Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 24, 2015 10:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042402
Тема| Балет, Приз, «Бенуа де ла Данс», Персоналии, Александр Ветров
Автор| Ольга Пряникова
Заголовок| «Современные спектакли не выдерживают проверку временем»
Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2015-04-24
Ссылка| http://lenta.ru/articles/2015/04/24/benuabalet/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Член жюри «Бенуа де ла Данс» и педагог Большого театра России Александр Ветров о главных тенденциях в мировом балете

В Большом театре 21 апреля были объявлены номинанты балетного приза «Бенуа де ла Данс» — 2015. В этом году к пяти стандартным номинациям впервые добавилась шестая — за лучшее либретто. О работе жюри «Бенуа де ла Данс» и о современных актуальных вопросах мирового балетного сообщества «Ленте.ру» рассказал член жюри от России, балетмейстер-репетитор и педагог Большого театра России Александр Ветров.

Претендентами этого года стали:

Хореографы:

Жан-Кристоф Майо — «Укрощение строптивой». Большой театр.

Дуайт Роден — «Против нас». Средиземноморский театр Ниццы.

Мартин Шлепфер — «Глубокое поле». Балет на Рейне.

Кристофер Уилдон — «Зимняя сказка». Королевский балет Великобритании.

Александр Экман — «Озеро лебедей». Норвежский национальный балет.

Танцовщицы:

Светлана Захарова — Маргарита Готье, «Укрощение строптивой». Большой театр.

Светлана Захарова — Мехмене-Бану, «Легенда о любви». Большой театр.

Мисти Копленд — «Ave Maria». Современный балет «Complexions».

Иоланда Корреа — Татьяна, «Онегин». Норвежский национальный балет.

Николетта Мани — Смерть, «Молодой человек и Смерть». Балет театра Ла Скала.

Марианела Нуньес — Главная партия, «Симфонические вариации». Королевский балет Великобритании.

Танцовщики:

Мариан Вальтер — Морель, «Пруст или Нетерпение сердца». Берлинский государственный балет.

Ксандер Париш — Аминта, «Сильвия». Мариинский театр.

Денис Родькин — Ферхад, «Легенда о любви». Большой театр.

Клиффорд Уильямс — Учитель, «Ave Maria». Современный балет «Complexions».

Эдуард Уотсон — Леонт, «Зимняя сказка». Королевский балет Великобритании.

Акрам Хан — Ведущая партия, «Пыль». Английский национальный балет.

Композиторы:

Константин Меладзе — «Великий Гэтсби».

Джоби Тэлбот — «Зимняя сказка».

Сценограф:

Джон Макферлейн — «Колибри». Балет Сан-Франциско.

Либреттисты:

Марит Моум Ауне — «Призраки Ибсена». Норвежский национальный балет.

Дуайт Роден — «Великий Гэтсби». Современный балет «Complexions».


Лауреаты Бенуа де ла Данс Элен Буше и Карстен Юнг в гала-концерте «Звезды Бенуа де ла Данс – лауреаты разных лет»
Фото: Илья Питалев / РИА Новости


О работе жюри «Бенуа де ла Данс» и о современных актуальных вопросах мирового балетного сообщества «Ленте.ру» рассказал член жюри от России, балетмейстер-репетитор и педагог Большого театра России Александр Ветров.

Ветров: Я впервые вошел в члены жюри этого конкурса, поэтому сам поэтапно постигаю его особенности. Например, я пока даже не знаю своих коллег — выдвижение номинантов происходит независимо друг от друга. Все наши совместные заседания и обсуждения начнутся только при выборе лауреатов. «Бенуа де ла Данс», конечно, отличается от большинства других балетных конкурсов — здесь номинантов выдвигают сами члены жюри. Технически это происходит довольно просто — каждый из нас номинирует те работы, которые произвели на него наибольшее впечатление.

Как вы полагаете, не может ли это стать проблемой при окончательном голосовании, ведь у каждого члена жюри наверняка будет искушение голосовать именно за своего номинанта, как же тогда жюри придет к единому мнению?

Во-первых, постоянный председатель жюри Юрий Николаевич Григорович имеет два голоса, так что, технически эта проблема вполне разрешима. Во-вторых, основные критерии, по которым одна работа очевидно лучше другой, тоже играют роль.

Но балет все-таки довольно субъективен для оценок, в нем нет однозначных и четких критериев — баллов, сантиметров, секунд. Вы считаете, жюри удастся сохранить беспристрастность при выборе лауреатов?

Я абсолютно уверен в объективности и беспристрастности жюри в данном конкретном случае. Разумеется, у всех будут определенные фавориты. Я, например, очень хочу, чтобы победил номинант из России. Но уровень профессионализма жюри настолько высок, что сомнений в объективном решении ни у кого возникнуть не может — многолетняя безупречная репутация этого «Бенуа де ла Данс» говорит сама за себя.

Конкурс носит ярко выраженный сезонный характер — его жюри оценивает только работы последнего года. А что в этом году показалось наиболее достойным победы лично вам?

Поскольку я работаю в Большом Театре, то мои предпочтения понять очень просто, для этого достаточно посмотреть список балетных премьер этого сезона — мне нравится почти все. Если нужно выделить одного фаворита, то это, наверное, балет «Укрощение строптивой» — он получился очень гармоничным. В нем абсолютно все на своих местах — музыка, хореография, актерская работа. Даже роли второго плана были исполнены на высочайшем уровне. Хотя, скажу откровенно, в мою бытность, спектакль был сделан совсем иначе — он был поставлен строго по тексту Шекспира, ясно прослеживался комедийный сюжет, ярче была актерская работа. Сейчас же больший упор делается на хореографию.


Александр Ветров
Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости


Наверняка не только на примере этого балета прослеживается такая тенденция? Репертуар многих театров постоянно пополняется современными постановками, но могут ли они соперничать с классикой?

Современные спектакли не выдерживают проверку временем. Они как современная живопись или мода — продукт одного-двух сезонов. Сейчас все ставят модерн, потому что это проще и дешевле, хотя именно классический репертуар неизменно пользуется гораздо большей популярностью. Для модерна больше характерен язык тела, отсутствует балетная пантомима, да и актерская работа нивелируется. Зато работать с такой постановкой гораздо проще — ошибки хореографа в ней будут менее заметны и быстрее забудутся, как и сам спектакль. Классический репертуар гораздо требовательнее к подбору исполнителей, к декорациям, музыке. К счастью, Большой Театр субсидируется государством, поэтому он может позволить себе полный ассортимент классического репертуара, в том числе и восстановление старых и очень масштабных спектаклей. Больших денег требуют и дорогостоящие декорации, и костюмы, но Большому Театру это вполне по силам, как и приглашение на главные роли любых мировых звезд.

Александр Николаевич, трудно не заметить тревожную тенденцию в современном балете — многие российские танцовщики уезжают работать в Америку, в Европу. Действительно ли такая проблема существует, и можно ли, на ваш взгляд, ее как-то решить?

Да, такая проблема существует, но я пока не вижу способов ее решения. На Западе совсем другой уровень конкуренции, так как уровень балетной подготовки гораздо ниже, а театров очень много, всегда существует дефицит танцовщиков, особенно мужского пола. Российские артисты там востребованы всегда. Их мотивы очень легко понять — здесь у них совсем другой уровень оплаты их труда, таланта, на западе даже бытовые условия гораздо лучше во всех смыслах этого слова. А, главное, там им предоставляют возможность реализовать себя, что в России, особенно в Москве, сделать гораздо труднее.

Простой пример. Многие артисты кордебалета абсолютно готовы к сольным партиям и легко могли бы с ними справиться, но конкуренция слишком велика, им просто негде показать свои возможности. Я все-таки считаю, что улучшение условий труда артистов балета может эту тенденцию приостановить, и даже заставить некоторых вернуться — например, я однажды уже прошел тот же самый путь (Александр Ветров ранее работал в США — прим. «Ленты.ру»). И я, как видите, вернулся.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 24, 2015 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042403
Тема| Балет, XIX Международный балетный фестиваль балета (Чувашия), Персоналии, Михаил Лобухин, Анна Никулина
Автор| Рита Кириллова
Заголовок| От восточного танца до классического гран па
«БАЯДЕРКА» ВЕРНУЛАСЬ НА НАШУ СЦЕНУ

Где опубликовано| © Советская Чувашия
Дата публикации| 2015-04-24
Ссылка| http://sovch.chuvashia.com/?p=134800
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Балетом Людвига Минкуса «Баядерка» 22 апреля в театре оперы и балета открылся XIX Международный балетный фестиваль. У старожилов этого балетного праздника могло возникнуть ощущение, что они вернулись в 2002 год, когда тоже на открытии фестиваля состоялась премьера этой постановки. Однако восстановленный спектакль с приглашенными солистами из Большого театра смотрелся свежо и, как всегда бывает с живым действом, совсем по-иному.

Каноническая хореография Мариуса Петипа 13 лет назад была бережно перенесена на сцену нашего театра петербуржцем Борисом Бланковым. В главных партиях тогда выступили Татьяна Андреева, Баяраа Бадамасамбуу и Елена Лемешевская. Стоит вспомнить о том, что балет, в котором на сцене одномоментно может находиться до 80 участников, считается хорошей учебной площадкой для учеников от хореографии, которые расцвечивают многолюдные сцены своими первыми сценическими па. Тогда эти студенты в Чебоксарах были. Сейчас их нет. Зато в театре существенно окреп кордебалет. И в восстановленном спектакле это хорошо видно.

Саму же «Баядерку» одни любят за экзотический колорит и безбрежное танцевальное многообразие (от восточного танца и танца жеста до классического гран па), другие считают балет забавным и эклектичным (несмотря на трагическую историю любви, рассказанную в нем). Действительно, представление об Индии авторов 19 века было шаблонно сказочным: слоны, тигры, раджа, факиры и маги, но царство теней при этом будто выныривает из классической европейской литературы о при зраках. Как бы там ни было, но зрелище это завораживающее, балет ставится в России больше 130 лет, а все солисты мечтают станцевать в нем. Такова сила этого апофеоза творчества «русского француза» Мариуса Петипа.

На сцене нашего театра постановку-мечту инициировала в начале 2000-х тогдашний худрук балетной труппы Галина Васильева. Экзотику истории о храмовой танцовщице художник Валентин Федоров довел почти до апогея, изобразив лианы, джунгли, обилие плодов и мраморные дворцы, выведя на сцену ярмарочных картонных слонов и плюшевых тигров. Сказка развернулась во всей пестроте и простодушии.

Сейчас инициатором восстановления стала худрук театра Ольга Нестерова, а с новым составом спектакля работал нынешний руководитель балетной труппы Данил Салимбаев. Елена Лемешевская, теперь уже и балетмейстер, а не только прима, украшает постановку в зажигательном индусском танце.

Золотого божка, которого на фестивалях обычно отдают на откуп приезжим звездам, прилежно и не без блеска исполняет наш молодой солист Дмитрий Поляков. В партии своенравной дочери раджи Гамзатти довольно тонко и изысканно выступила Анастасия Абрамова.
Фестивальным же подарком стало исполнение главных партий солистами Большого театра Анной Никулиной и Михаилом Лобухиным. Их Солор с Никией венчали нынче этот вновь воскресший из пепла времени, словно птица Феникс, спектакль, который, надеемся, будет возникать снова не только на фестивалях.

Михаил Лобухин сразу стал любимцем публики на этом спектакле, перелетая сцену в прыжках и зависаниях, как тигр, за которым он охотился в начале сюжета. И вовсе не плюшевый, а самый настоящий. Его воин Солор был силен и легок, публика отбивает ладоши на таких выступлениях. Москвичка Анна Никулина почему-то сложнее шла к сердцам зрителей, но была просто потрясающей Никией – грациозной, нежной и стойкой. Репетировавшая в Большом с Екатериной Максимовой и Ниной Семизоровой балерина показала, что такое настоящая школа и пластика, когда танцует «каждая жилочка». Это было истинное эстетическое наслаждение.

Участникам спектакля была традиционно вручена корзина цветов от Главы республики Михаила Игнатьева, щедрыми на букеты были и зрители. А вот само открытие теперь (уже второй год) почему-то проводится без всяких вступительных речей. Вместо них в театре решили лишь перечислять спонсоров фестиваля.

Вчера фестивальная сцена принимала артистов Марийского государственного театра оперы и балета имени Э. Сапаева со спектаклем «Лебединое озеро». Сегодня – постановка нашего театра «Дон Кихот» с участием мастеров из Мариинского театра Оксаны Бондаревой и Антона Корсакова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 24, 2015 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042404
Тема| Балет, XIV международный фестиваль балета Dance open, Национальный балет Нидерландов, Персоналии, Ханс ван Манен
Автор| Оськин Борис
Заголовок| Ханс ван Манен: Кто говорит о жертвах ради балета — или лукавит, или чужой
Легендарный голландский хореограф продолжает ставить по одному новому спектаклю в год

Где опубликовано| © Газета "Вечерний Петербург" № 73(25342)
Дата публикации| 2015-04-24
Ссылка| http://vppress.ru/stories/Khans-van-Manen-Kto-govorit-o-zhertvakh-radi-baleta--ili-lukavit-ili-chuzhoi-29775
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Корреспондент «Вечёрки» побеседовал с Хансом ван Маненом в кулуарах проходящего в эти дни в Петербурге XIV Международного фестиваля балета «Dance Open», на который мэтр привез одну из своих постановок в составе программы Национального балета Нидерландов.

Ханс ван Манен — легенда современного балета. Ему через два месяца исполняется 83 года — а он полон сил и творческой энергии, ежегодно создает по шедевру. Он начал танцевать по современным меркам фантастически поздно, в 18 лет, а закончил карьеру танцовщика достаточно рано, в 31 год. Зато стал хореографом в 25. Если верить прессе, то за свою карьеру Ханс поставил свыше 120 балетов более чем для сорока театров и трупп по всему миру (впрочем, сам он скромно уменьшает эти цифры вдвое).




Его постановки — сплав классического и современного танца, в то же время он подчеркивает, что классика — это фундамент современного балета. Ханс ван Манен работал практически со всеми звездами мирового послевоенного балета, в том числе и российскими — Рудольфом Нуреевым и Натальей Макаровой.

В послевоенной Голландии не хватало танцовщиков

— Менеер ван Манен, ваша биография поражает своей необыкновенностью, даже неправдоподобием. Как можно было в послевоенной Голландии стать танцовщиком в таком позднем возрасте, да еще не имея никаких семейных балетных традиций?

— Как раз только в послевоенной Голландии и можно было (смеется). Потому что там в это время был дефицит мужчин — артистов балета. Впрочем, обо всем по порядку.

Я из простой рабочей семьи, мой отец умер от туберкулеза, когда мне было семь, и мы переехали из Ньювер-Амстела, это южный пригород Амстердама, в столицу, где мама стала работать горничной. Напротив нашего дома была танцевальная студия с огромными окнами. Так я впервые увидел профессиональный танец, балет, репетиции — и получил «инъекцию» на всю оставшуюся жизнь. Я был слишком маленького роста и, чтобы разглядеть творившееся в студии в деталях, подтаскивал к стене камни, вставал на них и заглядывал в окно… А дома устраивал «танцы для себя» под музыку, транслируемую по радио. Танцевал в большом дверном проеме.

— Однако ваш путь от «танцев для себя» до профессиональной сцены оказался не прямым…

— Мое школьное детство пришлось на время Второй мировой войны. Немцы, оккупировав Голландию, в последний год войны закрыли школы. Ну а после освобождения страны сидеть за одной партой в классе с теми, кто на пару лет тебя младше, мне не хотелось. И мама устроила меня гримером в театр, где работал ее новый друг. Я работал достаточно успешно, меня хвалили — но я не переставал мечтать о балете. И в 18 лет вдруг почувствовал, что если я ничего не сделаю для реализации своей мечты, то буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. И тогда я пришел к Соне Гаскелл, знаменитой балерине российского происхождения, которая тогда возглавляла труппу «Балетный рецитал», — и был принят.

— Но ведь не только потому, что вы были мужчиной, которых так не хватало на голландской балетной сцене…

— Нет конечно. У меня, пусть это и звучит нескромно, был особый талант — я запоминал танец буквально с первого показа, а после второго мог все повторить в мельчайших деталях. А еще мне здорово удавались вращения, пируэты. Так что я быстро стал солистом, выступал в различных голландских труппах, затем в Париже у Ролана Пети. Когда вернулся, в 25 лет получил возможность самостоятельной постановки для Нидерландского балета, который возглавляла Соня Гаскелл. Балет назывался «Feestgericht» («Праздничное») и был встречен очень доброжелательно. Понимаете, у нас в Голландии нет большой балетной традиции, а значит, нет косности мнений, нет и к тебе враждебного отношения.


Сцена из балета в постановке ван Манена

Рудольф Нуреев полностью изменил мужской танец

— Вы отказались от предложения сделать постановку специально для Мариинского театра…


— Ну, во-первых, мне через два месяца исполнится 83 года. Это не жалоба (смеется), я чувствую себя прекрасно, но у меня уже устоявшийся ритм — один новый балет в год, и он для Национального балета Нидерландов. А потом Мариинский театр — великий театр, с великими традициями. И это прекрасно, ибо традиции необходимы. Но они в то же время и опасны, ибо порождают консерватизм. Боюсь, моя новая постановка может не вписаться в систему ценностей Мариинского балета. Хотя мы прекрасно работали с его руководителем Юрием Фатеевым, перенося мои прежние балеты на Мариинскую сцену, такие как «Адажио хаммерклавир» Бетховена 1973 года или «Пять танго Астора Пьяццоллы» 1977-го. Как видим, это уже достаточно старые постановки.

— Пусть вы не ставили непосредственно для труппы Мариинского театра — однако вы работали с великими артистами, танцевавшими когда-то на его сцене, Рудольфом Нуреевым и Натальей Макаровой. Вспомните, пожалуйста, об этом.

— О, Рудольф был совершенно необычный человек! Он был великолепный танцовщик, но не это было главным в нем — а то, что он был абсолютно свободным. Прежде всего в образе мыслей. Он далеко не всегда слушал тебя, делал, бывало, по-своему — и я вдруг понимал, что хочу от него. Потому что он мне это только что показал!

Нуреев, приехав на Запад, полностью изменил мужской танец. Поднял его на невиданную высоту по сложности и выразительности. Все танцовщики пытались повторять его движения, имитировать их. Да, это плохие глаголы — но не в данном случае. Потому что вы должны сперва освоить технику, механизм движения — и только потом сможете его свободно использовать, не раньше. Теперь невозможно и представить, каким был мужской танец до него.

Я, правда, не поставил балета специально для него. Во-первых, на это у него не было времени, для этого надо было работать не три-пять дней, чтобы войти в готовую постановку, а больше месяца. А потом, как я ему в шутку говорил, я не хотел войти в «Золотую книгу» хореографов Рудольфа Нуреева. Но он прекрасно танцевал в моих балетах. «Пять танго» — это был шедевр!

— А Наталья Макарова?

— Она была прекрасной балериной, я ставил для нее, например, в Королевском балете Лондона. В то же время некая особенность в ней была. Она вела себя как американская звезда. Но я к этому относился нормально. Если ты в Америке звезда, то и должен вести себя как звезда (смеется).

Российских танцовщиков отличает высочайшая образованность, чего, в общем, не встретишь на Западе. А еще — они тебя слушают, полностью тебе доверяют. Ты им можешь сказать все, что считаешь нужным, — и они это исполнят. Они готовы репетировать столько, сколько надо, чтобы все получилось. Растворяются, так сказать, в режиссере. Западные же артисты — о, они подчас весьма высокого мнения о себе. Ты можешь зайти после репетиции в артистическую, похвалить, как прекрасно они танцевали, — и услышать что-то вроде: «Мы и без тебя это знаем, закрой дверь» (смеется).

Балет — это не занятие, это сама жизнь

— Вам скоро 83. Как вам удается поддерживать такую прекрасную форму?


— Ну, во-первых, я достаточно умерен в еде и алкоголе, хотя бокал белого сухого вина обязательно себе позволяю. Кроме того, я продолжаю быть таким же энергичным, как и раньше. Тем более мне не дает лениться мой друг Хэнк ван Дейк, с которым мы уже 43 года вместе. Он видеооператор, запечатлевает все мои балеты. Кроме того, он прекрасный массажист, способен снять любую боль. Бывает, мне куда-то не хочется ехать, принимать какое-то предложение. Но Хэнк меня убеждает — и я его слушаюсь. Как видите, верный друг — это то, без чего в жизни не обойтись. Ну а потом у меня много и молодых друзей, общаясь с которыми я и сам становлюсь моложе.

— Вся ваша жизнь прошла в балете. Пришлось ли вам ради балета чем-то жертвовать?

— Как такое можно говорить? Балет для меня — это не просто занятие по жизни, это сама моя жизнь. А раз так, то о каких жертвах может идти речь? Те, кто говорит о каких-то жертвах ради балета, — или лукавят, или лгут, или чужие для балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 12:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042501
Тема| Балет, XIV международный фестиваль балета Dance open, Dutch National Ballet
Автор| Надежда Маркова корреспондент Екатерина Нечитайло
Заголовок| Back to Bach: неиссякаемый ручей (СПб, Александринский театр)
Где опубликовано| © Портал Субкультура (Спб)
Дата публикации| 2015-04-24
Ссылка| http://sub-cult.ru/teatrz/72-teatr/3841-back-to-bach-neissyakaemyj-ruchej-spb-aleksandrinskij-teatr
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

"Back to Bach" в исполнении Dutch National Ballet на сцене Александринского театра открылся XIV Международный фестиваль "Dance Open". О вечном возвращении к Баху рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.

- по клику

Непревзойденный мастер полифонии Иоганн Себастьян Бах, создавший более тысячи произведений, работал во всех значимых жанрах эпохи барокко, кроме оперы. Балетов он, конечно же, тоже не писал, но многочисленные аллеманды, куранты, сарабанды, жиги, менуэты, полонезы, входившие в состав сюит, до сих пор служат притягательными музыкальными маяками для современных хореографов. Кто-то считает их вызовом, кто-то - провокацией, а кто-то воспринимает руководством к действию. В элегантном хореографическом коллаже Национального балета Нидерландов "Back to Bach", открывшем международный фестиваль "Dance Open", шесть различных постановщиков виртуозно размышляют о вечном возвращении, проверяют на прочность иных композиторов, перекладывают на ноги исполнителей стремительные хореографические рисунки, соглашаются с Робертом Шуманом в том, что Бах не новый, не старый, он нечто гораздо большее — он вечный.



Шепоты и крики

Мягкий свет. Размытое импрессионистическое полотно на заднем плане. Две фигуры в нежно - кирпичных одеждах. Размытость звучания Концерта для фортепиано с оркестром Соль мажор Мориса Равеля. Туманный "Дуэт". Первая миниатюра вечера, созданная художественным руководителем лондонского Королевского балета Кристофером Уилдоном, воздушна, тонка и неуловима, романтична и ускользающа. Легкие арабески в прогибе, деликатные прыжки, плавные линии - кажется, что исполнители парят над сценой, останавливаются за несколько сантиметров до соприкосновения с полом, шепчут телами друг другу самые важные слова. Это только начало, зарождение, исток. Переходом от трепета к действию становится "Повтор" художественного руководителя нидерландской труппы Теда Брандсена, который выбрал для своего опуса музыку Филипа Гласса к фильму "Часы". Тягучими движениями пара танцовщиков очерчивает тайну отношений, выкладывает собой тоску по неминуемой разлуке, пытается снова и снова плавно соединиться, оставляя место для личной интерпретации зрителя. Резкие отрывистые всполохи, зовы плоти случатся позже, в "Миносе" Хуанхо Аркеса, где два исполнителя сплетаются руками и телами, сжимаются и раскрываются импульсом, напоминают медузу, качающуюся на волнах. Движения девушки призывны и открыты, решительны и четки, умело вплетены в аудиокартину происходящего, созданную Рюичи Сакамото и Альва Ното, в которой кроме музыки слышен фон технических и электронных шумов. Парень же, хлестко кидающий батманы, то активно и стремительно пересекает сцену, то бесстрашно отдается поддержкам, то, притаившись, выжидает время начала охоты.

Один в поле - воин

Зарисовка "Оффи" Марко Гёке, поставленная на три песни Джонни Кэша, сначала может показаться сольным выступлением невероятно техничного Марийна Радемакера, в котором последний лихо и азартно демонстрирует владение каждой клеточкой организма. После минуты просмотра начинаешь осознавать, что обаятельный танцовщик находится на сцене не в ритмичном монологе, а в публичном разговоре с внутренним "я", внешним "оно", телом, музыкой. Активные руки, выбивание из себя движений, подчеркнутые изгибы, мельтешение, мелкая дрожь в ногах, собственное обнимание, постоянные пробежки из света в тень создают ощущение наивности и легкого безумия. Он напоминает то страуса, который прячет голову в песок, то собаку, кусаемую насекомыми, то кота, смачно растягивающего себя в пространстве. Здесь тело реагирует на голос, а голос Кэша, кажется, безоговорочно сдался в подчинение светловолосому танцовщику.

Страсти по Баху

Балеты Ханса ван Манена находятся в арсенале многих танцевальных компаний по всему миру, которые мечтают об эксклюзивной постановке именно для них. Но уже много лет одна из главных легенд современной хореографии сотрудничает с Dutch National Ballet, подчеркивая важность работы именно с этим коллективом. В "Фантазии", премьера которой состоялась в 1993-м году, шесть танцовщиков в комбинезонах и с оголенными мужскими торсами то в парах, то в ансамбле тихонько заигрывают друг с другом, соблазняют и поддаются, выписывают локтями и кистями рук невидимые узоры, грозят миру указательными пальцами. Они постоянно сохраняют опорную ось, направляют движения вверх, бесстрашно раздвигают границы всеми конечностями. Углы наклона здесь выверены до миллиметра, синхронность схожа с безошибочным полетом боевых самолетов в ответственный день. Под несколько прелюдий Баха они выкристаллизовывают танец со структурной точностью, чистотой, простотой, обстоятельностью, прозрачностью и конкретикой. Финальным же баховским аккордом становится последняя миниатюра, созданная польским хореографом Кшиштофом Пастором, которая носит название "Свет и тень". Здесь и вторая часть 3-ей оркестровой сюиты Баха ("Air"), и его "Гольдберг-вариации", и юмор, и неистовые барочные танцы. Спокойные тона взрывает яркая красная юбка, танцовщицы ныряют под ноги мужчин, исполнители двигаются каноном, задорно улыбаются, манерно покачивают головками. Артисты, прокладывая калейдоскопические узоры, отвешивают в парах галантные поклоны, балансируют, встают в линейки, прогибаются и семенят, выстраиваются в полотна Вермеера, некие кадры из фильма про Людовика XIV, в которые вдруг ворвалось немного современного мира.

Шесть разноплановых сочинений не создают целостности, но и не вызывают ощущение разрозненности, подчеркивая непрекращающиеся культурные и жизненные процессы. Надо сказать, что в итоге от Баха никто и не уходил, он всегда где-то рядом: в пастельность Равеля, в сладкозвучности Гласса, даже в клавишных поисках Сакамото. Музыка здесь - морская царица, в волны которой можно погрузить себя, есть возможность смыть ими повседневность и усталость, существует и риск быть погребенными под их властным бурлением. Но именно эту опасность исполнители Национального балета Нидерландов перетанцовывают с первых же секунд. Они выдержаны и контрастны, графичны и ассоциативны, изящны, отточены, колоритны. И, кажется, вот-вот начнут двигаться "der Bach".
Что по-немецки означает "ручеек".
--------------------------------
Остальные фото - по ссылке

Фотографии Екатерины Кравцовой
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042502
Тема| Балет, "Золотая Маска", Екатеринбургский театр оперы и балета, "Цветоделика"
Автор| Надежда Маркова корреспондент Екатерина Нечитайло
Заголовок| Цветоделика: любовное настроение (Москва, Новая Опера)
Где опубликовано| © Портал Субкультура (Спб)
Дата публикации| 2015-04-14
Ссылка| http://sub-cult.ru/teatrz/72-teatr/3788-tsvetodelika-lyubovnoe-nastroenie-moskva-novaya-opera
Аннотация|

Под управлением Павла Клиничева калейдоскоп "Цветоделики" Вячеслава Самодурова яркими красками разлился в Новой Опере. О номинированном на четыре "Золотые Маски" спектакле Екатеринбургского театра оперы и балета рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.



У каждого музыкального произведения есть корреспондирующий с ним цвет, который может быть различным в восприятии слушателей. Для кого-то Шестая симфония Чайковского искрится зеленым, у кого-то "Покаянный канон" Пярта ассоциируется с небесно-голубым, в воображении одного "Человеческий голос" Пуленка является алым, а в представлении другого-иссиня-черным. В 1665 году Ньютон с помощью стеклянной призмы точно разложил музыкальную октаву на солнечный спектр, где "до" соответствовала красному цвету, "ре" — фиолетовому, "ми" — синему, "фа" — голубому, "соль" — зеленому, «ля» — желтому, а "си" — оранжевому. Основоположник же цветомузыкального искусства Александр Николаевич Скрябин в "Прометее" выстраивал световую партитуру на отдельном нотном стане: другие композиторы написали бы "тихо", "нежно", "помпезно", а Скрябин — "туманно", "сверкающе", "светоносная волна". В стильном спектакле Екатеринбургского театра оперы и балета "Цветоделика" хореограф Вячеслав Самодуров и дирижер Павел Клиничев связывают воедино "вчера", "сегодня", "завтра", пробегая по разноцветной истории балета то летящей походкой, то уверенной поступью, то вспрыгивая на носочки, то шагая с пятки.

"Цветоделика" - название весьма претенциозное, лишенное конкретики, рождающее множество ассоциаций, на которых триумфатор прошлогодней "Золотой маски" Вячеслав Самодуров и выстраивает свою новую работу. Бывший премьер Мариинского театра, Национального балета Нидерландов, Королевского балета Ковент-Гарден, поставивший свой первый полноценный балетный опус в 2010-м году для труппы Михайловского театра, а с 2011 года возглавивший балетную труппу в Екатеринбурге, иронизирует и озорничает, предлагает погрузиться не в цветомузыку, но в цветохореографию, хитро улыбается Баланчину и Форсайту, позволяет зрителю самому определить взаимоотношения персонажей, уровень утраченности иллюзий, степень серьезности происходящего.



Пространство Энтони Макилуэйна, созданное из пластиковых щитов, подсвеченных светодиодными трубками, напоминает стеклянный холл бизнес-центра, парник для исследований, теплицу, в которой выращиваются диковинные цветы. В первом акте, названном "Антично-белый/ Фуксия", над головами копошащейся группки не то белых лебедей, не то снежинок периодически вспыхивает святящийся ядовитыми новогодними цветами причудливый вензель. Танцовщицы в белых шопенках и корсетах готовятся к предстоящему старту, выгибают руки, выставив острые локти, наклоняются и разминаются, проплывают хороводом, катаются по полу, садятся, покорно сложив крылья, ожидают своей главной роли. Но они так и останутся массой, вспомогательным элементом для пары (Елена Кабанова - Кирилл Попов), которая могла перекочевать сюда практически из любого романтического балета. Саму идею "Моцартианы", использованной в качестве музыкального сопровождения, Петр Ильич Чайковский определил как "старина в современной обработке". Именно этим и пользуется Самодуров: тоска по идеалу, воздушность балерины в юбке ядреного цвета, замирающей в графичном арабеске, соседствует с развернутыми внутрь стопами кордебалета. Кажется, что ему интересно смотреть на прошлое лишь через призму сегодняшнего дня, он только-только дает намек на известный балетный дуэт, но тут же его разрушает. Элементом неожиданности становится периодический "пролет" через всю сцену загадочно улыбающегося небесного создания, Сильфиды, подвешенной на тросах, которые специально не спрятаны. За любым чудом стоит мастерство, сумасшедший труд, театральная машинерия.



В "Ультрафиолете", поставленном на "Вечный двигатель" и две редакции "Братьев" Арво Пярта, музыка и движения будто рождаются из ниоткуда и уходят в никуда, растягиваются во времени, выплескиваются, оставляют после себя рябь. Лариса Люшина, картинно выгнув спину, несет себя через сумрачно-фиолетовый туман, разрезает залитое светом пространство, которое включает и бледно-розовый, и сиреневый, и васильковый, и лиловый, и перламутрово-синий (художник по свету - Евгений Виноградов). Кирилл Попов же укутывает ее в огромный шлейф, заботливо укрывает от бурь, готов целовать подол платья. Во второй части от многослойной одежды не останется и следа - только разговор по душам, только обнаженные чувства, только то, что не рассмотреть невооруженным глазом. Они выгибаются, передают друг другу кончиками пальцев невидимый шар, настраивая энергетическую связь, сплетаются руками, ходят, расположив свои ступни на ступнях другого. Минимализм и серийность в партитуре усилена повторяющимся движениями: зависание в прогибе, стремление уйти, но притягивание обратно, балансировка на одной ноге и голове, расположенной на руке партнера. Исполнителям вторят их цветные проекции, напоминая северное сияние, зелень фильма "Матрица", графическое изображение звуковой волны.



Третья же часть, названная именно "Цветоделикой", становится парадом - алле, фейерверком, летней гирляндой, взрывом и буйством цвета. Сначала не в шутку кажется, что труппа затанцует "Рубины" Баланчина, выстроившись в начальную позировку, где спины прогнуты, одна нога впереди, руки соединены с руками партнеров и подняты над собой. Но танцовщицы в серых купальниках и пачках от художника по костюмам Ирэны Белоусовой, которые напоминают клумбу или цветастую шапочку гриба с зеленой изнанкой из какой-то мультипликации, начинают резво прыгать, наворачивать круги, собираться в картинки, остервенело кидать батманы разных градусов. Они танцуют с упоением, игривостью, восторгом и какой-то детской любовью к происходящему. Кажется, что именно эта часть попадает в тренд, стиль, ритм большого города, наполненный суетой, спешкой и азартом. Танцовщики во главе со своим художественным руководителем пытаются познать психофизику цвета, превратить его в движение, уловить различные нюансы.



Дирижер Павел Клиничев осторожно и подробно прорабатывает партитуры трех различных композиторов, отказываясь от создания цельного музыкального полотна. Сюита "Моцартиана", задуманная в 1884-м году и написанная Чайковским летом 1887-го, звучит свежо и акцентированно, легко и не перегруженно, галантно, с сохранением ритмов и романтической воздушностью. Сочинения эстонского композитора Арво Пярта, считающиеся молитвами в музыке, здесь буквально пышут тайной и загадочностью. Виртуозные пассажи и монологи скрипки интенсивно развиваются в рамках кажущегося постоянства, односложно-тягучи, но при этом тревожны, похожи на бесконечную колыбельную для боли. В "Сельском концерте для клавесина с оркестром" Франсиса Пуленка, выбранном для третьего акта, из общей канвы немного выбивается излишнее позвякивание того самого клавесина на верхах, но даже его можно считать необходимой "сумасшедшинкой" для атмосферы всеобщего веселья.



Цветные картинки Вячеслава Самодурова летят со стремительной скоростью. Он изобретателен и бесстрашен, уверен в себе и в своих подопечных, открыт для постижения новых горизонтов. После просмотра спектакля начинает казаться, что синий цвет танцует так, а не иначе, мятный льется по задуманному, желтый по-настоящему звучит именно предложенным вариантом. Он, подобно ювелиру, обтачивает все лишнее, переформатирует труппу и зрителя, очаровывает, выращивает и изменяет, оставаясь в рамках выбранного курса. И делает он это так тонко и бережно, что хочется затаить дыхание при просмотре. Лишь бы только не спугнуть любовное настроение.



Фотографии Елены Леховой
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 1:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042503
Тема| Балет, МАМТ, Фотовыстака, "Манон", Персоналии, Полина Семионова, Галина Крапивина
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| «Балетная артерия в организме музыкального театра»
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2015-04-25
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/04/25/baletnaya-arteriya-v-organizme-muzikalnogo-teatra-284775.html
Аннотация|

Так Владимир Иванович Немирович-Данченко определил в далеком 1936 году роль балета в недрах музыкального театра. Ныне его детище – Московский музыкальный театр – отмечает уже 75-й сезон вхождения профессионального балетного коллектива в основной состав своей исполнительской труппы.

В связи с юбилеем в атриуме театра была показана большая ретроспективная фотовыставка. Открывая ее и представляя одновременно красочный буклет «БАЛЕТ. 75 лет истории», гендиректор театра Ара Карапетян рассказал о не простом, но знаменательном творческом пути балетного «Стасика»:

«Театр, рожденный как театр новой эстетики, сценического и музыкального эксперимента, и сегодня остается таким же молодым, ищущим. Нужна была смелость, чтобы обратиться с просьбой о постановках в театре к выдающемуся балетмейстеру Джону Ноймайеру, первыми в России станцевать балеты Начо Дуато, Иржи Килиана, Йормы Эло, начать освоение английской балетной классики... Когда-то с огромным трудом Владимиру Бурмейстеру было разрешено поставить «Лебединое озеро», которое сегодня – общепризнанный в мире хореографический шедевр, наша классика».

И с этим не поспоришь. Только в поиске, в движении, в борьбе художник способен творить чудо искусства. И тогда, глядя на сцену, невольно вспоминаешь слова поэта:

Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик –
В ней есть душа, в ней есть свобода
В ней есть любовь, в ней есть язык…

Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко возник из объединения оперных театров двух легендарных реформаторов сценического искусства. Великих режиссеров не устраивала опера, представляемая как «концерт в костюмах». Они стремились, чтобы музыкальные спектакли были столь же действенными и содержательными, как спектакли драматические.

Через некоторое время в состав нового театра вошла балетная труппа Викторины Кригер «Московский Художественный балет», чье название определяло творческие устремления артистов жить и работать по «системе Станиславского».

Творцом уникального балетного репертуара театра «танцующих актеров» стал Владимир Бурмейстер (1904-1971), более 30 лет пребывавший на капитанском мостике одного из флагманов хореографического искусства России. Бурмейстер был одним из первых хореографов, кто попытался «выстроить драматургию балета», приблизив действо к композиторской партитуре. Этим принципам следовали и его последователи Алексей Чичинадзе, Дмитрий Брянцев…

К числу балетов-триумфаторов тех лет следует отнести «Штраусиану» (1941), «Эсмеральду» (1950), «Лебединое озеро» (1953), «Снегурочку» (1963), «Болеро» (1964), «Красные дьяволята» (1967)… Многие годы «Лебединое озеро» Бурмейстера украшало афишу «Гранд-Опера» в Париже.

На жанровом многообразии репертуара формируется по сей день уникальная балетная труппа, которой по силам любые стили классического и современного хореографического искусства.

Показанный в рамках юбилейного вечера балет МакМиллана «Манон» на музыку Массне, российская премьера которого состоялась в «Стасике» в июле прошлого года – яркое тому свидетельство. Помнится, тогда произошла досадная замена: де Гриё танцевал корпулентный премьер Датского королевского балета Албан Лендорф вместо любимца москвичей Сергея Полунина, блиставшего в этой партии еще в Ковент-Гардене, но решившего покинуть «Стасик».

«Манон» – зрелищный спектакль, образец английского драмбалета, сочетающий изысканную хореографию неспешного повествования с каскадом изобретательных поддержек чувственного порыва. Балет лукав и эротичен, как его героиня, и требует от исполнителей технической виртуозности и выразительной актерской игры. Труппе «Стасика» это по силам и возможностям, поэтому мировые звезды любят с ней танцевать. Вот и на этот раз в роли Манон выступила солистка American Ballet Theatre Полина Семионова, которая в 2002 году окончила Московскую академию хореографии.

Образ Манон Леско – безусловный шедевр хореографа, и редкая балерина не мечтает об этой роли. Он зарождается в исповеди де Гриё (Иван Михалёв) во время первого дуэта героев. Благоговение перед совершенством прелестного создания, умиление ее шаловливой непосредственностью создают тот «отраженный свет», которым «светит» героиня. МакМиллан умел делать из кокоток герцогинь.

Полина Семионова создала образ простодушной, ветреной и весьма соблазнительной девушки, которая искренне отдается внезапно охватившему ее чувству к де Гриё и столь же искренне, но теперь уже ради денег и роскошных нарядов, отрекается от возлюбленного в пользу месье Г.М. (Станислав Бухараев).

В танце Семионовой завораживают чистые линии и выразительные руки. Балерина выстраивает образ постепенно, на полутонах. Ее Манон – жертва роковых обстоятельств и интриг брата, которого она обожает. Дмитрий Соболевский создал запоминающийся образ умного, хитрого, расчетливого негодяя Леско, тонко манипулирующего и сестрой, и де Гриё.

Но самое ценное в «Манон» – это знаменитые дуэты. Они являются не только кульминацией каждого из трех актов балета, но и связывают между собой характеры персонажей в образном мире спектакля. Четыре адажио Манон и де Гриё создают некое замкнутое интимное пространство, в котором существуют только двое: Она и Он, Он и Она.

Рассказав пластическими средствами историю безгрешной развратницы, бескорыстной любительницы роскоши, скромной искусительницы, ставшей предметом сердечного увлечения юноши де Гриё, МакМиллан, как и большинство других интерпретаторов романа аббата Прево, оставляет зрителям право решать, кто она, Манон Леско, – «чудовище разврата и испорченности или сама невинность и чистота, уличная девка или ангел во плоти»?

Для представления читателям «Вечерней Москвы» я выбрал педагога-репетитора Галину Крапивину, экс-солистку театра народную артистку России. Закончив Московское хореографическое училище в 1968 году, она поступила в труппу Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко и задержалась в ней почти на 50 лет. Здесь она станцевала многие ведущие партии в балетах классического репертуара и в постановках Бурмейстера и Чичинадзе, здесь нашла свое счастье – вышла замуж за своего одноклассника Михаила Крапивина, с которым танцевала на выпускном экзамене «Тщетную предосторожность», здесь родила и вырастила дочку – прекрасную балерину Наталью Крапивину, здесь стала педагогом-репетиром. Среди ее учениц две звездные Натальи – Ледовская и Сомова.

- Чем вас околдовал «Стасик», что вы посвятили ему жизнь?

- Оригинальным репертуаром. Ни в одном театре не было такого «Лебединого», такой «Эсмеральды», такой «Снегурочки», такой «Золушки». Наш театр был жизнерадостным, открытым эксперименту и всему новому, а потому пользовался зрительской любовью.

- А как встретили вас, юную выпускницу училища, тогдашние примы Виолетта Бовт и Элеонора Власова?

- Хорошо встретили. Слухи об их взрывных характерах, мне кажется, сильно преувеличены. Виолетта Трофимовна даже готовила со мной партию Эсмеральды, в которой сама она блистала. Но постоянным нашим наставником, до его ухода в классический балет, был выдающийся педагог с собственной методикой преподавания классического танца Наум Маттаньевич Азарин. Занятия с ним – это отдельная школа балетного мастерства. Он подготовил целую плеяду танцовщиков к международным конкурсам, на которых они неизменно завоевывали золотые медали.

- Чем отличаются нынешние выпускники балетных школ от выпускников вашего поколения?

- Они больше повернуты на технику.

- У вас звездная семья. И муж, и дочь тоже блистательные танцовщики – народные артисты России. Не кружится голова от такого «звездопада»?

- Балет – искусство, которое отнимает всё время, так что звезды считать некогда (улыбается).

- И последний вопрос, точнее два вопроса: какой момент в вашей творческой судьбе был самым счастливым и какой – самым печальным?

- Самым печальным для меня был уход Наума Маттаньевича от нас, а в скором времени и из жизни, у него было больное сердце. А самым счастливым, пожалуй, выступление в 1981 году на IV Московском международном конкурсе артистов балета в качестве партнерши Ирека Мухамедова, который завоевал тогда гран- при и золотую медаль. Тридцать три члена жюри единодушно отдали пальму первенства Иреку. Поскольку я была партнершей и в конкурсе не участвовала, то в коронном па-де-де из «Дон Кихота» чувствовала себя легко, свободно и совсем не волновалась. В прессе было немало восторженных отзывов о нашем выступлении. Позже я пережила эти минуты счастья еще раз, когда танцевала в паре с мужем в «Дон Кихоте» в нашем театре. У нас тогда как раз была премьера.

- А как вам сегодняшнее выступление «заморской гостьи» в балете, в котором танцуют ваши ученицы?

- Полина мне нравится со школы. Она танцует с чувством. Помнится, Володе Малахову она приглянулась на выпускном экзамене, и он сразу пригласил юную танцовщицу в Государственный Балет Берлина, которым он тогда руководил, на положение прима-балерины. Таковы превратности балетных судеб.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 10:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042504
Тема| Балет, театра «Астана Опера», Премьера, "Бахчисарайский фонтан"
Автор| Дулат ЖУМАГАЗИН, Фотограф: Александр ГОНЧАРЕНКО
Заголовок| Зрелище оскароносных мастеров
Где опубликовано| © Газета Инфо-Цес
Дата публикации| 2015-04-20
Ссылка| http://www.info-tses.kz/red/article.php?article=815980&sphrase_id=210845
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Поглощенный горем хан Гирей воздвиг в память о своей возлюбленной фонтан, который тут же назвали фонтаном слез…

Невероятная и невзаимная любовь связывает двух главных героев новой постановки театра «Астана Опера» «Бахчисарайский фонтан», премьера которой прошла в столице 11 и 12 апреля. Хореографическая поэма Бориса Асафьева в четырех действиях с прологом и эпилогом по мотивам одноименной поэмы Александра Пушкина впервые была поставлена балетмейстером Ростиславом Захаровым в 1934 году. Сегодня она наверняка во многом стала иной. Изменилось звучание, интерпретация, а главное — масштаб. Величественные и исполинские декорации, созданные на сцене нашей оперы, впечатляют больше всего. На фоне монолитной и равнодушной немоты колонн все людское копошение внизу кажется мелким и проходящим, лишний раз напоминая зрителям о бренности любых человеческих страстей. А скрупулезные и аутентичные костюмы всех действующих лиц не оставляют места для сомнений в том, что все взаправду и без наигрыша. То ли это заслуга великого Станиславского, о котором мы поговорим позже, то ли оскароносного костюмера Франки Скуарчапино и декоратора Эцио Фриджерио. Оба этих признанных Мастера внесли огромный вклад в общую атмосферу и достоверность всего действа. Древние дворцы, крепость и сады мусульманских правителей, которые считались наивысшим достижением мавританских архитекторов в Западной Европе, как и сам фонтан слез, были воссозданы при помощи не только живого декора, но и 3D-проекции на заднем плане. Сам фонтан, согласно историческим хроникам, относится к классу фонтанов, именуемых по названию райского источника Сельсебиль. Эти сооружения, имеющие культовое значение, ставились когда-то на святых местах. Существует поверье, что, когда душа попадает в райские сады, она питается водой из этого чистого источника. В итоге все это составляет единую композицию — Альгамбру — квинтэссенцию и все лучшее, что было и есть в арабской архитектуре.
Кстати, мастерство Франки Скуарчапино и Эцио Фриджерио было отмечено еще в 1990 году. Тогда заветная золотая статуэтка «Оскар» была им вручена после выхода фильма «Сирано де Бержерак», главную роль в котором исполнил Жерар Депардье. Кроме «Оскара», костюмы и декорации фильма также были отмечены премиями «Сезар» и Bafta, а сам фильм номинировался на «Золотую пальмовую ветвь» и стал обладателем «Золотого глобуса». Безусловно, после набора таких маститых талантов «Бахчисарайский фонтан», как результат целого года подготовки, не мог не получиться на славу. Поэтому сотрудники театра обещают, что те, кто не смог увидеть постановку в первый раз, обязательно увидят ее в ближайшем будущем.

Реинкарнация самодура

История, которая легла в основу балета, отработана по лекалам традиционного драматического театра, а именно по системе Станиславского. Так, по крайней мере, нас заверили создатели. Весьма сложно такое представить, однако заслуженный историк, критик балета и преподаватель Академии русского балета им. А. Вагановой Ольга Розанова, которая принимала участие в подготовке премьеры, попыталась разъяснить нам суть.

— Отвечая на ваш вопрос о том, как в балетную пьесу была внедрена система Станиславского, хотелось бы вспомнить хореографа пьесы Ростислава Захарова, который был еще и режиссером. Поэтому его произведения отличает четкая логичность и продуманность повествования. Об этом когда-то писала и сама Галина Уланова. Захаров заставлял всю балетную труппу садиться за стол, и, прежде чем выступить, они обсуждали все свои действия и логический смысл того или иного жеста. Вначале все артисты, конечно, были в шоке от таких застолий, но потом начали хотеть этого сами. Так и зародился постепенно русский драматический балет. То есть это в первую очередь театр, который несет не только эстетическую, но и просветительскую миссию. И он вместе с тем понятен даже самому простому и неискушенному зрителю.

— А где именно заключено то просветительское зерно в этом произведении? Ведь главный герой все же является жестоким завоевателем.

— Вы все знаете, что этот спектакль существует очень давно на сценах самых разных театров, в том числе и Мариинского. Его столь долгий успех заключается в том, что он несет великую идею. Эта идея не о том, что нехороший хан Гирей напал и разорил польский замок. А о том, что только личные страдания и лишения делают человека человеком. Ведь в конце всей истории Гирей остается совершенно один, и только тогда он понимает, что значат настоящие человеческие чувства и потеря кого-то очень родного. Поэтому Пушкин, как автор произведения, пытался донести до читателей мысль о том, что потеря любви способна даже из самого жестокого деспота и самодура сделать человека.

Балет — дело молодых

Над образом Заремы — главной героини балета — работала народная артистка России, художественный руководитель балета «Астана Опера» Алтынай Асылмуратова. К этой партии она подготовила ведущих солисток театра: приглашенную солистку Театра балета Бориса Эйфмана Айгерим Бекетаеву, заслуженного деятеля РК Гаухар Усину и Анель Рустемову. Она признается, что все эти артистки очень молоды для таких ролей и что сама она когда-то исполняла роль Заремы в более зрелом возрасте. Но, тем не менее, по ее словам, и Мария, и Зарема являются героинями, заставляющими любую балерину расти и думать.

«Замечательный балет «Бахчисарайский фонтан» был поставлен Р. Захаровым в тогда еще Кировском театре, и с тех пор он идет безостановочно. Все изначально заложенные традиции очень бережно передаются из ног в ноги, из рук в руки. Выдающаяся российская балерина Татьяна Вечеслова создала прекрасный образ Заремы, а безупречно исполненная Улановой Мария является эталоном для молодых артистов и сегодня. Народная артистка СССР Ольга Моисеева переняла мастерство у Вечесловой и, в свою очередь, с обстоятельными объяснениями и с большой любовью передала все тонкости этой роли мне. Я работала над этой партией с тремя балеринами, все они разные, и это мне нравится», — рассказала Алтынай Асылмуратова. Также она отметила, что балет — это все же искусство для молодых. Но, не имея даже элементарного житейского опыта отношений между мужчиной и женщиной, вряд ли можно сыграть роль так, чтобы зрители в нее поверили.

На вопрос, что чувствуют постановщики в преддверии премьеры, они ответили: «Предчувствие праздника — лучше, чем сам праздник».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 10:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042505
Тема| Балет, театра «Астана Опера», Премьера, "Бахчисарайский фонтан"
Автор| Фото и текст: Пресс-служба Астана Опера
Заголовок| В ожидании премьеры
Где опубликовано| © Газета Инфо-Цес
Дата публикации| 2015-04-07
Ссылка| http://www.info-tses.kz/specproekty/stolichnyy-obyektiv/article.php?article=812308
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Астана Опера" готовит грандиозную премьеру балета Б. Асафьева «Бахчисарайский фонтан».

Настоящих балетоманов, критиков и просто любителей балета ждут 11 и 12 апреля в Главном зале театра. Новая редакция известного балетного полотна принадлежит казахстанским хореографам Турсынбеку Нуркалиеву и Галие Бурибаевой. Художественное оформление спектакля создавали выдающиеся итальянские мастера Эцио Фриджерио и Франка Скуарчапино. Как известно, у маэстро Фриджерио все работы оригинальны, таких декораций, которые он создал для «Астана Опера», нет больше ни у одного театра в мире.
Фонтан любви, фонтан живой!
Несмотря на масштабность декораций, их общий вес оказался сравнительно небольшим - всего 8 тонн. Это стало возможным благодаря использованию прочного и легкого материала – алюминия. Жесткие декорации, кровати для наложниц и главных героинь, весь реквизит сделали в цехах «Астана Опера».

Базовые рабочие чертежи были сделаны в управлении реализации сценографических проектов «Астана Опера». Работники бутафорского цеха творчески подошли к процессу создания даже самых маленьких деталей.

К примеру, для того чтобы отлить кувшин и высушить его, необходим день, еще около двух часов понадобится, чтобы расписать его.

Кстати, все эскизы также создали итальянцы. Основную часть декораций изготавливали в Италии. Кропотливая работа велась вручную. Так, зритель сможет увидеть на сцене конструкции, сравнимые с пятиэтажным зданием. Ширина декораций достигает около двадцати трех метров, высота – двенадцати. Весь алюминиевый каркас покрыт уникальным стеклопластиком. Мастера выполнили искусную работу по оригинальной ручной лепке. На рисунки, находящиеся на разных частях декораций, они нанесли стекловолокно и получили хорошую форму, затем ее расписали и аккуратно раскрасили. Эцио Фриджерио, влюбленный в тему Востока, воплотил свой художественный замысел и в тканевой росписи – прекрасный и сложный вид искусства.

- В Италии очень хорошие технологии, к которым мы сейчас только идем, идем хорошими уверенными шагами. По задумке маэстро Фриджерио впервые у нас в театре будет использован экран, размеры которого поражают любое воображение. Реализация замысла сценографа заключалась в том, чтобы зрители увидели очень объемную картину устрашающего пожара польского замка. В театрах мира практически нигде не встречается подобное зрелище, - отметил руководитель управления реализации сценографических проектов и постановочных работ Виктор Караре.
В спектакле используется очень много света, над которым работал итальянский художник Виничо Кели, за спецэффекты отвечал художник по проекциям Серджо Металли. В первом и во втором актах задействована верхняя машинерия: все масштабные декорации будут уходить наверх. Все это декорационное чудо, иначе не назовешь, ехало в Казахстан прямиком из Италии в четырех фурах около десяти дней. Костюмы из Милана прилетели самолетом, преодолев 8 часов над землей, они успешно приземлились в Астане.
Над их созданием трудилась обладательница премии «Оскар» за лучшие сценические костюмы Франка Скуарчапино.

Художница использовала итальянские ткани, их неизвестные названия удивили наших художников – рафия мексиканская, ацетат и другие. Франка использовала также и традиционные, привычные в работе наших швей ткани: шелк, лен, органза, вискоза, жаккард (одна из дорогостоящих тканей, так как её производство трудозатратно), букле (грубая ткань полотняного переплетения из фасонной пряжи, имеющей крупные узелки, расположенные на некотором расстоянии друг от друга) и многие другие. Расцветка не дает скучать глазам – белый, красный, зеленый, болотный, оранжевый, натуральный синий, желтый, розовый, серый и черный.

Всего художник создала 186 эскизов костюмов. 26 нарядов для персонажей – евнухи, рабыни, служанки, черкесская пехота, католики и старики-татары – изготовили в пошивочном цехе «Астана Опера».

Для этого небольшого количества костюмов ткани также были закуплены в Италии. Каждый персонаж вписан в постановку фактурно и точно.


Спектакль «Бахчисарайский фонтан» триумфально шествует по мировым сценам в течение 80 лет. Музыка, написанная композитором Борисом Асафьевым, была специально рассчитана на хореодраму — особый сценический язык, точный и понятный.
Дирижер-постановщик новой редакции «Бахчисарайского фонтана» - заслуженный деятель РК Айдар Абжаханов.

В этом балете немало внимания уделено пантомиме. В постановке задействованы 92 человека – это все солисты, кордебалет, включая артистов миманса.

Партию Хана Гирея готовят сразу три артиста балета – Бауржан Мекембаев, Жанибек Иманкулов, заслуженный деятель РК Жандос Аубакиров. Но в первый день премьеры в этой роли выступит сам хореограф-постановщик – заслуженный деятель РК Турсынбек Нуркалиев. Эту партию хореограф танцевал в течение 36 лет, его дебют состоялся в 1979 году в постановке создателя этого балета – Ростислава Захарова.

Партию княжны Марии исполнит ведущая солистка «Астана Опера», приглашенная солистка Оперы Бордо (Франция) заслуженный деятель РК Мадина Басбаева. Балерине предстоит создать многогранный образ, в начале спектакля она нежная и счастливая невеста, которая готова дарить всю свою любовь жениху Вацлаву. Затем, попав в плен, пережив боль утраты родных и близких, она несчастная, находящаяся в постоянном страхе девушка.
Еще один очень яркий, интересный и сложный образ – любимая жена Гирея, ревнивая Зарема.

Народная артистка России художественный руководитель балета «Астана Опера» Алтынай Асылмуратова готовила к этой партии ведущих солисток театра - приглашенную солистку Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана Айгерим Бекетаеву, заслуженного деятеля РК Гаухар Усину и Анель Рустемову.

- Замечательный балет «Бахчисарайский фонтан» был поставлен Р. Захаровым в тогда еще Кировском театре, и с тех пор он идет безостановочно. Все изначально заложенные традиции очень бережно передаются из ног в ноги, из рук в руки. Выдающаяся российская балерина Татьяна Михайловна Вечеслова создала прекрасный образ Заремы, а безупречно исполненная сцена Улановой (Мария) и Вечесловой (Зарема) является эталоном для молодых артистов и сегодня. Народная артистка СССР Ольга Николаевна Моисеева переняла мастерство у Вечесловой и, в свою очередь, с обстоятельными объяснениями и с большой любовью передала все тонкости этой роли мне. Сейчас я работаю над этой партией с тремя балеринами, все они разные, и это мне нравится. Айгерим Бекетаева - способный и одаренный человек. Обычно такие партии сразу не делаются, как, в общем, большинство партий, я думаю, что вскоре она будет очень хорошей Заремой. Гаухар Усина – это совсем другая Зарема, она более порывистая, все правильно понимает, мы ищем сейчас с ней форму выражения. Анель Рустемова - мягкая, женственная, она правильно чувствует характер своей героини. Я стараюсь объяснить, в чем суть этого персонажа, какая Зарема, почему она идет на определенные поступки. Надо, чтобы балерины были органичными, дать им правильное направление, чтобы они сами попробовали себя в роли художников, создающих образ. Они должны надеть эту партию на себя, как одежду, чтобы она сидела на них удобно, и они чувствовали себя свободно. Зрителю, который не разбирается в балете, должно быть понятно, какие ему передают эмоции и почему. Искусство делают мелочи. Не туры и высота, а именно мелочи, важно все: как артист встал, как повернул голову. Я хочу, чтобы солисткам хватило сил, так как, повторюсь, партия очень сложная.


К слову, мировая премьера «Бахчисарайского балета» состоялась 28 сентября 1934 года в Государственном академическом театре оперы и балета имени С. М. Кирова, Ленинград (Мариинский).



Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 10:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042506
Тема| Балет, театра «Астана Опера», Премьера, "Бахчисарайский фонтан"
Автор| Анна НЕГИНА
Заголовок| «Фонтан любви, фонтан живой…»
Где опубликовано| © «Республиканская газета Казахстанская правда»
Дата публикации| 2015-04-17
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/fresh/view/fontan-lubvi-fontan-zhivoi
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Подарком для зрителей и украшением афиши Государственного театра оперы и балета Astana Opera стал балет Б. Асафьева «Бахчисарайский фонтан», премьера которого прошла с большим успехом.



В отличие от классических балетов «Бахчисарайский фонтан» – хореодрама, или драмбалет. Балетмейстер Ростислав Захаров создал выразительность особого рода, сочетающую элементы танца и пантомимы, однако с явным преобладанием последней. Он многое привнес в балет из опыта драматического театра, поэтому при постановке «Бахчисарайского фонтана» использовался застольный период работы с артистами. Для каждого образа находилась своя сквозная линия. Танец в образе стал новой ступенью балетного исполнительства, которое во многом зависело отныне не от изощренной техники танца, а от актерского мастерства и таланта.

Критики писали: «Музыка, хореография, живопись «Бахчисарайского фонтана», каждая в отдельности не могут быть признаны шедевром в своей области. Но, объединившись, они образовали уникальный сплав, который придал этому спектаклю качества шедевра». И публика в Astana Opera, судя по горячим аплодисментам и даже слезам особо чувствительных поклонниц Терпсихоры, была с ними согласна.
Напомним, что этот спектакль, поставленный в 2002 году в НТОБ им. К. Байсеитовой балетмейстерами – заслуженными деятелями РК Турсынбеком Нуркалиевым, Галией Бурибаевой и дирижером – заслуженным деятелем РК Айдаром Абжахановым, был перенесен в новой редакции на сцену Astana Opera. Но теперь его трудно узнать: могучий талант сценографа Эцио Фриджерио, тонкий вкус художника по костюмам Франки Скуарчапино, а также новые технологии, умело использованные художниками по свету и проекциям – Виничо Кели и Серджо Металли, сделали чудо.
Роскошь замка польского князя Потоцкого и Бахчисарайского дворца хана Гирея поражают, причем это не рисунок на полотне или так называемые «мягкие декорации», а настоящие колонны, стены и своды, изукрашенные резной плиткой. На вопрос журналистов, как итальянцам удалось так проникнуться темой Востока, Франка Скуарчапино объяснила, что они с Эцио давно живут на два дома: второй – в Турции. А критик из Санкт-Петербурга Ольга Розанова, приглашенная на премьеру, оценила подлинный дух Востока в танцах. Мужская татарская пляска в «Бахчисарайском фонтане» напомнила ей «Половецкие пляски» А. Бородина, которые произвели фурор на прошлогодних гастролях Astana Opera в Мариинке. Кордебалет был на высоте: и в первом «польском» акте, где танцуют церемонный полонез и веселый краковяк, и во втором, где затворницы гарема то с кувшинами, то с подносами или шарфами являют томную восточную негу.

Запоминается изящный танец с колокольчиками Асель Кусаиновой и Асель Оспанбаевой, монолог второй жены (бывшей любимой) в исполнении Айши Калдыбаевой и, конечно, танец-отчаяние военачальника Нурали, который постановщики доверяют самым виртуозным – Бахтияру Адамжану и во втором составе Серику Накыспекову. Их готовы сменить, если нужно, Арман Уразов и Эльдар Сарсембаев, так что «технарей» в труппе хватает. Но в драмбалете важна актерская игра, и мы ее видим: после героических прыжков и сумасшедших вращений Нурали буквально припадает к стопам своего повелителя, но безутешный после смерти Марии Гирей отталкивает преданного слугу. И это еще одна трагедия…

Но основная интрига не только поэмы, но и самого спектакля связана с главными женскими образами и, соответственно, с артистками, их создающими. Нежную Марию танцует заслуженный деятель РК Мадина Басбаева, и танец ее, и игра убеждают. А развевающиеся белые одежды делают ее героиню просто неземным созданием.

И хореографически, и драматически самый сложный образ Заремы – любимой жены хана Гирея. С заслуженным деятелем РК Гаухар Усиной и ведущей солисткой Айгерим Бекетаевой эту партию готовила художественный руководитель балета Astana Opera народная артистка России Алтынай Асылмуратова – по словам Ольги Розановой, лучшая Зарема последних 30 лет. Даже статичные фотографии передают гордый, сильный, страстный характер ее героини.

Наши солистки технически сложную партию (монолог Заремы в высоком темпе длится 11 минут!) освоили одинаково хорошо. Более взрослая и опытная Гаухар, на мой взгляд, ближе подошла к образу «звезды любви, звез­ды гарема». Она счастлива и горда не потому, что любимая жена Гирея, а потому, что страстно любящая. Именно это чувство выделяет ее из толпы невольниц, для которых «Однообразен каждый день, / И медленно часов теченье, / В гареме жизнью правит лень; / Мелькает редко наслажденье». Поэтому так неистово она защищает права страсти, дающей ей радость, ощущение свободы и превосходства над окружающими.

Те из зрителей, кто сидит близко к сцене, могут видеть мимику танцовщицы, наблюдать, как радость ожидания сменяется легкой тревогой, недоумением, неверием в очевидную холодность возлюбленного, потом следуют новые попытки привлечь его неистовой пляской, отчаяние и вновь надежда, еще более глубокое отчаяние, а потом и просто смертельное, когда Зарема, отринутая Гиреем, остается неподвижно лежать.

С последнего ряда галерки вряд ли можно разглядеть выражение лица даже при хорошем зрении, поэтому динамичную смену чувств должна передавать пластика. Замечательный белый Лебедь – Айгерим Бекетаева нежностью и мягкостью движений, на мой взгляд, ближе к Марии, а не к Зареме. В ней нет бесстыдства вакханки, разжигающей страсть, а есть почти детская обида за обман и предательство. Очень талантливая и очень молодая балерина еще будет расти с этой партией. Но и нынешняя трактовка роли имеет право на жизнь. Если допустить, что Зарема такая же юная и нежная, как Мария, то выбор Гирея оказывается еще более жестоким и необъяснимым для гордой грузинки...

Но сложнее всех пришлось исполнителям роли крымского хана, ведь он практически не танцует – в первом действии, убив жениха Марии Вацлава (как всегда, добротная работа главных наших принцев – заслуженного деятеля РК Таира Гатауова и Еркина Рахматуллаева), во втором действии он глубоко страдает от безответной любви. Очень непросто наполнить смыслом и переживанием долгие сидения на троне, при этом глядеть не на танцующих перед тобой жен, а как бы в себя. Пушкин в поэме, а Захаров и Асафьев – в балете показали «перерождение дикой души». Трагедию Гирея лучше всех на сцене передал сам хореограф-постановщик Турсынбек Нуркалиев – на его стороне и возраст (а эта партия возрастная), и опыт (он начал танцевать еще в постановке Захарова, 36 лет назад). Но молодые танцовщики – заслуженный деятель РК Жандос Аубакиров и Жанибек Иманкулов – переняли у педагога правильные манеру, походку, жесты несчастного одинокого хана.
Хочется поздравить с премьерой всех: зрителей, получивших удовольствие, и артистов с тем, что у них есть замечательный спектакль «на вырост», в котором можно бесконечно искать новые краски образов.

В доказательство приведу слова великой Улановой: «Я много лет продолжала работать над образом Марии. Мне кажется, вначале он был окрашен всего лишь одной основной краской – печалью. С годами моя Мария как будто оживала. Более сложным становился рисунок роли, более многогранным – характер героини. И если прежде моя Мария какими-то нервными порывистыми движениями отталкивала от себя Зарему или Гирея, то впоследствии я старалась печальной успокоенностью передать ощущение ее «тихой неволи». Я смело могу сказать, что после «Бахчисарайского фонтана» мне пришлось пересмотреть свои прежние работы».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 10:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042507
Тема| Балет, театра «Астана Опера», Премьера, "Бахчисарайский фонтан", Персоналии, Галия Бурибаева
Автор| Ольга Шишанова
Заголовок| Сказание о фонтане слезном
Где опубликовано| © "Новое поколение"
Дата публикации| 2015-04-09
Ссылка| http://www.np.kz/cultura/17370-skazanie-o-fontane-sleznom.html
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ

Грандиозную премьеру балета Бориса Асафьева “Бахчисарайский фонтан” готовит на послезавтра столичный театр “Астана Опера”. Новая редакция известного балетного полотна принадлежит казахстанским хореографам, заслуженным деятелям РК Турсынбеку Нуркалиеву и Галие Бурибаевой, которая любезно поделилась в эксклюзивном интервью своим мнением о постановке накануне премьеры с корреспондентом “НП”

- Галия Исмаиловна, в чем разница или, может быть, сходство нынешней постановки “Бахчисарайского фонтана” с теми, которые ставились еще в Алматы, а затем - в столичном Театре оперы и балета имени К. Байсеитовой?

- Я очень хорошо знаю постановку в Алматы, которая на протяжении всей моей творческой жизни шла в театре имени Абая. Да и в столичном театре имени К. Байсеитовой мы также поставили ее вместе с Турсунбеком Нуркалиевым. Но нынешняя постановка этого известного балета отличается очень сильно - ведь сейчас площадка-то совсем другая.

Кроме того, театр “Астана Опера” предоставляет нам, артистам, потрясающую возможность сотрудничать с выдающимися художниками даже не столетия, а целого тысячелетия. И, на мой взгляд, лучше итальянских мастеров Эцио Фриджерио и Франки Скуарчапино, с которыми мы сейчас в очередной раз вместе работаем, еще никто не передал на сцене ни богатство красок, ни богатство архитектуры. У них потрясающий вкус и столько знаний, так что разница не только большая, она радикальна. А ведь спектаклю уже 81 год - он был поставлен в 1934 году в Государственном академическом театре оперы и балета имени С. Кирова в Ленинграде. Сейчас это знаменитый Мариинский театр.



- Конечно же, здесь и труппа другая?

- Да. И не только. Во внимание надо принимать, что и художники совсем другие, и хор совсем другой, и у труппы возможности здесь совершенно другие, тем более, что только в первом акте задействованы 70 человек - это с мимансом и с хором. На протяжении всей постановки на сцене разворачиваются огромные красочные картины действа.

Если же говорить об исполнителях, то главные герои - это Мария, Зарема, хан Гирей, Вацлав и Нурали. Исполнители, которые их танцуют у нас, все потрясающе талантливы. Мадина Басбаева, одна из лучших наших балерин, исполняет партию Марии. У нее совершенно удивительное лицо, красивая физика, и еще она очень трудолюбивая. Мадина великолепно танцует, и когда начинается балет, она первая выходит на сцену, зритель видит первой ее. Потом она появляется вместе со своим романтическим героем Вацлавом, с помощью танца передавая свое ощущение счастья.

- Вацлав - это же вымышленный персонаж?

- Да, его придумал либреттист Николай Волков, он внес его для того, чтобы Мария не была одинока, ведь необходимо было сначала раскрыть ее характер, а уже потом показать в многогранном образе, так что в начале спектакля она нежная и счастливая невеста, которая готова дарить всю свою любовь жениху Вацлаву. Затем, попав в плен, пережив боль утраты родных и близких, она - несчастная, находящаяся в постоянном страхе девушка. Или вот хан Гирей - удивительная партия. Конечно, много есть исполнителей этой роли, в истории остался, например, легендарный Александр Лапаури, который танцевал эту партию в Большом театре. В нашей постановке партию хана Гирея готовят сразу три артиста балета - Бауржан Мекембаев, Жанибек Иманкулов и заслуженный деятель РК Жандос Аубакиров. Но в первый день премьеры в этой роли выступит сам хореограф-постановщик Турсынбек Нуркалиев. Эту партию он танцевал в течение 36 лет, его дебют состоялся в 1979 году в постановке создателя этого балета - Ростислава Захарова. Я считаю, что у этой партии самая, пожалуй, удивительная пластика. Там не везде надо прыгать, как обычно выражает себя хореография постановки - прыжками, верчением, определенной техникой. А именно - “брать зрителя” техникой пластичной мягкости, хотя мы говорим об очень грозном человеке, который постоянно в походах всех завоевывает и вдруг обнаруживает внутри красивую лирическую струну, которая оказывается задета Марией, что танцору доводится очень красиво отображать. Ведь музыкальный театр - это театр чистейшей романтики. И без любви тут никуда. Поэтому так хорошо показан и замечательный треугольник: Мария - хан Гирей - и его ревнивая Зарема. Есть еще и прекрасная партия Нурали, который совершенно предан своему властелину - хану Гирею, это его правая рука, человек-кошка, человек-тень.

- Еще Джузеппе Верди сказал: “Если у вас нет денег, не ставьте Аиду”. Относится ли эта фраза к вашей постановке?

- Да, и весьма. Потому что наш спектакль уже сам по себе предполагает восточную роскошь. Но это не в понимании арабского мира, а мира именно тюркского. В этом спектакле такой интересный подход - происходит смешение культур. Как, например, польский замок, христианская культура, оформление из эпохи барокко. И тут же восток, в оформлении присутствует альгамбра - этот витиеватый, потрясающе узорчатый песчаник как квинтэссенция арабской культуры красоты. Что же касается костюмов, там просто фантастический взрыв красок - Франка Скуарчапино особо чувствует цвет, который она всеми мыслимыми и не очень путями соединяет между собой в костюм. Повторюсь, мы уже делаем совместно с итальянскими мастерами-оформителями в нашем театре четвертый спектакль, и у меня только одна мысль: оформлять сцену и одевать артистов нужно только так, как это делает она.

- Каковы, на Ваш взгляд, ключевые точки спектакля, которые будут останавливать взгляд зрителя, заставляя его замирать от предвкушения?

- Всего у нас четыре картины с прологом и эпилогом, которые длятся в общей сложности два часа двадцать минут. В первом акте - это сражение в замке, во втором - это гарем, тот момент, когда Гирей отвергает Зарему, комната Марии и ее гибель. Затем - внутренний двор Бахчисарайского дворца, где происходит казнь Заремы, потрясающий татарский танец и, наконец, эпилог романса на музыку Бориса Астафьева “Фонтан любви...”.

Автор благодарит за помощь в работе над статьей сотрудников пресс-службы тетра “Астана Опера” Екатерину Романову и Асель Накупову.



Астана
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 27, 2015 8:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042701
Тема| Балет, Dance Open, Wiener Staatsballett
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Карнавальный вечер
Венский государственный балет на Dance Open

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №74, стр. 11
Дата публикации| 2015-04-27
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2717722
Аннотация|


Фото: Vienna State Ballet

На сцене БДТ с программой "Обратный отсчет", включающей балеты трех современных хореографов, выступила Wiener Staatsballett — одна из старейших трупп мира, сохранившая, по мнению ТАТЬЯНЫ КУЗНЕЦОВОЙ, юношескую свежесть.

Главная труппа Австрии приехала в Россию впервые за 393 года своего существования, что само по себе заслуживает внимания. Впрочем, если бы это случилось лет пять назад, интерес был бы чисто академический: в те недавние времена Венский балет слыл европейской провинцией. Но в 2010 году его возглавил Манюэль Легри, этуаль Парижской оперы и прирожденный лидер, и с тех пор венцы то и дело попадают в эпицентр балетных событий: худрук решительно реформирует репертуар, одновременно прививая многонациональной труппе французские интонации.

На Dance Open венцы привезли одноактные балеты трех современных авторов, причем россиянам знаком только один из них — Патрик де Бана, бывший солист труппы Бехара: он поставил "Весну священную" в Новосибирске и сольный номер Ивану Васильеву в программе "Короли танца", заработав репутацию хореографа-графомана. "Игры ветра", сочиненные им для венцев в 2013 году на Концерт для скрипки Чайковского, это реноме только укрепили. Восемнадцатиминутное сочинение на двух солисток, одного премьера (Кирилл Курлаев) и пятерых корифеев отличает эклектичное суесловие хореографического текста, наложенного на музыку с очевидной небрежностью. Пространственно балет примитивен, как репетиция: построенные в шеренгу артисты синхронно исполняют заданные комбинации. Прыгучий солист разбивает шеренги советским атлетизмом двойных ассамбле, жете ан турнан и разножек. Диковатое несоответствие движений музыке явно выдается за концептуальный жест, однако сильно смахивает на обыкновенную балетмейстерскую глухоту.

В 22-минутном балете "Сумерки" (2008) на сборную музыку современных композиторов разных стран хореограф Хелен Пикетт оплела классический танец орнаментальными узорами, намекая на танец живота и прочие обольстительности балетных гурий. Надо отдать должное автору, больше десяти лет протанцевавшей у Форсайта и обучающей мир его технологии импровизации: она вовсе не злоупотребляет "форсайтовщиной" — фирменной экстремальной "расчлененкой" тела на части, движущиеся в разных плоскостях. Хореограф Пикетт предпочитает внятную графику арабесков, перекидных жете, кабриолей и прочих вполне академичных па, однако сочетает их в таком количестве и разнообразии вариантов, насыщает их такой эротичной истомой, разбрасывает по сцене людей в таком изысканном хаосе, что "Сумерки", как и положено этому времени суток, околдовывают стремительной изменчивостью и превосходным исполнением многочисленных солистов — каждый из них отчетливо ведет свой голос в хитросплетенной партитуре балета.

Но главным открытием венских гастролей стало имя Наталии Хоречны — уроженки Братиславы, солистки знаменитого NDT, попробовавшей себя в качестве хореографа всего три года назад. Худрук Легри, мигом оценивший эти попытки, первым заказал ей целый спектакль (тот самый "Обратный отсчет" на сборную музыку, который показали в Петербурге), и теперь молодое дарование идет нарасхват. Западные критики называют Наталию Хоречну смесью Григоровича с Ноймайером. На самом деле она не похожа ни на кого — просто, как и классики, любит рассказывать танцем разные истории, что среди современных хореографов величайшая редкость. "Обратный отсчет" начинается самоубийством: герой, доказав в коротком экспрессивном монологе, что дошел до последней грани отчаяния, накидывает на шею спустившуюся с колосников петлю, и тут же его телом завладевают три дюжих молодца с обнаженными торсами и выкрашенными черным впадинами глаз — "ангелы смерти". Поначалу кажется, что все это уже где-то было. Девы в белых поэтичных хитонах и юноши в светлых штанах танцуют лирико-патетическое адажио, которое отличается от подобных разве что насыщенностью текста — у каждой из пяти пар своя хореография. Два тела, с головой накрытых белыми полотнищами, края которых исчезают за кулисами, красиво и мучительно стремятся друг к другу — чистая цитата из Бориса Эйфмана. За телом повешенного, продолжающего стоять с петлей на шее, обнаруживается его обнаженная мужская "душа" с пронзительно-тоскливым монологом.

Но ровно в тот момент, когда от прекрасных пошлостей начинает сводить скулы, хореограф Хоречна вдруг выворачивает свой балет наизнанку. Одеревеневший "труп", непочтительно перевернув, бревном отволакивают за кулисы; на сцену вываливается орда жизнерадостных ангелов в растрепанных париках, вовлекая в свою школярскую тусовку "душу" самоубийцы; пикантная чертовка по имени Герта Страгг отплясывает развязно-кабарешный номер, милуются пьяненькие новобрачные (причем жених уже без штанов) — словом, на сцене начинается такая кутерьма, что глаза разбегаются. При этом для каждого эпизода хореограф находит подходящую случаю изобильную лексику, легко порхая от стиля к стилю. После всех трансформаций и амбивалентностей действие вновь выруливает к вечным ценностям — духовным и хореографическим, однако уже нельзя поручиться, что "Обратный отсчет" отстаивает их всерьез.

Клоунская мистерия Наталии Хоречны многозначна и избыточна, как средневековое карнавальное действо. Фантазии, отваги и безоглядности автора хватило бы на десять обычных балетов. Эти качества столь редки в современном балетном мире, что явление словенки кажется таким же необычным, как жираф в альпийских лугах. Проницательный Легри, первым узаконивший на большой сцене фантасмагорический дар Хоречны, обеспечил своей труппе "право первой ночи" на продукцию нового хореографа, заодно доказав, что четырехсотлетнее прошлое Венского балета не превратило его в старика.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 5:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 27, 2015 9:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042702
Тема| Балет, XIX Международный балетный фестиваль балета (Чувашия),
Автор| Фото Евгения Добрынкина
Заголовок| Во второй день XIX балетного фестиваля зрители увидели "Лебединое озеро"
Где опубликовано| © Чебоксары.ru
Дата публикации| 2015-04-27
Ссылка| http://www.cheboksary.ru/culturen/27042015/page45436.htm
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Дружба с Марийским государственным театром оперы и балета им. Э. Сапаева – это уже традиция. На предыдущем фестивале чебоксарские зрители увидели его блистательный "Корсар" Адольфа Адана, а в декабре в рамках фестиваля "Зимние вечера" мы подарили йошкар-олинским зрителям шедевр Джузепе Верди "Отелло". 23 апреля встреча с коллегами из соседней республики повторилась вновь. Их "Лебединое озеро" Петра Чайковского украсило программу XIX Международного балетного фестиваля, в очередной раз подтвердив актуальность классики. Это уже четвёртая сценическая версия балета, на создание которой заслуженного артиста России, народного артиста Марий Эл, лауреата Государственной премии Марий Эл, художественного руководителя театра Константина Иванова вдохновило посещение замка Нойшванштайн во время гастролей в Германии.

Ничего лишнего. Предельная строгость линий и ясность постановочной мысли, звучащей в унисон с идеями композитора и вместе с тем не лишённой авторской индивидуальности. Одетта заслуженной артистки Марий Эл Ольги Челпановой была подобна нежной струне, пронзительно звучащей в сказочной тиши. Хрупкие крылья, готовые вмиг рассыпаться сотнями белоснежных перьев, таяли в лунном сиянии. И насколько ошарашивала ей Одиллия, терпкая, дерзкая, написанная броскими, решительными росчерками. Зигфрид заслуженного артиста Марий Эл Константина Короткова покорялся ей, словно ослеплённый колдовскими чарами. Могучие крылья Ротбарта расправил лауреат международных конкурсов Кирилл Паршин. Фейерверком остроумного юмора "выстрелил" Шут в исполнении Романа Старикова. Массовые сцены поражали масштабностью и внутренней приподнятостью. Ансамбли маленьких и больших лебедей, эффектные вспышки национальных зарисовок обрамляли вдумчивые сольные высказывания.

Оформление Бориса Голодницкого построено на контрасте света и тьмы. По бархату водной глади, бережно охраняемой величавыми скалами, растекаются красочные световые пятна. Костюмы заслуженного работника культуры Марий Эл Татьяны Изычевой сочетают в себе приглушённые пастельные тона лебединых сцен и насыщенную яркость картины бала. Стремительная мазурка, солнечный неаполитанский, темпераментный венгерский и страстный испанский танцы переплетались изысканными узорами. Занятно, что спектакль шёл в сопровождении нашего симфонического оркестра. А вот дирижёрской палочкой взмахнул молодой маэстро из Марийского театра Григорий Архипов. Его жесты отличались искромётностью и лёгкостью. Но в то же время – неисчерпаемая внутренняя наполненность. Какая глубина, какая смелость и какая стройность! Именно этими пушкинскими строками хотелось бы охарактеризовать "Лебединое озеро" в претворении марийской труппы. Классика бессмертна? Безусловно! Неспроста балет завоевал Гран-при на фестивале "Йошкар-Ола театральная-2015".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 28, 2015 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042801
Тема| Балет, Персоналии, Алина Кожокару
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Алина Кожокару
Где опубликовано| © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-04-27
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/1387
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Несравненная звезда мирового балета Алина Кожокару дала интервью специально для RBi, в котором рассказала о начале своего пути, любимых ролях и неимоверной работе над собой.



АК: В коммунистическое время в школах многие занимались гимнастикой, и я в том числе. Я могла заниматься только полтора года, потому что переходила из одной школы в другую. Родителям часто говорили, что у меня слишком много энергии, и надо с этим что-то делать, поэтому они решили отдать меня в балет. Начала заниматься балетом я в Румынии.

RBi: Потом Вас отобрали в хореографическое училище в Киеве?

АК: Да, это был обмен студентами между Бухарестом, Кишиневом и Киевом. Я выбрала Киев.

RBi: Вы сами приняли решение уехать?

АК: Родителям было тяжело. Я не знала, куда я еду, не знала другого языка, мне было всего 9 лет. Позже я сама спрашивала у мамы, была ли я рада тому, что уезжаю. Она рассказала, что я относилась к отъезду, как к интересному и новому опыту. Я помню, когда поезд начал отъезжать, я окончательно поняла, что уезжаю! Тогда телефонов не было, и лишь по воскресеньям я ждала 10 часов, чтобы поговорить с мамой и родными, и каждый раз мама спрашивала: «Ну как тебе нравится? Не хочешь, чтобы мы забрали тебя?».

RBi: Как Вы справились в таком юном возрасте совсем одна?

АК: Мне кажется, когда я была маленькой, я не думала об этом. Все вокруг занимаются одним делом, все в одном и том же положении. Для меня важен был только балет, и я не сравнивала свою жизнь с жизнью других детей.

RBi: Вы уже в детстве решили сделать балет своей профессией?

АК: Не сразу, конечно. Сначала мне нравилось, что педагоги меня хвалили. Для меня похвала всегда являлась стимулом работать еще больше.

RBi: Вам пришлось что-то разрабатывать в своих физических данных?

АК: Я, если честно, не знаю. Могу лишь сказать, что когда заканчивались занятия в училище, я шла в студию обратно, чтобы проработать все замечания, которые в тот день мне высказал педагог. Делать те же ошибки, что и вчера, для меня было неприемлемо. Я думаю, эта практика мне сильно помогла, ведь способности без развития никому не помогут.

Обо мне часто говорили, что растяжка у меня, благодаря гимнастике, но это не совсем правда. Я разработала растяжку, когда у меня была травма колена. Мне сделали небольшую операцию. Пришлось прекратить занятия балетом, и я даже решила уйти в обычную школу. Все родные были очень рады, конечно. Но я очень быстро изменила свое решение – хотелось танцевать, этот момент и стал переломным – именно тогда я поняла, что хочу сделать балет делом моей жизни. Я постоянно смотрела записи западных театров и начала много растягиваться, буквально часами: и ночью дома, и в училище, и до сих пор каждый день полчаса минимум я уделяю растяжке.

RBi: Вы стажировались в школе Ковент-Гардена, как это произошло?

АК: В моей жизни случился конкурс Prix de Lausanne, я получила стажировку в школу Королевского балета в Лондоне, где проучилась полгода. Было здорово, потому что многие педагоги были русскими и атмосфера внутри будто не поменялась. Я лишь начала говорить на английском.

RBi: Вы тогда решили, что хотите работать в Европе?

АК: После стажировки я вернулась в Киев, потому что в Ковент-Гардене мне предложили ставку кордебалета, а в Киеве, еще в школе, приглашали на ведущую солистку в Киевскую оперу. Мне было всего 16 лет. Я тогда сказала, что хочу уехать, но мне ответили: «Не уезжай, все будет и здесь». Я два дня думала и решила остаться в Киеве, училась и параллельно танцевала в театре.

RBi: Сколько сезонов Вы проработали в Киевском театре?

АК: Всего лишь год, но этот год был замечательным! За тот сезон я успела станцевать много балетов: «Спящая красавица», «Дон Кихот», «Щелкунчик», «Золушка», «Коппелия», – и все это в 16 лет! Затем мы с педагогом планировали следующий сезон, и я поняла, что меня ждет одно и то же, репертуар был ограничен. Когда я была в школе Ковент-Гардена, я отметила интересный и разнообразный репертуар театра, мне хотелось танцевать такие же спектакли и профессионально развиваться быстрее. Я помню, как мне педагог сказала: «Я думала, что ты с нами побудешь подольше, что уедешь не так рано. Я рада была работать с тобой!»



RBi: И Вас пригласили на солистку?

АК: Нет. Я ездила просматриваться, как все. Несмотря на мое резюме и уже станцованный репертуар, мне предложили кордебалет. Мне помогло то, что меня попросили за 4 дня приготовить вариацию, и я была готова к этому, ведь у меня был опыт на сцене, и я совсем не волновалась. С этого началась моя карьера в Ковент-Гардене. Тогда директором театра был Энтони Дауэлл, я ему многим обязана, он мне доверял ответственные выходы на сцену и верил в меня.

RBi: Расскажите о своей работе над собой. Вы известны в балетном мире своей требовательностью к себе. Все балетные много работают, но Вы работаете еще больше!

АК: Я никогда не боялась работать. Конечно, мне это так же сложно, как и всем артистам. Но я знаю точно, когда мне нужно работать и когда отдохнуть. Я отталкиваюсь от репертуара – за три недели я начинаю интенсивную подготовку к спектаклям, чтобы были силы на сцене. После блока спектаклей я всегда беру 3-4 дня, чтобы отдохнуть и восстановиться. Сейчас в English National Ballet (далее ENB) уже привыкли к моему подходу в работе: если меня нет в студии на уроке, никто не думает, что я не работаю, все знают, что я занимаюсь по личному графику и по своему ощущению тела.

RBi: Какая она – трехнедельная подготовка Алины Кожокару?

АК: С тех пор как у меня случилась операция, лет 6-7 назад, я начала работать с утяжелителями и со штангой. Мне нужно постоянно работать над шеей, ведь после операции врачи говорили, что я не смогу откидывать назад голову. Мне пришлось ставить свой корпус заново, я потеряла центр, и нужно было себя переучивать: вращение, как я стою, ощущение тела – все было по-другому.

RBi: Вы станцевали множество ролей! Возможно ли выделить одну?

АК: Долгое время все роли были любимыми, в каждой я стараюсь находить новые нюансы. Эмоции для меня крайне важны. Поэтому работа с Джоном Ноймайером стала тем, к чему я стремилась и чего желала. Быть с ним в студии – это что-то невероятное. Я с ним работала над балетами «Дама с камелиями» и о «Liliom» по повести «Карусель», где я танцевала роль Жюли, поставленную специально на меня. После того, как я станцевала эти две роли, я понимала, что, если больше никогда не буду танцевать, это был для меня самый большой опыт в жизни.

RBi: После таких ролей есть партия, о которой Вы мечтаете?

АК: В данный момент самое интересное – находиться с хореографом в студии, потому что ты учишь не то, что уже поставлено, а совершенно новое, когда посыл идет чуть-чуть от тебя, чуть-чуть от хореографа – словно в пинг-понге, артист и балетмейстер друг друга подталкивают.

RBi: Балерина постоянно находится в поиске в профессии. К чему Вы стремитесь сейчас, как балерина?

АК: Наша работа очень одинокая и самостоятельная. Мы одиноки в студии: несмотря на то, что там 50 человек делают класс, ты все равно работаешь сам с собой. Никто не будет делать что-то за тебя. Важно постоянно осмысливать себя и подниматься выше. Многие думают, что как только ты стал ведущим артистом, работа закончилась, но там, наверху, еще тяжелее, потому что там от тебя ожидают большего и большего. Я сейчас понимаю, что самые любимые спектакли были, когда я еще была в кордебалете, но танцевала ведущие роли. Никто от меня ничего не ждал. Сейчас я каждый раз должна находить что-то новое для себя и для публики, постоянно развиваться не только физически, но и эмоционально. Талант может быть, но без развития он умирает. Осознав, что у меня есть какой-то талант, я стараюсь его развивать, а это нелегко. Хочется читать, слушать музыку, смотреть кино, гулять с собакой, но я каждое утро слушаю свое тело и думаю о том, как мне сегодня, как балерине, сделать шаг вперед, а потом уже – обо всем остальном.

RBi: Ни шага на месте?

АК: Вчера, после вечерней репетиции, которая закончилась в 22:00, я пришла в номер, поговорила с семьей по телефону, перекусила и начала опять работать над собой до часа ночи.

RBi: То есть в номере после рабочего дня Вы еще занимались? Сколько Вы спите?

АК: Недостаточно. Часа 4-5, как получится. Здесь такой момент: если я себя хорошо подготовила к спектаклям, сделала свою работу на 100%, то потом могу отдохнуть и посвятить себя семье: быть дочкой, женой и сестрой.

RBi: Какое Ваше самое большее достижение?

АК: Самое большое достижение для меня – это быть здесь и сейчас, быть в настоящем моменте: в студии, значит на 100%, с семьей, значит с семьей, и так во всем. После спектакля я всегда задаю себе вопрос: могла ли я больше себя подготовить? И в 99% случаев ответ – нет. Тогда остаются самые приятные впечатления от работы.

RBi: Последний вопрос: почему Вы покинули Royal Opera Ballet?

АК: Я не готова сейчас точно ответить на него. Единственное, что могу сказать – это в прошлом. Мое настоящее ­– это ENB и ABT. Я не сомневаюсь, что через несколько лет, я смогу как-то спокойнее ответить на этот вопрос и себе, и публике. И говорить честно, когда уходишь откуда-то с болью, сложно быть объективной, а я не хочу никакого обижать. Конечно, если бы все было хорошо, я бы не ушла, но по-другому не получилось. За этот год в ENB я многого для себя достигла. Может быть, для какого-то эти вещи покажутся не важными, но я в первый раз с 9 лет смогла обнять маму в ее день рождения, побыть с семьей на Рождество. Есть очень много потерянных моментов, которые важны для меня.



Художник Дарья Белова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 28, 2015 9:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042802
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Фестиваль «В честь Екатерины Максимовой»
Автор| Лидия Старикова Фото: Вячеслав Шишкоедов
Заголовок| С именем великой балерины. В Челябинске организуют фестиваль балета «В честь Екатерины Максимовой»
Где опубликовано| © Южноуральская панорама
Дата публикации| 2015-04-28
Ссылка| http://up74.ru/articles/kultura/76673/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Челябинский театр оперы и балета в июне в седьмой раз организует фестиваль балета «В честь Екатерины Максимовой».

В прошлом году фестиваль триумфально вернулся на сцену театра после долгих лет молчания. И вернулся в новом формате, который будет поддержан и в этом году.

В гости к нам приедут балетные труппы двух театров: Марийского государственного театра оперы и балета имени Эрика Сапаева и Самарского государственного академического театра оперы и балета. Челябинцы представят свой премьерный балет «Баядерка». По традиции фестиваль завершится гала-концертом с участием ведущих звезд российского балета.

Театр Йошкар-Олы привезет в Челябинск красочный балет «Корсар». Созданный в позапрошлом веке по одноименной поэме Байрона, он давно стал классикой романтического балета и по-прежнему любим театралами. В нем занято более 70 человек. Спектакль очень хорошо оформлен. Достаточно сказать, что специально для артистов сшито 134 костюма, поражает роскошью и сценография спектакля.

— Если показана площадь в восточном городе, то зритель видит изумительно красивые минареты, если морской простор, то глазам предстает чарующий пейзаж бескрайней стихии. Особая сценографическая находка — корабль корсаров. Обычно его делают в виде обычного деревянного корабля-декорации. У нас же корабль — элемент росписи, который «натягивается» на общую морскую «картинку», и при помощи техники сцены все оживает: создается иллюзия вздымающихся волн, бегущих облаков, ветра, надувающего паруса, — рассказывает балетмейстер-постановщик спектакля и художественный руководитель театра Константин Иванов. Спектакль состоится в сопровождении симфонического оркестра Челябинского театра оперы и балета им. М. И. Глинки.

Самарская труппа привезет на фестиваль балет «Дама пик». Композитор Александр Чайковский использовал в своем балете музыкальные образы знаменитой оперы Чайковского «Пиковая дама». Музыкальные темы Чайковского прозвучат современно. Балет поставлен главным балетмейстером Кириллом Шморгонером. Он более тринадцати лет возглавлял балетную труппу Пермского театра оперы и балета, а с 2008 года принял руководство самарским балетом.

Челябинская труппа представит премьеру текущего сезона, гранд-балет «Баядерка», созданный главным балетмейстером, народным артистом России Юрием Клевцовым и столичным художником Дмитрием Чербаджи. Сегодня это самый массовый балет в репертуаре театра. Главные партии в спектакле исполнят приглашенные звезды Большого театра.

Завершится фестиваль традиционным гала-концертом, в котором примут участие ведущие артисты самых крупных театров страны. Ожидаются гости из знаменитого «Кремлевского балета», ведутся переговоры и другими театрами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 28, 2015 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015042803
Тема| Балет, XIX Международный балетный фестиваль (Чебоксары)
Автор| Елена ЯКОВЛЕВА, Рита КИРИЛЛОВА
Заголовок| Без «Лебединого озера» афиша не полная
В ЧЕБОКСАРАХ ПРОШЕЛ ПРАЗДНИК БАЛЕТА

Где опубликовано| © Советская Чувашия
Дата публикации| 2015-04-28
Ссылка| http://sovch.chuvashia.com/?p=135038
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Гала-концертом 26 апреля в Чебоксарах завершился XIX Международный балетный фестиваль. Восточные темы «Баядерки» и «Бахчисарайского фонтана», премьер нынешнего праздника балета, просочились и в заключительный концерт, где традиционно соседствовали классика и современная хореография.
Открывавшая фестиваль «Баядерка» не была премьерой в обычном смысле. Как уже писала «СЧ», балет Людвига Минкуса в хореографии Мариуса Петипа 13 лет назад был перенесен на сцену нашего театра, а теперь «Баядерка» восстановлена и предстала в новом составе. К тому же первыми исполнителями главных партий в первом спектакле обновленной постановки стали приглашенные в качестве звезд ведущая солистка и премьер Большого театра Анна Никулина и Михаил Лобухин.
Второй фестивальный вечер был отдан спектаклю балетной труппы Марийского театра оперы и балета «Лебединое озеро». Слаженная и молодая команда давно любима нашей публикой, их компактные и яркие спектакли смотрят даже дети с галерки, открыв рот. Видимо, худрук театра Константин Иванов знает секрет вовлечения в романтичный и прозрачный мир балета, настаивая на классическом танце, но подстраивая его под реалии и возможности и собственной труппы, и собственного зрителя. «Лебединое озеро» этого коллектива, не отступая от канона, тем не менее смотрится вполне современно и напористо, этакой эффектной сказкой, рассказанной сегодняшнему ребенку молодой мамой, помнящей свои грезы о мечтательных принцах и злых гениях, размахивающих черными крыльями.
Продолжила фестиваль постановка Чувашского театра оперы и балета «Дон Кихот», как и «Баядерка», принадлежащая перу Людвига Минкуса. С «Дон Кихотом» в театре, видимо, решили повторить успех двухлетней давности, когда спектакль был выставлен на фестиваль с участием гостей, с которыми и наши солисты показали себя весьма ярко. В этот раз сцену украшали гости из Мариинского театра Оксана Бондарева (в партии Китри) и продолжатель известной балетной династии Антон Корсаков. Запомнилось зрителям в этом фестивальном спектакле и выступление выпускника хореографического колледжа Улан-Удэ Гао Цзичжуна, принятого недавно в труппу нашего театра. Антон Корсаков, приезжающий к нам не в первый раз, сказал, что рад вновь посетить столицу Чувашии.
– «Дон Кихот» уже много лет играется на сцене Мариинского театра, – рассказывает он. – Существует несколько версий этой постановки. Например, редакция Большого театра совершенно другая. И все же это часть классического репертуара. Несмотря на то что в Чебоксарах мы играем тот же самый балет, разница все же есть. Но мы смогли подстроиться под местную труппу. С руководителем местной балетной труппы Данилом Салимбаевым мы дружим уже давно, так что приезжать в Чебоксары всегда приятно.
«Бахчисарайский фонтан» Бориса Асафьева в постановке живой легенды русского балета Михаила Лавровского, позвавшего себе в ассистенты любимую ученицу, солистку Чувашского театра оперы и балета Елену Лемешевскую, ждали особенно. Нижегородцы показали академический класс. Как балетная труппа, так и оркестр. Суровая мужская манера постановки Лавровского была дополнена умением любимицы чебоксарской публики идти от душевного состояния героев сюжета. Хотя аскетичному и одновременно чувственному спектаклю, как хорошо замешанному вину, еще необходимо добродить и отстояться.
Наконец, гала, собравший такое количество зрителей, что в зал несли дополнительные стулья, традиционно показал разнообразие мира балета, которому никогда не будет предела. Классические па-де-де сменяла современная хореография, а артистов из лучших театров России – исполнители Франции, Италии и Англии. Иностранцы порадовали именно в современном балете. В классическом русские танцовщики привычно недосягаемы.
Корзина цветов от Главы республики Михаила Игнатьева, пришедшего на закрытие балетного фестиваля вместе с супругой Ларисой Юрьевной, преподнесенная артистам в знак благодарности, была огромной как никогда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 6 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика