Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 21, 2015 3:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052106
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Павел Гершензон, Сергей Вихарев
Автор| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| Ирисы и подсолнухи: Ван Гог на Урале
В Екатеринбурге — мировая балетная премьера

Где опубликовано| © "Новая газета"
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/arts/68497.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Татьяна Андреева

«Тщетную предосторожность», комический балет положений про влюбленную крестьянскую пару, репетировали полгода. Костюмы (более ста!) расписывались вручную, а от декораторов требовалось воспроизведение живописи. Результат получился по-дягилевски масштабным.

Балетмейстер-постановщик Сергей Вихарев — признанный мастер реконструкций «императорских» спектаклей Мариуса Петипа. Павел Гершензон — автор идеи, координатор проекта, известный критик. «Тщетная предосторожность» не просто дополняет список постановок Вихарева в Мариинском и Большом театрах или в Ла Скала, но знаменует новый этап.

Хореография новой редакции включает восстановленные по материалам Гарвардской коллекции фрагменты балета Петипа и Льва Иванова (1885). Волшебно сочетаются бело-черные костюмы с трехметровыми ирисами на заднике. И вот здесь заключена блестящая идея, первоклассно реализованная постановщиками.

Провансальская жизнь в Арле бурлит, словно краски на полотнах французских постимпрессионистов. Впервые действие балета конца XIX века разворачивается на фоне живописи современника. А именно — Ван Гога. Как известно, счастливо работавшего в Арле. Кроме ирисов на сцене есть и знаменитые подсолнухи. Цвета платьев крестьянок, танцующих на фоне желтых снопов, повторяют колорит сине-зеленого сюртука «Автопортрета» художника. Пантомимный персонаж Мишо — точная копия «Портрета доктора Гоше». И так далее. Это, конечно, бенефис сценографа Альоны Пикаловой и художника по костюмам Елены Зайцевой.

Традиционно мужскую партию Мамаши Марцелины блестяще исполнил возрастной танцовщик Виктор Механошин. Он, превосходный комедийный актер с безупречным чувством стиля, – лидер спектакля. Как и инженю Елена Воробьева — фаворитка «Тщетной предосторожности».

Необычность и новизна екатеринбургской постановки заключены в ее интеллектуальной конструкции, в ее смелом монтаже эпох и стилей. Молодой прогрессивный худрук балета Слава Самодуров не мог не поддержать идею подобного балета-амальгамы.

«Прологом в Екатеринбурге» к «Тщетной предосторожности» стала «Консерватория». Романтический балетмейстер Август Бурнонвиль запечатлел балетный класс, воспетый Дега. Декорации школьного театра, в котором и проходит ежедневный класс «Консерватории», служат основой для постановки в его стенах школьного спектакля силами тех же учащихся, будущих артистов. На глазах у зрителя строятся выгородки к готовящемуся спектаклю, на сцене возникают вешалки с костюмами из «Тщетной предосторожности». Графический занавес с пейзажем Ван Гога опускается, и через мгновение начнется балет.

Скрытым же смыслом полномасштабного трехактного спектакля стали артистический рост труппы и поиск своего художественного лица. За последние четыре года труппа Екатеринбургского театра оперы и балета очень выросла. Свидетельством чему является и майская премьера, овеянная памятью Ван Гога.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 9:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052201
Тема| Балет, Нуриевский фестиваль (Казань), Персоналии,
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| На Нуриевском фестивале «вспомнили» главную свадьбу прошедшей недели
Где опубликовано| © БИЗНЕС Online. Татарстан
Дата публикации| 2015-05-22
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/132951/
Аннотация|

«Анюта» Владимира Васильева оказалась современным спектаклем, отсылающим зрителя к заголовкам новостей. Часть 5-я

Показанный на казанском форуме балет «Анюта» увидел свет в 1986 году. Таким образом, в следующем, 2016-м, он будет праздновать 30-летие сценической истории. При этом, по мнению критика Ольги Федорченко, творение легендарного Владимира Васильева позволяет провести немало параллелей с современностью или недавним прошлым страны, будь то антиалкогольная кампания или кризис творческой интеллигенции в лихие 90-е.


Балет Владимира Васильева «Анюта» в постановке ТАГТОиБ им. Джалиля, 2011

НЕ ТАКАЯ И СТАРАЯ КЛАССИКА

Нуриевский фестиваль продолжил балет Владимира Васильева «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина, поставленный в Казани в 2011 году. К фестиваленосцу Рудольфу Нуриеву данный балет не имеет ни малейшего отношения, однако вполне вписывается в концепцию фестиваля: старая добрая классика старых добрых знакомых руководства Казанской оперы. Ну, положим, классика не такая уж и старая («Анюте» нет еще 30 лет). Зато автор – Владимир Васильев – старый добрый знакомый, любимый и уважаемый в Казани творец. Достаточно сказать, что чествование 75-летие великого танцовщика и балетмейстера было организовано именно Театром оперы и балета имени Джалиля – премьерой балета Dona Nobis Pacem, которая состоялась в апреле этого года.

Балет Васильева «Анюта», увидел свет в 1986 году. Таким образом, в следующем, 2016-м, он будет праздновать 30-летие сценической истории. Переводя возраст спектакля в возраст женщины, можно смело утверждать, что «Анюта» – дама бальзаковского возраста. Но если в XIX веке это определение переводило женщину в ранг едва ли не старухи, то сейчас выводы не столь однозначны: этот балет, определенно, находится в поре расцвета женственности и обаяния.

А еще, как оказалось, «Анюта» очень современный спектакль: например, уже в первом абзаце рассказа Антона Чехова «Анна на шее», возникает ощущение, что читаешь заголовки новостей о случившейся на прошлой неделе свадьбе: «Чиновник 52 лет женится на девушке, которой едва минуло 18». Глядя на «Анюту», понимаешь, насколько смел был Владимир Викторович, начавший балетный спектакль большой сценой отпевания в храме под церковные песнопения и двукратное чтение молитвы «Отче наш». Не забудем – на дворе 1986 год, в институтах и университетах студенты еще ставят свечки перед экзаменом «Научный атеизм». Словно ответ на начавшуюся годом раньше, в 1985 году, государственную антиалкогольную компанию – многочисленные сцены, в которых герои поднимают, чокаются и выпивают шампанское, коньяк, стоят столики с бутылками и соблазнительно запотевшим графином с водочкой. Да и образ жалкого пьющего отца Анюты Петра Леонтьевича, не появляющегося на сцене без рюмки, пророчески предвозвещает ближайший путь части творческой интеллигенции, попавшей в кризис 1990-х годов…

А сколько современных параллелей можно найти сегодня во многих эпизодах балета! Зеленый мир бюрократов – нынешних государственных служащих – копошится, суетится, носит с важным видом пустые папки, готов вовремя подставить спину, и ждет похвалы вышестоящего органа, словно манны небесной. Начальник – успешный менеджер – не обладает никакими достоинствами, кроме импозантной осанки и близости к царю-батюшке, чей портрет украшает стену присутственного места. Образ вожделенного ордена («Анна на шею»), разросшийся до монструозных размеров и заполонивший все существо Модеста Алексеевича, может восприниматься и как нескончаемая гонка современных деятелей за официальным подтверждением их «значимости» в виде званий, регалий и почетных грамот. Какая блестящую гротескно-бурлескную пародию создает Владимир Васильев на мещанский круг, в котором сегодня явственно видится нынешнее «высшее общество»… Наверное, это и есть талант большого художника – создать произведение, которое каждое время и каждое поколение будет воспринимать по-своему, и всегда находить современное прочтение.

Спектакль в рамках нуриевского фестиваля танцевали солисты трех театров – двух Больших (московского и минского) и Казанского. Это, конечно, значительно повышает статус фестиваля, но по-прежнему оставляет в неведении относительно уровня танцовщиков Казанского театра оперы и балета.


Кристина Кретова в партии Анюты

И ГЕНИАЛЬНЫЙ ЧЕХОВ, И БЕРЕЗКИ С ЦЫГАНАМИ

Состав же на «Анюте» 21 мая был превосходным! Заглавную партию танцевала балерина Большого театра Кристина Кретова, чей дебют в этой роли состоялся именно на премьере в Казани 4 года назад. Госпожа Кретова не производит впечатление трепетной танцовщицы, которой подвластны эмоциональные полутона. Ее исполнительская манера победительна и бравурна, но в том и состоит высокий профессионализм балерины, что она подчинилась чеховской рефлексии, и, смирив характер очаровательной взбалмошностью, предстала прелестной Анютой. В сентиментальных печальных сценах, открывающих балет, Кретова не усердствует, твердость характера видна и в трепетном вальсе со Студентом, и в свадебном шествии: в покорной окаменелости новобрачной чувствуется напряженный поиск выхода. Да, чеховская Анюта пошла на компромисс и измену самой себе, героиня Кретовой очень цельная, даже в выборе пути соблазна. Зажигательная тарантелла, станцованная ею с увлекательной расчетливостью, становится драматургической и хореографической кульминацией развития образа.

В роли Модеста Алексеевича выступил Геннадий Янин, выдающийся танцевальный артист, также представляющий московский Большой. Его герой смешон в маниакальном величии иметь отличие, дающее призрачную иллюзию приближения к власти, страшен в бюрократическом рвении и жалок в циничной торговле благосклонностью и молодостью жены. Солист Большого театра, только из Республики Беларусь, Константин Кузнецов, выступивший в роли Петра Леонтьевича, превратил своим участием спектакль в интернациональный. Милый и трогательный, нелепый и трагичный в обыденности повседневного пьяного существования – таким предстал отец Анюты из Минска. Четвертый участник квартета, солист Казанского театра оперы и балета Артем Белов в партии Его Сиятельства, наполнил ироническую роль зловещим подтекстом о вседозволенности иной власти.

«Анюта», показанная на фестивале классического балета имени Нуриева, обозначила его экватор. Спектакль Владимира Васильева, даже и спустя почти 30 лет после премьеры остается современным, в котором можно искать и находить современные аллюзии. При относительной мобильности, «Анюта» требует отличного актерского ансамбля, который, к счастью, сложился на вчерашнем представлении. Спектакль этот, наверное, может и имеет право стать титульным для балетной труппы Казанского оперного театра: в нем есть и гениальный Чехов, и великий Васильев, и березки с цыганами, и русская духовность, и соблазнительная аморалка.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 9:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052202
Тема| Балет, Benois de la danse
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Гала предсказуемого и неожиданного
Татьяна Кузнецова о Benois de la danse в Большом театре

Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Weekend" №18, стр. 34
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2725496
Аннотация|


Фото: Gelt Weigelt

На Исторической сцене Большого пройдет двухдневный международный фестиваль Benois de la danse, на котором по традиции назовут лучших в мировом балете за 2014 год: соревнуются пять хореографов, пять балерин, шесть танцовщиков, два композитора, впервые — два либреттиста. Вне конкуренции идет единственный сценограф — Джон Макферлейн, оформивший спектакль «Колибри» в Балете Сан-Франциско

Тщетно искать букмекеров, чтобы сделать ставки на победителей: как именно жюри распределит призовые статуэтки, волнует разве что участников конкурса. Потому что регламент Benois de la danse, согласно которому номинантов судят те же, кто их выдвигал, предполагает самые неожиданные (и часто конъюнктурные) итоговые варианты. Вопрос "а судьи кто" гораздо интереснее, поскольку от художественных предпочтений жюри зависит первый вечер — гала номинантов, на котором публика получает уникальный шанс познакомиться с достижениями мирового балета, не выезжая из Москвы. Ради этого стоит высидеть церемонию награждения, тем более что с годами она отшлифовалась до самого необходимого минимума.

Так вот: нынешнее гала номинантов обещает прямо-таки сенсацию: один из самых интересных молодых хореографов мира швед Александр Экман специально к московскому концерту сочинил номер с текстом "О чем я думаю в Большом театре", который сам же (небывалый случай) и исполнит. Вообще-то Экман номинирован за поставленное в Норвегии остроумнейшее "Лебединое озеро" (российские организаторы именуют его "Озером лебедей", чтобы не шокировать местных консерваторов), но представить его на сцене Большого оказалось невозможным, поскольку для этого требуется 6000 литров воды и специальная емкость величиной с целую сцену. Хореографы — главная изюмина нынешнего конкурса. Из номинированных работ будет представлено получившее "Золотую маску" "Укрощение строптивой" француза Жан-Кристофа Майо — в виде двух фрагментов в исполнении превосходных солистов Большого. Изрядный кусок "Глубокого поля" Мартина Шлепфера отхватят азиатские премьеры дюссельдорфского Балета на Рейне.

Хореографы — главная изюмина нынешнего конкурса

Остальные конкурсанты станцуют не то, за что выдвинуты,— такое допускается правилами "Бенуа". Но тех, кто любит традиционный балет, это не разочарует. Ведь, например, партнером номинированной солистки Ла Скала Николетты Манни будет один из главных отечественных ньюсмейкеров Иван Васильев: пара станцует популярнейший дуэт Квазимодо и Эсмеральды в хореографии покойного французского классика Ролана Пети. А самый знаменитый мужской дуэт из его же балета "Пруст" исполнят два солиста Берлинского балета — Мариан Вальтер и Райнер Креннштеттер. Для любителей литературных балетов Йоланда Корреа и Йоэль Карреньо, кубинцы из Балета Норвегии, разыграют сцену из пушкинского "Онегина" в постановке южноафриканца Джона Крэнко. А для тех, кто без пируэтов и прыжков балета себе не представляет, будет старинное па-де-де из "Талисмана" в исполнении Евгении Образцовой и Дениса Родькина, ведущих солистов Большого.

Во второй фестивальный день выступают лауреаты Benois de la danse — те, кто завоевывал приз за прошедшие двадцать с лишним лет. Этот вечер — рай для тех, кто ходит "на имена". На сей раз из деликатесов подадут Ульяну Лопаткину с вечно "Умирающим лебедем", превосходную пару от Ноймайера из Балета Гамбурга — Сильвию Аццони и Александра Рябко. Приедет этуаль Парижской оперы Доротея Жильбер с партнером Юго Маршаном. А так как заявленная тема гала "Хореографы XX века: от Михаила Фокина до Матса Эка" позволяет включить в программу разножанровые и разностильные вещи со всех концов света, то можно ручаться: каждый найдет лауреата по своему вкусу.

Большой театр, 26 и 27 мая, 19.00


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 11:52 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052203
Тема| Балет, Нуриевский фестиваль (Казань), Персоналии, Кристина Кретова, Геннадий Янин (БТ)
Автор| Татьяна Мамаева, фото Романа Хасаев
Заголовок| На Нуриевском фестивале рассказали о неравном браке
Где опубликовано| © Реальное время. (Татарстан)
Дата публикации| 2015-05-22
Ссылка| http://realnoevremya.ru/news/7021
Аннотация|


Партию Анюты на фестивале исполнила Кристина Кретова

Балет для Екатерины Максимовой

Балет «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина по рассказу Антона Чехова «Анна на шее» — это своего рода признание в любви великого танцовщика и хореографа Владимира Васильева его жене, выдающейся балерине Екатерине Максимовой.

Вначале был фильм-балет «Анюта» телережиссера Александра Белинского с Максимовой в главной партии. Потом Васильев поставил «Анюту» в Италии, танцевала опять-таки Екатерина Сергеевна. Затем балет был воплощен на сцене Большого театра.

Гаврилин, хотя и считается автором балета, балетную музыку как таковую не писал. В свое время Белинский услышал сначала его вальс, поразившись его «русскости» и нежной пронзительности, затем тарантеллу (ее Анюта будет танцевать на рождественском балу), а остальную музыку Гаврилина позже подбирал Васильев. Основой либретто стал небольшой рассказ Чехова о молодой девушке, которая была вынуждена выйти замуж на чиновника много старше ее, и о тех метаморфозах, которые с ней произошли.



Когда в Казани в конце восьмидесятых годов прошлого века было решено ставить «Анюту», сомнений не было – постановщиком должен стать Владимир Васильев. Васильев репетировал долго и подробно, а премьерный спектакль танцевала в казанском оперном Екатерина Максимова, в партии ее отца Петра Леонтьевича вышел сам Васильев.

Тот, кто был на той премьере, на всю жизнь запомнил распахнутые глаза Екатерины Максимовой, ее милую слабость и робость, а затем силу и женскую уверенность. Васильев же, которого публика привыкла видеть в героических партиях, создал неожиданный образ слабого и безвольного человека, судьба с которым обошлась жестоко. Пожалуй, именно он вызывал в спектакле самое большое сострадание.

В казанской балетной труппе первой исполнительницей партии Анюты стала Ирина Хакимова, а партию ее отца исполнил нынешний художественный руководитель балета Владимир Яковлев – прекрасный характерный танцовщик. Спектакль шел долго, пользовался успехом, но постепенно начал исчезать с афиши. В 2011 году было решено сделать рестайлинг, и «Анюта» снова заняла место в афише казанского театра.

История бесприданницы

Премьеру 2011 года, на которой также был сам Васильев, танцевала солистка Большого театра Кристина Кретова, партию Анюты она исполняет и на сцене родного театра. Накануне Кретову увидела и фестивальная публика в Казани.

Кретова–Анюта – существо более прагматичное, чем рисовала свою героиню Екатерина Максимова. Пожалуй, она идет под венец с Модестом Петровичем без особого сожаления, а скорее недоумевая, словно вопрошая: «Неужели это я? Неужели это все происходит со мной?». Разительная перемена с Анютой после успеха на балу и знакомства с Артыновым в чем-то даже закономерна – Анюта-Кретова нацелена на выживание. Но кто осудит это создание, эту бесприданницу из маленького городка, которой просто некуда податься? Она молода, она хочет жить, а «старый муж, грозный муж», с этим как-то можно справиться.


Геннадий Янин в партии Модеста Петровича – резкий, комичный, гротесковый

Партия Модеста Петровича, мужа Анюты, важна в этом спектакле не меньше, чем партия героини. Здесь нужен танцовщик с ярко выраженными сатирическими красками, красками на грани гротеска. В свое время в этой партии казанцы видели знаменитого Гали Абайдулова, он был партнером Екатерины Максимовой в фильме Белинского.

На нынешнем балетном фестивале партию Модеста Петровича исполнил солист Большого театра Геннадий Янин – резкий, комичный, гротесковый, трусливый при виде князя и тиран местного разлива с безответными подчиненными.

В сценах Модеста Петровича выпукло проявилась одна из граней таланта Владимира Васильева-балетмейстера. Васильев может быть безжалостен, сцены Модеста Петровича (особенно знаменитая, почти концертный номер, когда он чуть ли не идет по головам своих подчиненных) словно восходят к сатире Гоголя и Салтыкова-Щедрина.

А вообще Владимир Васильев создал грустный и ностальгический спектакль, красивый какой-то тонкой акварельностью, напоминающей работы Левитана. В нем много подтекстов и полутонов. Иначе ведь и быть не могло – в основе либретто восьмистраничный рассказ Чехова. О любви и о том, почему она не состоялась. И эта история была рассказана на фестивале по-чеховски тонко и по-гаврилински печально, как печален его знаменитый вальс.
---------------------------------------------------------------------
ОСТАЛЬНЫЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 9:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052204
Тема| Балет, фестиваль Dance Open (СПб), Персоналии, Раста Томас
Автор| Беседовала Анастасия Ложко. Фото Станислава Левшина
Заголовок| «Балет не должен быть стерильным»
Где опубликовано| © газета "Невское время"
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://www.nvspb.ru/stories/balet-ne-doljen-byt-sterilnym-57730
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Звезда американского балета Раста Томас рассказал о том, как примирить современный и классический танец



Раста Томаса с детства называли балетным вундеркиндом – уже в 13 лет он завоевал свою первую золотую медаль на конкурсе в Варне, а в 16 обошёл самого Михаила Барышникова как самый молодой танцор, получивший первый приз Парижского международного конкурса танца (Барышников завоевал свой в 18 ). При этом о блестящей карьере танцовщика юноша никогда не мечтал. Он и в балет-то попал не по своей воле – отец отдал семилетнего мальчика на занятия в качестве наказания за плохое поведение. Сегодня 33-летний Раста Томас руководит собственной труппой Bad Boys of Dance, покорившей миллионы зрителей в Европе, Азии и Америке. А в перерывах успевает участвовать в звёздных фестивалях – например, в петербургском Dance Open, где танцовщик впервые вышел на сцену после долгого перерыва.

– Раста, знаю, что с Петербургом вас связывает не только фестиваль, хотя на него вы приезжаете не первый раз. Вы окончили Кировскую академию балета в Вашингтоне – её основал Олег Михайлович Виноградов, и фундаментом стала именно петербургская школа.

– Всё верно, Петербург для меня знаковый город. Впервые я оказался здесь аж 22 года назад, мне было тогда 11 лет. Меня как раз и позвал Олег Виноградов – я должен был принять участие в телевизионной передаче про молодых танцовщиков, репетиции проходили в Мариинском театре. Для меня это было как попасть в Диснейленд. Ещё помню, что стоял жуткий холод, я купил шапку-ушанку. А в сознательном возрасте приехал уже в 2001-м на стажировку по приглашению Махара Вазиева, тогда заведовавшего балетной труппой Мариинского. Я был задействован в «Лебедином озере», «Кармен». Но самым ярким впечатлением стало участие в постановке «Юноша и смерть» Ролана Пети, я танцевал партию юноши. Я обожал этот балет с тех пор, как впервые увидел его в фильме «Белые ночи» в неподражаемом исполнении Михаила Барышникова. Кстати, я тогда впервые разглядел потрясающей красоты люстру в Мариинском – ведь в начале сцены висел вниз головой. Вообще для меня самыми сильными впечатлениями от танцев в детстве были выступления Барышникова и клипы Майкла Джексона.

– Вы работали в Театре танца Гарлема, где вашим преподавателем был Артур Митчелл – первый темнокожий классический танцовщик США, любимец Джорджа Баланчина. Считаете себя последователем его традиции?

– Мне повезло – у меня были лучшие преподаватели. Но я не привязываю себя к какой-то определённой балетной школе, я просто танцовщик – в самом широком смысле этого слова. Конечно, есть огромная разница в балетной традиции, скажем, Вагановой и Баланчина. Но, на мой взгляд, она важна, только пока ты учишься, постигаешь балетную азбуку. А когда достигаешь определённого уровня мастерства, это уже не имеет значения. Настоящий артист может станцевать всё что угодно, вне зависимости от техники. Петербургская школа легендарна, но, при всём огромном уважении, она сегодня устарела. Если не создавать вообще ничего нового, искусство безнадёжно завязнет в прошлом, а это отрицает его самую суть. То же самое с балетом – он не должен быть стерильным. Современная публика капризна: сегодня она хочет «Лебединое озеро», завтра – что-то новаторское. К тому же делать классические репертуарные постановки становится всё менее выгодно. Пара-тройка неоклассических номеров приносит гораздо больше прибыли.

– Но российская публика более привержена классике, разве нет?

– И да и нет. Может быть, это потому, что весь советский период никакого авангарда на сцене люди не видели. Но здесь, в России, очень искушённый зритель. Выступать перед ним каждый раз огромный стресс и ответственность – здесь не схалтуришь. Поэтому у меня перед выходом на сцену вся кровь приливает к голове и немеют ноги (смеётся). Но это прекрасно. Такое происходит только в нескольких городах. Хотя в целом балет – такая форма искусства, которая не приемлет ничего, кроме совершенства. А вообще, чем старше я становлюсь, тем больше тяготею к современным постановкам. Думаю, неправильно противопоставлять классику и модерн. Танцовщик должен быть универсальным. Джордж Баланчин, например, считал, что сюжет вторичен, а на первом месте как раз музыка и тело танцовщика. Если танцу недостаёт оригинальности, конечно, можно и нужно подкрепить его декорациями, костюмами, музыкой, витиеватой сюжетной линией… Но гораздо сложнее держать внимание зрителей одним лишь обнажённым движением.

– Правда ли, что папа отдал вас в балет потому, что вы плохо себя вели?

– Да, папа посчитал, что я излишне дерзок с учителями. До этого я серьёзно занимался восточными единоборствами. И когда пришёл в класс, конечно, был в шоке сразу – ужасно не хотел носить колготки. Но преподаватель сказал, что у меня хорошие данные, и к тому же мальчиков было наперечёт. Это было в Саудовской Аравии – мы там жили шесть лет. Потом перебрались в Вашингтон. Папа как-то читал «Вашинтон пост», увидел заметку об открытии Кировской академии. Он отвёл меня на просмотр, не спрашивая, и я получил полную стипендию. Надо сказать, балет я тогда ненавидел.

– А полюбили когда?

– Лет в 14, когда начал понимать, что у меня действительно неплохо получается. Ну, то есть как понимать – просто мне об этом говорили учителя, меня хвалили. Потом меня позвали выступить в каком-то шоу, и для выступления тренер купил мне пару джинсов – очень модных. А ещё мне заплатили 50 долларов, на которые я купил игровую приставку. Ну и внимание девушек, конечно. Вот тогда и решил: мол, балет – это не так плохо!

– Когда вы решили создать собственную труппу?

– Наверное, когда впервые чётко осознал, что классический балет в чистом виде современному зрителю уже не так интересен. Выступая в «Метрополитен-опере» в Нью-Йорке, обратил внимание, что аудитория в большинстве своём очень возрастная. И подумал: в чём же дело? Почему мои ровесники не ходят на балет? Тогда подумал о смешении классики и современного танца. Классический балет стал основой. Это как фундамент здания – сверху можно надстроить что угодно. Мы берём элементы из джаза, брейка, хип-хопа и создаём некий фьюжн. Соединение классики и современных стилей – своеобразная игра. Вообще, я считаю, в танце всё возможно – главное, чтобы он был удовольствием.

– Вы как-то сказали, что ваши шоу – для поколения «Фейсбука» и «Инстаграма». По-моему, звучит немного обидно – получается, вы отказываете зрителю в способности воспринимать что-то более глубокое?

– Я имел в виду в первую очередь аудиторию к балету непривычную. Новичков. Тех, кто никогда не видел классических постановок. Понимаю, что для российской публики это малоактуально, – складывается ощущение, что здесь все выросли на балете. Но в Штатах, например, да и в Европе, если неискушённому зрителю показать «Спящую красавицу», он попросту уснёт. Может быть, я утрирую, но современному зрителю нужно что-то динамичное, насыщенное и, что важно, не очень длинное. Поставьте людей перед выбором: «Жизель» или цирк «Дю Солей». Большинство выберет второе, потому что проще смотреть. Люди не хотят – а часто просто не умеют – работать душой, сопереживать, чего требует балет. Видимо, балет был и остаётся в какой-то степени искусством для элиты. Я хотел бы это изменить.

– Но получается, публика воспитывает вас. А должно быть наоборот.

– Конечно, в идеале должно быть наоборот. Но, чтобы приобщить к балету новых зрителей, нужно сделать его чуть более доступным и понятным. Поэтому, чтобы приучить публику воспринимать настоящее искусство, нужно заинтересовать, не отпугнуть. Эти отношения требуют обоюдной работы, их надо выстраивать планомерно, постепенно. Нельзя же начать говорить с человеком на китайском, если он не понимает ни слова. Повторюсь, для России это неактуально, здесь очень взыскательная публика, избалованная, которая прекрасно разбирается в балете. То же самое в Лондоне, Нью-Йорке. Но есть ещё весь остальной мир. И там зрители хотят разнообразия, возможности выбирать, на что им ходить, что любить. Надо давать им такую возможность.

– У вас есть дети?

– Дочка семи лет. Интересуется танцами.

– Вы хотите, чтобы она стала танцовщицей?

– Да, надеюсь на это. Но заставлять не буду – слишком хорошо знаю, что это такое. Я ведь тоже начал в этом возрасте. Но ребёнком ты не осознаёшь, какой это жестокий мир. Это становится ясно потом. Но потом, как правило, уже поздно – ты подсел. У меня было много моментов, когда я готов был всё бросить. Мои отношения с танцами – отношения любви-ненависти. А это шоу – первое, в котором я участвую за последний год. Я год не выходил на сцену в качестве артиста – представляете? Я осознал, как скучал по сцене. И теперь готов вернуться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052205
Тема| Балет, Опера, Дягилевский фестиваль (Пермь), Премьеры
Автор| Евгения Петрова, фото: Дмитрий Санин
Заголовок| «Дягилевский фестиваль» открыли две мировые премьеры
Где опубликовано| © «PermNews.ru», Новости Перми, Пермь
Дата публикации| 2015-05-22
Ссылка| http://www.permnews.ru/novosti/culture/2015/05/22/dyagilevskiy_festival_otkryli_dve_mirovye_premery/
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ



Накануне в Перми в рамках «Дягилевского фестиваля» состоялись сразу две мировые премьеры на музыку Дмитрия Шостаковича: опера «Оранго» и балет «Условно убитый». Постановщиком и хореографом в обоих случаях выступил Алексей Мирошниченко, главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета.

Девятый международный «Дягилевский фестиваль» вобрал в себя постановку двух малоизвестных произведений великого композитора Шостаковича.

Две партитуры, ставшие музыкальной основой спектаклей, были недавно обнаружены в архивах Музея Глинки исследовательницей творчества композитора, кандидатом искусствоведения Ольгой Дигонской.

Пролог к так и незавершенной опере «Оранго», заказанной Большим театром по случаю празднования 15-летия Октября, композитор начал в 1932 году, когда весь мир науки и искусства был увлечен евгеникой, идеей создания нового сверхсущества, экспериментального получеловека-полуживотного.

Партитура Пролога к опере «Оранго» и готовый текст Алексея Толстого и Александра Старчакова в редакции композитора требовала лишь режиссерской трактовки. «Условно убитый» (название связано с учениями по гражданской обороне) потребовал от постановщика и хореографа Алексея Мирошниченко большой работы с музыкальным материалом.

«Условно убитый» - это набор отдельных номеров, созданных для Ленинградского мюзик-холла. До сегодняшнего дня они были единожды проиграны в полном объеме в 1931 году, в виде эстрадно-циркового ревю, в котором блистали молодые Леонид Утесов и Клавдия Шульженко. От старого либретто были оставлены лишь имена главных героев. В версии Алексея Мирошниченко центральная фигура — мороженщица Машенька Фунтикова, которая становится мишенью для руководителя учений Бейбуржуева, но ее спасает возлюбленный — простой рабочий Стопка Курочкин.

— Логически мы идем по пути «Шута» (балет на музыку Сергея Прокофьева, поставленный в Пермском театре оперы и балета в 2011-м), то есть средствами неоклассической хореографии и художественных соответствий стремимся воссоздать стиль эпохи тридцатых годов ХХ века. И практически сразу репетиции показали, что мы, товарищи, верным путем пошли. Здесь главное — настроение. Что-то есть от олимпийских шествий, что-то от физкультпарадов. Когда смотришь на все эти массовые выступления, довоенные и послевоенные, — видишь здоровых и физически развитых людей, которые бодро строят коммунизм, всегда готовы дать решительный отпор врагу… И музыка Шостаковича передает это настроение, - рассказал Алексей Мирошниченко, хореограф и режиссер-постановщик.

Главным художественным ориентиром для постановщиков стали работы родоначальницы советского конструктивизма Александры Экстер. Используя разработанные ею приемы, сценограф Андрей Войтенко с помощью двумерных полотен и металлических конструкций создал иллюзию полностью занятого, многослойного пространства сцены. Несмотря на кажущуюся прозрачность, эти декорации — одни из шести самых тяжелых в театре, общий вес их — около трех тонн!

Художник по костюмам Татьяна Ногинова тоже поставила театральный рекорд: для двух спектаклей ею создано около двухсот костюмов, среди которых один — для четвероногой артистки — немецкой овчарки.

— В «Условно убитом» для меня было важно — сохраняя стилистику выбранной эпохи — не мешать хореографу, поэтому костюмы сделаны с кинематографической точностью, чтобы просто создать ощущение повседневности того времени. В «Оранго» работает скорее гротесковый, буффонный прием. Для этого мы используем принты, созданные на базе живописи художника Павла Филонова. Это решение дает нам возможность абстрагироваться от бытовой стороны, мы превращаем костюм в футляр из коллажей, - объяснила Татьяна Ногинова, художник по костюмам.

Не стесняющие движений костюмы примеряют и солисты оперы и хор musicAeterna: им приходится интенсивно и много двигаться по ходу действия. Результат их работы — поющие и танцующие советские люди в опере «Оранго».

А в балете «Условно убитый» задействованы другие начинающие танцоры — учащиеся Пермского государственного хореографического колледжа. Для них специально был поставлен Ретро-вальс и сцены марширующих пионеров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 12:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052206
Тема| Балет, Нуриевский фестиваль (Казань), Персоналии, Кристина Кретова, Андрей Меркурьев, Геннадий Янин (БТ)
Автор| Екатерина Вербицкая,
Заголовок| Нуриевский фестиваль перешел "экватор"
Где опубликовано| © TatCenter.ru
Дата публикации| 2015-05-22
Ссылка| http://tatcenter.ru/article/147046/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Блестяще станцованным балетом "Анюта" по рассказу русского классика Антона Чехова Нуриевский фестиваль в Казани с оглушительным успехом отметил середину пути.

Бывают балеты бессюжетные, в качестве фона для показа мастерства артистов. А бывают балеты, где артистизм, насыщенный драматургией, играет ведущую роль. Балет "Анюта" – из числа последних.

Великолепно станцованный, но хоть каплю недоигранный, этот спектакль потеряет весь свой блеск. И это неудивительно, ведь либретто написано по рассказу "Анна на шее" Антона Павловича Чехова.



Весь спектакль – чередование контрастных эпизодов, которое высвечивает в печали безнадежность, а в веселье безрассудство. Первый акт открывается похоронами: потонувший в темноте зал и сцену освещают свечи в руках монахинь, звучат молитва священника и заупокойный хор. Следующая картина — бойкие дамы и кавалеры на шумном бульваре.

Обстановка меняется и зритель тут же оказывается в дореволюционном департаменте: чиновники, отвлекшись от бумажной волокиты, дурачатся до прихода его сиятельства в исполнении Артема Белова (театр им. М. Джалиля). Уже в этой сцене солист Большого театра Геннадий Янин, играющий Модеста Алексеевича, показал не только прекрасную технику, но и блестящую актерскую игру. Просто диву даешься, как он удерживает равновесие с накладным животом, полагающимся его персонажу. Не меньшее удивление, кстати, вызывает и то, что Янин совмещает балетную карьеру с работой телеведущим на канале "Культура".

Прощание Анюты со своей первой любовью — студентом (Андрей Меркурьев, Большой театр), содержит много сложных поддержек, с которыми артисты справились прекрасно. Эта сцена сменяется картиной "Бульвар. Веселье во хмелю": танцуют цыганки, проходят господа, дамы проносят то платье, то фату, то подарки. Всеобщее веселье затихает при появлении свадебной процессии, воцаряется тишина как во время похорон. Молодые приезжают домой, и мы узнаем из сна Модеста Алексеевича, что одной Анны ему недостаточно, он мечтает о вручении ордена Святой Анны.

Второй акт также состоит из контрастных эпизодов. Сцена бала, где опьянение Анюты успехом у мужчин (кульминацией становится исполнение знаменитой тарантеллы) сменяется сном о потерянной любви, но визит поклонников прогоняет это горькое воспоминание, а счастливому мужу за терпение и труды дают столь долгожданный орден Святой Анны. В департаменте теперь трепещут перед ним так же, как и перед его сиятельством: Модест Алексеевич в блестяще исполненной вариации буквально идет через людей — подчиненные падают плашмя. Геннадий Янин в этом апофеозе низкого торжества даже после более чем заслуженных бурных оваций в конце вариации, отвечая бравирующей публике, не выходил из образа Модеста Алексеевича.

Солистке Большого театра Кристине Кретовой (Анюта) удалось в танце рассказать историю своей героини, прошедшей путь от "несчастной и виноватой", как описывает ее Чехов, до "гордой, свободной и самоуверенной". Константин Кузнецов (Большой театр Республики Беларусь) настолько правдоподобно играл любящего прикладываться к рюмочке Петра Леонтьевича, что порой было удивительно, как он не сбивается с ритма и технически точно танцует все номера. Модест Алексеевич в исполнении Геннадия Янина отточенностью и комизмом нелепых движений затмил главную героиню. Пожалуй, это спектакль, в котором нельзя переборщить. Чем больше гротеск и вычурность, тем лучше. Артисты, видно, с большим удовольствием танцуют свои партии, вовлекая в действие и зрителя.

Нуриевский фестиваль с оглушительным успехом отметил середину пути, впереди гостей балетного форума ждут постановка "Золотой Орды" Резеды Ахияровой, гастроли Национального Большого театра Республики Беларусь, "Баядерка" Людвига Минкуса и два гала-концерта.


Фото: пресс-служба театра оперы и балета им. М. Джалиля

ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 2:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052207
Тема| Балет, Донецкий государственный академический театр оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко, Персоналии, Вадим Писарев
Автор| Алиса ТИТКО
Заголовок| В Москве покажут донецкий балет
Где опубликовано| Комсомольская правда
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://m.kp.ru/daily/26384.4/3262398/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Уникальные постановки «Ромео и Джульетта» и «Корсар» будут представлены на сцене РАМТ



В большой гастрольный тур отправляется Донецкий государственный академический театр оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко. Первое выступление состоится 1 июня в Москве на сцене Российского академического молодежного театра (РАМТ), где и можно приобрести билеты от 400 до 1500 рублей. Это будет настоящий вечер балета, который начнется с хореографической композиции «Сильфиды» на музыку Ф.Шопена, более известная как «Шопениана». Продолжит вечер необыкновенной красоты одноактный балет «Ромео и Джульетта» на музыку П.И. Чайковского, а во втором акте ценителей искусства будут ждать сцены из балета А. Адана «Корсар».

Балетную труппу Донецкого театра знают и любят во многих странах мира. Великолепное мастерство, невероятная экспрессия, эмоциональная яркость дончан вызывают искренний восторг у зрителей России, Италии, США, Канады, Японии, Китая, Болгарии, Греции и других стран.

Донецкой балетной труппе сейчас непросто поддерживать форму, иметь улыбки на устах, но они несмотря ни на что продолжают выходить на сцену и дарить своим зрителям позитивное настроение. Многие артисты были вынуждены уехать. И понять их можно.

Неизменным остается директор театра – Вадим Писарев продолжает заниматься любимым делом. С его именем связан расцвет балетного искусства в Донецком крае. Он и сам стоял на сцене театра, последние 20 лет проводит Международный фестиваль «Звезды мирового балета». А теперь Вадим Писарев везет в российскую столицу лучшие постановки, чтобы показать – донецкий балет жив. Особенно ждут эти вечера жители Донбасса, которые были вынуждены уехать и сейчас находятся в России.

Для них увидеть донецкий балет, как побывать дома.

- Не только потому, что это очень важно для самого балета, но и потому, что человечеству просто необходимы классика, чистота, гармония, - говорит Вадим Писарев.

Вечера донецкого балета пройдут еще в шести российских городах: в Ярославле - 3 июня, в Костроме - 5 июня, в Иваново – 7 июня, во Владимире - 8 июня и в Липецке - 10 июня.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2015 4:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052208
Тема| Балет, XXVIII Нуриевский фестиваль (Казань), Персоналии, Геннадий Янин (БТ)
Автор| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Геннадий Янин: «Пользуюсь рецептом Плисецкой - сижу не жрамши»
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2015-05-22
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/gennadiy-yanin-polzuyus-receptom-pliseckoy-sizhu-ne-zhramshi.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

То, что «Анюта» Владимира Васильева на музыку Валерия Гаврилина станет одним из лучших спектаклей на XXVIII Нуриевском фестивале, можно было предугадать заранее. Потому что на одну из ключевых ролей в этом балете - Модеста Алексеевича - пригласили выдающегося характерного танцовщика Геннадия Янина. Многие наверняка знают его как ведущего передачи «Абсолютный слух» на телеканале «Культура». На голубом экране он появляется теперь чаще, чем на сцене: Янин - танцовщик-пенсионер.



- Это действительно так: я уже 10 лет на пенсии. И, наверное, нескромно с моей стороны заметить, что быть в 47 лет востребованным артистом балета - это большая редкость, - поделился Геннадий Янин с корреспондентом «Вечерней Казани». - Знаете, в свое время великую балерину Марго Фонтейн (а она танцевала очень долго) спросили: «Когда вы закончите танцевать?». Она ответила: «Почему я должна заканчивать, если на меня до сих пор покупают билеты?». На меня тоже - до сих пор покупают билеты. И я до сих пор работаю в Большом театре России, но только уже по договору. Мой основной репертуар теперь - инфернальные дивы, ведьмы и комические старухи из балетов «Тщетная предосторожность»», «Спящая красавица», «Сильфида»...



- В педагогике не хотите себя попробовать?

- Пробую! Я возглавляю частную студию «Балетомагия». Даю уроки классического танца не профессионалам, а любителям разного возраста. Мне очень нравится атмосфера в нашей студии: люди, с которыми я занимаюсь, не борются ни с собой, ни с конкурентами. Они занимаются балетом ради собственного удовольствия. Это совершенно не похоже на театральный мир с его духом соперничества, и это прекрасно!

- Получается, телепередача «Абсолютный слух» - одна из трех ваших работ?

- Это даже не работа. Это моя любовь!

- Наверное, самое интересное при подготовке выпусков к эфиру - отбирать документальные кадры из архивов телевидения. Вы можете сказать, кого из наших деятелей культуры снимали при жизни чаще всего, а кого - реже?

- Если говорить про балет, то очень богатая фильмография у Майи Плисецкой. Она из тех, кого снимали осознанно много, потому что с самой ее юности было понятно, что она - звезда. И очень, очень мало съемок с участием великой Марины Семеновой.



- Вы были с ней дружны?

- Скажу так: она позволяла мне с собой общаться. Но не сразу наступил такой период, Семенова долго меня к себе не подпускала. Когда я приходил на ее класс в Большом театре, она подчеркивала дистанцию - делала мне замечания так: «Чужой мальчик, вытяни ногу!..». У Марины Тимофеевны была непростая судьба: пережила арест и расстрел мужа - дипломата Льва Карахана, войну... И она умела ни с кем не сближаться. Помню, как она одной лишь фразой перевернула мое мировоззрение. Это было в 2001 году, на следующий день после разрушения башен-близнецов в Нью-Йорке. Я с выпученными глазами говорю Семеновой: «Марина Тимофеевна, а знаете, что случилось?!». Рассказал ей все эти ужасы, она достаточно индифферентно меня выслушала и обронила, уходя: «Да, но это было вчера...».

- Кого сегодня из артистов Большого театра нужно, по-вашему, осознанно снимать «для истории»?

- Светлану Захарову. Ее и снимают. Она уже много лет - лицо Большого театра России, и носит этот титул очень достойно.

- Как вы считаете, с возрастом легче или труднее обрести друзей?

- Это не-воз-мож-но! Дружба - это проверенное доверие. В моей жизни была очень сложная ситуация. И самый первый человек, который мне в этой ситуации позвонил и сказал: «Бросай все и приезжай ко мне!» - это был мой друг детства. Он же был единственным, кто позвонил… Нет, он не имеет отношения к балету. Мы в одном дворе росли...



- Как вы любите отдыхать?

- Лежать в шезлонге с коктейлем. А еще очень люблю водить автомобиль. Я маниакально люблю автомобили! Сейчас у меня «Мерседес».

- В Большом театре, наверное, все артисты - автовладельцы?

- Конечно. Артисты Большого театра всегда были очень состоятельным актерским сословием. Это еще при Сталине началось: огромные оклады, специальные санатории, больницы и буфеты... И сохраняется до сих пор. До сих пор солистов возят из дома в театр на спектакль и обратно на служебных машинах...

- Геннадий, сложно ли артисту балета, уже выйдя на пенсию, оставаться худым?

- Сложно, но можно, если пользоваться рецептом гениальной Майи Плисецкой. Когда ее спрашивали, как ей удается не полнеть, она отвечала: «Сижу не жрамши!». Вот и я: сижу не жрамши! Только два раза в год могу позволить себе жареную картошечку с котлеткой поесть... Кстати, недавно судьба свела меня с Алисой Бруновной Фрейндлих. Ей 80 лет, но она очень подвижная - прекрасно бегает! Я смотрел на нее с восхищением, а потом понял: ей просто ничего не мешает, в ней нет лишнего веса!..

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 23, 2015 11:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052301
Тема| Балет, МАМТ, «Звезды балета в спектаклях Музыкального театра», Персоналии, Владимир Шкляров, Полина Семионова, Йона Акоста
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок| Танцевальная Дмитровка
Завершился II фестиваль «Звезды балета в спектаклях Музыкального театра»

Где опубликовано| © Музыкальная жизнь № 5 (2015), с.52-53
Дата публикации| 2015 май
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация|

Формат форума заключен в самом названии: российские и зарубежные звезды украшают афишу Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Вообще любимый москвичами театр уже приучил публику к интересным и оригинальным проектам, идущим с регулярной периодичностью. Но фестиваль звезд особенный: всегда гастрольные выступления мобилизуют труппу, зрителю дают возможность увидеть топовых балерин и танцовщиков, а атмосфера спектаклей играет новыми красками. В какой-то мере это восполняет освободившуюся нишу харизматиков после ухода из театра мировой звезды Сергея Полунина.

Однако зачастую экспресс-вводы приглашенных солистов вступают в «конфликт» со стилистическими особенностями сценического мировоззрения, различным уровнем мастерства труппы и гостей, очевидной нехваткой времени для станцованности и игровой слаженности в дуэтах и ансамблях. И если на прошлом фестивале Сильвия Аццони из Гамбургской труппы Джона Ноймайера оставила неизгладимое впечатление, сумев в «Русалочке» не только всецело приковать внимание зрителей к себе, но и магнетически подчинить всю труппу своему существованию на сцене, то Ивану Васильеву в «Баядерке» и Леониду Сарафанову в «Дон Кихоте» не удалось сполна прозвучать и избежать шероховатостей. Тем не менее игра стоит свеч. Наряду с возможностью увидеть лучших из лучших в их коронных партиях, еще и всегда есть надежда на новые впечатления и эмоции. Особенно, если случаются абсолютные неожиданности, когда резиденты-исполнители вторых ролей вдруг креативно выходят из тени.


Полина Семионова – Манон, Иван Михалев – Де Грие

На нынешнем фестивале среди гостей значились Полина Семионова в «Манон», Владимир Шкляров в «Баядерке» и Йона Акоста в «Дон Кихоте». Премьер Михайловского театра Иван Васильев, заявленный в «Майерлинге», в последний момент отказался, предпочтя экстренный ввод в «Ивана Грозного» в Большом театре дебюту в английской балетной классике.

Солист Английского национального балета миниатюрный и плотный виртуоз Йона Акоста (племянник легендарного Карлоса Акосты) продемонстрировал лучшие традиции кубинского и английского балета. Он истый джентльмен на сцене. При высочайшей технике у него нет нарочитой трюковости. Хороший прыжок, легкие верхние поддержки, эффектные остановки посреди замедленного вращения с последующим ускоряющимся раскручиванием в гранд пируэте восхищают. Сегодня существует клише, что трюки такого уровня исполняются, как в цирке: барабанная дробь – аплодисменты – сам трюк – торжествующая улыбка исполнителя в зал (как будто он хочет сказать: «Смотрите, каков я!») – триумф победителя. В этом смысле Йона Акоста преподносит наглядный урок, как может быть органично и красиво вписан технический фокус в танцевальный рисунок. Однако по старательной и несколько пунктирно-ученической манере, а также по актерской подаче, видно, что танцовщик не столь опытен и не обладает еще лоском премьера. Сегодня ему пока не дано стать эпицентром спектакля. И вполне объяснимо, что Акоста не только не входит в балетную элиту, но и в своем родном театре, который в Лондоне второй после Королевского балета, занимает лишь вторую ступень иерархической лестницы. Его хрупкая партнерша Татьяна Мельник превзошла себя: я никогда не видел ее столь уверенной, свободной и искрящейся счастьем. И хотя по темпераменту она не Китри, казалось, Мельник выдавала максимум своего потенциала и наслаждалась пребыванием на сцене. Именно Акоста (Базиль) дал ей почувствовать себя желанной женщиной, преподнося ее с истинной мужской заботой, кавалерским вниманием и почтением, а в дуэте предоставлял ей возможность доминировать. Но особое послевкусие оставили Мария Бек (Уличная танцовщица) и Алексей Бабаев («глас народа», появлявшийся чуть ли не повсюду и везде). Жизнерадостный, будто солнечный лейтмотив спектакля и его камертон, Алексей появился в самом начале действа перед занавесом на авансцене среди «каталонцев», закрутив немыслимый пируэт так, что у зрителей «отвисла челюсть». И при каждом его последующем появлении он азартно зажигал публику своей естественностью, умением жить полнокровно и в удовольствие. Еще один сюрприз – Мария Бек. Танцевальная, артистичная, музыкальная, с хорошим прыжком она была действительно героиней улицы. В ней есть все, что так жестко диктует балетная сцена. Это открытие – прекрасный знак: в недрах Музыкального театра появилась потенциальная прима.

В заглавной партии балета «Манон» выступила прима-балерина Американского театра балета и приглашенная балерина Михайловского театра Полина Семионова, выпускница Московской академии хореографии по классу Софьи Головкиной, сделавшая затем свою карьеру в Берлине у Владимира Малахова. От ее визита ожидали многого, и в самом деле: ее первое появление и шквал радостных объятий вскружили голову даже балетоманам. Затем градус стал неуклонно понижаться. Обычными выглядели и дуэты, и ее соло в салоне Мадам, а манера балерины не предполагала нюансов и захватывающей танцевальности. Справедливости ради надо сказать, что абсолютно свободно актерски она ощущала себя среди роскоши, нарядов, общения с состоятельными кавалерами в салоне Мадам: тут она была своя. Обольстительная, непринужденная, притягательная, умеющая себя вести в обществе мужчин и знающая себе цену Манон Семионовой, красивая и широкоплечая, далеко не наивная, интересовалась «сладкой жизнью» гораздо больше, чем увлекалась Де Грие; она с легкостью поддавалась на любые «коммерческие» уговоры брата. Станцованного дуэта с Иваном Михалевым, хотя они и гармонично смотрятся в паре по линиям, не получилось. Наверняка не хватило и репетиционного времени. Красивый и длинноногий Михалев готов был выложиться без остатка, однако его технические и актерские способности ограничены (что не дало ему, кстати, возможности реализоваться в Большом театре). Тем не менее он был внимателен к балерине, старался проявить максимум чувств, прекрасно сделал поддержки с подкруткой в финальном дуэте, но сконцентрирован был в основном на преодолении технических сложностей. Дуэт «На болотах Луизианы» у Семионовой и Михалева не сложился. Танцевальные связки были натужными, со швами, что членило ансамблевую ткань. У Макмиллана дуэт рельефно построен на взлетах и низвержениях, и эта вертикаль вверх как стоическая жажда жить и любить. Все это красноречиво заложено и в музыке Массне. Трагедия – в неминуемости смерти. Манон Полины Семионовой изначально была мертвой, что смазало смысл и трогательность последней сцены.


Ксения Рыжкова – Никия, Владимир Шкляров – Солор

Премьер Мариинского театра Владимир Шкляров успешно выступил в партии Солора с молодой Ксенией Рыжковой в «Баядерке». Мужчина с амплуа «шопениановского» юноши демонстрировал весь премьерский арсенал. Его танец осмыслен и технически выделан. Ему ведомы секреты мастерства балетного солиста. Ни одной пустой мизансцены, дежурного жеста, ни актерства напоказ, но налицо искусство фразировки, умение расставить акценты и подчеркнуть позу. В отличие от остальных гостей он не выглядел чужеродным в спектакле, неподдельно взаимодействовал и стал настоящим центром в балете, потеснив в тень и Никию Ксении Рыжковой, и Гамзатти Эрики Микиртичевой. Иногда танцовщику приходилось играть за двоих в паре с невыразительной, бытовой и незапоминающейся Никией Рыжковой. В театральной летописи останется проявление истинного артистического куража, когда Шкляров в сердцах сорвал с головы болтающуюся чалму и, швырнув ее за кулисы, продолжил танец словно на открывшемся втором дыхании. Это и есть театр!


Алексей Бабаев – герой фестиваля

Фото Елены Фетисовой и Анны Клюшкиной предоставлены пресс-службой Музыкального театра


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 29, 2015 7:54 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2015 9:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052401
Тема| Балет, Балетная школа, Англия, Персоналии, Наталия Кремень
Автор|
Заголовок| «Трудолюбие и харизма порой важнее физических стандартов»
Где опубликовано| © журнал "Англия"
Дата публикации| 2015-05-15
Ссылка| http://angliya.com/2015/05/15/kremen/
Аннотация|

Основательница балетной школы Наталия Кремень рассказала "Англии", как правильно воспитывать балерин, чтобы не искалечить им детство



Пару месяцев назад мы брали интервью у балерины Евгении Образцовой, подробно рассказавшей нам о своем балетном образовании и сложностях, с которыми ей пришлось столкнуться в детстве. Из той беседы мы узнали, что в России преподаватели могут назвать своих учениц жирными коровами, а в Европе, напротив, унижать студенток не принято, и здесь к методу кнута почти не прибегают, в основном используя пряники. Европейский подход, конечно, является более гуманным, но количество гениальных балерин из России показывает, что иногда жесткость может давать более значимые результаты.

Впрочем, бывшая балерина Английского национального балета Наталия Кремень решила, что эти методы не обязательно должны противопоставляться друг другу: можно объединить две системы, чтобы на выходе получались гениальные балерины с нормальной психикой, у которых нет за спиной мешка комплексов и испорченного детства. Спустя три года работы оказалось, что эта идея пользуется успехом как среди русскоязычных, так и среди британских детей и их родителей.



Коррупция в хореографическом училище

Собственная балетная школа дала Наталии Кремень возможность исправить все те ошибки, с которыми она сталкивалась как в России, так и в Англии. Несмотря на то, что физические данные маленькой Наташи идеально подходили для балета и она с легкостью прошла конкурс в Московское академическое хореографическое училище при Большом театре (а там конкурс — 1000 человек на место), именно там 10-летняя девочка столкнулась с не самой радужной стороной российского балетного образования – коррупцией. Подарки преподавателям зачастую решали, какая девочка будет стоять за средним станком, а какая окажется где-то в углу, и все в училище отлично знали, в какую сумму обходятся лучшие партии в спектаклях. Правда, Наташа, как она сама признается, была достаточно наивным ребенком и не всегда понимала, по каким причинам педагоги принимают те или иные решения. На качество образования повлияла и педагог в классе Наталии. «У нас был очень хороший класс, 90% могли стать ведущими балеринами, но у нашего педагога был достаточно сложный характер, и, к сожалению, большинство девочек балеринами не стали», – отмечает Наталия Кремень. «В то же время в параллельных классах, где данные у девочек были не такие идеальные, педагоги были гораздо лучше, и благодаря этому многие из воспитанниц продолжили профессиональную карьеру и стали известными балеринами».

Насколько важна роль преподавателя в карьере молодой балерины, Наталия поняла, когда начала брать индивидуальные уроки у потрясающего педагога Наталии Гринберг и чуть позже, когда перешла в Московское государственное хореографическое училище им. Л.М.Лавровского. Там Наталия наконец окунулась в профессиональную и дружественную атмосферу, которая помогла ей успешно закончить обучение и начать работу в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, а потом и в Английском национальном балете.

Особенности английского балета

Впрочем, переехав в Лондон, Наталия поняла, что здесь существует перекос в другую сторону: британские преподаватели, наоборот, должны с учеников пылинки сдувать и не могут к ним даже прикоснуться, что плохо сказывается на обучении будущих артистов балета. Именно поэтому, принимая новых учеников в свою школу, Наталия Кремень заранее предупреждает родителей, что учителя имеют право прикасаться к их детям, поправлять их технику и указывать на какие-то недочеты. Но кидаться стульями в этой балетной школе никто не будет. Наталия Кремень очень заботится об атмосфере в школе и следит за тем, чтобы и педагоги, и ученики сохраняли профессиональные и дружелюбные отношения. «К каждому ученику я пытаюсь найти свой подход», – поясняет Наталия. «Кого-то можно мотивировать на работу сравнением с другим, более успешным студентом. Но на ком-то такой подход, наоборот, скажется негативно. Таких учеников лучше похвалить даже за незначительные достижения – они от этого расцветают». Многих английских родителей, которые приводят своих детей в школу Наталии Кремень, удивляет такой профессиональный подход к детскому образованию: она не скрывает от родителей, что для достижения профессиональных результатов в будущем ребенок с детства должен заниматься шесть дней в неделю по полтора-два часа в день, не пропуская занятия и не опаздывая.


Именно в Великобритании Кремень поняла и то, что идеальные пропорции тела, к которым так стремятся в России, здесь уходят на второй план, а на роли ведущих балерин даже Королевская опера будет в первую очередь искать артисток, в которых увидит техническое совершенство и харизму. «Пропорции тела 80% британских балерин не соответствуют строгим российским стандартам», – отмечает Наталия. Несмотря на то, что в российских хореографических училищах эти физические стандарты просто вбиваются в головы учеников, Наталия в какой-то мере старается идти против устоявшихся стереотипов и принимает студенток, пропорции тел которых не всегда соответствуют идеальным балетным стандартам. «Трудолюбие, упорство и старание порой важнее идеальных пропорций», — считает Кремень.

Результаты многочасовых репетиций

На известных танцовщиков и балерин Наталия Кремень предлагает взглянуть и своим ученикам, которых она часто водит на спектакли, гала-концерты и репетиции Английского национального балета, показывая, как выглядит идеальный балетный мир изнутри. На репетициях студенты школы могут увидеть то, что скрыто от обычных зрителей: рабочую атмосферу и тяжелый труд танцоров, которые часами репетируют одно и то же движение, пока они не начинают выглядеть естественно и воздушно. Такие походы на репетиции помогают студентам Кремень в подготовке своих собственных гала-концертов. Наш разговор с Наталией состоялся за несколько дней до школьного гала-концерта, который второй год подряд проходил в Britten Theatre. Наталия Кремень уверена, что студентам хореографических школ и училищ необходимы реальная практика выступлений на сцене и такие большие концерты, которые проходят в настоящем театре, а не в маленьком школьном зале. Это мотивирует на дальнейшую работу. И если «Танец маленьких лебедей», в котором задействованы самые маленькие воспитанники школы, выглядит очень мило (особенно для родителей), то выступление более взрослых студенток школы Наталии Кремень поражает еще и своим профессионализмом. Сама Наталия признается, что подготовка начинается за много месяцев до гала-концерта, и студенты школы, как профессиональные танцоры, часами, днями и неделями разучивают свои партии, чтобы показать максимум своих способностей на сцене.

Подробнее о школе: http://www.nkballetschool.com/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2015 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052402
Тема| Балет, "Золотая маска", Итоги
Автор| Александр ФИРЕР
Заголовок| Торжество объективности и реванш Большого
«Балет» / «Современный танец»

Где опубликовано| © Музыкальная жизнь № 5 (2015), с. 38-39
Дата публикации| 2015 май
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Итоги фестиваля "Золотая маска"

В этот раз "маски" в разделе «балет и современный танец» были присуждены довольно объективно, логично. В сложных ситуациях сумели найти оптимальные решения – в отличие от одиозных казусов прошлых лет. Не забыть, как жюри «Золотой маски» в свое время «прокатило» лидеров вне всякой конкуренции: Наталью Осипову в «Ромео и Джульетте» Начо Дуато и Сергея Полунина в «Майерлинге» Кеннета Макмиллана, а также яркий балет «Корсар» Большого театра с его постановщиками Алексеем Ратманским и Юрием Бурлакой. В этом году обошлось без досадных недоразумений.


«Цветоделика». Танцкалейдоскоп.
Фото Семена Гутника


Нынешняя программа фестиваля была разнообразной, интересной и конкурентной. Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко показал изысканную пластическую вязь «Восковых крыльев» Иржи Килиана, а Михайловский театр – лабиринты подсознания «Белой тьмы» Начо Дуато. И хотя эти сочинения известнейших мэтров остались «за бортом» лауреатства, они безусловно украсили «масочную» афишу. Познавательно было увидеть необычный и малоизвестный в России опус Баланчина «Симфония в трех частях» на музыку Стравинского в неплохом исполнении пермской труппы Театра оперы и балета имени Чайковского. Но были и неудачные «сюрпризы». Танцтеатр из Екатеринбурга привез спектакль «InTime-2» Пала Френака, в котором исполнители превратили непристойно-притягательные пластические провокации и «пряные» нюансы хореографа в банальный секс-фитнес на красном диване. А «Глазами клоуна» Алексея Расторгуева («Балет Евгения Панфилова») выглядел корпоративно-домашним мероприятием труппы. Этот ретро-балет и неудачный «клон» произведений Панфилова всего лишь некий амбициозный спектакль в духе отечественного современного танца прошлого века, а потому кажущийся уже устаревшим с момента его создания. «Маска» в номинации «балет/спектакль» досталась безусловному фавориту «Укрощению строптивой», поставленному Жан-Кристофом Майо в Большом театре. Веселый спектакль сделан с тонким музыкальным чутьем и вкусом, в нем остроумно и умело расставлены режиссерские акценты. Сам хореограф, будто провидец, выявил и выпукло представил ансамбль индивидуальностей молодежи Большого, по-новому раскрыл и пробудил их актерские возможности. Балет, полный витальной энергетики, стал не только репертуарным украшением, но и событием. Труппа танцует вдохновенно, с полной отдачей, а главные герои балета – Екатерина Крысанова (Катарина) и Владислав Лантратов (Петруччо) – выше всяких похвал. Они совершенно заслуженно снискали лавры победителей. У Лантратова это лучшая работа в карьере, выведшая его на новый исполнительский уровень. Екатерина Крысанова превзошла саму себя, получив поистине царский подарок от Майо. Партия, специально на нее поставленная, выгодно подчеркивающая ее естество и актерскую природу, сидит на балерине как влитая: тут Крысанову, первую исполнительницу мировой премьеры, никому не перетанцевать и не переиграть. Она по праву лучшей обошла именитую коллегу по Большому Светлану Захарову, которая очень хороша в «Даме с камелиями» Ноймайера, но не она первая и не она последняя исполнительница партии Маргариты Готье. (Тем паче, что известны и более убедительные интерпретаторы роли Маргариты в современном балетном театре). Это прекрасный, но не событийный ввод Захаровой в спектакль, который давно идет в лучших труппах мира и признан репертуарным шлягером, все-таки стал вехой лишь в творческих рамках самой примы. Обыграла Крысанова и вторую опасную конкурентку опытную Диану Вишнёву, нацеленную на «Золотую маску» всерьез. Но жюри резонно оставило без наград ее моноспектакль «Женщина в комнате», выдвинутый в трех номинациях. Постановщица Каролин Карлсон адаптировала свой неповторимый стиль под возможности балерины, и от этого хореография приобрела, к сожалению, «обслуживающий» формат. Сама Вишнёва в этой «лимонной» исповеди была излишне претенциозна с заявкой на душещипательность, что, кстати, так любит отечественная публика в бенефисных изъявлениях балетных звезд.


Вячеслав Самодуров – в ореоле славы

За современный танец маску вручили оригинальному перформансу с талантливой светорежиссурой «Экспонат/Пробуждение» в авторстве Анны Абалихиной (постановка была осуществлена на Новой сцене Александринского театра). Видимо, жюри пожелало поддержать внетанцевальный эксперимент по кинетико-физиологическим возможностям тела, помещенного в желеобразную субстанцию. К сожалению, я не видел «бескостного» хваленого артиста-исполнителя, а довольствовался «женской» версией этого проекта с корпулентной особой, бороздившей своими телесами просторы подиума, окруженного зрителями.

Мариинский театр представил на «масочный» конкурс «Одноактные балеты» Ханса ван Манена, а также балет «Инфра» Уэйна Макгрегора. И если справедливо оставленное без внимания исполнение хореографии голландского мэтра было лишь добротно иллюстративным (профессиональным, но не харизматичным) воспроизведением авторского текста, то достаточно взрывная экспрессия мариинцев в авангардистском опусе британца была отмечена поощрительным спецпризом жюри. Как лучшему хореографу «маска» досталась Вячеславу Самодурову за трехактную "Цветоделику" на музыку Чайковского, Пярта и Пуленка в екатеринбургском Театре оперы и балета. Неоклассическая затейливость и пластические эксперименты в комплексе с изобретательным юмором и дансантным куражом грамотно выстроенного спектакля убедили жюри, избравшее Самодурова достойным лауреатом. А за дирижерскую работу «маску» получил Павел Клиничев.


Укрощение страсти. Екатерина Крысанова – Катарина, Владислав Лантратов – Петруччо
Фото Елены Фетисовой


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 29, 2015 8:02 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2015 6:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052403
Тема| Балет, Опера, Дягилевский фестиваль (Пермь), Премьеры
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| В культуре. Мировые премьеры на Дягилевском фестивале
Где опубликовано| © Независимая газета-
Дата публикации| 2015-05-24
Ссылка| http://www.ng.ru/week/2015-05-24/11_culture.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ


Балет «Условно убитый» в ностальгической форме транслирует ранний советский стиль. Фото с сайта www.diaghilevfest.ru

Центральное событие этой недели – редкий случай – не столичной локации. В четверг мировой премьерой спектаклей по сочинениям Дмитрия Шостаковича открылся Дягилевский фестиваль в Перми. Постепенно событие это перерастает не то что региональный, но и российский масштаб: в зале то и дело слышится иностранная речь, и это не только журналисты, но и просто любители классической музыки из Европы.

Спектакль, поставленный к открытию фестиваля, посвящен двум ранним сочинениям Шостаковича – это пролог к опере «Оранго» и балет «Условно убитый». Партитура фрагмента из «Оранго» была найдена совсем недавно и несколько раз исполнена в концертных программах (в том числе в России – год назад на фестивале Мстислава Ростроповича); музыка к цирковому ревю «Условно убитый» тоже периодически попадает в поле зрения дирижеров (в этом сезоне ее исполнил в Москве Большой симфонический оркестр им. Чайковского), поставлены же эти опусы впервые. Хореограф Алексей Мирошниченко взялся – впервые в жизни – и за оперный жанр, режиссерское решение обоих спектаклей принадлежит ему. В ностальгической форме обе постановки транслируют ранний советский стиль: Андрей Войтенко и Татьяна Ногинова создали декорации и костюмы по мотивам театральных работ знаменитой художницы-авангардистки Александры Экстер.

Рабочие в комбинезонах и спортсмены в коротких шортиках выстраивают композиции в олимпийском духе, почтенной иностранной публике, высокомерно сморщившей носик, демонстрируют человекообезьяну, милая девочка Маша продает эскимо, ее растяпа-ухажер Стопка не видит соперника, квартет уличных хулиганов с папиросками ловко крадет сумку у доверчивой прохожей, рота «условно убитых» учится обходиться с противогазами (здесь читается целая лекция о последствиях химической атаки, а на ее текст тренер Бейбуржуев танцует уморительную пантомиму), в ресторане танцуют буржуазные танцы, под воздействием алкогольных паров герои превращаются в ангелов и демонов и т.д. – словом, хороший водевиль.

«Условно убитый» все же вышел более цельным, чем «Оранго», впрочем, по естественным причинам. К опере был написан только лишь вступительный фрагмент, а потому история взлета и успеха человекообразной обезьяны от зрителей скрыта, доступен только результат падения: существо, созданное в результате генетического эксперимента, из развитой личности превратилось в жалкое существо, годное разве что для развлечения публики. Вот так и в постановке: волосатый артист прыгает на корточках и произносит единственное «э-хе-хе», на том и финал – а между тем, конечно, хотелось бы увидеть и то, что скрыто за рамками пролога, пусть и схематически.

Оркестр Пермского театра оперы и балета под управлением Теодора Курентзиса (ему вдова Шостаковича сама предложила этот проект), как всегда, блестяще освоил обе партитуры, а балерина Наталья де Фробервиль (Домрачева) подтвердила статус ведущей артистки труппы, легко и изящно исполнив партию Маши. Правда, вот-вот ее покинет: по словам артистки, с ней ведет переговоры одно из западных агентств, но контракт пока не подписан.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 25, 2015 8:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052501
Тема| Балет, XXVIII Нуриевский фестиваль (Казань), Персоналии,
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| «Золотая Орда» на Нуриевском фестивале: татарский балет во всех смыслах
Где опубликовано| © БИЗНЕС Online. Татарстан
Дата публикации| 2015-05-25
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/133116/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Когда танцы на высшем государственном уровне до добра не доводят. Часть 6-я

На фестивале классического балета им. Рудольфа Нуриева наконец-то состоялся спектакль, который можно причислить к казанскому эксклюзиву. Национальный сюжет «Золотой Орды» и его сценическое воплощение, решенные в эстетике 70-х советской эпохи, не могли не впечатлить критика из Санкт-Петербурга Ольгу Федорченко. По мнению автора «БИЗНЕС Online», даже великий Нуриев смог и захотел бы станцевать в разные годы своей творческой карьеры все мужские партии «Орды», включая солиста в танце «Павлин».



СБЛИЖЕНИЕ БАЛЕТА СО СМЕЖНЫМИ ИСКУССТВАМИ

На фестивале классического балета имени Рудольфа Нуриева наконец-то состоялся спектакль, который можно и нужно причислять к казанскому эксклюзиву – балет Резеды Ахияровой по либретто Рената Хариса «Золотая Орда» в хореографии Георгия Ковтуна. Наконец-то публика увидела татарский балет во всех смыслах: казанских танцовщиков, исполняющих спектакль национальной тематики на музыку национального композитора. Именно «Золотая Орда» позволяет судить и об уровне театра, его интересах и перспективах.

Премьера «Золотой Орды» состоялась относительно недавно, в 2013 году, и балет уже получил республиканскую премию имени Г.Тукая. В этом спектакле эксклюзивно все: прекрасная музыка, авторское либретто, национальный сюжет и сценическое воплощение. «Золотая Орда» прекрасна, великолепна и роскошна! Выразительна, ярка и мелодична музыка Ахияровой. Содержательно либретто Хариса, умело балансирующее между национальной историей, поэтическим эпосом и жесткими театральными ограничениями. Гармонична сценография Андрея Злобина – восточные орнаментальные мотивы неожиданно сочетаются с компьютерной графикой и кинопроекцией, многоцветье очень красивых костюмов (художница Анна Ипатьева) придают спектаклю праздничность и пышность.

Большой двухактный спектакль Ковтуна, полностью танцевальный, отправляет Казанский театр оперы и балета имени М. Джалиля в благословенные балетные 1970-е – 1980-е. К спектаклям «большого советского стиля» Юрия Григоровича. Да, гениальный хореограф в Казани ничего не ставил, однако если Григорович не едет в Казань, то туда приедет Георгий Ковтун, который сделает спектакль, «как у Григоровича», даже еще лучше, потому что балет будет на национальном материале. Хореографический рецепт «Золотой Орды» (говорю только о танцевальной ее части): взять «Спартак» и «Иван Грозный», добавить в виде специй «Легенду о любви», настоять на татарской этнографии, заправить хорами (в спектакле участвуют артисты оперной труппы). Рекомендуется сервировать с night club show.



Ковтун, несомненно, герой нашего времени. 65-летний хореограф не имеет «своей» труппы, с которой бы он работал постоянно на протяжении нескольких десятков лет, чтобы можно было говорить на примере одного коллектива об эволюции и динамике развития его таланта. Благодаря этому жизненному обстоятельству, господин Ковтун не «закостенел» в рамках одного театра. Он мобилен, не испытывает творческих мук (по крайней мере, если они и присутствуют, то их не видно), не проводит в раздумьях над будущим спектаклем по десять лет. Он не возвещает в предпремьерных интервью, что то, что он сочинил – глубоко выстраданное творение и плод его долгих тяжелых размышлений о несовершенстве мира. Кажется, Георгий Ковтун счастливо лишен этой привилегии великих творцов – выстрадывать балет. Он балеты не выстрадывает, он их сочиняет. Сочиняет быстро, в соответствии с пожеланиями заказчика и по канонам отечественного симфонического балета, порой прибавляя собственные творческие находки в виде тигра в клетке, девушек из ночного клуба без верхней части туалета или оперный хор. В этом видна его новаторская деятельность сближение балета со смежными искусствами – оперой, цирком, ночным клубом, а заодно и отражение некоторых страниц его трудовой книжки.

ВСЕ ПРЕМУДРОСТИ ТЕРПСИХОРЫ

В «Золотой Орде» история любви между Джанике, дочерью хана Токтамыша, и Нурадина, сына военачальника хана Мурзы, накладывается на политические события – начало трагического крушения великого государства. Клановая борьба, замешанная на ревности и восточном коварстве, решена исключительно танцевальными средствами, без искусственной остановки динамично развивающегося сюжета пантомимными эпизодами, в которых бы обстоятельно махали руками, чтобы сообщить о коварном замысле. Подобного принципа сквозного танцевального действия, в котором все конфликты и все сюжетные линии решены только танцем, придерживается в своих лучших постановках («Легенда о любви», «Спартак», «Иван Грозный») патриарх отечественного симфонического балета Григорович. И, следуя этим принципам, Ковтун «Золотой Ордой», несомненно, подтверждает свою приверженность высоким идеалам советского балетного искусства.



Для осознания глубины катастрофы в балет вводится Дух хана Батыя, создателя великой империи – авторы спектакля политкорректно исключили из истории Золотой Орды тему нашествия на Русь, сосредоточив внимание на внутренних междоусобицах. Дух, как и положено, тоскует, взывает и постоянно на что-то намекает. Из одежды на нем – трусы, татуировки и серая краска, которой он выкрашен с ног до головы – краска точно такого же оттенка, что и Незнакомца, мистического персонажа балета Григоровича «Легенда о любви». И, конечно, пластика Духа чем-то схожа с пластикой Незнакомца: он много приседает и потусторонне трясется. Давид Залеев, танцевавший эту партию на премьере, приехал на фестиваль уже в ранге артиста Мариинского театра. Прекрасная пластическая «дикция» господина Залеева явственно донесла мысль авторов балета о нелегкой доле создателя империи. Физическая нагрузка на танцовщика была такая сильная, что к концу спектакля пот смыл часть краски.

Образы главных героев Джанике и Нурадина (Кристина Андреева и Михаил Тимаев) беспроигрышно решены классическим танцем, усложненным акробатическими поддержками и орнаментированными восточной вязью. Их первый дуэт начинается захватывающе – солист подбрасывает балерину и она, сделав двойной тур в воздухе, оканчивает вращение, приземляясь на спину стоящего кавалера. На протяжении всего спектакля солисты демонстрируют все премудрости Терпсихоры, включая и вращения в семь оборотов, и гранд пируэты, и премьерский круг jete en tournant с двойными sout de basque. А балерина еще и ручками и ножками кокетливые кренделя выделывает, на манер Зобеиды в балете Михаила Фокина «Шехеразада» (который, кстати, тоже не идет на казанской сцене).



Мурза (Антон Полодюк), отец Нурадина, полководец Токтамыша и его несостоявшийся сват, очень схож с Курбским из балета Григоровича «Иван Грозный». Напоминает и пластически, и сюжетно: бесстрашный герой, амбициозный политик, вынужденный эмигрант. Полодюк высоко взмывает в прыжках, красиво управляется плащом (иногда даже не хуже Эспады из «Дон Кихота»), отважно сражается на всех видах оружия.

Хореографическое решение партия вредного Визиря (отличная пластическая работа Нурлана Канетова) явно позаимствована у его коллеги из «Легенды о любви». Мерзкий характер советника Токтамыша, его коварную сущность и успешное интригоплетение Георгий Ковтун передает пластикой, в которой нет ни одной прямой линии: все прыжки и вращения Визирь делает на согнутых ногах. Даже если и были сомнения у тех, кто не читал либретто, то ко второй вариации Визиря сразу становится ясно – подлец из подлецов!



Токтамыш (Олег Рощупкин) внешне (костюм и грим) подозрительно смахивает на второстепенного героя той фокинской «Шехеразады» – Шахезмана, младшего брата Шахрияра (художница по костюмам Анна Ипатьева чистосердечно «слизала» прикид золотоордынского хана с эскиза Льва Бакста). Ковтун лишил Токтамыша сольных вариаций, но позволил принимать участие в дуэтах. Подобное пластическое ограничение доносит ясную мысль: настоящему правителю некогда ногами дрыгать, он о судьбах государства думает. Его оппонент – самаркандский эмир Тимур (Глеб Кораблев), напротив, плетет замыслы покорения мира исключительно ногами. Он, конечно, побеждает, но символический финал, в котором кружат черные стервятники, струится кровь и клубится дым, убедительно доказывает: танцы на высшем государственном уровне до добра не доводят.

ПЛАСТИЧЕСКОЕ ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ СВЯЩЕННОЙ КНИГИ

Кордебалетные танцы поставлены весьма изобретательно. В военных эволюциях хореограф творчески перемолол аналогичные сцены балетов «Спартак», «Иван Грозный» и «Легенда о любви». Мужской кордебалет Казанской оперы с большим воодушевлением скачет по всем направлениям, прикрывается щитами, машет копьями и с энтузиазмом отжимается от пола. Дворцовые и гаремные танцы, особенно «Павлин» и «Восточный» – несомненно, новое хореографическое слово на академической сцене. Эстрадная броская хореография в сочетании с эротическими колыханиями бедер и гигантских хвостов неотразимо подействовала бы на завсегдатаев ночных клубов. Эмоциональным и духовным хореографическим центром, однозначно, стала сцена клятвы на Коране Мурзы. Солисты коленопреклоняются, кордебалетные танцовщики вьют пластическую вязь, красивые барышни в золотистых шальварах и лифчиках, раздвигая ноги в поперечном шпагате и делая «рыбки» в руках партнера, пластически олицетворяют священную книгу мусульман.

Из мелких режиссерских нестроений отмечу отсутствие обозначенных в либретто даров из сокровищниц Золотой Орды, которые Мурза преподносит Тимуру. Даров не было. Не иначе как Мурза их по дороге в Самарканд кому-то слил. Да и вообще, сокровищ в спектакле было маловато: всего-то две телеги, в каждой из которых по одному ковру и одному ящику – и эти два ковра у соседа Тимуру спать не давали?!



Но все же «Золотая Орда» – спектакль эпохальный, хотя бы потому, что он сочинен специально для Казани и для казанских танцовщиков. Дикая воинственность, пьянящая роскошь и утонченная чувственность – вот успешные слагаемые постановки, к тому же, чрезвычайно сопрягающиеся с именем Рудольфа Нуриева, чье имя носит фестиваль. И как прав был уважаемый Сергей Коробков, сказавший во вступительном слове к спектаклю, что Нуриев наверняка бы захотел станцевать этот балет! Думается, великий танцовщик смог и захотел бы станцевать в разные годы своей творческой карьеры все мужские партии «Золотой Орды», включая солиста в танце «Павлин».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 25, 2015 9:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052502
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Павел Гершензон, Сергей Вихарев
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Отлично сбереженная дочь
Премьера балета "Тщетная предосторожность" в Екатеринбурге

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-05-25
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-05-25/10_doch.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Мамаша Марцелина спуску женихам не даст! Фото предоставлено пресс-службой театра

Учитывая репутацию пионера и одного из наиболее последовательных и успешных в России приверженцев балетного аутентизма, от Сергея Вихарева логично было ожидать очередного реставраторского сюрприза. Да и какое иное чувство, кроме музейного трепета, допустимо в обращении со старейшим из дошедших до нас шедевров мирового классического наследия? Тем не менее для Екатеринбургского театра оперы и балета Вихарев поставил балет «Тщетная предосторожность», объединив исторический подход с современным.

Прозванный «Мольером танца» Жан Доберваль впервые поставил «Тщетную» в 1789 году в Бордо. Правда, тогда комическая история о воссоединении влюбленных вопреки попыткам мамаши выдать дочь за придурковатого богача называлась «Балет о соломе, или От худа до добра один шаг». Два года спустя французский хореограф повторил постановку в Лондоне, откуда и началось ее триумфальное шествие по планете в разных вариантах и под разными названиями, в том числе La fille mal gardеe ou La Prеcaution inutile, что в переводе означает «Худо сбереженная дочь, или Тщетная предосторожность». Первая часть закрепилась со временем в мире, а в русской традиции сохранилась вторая. Именно под этим названием в 1885 году, опираясь на концепцию Доберваля, но существенно обогатив танцевальный язык, свою версию на музыку Петера Людвига Гертеля в Петербурге представили Мариус Петипа и Лев Иванов. Эта версия и легла в основу новой сценической редакции, предложенной Екатеринбургским театром оперы и балета.

Автор возобновления Сергей Вихарев еще в конце 90-х познакомился с архивом бывшего режиссера Мариинского театра Николая Сергеева, фиксировавшего некогда петербургские балеты по системе Владимира Степанова. После революции Сергеев эмигрировал, увез записи с собой, и с некоторых пор хранящиеся в библиотеке Гарвардского университета, они служат делу реконструкции русского классического наследия. К счастью, «Тщетная» вошла в число записанных Сергеевым балетов. К несчастью, по словам Вихарева, она записана хуже других, многие фрагменты шедевра Петипа–Иванова утрачены безвозвратно.

Однако именно это подтолкнуло к неожиданной и на первый взгляд едва ли не кощунственной идее. Никакого музейного трепета. Восстановить все, что можно, но на основе реконструированных фрагментов создать современный, живой спектакль-игру.

Два года назад в репертуаре Екатеринбургской труппы появилась жемчужина – одноактовка «Консерватория», театрализованный балетный урок, поставленный в середине XIX века классиком романтизма датчанином Августом Бурнонвилем. Фантазия сценографа Альоны Пикаловой перенесла действие из Копенгагена в белоколонный зал Петербургского училища на улице Росси. Эта игра послужила ключом к новой.

По задумке координатора проекта Павла Гершензона, «Консерватория» стала прологом к «Тщетной предосторожности», приглашая зрителя поучаствовать в школьной затее. Поупражнявшись у станка, после урока его участники переодеваются и «зажигают» в балете XIX века, расцветив его (каждый в меру сил) виртуозными навыками века XXI. Стилистический, а главное эмоциональный переход от строгого академизма к бурлеску для Елены Воробьевой (Лиза), Александра Меркушева (Колен), Игоря Булыцына (Никез) как будто легкая забава. Комический дар продемонстрировал и привыкший больше к героическим партиям Виктор Механошин в роли мамаши Марцелины.

Выпускник Вагановки, долгие годы солист Кировского-Мариинского театра, Сергей Вихарев умудрился протянуть между веками «ниточку» без единого узелка, органично демонстрируя танцевальную технику и стилистику в развитии. Он сумел добиться от труппы не просто выплескивающегося в зал воодушевления, но взаимопроникновения танца и актерской игры. В понимании сверхзадачи, в нюансах, в пластических, мимических и настроенческих репликах. Помог (вместе с дирижером-постановщиком Андреем Анихановым) уйти от ставших почти непреложными атрибутами наших современных балетных спектаклей тотальной немузыкальности и нетанцевальности. Танец здесь не просто «ложится на музыку». Полное впечатление, что они, музыка и движение, формируются одновременно, в унисон, как нечто единое и неразделимое. Еще одна захватывающая особенность спектакля – ритмичность. Не лобовая – на раз-два-три под аплодисменты любителей фуэте, а изощренная, рожденная чувственностью и ее же рождающая.

Сенсация нынешней версии балета – сценография. В Екатеринбургском оперном не сразу приняли едва ли не скандальную идею Альоны Пикаловой. В самом деле, где классическая «Тщетная предосторожность», а где… Винсент Ван Гог?

Но как важен для театра незамыленный взгляд. Взгляд с высоты птичьего полета. При безупречном вкусе и чувстве юмора, конечно. Интерпретирующие живопись гениального постимпрессиониста сценография Альоны Пикаловой и костюмы Елены Зайцевой вопреки некоторым опасениям не выглядят ни анахронизмом, ни эпатажем. Напротив, неожиданное (и очень красивое) решение вдруг открывает в спектакле вневременную ценность.

Кто знает, быть может, воодушевленные общим замыслом соавторы сумели отыскать для классики один из рецептов молодости…

Екатеринбург–Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 5 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика