Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-05
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 08, 2015 10:04 am    Заголовок сообщения: 2015-05 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015050801
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Екатерина Кретова
Заголовок| Премьера "Свадьбы Фигаро" в Большом театре
60-десятые годы Моцарту к лицу

Где опубликовано| Газета "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2015-05-02
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/05/02/premera-svadby-figaro-v-bolshom-teatre.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Постановку "Свадьбы Фигаро" Моцарта в Большом театре публика и критика встретила с единодушным одобрением. Спектакль режиссера Евгения Писарева и дирижера Уильяма Лейси содержит, как минимум, два секрета, обеспечивающих успех музыкального спектакля: великолепное качество исполнения и абсолютная адекватность режиссерской концепции партитуре.

Высший пилотаж - заставить зрителей смеяться на оперном спектакле. Я такое видела лишь однажды в Ла Скала на спектакле Поннеля "Севильский цирюльник". Это очень непросто - поставить сегодня комическую оперу, написанную 230 лет назад, так, чтобы было смешно, интересно, современно, но при этом не в ущерб авторскому тексту. Создатели спектакли воспроизвели на сцене своеобразную игру в 60-е годы прошлого века. Но это вовсе не примитивный "перенос" действия в другую эпоху, а изящная стилизация, ироничная и очень изысканная. Разноцветный пластик, треугольные журнальные столики, ассиметричная геометрия, абстрактные принты на тканях, характерные прически... Работа Зиновия Марголина ( сценография) и Виктории Севрюковой ( костюмы) заслуживает высочайшей оценки. Видеоряд сам по себе вызывет улыбку. Почему именно эта стилистика оказывается удивительно точным попаданием в дух моцартовской музыки и сюжет Бомарше - предмет, о котором стоит поразмышлять отдельно. Но это именно так. И стоит добавить, что пластика, предложенная Альбертом Альбертсом, в которой тоже есть некоторые намеки на танцевальные движения рок-н-ролла и твиста, не менее органично сочетается с музыкой Моцарта.

Актерскому составу этого оперного спектакля мог бы позавидовать продюсер крутого мюзикла. Каждый артист настолько точно соответствует персонажу, что буквально к середине действия, уже невозможно представить себе кого-то другого в той или иной роли. И в центре этого замечательного актерского ансамбля - Анна Аглатова (Сюзанна) - красивая, соблазнительная, смешная и эксцентричная. Живчик Фигаро (Александр Миминошвили), двигающийся исключительно пританцовывая, что выглядит вполне мотивированно: молодой человек предвкушает радость обладания возлюбленной. Томная Графиня ( Анна Крайникова) и обаятельный бабник Альмавива ( Константин Шушаков), Керубино (Юлия Мазурова), косящий под Элвиса Пресли, - артисты существуют в плотном режиме всевозможных трюков, деталей, подробностей, которыми "нагрузил" их Евгений Писарев. Выполняют они их столь мастерски, что действие кажется легким, летящим, стремительным. А технологический механизм, приводящий всю эту сложную систему в движение, остается " за кадром". Евгений Писарев выстроил с каждым артистом его роль так подробно, как в драматическом театре, но при этом каждый шаг, каждый жест, каждый нюанс продиктован музыкой, которую режиссер идеально слышит и явно очень любит. И музыка ( она в этом смысле очень чувствительна!) отвечает взаимностью.

Оркестр под управлением маэстро Уильяма Лейси, вокальные работы и, особенно, ансамбли, которыми так славится эта опера, словом, вся музыкальная составляющая спектакля радовали слух. И снова хочется выделить Анну Аглатову, которая в партии Сюзанны показала высочайший певческий уровень: красота тембра, вокальная техника, владение стилем.

Спектакль выпущен на Новой сцене. Но вполне мог бы играться и на Исторической. Во всяком случае, если критериями считать качество исполнения и степень уважения к классике - то "Свадьба Фигаро" этим критериям полностью соответствует.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 445
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Ср Май 13, 2015 1:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051301
Тема| Музыка, Фортепьяно, Персоналии, Евгений Михайлов
Автор| Анна Муратова
Заголовок| Музыкальный чемоданчик пианиста Евгения Михайлова
Где опубликовано| Информационное агентство «24.kg»
Дата публикации| 2015-05-13
Ссылка| http://www.24kg.org/kultura/12319/
Аннотация|

Музыкальный чемоданчик пианиста Евгения Михайлова



Вчера в Малом зале Кыргызской национальной филармонии имени Т.Сатылганова вновь состоялась встреча с пианистом, заслуженным артистом Российской Федерации, народным артистом Татарстана (титулов еще много), Евгением Михайловым. У талантливого, признанного в мире музыканта есть и в Бишкеке своя, влюбленная в него аудитория. Поклонники долго не отпускают его по окончании концерта, где прозвучали выдающиеся произведения Серебряного века: «Трагическая соната» Николая Метнера, «Миниатюры» Сергея Рахманинова, Соната №7 Сергея Прокофьева, а также русской классической музыки XIX века - «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского. Обаяние, интеллигентная, гениальная простота исполнения и достигаемые при этом лиризм, глубина и мощь сложнейших произведений сразу покоряют даже неискушенное сердце слушателя.

Сыгранное Евгением Михайловым в Бишкеке - лишь небольшая часть его «музыкального чемоданчика», в котором огромный репертуар из произведений мировой классики: Баха, Бетховена, Шопена, Дебюсси, Грига, Франка, Моцарта (список огромный), а также сольные программы «История французской клавирной музыки», «Сказка в русской музыке», «Сюита: от барокко до импрессионизма», концерты с оркестром.

Михайлова с упоением слушали и учащиеся Кыргызского государственного музыкального училища имени М.Куренкеева, для которых накануне Евгений Михайлов преподал мастер-класс, выступив еще и замечательным педагогом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 18, 2015 12:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051801
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| Царица со взглядом Медузы горгоны
Впервые в Москве поставлена опера Керубини "Медея"

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 2015-05-18
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-05-18/7_medea.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Хибла Герзмава в роли Медеи. Фото Олега Черноуса предоставлено пресс-службой театра

Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко открывает для российского слушателя оперу Луиджи Керубини «Медея» – так же как в середине прошлого века это сделала для Европы Мария Каллас, партия древнегреческой царицы стала одной из ключевых в репертуаре певицы.

В Москве есть своя Каллас – Хибла Герзмава, и верность певицы с мировым именем любимой труппе позволяет музыкальному театру совершать вот такие репертуарные подвиги. Чем ближе к финалу, тем более весомое место в партитуре занимает фигура Медеи, а третье действие за небольшим исключением превращается в ее адский монолог.

Недаром из забытия вернула эту оперу Каллас – чтобы опера произвела заслуженный эффект, нужна не просто певица экстра-класса – но харизматичная, волевая, сильная драматическая актриса. У Хиблы – оставляя за скобками свободу и виртуозность как само собой разумеющееся – отточена каждая фраза, ее пение не нуждается в подстрочнике – она интонирует не столько ноты, сколько смыслы. Ее Медея – не безумная, не по-женски мстительная фурия, а жрица, положившая себя на алтарь любви, а потом его же и разрушившая. Ее действия не человечны, но надчеловечны, и потому простому смертному понять и оправдать их невозможно.

Ее «храм» – заброшенный пляж, ее ритуалы – чистка кукурузы, кадила – утлая утварь, облачение – черное платье и тяжелые ботинки. Взгляд Медеи — почти как взгляд Медузы горгоны – тяжелый и смертоносный, как и ее месть. Смягчается она только в присутствии детей, но в отчаянной внутренней борьбе между матерью и жрицей побеждает последняя, сеющая смерть. Ясон, поверженный, остается на узкой полоске песка и вот-вот будет завален глыбами бетонных тетраподов.

Огромные «четырехногие» блоки устрашающе смотрят на зрителя с первого действия, постепенно продвигаясь все ближе и ближе к краю сцены. Это, собственно, и есть единственный элемент декорации, исключая помост в глубине сцены, где вторым планом идут сцены свадьбы и оплакивания Главки.

Вот такой простой, но крайне выразительный образ нашли режиссер Александр Титель и художник Владимир Арефьев для этого спектакля. В первом же действии тетраподы обрамляют небольшой пляж, где загорает Главка с подружками, здесь же стоит маленькое прибрежное средиземноморское кафе (только по облику священника в сцене венчания мы понимаем, что это Греция). Здесь же играет маленький джаз-банд: пианист, кларнетист и ударник первую сцену исполняют в легкой джазовой манере.

Больше этот прием нигде не повторяется, но тем самым слушателя ориентируют по времени действия – это, очевидно, первая половина XX века. Зритель же и так ориентируется по женским купальным костюмам с шортами и мужской военной форме: Ясон-победитель приносит Креонту трофей и получает в жены Главку. Железный остов тетрапода, положенный на бок, венчает песочницу, где играют дети Медеи, здесь же ее «храм». Как было сказано выше, в финале бетонная стена покроет этот пласт истории (правда, поролоновые конструкции смешно подпрыгивают, что несколько смазывает впечатление).

Ансамбль музыкального театра работает под стать примадонне: особенно выделяются Нажмиддин Мавлянов (Ясон), очень техничный и выразительный, и Ксения Дудникова (Нерис), чья способность к состраданию оттенила суровый образ Медеи.

Главный дирижер театра Феликс Коробов, верный себе, не терял динамики (не в смысле динамических оттенков, но в смысле развития драмы), спектакль прошел в хорошем темпе и на эмоциональном острие, а только за одну чудесную интермедию с солирующим фаготом перед сценой Нерис оркестру и дирижеру стоит аплодировать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 18, 2015 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051802
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Хаос не сотвори
В Москве поставили оперный шедевр Луиджи Керубини "Медея"

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6675 (104)
Дата публикации| 2015-05-18
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/05/18/medeya.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


В Медее Хиблы Гермзавы с первого звука, формирующего внутренне напряжение, открылась огромная бездна. Фото: Олег Черноус

"Медея" знаменитого французского итальянца Луиджи Керубини - из разряда полузабытых партитур XVIII века, триумфально возвращенных к жизни в другую эпоху. В партии кровавой колхидской царевны блистала Мария Каллас. В Москве первую постановку "Медеи" представили на сцене Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко режиссер Александр Титель, дирижер Феликс Коробов и художник Владимир Арефьев.

Можно было бы рассуждать на тему, почему именно сейчас на московской сцене появилась кровавая опера, написанная в 1897 году, во времена Французской революции, "белого террора" и имперских наполеоновских войн. И, конечно, сам Луиджи Керубини, современник судьбоносных для европейской цивилизации событий, не случайно обратился тогда к сюжету "Медеи". При этом он следовал и общей эстетической доктрине нового режима, апеллировавшего к традиционной классике - античности.

Но когда занавес "Медеи" в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко открылся, стало понятно, что постановщики этот жестокий миф интерпретировали не в формате обобщенных аллюзий, а в психоаналитическом ключе, раскрывающем сам механизм раскручивания ненависти. И что особенно страшно - в женщине, жестокость которой способна обернуться феноменом "черной вдовы". Правда, режиссер Александр Титель увел аналогии вглубь и даже, наоборот, представил "Медею" в коллизиях "безмятежной эпохи". Мир его спектакля - эстетическое ретро 30-х годов. Сияющий солнечный свет, пляж, купальные костюмы, легкий "джаз" (введенное под речитативы героев инструментальное трио на сцене - фортепиано, ударник, кларнет). Однако иллюзорность идиллии ощущается сразу: вместо плеска морских волн - на сцене давящая пространство свалка из фигурных бетонных глыб с тупыми пальцеобразными "конечностями", в мужских костюмах "милитари": ремни, галифе, сапоги невеста Главка (Дарья Терехова) - не радостная, а исступленная, предчувствующая беду.

"Воздух" этой беды постепенно накаляется в спектакле: меркнет сияющее освещение, дети Медеи проносятся по сцене с кроваво-красными игрушечными самолетиками, а в руках Медеи появляется нож, под которым летят первые "брызги" от початка кукурузы. Совсем скоро о безмятежной свингующей атмосферы не останется и следа. А ось трагедии "зигзагами", как молния, поразит всех: Ясона, Главку, Креонта, саму Медею, коринфян.

Медея в спектакле зловещая, но не злодейка. В простом черном платье, не страдальческая, а величественная - Хибла Герзмава. Ради нее и затевался спектакль. Ради того, чтобы в ее искусство бельканто ворвалась эта яростная древняя стихия трагедии, чтобы каждый звук, жест ее взорвался страхом, страстью, ужасом содеянного. И это получилось. Хибла Герзмава поет красиво всегда, но в образе колхидской царевны, к слову, близкой ей "по крови" (певица родом из Абхазии), потрясла. В ее Медее с первого звука, намеренно форсирующего внутреннее напряжение, вдруг открылась огромная бездна, затягивавшая в свою пучину через "дурман" красивейших колоратур, взрывных реакций, страшно нарастающего пульса и внезапно изменившегося голоса, переходящего почти в "фальцет" в миг убийства детей, не показанного на сцене. Но было понятно, что, убив детей, Медея убьет потом и себя. Просто не сможет жить без любви, в одной ненависти. Собственно, об этом ставил спектакль Александр Титель. О том, как легко нарушить баланс красоты, мирной жизни, любви, как сбитый в системе даже один винт может разрушить все (и Ясон, предавший Медею, в результате расплачивается за это убитой невестой и детьми, и в финале спектакля падает поверженный наземь). Все эти смыслы живут и в музыке Керубини, которая у Феликса Коробова звучит с какой-то пронзительной, ускользающей и мерцающей красотой, с нежными рельефами тембров, "тускловатым" старинным звуком. И итог "Медеи" получился вполне конфуцианским: кто хотя бы на миг разрушил гармонию, тот сотворил вечный хаос.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 18, 2015 12:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051803
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Ольга Завьялова
Заголовок| Медея и Ясон встретились на пляже
В Театре Станиславского и Немировича-Данченко оперу Луиджи Керубини дополнили джазом

Где опубликовано| газета Известия
Дата публикации| 2015-05-17
Ссылка| http://izvestia.ru/news/586617
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

14 мая в Московском академическом музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ) состоялась премьера оперы «Медея» Луижди Керубини (либретто Франсуа-Бенуа Оффмана по трагедиям Еврипида и Пьера Корнеля).

Сценическую судьбу этого произведения трудно назвать успешной, несмотря на то что «Медею» высоко ценили знаменитые композиторы (в их числе — Бетховен и Брамс). Изначально она шла на французском языке, а музыкальные сцены связывали разговорные диалоги. Однако авторская версия не прижилась: в 1802 году, через 15 лет после премьеры в Париже, оперу перевели на итальянский язык. А в конце XIX века Франц Лахнер создал немецкую версию, заменив при этом диалоги речитативами.

В начале XX века в «Ла Скала» представили еще одну модификацию оперы Керубини: за основу был взят вариант Лахнера, но Карло Дзангарини заменил немецкий текст на итальянский. В 1953 году именно эта версия приобретет необычайную популярность благодаря постановке Маргариты Вальман, в которой блистала в главной роли Мария Каллас. Эта же редакция была выбрана для сцены МАМТа.


Наталья Мурадымова (Медея). Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Главный режиссер театра Александр Титель перенес действие древнегреческой трагедии в 20–30-е годы XX века, что отразилось не только на сценографии, но и на партитуре. Драматическая увертюра внезапно сменяется звучанием джазового трио в составе фортепиано, кларнета и ударных. Однако этот весьма удачный эксперимент с инструментовкой длится недолго: спустя несколько минут вновь вступает симфонический оркестр.

Под игру джаз-банда, сидящего на сцене, появляются соперница Медеи, Главка, и ее подруги в стильных купальниках и солнечных очках (художник-постановщик — Владимир Арефьев): о своих страхах перед предстоящей свадьбой с Ясоном Главка рассказывает, лежа на пляже. При этом основное пространство сцены занято нагромождением бутафорских тетраподов — гигантских бетонных блоков, с помощью которых защищают береговые линии от волн. На этом же аксетичном фоне разворачивается действие второго и третьего актов: герои то блуждают между блоками, то возвышаются над ними, поднимаясь на высокий подмосток.

Режиссер раскрывает почти все карты уже в первом акте: например, по жестам Медеи становится понятно, что в качестве орудия убийства она изберет пистолет. И в третьем акте обманутая жена предсказуемо застреливает своих отпрысков назло изменнику Ясону.

Музыкальная составляющая спектакля оказалась намного сильнее режиссуры. Хор (главный хормейстер — Станислав Лыков) покорял слушателей своим мастерством на протяжении всего спектакля, а оркестру (дирижер — Феликс Коробов) более всего удались лирические эпизоды — особенно вступление к арии Нерис с соло фагота (Анастасия Батракова) и интродукция к третьему акту.

Среди солистов на первый план вышли исполнительницы женских ролей — Главка (Дарья Терехова), Нерис (Ксения Дудникова) и, конечно, Медея (Хибла Герзмава). А вот выразительных мужских характеров явно недоставало: из Креонта (Феликс Кудрявцев) не вышло грозного царя, а из Ясона (Нажмиддин Мавлянов) — страждущего любовника. Вероятно, поэтому наиболее захватывающим оказалось последнее действие, почти полностью посвященное Медее.

-----------------------------------------
Остальные фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 9:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051801
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии, Хибла Герзмава, Наталья Мурадымова
Автор| ЮЛИЯ БЕДЕРОВА
Заголовок| Запредельный вокал страстей
"Медея" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №85, стр. 11
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2728918
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Олег Черноус / Коммерсантъ

На сцене Музтеатра Станиславского впервые в Москве поставлена знаменитая опера Луиджи Керубини "Медея". Режиссер Александр Титель, художник Владимир Арефьев и дирижер Феликс Коробов выбрали из существующих музыкальных редакций ту, в которой в 1953 году блистала Мария Каллас. Ее наследницу в театре на Большой Дмитровке искала ЮЛИЯ БЕДЕРОВА. И нашла даже двух.

"Медея" Керубини в оригинале соответствует жанру французской комической оперы — не в том смысле, что шутлива, а в том, что поется по-французски как череда музыкальных эпизодов и разговорных диалогов. В результате нескольких переработок она получила тот вид, в котором обрела всемирную популярность в XX веке. В 1953 году сначала на фестивале "Флорентийский музыкальный май", потом на сцене "Ла Скала" Каллас пела редакцию 1909 года, в итальянском переводе Карло Дзангарини с музыкальными речитативами вместо диалогов из немецкой версии 1855 года, фактически открыв полузабытую "Медею" для второй половины XX века, переживавшего оперный бум. Оригинальную версию теперь тоже с удовольствием исследуют мировые театры. Но в Москве "Медею" ставят впервые и знают как материал Каллас, причем главным образом благодаря "Медее" Паоло Пазолини. Именно эту версию выбрали постановщики и не прогадали.

Каллас открыла Медею современному оперному миру как героиню, требующую равно мощных вокальных и актерских возможностей, уникального личного магнетизма, способности сосредоточить в себе все трагическое на сцене и выдерживать фантастическую концентрацию в течение не одного часа. Олицетворением Медеи для русской публики смогла стать Хибла Герзмава, взяв на себя честь открытия страшной и притягательной героини, одарив вокально безупречной партией с огромным разнообразием оттенков темных красок и нюансов и гибко мерцающим характером, прямо на наших глазах упорно идущим к смерти.

Но театр Тителя не был бы театром Тителя, если бы спектакль мог существовать только с одной, даже выдающейся Медеей. Вторая Медея (Наталья Мурадымова, исполнительница партии Елизаветы в вагнеровском "Тангейзере" Андрейса Жагарса) — с голосом иных объема и особенностей, светлее по краскам — так же плотно сшивает утонченность вокала с актерским даром и обжигает силой трагизма, воплощенной в одной человеческой судьбе одной лирической героини.

Постановка Тителя--Арефьева — метафора средоточия психологизма и человечности в разреженной атмосфере теоретического концептуального театра. Ограничившись рамками сверхлаконичной сценографически концептуальной конструкции (мы находим Медею, Ясона, его новую невесту Главку и царство Креонта на пустынном морском берегу предвоенной империи XX века и там же прощаемся с ними), постановщики фактически предлагают публике очень подробно психологически проработанный концерт в концептуальных костюмах, что для фресковой оперы Керубини становится по-настоящему органичным выбором.

Сцена заставлена огромными, неприятного вида бетонными конструкциями, "тетраподами" (в буклете спектакля подробно рассказывается про эти гигантские предметы, работающие в числе прочего волнорезами, и упоминается о том, что таких много на российских берегах Черного моря). В первом действии они как будто расслабленно стоят в сторонке, во втором — занимают центр сцены, в третьем — ощетиниваются рядами заграждений, пытаясь, словно живые, защитить то ли империю от Медеи, то ли саму героиню от саморазрушения.

На сцене царит детализированный психологизм. Его присутствие — в мелькающих то и дело в руках героев стаканчиках чая, в грохоте тяжелых ботинок и шорохе черных платьев, в том, как и в какой момент то одни, то другие поправляют гимнастерки, носят тазы, коробки, корзинки с вещами.

И вот уже мифологическая Медея предстает Медеей человеческой. А сам спектакль едва ли не оказывается посвящением всем женщинам трудной судьбы. Кто, подобно героине, ради мужчины уничтожал его врагов, забывал родину, отказывался от собственной судьбы и своих родных. И был отвергнут поэтому и за это вынужденный терять собственных детей и делить их с чужими женщинами. Из чудовищного мифа о жестокой Медее выглядывает тяжелая, не сказать чтобы совсем непонятная, проникновенная, хоть и жутковатая история женщины в разводе, как бывает, мечтающей удавить соперницу, наказать изменника, избежать изгнания, не дать поделить детей. И уничтожающей их депрессией. Иными словами, мы имеем дело с вполне очевидной, даже банальной человеческой драмой, только рассказанной языком мифа, психологической семейной хроники и трагического концертного театра.

Замечательно работают партнеры примадонн, особенно хороша Ксения Дудникова в партии Нерис, служанки Медеи. Нежная, сильная, гибкая голосом и актерством, Дудникова получает в финале шквал аплодисментов в ансамбле с Герзмавой, что дорогого стоит. Мощно, красочно звучит оркестр, Коробов ведет оперу Керубини, в которой музыкантам есть где развернуться, с бетховенской плотностью, пышной динамикой и невероятной целеустремленностью, помогая солистам превратить превосходную партитуру без шлягерных мелодий в шедевр, захватывающий своей красотой, рельефностью и пылкостью, как хороший детектив.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июн 06, 2015 5:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 9:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051902
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии, Хибла Герзмава
Автор| Петр Поспелов
Заголовок| «Медея» Керубини в постановке Александра Тителя тянет на оперный спектакль сезона
Хибла Герзмава играет добродетельную мать и задает планку артистизма

Где опубликовано| Газета "Ведомости"
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/05/19/medeya-kerubini-v-postanovke-aleksandra-titelya-tyanet-na-opernii-spektakl-sezona
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Хибла Герзмава в роли Медеи играет античную трагедию в цветах угля и крови
О. Черноус


Это спектакль, в котором одно удачное решение отражается в другом. Например, выбор названия и выбор актрисы. Выбор актрисы и выбор места действия. Выбор места действия и сценографическое решение. Случайностям здесь места нет.

«Медея» Керубини на российской сцене раритет (историки припоминают лишь самарскую постановку в 1980-е гг.). Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко выбрал итальянскую редакцию, которая сложилась лишь к началу ХХ в. Французский оригинал 1797 г. был дополнен немецкими речитативами (композитор Франц Лахнер) в 1855 г. и переведен на итальянский в 1909 г. В таком варианте классический стиль Керубини иногда компрометируется более поздним стилем Лахнера, но в основном цельность соблюдается – ей не вредит даже единственная вольность, допущенная постановщиками: интродукция к опере исполняется девушками-физкультурницами под аккомпанемент сценической банды, состоящей из пианино, кларнета и военного барабана с тарелкой.

Антураж, отсылающий к 1930-м гг., нас нимало не смущает – мы не видели «Медею» на сцене и не имеем стереотипов, как она должна выглядеть. Зато мы слышали ее на компакт-диске – модельной исполнительницей заглавной партии была Мария Каллас. Не в каждом нашем театре найдется артистка, которую можно было бы поставить с ней в сравнение, но на Большой Дмитровке такая артистка есть. Режиссер Александр Титель сказал, что Хибла Герзмава в силу крови должна понимать, что такое Колхида. Партия Медеи идеально ложится на текущее вокальное амплуа Герзмавы, переходящей от лирико-колоратурных партий к драматическим. Голос Герзмавы звучит свободно, чувственно, не напряженно. Она не форсирует, обладая запасом звучности, она не боится высоких нот, которые никогда не выходят резкими, она равно хороша в кантилене и декламации.

Ее Медея – женщина удивительно полнокровная. Весь окружающий мир не стоит ее мизинца – так горе Язону, предавшему ее любовь, горе чистосердечной Главке, пытавшейся стать ее счастливой соперницей, горе городам и землям. Дети Медеи и Язона появляются на сцене лишь дважды на протяжении трех актов. Они пробегают через сцену, играя, в первом акте. В конце второго их приводят к матери, уже составившей ужасный план, – мать обнимает их с искренней радостью и теплом. Медея – прекрасная любящая мать, но в кармане ее платья лежит пистолет.

Иногда Хибла Герзмава напоминает Анну Маньяни в фильмах неореализма – так твердо она стоит на земле, как споро чистит в таз кукурузу, так легко на пару с подругой тащит пятидесятикилограммовый мешок картошки. А иногда кажется, что мы видим Нонну Мордюкову в фильме «Комиссар» – женщину-мать эпохи великой революции. В свое время они с Язоном, наверное, отправили в расход немало беляков и петлюровцев, а то и мирных крестьян. Такая женщина жалеть не станет – ни изменника мужа, ни его избранницу, ни детей, ни саму себя.

Премьерный состав «Медеи» не назовешь идеально ровным. На сравнение с Герзмавой тянет молодая Ксения Дудникова в роли ее напарницы (по либретто – служанки) Нерис. Это вторая по значению роль в опере – верная, пылкая душа, и не зря она награждена красивой арией: голос Дудниковой звучит тоже свободно и сильно.

Тенор Нажмиддина Мавлянова как раз такого типа, который подходит партии Язона – с героической ноткой, – но звучит он несколько затрудненно. Нелегко далась басу Феликсу Кудрявцеву роль Креонта с ее экспрессией и диапазоном. Зато очень мило прозвучало сопрано Дарьи Тереховой в роли Главки, и даже колоратуры в конце арии у нее получились. Безупречен был хор, в задачу которого входило порой докладывать о трагических событиях из-за сцены, Феликс Коробов вел оркестр и вокальные силы собранно и четко.

Действие «Медеи» происходит на морском берегу – и художник Владимир Арефьев придумал выразительный мотив его оформления. Фигурные блоки, называемые тетраподами, напоминают одновременно о вечности – они похожи на окаменевших доисторических животных – и о близкой войне. Вроде бы предназначенные для мирных целей – что-то вроде волнорезов, – они напоминают боевые укрепления, неких морских ежей, защищающих от вторжения с моря. Медее они как родная стихия, она умеет между ними прятаться, тогда как все остальные среди них беспомощно плутают. Сделанные из специальных материалов, тетраподы впечатляют весом – кажется, что они сделаны из тяжелого бетона.

И лишь в конце, где они рушатся подобно сраженному карой Язону, мы понимаем, что они легкие и мягкие. Что это только театр. Дети выбегают на поклоны живые.


Примадонна

В 2010 г. Хибла Герзмава была награждена «Золотой маской» за исполнение титульной партии в опере Доницетти «Лючия ди Ламмермур» – спектакле Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 5:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051903
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии, Хибла Герзмава
Автор| Светлана НАБОРЩИКОВА
Заголовок| Хибла и другие
Где опубликовано| Газета "Культура"
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/opera/101115-khibla-i-drugie/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко сделал подарок своей приме Хибле Герзмаве. «Медея» поставлена специально для нее. В аннотациях привязка к звездной исполнительнице отсутствует, однако другого резона вводить в афишу эту достойную, но далеко не выигрышную оперу у театра нет.

Лирическую трагедию основателя Парижской консерватории (в «Стасике» идет итальянский перевод с речитативами Франца Лахнера) больше любили профессионалы, нежели зрители. Партитуру с множеством пометок хранил в своей библиотеке Бетховен. Высоко ценили создание Керубини Вебер, Шуман, Брамс, Глинка. Да и сейчас историки смакуют необычные для XVIII столетия гармонические и тембровые прорывы — есть там, например, солирующий альт, немыслимый в оркестровой практике того времени.



Широкой публике «Медея», пережившая короткую популярность в премьерном 1797 году, быстро наскучила. Посетители театров жаждали не интеллектуальных изысков, а ярких эмоций. Иными словами, запоминающихся мелодий. Мотивы опер Верди, Россини, Беллини, Доницетти звучали на улицах. А «Медею» не пели, что и похоронило ее на долгие полтора века. Возродилась опера в 1953-м благодаря Марии Каллас, искавшей для себя масштабную трагическую роль. Ну а потом, соревнуясь с великой гречанкой, к этой партии приобщилось больше двух десятков примадонн — от Монсеррат Кабалье до Сильвии Шаш. Теперь в этом списке есть Хибла Герзмава.

Премьерный спектакль народная артистка провела с осторожностью. Как будто прислушиваясь к своей героине. Словно, не зная, куда ее повести. То ли сделать отпетой оторвой, которая ради мести мужу без колебаний убивает соперницу, а затем, чуть посомневавшись, — собственных детей («Они дети Ясона!»). То ли акцентировать невменяемость персонажа — женщина в здравом рассудке скорее покончит с собой, чем причинит вред ребенку. Сомнения разрешил финальный монолог («И что ж? Ведь я Медея!»), спетый с отсутствующим взором тяжелобольной, и заключительный вопль, после которого впору было выносить смирительную рубашку.

Если с драматическими нюансами Хибле еще предстоит определиться, то певчески тяжелейшая партия сделана на отлично. Речитативы без зазоров вливаются в вокал, низы рокочут, верхи звенят, средний регистр обволакивает теплом. С вокальной точки зрения, Герзмава настолько превосходит партнеров, что оперу впору анонсировать на современный манер: «Хибла и другие».

Поклонникам музыкальной составляющей постановка, скорее всего, придется по вкусу — Герзмава вне конкуренции, но и общий уровень достаточно высок, а почти джазовое трио в сцене на берегу может пройти по разряду находок. Те же, кто помимо музыки ждет яркого зрелища, будут разочарованы. Бесполезно винить в этом постановщика. Сделать из оперы сочный триллер не получится ни при каких талантах. Материала — ноль. Все важные события происходят за кадром. Вот, например, соперница Медеи падает замертво, примерив отравленную диадему. Скорбную весть доносят причитания из храма. А представляете, как расписал бы эту сцену Верди? И как художественно умирала бы героиня, ведомая опытным режиссером? Тем не менее режиссеру Тителю и художнику Арефьеву стоит выразить респект. Грамотно актуализировав события, они сделали все возможное, чтобы опера смотрелась.

Время действия — 1940-е. Место — средиземноморская страна, где правит диктатор Креонт. Ясон — международный террорист. За политическое убежище он платит золотым руном и крепит союз с диктатором, женившись на его дочери. Медея — супруга террориста, некогда втянутая им в преступную деятельность, а теперь отвергнутая.

Все стройно, логично, против Еврипида не грешит. Там ведь тоже герои идут к цели, не гнушаясь убийствами, грабежами, предательствами. Одно различие — в античной трагедии за людей отвечают боги. Плохо поступил? Претензии наверх. В опере вся ответственность лежит на людях. Неподъемная ответственность. В буквальном смысле. Сцена загружена огромными серыми валунами. А за каменной преградой — синее небо и морская гладь. Но к этим символам свободы герои так и не прорвутся.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июн 06, 2015 5:26 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 12:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052001
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии, Хибла Герзмава
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Медея, мать родна
«Медея» Александра Тителя в Музыкальном театре — современное про вечное

Где опубликовано| Весь Театр — Teatrall.ru ©
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| https://www.teatrall.ru/post/2036-medeya-mat-rodna/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Три стены сцены сияют нежно-голубым светом – таким светом, как бывает только на море ранним утром. Все пространство сценограф Валерий Арефьев заставил бетонными тетраподами – этакими штуками, что напоминают противотанковые ежи, а на деле применяются в качестве волнорезов (в буклете это специально объясняется). Само море – там, за тетраподами, его не видно, но явно из моря к авансцене выходят девушки в купальниках, встряхивающие волосы и укладывающиеся загорать на деревянном помосте. Это – подруги Главки, дочери коринфского царя Креонта; тут же появляется и она сама – и в этой сцене публика узнает, что вскоре будет свадьба Главки и аргонавта Ясона, и что девушка нервничает по поводу возможной реакции отставленной первой жены Ясона, Медеи.



Ясное солнце, тихое небо, безмятежность и ожидание счастья – пусть тревоги проговорены и пропеты (Главка – отличная роль Лилии Гайсиной), но все же они кажутся несущественными. Та, ненужная, старая жена куда-нибудь денется (кстати, говорят же, что она колдунья, а таким не место в порядочном городе), и все будет отлично.

Вот только это ощущение безмятежности исчезает мгновенно, как только на сцене появляется Медея – Хибла Герзмава.

Совершенно очевидно, что редко появляющаяся в стране опера Луиджи Керубини (ее уже лет сорок не было на афишах театров нашей родины) поставлена именно для нее. На эту мощь, эту страсть, это презрительное величие.

Медея, кажется, живет среди этих тетраподов – беженка, бомж, сгусток тьмы посреди солнечного дня.

Ее изгнали из города, и она должна срочно убраться подальше – иначе добропорядочные горожане линчуют ее, напоминающую о том, что у будущего царева зятя уже есть жена. Она застряла здесь, невдалеке от города – потому что все еще любит Ясона и надеется его вернуть, и потому что Ясон не отдает их двоих детей, нажитых во время совместных странствий. Теперь он причалил к берегу, вошел в царский дом – а она выброшена на песок пляжа. Рядом немного вещей и верная служанка (Ксения Дудникова); внутри – ад.

Герзмава делает свою Медею осознанно взрослой (хоть в мифе она и казалась вечно молодой) и убирает в пластике всякое напоминание о том, что ее героиня – вообще-то дочь царя, десять лет назад предавшая свою родину и семью ради Ясона.

У этой Медеи тяжелый крестьянский шаг; она легко таскает мешки.

В общем, понятно, что конкуренткой милой и изящной девице лет двадцати она быть не может. Единственное, чего не видит Ясон (к чему он, вероятно, привык и уже не замечает) – внутренняя мощь. Она воспроизведена Герзмавой в каждой ноте, в каждом жесте.

Опера зацикливается на ней, на ней закрывается. В спектакле немало действующих лиц – и сам Ясон (Николай Ерохин), слегка все же смущающийся из-за своей измены, и царь Креонт (Феликс Кудрявцев), правитель в меру жесткий, способный на небольшие добрые поступки. Но называется опера – «Медея»; и это все о ней.

Мы видим, как Медея принимает решение – отомстить так, чтобы Ясону точно было больно. Главке она заколдованную одежду посылает с легкостью – отдала распоряжение и забыла. Но вот сцена, когда она собирается убить детей…

ерзмава сотворяет маньяческую сосредоточенность на цели: вот для того, чтобы чего-то достигнуть, надо сделать с такими-то объектами то-то и то-то. Но «объекты» суть собственные дети Медеи – и сосредоточенность рушится, говорит сердце, затем героиня эту жуткую сосредоточенность восстанавливает и продолжает с того места, где остановилась. Спор Медеи с самой собой – темный, страшный, голос грохочет и шепчет, вдруг звучат интонации неожиданно жалостливые (она не детей, она и себя жалеет, но душит эту жалость в себе). И вдруг – в секунду – чуть не истерический вопль, за ним – мощное мертвое спокойствие.

В течение одного монолога она все менее становится человеком и все более – воплощенной смертью.

Режиссер Александр Титель перенес действие древнегреческого мифа примерно в тридцатые годы ХХ века. Но сделал так, что речь идет не о будущей войне, а о прошлой – где Медея явно воевала вместе с Ясоном. Женщина комиссара, вовремя переходящего на административную работу, женщина террориста, решившего «соскочить» - история здесь не только об измене Ясона Медее, но об измене Ясона войне. Он может оставить войну позади, она – нет; потому и ходит все время в черном, потому и достает заколдованное платье для врагини (в мифе Главка, надев его, сгорела заживо) жестом простым, непафосным и привычным.

Ведомый Феликсом Коробовым оркестр был неровен: наиболее впечатляли тихие, опасные, тайно-угрожающие эпизоды, там работа была филигранной. В эпизодах «громких» оркестр был менее интересен; в целом же все равно спектакль можно назвать несомненной оркестровой удачей. И уж, безусловно, удачей театральной – хотя на сцене убийство только что бегавших с ранцами малышей показано не было, на поклонах, когда дети вышли на сцену, зал вздохнул с таким облегчением, что стало ясно: в эту историю, в эту музыку он точно поверил всерьез.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июн 06, 2015 6:29 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 12:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052002
Тема| Опера, Музыка, МАМТ, Премьера, Персоналии, Наталья Мурадымова
Автор| Мария Юрченко
Заголовок| Прощание с мифом
Где опубликовано| © Орфей
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| http://www.muzcentrum.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=16809:proshchanie-s-mifom&catid=12&Itemid=103
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко завершилась премьерная серия показов «Медеи». Оперу Луиджи Керубини по одному из самых устрашающих мифов древнегреческого эпоса в Москве ставят впервые. Да и российских постановок за всю историю была только одна – в Самарском оперном театре более тридцати лет назад. А между тем со времен легендарной Каллас «Медея» обласкана вниманием европейской публики. История доведенной до исступления матери-детоубийцы пришлась ко двору постмодернистского режиссерского театра.



Луиджи Керубини – итальянец, основную часть жизни проживший в Париже; заразившись идеями Великой французской революции, стал одним из ее композиторов-флагманов. Кроме того, он прославился как зачинатель «оперы спасения» и стоял у истоков Парижской консерватории, делу которой безраздельно отдался на склоне лет. Историю своей «Медеи» он сочинял по одноименной трагедии Корнеля (автор либретто – Ф. Б. Оффман), который в свою очередь опирался на тексты древних трагедий Еврипида и Сенеки.

Уже тогда миф был значительно упрощен – оперная фабула конструировалась на любовной драме, завязанной между аргонавтом Ясоном, его отвергнутой женой Медеей и невестой Главкой, дочерью царя Коринфа. В конце концов, ослепленная ревностью и жаждой отмщения Медея убивает своих детей, рожденных от Ясона, в отместку неверному супругу. В мифе этим событиям предшествует огромная предыстория, где инфернальное нутро колхидской царевны вспыхивает едва ли не с их первой встречи с аргонавтом.

Охваченная страстной любовью к Ясону (по одной из версий – чувство столь неистовой силы было внушено Медее богами, покровительствовавшими аргонавтам), Медея помогает ему завладеть святыней Колхиды – золотым руном, предавая тем самым отца и свой народ. Покидая Колхиду вместе с аргонавтами, Медея зверски убивает брата, чтобы задержать погоню и спастись от преследователей. Ясон женится на Медее, и за годы скитаний она становится матерью его детей.

С сегодняшней человеческой точки зрения, Медея своими деяниями намертво привязала себя к Ясону, ведь без него у нее нет ни опоры, ни дома, ни родных; но и Ясон намертво привязан к Медее, поскольку, как сейчас бы сказали, обязан ей до гробовой доски. Принимая это во внимание, образ Медеи становится гораздо более объемным, сложным, многоплановым, нежели помутившаяся рассудком ревнивица: она мстит не только за свою поруганную любовь, но и за изуверские грехи, положенные на алтарь этой любви.

В опере всё это выносится за скобки, и хотя о событиях минувших дней так или иначе упоминается между делом, дюжая часть арий посвящена теме любви – прославлению любви, упованию на любовь, ожиданию любви и неимоверным страданиям, которые приносят безответные чувства. Именно любовь становится причиной измены Ясона и источником лютой ярости Медеи. Однако если во времена Керубини это, несомненно, было поветрие моды, то современные постановщики вынуждены иметь дело с этим избыточно “любовным” материалом. Видимо, потому столь ошеломляющей в роли Медеи была незабвенная Мария Каллас, которой каким-то образом удавалось поднять и аккумулировать в себе все пласты тернистого мифа, преодолевая ущербность оперного сюжета.

В наши дни любовь, исполненная панегирического пафоса Керубини, уже не в моде, а вот миф, судя по всему, слишком сложная материя, причем скорее для публики, нежели для тех, кто ставит спектакль. Поэтому последние смело испепеляют миф дотла, а в случае постановки Театра Станиславского и Немировича-Данченко – погребают под толщей “бетонных” нагромождений.

Команда постановщиков во главе с режиссером Александром Тителем разговаривают со зрителями языком современных эстетических парадигм. Все три акта на сцене – громадные тетраподы, или в народе попросту волнорезы, – фигурные бетонные блоки, служащие для возведения берегозащитных сооружений. Смотрится величественно, устрашающе и, говоря откровенно, красиво. Сама четырехконечная форма тетрапода с точки зрения пропорций – не лишенное изящества изобретение. Автор сценографического решения – главный художник театра Владимир Арефьев. Остальная часть сцены – белая коробка, отданная на откуп художнику по свету Евгению Виноградову.

Понятно, что индустриальные тетраподы появились здесь не из древних миров. Эпоха, к которой привязан спектакль, намеренно не конкретизирована: примерно 30-е годы прошлого века. Опера открывается сценой купальщиц – это подружки Главки прославляют Бога любви, нежатся на солнышке, натирают друг друга кремом от (или для) загара и всячески веселятся. Появляющиеся аргонавты облачены в военную форму неопределенного государства. Они торжественно вручают правителю Коринфа – Креонту золотое руно: что это такое, для зрителей так и остается загадкой. По мере того, как над Коринфом сгущаются тучи, тетраподы всё крепче сцепляются друг с другом. И если в первом акте, расставленные в шахматном порядке, они еще пропускали потоки света и воздуха , то к третьему акту образуют беспросветную, мрачную стену. В этот момент они особенно сильно напоминают другую оборонительную конструкцию – крепкую цепь противотанковых ежей.

За этими враждебными гигантами прячется свирепствующая, обреченная на изгнание Медея, которая в конечном итоге так и сделает – снесёт всё на своем пути, словно взбесившаяся волна цунами. Заглавную партию поют две сильнейшие примы театра – звезда мировой оперной сцены Хибла Герзмава и одна из главных надежд российской оперы – Наталья Мурадымова. Именно она – героиня нашего рассказа.

Так повелось, что за сценической Медеей закрепилась репутация женщины-хамелеона. Перед нами не только одержимое бесчеловечными страстями чудовище, но и любящая мать, и страдающая женщина. Еще Теодоре Челли писал о Медее-Каллас: «Она была невероятна. Великая певица и трагическая актриса выдающегося дарования, она заставила голос чародейки звучать зловеще и с бесподобной силой на низких нотах. Но сумела она найти и трогающие сердце интонации любящей Медеи, и ласковые – Медеи-матери».

Этот стереотип начисто разбивает Наталья Мурадымова (и, видимо, отнюдь непреднамеренно). Ее Медея вся соткана из зёрен Танатоса – она пылает яростью от первой до последней ноты, а миндалевидные глаза с одинаковым безумством смотрят на всех, и в минуты отчаяния, и мольбы. Медея Мурадымовой не сползает до лукавства даже в тот момент, когда говорит: «Буду лгать, буду притворяться…», и лишь, пожалуй, действительно милосердие Креонта позволяет ей остаться в стране и провести еще один день с детьми.

Исполинский голос Мурадымовой осеняет весь зал и единственный прошибает взвод бутафорных тетраподов, остальные в них просто глохнут. Единственную достойную пару ей составляет меццо-сопрано Наталья Владимирская, исполнительница партии служанки Нерис, которая к тому же сосредоточивает в себе гораздо больше трепета за судьбу обреченных на казнь детей, чем их отец Ясон. За свою сравнительно небольшую роль, она снискала оглушительный залп аплодисментов.



К настоящему моменту не совсем сложилась роль Ясона в исполнении Николая Ерохина. Вокально ему не хватает героической интонации (при всех сомнительных качествах персонажа этого ему не занимать); артистически он выглядит каким-то мягкотелым и кичливым. И хотя малодушие его герою вполне к лицу (и пресмыкание перед Креонтом могло бы сойти за правду), думается, что Ясон должен источать особый эротизм, пленивший эту крещенную кровью женщину.

Остальные персонажи до некоторой степени безлики, что не антагонирует с общим замыслом. Хорош Креонт в исполнении Романа Улыбина. Миловидным сильфом порхает (правда, до поры до времени) Главка – Евгения Афанасьева. Хор замаскирован под простой люд и вокально превозмогает акустические препоны сценографии (хормейстер – Станислав Лыков).

Наконец, музыкальный руководитель постановки – главный дирижер театра Феликс Коробов выкладывается на все 150%, бдительно сопровождая певцов в ариях и разгоняя свой пыл во время увертюр и интерлюдий.

Уж в чем в чем, а Тителю и его команде нельзя отказать в превосходном чувстве стиля. Спектакль получился эстетским и по-хорошему взористым. Эдакий крупногабаритный минимализм. И всё же он скорее всего не оставит удовлетворенными ни противников режиссерской оперы, ни тех, кто ее приветствует. Первых возмутит стилистическая интерпретация и масса режиссерских фривольностей, вторым не хватит масштаба и глубины прочтения.

Ведь перед нами Медея – обыкновенная суровая, несокрушимая баба, тягающая мешки с картошкой и шлифующая эмалированные тазы. Детей она изводит цинично и бессовестно – из револьвера. В буклете, сопровождающем спектакль, целый разворот посвящен террористам и их дамам – видимо, в знак того, что женщина и зверские преступления вполне себе житейское явление. Видали мы таких Медей, и таким никогда не удавалось избежать народной расправы. Так что даже становится обидно, что и этой Медее вновь удалось исчезнуть безнаказанной…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 10:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052201
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Светлана НАБОРЩИКОВА
Заголовок| Моя большая гламурная свадьба
Где опубликовано| Газета "Культура"
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/opera/101134-moya-bolshaya-glamurnaya-svadba/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На первом представлении в венском Бургтеатре «Свадьбу Фигаро» играли почти вдвое дольше положенного — публика требовала бисировать понравившиеся номера. Посетители Большого театра бисов не просили (традиция XVIII века давно канула в Лету), но овацию устроили нешуточную.

В истории ГАБТа это прочтение моцартовского шедевра — пятое по счету. Пока пальма первенства принадлежит спектаклю Бориса Покровского 1956 года. За 20 лет его дали 291 раз. Но, судя по радостному воодушевлению опероманов, у нынешней «Свадьбы» есть шансы повторить или даже перекрыть это достижение. Оперной труппе и руководству театра можно адресовать поздравления. Тем более, что это первый проект, который «от и до» задумала команда Владимира Урина. Ранее выполнялись долгосрочные планы прежней администрации.

В новой постановке много солнца, света и цвета. Изящества и непринужденности. Жизнерадостности и жизнелюбия. Остроумия без пошлости. Эротики без сальности. Поучительности без занудства. Легкости без легковесности. Авантюрности без натуги.



Откуда такая сладостная безмятежность? Моцарт не Бомарше, остросоциальная подоплека знаменитой пьесы его волновала мало. Но ее сюжет он сохранил, а поводов для конфликтов в этой комедии положений предостаточно. Взять хотя бы «право первой ночи», дающее графу Альмовиве законные основания приласкать супругу камердинера. Фигаро, разумеется, готов постоять за честь невесты, но время от времени разуверяется и в ней, и в людях. Сюзанна, хотя и влюблена в Фигаро, осознает, что достойна большего. Графиня — вообще несчастная женщина. Замужество для нее обернулось тюрьмой. Еще хуже Марселине — и мужа не нашла, и сына потеряла. Свои трудности у недалекого Бартоло, сплетника Базилио, не по годам предприимчивой Барбарины. Даже шалопай Керубино расстроен: каково ему, «мальчику нежному, кудрявому», служить с неотесанными солдафонами? Но делать нечего — придется отправляться в полк.

В общем, проблем, больших и малых, в «Свадьбе Фигаро» хватает. И музыка порой возвышается если не до трагических, то до драматических высот. Только в постановке Евгения Писарева эти трагизмы-драматизмы таковыми не воспринимаются. Красивая жизнь красивых людей. Да еще подана так, что облизнуться хочется. Не сопереживать тянет, а любоваться тем, как верно выбранный стиль поднимает рассказ над бытом.

Спектакль решен в стилистике 1960-х. Ясной, простой, геометрически правильной. Дом графа — многосоставная конструкция с квадратными комнатами-ячейками. На щегольских мужских жилетах — мондриановские прямоугольники. Экипаж — сверкающий лаком ретромобиль. Клумба — массивная тележка с сочными желтыми тюльпанами. Масса отсылок к брендам высокого гламура. Юбки колоколом и свадебные кринолины — привет молодому Пьеру Кардену. Маленькое черное платье Сюзанны — поклон мадемуазель Коко. Роскошные пеньюары графини — дань как истории костюма, так и увлечению художницы Виктории Севрюковой, коллекционирующей белье.

Режиссер говорит, что пленился эстетикой итальянского и французского кинематографа середины прошлого века. И просил певцов смотреть фильмы Фредерико Феллини и Жака Деми, чтобы глубже вникнуть в стиль. Не знаю, как насчет Феллини — его карнавалы всегда разыгрываются сквозь слезы, но с лучшим творением Деми — «Шербурскими зонтиками» с их чуть кондитерской красивостью — эта «Свадьба» в ближайшем родстве.



Непринужденность, с которой певцы переходят от речитативов к пению, кажется, тоже заимствована оттуда, а не диктуется старинной традицией. И сама органика артистов — не оперного, а кинематографического свойства. Естественность существования «в кадре», даже если фокус внимания приходится на партнера, для них важнее сольных арий. При том, что к вокальной стороне спектакля придраться трудно. Технические сложности преодолеваются без напряжения. А о некоторых купюрах — в частности, прелестной арии Марселины из четвертого акта — можно даже пожалеть.

Оркестр под управлением британского маэстро Уильяма Лейси (в его активе также «Дон-Жуан» и «Похищение из Сераля») звучит ясно и точно, почти по-моцартовски. «Почти» в данном случае не снисходительное похлопывание по плечу, а констатация факта. Подлинного, до мурашек по коже Моцарта, как и нашего Чайковского, способны преподнести исключительно «родные» оркестры и дирижеры. Видно, есть в музыке этих гениев некая труднодоступная «химия», уловить которую могут только соотечественники.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июн 06, 2015 6:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Airelle
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 26.07.2014
Сообщения: 311

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2015 6:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052701
Тема| Опера, Музыка, Мариинский театр, Интервью, Персоналии, Григорий Чернецов
Автор| Юлия Пнева
Заголовок| Я верю в лучшее, в светлое будущее, вскоре грядущее
Где опубликовано| Voci dell'Opera: Опера и балет
Дата публикации| 2015-05-25
Ссылка| http://vk.com/operavoci?w=wall-30259_5160
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Баритон Григорий Чернецов – солист Академии молодых оперных певцов Мариинского театра, подающий надежды Евгений Онегин и приятный молодой человек, с которым всегда интересно поговорить об опере и музыке.

Ваш Онегин - положительный или отрицательный персонаж?

Мой Онегин не отрицательный, но всё же товарищ равнодушный и самовлюбленный. Как пришелец из иного мира, он не понимает всей суеты вокруг; эмоциональный дефицит приводит к трагедии. По правде говоря, мне жаль его.

Как Вы считаете, важно ли в оперных спектаклях внешнее соответствие певца и героя? Или самое важное – всё-таки голос?

Думаю, что в наше время шоу-программ очень важно, чтобы артист максимально соответствовал некоторому набору общих характеристик своего героя.

Какая героиня оперы - идеал женщины для Вас?

Образ собирательный - страсть Кармен, нежность Татьяны (улыбается).

Вы волнуетесь перед спектаклями?

Еще бы! Это как войти в другое измерение, быть равнодушным невозможно.

Ваша любимая режоперная постановка? Есть ли такая?

Не могу сказать, что я видел много постановок, но могу привести пример – “Евгений Онегин” с Дмитрием Хворостовским и Рене Флеминг (2007 год, Метрополитен Опера). Опера в духе времени, очень всё лаконично и со своими фишками. Здорово!

Вы поете в Мариинском театре, который славится очень сильной балетной труппой. Кто ваши любимые танцовщики?

В моей жизни так складывается, что я далёк от балета, даже и знакомых-то нет из этой среды. Во всяком случае, классического балета. Надо, конечно, им отдать должное - это одна из самых сложнейших профессий в театре... Но и здесь для меня главное - музыка. Танцы - не моё (улыбается).

Какие качества Вы цените в певце?

Отвечу так: в певцах ценю человеческие качества. Некоторые со своей высокой "вокальной" позиции забывают, что вокруг тоже люди и у них есть чувства.

С каким оперным композитором Вы бы хотели подружиться?

Если бы они были живы - Чайковский и Верди. А нашего времени (не из оперы) - Александра Пахмутова! Великая женщина!

Ваши герои в реальной жизни? Кем Вы восхищаетесь?

Мой музыкальный герой - Муслим Магомаев. Всегда восхищался его исполнительским мастерством и проникновенным вокалом... ну а в простой жизни героем считаю честного, верного семьянина, дружелюбного и отзывчивого, любящего Родину.

Что для Вас счастье?

Счастье - это быть тем, кого я описал в предыдущем пункте плюс самореализация. Счастье для артиста – это довольный зритель. Есть у меня даже девиз такой, мной придуманный: "Я верю в лучшее, в светлое будущее, вскоре грядущее, и пуще прежнего живу надеждой, что все изменится: всё будет лучше, чем прежде!"

Беседовала Юлия Пнева, май 2015 года
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Airelle
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 26.07.2014
Сообщения: 311

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2015 6:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052702
Тема| Опера, Музыка, Интервью, Персоналии, Тарас Присяжнюк
Автор| Юлия Пнева
Заголовок| Прекрасный голос – не гарантия того, ты станешь именитым певцом
Где опубликовано| Voci dell'Opera: Опера и балет
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://vk.com/operavoci?w=wall-30259_4967
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Тарас Присяжнюк – начинающий оперный певец и студент Национальной музыкальной академии Украины. Мы познакомились в Большом театре на прослушивании компании NYIOP, которое прошло для него очень успешно. Не буду раскрывать всех секретов... Скажу лишь, что Тарас очень понравился членам жюри, особенно директору Зальцбургского фестиваля Евамарии Визер.

Как ты пришёл к пению и к опере? Интерес к музыке был с самого детства?

К пению, меня можно сказать, привели мои родители, так как сами являются музыкантами. Будучи трёхлетним ребенком я уже "пел" вместе с папой, мамой и сестричкой. Вместе с тем потихоньку зарождался интерес к музыке и искусству в целом, но как всякий маленький парнишка я бегал с футбольным мячом и мечтал о футбольной карьере!

Почему именно опера, а, скажем, не эстрада, не джаз, не folk музыка?

К большому сожалению, я не был воспитан на классическом и оперном искусстве, хотя учился в музыкальной школе и играл на музыкальном инструменте. Я с детских лет пел эстрадные песни, слушал популярные хиты и развивался в этом жанре. Когда я учился на втором курсе театрального института как драматический актер и был солистом церковного хора, то стал интересоваться академическим вокалом. В том же году я поступил на подготовительный курс Донецкой музыкальной академии им. С.С. Прокофьева и в последующие годы еще с большей жаждой и интересом познавал классическое и оперное искусство.

Какими творческими достижениями ты больше всего гордишься на данный момент?

В эстрадном жанре (опять-таки) я делал большие успехи, был победителем различных конкурсов, побывал в Италии, Германии, Венгрии. Наверное, я могу гордиться своей "юностью". Так как я только начинаю свой путь как академический певец, надеюсь, всё ещё впереди: целей очень много, и хочется максимально себя реализовать! Уже как академический певец я успел поучаствовать в некоторых конкурсах, стать лауреатом различных премий. Год назад я выступил с сольным концертом в двух отделениях, где прозвучали романсы Рахманинова, Чайковского, а также русские, украинские и неаполитанские песни в сопровождении оркестра!

Наверное, каждый певец помнит свой первый серьезный спектакль. Для меня это была Травиата (партия Альфреда). Я очень люблю эту оперу. Также люблю Верди, Пуччини, Генделя, Моцарта, конечно же, Чайковского. Кстати, завтра у меня премьера в Оперной студии Киевской национальной академии в партии Ленского. Это прекрасная, наполнена глубокой чувственностью музыка не оставляет равнодушным даже самого скептически настроенного слушателя!

Расскажи, пожалуйста, о любимых партиях, певцах, операх.

Любимые певцы – это "образцовые" Франко Корели, Франко Бонисолли, Пласидо Доминго. С интересом следил за творчеством Роландо Вильясона, всегда поражали его харизма и эмоциональная наполненность. Ну и блистающие в нынешнее время тенора Хуан Диего Флорез, Роберто Аланья, Петр Бечала и, конечно же, Йонас Кауфман!

Какими качествами должен обладать оперный певец? Сложная ли это профессия?

Я никого не удивлю, если скажу что прекрасный голос – не гарантия того, ты станешь именитым певцом! В наше время, в столь быстро развивающемся мире всё движется всё вперёд… даже опера. И помимо голоса певец должен обладать приличной внешностью, уметь себя "подавать", знать как минимум английский язык… а также важна коммуникабельность и многое другое. Чем дальше, тем уровень требований возрастает, и очень не просто им соответствовать!

Почему ты решил принять участие в программе "Голос Украины"? Какие впечатления от этого проекта?

Это было давно… из всех телепроектов это, пожалуй, самый интересный и, что самое главное, качественный проект, вот я и решил попробовать свои силы. Впечатления остались положительные.

А какие впечатления от прослушиваний NYIOP?

NYIOP - это для меня было первое серьезное прослушивание! Мне очень понравилась и организация, и атмосфера там. Даже просто увидеть агентов из лучших театров мира, которые смотрят на тебя и оценивают, это уже большой опыт и счастье. А ещё большее удовольствие - когда после этого тебя запоминают и ведут с тобой диалог.

Каким ты видишь себя через 10 лет? О чём ты мечтаешь? Расскажи о жизни, которую бы ты хотел вести.

Как минимум попытаться не растолстеть (смеётся). А если серьезно, то хотелось бы стать востребованным, качественным певцом, гастролирующим по лучшим театрам мира. Это и есть мечта!

Беседовала Юлия Пнева, май 2015 года
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Airelle
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 26.07.2014
Сообщения: 311

СообщениеДобавлено: Ср Май 27, 2015 6:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052703
Тема| Опера, Музыка, Интервью, Персоналии, Дэвид Блэкберн
Автор| Юлия Пнева
Заголовок| Просто верьте в ваше искусство
Где опубликовано| Voci dell'Opera: Опера и балет
Дата публикации| 2015-05-03
Ссылка| http://vk.com/operavoci?w=wall-30259_4297
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ




В середине апреля в Большом театре впервые прошли международные прослушивания компании NYIOP, в которых приняли участие более 250 певцов со всех концов России и из стран СНГ. Мне удалось поговорить с основателем и генеральным директором компании Дэвидом Блэкберном, в прошлом оперным певцом и очень известным агентом, об опере в России и о его интересах, помимо музыки.

Каково ваше мнение о русских певцах в целом?

В России всегда было две школы пения: петербургская и московская. Лемешев и Козловский - их яркие представители. Тогда певцы обычно пели очень громко и играли на сцене, как в старых фильмах. Мне нравится, как изменилось пение в России за последние 50 лет. Я знаю очень много русских певцов, особенно из Москвы, которые поют очень артистично и в итальянской манере. В Санкт-Петербурге поют более элегантно, как немцы. Конечно, человек, который хорошо выучен, поёт замечательно всегда. Знаю несколько случаев, когда певцы просто громко поют… так громко, как только они могут. Очень часто это впечатляет, но, как правило, не долго.

Вы даёте рекомендации певцам, которые принимали участие в ваших прослушиваниях? Комментируете их выступления?

Не всегда. В феврале я проводил небольшое прослушивания для певцов в Москве. Там - да, я кратко постарался поговорить с каждым певцом. Кто-то связывался со мной после, так как хотел узнать ещё больше о своём выступлении. Буквально вчера несколько певцов писали моей помощнице Ольге Ан и просили её поговорить со мной. Я пытаюсь комментировать их выступления, но я не думаю, что это так уж необходимо и полезно для певцов. Я верю, что певец сам должен знать, что в нём самое лучшее, что для него важно, а не ждать, когда кто-то расскажет им о том, что следует делать и как нужно себя вести. Если я скажу: “Вам нужно петь эту арию”, то артист обрадуется, подумает: “Буду петь это, тогда мне дадут работу”. Нет, так нельзя. Артист должен подумать о том, правильно ли ему петь тот или иной репертуар… если нет, что такой совет стоит проигнорировать. Не нужно привязываться к рекомендациям и фидбэку, просто верьте в свое искусство.

А что вы можете сказать про внешность оперных певцов? Это важно сейчас?

Это самое важное. Вы можете спорить с этим, но внешность так же важна, как и голос. В наше время независимо от того, где вы находитесь, независимо от театра (в США, в Италии или Германии... особенно в Германии!) ваша внешность будет фактором номер один в решении о том, наймут вас на работу или нет. Мне кажется, роль видео заметно усилилась. Всё размещают на youtube, театры транслируют свои спектакли или делают трансляции на больших экранах. Не только большие театры как La Scala или Metropolitan Opera, но и маленькие театры. Скажем, Palm Beach Opera, где я работал, транслируют свои спектакли в парке в центре города. Поэтому каждый певец должен выглядеть хорошо. Это не значит, что нельзя быть немного пухленькой, что нужно быть красивой как фотомодель, но это помогает в карьере. Если будет два певца, которые поют примерно одинаково хорошо, но не совсем одинаково, то выберут более красивого, даже если он поёт менее хорошо. Сейчас так устроен мир.

Это звучит так… так разочаровывающе…

Да. Но может быть ситуация изменится, когда им надоест нанимать певцов, которые поют хуже. Но проблема ещё и в том, что вполне возможно найти красивую, хорошо поющую певицу. Певцов сейчас очень много. Допустим, вы скажете: хочу найти высокую, красивую блондинку, которая будет хорошо петь Кармен. И вы найдете не одну, а двадцать таких. И они все будут хороши. Понимаете? Они могут выбирать.

Так, певец должен выглядеть хорошо и петь хорошо. А что насчёт иностранных языков?

Певец должен говорить на английском. Обязательно! Если ты можешь говорить на английском, ты будешь функционировать. Это касается любой области. Если вы уже говорите на русском и английском, вы должны учить немецкий. Но петь вы должны без акцента на любом языке.

Кроме того, современный певец должен быть умным относительно того, как продавать себя, как представить себя и свое искусство, как управлять делами, как быть в контакте с людьми, какие материалы подбирать, как они должны выглядеть, как вести страницы в facebook, вконтакте, youtube. Очень умным. Если вы знаете, как это делать, то вам совсем не нужно всё время летать по всему миру и искать агента.

Скажите, а серьёзные агенты могут найти певца с помощью youtube? Или у них нет времени?

У них нет времени на полёты и перелёты для поиска певцов, скажем, в Казахстане, Риге, Баку или Токио. Однако у них есть время на то, чтобы открыть youtube и найти какого-то певца по имени. Это сейчас происходит всё чаще и чаще. Даже чаще, чем прослушивания вживую.

Как всё происходит? Агент звонит другом агенту и говорит: “Знаешь, у меня есть молодая певица сопрано Ольга Ан, ты должен её услышать”. Что он делает? Вбивает её имя на youtube и слушает всё, что выдал ему запрос, хорошее или плохое. То, что сам певец поместил туда или что загрузили его поклонники. Если ему не понравится то, что он там услышит, он позвонит личному агенту певицы и скажет: “Нет, я в ней не заинтересован”. Если ваш клип на youtube плохой, то они даже не дадут вам шанса спеть. Если он хороший, то для вас устроят живое прослушивание. Это очень важно знать молодому артисту.

А есть шанс, что агент случайно наткнётся на видео какой-то молодой, никому неизвестной, но хорошо поющей певицы и пригласит её на прослушивание?

Обычно те, кому они доверяют, могут. Например, если я найду хорошую молодую певицу на youtube, я могу сказать им: “Эй, вы должны её услышать”. И тогда они послушают. Если же певец напишет письмо и попросит посмотреть свои видео на youtube, как правило, они не станут этого делать. У нет времени. Шанс, что агент сядет, залезет в youtube, вобьёт, допустим, “Сопрано… Аида”, ничтожно мал. Никто так не делает. На это у них нет времени: они всегда кого-то слушают, а в день у них примерно 20 прослушиваний. Когда выпадает свободная минутка, они не станут садиться за компьютер, чтобы найти нового певца. Они могут послушать на youtube Каллас или Корелли… но явно не будут заниматься поисками.

Работа агента требует много времени. А что насчёт работы певца? Это сложная профессия?

Да, очень сложная. Потому что молодой оперный певец должен знать, как петь, и в этом опасность… вы находите преподавателя (как правило, это человек с очень сильным характером), и вы доверяете ему. А он ведет себя примерно так: “У меня большой опыт, я знаю, что тебе нужно делать, чтобы стать успешным. Если ты не станешь делать, что я говорю, то у тебя не будет карьеры”. Это в той или иной степени происходит по всему миру. Когда ты приходишь к преподавателю вокала, ты должен ему довериться, надеясь, что он научит тебя петь правильно. А если нет, то вы сталкиваетесь с риском разрушить ваш голос.

Молодой певец должен следить за своим голосом, понимать, что для него хорошо, а что - нет. Что вы можете сделать для себя, чтобы уберечь ваш уникальный голос, - это заботиться о теле. Не только зная, какой репертуар вы можете петь, но и осознавая, на какой репертуар вас захотят нанять на работу. Сопрано может петь очень много вещей. Очень много. И так же меццо. Но вы должны знать, что лучше для вашего голоса: Керубино, Кармен или Амнерис.

Это трудный путь. Многие думают, что путешествия по всему миру - это здорово. Но если вы женщина и постоянно ездите по всему миру, то когда-то наступит момент, что вы захотите иметь ребёнка. А хорошо ли для него постоянно куда-то ездить? А когда ребенку нужно будет идти в школу? Что будет с вашей карьерой? Вы должны это продумать заранее.

Эта работа очень сложная, но, с другой стороны, вы получаете деньги за то, что поёте. Что может быть прекраснее? Я всегда говорю: кто-то приезжает в 4 утра, чтобы увезти мусор из мусорных баков. Это то, что приносит им деньги. А вы поете, делаете своё любимое дело, и вам за это платят. Разве это не здорово?

Как изменилось положение оперы и оперных театров, скажем, за последние 50 лет?

Ситуация изменилась в том, что сейчас больше возможности получить образование оперного певца. Например, 50 лет назад в Московской консерватории им. Чайковского певец учился два года, и если потом профессор понимал, что у певца нет перспектив для карьеры, ему предлагали заняться чем-то другим, его исключали. Сейчас такого нет. Никого не выгоняют, даже если преподаватели думают, что у певца нет шансов. Ему дают закончить образование. В США некоторые школы не брали певца на обучение, если считали, что у него нет перспектив. Curtis Institute of Music набирают очень мало студентов, но это потому, что там обучающиеся не платят за обучение.

50 лет назад было больше театров: в России сейчас театр в каждом крупном городе, а в СССР театры был даже в маленьком городе. Тогда было меньше развлечений всяческого рода, поэтому опера была популярной. В США то же самое… каждый маленький городок имел театр. Или же они платили за то, чтобы пригласить себе на гастроли артистов какого-то оперного театра. Консерватории же продолжают набирать примерно такое же количество студентов. К чему это всё ведёт? Театров меньше, а певцов больше… растёт конкуренция между ними. Когда большое предложение, то уменьшается стоимость оплаты услуг. Сейчас певцам платят меньше… дешевле заплатить одному из 20 претендентов, чем одному-единственному на несколько театров, понимаете? Всё завязано на принципах экономики.

Вы можете сказать, что опера и пение - это ваша жизнь?

Да, абсолютно верно. Когда я был певцом, я любил петь, любил это искусство. И я до сих пор всё это люблю, просто больше не зарабатываю этим деньги. Я пою для себя. Буквально 2 дня назад я пел песни Пуленка, потому что скучаю по ним. Но я решил, что я хочу помогать певцам со всего мира обрести лучшие возможности, чтобы они могли найти свой путь в этой карьере. Пение - моя жизнь… и музыка тоже. Я люблю музыку.

И даже если я слышу певца, который не готов к тому, чтобы делать карьеру, и певца, который никогда не будет иметь профессиональной карьеры (это случается довольно часто, так как люди не вполне адекватно себя оценивают), я все равно верю в то, что каждый может прогрессировать. Даже если вы не будете петь в театре, есть много других мест, где вы можете петь. У каждого певца есть то, что он может предложить. Есть много способов, чтобы жить и петь. А музыка всегда красивая. Всегда.

Чем вы увлекаетесь помимо оперы? Спорт, балет, может быть?

Я езжу на мотоцикле. И я очень переживаю по поводу того, что не всегда хватает времени заниматься этим. Езда на велосипеде меня успокаивает, это для меня как терапия. Люблю играть с детьми. У меня есть восьмилетний сын, и, если бы я мог, я бы ничего больше делал, а только играл с ним. Я люблю путешествовать. Конечно, я путешествую меньше по сравнению с тем временем, когда я был певцом, и мне это нравится. И я очень люблю петь в новых красивых местах! А ещё, к сожалению, я люблю есть (смеётся). Я люблю хорошую еду и обожаю грузинскую кухню. Я люблю все виды музыки и слушаю такую музыку, которая может показаться неожиданной для человека, занимающегося оперой. Я вырос в Техасе, поэтому я люблю музыку кантри и очень часто ещё слушаю. Она позволяет мне почувствовать себя дома.

А рэп, R&B?

Да, слушаю. Я как раз недавно слушал одного рэппера. К тому же я большой поклонник Билли Холидей. Мне нравится Луи Армстронг, старые певцы 30-х и 40-х годов. В Италии есть новое направление в музыке, которое мне тоже очень нравится, - техно-свинг. Это смесь танцевальной музыки и старой музыки свинга.

Я верю, что хорошая музыка - всегда хорошая музыка... Моцарт это, The Beatles или Мадонна. Хотя даже Моцарт писал плохую музыку, давайте будем честными. То, что её написал Моцарт, ещё не значит, что она хороша. Иногда она гениальная, иногда средняя. То же самое можно сказать о The Beatles.

А можете рассказать о любимых произведениях у The Beatles?

О боже! Ммм... Я обожаю песню "Eleanor Rigby", люблю "A day in the life" и считаю альбом "Rubber soul" гениальным. "Sgt. Pepper" восхитителен в том смысле, что это, в принципе, цикл песен. В альбоме есть темы, которые проходят через все композиции. Вчера буквально я смотрел видео с церемонии Грэмми, где Принц, Том Пэтти и другие шикарные певцы и гитаристы делали посвящение Джорджу Хэррисону. Это была песня "While my guitar gently weeps". Хочу сказать, что мы забываем о том, как классно может звучать гитара. В те времена, когда записи были со сторонами A и B, я купил их альбом "Abby Road". Мне нравится вся часть B. По сути это одна песня. Восемь отдельных песен составляют одно произведение, которое совершенно от начала и до конца. Я большой поклонник The Beatles и Стиви Уандера.

Как я вижу, вы многосторонняя личность и большой любитель музыки.

Я думаю, да. Я также считаю себя очень везучим. Люди просыпаются и поют, а я просыпаюсь и слушаю их пение. Это великолепно.


Блиц-опрос для Дэвида Блэкберна

Чай или кофе? Кофе. Всегда.

Рим или Париж? Рим, конечно.

Африка или Австралия? Австралия. Я там был, она прекрасна.

The Beatles или Стиви Уандер? (долго думает и вздыхает) The Beatles!

Итальянская опера или немецкая опера? Итальянская.

Верди или Беллини? Верди.
_______________________

Беседовала Юлия Арсеньева, апрель 2015 года
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17174
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 29, 2015 2:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052901
Тема| Опера, Музыка, МТ, Международный фестиваль "Звезды белых ночей", Премьера
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Третья карта опять не та
Новая "Пиковая дама" на сцене Мариинского театра

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6686 (115)
Дата публикации| 2015-05-28
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/05/29/dama.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Милосердный режиссер не бросил Лизу в канавку и не застрелил Германа, оставив жирные многоточия. Фото: Пресс-служба Мариинского театра / Наташа Разина

Новой постановкой "Пиковой дамы" Петра Чайковского открылся XXIII Международный фестиваль "Звезды белых ночей". Спектакль на Новой сцене Мариинского театра поставил Алексей Степанюк. За дирижерским пультом - Валерий Гергиев. Премьеру посвятили 175-летию Петра Чайковского, и в этот же вечер на исторической сцене Мариинки представили репертуарный балет "Лебединое озеро".

Новая версия "Пиковой дамы" - седьмая в истории Мариинского театра.

Последние сезоны в театре прочно закрепилась классическая версия спектакля 1984 года, поставленная Юрием Темиркановым, который выступил тогда музыкальным руководителем и режиссером в одном лице. В ней Петербург был едва ли не главным действующим лицом, являя зрителю масштабные открыточные виды Летнего сада, Зимнего дворца, Петропавловского собора, Невы.

Режиссеру Алексею Степанюку выпала большая честь, но и непростая задача найти возможность сказать нечто новое после такого велеречивого музейного памятника в виде постановки Темирканова. Судьба предоставила ему уникальный шанс стать режиссером оперного диптиха Чайковского, поскольку в прошлом году он же поставил в Мариинском театре и "Евгения Онегина" совместно с Национальным центром исполнительских искусств в Пекине.

И в "Онегине", и в "Пиковой" Степанюк работал с одной постановочной командой - художником-постановщиком Александром Орловым и Ириной Чередниковой. Они оба создавали в Мариинском театре очередную версию "Пиковой дамы" в 1999 году под началом режиссера Александра Галибина, где во всей красе и остроте графических линий расцветал петербургский миф, усиленный контрастами мирискуснической эстетики. Неудивительно, что спустя шестнадцать лет многие идеи и мотивы перекочевали из того спектакля.

От архитектуры Петербурга в новом спектакле остались лишь эмблематичные элементы в виде ограды набережной, черно-золотых колонн и гламурно поблескивавших тяжелых гранитных шаров на набережной. Художник по костюмам Ирина Чередникова отметила, что в новом спектакле стремились воссоздать моду конца XVIII века с ее причудливыми напластованиями французских и английских тенденций, более всего проявленных в женских костюмах с их изобилиями шляпок самых вычурных форм.

Кульминация женского дефиле пришлась на вторую картину - сцену в девичьей, где, по словам художника-постановщика Александра Орлова, собрался "салон одалисок", веселившихся на коврах во фривольных разностильных одеяниях. Правда, развязная Полина (Екатерина Сергеева) в кудрявом парике шатенки смахивала почему-то на молодую Аллу Пугачеву в песне про "Арлекино", а Лиза (Ирина Чурилова) в голубом корсете - на Ирину Аллегрову в песне о шальной императрице. Герман (Максим Аксенов) с взъерошенными патлами был ярким, немного голливудским выразителем дерзких наполеоновских дум, а граф Томский (Роман Бурденко) неожиданно напомнил опереточного графа Дракулу в молодости.

Без сахарной китчевости в оформлении не обошлось, особенно в пасторали "Искренность пастушки", где тема власти была представлена через убийственно ослепляющий блеск золотых хламид оживших статуй и золотых яблок. К счастью, псевдоисторической костюмной иллюстративностью дело не ограничилось.

Режиссер представил свое мрачное, нервное, мистическое видение сюжета, начав его еще до вступления к опере с молчаливо бредущего мальчика в треуголке, встретившего на набережной прекрасную Незнакомку - ту самую Пиковую даму. Из этих детских фантазий и вырос ком, раздавивший однажды обезумевшего Германа свинцовым петербургским небом. Но милосердный режиссер, сбивая инерцию восприятия, не бросил Лизу в канавку, уведя в Игорный дом, не застрелил Германа, оставив жирные многоточия.

Магнитами спектакля были сопрано Ирина Чурилова, спевшая сложнейшую партию Лизы музыкально и с неплохим запасом прочности, пусть и с небольшими вокальными потерями, а также неожиданно для всех член Комитета Госдумы по культуре Мария Максакова, которая в сцене в спальне Графини самозабвенно сыграла свою гениальную мать из спектаклей театра Вахтангова.

Маэстро Гергиев бесстрашно и невероятно разнообразно по динамике открывал в своей любимой опере зияющие бездны подсознательного, выстраивая амплитуду от мышиного шороха неумолимого Времени до апокалиптических крушений последних надежд.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика