Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 29, 2015 8:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042901
Тема| Балет, XIV Международный балетный фестиваль Dance Open (СПБ)
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Па-де-СПб
В Петербурге закрылся Dance Open

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №75, стр. 11
Дата публикации| 2015-04-29
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2718800
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Стас Левшин

XIV Международный балетный фестиваль Dance Open завершился на сцене Александринского театра гала-концертом ведущих солистов мировых трупп. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

В этом году фестиваль Dance Open потчевал публику современным балетом (см. "Ъ" от 24 и 27 апреля), однако под финал решил приготовить блюдо на любой вкус: в программе гала хореографы-современники чередовались с классиками XX столетия, аргентинским степом, американским фанком и ортодоксальными па-де-де.

Современный балет, который представляла ведущая пара из лондонского Королевского балета, проиграл всем. Статная Мелисса Хэмилтон и высокий темнокожий Эрик Андервуд исполнили дуэты Уэйна Макгрегора и Кристофера Уилдона так, будто их поставил один и тот же автор, причем третьестепенный. Артисты, проигнорировав нервную рефлексию, чувственность и телесный экстрим, акцентировали прогибы-шпагаты-перевороты, что дало повод петербургским поборникам классического танца лишний раз обвинить современных авторов в "голом акробатизме".

Недостаток душевности восполнили английские классики. Правда, чувствительное прощание Маши и Вершинина из "Зимних грез" Макмиллана, в котором объятия и верхние поддержки чередуются с уж очень советскими двойными перекидными героя, не выглядело шедевром даже в безупречном исполнении премьеров "Ковент-Гардена" Сары Лэмб и Вадима Мунтагирова. Зато "Голоса весны", поставленные Фредериком Аштоном на музыку Штрауса, зазвучали во всю свою оптимистическую силу благодаря невесомой, изумительно точной и при этом упоительно раскованной Марии Кочетковой, сопровождаемой надежным партнером Жоаном Боадой (бывшая москвичка ныне украшает Балет Сан-Франциско).

Аргентинские братья-близнецы Ломбард — тощие, с вздыбленными волосами, похожие на веселых зомби — отбили забористую чечетку на музыку Пьяццоллы к полному восторгу зрителей, не отважившихся, однако, отстукивать синкопы собственными ногами, как призывали исполнители. Раста Томас, основатель группы Bad Boys of Dance, с Альбертом Блейзом, одним из лучших "плохих парней", тоже изо всех сил забавляли публику, перемежая мюзик-холльные подтанцовки разножками, "козлами" и классическими турами в воздухе. Но где им было тягаться с профессиональными "классиками", устроившими на этом гала настоящие Олимпийские игры по прыжкам и вращениям.

Вообще-то бравурные классические па-де-де давно уже стали разновидностью спорта. Их первоначальные версии, нашпигованные вновь изобретенными прыжками, изменились до неузнаваемости: осмысленный танец явно спасовал перед демонстративным трюком. На петербургском гала русские (Иван Васильев и Елизавета Чепрасова) состязались с кубинцами — Йоландой Корреа и Осиэлем Гунео, обосновавшимися в Норвегии. Справедливости ради заметим, что Иван влетел в па-де-де из "Пламени Парижа" экспромтом — вообще-то он вместе с Денисом Савиным из Большого театра приехал танцевать номер под названием "Андервуд", поставленный им самим. Похоже, начинающий балетмейстер имел в виду "ундервуд", поскольку вместе с партнером имитировал печатание на пишущей машинке, пытаясь внести в это занятие максимум драматизма, объясняемого, вероятно, муками творчества писателя. Балетмейстерский дебют Васильева успеха не имел, в отличие от его фирменного па-де-де, вызвавшего бурю восторга, несмотря на чрезвычайную корявость нашего главного прыжкового рекордсмена. Иван сделал все, что от него ждали: разножки с поворотом, двойные револьтады и даже уникальные тройные содебаски, но выглядело это так, будто трюкачит солист-народник.

Ровесник Васильева Осиэль Гунео, исполнявший столь же трюковое па-де-де Дианы и Актеона, побил россиянина на его же территории, причем по всем статьям: по чистоте, технике, высоте прыжка, координации, вращению. Темнокожий высокий красавец, одетый в идиотскую золотую юбочку, летал на уровне бельэтажа, распахнув ноги в отточенном шпагате. Вертел большие пируэты на любой скорости и в любых количествах. Делал круг "козла" в таком изысканном прогибе, что ансамблевое, по существу, движение наполнялось классическим совершенством. И завершал все свои подвиги в безупречных позициях, подчеркивая их с кошачьей грацией.

Партнерш двух соперников нечего и сравнивать: кубинка Йоланда Корреа кроме отменной выучки и благообразной формы сильных ног обладает уникальным апломбом — умением стоять на пятачке пуанта без всякой поддержки. Стоит она, будто прибитая гвоздем, так долго, что приходится отменять добрую половину движений адажио. А еще она вертится, как мужчина, запросто проделывая шесть неторопливых оборотов на пуанте, И поскольку может ускорять вращение по своей прихоти, запросто укладывает в музыку тройные фуэте. Словом, эта парочка, едва ли имеющая возможность в современном Осло блеснуть своими достижениями, в Петербурге разошлась вовсю. И хотя в их исполнении от академических редакций классических па-де-де остались рожки да ножки, петербургские ревнители балетного благочестия претензий не предъявляли, безоговорочно признав кубинцев победителями силой и продолжительностью оваций. Но у русских есть шанс взять реванш на следующий год: ведь такие демократичные (чтобы не сказать — попсовые) гала являются неизбежной платой фестиваля Dance Open за возросшую интеллектуальность основной программы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 5:17 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 29, 2015 8:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042902
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Диана Вишнёва
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «В классике мне сейчас тесновато и скучновато»
Диана Вишнева о двадцатилетии своей творческой деятельности

Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Weekend" №16, стр. 20
Дата публикации| 2015-04-29
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2713233
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Александр Гуляев

Диана Вишнева — прима Мариинского и Американского балетного театра (ABT), инициатор и героиня трех личных проектов ("Красота в движении", "Диалоги" и "Грани"), абсолютная рекордсменка по количеству завоеванных балетных "Золотых масок" и просто мировая звезда,— отмечает 20-летие творческой деятельности. Отмечает очередным проектом, который так и назвала — "Двадцать" и который по масштабу превосходит все сделанное ею ранее. Юбилей Дианы будут справлять оба главных театра России — Мариинский и Большой. И не поочередно, а вместе, в одной программе, которую 5 мая увидят зрители Петербурга, а 11 мая — Москвы. Фактически труппам предстоят обменные гастроли, поскольку каждая из них представит сцену многолюдного бала из любимых спектаклей Дианы: петербуржцы — второй акт "Золушки" в постановке Алексея Ратманского, москвичи — третий акт "Онегина" в хореографии Джона Крэнко. Золушку и Татьяну юбилярша станцует с выбранными ею столичными кавалерами — Константином Зверевым (Мариинка) и Александром Волчковым (Большой). Между бальными грандиозностями балерина поместила камерный номер Ханса ван Манена "Старик и я" — о разделенной любви, но так и не состоявшейся совместной жизни немолодой пары. Его она исполнит со своим давним другом и партнером Владимиром Малаховым — бывшим интендантом Берлинской Штаатсопер, который первым призвал Диану Вишневу в свой театр в качестве "приглашенной звезды". Татьяна Кузнецова расспросила Диану Вишневу о том, собирается ли она заканчивать карьеру и что изменилось за прошедшие 20 лет

Женщины обычно скрывают возраст, балерины — тем более. А вы демонстративно назвали свой бенефис "Двадцать" — это типовой срок службы артиста балета. Подводите итог карьеры?

Дело не в возрасте, балетном и человеческом. Для меня и 10, и 20 лет важны как определенный этап. И праздник, конечно. На Западе умеют окружить артистов вниманием, красиво проводить со сцены, у нас такой традиции нет. Я считаю, что это неправильно, надо воздать должное танцовщику, который отдал всю жизнь свою, свои силы, свою душу сцене. Так что я считаю, что мои "Двадцать" — это знаковая история.

Ну, в Париже действительно провожают красиво — устраивают особый спектакль, название выбирает сам бенефициант. Зато всех, независимо от формы, выводят на пенсию в 42 года. Вы считаете, что так лучше?

По-моему, у каждой балерины или танцовщика свой ресурс физических возможностей. Уходить строго в 42 — не думаю, что это правильная история. Но все равно получается не так болезненно, потому что нужные театру артисты переходят на договор.

Ваш бенефис — беспримерен по размаху в истории не только советского и российского, но и императорского балета. Это практически обменные гастроли Большого и Мариинского театров. Как вам удалось такое организовать?

Вообще-то я собиралась отмечать свои "Двадцать" в Мариинском театре совершенно по-другому: думала, что будет гала, что я приглашу всех своих партнеров, многие из которых уже стали хореографами, покажу зрителям неизвестную хореографию — то, что я не танцевала в России. Как-то в разговоре с Владимиром Георгиевичем (Уриным, гендиректором Большого театра.— Weekend) упомянула об этом. И вдруг он говорит: "Почему только в Мариинском? Давайте и у нас, на исторической сцене". Но эта сцена требует совершенно другого масштаба! И тогда я предложила эту идею с участием двух театров. Тут же мы соединились с Валерием Абисаловичем (Гергиевым.— Weekend), он сразу нашел время встретиться с Уриным, и договор был заключен.

Это же огромные деньги. Откуда?

Театры нашли.

Вы так лихо организуете масштабные мероприятия, так ловко умеете сводить вместе важных и нужных людей. Думаете ли вы применить эти способности, возглавив одну из знакомых вам трупп? Или сосредоточитесь на своих проектах?

В Москве уже два года существует мой фестиваль "Контекст". Сейчас я погружена в подготовку третьего. Мне важна художественная идея. Причем даже в моих собственных проектах она направлена не только на меня. Мне важен процесс самопознания, я отдаю себя на растерзание хореографам...

Так вы получали предложения стать худруком от серьезных театров? Большой, Мариинский?

Пока нет. У меня много планов, я ими болею, но трудно понять, где — в России или на Западе — их лучше осуществить, где они будут более актуальными и востребованными. Это в 20 лет я любила планировать, сейчас я этим не занимаюсь, я просто осуществляю свои идеи.

А что еще изменилось за 20 лет?

Сейчас каждый год идет за три — и не столько из-за самочувствия физического, сколько психологического. Чувствуешь огромную ответственность и все время уговариваешь себя не бояться, что у тебя что-то не получится. Вот этот момент очень трудный. Я недавно станцевала в Америке "Спящую красавицу", Алексей Ратманский поставил ее по дореволюционным записям. И до последнего дня я говорила своему партнеру: "Знаешь, вообще не верю, что выйду и станцую Аврору в 38 лет". Не потому, что не могу, а потому, что я это уже отпустила, для меня это пройденный этап. В классике мне сейчас тесновато... и скучновато, поэтому я оставила только те роли, которые можно наполнить драматически, где есть развитие образа.

То есть станцевать 20 лет назад "Дон Кихота" на сцене тогда незнакомого вам Большого театра было легче, чем сейчас "Спящую красавицу" в знакомом ABT?

Конечно. Что такое горе от ума, знаете? Познание опыта. В прошлом году я станцевала "Баядерку" в постановке Макаровой. После спектакля она буквально трясла меня: "Ты должна, обязана танцевать классику!" Но связанные с этим физические и ментальные затраты вводят меня в жуткий диссонанс, трудно с ним справляться. И мне намного интереснее другой мир, который я потихонечку создавала для себя с самого начала.

В Мариинском театре никто не имеет такой творческой свободы, как вы. Вы можете располагать своим временем, выступать где угодно, можете неделями танцевать в других театрах. Как вы отстояли эту свободу?

Были большие конфликты и с художественным руководителем, и с директором театра. Одно время я хотела уйти в Большой: туда пришел Ратманский и начиналось что-то интересное. Потом был период, когда мне не давали возможности разъезжать по миру, и я думала, что мне придется уйти. Но, в конце концов, все решает сцена: ты выходишь и показываешь определенные результаты своей работы. И если это, как говорится, имеет резон, то любой конфликт рассеивается.

Со стороны ваша карьера выглядит гладкой и лучезарной. Были ли в ней роковые невезения, о которых никто не знает?

Первый мой выход в Мариинском театре уже в качестве артистки труппы. Мне дали танцевать Гульнару (вторая балеринская партия в балете "Корсар".— Weekend), во мне видели инженю. Это была катастрофа. Естественно, все, что нужно, я сделала, но это было неправильное решение руководства.

Была ли у вас в детстве любимая сказка?

Да. О потерянном времени... Если теряешь время, превращаешься в старика.

Санкт-Петербург, Мариинский театр, 5 мая, 19.00

Москва, Большой театр, 11 мая, 19.00


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 5:20 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 29, 2015 12:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042903
Тема| Балет, Театр оперы и балета УР, Концерт «Чайковский Гранд-гала», Персоналии, Нина Капцова, Ульяна Лопаткина
Автор| Елена Федотова
Заголовок| Две звезды
В Ижевске выступили всемирно известные балерины

Где опубликовано| © Московский Комсомолец - Ижевск
Дата публикации| 2015-04-29
Ссылка| http://izhevsk.mk.ru/articles/2015/04/29/dve-zvezdy.html
Аннотация|

22 апреля на сцене Театра оперы и балета УР имени П. И. Чайковского прошел уникальный концерт «Чайковский Гранд-гала», посвященный 175-летию со дня рождения нашего земляка. В нем приняли участие звезды Большого и Мариинского театров, а также балетная труппа Пермского театра оперы и балета.


Фото: пресс-служба министерства культуры и туризма УР

Накануне 175-летия со дня рождения великого русского композитора Петра Ильича Чайковского поклонники классического балета получили великолепный подарок. В рамках 58-го музыкального фестиваля «На родине Чайковского» при поддержке Главы Удмуртии Александра Соловьева и Правительства УР в Ижевске прошел уникальный концерт «Чайковский Гранд-гала». В нем приняли участие прима-балерина Мариинского театра, народная артистка России Ульяна Лопаткина и прима-балерина Большого театра, заслуженная артистка РФ Нина Капцова вместе с балетной труппой Пермского театра оперы и балета. В этот концерт вошли шедевры, поставленные на музыку Чайковского известными хореографами: М. Петипа, Дж. Баланчиным, Л. Ивановым, Ю. Григоровичем.

Ульяна Лопаткина исполнила ведущую партию в одноактном балете «Ballet Imperial» Дж. Баланчина на музыку 2-го фортепьянного оркестра Чайковского. А Нина Капцова вместе со своим партнером Русланом Скворцовым танцевала фрагмент из балета «Лебединое озеро», а также адажио из балета «Щелкунчик». Зрители увидели также отрывки и па-де-де из балетов «Щелкунчик» и «Спящая красавица».

Очаровательная Нина

Заслуженная артистка России Нина Капцова покорила ижевских зрителей своей неземной грациозностью, очарованием и безупречной техникой исполнения сложнейших па. Трудно поверить, что этой очаровательной балерине уже далеко за 30, а год назад она стала мамой. Как призналась Нина Александровна, заниматься балетом она начала с пяти лет. С детства мечтала стать балериной и танцевать в Большом театре. Она долго и упорно шла к своей цели. После окончания Московской государственной академии хореографии в 1996 году ее приняли в труппу Большого театра, и с тех пор Нина Капцова исполняет ведущие партии во многих балетных спектаклях.

- Я с детства очень люблю музыку Чайковского. А «Лебединое озеро» и «Спящая красавица» - это мои любимые балетные спектакли, - рассказала Нина Капцова перед началом концерта. - Здесь я буду представлять свои любимые партии.

Нина Капцова, как и все балерины, ежедневно занимается у станка.

- Нас приучили заниматься с раннего детства каждый день. С десяти лет у нас проходит так называемый утренний класс, то есть зарядка. И без этого, естественно, никуда, пока не закончишь танцевать. Даже после того как закончишь танцевать, необходимо делать определенную гимнастику. И каждый день надо прилагать усилия над собой, чтобы не спускаться вниз.

Нина Капцова считает, что нужно всегда очень сильно хотеть чего-то, и тогда это рано или поздно непременно сбудется. Нужно не отступать и идти до конца.

- О чем я мечтаю сейчас? Мне бы не хотелось говорить об этом вслух, иначе это просто не сбудется, - говорит Нина. - Могу только сказать, что есть желание поработать с известным хореографом Джоном Ноймайером. Скоро состоится премьера его балета «Дама с камелиями», в которой я участвую.

У Нины Капцовой растет маленькая дочь, и пока трудно сказать, станет ли она балериной, как ее мама.

- У меня маленькая дочь, ей всего один год и два месяца. Я думаю, что если она также сильно захочет танцевать так, как я, тогда я подумаю: отдавать ее в балет или нет. Я знаю, какую высокую цену платят балерины за свои танцы на сцене. Это стоит большого труда, сил и нервов.

Несравненная Ульяна

В отличие от Нины Капцовой, которая впервые выступала в Ижевске, прима-балерина Мариинского театра Ульяна Лопаткина уже не первый раз приезжает в столицу Удмуртии. Ее здесь любят и ждут многие поклонники балета. Но, как призналась сама Ульяна Лопаткина, она никогда не думала, что ее жизнь будет связана с балетом:

- Я родилась в Крыму, в маленьком городе Керчь. В детстве я никогда не думала о том, что стану балериной и буду танцевать в Мариинском театре. Для меня это была запредельная мечта.

После окончания Академии русского балета им. Вагановой Ульяну Лопаткину приняли в труппу Мариинского театра в Санкт-Петербурге. В ее репертуаре - ведущие роли в таких спектаклях, как «Жизель», «Корсар», «Баядерка», «Спящая красавица», «Раймонда». В течение многих лет Ульяна танцевала на самых знаменитых площадках: в Большом театре в Москве, Королевском оперном театре в Лондоне, а также в Париже, Милане, Нью-Йорке и во многих других городах мира.

Но для нее важны не только балетные спектакли и гастроли. Она старается уделять большое внимание своей дочери Маше.

- Моей дочери 12 лет, и она не пошла по моим стопам, чему я очень рада, - говорит Ульяна, - потому что балерине приходится тратить слишком много времени и сил. Балерина – это женщина, лишенная времени для личной жизни. 90 процентов времени уходит на репетиции, концерты и выступления. И всего лишь 10 процентов остаются для семьи. А детям необходима постоянная забота, внимание и любовь. Причем не по скайпу, а любовь тактильная, особенно маленьким детям.

Ульяна подтверждает, что балерины испытывают колоссальные нагрузки. Причем не только физические, но и эмоциональные.

- И даже когда ты закончил рабочий день и возвращаешься домой, ты прорабатываешь в уме все, что не успел доделать. И даже если ты хочешь оставить все за порогом дома, оно все равно остается с тобой даже ночью. Но, с другой стороны, балерины при всех травмах и перегрузках выглядят лучше, чем обычные женщины. Не зря говорят: делайте зарядку, и будете здоровы.

А вот говорить о своих планах Ульяна Лопаткина не любит:

- Я отношусь к каждому дню как к самому главному. О своих планах и надеждах я не считаю нужным говорить. Я не рассказываю о своих мечтах и желаниях. Главное для меня - полностью реализовать то, что дано от Бога. По возможности максимально отработать тот дар, который мне дан. Могу сказать, что мне это приносит не только большую радость, но и большие трудности.

Концерт «Чайковский Гранд-гала» прошел на сцене театра оперы и балета в Ижевске с большим успехом. Хотелось бы верить, что это – не последняя встреча ижевских зрителей со звездами русского балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 29, 2015 5:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042904
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Мария Виноградова
Автор| Нина Александрова
Заголовок| Чемодан балерины
Где опубликовано| © ВТБ VTBRussia
Дата публикации| 2015-04-28
Ссылка| http://vtbrussia.ru/culture/gabt/chemodan-baleriny/
Аннотация|
Шесть пар пуантов, иголки и шпильки — что хранится в чемодане у солистки Большого театра


Иллюстрация © Екатерина Никитина

Работа балерины для зрителей всегда объята романтикой: в ней и невероятная грация, женственность, волшебные наряды, и, конечно же, гастроли по всему миру. Мало кто из сидящих в зале понимает, что образы, созданные на сцене, — это плод часов изнурительного труда, ежедневных классов, репетиций и огромной самодисциплины.

Как же хрупкие балерины перевозят по миру свои вещи? Сколько пар пуантов требуется, чтобы станцевать на сценах Нью-Йорка? И сколько платьев нужно для идеального отдыха? Ответы на эти вопросы VTBRussia.ru узнал у первой солистки Большого театра и исполнительницы роли Ширин в балете «Легенды о любви» Марии Виноградовой.

«У меня с собой шесть пар пуантов»

«Балерины возят с собой решительно все», — улыбается балерина. Исполнительница роли Ширин в балете «Легенды о любви» Мария Виноградова была принята в труппу Большого театра сразу после окончания Московской государственной академии хореографии.

На гастроли Маша начала ездить еще во времена училища: «Мне тогда было 14 лет, балерины вообще рано взрослеют, и свой “балетный” чемодан я укладываю много лет неизменно. Он делится строго на две части: вещи, необходимые для репетиций и выступлений, и вещи для жизни. В “балетном” разделе у меня всевозможные разогревочные вещи, несколько купальников, пуанты, а также грим, нитки, иголки. Все эти вещи занимают очень много места. Я еще очень запасливая и лучше возьму побольше пуантов и репетиционной одежды. Мало ли что».



«Лучше больше» — самый верный в этой ситуации принцип. При подборе «балетного» гардероба Мария всегда отталкивается от того, на сколько едет труппа и с каким репертуаром: «Если мы едем на длительные гастроли, то я беру с собой около шести пар пуантов, учитывая, что я танцую в прочных и выносливых. Они у меня разные: бежевые, классические розовые, пожестче, помягче, некоторые я использую только на репетициях, другие — на сцене. Когда я ездила на последние большие гастроли в Нью-Йорк, у меня было шесть пар пуантов с собой, и еще я прямо в гостиницу заказала коробку новых, для Москвы. Весь этот запас пришлось как-то вместить в чемодан. А вот с одеждой для жизни сложности возникают чаще. Бывает, что я просто не угадываю с погодой и беру одежду невпопад: слишком теплую или слишком легкую, — смеется Маша. — Тогда приходится идти в магазин и что-то экстренно покупать, а это всегда вгоняет в ступор».

Весь этот набор необходимых вещей умещается, как ни странно, в обычный чемодан размера L. «Я счастливая, — пожимает плечами Мария. — Перевесов у меня, несмотря на огромное количество вещей, не было ни разу».

На вопрос же: «Не боитесь ли потерять чемодан с пуантами?» балерина отвечает без запинки: «Ни капли. Ни разу ничего в перелетах не теряла. Но если что, пуантами со мной всегда поделится моя подруга Кристина Кретова (ведущая солистка Большого театра. — Прим. ред.) — у нас одинаковый размер».

Награды

2005 г. — II-я премия Международного конкурса артистов балета и хореографов в Москве (младшая группа, соло).
2006 г. — золотая медаль Международного хореографического фестиваля-конкурса для детей и юношества «Танцевальный Олимп» (3-ягруппа — 16-18 лет, классика, соло)


Чтобы дополнить заданный костюмами образ, балерины возят с собой и косметику, грим для спектакля наносят себе сами. «Сейчас уже нет такого яркого грима, который был у наших предшественниц, — рассказывает Мария, — он стал гораздо спокойнее, конечно же, мы используем плотный по текстуре тон и немного ярче выделяем черты лица, но театральности в гриме стало немного меньше.

Конечно, у каждого спектакля есть своя специфика. В балете «Легенды о любви» главную роль играет восточный мотив, и хочется подчеркнуть это в образе, добавить восточного колорита в грим».

Прическами солисток занимается отдельный гример, но у запасливой Марии в бездонном чемодане всегда есть не один десяток шпилек, сеток для волос и невидимок. На всякий случай.

Для справки

Мария Виноградова родилась в Москве. В 2006 г. окончила Московскую государственную академию хореографии (педагог Наталья Ревич) и была принята в балетную труппу Большого театра. Репетировала под руководством Татьяны Голиковой.В настоящее время репетирует под руководством Нины Семизоровой.

В 2014 году задействована в 6 постановках Большого театра:Уличная танцовщица («Дон Кихот»)Мирта («Жизель» в редакции В. Васильева)Ольга («Онегин» на музыку П. Чайковского, хореография Дж. Крэнко)Ширин («Легенда о любви» А.Меликова, хореография Ю.Григоровича)Жизель («Жизель» в редакции Ю. Григоровича)Сильфида («Сильфида» Х.С. Левенскольда в редакции Й. Кобборга).

Снималась в художественном кинофильме «Двадцать сигарет» (2007 г., студия «Парадиз», режиссер Александр Горновский) и в рекламе фирмы Nike.


Фото: ТАСС, пресс-служба Большого театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 29, 2015 6:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042905
Тема| Балет, XIV Международный балетный фестиваль Dance Open (СПБ), Венский государственный балет
Автор| Лариса Абызова, балетовед
Заголовок| Широка страна моя родная…
Где опубликовано| © Газета "Невское время"
Дата публикации| 2015-04-29
Ссылка| http://nvspb.ru/stories/shiroka-strana-moya-rodnaya-57545
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

На сцене БДТ имени Г.А. Товстоногова в рамках фестиваля балета DANCE OPEN состоялось знакомство петербуржцев с труппой Венского государственного балета.

Хотя эта труппа в России впервые, некоторое представление о ней у нас сложилось по телетрансляциям новогодних концертов Венского симфонического оркестра, в программу которых обязательно включаются балетные номера. В составе коллектива много наших соотечественников, а самые высокие ступени в табели о рангах занимают питомцы Академии русского балета имени А.Я. Вагановой: примы Ольга Есина, Кетеван Папава, Мария Яковлева, премьер Владимир Шишов.

Манюэль Легри хорошо известен петербургской публике как блестящий премьер Парижской оперы. Ныне он больше не танцует, а руководит венской труппой. Программа гостей «Обратный отсчёт» была составлена из постановок, специально созданных для их коллектива, и включала три новых балета молодых хореографов, чьи имена у нас пока не звучали.

Хэлен Пикетт танцевала в труппе Франкфуртского балета, когда им руководил Уильям Форсайт. Говорят, Пикетт преуспела в создании больших эпических балетов, но для первого знакомства петербуржцев с её творчеством выбрали небольшой бессюжетный опус «Сумерки» на музыку Филипа Гласса, Рави Шанкара, Яна Гарбанека и других композиторов. Композиция похожа на узоры в калейдоскопе, где 16 фигурок танцовщиков кажутся пазлами, выпавшими из фона-задника, светящегося то кроваво-красным, то лазоревым, то розовым.

Патрик де Бана, бывший танцовщик-премьер в труппах Мориса Бежара и Начо Дуато, выступил постановщиком балета «Игры ветра» на музыку Первой части Концерта для скрипки ре мажор Петра Чайковского. Центром внимания был солист (Кирилл Курлаев) в широченных красных штанах. Девушки называют такие юбкой-брюками, а на сцене в подобных танцуют гопак. До гопака дело не дошло, поскольку незримый ветер носил исполнителей с большой скоростью. Части тел «ломались», руки у танцовщиков выкручивались, стремились оторваться. Такое членовредительство с музыкой Чайковского не соотносилось. Комбинации варьировались – от сольных до массовых, – но смысл (вернее, его отсутствие) оставался неизменным, и через 18 минут непрерывного урагана «унесённые ветром» наконец исчезли.

Завершал показ балет «Обратный отсчёт» на музыку Джорджа Крама и Макса Рихтера хореографа Наталии Хоречна, бывшей танцовщицы Театра танца Нидерландов. То, что вся программа венцев была названа именем этого балета, свидетельствует об его особом статусе.

Хоречна замахивается на философскую притчу. Некто под названием Человек (Андраш Лукаш) вешается. От тела отделяется Душа (Андрей Кайдановский), которая попадает на тот свет. Происходящее туманно – недаром оно разворачивается в клубах дыма. Персонажи, указанные в программке, только запутывают: Божественный спутник Души (Нина Полякова), чья роль остаётся неясна, две пары, названные Первоосновами (хотелось бы знать, чего именно), Прорицательница (что прорицает, на сцене не показано). Кроме героя, на том свете оказывается цыганка Герта Страгг (её имя, наверное, что-то говорит австрийцам) в исполнении Селин Яну Вэдер, Алкоголик (Михаил Сосновский) и Его Невеста (Анна Шепелева). Новопреставленные покойники и кордебалет забавных ангелов лихо пляшут развесёлые танцы.

Подобный жанр в Вене, возможно, популярен. Видела подобное шоу в ночном ресторане австрийской столицы. Там оно было исполнено лучше и смотрелось к месту, не претендуя на глубокий смысл. Герою спектакля Хоречны происходящее за гранью бытия, видимо, тоже не нравится, поэтому он собственноручно снимает с себя петлю и возвращается к жизни. Тогда в его руки с колосников, то бишь небес, падает светящийся шар, который можно принять за символ души, необходимой ожившему. Но… герой выпускает шар из рук, и тот взмывает ввысь. Опять мёртв? Или решил, что без души жить лучше? Тут-то, вероятно, и начинается заявленный «обратный отсчёт». Но зрителям правила счета по-венски так и остаются неведомы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 29, 2015 9:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042906
Тема| Балет, XIV Международный балетный фестиваль Dance Open (СПБ)
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Быстрее, выше, умнее
В Санкт-Петербурге завершился международный фестиваль балета Dance open

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6663 (92)
Дата публикации| 2015-04-29
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/04/30/dance.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Одно из главных достижений сезона на сцене Dance open - Венский Штаатсбалет с программой трех авторов "Обратный отсчет". Фото: Angela Sterling

Фестиваль Dance open никогда не жалуется. От того ли, что к своему 14-му сезону он радостно ведет подростковые балетные мастер-классы, из которых вырос, а подготовка смены способствует оптимизму. Или от того, что его дирекция уже привыкла в главном рассчитывать на себя и потому не опускает рук ввиду скудеющего бюджета. В этом году Dance open честно предупредил, что на пышную церемонию награждения (к которой все так легко привыкли) и даже просто на призы (в виде роскошного хрустального слепка стопы Анны Павловой) можно не рассчитывать. Ибо выбирать дирекции пришлось между красивым светским праздником и первыми гастролями в России Венского Штаатсбалета с актуальной программой. Делайте выводы - Dance open выбрал второе.

Выбор этот - чистый симптом. В программе фестиваля этого года очевиден крен в сторону "балета с умом", интеллектуальной хореографии, к которой в наших широтах и особенно в цитадели академического балета Санкт-Петербурге отношение натянутое. Притом собиралась программа не по формальным признакам, а тоже с умом. Фестиваль собрал лучшие достижения сезона знаменитых трупп: на сцене были Датский национальный балет со специально сделанной для Петербурга гастрольной версией премьеры "Обратно к Баху", весьма капризный к условиям гастролей Большой театр с прогремевшим "Укрощением строптивой" Жана-Кристофа Майо и уже упомянутый Венский Штаатсбалет с программой трех авторов "Обратный отчет". Что ни пункт афиши, то продюсерский подвиг.

Датчане во главе с неувядающим и в свои 82 мэтром Хансом ван Маненом покоряли взвешенным как всегда радикализмом. Танец вроде бы собран из привычных па, а выглядит завораживающе. Балет Большого, вывозящий новинку по Шекспиру из родных стен только второй раз, сорвал в вечно ревнующем по части балета Петербурге небывалый успех, так что имя хореографа Жана-Кристофа Майо тамошние театралы выучили без запинки. Главной интригой назначили Wiener Staatsballett, единственный раз показавший "Обратный отсчет" на сцене БДТ. Интрига была тройная: это первые за почти 400-летнюю историю венского балета гастроли в России. Любимец отечественной публики парижанин Манюэль Легри, возглавивший ее несколько сезонов назад, сменил приоритеты труппы со среднего уровня классики на отличного уровня актуальный балет. Наконец, в Вене удивительный состав труппы: четверо из пяти солистов и пятеро из шести солисток окончили русские балетные школы, причем три девушки - настоящие петербургские "вагановки", и бывалые театралы узнали ("как она быстро выросла!") Кетеван Папаву.

Понятно, что традиционно напичканный звездами финальный гала собран не для удивления критиков, а для удовольствия самой широкой публики, но и при этом подходе Dance open умудряется покорять и восхищать. Очередной умный подход (теперь уже режиссуры) представил цветным монолитом скучновато спортивный ракурс Королевского балета Ковент Гарден от Мелиссы Хэмилтон и Эрика Андервуда и свежий ветерок вальса "Голоса весны" невесомой звезды Балета Сан-Франциско Маши Кочетковой с Хуаном Боада. Вечный мальчик Американского балетного театра Даниил Симкин вместе с партнершей Изабеллой Бойлстон наверчивал американскую классику "Звезды и полосы" в хореографии Баланчина, а Иван Васильев с партнершей выжимал заковыристые прыжки "Пламени Парижа". Привычный лоск балетных гала сбили три мужских дуэта. Иван Васильев, пробующий силы как хореограф, разделил заботы с коллегой из Большого театра Денисом Савиным в крошечном "Андервуде", бойкие Bad boys - Альберт Блэйз и сам Раста Томас зажигали в хулиганском фанке, а открытием вечера стали инопланетные аргентинцы близнецы Ломбард, танцующие нежным степом Пьяцоллу. Однако сделали вечер кубинцы из Норвежского национального балета, обрубившие хореографии Агриппины Вагановой в "Эсмеральде" потрясающим уровнем танца. Громадный Осиэль Гунео, чье сложение будто не располагает к виртуозности, осенял сцену чистыми двухметровыми прыжками, а его партнерша Йоланда Корреа могла стоять на пуанте с минуту и безусильно наверчивать невероятные тройные фуэте.

От Dance open на прощание - никаких опрокинутых лиц, наоборот: они знать не хотят про кризис и придумали программы до 2019 года. Все-таки балет - искусство неисправимых оптимистов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 30, 2015 6:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043001
Тема| Балет, XIV Международный балетный фестиваль Dance Open (СПБ)
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Гламуром пожертвовали ради искусства
Международный фестиваль балета Dance Open прошел в Санкт-Петербурге

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-04-30
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-04-30/8_glamour.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Lombard Twins на фестивале Dance Open-2015. Фото РИА Новости

Чтобы в кризис провести один из старейших в России фестивалей балета, пришлось отменить помпезную церемонию вручения премии Dance Open. Слишком дороги оказались уникальные призы (хрустальные реплики со слепка ноги Анны Павловой) и гламурная тусовка, которая ежегодно проходила в Мраморном зале Российского Этнографического музея, собирая весь звездный северостоличный бомонд.

Традиционные мастер-классы педагогов Вагановской академии и Мариинского театра между тем не отменили. Они, как всегда, собрали юных участников со всего света. Средств на приглашение балетных звезд тоже не пожалели, сохранив высокий профессиональный статус фестиваля и в очередной раз подарив публике немало сюрпризов.

В афишу Dance Open-2015 вошли программа одноактных балетов Нидерландского театра танца (NDT) Back to Bach, триумфатор «Золотой маски» – «Укрощение строптивой» (Большой театр). Но главной сенсацией стали гастроли Венского государственного балета. Труппа, которой без семи лет четыре столетия, в России никогда не бывала. Однако это очень своевременный приезд не просто потому, что он – первый. Wiener Staatsballett – наглядный пример плодотворной и эффективной широты взглядов. То, что труппа интернациональна, сегодня никого не удивляет, к этому в балетном мире давно привыкли. В назидание миру вообще танцующий социум умеет вобрать все краски, не растворяя их, а творчески претворяя в новые и новые миры. Почтенная венская труппа всегда была адептом академизма, так что вполне логично было приглашение на пост худрука Манюэля Легри, всесветно знаменитого премьера другого оплота классики – Парижской оперы. А в результате репертуар пополняют не только сочинения корифеев всех веков, от Мариуса Петипа до Дэвида Доусона, но и опыты совсем юных. Приобщение к актуальным идеям и техникам не сокрушает накопленного за четыре века, не оскверняет священных имен, некогда тесно связанных с австрийской труппой и таких же продвинутых для своего времени Новерра, Перро или Марии Тальони.

В Петербург тем не менее венцы привезли не радикалов, а тех, кто скорее олицетворяет собой преемственность поколений, демонстрируя способность переосмыслить и творчески развить уроки мэтров. Это по крайней мере касается авторов двух из тройчатки составивших фестивальный вечер одноактных балетов.

Американка Хэлен Пикетт более 10 лет танцевала во Франкфуртском балете Уильяма Форсайта, а ныне преподает технологию его импровизации. В собственной хореографии от этого наследства тоже не отказывается. Форсайтовы мотивы, правда без его вызова и хлесткости, органично вошли в поэтичную картину мира, которую хореограф создала в балете «Сумерки» на музыку Филипа Гласса, Рави Шанкара и др.

Уроженка Братиславы Наталия Хоречна восемь лет танцевала в Гамбурге, шесть – в NDT. У Джона Ноймайера, должно быть, переняла пристрастие к философским темам и танцевальным трактовкам литературы, а в NDT – юмор (подчас черный) и бесстрашие в смешении жанров и стилистик. Свой балет «Обратный отсчет» на музыку Джорджа Крама, Макса Рихтера и др. она поставила по бестселлеру знаменитого гипнотерапевта Майкла Ньютона «Путешествие души» и все же слегка путалась в дозировке патетики и иронии, рассказывая историю жизни после смерти.

Более других участников знаком российской публике Патрик де Бана, экс-премьер Мориса Бежара и Начо Дуато. Но своих учителей он совсем не напоминал. И свидетельствовало это вовсе не о самобытности его «Игр ветра». В безмолвном искусстве танца особенно видно, когда постановщику нечего сказать. Гиперактивными становятся руки, навязчиво однообразными прыжки и вращения. Много пафоса. Очень много наигрыша. Жаль, что только это навеяла хореографу музыка Петра Чайковского.

Финальной точкой фестиваля, как обычно, стал грандиозный гала, представивший в концертных номерах едва ли не всю историю мирового балета – от Августа Бурнонвиля до Уэйна Макгрегора, от Василия Вайнонена до Юрия Посохова. На сцене Александринского театра выступили гости из Ковент Гарден, Балета Сан-Франциско, ABT, NDT, Датского королевского и Гамбургского балетов, Большого, Мариинского и Михайловского театров.

Всякий раз устроители Dance Open отыскивают по всему миру танцевальную, но не балетную сенсацию. В этом году зажигали Братья Ломбард (Lombard Twins). Поклонники Майкла Джексона, партнеры «отца фанка» Джеймса Брауна и «короля мамбо» Тито Пуэнте, прославившиеся в фильмах «Шаг вперед 3D» и «Шаг вперед: все или ничего», близнецы из Аргентины показали фрагмент своей программы «Ломбарды танцуют Пьяццолу», выдав такую чечетку с мотивами танцев аргентинских гаучо, что полный зал завзятых балетоманов с фанатским драйвом пел и подхватывал завораживающий ритм. Гвоздем же собственно балетной программы стала пара из Норвежского национального балета – Йоланда Корреа и дебютант фестиваля Осиэль Гунео, выученики кубинской балетной школы. Балерина с фантастическим многосекундным апломбом и скульптурно сложенный танцовщик с невероятным прыжком переиграли даже по обыкновению демонстрировавшего гладиаторскую мощь Ивана Васильева и с полным правом венчали гала, исполнив па-де-де Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 30, 2015 6:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043002
Тема| Балет, XIV Международный балетный фестиваль Dance Open (СПБ)
Автор| Ярослав Тимофеев
Заголовок| Фестиваль Dance Open продемонстрировал дружбу народов в эпоху селфи
Где опубликовано| © газета "Известия"
Дата публикации| 2015-04-29
Ссылка| http://izvestia.ru/news/586066
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Санкт-Петербурге завершился 14-й ежегодный балетный форум


фото предоставлено пресс-службой фестиваля Dance Open/Стас Левшин

В последние годы фестиваль Dance Open активно осмыслял вторую часть своего названия: помимо открытости к новым балетным стилям, появилась и географическая открытость, которая в сегодняшней России становится всё более затратной и всё более ценной.

Старт 14-му фестивалю дал Национальный балет Нидерландов, впервые показавший за пределами родных стен программу «Возвращение к Баху». Затем приехал Венский государственный балет, никогда еще не бывавший в России. Но судить о традициях этой компании с 400-летней историей петербуржцам уже не пришлось: худрук Манюэль Легри за последние 5 лет провел кардинальную реновацию труппы, перебросив ее с академического тыла на фронты нового хореографического языка. Судя по фестивальному вечеру, битва идет с переменным успехом: ни один из трех балетов («Сумерки» Хэлен Пикетт, «Игры ветра» Патрика де Баны и «Обратный отсчет» Наталии Хоречны) не был вполне убедителен, да и сам их подбор не назовешь удачным. Зато труппа к экспериментам явно расположена — выкладывается в каждом из испытаний, на которые обрекает ее Легри.


Dance Open/Стас Левшин

Еще одной гастрольной премьерой стал первый выход «Укрощения строптивой» Жана-Кристофа Майо из стен Большого (увы, без оркестра, как и все вечера Dance Open). Интереса к этой работе французского мастера хватило, чтобы продать все билеты на два сеанса «Укрощения» подряд.

Бессменный лидер фестиваля Екатерина Галанова перед началом ею же срежиссированного гала рассказала о том, как Dance Open боролся с кризисом и как победил. Запланированную программу сохранили в полном объеме, благородно пожертвовав лишь одним «незрительским» пунктом — корпоративным праздником под названием «премия Dance Open». В качестве компенсации прямо на гала-концерте Галанова вручила президентские грамоты и медали участникам давнего балетного вечера, который Dance Open устроил во время Олимпиады в Сочи. Церемония была сверхскоростной: за минуту наградили семерых солистов, проследовавших из одной кулисы в противоположную, почти не останавливаясь.

Обычно гала формировался из выступлений лауреатов премии. На сей раз он был «внеконкурсным», и это пошло на пользу делу. Библейский принцип «всякой твари по паре» и лаконизм позволили за три часа представить краткую историю танца от Петипа до Макгрегора.


Dance Open/Стас Левшин

Пожалуй, наименее выигрышное место в этом ковчеге занял как раз английский модерн, представленный дуэтами Макгрегора и Уилдона. Оба номера были исполнены одной и той же парой (Мелисса Хэмилтон и Эрик Андервуд) с такой эмоциональной отстраненностью, что на первый план вышла гимнастика.

Не стали большим откровением и два мужских дуэта, представлявших «попсовую» территорию современного танца: Раста Томас и Альберт Блэйз с веселой и бессмысленной акробатикой и братья-чечеточники по фамилии Ломбард, игравшие роль скоморохов вечера. Виртуозно оттопав по авансцене каблуками, братья попытались завести зал интерактивом. Зал, видимо, воспринял это скорее как попытку себя развести: настойчиво преподаваемые братьями синхронные хлопки, топот и крики иссякали через несколько секунд.

Больший успех выпал исполнителями неоклассических номеров. Фрагмент из баланчинского Stars and Stripes смотрелся свежо и сочно, во многом благодаря энергетике невысокого и подвижного Даниила Симкина. В каждом его шаге чувствовалась натянутая внутренняя струнка, а в моменты прыжков и безупречно чистых пируэтов эту струнку будто цепляли, заставляя бодро вибрировать.

В дуэте из «Упоения сиренью» Посохова блеснула Мария Кочеткова, отыгравшись за менее яркий выход в «Голосах весны» Аштона. Мраморная отточенность поз, изысканные движения и поддержки умопомрачительной красоты не давали оторвать от нее взгляд (в чем, конечно, заслуга и ее партнера Жоана Боады).


Dance Open/Стас Левшин

Иван Васильев в паре с Денисом Савиным показал свою миниатюру «Андервуд» на угрюмую минималистскую музыку Макса Рихтера. Дерганый, эклектичный язык не выявил в 26-летнем Иване прирожденного хореографа. Впечатление спасала отменная синхронность в выполнении зеркально симметричных движений.

Впрочем, Васильеву была дана возможность закрасить неудачу фирменными прыжками в па-де-де из «Пламени Парижа». Прыжки, как всегда, впечатлили благодарный зал — несмотря на то, что из них уходят полетность и чистота. Васильев всё больше превращается из премьера в мачо. Самолюбование — приправа, которая в небольших количествах украшает танцовщика — здесь переходила границы приятного.

Виртуальный приз «лучшему солисту вечера» Васильев упустил. Это стало ясно, как только в па-де-диан из «Эсмеральды» вышел кубинец Осиэль Гунео в колоритном дуэте с Йоландой Корреа. Гунео умеет завершать гран-пируэт так непринужденно, будто готов крутиться еще и еще. С началом его жете-ан-турнан зал ахнул от восторга: Коррео вертится мгновенно, а в прыжке надолго зависает, передавая зрителям физический восторг полета.

Его партнерша тоже выдавала чудеса техники: ее скульптурный апломб казался бесконечным и необъяснимым. Корреа и в первом отделении была лучшей, танцуя ту же Эсмеральду с еще одним коллегой по Норвежскому национальному балету Йоэлем Кареньо. Вообще балет Осло, как оказалось, если не цитадель живой классики, то как минимум сверхуспешный продюсерский центр, умеющий заманить самую одаренную молодежь.

Финальный парад всех участников вечера, поставленный на музыку из «Вильгельма Телля» Россини, вышел настоящим апофеозом мастерства: за несколько секунд каждая пара успевала дать «дайджест» своего номера или просто показать что-нибудь из пределов балетно-цирковых чудес. В конце два десятка артистов сформировали красивую многофигурную композицию, украшенную салютом и вскоре брошенную ради группового селфи — разумеется, спиной к аплодирующей публике. Публика не обиделась: балетное пиршество свершилось, так что повара заслужили право на самолюбивую фиксацию своего триумфа.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июн 08, 2017 10:22 am), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 01, 2015 8:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043101
Тема| Балет, МТ, Юбилей, Персоналии, Диана Вишнёва
Автор| Наталья Черных
Заголовок| Диана Вишнева станцует свои любимые партии в Мариинском
Знаменитая балерина отмечает 20-летие творческой деятельности на сцене Мариинки

Где опубликовано| © газета "Московский Комсомолец" СПб
Дата публикации| 2015-04-30
Ссылка| http://spb.mk.ru/articles/2015/04/30/diana-vishneva-stancuet-svoi-lyubimye-partii-v-mariinskom.html
Аннотация|

Казалось бы, слово «юбилей» никак не вяжется с именем балерины Дианы Вишневой. Зрителю она до сих пор кажется юной дивой, а между тем на сцене Мариинского театра танцовщица провела 20 лет.


Фото: timeculture.ru

Вроде бы только вчера Диана дебютировала в балете «Дон Кихот» — и вдруг уже такая солидная дата! Двадцатилетие решили отпраздновать на славу. Балерина уже порадовала публику 28 апреля балетом «Жизель», где станцевала главную партию. Теперь поклонников ждут творческий вечер «Двадцать» (он пройдет 5 мая на сцене Мариинки-2) и фотовыставка «Двадцать», уже открывшаяся в историческом здании театра.

К слову, на счету Вишневой четыре версии «Жизели», и в каждой она — разная. Сама балерина считает, что, как только спектакль закончился, он умер, поэтому «Жизель» и не могла повториться. Творческий вечер «Двадцать» на сцене Мариинки-2 тоже продемонстрирует совершенно разную танцовщицу и актрису, которой рукоплескали зрители всего мира. Диана способна воплотить на сцене, кажется, любого персонажа и сыграть любую эмоцию: нежность и игривость, женственность и глубину, строптивость и ребячливость. Неизменно одно: все героини балерины ищут любви.

В бенефис звезды включены отрывки из спектаклей. Именно Диана была первой исполнительницей главной партии «Золушки» — современной хореографической версии балета Прокофьева, поставленной Ратманским для Мариинской труппы. Она играла роль юной растерянной девушки, которая обретает себя через «танец души». Для своего творческого вечера Вишнева выбрала 2-е действие балета с адажио главных героев. Сценическим Принцем и партнером юбилярши станет Константин Зверев.

Балет «Старик и я» Ханса ван Манена будет показан во втором отделении вечера. Он поставлен хореографом в 1996 году для Нидерландского театра танца. Вместе с Вишневой на сцену выйдет Владимир Малахов — «подлинный лирический танцовщик с очень тонкой душевной организацией», известный далеко за пределами России. Впервые Вишнева выступила в паре с ним на гала-концерте, посвященном памяти Рудольфа Нуреева, в Торонто в 1995 году, будучи студенткой Академии Вагановой. По словам Дианы, в миниатюре Ханса ван Манена «важно передать состояние людей, которые не могут быть вместе, но которых многое связывает».

Финалом творческого вечера балерины станет заключительное действие балета Джона Крэнко «Онегин», впервые представляемого на сцене Мариинского театра. Пройдя через страдания, Татьяна в исполнении Вишневой ставит точку в любовной истории, предпочтя зову сердца голос рассудка. Финальный дуэт, полный пыла и отчаяния, особенно любят почитатели таланта балерины. Версия Крэнко требует от танцовщиков не только безупречного владения пластикой, но и танца, наполненного драматизмом, в котором и тело, и глаза обретают голос. И это балерине удается отлично. Вместе с Дианой Вишневой в «Онегине» выступят артисты Большого театра Александр Волчков (Онегин), Артемий Беляков (Ленский), Дарья Хохлова (Ольга), Александр Водопетов (Гремин).

А выставка «Двадцать» до 30 апреля будет проходить в фойе бельэтажа Мариинского театра. На снимках — Диана Вишнева в истории фотографа Карло Джорджи и дизайнера Татьяны Парфеновой. Для знаменитого дизайнера Диана стала музой, вдохновляя на новые творческие идеи и коллекции. Зритель увидит любимую танцовщицу не только в театральном образе, но и в новом амплуа модели. И 1 мая выставка переместится в фойе партера Мариинского-2.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 01, 2015 1:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043102
Тема| Балет, "Золотая маска", Михайловский театр, Мариинский театр
Автор| Елена Ларина
Заголовок| "Белая тьма" – черный мир наркотиков
Где опубликовано| © газета "Трибуна"
Дата публикации| 2015-04-30
Ссылка| http://tribuna.ru/news/2015/04/30/65920/
Аннотация|

Балеты известных европейских хореографов Уэйна МакГрегора и Начо Дуато представили в Москве ведущие петербургские труппы – Мариинский и Михайловский театры.



Казалось, совсем недавно, десяток лет назад, Большой, Мариинка, а за ними и другие российские балетные труппы делали первые попытки освоения европейской и американской хореографии, включая в свой репертуар балеты таких мастеров, как Баланчин, Форсайт, Прельжокаж, Ноймайер, Аштон. Потом на российские сцены пришли Фаски, Начо Дуато, Уэйн МакГрегор. Они принесли нашим танцовщикам новое отношение к телу, открыли танцевальный язык личностного выражения артиста на сцене. Казалось бы, бессюжетные балеты с абстрактными названиями. Но в них притягивает внимание сам танцовщик, который умеет говорить телом – умно, элегантно, иронично, эстетично. В Москве Михайловский театр показал в один вечер три шедевра известного испанца Начо Дуато – "Без слов", "Дуэнде" и "Белая тьма". Начо Дуато три года возглавлял петербургскую балетную труппу и сегодня продолжает сотрудничать в качестве приглашенного хореографа. Дуато бесконечно изобретателен. Он может быть нежен и целомудрен, как в лаконичном балете "Без слов". Эмоционально прозрачная музыка Шуберта отражается в столь же чистых и скульптурных линиях танцевальных дуэтов и трио. В "Дуэнде" – рисунок усложняется, непрерывность движений то сплетается в причудливый орнамент, то вдруг принимает четкие графические формы, порой напоминая иероглифы. Танец как будто проявляется из музыки Клода Дебюсси. "Белая тьма" – спектакль-реквием. Очень личная и трагическая история самого хореографа, у которого 15 лет назад умерла сестра от наркотической передозировки. Тогда же и родился этот довольно жесткий спектакль. Среди молодых людей в черных купальниках, которые играют с белым порошком, девушка в бордовом платье. Все они в замкнутом черном кубе, сзади драпированный, как траурный занавес (художник Джаффар Чалаби). В этом квадрате мечется героиня (Ирина Перрен), кидаясь к белому порошку, который сыпется с неба белым дождем. Она то застывает в забытьи, то впадает в агрессию. В конце концов, белый дождь засыпает девушку совсем. Наступает "белая тьма".

Начо Дуато:

"…Я стремлюсь выражать через танец все, что я вижу вокруг. Это могут быть размышления о социуме или о вневременных вещах, таких как природа, любовь или смерть. Я прочувствовал, насколько это печально, когда молодые люди позволяют наркотикам ломать свои жизни и отправляются в темный мир – настолько темный, что выхода из него нет. Я считаю важным говорить об этом, но стараюсь быть вне каких-либо трендов".

На остросоциальную тему высказался и другой мэтр современной хореографии – британец Уэйн МакГрегор в балете "Инфра" (балет получил специальную премию жюри фестиваля "Золотая маска"). МакГрегор неотделим от ритмов жизни XXI века. "Инфра" тоже реакция на жизнь – тер­акт в лондонском метро. И именно этот балет хореограф предложил танцовщикам Мариинского театра для первого опыта совместной работы. "Инфра" – очень эмоциональный балет, – говорит хореограф. – В нем много мыслей, идей: у каждого человека есть какая-то своя история, но в толпе эти истории теряются; занимаясь привычными повседневными делами, люди могут быть глубоко одинокими. В этом поле идей артистам надо проявить себя". Вот этого "проявить себя" хронически не хватает техничным танцовщикам ведущей труппы страны. Самым сложным для них оказалось просто ходить по сцене не в привычных балетных позициях, а как в жизни. Кажется, они готовы к любой сложности техническим задачам. А вот быть самим собой, личностью на сцене удается не всем. Собственно говоря, об этом и балет. На широкой полосе экрана параллельно живым танцовщикам передвигаются электронные человечки. А на сцене потерянные люди, живущие замкнуто, на выхваченных из темноты световым потоком квадратах. Они все больше походят на компьютерных человечков. Шум подземного метро, неформальные жесты, непроизвольные движения. Что-то произошло. Кто-то ищет кого-то, другой лежит и испуганно оглядывается. В стороне девушка, мимо которой идут прохожие и не замечают ее просьб о помощи. Балет об одиночестве человека среди людей, и даже последний лирический дуэт не рассеивает печали потерь.

Вместе с "Инфрой" в одном вечере был показан и балет патриарха Ковент-Гардена Фредерика Аштона "Маргарита и Арман". У этого балета удивительная судьба. Он создан хореографом для своей музы Марго Фонтейн, которая вдохновляла Аштона в течение 25 лет. И когда великая прима Ковент-Гардена собралась покинуть сцену в начале 60-х годов, Аштон задумал этот балет на сюжет Дюма "Дама с камелиями", где героиня, умирая от чахотки, вспоминает трагичные и счастливые моменты своей любви. Партнером 43-летней Фонтейн стал появившийся в тот момент в Лондоне молодой Рудольф Нуреев. Судьбе было угодно, чтобы этот прощальный спектакль оказался началом новой творческой жизни для родившегося в нем легендарного дуэта. При жизни Аштон запрещал кому-либо прикасаться к своему шедевру, который стал для него неотделим от личностей Фонтейн и Нуреева, он стал частью этих легенд и его собственной судьбы. Только после смерти всех троих в Ковент-Гардене решились оживить красивую историю. Роль Маргариты досталась ярчайшей из танцовщиц XX века – Сильви Гиллем. Кстати, для Лондона ее открыл именно Рудольф Нуреев. Счастье, что она не стала копировать великих предшественников, а нашла свой неповторимый образ. Так, с 2000 года началась новая история балета "Маргарита и Арман", и теперь он в репертуаре многих театров мира. В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко Армана танцует бывший солист Ковент-Гардена Сергей Полунин. В Большом в роли Маргариты Светлана Захарова. В Мариинском Маргарита – Ульяна Лопаткина. Ее партнер в этом балете – тоже танцовщик из Ковент-Гардена, который работает в труппе Мариинки уже 5 лет, Ксандер Париш. Этот дуэт вполне украсил гастрольную афишу Мариинского театра, в которую вошли также четыре балета патриарха голландского балета Ханса ван Манена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 01, 2015 10:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043103
Тема| Балет, Опера, Мюзикл, "Золотая маска", Итоги
Автор| Дмитрий АБАУЛИН
Заголовок| Эхо и резонанс
Где опубликовано| © газета «Экран и сцена» № 8
Дата публикации| 2015-04-30
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=2770
Аннотация| "Золотая Маска" Итоги

После финальной церемонии фестиваля “Золотая Маска” прошло уже немало времени. Споры вокруг результатов, традиционно горячие, постепенно утихают. Газеты уже успели написать, что ряд наград дали не тем и не за то. Отдельные члены жюри объяснили, что во всем виноваты эксперты, отобравшие не то и не туда. Словом, все, как всегда.

Присоединяться к этому конструктивному диалогу и объяснять, какими мыслями и чувствами руководствовался, работая в экспертном совете музыкального театра, не хочется. Нет желания разменивать те удовольствие и радость, что принесла “Маска” в этом году. Давайте просто вспомним о них, а мораль, глядишь, к финалу откуда-нибудь появится.

Одна из примет нынешнего фестиваля – присутствие ярких авторских работ в балете. Да, их оказалось всего две: екатеринбургская “Цветоделика” и московское “Укрощение строптивой”. Но как раз эти две ласточки сделали московскую весну в этом году. Большой театр угадал с приглашением Жана-Кристофа Майо. Французский хореограф поставил на музыку Шостаковича серию этюдов о странностях любви. Взяв за основу сюжет комедии Шекспира, он сосредоточил свое внимание на любовной игре, которую ведут Петруччо и Катарина. Владислав Лантратов и Екатерина Крысанова получили роли, о которых можно только мечтать. И если всегда броская, склонная к гротеску Крысанова изначально казалась созданной для партии Катарины, то превращение ее партнера из прекрасно сложенного манекена в живого и обаятельного юношу стало приятным сюрпризом. Да и вся труппа Большого театра предстала в “Укрощении строптивой” бодрой и посвежевшей.

Столь же азартной выглядит сейчас балетная труппа Екатеринбургского театра оперы и балета. Творческий подъем, связанный с приходом Вячеслава Самодурова, продолжается. И, кажется, хореограф растет вместе со своими артистами. Его новая “Цветоделика” – это балет о балете. Посвящение танцу, но не только. Еще и музыке, свету, цвету. Свой театр Самодуров ищет в синтезе искусств, и в этом залог его современности.

Вся остальная балетная афиша – это переносы уже существующих зарубежных постановок, от хрестоматийных “Симфонии в трех движениях” Джорджа Баланчина и “Дамы с камелиями” Джона Ноймайера до почти новой “Инфры” Уэйна МакГрегора. Почти новой, но все же не совсем. Наш балет в основном продолжает работать “вторым экраном”, повторяя как эхо некогда новые слова. Наверное, не выучив их, действительно, трудно идти дальше. И предложение жестко ограничить рамки “Маски” только спектаклями, поставленными здесь и сейчас, пока выглядит утопично. Но как же приятно наконец увидеть плоды, выросшие на своем участке. Они могут быть весьма экзотическими, как поставленный Анной Абалихиной на новой сцене Александринского театра “Экспонат/Пробуждение”. Часовой пластический перформанс, посвященный взаимодействию тела артиста и окружающей его студенистой “первоосновы”, был признан лучшим спектаклем современного танца. Это решение жюри расширяет границы подуставшего от своей замкнутости жанра в сторону “физического театра” и, глядишь, даст ему новое дыхание.

Разговоры о театральном импортозамещении время от времени возникают не только в балете. Вот и на этот раз сразу после объявления шорт-листа номинантов “Золотой Маски” прозвучало предложение удалить из конкурса лицензионные западные мюзиклы. У этой идеи есть серьезные резоны, но есть и контрдоводы. Один из них как раз предъявил завершившийся фестиваль. Представьте себе, что в его афише не было бы “Чаплина” в постановке Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии. Стало бы от этого лучше остальным обитателям проблемной территории, объединяющей оперетту и мюзикл? Не уверен. Напротив, из контекста “Золотой Маски” был бы удален важный ориентир. Ведь главные достоинства “Чаплина” вовсе не в том, что у него большой бюджет. Денежного потока, проливающегося с колосников на сцену, не заметно. Нехитрые декорации и световые проекции не выглядят чем-то сногсшибательным. Секрет успеха совсем в ином – в интонации рассказа и личности рассказчика.


Сцена из спектакля “Королева индейцев”. Фото А.ГУЩИНА

“Чаплин” состоит из двух частей. Одна повествует о превращении молодого артиста в звезду Голливуда, о триумфальном успехе маленького бродяги. Другая – о его расхождении с официальным мейнстримом и, в итоге, уходе из кино. И вторая часть истории не менее важна, чем первая. Помню, как нестерпимо скучно было смотреть последнюю серию итальянского фильма о жизни Джузеппе Верди, состоящую из монотонного чередования планов вдохновенно пишущего композитора и его триумфальных появлений на премьерах. Рассказать о том, что происходит после яркого взлета и творческого горения, не так-то просто. Авторам “Чаплина” это удалось. Стареющий Чарли оказался не менее, а то и более интересен, чем молодой. Его жизнь, без оглядки прожитая на сцене Евгением Зайцевым, завершилась красивой финальной точкой.

Столь же абсолютным победителем в оперных номинациях стала пермская “Королева индейцев”. И с этим как раз мало кто спорил. Хотя ревнителей “классического театра” (пишем в кавычках, поскольку такового не существует) должна была возмутить та вольность, с которой постановщики обращаются с авторским текстом. Мало того, что заменяют подлинную пьесу XVII века современным текстом, так еще и музыкальные номера по своему усмотрению добавляют. Режиссер Питер Селларс, проделавший этот эксперимент, как раз понимал всю сложность своего замысла и на всякий случай перед тем, как приняться за работу, подстелил соломки, напомнив, что “Королеву индейцев” композитор Генри Перселл не дописал до конца и, следовательно, оставил открытыми самые разнообразные возможности интерпретации. Этих слов можно было бы и не говорить, поскольку право на самые смелые режиссерские решения принадлежит к числу неотъемлемых свойств театра. Поддерживая разговоры о том, что тот или иной спектакль недостаточно уважителен по отношению к первоисточнику, мы в первую очередь поддерживаем право публики быть дремучей и невежественной, и лишь вскользь говорим о сути дела. Это право на театральный фастфуд уже подкреплено юридически, поскольку театр признан сферой услуг (прочтите надпись на театральном билете, где указана “стоимость услуги”). Не попасть на оскорбляющий твои чувства спектакль довольно просто – достаточно проявить элементарную любознательность и найти на просторах интернета отзывы людей, близких тебе по духу. Представлять идеального зрителя существом с девственно чистым сознанием и способного черпать из театра лишь прописные истины, смешно.

Впрочем, вернемся к “Королеве индейцев”. Хотя “ЭС” уже дважды подробно писала о постановке Пермского театра оперы и балета (спецвыпуск 1, 2014; № 2, 2015), хочется сказать еще раз: это спектакль родился благодаря счастливому стечению звезд. Теодор Курентзис получил в свои руки идеально подходящий ему музыкальный материал. Упоение каждым звуком, даже каждым оттенком звука, возносит музыку Перселла на головокружительную высоту, где нас встречают небесные голоса хора. Прозаические фрагменты каждый раз сбрасывают нас с небес на землю, и эти постоянные взлеты и падения заставляют резонировать наши души.

Этот драгоценный резонанс, рождающийся в сотворчестве дирижера, режиссера, художника, артистов и зрителей – лучшее, что может быть в театре. Он возникает не так уж редко, пусть и не в таком концентрированном виде. Показанные в драматическом конкурсе якутские “Удаганки” (режиссерский дебют Степаниды Борисовой в театре “Олонхо”) вводят в транс необычной распевной манерой произнесения текста и пластическими ритмами. Получивший приз в номинации “Эксперимент” обаятельный и умный спектакль “Петр и Феврония Муромские” (театр “Практика”, режиссер Светлана Землякова) венчается вокальным распевом, сочиненным композитором Александром Маноцковым и виртуозно исполненным драматическими (!) артистами. Оба спектакля ведут рассказ о встрече земного и небесного, и даже если их лишить слов, музыка способна привести нас на место этой встречи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 01, 2015 10:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043104
Тема| Балет, Современный танец, "Золотая маска", Итоги
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Справедливость в танце
Где опубликовано| © газета «Экран и сцена» № 8
Дата публикации| 2015-04-30
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=2772
Аннотация| "Золотая Маска" Итоги


Сцена из спектакля “Укрощение строптивой”. Фото Alice Blangero

“Золотая Маска” 2015 года в разделе “балет/современный танец” обладала одним неоспоримым достоинством. В отличие от предыдущих лет танцевальная программа была составлена чрезвычайно компактно. В течение каких-то десяти дней были представлены все номинированные спектакли, что давало возможность не разбрасываться зрителям и жюри, поставленному в этом году в достаточно сложное положение. В первую очередь, это относится к contemporary dance, в который экспертный совет из каких-то (не вполне понятных) соображений включил спектакль Начо Дуато “Белая тьма”, обладающий всеми родовыми признаками балетного произведения. Конкурировать одноактовке знаменитого испанского хореографа пришлось с “Женщиной в комнате” не менее известной Каролин Карлсон, екатеринбургским “Intime-2” Пала Френака и двумя спектаклями наших соотечественников – “Глазами клоуна” Алексея Расторгуева (“Балет Евгения Панфилова”) и “Экспонат/Пробуждение” Анны Абалихиной в питерской Александринке. В отличие от Дуато, чья постановка не является оригинальной, остальные четверо участников боролись еще и за титул “лучшего хореографа”. Кстати, в связи с номинированием Френака возникает вопрос. “Intime-2” – ремейк его спектакля, созданного для собственной компании. Если посмотреть запись “Intime” номер один, то легко убедиться, что опус екатеринбуржцев очень похож на первоисточник, с той только разницей, что в оригинале некоторые сцены исполняются нагишом. Впрочем “Intime” – изначально вторичен: разбросанные по сцене красные розы отсылают к легендарным гвоздикам Пины Бауш, а диван, на котором преимущественно развивается действие, необычен лишь цветом, он – алый. Диван – как некий символ – многократно использовался в балете: еще Бронислава Нижинская в своих “Ланях” вывела на сцену упомянутый предмет мебели; важную смысловую нагрузку он нес и в культовом спектакле Саши Вальц “Аллея космонавтов” – для обитателей душного мирка типовой современной квартиры он становился центром мироздания. Диван Френака, по его собственным словам, “вбирает в себя все тайны нашей частной жизни”. В спектакле это сексуальные игры молодежи – вдвоем, втроем, два парня, две девушки, – чьи физкультурные упражнения, выполненные танцовщиками екатеринбургского “ТанцТеатра” по-европейски стильно и четко, ни к чему не приводят, так как, судя по намекам постановщика, герои опустошены душевно.

Состязание в этой разношерстной по составу номинации, увы, не таило в себе интриги. Сразу же стало понятно, что ни Пал Френак, ни Алексей Расторгуев – духовный преемник и адепт Евгения Панфилова – фаворитами фестиваля не станут. Панфиловцы поведали о муках творца (в данном случае хореографа), создавшего свою Галатею, беззастенчиво его предавшую. В роли Пигмалиона, более напоминающего Коппелиуса из делибовской “Коппелии”, выступил сам постановщик, чрезвычайно похожий на Евгения Панфилова: тот же лысый череп, та же неуемность, тот же художественный максимализм, то же профессиональное бесстрашие и тяга к философской многозначительности. Панфилов не боялся быть смешным и, наверное, поэтому никогда им и не был. Харизма, помноженная на бешеный темперамент и фанатическую преданность современному танцу, сделала Панфилова уникальной фигурой российского театра. Расторгуев же в образе хореографа-Пигмалиона выглядит несколько наивно и даже нелепо. Впрочем, и вся постановка (с очевидными претензиями на интеллектуальность) дышит простодушием примитивистского искусства, что при огромной самоотдаче и энтузиазме исполнителей обладает определенным обаянием.

Индивидуальным посылом отмечена и “Белая тьма” Начо Дуато, посвятившего эту работу своей сестре, погибшей от передозировки наркотика. В исполнении артистов Михайловского театра интимная интонация обрела более широкое звучание, превратившись из рассказа о личной трагедии хореографа в общечеловеческую драму. В ней меньше боли, но больше грозного предостережения. Ломка героини в исполнении пластически безупречной Ирины Перрен галлюцинаторно завораживающа. Она столь же пугающа, как и острый, густо насыщенный прыжками, танец четверки искусителей, иллюстрирующий перепады состояний героини, погребенной в финале под грудами сыплющегося с неба белого порошка. Работа михайловцев не нашла отклика у жюри, как и “Женщина в комнате” Каролин Карлсон, созданная для Дианы Вишневой в редком жанре хореографического моноспектакля.


Сцена из спектакля “Белая тьма”. Фото С.ТАРЛОВОЙ

“Лучшим спектаклем современного танца” была справедливо признана работа Анны Абалихиной, одного из самых перспективных и креативных современных российских хореографов. Танцовщица-перфекционистка, она и как хореограф стремится к выверенному совершенству и пластическому абсолюту, достигнутому в спектакле “Экспонат/Пробуждение”. Абалихина, всегда тяготевшая к неизведанному, с дотошностью ученого-исследователя прослеживает процесс эволюции жизни (от бесформенной амебы до homo sapiens), отраженный в плавном перетекании одной формы существования в другую. Высвободившись из кокона (кстати, со схожей сцены начинается знаменитый фильм Кена Рассела “Малер”), зародившийся эмбрион постепенно обретает форму, осознает себя, расширяя свои движенческие возможности, и в финале твердо встает на ноги. В фильме Рассела спеленутое существо высвобождается из сковывающих его пут при помощи рук и ног. В спектакле Абалихиной у народившейся жизни еще нет конечностей, и затянувшийся процесс “вылупления” происходит исключительно за счет гибкости тела исполнителя, будто бы не имеющего позвоночника. Чудеса преображения осуществляются здесь в значительной степени благодаря невероятным техническим трюкам. Существо рождается, произрастает и развивается на фоне невероятного, постоянно меняющегося, будто скованного льдами, океанского простора. На самом же деле вся эволюция происходит в квадратном бассейне, вдоль которого располагаются зрители. Работа Абалихиной – гипнотически красивое, совершенное, слегка усыпляющее действо, которое сама создательница называет “телесной инсталляцией”. Вполне возможно, что эта работа комфортнее ощущала бы себя в номинации “Эксперимент”. Но факт признания ее лучшим спектаклем современного танца говорит о “пиратском” проникновении новых форм не только на сцену, но и в наше сознание. Кстати, если учесть, что спектакль представлен Александринским театром, то его вполне можно счесть пластической метафорой пьесы Кости Треплева о мировой душе.



Лучшим спектаклем в балете был признан (опять же, абсолютно справедливо) спектакль Большого театра “Укрощение строптивой” в постановке Жана-Кристофа Майо, одного из самых знаменитых хореографов современности, художественного руководителя балета Монте-Карло. Его оригинальная постановка на музыку Дмитрия Шостаковича к различным кинофильмам очень оживила афишу Большого театра. Для Майо герои его балетов – всегда конкретные артисты. Благодаря этому солисты первой труппы страны получили подарок в виде созданных эксклюзивно для них партий, что не осталось незамеченным жюри. Приз за лучшую женскую роль в балете получила Екатерина Крысанова (Катарина), обойдя коллегу по театру Светлану Захарову, Диану Вишневу и других достойных соперниц. Приз за лучшую мужскую роль в балете обрел великолепный Петруччо – Владислав Лантратов, безупречный танцовщик, раскрывшийся в этой роли и как прекрасный драматический артист. К сожалению, сам постановщик этого веселого, остроумного искрящегося юмором и артистизмом спектакля премии не получил. Впрочем, у Майо, кавалера ордена Почетного легиона, офицера ордена “За заслуги в области культуры” Княжества Монако, обладателя многих премий, включая приз “Бенуа де ла Данс”, наград хватает.

Обогнал же маэстро Майо в номинации “лучший хореограф” Вячеслав Самодуров, художественный руководитель Екатеринбургского балета, после отъезда Алексея Ратманского за рубеж – главная надежда российской хореографии. Впрочем, предпочтение отечественного производителя зарубежному, на сегодня – генеральная тенденция времени. Тем паче, что Самодуров – действительно, перспективный молодой хореограф, уже удостоившийся в прошлом году двух Масок за спектакль “Вариации Сальери”. Его новая трехчастная “Цветоделика” на музыку Чайковского, Пярта и Пуленка, по словам самого Самодурова, призвана отразить “сакральный момент перехода одного цвета в другой и передать магию зарождения нового оттенка”. По аналогии с баланчинскими “Драгоценностями”, в которых Самодуров блистал в бытность солистом Мариинки, здесь характер каждой части определяет цветовая гамма. Влияние мистера Би особенно ощутимо в первой части (“Антично-белый/Фуксия”), где есть прямые отсылы к “Серенаде” и другим балетам мастера, а также реверансы в сторону Бурнонвиля с его “Консерваторией” и других классиков хореографии. “Белый балет” здесь и воспевается, и подвергается ироническому комментарию. Сильфиды, дриады и прочие бестелесные создания то порхают по сцене, то носятся по диагонали, как стадо бизонов, то безупречно “артикулируют” на языке классики, то начинают “болтать” на отвязном жаргоне. Вторая часть, “Ультрафиолет”, стилистически более радикальная, рвано-дерганая. Образующий ее дуэтный танец сопровождается регулярным выключением света, что и составляет изюминку спектакля. Зачастую зритель видит не само движение, а лишь остав-ленный им след. И, наконец, третья часть – наиболее пестрая и изобретательная, “Цветоделика”, давшая название всей постановке. Хулиганская, задиристая и веселая, продолжающая игру с каноном. Самодуров – танцовщик отличной школы и человек большой балетной культуры. За его плечами – помимо Мариинки, еще и Голландский балет, и Лондонский Ковент-Гарден. Он легко и непринужденно пускается в исторический экскурс и апеллирует к лучшим образцам современности. И все-таки, новый опус Вячеслава Самодурова по части свежести хореографического мышления уступает его предыдущим постановкам. И не только титулованным “Вариациям Сальери”, но и куда более скромному “Amore Buffo” (по “Любовному напитку” Доницетти), представленному на “Золотой Маске” два года назад. “Цветоделику” при всей внешней живописности отличают монотонность и однообразие. Тем не менее, спектакль принес театру еще одну “Маску”. Павел Клиничев вот уже второй год подряд признается лучшим дирижером в балете.

К шести названным “танц-маскам” добавилась еще одна – спецприз жюри “за освоение новых хореографических территорий” Мариинскому театру, спектаклю “Инфра” британского авангардиста Уэйна МакГрегора. Увы, территория распространения танцевальных “Масок” оказалась довольно ограниченной. Три из них ушли в Большой, две – поехали в Екатеринбург и две в Питер – в Александринку и Мариинку.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 06, 2015 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043105
Тема| Балет, XIV международный фестиваль балета Dance open, Wiener Staatsballet
Автор| Надежда Маркова
Заголовок| Wiener Staatsballet: обратный отсчет (СПб, Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова)
Где опубликовано| © Портал Субкультура (Спб)
Дата публикации| 2015-04-28
Ссылка| http://sub-cult.ru/teatrz/72-teatr/3862-wiener-staatsballet-obratnyj-otschet-spb-bolshoj-dramaticheskij-teatr-im-g-a-tovstonogova
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Wiener Staatsballet открыл на сцене БДТ третий день XIV Международного фестиваля Dance Open. Представить венскую труппу были приглашены хореографы Хэлен Пикетт, Патрик де Бана и Наталия Хоречна.



Все три хореографа – этуали мировой балетной сцены, за чьими плечами фейерверк международных проектов. Современность, требующая от артистов сумасшедшей мобильности, открытости и уверенно крепкой руки на своем пульсе, делает их искусство неизбежно космополитичным, но вместе с тем недоступным для закрытого провинциального сознания. Тем самым опыт постановки является провокацией как для зрителя, так и для автора: первого проверяют на возможность вырваться из повседневности и оголить восприятие, в розе ветров второго ищут глубину и аутентичность. Так, Хэлен Пикетт, начавшая свою карьеру в Бостонском балете, затем делала постановки во многих городах Америки и Европы. В ее багаже 10 лет работы во Франкфуртском балете Уильяма Форсайта, чью технику импровизации она теперь преподает. С Форсайтом также сотрудничал и другой хореограф – Патрик де Бана, некогда бывший премьером в труппах Мориса Бежара и Начо Дуато. Его мировоззрение базируется на разнообразных танцевальных практиках, переосмысленных через исследование португальского фаду, иранской музыки и взаимодействие с Шанхайским балетом. В свою очередь третий хореограф Наталия Хоречна отмечена прессой как балерина с особенной трепетной статью. В родной Братиславе она блистала в классических «Лебедином озере» и «Щелкунчике», после много лет работала сначала в Гамбургском балете под руководством Джона Ноймаера, потом в Nederlands Dans Theater. Сегодня она одна из наиболее интересных молодых хореографов.



«Сумерки»

Труппа Венского балета открыла вечер в БДТ в мареве багрово-оранжевого закатного неба, наполненного прозрачными невесомыми облаками. В «Сумерках» легкие и тонкие фигуры танцоров переплавляют музыку в отточенную красоту балетных форм. Уроженка Калифорнии Хэлен Пиккет в своем балете создает свойственный ее родным берегам многоцветный и музыкально разно-жанровый микс, на мельчайшие изменения которого очень остро и тонко реагируют исполнители, воспроизводя его в своих вариациях. Так, за магической строгостью Филипа Гласса следует мистическая ритуальность Рави Шанкара, Ануара Брахема и Шоката Хуссейна, в них вплетаются джазовые импровизации Яна Гарбарека, и все снова закольцовывается на Глассе и возвращается к Шанкару. Отмечая работу звукорежиссера, так плавно перемешавшего музыку разных композиторов в новое произведение, но оставив их всех узнаваемыми для слушателя, стоит сказать и о хореографе, сумевшем соблюсти их своеобразие и в танце.



«Игры ветра»

Патрик де Бана поставил свой балет на музыку Чайковского, Концерт для скрипки ре мажор (соч. 35). Должны ли мы здесь что-то сказать о музыке? Образ Чайковского в русском сознании является чем-то нетленным, незыблемым и вполне определённым, что заставляет скептически относиться к любой вольной «интерпретации на тему», почитая за посягательство и богохульство. Вместе с тем «взгляд с другой стороны Луны» часто также отбрасывает тень «развесистой клюквы». Априори вызывающее столько сомнений и вопросов воплощение тем интереснее было наблюдать в разрешении «Игры ветров». Первую тему Allegro открывают шестеро мужчин: один на авансцене в красных шароварах, пятеро других позади него в синих шароварах и обтягивающих костюмах. Они танцуют, следуя за музыкой: энергично, ритмически точно, уверенно в пируэтах и плавно драматически. Они остаются ведущими персонажами в условном сюжете. Легким контрапунктом вступают порхающие и невесомые женские партии. Ломанные линии, часто гротескные пассажи – и вы не знаете, что вам режет больше: слух или глаз – а может вы по-другому научаетесь слушать и смотреть. Задача Патрика де Бана была изначально обременена музыкальным материалом, требовательностью публики к соответствию ему материала хореографического. Быть может стоит дополнить совет Леонида Десятникова и слушать музыку, не выдумывая образов, а балет смотреть, не фантазируя на тему смыслов, просто наблюдая за воплощением задумки балетмейстера.



«Обратный отсчет»

Второе отделение и фаворит программы: остроумный и сатиричный спектакль Наталии Хоречна. «Обратный отсчет» ведет от виселицы встретившийся со своими демонами герой по этапам своей жизни, вновь возвращаясь к исходной точке. Обреченного героя покидает душа: веселые и шкодные ангелы снаряжают ее в земной путь. Вся жизнь его проходит в кураже и бешенном ритме. Здесь под хохот публики картинно умирает "Эсмеральда", а может просто шансонетка, вовсе не знакомая Гюго. Герой читает свою судьбу, встречается с ней на подготовленных насмехающимися ангелами поворотах: кружась в танце, обнимая невесту, пытаясь разорвать все путы, плача, смеясь, молясь, доходя до отчаяния. Разудалый спектакль завершается на едином дыхании зрителей, боящихся потревожить аккорды возникшей тишины, среди которых герой, сидя в ногах своей падшей души, посылает в темноту луч света в последней попытке достучаться до небес.



Зал бурными аплодисментами провожает труппу Венского балета, ожидая ее возвращения в предстоящем юбилейном сезоне Dance Open. Покидающая в сумерках БДТ публика может только гадать, какие игры ветров направляют артистов и складывают проекты между континентами. В то же время организаторы, имеющие планы на долгий срок вперед, уже начали обратный отсчет до следующего фестиваля Dance Open.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 4:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043106
Тема| Балет, Фестиваль Улановой (Йошкар-Ола), Персоналии, Артем Овчаренко
Автор| Ирина Суворова
Заголовок| «Есть зритель, которому ты даришь себя и свой танец»
Где опубликовано| © Газета "Йошкар-Ола"
Дата публикации| 2015-04-24
Ссылка| http://gg12.ru/node/20661
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ГОВОРИТ ЗВЕЗДА МИРОВОГО БАЛЕТА ПРЕМЬЕР БОЛЬШОГО ТЕАТРА РОССИИ АРТЕМ ОВЧАРЕНКО

9 апреля он танцевал в балете «Жизель» в паре с нашей примой-балериной Ольгой Челпановой в рамках XIII фестиваля в честь Галины Улановой.

Еще до спектакля Союз театральных деятелей организовал творческую встречу со звездой, на которой он ответил на вопросы как журналистов, так и обычных зрителей - поклонников балетного искусства.

- Артем, вы родом из Днепропетровска. Расскажите, как у вас совершился путь в большой балет на главную сцену страны?

- Во мне было очень много энергии, и моя мама понимала, что ее нужно куда-то пристроить. Я занимался всем чем угодно: единоборствами, футболом, плаванием, но быстро ко всему терял интерес. Мне было 11 лет, когда я впервые увидел балет, все было такое необычное, помпезное, и я сказал, что хочу так же. Меня привели в балетную школу при театре Днепропетровска, проверили данные, сказали, что, все скромненько, но пусть пробует. У меня не было выдающегося шага, прыжка или стопы, но я горел балетом. Я прошел большой путь, и я счастлив, что когда приехал потом поступать в Москву, вытащил лотерейный билет: меня взяли в Московскую хореографическую академию на особых условиях, потому что у меня были сложности в семье, платить нужную сумму я не мог, и мне пошли навстречу.



Здесь моим педагогом стал Александр Бондаренко. Кстати, Константин Анатольевич, худрук вашего театра, тоже его ученик. И потому я рад, что приехал к вам. Вообще, я хочу сказать, что всех выпускников Александра Ивановича называют «санычевскими». И все из них, кого я знаю, люди честные, порядочные и к тому же успешные - либо художественные руководители, как, например, Константин Иванов или Морихиро Ивата, либо эти люди танцуют по всему миру и все премьеры, солисты. Куда бы я ни приехал, если я знаю, что здесь ученик Бондаренко, я всегда знаю, что здесь будет комфортно.

- Когда молодой человек учится в московской академии, он уверен, что его возьмут в Большой театр?

- Нет, не уверен. В моем случае был госэкзамен, я его сдал, и мне пришло приглашение от Большого театра. Тебя могут пригласить в разные театры, но когда мне пришло от Большого, я уже не выбирал. Я прошел все карьерные этапы в театре: сначала кордебалет, потом корифей, первый солист, ведущий солист и только потом, где-то на вершине, премьер. Так получилось, что каждый год я шагал по этой лестнице, и меня повышали. Я очень рад, что мне не дали сразу премьера, потому что я понимаю, что кордебалет - это очень тяжело, это порой тяжелее, чем просто выйти на сцену буквально на 5 - 10 минут, красиво станцевать и получить отдачу от зала. И если солисты меняются, то кордебалет может танцевать каждый день. Сейчас в Большом театре спектакли идут блоками: например, 5 «Жизелей», 5 «Иванов Грозных» и т. д., солисты меняются, а кордебалет - нет. Я просто ценю людей, которые со мной рядом, они очень важны в театре.


Артем Овчаренко в дуэте с Ольгой Челпановой в спектакле «Жизель»

- Когда вы пришли в театр, вы сначала занимались с Николаем Цискаридзе, а потом перешли к другому репетитору. Почему?

- Последний раз я с ним работал, наверное, лет 6 назад. Я ценю то время, которое мы прошли вместе, мы сделали определенные успехи: выиграли золотую медаль на конкурсе и подготовили балет «Щелкунчик». Но однажды я понял, что мы разные люди, что есть духовные моменты, которые нас разнят, и я выбрал другого педагога-репетитора - Николая Фадеечева.

- Как часто вы выезжаете в другие города? Оказывают ли воздействие переезды на вас как артиста балета?

- В последнее время я каждый месяц где-то выступал. До этого я был в Мюнхене, танцевал «Даму с камелиями», недавно приехал из Гонконга и через четыре дня я здесь.

Да, естественно, переезды оказывают воздействие, но главное - не задумываться о том, что тебе тяжело, об акклиматизации. Это как при плавании: когда вы начинаете плыть, вы получаете от этого удовольствие, но как только вы ставите цель - доплыть до того берега, вы не должны думать: «А правильно ли я гребу? А работают ли у меня ноги, а дыхание у меня поставлено?» - иначе вы никогда не догребете. Вот так и я - стараюсь не думать об усталости.

- Чем московская хореографическая школа отличается от других?

- Я считаю, что московская школа всегда отличалась некой широтой души, размахом, танец всегда был щедрым. За рубежом уделяют больше внимания стопе, балансу, некой аккуратности в пятой позиции. Но сейчас все стали танцевать очень хорошо, у всех театров есть определенный уровень. За последние года четыре в Большом театре появился практически весь репертуар, который танцуется в Европе: «Дама с камелиями» Джона Ноймайера, «Укрощение строптивой» Жана-Кристофа Майо, «Марко Спада» Пьера Лакотта, «Онегин» Джона Крэнко. Мы все наблюдаем друг за другом, и отличия сейчас стираются.

- С вашей точки зрения, русский балет сохранил сейчас свой бренд на мировой сцене?

- Вообще не люблю слово «бренд», это такое слово, которое, на мой взгляд, не относится к Большому театру и вообще искусству. Бренд - это то, что продается. Для меня Большой театр - это артисты, которые в нем танцевали и танцуют сейчас, именно они делают Большой театр. И сейчас самая главная задача - не уронить этот уровень.

- Артем, вы, безусловно, звезда, мастер. Скажите, есть ли что-то, что вы не можете позволить себе не сделать?

- Я не звезда и не мастер, я считаю себя просто рабочим артистом. Но я могу вам сказать, что нельзя плохо танцевать. Это главное, неважно, какой ты - заслуженный артист, премьер - ты должен выходить на сцену и максимально отдаваться.

Чтобы дольше танцевать, ты должен делать класс - комплекс упражнений. Классический урок нужен для того, чтобы привести свое тело в тонус, мышцы, суставы, связки в рабочее состояние, чтобы дальше работать, не убиться на уроке, а именно дальше работать. Также я не могу выходить на сцену не готовым, хотя иногда бывают форс-мажоры и необходимо спасать положение. Но я бы не приехал сюда, если бы был не в форме, потому что вы для меня тоже важный зритель. Я считаю, что нет плохого или хорошего зрителя, есть зритель, которому ты даришь себя и свой танец.

Подготовила Ирина СУВОРОВА

Фото Евгения Никифорова


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июн 08, 2017 10:25 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17335
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 19, 2015 10:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043107
Тема| Балет, ЛНО, Гала-концерт
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| Хореографическое гала: Подвиг юношества и благородство других танцующих
Где опубликовано| © Brunch.lv.
Дата публикации| 2015-04-16
Ссылка| http://brunch.lv/horeograficheskoe-gala-podvig-yunoshestva-i-blagorodstvo-drugih-tantsuyushhih/
Аннотация|

Накануне в Латвийской Национальной опере состоялся гала-концерт, приуроченный к 20-летию международного фестиваля балета стран Балтии, мужественно проводимой некогда примой латвийского балета Литой Бейрис. Насколько он был удачен? Да нормальный гала, хотя видали мы и получше. Но и похуже – тоже.

Началось все чуть ли не с катастрофы. В прямом смысле. После официального открытия гала на сцену вышли воспитанники Рижского хореографического училища. Это знак внимания, ведь открыть концерт молодым – для них честь и почет.

Вспомнился Михаил Барышников, который один из двух своих рижских концертов в Риге в 1997-м начал с вальса из “Спящей красавицы” Чайковского в исполнении воспитанников РХУ – это было потрясающе, красиво, трогательно.

Сейчас артисты начали танцевать фрагмент из “Корсара” Адольфа Адана в постановке недавно ушедшей от нас хореографа Ирены Строде. И прямо в первой половине номера фонограмма музыки вырубилась. Напрочь. Юные танцовщики, будущее нашего балета… продолжили танцевать. Музыка не восстанавливалась. Я закрыл глаза ладонями, поняв весь ужас, который должен охватить молодых артистов. Через пять секунд открыл. Они танцевали. Без музыки.



Начались аплодисменты. Я опять закрыл глаза от ужаса. Потому что подвиг-то подвигом, но все это в любой момент могло превратиться в фарс. Но! Может рухнуть все, что угодно, но не искусство балета. Танцевать – надо.

И вот такого в балете я еще не видел – минуты две с половиной воспитанники РХУ танцевали без музыки, полностью и точно в ритм исполняя классический номер. Без иронии: у нашего балета есть будущее, когда ему на смену идут такие артисты, которым хоть гром, хоть молнии – будем танцевать!

Далее, к счастью, было уже без инцидентов. И концерт получился! В двух актах.
Латвия была представлена, помимо РХУ, латвийским балетом, который в первом отделении представил знаменитый “танец с подушками” из недавней премьеры – “Ромео и Джульетты” Сергея Прокофьева в постановке Валентины Турку.



Во втором отделении наши солисты Маргарита Демьянока, Сергей Нейкшин и Рингольд Жигис предстали в образе Карениной, Вронского и Каренина соответственно, исполнив фрагмент из давнишней, но вечной, перенесенной некогда на нашу сцену постановки Бориса Эйфмана “Анна Каренина”.

Кстати, Эйфман был представлен и литовским балетом – замечательный дуэт солистов балета Литовской Национальной оперы Ольга Коношенко и Геннадий Жуковский отлично исполнили фрагмент из балета классика “Красная Жизель”. На сцене разыгрались страсти между Ольгой Спесивцевой, которая была влюблена в комиссара-чекиста. Все – на красном фоне. Аплодисменты.



Кстати, Ольга Коношенко исполнила и проникновенный номер “Я знаю, ты здесь” в хореографии Дариаса Олефиренко на музыку фортепианного концерта А.Песканова. А во втором отделении со своим партнером станцевала номер Томаса Эдура на музыку великого эстонца Арво Пярта.

Эстонский балет был представлен двумя солистами – Аленой Шкатулой и Денисом Клемуком, достойно исполнившие па-де-де из “Спящей красавицы” Чайковского, меня лично вся эта классика настроила на исключительно благородный манер.



Польша была представлена странно – бальным танцем в исполнении Дариуша Мичка, который страстно станцевал танго с латышской Мадарой Фрейбергой. Номер как бы вставной, но… нормально.

Украина! Слава Украине! Ибо была представлена солистами балета Украинской Национальной оперы имени Тараса Шевченко Катериной Кухаре и Олесандром Стояновым. В первом отделении они исполнили дуэт из балета “Дама с камелиями” и, честно говоря, я не понял, это куртизанка ссорится с Алфьредом Жермоном или с его отцом. Кажется, все же с Альфредом. На музыку Игоря Стравинского. Мне понравилось.



Эта пара и завершила, кстати, концерт, когда они вышли и исполнили постоянный хит всех гала – па-де-де из “Дон Кихота” Людвига Минкуса. Олесандр бодро исполнил все сложные па, не упал и сорвал аплодисмент. Катерина не докрутила всего два фуэте из 32.

Можно сказать, изюминкой концерта стали гости из Германии, солисты Штутгартского балета (понятие уже достаточно нарицательное) Элис Баденес и Константин Ален, в первом отделении исполнившие классическое па-де-де из “Корсара” Адана.

Фонограмма не подвела, солисты тоже. Во втором отделении гости представили чувственный и прекрасный, с удивительными фиртуозными элементами номер на музыку Прокофьева, но не Сергея Прокофьева, а Габриэля, в хореографии Катаржины Козельской.



Второе отделение открылось неординарно – на сцене, помимо солистов литовского балета Ольги Коношенко и Геннадия Жуковского обнаружились пианист Мартиньш Зилбертс и оперная солистка Иева Парша. Все вчетвером, соединившись в музыкально-хореографическом порыве, отлично исполнили номер “Сколько еще можно” на музыку Курта Вайля в постановке хорошо знакомого нашей публике поляка Кшиштофа Пастора.

Ну, а потом вышли гости из Москвы. Прежде приезжали к нам знаменитые солисты из Большого театра, из Мариинского, но вопрос финансирования решил многое и… к нам приехали великолепнейшие солисты Московского академического театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Сергей Мануилов и Оксана Кардаш исполнили знакомое любому балетоману па-де-де из “Эсмеральды” Пуни-Дриго в постановке Бурмейстера.



Но исполнили так, что даже, кажется, и непосвященному стало ясно, почему в первой половине этого знаменитого номера Он и Она практически не прикасаются друг до друга. Очень тонкий классический номер, оказывается.

Можно сказать, открытием вечера стал французский дуэт La Cie Accrorap, исполнивший современный номер Кадера Атура, в котором соединился и современный танец, и брейк-данс.



Завершился концерт выходом всех артистов на сцену и маленьким фейерверком. Да, еще от имени министра культуры Латвии Лите Бейрис была вручена почетная грамота – большая и действительно красивая.

Ну что сказать? Это не был выдающийся гала-концерт. Но это был достойный уровень, который не в каждой столице Европы, наверное, увидишь. Многое зависит от финансирования – знаменитые солисты просто так не приедут. Но, как бы там не было, но в области балета Рига по-прежнему впереди если не планеты всей, то Балтии – точно.

Фотографии: leta.lv, jackdevant.com, vashdosug.ru, opera.lv, diena.lv
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика