется сто лет.

Это уже больше, чем жизнь, – эпоха. Причем триумфальная. Сказано поэтом: «Но пораженья от победы ты сам не должен отличать...» И время доказало верность этих строк: не расстанься Моисеев не по своей воле с Большим театром семьдесят пять лет назад – еще неизвестно, как сложился бы его творческий путь.

– Сегодня, – говорит Моисеев, – с высоты прожитых лет о Большом театре я мог бы сказать словами Пьера Корнеля на смерть кардинала Ришелье: «Он слишком много сделал мне хорошего, чтобы я мог сказать о нем плохо, и слишком много сделал мне плохого, чтобы я мог сказать о нем хорошо».

Да, не было бы счастья, да несчастье помогло. В тридцать седьмом году Моисеев создал Ансамбль народного танца, более того, он произвел переворот в хореографии, превратив танцевальный фольклор в балет, в высокое искусство. Новый жанр – сценический народный танец – оказался на диво плодотворным.

Юбиляр вспоминает ступени своей судьбы – многое казалось случайным.

Его отец был правоведом. Очень боялся влияния подворотни и поспешил занять подростка-сына лишь бы чем, только не слонялся бы без дела по улице. Так мальчик очутился в студии балерины Веры Масоловой. Плата за обучение составляла червонец плюс... два полена в месяц. Потом – школа Большого театра, кордебалет. «С первой зарплаты, – вспоминает Моисеев, – я купил в магазине «Мюр и Мерилиз» чайник».

Но... конкуренция, интриги... В итоге молодые танцовщики были наказаны двухлетней безработицей. Моисеев не впал в отчаяние – систематически наведывался в класс – нельзя было потерять форму и навыки. Поставил себе также задачу – читать каждый день по сто страниц. И не абы что для развлечения, а по работе, для пользы дела. Кстати, программу чтения для него составил один из академиков, который курировал Историческую библиотеку.

Знаменательным стал 1930 год. Игорь Моисеев не просто вернулся в Большой театр, но и стал самым молодым в его истории балетмейстером! Он ставил танцы в операх, однако начальство так и не избавилось от груза недоверия к «мальчишке». И Моисеев делает судьбоносный выбор – переходит в только что открытый Театр народного творчества. Игорь Александрович сразу понял: пора создавать профессиональный коллектив, который бы собирал и развивал образцы танцевального искусства. На письме в правительство Молотов начертал: «Идея хорошая, пусть автор ее реализует».

И вот почти семьдесят лет изо дня в день – репетиции, прогоны, концерты, триумф... За всем этим громадный труд.

Арагонская хота, испанская баллада, танго, тарантелла... Интересно, что возрожденные Моисеевым балетные пантомимы настолько сроднились с теми народами, к которым они «приписаны», что из Испании, Италии, Австрии, Мексики обращаются к маэстро с просьбами – поставить у них на родине их же собственные национальные пляски.

– Я всегда смотрю чужими глазами на свои постановки. Поставил танец – забудь о нем, дождись, пока в тебе проснется критик, – советует мастер.

Именно в этом секрет воздушной легкости сложнейших танцев Игоря Моисеева. И в их совершенстве секрет всегдашней новизны: в репертуаре ансамбля есть номера, которые поставлены шестьдесят лет назад, но не приедаются, вновь радуют зрителя.

За семь десятков лет сменилось не одно поколение танцоров. И это ведь не кордебалет, каждый танцор – яркая индивидуальность. Почти сто артистов да еще оркестранты. Легко ли сочетать управление таким конгломератом личностей с творческими поисками?

– По-разному получается, – говорит Моисеев. – Одного можно попросить, второму – приказать, а третьего надо выгнать!

Он признает, что артист нынче пошел другой. Если раньше было все от души, настроения, сейчас – доминирует техника, виртуозное мастерство.

– Я всегда очень любил народный танец и очень рано его познал, – вспоминает Игорь Александрович. – Я прожил полгода в Диканьке, видел эти знаменитые ярмарки, на которые съезжалась вся Россия... Мы могли видеть не только украинские танцы. И татары танцевали, и кавказцы... И это настолько воздействовало на мое детское сознание, что я до сих пор вижу это перед глазами...

Он считает, что самый большой учитель – наши ошибки. «Я ничего не оканчивал, никаких ГИТИСов, только школу Большого театра. Все остальное я взял из собственного опыта, извлекая уроки из своих ошибок, о которых никто не знает, но о них знаю я. Поэтому, если я сейчас профессор, то надо сказать «профессор по самоучителю», сам себя образовывал».

Оглядывая свою жизнь с высоты прожитых лет, Игорь Моисеев признает – ему повезло заниматься любимым делом, которое оказалось востребовано властью и любимо зрителями. Ему удалось попробовать себя и в театре, и в качестве режиссера парадов. Он помнит Первую мировую, революцию, Великую Отечественную... Он видел Станиславского, Немировича-Данченко, Луначарского, Таирова, Шаляпина... Из его биографии можно составить путеводитель – его ансамбль побывал более чем в шестидесяти странах мира. Причем во многих из них – по десятку и более раз. Восемь месяцев в году – гастроли.

– Меня часто спрашивают: «Чем вас привлекает народный танец?» – говорит Моисеев. – Я не вижу более праздничного, жизнелюбивого вида искусства. Это пластический портрет народа. Немая поэзия, зримая песня, таящая в себе часть народной души. В его неистощимой сокровищнице много бесценных жемчужин. В них отражены творческая сила народной фантазии, поэтичность и образность мысли, выразительность и пластичность формы.

Каждый день – одно и то же. Служебная машина доставляет Мастера к служебному подъезду, он снимает меховую шапку, надевает свой традиционный берет. Все шушукаются: приехал! приехал! И слава богу! – стало быть, все хорошо и будет еще лучше...

Игорь Моисеев раньше всех придумал и сделал то, чем не то что никто не занимался, но и представить такого не мог. Он ставил Россию в мировой контекст, у него «Камаринская» помещалась между хабанерой и танцем аргентинских гаучо. Многоцветье и разноголосие мира было ярким и наглядным, и Россия была органичной его частью. Не центром, тем более что в этом пейзаже центра и быть не может: здесь каждая деталь равноправна и равно важна. При этом моисеевские фантазии на темы народных танцев были таковы, что удивлялись и восхищались и испанцы, и аргентинцы, и больше всех – сами русские.

Говорят, дольше всех живут дирижеры – дескать, физкультура у них постоянная, да и аура музыкальная воодушевляет. Приводят в пример Тосканини. Да вот еще Кшесинская 99 лет прожила. А вот Игорь Александрович не просто живет, а встречает вековой юбилей в трудах и раздумьях. И сегодня праздник у всех. И даже в области не просто балета, но и народного, самобытного, искрометного танца мы впереди всей планеты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012006
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Татьяна Кузнецова Фото: ВЛАДИМИР ВЯТКИН
Заголовок| Сотая зима патриарха
Где опубликовано| «Коммерсант-Weekend»
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=641437&IssueId=29984
Аннотация| Юбилей Игоря Моисеева



Главным событием января станет празднование в Кремлевском дворце сотого дня рождения Игоря Моисеева, создателя и бессменного руководителя Государственного ансамбля народного танца России (до 1991 года – СССР). Причем не только из-за уникальности повода, хотя вряд ли кому-нибудь из шести тысяч кремлевских зрителей удавалось поприсутствовать на чьем-то вековом юбилее. Концерт, задуманный в жанре танцевальной биографии и названный "Дорога длиною в жизнь", обещает еще много интересного – поздравлять новорожденного съедутся артисты со всего мира.

Однако не стоит ждать представления в духе ретро – ведь за столько лет в мире изменилось все, кроме ансамбля Моисеева. Так, Большой театр (в котором в 20-е годы началась карьера артиста Моисеева, а в 30-е он состоялся как балетмейстер) вместо безвозвратно исчезнувших моисеевских спектаклей покажет финал балета его сверстника Георгия Баланчивадзе, известного под именем Джорджа Баланчина. В IV части баланчинской "Симфонии до мажор" выступит цвет сегодняшней труппы Большого: Светлана Лунькина и Сергей Филин, Светлана Захарова и Андрей Уваров, Мария Александрова и Николай Цискаридзе.
Зато в своей труппе Игорь Моисеев сохранил все знаковые раритеты: судьбоносную дату основания ансамбля отметит номер "Полянка", исполнявшийся еще в 1937 году на первом концерте коллектива. За военную тему ответят знаменитые "Партизаны" – секрет вихреподобного скольжения танцовщиков в кавказских бурках зрители всего мира пытаются разгадать уже седьмой десяток лет. В 1946 году, сразу после второй мировой, победительный марш-бросок ансамбля Моисеева по странам Европы завершился в столице Австрии, и вот теперь благодарные венцы прислали свой поклон юбиляру: солисты Венской оперы исполнят современный номер "Connection" в постановке Андраша Лукача. Из первого путешествия в Китай ансамбль вывез китайский "Танец с лентами" вместе с оригинальными костюмами. Полвека назад русские исполняли его так, что Мао Цзэдун ставил их в пример китайцам, но и теперь номер выглядит эффектно.
Обширная гастрольная биография ансамбля будет отмечена как моисеевскими номерами, так и приветствиями из разных стран. Так, Италию представляют и российская "Тарантелла", и солисты из миланского "Ла Скала", которые исполнят дуэт из баланчинского "Сна в летнюю ночь". За Испанию ответит ансамблевая "Арагонская хота" и знаменитая исполнительница фламенко Мария Пахес. От имени Франции юбиляра поприветствует Морис Бежар (в видеозаписи) и солисты его труппы (живьем). А США пришлют главное национальное достояние – негритянский балет Алвина Эйли: прима труппы Двона Смолвуд исполнит фрагмент из композиции "Крик". Путешествие по странам мира завершится в Северной Корее – в последние годы моисеевский ансамбль усиленно осваивает эту танцевальную целину, выезжая туда чуть ли не каждый год.
Кроме главного дня рождения в Кремле Игорь Моисеев отметит свое столетие еще дважды – 25 и 26 января в Зале Чайковского. Эту сцену (и два отличных репетиционных зала) юбиляр присмотрел еще в конце 30-х годов, когда по личному распоряжению Сталина выбирал помещение для своего ансамбля. В родных стенах сотый день рождения Игоря Моисеева собираются отмечать неформально. Вечером 25 января поздравлять юбиляра будут коллеги – музыкально-танцевальные коллективы. Выступит хозяин дома – коллектив филармонии – и сосед с шестого этажа, Ансамбль песни и пляски им. Пятницкого; конкуренты с 70-летним стажем – Ансамбль Российской армии им. Александрова и ансамбль "Березка"; Оркестр народных инструментов им. Осипова и хор Свешникова. Пришлет своих гонцов и основанный Игорем Моисеевым "Молодой балет", ныне – Государственный театр балета Натальи Касаткиной и Владимира Василева. Естественно, не останется в долгу и герой вечера – Ансамбль Моисеева покажет ударную программу из номеров, отобранных самим юбиляром. 26 января ожидаются традиционно капустнические поздравления от актеров драматических театров – Малого, МХТа, имени Вахтангова, "Современника", Таганки, Театра Сатиры. На актерские импровизации Ансамбль Моисеева ответит самой лихой и театральной из своих программ – "Ночью на Лысой горе". Шабаш полуголых ведьм-красоток достойно завершит торжества.
Кремлевский дворец, 21 января (18.00), Зал Чайковского 25 и 26 января (19.00)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012007
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| ЕВГЕНИЯ ШМЕЛЕВА Фото: PHOTOXPRESS
Заголовок| Танцор века
Где опубликовано| «Новые Известия»
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2006-01-20/38741/
Аннотация| 100-летний юбилей Игоря Моисеева может превратиться в более масштабный праздник, чем 80-летие Майи Плисецкой



В субботу выдающемуся балетмейстеру, создателю и бессменному руководителю Государственного академического ансамбля народного танца Игорю Моисееву исполняется сто лет. «В чем секрет долголетия?» – этот вопрос ему задают всегда, будут, конечно, задавать и сейчас. Моисеев неизменно пожимает плечами и повторяет в который раз. Не курил, не пил. Долго занимался классом. Сейчас делает гимнастику по собственной системе, замешанной на йоге и дыхательных упражнениях. Болеть ему просто некогда: каждый день на репетициях, плюс концерты – мастер не пропускает ни одного.

Еще более удивительным фактом, чем возраст Моисеева, выглядит неправдоподобно успешная, почти семидесятилетняя история главного моисеевского детища – ансамбля народного танца, состоящая из вечных аншлагов, гастролей по всем континентам и единодушно восторженных откликов прессы. «Если концерты моисеевского балета не заставят вас аплодировать, неистовствовать, топать ногами от удовольствия, значит, вы не совсем нормальны», – писала «Ле паризьен» о гастролях моисеевцев в Париже. «Эти русские танцуют как дьяволы», – вторила ей голландская «Утрехте ниеувсблад». Из каждой страны Моисеев привозил новый танец. Аргентинское Гаучо, венесуэльская Хоропа, югославская Дзюрдевка, мексиканская сюита… Маэстро не постеснялся напомнить не только России, но и другим странам о позабытых ими традициях. Итальянцам Моисеев подарил свою версию тарантеллы – они назвали ее возрождением этого танца. Китайцам преподнес их старинный танец с лентами – зал ревел от восторга и вызывал на «бис». А для испанцев арагонская хота и испанская баллада «по-моисеевски» оказались настоящим эстетическим шоком – в благодарность ансамбль получил почетный орден.

Теперь у Моисеева целый музей наград и премий (только орденов, русских и зарубежных, более тридцати). Его имя трижды вошло в Книгу рекордов Гиннесса: за самую долголетнюю творческую деятельность в области хореографии (с 18 лет в балете Большого театра, с 24-х – балетмейстер, сочинитель танцев), за рекордное количество поставленных хореографических произведений (более 300 танцевальных номеров) и за выдающийся вклад в развитие мировой народно-сценической хореографии. Последняя формулировка звучит туманно, но имеет в виду конкретную заслугу хореографа: Игорь Александрович придумал и развил собственный танцевальный жанр – сценический народный танец. У этого изобретения не было ни аналогов, ни предшественников, ни традиций. Просто до Моисеева никому в голову не приходило показывать зрителю, воспитанному на балете, лихие гопаки, разудалые бульбы и озорные вензеля. А Моисеев, много путешествовавший по стране и с детства боготворивший народный танец (еще в 8 лет увидел, как танцует народ на Сорочинской ярмарке, и запомнил навсегда), взял да перенес самородные национальные пляски с улицы прямо на сцену. Причем не просто скопировал, а дополнил элементами классики и характерного танца (пригодилась школа Большого театра), создав собственную систему танца.

Сегодня можно говорить о выставочности «моисеевского» жанра. Известнейшие номера – танцы «Лето», «Партизаны», «Старинная городская кадриль», флотская сюита «День на корабле», греческий танец «Сиртаки» – это уже не просто визитные карточки ансамбля, а часть истории и культуры разных стран. Они как музейные экспонаты хранятся мастером в первозданном виде. Моисеев намеренно ничего не переделывает. Он убежден, что танцевальный номер – это творение времени и обстоятельств, он интересен как осколок памяти, которую не изменить. Оберегая старое, Моисеев не перестает творить. У него, несмотря на возраст, еще море грандиозных планов. Например, создать собственный театр танца. Все-таки слово «ансамбль» уже несолидно для такого прославленного коллектива. А главная мечта Моисеева – чтобы изобретенный им жанр развивался и не превратился в классику – осуществляется уже много лет: многочисленные коллективы, созданные при участии Моисеева, танцуют по всему миру: и в Венгрии, и в Болгарии, и в Польше, и в Чехии, и в Словакии, и во Франции, и в странах СНГ. Тысячи последователей, учеников, новых течений. А сравнить балетмейстера Игоря Моисеева пока не с кем. Он так и остается единственной звездой в жанре, который придумал сам.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Янв 20, 2006 12:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012008
Тема| Балет, МТ, Персоналии, А. Асылмуратова
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| АЛТЫНАЙ АСЫЛМУРАТОВА ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Где опубликовано| «Русский базар»
Дата публикации| 20060119
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/n=3&r=variation&y=2006&id=nalo.2006.1.19.13.16.23.3.variation.65.64
Аннотация|

Первого января 2006 года Алтынай Асылмуратовой исполнилось сорок пять лет. Но двадцать лет назад в театре Вулф Трап под Вашингтоном, где выступал Кировский балет, я впервые увидела дебют молодой танцовщицы в партии Никии из акта “теней” в “Баядерке”. Позднее Никия стала одной из главных в репертуаре Асылмуратовой. За двадцать прошедших лет я была свидетельницей творческого пути танцовщицы в Мариинском театре и считаю ее одной из самых талантливых русских балерин второй половины ХХ века.
История русского балета ХХ века в целом — это блистательная эпоха. Как в периоды взлета хореографической мысли, так и в периоды упадка на сцене театров выступали поколения талантливых, уникальных танцовщиков. Некоторые имена получили международную известность, многие — часто незаслуженно — ушли в тень: история не всегда справедлива.
Сегодня балетный мир России меняется очень заметно. Но в печати постоянно упоминаются одни те же имена: Макарова, Барышников, Нуреев ... Лопаткина, Вишнева, Захарова... А между Макаровой (осталась работать на Западе в 1970 году) и Вишневой (закончила школу и пришла в труппу в 1995 году) — НИКОГО? Исчезло целое поколение! Как такое может быть на сцене Мариинского театра! В 90-х годах на этой сцене танцевали артисты, имена которых должны были бы стоять в одном ряду с другими звездами ХХ века.
Я уехала из Советского Союза в 1977 году. Театр только что понес очередные тяжелые потери: так, в 1974 году из гастрольной поездки не вернулся Михаил Барышников. После этого труппу перестали выпускать за границу. Репертуар не обновлялся. Руководство балетом не допускало никаких перемен, театр зашел в тупик. В год моего отъезда наконец поменялось руководство Кировского балета, на роль художественного руководителя труппы был назначен Олег Виноградов. Но, уезжая, я прощалась с русским балетом, как и с друзьями, навсегда, не предполагая вновь увидеть балетные спектакли любимого театра.
И вдруг летом 1986 года, то есть почти двадцать лет спустя после моего отъезда из Союза, Кировский балет “выпустили” в Америку. Я увидела труппу, которая была для меня почти целиком новой. Начинающие в мое время танцовщики успели за эти двадцать лет стать премьерами или солистами театра, а некоторые премьеры прошлого уже покинули или собирались покинуть сцену: век балетного артиста — короткий век.
Во время этих выступлений Кировского балета в Вашингтоне я впервые увидела Асылмуратову на сцене.
Но прежде чем рассказать об этом спектакле, стоит вспомнить, в каких условиях в то время проходили гастроли русского балета в Америке.

ГАСТРОЛИ РУССКОГО БАЛЕТА В АМЕРИКЕ В 1986 ГОДУ
Кировский балет приезжал в 1986 году в Вашингтон не просто на гастроли: PBC, канал американского телевидения, собирался снять балет “Лебединое озеро” в исполнении русской труппы прямо во время выступления на сцене. Узнав об этом, я тут же позвонила в то американское пресс-агентство, которое работало с русским театром. К 1986 году я уже постоянно писала о балете и снимала спектакли для русских и американских газет и журналов Нью-Йорка и знала директоров агентств, которые работали с прессой. Я попросила дать мне билет “для прессы”. “Нина, извини, не могу — сказал мне директор агентства — Мы подписали контракт с русскими представителями о том, что никто из русских иммигрантов у нас билеты не получит”.
Я возмущалась везде, куда только ни приходила – как в русских, так и в американских редакциях газет и журналов. В результате мне позвонили из газеты “Нью-Йорк пост” и попросили дать интервью на тему русского балета и ситуации, связанной с их приездом. Я отказалась: мне не хотелось позорить любимый театр, да и чем я могла бы помочь? Разве это их вина? Я приехала из той страны и знала о подневольном положении граждан... В результате я получила куда более заманчивое предложение. Мне позвонила редактор PBC и пригласила меня быть официальным фотографом фильма. “Пусть эти советские НАМ попробуют что-нибудь запретить!” — сказала мне редактор.
Так я оказалась на спектаклях Кировского балета в Вашингтоне в 1986 году. Этот год был началом “перестройки”, но только началом. Труппа приехала в сопровождении большого количества “искусствоведов в штатском” (так тогда называли гебистов, охраняющих артистов за границей). Никто из тех артистов, с кем я была знакома до отъезда в эмиграцию, не смел со мной даже поздороваться (за исключением Ирины Колпаковой, которая сама подошла ко мне). Переводчица-американка принесла мне после репетиции кучу записок: “Нина, наша гостиница такая-то, я в номере таком-то, позвони! Нина не обижайся, что мы не здороваемся! Надеюсь, ты еще ничего не забыла!.. Нина, не знаю, как тут у вас, но, пожалуйста, на всякий случай, не говори по телефону лишнего...” После спектакля многие американцы — поклонники русского балета — пытались проникнуть за кулисы. Тщетно! Между автобусами (причем окна были с затемненными стеклами), в которых артистов везли после спектакля в гостиницу, и артистическим входом в театр выстраивался “коридор” из “искусствоведов в штатском”. Артисты проходили по этому “коридору” от дверей театра до дверей автобуса.
Американцы, конечно, всему этому изумлялись. Как-то днем я стояла с редактором PBC у артистического входа в театр. Был очень теплый солнечный день. Репетиторы — все бывшие премьеры театра, “звезды” своего времени — сидели на траве около входа, отдыхали. А над ними у стены театра стоял “сопровождающий”, расставив ноги, только что винтовки в руках не держал... Репетиторы смотрели в мою сторону и улыбались. “Они тебя знают? И не могут с тобой поздороваться? — спрашивала потрясенная редактор. — Теперь я поняла, что такое советская власть, лучше, чем из всех статей и рассказов!”
Естественно, мой старый знакомый Олег Виноградов, головой отвечавший за труппу, также разговаривал со мной только по телефону из гостиницы. После того как было отснято “Лебединое озеро” (с Ольгой Ченчиковой и Константином Заклинским в главных ролях) и съемочная группа уехала, театр показал еще концертную программу. Виноградов достал нам с дочерью билеты на спектакли, но, чтобы получить их из его рук, мы должны были встретиться с ним в лесу, окружавшем театр...
Вот в этой программе я и увидела Алтынай Асылмуратову. Она впервые исполняла роль Никии из балета “Баядерка” (акт “теней”): тонкая, стройная, она танцевала слегка напряженно (дебют! да еще в Америке!), но ее исполнение отличалось хорошим стилем и красотой. Эту красоту танца Асылмуратова сохраняла до последнего выступления на сцене, какую бы хореографию ни исполняла.
В тех концертах танцевали почти все новые для меня артисты, но Алтынай я выделила и запомнила. Однако по-настоящему оценила ее через год во время следующих гастролей Кировского балета в Америке. Театр начинал гастроли в каком-то небольшом городе, куда я приехала с другими американскими фотографами. Мы стояли в полутемном зале, ожидая начала репетиции, когда на сцену вышел Олег Виноградов. Он посмотрел в зал, увидел меня и громко сказал: “Нина! Как хорошо, что ты здесь!” С прошлого приезда театра прошел всего один год... перестройка набирала силу!
Тогда я и увидела впервые тот незабвенный дуэт, который я и до сих пор считаю уникальным для балетной сцены: дуэт Алтынай Асылмуратовой и Фаруха Рузиматова. Они танцевали па-де-де из балета “Корсар”.
Мое восхищение каждым из этих танцовщиков не поколебалось и в будущем, сколько бы раз я ни смотрела их в различных балетах и с различными партнерами. А тогда их дуэт был просто идеалом сценической красоты: “азиатская красавица” — Алтынай и “персидский принц” — Фарух стали для меня первыми “звездами” нового поколения Кировского балета.
В том же 1987 году я впервые увидела и другие новые таланты этого поколения: Юлию Махалину, Жанну Аюпову, Александра Лунева, Веронику Иванову, Ирину Чистякову... Не все они стали премьерами театра, не у всех сложилась судьба. Чистякова, например, осталась солисткой, превосходной исполнительницей классических вариаций, иногда выступала и в балеринских ролях. Но все они составляли то поколение, которое не казалось мне ниже предшествующих. В то время еще выступали балерины и премьеры предыдущих поколений, среди них — Ирина Колпакова, Елена Евтеева, Галина Мезенцева, Любовь Кунакова, Ольга Ченчикова, Вадим Гуляев, Константин Заклинский. Словом, труппа была в блестящей форме. Недаром на гастролях в Англии в 1988 году Виноградов смог показать шесть представлений “Жизели” с шестью разными составами, не могу сказать — равноценными, но — интересными.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012009
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Н. КОбахидзе
Авторы| Светлана ГЕНЕРАЛОВА
Заголовок| Николай Цискаридзе разглядел дарование
Где опубликовано| "РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 2(138),
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=25&tek=19075&issue=251
Аннотация| Юная прима Большого театра Нелли Кобахидзе станцует Жизель

23 января в Кремлевском дворце главную партию в балете «Жизель» Большого театра впервые исполнит юная Нелли Кобахидзе. Партнером ее станет звездный солист петербургской Мариинки, лауреат международных конкурсов Игорь Колб. Партия Жизели в биографии балерины – всегда экзамен на высшее мастерство, проверка духовной и физической готовности к постижению тайн хореографического искусства. Когда критики пишут сегодня о том, что в главном театре страны появился целый букет замечательных танцовщиц, то в числе первых называют Нелли.

Недавняя выпускница Московской академии хореографии, стипендиатка благотворительного фонда имени Мариса Лиепы, она уже сейчас занята в главных партиях – это и Лиза в «Пиковой даме» (постановка Ролана Пети), это и первая ее Жизель на гастролях в Башкирском театре оперы и балета в паре с первым танцовщиком Парижской национальной оперы Карлом Пакеттом. Она занята много и в классике – «Тщетная предосторожность», «Шопениана», «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Баядерка», и в современных сочинениях – в «Магриттомании» Юрия Красавина. Стала первой исполнительницей в Большом партии Паутинки в балете Дж. Ноймайера «Сон в летнюю ночь». Словом, не случайно в прошлом году в зарубежной прессе («New York Times», «New York Post», «DanceView Times») Нелли Кобахидзе называли «блистательной», «грациозной и пленительной», подчеркивали, что уже в самом начале карьеры она сумела «продемонстрировать свой ранний и изумительный талант…»
– Нелли, что определило ваш выбор – пойти в балет?
– Выбор определила все-таки мама. В десять лет она повела меня на «Лебединое озеро» в Тбилисский театр оперы и балета. Сказала тогда: если понравится, сможешь и сама попробовать. Увиденным я была потрясена! Вот и пошла в хореографическое училище. Впрочем, начинала не с нуля – до того я занималась художественной гимнастикой.
– Потом вас перевели в Московскую академию хореографии. Страшно было переходить?
– Еще бы! Помню, в голове только одна мысль и билась: хотя бы еще денек здесь продержаться! Я оказалась в классе Ирины Юрьевны Сыровой. Уровень требований общей и специальной подготовки был здесь, конечно, гораздо выше, чем в Тбилиси. Поражало, что даже малыши относились к занятиям с абсолютно взрослой серьезностью. Оставалось и мне стать такой же.
– Все выпускницы хотят попасть в Большой. У вас была уверенность, что мечта осуществится?
– О, нет, конечно… Но очень мечтала. При подготовке к выпускному экзамену очень помогли и мой педагог, и ректор, профессор Марина Леонова, и еще, конечно, первый премьер Большого театра Николай Цискаридзе – он согласился составить мне пару на этом решающем для меня выступлении. Когда же прошла все конкурсы и отборы и была принята в Большой, мне снова повезло – репетитором стала народная артистка СССР Марина Кондратьева. С этого момента и отсчитываю свою взрослую жизнь.
– Недавно с Большим балетом вы побывали в США, Великобритании и Франции. Как принимала публика?
– Разница, конечно, есть. Американцы мне показались более эмоциональными и раскованными, англичане и французы несколько сдержаннее. Но неизменным было одно – всем спектаклям сопутствовал успех.
– А на какой сцене было удобнее танцевать?
– Ярчайшее впечатление оставили парижская «Гранд-опера» и лондонский «Ковент-Гарден» – красивые, просторные, хорошо технически оборудованные театры. Много удобств для артистов – просторные репетиционные помещения, раздевалки, душевые. Скоро и у нас так будет. Знаю, что, когда вернемся на старую сцену в наш Большой, он ни в чем не уступит. Получим в конце концов великолепную площадку для всех наших творческих идей. Я еще на ней потанцую!
Наталия :Несколько уточнений:
1. Нелли Кобахидзе пока еще не прима Большого театра
2. "Жизель" 23.01.06 - спектакль труппы "Кремлевский балет"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 12:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005012010
Тема| Балет, БТ, Вечер балет Ратманского: «Игра в карты», «Средний дуэт», «Болеро» и «Леа»
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Балеты Ратманского: Лучшее - на стол
Где опубликовано| «Ваш досуг»
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://vashdosug.ru/article_page/4956/
Аннотация|


Худрук Большого балета Алексей Ратманский перестал оглядываться на мнение недоброжелателей и выпустил вечер своего «избранного"
Этот жест переполошил всю балетоманскую Москву. Впервые в одну папку собраны лучшие опусы Ратманского в малом формате, одноактные «Игра в карты», «Средний дуэт», «Болеро» и «Леа». У каждого из них своя история, поклонники и противники, но можно не ударяясь в пафос утверждать, что с ними связаны лучшие надежды последних сезонов.
Премьерные «Карты» танцевали как специальный подарок Большого театра к юбилею Майи Плисецкой, и теперь их можно рассмотреть повнимательней. Будучи человеком со здоровой иронией, Ратманский комментировал «игру» как способ не сбиться со счета - танцующие под Стравинского обычно считают так громко, что их слышно в партере. С помощью «Болеро» не закосневший еще в должности худрук вводил в основную труппу свеженьких выпускников Академии хореографии. Ненавязчиво доказывая, что а) он способен сказать нечто новое на избитую музыку Равеля, и б) московский балетный молодняк при специальном подходе может танцевать современную хореографию.
«Леа» - эта дань Ратманского московскому детству с его обилием драмбалета, театральной учености с ее легендами и совсем уж отдаленно - традиционной еврейской мистике. В отличие от остальных опусов солировать в «Лее» с удовольствие идут заслуженные артисты. Наконец, «Средний дуэт» - блестяще и кратко высказанные балетом мысли о пропорциях добра и зла в этой жизни, которые при достойном исполнении превращают опус в настоящий шедевр. Выстроенные в общую программу, эти одноактовки как минимум представляют автора - тонкого, прагматичного и обдуманно смелого. А как максимум - труппу Большого балета, способную танцевать не только отполированные веками шедевры и удобно разношенные вчерашние спектакли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4129

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 1:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005012011
Тема| Балет, Куба, "Объемистый танец", Персоналии, Хуан Мигель Мас
Авторы| Александра КИРИЧЕНКО
Заголовок| Хорошей балерины должно быть много
Где опубликовано| Электронная газета «Утро»
Дата публикации| 20060120
Ссылка| http://www.utro.ru/articles/2005/01/20/398462.shtml
Аннотация| Кубинские танцоры разрушают стереотип, согласно которому танцевать в балете могут только очень стройные, даже истощенные люди.



Это для Волочковой 50 кг – максимально допустимый вес, а для участников знаменитой труппы "Объемистый танец" (Voluminous Dance) с Острова Свободы центнер – нижний предел. Некоторые же кубинские балерины весят, как три Волочковых.
Танцуя, полные кубинцы доказывают себе и окружающим, что каждый человек по-своему привлекателен и лишний вес не может стать помехой для самовыражения. "Мы, полные люди, тоже хотим и можем самовыражаться на языке тела, - говорит Хуан Мигель Мас, создатель группы. – Мы чувствуем свои тела, прекрасно контролируем их и вполне довольны собой".
Сейчас "Объемистый танец" работает над новым представлением – "Сладкая смерть". В нем рассказывается о полной девушке, которая из-за несчастной любви и решила покончить с собой, объевшись сладостями. Однако хеппи-энд неизбежен – шоу заканчивается жизнеутверждающе. Танцоры получают удовольствие от репетиций и представлений, а зрители, среди которых не только кубинцы, но и многочисленные туристы, просто в восторге от экзотического балета. Однако есть в бочке меда ложка дегтя, причем внушительная: сборов от концертов с трудом хватает на то, чтобы поддерживать труппу в работоспособном состоянии. Ведь танцорам нужно заказывать новые костюмы, декорации, арендовать помещения, да и просто хорошо питаться, чтобы случайно не похудеть.
"Объемистый танец" – независимый проект. На Кубе в последние годы ведется активная пропаганда здорового образа жизни, так как и на Острове свободы все чаще стали встречаться люди с избыточным весом. Так что балетную труппу не поддерживает ни Министерство культуры, ни Министерство спорта. Постоянных спонсоров тоже пока не нашлось, тем не менее танцоры работают вместе уже почти восемь лет.
Американцы же, для которых ожирение нации стало чуть ли не проблемой №1, к кубинским танцорам относятся с некоторым презрением. В США люди с таким весом толстяками не считаются. Если американцы расплываются от фаст-фуда, то жители Кубы плавно набирают килограммы, налегая на рис, бобы и мясо. А потом танцуют, несмотря на лишний вес и хроническое отсутствие денег
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 5:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012012
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| А. Фирер
Заголовок| БЛЕСТЯЩИЙ ВЕК ИГОРЯ МОИСЕЕВА
Где опубликовано| «Вечерняя Москва»
Дата публикации| 2006
Ссылка| http://vmdaily.ru/main/viewarticle.php?id=20075
Аннотация| 21 января в Кремлевском Дворце празднуют 100-летие знаменитого хореографа



Создатель и руководитель Академического ансамбля народного танца Игорь Моисеев всегда был мастером народного, как бы сейчас сказали, шоу.
Отталкиваясь от двух-трех движений фольклорного танца, он создавал свои произведения по театральным законам. Театрализованный им народный танец восхитил мир.
Игорю Александровичу не было и нет равных. Эрудит и интеллектуал, он старался воспитывать и образовывать свой ансамбль.


Артисты помнят, как он читал им лекции по истории искусства «на месте событий»: во время гастролей прямо на площади во Флоренции или в Каирском музее… Когда-то в Большом театре Моисееву хронически доставались небольшие роли. И он стал пробовать себя в хореографии – на этой сцене шли его балеты «Футболист», «Саламбо», «Три толстяка». Ему принадлежит одна из лучших постановок «Спартака».
Однако из Большого Моисеева «выдавили». Кто после этого возразит на сентенцию «Что ни делается – все к лучшему»? Сегодня перед Моисеевым и его уникальным ансамблем снимает шляпу весь мир. Великий хореограф давно уже занял свое почетное место на танцевальном Олимпе.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Янв 20, 2006 5:21 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пт Янв 20, 2006 5:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005012013
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Михаил Серафимов
Заголовок| Танец с властью
Где опубликовано| «Огонек» № 3, 2006
Дата публикации| 20060116
Ссылка| http://www.ogoniok.com/4928/14/
Аннотация| Моисеев до сих пор присутствует на репетициях ансамбля



На этой неделе патриарх российского танца Игорь Моисеев отметит 100-летний юбилей.
Его ансамбль побеждал там, где были бессильны армии и политики



Ракеты и балеты — вот и вся формула советской послевоенной внешней политики. Танец в СССР был таким же инструментом политического влияния, как и многомиллионная армия. Там, где невозможно было воевать, приходилось танцевать. Человека, который в одиночку (вместе со своим ансамблем) противостоял кровожадным амбициям двух сверхдержав и победил, зовут Игорь Александрович Моисеев. На этой неделе, 21 января, ему исполняется 100 лет.



Государственный академический ансамбль народного танца, или попросту балет Моисеева, — это 300 танцевальных номеров и программ, придуманных и созданных выдающимся постановщиком и балетмейстером с 1937-го по нынешнее время. Эти танцы служили дипломатии (в 1945 году ансамбль первым из советских коллективов отправился выступать в недавно еще воевавшую с нами Финляндию) и меняли моду (в Париже мода на высокие шапки и сапоги а-ля кубанский казак появилась после выступления ансамбля в 1955-м с миниатюрой «Партизаны»). Но в первую очередь — это сам Моисеев, бессменный руководитель коллектива, ровесник века и нашего журнала.



Первый репортаж о балете Моисеева в «Огоньке» вышел в 40-е годы — с тех пор ни один год не обходился без публикации: то о гастролях, то о репетициях новой программы, то о награждении коллектива и руководителя очередными высокими наградами. По репортажам о моисеевских балетах читатель «Огонька» отслеживал главные направления внешней политики СССР. Когда страна налаживала контакты с новоприобретенными соседями по социалистическому блоку — странами Восточной Европы, Моисеев ставил программу «Танцы славянских народов» (1945) — болгарские, польские, румынские и венгерские танцы. Взят курс на укрепление связей со странами Азии — Моисеев создает программу «Мир и дружба» (1953), включавшую корейские, монгольские, китайские танцы, с которыми выступает на гастролях в Китае (1954). Оттепель, налаживание отношений со странами Запада — в 1955 году ансамбль Моисеева выступает во дворце Шайо в Париже — первая российская гастроль за 40 лет со времен дягилевских сезонов. Французская пресса с присущей ей экспрессией тогда писала: «Если концерты моисеевского балета не заставили вас неистовствовать, значит, вы не совсем нормальны». Взят курс на сотрудничество с Америкой — опять Моисеев выполняет ответственное задание партии и правительства: с триумфом проходят гастроли в США (1958), которые открыли новую эру в общении России и Америки. Концерты начинались русским народным танцем, а заканчивались американской кадрилью «Сквер данс»: именно после этих гастролей окончательно закрепился у американцев образ «этих русских» — с пресловутой гармонью, матрешками и нечеловеческим размахом прыжка.



Моисеев был главным культурным тараном государства, его ансамбль бросали первым туда, где в отношениях был сплошной холод. Однако он вовсе не был слепым орудием государственной воли: желая доказать, что ансамблю по силам большее, в 70-е Моисеев поставил знаменитые «Половецкие пляски», картину дикой стихии, далекой от псевдофольклорной приглаженности и умильности. Только в 1994-м была показана сюита еврейских танцев «Семейные радости», которая задумана была еще в 1939 году, вместе с Михоэлсом… Игорь Моисеев и его ансамбль создали культурный канон: стиль Моисеева до сих пор является символом традиционализма и консерватизма, и никакие новые веяния не в силах поколебать выбранного курса. Однако Моисеев блестяще доказал, что культура может быть удачнейшим политическим инструментом, а балетмейстер — мудрым политиком. У Моисеева неплохо было бы поучиться нынешним разработчикам культурной политики государства: пока они ищут объединительную идею для народов России, ансамбль Моисеева, единственный из всех танцевальных коллективов, до сих пор имеет в своем репертуаре танцы всех (!) народов, населяющих Россию и СНГ. Эта формула культурной политики за 100 прошедших лет ничуть не потеряла своей актуальности и оказалась долгожителем — как и ее автор.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Сб Янв 21, 2006 12:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012013
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Лидия Шамина
Заголовок| ИГОРЬ МОИСЕЕВ: "СТО ЛЕТ? Я ИХ НЕ ЧУВСТВУЮ!"
Где опубликовано| «Известия
Дата публикации| 2006
Ссылка| http://izvestia.ru/person/article3057661
Аннотация|



В субботу в Кремле состоится грандиозный гала-концерт, посвященный столетию Игоря Александровича Моисеева. Основатель, постановщик всех танцев и бессменный руководитель Государственного академического ансамбля народного танца Игорь Моисеев интервью давать не любит. К тому же накануне столетнего юбилея. Беспечно отмахиваясь от отечественных и иностранных журналистов, смеется: "Идите на концерт - там все мои ответы!" Только для "Известий" легендарный хореограф ХХ века сделал исключение - дал эксклюзивное интервью обозревателю Лидии Шаминой.

известия: Ваша супруга, с которой вы знакомы с 1941 года, сказала мне, что вчера вы спросили с удивлением: "Ира, неужели мне сто лет? Я их не чувствую!". И пошутили: "Ира, а сколько же тогда тебе?" На что она ответила: "Не скажу!"

Игорь Моисеев: Ирина Алексеевна - удивительный человек. Когда она пришла в ансамбль, с ней по улице пройти было нельзя: не было никого, кто бы не обернулся вслед, - такая она была красавица. Но у меня тогда к ней не было никакого мужского чувства: я был женат, она вскоре выскочила замуж. Жизнь долго нас разлучала, мы поженились, когда мне было семьдесят лет. Это абсолютно непогрешимый человек, с ней я забыл, что когда-то в моей жизни были другие женщины. Легкая, смешливая, очаровательная, она всегда найдет нужную интонацию, моментально снимет напряжение так, будто его и не было. Кстати, за всю нашу с ней жизнь его и не было - настолько у нее развито чувство деликатности, такта.

известия: Вы что же, ни разу не поссорились?

Моисеев: А зачем? Надо быть дураком или упрямцем, чтобы идти ей наперекор. Мы уступаем друг другу, не обсуждая мотивов. Я слишком ценю тепло и уют в нашем доме, чтобы разрушать его. Без Иры я просто не смог бы жить.

"Восемнадцать раз мне предлагали вступить в партию"

известия: Кто из ваших родителей оказал на вас наибольшее влияние?

Моисеев: В детстве, как всякий мальчишка, я больше тянулся к отцу. Он был очень увлекающимся человеком: окончил философский факультет в Гейдельбергском университете, буквально жил идеями социализма, был этаким тургеневским Рудиным. Но мать, полуфранцуженка, полурумынка Анна Александровна Грэн, оказалась мне ближе. Одно время мы жили в Полтаве.

И она там немедленно открыла свою мастерскую. Не прошло и недели, как из Киева стали приезжать к ней с заказами. Потому что узнали, что из Парижа приехала великолепная модистка. Она была гениальной портнихой: все было в ее власти, она могла сшить все что угодно - и шляпку, и мужские брюки. И все - талантливо, искусно, изящно. И я очень быстро понял, что мать - по-настоящему талантливый человек. Именно от нее я унаследовал некоторую творческую жилку. Например, как она выучила русский язык - через полгода после приезда уже говорила по-русски великолепно. А с французского на русский перейти не так-то просто. Так ей все всегда легко удавалось.

известия: Она посоветовала вам идти в танцы?

Моисеев: Нет, отец. Видимо, настрадавшись от преследований в советское время, он сказал: "Выбери профессию, которая охраняла бы тебя от социальных катаклизмов. В любом случае грация и выносливость тебе не помешают". Так я попал в школу Большого театра, затем в труппу, стал солистом, балетмейстером и понял: я в своей стихии.

известия: Тем не менее вы недолго задержались в Большом театре. Не жалеете о блестящей карьере в первом театре страны?

Моисеев: Нисколько. Там слишком большая зависимость от обстоятельств, далеких от искусства, - политика, начальство. В ансамбле я сам себе хозяин, ни от кого никогда не зависел.

известия: А как же партия? Руководитель выездного, известного в мире ансамбля - и беспартийный? Как вам это удавалось?

Моисеев: Восемнадцать раз мне предлагали вступить в партию. Я честно говорил, что верю в Бога, что не готов политически. За это мне делали выговоры, замечания, даже кулаками стучали: "Как можно держать такой ансамбль и не быть партийным?" Я отвечал: "А если я буду партийным, я от партийности хорошо буду ставить?" В конце концов они от меня отстали: "Хоть он и беспартийный, но полезнее любого партийца". Потому что, если надо было разрядить международную ситуацию, посылали не дипломатов, а ансамбль - и мои артисты делали с публикой что хотели. Так было в Финляндии в 1945 году, в послевоенной Европе в 1946 году, во Франции в 1955 году, когда мы, первые из советских коллективов, буквально сорвали "железный занавес" между СССР и Европой, а потом в США в 1958 году именно мы растопили лед "холодной войны".

"Ни одну из своих танцовщиц я ни разу не пустил на ночные застолья на кремлевских дачах"

известия: Задумывались ли вы, для чего живете?

Моисеев: Я всегда хотел создавать вещи, которые меня художественно удовлетворяют. Так бы я сказал.

известия: Чаще всего в репетиционном зале звучит ваше хлеcткое, как хлыст: "Plie!" Артисты от него буквально стонут. Зачем вам это нужно?

Моисеев: Прием plie (низкое приседание для прыжка. - "Известия") - это пружина, а значит, энергия. Без plie не может быть ни движения, ни толчка для прыжка - какой тогда танец? На сцене plie дает движению необходимую широту, какой нет в народных танцах. Собственно, это основа нашей школы танца. Вы говорите трудно? Так я никого не держу. У нас вообще все танцевать неудобно - слишком много сил надо тратить.

известия: Глядя на танцовщиц вашей первой труппы, этого не скажешь - красавицы как на подбор, нисколько не изможденные репетициями.

Моисеев: Мои первые девчата и правда были красотками - таких сейчас нет. Вы даже не представляете, сколько раз Поскребышев, секретарь Сталина, грозил мне кулаком после концертов в Кремле за то, что ни одну ни разу я не пустил на их ночные застолья на кремлевских дачах. Но главное - они сил не жалели, чтобы создать традиции, которые питают ансамбль до сих пор.

известия: Про дисциплину все понятно: класс, репетиции каждый день. Но правда, что вы запрещали своим танцовщицам курить и краситься?

Моисеев: Если это было чересчур. Сущность женщины - в женственности. Я до сих пор это ценю. Недавно я был в санатории, и мне прислали даму - инструктора для занятий лечебной физкультурой. Неуклюжая, толстая - чем бы она смогла меня увлечь? Я отказался. А потом пришла мадам с балеринской осанкой - вот с ней я занимался с удовольствием.

известия: Ваши артисты говорят, что вам все равно, во что вы одеты. Это правда?

Моисеев: Мое главное желание в жизни - работать, а не наряжаться. Я скромный и не ем скоромного - считайте, что я для вас так пошутил.

известия: Кто для вас лучше - артистка красивая или талантливая?

Моисеев: Артистку красивую научить танцевать легче, чем крокодила сделать красоткой. Некрасивых и неспособных я не брал никогда, но и красивых бездарностей - тоже. Красота - дело хорошее, но сначала изволь стать хорошей танцовщицей.

"Дыхательную гимнастику делаю до сих пор"

известия: Говорят, вы страшно злитесь, когда кого-то из ваших артистов называют солистами ансамбля. Это правда?

Моисеев: Я выгоню любого, кто возомнит себя солистом. С 10 февраля 1937 года, когда состоялась первая репетиция ансамбля, и до сих пор у нас действует принцип: "Все учат всё". Если артист солирует в одном номере, в следующем он абсолютный кордебалет. Так построены наши программы.

известия: А я как-то читала, что вы своих артистов называете "дрессированными кроликами"? Почему?

Моисеев: Видите ли, очень трудно извлечь из них талантливое нутро. То ли ленивы, то ли не понимают, зачем пришли в ансамбль. Поэтому легче самому показать и крикнуть: "Делайте, что вам говорят!"

Моисеев: Правда, что вы до сих пор упражняетесь?

известия: Ну, станок классический не делаю давно - лет тридцать. А вот дыхательную гимнастику - до сих пор. Видите ли, я изучил много методик и создал собственную - очень помогает. Если вы о здоровье, то я много лет не ем мяса, иногда могу позволить себе немного красного сухого вина, хотя предпочитаю чай с молоком, еду люблю простую, но вкусно приготовленную. Я не аскет и вкус жизни до сих пор чувствую отлично.

известия: Вы много раз говорили, что преемника своему делу не видите. Что будет с ансамблем дальше?

Моисеев: Видите ли, нужна личность - тогда жанр сможет развиваться. Кроме энергии, обязательно нужен талант. И понимание того, куда идти и какими путями. Второй Моисеев вряд ли сможет родиться. Поэтому сейчас надо просто продолжать то, что уже сделано.

известия: Почему ваш ансамбль так успешен почти семьдесят лет?

Моисеев: Бывают неудачники - как ни повернешь, все не так получается. А есть удачники - как ни повернешь, все хорошо. Мне на этот счет всегда везло. Возможно, еще и потому, что я с юности усвоил одну вещь: никогда нельзя собой восхищаться. Чуть успокоился - все, пропало. Творчество вообще вещь весьма утомительная, все в тебе крутится круглые сутки. И совесть покоя не дает, и досада: понимаешь, что нужно сделать, а оно никак не дается. Да еще каждый день приходится преодолевать лень артистов, а то и откровенную бездарность.

известия: Говорят, артисты считают вас человеком жестким, даже жестоким. Что вы сами об этом думаете?

Моисеев: Если бы я был добреньким, никакого ансамбля у нас не было бы. Никогда я жестоким не был. Строгий - да. Это совершенно другое. Строгий - это значит, я спрашиваю и с себя, и с них. И сколько надо, столько и спрашиваю.

известия: Вы в судьбу верите?

Моисеев: При чем тут судьба? Я в качество верю.

известия: Директор вашего ансамбля Елена Щербакова, ваша бывшая артистка, волнуется за завтрашний гала-концерт: как пройдет, не будет ли накладок, как вы будете себя чувствовать? Вы сами-то волнуетесь?

Моисеев: Нисколько. Разве это последний мой юбилей?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Сб Янв 21, 2006 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012101
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| Фото: Наталья Логинова / Коммерсантъ
Заголовок| Дни рожденья
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20060121
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=642419&IssueId=29997
Аннотация|



Сегодня исполняется 100 лет Игорю Моисееву, художественному руководителю Государственного ансамбля народного танца, народному артисту СССР, лауреату Государственной премии, Герою Социалистического Труда

Его поздравляет художник-график Борис Ефимов:

– Рад поздравить и передать самые лучшие и теплые чувства моему младшему товарищу, которого я обогнал на каких-нибудь пять лет, Игорю Александровичу Моисееву. Наш возраст – это не беда и не самое важное, главное, что мы в этом возрасте еще многое способны сделать. Недавно я лично наблюдал, как Игорь Александрович работает со своими танцорами, какой он бодрый, подвижный, энергичный. Его прекрасное творчество сопровождает всю жизнь мое поколение. Я желаю Игорю Александровичу крепкого здоровья и новых творческих успехов.

Поздравление юбиляру передает художественный руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский:
– Как жаль, что балеты, поставленные Игорем Моисеевым в Большом театре, не сохранились... Но как здорово, что его огромное хореографическое наследие – более трехсот композиций – живет в репертуаре созданного им Ансамбля народного танца. Мы поздравляем и преклоняемся перед великим хореографом XX века и гордимся тем, что его творческий путь начинался на сцене Большого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Сб Янв 21, 2006 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012102
Тема| Балет, БТ, Персоналии, А. Ратманский
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Балеты Алексея Ратманского в Большом
Где опубликовано| «Афиша»
Дата публикации| 20060111
Ссылка| http://msk.afisha.ru/theatre/play/?id=3638046
Аннотация|



Алексей Ратманский, один из лучших русских танцовщиков, в 35 лет бросил танцевать — чтобы руководить Большим. Затея рискованная: Ратманский не обладает ни хваткой тирана, ни осанкой памятника. Но зато он единственный русский хореограф, который умеет сочинять танцы для классических балерин. И это оказалось решающим: Ратманский правит уже третий год. Поставил несколько балетов, и сейчас два из них объединяют в сольную программу.
— Вы в 35 лет отказались от карьеры танцовщика. Жалко?
— Чтобы поддерживать форму после 35, надо прикладывать очень большие усилия. Так что предложение Большого оказалось абсолютно своевременным.
— Вы столкнулись с чем-то, чего совсем не ожидали?
— Пожалуй, нет. Я сам был артистом и понимаю, что стоит за тем или иным поступком моих подчиненных. Но понять, что это нормально и естественно, непросто.
— Насколько вы соотносите свою работу с тем, что представляет собой публика Большого театра?
— Большой имеет проблемы с публикой, потому что это такое место, которое непременно надо посетить. Большая часть зрителей наших классических спектаклей — это люди, которым балет не интересен, они приходят отметиться. Интеллектуальная публика — публика выставок, драматических театров — ходит мало, потому что существует мнение, что классический балет — искусство неинтеллектуальное. На Западе этой проблемой озаботились давно. Конечно, в этом огромную роль сыграл Баланчин, который был кумиром интеллектуального Нью-Йорка. Мне очень нравится публика, которая приходит к нам на «Ромео и Джульетту» или была на последнем «Болте», — это была другая публика, которая воспринимает то, что видит.
— Что представляет собой сборник ваших балетов, который покажет Большой?
— Это не творческий отчет, нет. По правде, мне просто хотелось найти, с чем показывать «Игру в карты» Стравинского, нашу последнюю премьеру. До этого мы так же поступали с балетами Баланчина и Мясина — пробовали то соединять все балеты одного хореографа в один вечер, то в разных комбинациях.
— Когда вы пришли в Большой, речь шла о том, что каждый сезон вы будете выпускать по полнометражному балету.
— В контракте такого пункта нет, это было пожеланием, и я этим и занимаюсь.
— У вас уже есть название следующей постановки?
— Есть. Но не буду открывать карты. Это конец следующего сезона.
— Большой театр оставляет время на проекты на стороне?
— Мне удалось поставить два спектакля в Прибалтике: «Светлый ручей» в Риге и «Анну Каренину» в Вильнюсе. Весной меня отпустили ставить спектакль в New York City Ballet.
— А Датский Королевский балет? Забросили?
— Там идет мой «Щелкунчик». В репертуаре осталась и «Анна Каренина», возможно, ее возобновят через какое-то время.
— В Дании между балетом и жизнью, публикой так же задраны мосты, как в России?
— В Дании на балет ходят пенсионеры, и это проблема всей Европы. Во Франции с этим пытались бороться, но с водой выплеснули и ребенка: классического балета не осталось нигде, кроме OpОra. Классический балет тем самым еще больше отдаляется от широких слоев и становится все дальше от народа. Но в Дании мосты не так задраны, как здесь.
— Вы посещаете практически все балетные спектакли Большого.
— Это конечный результат нашей работы, и я, конечно, должен знать, как они идут. Поначалу я подробно рассказывал свои впечатления артистам; теперь хожу, но высказываюсь меньше, потому что вижу: часть людей не воспринимают сказанное. Но тем не менее вещи, которые мне не нравятся совершенно, я требую изменить.
— Удалось ли вам что-то кардинально изменить в Большом театре? Что-то такое, чтоб мысль о содеянном грела бы вам душу?
— Есть, но не буду говорить — что. Все надо оценивать по прошествии времени. А вдруг то, что меня греет, на самом деле что-то в этом организме разрушает?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Вс Янв 22, 2006 5:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006012201
Тема| Балет, Персоналии, И. Моисеев
Авторы| ANNA KISSELGOFF
Заголовок| A Visionary of Balletic Folk Dance Turns 100
Где опубликовано| «The New York Times»
Дата публикации| 20060121
Ссылка| http://www.nytimes.com/2006/01/21/arts/dance/21igor.html?ex=1138510800&en=6d172ba91781bd26&ei=5070
Аннотация|



When Igor Moiseyev - choreographer, genius and innovator - once told me that ballet technique was essential to all professional dancing, he revealed the clue to his creativity.
With English grammar, he said, you could write like Dickens but also like Hemingway. Similarly, ballet training was a movement grammar to be used onstage in different ways.
Mr. Moiseyev, who celebrates his 100th birthday today in Moscow, chose to "write" like Igor Moiseyev. Ostensibly a folk ensemble, the Moiseyev Dance Company, which he founded in 1937 and still directs, is actually a ballet-trained group of professional dancers whose focus is on folk material.
As the New York Times dance critic John Martin shrewdly wrote after the company's United States debut in 1958, "No folk ever danced like this."
And this is true not only because of Mr. Moiseyev's pioneering acrobatic bravura, with men rotating not once but twice in barrel turns in the air, or the whirlwind speed of the women, wrapped in their costumes' blur of colors.
No folk ever danced like this because Mr. Moiseyev, a Bolshoi-trained disciple of the avant-garde choreographer Kasyan Goleizovsky, turned his company into his own creative and artistic outlet. Millions have thrilled to the rainbow of brilliant folk traditions that he has cast in a dazzling theatrical light.
Authentic folk dancing is not a spectator sport. The viewer's impulse is to join in or, if not, to feel excluded. Mr. Moiseyev made the raw material theatrical, and in doing so, he extended the art of choreography as a whole.
That is his major achievement. He has developed the expressive image in dance, and he captures the essence of any subject he touches.
This is easiest to see when Mr. Moiseyev departs from the dances of the former Soviet Union and applies his magic wand to material from abroad, ranging from an intimate distillation of a Chinese opera scene to the vibrant mass fireworks of a Spanish jota.
In cold war times, Mr. Moiseyev ran into trouble for glorifying rock 'n' roll. But those of us who saw his good-natured spoof on gyrating American teenagers knew that he had been misread. Here again, he had captured the ethos of the age, a time of change.
Obviously it was safer for the Moiseyev Dance Company to end its performances, as it sometimes still does, with a hands-across-the-sea American square dance to the tune of "Turkey in the Straw."
There are those for whom the company, throughout the Soviet era, was always an instrument of Soviet propaganda, showing only happy peasants and heroic exploits. And yet last year at the New Jersey Performing Arts Center, the group was still rousing viewers to their feet with some of the same dances and a few new ones. For the first time, a Moiseyev Dance Company program featured a work by a guest, the Korean choreographer Pe In Su.
Soviet propaganda without the Soviet Union? If the Moiseyev dances have survived, it is because their artistic quality lifted them above any possible propaganda level.
Mr. Moiseyev's genius has been for carefully observed detail. In a remarkable passage in "Perpetuum Mobile," a 1967 Soviet documentary, he becomes exasperated with his dancers and demonstrates stamping steps as he wants them done. In 1989 in Moscow I saw the teenagers in his school execute a breathtaking series of innovative exercises at the barre.
It is useful to remember that Mr. Moiseyev, who was born in Kiev and studied ballet in Moscow as a teenager, was in the company of rule-breakers in the 1920's. He was a regular at the literary salon of Anatoly Lunacharsky, the dance lover who invited Isadora Duncan to start a school when he was Minister of Enlightenment.
Goleizovsky, the highly experimental choreographer who was also George Balanchine's mentor, cast Mr. Moiseyev in leading roles in his ballets. Later, when Mr. Moiseyev was a choreographer of contemporary ballets, his career at the Bolshoi was stopped by a conservative ballet establishment. Fortunately, for us.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 3 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика