Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 29, 2015 5:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052907
Тема| Балет, Приз Benois de la Dance, Итоги
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Москве раздали балетные Оскары – Benois de la danse
На историческую сцену Большого выпустили голого негра

Где опубликовано| Газета "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2015-05-29
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/05/29/v-moskve-razdali-baletnye-oskary-benois-de-la-danse.html
Аннотация|

Уже, кажется, стало хорошим тоном для номинантов Benois de la danse, которую часто называют еще балетным Оскаром, на премию не являться или в случае победы приезжать за статуэткой год или два спустя. Так было и в этот раз, на уже XXIII по счету церемонии: за наградой в Большой театр приехала, а точнее пришла, только одна награжденная.


фото: AP

Да и то, видимо, потому, что далеко идти было не надо — она прима того самого театра, где Бенуа и проходил, и зовут ее Светлана Захарова. К слову сказать, Светлане приз уже ранее присуждался, так что заветной мечтой он для нее явно не являлся, и после церемонии присуждения проходящий затем гала-концерт номинантов она своим участием не удостоила. Всех же остальных лауреатов Бенуа на этот раз в Большом театре вообще не оказалось. Ни получившего приз за сценографию Джона Макфарлейна, ни композитора Джоби Телбота, ни хореографа Кристофера Уилдона, ни лучшего танцовщика, по версии Бенуа, Эдуарда Уотсона. Статуэтки за них получил директор Королевского балета Великобритании Кевин О`Хэйр, по совместительству еще и член жюри под неизменным председательством Юрия Григоровича. Ему и его влиянию и обязаны в присуждении наград нынешние британские лауреаты. Впрочем, в их продвижении О`Хэйр был и сам кровно заинтересован, ведь все они (и композитор, и сценограф, и хореограф, и исполнитель) получили свои призы за балет «Зимняя сказка» — недавнюю премьеру лондонского Королевского балета. Оценить объективность этого решения ни зрители, ни критики не смогли, поскольку и самого балета (или, как это водится на Бенуа, отрывков из него) на концерте не показали.

Зато, чтоб не прослыть ханжами и консерваторами, на концерте первым же номером показали обширный фрагмент из балета другого номинанта — Мартина Шлепфера, поставившего для «Балета на Рейне» спектакль «Глубокое поле». На первой же минуте через Историческую сцену Большого театра пробежал, поблескивая ягодицами, огромный, совершенно голый негр. Балет сопровождался речью на немецком языке и рассказывал о первых людях: Еве и Адаме. Последнего-то танцовщик Чайдози Нзерем так натуралистично и изображал. Пробег, а точнее, неспешный проход через историческую сцену был, справедливости ради заметим, довольно коротким. Все произошло неожиданно, при несильном освещении, так что большинство зрителей никакого посягательства на нравственность не заметили, но, собственно, все достоинства хореографии «Глубокого поля» на этом и закончились.

Но вторым номером программы оказалась хореография совсем не тривиальная. Назывался номер «О чем я думаю в Большом театре», и об этой работе стоит рассказать подробнее…

«Здравствуйте, меня зовут Александр Экман» — звучит голос над сценой. На нее выходит молодой человек и жестами под запись собственного рассказа, звучащего из динамиков, объясняет, что всю жизнь он мечтал создать балет, который проходил бы в воде, и воды на сцене должно быть много — 6 тысяч литров! Так он додумался до новой версии «Лебединого озера». Этот момент хореограф Экман поясняет активными движениями рук, наподобие «лебединых». Дальше он рассказывает, что поставил этот спектакль на труппу Норвежского национального балета, назвал его «Озеро лебедей», успех был огромный, и, таким образом, его пригласили на Бенуа. «Я был в восторге!» — хореограф уморительно прыгает, показывая радость. А дальше сообщает (все это изображая жестами, мимикой и танцем), что вылить 6 тысяч литров воды на сцену Большого театра ему, естественно, не позволили, ему было грустно (показывая грусть, в расстройстве падает на сцену), и поэтому он создал соло о том, как ему довелось выступить в Большом театре и вылить на сцену пусть не 6 тысяч литров, но всего один стакан воды (опрокидывает стакан, вода льется на сцену). Честно признается, что упустить такой случай он не мог, чтоб потом рассказывать всю жизнь, как ему удалось станцевать на сцене Большого собственную постановку. Причем все это было исполнено настолько гомерически смешно и талантливо (так же как талантлив, судя по крошечным фрагментам, показанным на экране, и сам его балет «Озеро лебедей»), что можно было только сожалеть, что приз за лучшую хореографию достался не ему.

Другим хореографом, ставшим героем нынешнего Бенуа, оказался французский классик Ролан Пети. Произошло это благодаря тому, что в состав жюри входил хранитель его наследия Луиджи Бонино. В течение двух вечеров, что продолжался фестиваль Бенуа, на сцене были показаны 4 больших фрагмента из наследия этого хореографа. К сожалению, не все они были исполнены на должном уровне. Особенно пострадали два знаменитых дуэта, давно считающихся шедеврами французского балетмейстера: один из балета «Собор Парижской Богоматери» (Иван Васильев и Николетта Мани сильно переигрывали, не достигая цели) и «Битва ангелов» на тему однополой любви, который скомпрометировали своим исполнением солист Берлинского балета Мариан Вальтер и его коллега из Майами Сити балета Райнер Кренштеттер.

Реабилитировали хореографию Пети на следующий день. Сам Луиджи Бонино в номере «Щека к щеке» показал, с какой легкостью и непринужденностью следует танцевать балеты его наставника, а солисты Гамбургского балета Сильвия Аццони и Александр Рябко в большом фрагменте из «Арлезианки», поразив артистизмом, наглядно продемонстрировали, что умеют гениально интерпретировать не только балеты своего шефа Джона Ноймайера (в первом отделении второго вечера они проникновенно исполнили его балет «Желание»), но и признанную французскую классику.

Балеты Баланчина, не требующие актерской игры, явно конек другого участника фестиваля Бенуа Семена Чудина. А потому неудивительно, что па-де-де Чайковского — Баланчина было столь отменно исполнено им и его резвушкой-партнершей Евгенией Образцовой. Блистая заносками, Чудин демонстрировал красоту своих ног и был просто великолепен в прыжках по кругу жете-ан-турнан.

Еще одним открытием второго вечера под названием «Звезды Бенуа де ла данс — лауреаты разных лет» стал совсем молодой француз, бронзовый медалист Варны-2013, только-только переведенный из корифеев в солисты Парижской оперы Уго Маршан. Его случай как раз тот, когда артисту, для того чтоб добиться успеха у публики, надо просто выйти на сцену. Имеющий хорошую сценическую внешность и прекрасную фактуру, он прекрасно подошел в пару этуали Гранд-опера Дороте Жильбер и стал для нее незаменимым партнером в двух дуэтах, которыми они открывали первое и второе отделения: из нуреевской «Золушки» и из балета Кеннета Макмиллана «Манон». Закончился концерт «Большим классическим па» Обера-Гзовского в исполнении солистов Мариинки Дениса и Анастасии Матвиенко. Но таким исполнением вечер лучше было не заканчивать.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 12:10 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 29, 2015 6:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052908
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Леонид Сарафанов
Автор| Елена Петрова
Заголовок| Какая история у принца? Леонид Сарафанов - о соперниках и поклонниках
Где опубликовано| Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22
Дата публикации| 2015-05-27
Ссылка| http://www.spb.aif.ru/culture/person/kakaya_istoriya_u_princa_leonid_sarafanov_-_o_sopernikah_i_poklonnikah
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Меня давно интересует вопрос, почему премьер Мариинки Леонид Сарафанов перешёл в Михайловский театр? И в каких новых постановках мы увидим этого замечательного танцовщика? В. Уфимцева, СПб

- В Михайловский театр я перешёл потому, что хотел работать с Начо Дуато, который был художественным руководителем балета. Спектакли этого испанского хореографа я поначалу увидел в записях и решил встретиться с ним во что бы то ни стало. Почему-то я представлял себе Начо вспыльчивым, резким, а он оказался спокойным, уравновешенным человеком. Начо с пониманием относился к тому, что нам трудно овладеть его техникой и манерой. Мне самому пришлось изменить вкус и взгляд на балет, и я получил такой новый импульс, что до сих пор использую то, чему научился у Начо.

АиФ-Петербург: - Но ведь Дуато больше не работает в театре, а почему вы остались?

- Ну, во-первых, спектакли Начо Дуато продолжают идти на нашей сцене, а во-вторых, Михайловский театр стал родным. Мне здесь нравится, по-прежнему интересно, классические партии репетирую с Михаилом Мессерером, а он всегда логически объяснит, почему нужно станцевать так, а не иначе.

АиФ-Петербург: - А поклонники из Мариинского театра последовали за вами в Михайловский?

- Как-то я встретил целую группу, они стали жаловаться: «Леонид, как жалко, что вы ушли и мы не имеем возможности вас видеть!» - «Но ведь Михайловский театр не так далеко». - «Да, но туда надо же билеты покупать!» В Мариинский они привыкли ходить по контрамаркам.

А у нас в Михайловском театре есть «Клуб друзей», и я уже два раза встречался со зрителями. Приятно удивило, что собирался полный зал, задавали много вопросов.

АиФ-Петербург: - У артистов принято спрашивать о самых любимых партиях, я же спрошу: есть ли нелюбимые?

- Самое тяжёлое и сложное - «Лебединое озеро». Его и затанцевали, и сама история Принца и заколдованной девушки-лебедя - специфическая. Трудно в неё верить, а если сам не проникнешься, это видят зрители. Но стараюсь находить новые краски и хочу обратить внимание, что наш спектакль идёт в московской редакции, поэтому несколько отличен от петербургской, представленной в Мариинском театре.

А сейчас репетирую «Корсар», премьера намечена на сентябрь, ею откроется новый сезон.


Олеся Новикова и Леонид Сарафанов. Фото: www.russianlook.com

Столько работы!

АиФ-Петербург: - Вы заглядываете в новый сезон, а о том, как будете отдыхать, уже подумали?


- Отдохнуть хочется, но ещё столько работы! В конце мая у меня дебют в Америке, в знаменитом балетном театре «Эй-Би-Ти». Мы с Натальей Осиповой танцуем две «Баядерки» и «Спящую красавицу».
Ну а отдыхать буду только в августе - с женой и детьми хотим поехать по России, а потом планирую - в Хибины, походить по горам. На море в последнее время не тянет: лежать на пляже и жариться на солнце, как «отбивная», для меня смысла не имеет.

Интересно, что хоть я - уроженец солнечного и тёплого Киева, уже привык в Петербурге без солнца. Теперь, когда оно ярко светит, щурюсь и думаю, где же тучки? (Смеётся.)

АиФ-Петербург: - Ваша супруга Олеся Новикова - прима Мариинки. Не сказывается ли соперничество двух театров на семейных отношениях?

- Олеся - патриотка Мариинского театра, до последнего будет его отстаивать. А я тогда ещё больше начинаю критиковать, но, конечно, по-доброму, в шутку.

На самом деле, стараюсь бывать на всех её спектаклях.

И сына вожу, как и к нам в театр. Алексею - пять лет, и он уже танцует. Это неудивительно, ведь мои дедушка, бабушка, мама и папа были артистами ансамбля народного танца в Киеве. И я с детства хотел танцевать. Ну а нашей дочери Ксении ещё только полтора года.


Виктория Терешкина и Леонид Сарафанов. Фото: www.russianlook.com

АиФ-Петербург: - Сейчас многие артистки балета не боятся помешать карьере и рожают детей. Но двое - пока редкость.

- Олеся быстро восстанавливает форму и возвращается на сцену. У неё необыкновенная самодисциплина! Но иногда она говорит, что опять хочет в декрет, чтобы заняться настоящим делом.

Конечно, мы с Олесей очень заняты, много работаем, а хотелось бы больше времени уделять детям. Но есть вещи, которые необходимо делать, чтобы нормально материально и творчески существовать. А по дому нам помогают Олесина мама и мои родители.

Осознание себя

АиФ-Петербург: - Чтобы сохранить позиции премьера театра, нужно с каждым годом работать всё больше?


- Не могу сказать, что стал работать больше, просто надо поддерживать форму и не выбиваться из графика. Вот травмы, конечно, ощущаются сильнее, но и к этому привыкаешь, ведь у балетных артистов они с юности. Правда, Николай Цискаридзе как-то рассказывал, что лет до тридцати всё было в полном порядке. Ну, это его счастье.

С возрастом меняется вот что: становишься вдумчивее, задаёшь себе и репетиторам больше вопросов по исполнению. Осознание себя на сцене должно происходить, иначе работать бессмысленно.



АиФ-Петербург: - А соперничество с коллегами с годами усиливается?

- Всё зависит от того, как ты к этому относишься. Я стараюсь у коллег учиться, брать то, что у них получается лучше, чем у меня. У нас в театре у артистов отношения уважительные.

АиФ-Петербург: - Хочу спросить о дирижёрах. В музыкальном театре есть неписаное правило «дирижировать под ногу», то есть замедлять темпы, заданные композитором, чтобы танцовщикам было удобнее. Но ведь не все дирижёры это правило исполняют?

- Я приучил себя к тому, что мне со всеми дирижёрами удобно. Большое спасибо Валерию Абисаловичу Гергиеву, его школа не прошла даром!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 29, 2015 7:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052909
Тема| Балет, Екатеринбургский театра оперы и балета, Премьера, Пол Лайтфут, Вячеслав Самодуров.
Автор| Екатерина ШАКШИНА
Заголовок| Под сенью занавеса, в тени деревьев
Первопроходцем «новой земли» в балете стал екатеринбургский театр

Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2015-05-29
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/22362-pod-senyu-zanavesa--v-teni-derevev/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Елена САФОНОВА (в голубом) и Мария АЛЕКСАНДРОВА (в белом).

Премьерную программу TERRA NOVA 29 мая представил Театр оперы и балета (пр. Ленина,46а). Театральный спектакль состоит из трёх одноактных балетов. Первый из них Evential progress/Необратимый прогресс в постановке Джонатана УОТКИНСА екатеринбуржцы уже видели раньше и оценили. А два других только начинают жизнь на екатеринбургской сцене. Нам довелось стать свидетелями последних предпремьерных репетиций «Занавеса» и Step lightly/Осторожной поступью.

По первому увиденному фрагменту, «Занавес» в постановке Вячеслава САМОДУРОВА показался танцем облаков (солистки в белых пачках), кусочков неба (в голубых), контактами с тучами грозового цвета (есть и такие костюмы у танцовщиков). И луч солнца, на который, словно мотылёк на свет, летит Балерина (Мария АЛЕКСАНДРОВА) и сталкивается в прекрасном прыжке с «небесной» солисткой (Елена САФОНОВА)… Но, как стало очевидным после просмотра «прогона» спектакля с самого начала, небеса с облаками здесь ни при чём, разве что в качестве своевольной зрительской ассоциации. И всё-таки это о высоком — о балете. О том, как в реальности сопрягается то, что мы видим на сцене, с тем, что скрывает от нас занавес.

Награждённый второй «Золотой Маской», только что получивший региональную премию «Браво!» как лучший хореограф-постановщик, худрук балета Вячеслав САМОДУРОВ продолжает удивлять. Его новый «Занавес» показывает искусство балета, балетную профессию, словно великолепную вышивку, — снаружи и с изнанки. На сцене возникает… другая сцена, с освещённой огнями рампой. В зал, где находимся мы, на нас и артистов смотрит чёрной ямой другой зал — невидимый, но, кажется, полный чужого дыхания. Те воображаемые зрители видят балет, предназначенный публике, а мы наблюдаем его в непривычном ракурсе, как если бы действительно очутились по ту сторону сцены. И танцовщики, выходя на поклон к той «публике», оказываются к нам спиной, как часто и в дуэтах, и соло, и группой…

И занавес для нас поднимается не только основной, но и тот, что в самом спектакле. Мы видим «изнанку вышивки», пусть и совершенной, — с узелками конфликтов таких, казалось бы, гармоничных партнёров, с оборванными нитями закулисных отношений так слаженно танцующих солистов. А ещё смятение, волнения, страхи, которые испытывает Балерина, цепляясь за занавес. И луч света, который поначалу показался солнечным в чёрном небе, на самом деле свет фонарика, прокладывающего путь на сцену в темноте кулис — путь к танцу.

На репетиции и в первом премьерном спектакле в партии Балерины выступила прима-балерина Большого театра, народная артистка России Мария АЛЕКСАНДРОВА. Лауреат «Золотой Маски», создательница восхитительных образов в классике — Одетты-Одиллии, Китри, Мехмене Бану, Джульетты, Раймонды, Гамзатти, Авроры, которой аплодировали Франция, США, Япония… В паузе между репетиционными прогонами Мария, разместившись «по-балерински» прямо на верху бархатного барьера, окаймляющего ложу, объяснила, зачем ей этот «Занавес»:

— Слава Самодуров ставит нечто совершенно особенное именно в Екатеринбурге. И, когда возникла возможность с ним поработать, я сразу приехала. То, что я танцевала прежде, было о любви мужчины и женщины. А то, что мы делаем сейчас со Славой, — о балете, о наших терзаниях, мучениях, тяжёлом труде, но и о любви — о любви к профессии. Танец похож на молитву. Это моя молитва. Но человек молится в одиночку, а наш танец рождается не только персональными усилиями, мне интересно танцевать с моими екатеринбургскими партнёрами.

Мария Александрова участвует и 30 мая, во второй по счёту премьере «Занавеса» — мировой премьере одноактного балета Вячеслава Самодурова на музыку Отторино РЕСПИГИ.

Совсем другая музыка завладела нами после «антракта» между репетициями. Под болгарские народные песни первые зрители включились зрением в ещё одно необычное хореографическое действо. Персонажи буквально выкатились на сцену под тень деревьев — как клубки шерсти, тёмно-зелёной и оранжевой, оброненные какой-нибудь лесной ведьмой-вязальщицей. Или как лесные колючие ёжики, свернувшиеся в комок. Или как охапки листьев, скрученные ветром в «перекати-поле». Четыре солистки (Наталья КУЗНЕЦОВА, Елена ВОРОБЬЁВА, Екатерина САПОГОВА, Мики НИСИГУТИ) своим танцем, осторожным, опасливым и отчаянно-откровенным, исполняют вечный ритуал женственности. Два солиста (Александр МЕРКУШЕВ и Никита МОСКАЛЕЦ) приходят в этот женский «лес» покорителями, охотниками, только что не лесорубами. Но за кем останется победа в этом соперничестве мужского и женского?..

Кому-то из первых зрителей стилистика балета Step lightly/Осторожной поступью напомнила фильмы Эмира КУСТУРИЦЫ, кого-то заворожила фольклорным славянским орнаментом, воплощённым в танце… Всемирно известный дуэт хореографов Соль ЛЕОН и Пол ЛАЙТФУТ Нидерландского театра танца — они выступили как постановщики впервые в России, на екатеринбургской сцене. А Пол Лайтфут рассказал, что в нашей природе его поразили именно деревья…

ДРУГИЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 29, 2015 9:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052910
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Фестиваль в честь Екатерины Максимовой
Автор| Людмила Фёдорова
Заголовок| Известны имена звёзд Челябинского фестиваля балета «В честь Екатерины Максимовой»
Где опубликовано| © Урал-пресс-информ
Дата публикации| 2015-05-27
Ссылка| http://uralpress.ru/news/2015/05/27/izvestny-imena-zvyozd-chelyabinskogo-festivalya-baleta-v-chest-ekateriny-maksimovoy
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Челябинске, на сцене театра оперы и балета имени Глинки с 5 по 11 июня будет проходить традиционный (седьмой по счёту) балетный фестиваль «В честь Екатерины Максимовой».

Но уже сегодня известны имена ведущих танцовщиков знаменитых театров страны, которые примут участие и в спектаклях фестиваля, и в его гала-концерте. О программе и именитых гостях предстоящего праздника балета корреспонденту агентства «Урал-пресс-информ» рассказала начальник отдела по связям с общественностью театра Мария Дергунова :

- Откроет фестиваль балет Марийского государственного театра оперы и балета имени Эрика Сапаева «Корсар». Это произведение, созданное в XIX веке по одноименной поэме Байрона, стало классикой романтического балета и неизменно популярно и востребовано. В «Корсаре» Марийского театра занято более 70 человек, для персонажей спектакля изготовлено 134 костюма, которые, как и оформление, поразят зрителей своей роскошью, яркостью и изяществом. Балет будет идти в сопровождении симфонического оркестра Челябинского театра.

В спектакле «Баядерка», который на фестивале представляет челябинская балетная труппа, – он состоится на следующий день - главную партию Никии исполнит ведущая солистка Большого театра Анна Никулина. В репертуаре танцовщицы десятки ведущих партий из классического и современного репертуара. Анна Никулина участвовала в проекте Большого театра «Мастерская новой хореографии». Кроме неё главные партии в этом балете исполнят звезды челябинской труппы – народная артистка РФ Татьяна Предеина (Гамзатти) и лауреат международных конкурсов Ясуоми Акимото (Солор).

Третий спектакль в фестивальной афише – балет «Дама Пик» Самарского государственного театра оперы и балета . Современный отечественный композитор Александр Чайковский использовал в своем балете музыкальные образы знаменитой оперы П.И. Чайковского «Пиковая дама». Классическая опера предстала в балете гостей в ином музыкальном прочтении. Музыкальные темы П.И. Чайковского получили более острое, более современное звучание. В хореографическом рисунке главные идеи пушкинской повести отражены обобщенно, как конфликт между добром и злом, любовью и страстью.

А в финале, в гала-концерте челябинского фестиваля примут участие ведущие солисты Мариинского театра, лауреаты международных и всероссийских конкурсов Оксана Бондарева и Эрнест Латыпов; заслуженные артисты России Александра Тимофеева и Михаил Мартынюк, уже неоднократно выступавший в Челябинске, из театра «Кремлёвский балет» и ведущие солисты Самарского театра , лауреаты международных и всероссийских конкурсов Екатерина Первушина и Виктор Мулыгин.

Вместе с гостями из Москвы, Санкт-Петербурга и Самары в гала-концерте примут участие и солисты Челябинской балетной труппы -Татьяна Предеина, Ясуоми Акимото, Екатерина Тихонова, Екатерина Хомкина, Алексей Сафронов, Валерий Целищев и другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 30, 2015 9:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053001
Тема| Балет, XXVIII Нуриевский фестиваль (Казань)
Автор| Екатерина Вербицкая
Заголовок| Казань готова к новому балету
Где опубликовано| TatCenter
Дата публикации| 2015-05-29
Ссылка| http://info.tatcenter.ru/article/147265/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Международный балетный форум, открывшийся 15 мая, по традиции завершается двумя гала-концертами. Позади две насыщенные танцевальные недели, которые показали - Казань готова к новому восприятию балета.

Нуриевский фестиваль — это фестиваль исполнителей. Две недели мастерство демонстрировали танцовщики из России, Австрии, Великобритании, Германии, США, Аргентины, Португалии, Белоруссии.

Гала-концерт открылся IV частью Четвертой симфонии Петра Чайковского. Во время звучания музыки, на сцене, изначально расположившись спиной к зрителям, постепенно оживали артисты — все, кто будет задействован в следующих номерах концерта. Двое из них, Мэтью Голдинг (Ковент-Гарден) и Людмила Коновалова (Венская Государственная Опера) станцевали первый номер — классику XX века "Delibes-suite" на музыку Лео Делиба.



Оба отделения концерта состояли из чередующихся фрагментов классического и современного балета. В классический блок вошли: Па д'аксьон из балета "Баядерка" и Гран па из "Дон Кихота" Людвига Минкуса, па-де-де Дианы и Актеона из балета "Эсмеральда" Цезаря Пуни, танец басков и па-де-де Жанны и Филиппа из балета "Пламя Парижа" Бориса Асафьева, па-де-де из балета "Корсар" Адольфа Адана, "классическое па-де-де" Даниэля Обера и "Вальпургиева ночь" из "Фауста" Шарля Гуно.



Первое отделение завершилось блестящим исполнением фрагмента балета "Пламя Парижа", зал особенно аплодировал виртуозным вариациям Филиппа (Дениса Матвиенко, Мариинский театр) и вариациям Жанны (Кристина Андреева, театр им. Джалиля). В заключительном номере второго отделения — "Вальпурьгиевой ночи" из "Фауста" еще один танцовщик театра им. Джалиля Коя Окава, исполнявший партию Пана, удостоился бурных оваций. Прекрасно исполнен был дуэт из балета "Лебединое озеро" в хореографии Син Пэн Ванга. Пластичное тело Моники Фотеску-Юта (Дортмунд-балет, Германия), ее "поющие руки", музыкальность и актерская игра Дмитрия Семионова (Земперопер, Дрезден) сделали этот номер одним из самых ярких.

В современный блок вошли пластические композиции и хореографические диалоги. В номере "Come neve al sole" под музыку группы SaltaCello Ракель Буриасси и Александр Джонс (Германия, Штутгарт-Балет) двигались, повторяя мелодическую линию виолончели, реагировали "телом" на инструментальные штрихи: на каскадно спадающем глиссандо "рыбкой" бросались в пол, на дребезжащем звучании тремоло трясли друг друга за плечи.

В концертной программе номер под названием "Temporary conflict" обозначен как "мировая премьера". София Шеллер (Нью-Йорк Сити Балет) и Микола Городиски (Театр Колон, Аргентина) рассказали историю отношений мужчины и женщины в форме близкой классическому па-де-де. В номере "In2" ("Вдвоем") продолжили тему взаимоотношений полов Ракель Буриасси и Александр Джонс. Композицию "С.О.Н.", которая впервые была исполнена на творческом вечере Нурлана Канетова (солист театра им. Джалиля) в прошлом году, поставили молодые хореографы Мария и Марсель Нуриевы на музыку Антонио Вивальди и Макса Рихтера.

В "Piano" — па-де-де из балета "Волшебная гора" по роману Томаса Манна на музыку Лепо Шумера действие разворачивалось, в основном, на белом рояле. За Моникой Фотеску-Ютой и Дмитрием Семионовым на экране вначале будто падал снег, но эти снежинки постепенно складывались в немецкие слова и предложения, которые заполнили собой весь задник сцены. Одна из фраз: "Wer den Leib erkennt, erkennt den Tod" ("Кто познаёт тело, познает и смерть"). Ломаные классические линии в "Cantata" на музыку группы "Azuro" — это борьба полов с примирением в конце, показанная танцовщиками из Португалии Филипой де Кастро и Карлосом Пиниольсом (Национальный балет Португалии, Лиссабон).

В зрительном зале постоянно присутствовало чувство предвкушения чего-то необычного — а что же будет дальше? Зрители с одинаковым восторгом принимали как классические номера, так и современные. И, как обмолвился театральный критик Сергей Коробков, пора бы Нуриевскому создавать фестиваль-спутник, посвященный современному балету. Казанский зритель к этому готов.

Фото: пресс-служба Театра оперы и балета им. М. Джалиля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 30, 2015 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053002
Тема| Балет, фестиваль оперного и балетного искусства «Сыктывкарса тулыс» (Коми), Премьера
Автор|
Заголовок| Критик Александр Максов: «Жаль, что Шахрияр и Шехерезада не улетели на ковре-самолете»
Где опубликовано| ИА БНК
Дата публикации| 2015-05-30
Ссылка| http://www.bnkomi.ru/data/news/39483/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

29 мая в столице Коми состоялась главная премьера XXV международного фестиваля оперного и балетного искусства «Сыктывкарса тулыс» - восточный балет «Тысяча и одна ночь» в постановке московского хореографа Виталия Ахундова, билеты на оба показа были раскуплены почти за месяц. Двумя днями ранее на подмостках Государственного театра оперы и балета республики в одноименном балете разбудили «Спящую красавицу». Эти спектакли прокомментировал БНК балетный критик, член Международного союза музыкальных деятелей, Союза театральных деятелей России, Российской хореографической ассоциации, Международного совета танца (ЮНЕСКО) Александр Максов.



- Несколько лет назад Виталий Ахундов уже ставил «Тысячу и одну ночь» в Саранске. Отличаются ли спектакли?

- Можно сказать, что это разные спектакли, потому что они по-разному оформлены. Кроме того, спектакль живет силами исполнителей, ведь каждый из них вносит что-то свое, поэтому это два разных спектакля. Исполнители у вас практически все на своих местах, все актерские работы сделаны основательно и добротно. Кроме того, замечательно, что у вас возникает возможность сотрудничества между театрами - исполнитель может заболеть, а когда еще в каком-то городе идет такой же спектакль, то можно обратиться с просьбой к театру, и спектакль не сорвется.

- Сам Виталий Ахундов, приступая к работе в Сыктывкаре, отмечал более высокий уровень наших артистов. Они подтвердили это сегодня на сцене?

- Соглашусь, что более высокий уровень работы в Сыктывкаре. Не только ведущие солисты очень крепкие и сильные, но и герои сказок были на высоте, справились со своей задачей. Могу поздравить театр и зрителей. Полагаю, что спектакль будет идти, пользоваться немалым спросом. Думаю, что зрители уйдут из театра со светлыми и радостными впечатлениями.



Чего не хватило постановке?

- Единственное, о чем я могу пожалеть - это что не удалось сделать финал. Мне бы очень хотелось, чтобы Шехерезада и Шахрияр улетели за кулисы на ковре-самолете. Так задумано, но чисто технически это сделать не так просто. В Саранске это сделали при помощи анимации, хотя анимация не так впечатляет, как если бы реальные герои были подняты и увезены за кулисы на какой-то конструкции, изображающей ковер-самолет. У публики было бы совершенно другое впечатление. Еще были некоторые споры с художником о мультимедийном оформлении, которое было на экране. К примеру, звездное небо, которое было на нем в одной из сцен, не соответствует тому эмоциональному состоянию, которое должна была передать эта декорация. Должно быть бездонное, бархатное небо, черное, а на экране были звезды, подходящие, скорее, для «Бриллиантов»Баланчина.

- Как справился со своей задачей оркестр?

- Музыка Фикрета Амирова действительно очень сложная, требует знаний восточного колорита, восточных ладов, там очень сложный счет, но могу сказать, что оркестр замечательно справился. Балет родился в Баку в 1979 году, и я знаю, чего требовал и добивался живой еще на тот момент композитор. И здесь я увидел, что оркестр интонационно все сделал правильно.

- Вы приезжаете в Сыктывкар не впервые, за этот год оркестр театра значительно увеличился. Заметен ли качественный рост музыкантов?

- Дирижер делает из оркестра максимально возможное. Я понимаю, что не хватает музыкантов, инструменты не те, которые бы хотелось иметь, но люди работают практически на износ. Вот сейчас ежедневно идут фестивальные спектакли - оперы и балеты, музыканты должны и репетировать, и вечером играть. Они не успевают толком отдохнуть. Но музыканты с пониманием относятся к дирижеру, а дирижер старается создать творческую среду в своем музыкальном оркестровом цехе. Могу сказать, что уровень оркестра растет, и это результат хорошей атмосферы в нем.

- Несколько дней назад такой же полный зал собрал восстановленный специально для фестиваля балет «Спящая красавица». Удался ли он?

- Это крайне сложный спектакль, и он изначально обрекает любой театр на очень большие критические стрелы, потому что браться за «Спящую красавицу» нужно с многочисленной труппой в 200 человек, если ставить ее так, как Мариус Петипа. Он сделал спектакль, который отражает расцвет французского абсолютизма, где каждый персонаж имеет свою роль, поэтому, когда у театра ограниченные финансовые и кадровые возможности, ставить его сложно. С одной стороны, у вас получился спектакль, далекий от первоначального образца, с другой - поднять такой спектакль, классику - очень важно, поскольку на классике артисты растут. «Спящая красавица», как и «Лебединое озеро», требует большой работы солистов, а на других постановках трудно держать форму. В постановке получилось очень много купюр, очень много музыкальных стыковок, которые сделаны не совсем тактично, и мне, например, режут ухо. Многие сцены, к сожалению, здесь не поставлены. Петипа - выдающийся балетмейстер, автор потрясающих ансамблей. Ансамбли Петипа - это сильная сторона русского балета, а здесь самых главных ансамблей Петипа, таких, как сцена дриад - нет. Это требует большого количества женского кордебалета. Вообще, я считаю, что «Спящая красавица» должна идти только в двух театрах - Большом и Мариинском, где есть возможности: труппа, средства, традиции и педагоги, которые, Петипа, конечно, уже не видели, но его традицию продолжают. Но, тем не менее, то, что в театре идет «Спящая красавица» и зрители в юбилейный год Чайковского имеют возможность посмотреть на классические образцы русского балета - это замечательно.



Фото Николая Антоновского, Кирилла Затрутина

Другие фотографии - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 30, 2015 10:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053003
Тема| Балет, Опера, Парижская Опера, Персоналии, Стефан Лисснер
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| «Я хочу, чтобы люди поняли, что это не музей»
Стефан Лисснер о том, как он реорганизует Парижскую оперу

Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend" №16, стр. 22
Дата публикации| 2015-05-29
Ссылка| http://www.kommersant.ru/Doc/2713375
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Elisa Haberer / Opera national de Paris


Сезон 2015/2016 — первый для новой команды Парижской оперы во главе со Стефаном Лисснером. Один из самых опытных и уважаемых театральных управленцев, экс-директор театров "Шатле", "Ла Скала" и оперного фестиваля в Экс-ан-Провансе рассказал Марии Сидельниковой о творческих рисках и меценатах в период кризиса, выборе Бенжамена Мильпье и театральной глобализации

В сезоне 2015/2016 вы выделили три главных идеи: единство, амбиции, художественный баланс. Но и до этого репертуар Парижской оперы выглядел вполне взвешенным. В чем новость?

Это ваше мнение, а я считаю, что не было равновесия между современным репертуаром и классическим. Я сейчас вам покажу, что для меня значит новая Парижская опера.

На афише крупно написано: "Шенберг и Верди: зачем выбирать?"

В программе соседствуют цикл Арнольда Шенберга ("Моисей и Аарон" в постановке Ромео Кастеллуччи и концерты) и популярная трилогия Джузеппе Верди ("Риголетто", "Трубадур" и "Травиата"). Рядом с "Лиром" Ариберта Раймана — "Осуждение Фауста" Гектора Берлиоза. В этом и заключается баланс: представить XX век и не обойти вниманием классику XVIII и XIX веков.

На многозначительной фотографии изображен лес и вдалеке проблескивает солнце. Что вы этим хотите сказать?

Что, продвигаясь вглубь, вы увидите свет. Я хочу, чтобы люди поняли, что Парижская опера — это не музей, не только классика или авангардные постановки. Парижская опера — это единство художественных проектов, цель которых преодолеть стагнацию. Сегодня искусство должно затрагивать важные темы, а не просто ублажать глаз зрителя. Нужно рисковать.

Что вам кажется самым рискованным в предстоящем сезоне?

Сложные премьеры. "Лир", "Моисей и Аарон" — оперы менее известные, трудоемкие. И конечно, они могут отпугнуть часть публики.

А что может в очередной раз заманить французов на "Травиату"?

Соня Йончева, которая впервые будет петь "Травиату" в Париже. Лучшие имена мировой оперной сцены — еще один козырь сезона.

Во Франции непростая экономическая ситуация, министерство культуры сокращает бюджеты. У вас же в новом сезоне 18 премьер — столько не было даже в самые благополучные времена.

Театрам сегодня приходится нелегко не только во Франции. В Италии ситуация плачевная, в Германии — гораздо хуже, чем раньше. Опера — дорогое удовольствие, и многие европейские страны вынуждены затянуть пояса. Культура попадает под нож одной из первых. Но я уверен, что главным ответом на все экономические трудности должны стать новые постановки.

Но где вы нашли на них деньги?

Я не находил. Инвестируя в новые постановки, театр зарабатывает — это не мое изобретение. Больше новых спектаклей означает больше проданных билетов. Например, премьера оперы-балета "Иоланта / Щелкунчик" в постановке Дмитрия Чернякова состоится в марте 2016 года, а более 30% билетов уже продано. Новые постановки привлекательны и для теле- и кинотрансляций. Это открывает нам доступ к международной аудитории, а значит, и к новым интересным партнерствам и копродукциям с мировыми театрами, что в свою очередь открывает новые перспективы в работе с меценатами. В Парижской опере 1700 сотрудников, 120 профессий — это уникальный театр с уникальным savoir faire. И надо получать от этого максимальную выгоду.

Какой бюджет у Парижской оперы?

€205 млн. Половина — из госбюджета, половина — деньги спонсоров и меценатов.

Меценатские программы — ваш конек. Есть ли новые проекты?

Я постоянно стараюсь придумывать новые схемы, чтобы привлечь меценатов. Из последнего — Cercle Berlioz. Идея заключается в поддержке конкретной французской премьеры в Парижской опере. В 2015 году — это "Осуждение Фауста" в постановке Алвиса Херманиса. Члены клуба получают привилегии — свободный доступ за кулисы, присутствие на репетициях, презентациях декораций и костюмов, встречи с артистической командой, возможность наблюдать за каждым этапом создания спектакля.

Какую роль в выборе Бенжамена Мильпье худруком балета Парижской оперы сыграл тот факт, что он — известный человек, муж Натали Портман, с хорошими связями в меценатских кругах?

Мне никто не верит, но когда я впервые позвонил Бенжамену, я понятия не имел, кто его жена.

А что вы про него знали?

Что он ставил в Парижской опере балет, что готовит еще одну премьеру — "Дафнис и Хлоя". Я знал его компанию L.A. Danse Project. Мне рассказывали о нем совершенно разные люди. У меня было семь кандидатов, и Бенжамен Мильпье легко обошел всех. Он был вне конкуренции.

Какие качества вас в нем привлекли?

Я выбрал Бенжамена за его знание музыки. Худрук балета, который заинтересован в музыке, так же как хореограф, для меня — это фундаментально.

На пост худрука были кандидаты и из труппы — Лоран Илер и Никола Ле Риш. Оба — блестящие артисты, выпускники парижской балетной школы, прошли все ступени, прекрасно знают театр. Вы же выбрали кандидата со стороны. Хотели порвать с традициями?

Я не понимаю, почему человек со стороны должен оказаться варваром, разрушающим традиции, а человек из труппы — их хранителем. Это примитивный взгляд на ситуацию. Разговоры вокруг назначения Мильпье меня не интересуют. Я выбирал не хореографа и не артиста, а директора. И считаю, что выбрал лучшего. То, что он должен быть со стороны,— для меня было очевидно с самого начала. Парижской труппе нужна свежая кровь, новая энергия, другая культура.

К вопросу о традициях. Бенжамен Мильпье говорил, что иерархическая система Парижской оперы устарела. Значит ли это, что будут изменены принципы ежегодного конкурса, процедура назначения этуалей или возраст выхода на пенсию?

Нет, не значит. Все останется на своих местах. Что касается конкурса, то здесь речь шла о датах. Декабрь — самый загруженный месяц: одновременно идут два балета и параллельно артисты должны готовиться к конкурсу, чтобы перейти на высшую ступень балетной иерархии. Нагрузки очень большие, отсюда и травмы. И даже я считаю, что неплохо было бы перенести конкурс на другой месяц. У труппы большой потенциал. Я надеюсь, что Бенжамен Мильпье вырастит свое поколение звезд, как когда-то это сделал Нуреев. Он ставит на индивидуальность, хочет развивать личность артистов.

Бенжамен Мильпье — действующий хореограф. Сколько спектаклей он может ставить в сезон?

Сколько захочет. Он полностью свободен. Недавно захотел сделать 10-минутный дуэт для Орели Дюпон — пожалуйста, я только за. Поставил его всего за несколько недель, и мы включили его в программу.

Вы говорили про баланс, но у балетной программы в новом сезоне отчетливый американский акцент.

Легкий акцент. Есть премьера неизвестного в Париже американского молодого хореографа Джастина Пека. В репертуар также войдут балеты Роббинса и Баланчина, которых раньше не было. Но есть и европейские хореографы: Маги Марен, Анна Тереза Де Керсмакер. Ей и Уильяму Форсайту мы дали карт-бланш. Форсайт будет работать с новой Академией Парижской оперы и ставить для труппы. У Анны Терезы также премьера на сцене Парижской оперы и проект с Центром Помпиду. Для меня они — главные мировые хореографы из ныне живущих, и пока я возглавляю Парижскую оперу, это будет их дом.

Совместные проекты с музеями современного искусства — Бобуром, Дворцом Токио — это поиск новой, молодой аудитории?

У Парижской оперы достаточно молодая аудитория. Средний возраст зрителей — 44 года. Я просто не хочу закрывать артистов в зале. Если проект интересный, его можно сделать в любом месте. Парижская опера не ограничивается сценой Opera Bastille или Opera Garnier.

Сезон 2015/2016 — база для шести последующих сезонов. То есть имена будут повторяться?

Останутся большие классические балеты Рудольфа Нуреева. В остальном, я надеюсь, что репертуар будет еще более современным.

В чем идея создания Академии Парижской оперы?

Подобные академии я делал везде, где работал. На оперном фестивале в Экс-ан-Провансе, в "Ла Скала" в Милане. Я уверен, что роль больших институций — передача опыта. Академия позволит молодым артистам — как музыкантам, так и балетным — узнать что-то новое и, возможно, в будущем работать над постановками Парижской оперы. В первый год Академия хореографии будет работать только для наших артистов, а там посмотрим.

На какую театральную модель вы ориентируетесь? Какой театр для вас является примером?

У меня нет перед глазами конкретного театра. Из прошлых директоров Парижской оперы мне ближе всех, пожалуй, Рольф Либерман. Сохранив высокие стандарты музыкального качества, он открыл двери театральности. Моя задача — сделать Парижскую оперу современным театром, чтобы она жила сегодняшним днем, чтобы она не боялась вопросов религии, философии, глобальных проблем, чтобы не было никаких табу.

Вы наверняка слышали про скандал с "Тангейзером". То есть в Парижской опере такая постановка возможна?

Думаю, да. Не исключаю манифестаций, но ни государство, ни церковь никогда не позволят себе вмешаться в репертуарную политику театра.

Чем современный театр отличается от театра вашей молодости?

Изменился не театр, жизнь изменилась, а вместе с ней и люди. С одной стороны, можно сказать, что артисты, режиссеры, дирижеры стали профессиональнее. С другой — сегодня они делают сразу несколько вещей одновременно, берутся за разный репертуар, иногда это необдуманные, быстрые решения. Время подгоняет. Все стало быстрее, глобальнее, расстояний больше не существует. Но глобализация не всегда на пользу театру. В искусстве надо уметь выждать.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 12:14 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 31, 2015 9:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053101
Тема| Балет, XXVIII Нуриевский фестиваль (Казань)
Автор| Ольга Гоголадзе
Заголовок| Гала-концерт Нуриевского фестиваля: как эротика «побила» классику
Где опубликовано| Kazanfirst.ru © 2015 Первый Казанский
Дата публикации| 2015-05-31
Ссылка| http://kazanfirst.ru/feed/47386
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Гала-концерт Нуриевского фестиваля в этом году удивил неоднородностью. Понятно, что любые «показательные выступления» стараются сделать разнообразными, максимально смешать стили танца и показать, что балетные артисты умеют исполнять не только па-де-де. Но на этот раз современный танец доминировал, составив по-настоящему серьёзную конкуренцию классике.

Хотя для приверженцев старой школы всё начиналось очень многообещающе. Концерт открывали Людмила Коновалова (Венская Государственная Опера) и Мэтью Голдинг (Ковент-Гарден, Лондон). И это было невозможно прекрасно.

Коновалова порхала так легко, что даже органза на её пачке, казалось, не поспевала за балериной. Она была паутинкой на ветру, миражом, который вот-вот растает. Людмила дышала свободой — надо сказать, довольно редкое качество для классических танцовщиц. Если помните, этого и добивался хореограф от Натали Портман в «Чёрном лебеде» — жизни, а не одной лишь безупречной техники. Мэтью Голдинг рядом с ней смотрелся брутально, что довольно сложно представить, если человек в балетном трико. Обидно, что номер поставили в самом начале, потому что он был достоин гораздо более горячих аплодисментов.



На фоне невесомой классики хореография Роландо д’Алесио оказалась резким контрастом. А учитывая, что Ракель Буриасси и Александр Джонс (Штутгарт-Балет, Германия) вышли на сцену в обычных растянутых футболках вместо пачек и стразиков, первые несколько секунд их танца поневоле вызвали скептицизм. Но он развеялся так же быстро, как появился. Интереснейшая постановка, потрясающий сплав формы и содержания, в котором исполнители за пару минут показали целую жизнь. Балетные па сменяли движения из contemporary, детская непосредственность в мгновение ока превращалась в чувственность, а «растянутые футболки» внезапно оказались полноценными участниками танца.

Пожалуй, номера Буриасси и Джонса оказались одними из самых сильных на гала-концерте. В постановке Фабио Адоризио «In2» они были похожи на идеальных людей будущего из фильма-антиутопии. Безупречность, удивительная геометричность и чистота линий, строгость даже в мелочах... Но совершенство не присуще людям. Душа не может выдержать математических оков и рвётся наружу, поднимая бунт, как в «Эквилибриуме». Спускаясь с небес на землю, хочется отметить, в какой потрясающей физической форме находится Александр Джонс, и это доставляет эстетическое удовольствие



Немцы вообще были на высоте, устроив в финале Нуриевского что-то вроде соревнования Audi и BMW. Но если ребята из Штутгарт-Балета сделали ставку только на современную хореографию, то Моника Фотеску-Юта (Дортмунд-балет, Германия) и Дмитрий Семионов (Земперопер, Дрезден) показали себя и в классике, станцевав дуэт из «Лебединого озера». Очевидно, что в манере исполнения на Монику сильно повлияла Майя Плисецкая. Конечно, гениальные руки величайшей примы не повторить никому, но у немецкой балерины почти получилось. Ей удалось создать образ белоснежной птицы так правдоподобно, что казалось, она вот-вот взлетит. В контрасте с ней Дмитрий Семионов был абсолютно земным принцем, сильным и чувственным, выгодно подчёркивая изящество лебединой принцессы.

Но впечатление от этого номера почти стёрлось, когда Моника и Дмитрий вышли на свой второй танец - Piano в постановке Син Пэн Ванга. Это был просто космически прекрасный секс на рояле. Нет, серьёзно. На сцене стоял рояль, а на нём — обнажённая балерина. Разумеется, на ней было что-то вроде купальника телесного цвета, который на фотографиях смотрится почти целомудренно, но со сцены, поверьте, это выглядело как идеальное голое тело. Через несколько секунд к Монике присоединился не менее (даже более) раздетый Семионов, и танец приобрёл новый оттенок. Как если бы картинки в «Кама-Сутре» вдруг ожили и начали двигаться невыразимо красиво, не теряя при этом своей эротичности. Думаю, все зрители в зале почувствовали себя ничтожными брёвнами, увидев, как балетные навыки можно применить в обычной жизни. Но в танце не было ни грамма пошлости, лишь красота и гармония. И зависть, но речь не об этом. Прибавьте к смелой хореографии фон ночного неба, с которого падают звёзды, складываясь в слова книги о вечной жизни, и вы получите хотя бы примерное представление об этом номере.



По такому же принципу — классика плюс современность — пошли София Шеллер (Нью-Йорк Сити Балет) с Миколой Городиски (Театр Колон, Аргентина). В первом отделении они вышли с мировой премьерой номера Temporary conflict. Даже не вышли: казалось, что София была стрелой, которую выпустили из лука. Они танцевали страстно, мятежно, технично, тревожно, заставляя переживать до сотни эмоций в секунду. Даже не верилось, что после столь острой хореографии эта пара сможет легко перестроиться па-де-де из балета «Корсар». Казалось, будто это совсем другие танцоры, настолько мягко, прыгуче и по-кошачьи выглядела в их исполнении хореография Петипа. Пожалуй, надо показать этот номер своему коту, потому что мой плюшевый ленивец гораздо более неуклюжий, чем американо-аргентинская пара.



о сравнению с ними несколько грузно смотрелись Филипа де Кастро и Карлос Пинильос из Национального балета Португалии, которые исполняли па-де-де Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда». Если бы в программке не указали, откуда эти ребята, можно было подумать, что они студенты хореографического училища. То есть, танцевали Филипа и Карлос неплохо, как говорится, «чистенько», но не хватало скорости, динамики, лёгкости. И внешне они напоминали скорее «фитнес-няшек», чем сухопарых балетных.

Однако, португальцам удалось полностью реабилитироваться во втором отделении концерта с номером Cantata под песню группы «Assurd». Вот уж где проявилась настоящая латинская страсть! Драки и любовь «на разрыв сердца», бурные примирения после грандиозных ссор, горячая романтика с ароматом моря. Сразу вспомнились Фрида Кало и Диего Ривера, которые не могли жить друг без друга и не могли быть вместе. Кстати, именно в этом номере аппетитные формы танцоров смотрелись удивительно органично. Хрупким астеникам мы бы просто сказали: «Не верю!».



А вот у Оксаны Бондаревой (Мариинский театр) и Виктора Лебедева (Михайловский театр), увы, не получилось поднять свой уровень даже во втором отделении. Сначала они откровенно слабо станцевали па д’аксьон из балета «Баядерка», а потом ничуть не лучше исполнили «Классическое па-де-де». Рассинхрон, несыгранность, немузыкальность... даже странно, что они оказались на этом фестивале. И, если Бондарева хоть как-то компенсировала неудачные моменты своей улыбкой, то у Лебедева вообще не было оправданий. Казалось, что он просто вышел импровизировать под музыку, которую первый раз слышит. И громогласные: «Браво», которые орал в его честь какой-то мужчина, превышая все допустимые децибелы, считаю совершенно незаслуженными.



Приятно, что артисты казанского оперного театра показали себя на высшем уровне (посрамив Мариинку и Михайловский). Сначала они зажигательно отплясывали танец басков и па-де-де Жанны и Филиппа из балета «Пламя Парижа». Особенно запомнилась Айсылу Мирхафизхан, которая очень подняла настроение своим азартом и полной отдачей. Потом мы снова смогли увидеть танец «С.О.Н», премьера которого тронула до глубины души на творческом вечере Нурлана Канетова. Он по-прежнему производит гипнотическое воздействие, заставляя задуматься о вечных проблемах бытия.

Но самым ярким казанским аккордом стала, конечно, сцена «Вальпургиева ночь» из оперы «Фауст». И здесь Кристине Андреевой не было равных. Она блистала в роли вакханки, поражая своей техничностью, сливаясь с музыкой, выполняя невероятно сложные элементы. При этом она играла, как настоящая актриса, с чертовщинкой в глазах и демонической улыбкой.



Кстати, о демонах. Коя Окава исполнял роль Пана, и о нём говорили после спектакля даже бабушки в автобусе. Мол, таких прыжков мы ещё не видели! Казалось, что гравитация — для неудачников, японского танцора она не касается.

А от женской части казанской публики мне хотелось бы поблагодарить Михаила Тимаева. О том, что он играет Диониса, можно было догадаться и не заглядывая в описание номера. Именно с таких мужчин древнегреческие творцы вытачивали из мрамора свои скульптуры. Он мог бы даже не танцевать. Просто выйти на сцену и постоять пару минут, и всё равно сорвал бы овацию. К счастью, он настолько же талантливый исполнитель, насколько красивый.

А нам теперь остаётся только ждать следующего фестиваля. И надеяться, что гала-концерт Нуриевского-2016 будет ещё ярче, разнообразнее и эротичнее. Весна же!

Фото: Дина Егорова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 31, 2015 10:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053102
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Павел Гершензон, Сергей Вихарев
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Ван Гог звонит Петипа
Новая «Тщетная предосторожность» в Екатеринбурге

Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2015-05-31
Ссылка| http://belcanto.ru/15053101.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



«Тщетная предосторожность» бывает разная. Это один из самых старых спектаклей мирового балетного репертуара, его премьера состоялась в 1789 году.

Сюжет актуальный во все времена: зажиточная вдова хочет выгодно выдать замуж дочку, а та влюбилась в бедного крестьянина. Мать прогоняет его со двора, заставляет дочь выполнять разную фермерскую работу, но обстоятельства постоянно складываются в пользу юных любовников. В конце вдова самолично рвёт акт о замужестве дочери с придурковатым сыном откупщика Никезом и соединяет руки Лизы и Колена.

Музыка к первой «Тщетной», которая называлась «Солома, или От худа до добра один шаг» представляла собой композицию французских народных мелодий.

Хореограф спектакля Жан Доберваль считался основоположником комедийного балета.

Спектакль был создан в духе революционного времени — рыцарей, античных богинь и книжных героев в нём сменили реальные люди из третьего сословия. В течение XIX и XX века балет значительно переделывался: менялись балетмейстеры, композиторы, имена главных действующих лиц, но сценарий и комедийная направленность оставались прежними. Пропорция танцев и пантомимы, а её было действительно много, менялась в зависимости от вкусов времени.

В 1828 году новую музыку к балету сочинил француз Луи Герольд, а в 1864 – немец П.Л. Гертель, обе полноценные музыкальные редакции благополучно сохранились до наших дней. В последней трети XIX века, когда в Петербурге работал Мариус Петипа, балеты наследия, включая классический образчик романтизма «Жизель», а также «Тщетная» и «Коппелия» подверглись серьёзной ревизии с последующим обновлением.

В этот период появились так называемые версии Петипа, благодаря которым балетные театры наполняют свои афиши известными всем названиями.

Мэтр старался сохранить в этих спектаклях все стоящие танцевальные элементы прошлого, добавить новые танцы, модернизировать балетную технику по модели конца XIX века, обновить форму па-де-де.



Постановка Петипа и Иванова стартовала в 1885 году в Петербурге с музыкой Гертеля. В 1894 она была перенесена в Москву Ивановым в неизменном виде. В 1903 году возникла редакция Горского, который добавил музыку Дриго и сделал свой московский «апгрейд» — снабдил главных персонажей и артисток кордебалета личностными характеристиками и даже характерами.

В Екатеринбурге постановку «Тщетной» осуществлял Сергей Вихарев, знаток хореографии Петипа и нотации Степанова, с помощью которой был «зашифрован» и этот спектакль.

Вместе с другими рукописями «Тщетная предосторожность в редакции Петипа-Иванова хранится в Сергеевской коллекции в архивах Гарвардского университета, где её и изучил Вихарев. Поэтому дальнейшая история бытования «Тщетной предосторожности» на московской сцене или на лондонской нам не интересна в связи с екатеринбургской премьерой.

Наша точка отсчёта — 1885 год. В рукописи были какие-то лакуны, которые Вихарев заполнял сам. Главное, его открытие в этом спектакле — дивертисмент, присутствовавший в спектакле Петипа, то есть чередование классических и характерных танцев кордебалета и финальное па-де-де главных героев. Аналогичными дивертисментами, аккуратно вплетёнными в сюжет, снабжены «Коппелия», «Эсмеральда», «Спящая красавица», «Раймонда». Обычно, это праздник, устроенный по поводу помолвки или свадьбы главной героини.



В своих предыдущих работах, которые Вихарев называл реставрациями балетов Петипа, постановочная команда стремилась воссоздать оригинал: количество актов, костюмы, декорации, музыка — всё должно было быть максимально приближено к эпохе, когда спектакль шёл на императорской сцене. Но подавать с той же тщательностью верности оригиналу комическую «Тщетную предосторожность», в которой половину спектакля составляет пантомима, реконструируемая, вообще, с трудом, Вихарев, пригласивший его в Екатеринбург Слава Самодуров и генератор общей идеи Павел Гершензон не захотели.

Самодуров три года работает в этом театре и строит его балетную афишу очень педантично.

Ничего не должно возникать здесь просто ради того, чтобы хорошо продавались билеты, ради популярного названия, ради гастрольных гонораров. Это все важно, но ещё важнее смысл того, что происходит в театре.

Сам Самодуров создаёт интересные программы вечеров одноактных балетов, строит их то по принципу движения во времени, как то: вечер «XIX. XX. XXI», составленный из образчика романтического спектакля, хореографии неоклассика и собственной новинки, сделанной здесь и сейчас, или объединяя спектакли какой-то внутрибалетной темой, как вечер «На пуантах», куда вошли «Пахита» Петипа, «Необратимый прогресс» Дж. П. Уоткинса и «Вариации Сальери» Самодурова.

«Тщетная предосторожность» предстала отчасти как маленькая энциклопедия балета XIX — начала XX вв.

Её соединили с идущей здесь «Консерваторией» Бурнонвиля. Во-первых, таким образом «Тщетная», удлинённая прологом, стала больше соответствовать развёрнутой форме традиционного спектакля Петипа, от которой её отделяют обструктивные 100 лет, когда прологи и дивертисменты считались бессмысленной роскошью императорской сцены. Во-вторых, появилась возможность «переодеть» спектакль в символические цвета родины Петипа — солнечного юга Франции, увиденного глазами его позднего великого певца — Винсента ван Гога.

Итак, в некоем балетном театре идёт знаменитый класс Бурнонвиля, его самая парадная, но всё равно как бы не предназначенная для зрителя, дивертисментная часть подготовки к спектаклю. Нарядные балерины оттачивают партерную технику в зале с белоснежными пилястрами, аккуратные танцовщики репетируют прыжки и прыжочки, молодящийся учитель галантно ухаживает за примой. Урок заканчивается, артисты расходятся, а на сцену выкатывают вешалки с костюмами, монтируют декорации, начинается подготовка к дневному спектаклю.

Чтобы не открывать всех кулисных подробностей монтировки, опускается рисованный занавес в стиле Ван Гога, а на авансцену выходит скрипачка, наигрывая самую знаменитую мелодию из датской «Сильфиды» — музыку лесного па-де-де Сильфиды и Джеймса. В моменты самой полётной музыки рабочие сцены шумят и громыхают. Затем шумы стихают, скрипачка, откланявшись, уходит со сцены, и звучит полновесная увертюра Гертеля — мелодичная, танцевальная, весёлая и авантюрная.

После увертюры занавес поднимается и открывает сцену ослепительной красоты: уголок солнечного Арля, окрашенный в сине-жёлто-белые тона.

Платья арлезианок строгие, оранжево-чёрные в полоску и горох одновременно, с высокими воротничками-стоечками, надёжно скрывающими прелести крестьянок от нежелательных взглядов, стильные чёрные чулочки и неизменные соломенные шляпки с цветными ленточками (костюмы — Елена Зайцева).

Вихарев опубликовал в программке оригинальное либретто Сергеева, которое он нашёл в архиве, но некоторые его подробности в постановке опустил.

Первый акт построен достаточно традиционно

— здесь есть соло Колена с ленточкой, знаменитое па-де-рюбан Лизы и Колена, живописное кормление лимонного цвета курочек Лизой, кивающих головкой в такт музыке (в редакции Ф. Аштона, которая сейчас идёт в Михайловском театре, куриную стайку танцуют солисты), предусмотрена маленькая «травля» кур незадачливым сыном откупщика Никезом, тыкающего в птичек зонтиком, грубоватый танчик крестьянок с серпами и танцевальная, а не театрализованная раздача монеток Лизой.

В редакциях, возникших в XX веке, такой сцены нет, а в ней между тем уже узнается рука зрелого Петипа, который через несколько лет создаст танец Авроры с четырьмя кавалерами. Каждый подход Лизы к подружке сопровождается вскакиванием на пальцы, жете, поворотом, арабеском.



Есть в первом акте и другие аллюзии на работы Петипа этого времени — в частности, на «Коппелию», которую великий мэтр также снабдил отдельным дивертисментом и умножил танцами внутри действия. Лиза, пытаясь убежать с Коленом из дома, как бы пародирует свою сводную сестру Сванильду, периодически зависая в позе кукольной Коппелии, дурящей своего создателя и отца (здесь мамашу Марцелину).

Второй акт знаменателен тремя вещами.

Это замечательно подобранные арльские оригиналы Ван Гога («Стога в Провансе», «Урожай в Ла Кро» и «Пшеничное поле с воронами») и отрисованные по их мотивам экспрессионистские декорации Альоны Пикаловой. Есть также два любопытных танца — цыганский, напоминающий о далёком «Дон Кихоте», и крестьянский вальс.

Последнему Вихарев уделил особое внимание, так как это ценный реликт Петипа, узнаваемый на двести процентов росчерк его пера. Даже если в танце присутствует фантазия Вихарева, идея «цветочного» (букетики в руках) вальса премилых девочек-ирисов (синие платьица-колокольчики) — интересная. И хорошо, что танец получился длинноватым, он не надоедает (на ярусах капельдинеры не успевают делать замечания снимающим эту красоту на айфоны) и громко-громко стучится в следующую дверь Петипа, который в 1890 году сочинит лучший балетный вальс всех времён и народов для первого акта «Спящей красавицы». А перед вальсом Лиза и Колен танцуют па-де-де из балета Бурнонвиля «Ярмарка в Брюгге», чтобы ещё раз напомнить о важности в истории балета датской школы и её актуальности для этой постановки.

Третий акт, в котором много чего происходит, что трудно станцевать, разделен на две картины.

Лиза и Марцелина прячутся дома от грозы, развлекают себя домашними танцами с бубном и веретеном (ещё одна посылочка Авроре), Колен уговаривает Лизу утащить у матери ключ и впустить его, затея удаётся с лихвой — Марцелина, заподозрившая неладное, закрывает дочку в спальне, где уже прятался Колен… Мишо отказывается взять для сына «испорченную» невесту, а Марцелина, как хорошая мать, встаёт на защиту дочки и разрешает Лизе и Колену пожениться.

Пикалова соединила в этой картине несколько тем, которые поймут знатоки творчества Ван Гога. По версии художницы, образ мамаши Марцелины накладывается на реальный образ мадам Жину, владелицы кафе, где сиживал Винсент, поэтому сцена разделена на две части — спаленка Лизы и зала кафе. Сложить пазлы помогают характерные костюмы Марцелины.

Последняя картина этого акта — свадебный дивертисмент, состоящий из разных — исторических и стилизованных — старофранцузских танцев.

Марцелина танцует сложнейшую, видимо, сочинённую сегодняшним постановщиком, вариацию в сабо, которая вшита в провансаль. Девочки исполняют сначала бурре и после виртуозной пляски Марцелины пускаются в галоп. Затем идёт саботьер, невиданный доселе танец солистов-мужчин в сабо, придуманный Вихаревым для украшения женского по духу дивертисмента. В финале хрестоматийное па-де-де Лизы и Колена, украшенное по инициативе исполнителей полётами и прыжками, выполненными с учётом техники XXI века.

И чтобы балет не казался линейно комическим, Вихарев добавляет ещё один исторический рефлекс. Галоп здесь необычный, ближе к концу скорость и амплитуда движений меняется (браво дирижёру постановки Андрею Аниханову, который ловко жонглировал темпами), девочки начинают слегка канканировать, а фуэте Лизы в па-де-де и вовсе повторяет сочинённое Мясиным фуэте из «Парижского веселья».



Платье у протагонистки канкана в балете Мясина тоже было в горошек.

Канкан — это уже другая эстетика, эпоха Тулуз-Лотрека.

А Мясин — совсем другая, но почему бы через него, автора искромётного «Парижского веселья» на музыку Оффенбаха, не отправить в будущее старинную «Тщетную».

Театр подготовил два состава.

Игровые и задорные Елена Воробьева и Александр Меркушев, яркие герои первого и второго актов, и рафинированные Елена Кабанова и Кирилл Попов, блеснувшие академической чистотой танца в дивертисменте.

Совсем разные Марцелины — Виктор Механошин настолько вошёл в женский образ, что напомнил знойных героев фильмов Педро Альмодовара; Антон Клековкин станцевал более мягкую, стеснительную мамашу, но от сравнений с кино тоже не уйти — его героиня напомнила о Калягине в «Здравствуйте, я ваша тётя».

И главное — действие шло ненатужно, радость лилась со сцены в зал рекой, даже на утреннем спектакле.

Фото Е. Леховой, С. Гутника, Т. Андреевой


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 12:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 01, 2015 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053201
Тема| Балет, Персоналии, Владимир МАЛАХОВ
Автор| Анна АНТОНОВА
Заголовок| Владимир МАЛАХОВ: Я оставил труппу в хорошем состоянии
Где опубликовано| © газета «Московская правда»
Дата публикации| 2015-05-26
Ссылка| http://mospravda.ru/interlocutor/article/vladimir_malaHov%3A_ya_ostavil_tryppy_v_horoshem_sostoyanii/?sphrase_id=94349
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Впервые за многие годы новый театральный сезон Государственного балета Берлина пройдет без Владимира Малахова - "первого танцовщика мира", как его назвали в США. Владимир оставил должность директора Берлинского балета и из многих городов, куда его приглашали работать, выбрал Токио. На прощание Малахов дал артистам теперь уже бывшей своей труппы мастер-класс, а в перерыве - интервью корреспонденту "МП".



- Вы никогда не думали о том, как сложилась бы ваша карьера, если бы после окончания Московского хореографического училища Юрий Григорович взял вас в Большой театр?

- Я никогда не думал об этом. Все получилось так, как получилось. Григорович говорил: "Еще рано, рано...", а я танцевал ведущие партии в Театре классического балета у Касаткиной и Василёва, побеждал и на всесоюзном конкурсе, и на международных... И все вокруг говорили: "Ну теперь-то он обязательно тебя возьмет!" И, когда я получил "золото" на Международном конкурсе артистов балета в Москве, Юрий Николаевич сказал, что время пришло. Но тогда я ответил: "Поздно, оно ушло".

- Эта история уже стала легендой. Официальная причина отказа Григоровича взять вас в Большой театр сейчас звучит как анекдот - отсутствие московской прописки. Современной молодежи уже и не объяснить, как такая малость смогла сыграть столь важную роль в судьбе артиста. Но, на ваш взгляд, была ли она единственной причиной?

- Так мне сказали. Хотя я думаю, что прописку мне могли сделать. Видимо, просто не захотели. Но я не жалею об этом. Наверное, моя судьба была расписана Богом по-иному. В противном случае я не сделал бы такой международной карьеры, какую сделал сейчас.

- Еще одна легенда рассказывает о том, как вы, приехав в Берлин, из трех заштатных серых балетных трупп смогли создать нынешний прославленный Берлинский балет. Но это легенда, а что было в действительности?

- Объединить балет была не моя идея, а сената Берлина. Ему было дешевле содержать одну труппу, а не три. Единую труппу, которая танцует на трех сценах, - Государственной оперы на Унтер-ден-Линден, Дойче опер, то есть театра Немецкая опера, и Комической оперы. В этих двух были маленькие балетные труппы, репертуар ограниченный, публика туда не шла. В чуть лучшей форме был балет Государственной оперы на Унтер-ден-Линден, но и его уровень нужно было поднимать. Пришлось искать не только хореографов, но и новых танцовщиков, поскольку большинству пришлось уйти. Я не выгонял их в открытую. Просто они сами поняли, что им тяжело работать. Нужно было делать репертуар, возрождать интерес к балету, заботиться о кассе... Это было нелегко. Меня вызывали на "красный ковер", возмущались: "Что вы делаете?!"

- Когда произошел перелом? Когда вы почувствовали, что та труппа, с которой вы сможете решать творческие задачи, уже собрана?

- А ее в Берлине еще нет. Я всегда был в поиске. Я постоянно искал танцовщиков, у которых глаза горят, которые хотят чего-то добиться.

- Где вы их находили? Вы сами их искали или они к вам обращались?

- Я сам их искал. И давал им возможность проявить себя. Когда в Московском хореографическом училище еще была Софья Николаевна Головкина, я пришел и увидел Полину Семионову, загорелся ею, пригласил и, думаю, что-то слепил из нее. Но так получилось, так жизнь сложилась, что она ушла в Американский театр балета. Дай бог, чтобы она была счастлива. Я не мог ей сказать "нет", когда она сделала свой выбор. Я и так держал ее долго в Берлине. Я делал все возможное, чтобы ей было хорошо.

- Но в уходе Полины Семионовой обвинили вас. Когда вы поняли, что в сенате Берлина используют надуманные предлоги для критики вашей работы?

- Всплывала постоянно какая-то информация... После ухода Полины говорили, что у балета Берлина кризис. Когда зашел разговор о продлении контракта, в сенате мне начали говорить, что я слишком долго танцую. Потом сказали, что я слишком долго занимаю пост интенданта, то есть директора Берлинского балета. Честнее было бы открыто сказать, что у них уже есть кандидатура на это место. Со мной нехорошо поступили, но я простил им.

- Зато вас обожала берлинская публика. И пресса к вам всегда благоволила, одни эпитеты в ваш адрес чего стоят: звездный мальчик, принц-трудоголик, наше чудо, принц-директор... При этом журналисты позволяли себе вас иногда по-свойски и пощипывать.

- Я не читаю прессу, для меня она неотличима от публики: есть успех - журналист идет на спектакль, нет - остается дома. Меня и хвалили, и ругали, но это нормально. Я не могу услужить всем. Нужно было думать не о похвалах, а о труппе, о том, как удержать танцовщиков и создать тот репертуар, который был бы интересен.

- Еще до вашего ухода лишился поста ваш главный противник в сенате - уполномоченный по вопросам культуры Андре Шмитц. Ушел с позором после того, как был уличен в неуплате налогов. Было у вас удовлетворение, что Боженька наказал-таки того, кто наказания заслуживает?

- Я не злопамятный человек. Все всегда встанет на свои места. Главное - я никогда и никому не делал ничего плохого.

- Но речь идет о труппе, будущее которой после вашего ухода туманно. Что с ней будет?

- Я оставляю труппу в хорошем состоянии. Но если ее возглавит человек, который не любит классику, все созданное развалится в секунду. Когда я слышу, как новый интендант Берлинского балета Начо Дуато говорит, что он любит классику и будет ее поддерживать, я не верю: он не любит классику, он ее портит. Это не только мое мнение, это знают и в Мадриде, и в Михайловском театре Санкт-Петербурга.

При мне в репертуар Берлинского балета вошли "Эсмеральда", "Караваджо", "Чайковский", "Ромео и Джульетта", "Спящая красавица"... А недавно меня известили о том, что эти балеты больше не будут идти и костюмы и декорации нужно уничтожить, они занимают место. Я занят теперь поисками тех, кто купит эти декорации и костюмы. Может быть, они пригодятся кому-то? Я прошу подождать максимум полгода, но слышу в ответ, что эра Малахова завершена, начинается новая эра, которая будет еще лучше и успешнее. Ну что ж, я желаю им успеха! Я желаю только всего хорошего.

- Новая эра начинается и в вашей жизни. Вы работаете теперь в Токийском балете. А Москва вас к себе не зовет?

- Москва не приглашает. Хотя там, в Большом, танцует моя партнерша Светлана Захарова. Но получается, что я чаще бываю в Питере, чем в Москве. Туда я приезжаю к друзьям. В Петербурге работает еще одна моя партнерша, Диана Вишнева. Там теперь Николай Цискаридзе, а у нас с ним был один педагог в Московском хореографическом училище - Петр Пестов. Я всегда помню, что Москва меня вырастила, дала образование, и если появится возможность, обязательно туда приеду.

- А что касается Берлина. Дверь за собой вы закрываете плотно или все-таки возможно возвращение?

- А я живу без дверей. Наверное, поэтому я так свободно перемещаюсь по жизни. А что касается моих теперь уже бывших танцовщиков, то на прощание я сказал им: "Если потребуется моя помощь, я всегда рядом".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 03, 2015 8:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053202
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Елена Воробьева
Автор| Лилия МАЛЬГИНА
Заголовок| По неизведанной земле ступайте осторожно
Где опубликовано| © Газета "Уральский рабочий"
Дата публикации| 2015-05-30
Ссылка| http://газета-уральский-рабочий.рф/culture/15183/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Спектакль «Terra nova» расширяет творческие горизонты балетной труппы Екатеринбургского театра оперы и балета

Уже сегодня вечером на сцене Екатеринбургского театра оперы и балета пройдет премьера спектакля «Terra nova». Открывает его «Занавес» — необычная поставка хореографа и худрука нашей балетной труппы Вячеслава Самодурова.

Главная роль в балете отведена приглашенной звезде, приме-балерине Большого театра и лауреату премии «Золотая маска» Марии Александровой, в начале 2000-х танцевавшей с Вячеславом па-де-де на московской сцене.

Другая часть под названием «Step Lightly» принадлежит «перу» Соль Леон и Пола Лайтфута — творческого дуэта из Нидерландского театра танца. Здесь одну из ведущих партий исполняет екатеринбургская прима-балерина, также обладательница «Маски» Елена Воробьева. Корреспонденту «УР» посчастливилось выхватить артистку из круговорота репетиций и узнать, как она себя ощущает в работе над неожиданной для любителей классики танцевальной пьесой. Слово за слово, мы узнали и о других особенностях суровой балеринской доли.

…На протяжении почти всей беседы Елена сидит в позе лотоса. «Чтобы разогретые на тренировке ноги не «остыли» и не отекли за время вынужденного простоя, нужно либо активно бегать, либо поднимать ноги на уровень таза, — отвечает балерина на мой недоуменный взгляд. — Вы, наверное, замечали, как долго стоящая на сцене массовка одновременно меняет положение тела и ног. Движение совершается по указанию постановщика, который заботится о нужной «кондиции» артистов».

— Что еще ложится на плечи хореографа? Наверное, он и танец выстраивает таким образом, чтобы артистам было комфортно все делать…

— Знаете, если говорить конкретно о постановке Пола и Соль, то у меня, признаюсь, давно не было таких серьезных по интенсивности работ. Разве что «Баядерка», где я в образе Никии выхожу всего три раза, но каждый из них требует физической и эмоциональной выкладки. Раньше я не очень верно рассчитывала силы и попросту «сдувалась» на середине танца или ближе к концу. Только сейчас я понемногу начала приоткрывать для себя этот балет и осознавать, где могу потратиться во время танца, а где восстановиться, хотя, уверена, меня ждет еще масса открытий. А постановка «Step Lightly» интересна тем, что начало очень насыщенно, а потом мы… лежим на сцене комочками (смеется). Успеваем отдохнуть настолько, что «остываем»… А разогреть мышцы в этот промежуток возможности нет — мы же на сцене все время. Видимо, придется «гонять» кровь и держать тонус через дыхательные техники…



— Неужели постановщики не понимают, на какой риск идут!

— Почему? Понимают. Но многое зависит от физических данных танцоров, и момент с остыванием я словила лишь на последних репетициях, когда стали прогонять сцены целиком. Хореографы, без сомнения, зная свою постановку наизусть, помогают артистам грамотно рассчитать те или иные движения, но лучше всех себя и свое тело поймешь только ты. Другое дело, что Пол — кладезь опыта. Он нас… расширяет! Он требует размаха — и пространственного, и физического. Причем самое интересное, что широта достигается в теле. Твоим центром становится живот, от которого и выстраиваются разные направления движений рук и ног (показывает вытянутую позу на себе, растягивая руки). Ты словно становишься неким осьминогом, который безостановочно шевелит щупальцами в разные стороны…

— Отсюда, наверное, и возникает ощущение перетекаемости, неразрывности, которое затягивает зрителя в происходящее на сцене…

— Современный танец принципиально отличается от классического тем, что имеет смещенный центр тяжести. Центровая точка, от которой «пляшут» в contemporary — пупок, если хотите. Нам понять это пока сложновато, поскольку мы все-таки учились в школе классического балета, где основа — вертикаль. Но Пол как-то заметил, что приехал к нам как раз потому, что видел нашу труппу в одной из постановок Вячеслава Самодурова и, чувствуя потенциал, захотел помочь нам научиться двигаться по-новому и расти дальше.

— Как происходит притирка?

— Вообще нам очень много дает практика приглашенных педагогов, которая появилась при новом художественном руководителе. Например, с февраля по май весь классический репертуар театра с нами репетировали легенды российского балета, педагоги Мариинского театра Санкт-Петербурга Наталья Большакова и Вадим Гуляев. Во многом благодаря авторитету Славы в Екатеринбург приезжают звезды мирового балета, которые тоже делятся опытом и какими-то наработками. Нам давали уроки педагог из Германии, солистка Национального балета Нидерландов Наталия Хоффманн, хореограф из Великобритании Джонатан Уоткинс, балетмейстер из Дании Дина Берн, ассистенты голландского постановщика Ханса ван Манена Меа Венема и Александр Жембровский… Свежий, незамыленный взгляд на труппу всегда даст больше, чем повторение знакомыми людьми старых истин.



— Конечно, вариться в собственном соку вредно для здоровья!

— Но! (Смеется.) Мы все равно хоть немного, но сопротивляемся. А потом, что уж делать, выполняем указания. Настороженность по отношению к новому и непривычному — следствие скорее всего психологических особенностей любого из нас, не только артиста балета. Нам же всегда нужно привыкнуть к педагогу — только после этого можно перекладывать получаемые знания на себя, проживать их. С Наталией Хоффманн времени, жаль, не хватило, хотя она открыла в нас свободу движения. А откуда эта свобода взялась, мы так и не поняли. И, наверное, не надо…

— Но труппа же уже идейно подготовлена Вячеславом! Если посчитать, сколько у театра «Золотых масок» за постановки современного балета, то вы получаетесь настоящими профи!

— А вот на уровне тела, видимо, нет. Наше сознание, может, и принимает идеи и Пола, и Соль, и других их коллег по цеху, но… Думаю, те, кто видит нас редко, отметит качественное изменение работы труппы. А те, кто видит нас в процессе развития, разницу почувствуют вряд ли. Хотя Вячеслав мечтал о профессиональной труппе артистов балета, которые в равной степени хорошо танцевали все стили, в реальности добиться должного качества непросто. Совершенству нет предела, а мы пока лишь на пути к идеалу. Как говорят: всю жизнь учись — дураком помрешь (задорно смеется).

— Кто наиболее объективно оценивает вашу работу? Балетные критики? Партнеры по сцене?

— Думаю, технику полноценно оценить может только тот, кто занимается с труппой непосредственно и ежедневно — педагоги-репетиторы. Из внешнего окружения — вряд ли. Даже рядом находящийся артист, разучивающий, скажем, свою партию, не увидит нужного результата. С другой стороны, профессионал, который видит лишь точки развития, сможет вычленить моменты прогресса. А критика театральная… Это, на мой взгляд, некая визуальная оценка происходящего на сцене, попытка считать месседж хореографа и донести его до публики, просветить ее. Такая критика делает общую картинку, задает тон восприятия спектакля. Она может и «убить» премьеру, и вознести ее до высот. Мне интересно читать такие статьи, но относиться к ним серьезно?.. Нет. Всем мил не будешь, хотя похвалы, конечно, приятны… Другое дело, что порой критик (а он выступает в роли и зрителя и наблюдателя) может вычленить из увиденного вещи, над которыми поневоле задумаешься. Некоторые умудряются выкопать то, что автор даже не закладывал, — и наше восприятие постановки благодаря таким находкам тоже расширяется и углубляется.



— О, современный танец в этом плане дает множество вариантов интерпретаций!

— Да уж! Например, в основу «Step Lightly», который на российской сцене представляется впервые, Пол Лайтфут и Соль Леон заложили идею природы. Она связана с арктическими льдами, идя по которым, рискуешь провалиться в полынью. И ты должен быть готов к такому повороту событий, не бояться, но соблюдать осторожность. Честно признаться, лично для меня эта концепция не очень понятна, тем более изложенная в переводе с английского. И я придумала своему персонажу другую историю. Немного с другими акцентами, но не менее трагическую по смыслу. Я всегда стараюсь наполнить образы каким-то содержанием, сделать их эмоционально наполненными.

— Хореографы поясняют артистам то, что несет в себе то или иное движение?

— Пол и Соль — да. У них в каждое вложено так много, что мы попросту недоумеваем, откуда у постановщиков такой опыт и восприятие жизни в целом? Пол рассказывал, что постановка — своеобразный дневник их юности, поры наивности и любви. Однако создается ощущение, что спектакль, который идет уже больше 20 лет, просто с каждым годом наращивает все больше «мяса»: деталей, смыслов, нюансов. Большую нагрузку несет и музыкальное сопровождение. Болгарский народный хор исполняет народные песни. Шикарно! Несмотря на трудности, с которыми болгарские женщины сталкиваются по жизни, они сохраняют свой стержень, и голоса явно показывают, что их обладательницы — сильные натуры, готовые воспринимать и принимать удары судьбы. Они-то и вдохновили авторов на написание спектакля.

— Вам, впрочем, не привыкать угадывать мысли постановщиков, — Вячеслав смысл движений своих постановок труппе не проговаривает…

— Мы все бесконечно удивляемся тому, как работает это волшебное качество Славы! Он действительно показывает и ничего не объясняет, но в результате все складывается в единую картинку! Как паззл! И для него крайне важно, чтобы артист выполнял поставленную задачу беспрекословно. Это для старой балетной российской школы еще были возможны какие-то послабления в отношении исполнительства. Сама Майя Плисецкая, говорят, могла позволить себе в классическом «Лебедином озере» заменить фуэте в «черном» па-де-де, скажем, кругом туров — и все равно срывала овации. Сегодня, в контексте современной конкуренции на балетном рынке, такой выкрутас сошел бы за непрофессионализм. Современный артист балета должен уметь делать все на отлично. Если тебе неудобно крутить фуэте в левую сторону, твое место готово занять с десяток молодых и смелых. Европейский подход.

— Какой парадокс: гибкость и пластичность современного танца и жесткость рамок, в которых работают артисты!

— Все зависит от человека. Я считаю, что просто не надо напрягаться. Я, конечно, из тех людей, которые любят размышлять и оценивать ситуации. Но иногда лучше все пустить на самотек. Если же ситуация и вовсе мне понятна, нужно просто вынести из нее все полезное и применять это в будущем. Практичность — вот как это называется (смеется). А постоянно работающая голова артисту помеха. Как однажды пошутила Наталья Дмитриевна Большакова, избыток мыслей мешает ногам. То же самое ведь и в йоге. Разум спокоен, когда тело работает будто бы само по себе, автоматически. Автоматизм тут в смысле хорошей выучки в школе, а не бездумности движений. Вячеслав Самодуров, кстати, вообще выступает за умеренность в танце — это, по его мнению, сохраняет в первую очередь чистоту высокого искусства балета и уберегает артистов от излишней эмоциональной растраты. Для нас крайне важно работать чисто, профессионально, радуя зрителя красотой движений и необычностью рассказываемых историй.

Фото Натальи ЖИГАРЕВОЙ и из архива театра.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 12:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 7:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053203
Тема| Балет, Ростовский Музыкальный театр, Персоналии, Мари Ито
Автор| Виктория ГОЛОВКО
Заголовок| Одетта из Токио. Чем покорила ростовчан японская балерина Мари Ито
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22 27/05/2015
Дата публикации| 2015-05-27
Ссылка| http://www.rostov.aif.ru/society/persona/odetta_iz_tokio_chem_pokorila_rostovchan_yaponskaya_balerina_mari_ito
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«АиФ на Дону» расспросили артистку о далёкой Японии, тяжёлой дороге в балет, о любви и непривычной русской кухне.


Фото Екатерины Серебряковой. © / Из личного архива

Мари Ито, 24-летняя балерина из Японии, которую уже на протяжении второго сезона можно увидеть на сцене ростовского музыкального театра, уже завоевала своих поклонников.

«Мари так трогательно и грациозно удалось воплотить символ идеальной, но трагически обречённой любви в образе Одетты...», - так после «Лебединого озера» отозвались о ней на одном из ростовских интернет-форумов. Она уже выходила и в роли гамлетовской Офелии, была Надеждой в чеховской «Драме на охоте», Пиккилией в балете «Дон Кихот».

Хрупкость, искренность, пронзительную эмоциональность балерины отмечают многие.

Между тем в Ростов Мари Ито, уроженка Токио, приехала не одна, а с другом - артистом балета Арсением Исламовым. 14 февраля, в день всех влюблённых, он со сцены признался ей в любви.

О далёкой Японии, тяжёлой дороге в балет, о любви и непривычной русской кухне и зашёл наш разговор с Мари и Арсением.

Как на чужбине?

Мари говорит с акцентом. В некоторых выражениях забавно путается. Скажем, «селёдку под шубой» упорно именует «шубой под селёдкой». Однако в целом говорит на очень неплохом русском.

- Мари, как удалось так хорошо выучить язык?

- Ну, просто я давно живу в России (улыбается).

- Как вообще получилось, что вы, уроженка Токио, оказались в нашей стране, а потом и в Ростове?

- В Японии я начала заниматься балетом очень рано - в три с половиной года. А когда мне было 18, в Токио приехала группа преподавателей из хореографического училища имени Вагановой, которое находится в Санкт-Петербурге. Они хотели просмотреть талантливых ребят в Японии, отобрать нескольких для себя. Кстати, таким поиском талантов (пусть даже на краю земли) там занимаются по сей день!

Мне мама сказала: «Такой шанс нельзя упустить». О России в Японии знают очень мало. Однако замечательный русский балет там очень хорошо известен. Я, будучи 18-летней девчонкой, знала, что в России есть две самые сильные балетные школы - при Большом театре и та самая Вагановка. Знала гениальных русских балерин - Майю Плисецкую, Светлану Захарову, приму Мариинского театра Диану Вишнёву.

- И вас отобрали для учёбы в России?

- Да, пригласили четырёх девушек, в том числе и меня. И двух мальчиков.

- Вы вот признались, что поначалу очень много плакали... Так тяжело давалась учёба?

- Знаете, нет. То, что балет очень сложное искусство, я поняла давно. В Японии, готовясь к конкурсу, порой приходилось заниматься очень и очень подолгу. Помню, что после репетиций я хромала, почти не могла наступать на ноги: такие там были жуткие мозоли...

Плакала по другой причине. Всё было чужим и непривычным. Приехав в Питер, я не знала по-русски ни одного слова. Нам, иностранным студентам, в училище дважды в неделю преподавали русский язык. Но поначалу ОЧЕНЬ МНОГОГО не понимала. Всюду носила с собой карманный словарик в мягкой обложке. Пыталась уловить важное слово или даже просто букву, на которую оно начинается, искала в своём словарике.


Фото: Екатерина Серебрякова.

Очень непривычной была еда. Многие российские блюда поначалу в горло не лезли. Спасалась преимущественно йогуртами, фруктами. Был момент в преддверии зимних каникул, когда захотелось вернуться в Японию. Как раз приближались праздники. Однако тогда решающую роль сыграла мама. Она заявила мне по телефону: «Сейчас, зимой, не приезжай домой. Ты приняла решение, что попробуешь пожить в России год. Этот срок ещё не вышел, ты ту жизнь не познала. Да и нельзя опускать руки после первых же трудностей».

Мама, по сути, заставила меня остаться, за что я ей очень благодарна. А к лету всё кардинально изменилось. Я освоилась, стала куда лучше говорить по-русски, у меня появились русские подружки! Я влюбилась в «шубу под селёдкой», которую прежде на дух не переносила (в Японии ТАК селёдку не готовят, в придачу у нас не едят свёклу). Ещё я влюбилась в ваш борщ, в манную кашу, в винегрет, в торт «Медовик». С трудом из русских блюд ем разве только вареники...

После окончания училища в Питере меня пригласили попробовать себя на сцене театра в Петрозаводске, а после вновь позвали в Питер - в театр Константина Тачкина. Там и познакомилась с Арсением. Влюбилась в него первой я. А со временем нас пригласили присоединиться к труппе ростовского театра. Так мы и оказались в донской столице.

Когда приходит любовь?

14 февраля их любовь стала достоянием всей театральной публики. Ведь он со сцены рассказал ей о своём чувстве.

- Я ничего не подозревала. Меня лишь попросили в театре прийти на этот спектакль. Сидя в зале, не понимала: для чего я так здесь нужна? А когда «Иоланта» (в тот вечер шла эта опера) завершилась, вдруг объявили: «Артист нашего театра хочет признаться своей девушке в любви». И я увидела, что Сеня поднимается на сцену. В этот момент я всё поняла. Разволновалась очень, расплакалась. После ко мне подошёл мужчина-распорядитель: «Вам надо подняться на сцену». Сеня сказал: «Дорогая Мари, я тебя люблю». И у меня слёзы полились сильнее. Потом Сеня подарил мне цветы.


Фото: Екатерина Серебрякова.

- Зрителям наверняка хотелось продолжения: чтобы за признанием, вручением цветов последовало предложение руки и сердца и на твой палец надели бы кольцо.

- (Смеётся). Откровенно говоря, я и сама чего-то подобного ожидала. Даже подумала, что ещё сильнее разревусь. Но мы решили так: сначала я познакомлю Сеню со своими родителями, а после уже будем думать об официальной женитьбе.

Я же с мамой Сени уже знакома. Прошлым летом он специально ради этой встречи возил меня в Пермь, к своей маме. Знакомство с моими родителями намечено на это лето.

- Ты вот мне сказала, что подумываешь со временем всё же вернуться в Японию. Арсений согласен сменить место жительства?

Тут в разговор вступает Арсений Исламов:

- Знаете, за последние годы я понял: мой дом там, где Мари. Приходя в квартиру, ощущаю, что это дом, только если там есть Мари.

Вообще я не фанат жизни на чужбине. Я объездил с гастролями все континенты, десятки стран. Обычно через месяц пребывания в другой стране уже хочется на Родину. Однако ради Мари я готов потерпеть.

Не исключено, можно будет как-то чередовать: поработать в той же Японии, а потом вернуться в Россию.

- А вы бывали в Японии?

- Однажды в составе другой труппы я был в Японии на продолжительных гастролях - провёл там два месяца. И мне очень понравилась эта страна: она не утратила своего колорита, философии, какой-то своей магии.

Что поразило там более всего? Готовность людей работать. Например, ночью в парках в центре Токио можно увидеть бизнесменов, которые спят, сидя на лавочках. Они экономят время: вечером не едут домой или в гостиницу (если они приезжие), ведь дорога часто неблизкая. Потому садятся в парке, рядом кладут ноут-бук, кейс, заводят в мобильнике будильник. И засыпают. Так же нередко поступают другие занятые люди, которым необходимо сберечь время. Другими словами, время ценится гораздо дороже собственного комфорта. Мари тоже невероятная труженица. Она и в отпуске работает.

- Мне вот перед «Лебединым озером» дали три дня отдыха. Но я подумала: «К чему мне столько сидеть дома?» Ездила в театр, занималась, - говорит Мари.

- Мари работает либо в театре, либо возится дома: то пытается что-то приготовить, то убрать, - добавляет Арсений.

Где Полосатый Марусь?

Живут они в уютной квартирке, часть арендной платы за которую вносит театр. Помимо Мари и Арсения, есть в квартире и ещё один обитатель - беспородный полосатый кот Марусь. Взяли его ребята котёнком ещё в Питере, поначалу думали, это кошка, прозвали Марусей. Когда полосатый комочек оказался котом, переименовали в Маруся. Уехать из Питера без Маруся и подумать не могли.

- В России профессия артиста балета, думаю, оплачивается куда скромнее, чем в Японии.

- На самом деле и в Японии артисты балета не очень богаты. Но я никогда не жалела, что выбрала такую профессию: я занимаюсь любимым делом, на жизнь заработков хватает. Ведь в Ростове нас зарплатами не обижают, мы довольны.

Правда, уже ощущается рост цен и вообще дороговизна. Скажем, электроника в Японии стоит в полтора-два раза дешевле, чем в России. Цены на продукты в России тоже скакнули.

- Как вам ростовская театральная публика?

- И меня, и Сеню хорошо принимают и на сцене, и в труппе. Я бы сказала так: у россиян в целом, а у ростовчан особенно, очень добрые и тёплые души, - объясняет Мари.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 12:44 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 05, 2015 12:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053204
Тема| Балет, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Анастасия Каменская
Заголовок| Иван Васильев: "Лучший способ сплотиться — сделать одно произведение искусства"
Интервью со звездой мирового балета

Где опубликовано| © Бюро 24/7
Дата публикации| 2015-05-14
Ссылка| http://www.buro247.ru/culture/expert/ivan-vasilev-luchshiy-sposob-splotitsya-sdelat-odn.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Иван Васильев готовится к премьере «Балета №1» — постановки, в которой он не только танцор, но еще хореограф и режиссер. Мы пробрались на одну из репетиций, чтобы под музыку Мориса Равеля расспросить Ивана о балете, отдыхе, мечтах и реальности, а 18 мая собираемся на «Балет №1» в Барвиха Luxury Village

Мы заходим в зал в самый разгар репетиции и именно в тот момент, когда Иван Васильев в буквальном смысле слова зависает в воздухе, показывая артистам своего «Балета№1» технический элемент со сложнопроизносимым названием. Для Ивана — дело обычное, для нас, конечно, фантастика. Через несколько секунд зазвучат вступительные аккорды из «Болеро» Равеля — репетируют второй акт постановки в хореографии Васильева, который явно знает, как сделать так, чтобы зрители онемели от восторга. Наш пример это вполне подтверждает. Впрочем, нужные слова мы быстро находим — общаться с Иваном интересно не меньше, чем смотреть на него в танце. Без промедления договариваемся перейти на «ты» — звезда мирового балета не страдает даже намеком на положенную статусу «звездную болезнь».

Начнем с воспоминаний. Помнишь, какой был первый балет, который ты увидел на сцене?

Скорее всего, это был балет «Жизель». Помню, что на балеринах там были пачки, а я сидел, совсем маленький, в зале и еще не все понимал. Когда все хлопали, я почему-то стеснялся и хлопал только двумя пальчиками. Мне было почему-то стыдно привлекать к себе внимание.

После этого ты и решил связать свою жизнь с балетом?

Я с трех лет занимался народными танцами и современными танцами тоже, а с семи лет пошел на классический балет. Так что да, по времени получается, что после той первой, запомнившейся мне постановки я и оказался в балетном классе.

Давай сразу обсудим разницу между классическим балетом и современной хореографией.

Это абсолютно разные, но притом очень связанные друг с другом виды искусства. Они уникальны по-своему, и мне нравится, что я могу танцевать и то и другое. Мне сложно сказать, что я люблю только классику или, наоборот, только современный танец, потому что это не так. Классика есть классика — это чистота, каноны, а современная хореография — это все что угодно. Да, такое определение будет самым подходящим. Она и правда может быть чем угодно.

Ты исполнил роль Спартака в 19 лет, опередив тем самым Владимира Васильева, другого исполнителя этой роли, на 9 лет. Пример показательный. К своим годам ты уже станцевал главные партии в тех постановках, о которых принято грезить как минимум лет десять балетной карьеры. В связи с этим вопрос: о каких ролях ты мечтаешь сейчас? Остались такие?

Да, и правда, я станцевал многое из того, что хотел, о чем мечтал. Недавно вот, например, Ивана Грозного в одноименной постановке — это явно относится к тому, чего я сильно хотел. Есть балеты, в которых еще хочется танцевать, но ты знаешь, сейчас мне интересно немного другое. Мне хочется самому создавать. И я думаю, что это как раз тот момент, когда у меня появляются новые мечты — не только танцевать, но и что-то делать как автор, как постановщик и хореограф.

Давай как раз поговорим о этой новой для тебя роли. Совсем скоро, 18 мая, состоится премьера твоего «Балета №1». Расскажешь нам, что это за постановка?

Это программа из двух актов, первый — отдельные сольные номера, поставленные мной специально для артистов, участвующих в «Балете № 1». Мне хочется показать их в каком-то новом свете, чтобы каждый мог раскрыться по-настоящему, так что у каждого здесь — своя история, не связанная с остальными. Второй акт — это балет «Болеро» на музыку Равеля, где все мы выходим на сцену вместе и рассказываем уже одну историю — про жизнь, про мир, про характер. Я выбрал Равеля, потому что это прекрасная, ритмичная и по-настоящему захватывающая музыка. Когда я думал, что хочу поставить, она сама на меня «посмотрела». И тогда сразу все сложилось.

Скажи, а как проходят репетиции? Какой ты руководитель?

Я не ругаюсь, хочу дать каждому свободу, но время еще есть, так что, как знать, может, я могу и подраться. (Смеется.) Мне хочется видеть, что артистам интересно. Все ребята очень талантливые и открытые, работать в таком коллективе действительно приятно. Я сам как танцовщик понимаю, что если артисту неинтересно, то в этом нет никакого смысла. А здесь я этот интерес вижу, есть у нас явно какая-то искра.

Ты был премьером Большого театра, потом уехал в Санкт-Петербург и стал премьером балетной труппы Михайловского театра, а в Большом — приглашенной звездой. Очевидно, что с обоими городами тебя связывает многое. Не буду заставлять выбирать между Москвой и Петербургом, но все же спрошу: какой город тебе ближе?

Я совсем не могу разделять города. Москва, Питер, Нью-Йорк, Лондон — все это просто города. Я в них приезжаю, работаю. Все они очень разные, театры разные и труппы тоже. Я могу точно сказать, что по-настоящему хорошо мне только там, где моя семья. Должно быть, это ощущение дома. Главное, чтобы было куда возвращаться.

У того, кто проводит дни, а порой, уверены, даже и ночи в репетициях, гастролях и выступлениях, все расписано по минутам. Как ты узнаешь о том, что происходит вокруг? Интересно ли тебе это?

С интереса как раз и надо начинать. Балетный мир, как и мир искусства, не связан с политикой, поэтому мы живем всегда в прекрасном творческом настрое, постоянно встречаемся с заграничными и российскими коллегами и всегда чувствуем себя одним большим коллективом. Искусство ведь создано для того, чтобы нести радость и объединять мир. И я правда считаю, что это лучший способ сплотиться — сделать одно произведение искусства.

Но ведь политика и общественность иногда вмешиваются в искусство. Вот взять хотя бы последний пример с «Тангейзером». Как ты к этому относишься?

Без комментариев.

Давай поговорим о том, как ты отдыхаешь.

О-о-о! (Иван заметно оживляется.) Я очень люблю есть, причем много и вкусно. Жена у меня готовит очень хорошо. (Первая солистка Большого театра Мария Виноградова, жена Ивана, во время нашего разговора сидит рядом и улыбается чересчур скромно.) Я сплю, я лежу. В общем, отдыхать я умею, но недолго. В какой-то момент я от этого устаю и снова хочу оказаться в репетиционном зале.

Скажи, а какой из всех исполненных героев ближе именно тебе?

Все-таки я Спартак. Лидерские качества, чувство справедливости и желание преодолевать тут явно берут верх. Поэтому как-то вот так.

Какой из Ивана лидер, мы сможем проверить уже 18 мая на премьере «Балета №1».

Фото Ольга Изаксон

Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 06, 2015 11:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053205
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Иван Васильев, Мария Виноградова
Автор| АННА ОГОРОДНИКОВА
Заголовок| 70-й сезон оперного — открытый финал
Где опубликовано| © Континент Сибирь
Дата публикации| 2015-05-29
Ссылка| http://www.ksonline.ru/stats/-/id/4142/
Аннотация|

Финальная точка юбилейного, 70-го сезона Новосибирского государственного академического театра оперы и балета, несмотря ни на что, получилась яркой. Любимый зрителями и значимый в истории нашего театра балет «Спартак» с участием столичных звезд Ивана Васильева и Марии Виноградовой собрал полный зал.



Юбилейный театральный сезон закончился гораздо раньше, чем ожидалось — новый директор НГАТОиБ Владимир Кехман по ряду причин, среди которых значится и планируемая реконструкция, сократил афишу на месяц. Впрочем, у каждого отдельного события есть своя история. Сибирский фестиваль балета не стали проводить, так как театр уже отметился масштабным юбилейным фестивалем оперного и балетного искусства. Новое многообещающее начинание, фестиваль консерваторских спектаклей «Будущее театральной России», перенесли на следующий сезон. В связи с тем, что не был продлен контракт с главным дирижером Айнарсом Рубикисом, из афиши исчезли названия его авторских проектов, например, «Месса» Бернстайна. История с «Тангейзером» известна всем. Однако детальный разговор об итогах и планах еще впереди.

Итоговый спектакль сезона — легендарный «Спартак» Арама Хачатуряна, премьера которого на новосибирской сцене состоялась еще в 1977 году. Тогда постановка была осуществлена под непосредственным руководством Юрия Григоровича, который также ставил в Новосибирске свои балеты «Каменный цветок», «Легенда о любви» и «Лебединое озеро». «Спартак» всегда оставался одним из ключевых названий в балетном репертуаре НГАТОиБ, и в 2011 году постановка была возобновлена.



Вечером 22 мая «Спартак» с Иваном Васильевым и Марией Виноградовой в ведущих партиях прошел с аншлагом. Он стал завершающим событием фестиваля, посвященного 70-летию театра и Победы. «Я приезжаю в Новосибирск с 2007 года, и каждый раз мои визиты были связаны с потрясающим спектаклем «Спартак», с колоссальными эмоциями, потому что труппа здесь приятная и работать всегда одно удовольствие. Зритель всегда принимает очень тепло, я бы сказал, по-домашнему, поэтому каждый раз, когда еду в Новосибирск, мне говорят не «с приездом», а «с возвращением». Роль Спартака я танцую очень давно и очень много, танцевать эту партию никогда не устаю, несмотря на то что это глубочайшая роль и очень тяжелый спектакль. На данном этапе моей карьеры я начал пробовать себя как хореограф и ставлю свои бессюжетные балеты, которые с удовольствием хотел бы показать на этой сцене», — рассказал солист Михайловского театра Иван Васильев, недавно получивший звание заслуженного артиста России. Новосибирские балетоманы видели его не только в «Спартаке», но и как участника Сибирских фестивалей балета, проекта «Короли танца», солиста в спектаклях «Дон Кихот» и «Баядерка». Каждое появление на сцене этого артиста, славящегося летящим прыжком и незаурядным обаянием, становится истинным удовольствием. Так было и на этот раз, особенно эффектным стал финал балета.



В партии Фригии впервые на новосибирской сцене танцевала Мария Виноградова — молодая солистка Большого театра, а заодно невеста Ивана Васильева. Непосредственно перед спектаклем она рассказала, что эта партия стала для нее одной из любимых и значимых для карьеры, а выступление в новосибирской версии спектакля потребовало дополнительных усилий — в нашей постановке первое действие значительно длиннее, балерине пришлось буквально с колес разучивать монолог Фригии. «Мы приезжали с Иваном Васильевым вместе в Новосибирск в прошлом сезоне, когда он танцевал «Баядерку». Я смотрела спектакль из зала, была под большим впечатлением от театра, от его масштабов, от того, как работает труппа — замечательный коллектив. И я даже тогда подумала, как бы я мечтала здесь танцевать. Партия Фригии — вторая сольная партия в моем репертуаре, которую я подготовила с моим педагогом Ниной Семизоровой», — рассказала балерина. «Роль Фригии стала большой удачей артистки. Бесконечные линии рук и ног балерины, безразмерный шаг обретают не только впечатляющую широту движений, но и предельную их выразительность, прежде всего потому, что одухотворены эмоциональностью», — писал о дебюте Марии Виноградовой в партии Фригии журнал «Балет». Вслед за московскими балетоманами оценить работу Марии Виноградовой в этой роли смогли и новосибирские зрители, не оставшиеся равнодушными к красоте и обаянию артистки, ее умению передать тончайшие оттенки чувств, чистоте рисунка и лиричности исполнения.

В образе Красса на сцену вышел Михаил Лифенцев — он был как всегда корректен и техничен. В роли коварной и честолюбивой Эгины выступила наша любимая Анна Одинцова, удостоенная в этом году звания заслуженной артистки России. На наш взгляд, этой прекрасной паре не хватило только одного — заложенного в драматургии балета обаяния порока. За дирижерским пультом в этот вечер был Петр Белякин — кстати, именно он был музыкальным руководителем возобновления спектакля в репертуаре театра в 2011 году.

Остается надеяться, что скоро новосибирский театр оперы и балета официально подведет итоги прошедшего сезона и огласит планы на новый театральный год. Однако уже сегодня известно, что празднование юбилея театра продолжается и в новом 71-м сезоне под девизом «70 лет величия и побед!». Хотелось бы, чтобы это относилось не только к прошлому, но и к будущему любимого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17179
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 07, 2015 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015053206
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьеры
Автор| Вадим Журавлев
Заголовок| Екатеринбургский театр на два дня стал “Александринкой”
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2015-05-30
Ссылка| http://www.classicalmusicnews.ru/reports/ekaterinburgskiy-teatr-na-dva-dnya-stal-aleksandrinkoy/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Мария Александрова

Екатеринбургский театр оперы и балета в последние годы явно опережает все другие нестоличные сцены, здесь пышным цветом расцветает такой балет, которого еще поискать на столичных сценах. Понятно, что тому виной самый интересный из работающих сегодня хореографов классической школы, в прошлом ведущий танцовщик Мариинки, театров Амстердама и Лондона, Слава Самодуров.

Дважды лауреат “Золотой маски” не хочет почивать на лаврах, он озабочен созданием уникального контекста для своей трупы, которой он руководит с 2011 года, но и сам стремится реализовать свой нарастающий с каждым годом и от спектакля к спектаклю потенциал, который явно идет на пользу театру. Сегодня только ленивый любитель балета не стремится на премьеры в Екатеринбург.

В минувшую пятницу театр показал очередную эксклюзивную работу – два одноактных спектакля, один из которых поставили Пол Лайтфут и Сол Леон, руководители Нидерландского театра танца, великого театра Иржи Килиана (возобновление их ранней работы Step lightly на музыку болгарских народных песнопений), и новый балет Самодурова “Занавес” на музыку Сюиты для струнных и органа соль мажор Респиги.

Сегодня балеты Лайтфута и Леона мечтают заполучить многие балетные труппы. Но в России Екатеринбургский театр стал первым, кто сумел заинтересовать маститых хореографов. Их работа – уникальный опыт для местных артистов, которые танцуют мастерски и с удовольствием то, что для них самих в самом начале репетиций наверняка казалось невыполнимым.

Но мне хочется рассказать все же о спектакле “Занавес”, который поставлен специально для уникальной балерины, ведущей солистки Большого театра Мариии Александровой.

Для такой выдающейся танцовщицы, в багаже которой уже, кажется, есть все шедевры мирового репертуара от Петипа до Матса Эка, общение с хореографом остается бесценным опытом. Все мы прекрасно помним, как блистательна и артистически совершенна была Александрова в балете “Ромео и Джульетта” Поклитару-Донеллана. И Мария всегда была отважна там, где другие балерины пугались. Возможно, поэтому мы не видим новых интересных работ у ее именитых коллег, которые предпочитают проверенную классику новым работам. И все же приятно осознавать, что исполнительнице великолепных музейных балетов по плечу и работы новые.

Самодуров, как бывший танцовщик, очень любит балет о балете. В его новом спектакле мы видим старый прием, который можно сейчас иногда лицезреть в Большом театре в спектакле “Утраченные иллюзии” Ратманского-Десятникова. Но если там это всего лишь способ показать закулисные страсти, то спектакль Самодурова целиком посвящен “волшебному миру кулис”.

Мы видим сцену изнутри, артисты танцуют не для нас, а для виртуальной публики позади сцены. И перед нами обнажаются танцевальные модули, которые для призрачного зрителя, наверное, становятся откровением, а мы видим лишь тяжелый труд артиста балета, его нервное состояние (дробный стук пуантов об пол, как биение сердца, а где оно еще может быть у балетного артиста?).


Мария Александрова

Самодуров сегодня один из немногих хореографов, у которого есть чувство юмора, который умеет отстраняться от великого балетного пафоса. Поэтому движения танцоров нарочито исковерканы, зачастую непонятно, кто кого поддерживает, кто кого ведет в этом странном и сумасшедшем па-де-де. Движения артистов угловаты и мы прекрасно понимаем, что все балетные па немного “не в себе”. Но из этой кривости вдруг рождается волшебное искусство, которое в секунду из нарочито угловатого превращается в прекрасное и волшебное.

Конечно, такое было бы невозможно без яркого танца Марии Александровой. Именно ее уникальное чувство музыки, умение стремительно меняться на сцене, артистический дар, который еще поискать среди балетных артистов, позволяют нам разглядеть замысел хореографа. Такое под силу только настоящей primadonna assoluta: значительности каждого движения, которое становится продолжением музыки, невозможно научить.

Для Александровой спектакль становится звездным часом, ведь здесь она может рассказать на сцене не только историю, которую поведали ей репетиторы, а свою собственную историю жизни в балете. Выскакивающий на сцену коротко стриженный амурчик вдруг на глазах у всех рассказывает историю жизни, боли, терпения, мучений, когда буквально каждое движение становится подвигом (о чем свидетельствует танец при слепящем глаза прожекторе).

Сотрудничество екатеринбургского хореографа и столичной примадонны рождает уникальный эффект: одноактный бессюжетный балет точно рассказывает нам всю историю своего великого искусства, в котором сплелись радость и боль, праздник и тяжелый труд. Мария Алесандрова на два дня превратила сцену Екатеринбургского театра оперы и балета в настоящую радость не только для балетоманов, но и для всех, кто любит музыку и танец. И хотя бы на эти два дня хотелось переименовать местный театр в победительную “Александринку”!

Вадим Журавлев, специально для ClassicalMusicNews.Ru, Екатеринбург
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 8 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика