Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 26, 2015 5:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062605
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера
Автор| Екатерина Нечитайло
Заголовок| Тщетная предосторожность: импрессия с классиками
(Екатеринбург, Екатеринбургский театр оперы и балета)
Где опубликовано| © Портал Субкультура
Дата публикации| 2015-06-25
Ссылка| http://sub-cult.ru/teatrz/72-teatr/4118-tshchetnaya-predostorozhnost-impressiya-s-klassikami-ekaterinburg-ekaterinburgskij-teatr-opery-i-baleta
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На сцене Екатеринбургского театра оперы и балета в совместной работе хореографа Сергея Вихарева и дирижера Андрея Аниханова "Тщетная предосторожность" объединились гении Августа Бурнонвиля, Мариуса Петипа, Льва Иванова, Эдгара Дега и Винсента Ван Гога. О чистой красоте балетного спектакля рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.



"Сладкий", "медовый", "ягодный", "пряничный", "освежающий", "сочный", "свежий", "карамельный" - эпитеты, которые первыми приходят в голову после просмотра "Тщетной предосторожности", единственного дошедшего до нашего времени балета классического репертуара, в котором герои были современниками зрителя дней премьеры. Никакой музейности, никакого уныния, никакой скуки. Только незримая связь с прошлым, только юность, только театр в театре. Легкий, как воздушный крем, тонкий, как ткань летнего сарафана, яркий, как вишенка на торте, образец 2015-го года без труда может заменить плитку шоколада, стать таблеткой от всех стрессов, обрушиться прохладительной влагой в знойный день. С активного импульса автора идеи Павла Гершензона, уверенной руководящей руки дирижера Андрея Аниханова, хореографа Сергея Вихарева, обладающего мощной объединяющей и реконструирующей силой, на сцене Екатеринбургского театра оперы и балета в одном пшеничном поле встретились гении Августа Бурнонвиля, Мариуса Петипа и Льва Иванова. Здесь под бирюзовыми небесами танцуют с серпами и вилами, старательно и аккуратно тянут носочки в балетном зале с белыми колоннами, кружатся в вальсах и проносятся галопом, оживляя нетленные полотна Эдгара Дега и Винсента Ван Гога.



"Обманутые предосторожности", "La Fille mal gardее", "От худа до добра один шаг", "Плохо сбереженная дочь", "Обманутая старуха", "Лиза и Колен", "Неудачные опасения", "Любовники, застигнутые врасплох", "Балет о соломе" - сложно найти произведение, которое окажется более многоликим, чем "Тщетная предосторожность", чья история создания уходит корнями в 1789-й год. За многолетнюю жизнь у балета было несколько вариантов партитур, сюжет о Лизе и Колене, любви которых активно мешает Мамаша Марцелина, периодически обрастал новыми подробностями, хореографический текст порой менялся до неузноваемости. Опус первого постановщика, французского балетмейстера Жана Доберваля произвел в свое время настоящий переворот в балетном мире: на сцену впервые были выведены не боги и не эфемерные существа, а представители народа, обычные люди с их недостатками и пороками, страхами и желанями, бытовой неустроенностью и семейными конфликтами. Через десять лет после французской премьеры балет появился в Москве под именем «Обманутая старуха». В версии же Петипа-Иванова и с названием "Тщетная предосторожность" спектакль возник в 1885 году в Санкт-Петербурге. Однако, чтобы дорасти до такого балета, являющегося жемчужиной мирового репертуара, танцовщикам нужно пройти пройти отбор, осилить серьезную школу - дивертисмент в классе консерватории аутентичного датчанина Августа Бурнонвиля.

Однажды Дега, отвечая на вопрос, почему он любит писать балет, пробурчал: «Меня называют живописцем танцовщиц; не понимают, что танцовщицы послужили мне предлогом писать красивые ткани и передавать движения». Первая часть спектакля, в которой труппа исполняет фрагмент хрестоматийной бурнонвильской "Консерватории"(1848), бережно перенесенной Диной Бёрн Ларсен, точно и со вкусом оживляет мир одного из великих импрессионистов. Пастельно - белые тона, строгие колонны, станки, большие окна, раздувающиеся облака шопенок. Скоро начнется отчетно - показательный концерт выпускников балетного училища. В пространстве класса танцовщики и танцовщицы со старанием держат линии, педантично меняют позиции ног, с улыбкой склоняют головы, аккуратно замирают в атиттюдах, опрятно заглядывают в кисти плавных и округлых рук. Все движения исполняются как бы «между прочим», без нажима, со спрятанной выучкой, активно стремятся к исполнению заветов датского мастера.

После успешного окончания урока можно без опасений переходить к спектаклю, в котором дается возможность показать все навыки и знания, приобретенные за время учебы, к той самой "Тщетной предосторожности". Выкатывается гардероб с костюмами, рабочие разбирают станки, начинается предпоказная суета. Энергично в светлое романтичное пространство буквально врывается буйство красок постимпрессиониста Винсента Ван Гога: колонны обрастают желтыми стогами сена, цветные лестницы устремляется к небу на наших глазах, ирисы расцветают над головами, маленькие домики виднеются на фоне гор, "Ночное кафе в Арле" ждет своих посетителей, дух оживленного дворика Франции витает в воздухе. Область на карте, созданная художником - постановщиком Альоной Пикаловой, буквально пышет жизнью, пронизана запахами, наполнена звуками среды обитания. Это не зримая действительность, не сиюминутное впечатление, а постоянное ликование, желанная утопия, место отдыха, где в почете спокойствие, улыбки и размеренность. В центре сюжета - бойкая молоденькая девушка Лиза (Елена Воробьёва) и ее статный возлюбленный Колен (Александр Меркушев), соединению которых мешает жаждущая удачного и доходного брака для дочери Мамаша Марцелина, которую по традиции танцует мужчина (Виктор Механошин). А на горизонте уже маячит богатый и властный откупщик Мишо (Михаил Рафальсон), который давно не против женить своего сына Никеза (Игорь Булыцын) на тоненькой и стройной Лизе. Воробьёва в этой партии демонстрирует чрезвычайную технику и редкостную выдержку: она то проворно семенит на носочках пуант, то ловко крутит фуэтэ, то осторожно порхает по сцене, то смело взлетает на руки партнеров. Невесомые дуэты ее и Меркушева пронизаны эмоциональным током, обоюдным любопытством, оставляют ощущение зависания в нескольких сантиметрах от планшета сцены. Механошин, танцуя солидную рыжую даму с мужскими повадками, устраивает на глазах у зрителя подлинную актерскую феерию: пантомима соединена с движениями, гротеск и ирония сопрягаются с переживанием, прыжки уходят в потешную походку женщины-уточки.

Второй акт все больше погружает присутствующих в праздничный предсвадебный водоворот: бравые молодцы вышагивают с охапками сена, букеты колосьев летают над головами, Лиза и Колен выплетают ногами красивейшее па-де-де из балета Бурнонвиля "Ярмарка в Брюгге"(1849) в постановке Николая Хюббе, девочки-куколки в бирюзе кружатся в вальсе с букетами цветов. Густо, рельефно, стильно, картинно. Работа художника по костюмам Елены Зайцевой - отдельный предмет искусства, изощренная цветопись, игра с настроением. Аль первого акта находится рядом с белизной третьего, горох соприкасается с полосками, острая работа ног исполнителей в черных колготках подчеркивается бирюзовыми и красными пуантами. Оркестр под руководством Аниханова одинаково удачно и сбалансировано справляется и со строгим ритмичным сочинением Хольгера Симона Паулли, и прочно включает внутренний двигатель в удалой, резвой, стремительной третьей музыкальной редакции балета от Петера Людвига Гертеля.



Своей "Тщетной..." Вихарев предлагает зрителю кроссворд с разными уровнями сложности: кто-то сможет почувствовать себя знатоком, узнав оригинальные кусочки, кто - то сравнит увиденные сцены с постановками других хореографов, кто-то с его помощью только начнет учиться азбуке балета. Он, органично соединяя лучшее, не боится домысливать фрагменты, которые не дошли до наших дней, не надумывает, но предлагает, создает новый холст, который вроде знаком, но при этом наивен и чист, как глаза ребенка. Спектакль - мимолётность, спектакль - впечатление, спектакль - маленький кусочек сладкого, способный творить чудеса. Поэтому прежде, чем от него отказываться в пользу успокоительного, стоит несколько раз подумать. Ведь попробовав однажды сладкое угощение, жизнь на длительный период станет лучше, а осязаемые пилюли могут так никогда и не понадобиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 27, 2015 12:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062701
Тема| Балет, Академия русского балета Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Валерий Модестов, Фото: В. Зензинов
Заголовок| Старейшая балетная школа России покорила Москву
Где опубликовано| © Газета Вечерняя Москва
Дата публикации| 2015-06-27
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/06/27/starejshaya-baletnaya-shkola-rossii-pokorila-moskvu-290368.html
Аннотация|


«Вариации на тему “Раймонды”»

На сцене Кремлевского Дворца Академия русского балета Вагановой презентовала своих учащихся в необычном представлении: вместо традиционного концерта – «Вечер балета», в котором приняли участие более 130 воспитанников в возрасте от 10 до 19 лет.

Придумал и организовал его нынешний ректор Академии, прославленный премьер Большого театра – Николай Цискаридзе.

Накануне представления «ВМ» поинтересовалась у Николая Максимовича, чем обусловлен такой формат выступления?

– Исключительно высоким уровнем профессиональной подготовки наших ребят и важными юбилейными датами, – пояснил мэтр. – В этом году мы отмечаем 90-летие первого выпуска профессора Вагановой, который подарил нашему балету великую Марину Тимофеевну Семенову, поэтому «Вечер» мы открываем первым актом балета «Спящая красавица». В прошлом году мы отмечали 110-летие со дня рождения одного из выдающихся наших выпускников – Георгия Мелитоновича Баланчивадзе (Джорджа Баланчина). К этой дате мы силами учащихся подготовили его спектакль «Вариации на тему “Раймонды”». Кроме того, одним из главных достояний русского балета является характерный танец. Поэтому в третьем отделении мы представляем сюиту из легендарной «Лауренсии», куда войдут основные танцы из второго и первого актов балета в хореографии Вахтанга Чабукиани.


Сюита из легендарной «Лауренсии».

Идея Цискаридзе представить будущих артистов в контексте театрального спектакля, а не в вырванных из него вариациях и дуэтах оправдала себя. Зрители смогли увидеть и оценить уникальную вагановскую методику подготовки танцовщиков. Сохранение традиций, равнение на лучшие образцы хореографии и исполнительского искусства – основа профессионального воспитания артистов классического танца.

«Вечер» начался показом I акта балета «Спящая красавица» в хореография Мариуса Петипа (1890). Постановщики и исполнители справедливо называют этот балет энциклопедией классического танца, а педагоги – учебником на все времена.

Юные петербуржцы явили отлично станцованный и сыгранный актерский ансамбль. Однако об исполнительнице партии Авроры стоит сказать особо. Принцесса Анастасии Лукиной была необыкновенно эмоциональной: веселой и по-детски серьезной, кокетливой и озорной, радостной и лукавой, а ее танец – искрометным, как шампанское, лиричным, чистым и возвышенным.

«Вариации на тему “Раймонды”» – выбор ректора Цискаридзе. Он предложил отметить юбилей великого Баланчина одноактным балетом Мастера (1961), который никогда не ставился ни в Европе, ни в России. Станцевать его должны были учащиеся школы, с которой началось восхождение Баланчина на балетный Олимп. И ребята не подвели, они справились с хореографией, сложной даже для опытных исполнителей.

Под волшебную музыку Глазунова – «величавую, щедрую, веселую, игривую» – Ника Цхвитария и Евгений Кузнецов исполнили адажио и вариации, явив образную красоту и выразительность танца, чувственную грацию, скульптурную изысканность поз и актерское мастерство. Из других исполнителей вариаций я отметил бы Элину Камалову, Ренату Шакирову, Анастасию Лукину, которые столь же изящно плели баланчинские «балетные кружева».

Заключала «Вечер» Сюита из балета «Лауренсия» в хореографии Вахтанга Чабукиани (1939), составленная Цискаридзе специально для выпускников Академии, чтобы они могли проявить себя в характерных танцах, которые определяют особенность русского балетного театра.

Вообще балет «Лауренсия», в котором первыми исполнителями были Чабукиани и Дудинская в Ленинграде, Плисецкая – в Москве, рассчитан на особый исполнительский дар. Им в нынешнем выпуске обладают Рената Шакирова (Лауренсия) и Герман Борсай (Фрондосо). Она умело сочетала виртуозную технику (эффектно изгибалась в знаменитых прыжках, легко крутила фуэте), с присущей вагановкам кантиленой движений. Он был в танце страстен, но аристократичен.

Закрылся занавес, но зрители благодарными аплодисментами еще долго не отпускали юных артистов и их педагогов со сцены.


«Вечер» открылся первым актом балета "Спящая красавица".

Поздравив Николая Максимовича с блестящим выступлением воспитанников Академии в Москве, «ВМ» задала ему несколько вопросов.

- Ваше мнение о нынешнем выпуске? На кого из учеников возлагаете особые надежды?

– Надежды возлагаю на многих, но это, как на скачках: при переходе из Академии в театр все заслуги будущего артиста обнуляются, и всё приходится начинать заново – с чистого листа. Поэтому у нас шутят: «Карьеру делают не в школе, карьеру делают в театре».

- Куда отправятся работать Ваши выпускники?

– Во все главные театры страны, в основном, конечно, в Москву и Санкт-Петербург. Некоторые уезжают за границу. Теперь у нас нет государственного распределения, поэтому каждый решает свою судьбу сам, основываясь на информации из всех возможных источников, благо, это теперь легко и просто.

- Чем важен для Вас этот московский показ?

– Возможностью обратить внимание на истинное достояние нашей страны. На то, чем мы по праву можем гордиться.

- Ну, а каковы Ваши личные жизненные и творческие планы на лето?

– Отпуск. Жду не дождусь этого дня. Творческих планов никаких – я просто хочу напитаться энергией и подготовиться к новому учебному году.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 27, 2015 11:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062702
Тема| Балет, труппа Нидерландского театра танца — NDT, Гастроли в Москве
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Новая Голландия в двух Больших
В Москву и Петербург приехал на гастроли Нидерландский театр танца

Где опубликовано| © Портал Teatrall
Дата публикации| 2015-06-27
Ссылка| https://www.teatrall.ru/post/2206-novaya-gollandiya-v-dvuh-bolshih-/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

27 апреля в столичном академическом Большом театре и в петербургском БДТ стартуют гастроли гаагского NDT, одного из главных мировых театров современного танца.

В Россию приезжает на гастроли Нидерландский театр танца (NDT), причем сразу обе его труппы. NDT-1, основная труппа, показывает спектакли в Большом. NDT-2, то есть труппа молодежная — открывает фестиваль современного танца Open Look на сцене БДТ в Санкт-Петербурге. Этот театр возник в 1959-м, когда два десятка артистов из национальной балетной труппы в Амстердаме уехали в Гаагу, а настоящую славу заработал в 70-х, когда там стал ставить спектакли Иржи Килиан, впоследствии возглавивший труппу. С самого начала NDT был театром современной хореографии — все авторы спектаклей на момент премьер были живы, а большинство из них — отчаянно молоды. Один из немногих гениев ХХ века Килиан, став правителем труппы, поощрял сочинительские эксперименты танцовщиков. Так из NDT вышли многие сегодняшние ньюсмейкеры, в том числе Начо Дуато (нашему зрителю знакомый по руководству балетной труппой в Михайловском театре) и возглавляющие сейчас театр Пол Лайтфут и Соль Леон.

В 1999 году Килиан ушел с поста худрука компании — устал, хотя для балетного человека ему сейчас не так много лет — 68. А еще через два года руководителями стали Лайтфут и Леон. Как-то так получилось, что в театре не только не появилось новых работ Килиана, но и старые вовсе исчезли из проката. Теперь NDT — театр английского танцовщика и испанской танцовщицы, которые теперь сочиняют спектакли только вместе. В России их имена известны благодаря Диане Вишневой (она включила балет «Subject to change» в одну из своих программ) и Екатеринбургскому балету, недавно показавшему премьеру их спектакля «Step Lightly». В будущем сезоне еще один балет, «Short time together», включит в свой репертуар Большой театр, так что нынешняя гастроль послужит еще и началом рекламной кампании. В Москву Лайтфут и Леон привозят четыре своих одноактных балета и один маленький спектакль Кристал Пайт. В Петербурге к одной их одноактовке добавлены работы Йохана Ингера и Александра Экмана.

Sehnsucht



Хореография: Пол Лайтфут, Соль Леон

Музыка: Людвиг ван Бетховен, фрагменты Пятой симфонии и концертов для фортепиано с оркестром № 3 и № 4

Спектакль идет 30 минут

27 и 28 июня, Большой театр, Историческая сцена

Немецкое «Sehnsucht» может быть переведено у нас и как «Тоска» (так было в случае с «Тоской Вероники Фосс») и как «Желание» — название самой знаменитой пьесы американского классика Теннесси Уильямс по-немецки звучит как Endstation Sehnsucht). Одноименный альбом группы Rammstein переводят как «Страсть». В общем, понятно — томительное и сильное чувство.

На сцене — большой куб с открытой передней стенкой. Внутри куба помещается комната, в которой выясняют отношения мужчина и женщина. «Третий лишний» корчится за ее пределами — то ли изгнанник, то ли нескромный наблюдатель. Куб вращается с ребра на ребро вместе с обитателями комнаты; жилище спланировано так, что если окно находится на обычной вертикальной поверхности, то стул и маленький столик висят параллельно полу. При очередном перевороте они надежно стоят на земле — но окно уже уехало на крышу. Так смятением мебели передается смятение чувств; выглядит «картинка» весьма впечатляюще. Что касается пластики, то в таком пространстве не разгуляешься — хотя люди тут могут, приспосабливаясь, ходить и по стенам — и обычная трагическая экспрессия Лайтфута-Леон создает эффект объяснения итальянцев в телефонной будке. Квартирный вопрос никому на пользу не идет.

Schmetterling



Хореография: Пол Лайтфут, Соль Леон

Музыка: «The Magnetic Fields» — песни из альбома «69 Love Songs»Макс Рихтер — «Europe after the rain», «Untitled Figures», «Embers» из альбома «Memoryhouse», «On the Nature of Daylight» из альбома «Blue Notebooks», «Infra 1» из альбома «Infra».

Спектакль идет 45 минут

27 и 28 июня, Большой театр, Историческая сцена

Главные герои здесь — мать и сын в том периоде отношений, когда взрослый ребенок смотрит на родительницу с любовью и заботой, но уже и с бесконечной тревогой, потому что родительница уже не всегда может вспомнить, как зовут ее старинную подругу. «Бабочка» — поэма ухода и поэма провожания; виртуозно сочиненная композиция. В дуэтах матери и сына немало юмора. Человечество вокруг них (фантастически выученный кордебалет) может рассказывать собственные истории радостей и горестей, изъясняясь языком чуть не кабаретным. Но эти двое закрыты, зациклены друг на друге. Раздражаясь и печалясь, сын будто отдает матери ту энергию, которая ей еще пригодится. В финале полностью откроется задник и мы увидим грозный и завораживающий пейзаж, где мать останется одна. Очевидно, пейзаж уже неземной; так, может быть, видят землю те, кто уже перешагнул грань. И ей не будет страшно — только интересно.

Shoot the moon



Хореография: Пол Лайтфут, Соль Леон

Музыка: Филип Гласс. Тирольский концерт для фортепиано и оркестра. Часть II

30 июня, 1 июля. Большой театр, Новая сцена

Круг сцены поделен на три сектора — три комнаты. В каждой комнате есть окно, дверь, соединяющая ее с другой комнатой, и один человек. Иногда два человека.

В маленьком балете под осторожную музыку Гласса пять героев пластаются по стенам, кидаются друг другу в объятия и бьются в закрытое окно с такой интенсивностью, будто происходит это все под музыку не сдержанного Филипа Гласс, а рыдательного Чайковского. Этот контраст — контраст между чувствами людей (которые каждому из героев представляются уникальными, сверхважными, пожизненными), и реальной жизнью, в которой по настоящему предназначенная тебе женщина пройдет сквозь твою комнату незамеченной, пока ты будешь биться о стекло, наблюдая за соседкой. Как всегда в NDT, поразительная техника артистов и — как часто бывает там же — эксперимент с «точкой зрения»: в этот раз в спектакле задействованы видеокамеры, и мы можем наблюдать героев с разных ракурсов.

Solo echo



Хореография: Кристал Пайт

Музыка: Иоганнес Брамс, Соната для виолончели No. 1 ми минор, Op. 38. Часть I. Соната для виолончели No. 2 фа мажор, Op. 99. Часть II.

Спектакль идет 20 минут

30 июня, 1 июля. Большой театр, Новая сцена

Кристал Пайт — постоянный приглашенный хореограф NDT — во многом ближе к Иржи Килиану, чем его «наследники»: в ее спектаклях нет того почти истерического накала, что характерен для Лайтфута-Леон, и шире амплитуда движения. Пайт — философ; ее балеты никуда не спешат. Этот небольшой спектакль она сочинила под впечатлением от стихотворения Марка Стрэнда «Строки зимы» — балет начинается со снегопада, и наполнен меланхолией, как краткий зимний день.

Stop Motion

Хореография: Пол Лайтфут, Соль Леон

Музыка: Макс Рихтер (Ocean House Mirror, Powder Pills Truth, He is here, Everything is burning, November, Monologue, A lover’s complaint, On the Shore, End title, Sorrow Atoms, How to die in Oregon)

Спектакль идет 36 минут

30 июня, 1 июля. Большой театр, Новая сцена

Эту одноактовку хореографы создавали в те дни, когда городской совет Гааги рассматривал вопрос о сносе здания театра — и спектакль полон почти лихорадочной энергии. Семь танцовщиков так спешат жить, влюбляться, продираться сквозь пространство, словно убеждены: завтра вообще ничего не будет. Контрастом к этому безумному движению идут меланхолические видеотрансляции: миру нет дела до этих фанатов танца. Ну, или им так кажется.

I New Then

Хореография: Йохан Ингер

Музыка: Ван Моррисон (Madame George, The Way Young Lovers Do, I’ll Be Your Lover Too, Sweet Things, Crazy Love)

Спектакль идет 28 минут

1 и 2 июля, Санкт-Петербург, Большой Драматический театр

Йохан Ингер был танцовщиком NDT, затем стал сочинять танцы. У него это получалось так хорошо, что его позвал на пятилетний контракт шведский Кулльберг-балет — компания, выверяющая уровень таланта по много работавшему с ней Матсу Эку. Сейчас Ингер, как и Пайт, постоянный приглашенный хореограф NDT. Этот спектакль (в англоязычном названии которого нет орфографической ошибки, а есть некоторая игра) выстроен по самому простому для танца принципу — танцплощадка. В фонограмме — пять песен Ван Моррисона, на сцене — несколько замкнутых мужчин и женщин. Они не то случайно начинают делают одни и те же движения под музыку, обнаруживая тайное родство душ, не то ведут принципиально разные танцы, держа при этом друг друга за руки. Мотив «встретились два или более одиночеств» воспроизведен с необходимым юмором.

Sad Сase

Хореография: Пол Лайтфут и Соль Леон

Музыка: Perez Prado (Mambo no.8, Muchachita, Caballo negro, Maria Bonita), Alberto Dominguez (Frenesi), Ernesto Lecuona (Always in my heart), Ray Barretto (Watusi), Trio Los Panchos (Perfidia)

Спектакль идет 22 минут

1 и 2 июля, Санкт-Петербург, Большой Драматический театр

Этот балет Лайтфут и Леон сочиняли, когда до появления на свет их дочери оставалась пара месяцев —вероятно, поэтому спектакль вышел о самых началах рода человеческого. Юные артисты (в NDT-2 обычно работают танцовщики 17-22 лет) в телесных трико получили расшатанно-первобытные, странно-виртуозные и дико смешные танцы. В фонограмме — мексиканские радости; уже на пятой минуте зал неминуемо начинает подпевать и пританцовывать в креслах.

Кактусы



Хореография: Александр Экман

Музыка: Йозеф Гайдн, Соната № 5, Струнный квартет № 6; Людвиг ван Бетховен. Струнный квартет № 9; Франц Шуберт. Фрагмент из струнного квартета «Смерть и дева».

Спектакль идет 27 минут

1 и 2 июля, Санкт-Петербург, Большой Драматический театр

В 2010 году, Вскоре после создания этого балета, королева Нидерландов Беатрикс отправилась с государственным визитом в Норвегию. В качестве подарка норвежской королевской семье она преподнесла именно «Кактусы» . Подарок не занимал много места, был оригинален и мог по-настоящему развлечь одариваемого — что может быть лучше? С тех пор «Кактусы» поставили на нескольких континентах, и везде они пользуются неизменной любовью публики. В Сиднее, Гааге, Дрездене и Бостоне 16 танцовщиков, водруженных на небольшие квадратные помосты, творят музыку вместе с маленьким оркестром — хлопая, отбивая ритм, крича и восклицая. Под трагическую «Смерть и деву» Шуберта Экман заставляет своих артистов прыгать по-лягушачьи; под Малера устраивается уж совершенная клоунада. То есть вообще-то никто никого не заставляет: на репетициях Экман просил оркестрик сыграть фрагмент музыки и предлагал артистам ответить пластикой так, будто они оспаривают какую-то фразу. Споры вышли весьма бодрящими — удивительно, что к финалу не проламывается сцена.

Фото — Rahi Rezvani, Daisy Komen


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 02, 2015 8:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 28, 2015 1:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062801
Тема| Балет, Академия русского балета имени Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Анна Ефанова
Заголовок| «У меня нет времени думать о завистниках»
Где опубликовано| © Газета "Известия"
Дата публикации| 2015-06-26
Ссылка| http://izvestia.ru/news/588157
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Николай Цискаридзе — о выпускном бале Академии русского балета и о том, как детям мешают гаджеты


Фото: Игорь Захаркин

В день рождения прославленной русской балерины и педагога Агриппины Вагановой, 26 июня, воспитанники Академии русского балета, носящей ее имя, представят в Кремлевском дворце насыщенную и разнообразную программу: первый акт из балета «Спящая красавица» Чайковского, «Вариации на тему «Раймонды» Глазунова и «Лауренсию» Крейна. Корреспондент «Известий» поговорил с ректором знаменитой Вагановки Николаем Цискаридзе, когда тот сел в поезд, отъезжавший в столицу, и расспросил его о том, как организовать мировое событие, аналогов которому нет.

— Последний раз такой большой состав Академии русского балета был в столице в 1989 году. Почему?

— Это требует большого количества средств. Да и не было к этому, видимо, особого желания у руководства академии. А когда было, к празднованию 275-летия, то вышел не очень удачный концерт. Выпуск ведь не всегда урожай. В этом году у нас экстраординарные дети и неординарная программа. В Москву, как вы понимаете, всегда нужно привозить что-то особенное.

Концерт пройдет в день рождения человека, создавшего систему изучения классического танца, по которой учатся не только в нашей стране, но и во всем мире, — Агриппины Яковлевны Вагановой. В прошлом году мы праздновали ее юбилей — 135 лет, но привезти в Москву ничего не успели. Мы сделали концерт-посвящение в Эрмитажном театре. А в этом году, слава Богу, организовались.

— Ваша идея — провести этот праздничный концерт в Кремле?

— Да, я предложил.

— Во сколько обходится путешествие Вагановки из Санкт-Петербурга в Москву?

— Я не бухгалтер и не могу сказать.

— Как идет реконструкция здания?

— Она в процессе разработки. Просто часть ее не доделана, и важно, чтобы ее доделали. Владимир Ростиславович (министр культуры РФ Владимир Мединский. — «Известия») посмотрел, одобрил. Сказал, что абсолютно со всем согласен и сделает всё возможное. Хотелось бы, чтобы был построен спортивно-оздоровительный комплекс.

— Тяжело договариваться о выделении дополнительных средств?

— Во-первых, речь идет о детях. Во-вторых, такого уровня успехов, как у нас, нигде нет. Вы не забывайте, что в области балета мы впереди планеты всей. Академия русского балета — это старейшее учебное заведение и главная достопримечательность страны.

— У вас много завистников?

— А у меня есть время об этом думать? У меня столько дел. Коко Шанель хорошо сказала: «Мне абсолютно безразлично, что вы обо мне думаете, потому что я о вас не думаю вовсе». Я никогда об этих людях не думал и не собираюсь.

— Вы трижды показывали в Мариинском театре программу, которую увидит Москва. Вносили коррективы?

— Нет, мы пришли очень сильно подготовленными к первому спектаклю. А так, советовать и корректировать — моя обязанность. Я веду репетиции с утра до вечера.

— Можно сказать, что третий раз был лучше всех?

— Это не посещение музея и не катание на механическом коне. Человеческий организм — не машина. Один спектакль нельзя сравнивать с другим. Каждый спектакль был по-своему удачен.

— Какие критерии вы предъявляете к хорошему исполнению?

— Необязательно всем и всё должно нравится. Всегда лучше прийти на спектакль и самому посмотреть.

— То есть критерий «нравится – не нравится» — основополагающий?

— Да. В искусстве так всегда.

— Долго готовились?

— Почти год. Так раньше было в театрах. Помню, что мы готовили первые роли по 2–3 сезона, прежде чем показать на публике, чтобы не было халтуры.

— В этом году у вас неординарный выпуск. Я думала, что подготовка заняла меньше времени.

— У каждого выступления есть свой срок. Мы хотим получить качественный продукт. А быстро ничего хорошего не делается.

— Какие задачи вы ставите перед собой на будущее, воспитывая молодое поколение?

— Хочу, чтобы они получили такое же замечательное, разностороннее образование, как мы получали в Советском Союзе. И делаю всё для того, чтобы ничего не было потеряно, чтобы им никак современный мир не мешал.

— А как он мешает?

— Чрезмерность информации, гаджеты, а иногда и новые учебные стандарты нам вредят. Много есть хозяйственных проблем. Всё нужно приводить к общему знаменателю и жить по законам. При этом не навредить искусству балета. А это сложно.

— При существующих сложностях вам удается прекрасно совмещать много различных дел. Правда, что вы согласились дать мастер-классы в Сочинском оздоровительном центре?

— Да, я дал согласие. Но пока нет точного времени. И центр не открылся. Когда откроется, то сядем, обсудим дальнейшие планы.

— Поможете Международной музыкальной академии Елены Образцовой?

— Да, я один из учредителей академии и обязательно буду активно участвовать в ее жизни. Елена Васильевна для меня очень большой друг, любимый артист и человек. Когда она стала болеть, мы все — ее друзья — пообещали, что будем помогать тому делу, которое она хотела. Всем, чем могу, я и сейчас помогаю директору и художественному руководителю академии. Кстати, это ее дочь — Елена Макарова.

— Что входит в вашу помощь, если об этом можно говорить?

— Например, я предоставлял учебные планы. Давал посмотреть, как создана эта структура у нас. Пока это исключительно деловые вещи, связанные с образовательными программами. Потом, когда академия зафункционирует, сделаю то, что еще потребуется, конечно.

— Планируете преподавать?

— Я с удовольствием буду проводить там занятия. Но у меня напротив, на улице Зодчего Росси, — основная работа. И она очень много времени забирает. Поэтому часто бывать там, наверное, не смогу.

— Увидим еще, как вы сами танцуете?

— Как премьер — нет. Больше никаких принцев. Я ушел. Думаю, что буду иногда выходить в характерных ролях в Михайловском театре или каких-либо других концертах.

— Известны ваши партии следующего сезона?

— Нет. Пока нужно достойно завершить этот сезон. Когда придет следующий, посмотрим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 28, 2015 3:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062802
Тема| Балет, Танец, Чеховский фестиваль, Персоналии, Сильви Гиллем
Автор| Павел Ященков
Заголовок| На Чеховфесте прошла прощальная гастроль «национального достояния Франции»
Жизнь по ту сторону экрана

Где опубликовано| © Газета "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2015-06-27
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/06/28/na-chekhovfeste-proshla-proshhalnaya-gastrol-nacionalnogo-dostoyaniya-francii.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

«Жизнь продолжается» - так назвала свою прощальную программу показанную на Чеховском фестивале одна из самых известных балетных звезд современности Сильви Гиллем. 50-лентий юбилей стал тем самым рубежом, после которого великая балерина самой себе сказала «Стоп!»… Потому что возможности тела не безграничны… Хотя в случае Сильви Гиллем в этом как раз сомневаешься… Настолько её возможности впечатляют и сейчас….


Фото: chekhovfest.ru

Театр Моссовета в осаде, «лишний билетик» спрашивают ещё на выходе из метро. Посмотреть в последний раз на заграничную знаменитость собрался и наш финансово-культурный истеблишмент. В зале председатель Центробанка Эльвира Набибуллина, председатель правления ВТБ Михаил Задорнов, писатель Эдвард Радзинский, многие другие…От всех интервью в Москве прима отказалась наотрез, а для безутешных поклонников написала в программке коротко и ясно: «Я наслаждалась каждым мгновеньем этих 39 лет, и сегодня испытываю те же чувства». А на вопрос «зачем же уходить?» ответила просто и с юмором: «У меня есть друг, тайный агент, которому я выдала «лицензию на убийство» на случай, если захочу танцевать дольше, чем следует. Если честно, мне хотелось бы избавить его от этой миссии. Я начала с неуправляемого «заноса», была в головокружительном путешествии. И сейчас готова сменить направление движения. Жизнь продолжается. Моя жизнь».

39 лет назад, когда Сильви было 11 и началось для неё это «головокружительное путешествие» в мир балета. Хотя мама мечтала о спортивной карьере для своей дочери и готовила её в олимпийскую сборную Франции по спортивной гимнастике. Характер и темперамент у девочки оказался и впрямь олимпийский. Ещё выпускницей училища она письменно попросила разрешения у знаменитого Мориса Бежара исполнить на конкурсе в Варне его номер. После ответа маэстро, что он не очень бы хотел этого, возмущенная ученица сказала директрисе школы: «Плевала я, хочет он или нет. Я знаю, что, если станцую это соло, золотая медаль мне обеспечена». Так оно собственно и случилось… Не изменяла себе Гиллем и впоследствии, на протяжении всей творческой жизни. Став этуалью в 19 (такого до неё не случалось), Парижскую Оперу она покинула в 23 , перейдя в английский Королевский балет. А потом без сожалений рассталась и с ним, став блуждающей балетной мега-стар. А открыл и дал дорогу «национальному достоянию» Франции, пришедшему в балет прямиком из гимнастики, не кто иной, как Рудольф Нуреев.

Признанная одной из лучших классических балерин последней четверти XX века любви к современной хореографии, она не скрывала никогда. Её она активно и танцевала последнее время. Убежденная фанатка интеллектуального современного танца, она была одной из первых, кто признал гением такого ниспровергателя классических канонов, как Уильям Форсайт, с головой погрузившись в его головоломные (в прямом и переносном смысле) эксперименты. С хореографией Форсайта она практически не расставалась всю свою творческую жизнь и танцевала её и 2 года назад в прошлый свой приезд на Чеховский фестиваль.

Естественно, что нашлось место этому хореографу и в прощальной программе. Правда танцевала форсайтовский «Дуэт» Гиллем уже не сама. Бригель Гьока и Райли Уоттс - два бородача-солиста из труппы Форсайта одетые в широченные безразмерные штаны и такие же растянутые майки показывали новейшую версию этого созданного ещё в 96 году сложнейшего «Дуэта», демонстрируя уже традиционную форсайтовскую деконструкцию классических па. Музыки тут почти нет, но в этом танцевальном эксперименте намеренно рассинхронизированные движения двух танцовщиков, выворачивания из суставов конечностей и прочие ухищрения превращались в настоящий танец, который был интересен и «современен» и сегодня.

Чего не скажешь о двух новых номерах выбранных Гиллем для себя самой. Не смотря на то, что созданы они недавно (собственно это две премьеры) интересны они лишь тем, что в них танцует она... Правда и созданы они специально для неё, и поставили их два очень модных и востребованных хореографа, из тех что всегда выстраивались к ней в очередь. В номере Techne созданном для неё знаменитым британским индусом Акрам Ханом в самом центре сцены стоит ветвистое дерево. Оно светится в темноте и по началу кажется бело-голубым, хотя если присмотреться оно полое и сплетено лишь из серебристой проволоки. По краю светового круга в светло-зеленом коротеньком платьице быстро перемещается на корточках какая-то девушка. Вот она встает и касается дерева рукой. Сказать, что этой девушке с челкой и распущенными рыжими ниже плеч волосами 50 и это её прощальный вечер совершенно невозможно – быстрые движения согнутых в локтях рук, ног, повороты, вращения и даже её переворачивания по полу, на котором она распласталась во второй части балета - гипнотизируют и манят красотой. В конце номера дерево начинает постепенно вращаться, она подходит к нему опять, дотрагивается до него, и тает в темноте… «Сегодня мы больше контактируем, чем в прошлом? Или же мы больше контактируем с технологиями , нежели с людьми? Когда я использую технологии для контакта с кем-нибудь, я оказываюсь в ещё большем одиночестве. Значит, мы превратились в инструмент созданных нами же инструментов?» - задается хореограф вопросом на который по его мнению «не сможет ответить ни один компьютер», но «возможно, сможет сделать тело»… Совершенное тело Сильви Гиллем… Но дошел ли этот месседж до публики?

С балетами другого хореографа - Рассела Малифанта Гиллем приезжала в Москву уже не раз, впервые показав целую программу составленную из них ещё 6 лет назад. Собственно, ничем не отличается от показанного ранее и новый номер «Здесь & потом». Это женский дуэт, и в паре с Гиллем здесь танцует солистка театра Ла Скала Эммануэла Монтанари. Тут движения пары как раз синхронны, поначалу медленные, плавные, тягучие, медитативные, потом темп убыстряется. Музыки тоже почти нет, какие-то вздохи, охи, разговоры…

Сомневаюсь, что кто-нибудь изъявит желание смотреть эту хореографию без Гиллем. Но магия имени действует безотказно, публика воодушевлена, аплодисменты, крики «браво», хотя в перерыве слышны не одни лишь восхищения. Некоторые находят смелость признаться, что ни поняли ровным счетом ничего и им все время хотелось спать…

Самым последним включила Гиллем в свою программу специально для неё созданное 5 лет назад (к 45-летию) ироничное, эмоциональное, философское и пронзительное сочинение гениального шведа Матса Эка Bye («Прощай»), уже полюбившемся московскому зрителю по прошлым гастролям на Чеховфесте. Оно о ней - подводящей итоги и думающей, куда двигаться дальше, уже не молодой, но все еще привлекательной женщине. Вот это настоящий шедевр, кстати и самый технически (про актерски говорить не будем, потому как остальные номера никакого «актерства» и не предполагали) сложный и эмоциональный номер из трех показанных ей в программе.

Пластическая монодрама под музыку последней фортепианной сонаты Бетховена разворачивается вокруг прямоугольной двери-экрана, установленного в самом центре сцены – это какое-то другое измерение, которое артистка чудесным образом , сойдя на сцену прямо с экрана, покидает в самом начале балета. И здесь Эк смыслово задействовал кинематографические возможности. С окружающим её световым пространством, и главное с дверью-экраном артистка постоянно вступает в контакт в течении всего балета. А в конце оттуда на неё с любопытством смотрят какие-то люди: старуха, маленькая девочка, юноша… Кто это? Посторонние или родственники? А может она сама, в различные жизненные отрезки, смотрит на себя из толщи времени?..Толпа всё нарастает и теснится… Она идет к ним, опять возвращаясь вглубь экрана-двери и растворяется там уже навсегда.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 02, 2015 8:20 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 28, 2015 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062803
Тема| Балет, Академия имени А. Вагановой, Персоналии, Анастасия Лукина
Автор| корр.
Заголовок| Анастасия Лукина. Академия им. А.Я. Вагановой
Где опубликовано| © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-06-28
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/young_talent/1716
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В пятницу, 26 июня, в Кремле с ошеломляющим успехом прошел гала-концерт учащихся Академии им. А. Я Вагановой. Чуть ли не впервые в истории вагановцы приехали на гастроли в Москву со специальной программой.
С одной из лучших выпускниц, Анастасией Лукиной, RBi побеседовал об учебе и планах на будущее.




Сложно выделить одно событие за все время обучения в Академии. Это и первый выход на сцену, и каждый последующий, участие в спектаклях Мариинского театра, гастроли. Каждое новое движение, которое выходило хорошо, уже было событием!

Танцами я начала заниматься довольно рано – с 5 лет. Сначала я училась и танцевала в хореографическом кружке, а потом поступила в Вагановскую академию, во многом благодаря бабушке, которая очень любит балет.

Трудности во время учебы всегда встречаются, нужно постоянно работать над собой. В первые годы были сложности с физическими данными, которые нужно было дорабатывать, строго следить за фигурой и за здоровьем. И только потом необходимо было совершенствовать саму сценическую практику: манеру держаться на сцене, партнерские качества, выразительность танца. Порой легче сделать что-то технически, чем донести эмоционально.

Сейчас, при выпуске, нужно выдержать всю нагрузку и ответственность, которая на нас ложится. За этот небольшой оставшийся промежуток времени нужно максимально вобрать в себя то, что дают педагоги, и показать все, что ты усвоил, на выпускном спектакле. Ну и, конечно же, получить удовольствие!

Мой педагог – Людмила Валентиновна Ковалева, величайший профессионал, мастер своего дела и просто замечательный человек. Чуткий репетитор и педагог классического танца, она уделяет большое внимание рукам, спине, стопам, – они должны быть грамотными и, в то же время, выражать эмоции. Но главная её цель, чтобы мы проявили своё я и раскрылись, как артисты.


Фото В. Комиссарова

В этом году у нас очень интересный репертуар гала-концерта: 1-й акт из балета «Спящая красавица» (хореография М. Петипа) – один из сложнейших классических спектаклей; «Вариации на тему Раймонды» (хореография Дж. Баланчина) – академия обратилась в фонд Баланчина, и к нам приехала Дарла Хувер из NYCB, поставив этот балет на учеников; «Лауренсия» (хореография В. Чабукиани). Я танцую Аврору в «Спящей красавице» и Раймонду.

Мариинский – один из лучших театров в мире, и танцевать на его сцене – большая честь! Но пока я не могу точно сказать, в какую труппу я пойду работать.

Мне хочется попробовать многие партии, но, думаю, роль-мечта все же – Одетта­-­Одиллия из балета «Лебединое озеро». Я обожаю музыку Петра Чайковского. Но я хотела бы попробовать себя и в современной хореографии, например, Уильям Форсайта или Иржи Киллиана.

Я очень люблю путешествовать, люблю гастроли. Они приносят новые эмоции, которые служат глотком свежего воздуха в нашем деле.

Особого хобби у меня нет. Разве что чтение книг. Ещё я люблю рисовать, делать что-либо своими руками, когда есть свободное время.

У меня нет страха перед выпуском. Скорее волнение и предвкушение нового старта в самостоятельную взрослую жизнь.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2015 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062901
Тема| Балет, Танец, Чеховский фестиваль, Персоналии, Сильви Гиллем
Автор| Наталья Звенигородская
Заголовок| Последний поклон балерины
Прощальные гастроли Сильви Гиллем в Москве

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-06-29
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-06-29/7_balerina.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Она сказала «Bye». Фото предоставлено МТФ им. А.П. Чехова

12-й Международный театральный фестиваль им. А.П. Чехова подарил москвичам одно из самых громких событий сезона – три вечера с Сильви Гиллем. В спектакле «Жизнь продолжается» – два соло Гиллем и дуэт с балериной Ла Скала Эммануэлой Монтанари. А Уильям Форсайт в качестве «антракта» отдал для этого вечера свой «Дуэт» с участием Бригеля Гьока и Райли Уоттса, и этот щедрый жест хореографа по отношению к Гиллем дорогого стоит.

Число желающих попасть в эти дни в Театр им. Моссовета зашкаливало даже для Чеховского фестиваля, залы которого, как правило, не пустуют. Феноменальную танцовщицу, ярчайшую классическую балерину конца тысячелетия во времена ее расцвета в Москве не видели. Впервые знаменитая парижская этуаль приехала сюда в 2009-м, представив в рамках организованного «Золотой маской» проекта «Легендарные спектакли и имена ХХ века» хореографические миниатюры под общим названием PUCH. В 2011 году эстафету перехватил Чеховский фестиваль. Правда, тогда в «Эоннагате» Робера Лепажа и Рассела Малифанта, к разочарованию собравшихся посмотреть на редкое чудо, Гиллем больше говорила, чем танцевала. Зато два года спустя в спектакле «За 6000 миль» блеснула в новеллах мэтров современной хореографии Уильяма Форсайта и Матса Эка.

Сегодня Гиллем 50. Но жгучее сожаление о том, что «живьем» ее классических шедевров мы уже никогда не увидим, ушло. Гиллем – совершенство. Совершенство – это потолок. Дальнейшее развитие, кажется, невозможно. Однако Гиллем парадоксальна. Ее совершенство не имеет пределов. Есть ощущение вершины, но над ней небеса. И это по-настоящему большая удача, что именно Сильви Гиллем представляет в России contemporary dance, с которым у нашей широкой публики (да и у профессионального балетного сообщества) отношения все еще натянутые.

Один из наиболее востребованных сегодня в мире хореографов Акрам Хан, обеспокоенный тем, что мы больше контактируем с технологиями, чем с людьми, сочинил для Гиллем своего рода ритуальное действо. Techne – танец в магическом круге света вокруг кибердерева. В данном случае его хореография не очень оригинальна и была бы не слишком выразительна, если бы не Сильви. Она обладает уникальным свойством наполнять движение смыслами. Причем это не перевод неких сентенций на язык жеста, не иллюстрация. Ее танец, само ее тело порождают множество смыслов, в словесном эквиваленте не существующих, но эмоционально и интеллектуально обогащающих.

Если Акрам Хан, размышляя о технологиях, применил их в высшей степени корректно, то Рассел Малифант, пожелавший «изведать язык контрастности, обратившись к работе с женским дуэтом» («Здесь & Потом»), с электроухищрениями явно перемудрил. Исполосовал Гиллем и Монтанари светом так, что движение за спецэффектами потерялось. Это не помешало, впрочем, заметить невыразительность хореографии и неподдельную значительность потрясающей Сильви.

Заключительной частью вечера стал «Bye» Матса Эка. Этот результат совместного творчества двух легенд – танцовщицы и хореографа – в Москве уже видели два года назад. Но сегодня балет и само его название прозвучали символично: в этом сезоне выдающаяся балерина завершает сценическую карьеру, московские гастроли – часть прощального мирового тура, который длится с марта по декабрь, начался в Модене, а завершится в Токио.

Нескладная рыжеволосая девчонка в нелепых юбке и кофте, в далеких от изящества ботинках выходит на сцену из-за пустого экрана – зазеркалья. Никакого пережима, ни капельки лицедейства. Амплуа грустной клоунессы Гиллем тоже на удивление органично. Сочетающий дар хореографа и драматического режиссера, Эк нашел в ней интерпретатора не просто адекватного, но добавившего этой бессловесной истории глубины, искренности и драматизма. Под позднего Бетховена, под музыку Ариетты, финальной части его последней сонаты Гиллем прощается с самым ярким, красочным периодом своей жизни: «После 39-летней практики я решила сделать свой последний поклон». Эк и его балерина не идут в лобовую атаку, не заставляют героиню с внутренним содроганием скидывать белопенную пачку или, сдерживая рыдания, развязывать атласные ленточки балетных туфель. Гиллем как никто созвучна лирику Эку, высекающему внутреннюю красоту из внешней некрасивости. Их спектакль создает атмосферу и рождает эмоции. Сонм эмоций. Но… на экране возникает повседневность: дети, собаки, обычные – черно-белые люди. Героиня уходит за ними. Уходит со сцены. В черно-белую жизнь, в которой с ее появлением станет чуть больше красок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2015 11:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062902
Тема| Балет, Танец, Чеховский фестиваль, Персоналии, Сильви Гиллем
Автор| Екатерина Васенина
Заголовок| Материнская плата
Великая Сильви Гиллем прощается со сценой на Чеховском фестивале

Где опубликовано| © Новая газета
Дата публикации| 2015-06-29
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/arts/69009.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Видеть всемогущество человеческого тела, рожденное на сцене здесь и сейчас, счастливая привилегия зрителя — современника гениального артиста. Тоска по уходящему со сцены на твоих глазах всемогуществу понятна. Но «Жизнь продолжается» — свой прощальный тур балерина Сильви Гиллем назвала именно так. Московский Чеховский фестиваль и Театр Моссовета стали одной из точек на карте ее всемирного турне.



Не было сказано, что Гиллем уходит из балета: она уходит просто жить. «У меня есть друг, которому я выдала «лицензию на убийство» на случай, если захочу танцевать дольше, чем следует. Если честно, мне хотелось бы избавить его от этой миссии», — вскользь заметила сама балерина.

А видеозаписи, фильмы-спектакли Гиллем («Эвиденция», «На краю», «Священные монстры») остаются со зрителем. Жизнь продолжается.

Любимица Рудольфа Нуриева, Гиллем танцевала в Парижской опере Джульетту, Золушку, Китри в его балетах. Любимица Мориса Бежара, в его балетах Гиллем была главной в «Болеро», «Весне священной». Была Елизаветой Австрийской в бежаровском куртуазном костюмном балете «Сисси, императрица-анархистка», сочиненном специально для нее. Ее работы с Акрамом Ханом и Расселом Малифантом — классика современной хореографии.

В «Священных монстрах» Гиллем и Акрам Хан устраивали битву профессионалов, перетанцовывали друг друга, поражая искусностью и энергией. В новой работе Хана для Гиллем Techne танцовщица — внутри актуальной темы одиночества человека, использующего технологии для общения. Ее героиня не может отойти от железного древа, спаянного из тысяч компьютерных материнских плат, танец возможен только в круге света вокруг гигантской компьютерной системы. Гиллем имеет смелость танцевать не в музыку, а вступать с ней в увлекательный диалог равных. Обнажать беспомощность плоти и дразнить совершенство техники, порабощающей нас на наших глазах.

После 39 лет «у станка» и на сцене (Гиллем отсчитывает от момента, когда 11-летней девочкой вошла в балетную школу Парижской оперы) она сама — как системная материнская плата для мира современного балета, признанный гарант взаимопонимания между разными типами мышления.

В программе 2009 года на «Золотой маске» в соло Two Гиллем производила впечатление великолепного киборга, пневматичного и мощного. В дуэте Push с Расселом Малифантом рассказывала о том, что даже киборг может быть укрощен музыкой и мужчиной. В Push металл ее тела плавился и растекался, по сцене лилась река сияющей стали, льнущей к охлаждающей воде мужской партии Малифанта. Для тура 2015 года Малифант поставил для Гиллем женский дуэт «Здесь и потом» с балериной La Scala Эммануэлой Монтанари. Женский дуэт «Здесь и потом» и мужской «Дуэт» Уильяма Форсайта в программе «Жизнь продолжается» читаются как история нарастающего одиночества полов. Малифант и Форсайт без нажима, но со всей очевидностью показывают, как легко женщины понимают друг друга, как легки и естественны их синхроны, как сама собой рождается красота совместного танца. И в мужском дуэте импровизации и комбинации выполняются с пониманием анатомии и психологии партнера.

Точность танца самой Гиллем неумолима, как природные циклы. Слог рекламы швейцарских часов тоже уместен: точность механизма, аристократичный и мощный корпус. Танец вовлекает в водоворот движения вселенной — она в своем теле, как в капле, прозрачно и безупречно показывает волшебство самой жизни. Ее присутствие в ландшафте современного балета и современного танца стало системообразующим: она показала, какие возможности открываются в синтезе тоталитарного классического танца и импровизационного свободного. Уход Гиллем со сцены делает вызов новым прорывам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2015 12:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062903
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Персоналии, Марина Накадзима
Автор| Виктория Анистратова
Заголовок| Марина Накадзима: Неподвластная силе притяжения
Где опубликовано| © АНО "Издательство Парк Гагарина"
Дата публикации| 2015-06-29
Ссылка| http://parkgagarina.info/kultura/17490-marina-nakadzima-nepodvlastnaya-sile-prityazheniya.html
Аннотация|



Кто-то сказал, что японцы не созданы для балета. И рост маленький, и ноги коротковаты, и руки не дотягивают. Могу возразить — молодая японка Марина Накадзима очень сильно выделяется среди других балерин в «Щелкунчике» Самарского театра оперы и балета.

Сложно было смотреть на кого-то еще. Казалось, сила притяжения ей совершенно незнакома. Маленькая и легкая, она буквально парила. Каждое движение удивительно плавное и грациозное. И все с такой легкостью, как будто нет ничего проще, чем исполнять главную партию — девочку Марию. Во втором действии каждый ее выход встречался и провожался громкими аплодисментами. Уж не знаю, насколько японцы созданы для балета, но точно могу сказать — Марина Накадзима рождена для него.

Балет и первые пуанты

Как и в «Щелкунчике», все у нее началось с мечты. Мать Марины, Чидзуру Накадзима, мечтала стать балериной. Не позволили родители. Но желание было настолько велико, что она не отпустила мечту. Она смотрит лучшие балетные спектакли, слушает классическую музыку. И шьет балетные костюмы. Конечно, были и особенные костюмы сшитые для Марины. Которая воплотила ее мечту о балете.

Детство было как у всех: Марина ходила в школу, любила играть с подругами в прятки. Но ежедневно она бежала в балетную школу. С трех лет Марина стоит у станка.

В перерывах между занятиями, маленькая девочка любила смотреть на взрослых балерин. Как они легко скользили по паркету в чудесных пуантах. Эти пуанты буквально захватили воображение девочки. Она представляла, как впервые наденет их, какими они будут на ощупь, какими легкими и изящными станут ее движения. С нетерпением Марина ждала этого дня. Но не ученицы, а преподаватель решает, когда маленькой балерине пора встать на пуанты. Годы шли, а Марина продолжала наблюдать за взрослыми. «Терпение. Обязательно будет успех, маленький или большой – не важно» — говорила она себе. И продолжала усердно заниматься, чтобы заслужить это право. В девять лет она как обычно пришла на занятие. И педагог вручил ей первые пуанты. Марина не выпускала их из рук, обнимала, нюхала. Ходила в них даже дома, с нетерпением ждала своего первого выступления. За время учебы и работы она сменила столько пуант, что даже не помнит их количество. Но первые пуанты балерина запомнила навсегда.

Елена Павлова – русская балерина, эмигрировавшая в Японию. Там она открыла первую балетную школу. Можно сказать, что благодаря ей Марина смогла стать балериной. И сегодня в Японии мало балетных школ. Обычно это небольшая студия с одним педагогом. Преподается только классический балет только для выступлений на конкурсах и ежегодных концертах. Театров немного, а если решила стать балериной, будь готова к тому, чтобы искать дополнительную работу.

Марина смотрела по телевизору «Жизель», «Баядерку» и мечтала танцевать на большой сцене театра. Пусть даже в массовке. Но в настоящем спектакле. Тогда мать предложила поехать в Россию, говорила, что там у Марины все обязательно получится. Но девушку все устраивало в Японии. Здесь друзья, семья, знакомые места. К чему ехать так далеко в незнакомую страну. А потом Марина увидела незнакомую женщину в балетной школе. И была поражена плавностью и грациозностью ее движений. Она танцевала совсем не так, как ее друзья и она сама. Это было настоящее искусство. Оказалось, что незнакомка приехала из Перми, где училась русскому балету. Одной фразы «русский балет» было достаточно. В семнадцать лет Марина решила ехать учиться в Москву.

Русская балерина

После окончания школы Марина покинула родную Иокогаму, чтобы научиться искусству русского балета. Она была полна решимости и надежд. И хоть не хотелось уезжать от семьи, желание исполнить мечту было сильнее.

Россия встретила ее не слишком приветливо. Первый день был темным и страшным. Марина совершенно не понимала, что ей говорят. Русский язык был чужим, незнакомым. Оказалось, что даты визы перепутали на один день. Пришлось молодой японке сидеть в аэропорту до полуночи, пока не наступил новый день в холодной, чужой стране.

В 2009 году Марина начала обучение в Московском хореографическом училище. Впереди было три года тяжелого труда. Каждый день урок русского языка, курс истории, теория балета. После – долгие репетиции. Классический, парный, народный танцы. Времени мало, а научиться предстояло многому. К русскому Марина хоть и привыкла, но еще не всегда могла объяснить, о чем думает сама. Во многом ее выручал педагог – Морихиро Ивата. Он помогал девушке осваиваться в новом мире. Тогда же Марина решила, что будет заниматься вместе с русскими. Это оказалось гораздо сложнее, чем в классе для иностранных студентов. Но если хочешь научиться настоящему русскому балету, нужно быть среди носителей этого искусства. Точно так же, как и с изучением языка.

Потом были первые спектакли. И хоть прошло уже несколько лет, до сих пор осталось волнение перед каждым выходом на сцену. В такие минуты Марина старается поверить в то, что твориться на сцене. Не просто выйти и станцевать, а вжиться в роль. Чтобы зритель увидел героиню, а не просто балерину. И тогда волнение отступает.

Обучение завершилось экзаменами, и теперь Марина могла начать свой путь как настоящая балерина. Но остаться в Москве она не могла. А думать о месте работы нужно было быстро. Иначе – возвращение в Японию. Тогда Марине рассказали, что в Самаре есть очень красивый театр. Она позвонила балетмейстеру и попросила принять ее на просмотр. Так в 2012 году она приехала в Самару.

Она влюбилась с первого взгляда. И в Театр оперы и балета, и в город. Марина полюбила Волгу и спокойствие города, особенно после шумной Москвы. Да и русские перестали пугать ее злыми и недовольными лицами. Это все только внешне, а на самом деле они очень добрые люди считает балерина.



Больше чем танец

В свободное время Марина любит ходить по магазинам. Иногда любит поесть роллы в местных заведениях японской кухни. Разницы с роллами в Японии, кстати, не заметила. Смотрит спектакли, наблюдает за балеринами с мировым именем, учится у них. А недавно прочитала «Ты будешь там?» Гийома Мюссо на русском языке. Она любит проводить время с новыми друзьями из Самары и подругами из Японии. Когда позволяет время, гуляет по городу. И много улыбается.

Сейчас мечта ее проста – не получить травму и танцевать как можно дольше. Новые роли, новые танцы, новые пуанты. Не важно, сольная роль или роль в кордебалете, Марина стремится танцевать. А когда ее карьера балерины все же закончится, она хочет вернуться в Японию, чтобы исполнить еще одну мечту – стать педагогом. В Японии много тех, кто хочет заниматься балетом. И Марина хочет помочь им в этом. Показать, чему научилась в России, и помочь им исполнить уже их мечты.

История Марины Накадзимы яркий пример того, что еще есть люди с неугасаемым стремлением к мечте. Если она не могла идти большими шагами, она шла маленькими. Уехала в другую страну от семьи и друзей. Она стремилась к мечте, какой бы недосягаемой та иногда не казалась. Такие люди вдохновляют окружающих на новые свершения. И это здорово.

А еще — я никогда не думала, что можно танцевать так легко и изящно. Марина Накадзима неподвластна ни силе притяжения природы, ни силе притяжения жизни. Но лучше всего, конечно, увидеть ее танец своими глазами.

Виктория Анистратова,
студентка 3 курса СамГУ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2015 9:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062904
Тема| Балет, Академия русского балета Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе, Анастасия Лукина, Рената Шакирова
Автор| Евгений Маликов
Заголовок| Санктъ-Петербургъ, танцóвальная школа
Где опубликовано| © Газета "Завтра"
Дата публикации| 2015-06-29
Ссылка| http://zavtra.ru/content/view/sankt-peterburg-tantsvalnaya-shkola/
Аннотация|


На фото: Анастасия Лукина на экзамене в АРБ, апрель 2015 г.

Коренастый и широкоплечий лакей со сверкающей лысиной чванливо и резко потребовал у администратора Кремлевского дворца контрамарки для госпожи Нарышкиной и госпожи Шуваловой, и это прозвучало пусть грубо, но музыкой. Нет, в голосе верного слуги, одетого в двубортный костюм шоколадного цвета, еще не было того подобострастия, которое в интонациях дает «графиню Шувалову», но сам факт, что на отчетный выпускной концерт «Танцóвальной Ея Императорскаго Величества школы», а ныне Академии русского балета, прибыли дамы, носящие фамилии видного русского дворянства, как нетитулованного, так и титулованного, говорил о том, что происходит нечто большее, чем простой показ Москве достижений питерской балетной школы

В зале лучшие друзья балета™ чего-то добивались от ректора Московской академии хореографии, Марины Константиновны Леоновой, а на сцене выступали учащиеся и выпускники Академии русского балета, подопечные другого ректора – Николая Максимовича Цискаридзе. В успехах которого на новой работе я, например, ничуть не сомневался. Но были, были те, кто не верил в премьера Большого, кто кричал, что ничего не выйдет у того, кто выступает много и ярко – и не всегда вместе с генеральной линией, кто и своего не имеет, и чужое испортит. Теперь пришла пора успокоиться скептикам: Цискаридзе доказал, что может предъявить urbi et orbi то, чем следует гордиться не одному лишь Питеру.

Казалось бы, чего особенного? Взял и привез в Москву тех, кого не набирал, ничему не учил и так далее. Однако все не так, соотечественники. Артист – человек публичный, а балетный артист – еще и бессловесный. Это не значит, что он не может выступать как эксперт всего-на-свете, если попросят, а значит лишь то, что до поры продвижение танцовщика в публичном пространстве зависит от того, кто его правильно покажет.

И вот.

На них можно смотреть и не видеть, но, заметив, оторвать глаз нельзя. А потому, когда они приехали в Москву, взглянуть на них собрался не только околобалет, но «Балет» частично. С главредом которого Валерией Иосифовной Уральской произошла беседа, подтолкнувшая к написанию данных строк. Посвященных не только выступившим в Москве выпускникам Академии русского балета, но и эстетике балетной сцены вообще.

Начали мы издалека, с французской балерины, посетившей накануне нас. О радостях и разочарованиях этой встречи, далеко не первой, но, увы, последней, как пообещала танцовщица. Словом, мы говорили об ожиданиях и пристрастиях.

Если кратко, Уральская любит в балете театр, поэтому приемлет на балетной сцене все, что сделано «на ять», а кто-то к театру в целом равнодушен, но любит свой комфорт, поэтому ругает все, что выходит за рамки его эстетических предпочтений. И дело здесь не в тотальном отрицании театра, а в том изрядном искажении его сути, которое подмостки из зрелища народного превращает в ристалище для «духовной» забавы интеллигенции.

Теории «искажения» придерживаюсь я – и скорее чувствую инстинктом, чем понимаю разумом, где «то», а где «типичное не то» на сцене. Уральская инстинктам не верит. Она говорит, что чувства и эмоции хороши для обывателя, но не для критика. Что мне, как критику, следует быть сдержаннее, но – право слово! – порой до оцепенения хочется побыть простым зрителем. И сказать что-то типа: «А теперь, котятки, я покидаю пределы научного дискурса и обращаюсь к вам как мещанин к мещанину: со страстной горячностью, а не холодной отчужденностью. Внимайте, но выводов не делайте».

При всей разнице в позициях мы с Валерией Иосифовной пришли к двум общим положениям. Первое: в отношении нынешнего выпуска АРБ и спорить не о чем – он безусловно хорош. Второе: не стоит ходить на то, что вызовет отвращение – последнее помешает объективной оценке и может повергнуть в уныние.

Что ж, вспомнив кстати и прошептав быстро: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе», я проследовал в зал, оскверниться в котором точно не мог, где мне предстояло уже не впервые увидеть тех, кого я успел полюбить.

Сначала я видел их и не заметил. Это было в Москве. Потом увидел и с интересом наблюдал за ними на экзамене. Уже в Питере. Следом снова была Москва, жгучая любовь и гала-концерт «Души танца».

Теперь вот – КДС и новая встреча.

Анастасия Лукина. Рената Шакирова.

Два слова о составе концерта. Цискаридзе решил отказаться от номерного деления выступлений, что, в целом, соответствует направлению, принятому и в Московской академии хореографии. Поэтому говорить о том, что именно здесь был какой-то прорыв, несправедливо. Можем вспомнить выпускной балет Начо Дуато, «Миллионы арлекина», «Пахиту». Так что же было у подопечных Николая Максимовича Цискаридзе?

Было доведенное до конца общее начинание: первое отделение со «Спящей красавицей», второе – с «Раймондой» Джорджа Баланчина, третье – с танцевальной сюитой из «Лауренсии» Вахтанга Чабукиани. Трехчастное деление позволило не просто «показать товар», но сделать это самым лучшим образом – продемонстрировав, как каждый из выпускников умеет работать в театральной труппе – а то, что перед нами была готовая труппа, не вызывало сомнения. Одно отделение «защитило классику», второе воздало должное «последнему петроградцу» Георгию Мелитоновичу Баланчивадзе, третье в режиме «нон-стоп» и в условиях сквозного действия позволило показать все, что не вместилось в классику и неоклассику: например, характерный танец. Очень грамотное построение вечера. С относительно небольшими и цельными фрагментами, не отпускающими внимание от начала до конца.

Весь первый акт был за Анастасией Лукиной. О ее технике пусть говорят специалисты – я хочу обратить внимание на красоту и манеры, которые не спасли бы артистку без технических совершенств. Девочка очень и очень ладная. Даже на общем фоне женственных «вагановских» выпускниц этого года Настя выглядит особенно. У нее приятная внешность, правильные черты лица, удивительной красоты ноги, соразмерные ногам и росту руки. К этому следует добавить, что как ногами, так и руками Настя пользуется умело. Делает она все так, что хочется смотреть на это долго. А когда она ничего не делает, хочется и на это смотреть примерно столько же. Нужно добавить к лестным характеристикам хороший апломб, но и это не исчерпает прелестей девушки.

Она кокетлива и несколько жеманна, что, на мой взгляд, идет ее танцу лишь на пользу. Когда она исполняет Принцессу Аврору – без сомнения: здесь Настя тонко чувствует стиль, который принято называть куртуазным. Девушка живет вне более позднего маньеризма, с которым путают ее отстраненность от так называемых духовных основ балета. Она играет. Ее танец – легкая насмешка и над собой, и над наблюдателем – забава от начала до конца. Да, это далеко от того театра, где «не танцуют в жизни, а живут в танце». Ну и слава Богу!

Настя вообще умеет держать дистанцию – но не столько между собой и зрителем, как можно решить, если мыслишь штампами, сколько между актером и ролью. Последнее, помноженное на природный вкус, позволяет девушке жить на сцене без истерик и лишней экспрессии. Она не делает «ничего слишком», воплощая принцип Аполлона в искусстве. Она ведет партию технически безукоризненно – иначе Аполлон не простил бы! – оставаясь при этом вакханкой Диониса. Уж поверьте моему инстинкту. Короче, Анастасия Лукина – мой выбор.

Другая героиня вечера – Рената Шакирова. Она энергична и естественна. Естественна той простотой, которая ближе к святости, чем к воровству. Она скорее стремительно захватывает, чем незаметно очаровывает, но попробуй сказать, что в ней – образец так называемой искренности. Нет, она вне категорий добра и зла, правды и лжи и прочих предметов так называемой духовности. Если Настя – культура, то Рената – природа. Природа совершенных кристаллов, например. Ее техника отточена и не уступает остроте граней и изяществу форм естественным образованиям хрусталя. И его же прозрачности, если кто еще не понял.

Ждать Ренату в Москве бессмысленно – она уже одной ногой в Мариинском театре, и нет причин, по которым она может передумать остаться там.

Что же касается Анастасии Лукиной, то недавно по Москве разнесся обоснованный слух об интересе к ней со стороны одного театра. Но здесь нужно уточнить и предложить не обольщаться чересчур: во-первых, почему одного? Во-вторых, интерес – еще не наем. Пока Настя думает остаться в Мариинке.

Которая – благодаря Николаю Максимовичу Цискаридзе – стала нам значительно ближе, чем была какой-то год назад. И Академия русского балета уже не кажется нам совершенно чужой. Короче, Цискаридзе разбил свойственные полуграмотному арт-бомонду представления об антагонизме московской и питерской школ. Мы видим: нет пропасти между. Есть русский балет, есть единая сеть императорских театров с общей для всех русской школой, а разность манер? Давайте вспомним кристаллы. Только дефект служит им отличительной чертой, придающей порой – огромную ценность и всегда – уникальность. Легкая непохожесть, и вот – εiδος расцветает мириадами разнообразных проявлений. И каждое из них – образ того, ради чего стоить идти в зал, не боясь, что ожидания будут обмануты, а чувства оскорблены.

Наш разговор с Валерией Иосифовной нашел благополучное разрешение в данном концерте.

Одно плохо: детей из Питера обязан был принять на своей сцене Большой театр. Но там нынче иные ориентиры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2015 10:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062905
Тема| Балет, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Автор| Кочнов Вячеслав
Заголовок| Юрий Смекалов: В балет меня занесло морским ветром
Где опубликовано| © Газета «Вечерний Петербург» 116(25385)
Дата публикации| 2015-06-30
Ссылка| http://vppress.ru/stories/Yurii-Smekalov-V-balet-menya-zaneslo-morskim-vetrom-30856
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

5 и 6 июля на сцене Александринского театра — премьера балета «Infinita Frida», посвященного знаменитой мексиканской художнице Фриде Кало

За несколько дней до спектакля корреспондент «ВП» побеседовал с хореографом-постановщиком «Фриды» — известным петербургским балетмейстером, солистом Мариинки Юрием Смекаловым.


Фото: Валентина Барановского

— Юрий, почему вы взяли для создания своего балета сюжет о мексиканской художнице Фриде Кало, известной у нас в основном по голливудскому фильму? Это какая-то притча, иносказание о наших днях или просто вечный сюжет? В чем основная драматургия жизни Фриды, по-вашему?

— Это больше о вечном, что отражено и в названии балета. Выбор Фриды обусловлен несколькими причинами, одна из которых — символизм, идея о том, что искусство длиннее человеческой жизни. Другая тема — любовь нашей героини к жизни, к своим близким, желание жить вопреки всем трудностям, болезням, операциям, которые Фриде пришлось перенести еще в детстве. Когда я смотрю на картины Фриды, я чувствую, насколько они наполнены болью. Я изучал дневники и письма Фриды. По поводу взаимоотношений с Троцким могу сказать, что со стороны Фриды это было восхищение. В балете у них есть физический контакт, но это не любовная связь. Ну и конечно, личность балерины, танцующей главную партию, примы балета Берлинской оперы Элизы Каррильо Кабреры — она родилась в Мексике, в детстве жила неподалеку от тех мест, где творила Фрида. она сейчас является культурным послом Мексики в Европе. Элиза — моя добрая подруга. Обстоятельства сложились так, что мы познакомились с ней, когда меня самого оперировали в Берлине. Тогда-то у нас и родилась идея этого спектакля.

— Какую роль в вашем спектакле играет мексиканский музыкально-танцевальный фольклор?

— У нас изначально была такая идея — использовать музыку современных мексиканских композиторов. Но, к сожалению, прослушав все возможные варианты, я понял, что нужно писать совершенно новую музыку. Тем более что в жизни Фриды симбиоз немецкого (ее отец был немцем), русского и мексиканского был настолько мощным, что мы не могли абстрагироваться от этих этнокультурных составляющих. Замечательный современный композитор Александр Маев, написавший музыку к балету, создал свою партитуру не без влияния мексиканского искусства.

— На ваш взгляд, сегодня классический балет переживает период упадка, стагнации или взлета?

— Возрождения. Начало любого столетия, как показывает история, это всегда возрождение, начало чего-то нового. В любом веке так было — начало ХХ века было ознаменовано очень яркими явлениями в русском искусстве и русским влиянием на весь остальной мир. Сейчас, как мне кажется, происходит нечто подобное. Мы настолько уже перенасытились европейским искусством, его настолько много, что сейчас снова возникает потребность в глубине русской души, в свежих русских талантах, которых у нас очень много — и в области хореографии, и в области композиции и сценографии. Если говорить о современном балете, то и Германия, и Голландия, и Америка намного опережали Россию — мы отставали в этом смысле лет на 20, наверное. Но сегодня, когда появилась возможность видеть живьем лучшие мировые достижения, работать с лучшими хореографами Запада, мы заметно растем и в этой сфере.


В роли Фриды выступает балерина Элиза Каррильо Кабрера

— Я знаю, что вам в вашей балетной карьере помогала сама Майя Плисецкая...

— Я думаю, что искусство Майи Михайловны повлияло на судьбу каждого танцовщика. Мне посчастливилось, и я лично был знаком с легендарной балериной. В 2009 году в своем первом спектакле на сцене Мариинки я танцевал Спальника в балете «Конек-Горбунок» на музыку Родиона Щедрина в постановке Ратманского. Майя Михайловна на генеральной репетиции обратила на меня внимание, зашла в гримерку и сказала: «Завтра будет танцевать Смекалов». Любое ее слово, любая критика всегда всеми воспринимались с большим энтузиазмом. Хотя критиковала она мало — больше хвалила. Была ситуация в Баден-Бадене в 2011, кажется, году, когда мы с Ульяной Лопаткиной танцевали в спектакле «Анна Каренина», а Майя Михайловна и Родион Константинович были в зале. Я тогда порвал связку, после чего как раз поехал оперироваться в Берлин и придумал Фриду. Майя Михайловна заметила, что со мной что-то не так, хотя я дотанцевал спектакль до конца, и за ужином спросила, не может ли она чем-то помочь. В результате она познакомила меня с лучшим доктором Баварии, который меня осмотрел и очень помог. Плисецкая всегда отличалась своим участием в судьбах других артистов. Нам очень повезло, что последние годы жизни Майи Михайловны Валерий Абисалович много общался с ней и с Родионом Константиновичем, было много совместных постановок. Это было большой удачей и счастьем для всех нас.

— Вам хватает времени на личную жизнь, на семью, на хобби? Вы сами из балетной семьи?

— Да, хватает. У меня есть сын и дочка, которая уже занимается балетом и свой первый экзамен сдала на пятерку. Я очень увлекаюсь виндсерфингом, у меня даже есть призы. У меня вообще много увлечений — сноуборд, чтение. Вот недавно лично для себя прочитал «Солярис» Станислава Лема. А родители мои — врачи, у меня есть два брата, старший пошел по родительским стопам, младший снимается в кино. А меня в балет занесло, можно сказать, морским ветром. Мы жили в Кронштадте, папа меня как-то повез в зоопарк, и по дороге мы увидели объявление о приеме в детскую балетную школу. Папа сказал: давай сходим. О результатах вы знаете. У мамы в детстве была мечта стать балериной, но получилось так, что эту ее мечту реализовал я.


Во время спектакля на сцене возникают знаменитые картины мексиканской художницы

Фото из балета «infinitа Frida» предоставлены пресс-службой Александринского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2015 11:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015062906
Тема| Балет, МГАХ, Персоналии, Таймураз БАСКАЕВ
Автор| З.АБАЕВА
Заголовок| Мир балета Таймураза БАСКАЕВА
Где опубликовано| © Газета «Северная Осетия»
Дата публикации| 2015-06-29
Ссылка| http://osetia.kvaisa.ru/1-rubriki/05-gorizonty-tvorchestva/mir-baleta-tajmuraza-baskaeva/
Аннотация|



Талантливых людей, прославивших культуру России, в том числе и в таком элитном направлении, как балетное искусство, земля Осетии взрастила немало. Первая осетинская профессиональная балерина Аврора Газданова, выступавшая в начале ХХ века с выдающимся танцовщиком и хореографом Большого театра Александром Горским. Неподражаемая Светлана Адырхаева – прима-балерина Большого театра, а ныне педагог-репетитор и глава Ассоциации деятелей хореографического искусства. Прекрасные танцовщики Эльбрус и Тузар Гиоевы. Нынешний главный балетмейстер знаменитого театра Ла Скала Махарбек Вазиев. Блестящий виртуоз, молодой солист Мариинского театра Давид Залеев…

Думается, через несколько лет в списке известных осетин-артистов балета появится еще одно новое имя – Таймураз БАСКАЕВ. Сегодня семнадцатилетний юноша – первокурсник Московской государственной академии хореографии и один из лучших студентов этого престижного балетного учебного заведения. Как отмечает педагог Таймураза, Валерий Анисимов – народный артист РФ, заведующий кафедрой классического и дуэтного танца МГАХ, профессор, а в прошлом блистательный премьер Большого театра – его юный подопечный отличается не только очень хорошей танцевальностью, но и огромным трудолюбием, большой целеустремленностью, увлеченностью, заинтересованностью в своей профессии и стремлением овладевать всеми секретами классического танца. Уже в течение первого учебного года Таймураз был задействован в спектаклях Большого театра, театра «Содружество актеров Таганки», выступал в концертной программе на церемонии награждения конкурса «Душа танца», учрежденного журналом «Балет», в стенах академии успешно исполнил вариацию Франца из балета «Коппелия», был занят в репетициях спектаклей «Рапсодия», «Щелкунчик» и «Корсар», в отчетных и творческих работах студентов выпускного курса своей академии…

А ведь поначалу никто из родных и представить не мог, что из обыкновенного владикавказского мальчишки может получиться классический танцовщик, да еще так фанатически преданный балету! В 6 лет родители привели Тамика в детский ансамбль народного танца «Маленький джигит», чтобы познакомить ребенка с танцевальной культурой своего народа. Именно там они впервые услышали рекомендацию от руководителя коллектива, заслуженного работника культуры РСО–А и России Таймураза Кокаева – сделать уклон на занятия именно классическим танцем, к которому, по его мнению, у Тамика была явная расположенность. Прислушавшись к совету профессионала, мальчика отдали в первый класс хореографического отделения Республиканского лицея искусств, где он успешно проучился 4 года.

– Я практически сразу же выделила из всех ребят класса, где вела два года занятия по классическому танцу, ученика Таймураза Баскаева, обладающего хорошими физическими данными, большой растяжкой, прекрасной выворотностью, красивой стопой, – вспоминает заслуженный работник культуры РСО–А, заведующая хореографическим отделением Лицея искусств Лидия Дзугутова.

– Но у него были еще и такие совершенно необходимые для будущего большого артиста качества, как огромное желание танцевать, большое усердие и упорство, полная выкладка на репетициях, сильный характер и стремление быть первым и лучшим! И это в его-то 9-10 лет! После четвертого класса я стала советовать маме одаренного мальчика серьезно подумать о возможных больших перспективах Таймураза в классическом балете и о необходимости его дальнейшего обучения в специализированном учебном заведении.

За подающим большие надежды юным танцором все эти годы внимательно следило Министерство культуры республики, инициировавшее представление Таймураза к специальной государственной стипендии Правительства РСО–А за достигнутые успехи в учебе и творческой деятельности. Она стала для него не только приятным моральным стимулом, но и материальным подспорьем, и за нее сердечно благодарны республике и сам Таймураз, и его мама – педагог, музыкант, заслуженный работник культуры РСО–А Анджела Баскаева. Они всегда помнят всех и выражают свою признательность всем, кто поддерживал Таймураза с самого начала – в особенности, преподавателю Лидии Дзугутовой и директору Республиканского колледжа культуры – Ларисе Албеговой.

Сегодня в Московской государственной академии хореографии в талантливого студента из Осетии Таймураза Баскаева верят и многого от него ждут. А сам Таймураз, живущий и дышащий миром балета, страстно мечтает о заглавной партии в героическом балете Ю. Григоровича «Спартак» – своей самой любимой роли, которую он надеется в будущем исполнять на сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2015 8:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015063001
Тема| Балет, труппа Нидерландского театра танца — NDT, Гастроли в Москве
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Полеты во сне и наяву
В танцевальных спектаклях из Голландии изучают алхимию жизни

Где опубликовано| © Новые Известия
Дата публикации| 2015-06-30
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-06-30/222993-polety-vo-sne-i-najavu.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Гастроли Нидерландского театра танца (НДТ) проходят в Большом театре. Уже показаны балеты «Томление» и «Бабочка». Сегодня на Новой сцене начнется вторая программа. В нее входят одноактные спектакли «Выстрел в Луну», «Одинокое эхо» и «Stop-motion».



Историческая сцена, где показывали первую из двух гастрольных программ, по статусу самая подходящая для знаменитой европейской компании. Ее возглавляют бывшие танцовщики НДТ – британец Пол Лайтфут и испанка Соль Леон, которые с 1991 года совместно ставят балеты. Соавторы не менее талантливы, чем их предшественник в компании, великий Иржи Килиан. Конечно, мэтр ХХ века, соединив практики модерн-данса в их максимальной выразительности, задал общее направление. Но Лайтфут и Леон обрели собственное творческое лицо. Почти гаерские, судорожно-нервные движения рук и корпуса, гримасы тела и лица (внешний знак внутреннего дискомфорта) вплетаются в переживание пластической гармонии. Крайности напоминают о золотой середине. Что главное, Лайтфут и Леон не только блестяще комбинируют движения, но культивируют их эмоции, сохраняя природную сущность танца. Не делая из него чрезмерно рациональную игру одного лишь ума. Не поддаваясь на соблазны концептуализма, превращающего танцующее тело в кинетический автомат. Хотя постановки полны «плавающих» смыслов, их балеты не ребус, который нужно разгадать. Действие сосредоточено на зыбкой границе сюжетности и «бессюжетного» переживания. Поэтому спектакли трудно описать: в них нет той очевидности, к которой отсылают слова.

Балет Sehnsucht (переводится и как «страстное желание», и как «томление» или «ностальгия») сделан на музыку Бетховена, причем записи исключительные – играет Берлинский филармонический оркестр с Гербертом фон Караяном и Клаудио Аббадо. Неистовые мелодии венского классика в балете о тайнах семейной психологии, посвященном, как значится в программке, отцам создателей балета. Все «вращается вокруг взаимоотношений матери и сына: маленькие, мы все защищены родителями, но когда проходит время – буквально все меняется с точностью до наоборот, в том числе и социальные роли». Сказано достаточно, чтоб направить восприятие, но дальше сюжет уходит, уступая дорогу гравитационным метафорам. Отменное чувство юмора, непринужденно живущее в браке с экзистенциальной драмой, – тоже родовая черта балетов Лайтфута-Леон. И куб-перевертыш как место действия, царящий посередине сцены, – почти буквальное воплощение переменчивости жизни, особенно душевной. Куб – это комната, где дуэт мужчины и женщины, петляя в узком пространстве, выстраивает свою жизнь. Это дом, на пороге которого мятущийся взрослый сын (великолепный Силас Хенриксен, кажется, танцует каждой мышцей) живет воспоминаниями. И это условное место, где пол и потолок меняются местами, путаясь, как воспоминания о прошлом: дверь возносится наверх, стул на стене, люстра становится торшером, а окно открыто под ногами. А за пределами куба, в большом мире, бурлит динамика общего танца, чтобы в финале стихнуть, когда герой вернется в недра своих грез.

К балету «Бабочка» артисты и персонал НДТ готовили публику весь антракт: на авансцене медленно, без музыки танцевали то девушка, то мужчина, сценический занавес был опущен не до конца, и любопытствующая публика могла лицезреть фрагменты замены декораций и чьи-то деловито снующие ноги. Если «Томление» вникало в вечные ценности, то «Бабочка», как уверяют соавторы, – эссе о бренности. Тем не менее в нем нет ни показного страдания, ни страха. Это рассказ о том, что человеку на земле отмерено не так уж много времени, и человек, зная это, торопится любить и чувствовать. Под музыку Макса Рихтера и группы Magnetic Fields (философические рок-баллады и задумчивый инструментализм) один трагикомический дуэт сменялся другим. Сперва был узкий черный портал, из которого входили-выходили безымянные персонажи в черном. Потом, как пространство для танца, возникло поле под грозовым небом, пронизанным лучами заходящего (или восходящего?) солнца. Зрители улыбались, вместе с артистами давились черной меланхолией, впадали в веселье и постигали человеческую уязвимость. А каков в НДТ уровень исполнения, словами не передашь. Он близок к идеальному. Это не означает, что участники интернациональной труппы похожи на полубогов: среди них есть и не очень молодые, и даже не совсем худые и стройные. Но об этом не думаешь. Потому что танцовщики пронзительно точно выражают и себя, и замысел хореографов – здесь и сейчас.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 02, 2015 8:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2015 8:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015063002
Тема| Балет, международный фестиваль "Балетное лето в Большом" (Минск)
Автор|
Заголовок| Балетное лето, но не наше. Известный музыковед о танцорах и спонсорах
Где опубликовано| © Day.Az
Дата публикации| 2015-06-30
Ссылка| http://news.day.az/culture/592660.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Минске на сцене Большого Театра Беларуси прошел грандиозный балетный международный форум "Балетное лето в Большом". В качестве критика, белорусская сторона официально пригласила известного азербайджанского музыковеда и публициста Улькяр Алиеву, которая поделилась с Day.Az своими впечатлениями о прошедшем фестивале.

- Улькяр ханум, чем отличается международный фестиваль "Балетное лето в Большом" от подобных международных балетных фестивалей?

- Прежде всего, хочу отметить, что белорусская сторона во второй раз проводит такой большой балетный форум, очень дорожит репутацией фестиваля и хочет сделать его традиционным. Поэтому, отличительная черта белорусского фестиваля – это тщательная продуманность программы форума – в ней были представлены и классика – балеты "Лебединое озеро" П.И.Чайковского и "Жизель" А.Адана, и тематический вечер, посвященный 125-летию со дня рождения великого хореографа Михаила Фокина, на котором были представлены две восстановленные Андрисом Лиепой фокинские постановки – "Жар-птица" и "Шехеразада".

Была представлена и восстановленная Ниной Ананиашвили известная постановка В.Чабукиани – балет А.Крейна "Лауренсия". В качестве приглашенной стороны на этом фестивале выступил Санкт-Петербургский Государственный Академический театр балета имени Леонида Якобсона, который представил свое прочтение балета С.Прокофьева "Ромео и Джульетта". Вечер современного балета был представлен тремя отделениями – одноактным балетом "Кто я?" на музыку С.Кортеса в постановке Юлии Дятко и Константина Кузнецова; концертной программой "Танец в течение времени", подготовленной Ольгой Костель, и "Шестью танцами" - комическими танцевальными миниатюрами в постановке выдающегося мастера современной хореографии Иржи Килиана.

Хотелось бы особо отметить, что белорусская сторона для участия в спектаклях пригласила лучших исполнителей мировой балетной сцены – приму-балерину театра "Кремлевский балет" Александру Тимофееву, солистку Тбилисского государственного театра оперы и балета им. Палиашвили, приглашенную прима-балерину Королевского балета Швеции Лали Канделаки, солистку Михайловского театра Екатерину Борченко, и, разумеется, в фестивале приняли участие ведущие солисты Большого Театра Беларуси, имена которых хорошо знакомы всем любителям классического балетного искусства: Ольга Гайко, Людмила Кудрявцева, Игорь Артамонов, Игорь Оношко, Егор Азаркевич, Константин Героник.

- Какая постановка из всех представленных вам понравилась больше всех?

- Я бы не стала выделять отдельный спектакль. Все постановки были в равной степени интересны, но с профессиональной точки зрения, мне было интересно посмотреть новые и неизвестные мне постановки – оригинальную версию балета "Ромео и Джульетта" и балет "Кто я?", в котором его создатели попытались синтезировать классическую хореографию с современной.

Среди концертных миниатюр, представленных на фестивале, хотела бы, прежде всего, отметить остропародийные танцевальные номера Р.Поклитару на тему известной фокинской постановки "Видение Розы" (в стиле шутливых килиановских миниатюр) и "Адажио" из "белого акта" балета "Лебединое озеро" в духе парадоксальной эстетики Матса Эка с милой бутафорской уточкой. И абсолютно очаровала остроумнейшая балетная зарисовка "Балет 101" в хореографии Э.Готье, которую исполнил солист Берлинского государственного балета Владислав Маринов. Хотелось бы отметить и оригинальную композицию "Наш Эдем" Ольги Костель, а также семейную балетную пару – белорусских исполнителей Юлию Дятко и Константина Кузнецова, которые на балетном форуме выступили и как постановщики, и как исполнители.

- А кого из исполнителей вы бы особо выделили?

- Очень понравились Лали Канделаки и Екатерина Борченко, а также удивительная пластика солиста Театра балета Б.Эйфмана Олега Габышева на Гала-концерте. И еще один танцор просто меня поразил – молодой белорусский исполнитель Константин Героник в сложнейшей партии Фрондосо из балета "Лауренсия". Только после первого акта мне сообщили, что пару дней назад до спектакля белорусский премьер находился на стационарном лечении по весьма серьезному поводу и, несмотря на это, К.Героник настоял, чтобы эту партию исполнил он, и исполнил ее просто великолепно!

- Кто из азербайджанских исполнителей был представлен на фестивале?

- На завершающем фестиваль Гала-концерте выступили премьер отечественного театра оперы и балета Гюльагаси Мирзоев и прима-балерина Нигяр Ибрагимова, исполнившие Адажио из балета Г.Гараева "Семь красавиц". Г.Мирзоев очень переживал за выступление. Дело в том, что сцена Большого Театра Беларуси имеет небольшой уклон, который сделан в расчете, чтобы во время спектакля зритель смог увидеть, что происходит на заднем плане сцены. Безусловно, на такой сцене нашим танцорам было непривычно танцевать, но они выступили достойно.

Думаю, выступление наших танцоров – это результат той плодотворной работы и просто хороших дружеских отношений между двумя директорами театра – директора Большого Театра Беларуси Владимира Павловича Гридюшко и директора отечественного Театра оперы и балета Акифа Турановича Меликова. Мне показалось, что и у В.П.Гридюшко, и у А.Т.Меликова есть много общего в плане руководства театром. Чтобы управлять такими большими коллективами творческих людей, постоянно думать об обновлении репертуара, проводить юбилейные, фестивальные мероприятия – это не просто большой труд, тут нужен и настоящий административный талант. И в этом отношении и В.П.Гридюшко, и А.Т.Меликов – просто настоящие профессионалы своего дела.

А солидный опыт работы и профессионализм, помноженный на искреннюю заботу о театре, думаю, и есть результат той работы, которая была проделана руководством Большого Театра Беларуси, чтобы подарить белорусским зрителям настоящий балетный праздник.

- Чтобы провести фестиваль такого уровня, ведь нужна финансовая поддержка…

- Безусловно. У международного фестиваля "Балетное лето в Большом" была солидная финансовая поддержка. Спонсорами фестиваля стали крупные компании страны. И, откровенно говоря, глядя на список спонсоров белорусского фестиваля, я искренне удивляюсь, почему у нашего Театра оперы и балета нет никакой спонсорской поддержки. Наши театры находятся на государственных дотациях, и местные спонсоры как-то не торопятся вкладывать средства в академическое искусство, тогда как для представителей местного шоу-бизнеса проблемы найти спонсоров не существует.

- В целом, ваше впечатление от балетного форума. Насколько такие форумы важны?

- Впечатления самые благоприятные. Международный фестиваль "Балетное лето в Большом" стал настоящим праздником для всех любителей балетного искусства.

В целом, фестивали академического искусства, которые периодически проводятся на сцене Большого Театра Беларуси, безусловно, - это важная и составная часть в "цепи" непрерывного развития и повышения качества культурной жизни белорусской столицы. Для представителей искусства – это всегда обмен творческими идеями, возможность увидеть и овладеть более широкой палитрой стилей, перенять опыт своих коллег по сцене. А для зрителей – это уникальный шанс увидеть на сцене театра новые постановки, соприкоснуться с творчеством признанных зарубежных исполнителей в так называемых "коронных партиях", в которых талант и мастерство исполнителей проявляется наиболее ярко.

Чем больше я посещаю международные форумы, тем более начинаю осознавать, что в памяти откладываются не только фестивали, конкурсы, конференции или культурно-историческое наследие принимаемой стороны, но, прежде всего люди. А народ в Беларуси – замечательный, гостеприимный, добрый, отзывчивый, как и в Азербайджане. На протяжении всего фестиваля я чувствовала к себе теплое, доброжелательное отношение со стороны всего административного и творческого коллектива театра.

Пользуясь случаем, хочу выразить свою искреннюю благодарность генеральному директору Большого Театра Беларуси – Владимиру Павловичу Гридюшко, заместителю генерального директора по вопросам международной, гастрольной и маркетинговой деятельности - очаровательной Светлане Казюлиной, художественному руководителю балетной труппы театра Юрию Трояну и замечательному руководителю литературно-драматической части Татьяне Теодорович, которая окружила меня вниманием и заботой во время всего моего пребывания в Минске.

Большой Театр Беларуси постоянно в поиске. Не успели отзвучать финальные аккорды балетного фестиваля, а руководство театра уже думает о предстоящем Минском международном Рождественском оперном форуме. И я уже получила приглашение принять участие в качестве приглашенного критика.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2015 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015063001
Тема| Балет, Санкт-Петербургский академический театр балета Бориса Эйфмана, Гастроли в США
Автор| Елена Боброва
Заголовок| Девять недель и три балета
Борис Эйфман сдал в Америке экзамен

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6711 (140)
Дата публикации| 2015-06-30
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/06/30/balet.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Балет "Up&Down", историю в стиле джаза, в Америке приняли на ура. Фото: РИА Новости/www.ria.ru

В Северной Америке с огромным успехом прошли девятинедельные гастроли Санкт-Петербургского академического театра балета Бориса Эйфмана, доказавшие: искусство - вне политики. По другую сторону Атлантики прославленная труппа показала балеты "Роден", "Анна Каренина" и свою недавнюю премьеру - "Up & Down". Тур охватил Торонто, Чикаго, Нью-Йорк, Вашингтон, Лос-Анджелес и другие крупные города Канады и США.

Всего лишь через один сезон Театр балета Бориса Эйфмана отметит 40-летие. Но, как и для всякого творческого человека, для хореографа каждая премьера - своего рода экзамен. Тем более если эта премьера проходит в США, где искушенных в искусстве современного балета зрителей удивить сложно. "Действительно, выступать на таких площадках, как Кеннеди-центр в Вашингтоне или Нью-Йорк Сити Центр, где показывали свое искусство лучшие труппы мира, - самое настоящее испытание, - заметил Борис Эйфман. - Но это и мощный адреналин, такой опыт и подстегивает, и вдохновляет". На сцене главного театрально-концертного комплекса столицы США театр Эйфмана представил балет "Роден". Как написали критики, "с оглушительным успехом". Рецензент газеты The Washington Post заметил, посмотрев русский спектакль о знаменитом французском скульпторе: "Танец петербургской труппы был восхитительным - по-настоящему насыщенным, несущим множество смыслов".

Театр балета Бориса Эйфмана приехал в США в 14-й раз. Петербургскую труппу поклонники ждут с нетерпением и ... жаждут свежих впечатлений. По словам хореографа, "американские зрители могут бесконечно смотреть "Лебединое озеро" в исполнении балета Большого или Мариинского театра. От нас же ждут нового репертуара".

На этот раз Борис Эйфман рискнул привести на родину Фицджеральда спектакль по мотивам его знаменитого романа "Ночь нежна", поставленный, в том числе, на джазовую музыку Гершвина. Балет, получивший название "Up & Down", увидели зрители Чикаго, Нью-Йорка и Коста-Месы. Американцы, так же, как зимой французы, стоя аплодировали петербургским артистам. "Элементы эйфмановского рисунка танца насыщенны, уникальны и не скованы условностями", восхищался критик из The Orange County Register. А коллега из лос-анджелесского издания Splash Magazine призналась: "История была настолько сложной, что, читая либретто, я не могла представить, как все это можно передать в танце. И я узнала, КАК. Я постоянно ожидала нетерпеливо, что же произойдет дальше..." Историю в стиле джаза на родине этого жанра приняли на ура. Свидетельство тому - предложение хореографу о сотрудничестве от композитора Стивена Флаэрти, автора знаменитого мюзикла "Рэгтайм".

Для Бориса Эйфмана эти гастроли стали не только творческим экзаменом, но и актом "культурной дипломатии". "К счастью, ни о каком бойкоте, как это было в советские времена, сегодня речи идти уже не может - все-таки не так легко разорвать 17-летнюю связь нашего театра с американскими ценителями искусства танца. Но даже если кто-то и приходил на спектакли с предубеждением, то покидал он зал совсем в другом настроении. Я видел лица американских зрителей, слышал, как кричат: "Русские, браво!" В объединении людей разных национальностей и убеждений - миссия высокой культуры. Очень рад, что в период непросты отношений между нашими странами мы с успехом представили в Америке современное балетное искусство России", - подвел итоги хореограф...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 6 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика