Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 5:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051903
Тема| Балет, «Бенуа де ла Данс», Персоналии, Владимир Малахов
Автор| Ольга Пряникова
Заголовок| «Неоклассика и модерн — это совершенно другой мир»
Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://lenta.ru/articles/2015/05/19/malahov/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Танцовщик Владимир Малахов о работе жюри «Бенуа де ла Данс», азиатской школе балета и актуальности разнообразия репертуара

В Большом театре 26 мая пройдет церемония вручения приза фестиваля «Бенуа де ла Данс» и гала-концерт номинантов 2015 года, а 27 мая — гала-концерт звезд — лауреатов разных лет. Этот фестиваль называют одним из главных балетных событий мира. Владимир Малахов был и победителем этого фестиваля, и членом жюри, причем в этом году — во второй раз. С 2002 года он — директор балета и ведущий солист балетной труппы Берлинской государственной оперы, с 2004 года — интендант объединенной труппы Государственного балета Берлина, в котором объединились коллективы Берлинской государственной оперы на Унтер ден Линден и Немецкой Оперы. «Лента.ру» поговорила с Владимиром Малаховым о фестивале «Бенуа де ла Данс» и о главных балетных тенденциях мира.

Владимир, вы — единственный член жюри, принимающий участие в его работе уже во второй раз.

Малахов: Да, впервые я был членом жюри десять лет назад, но полноценно участвовать в его работе не мог из-за отсутствия времени. Но я приехал и даже танцевал на Гала-концерте, а совместить работу артиста с работой в жюри для меня невозможно. В этот раз мое участие более полноценно. Десять лет назад номинант, выдвинутый мной, не победил, но я на это не рассчитывал, потому что номинантов очень много, и все они вполне конкурентоспособны. На данном этапе мне трудно отдать кому-то свое предпочтение, решение будет принято только на заседании жюри.

Расскажите об основных критериях выбора лауреатов.

Критерии далеко не всегда можно назвать достаточно четкими. Все номинанты — уже состоявшиеся артисты, все они — ведущие балерины и танцовщики, все станцевали достаточное количество ролей. У каждого за плечами огромный опыт, все они необыкновенно талантливы и достойны этого приза, иначе они не стали бы даже номинантами. Поэтому при таком выборе имеют значение многие субъективные факторы — например, отдать предпочтение человеку, которого ты не видел, очень тяжело. Гораздо проще отдать свой голос тому, чья работа тебе хорошо известна, тому, за кем ты много лет наблюдаешь. Но у меня несколько симпатий, поэтому выбор сделать будет крайне сложно. Гарантия объективности работы жюри — его бессменный председатель — Юрий Николаевич Григорович. У него решающий голос, последнее слово всегда остается за ним. Мы можем только предложить кандидатуры, а окончательное решение зависит от его мнения. Этот человек видел очень многое, его огромный опыт позволяет ему не иметь любимчиков. Я работал с ним в жюри на многих конкурсах, он всегда очень деликатен и беспристрастен. Именно на его участии и его имени держится конкурс «Бенуа де ла Данс».


Владимир Малахов
Фото: предоставлено Владимиром Малаховым


Было ли что-то в этом сезоне, что вам понравилось, но не вошло в число номинантов конкурса?

Да, у меня было желание выдвинуть «Ромео и Джульетту» Саши Вальц, но она уже очень известная, а мне захотелось дать дорогу другому, более молодому кандидату. Кстати, мы не имеем права представлять дважды одну и ту же кандидатуру, поэтому наибольшие шансы на победу имеют как раз новые имена. Когда я выдвигал своего номинанта, я старался держать нейтралитет между потребностью поддержать своих друзей и желанием дать дорогу молодым. Я обращал внимание не на то, что происходило в течение года, а в течение последних 3-4 месяцев. Это справедливо, потому что у меня было достаточно времени, чтобы обдумать свою кандидатуру, сделать окончательный выбор. Сейчас я пока не могу спрогнозировать победителя, но я бы, например, с удовольствием отдал свой голос «Даме с камелиями», потому что Захарову я люблю, и она этого приза заслуживает.

А вы ведь и сами были его лауреатом. Что значил для вас тогда этот приз, повлияло ли как-то его получение на развитие вашей карьеры?

Получить свой приз я смог лишь спустя три года после его присуждения. У меня просто физически не было времени за ним приехать. Объявление лауреатов всегда случается в мае в День танца, это время всегда было у меня загружено полностью, поэтому я никак не мог бросить свою работу. На развитие карьеры этот приз никак не повлиял — к этому моменту я был уже состоявшимся танцовщиком, этот приз вообще обычно получают люди с уже сложившейся балетной биографией. Но мне было приятно танцевать в Большом театре, приятно получить приз из рук Юрия Николаевича Григоровича.



Элизабет Платель, Лоран Илер и Николай Цискаридзе
Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости


Это очень престижный приз, и мне хотелось бы, чтобы он выходил на международный уровень не только формально, но и фактически, чтобы он расширял свое присутствие в разных странах. В Москве у него центр, его родной дом, но для того, чтобы его знали и ценили еще выше, необходимо создавать его «филиалы» отдельно по другим континентам, например, «Бенуа де ла Данс — Азия». Также очень важно, чтобы о нем помнили круглый год — как только заканчивается один конкурс, сразу должна начинаться подготовка к следующему. Есть международные конкурсы, которые постоянно «крутятся» перед глазами, хотелось бы видеть подобную ситуацию и с этим призом. Для этого можно воспользоваться простейшими маркетинговыми приемами — например, указывать во всех афишах, анонсирующих выступления номинантов в спектаклях, что данный танцовщик, например, номинирован на «Бенуа де ла Данс» — это обязательно подогреет интерес публики. У такого хода есть и дополнительный бонус — сам танцовщик заранее будет извещен об этом событии, а ведь это происходит далеко не всегда. Например, я, получив приз, очень удивился, так как даже не знал, что был номинирован.

Сейчас я приехал в Москву не только ради работы в жюри конкурса, но и для участия в творческом вечере Дианы Вишневой — в этом году она отмечает двадцатилетие своей творческой деятельности, ну а я уже давно побил ее рекорд — я танцую уже 30 лет. Нужно трезво смотреть правде в глаза — с возрастом нельзя не считаться. Когда ты молодой, у тебя много сил и энтузиазма. С возрастом что-то теряется, но что-то и находится. Я перетанцевал весь классический репертуар — одного только «Лебединого озера» в моей биографии была двадцать одна версия.

С возрастом я научился концентрироваться на том, что мне интересно, начал задумываться о неоклассике и модерне, оказалось, что это совершенно другой мир. Жаль, что в Россию эти постановки пришли поздно — для танцовщиков они очень полезны, позволяют полностью раскрыть свои физические возможности. В мире модерн ставят постоянно, это помогает заинтересовать артистов, сделать их работу разнообразнее. Интересных хореографов очень много, но они — падающие звезды, мало кто из них может долгое время оставаться на пике популярности, потому что самые лучшие кассовые сборы дает именно классический репертуар, который ценен всегда, как антиквариат.

Как вы видите интеграцию конкурса в мировые балетные тенденции, на что хотелось бы обратить большее внимание?

На Латинскую Америку — обязательно. Латиноамериканцы по своей природе очень эмоциональны, много талантливых хореографов. Я даже учредил там собственный именной Гран-при.

Огромный потенциал у Азии — Япония и Китай просто помешаны на балете, там танцуют все. Недавно я был на конкурсе балетных школ, так вот, для наглядности приведу пример — в одной из новых школ Китая 98 балетных студий. Китай, Корея славятся чистотой и высоким качеством исполнения. Хотелось бы видеть такой уровень и в России. В Азии все стремятся исполнять именно классический репертуар, но он требует особой духовной самоотдачи. Полгода я проработал в Tokyo Ballet — и это был очень интересный опыт. Азиатский менталитет не позволяет артистам отступать от общепринятых правил, они очень замкнуты в себе, поэтому мне так важно было помочь им раскрыться, рассказать, объяснить смысл каждой партии, а не только особенности ее технического исполнения. Они способны это понять и вложить в свое исполнение душу, но для этого нужно постоянное терпение и желание их «тормошить», объяснять, что балет — это не цирк, а театр, люди приходят смотреть не на то, как высоко ты прыгнул или сколько сделал пируэтов, а на то, что ты излучаешь.

Все хотят видеть настоящую сказку, которой так богат именно классический репертуар. Однако, для того, чтобы он заиграл новыми красками, танцовщику просто необходимо иногда менять свой образ жизни, а для этого нужна неоклассика. И тогда он возвращается в свои старые роли в совершенно новом качестве, даже мышцы работают по-другому. Все вокруг замечают эти перемены. Именно поэтому балет обязательно должен сочетать в себе максимальное разнообразие возможностей — это и артистам, и зрителям пойдет только на пользу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 6:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051904
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Мария Семеняченко
Автор| Фото: Николай Зверков
Заголовок| Мария Семеняченко в специальном проекте Buro 24/7 и Ralph Lauren
Белый лебедь

Где опубликовано| © Buro 24/7
Дата публикации| 2015-05-05
Ссылка| http://www.buro247.ru/fashion/our-choice/mariya-semenyanchenko-v-spetcialnom-proekte-buro-2.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Балерина Большого театра Мария Семеняченко рассказала Buro 24/7 о закулисных интригах, своих любимых произведениях и о том, чему ее научил легендарный фотограф Патрик Демаршелье

При первом взгляде на Марию Семеняченко кажется, будто эта девушка сошла с глянцевых обложек или только-только подписала контракт с международным модельным агентством. Однако пусть вас не вводит в заблуждение ее миловидное лицо и природная хрупкость: эта девушка — настоящий боец и труженица, она часами крутит фуэте в репетиционном зале и ни на какие обложки мира не променяет софиты Большого.

Расскажи, как ты оказалась в балете?

Все дети в детском саду танцуют, поют, рисуют. Я очень хотела петь, но данных для пения у меня нет. Я очень хорошо всегда чувствовала музыку, ее настроение — и как только музыку включали, я начинала танцевать. Это заметили воспитатели в детском саду и посоветовали моей маме отдать меня на танцы. Так, я сначала попала в ансамбль народного танца, потом в хореографическую школу и затем в хореографическое училище.

Правда ли, что в балете такая жесткая конкуренция?

Конкуренция есть везде, в балете в том числе. Без конкуренции искусство не будет развиваться. Но конкуренция в балете — это не соперничество. Мы стремимся танцевать лучше. Мое кредо: «Я не стремлюсь танцевать лучше других, я стремлюсь танцевать лучше себя самой». Я стараюсь совершенствоваться от спектакля к спектаклю. В этом и есть мое понимание конкуренции.

А что ты думаешь о фильме «Черный лебедь» Даррена Аронофски?

Фильм произвел на меня глубокое впечатление, но, положительное или отрицательное, не могу сказать. Когда я только собиралась посмотреть этот фильм, мне уже все знакомые рассказали, что это полнейший кошмар: нескладная Натали Портман с огромной головой, безобразно танцует... Мое первое впечатление нисколько не отличалось от мнения коллег, однако впоследствии фильм заставил меня задуматься. Даррен Аронофски сделал что-то новое, интересное, чего никто до него не делал. У людей появился интерес к балету, они увидели, что мы далеко не идеальные создания — мы тоже чем-то болеем, тоже страдаем. Но вот что совершенно неправда, так это то, что мы радуемся половинке грейпфрута. Чего мы только с утра не едим!

А как ты справляешься с волнением перед выходом на сцену?

Мы все очень разные. Кто-то предпочитает побыть наедине с собой, настраивается. Волнение свойственно всем людям, и ничего в этом страшного нет. Я тоже волнуюсь, но, выходя на сцену, абсолютно успокаиваюсь. Я знаю, что я все отрепетировала, я готова, мой педагог ко мне пришел, сказал: «Ну с Богом, Маша!». Поддержка педагога очень важна.

Есть ли какая-то партия, которую ты очень хотела бы исполнить?

Не могу сказать, что у меня есть какая-то заветная партия. Я многое в своей жизни уже станцевала. Мне приносит удовольствие любая роль — та, где надо просто улыбаться, и какая-то совершенно трагическая история — Жизель, Русалочка, Эсмеральда. Мне нравится и балет-симфония, и что-то более современное, как, например, «Маленькая смерть» Иржи Килиана на музыку В. А. Моцарта.

я не представляю своей жизни без балета. Я прихожу в театр и понимаю, что занимаюсь любимым делом. я в этой профессии уже 17 лет, а это не просто так.

Ты никогда не задумывалась о карьере в модельном бизнесе?

С 14 лет меня пытались буквально втолкнуть в модельное агентство, но в том возрасте меня ничего, кроме балета, не интересовало — ни мальчики, ни тем более мода. Так, до 20 лет я активно сопротивлялась, была эдакой бешеной балериной, которая мечтала станцевать роль Жизель, маленькой хрупкой девочки с разбитым сердцем. А потом я задумалась: «Почему бы и нет? У мамы после фотосъемки останется фотография в рамочке, а у меня — приятные воспоминания». На тренировках я, естественно, не крашусь: замотала хвост и вперед — крутить фуэте в зал. А на съемках ты буквально расцветаешь, преображаешься...

Расскажи о своих отношениях с Патриком Демаршелье.

Наверное, если бы не Патрик Демаршелье, я бы всерьез все эти фотосессии и интервью не воспринимала. Когда главный редактор Vogue Виктория Давыдова познакомила меня с Патриком и он выразил желание меня поснимать, я только за это уже была ему благодарна. Такой величины человек — и вдруг обратил на меня внимание! Затем я прилетела в Париж на съемку ради двух часов с Патриком — так получилось, что у него был небольшой перерыв для меня: с утра он снимал для показа Dior, а вечером было еще одно мероприятие. В итоге мы успели снять целых 10 полос. В январе в редакции Vogue вновь раздался звонок от Патрика — он искал меня, чтобы предложить участие в съемке рекламной кампании часов Chanel. Это его огромнейший вклад, что я теперь так реагирую на каждую съемку: я ее обсуждаю, я действительно хочу принимать в этом участие, делать интересные проекты. Патрик дал мне прекрасный совет: «Не надо растрачивать то, что дала тебе жизнь, родители и природа, ведь ты можешь делать гораздо больше — занимайся модой, снимайся в кино, общайся с людьми и заряжай их своей энергетикой».

Три книги, которые ты прочитала за последнее время.

Роман «Что забыла Алиса» Лиан Мориарти помог мне переосмыслить многие вещи в нынешней жизненной ситуации. Надо уметь абстрагироваться от ситуации и стараться посмотреть на нее отстраненно. Это же так смешно, когда мы сгоряча начинаем выяснять отношения. Вторая книга — это Франк Тилье «Переломы». А третья, пожалуй, триллер французского романиста Пьера Леметра «Свадебное платье жениха».

Какой стиль ты предпочитаешь?

Для меня главное — это удобство и комфорт. Кроссовки, джинсы, свитер, собранные в хвост волосы — и все, я побежала. А наряжаться я люблю по вечерам: платья и туфли, красивые аксессуары — все как полагается.

Какие модели сумок ты предпочитаешь?

Я всегда хожу с двумя сумками. В одной — моя форма для балета, какие-то личные вещи, расческа. А другая больше похожа на клатч, где у меня лежит мобильный телефон, пропуск, карточки и кошелек. Одну я могу оставить на работе или в машине, а с другой могу спокойно существовать в течение дня. Главное — чтобы сумка была вместительная, так как я не хочу выбирать, что мне в нее положить — мобильный телефон или зеркальце и гигиеническую помаду.

А как тебе новая Ricky Ralph Lauren?

Когда я впервые увидела сумку Ricky, она мне напомнила балетную сумку-мешок для пуантов, с которой я ходила в училище. Форма сумки очень удобная: она небольшая, но при этом очень вместительная. С ней можно пойти и на работу, и на вечернее мероприятие. Благодаря ярким и интересным цветам она станет незаменимым аксессуаром, который будет притягивать внимание окружающих.
----------------------------------
Остальные фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 8:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051905
Тема| Балет, «Бенуа де ла Данс», Российско-итальянский приз «Бенуа—Мясин Москва—Позитано», Персоналии, Даниеле Чиприани
Автор|
Заголовок| Эксклюзивное интервью ELLE: Даниеле Чиприани
Арт-директор Приза Позитано о моде на балет, русском следе в Италии и спектаклях, которые должен увидеть каждый

Где опубликовано| © ELLE.ru
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://www.elle.ru/afisha/events/eksklyuzivnoe-intervyu-elle-daniele-chipriani/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

26 и 27 мая на исторической сцене Большого театра состоятся гала-концерты, приуроченные к вручению Benois de la Dance — знаменитой хореографической премии, которая также известна под своим неофициальным названием: «Балетный «Оскар»». В этом году, помимо традиционной награды, будет вручена еще одна — совместный российско-итальянский приз «Бенуа—Мясин Москва—Позитано», идея которого принадлежит Даниеле Чиприани, влиятельнейшей фигуре в мире балета и художественного руководителя Приза Позитано (известного также как Приз имени Леонида Мясина, легендарного танцовщика, прославившегося благодаря «Русским сезонам» Дягилева). В эксклюзивном интервью ELLE.ru Даниеле рассказал о рождении новой премии, моде на балет и о том, почему возраст танцам не помеха.



ELLE: Даниеле, 26 мая на сцене Большого театра будет вручен новый приз. Как родилась его идея? И как будет происходить церемония награждения?

ДАНИЕЛЕ ЧИПРИАНИ:
Новый приз — это, можно сказать, «дитя любви» двух старейших европейских балетных наград, которые с огромным энтузиазмом и при полном взаимном согласии успешно объединились в единое целое. Или, образно говоря, в артистический «брачный союз». Для нас было очень важно объединить два этих приза ради того, чтобы воздать должное незабвенным сезонам русского балета и их прославленным основателям Александру Бенуа и Леониду Мясину. Мне представляется, что таким образом мы как будто возвращаем Мясина в его родной город: ведь он родился в Москве, хоть и провел много времени в Италии, на островах Ли Галли, совсем рядом с Позитано.

Сам процесс награждения победителей отражает связь между двумя важными призами: в сентябре этого года в рамках Positano Premia La Danza Leonide Massine мне представится честь вручить наш новый приз «Бенуа-Мясин» одному из победителей Приза Бенуа, который получит его в мае. А в будущем году, на следующей церемонии награждения победителей московского Prix Benois, состоится ответное вручение аналогичного приза одному из победителей предыдущего сентябрьского «Приза Позитано». Над созданием нового приза «Бенуа-Мясин» работал известный скульптор Игорь Устинов, он же автор статуэтки Приза Бенуа (Игорь Устинов — потомок династии Бенуа, сын знаменитого британского актера Питера Устинова и внучатый племянник художника-оформителя балетных спектаклей «Русских сезонов» Александра Бенуа, именем которого и названа эта награда — ELLE).

ELLE: Когда вы впервые узнали о Призе Бенуа? И что вы думаете о значении этой награды в мире балета?

Д.Ч.:
Я знал о существовании этой премии с давних пор! Это одна из самых престижных наград в мире и присуждается в одной из главных балетных столиц мира. Ее важность для балетного мира трудно переоценить, а уникальность заключается в том, что она присуждается не только танцовщикам и хореографам, но также композиторам и художникам-постановщикам. В этом призе воплотилась великая дягилевская концепция балета как слияния различных форм искусства.

ELLE: Почему вы решили выбрать именно Марико Кида (солистка Королевского шведского балета – ELLE) из всех прочих лауреатов приза Бенуа де ла Данс 2014 года?

Д.Ч.:
Марико Кида — балерина, наделенная огромной артистичностью и владеющая прекрасной балетной техникой. Свой талант она полностью отдает новаторским поискам в хореографическом творчестве. Ее сценические образы убедительны и трогают до глубины души. Ее трактовка партии Джульетты в балете «Джульетта и Ромео» в постановке Матса Эка отличается современной чувственностью и при этом блистает сильной техникой на классической базе.

ELLE: Что вы думаете об искусстве танца? Оно доступно лишь для узкого круга артистической элиты или для широких масс?

Д.Ч.:
Танец — древнейшая форма искусства, созданная человеком. Люди танцевали еще в доисторические времена, задолго до возникновения цивилизации. Поэтому танец, как и прочие формы искусства, доступен каждому, кто наделен чувством прекрасного. Я считаю, что прекрасное в этом мире доступно любому человеку, а не только избранным. Именно поэтому я считаю очень важным организовывать спектакли, доступные широкой аудитории — это касается и цен на билеты. И привлекать не только завсегдатаев оперных театров, но и тех зрителей, которые при иных обстоятельствах и не подумают идти на балетное представление.

ELLE: Сегодня искусство танца становится все более популярным. Многие записываются на уроки в балетные классы даже в весьма солидном возрасте. В чем, по вашему мнению, кроется причина этого явления? Что бы вы посоветовали таким новичкам?

Д.Ч.:
Сегодня во всем мире люди уделяют огромное внимание физической форме и красоте тела. Отсюда такое широкое увлечение спортом и различными видами движения, и нет ничего удивительного в том, что и взрослые люди обращаются к искусству танца. В первую очередь потому, как принято сейчас говорить: «Было 50, стало 30!». Сегодняшние пожилые люди выглядят моложе и здоровее, чем их сверстники прошлых поколений, и намерены и далее оставаться такими. Последнюю роль подруги Джеймса Бонда сыграла 50-летняя итальянская актриса Моника Белуччи. Более возрастные танцовщицы, как например прекрасная Ана Лагуна, по-прежнему активны, а с возрастом их сценическое мастерство становится еще более совершенным. Что же до «вновь обращенных» и более возрастных начинающих на этом поприще, я лишь могу сказать, что записавшись в балетный класс, они станут по-новому ощущать свое тело и владеть им, почувствуют, как движение рождает внутреннее очищение, что в свою очередь отразится и на их внешности. Все это приведет не просто к обретению более привлекательной внешности, но и к внутреннему ощущению гармонии у новых приверженцев искусства танца.

ELLE: А как вы сами пришли в мир танца?

Д.Ч.: Я начал заниматься балетом в 8-летнем возрасте, а в 12 лет меня приняли в Итальянскую Национальную Академию Танца в Риме, основанную, кстати, в 1948 году русской танцовщицей Евгенией Борисенко, прославившейся в Италии под сценическим именем Джия Русская. Я закончил 8-летнюю программу обучения в Академии, однако с самого начала понимал, что мои главные способности лежат в области администрирования и менеджмента. Но я считал необходимым закончить полную хореографическую программу, чтобы получить глубокие знания о балетном искусстве и понять изнутри мир танца.

ELLE: Не могли бы вы назвать пять балетов, которые каждый должен увидеть хотя бы один раз в жизни?

Д.Ч.:
Попытаюсь, невзирая на заданный вами лимит, не пропустить ни одной главной «базы», выражаясь термином из американского футбола! «Спящая Красавица» Рудольфа Нуриева, «Спартак» Юрия Григоровича, «Весна Священная» Пины Бауш, «Аполлон Мусагет» Баланчина и «Жизель» Матса Эка.

ELLE: Ваш любимый фильм о балете?

Д.Ч.:
Безусловно, «Белые ночи». Это замечательная лента 1985 года, поставленная режиссером Тейлором Хэкфордом и хореографом Туайлой Тарп, с великим Михаилом Барышниковым в главной роли.

ELLE: Вы не раз говорили о вашем восхищением талантом Рудольфа Нуриева. А кто из современных звезд русского балета вызывает ваше восхищение?

Д.Ч.:
Светлана Захарова. Она — поистине правящая королева современного балета. Ее по праву обожают за чистоту техники и линий, сценическое обаяние и виртуозность. Ее танец завораживает царственной, утонченной блистательностью без малейшего стремления к внешней аффектации!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 9:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015051906
Тема| Балет, Театр оперы и балета Республики Коми, Персоналии, Анастасия Маслова
Автор| корр.
Заголовок| Балерина Анастасия Маслова: «В Шехерезаде от меня останется только женственность»
Где опубликовано| © ИА БНК (портал «Куда идти»)
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://www.bnkomi.ru/data/interview/39162/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Портал «Куда идти» продолжает серию интервью с дебютантами республиканского театра оперы и балета. С корреспондентом портала беседовала солистка балета театра Анастасия Маслова. Балерина родилась в Сыктывкаре, здесь же окончила училище искусств и всего несколько лет назад вернулась в родной город, оставив работу и гастрольные туры в московских театрах «Корона Русского балета», «Имперский Русский балет» и «Русский классический балет». В настоящее время Анастасия готовит партии в двух премьерных спектаклях фестиваля «Сыктывкарса тулыс», параллельно преподавая классический танец в колледже искусств республики и хореографию в одном из спортцентров города. О причинах возвращения в Сыктывкар, детских мечтах и «своей Шехерезаде» она рассказала порталу «Куда идти».


Фото Николая Антоновского

- Вы танцевали и ездили на гастроли с московским театром по всему миру. Почему выбрали Сыктывкар для продолжения карьеры?

- Потянуло на родину. Устала от чемоданов, постоянных переездов. Захотелось устроить и карьеру, и личную жизнь. Сразу после училища, конечно, мне хотелось поездить, мир посмотреть. Из всех стран, в которых я бывала, мне очень понравился Китай. Там очень позитивные люди, они много танцуют, открыты для общения и искренне приветливы.

- Какой опыт тогда получили?

- Я очень сильно выросла в физическом плане, что на данный момент мне хорошо помогает здесь. Там, даже если ты танцуешь в кордебалете, увеличение физической выносливости незаметно, силы копятся постепенно. Во время работы в московском театре и гастролей мы давали спектакли ежедневно, кроме этого были регулярные репетиции. Здесь спектакли идут не каждый день, интенсивность работы не столь высока.

- Сыктывкарская публика сильно отличается от той, что встречалась во время гастролей?

- Публика нас всегда принимала хорошо. Русский балет везде популярен. Так что особого отличия в отношении публики я не заметила.

- Во время учебы в каких партиях себя представляли?

- В училище среди девочек в нашей группе я была самой слабой, честно скажу. Тогда я не рассчитывала на сольные партии. Меня приглашали на работу в ансамбль «Асъя кыа». Но у меня была мечта – танцевать в балете, я с детства занималась именно балетом. Начинала с кордебалета, как и все. Амбиций каких-то серьезных не было, даже после опыта работы в московском театре я ставила для себя планку корифейки – не выше. Оказывается, я могу больше. Возможно, это излишняя самокритичность, но ведь и завышенная самооценка в нашем деле тоже очень плохо. Еще до отъезда в Москву и на гастроли здесь я танцевала партию Жакнетты в «Бесплодных усилиях любви», мне за нее дали лауреата в театральном конкурсе имени Степана Ермолина. После 17 фестиваля «Сыктывкарса тулыс» руководитель труппы «Корона Русского балета» пригласил меня на гастроли в Америку.



- Артисты балета, как правило, рано заканчивают карьеру и переходят в статус балетмейстеров, педагогов и тренеров. В Коми ситуация обратная, наши девочки танцуют долго и, что самое главное, успешно. Где-то еще вам приходилось встречать подобное – долгие балетные карьеры?

- Это молодое поколение сейчас старается быстро перейти к обучению и постановке. Мне кажется, это зависит от человека – если человек трудолюбив, он не уйдет до последнего. Даже капля лени уведет человека из балета, например, в преподавание. Хотя и педагогика тоже непростая профессия.

- Вы ведь тоже преподаете? Есть у нас будущие звезды?

- В этом году был выпуск девочек в колледже искусств, которых я учила со второго курса. Три из них поступают на работу к нам в театр, еще одна – в ансамбль «Асъя кыа». Всего до выпуска дошли только четыре девочки, у нас такая сложная профессия. Нужны физические данные, выносливость, характер. Для ребенка балет - очень тяжелое занятие: приходится учиться и репетировать с 8 утра до 9 вечера.

- Все балетные проходят через такой график учебы. У вас желания бросить танцы не было?

- Я бросала раза четыре. Меня возвращал мой педагог. Я смогла закончить обучение и попасть на сцену только за счет трудолюбия. От природы мне достались только музыкальность и прыжок, остальное пришлось нарабатывать. Вообще в детстве я очень хотела стать архитектором, потому что мне очень нравилось черчение. С балетной карьерой я определилась только в классе, наверное, девятом. И почему-то всегда хотела преподавать танец детям. Я даже пробовала учить еще будучи ученицей. Мы уже практически заканчивали обучение, и я взяла готовить девочку семи лет, растяжку давала, классический танец, поправляла ее. Потом эта девочка поступила в Академию Русского Балета имени Вагановой на бюджет, мы до сих пор общаемся и с ней, и с ее семьей.

- На предстоящий фестиваль «Сыктывкарса тулыс» вы готовите сразу две премьерные партии. Что вам предстоит танцевать?

- Я буду танцевать в «Спящей красавице» сразу две партии – Фея Канарейка и камень Бриллиант. И еще будет Шехерезада - главная женская партия в «Тысяче и одной ночи». Эту партию я считаю началом своей карьеры.

- Какими будут ваши героини в предстоящих премьерах? Что в них будет от вас лично?

- Партии в «Спящей красавице» мне даются легко, это все-таки классический балет. А вот Шехерезада – это уже Восток, и мне приходится искать свой образ. Это сложнее, с техникой все относительно просто. Мне ведь нужно показать себя мудрой женщиной, которая смогла вернуть Шахрияру веру в любовь и верность, доказать ему, что не все женщины развратны и порочны. Для интерпретации образа я смотрела восточные сказки и современные восточные сериалы, другие постановки этого балета.

- Восточный темперамент и обычаи вам, получается, близки?

- У нас, на Севере, женщины, конечно, берут на себя много, они сильные и независимые. Но для меня мужчина в семье – главный, он сильнее от природы, а потому – главнее, как Шахрияр. Поэтому ментального конфликта с моей героиней у меня нет, она близка мне.

- Как вам работается с балетмейстером-постановщиком «Тысячи и одной ночи» Виталием Ахундовым?

- Легко. Виталий Вячеславович все доступно объясняет и показывает. Он сам родом из Баку, ему близка восточная культура, которую он и передает нам в своей постановке. Мне бы хотелось поработать с ним и в других постановках.

- Обе премьеры на фестивале у вас будут сказочными. Есть желание попробовать себя в трагических или комических ролях?

- Жизель, наверное, хотелось бы станцевать. Мирту в «Жизели» я уже станцевала, теперь надо попробовать саму Жизель.

- Что ждете от фестиваля?

- Дальнейшего роста. Это очень серьезно, волнительно и ответственно для меня. Хочется развиваться и дальше, я думаю, что готова к ведущим партиям и ответственным спектаклям.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 9:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052001
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Игорь Карасев
Заголовок| Николай Цискаридзе рассказал о своём первом выпуске в Академии балета и наборе новых учащихся
Где опубликовано| © Газета Metro
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| http://www.metronews.ru/novosti/nikolaj-ciskaridze-rasskazal-o-svojom-pervom-vypuske-v-akademii-baleta-i-nabore-novyh-uchashhihsja/Tpooet---K9avzGPoN69LE/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Николай Цискаридзе готовит первый выпуск к экзаменам в Академии русского балета имени Вагановой

Традиционно с 1 по 3 июня в Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой проходит набор учащихся в первый балетный класс, соответствующий пятому классу общеобразовательной школы.

Накануне этого важного события корреспондент Metro встретился с ректором учебного заведения - народным артистом России, лауреатом Государственных премий Николаем Цискаридзе. Последнее интервью для нашего издания Николай Максимович давал еще в должности исполняющего обязанности ректора Академии. За это время прошло немало изменений и в жизни самого руководителя, и в деятельности руководимой им Школы. Вот с этих изменений и началась наша беседа в кабинете ректора.

- В ноябре 2014 года прошли выборы ректора Академии, за которыми наблюдали за рубежом, в Министерстве культуры РФ, и во всей балетной общественности. Результат говорит сам за себя: 241 голос «за» и только 16 «против», - рассказал Николай Цискаридзе, который с того времени стал полноправным ректором Академии. - Причем, я пришел в учебное заведение, в котором никогда не учился, но с ним была связана судьба моих педагогов, сыгравших огромную роль в становлении меня не только как артиста, но и как человека.

Наверное, пришлось делать какие-то преобразования?
- После министерской проверки нарушений было выявлено достаточно. Отмечу одну деталь, связанную именно с Петербургом, отмечу с горечью. Здесь очень медленно ведется работа с документами. Мне говорят - это такая особенность города. А я считаю, что во всем есть человеческий фактор.

Завистники были?
- Знаете, лучше всех на эту тему сказала Коко Шанель: «Мне совершенно безразлично, что вы обо мне думаете, так как я о вас не думаю вовсе». Главное было не сплоховать перед самим собой и показать, что я могу проявить себя во вверенном мне государством одном из важнейших вузов страны.

Самая большая проблема?
- Вы знаете, недавно к нам в Академию приезжала заместитель председателя Правительства Российской федерации Ольга Голодец с вице-губернатором Санкт-Петербурга Владимиром Кирилловым. Ольга Юрьевна шла по центральной лестнице, и обратила внимание коллег на списки с фамилиями выпускников Академии на стенах. Я попросил заметить, что нашему учебному заведению пошел 278 год: и каждый год в свет выходило разное количество выпускников. Это как с урожаем, который не может рождаться каждый год одинаково. К сожалению госзадание, которое получает Академия, не всегда соотносится с реальной жизнью. У нас большая проблема с детьми, которые родились в 1998-1999-2000 году.

Почему?
- В России в те годы был демографический провал. И детей, рожденных в этот период, значительно меньше в классах, чем в другой временной промежуток. Это касается в равной степени как мальчиков, так и девочек. Вот с этим, к сожалению, приходится жить.

Вы как -то поменяли репертуар для учащихся?
- Да. Со своей стороны я предпринял шаги, чтобы дети осваивали совершенно новый репертуар: шедевры мировой хореографии не рискует брать ни одна балетная школа в мире, а мы это сделали. Педагоги доказали, что мы умеем работать: у нас не один, а два состава на сложнейшие постановки.

Когда выпускные экзамены?
- Традиционно они пройдут на сцене Мариинского театра 11, 13 и 18 июня. В этом году у нас очень сложная программа. Но говорю вам об этом с большой гордостью! В моей жизни огромную роль сыграла Марина Тимофеевна Семенова. Она самая первая и любимая ученица Агриппины Яковлевны Вагановой, на протяжении всей своей жизни была не только блистательной танцовщицей, но и великолепным педагогом. Одной из главных ролей ее была Аврора в балете "Спящая красавица". Мы посвятим Марине Тимофеевне первый акт, покажем «Спящую красавицу», так как в этом году 90 лет со дня первого выпуска А.Я. Вагановой. Во втором акте хотелось бы повторить спектакль, который мы оттанцевали в ноябре прошлого года в честь 110- летнего юбилея со дня рождения нашего выпускника Джорджа Баланчина, «Вариации на тему «Раймонды». Балет до этого не ставился в России. Баланчин взял хореографию Мариуса Петипа и поставил свою версию на тему «Раймонды». В третьем акте зрителей ждет вообще удивительная работа - сюита из балета "Лауренсия". Этот шедевр был поставлен в Мариинском театре для другой любимой ученицы Вагановой - Натальи Михайловны Дудинской – одним из реформаторов мужского классического танца Вахтангом Чабукиани. В сюите будут использованы не только классические, но и характерные танцы. И я стараюсь нашим выпускникам объяснить их важность.

Не собираетесь привезти эту программу в Москву?
- Идея такая есть. Во всяком случае, очень надеюсь на поддержку государства, частных лиц и после трех выступлений в июне в Мариинском хотим приехать в Москву, чтобы показать всю выпускную программу на сцене Большого Кремлевского Дворца. С 1989 года в столицу Академия еще не приезжали таким большим составом и с такой балетной программой, исключительно только с концертами.

Когда в этом году пройдет набор?
- Традиционно, 1, 2 и 3 июня. Ребята заканчивают 4-й класс в обычной школе, после чего проходят у нас три тура. В первом туре мы смотрим на балетные данные девочек и мальчиков. Второй тур - медицинский. Заниматься балетом могут только абсолютно здоровые дети. В третьем туре мы уже более внимательно смотрим на тех детей, кто сумел пройти первые два тура, и делаем окончательный выбор. В июле у нас начнется прием абитуриентов, которые хотят получить высшее образование. Учим по нескольким направлениям. Есть исполнительский факультет, факультет балетоведения. Готовим балетмейстеров, педагогов-репетиторов, менеджеров. Так что смотрите полную информацию по приему на сайте Академии и приходите!

Хочу узнать ваше мнение о скандале с "Тангейзером", поскольку разговоры о нем не прекращаются и по сей день?
- Знаете, у меня очень консервативные взгляды, за что меня частенько ругали ваши коллеги. Вообще я очень сложно отношусь к коверканию чужого творчества. Мне, например, нравится Эрмитаж в том виде, в котором его задумали и построили. Мне совершенно будет не интересна Даная с современной прической. Я частенько привожу пример. Знаете ли, откуда появились импрессионисты? А всё ведь достаточно просто. Появилась фотография. А все великие импрессионисты были до этого великими рисовальщиками. Один мог нарисовать портрет в манере Рафаэля, другой в манере да Винчи. С появлением фотографии их профессия потеряла актуальность. И чтобы сохранить себя в профессии, каждый создал свой мир. И это прекрасно. Знаете, чтобы сделать свое, надо изначально освоить классическую манеру. Я много чего повидал на сцене: и голых, и нецензурно выражающихся. Виртуозность режиссера заключается в том, что, взяв самый что ни на есть известный сюжет, допустим о Гамлете, в тех же декорациях, с теми же ремарками Шекспира, он поставил совершенно мне нескучный 4-х часовой спектакль. И тогда я скажу: он – действительно мастер! Есть еще одна проблема. Если вы ставите спектакль на свои деньги, вам претензии предъявить никто не сможет. Ваши деньги в конце концов! Но если вы ставите на государственные, то будьте готовы, что придется отчитываться. И в завершении своего ответа скажу следующее. А многие ли знают, что к "Тангейзеру" Вагнер написал не только музыку, но и либретто. И он конечно же знал, что хотел сказать своей оперой. Согласитесь - это козырь. Вагнер подчеркивал, что есть язычество, есть христианство: а между ними есть борьба. И еще хочу одну вещь добавить. Не дай Бог, они посмели бы так оскорбить какую-либо другую конфессию. Представляете, что бы с ними сделали! Поэтому всех христиан, которые возмутились, я прекрасно понимаю.

Почему на ваш взгляд сейчас мало снимается художественных фильмов о балете?
- Не соглашусь с вами. Только сейчас снимается три картины. Алексей Учитель - о Матильде Кшесинской, Валерий Тодоровский - о девушке, которая после окончания Школы пришла, насколько я понимаю, в Большой театр. Третья картина - сериал. В нем снимается Лиза Боярская. Дело в том, что очень сложно подобрать артистов, которые в кадре сыграли бы балет. С точки зрения драмы, это просто разные профессии. Мы же все время молчим. Драматические тоже балетных играть не могут. У них ни пластика, ни бег не соответствуют, да и сидят они по-другому. Всё вместе в кадре это выглядит грубо. Для меня лучшим воплощением балетной актрисы была Галина Тюнина в роли Ольги Спесивцевой ( фильм "Мания Жизели" Алексея Учителя - ред.). И то в одном эпизоде, когда показали ее крупный план, как она побежала по коридору, было очевидно, что она не из балетных. Всё! Эта сцена выдала Галю, что она не танцовщица.

А "Черный лебедь"?
- Это вообще издевательство над моей профессией.

Прошло 9 мая. Где вы праздновали День Победы?
- Традиционно в Москве. Вечером был на салюте. Зрелище, скажу вам, завораживающее. В этом году к 70-летию Великой Победы мы подготовили книгу «Военные хроники ленинградского балета». Её автор Лариса Абызова, доцент кафедры балетоведения, собрала воедино обширные сведения о ленинградском балете в героические годы Великой Отечественной войны. 6 мая в Академии на торжественной встрече мы вручили это уникальное издание с большим количеством редких фотографий и документов нашим ветеранам.

Факты:
Николай Цискаридзе, народный артист РФ, родился 31 декабря 1973 года в Тбилиси.

• В 1992 –2013 гг. служил в Большом театре. Танцевал сначала в кордебалете, затем стал получать ведущие партии в спектаклях.

• В 2014 г. стал ректором Академии русского балета им. А.Я. Вагановой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 10:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052002
Тема| Балет, ТГАТОиБ им. Джалиля, Персоналии, Нурлан Канетов
Автор| Ольга ЛЮБИМОВА
Заголовок| Танцующее сердце. Нурлан Канетов о вере, любви и Майе Плисецкой
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 19/05/2015
Дата публикации| 2015-05-19
Ссылка| http://www.kazan.aif.ru/culture/person/tancuyushchee_serdce_nurlan_kanetov_o_vere_lyubvi_i_maye_plisecko
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Международный Нуриевский фестиваль балета, который проходит сейчас в Казани, уже 19-й по счёту для Нурлана Канетова. Танцовщика, имя которого переводится с арабского как «светлый», «лучистый», называют сегодня самым титулованным в Татарстане


Фото из личного архива. / АиФ-Казань

«Езжу на общественном транспорте, автомобиля у меня нет, - разводит руками Нурлан. - Когда на улице мне улыбаются незнакомые люди, я просто радуюсь. Только в последнюю очередь приходит мысль, что меня кто-то узнал».

«Сказания о Йусуфе», спектакля, за который Нурлан получил Госпремию РФ, в этом году в афише нет. На XXVIII фестивале он танцует в «Carmina burana», «Золотой орде», «Баядерке», в Гала-концерте.

«Если говорить о любимом спектакле, то «Баядерка» стоит на первом месте, - говорит Нурлан. - всегда жду этот балет. Люблю в этом балете всё - прекрасную музыку, хореографию и конечно же, сам сюжет этой красивой, но печальной истории. В этом году Никию танцует прима Венской оперы Людмила Коновалова и мне очень интересно как она раскроется в этом спектакле».

Счастье и трагедия

- Ваш брамин в «Баядерке» удивил даже знаменитого критика Садовскую.


- Когда она увидела меня впервые в этом костюме и гриме, воскликнула: «Боже мой! Что на тебя надели?» (Смеётся). А после спектакля восторженно заявила: «Ты меня просто убил. Такого брамина я очень давно не видела».


Фото предоставлено Татарским театром оперы и балета

Как любую партию, я пропускаю этот образ через себя. Придумываю историю жизни моего героя. Великий брамин – жрец, который посвятил себя богу, не имеет права жениться, любить. Всю жизнь он сдерживал свои страсти, желания. Но наступает момент, когда судьба его соблазняет. Он увидел красивую танцовщицу Никию и потерял себя. Ради любви готов оставить свой сан, стать обычным человеком. То, что брамин решается на этот шаг, - счастье и одновременно трагедия… Каждый раз, когда я исполняю эту партию во мне происходит что-то особенное. Всё тело наполняется пульсирующей энергией.

- Говорят, для маэстро Нуриева это было критерием хорошего выступления - пробежала ли «мурашка»…

- Я никогда не видел Рудольфа Нуриева. Приехал в Казань уже после того, как он дирижировал здесь, давал мастер-класс. Но вот совпадение - в моей жизни есть другие талантливые люди с такой фамилией.
Когда я готовился к своему творческому вечеру (в честь 20-летия творческой деятельности в октябре 2014 г. – Прим. авт.), не хватало современных номеров. И Вселенная подарила мне встречу с талантливыми молодыми хореографами Марселем и Марией Нуриевыми. Они поставили два номера для меня. А мой любимый номер «С.О.Н.» мы с солистами нашей труппы исполним на Гала-концерте Нуриевского.


Фото из личного архива.

- Вы работали с Плисецкой. Какой запомнили Майю Михайловну?

- В 2000 году я выступал с труппой Имперского русского балета под руководством Майи Михайловны и Гедеминаса Таранды в Израиле, Испании. Это был мой первый опыт работы вне татарского театра. Нужно было пройти отбор, показать свои вариации. Майя Михайловна приходила и на репетиции, и на показы, смотрела, делала замечания. Поговорив с Гедеминасом, она сказала: «Да, мы берём его».

Плисецкая была мегазвездой и одновременно простым, чутким человеком, излучавшим тепло. Не было случая, чтобы она разговаривала со мной пренебрежительно. Так же бережно Плисецкая относилась ко всем, была внимательна к каждой мелочи. Удивилась, когда увидела у меня сценический грим: «Разве такой грим ещё есть? Мальчик мой, ведь ты испортишь себе кожу! Весь мир уже перешёл на обычную женскую косметику».


Фото из личного архива.

Помню, однажды нужно было за короткий срок выучить очень сложный номер – тарантеллу. Уже пора на сцену выходить, а я понимаю, что этот танец у меня ещё «не в теле», что-то зажато, и не знаю, как это преодолеть… Прошёл первый концерт, второй. Потом Майя Михайловна подошла ко мне: «Ты очень стараешься, и от этого твои мышцы зажаты. Освободись. Получи удовольствие от этого номера, танцуй свободно, как бы в шутку, тем более что сама тема позволяет это сделать».

Формула добра

- Вы исполняете партии Великого брамина, пророка Йусуфа. Как относитесь к религии?

- Я верующий человек, но при этом мне ещё интересна эзотерика как способ познания своей души, моего предназначения и того, как привнести больше добра и позитива в жизнь.

Йусуф… С ним столько всего связано! Я очень долго шёл к этому образу. Репетировал и понимал, что получается не то… Но это нормально: мне никогда ничего не нравится в себе, я постоянно недоволен результатом.


Фото предоставлено Татарским театром оперы и балета

Спектакль очень тяжёлый физически, я почти не ухожу за кулисы. Перед премьерой кто-то умудрился покрасить ступеньки, по которым я спускаюсь в колодец. А я абсолютно мокрый, голый, на мне только набедренная повязка. Когда меня бросили в колодец, где всё раскрашено, тело впитало краску. Потом туда пустили дым. Я понимаю, что теряю сознание. Так было несколько раз во время премьеры. Отнялись икры, я не знал, что делать. А потом в какой-то момент пришло откровение. Я должен был пройти через всё это. Чтобы получить хороший результат - надо его выстрадать. И так всю жизнь.

- Такой успешный человек, как вы, меньше всего должен задаваться вопросом своего предназначения.

- Я всегда об этом размышлял и прихожу к мнению, что до сих пор нахожусь в состоянии поиска своего пути. Что мне нужно, чтобы быть счастливым? Сейчас я нахожусь на пике творческой карьеры танцовщика. Но прекрасно понимаю, что скоро балетная сцена останется позади. И я постепенно готовлю себя морально, дабы чтобы это не стало для меня трагедией.

- Плисецкая танцевала почти 60 лет.

- Да, но она была балериной. Балерины могут танцевать хоть до 50 лет. Их носят на руках.

Секрет молодости

- После знакомства с Анной Павловой косметолог Надя Пайо разработала гимнастику для лица. Её удивила разница между молодым телом балерины и следами усталости на ее лице. Про вас так не скажешь.

- Я ничего не делаю со своим лицом. Стараюсь не приносить никому зла: ни людям, ни животным. Раньше очень боялся собак. Каких только советов не выслушал: не смотреть им в глаза, показать открытые руки. Потом понял, что животные, как и люди, становятся агрессивными, когда им не хватает внимания, тепла. Сейчас я поменял к ним своё отношение. Они также как и мы, люди, являются частью Вселенной, а надо стараться как-то жить в гармонии с окружающим миром.

- Любой творческий человек сталкивается с интригами. Вы тоже?

- Если ты на это реагируешь, значит, принял это на себя. Я стараюсь никак не реагировать. Если у кого-то есть обиды на меня и он хочет жить в этом состоянии – пусть живёт! У меня совершенно другой путь. Мне очень нравится изречение: "Как только человек испытывает боль, ему надо поискать в своем Сердце кого надо простить". Уж слишком много боли и страданий в наше время. Пора бы всем заглянуть в своё сердце.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052003
Тема| Балет, Cаратовский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Кирилл Симонов
Автор| Екатерина Ференец
Заголовок| "Стальной скок" в Саратове. Любовный треугольник как двигатель прогресса
Где опубликовано| © Фокус города
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| http://focusgoroda.ru/materials/2015-05-20/4211.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Гениальный антрепренер Сергей Дягилев попросил в 1927 году великого Сергея Прокофьева написать музыку для нового балета. Задача ставилась четкая – не прославить большевиков, а показать возможный индустриальный прогресс в СССР. Когда музыка была готова, все предложенные Дягилевым названия Прокофьев отверг, придумав собственное – "Стальной скок". Париж дерзкую и ломающую стереотипы постановку встретил на ура, однако на Родине композитора балет за почти 90 лет так ни разу и не решились поставить. Историческую справедливость решил восстановить саратовский театр оперы и балета, показав "Стальной скок" в рамках 28-го Собиновского фестиваля.

Эксклюзивность произошедшего подчеркивает тот факт, что даже ноты для исполнения балета найти было крайне сложно. В свободном доступе их нет. Пришлось худруку и дирижеру театр Юрию Кочневу заказывать партитуру в музее музыкальной культуры имени Глинки в Москве.

Сергей Прокофьев создавал "Стальной скок" в годы увлечения супермодным течением 1920-30-х гг. – конструктивизмом. Идеологом советского авангардизма, который и включает в себя конструктивизм, был Владимир Маяковский. Этот метод предполагал диссонирущие гармонии, механическое движение и полный отказ от какой-либо эмоциональности. Новаторы провозглашали неприятие "искусства ради искусства". Искусство должно служить производству, а производство – народу. И минимум стремления к эстетическому удовольствию.

Удивительно, но при всей рубленности музыки Прокофьева, она отнюдь не кажется лишенной эстетики. За основу "Скока" он взял лирические русские народные песни и даже частушки. Для того, чтобы фольклор перестал быть таковым, пришлось "вытащить" из него все самое сильное и волевое, что только может содержать народная музыка.

Балет состоит из двух картин, которые содержат 11 частей. В оригинальном либретто действия происходят на вокзале, базаре и фабрике, а главными действующими лицами становятся Матрос и Работница, чувства, которых оживают ровно тогда, когда в полную мощь начинает работать и фабрика. К ним "прилагаются" комиссары, пожарные, мешочники, продавцы и т.д. Балетмейстер-постановщик саратовского театра Кирилл Симонов переосмыслил балет по-новому. На сцене появляется любовный треугольник. Властная бизнесвумен (Наталья Колосова) и романтическая девушка (Юлия Танюхина) никак не могут поделить донельзя привлекательного мужчину (Алексей Михеев). При этом у балерины в строгом черном одеянии имеется еще 5 воздыхателей, а у ее соперницы - 5 подруг. Никаких отсылов в советскую тематику ни в сценическом оформлении, ни в костюмах героев нет, впрочем, даже при отсутствии этого они предстают именно такими, какими их, наверное, хотел видеть Прокофьев – крошечными и очень похожими винтиками на фоне мощной машины.

Одноактный балет длится всего 35 минут, но за это короткое время Кирилл Симонов успел выжить все соки из артистов. Танцовщики движутся в бешеном темпе на радость требовательному постановщику и завороженной потрясающей энергетикой публике.

Ну а тем, кто все же не придет в восторг от авангардистской постановки, будет, чем утешиться в этот вечер, но во втором акте. После смены декораций на сцене будет представлена классическая "Кармен-сюита".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052004
Тема| Балет, БТ, АБТ, Персоналии, Дэвид Холлберг
Автор|
Заголовок| Дэвид Холлберг: В двойном зените
Где опубликовано| © газета "Русская Реклама" (США)
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| http://news.rusrek.com/ru/russkaya-obshina/sobytiya-russkaya-obshina/387620-devid-xollberg-v-dvojnom-zenite.html
Аннотация|

Дэвид Холлберг, премьер Американского Балетного Театра, суперзвезда мирового балета, одновременно является и солистом Балета Большого театра России.



Холлберг заключил контракт с Большим театром два года назад, породив сенсацию в балетном мире: русских, покоривших Запад, знали все, а вот обратный вариант случился впервые. И то сказать: в Большом балете – российской национальной святыне, на первых ролях – «америкос»! Но в Большом Дэвид протанцевал всего четыре месяца. Потом – травма, а восстановление совпало с чередой скандалов, когда главный театр России чаще фигурировал в рубрике «Происшествия», чем в культурных новостях. Холлберг, находясь в Нью-Йорке, был в ужасе, но все-таки вернулся: в новом сезоне в Большом ему предстояло танцевать партию Онегина в постановке Джона Крэнко.

В весеннем сезоне 2014-2015 г. он должен был выйти на сцену Метрополитен Опера, где проходят весенние представления АВТ, в 13 спектаклях. Но 4 марта руководитель театра Кевин МакКензи объявил, что Холлберг не сможет танцевать в весеннем сезоне из-за недавних травм. Осенью прошлого года у Холлберга была травма стопы, которая повторилась, и теперь вновь требуется хирургическое вмешательство.
В американских спектаклях его заменят гости АВТ: солист Мариинского балета Владимир Скляров и солист Михайловского балета Леонид Сарафанов. Надо полагать, что и Большому театру России придется думать о замене.

Поэтому совершенно неожиданным был анонс участия Холлберга в ежегодном конкурсе студентов балетных школ мира Youth America Grand Prix (YAGP -2015), который считается самым крупным и престижным в мире. По традиции в последний день проведения конкурса YAGP устраивается Гала-концерт, в котором принимают участие представители лучших балетных театров мира, а они, в свою очередь, чествуют кого-либо из корифеев современного балета. В два предыдущих года это были суперзвезды мирового балета Владимир Васильев и Наталья Макарова. На этот раз чествовали Дэвида Холлберга. Но в Гала-концерте, который назывался Legacy («Наследие») он как танцовщик, участия не принимал, а был его художественным руководителем и ведущим, представляя участников балетных театров мира. Дэвид Холлберг создал программу, в которой он поделится своим уникальным опытом сотрудничества с лучшими балетными театрами мира.

Когда мне довелось встретиться с танцовщиком, я отметил: «Дэвид, у вас есть уникальная возможность сравнить работу солиста в двух лучших балетных театрах мира. Ведь это не гастроли: «пришел, увидел, победил» – и уехал...

– Для меня предложение работать в Большом театре – это, прежде всего, новые возможности. Сергей Филин– человек, преданный театру, он хочет, чтобы театр двигался вперед. А для меня наличие перспектив было определяющим. Мне также хотелось поучаствовать в открытии исторической сцены Большого театра (после реконструкции – Авт.). Я хочу подружиться с моими коллегами по Большому театру. Хотя между нами языковой и культурный барьеры, я их перепрыгну.

– И все же, как вам на первых порах жилось в Москве?

– Я – человек очень независимый, живу так, как мне хочется. У меня нет друзей в России. Меня поддерживают, обо мне заботятся, но когда я возвращаюсь домой, отработав 3–5 часов, я остаюсь один. Принимаю ванну, смотрю кино, готовлю ужин. У меня сейчас две жизни – в Нью-Йорке, в AВT, где мне удобно, где у меня есть друзья, где каждый вечер я куда-то выхожу, чем-то еще занимаюсь. И моя жизнь в Москве, где я только работаю.

Я хочу устроить себе в Москве жизнь получше. Мне хотелось бы научиться говорить по-русски, хорошо знать Москву, создать комфортный интерьер в квартире, в которой я живу. У меня очень серьезные намерения в отношении Москвы. Я не могу так – привлечь к себе внимание, а потом просто взять и уехать обратно в Америку…
Но ситуация сильно осложнилась. Разгорелась холодная война.

Удастся ли Холлбергу осуществить свои московские планы после возвращения на сцену?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 11:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052005
Тема| Балет, Benois de la danse, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Юрий Григорович: «Никто не отказался от участия в «Бенуа»
Где опубликовано| © газета "Культура"
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/101230-yuriy-grigorovich-nikto-ne-otkazalsya-ot-uchastiya-v-benua/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Москва ожидает фестиваль Benois de la danse. 26 и 27 мая смотр пройдет в 23-й раз.

На исторической сцене Большого театра после церемонии награждения выступят новые лауреаты и дипломанты, вслед за ними — победители прошлых лет. Избранники Benois de la danse получат приз — танцующую пару, изготовленную французским художником Игорем Устиновым, потомком семьи Бенуа. У премии свои законы: судейские места предоставляются жюри временно, бессменным остается только председатель коллегии арбитров — президент Международного союза деятелей хореографии Юрий Григорович. Юрий Николаевич ответил на вопросы «Культуры».



культура: Не секрет, что зрители любят «Бенуа» за возможность увидеть панорамные концерты звезд мирового уровня. Ждут их не меньше, чем объявления имен лауреатов. При подготовке программы «Бенуа» пришлось ли Вам столкнуться со сложностями, связанными с нынешней политической ситуацией?
Григорович: Вы хотите спросить, не получали ли мы отказов на приглашения? Нет, все с радостью готовятся к участию в «Бенуа» — члены жюри, номинанты, гости, лауреаты прошлых лет. Приглашение — это факт признания от коллег по профессии и возможность танцевать на сцене Большого театра. Мы рады, что программа «Бенуа» в свои 23 года продолжает развиваться. То, что появляются новые артисты, естественно: балет — искусство молодых. Но вовлекаются театры и труппы, ранее не входившие в «Бенуа». Например, Норвежский национальный балет. Среди номинантов — хореограф Дуайт Роден, поставивший спектакль в Средиземноморском балете Ниццы.

культура: Появился и новый российско-итальянский балетный приз, не так ли?
Григорович: «Бенуа-Мясин. Москва-Позитано» — совместная награда Приза «Бенуа де ла данс» и Приза «Позитано имени Леонида Мясина». С инициативой ее учредить выступил руководитель «Позитано» Даниэле Чиприани. Нам показалось его предложение интересным, полезным для развития балетных контактов между Россией и Италией. Встретились, разработали концепцию и в сентябре 2014 года на пресс-конференции в Риме представили новый приз. Впервые вручаться он будет 26 мая в Москве, в Большом театре.

культура: Известно ли имя первого лауреата?
Григорович: Награду присудили Ане Лагуне — замечательной танцовщице, музе Матса Эка. В выборе мы были единодушны. К слову, ожидаем приезда еще одной прекрасной женщины — Брижит Лефевр, руководившей балетом Парижской оперы почти два десятилетия. Она, как вы знаете, в прошлом году стала лауреатом «Бенуа» в номинации «За жизнь в искусстве», награждение пройдет на нынешней церемонии.

культура: Вы лауреат приза «Позитано», известного и престижного в балетном мире. Почему награда, учрежденная в крошечном городке с населением около четырех тысяч человек, носит имя русского танцовщика и хореографа Леонида Мясина?
Григорович: Этот приз — старейший в Европе в области балета. Позитано — живописный уголок, замечательное место с замечательными людьми. Леонид Мясин там жил и работал, открыл студию, придумывал балеты, писал воспоминания. Логично, что после его смерти приз получил имя хореографа. Позитано связан с русским балетом, там бывали Дягилев и Нижинский, а островом Ли Галли — напротив городка — после Мясина владел Рудольф Нуреев.

культура: Совместный приз можно назвать новым видом международного сотрудничества. Не нарушит ли он своеобразия российского и итальянского проектов?
Григорович: «Бенуа» и «Позитано» останутся независимыми и свободными. Они ведь разные. «Бенуа» вручается за новые работы одного календарного года. Вручением «Позитано» оценивается совокупность заслуг за продолжительное время и разные роли. В итальянское жюри входят критики, наши арбитры — известные практики: артисты, хореографы, руководители балетных компаний.

культура: Состав жюри «Бенуа» ежегодно меняется. Представьте, пожалуйста, нынешний судейский ареопаг.
Григорович: В жюри вошли представители шести стран. Специалист по наследию Ролана Пети, балетмейстер и педагог Луиджи Бонино, артдиректор Королевского балета Великобритании Кевин О’Хэйр, худрук Норвежского национального балета Ингрид Лорентцен, основатель и руководитель труппы Complexions Десмонд Ричардсон и два представителя русской балетной школы: балетмейстер-репетитор Большого театра Александр Ветров и Владимир Малахов — теперь из Германии.

культура: По какому принципу формируете жюри — приглашаете друзей?
Григорович: Нет, конечно. Хотя, как правило, мы все знакомы. Балетный мир тесен. Стараемся привлекать авторитетных представителей разных стран, школ, вкусов, взглядов. Председатель правления Центра «Бенуа» Регина Никифорова и его артистический директор Нина Кудрявцева-Лури начинают поиск кандидатов на следующий год сразу после окончания церемонии текущего года.

культура: Каждый арбитр выдвигает своего номинанта — не сужает ли это балетный горизонт?
Григорович: Исключительно поэтому каждый год жюри меняется. Любой из арбитров нового призыва представляет одно имя в номинации, основываясь на личной оценке одной или нескольких работ выдвиженца. Мы далеки от мысли, что представляем шедевры на века. Показываем то, что кажется интересным судейской бригаде из созданного в течение года. От его «плодородия» зависит и число соискателей, и количество номинаций. Постоянных только три — «Хореограф», «Танцовщица» и «Танцовщик».

культура: В этом году заявлены композиторская и сценографическая номинации. Впервые появилась номинация «Либреттисты», где оказалось сразу двое соискателей.
Григорович: Произошло приятное совпадение: в 2014 году из сюжетов классической литературы — произведений Ибсена и Фицджеральда — возникло сразу две балетных истории. Редчайший случай.

культура: На YouTube заинтриговал крошечный фрагмент норвежского спектакля «Лебединое озеро», который не имеет никакого отношения ни к Чайковскому, ни к легендарной хореографии. Мы увидим отрывок из него, ведь его автор вошел в номинацию?
Григорович: К сожалению, этот эксперимент показать невозможно. Для спектакля сцену заливают шестью тысячами литров воды, и артисты танцуют прямо в «озере». Но автор постановки Александр Экман покажет свое соло под названием «О чем я думаю в Большом театре». Узнаем, какие мысли ему приходят в голову.

культура: На первом Гала танцуют номинанты, и они прямо перед выходом на сцену узнают, стали лауреатами или дипломантами. Второй вечер — победителей прошлых лет — часто имеет сквозную идею. В прошлом году Гала был вдохновлен Дягилевым. Нынешний концерт объединит единая тема?
Григорович: Она заявлена в названии «Хореографы ХХ века. От Михаила Фокина до Матса Эка». Но это не антология. Представить всех балетных авторов богатого на таланты столетия в один вечер невозможно. Зрители увидят номера и фрагменты спектаклей Джорджа Баланчина и Кеннета Макмиллана, Фредерика Аштона и Ханса ван Манена, Ролана Пети и Джона Ноймайера, Виктора Гзовского и Рудольфа Нуреева. И, конечно, титульных хореографов. «Умирающего лебедя» Михаила Фокина станцует Ульяна Лопаткина, Матс Эк специально для Гала перерабатывает соло из своей недавней премьеры балета «Редиска». Исполнительский состав — звезды разных театров мира. Публика, думаю, не будет разочарована.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 11:47 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 20, 2015 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052006
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Павел Гершензон, Сергей Вихарев
Автор| Анна Галайда
Заголовок| В Екатеринбурге поставили «Тщетную предосторожность»
Знаток старинного балета Сергей Вихарев соединил Петипа и Бурнонвиля

Где опубликовано| © газета "Ведомости" № 3835
Дата публикации| 2015-05-20
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2015/05/20/vozmozhnaya-vstrecha
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/05/21/v-ekaterinburge-postavili-tschetnuyu-predostorozhnost
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Елена Воробьева и Александр Меркушев станцевали главную пару
С. Гутник


Под старым названием скрывается один из самых задорных спектаклей, которыми только может похвастаться балетная сцена, больше привычная к слезам и сумасшествиям. В отличие от них «Тщетная предосторожность» уже два с половиной века аккумулирует смех, шутки, насмешки, розыгрыши – и вольный дух французского водевиля. Исторические исследования твердят, что «Тщетная предосторожность» (у которой некогда было и второе название – «Худо сбереженная дочь») – самый старый из дошедших до нас балетов: его премьера состоялась за две недели до штурма Бастилии. На другом от восставшего Парижа конце Франции, в Бордо, его поставил Жан Доберваль, в некотором роде тоже революционер: именно он впервые вывел на балетную сцену современников-простолюдинов. Но считать нынешнюю «Тщетную предосторожность» тем же спектаклем, что увидели в 1789 г. французы, было бы чрезмерной наивностью: балет, не имеющий полноценной системы записи текста, умирает тогда же, когда закрывается занавес, – до следующего исполнения. А история «Тщетной предосторожности», несмотря на уникальный успех, знает не одно десятилетие, когда этот балет исчезал со сцены. Поэтому каждый новый хореограф должен был заново вдохнуть жизнь во все мизансцены, танцы и перипетии отношений главных героев – зажиточной фермерши Марцелины, ее красавицы-дочки Лизы, влюбленной в небогатого крестьянина Колена, и деревенского дурачка Никеза, которого его богатый папаша Мишо хочет сосватать за Лизу.

Одним из самых успешных реаниматоров «Тщетной предосторожности» в XIX в. оказался Мариус Петипа. Но до нас «Тщетная предосторожность» дошла в постановке его ученика Александра Горского. Знаток старинного балета Сергей Вихарев не стал дотошно восстанавливать этот хореографический текст, а использовал записи как повод для собственного вдохновения, в чем его поддержал автор идеи постановки Павел Гершензон. Их «Тщетная предосторожность» – балет по-сегодняшнему динамичный, но незаметно обволакивающий публику ароматом старины. Для зрителя искушенного постановщики предложили вдохновляющую игру в пассеизм: пейзанская французская деревня у Гершензона и Вихарева оказалась вписанной в интерьер... балетного класса. Пролог для «Тщетной предосторожности» они позаимствовали у Августа Бурнонвиля, современника и заочного соперника Петипа, создавшего балетную империю, аналогичную петербургской империи Петипа, в Копенгагене. Петипа и Бурнонвиль, оба прожившие мафусаилов век, вдали от парижской суеты и кипения страстей развивали старинную французскую школу, каждый исходя из своих условий. Петипа культивировал грандиозный имперский стиль, который теперь принято называть «большой балет Петипа». Бурнонвиль создавал образ королевского быта на крошечной сцене, в котором даже большие прыжки выглядели уютными и безмятежными. Его «Консерватория», коротенький спектакль во славу балетного класса, где танцовщики демонстрируют ежедневный тренаж, и превратился в пролог нынешней «Тщетной предосторожности». Но, сохранив педантичное внимание Бурнонвиля к точности работы ног, Вихарев тщательно поставил женскому кордебалету чисто петербургские, идущие от Петипа «говорящие» руки. А в финале «Консерватории» заставил сцену копиями Ван Гога – утренний класс оказался преддверием вечерней «Тщетной предосторожности», – смешав классицистический интерьер с буйным экспрессионизмом (сценограф – Альона Пикалова). И если традиционно французские пейзане обитали в парафразах Фрагонара и Ватто, то на Урале их поселили в знойном Провансе конца позапрошлого века.

При однажды случившейся личной встрече Петипа и Бурнонвиль остались совершенно равнодушны к достижениям друг друга, но в Екатеринбурге балет Петипа вполне гармонично воспринял в себя еще и красивейшее па-де-де из «Ярмарки в Брюгге», редко исполняемое в России, – его во втором акте танцуют Лиза и Колен, внезапно оставшиеся наедине. А от себя Вихарев ввел в балет несколько номеров, искусно стилизованных под Петипа (особый успех выпал на долю Танца саботьеров). Для балетомана с опытом эта игра в классиков – самая захватывающая особенность нынешней «Тщетной предосторожности», хотя у неофита она вызывает не меньший энтузиазм благодаря эффектной сценографии и стильным костюмам Елены Зайцевой, напоминающим и французскую живопись, и советские фильмы о старой Франции. Но не менее важным оказывается драйв, с которым труппа осваивает тонкости петербургско-копенгагенского академизма – а сегодня никто не умеет преподнести их так увлекательно, как Вихарев. И Елена Воробьева (Лиза), Александр Меркушев (Колен), Виктор Механошин (Марцелина) выглядят так, будто партии для них были созданы по их личной мерке.


Балетные архивисты

Павел Гершензон и Сергей Вихарев, в конце прошлого века зажегшие идеей возвращения к оригинальным редакциям Петипа Мариинский театр, в сергеевской коллекции Гарвардского архива нашли не только «Спящую красавицу», «Баядерку» и «Раймонду», но и «Тщетную предосторожность».




Статья опубликована в № 3835 от 21.05.2015 под заголовком: Возможная встреча


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июн 05, 2015 11:48 am), всего редактировалось 4 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 21, 2015 8:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052101
Тема| Балет, "Балета N1", Премьера, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Екатерина Истомина
Заголовок| Иван Васильев меняет профессию
Танцор дебютировал в роли хореографа

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №87, стр. 11
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2729968
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Алексей Константинов

В концертном зале торгового комплекса Barvikha Luxury Village состоялась премьера "Балета N1". Это полуторачасовой концерт номеров современного танца, поставленных знаменитым российским танцовщиком Иваном Васильевым. О том, что происходит, когда танцовщика терзают не только муки тела, но и страдания духа,— ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА.


Концертный зал ТК Barvikha Luxury Village в тот вечер был полон привычной для этих дорогих загородных территорий публики: светские обозреватели, главные редакторы модных журналов, гламурные VIP в дорогих обновках наступившего весенне-летнего сезона. Впрочем, заслуженным, истинно балетным людям также нашлись места в партере: мы имеем в виду народного артиста СССР педагога-репетитора Юрия Владимирова (именно он занимается с Иваном Васильевым), народного артиста СССР Михаила Лавровского и народного артиста России Дмитрия Гуданова. Первое отделение состояло из шести коротеньких номеров и одного мощного исторического выступления — адажио из балета "Шехеразада" Михаила Фокина (1910). Второе отделение было облегчающе стремительным: 17 минут 49 секунд ушли на исполнение "Болеро" Мориса Равеля в постановке Ивана Васильева. В "Балете N1" принимали участие артисты Большого театра — сам хореограф, Мария Виноградова, Кристина Кретова, Анна Окунева, Александра Ракитина, Ана Туразашвили, Ангелина Карпова, Денис Савин, Антон Савичев и Александр Смольянинов.

Трудно сказать, какая именно злая сила и чья конкретно темная воля заставили выдающегося исполнителя, заслуженного артиста России, кумира балетной публики и примкнувшей к ней публики светской Ивана Васильева вдруг схватиться за коварное сочинительское перо. Однако Иван Васильев схватился за него так свирепо и бескомпромиссно, как когда-то схватился за топор Родион Раскольников. Причем топор неофита-постановщика получился, мягко говоря, чрезвычайно тяжеловесным — будто бы Ивану Васильеву на голову упал толстый том наимрачнейшего немецкого философа Артура Шопенгауэра и заставил немедленно заунывно, но исключительно активно страдать и мучиться от всего несовершенного, привлекая к этому беспросветному процессу коллег по труппе Большого театра.

Основной нитью, несложно простегавшей такие танцевальные этюды, как "Intro", "Underwood", "Inside", "Fake Man", "Return", "Spirit of the Universe", оказался поиск полуобнаженными танцовщиками и танцовщицами чего-то неопределенного, причем безрезультатный.

Иван Васильев, выбрав ноющие, как старая заноза, проблемы и чувства — страдания, метания, колебания, сомнения, видения, мучения и решения, попробовал сверстать собственный хореографический язык. Алфавит несложен: базовая платформа классического танца, расшатанная угловатыми "кукольными" руками, элементами брейк-данса, а также громким знаковым падением на пол в духе и в позе уставшей от переживаний лягушки. Обращало на себя внимание и выражение лиц не на шутку старающихся хороших артистов: они словно искали всем телом и глазами, куда бы еще броситься, куда бы прыгнуть, к кому воздеть персты и руки? Увы, размах страданий был серьезно ограничен кулисами, залом и талантом хореографа.

В представленных танцевальных кунштюках работы Ивана Васильева можно было отыскать зародыши сюжетов. Так, в номере "Fake Man" танцовщик Антон Савичев несколько минут, используя азбучные пируэты, отчаянно пытался привлечь к себе внимание мужского манекена, словно прибывшего на дорогой концерт из магазина "Трикотаж" и разумно одетого лишь в темные прямые брюки. Упрямый манекен на любовный танец на музыку из "Времен года" Вивальди так и не повелся. Номер "Inside" (Анна Окунева, в свое время прекрасно станцевавшая хореографию Форсайта) стоило бы рассматривать как гимнастическую версию умирающего в белой рубашке и черных шелковых трусиках лебедя. В номере "Spirit of the Universe" танцовщик Денис Савин то и дело пытался сжать нечто судьбоносное в руках — то ли голову бедного Йорика, то ли чашу Грааля, но в итоге не справился с экзистенциальным управлением и по задуманному плану обессиленно упал пластом на сцену. Завершало первое отделение уже упомянутое "восточное" классическое адажио Михаила Фокина: Иван Васильев предстал в нем совершенным эскизом Льва Бакста, а Мария Виноградова была не по-восточному холодна, сдержанна и претенциозна, словно старая европейская фея.

"Болеро" Мориса Равеля в трактовке Ивана Васильева выглядело следующим образом. Вдоль задника из кулисы в кулису ходили артисты, причем таким характерным шагом, каким обычно ходят модели на показах Giorgio Armani, Dolce & Gabbana и Marni. На переднем плане разнополые солисты поначалу сменяли друг друга, потом к ним присоединились коллеги с заднего плана, так что постепенно (с "набуханием" музыки Равеля) количество солистов на рампе уравнялось с количеством участников балета. Артисты постепенно теряли одежду, в итоге остались в телесных комбинезонах; скорее всего, они символизировали обнаженность, беззащитность, невинность, непорочность их душ. Выдающемуся танцовщику Ивану Васильеву оказалась совершенно чужой такая среда, как музыка: у Васильева-хореографа нет музыкального слуха — вот почему он не смог уловить великую однотипность музыкальной фразы "Болеро", которая, сохраняя свою структуру, усиливает к концу звучание и мощь. Постановщик так и не смог придумать всеобъемлющей танцевальной фразы, которая, согласовываясь с фразой музыкальной, могла бы развиться к финалу в знаменитое смертельное крещендо.

На поклон Иван Васильев и его невеста Мария Виноградова вышли в "гражданской" одежде: букетов было много, аплодисментов мало. Но хореограф Васильев этого, казалось, не замечал. Его сияющий вид хозяина жизни вдруг заставил вспомнить чеховского Лопахина, уже начавшего рубить вишневый сад ради рублевских дач.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 21, 2015 9:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052102
Тема| Балет, Нуриевский фестиваль (Казань), Персоналии,
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| Нуриевский фестиваль-2015: стерильнейшие дуэты «эм и жо», киберпанки и женщина-скелет
Где опубликовано| © БИЗНЕС Online. Татарстан
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/132867/
Аннотация|

В Carmina Burana Александра Полубенцева обнаружилось немного Dona Nobis Pacem Владимира Васильева. Часть 4-я

На казанском балетном фесте в танцевальный бой вступила хореография, сочиненная современными и здравствующими ныне балетмейстерами. Забойщиком стала театральная мистерия Carmina Burana в постановке и режиссуре петербургского хореографа Александра Полубенцева. Критик Ольга Федорченко в материале для "БИЗНЕС Online" напоминает историю танцевальных интерпретаций произведения Карла Орфа и вспоминает участников казанской постановки, в финале сметенных и вознесенных колесом Фортуны.



«Я – ЕСТЬ, Я – БЫЛ, Я – БУДУ, Я – НИЧТО»

Нуриевский фестиваль, дав старт классической программой («Дон Кихот», «Лебединое озеро» и «Жизель»), поменял вектор направления. В танцевальный бой вступает хореография, сочиненная современными и здравствующими ныне балетмейстерами. Этот фестивальный раздел открывает прошлогодняя премьера Казанской оперы - балет-мистерия CarminaBuranaКарла Орфа в постановке и режиссуре петербургского хореографа Александра Полубенцева. И, конечно же, в этой постановке, не имеющей прямого отношения к жизни и творчеству Рудольфа Нуреева, была обнаружена духовно-идейная связь: образ вечного странника, оседлавшего колесо Фортуны, самостоятельно выстроившего свою судьбу.

Произведение Орфа взорвало музыкальный мир в 1937 году. Оно звучит повсюду: в исполнении академических коллективов, в театрах и на концертных площадках, сопровождает рекламу на радио и телевидении. Не осталась партитура Орфа без внимания балетмейстеров, вдохновленных и потрясенных этой гениальной музыкой. Тем не менее, адекватного пластического эквивалента знаменитейшему хору «О, Фортуна!», способного сравниться с той силой эмоционального воздействия, которую творит оркестр и вокал, до сих пор еще не создано. Да и немногие хореографы дерзали покуситься на партитуру Орфа, понимая грандиозность и необычность замысла композитора. Образ человеческой жизни, с ее мгновенными взлетами и такими же неумолимыми падениями, ухмылки и подарки судьбы, неотвратимость рока, – все вмещает в себя музыка Орфа. Сложность танцевальной интерпретации состоит в том, чтобы гармонично совместить проникновенную лирику и необузданное веселье, грубоватый гротеск и тонкую иронию, трагизм и философичность происходящего. Задача усложняется и отсутствием сквозного сюжета как такового: 24 поэтических текста отражают повороты жизненного колеса: «Я – есть, я – был, я – буду, я – ничто».

В Советском Союзе на произведение замахивались немногие. Валентин Елизарьев, главный балетмейстер Большого театра Белорусской ССР, поставил в Минске ораторию Орфа в 1983 году. Абстракционизм не приветствовался официальной идеологией, поэтому ассоциативность средневековой притчи была изложена максимально доступно и понятно. Поэт полюбил чистой любовью Девушку, но до свадьбы дело еще не дошло. Затем он попадал в опытные руки Блудницы, которая до встречи с Поэтом уже успела совратить и Аббата. Набравшись жизненного опыта, Поэт возвращался к покинутой возлюбленной и та, протосковавшись, его, разумеется, прощала.

В ХХIвеке CarminaBuranaпродолжала волновать хореографов. Танцевально-музыкальным «Декамероном» в 2004 году в американском Портленде представил ее Андрей Босов, который, завершив карьеру классического премьера в ленинградском Театре оперы и балета, переехал в США, где состоялся как балетмейстер. В 2008 году Carmina Burana появилась в Йошкар-Оле: в Марийском театре оперы и балета ораторию поставила Май Мурдмаа, одна из немногих хореографов эпохи советского балета, ставящая в ассоциативно-абстрактной манере. В марийском спектакле она осталась верна себе – на сцене был минимум декораций, хореограф решительно отказалась от помощи хора (а как же «О, Фортуна!»?!), сочинив крайне замысловатую хореографию, от которой эстеты пришли в восторг, а рядовые зрители пребывали в недоумении. Но все равно, Carmina Burana остается «крепким орешком» для танцевального воплощения, что, например, подтвердили гастроли неаполитанского театра Сан-Карло в Санкт-Петербурге полтора года назад. Примитивная пластическая разводка-подтанцовка, сделанная автором-постановщиком церемонии открытия Олимпийских игр 2008 года в Пекине Шень Веем, годная разве что для любительского коллектива, демонстрирует как не стоит обращаться с партитурой Орфа.



ТАНЦЕВАЛЬНОЕ «ШОССЕ»

Итак, в ХХIвеке определились три танцевальных направления, которые могли бы приблизить ораторию Карла Орфа к идеальному сценическому воплощению. Сюжетная история «про любовь», скрывающая за жизненными ситуациями аллегорическое осмысление бытия (Елизарьев). Абсолютно абстрактная интерпретация партитуры, свободная от любой нарративной конкретности, смелое преображение музыкальных ассоциаций в пластические (Мурдмаа). Возвращение к средневековью как к сюжетному стержню, нанизывание на него танцевальных новелл, связанных с текстом оратории (Босов).

Александр Полубенцев, поставивший в прошлом году в Казани CarminaBurana, в своей последней постановке методично перемалывает все три направления. Хореограф с богатейшим опытом, ученик великого Федора Лопухова, прекрасный учитель балетмейстеров на кафедре хореографии Санкт-Петербургской консерватории, его послужной список постановок может поразить количеством спектаклей для самых разнообразных театров, из которых сохранились в репертуаре единицы. И причины этого, наверное, в самой личности балетмейстера, его художественных принципах – приверженность к академическому направлению балетного театра, облагороженная тонким психологизмом, и умноженная на систему пластических аллегорий, разрешенных к употреблению в официальном советском искусстве. По этим канонам он сочинял балеты в 1970 – 90-е годы, этим заветам он остался верным и в новейшее время, когда стремительно меняющаяся танцевальная реальность решительно отвергала генеральную линию большого балетного спектакля, забывая порой и частные талантливые находки. Этот стиль, стиль добротного и обстоятельного балетного произведения, оказался весьма востребованным в Казани.

Сам автор бравирует тем, что CarminaBurana и не балет в полном смысле слова: театральная мистерия с хором, кордебалетом, оперными солистами. Музыка властно определяет магистраль, вокалисты и хор, словно бульдозеры, ее прокладывают, а за ними следуют танцовщики, благоустраивающие это танцевальное «шоссе». Принцип путешествия по человеческой жизни, с фотографиями-картинками, сделанными во время этой поездки, лежит в основе казанского спектакля.



ЧАРЛИ ЧАПЛИН И ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ

Спектакль Полубенцева – явление обстоятельное. В нем частный сюжет растворяется в аллегориях, конкретность изображения сменяется абстрактными композициями, бурлескно-гротескные эпизоды соседствуют с лирико-пафосными сценами. В этой постановке задействован весь арсенал выразительных средств. Из добродетельнейшего советского балета позаимствованы стерильнейшие дуэты «эм и жо», интерпретирующие зарождение любовного чувства, его разгорание и финальное соитие, которое выражается в формах, наиболее убедительных для цензоров министерства культуры и быта. А еще во время лирических сцен в постановке господина Полубенцева невольно вспоминались аналогичные из наипоследнейшей премьеры Казанского театра – DonaNobisPacem господина Владимира Васильева. И разницы не чувствовалось никакой! Что заставляет сделать вполне определенный вывод о взаимопроникновении и взаимовлиянии двух творческих личностей в одних и тех же географических координатах.

Из тлетворного западного влияния в спектакле Полубенцева обнаружилась нарочитая и вульгарная сексуальность барышень с плетками, и разудалость канканисток, демонстрирующих похвальную решительность хореографа в деле эротического просвещения. Из футуристических балетных технологий – киберпанки, бегающие и прыгающие на специальных приспособлениях; уверена, что к следующему спектаклю они выучатся крутить на них гранд пируэты.

Несомненно, весь спектакль пронизывает хореографическое решение образа Фортуны, выстроенное на острых «готических» движениях, которые чрезвычайно точно передают пластический дар Алины Штейнберг. Совершенно потрясающе воплощен образ Смерти (тенор Нурлан Бекмухамбетов): в знаменитой песне о жареном лебеде предмет повествования и собственно рассказчик неожиданно выступает в виде роскошной женщины-скелета в широкой юбке, сшитой из костей и томно обмахивающейся веером. И, конечно же, ярчайшим эпизодом спектакля воспринимается сцена «Диктатор» (блестящее исполнение Артема Белова), талантливое и самодостаточное танцевально-режиссерское отражение фильма Чарли Чаплина «Великий диктатор» и советских антифашистских карикатур «Окон РОСТа».

В финале все участники постановки, сметенные и вознесенные колесом Фортуны, красиво группируются. И кого здесь только нет! Нет только, кажется, сомкнутых рядов однопартийцев, в едином воодушевлении голосующих «за». Публика, впрочем, невольно выполнила эту функцию, почтив четвертое представление «CarminaBurana» (подозрительно малое количество спектаклей дано за истекший со дня премьеры год!) единодушным вставанием, сопровождаемое бурными аплодисментами.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 22, 2015 9:03 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 21, 2015 9:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052103
Тема| Балет, Свердловский-Екатеринбургский Театр оперы и балета, История, Персоналии, Клавдия ЧЕРМЕНСКАЯ
Автор| Юлия КОКОРИНА
Заголовок| Эпоха балерины Черменской
Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/22172-epokha-baleriny-chermenskoy/
Аннотация|


Незабываемая Одетта…

Имя примы-балерины и балетного педагога-репетитора Клавдии ЧЕРМЕНСКОЙ осталось в благодарной памяти свердловских-екатеринбургских театралов, её коллег и учеников. 20 мая исполнилось 95 лет со дня рождения балерины, блиставшей на нашей сцене в партиях Одетты-Одиллии, Авроры, Жизели, Лауренсии, Эсмеральды, Китри… Здесь она стала заслуженной артисткой РСФСР, была удостоена звания заслуженного деятеля искусств РСФСР. Полвека жизни Клавдии Григорьевны Черменской (1920—1997 гг.) связаны со свердловским-екатеринбургским Театром оперы и балета, о чём она, по её собственному признанию, ни разу не пожалела. Целая незабываемая эпоха.

Клавдия Черменская танцевала ведущие партии в классических постановках, в балетах современных авторов с 1944 по 1964 год включительно. Она начала работать в оперном театре Свердловска в предпоследнем военном году. Ещё очень тяжёлом, ещё голодном. Трудно было всем, трудно было и юной балерине, тратившей физические силы и душу, не подсчитывая «убытки» — на пределе. А до переезда в уральскую столицу был Саратов. Здесь в 1938 году Клавдия Черменская окончила театральное училище, и здесь был первый успех. Как доказано потом всей судьбой на сцене, успех неслучайный. На талантливую выпускницу обратил внимание приехавший тогда в Саратов выдающийся балетный дирижёр Большого театра Юрий Фёдорович ФАЙЕР и помог ей осуществить мечту — продолжить профессиональную учёбу, теперь уже непосредственно по её театральному призванию в Московском хореографическом училище при ГАБТ. И снова везение, оправданное талантом: Клавдия Черменская поступила в класс знаменитой Елизаветы Павловны ГЕРДТ, где её соученицами были Майя ПЛИСЕЦКАЯ и Раиса СТРУЧКОВА…



Дебют в Свердловском оперном театре состоялся 14 октября 1944 года в «Лебедином озере» ЧАЙКОВСКОГО — и сразу в главной партии Одетты-Одиллии. Театралы были в восторге, и критики в прессе этот восторг разделили. Так, после премьеры «Уральский рабочий» написал о молодой солистке балета:

«…С мастерством и очарованием истинной балерины она сумела передать разные состояния своих героинь — звонкость и чистоту первой любви, трагедию несостоявшегося счастья… Хрупкая чистота её пластики, подкупающая женственность… певучесть танцев, движений в образе Королевы лебедей сделали Черменскую любимицей публики».

Одетта-Черменская сумела покорить и Москву: на первом Всесоюзном смотре артистов балета она получила звание лауреата.

С той поры Клавдия Черменская «своим ключом» открыла, прочувствовала десятки разных по характеру образов и блистательно их воплотила на сцене. А когда карьера балерины подошла к концу, 16 января 1965 года состоялся бенефис. В тот вечер балерина, украшавшая более двадцати лет свердловскую балетную труппу, танцевала на сцене родного театра в последний раз. Это стало настоящим праздником творчества. А в зале гремели овации, публика стоя приветствовала свою любимицу…

Но попрощавшись со сценой и зрителями, Черменская не рассталась с балетом. За 30 лет деятельности педагога-репетитора Клавдия Григорьевна стала наставником целой плеяды звёздных артистов нашего балета: Нины МЕНОВЩИКОВОЙ, Елены ГУСКИНОЙ, Елены СТЕПАНЕНКО, Анатолия ГРИГОРЬЕВА, Лилии ВОРОБЬЁВОЙ, Натальи ГОРДИЕНКО, Веры АБАШЕВОЙ, Юрия ВЕДЕНЕЕВА и многих других… Пятьдесят лет самоотверженного служения театру — это поистине золотая эпоха балерины Клавдии Черменской.

Воспоминания коллег

За многие годы работы в театре педагогом-репетитором Клавдия Григорьевна Черменская воспитала не одно поколение выдающихся артистов. Екатерина Ружьева приводит воспоминания только нескольких её учеников.

Лилия ВОРОБЬЁВА, народная артистка России, педагог-репетитор:

— Всех своих учениц Клавдия Григорьевна обожала и своим знакомым, подругам всегда рассказывала, какие у неё сейчас есть талантливые девочки, и как они хорошо танцуют. Она была очень добрым человеком, на уроках сильно никогда не ругала. Много общалась с солистами оперы, и ученикам своим это советовала, понимая, что артисты могут взять много полезного друг у друга. Клавдии Григорьевны давно нет с нами, но я до сих пор ощущаю её присутствие в театре.

Алексей КУРДИН, руководитель миманса, в прошлом солист балета:

— У Клавдии Григорьевны была такая светлая аура! На репетиции, бывало, когда уже совсем устанешь, говорила: «Ну как, по силам пройти вторую, прыжковую, часть?» И чувствовалось, что она хочет добиться другого, лучшего результата, и приходилось решаться, превозмогать себя: «Да, Клавдия Григорьевна, смогу проскакать!» Никогда не давила, и всегда ей удавалось достичь взаимопонимания с учениками.

Владимир КУСАКИН, инспектор балета, в прошлом ведущий солист:

— Даже в почтенном возрасте Клавдия Григорьевна всё пробовала на себе: когда что-то в дуэте не удавалось, вставала на место партнёрши, чтобы определить, кто из нас ошибается. Сама бегала на поддержки: «Лови меня!» Поднимаешь высоко, она кричит: «Что ты делаешь, опусти меня, у меня же давление!» Но этим она жила. Вечером, после репетиции, случалось провожать её до остановки. На пустой площади перед театром она могла запросто начать что-нибудь показывать, танцевать, и в эти минуты, наверное, вновь чувствовала себя на сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 21, 2015 9:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052104
Тема| Балет, АРБ им. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Полина Виноградова
Заголовок| Наша профессия передается из ног в ноги...
Где опубликовано| © Газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/nasha_professiya_peredaetsya_iz_nbsp_nog_v_nbsp_nogi_/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


ФОТО Михаила ЛОГВИНОВА/ Предоставлено пресс-службой академии

Полтора года прошло с того момента, как Николай Цискаридзе приступил к обязанностям ректора Академии балета им. А. Я. Вагановой. В преддверии вступительных экзаменов наш корреспондент поговорила с Николаем ЦИСКАРИДЗЕ о том, стоит ли учить детей современному танцу, и о многом другом.


– Николай Максимович, чем вы особенно гордитесь из того, что удалось сделать для академии?

– Я никогда не ставил целей что-то возродить, я просто делаю то, что мне самому кажется важным, и знаю, что это найдет отклик у тех, кто любит балет и ленинградскую балетную школу. Мне очень приятно, что на экзаменах вижу результат. Требования, о которых мы говорим на методических совещаниях (их не было двадцать лет со дня ухода Константина Сергеева), четко соблюдаются. Общая стилистика школы всегда отличала воспитанников ленинградской академии – я помню их по многочисленным детским смотрам, которые проводились, когда я учился в Московском хореографическом училище. Вижу большой шаг в этом направлении, хотя еще не все цели достигнуты.

– Какие качества прежде всего стараетесь привить ученикам?

– Дисциплину и самоорганизованность. В балете тело – инструмент, который надо тренировать, и это утомляет. К тому же дети сильно загружены, особенно маленькие – танцуют в Мариинском театре. С одной стороны, это очень почетно и важно, но с другой – тяжелая работа. А ведь еще надо сделать уроки... Организованность лучше прививать с детства. Я стараюсь отслеживать, как они учатся, двоечников знаю в лицо, они знают мои требования. Хочу, чтобы дети выросли гуманитарно развитыми людьми.

– Вагановская академия гордится педагогами, унаследовавшими традиции ленинградской балетной школы. А есть ли молодые преподаватели, достойные прийти на смену своим великим предшественникам?

– У нас преподаватели в основном среднего поколения, мои ровесники. Старшие педагоги уже не ведут классы, только курируют. Эта профессия передается из рук в руки, из ног в ноги. У меня за плечами десять лет работы педагогом в Большом театре, я каждый день вел класс и сольные репетиции, часто массовые репетиции, и понимаю, как это сложно. Вести урок с детьми, заставить их учиться – более трудная задача, нежели работать с артистами.

– Как сегодня в академии сосуществуют классический балет и современный танец?

– Современный танец мы изучаем, показываем, исполняем разные номера. Но, с моей точки зрения, академия должна быть оплотом классического танца, а это самое сложное. Этому надо дольше всего учиться, и это легче всего теряется. Именно классическая балетная школа – достояние нашей страны. В 1995 году Академия русского балета имени А. Я. Вагановой была включена в Государственный свод объектов особо ценного культурного наследия.

Если в классическом балете есть методика, по которой мы преподаем (как и балетные школы всей страны), то в современном танце методики не существует – там все очень приблизительно и основано на «мне нравится», «а это не нравится». Школы создаются при знаменитых труппах, например, Джона Ноймайера. Но то, что нужно для Ноймайера, не нужно в хореографии Форсайта или МакГрегора. Я стою перед выбором, а что мне сегодня учить, если репертуар главного театра Петербурга очень разносторонний: в Мариинском идут балеты и Форсайта, и Пети, и МакГрегора... – это все разные языки, и учить их на уроках невозможно.

Поэтому, посоветовавшись, мы коллегиально решили: будем давать базу, чтобы дети понимали, что такое свободное владение телом, и не растерялись, когда столкнутся с современной постановкой.

– Теперь вам приходится конкурировать с Академией танца Бориса Эйфмана.

– С 1 по 3 июня в нашей академии будет набор – в 278-й раз. Петербуржцы знают, что ежегодно в это время у входа в академию на улице Зодчего Росси выстраивается большая очередь: желающих поступить очень-очень много. Принимаем детей в возрасте 10 – 11 лет, переходящих в 5-й класс, закончивших начальное образование. У нас госзадание – принять шестьдесят человек. Приезжают из разных городов страны. Конкурировать с Академией Бориса Эйфмана неуместно, эта школа набирает детей в третий раз. Родители должны сами выбрать, где их ребенок будет учиться.

Я знаю, что у Бориса Яковлевича введены чуждые классическому танцу предметы: бальный танец, спортивная гимнастика. Система, по которой учат в Вагановской академии, в Московской академии хореографии и в других хореографических училищах нашей страны, проверена не одной сотней лет. Сочетать бальный танец с классическим противопоказано, потому что это портит постановку бедер, портит строение стопы. Я говорил Борису Яковлевичу еще в тот момент, когда он задумал свою школу, а я еще не был ректором академии, что, с моей точки зрения, этого делать не надо, но он отвечал, что докажет свою правоту. Я с удовольствием посмотрю на результат.

Труппа Эйфмана – это авторский коллектив с очень интересным и своеобразным языком. То, что делают артисты Эйфмана, не делают другие артисты, и он своих танцовщиков переучивает заново – естественно, на основе классического балета. Это специфическая хореография, так же как она специфическая у Ролана Пети, у Форсайта... В каждом коллективе танцовщиков немножко переучивали.

Научить сразу всему невозможно, только очень большие звезды могут исполнять разную хореографию, но и для того, чтобы переключиться с одной хореографии на другую, нужно время. Я говорю как человек, который сам на своей шкуре это проверил. Тот, кто не делал этого на сцене, не может понять эти трудности. Я часто привожу пример: вот вы специалист по китайскому языку, а я вам принес японский текст. Вы бы сказали: «Я не знаю этого языка», а я бы ответил: «Какая разница, это ведь тоже иероглифы».

В танце есть абсолютно разные языки. Один из главных споров по этому поводу был между Айседорой Дункан и Анной Павловой, об этом много писали газеты в начале XX века. То же самое сейчас.

– В прошлом году вы возродили балетоведческий факультет. Много желающих посвятить себя изучению балета?

– Да, мы учим балетоведов и менеджеров, концертмейстеров и педагогов-репетиторов. На факультетах много студентов со всей нашей огромной страны. Мне самому часто интересно слушать лекции замечательных педагогов, хотя я немало знаю.

– Вы согласны, что в последние пару лет в Петербурге наблюдается повышенный интерес к современному танцу?

– Благодаря деятельности нашего великого учебного заведения именно Ленинград – Санкт-Петербург стоял в авангарде художественных поисков. Два человека в начале XX века совершили революцию в мире танца – Михаил Фокин и Джордж Баланчин, и каждый пошел по своему направлению. В России было много талантливых балетмейстеров, которые из-за железного занавеса не нашли широкого признания. Это Якобсон, Голейзовский – уникальные мастера, ничуть не меньше значимые, чем Баланчин и Фокин. Есть много коллективов, которые продолжают линию, начатую Айседорой Дункан. Да, сегодня мы видим разные знаменитые труппы, но в основном это гастрольные спектакли... К сожалению, мало интересных постановок российских балетмейстеров.

– Но кого-то из современных хореографов все-таки можете выделить?

– Я не вижу балетмейстеров со своим почерком. Смотря балеты, я могу сразу сказать – это поставил Бежар, а это Пети. У них был свой почерк. Я очень приветствую, когда кто-то из детей проявляет свое видение. У нас учится Максим Севагин, очень одаренный мальчик. В прошлом году он ставил номер на музыку «Венгерской рапсодии» Листа, это была милая детская постановка. В этом году он заявил, что будет ставить на первую часть фортепианного концерта Прокофьева. Я скептически улыбнулся. А он сделал очень интересную работу. В рамках «Творческой мастерской молодых хореографов» на сцене Мариинского театра его постановка выгодно отличалась от остальных. Это было очень приятно и радостно. Конечно, это был успех не только Максима, но и педагогов, которые ему помогали. У Севагина еще нет сценического багажа за плечами, но я возлагаю на него большие надежды, он создал не рядовое произведение. И если не останавливаться в творческом развитии и продолжать расти, работать прежде всего над собой, из него получится балетмейстер.

У нас есть балетмейстерский факультет, но там учатся артисты, которые работают, и их почерк сформирован в зависимости от того, в каких труппах они танцуют. Максим Севагин еще нигде не танцевал, у него в этом плане чистое сознание. Если бы он был артистом, я бы по-другому его оценивал.

В завершение нашей беседы хочу напомнить о приеме в академию: мы с радостью ждем всех желающих учиться у нас, смотрите информацию по вступительным экзаменам на сайте. И до встречи!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 21, 2015 1:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015052105
Тема| Балет, Benois de la danse
Автор| Татьяна Кузнецова, балетный обозреватель «КоммерсантЪ»
Заголовок| Балетный «Оскар» 
Benois de la danse: как все устроено
Где опубликовано| © Snob.ru
Дата публикации| 2015-05-21
Ссылка| http://snob.ru/selected/entry/92523
Аннотация|

26 и 27 мая на исторической сцене Большого театра пройдет двухдневный фестиваль Benois de la danse. В первый вечер жюри назовет лучших артистов, хореографов, композиторов и спектакли 2014 года, лауреатам вручат победные статуэтки. «Сноб» разбирается, что такое Benois de la danse и действительно ли победят лучшие из лучших

1. Рождение

Международный балетный приз Benois de la danse, названный в честь Александра Бенуа, художника-мирискусника, друга и соратника Дягилева, появился на свет еще в советские времена: в 1991 году. Его породили две энергичные дамы из среднего управленческого звена Большого театра — Нина Кудрявцева и Регина Никифорова. Обе до сих пор возглавляют Benois de la danse, первая в качестве арт-директора, вторая — генерального. Бессменным председателем жюри все эти годы является Юрий Григорович. Приз денежного содержания не имеет и представляет собой статуэтку — двух андрогинов, распахнувших друг другу объятия, — работы правнучатого племянника Бенуа, английского скульптора Игоря Устинова. Первая церемония награждения прошла в Большом театре в апреле 1992 года, сопровождалась гала-концертом номинантов и лауреатов.

2. Взросление

Уже через год конкурс был взят под патронаж ЮНЕСКО, получив изрядный международный резонанс, несмотря на то что в его ранние годы лауреатами непременно становились московские артисты. В 1995 году, после увольнения Юрия Григоровича из Большого театра, «Бенуа» стал скитаться по миру: гала и награждения проводились в Париже, Варшаве, Берлине, Штутгарте. Путешествия пошли конкурсу на пользу: кругозор организаторов расширился, артисты Большого исчезли из поля зрения, судейство стало более независимым, и популярность состязания возросла — тогда-то конкурс и стали именовать балетным «Оскаром». После семилетнего перерыва вслед за своим бессменным председателем Григоровичем Benois de la danse вернулся в Большой и был включен Министерством культуры в федеральную программу «Культурное наследие России». В 2004-м к церемонии-концерту номинантов добавился гала лауреатов прошлых лет, эти два вечера и стали именоваться «фестивалем», приняв на себя и бремя благотворительности — опеку над балетными пенсионерами. В прошлом году Benois de la danse подружился с балетным конкурсом в итальянском Позитано, вручающим каждый сентябрь собственный «приз Мясина». Два «Оскара» договорились об общих гала и других совместных мероприятиях.

3. Правила игры

Сильно отличаются от «оскаровских» по причине камерности процедуры выдвижения и награждения. «Бенуа» присуждается за «выдающиеся творческие достижения в области хореографии и исполнительства за минувший год». Для номинантов возрастных ограничений не существует. Приз может быть вручен неоднократно одному и тому же деятелю хореографии. Побочные номинации (сценаристы, композиторы, художники) варьируются в зависимости от наличия претендентов. Согласно условиям конкурса каждый из шести-восьми избранных организаторами экспертов является и членом жюри. Каждый из экспертов-судей выдвигает своих кандидатов, по одному в каждой номинации. Работы оцениваются заочно — по видеозаписям. Единственное заседание жюри проходит накануне финальной церемонии; бессменный председатель Юрий Григорович имеет два голоса, один из которых решающий. Лауреатов в каждой номинации может быть двое. Призы присуждаются заочно: на церемонию номинанты могут вовсе не приезжать. На церемонии демонстрируются минутные видеофрагменты из выдвинутых работ, приехавшие претенденты могут танцевать любую хореографию — исполнение номинированной роли не является обязательным.

4. Главные скандалы в истории приза

Оба разразились в 2002 году на церемонии в историческом Большом. Первый — по вине Анастасии Волочковой. Точнее председателя жюри, присудившего ей приз за исполнение роли Одетты-Одиллии в своем возобновленном «Лебедином озере». Вручавший статуэтку современный хореограф Анжелен Прельжокаж весело пережидал свист, топот и не понятые им крики зала, в то время как вторая лауреатка, этуаль Парижской оперы Орели Дюпон, приписала ярость публики себе и едва сдержала слезы. Второй скандал обеспечил неисправимый отечественный консерватизм: зрителей возмутил эпизод из номинированного спектакля Яна Фабра «Мои движения одиноки, как бездомные псы», ставшего сенсацией Авиньона и выдвинутого на приз директрисой Парижской оперы Брижит Лефевр. Эпизод, воспроизводящий женскую мастурбацию, уязвил любителей балета в самое сердце; но вопли «Долой со сцены!», улюлюканье, заливистый свист не помешали замечательной танцовщице Эрне Омарсдоттир закончить свою великолепную работу. С тех пор наиболее радикальные разновидности современного танца в конкурс не допускаются. Хотя актуальные произведения, позволяющие отследить мировую балетную моду, регулярно попадают в концерт номинантов.

5. Кто победит в этом году

С большой долей вероятности можно предугадать, что на сей раз лауреатами станут премьеры Большого театра Светлана Захарова и Денис Родькин, номинированные за исполнение ролей в балете Юрия Григоровича «Легенда о любви». Можно также предположить, что помимо наших классиков лауреатами сделают и актуальных иностранцев — для объективности конкурса. А вот кого из них — предсказать невозможно. В номинации «Лучшая танцовщица» — пять прима-балерин из ведущих мировых театров, в списке «лучших танцовщиков» шесть человек (включая знаменитого хореографа Акрама Хана), но никого из них в номинированных ролях мы не видели. Конкурс хореографов на сей раз силен как никогда: в 2014 году звезды оказались благосклонны к творцам с мировыми именами, балеты пятерых из них попали в конкурс. Соревнуются композиторы: наш Константин Меладзе, написавший балет «Великий Гэтсби», и англичанин Джоби Тэлбот, сочинивший шекспировскую «Зимнюю сказку». Сражаются либреттисты: американец Дуайт Роден, переработавший «Великого Гэтсби», и норвежка Марит Моум Ауне, написавшая «Привидения». И только сценограф Джон Макферлейн, оформивший балет «Колибри» в Сан-Франциско, вне конкуренции: он в конкурсе один.

6. Что покажут 26 мая

Церемонию. Она будет максимально короткой. И хотя речей не предусмотрено (возможны лишь совсем короткие реплики), представление членов жюри, выход номинантов, показ видеофрагментов, вручение статуэток займут неизбежные минут сорок. В первом отделении концерта ведущие солисты дюссельдорфского Балета на Рейне покажут изрядный фрагмент авангардного балета «Глубокое поле» хореографа-номинанта Мартина Шлепфера. Адажио из свежего «Укрощения строптивой», завоевавшего в этом году «Золотую маску», ответит блистательный отряд премьеров Большого: балетмейстер спектакля, француз Жан-Кристоф Майо, тоже претендует на «Бенуа». Во втором отделении выступят номинированные артисты, но не все. Зато представится уникальная возможность увидеть танцующим великолепного молодого хореографа-номинанта Александра Экмана: швед исполнит номер, поставленный им специально к этому концерту. Кумир балетоманов Иван Васильев выйдет в роли горбуна Квазимодо, сопровождая номинированную Эсмеральду — Николетту Манни из Ла Скала. И пример балетного глобализма: кубинцы из Норвегии исполнят сцену из «Онегина» Чайковского — Пушкина в постановке южноамериканца Джона Крэнко. Словом, на этот концерт надо попадать тем, кто предпочитает свежие впечатления и актуальную хореографию. По сути, концерт номинантов — единственная возможность увидеть, чем жил балетный мир в прошлом году.

7. Что будет 27 мая

Добротный гала с громкими именами и десятилетиями проверенным репертуаром. Подзаголовок «Хореографы ХХ века: от Михаила Фокина до Матса Эка». То есть двенадцать разностильных и разнокалиберных номеров от сен-сансовского «Умирающего лебедя» в исполнении Ульяны Лопаткиной до соло из балета Эка «Редиска». Не будет разве что фуэте. А так — и советская классика, и французская эстрада, и английские любовные дуэты, и голландский неоклассицизм. Словом, балетный пир на любой вкус. За что и ценят этот странный конкурс-фестиваль — Benois de la danse.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 4 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика