Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-04
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 01, 2015 3:50 pm    Заголовок сообщения: 2015-04 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040101
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа)
Автор| Нина ЖИЛЕНКО
Заголовок| ПОСЛЕСЛОВИЕ К Фестивалю
Во славу танца и великого имени

Где опубликовано| © газета «Вечерняя Уфа»
Дата публикации| 2015-04-01
Ссылка| http://vechufa.ru/culture/5433-vo-slavu-tanca-i-velikogo-imeni.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Мария Аллаш и Рустам Исхаков в сцене из балета “Лебединое озеро”.
Фото Олега МЕНЬКОВА


В Башкирском государственном театре оперы и балета завершился XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева.

Вторая половина праздника была не менее интересной и насыщенной, чем начало: “Жизель” и “Лебединое озеро” с приглашенными солистами и Гала-концерт с участием звёзд российского и мирового балета.
“Жизель” Адольфа Адана вы найдете в афише практически всех фестивалей. Этот балет знаменателен для Нуреева. Во время его работы в Кировском театре многие считали, что он может исполнять лишь характерные, темпераментные, с восточным колоритом партии: Фрондосо в “Лауренсии”, Солора в “Баядерке”, Армена в “Гаянэ”... А графа - ни в коем случае. Но Рудольф так станцевал Альберта, что никто не мог усомниться в аристократическом происхождении героя. С “Жизели” началось сотрудничество Рудольфа Нуреева с Марго Фонтейн в “Ковент-гарден”.

Удивительно, но за свою почти двухвековую жизнь балет не претерпел изменений. Никто не посягал на хореографию Жана Коралли, и даже мизансцены, пантомима, жесты одинаковы во всех театрах мира. Это очень удобно для пригашенных солистов, они достаточно легко входят в спектакль. При этом все Жизели и Альберты неодинаковы настолько, насколько неодинаковы личности и способности танцовщиков.

На сей раз главные партии исполнили солисты Мариинского театра лауреаты Международных конкурсов Олеся Новикова и Кимин Ким. Балерина предложила своеобразную интерпретацию образа героини. Жизель любит, радуется, но вдруг спохватывается в тревожном предчувствии: “А надолго ли это!”... Потому ее Жизель особенно волнует, а в сцене сумасшествия многие не сдержали слёз.

Партнер под стать ей - техничный, лёгкий, прыгучий. Во втором акте эта пара вместе с нашими вилисами подарила зрителям минуты не просто эстетического наслаждения балетной классикой, а достигла такой одухотворенности, глубокого лиризма, философской наполненности, что зал буквально замер и только на поклонах горячими аплодисментами выразил благодарность артистам.

В следующий вечер снова царила классика - “Лебединое озеро” в постановке Юрия Григоровича. В партии Одетты-Одиллии выступила прима-балерина Большого театра народная артистка России Мария Аллаш, а в роли Принца - наш Рустам Исхаков. Ему летом только исполнится двадцать три, но он уже заслуженный артист Башкортостана, лауреат Всероссийского конкурса, полюбившийся публике тем, что успел станцевать, особенно ролью Спартака. Рядом со мной сидела Елена Фомина, балерина, народная артистка Башкортостана, педагог Рустама. Она волновалась, переживала, мысленно поддерживала подопечного. И тот не подвёл! Высокие, лёгкие, с баллоном прыжки, виртуозные туры и пируэты Рустам соединил с артистичностью, искренностью передачи чувств и стал достойным партнёром известной танцовщице.

И, наконец, последний - шестой - фестивальный вечер: заключительный Гала-концерт. Воистину праздник во славу танца! “В каждом, кто будет танцевать на сцене, будет жить частичка меня”, - уверял Нуреев. И присутствие духа великого земляка явно ощущалось.

Тут невозможно не сказать слов благодарности художественному руководителю башкирского балета народной артистке России Леоноре Куватовой. Это она своим авторитетом, своими связями, любовью и преданностью балетному искусству созвала на уфимский нуреевский огонёк замечательных танцовщиков. Фестиваль состоялся вопреки скромному бюджету, вопреки непростой политической обстановке, когда отменен даже знаменитый конкурс артистов балета имени Рудольфа Нуреева в Будапеште. Поддержало Правительство Российской Федерации и Республики Башкортостан.

Как режиссёр концерта Леонора Сафыевна выстроила программу ярко, зрелищно, динамично. Номера классического балета чередовались с современной хореографией, не утомляли, а наоборот, подогревали зрительский азарт. Гостеприимно встречали гостей - давних знакомцев и впервые приехавших на родину великого Руди. В пятый раз навещает Уфу премьер Берлинской Государственной Оперы, лауреат международных конкурсов Дину Тамазлакару. Незабываемы его Джеймс в “Сильфиде”, Базиль в “Дон Кихоте”, “Гопак” и другие концертные номера. Его “Буржуа” под песню Жака Бреля в хореографии Бена ван Ковенберга даже если смотрел сто раз, в сто первый получишь не меньшее удовольствие. Олег Габышев из Санкт-Петербургского государственного театра Бориса Эйфмана сочиняет и сам исполняет хореографические миниатюры. Впечатлили его “Жертвоприношение” и “Мачо”. А Михаил Тимаев, солист Татарского государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, лауреат Международного конкурса, лауреат премии “ТЮРКСОЙ”, обладатель приза “Душа танца”, буквально взорвал зал своим мощным, экспрессивным номером - “Исповедь” на музыку Моцарта. А в па-де-де из балета “Арлекинада” в дуэте с Валерией Исаевой он был совсем другим - лёгким, лукавым, остроумным. Интерес вызвало выступление пары из Михайловского театра - заслуженной артистки России Ирины Перрен и Марата Шемиунова. Тепло встретили гостей из Йошкар-Олы Ольгу Челпанову и Константина Короткова, а также из Астаны - Мадину Басбаеву и Бахтияра Адамжана.

Отдельной строки заслуживает выступление учащихся Башкирского хореографического колледжа имени Рудольфа Нуреева. Они показали “Серенаду” из балета Рикардо Дриго “Арлекинада” с солистами Беллой Оздоевой, Марией Стрельцовой и Динаром Шакировым. Запомните эти имена. Как знать, может быть, и они прославят башкирский балет...
И неизменна любовь к любимым артистам нашей труппы. Гульсина Мавлюкасова, Сергей Бикбулатов, Дмитрий Марасанов, Валерия Исаева, Рустам Исхаков, Гузель Сулейманова, Лилия Зайнигабдинова, Софья Гаврюшина, спасибо всем!

Двадцатый Нуреевский ушёл в историю. Впереди новые встречи, новые праздники во славу танца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 01, 2015 4:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040102
Тема| Балет, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Елена ЛИВСИ
Заголовок| Борис Эйфман: Готовы выступать хоть в Антарктиде
Где опубликовано| © газета «Комсомольская правда»
Дата публикации| 2015-04-01
Ссылка| http://www.kp.ru/daily/26362.4/3243249/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Петербургский хореограф с мировой славой рассказал «Комсомолке», помогает ли высокое искусство стать человеку лучше

В конце марта в Екатерининском зале Кремля вручали награды президента молодым деятелям культуры. Из Северной столицы этой чести удостоились только трое, и это солисты Театра балета Бориса Эйфмана. Они стали лауреатами за создание образов Ивана, Дмитрия и Алексея Карамазовых в балете «По ту сторону греха». Весь март на сцене Александринского театра шли лучшие постановки театра, неизменно сопровождавшиеся аншлагом. «Комсомолка» расспросила руководителя о секретах мастерства и успеха.

- Борис Яковлевич, что для вас означает выражение «быть петербуржцем»?

- Это значит стремиться максимально приблизиться к высочайшему духовному и нравственному уровню, заданному поколениями великих предков. Сделать это очень непросто. Но ведь известно, что наш город довольно строг и требователен к тем, кто стремится стать его частью. В этом - неповторимый стиль Петербурга.

«СПЕКТАКЛИ - ЭТО ИСПОВЕДЬ»

- Петербург дал мне самое ценное - возможность реализовать свое призвание, стать тем, кем я сейчас являюсь. Конечно, я прошел через многие разочарования и лишения. Однако бесконечно благодарен моему любимому городу за то, что он хранит меня и питает творческими силами.

- В Северной столице люди тоньше воспринимают балет, или это миф?

- Петербургскому зрителю свойственна особая взыскательность. В конце концов наш город - мировая балетная столица с великими хореографическими традициями. И нигде нас не принимают так тепло и восторженно, как в Петербурге. А вообще мы любим всех, кто ценит наше искусство, и готовы выступать для них хоть в… Антарктиде.

- Ваш спектакль «Up & Down» - про взлеты и падения. Сколько своих переживаний вы вложили в спектакль?


Up&Down. Фото: Евгений МАТВЕЕВ

- А какую часть своей души человек вкладывает в исповедь? В каждом своем спектакле я максимально откровенен со зрителем. Что касается балета «Up & Down», то он для меня не совсем типичен. Обычно герои моих работ - альтер-эго хореографа. В новом же спектакле я сделал главным действующим лицом талантливого психиатра, который, выбирая между красивой беззаботной жизнью и служением собственному дару, остановился на первом. Человек, поступивший подобным образом, - мой полный антипод.

- Герои ваших постановок - бунтари с трагической судьбой. А в чем ваш трагизм?

- Не совсем трагизм, скорее драма. Драма художника, осознанно выбравшего путь самоотречения. Потому что только так можно достичь в творчестве чего-либо серьезного, не потеряв себя самого, не растворившись в окружающей суете. Я живу очень аскетичной жизнью. В ней нет практически ничего, кроме ежедневной работы на износ. Многие наверняка сочтут такое существование скучным и неправильным. Конечно, и у меня бывают моменты сомнений: а стоит ли так ограждать себя от радостей жизни? Но когда в конце спектакля ты видишь переполненный зал, рукоплещущий тебе и артистам, то понимаешь, что все делаешь верно.

ВМЕСТО ПСИХОАНАЛИТИКА - НА БАЛЕТ

- Вас называют хореографом-психоаналитиком. А откуда взялось увлечение психоанализом в балете?

- Очень непросто препарировать собственную эстетическую природу. Я всегда воспринимал хореографию не как умение создавать последовательность движений, объединенных в расплывчатое «нечто», а как метод познания внутреннего мира человека. Создавая спектакли на протяжении полувека, могу со всей ответственностью заявить: язык танца позволяет узнать о нашем психическом содержании не меньше, а то и больше, нежели любые научные теории. Тело не ограниченно никакими интеллектуальными догмами. Танцуя, человек обращается к своей прапамяти, к первородному состоянию, началу начал.

- В таком случае можно ли сравнить просмотр спектакля с посещением психоаналитика?

- Далеко не каждый спектакль избавляет человека от груза психологических проблем. Кстати, если вы назовете первого пришедшего вам на ум крупного художника, то он почти наверняка окажется ходячей энциклопедией психических болезней. С другой стороны, подлинный литературный, музыкальный или сценический шедевр помогает нам высвободить эмоциональную энергию, а также учит человека мыслить, рефлексировать, тем самым делая его более защищенным.


Сцена из балета "Евгений Онегин". Фото: Дмитрий СОБОЛЕВ

- Сейчас времена для самовыражения лучше, чем в советские и 1990-е годы?

- Сегодня нам не нужно думать о том, где мы будем репетировать завтра. Не нужно унижаться, сдавая по несколько раз подряд спектакли специальной комиссии. Мы ощущаем внимательное отношение к себе со стороны государства, получаем поддержку от друзей театра. Активно гастролируем, выступая на лучших сценических площадках мира. Верю, что скоро в Петербурге появится дворец танца, и тогда наша труппа перестанет быть бездомной.

- Есть надежда на появление новых звезд в вашей Академии танца?

- У нас огромный конкурс. Требования очень высокие, и мы можем позволить себе принимать только лучших. Тех, кто создан для жизни на сцене. Сумеем ли вырастить из них новых мировых звезд балета или нет, покажет время. По крайней мере, необходимую базу мы создали. Ни в одной другой балетной школе ученики не имеют таких превосходных условий для профессионального и личностного развития.

ОТКРОВЕННО

Смысл жизни - в самосовершенствовании

- Борис Яковлевич, балет - искусство для избранных или для широких масс?

- Ни то ни другое. На балетный спектакль приходят и тонкие ценители, и те, кто только начинает открывать для себя это искусство. А кто-то посещает театр только потому, что может позволить себе купить билет. Но я никогда не делил своих зрителей на элиту и массу. Я благодарен каждому, кто приходит к нам.

- Может ли искусство сделать людей лучше?

- Не стану утверждать, что это влияние глобальное. Все-таки сила воздействия искусства на человека зависит от внутреннего состояния личности. От того насколько она готова к высоким переживаниям. Я не верю, что балет может спасти все человечество. Отдельного человека - да. Но не весь род людской.

- Раздражает ли вас, как тонко чувствующего язык тела человека, если люди неуклюжи?

- Конечно, нет! Нельзя требовать от обычного человека, чье тело не является инструментом для воплощения хореографических идей, такой же грациозности и совершенной координации движений, как у профессионального танцовщика. Конечно, в идеале каждый должен стремиться к тому, чтобы развивать свою пластику. Смысл нашего существования - в самосовершенствовании.

КСТАТИ

В Александринском театре 6 и 7 апреля пройдет последний спектакль весенней серии - «Евгений Онегин» по роману Пушкина, на музыку Петра Чайковского и современного рок-музыканта Александра Ситковецкого. Спектакль получил премию «Золотой софит» как лучший балетный спектакль, а солист Олег Габышев был отмечен «Софитом» за лучшую мужскую роль - партию Онегина. Борис Эйфман говорит: «Я перенес пушкинских героев в наши дни, в новые обстоятельства, более драматические, даже экстремальные, когда старый мир рушится и жизнь диктует новые правила. Эксперимент этот мне был необходим для того, чтобы ответить на волнующий меня вопрос: что есть русская душа сегодня?»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 02, 2015 10:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040201
Тема| Балет, Нижегородский государственный академический театр оперы и балета имени А. С. Пушкина, Премьера, Персоналии, Михаил ЛАВРОВСКИЙ
Автор| Ольга Севрюгина
Заголовок| Михаил ЛАВРОВСКИЙ: Взлететь духом и телом
Где опубликовано| © газета «Нижегородская правда» № 32
Дата публикации| 2015-04-02
Ссылка| http://www.pravda-nn.ru/archive/2015-04-02/mihail-lavrovskij-vzletet-duhom-i-telom/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Весна. Она уже чувствуется во всем. В набухших почках, ручейках под осевшим снегом. Чувства, замерзшие за зиму, тоже оттаяли. Оперный театр выбрал идеальное время для того, чтобы подарить зрителям спектакль о любви — балет «Бахчисарайский фонтан», созданный Николаем Волковым и Борисом Асафьевым по самой романтичной поэме Александра Пушкина.


Михаил Леонидович Лавровский на репетиции «Бахчисарайского фонтана» (фото предоставлено оперным театром).

Досье «НП»

Михаил Леонидович Лавровский. Родился в 1941 году в Тбилиси. Отец — Леонид Михайлович Иванов (Лавровский), выдающийся советский хореограф. Мать — Елена Георгиевна Чикваидзе, балерина. В 1961 году, блестяще окончив Московское хореографическое училище, был принят в состав труппы Большого театра. Роль Спартака принесла ему Ленинскую премию. Много снимался в телебалетах. Был солистом Государственного академического Большого театра до 1987 года, затем — педагогом-балетмейстером. Список его наград занимает не одну страницу. Как педагог и балетмейстер работал во многих театрах и балетных школах мира. С 2010 года — художественный руководитель Московской государственной академии хореографии.


Красивая грустная сказка

Занавес раскрывается, и перед нами у фонтана в Бахчисарайском дворце склоняется горюющий о любимой хан Гирей. Одна картина сменяет другую. Уходящие ввысь, словно освещенные лунным светом минареты сменяет замок польского князя, и начинается история. История любви. Гарем, восточные красавицы, любовь, ревность и смерть… Спектакль получился легким, волнующим, красочным и очень стильным. Художник Евгений Спекторов признался, что идею декораций ему подсказал прекрасный лунный вечер в Бахчисарае несколько лет назад.


Татьяна Кайнова в роли любимой жены Гирея Заремы в премьерном спектакле «Бахчисарайский фонтан».
Автор фото: Ирина Лепнева


Перед премьерой мы встретились с балетмейстером-постановщиком действа, народным артистом СССР, лауреатом Ленинской и Государственной премий Советского Союза, профессором Михаилом Лавровским. Он покорил своим танцем страны и континенты. Звезда мирового балета — и в то же время удивительно внимательный, тактичный, благожелательный человек.

Амбре для реализма

— Сегодня много театров, в которых классику как только не интерпретируют! На ваш взгляд, насколько важно оставаться в рамках классических постановок?


— Иногда переделывают ради оригинальности и правой рукой чешут левое ухо. Это неправильно, — уверен Михаил Леонидович. — Вот Шекспир. Более великого человека я не знаю. По уровню своей философии он, Достоевский и, может быть, Сервантес — едины. В их произведениях есть всё, и не надо их менять. В 60-х годах прошлого века американцы создали West Side Story — «Вестсайдскую историю», гениальный фильм и гениальный спектакль. Всем понятно, что это «Ромео и Джульетта» на новый лад, но сделано так, что нет никаких претензий. Когда осовременивают со вкусом, это хорошо.

— Каким же должен быть современный спектакль?

— Сейчас пошла такая тенденция, что ради оригинальности те руководители, которые вообще ничего не понимают, но занимают высокие посты, просто заставляют выносить на сцену горшок и говорят, что это интересно. А если он еще наполнен и некоторое амбре от него исходит, то они считают, что это уже реализм. Ну и как с этим работать? Вкус — это тоже часть таланта. А классика на то и классика, она вечна. Да, модерн нужен и современный танец тоже, но только если он со своей темой. Должны быть свои композиторы и свои либреттисты, которые напишут о взаимоотношениях людей в современном мире. Это будет и ярко, и интересно молодежи. И язык танца будет современным.

Свет против соблазна

— Что, по-вашему, нужно зрителю сегодня?


— Сейчас время заостренное. Очень сложное. Люди, идущие к духовности, по пути ее теряют из-за соблазнов. В мире много отрицательных эмоций и очень нужны доброта, надежда на свет. Их и дают классические произведения, даже если они с трагическим концом. Это «Бахчисарайский фонтан», «Ромео и Джульетта», «Пламя Парижа», «Спартак», «Жизель», «Лебединое озеро». Они необходимы.

— «Бахчисарайский фонтан» вы ставите впервые, хотя когда-то сами исполняли партию Вацлава. Что для вас главное в этой работе?

— Первая постановка балета Ростиславом Захаровым режиссерски была сделана гениально. Лена Лемешевская (ассистент балетмейстера. — Авт.) — очень талантливый человек, моя ученица по ГИТИСу. И мы с ней ставили спектакль на фундаменте захаровского. Настоящую классику.

— Насколько наша, нижегородская труппа выполнила задачу?

— Труппа мне понравилась. Самое главное, они артисты в душе. Когда человек хочет творить, помогает постановщику своей инициативой, темпераментом, энергетикой, всё получается.

Техника без смысла

— Скажите, в чем изменились сейчас требования к артисту балета как таковому?


— По Москве я сужу, что эстетика и внешняя форма стали гораздо лучше, чем были в золотой период балета в 60-х годах. К сожалению, сегодня театры взяли много формализма от Запада. Получилась просто смена костюмов — что «Жизель», что «Лебединое озеро», что «Спящая красавица»… Технически всё хорошо, но смысл исполняемого пропадает. Если бы просто был спектакль минут на десять, ни о чем… Просто эмоциональный танец можно ставить и так. Но когда вы даете именно такое название, я должен понять — почему? А то название закрученное — «Я вас люблю, я тебя жду», а в итоге непонятно, кто кого ждет. Русское искусство сильно тем, что в нем большое чувство и большой смысл. Надеюсь, что в Нижнем Новгороде всё будет как надо.

— А как вы относитесь к уклону балета в современный танец?

— Если это оправданно, то возможно. Я ставлю современный танец на основе спортивного, но там всё равно должны быть эмоции. Если человек делает что-то талантливо, он будет убедительным. Но не надо делать из «Жизели» современный балет. Когда ставят «Жизель» в сумасшедшем доме, это не более чем игра в оригинальность.

Чудо эмоций

— Почему вы пришли в балет?


— Я родился в актерской семье, это была самая престижная мужская профессия. Да, сейчас она стала женской. Но тогда мужчины выбирались для необычайно сильного телесного исполнения. Сильные эмоционально, сильные духом. Эмоции и дух не имеют предела, в отличие от силы мышц. И танцовщики творили чудеса.

— А что происходит сегодня?

— Сегодня есть те, кто танцует не хуже нас, но основы заложили мы. Когда кто-то говорит: не надо делать двойные кабриоли (прыжок в балете. — Авт.)… Это, знаете, всё равно что лиса в басне не призналась, что не может достать виноград, а сказала, что он зелен, и ушла. То же самое происходит и в балете. Никто не скажет: я не могу, нет сил, нет таланта. Если в опере вы не берете верхнее «до», вас не пригласят петь в «Паяцы» или «Отелло». К сожалению, в балет сейчас могут взять кого угодно, даже если человек будет ходить пешком по сцене. Раньше такого быть не могло. Для красивого прыжка не надо брать высоту 2,50 — надо взлететь духом и телом для выражения чувств. А если не можешь, ты не настоящий артист.

— О каком балете, который вы видели как зритель, у вас остались самые яркие впечатления?

— «Легенда о любви», на которую я не хотел идти, меня на спектакль привела мама. Это же просто детектив на сцене про обычного дворового парня. Он меня так захватил! Настоящая уличная история!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 02, 2015 12:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040202
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Премьера, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Светлана ЯНОВА
Заголовок| На что способна Анна
Где опубликовано| © журнал "Уфа" №4 (161)
Дата публикации| 2015 апрель
Ссылка| http://www.journal-ufa.ru/index.php?id=3785&num=161
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, Фестиваль



Чеховский дух витал на сцене Башкирского театра оперы и балета в день премьеры спектакля «Анюта», открывшего XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева.

Даже для его постановщика, народного артиста СССР Владимира Васильева, как он сам признался, есть в «Анюте» какая-то загадка: зрителей уже не одного поколения до слез волнует история провинциальной девушки…

- Каждый из рассказов Чехова — законченное произведение, которое может быть воспроизведено на балетной сцене, — пояснил Владимир Викторович. — Была только одна сложность: к его интонации нужно было найти музыку. Послушав вальс Гаврилина, я понял, что композитор говорит тем же языком, что и автор. У меня сразу возникла картина. Но все-таки отправной точкой были не сюжет и идея, а музыка. И я старался следовать за нею.

Спектакль, выросший из фильма-балета «Анюта» по мотивам рассказа «Анна на шее», прошел проверку временем и уже почти 30 лет с успехом идет во многих театрах России и мира. Уфимская премьера – не просто перенос на сцену уже проверенного материала, каждый раз Владимир Васильев вносит в него новые краски, и башкирская постановка не стала исключением. В танец цыганок добавилась небольшая, но важная деталь, и он заиграл по-новому.

Атмосферу спектакля создавала не только музыка, но и декорации художника-постановщика, заслуженного деятеля искусств России Виктора Вольского. Благодаря техническим возможностям новой сцены, картины похорон, дома Анны сменялись интерьерами роскошной бальной залы. Уездный город N. предстал перед зрителем во всех деталях.
…Смерть жены обернулась для учителя Петра Леонтьевича невосполнимым горем. Дочь Анна и два маленьких сына не в состоянии утешить вдовца, который топит горе в вине. Анюта принимает предложение немолодого чиновника Модеста Алексеевича, чтобы вырваться из нищеты и помочь семье. На премьере его станцевал заслуженный артист республики Андрей Брынцев.

- Роль сложна по технике, но еще больше актерски, - говорит исполнитель. – В ней много ярких красок. Мой герой - живая карикатура.
Жалкий Модест Алексеевич из той армии чеховских чиновников, которые ради повышения чина и милости начальству готовы на все. «Как бы чего не вышло», «у человека должны быть обязанности» - эти принципы существования стали определяющими в работе над ролью. У Брынцева она получилась гротескной, выпуклой и очень узнаваемой.

Образ Анюты не так однозначен. Девушка ради благополучия семьи расстается со своей первой любовью - Студентом. Но ее жертва напрасна: богатый муж скуп и не жаждет помогать бедным родственникам. Жизнь с постылым супругом превращается в ад. И Анне ничего не остается как воспользоваться своей красотой и молодостью, чтобы вырваться из удушающих уз семейной жизни. На праздничном балу ее ожидает головокружительный успех и внимание мужчин. И она бросается в опьяняющий омут, совершенно забыв и о возлюбленном, и о своих родных.

Приме башкирской сцены, заслуженной артистке России, народной артистке Башкортостана Гузель Сулеймановой в полной мере удалось показать психологизм образа Анюты: от прекраснодушной девушки до женщины, познавшей свою власть над мужчинами.

- Важно было донести это до зрителя, показать, но не переиграть, - сказала она, - пройти по острию ножа. Анна очень разная. Роль с одной стороны – простор для творчества, возможность выразить себя, с другой – драматически сложная, требующая большой внутренней работы.

Владимир Васильев:
- В балете главная героиня не совсем такая, как в рассказе Чехова. И продиктовано это, прежде всего, музыкой, на которую ставился спектакль. Лейтмотив образа Анюты – хрупкость, нежность, ранимость. У автора она более легкомысленна и ветрена, даже жестока в каких-то проявлениях. И, конечно, стоит отметить, что роль создавалась специально для Екатерины Максимовой, которую всегда отличали удивительная естественность, правдивость, грациозность и обаяние. В ее исполнении Анна - женщина, полная живой женской прелести, органично сочетающая в себе трогательную искренность и лукавство, простодушие и беспечность, вполне оправданную жажду радости и счастья. Сама Катя говорила об этом образе, что для нее Анюта не бессердечная, пустая женщина, которую влечет легкая, «красивая» жизнь. После прозябания в доме спивающегося отца ей так хочется праздника! Она наслаждается своей властью над окружающими ее мужчинами и, закружившись на балах и светских развлечениях, старается забыть горечь прощания с любимым, тоску во взглядах отца и братьев. Именно это отличает ее от чеховской героини. Поэтому в балете появился новый персонаж – Студент - возлюбленный Анюты, которого в рассказе не было. Любовь к нему и память об этой любви помогают передать совсем неоднозначное душевное состояние главной героини.

Репетиции начались в январе и проходили под руководством друга и соратника Владимира Васильева — московского балетмейстера Андрея Меланьина, который не раз принимал участие в постановках «Анюты» в театрах России. Необыкновенно красивые поддержки были не только оправданы, но и подчеркивали драматизм любовных сцен. Очень часто в балете, не ознакомившись с либретто, трудно понять, что происходит на сцене. В этом же, благодаря ясной сюжетной линии, все ясно и понятно. Каждое па оправданно.

Владимир Васильев:
- Сегодня в балете больше внимания уделяется технике, линиям, чем созданию образа и ответу на вопрос: зачем, во имя чего, почему они на сцене. Мои педагоги учили: форма в отрыве от содержания никогда так не будет волновать зрителя, чем слияние этих двух важнейших компонентов. Искусство - прежде все форма, неразрывно слитая с содержанием. И неправильно, на мой взгляд, ставить вопрос, что важнее. Именно в их гармоничном сочетании и рождается нечто, что заставляет зрителя сопереживать и сохраняется в памяти надолго. Только форма может поразить новизной, но это успех кратковременный. Как и в спорте, когда вас поражает результат, но в следующий раз вы ждете новых рекордов. Искусство не об этом.

Русская классика на языке балета – не столь частое явление, и «Анюта» имеет все шансы стать самым любимым спектаклем уфимского зрителя.

Владимир Васильев:
- Публике классика подчас не интересна потому, что в ней преобладает форма, а про содержание часто забывают. Хорошие классические спектакли всегда будут современны. А нынешние талантливые постановки с годами могут стать классикой. В современном танце, где, казалось бы, изменение формы может быть бесконечным, я постоянно из спектакля в спектакль вижу бесконечные повторы, и это тоже становится скучным. Если говорить о примерах, которые мне понравились в современном танце, то это, например, «Роден» Бориса Эйфмана, или миниатюры и одноактные балеты Раду Поклитару. В последние два года, чтобы привлечь внимание к талантливым, на мой взгляд, современным хореографам, я делаю свою творческую Мастерскую. В нее приглашаю тех, кто мне интересен. Среди них - Александр Могилев и Елена Богданович, Дмитрий Залесский и Олексей Бусько.

- Спектакль «Анюта» — вектор воспитания молодого поколения, - отметила художественный руководитель труппы, народная артистка России и Башкортостана Леонора Куватова. - На сцене нашего театра должно идти все самое лучшее, что есть в мировой хореографии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 02, 2015 12:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040202
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Премьера, Гала-концерт
Автор| Екатерина КЛИМОВИЧ
Заголовок| Па-де-де с принцессой и танцы над пропастью
Где опубликовано| © журнал "Уфа" №4 (161)
Дата публикации| 2015 апрель
Ссылка| http://www.journal-ufa.ru/index.php?id=3786&num=161
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, Фестиваль



Пары в белом кружатся на сцене, забыв о статичных и выверенных позах, все время в порывистом движении, сплетаясь в объятиях, по-разному, но все время близко приникая друг к другу… Это не классические влюбленные, которые только узнают друг друга (и только в рамках, какие допускает классика).

Разомкнутые объятия

Это другая красота и другая связь: мужья и жены - пока еще вместе, но в любой момент их может разлучить война – то огромное черное пространство, на фоне которого они и существуют; время от времени его раскалывают взрывы. Но нет, эта связь не так хрупка: даже когда солдат ушел на войну, она существует в письмах, которые летят с линии фронта и обратно…

Одноактный балет на музыку Валерия Гаврилина «Письма с фронта» поставлен молодым хореографом из Москвы Ниной Мадан. В основе его - подлинные письма солдат Великой Отечественной, прочитанные актерами, стал еще одной изюминкой XX Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева.

«У меня в минуты опасности всегда стоит твой образ перед глазами. Я его ласкаю. Мое чувство незримо льется на тебя, моя родная. Мне в минуты грозных ощущений, когда все кругом дрожит от взрывов бомб, - в эти минуты мои мысли только о тебе. Не бойся ужасов. Их бывает мало. Пока, по крайней мере».
«Будь спокойна и жди встречи со мной. Я в нее верю».
«Вся душа исстрадалась о вас, милые, ненаглядные соколы!».
«…Я из этого заключаю, как много судачат о нас, фронтовиках, наши родные, знакомые и незнакомые, связанные общей судьбой. И что слово «мой» незаметно заменяется словом «наши» - все родные, все ненаглядные. Эта общность душевной боли всех наших усиливает в соколах ярость, ненависть к врагу. Много еще будет пролито русской крови. Но русские не сдадутся, а выстоят, сдюжат и расплюснут гадину - так, что и мокрого места не останется!».

Сцена – не кино, танки на ней не покажешь. Но эта тупая, назойливая дробь выстрелов, бьющая по вискам… и это веселье, танцы неясных белых фигур – воспоминания солдат о тех счастливых мгновениях, которые так щедро дарила жизнь еще недавно… кружатся в сознании, потому что об окружающем пекле лучше не думать. И такие слова о любви, о прощании, о надежде могли родиться только на этой войне.
И кружатся пары. Только одна девушка в черном не кружится: неделю назад ей перестали приходить письма. А сегодня пришла похоронка. И даже тем, кто ничего не знал об ужасах этой схватки, стало все понятно.

Испанка, русская или лебедь?

Особенно красочным и ярко национальным получился в этом году гала-концерт приезжих звезд и молодых лауреатов престижных балетных конкурсов. Сегодня каждый приглашенный артист считает своим долгом показать мастерство не только в классическом па-де-де, но и в этюде современной хореографии – и это блестяще удалось ведущим солистам Анкарского театра оперы и балета Езге Башаран Онук и Джанкату Озеру и их коллеге Бураку Кайихану; исполненная им современная композиция «Бегущий» на музыку Ханса Цимера не оставила равнодушным никого, ну а вариация Остапа из балета «Тарас Бульба» (гопак), которую тоже танцевал он, еще раз доказала, что культура превалирует над историей и принадлежит всем, что именно она является главным полем сближения народов и взаимопонимания. Игривая андалузская «Качуча» в исполнении казанской примы Айсылу Мирхафизхан соперничала с ее же цыганским танцем из балета «Дон Кихот» и с «Русской» Чайковского в исполнении серебряной медалистки Международного конкурса артистов балета Нины Гольской. И кто мог бы сказать, что лучше? Зажигательная «Тарантелла» (артисты-хореографы Нина Мадан и Вячеслав Пегарев) или любовный дуэт Зигфрида и Одиллии (солисты Большого театра Нина Гольская и Карим Абдуллин)? Народный мужской аргентинский танец «Маламбо» решили продемонстрировать зрителю и студенты Башкирского хореографического колледжа Ильяс Фазлиев и Сергей Боссерт – и, надо сказать, с большим успехом. И особое настроение создала «Зима» в исполнении ведущих солистов марийского театра Ольги Челпановой и Константина Короткова: под музыку Вивальди хореограф Игорь Марков сумел рассказать знакомую каждому и в то же время глубоко личную историю поиска любви. Так что балету сегодня подвластны все ситуации и чувства. Главное - чтобы это были сильные чувства.

«Тарантелла» двух хореографов

В завершение вечера нам удалось пообщаться с хореографом «Писем с фронта» и номера «Биение двух сердец», лауреатом конкурсов молодых хореографов и балериной-участницей концерта Ниной Мадан.

- Сколько песен спето о войне – и все же вы нашли новые, незатертые. И эта бодрость перед лицом неминуемой гибели, и пронзительные ноты прощания с любимыми, выраженные и песнями, и словом, и пластикой, – все видится как в первый раз.

- Подбор песен принадлежит композитору Валерию Гаврилину, это его цикл «Военные письма». А за остальное - спасибо.

- Почему вы выбрали детский музыкальный театр имени Натальи Сац?

- Я москвичка. Работала солисткой театра «Русский камерный балет «Москва». Однако балет был наполовину частный, у него сменилось руководство. С новой дирекцией у меня отношения не сложились. И я очень благодарна судьбе, что попала в театр имени Натальи Сац, я горжусь им! Репертуар у нас такой же сложный, как и во всех взрослых театрах: «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Синяя птица» - это наша визитная карточка.

А, к примеру, балет «Чиполлино» может считаться детским только по восприятию, а танцевать его очень сложно.

- Что еще хотелось бы поставить?

- Чтобы как следует закрепиться в театре, нужно делать детские спектакли.
Сколько еще сказок не нашли сценического воплощения! Я сама очень увлекаюсь восточными сказками, мечтаю поставить «Ходжу Насреддина», сделать свою постановку «Тысячи и одной ночи». Конечно, хочу сделать двухактный спектакль на большой сцене. Еще очень хочу осуществить постановку «Милого друга» Мопассана, у меня уже есть премия за балетную композицию этого произведения.

- А какие партии мечтаете станцевать?

- Все! Лишь бы выходить на сцену! У меня в жизни две любви – сцена и мой муж, он же партнер Вячеслав Пегарев.

- Вы вместе станцевали «Тарантеллу», а еще в этом концерте был номер, поставленный Вячеславом, и его приняли на ура!

- Да, я очень рада! Мы растем вместе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 02, 2015 11:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040203
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Между цифрой и клавиром
Мариинский балет на "Золотой маске" - всегда ажиотаж

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6641 (70)
Дата публикации| 2015-04-03
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/04/03/balet.html
Аннотация|


Британец Уэйн МакГрегор в балете "Инфра" настаивает на важности цифровых технологий, помноженных на возможности человеческого тела. Фото: Наталия Разина / goldenmask.ru

Все новые российские времена Мариинский балет отрабатывает лестный приговор стороннего наблюдателя "здесь классика чище, а новизна новее". Классика в привычном понимании в этом сезоне у театра не уродилась, так что на суд столицы мариинцы привезли современные "Одноактные балеты Ханса ван Манена" и балет "Инфра" Уэйна МакГрегора.

Живой классик Ханс ван Манен в свои 82 не упускает случая прилететь в Москву, чтобы бодро раскланяться на сцене, и уж он-то аплодисменты заслужил сполна. Его давным-давно сложившийся стиль все еще радует точностью формулировок, отсутствием балетных сантиментов и внятностью танцевальной речи. Но.. тут получилась загвоздка.

В "Адажио Хаммерклавир" на музыку Бетховена хореограф одарил каждую из трех пар личными отношениями. В своих хорошо обдуманных танцах он даже припрятал послания: на высокой поддержке классическая поза танцовщицы вдруг ломается под острым углом, как в брейгелевской пляске. Видимо, артистам так не показалось. Первая пара будто приняла на себя функции разогрева публики, вторая, нынешние надежды Мариинского Надежда Батоева - Константин Зверев, управилась технически и на свой вкус эмоционально, а третья, с легонькой и неровной по танцу Кристиной Шапран, так и не привела к кульминации благодаря партнеру, сведшему на нет все попытки хотя бы текстовой точности.

В "Соло" на музыку Баха хореограф был благодушно игрив, и неказистая с виду тройка молодых ребят-солистов справилась с изящной скорописью тел и скрипичных соло весело, почти без помарок, вволю наигравшись друг с другом и с кулисами - это самое бодрое впечатление вечера.

Состязание в "Вариации для двух пар" прозвучало крайне монотонно. А финальные "Пять танго" на музыку Астора Пьяццоллы (предполагавшую у хореографа хоть и по-голландски, но все же латиноамериканские страсти) смотрелись голой функцией - без тени мало-мальски достоверных эмоций. Дело не в технических трудностях - с текстом мариинцы справлялись, но при всей холодности маэстро Ханс ван Манен очень музыкален (сейчас так себя не утруждают), а артисты поразительно глухи. В сочетании с неизбежным злом отечественного балета, хлопочущими лицами, эта немузыкальность тем более бросается в глаза.

"Инфра" британца Уэйна МакГрегора была представлена в Москве в окружении курьезов - бодренького ученического "Inside the Lines" артиста Мариинского театра Антона Пимонова и ветхозаветных "Маргариты и Армана", приписанных к конкурсному балету сугубо для объема. МакГрегор в современной хореографии наследует интеллектуальному тренду, Рудольфу Лабану и Уильяму Форсайту, и, соответственно, настаивает на цифровых технологиях, помноженных на возможности человеческого тела. В "Инфре" на черный задник проецируется цифровая дорожка с шагающими по ней человечками (сценография Джулиан Опи) - точно такие цветные человечки мигают на каждом светофоре. Внизу же танцуют настоящие живые люди и, вступая в отношения, все больше похожи на цифровые символы самих себя. Балет этот МакГрегор поставил 10 лет назад, но и сегодня - именно так мы сводим живые отношения к запискам в "Фейсбуке" и к лаконичным СМС.

И тут случается маленькое долгожданное чудо. Отмечаешь, как органичны артисты. Как уместны Надежда Батоева, Екатерина Кондаурова, Анастасия Матвиенко, Виктория Терешкина, Кимин Ким, Александр Сергеев. Нежность урбанистики, трепетность цифрового символа становятся вдруг естественной проблемой искусства танца, ровно такой, как романтическая история Жизели и графа два века назад. Толпа - это страшно, цифровая толпа - уже искусство, и человек танцующий со своими аттитюдами удачно вписывается в новую реальность.

Конкурсная схема в этом году включает по два спектакля от "взрослых" Большого и Мариинского и по одному от их вечных "младших" соперников - МАМТа, Екатеринбургского и Пермского театров оперы и балета. Конечно, в фаворитах "Укрощение строптивой" Большого, а впереди еще грозящая сенсацией уральская "Цветоделика", но хорошо бы, чтоб и "Инфра" не осталась без внимания.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 02, 2015 11:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040204
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", МТ
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Мариинский станцевал на «Золотой маске» семь балетов за два вечера
Из них можно было бы составить хрестоматию по истории жанра за последние пятьдесят лет

Где опубликовано| © газета "Ведомости"
Дата публикации| 2015-04-02
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2015/04/02/voprosi-postavleni
Аннотация|


Надежда Батоева и Александр Сергеев соблюли характер и выдержали непростой рисунок «Инфры» Уэйна Макгрегора
М. Логвинов



В конкурсной программе этого года балет Мариинского театра представлен четырьмя одноактовками Ханса ван Манена, объединенными в единую программу, и «Инфрой» Уэйна Макгрегора. К последней вне конкурса были добавлены постановка молодого петербургского кадра Антона Пимонова Inside the Lines и «Маргарита и Арман», получасовой балетик английского классика Фредерика Эштона по мотивам «Дамы с камелиями».

На московских гастролях зал Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, распухший от вип-партера и приставных стульев, с готовностью устраивал петербуржцам овации при каждом закрытии занавеса, оставляя до антракта вопросы, которые при культе Мариинского театра прилично задавать только шепотом: почему так скучно тянется «Адажио хаммерклавир» ван Манена, какие достоинства есть в гимнастических упражнениях Inside the Lines, что связывает главных персонажей «Маргариты и Армана»? Проблема в том, что эти вопросы рождаются не только у неофитов, но и у профессионалов.

Поставленная в прошлом году в Петербурге программа балетов ван Манена могла бы вновь заставить заговорить о Мариинском театре как о первопроходце: до этого попробовать на зубок хореографию живого голландского классика успела только труппа Екатеринбургского театра, на взмах ресниц опередившая коллег переносом «Пяти танго». Но уральцы вряд ли могли составить конкуренцию петербуржцам хотя бы потому, что Мариинский театр за два десятилетия прошел огонь и воду лучшей хореографии ХХ в. К тому же ван Манен с его русалочьими тонкими переливами эмоций и строгостью формы, казалось, был стилистически ближе петербургской традиции, чем кто-либо еще из европейских мастеров. И мариинские специалисты подошли к делу со всей ответственностью: не кинулись на первые попавшиеся балеты ван Манена, а отобрали только шедевры.

Но удовлетворились самим обладанием бесценными трофеями. В «Адажио хаммерклавир», постановке для трех пар, то существующих параллельно, то обретающих самостоятельный голос и участвующих в красивейшей геометрической композиции, наполнить строгую графику удалось одной Кристине Шапран. Парадоксальное «Соло» совершенно утратило юмористическую окраску, скукожившись до гимнастического соревнования трех танцовщиков. «Вариации для двух пар» оказались соревнованием двух балерин в растяжке, а «Пять танго», пожалуй, даже проиграли екатеринбургским своей буквалистской пресностью.

Если программа ван Манена была внутренне совершенно гармонична, то следующий вечер оказался настоящими американскими горками в балетном варианте.

Более чем контрастно в сравнении с «Инфрой» нашего великого современника Уэйна Макгрегора смотрелись «Маргарита и Арман» Эштона. Обломок великой драмбалетной традиции не затерялся только потому, что в нем была явлена Ульяна Лопаткина – и в чем бы она ни вышла, для публики важен сам факт ее появления.

Представление же москвичам хореографии Антона Пимонова было столь же преждевременным, как и обильное появление его опусов в репертуаре Мариинского театра. Судя по Inside the Lines, у него хорошие образцы, но пока сложно разобрать в перепевах предшественников – от Роббинса до Ратманского (и особенно Ратманского), есть ли у хореографа собственный голос. Истории известен факт, когда дебютанта не сломало сопоставление с шедеврами Петипа и Баланчина, – это был как раз случай Ратманского. Попавшие на нынешние гастроли Мариинского театра получили шанс загадать – будет ли имя у случая сопоставления с шедевром Макгрегора.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:22 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2015 12:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040301
Тема| Балет, США, концерт “LEGACY” («Наследие»), Персоналии, Д. Холберг
Автор| Нина Аловерт
Заголовок| Заключительный концерт YAGP
Где опубликовано| © РУССКИЙ БАЗАР №14 (989)
Дата публикации| 2015-04-01 - 2015-04-08
Ссылка| http://russian-bazaar.com/ru/content/184860.htm
Аннотация|


Фотография предоставлена Youth America Grand Prix

Необычный балетный концерт “LEGACY” («Наследие») состоится 17го апреля в Линкольн-центре: Дэвид Холберг, звезда мирового балета, выступит в новом амплуа: он явится импресарио и ведущим этого вечера. Концерт создан им в содружестве с Youth America Grand Prix , крупнейшем в мире конкурсом балетных школ.

Создали этот конкурс в 1999 году Лариса и Геннадий Савельевы, в прошлом – танцовщики Большого театра. Геннадий закончил свою артистическую карьеру премьером Американского балетного театра, Лариса долгое время преподавала в балетный школах Америки. Сегодня их конкурс – самый большой и успешный в мире среди ему подобных.

Конкурс, как правило, заканчивается двумя большими концертами. На одном из них победители выступают вместе с известными премьерами разных стран мира.

Второй вечер последние годы посвящался знаменитым деятелям балетного искусства прошлого.

В этом году Савельевы задумали предоставить Дэвиду Холбергу самому организовать последний концерт.
Савельевы не случайно выбрали Холберга, его судьба достаточно неординарна в балетном мире, Холберг является в нем значительной фигурой, которая связывает искусство разных стран и направлений. Этот концерт будет до некоторой степени иллюстрацией к творческой биографии артиста. Поэтому предлагаю с этой биографией познакомиться.

Дэвид Холберг родился в американском штате Южная Дакота. Искусству балета обучался в Балетной школе Аризоны, затем в Балетной школе Парижской оперы. В 2001 году был принят в кордебалет основной труппы Американского театра балета, в 2004 году переведен в категорию солистов, с 2005 года – премьер. Он не только танцевал в разных странах мира, но – первый из американцев – стал артистом Большого театра, совмещая свою работу в России с работой в Америке, продолжая выступать с Американским балетный театром.

Семья Холберга не имела отношения к искусству, но, как рассказывал танцовщик в одном из интервью, родители не ущемляли его свободы. Никто не заставлял его заниматься балетом, но никто и не помешал ему танцевать. Это был его выбор.

Сначала Дэвид увлекся танцами Фреда Астера и начал заниматься степом, танцевать под джазовые мелодии, а затем впервые увидел классические балет, в 13 лет пошел учиться классическому танцу и понял, что это его будущее. (сегодня в его репертуаре все ведущие партии в классических балетах, среди которых “Лебединое озеро”, “Жизель”, “Дон Кихот”, “Баядерка”, “Корсар”, “Щелкунчик”, “Сильфида”, “Раймонда”, эти балеты он танцевал в разных странах мира). Дэвид уехал из дома в 17 лет, полетел в Париж, поступил в знаменитую французскую балетную школу, не зная языка, не зная собственно ничего о французской жизни.

«В жизни нужно делать рискованные вещи. Иногда нужно выходить из привычного пространства – тогда ты понимаешь, что ты живой», - говорит Холберг.

Он столкнулся с иной культурой (« в которую проникнуть очень, очень сложно,» - говорит Холберг), с безразличным отношением к себе в школе. На него не обращала внимания директор школы Клод Бесси, не занимала его в спектаклях. Другие педагоги относились к нему дружелюбно, он был их ученик, которого надо было выучить танцевать, но никто не выделял его среди других. Но Холберг говорит, что он поехал в Париж, «чтобы научиться, а не чтобы стать звездой. Парижская школа балета — одна из лучших школ в мире». Через год Холберг вернулся в Америку, потому что всегда мечтал танцевать в Американском балетном театре. Он подал заявление, и его приняли в кордебалет, а вскоре перевели в солисты, В 23 года он стал премьером. Он танцует весь классический и современный репертуар театра. Постепенно танцовщик завоевал мировое признание.

Танцевать в Большом театре Холберга пригласил художественный руководитель балетной труппы Сергей Филин.
Предложение было неожиданным, Холберг никогда не видел выступлений балета Большого театра, но предложение принял. Открывались возможности танцевать новые спектакли, изучать русский стиль классического танца. Холберг признает, что он заметно вырос, работая в Большом театре.

Ему выпала честь танцевать в 2011 году на открытии основной сцены Большого театра после ремонта: вместе с прима балериной Большого Светланой Захаровой он танцевал в балете «Спящая красавица» Чайковского/Петипа в редакции Юрия Григоровича. Но и в Большом театре танцовщик испытывает некоторые сложности. «Я нахожусь под постоянным давлением ответственности за то, что должен достойно представлять американский балет и должен соответствовать званию первого премьера-американца в Большом театре», - признается Холберг.

С русским балетом Холберга связывает также участие в программах «Короли танца», созданных театральным агентством Ардани Артист. Кроме того, он танцевал и в Мариинском театре.

Кроме Америки и России, Холберг выступал с труппами разных стран мира, в том числе с Австралийским балетом, Королевским Шведским балетом, балетом национальной оперы Украины, Балетом Токио.

Он не только выступал в театрах разных стран, но и наблюдал изнутри жизнь этих театров. И теперь, в качестве ведущего концерта, он поделится с публикой своими наблюдениями над историческими традициями каждого из этих театров. Поэтому он назвал свой вечер «Наследие».

В концерте примут участие артисты этих театров, они будут танцевать отрывки из балетов знаменитых хореографов ХХвека и современных постановщиков. Так, зрители увидят Австралийский балет и артистов студии АБТ. Известные премьеры Большого театра Евгения Образцова и Семен Чудин исполнят отрывок из недавней премьеры Пьера Лакотта «Марко Спада».

Японцы будут танцевать балет великого хореографа Мориса Бежара «Бахти». Это будет американский дебют труппы Токио балет. Группа танцовщиков из Мариинского театра во главе с прима балериной Екатериной Кондауровой покажут постановку начинающего хореографа, танцовщика театра Антона Пимонова, «Хореографическая игра».

Дебют Дэвида Холберга в качестве импресарио обещает быть успешным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2015 12:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040302
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", МТ
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Под гнетом мягкости
Мариинский театр представил балеты — номинанты на "Золотую маску"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ С-Петербург" №58, стр. 12
Дата публикации| 2015-04-03
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2699680
Аннотация|


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

На сцене Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко петербуржцы представили две программы: в первый вечер — четыре балета Ханса ван Манена, номинированные на "Золотую маску" в категории "Лучший спектакль", во второй — спектакли разных авторов, из которых в конкурс попала "Инфра" Уэйна Макгрегора. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.





83-летний голландский минималист Ханс ван Манен, строгий поборник чистоты линий, отобравший из богатого арсенала классического танца не более трети движений, кажется идеальным автором для академической Мариинки. Однако не все так просто. Когда невозмутимо-неспешная геометрия его адажио вдруг обрушивается резким падением партнерши в одеревенелое бревнышко — или судорогой внезапно надломленных колен, или медлительно-угрожающим смещением академических поз с вертикальной оси, становится очевидным, что в прозрачном омуте сочинений ван Манена водятся весьма причудливые черти. Но и юмор, и темперамент, и сексуальность его работ неочевидны: их надо, во-первых, прочувствовать, во-вторых — подать. Взять хотя бы его фирменные паузы: партнеры, застыв в фиксированных позах, пожирают друг друга глазами — и вроде бы ничего не происходит, однако ток эротического напряжения электрической дугой пронзает зрительный зал.

В исполнении петербуржцев не пронзал. Все четыре балета были исполнены старательно и добродетельно, в строгом соответствии с буквой, но не духом автора. В "Адажио Хаммерклавир" на музыку Бетховена три пары отличались скорбной суровостью. В отдельных дуэтах доза скорби уменьшилась, однако настоящая жизнь светилась лишь в чувственном танце хрустальной Кристины Шапран, бывшей примы Музтеатра Станиславского. Солисты в мужском темповом "Соло" на музыку Баха раскочегарились лишь к финалу этой семиминутной новеллы: из всех троих лишь юркий Ярослав Байбордин с ходу отдался стремительному потоку движений; остальные, утрируя юмористические пассажи, тяжелили эту внешне легкомысленную, но коварную хореографию. Старобалетными штампами были убиты заманчивые "Пять танго" Пьяццоллы. В соблазнительном адажио с шестью мужчинами солистка Виктория Терешкина каждым своим движением словно постулировала принцип: "В Мариинском театре секса нет". Корифейки выступали попеременно карменами и китрями, корифеи — тореадорами. Премьер Владимир Шкляров порхал Базилем. Академический балет победил Ханса ван Манена.

Во второй программе номинированная "Инфра" Макгрегора была последней. В ожидании ее пришлось высидеть инфантильный опус молодого Антона Пимонова "Inside the Lines" на музыку Равеля: в нем артисты изображали карамельную молодежь, не отягощенную ничем, в том числе сколь-нибудь сложными комбинациями па. Понятно желание театра вырастить собственного хореографа, но не стоило бы домашние радости выпускать за пределы родных стен. В историческом балете Фредерика Аштона "Маргарита и Арман" на музыку Листа Ульяна Лопаткина в сопровождении Ксандера Париша, юного корифея из лондонского "Ковент-Гардена", выращенного в Петербурге до статуса премьера, играла безумную любовь. Кулуарное злопыхательство на тему "мамы с сыном" не имеет оснований: разница в возрасте между первыми исполнителями балета — Марго Фонтейн и Рудольфом Нуреевым — была не меньшей. Тут дело в другом: непогрешимая балерина Лопаткина явно не в состоянии представить себя куртизанкой, готовой ради страсти на любые унижения,— к любовнику она относится с царственно-материнской нежностью. Снять "божественную" с пьедестала мог бы достойный партнер, но никак не юноша Париш с оттопыренной попкой и нестабильным вращением: котлеты балетной техники он решительно отделял от мух образа Армана, переключаясь на обязанности влюбленного с фальшивостью почти пародийной.

И все же "Инфра", поставленная Уэйном Макгрегором на музыку Макса Рихтера в 2008 году под впечатлением от терактов в лондонской подземке, стоила того, чтобы ее дождаться. Один из самых человечных и эмоциональных балетов культового британского "технократа" не акцентирует тему смерти или рока — и даже, в отличие от большинства современных опусов, не вопиет об отчужденности и одиночестве индивидуума. Подземка — и буквальная, и метафорическая — обрисована декорациями: видеорядом на втором ярусе задника, изображающим поток нарисованных людей, которые движутся равномерно и равнодушно, в то время как на планшете сцены реальных мужчин и женщин колотит, крутит и выворачивает наизнанку настоящая жизнь. Соло, дуэты, асимметричные ансамбли создают тот спонтанный, но на деле строго регламентированный хаос, в который погружены жители мегаполиса; в обилии пластических характеристик и взаимоотношений просвечивают разные характеры и судьбы.

Конечно, петербуржцы смягчили экспрессивно-экстремальный язык хореографа. Сломанные буквой Z позвоночники у них выходят округлой S; кошачье облизывание телом торса партнера получается аккуратной волной, из которой балерина с облегчением выходит в спасительно знакомый арабеск; и даже разорванные на 220 градусов ноги выглядят грамотной растяжкой перед балетным классом. Лучше и точнее всех — не пытаясь дополнить и смягчить эту самоговорящую хореографию — танцуют Виктория Терешкина и корейский премьер театра Ким Кимин. Однако и отечественная лирика остальных пар не губит балет: тут кажутся уместными и трепетные прикосновения, и женские рыдания, и патетика жеста — все оправдывает тема спектакля.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:23 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2015 12:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040303
Тема| Балет, Первый международный фестиваль «Антре»
Автор| Виктор Силин
Заголовок| Фуэте как показатель профессионализма
Где опубликовано| © газета «Коммуна», № 36 (26425)
Дата публикации| 2015-04-03
Ссылка| http://www.communa.ru/index.php?ELEMENT_ID=93859
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Хореографические школы Армении, Белоруссии, Киргизии, Молдавии, Таджикистана и России встретились в Воронеже на Первом международном фестивале «Антре»

Должны были приехать и представители Узбекистана, но, к сожалению, их не оказалось на этот раз на нашем танцевальном форуме - в прошлое воскресенье в стране выбирали Президента. Тут им, как говорится, было не до танцев.

А открывали «Антре» вариацией из балета «Тщетная предосторожность» пяти-, девятиклассницы Воронежского хореографического училища. И не случайно.

Воспитанницы Заслуженного работника культуры РФ Ларисы Ефимовой, в своё время блиставшей в ведущих партиях на сцене Воронежского театра оперы и балета, они тем самым словно протянули ту соединительную ниточку, которая идёт из годов шестидесятых в нынешние. Лиризм и романтизм девического танца очень точно передавал задуманный постановщиком балетный стиль.


Диана Егорова, Руслан Стенюшкин, Галина Грачёва. Фото Михаила Вязового

Внимательно и непредвзято отсмотрев в течение двух дней представленные участниками программы, пришёл к главному выводу: всё то лучшее, чем славился советский балет («Мы впереди планеты всей»), сохраняется и развивается теперь уже представителями стран ближнего зарубежья.

И прежде всего по душе пришлась живая, без какой-либо фальши и надуманной патетики исполнения классика. Словно оказывался в чудном сне, когда видел на сцене адажио из балета «Щелкунчик» в исполнении Анаит Афаджанян и Гамлета Мирзояна (Ереванский государственный хореографический колледж), и это же самое адажио, но уже в интерпретации третьекурсников из Белоруссии Перваны Мырадовой и Константина Белохвостика, па-деде Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда», представленное москвичами Ниной Бирюковой и Алексеем Путинцевым.

Последние в нынешнем году покинут стены Московской государственной академии хореографии, они к тому же лауреаты международных конкурсов.

А вот па-де-де из «Лебединого озера» в исполнении наших земляков-первокурсников не задело моё зрительское восприятие. И не только потому, что в первом исполнении были недочеты, пусть мелкие, но они смазывали общую картину, но главное - не чувствовалось той одухотворенности, которая исконно присуща классике. А вот во второй выход на сцену в третий, заключительный, день фестиваля нашим ребятам, как говорится, удалось отыграться.

Все оказалось одно к одному: и аристократический шик, и классический этикет. Диана Егорова, Руслан Стенюшкин и Галина Грачева словно жили на сцене одним дыханием. И ни одной помарки!

Судя по представителям Бишкекского хореографического училища им. Ч.Базарбаева, там подрастают ладно скроенные, фактурные, с хорошей техникой ребята. Техничность, укладывающаяся в общепринятые балетные стандарты, показали Аслан Алиев, Санжар Омурбаев, Алина Мамбеталиева. Но настоящим открытием фестиваля стала студентка-второкурсница Алия Турузбекова. Она не побоялась и взялась за воплощение вариации из «Кармен-сюиты» Бизе - Щедрина.


Алия Турузбекова. Фото Михаила Вязового

- Ты не страшилась пойти вслед великой Плисецкой? – первое, что спросил я у Алии.

- Это не побоялись прежде всего мой педагог Аида Ахмадалиева и хореограф Константин Есаулов. Они разглядели во мне мятежную натуру Кармен. Оставалось только прислушаться к их советам.

Танец Алии Турузбековой восхищает. Настолько она открыта чувству, эмоциональной страсти.

Такая же обнаженность чувств присуща и Назанин Юльчиевой (Таджикистан, хореографический колледж имени Малики Сабировой), которая исполнила вариацию Амурчика из балета «Дон Кихот».

Подтвердили участники фестиваля «Антре» и то, что они владеют современной танцевальной лексикой. О том, что Анаит Афаджанян и Гамлету Мирзояну известен этот язык они без искажения, внятно, не путаясь, передают мысль балетмейстера - говорит их номер «Прелюдия». Пара очень органична. Их пластика не заоблачна, не испытывает возможности тела на разрыв, нет, согласно мысли и посылу хореографа, она передает зарождение первой любви – трепетно и нежно.

А вот номер «Я ждал», поставленный лауреатом международных конкурсов Дмитрием Залесским специально для Константина Белохвостика (Белорусская государственная гимназия-колледж), так и искрится добродушной иронией. Естественно, что он тоже рассказывает о любви, может быть, даже о первом свидании. О том, какие чувства обуревают молодым человеком в ожидании своей возлюбленной.

Дмитрий Залесский два с лишним года назад вместе с командой молодых хореографов работал в Воронеже. Тогда они под руководством Народного артиста СССР Владимира Васильева поставили «Вечер современной хореографии» по прозе Андрея Платонова.

Помню, Дмитрий Залесский оставил впечатление открытого оптимиста, улыбчивого, но настойчивого, когда дело касалось точной передачи задуманной им канвы и рисунка образа.


Константин Белохвостик. Фото Михаила Вязового

…Но как бы там ни было, всему начало и голова – классический танец. Что бы ни напридумывали современные хореографы Начо Дуато, Раду Поклитару, Жан-Клод Галотта или Рассел Малифант, но без элементов классики их постановки рассыпались бы как карточные домики.

Классика – это скрепа, на которой всё и держится. Поэтому участники фестиваля «Антре» так хорошо могут «крутить» фуэте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2015 9:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040304
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, Лариса Люшина
Автор| Алиса Асланова (?)
Заголовок| Лариса Люшина
Где опубликовано| © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-04-01
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/young_talent/1277
Аннотация|
Восходящая звезда Екатеринбургского театра оперы и балета, Лариса Люшина, рассказала RBi о театре, современной хореографии и проекте «Большой балет».



Когда я работала в Санкт-Петербурге, мой одноклассник предложил поехать в Екатеринбург, в качестве танцующей пары. Я решила попробовать. Мы приехали, просмотрелись, и так получилось, что меня взяли, а его – нет. Я решила остаться в Екатеринбурге.

Год я стояла в кордебалете, хотя меня брали на корифейку. Я поправилась почти на 10 кг, но потом поняла – педагоги в училище меня выпускали с надеждой, что я стану ведущей балериной. Я похудела, меня заметили и стали ставить в сольные партии.

Потом в театр пришел Вячеслав Самодуров, наш художественный руководитель, и благодаря ему моя карьера стала стремительно развиваться: проект «Большой балет», конкурс в Сеуле, где я заняла 1-е место, все новые театральные постановки.

У балерины должна быть железная сила воли, без нее ничего не достигнешь. Отчаяться можно легко.

В балете без педагога ты никто. Каким бы ты ни был талантливым, ничего не сможешь сделать без взгляда со стороны.



Весь мой путь меня ведут замечательные педагоги, абсолютно разные. Если представить меня раскраской, то каждый вносит в нее свои штрихи, и получается картина.

Я стараюсь запоминать замечания всех своих педагогов и с благодарностью вспоминаю каждого. Без них у меня ничего бы не вышло.

Мой педагог Кондрашева Людмила Яковлевна говорила: «Балерину выделяет апломб». Она нас с училища готовила сразу на балерин, много внимания уделяла балеринской стати, повороту головы, рукам.

Любимая роль, которую я не станцевала пока, – это Жизель. Из станцованных, конечно, Одетта-Одиллия.

Современная хореография должна быть в каждом театре, это большой толчок для развития артистов. После современной хореографии ты и классический репертуар танцуешь по-другому.



Шоу «Большой балет» стало моей ступенькой. На тот момент я была в самом начале своего творческого пути, и после этого шоу я будто перепрыгнула целый лестничный пролет. Я выработала в себе стойкость и обрела популярность, ведь телевидение – самая лучшая реклама.

Когда Диана Вишнева говорит, как нужно выстраивать ту или иную роль, это просто невозможно представить в обыденной жизни.

Несмотря на занятость в театре, мне хватает времени и на личную жизнь. Любовь вдохновляет на творчество.



Фотограф Елена Лехова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2015 10:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040305
Тема| Балет, XV фестиваль балета «Мариинский»
Автор| Ирина СОРИНА
Заголовок| «О покойниках либо хорошо, либо ничего – так относится петербургская пресса к балету Мариинского театра»
Где опубликовано| © Город-812
Дата публикации| 2015-04-03
Ссылка| http://www.online812.ru/2015/04/03/014/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Вот и завершился XV фестиваль балета «Мариинский». Можно подводить итоги. Они, на мой взгляд, неутешительные. Задуманный как международный фестиваль звезд балета и лучших балетных трупп, за последние годы он превратился в демонстрацию местных достижений.



Только что завершившийся фестиваль можно считать итогом данного процесса. Не знаю, объясняется ли это финансовыми трудностями, или отсутствием заинтересованности руководства театра, или другими причинами, но программа фестиваля выглядит уныло.

Хотя именно нынешний юбилейный фестиваль мог стать новой вехой: к руководству балетной труппой Парижской оперы (она в мировом табеле о рангах идет под номером 1) пришел молодой хореограф Бенжамин Мильпье, ранее сотрудничавший с Мариинским театром. Руководитель балета Мариинского театра Юрий Фатеев в дружеских отношениях с Мильпье, и договорился с ним делать этот фестиваль совместно: Фатеев предложил спектакли из репертуара театра, а солировать должны были звезды Гранд-Опера.

Изначальная афиша выглядела интригующе: 1) «Дон Кихот» с премьером (в нашей иерархии первый солист) Франсуа Алю; 2) «Баядерка» с Людмилой Пальеро (этуаль Гранд-Опера) и премьером Мариинского Владимиром Шкляровым (почему-то в этот же день имя Пальеро значилось и в афише Гранд-Опера, где она была заявлена в «Лебедином озере»); 3) «Жизель» со знаменитой Орели Дюпон, заканчивающей в этом году выступления на парижской сцене; 4) «Лебединое озеро» с примой Мариинского театра Екатериной Кондауровой и премьером Гранд-Опера О. Безаром; 5) «Спящая красавица» с Алиной Сомовой (Мариинский театр) и Эрве Моро (этуаль Гранд-Опера). В гала-концерте было заявлено участие целого десанта из Парижа, среди них три этуали (М.А. Жило, Л. Пальеро и Дж. Оффальт) и премьер О. Безар. В общем, спешите приобретать билеты!..

А дальше началось: 13 февраля убрали имя Пальеро из «Баядерки», 25 февраля исчез Алю, 3 марта на сайте уже не было имени Безара, наконец, 7 марта отсутствовала и последняя из списка Орели Дюпон. Осталась надежда на гала-концерт, где по-прежнему значились звезды Гранд-Опера. Но в окончательном варианте французский балет представляли корифеи (следующая после кордебалета ступенька в балетной иерархии) Леонор Болак , Жереми-лу Кер, Гюго Машан и этуаль (наконец-то!) Мари-Аньес Жило, исполнившие две миниатюры.

Тут надо учесть, что балетная публика – она особая, многие путешествуют за своими кумирами по миру, покупая билеты за несколько месяцев. Никаких объяснений от театра не последовало, просто из афиши исчезали одни имена и появлялись другие. Даже возникал вопрос: «А был ли мальчик?» Между прочим, на билетах написано, что театр оставляет за собой право заменять исполнителей, да и доказать, что произошла замена практически невозможно.

Теперь о том, что же мы все-таки увидели. Открылся фестиваль по традиции балетной премьерой. И это была первая балетная премьера сезона (оперных состоялось уже несколько). Есть вероятность, что она может оказаться и единственной. В этом году это два одноактных балета: «Бемби» на музыку Андрея Головина и «В джунглях» на музыку Александра Локшина. Писать о них совершенно не хочется: и музыкальный материал, и хореография настолько примитивны, что даже странно, как подобное творение появилось на сцене Мариинского театра. Уверена, что и Гергиев, и Фатеев понимают, что балет не получился. Зачем же мучить зрителей?

Уже третий год в рамках фестиваля проходит Творческая мастерская молодых хореографов, где молодые балетмейстеры демонстрируют свои миниатюры. В отличие от прошлых лет, в этом году не было обсуждения увиденного после окончания программы. Может быть, организаторы испугались прямой трансляции, так как лейтмотивом прошлых обсуждений была мысль, что почти все номера недостойны показа на сцене Мариинского. Но в отличие от прошлых лет, в этом году было несколько очень интересных работ. Главным героем программы стал, безусловно, Владимир Варнава. Его балетная миниатюра «Глина» на музыку Мийо покорила новизной. Ощущение, что молодой хореограф переполнен идеями и пытался вместить в коротенький номер максимум находок.

Говорят, что «о покойниках либо хорошо, либо ничего» – так относится петербургская пресса к балету Мариинского театра. Поэтому вы не найдете комментариев о прошедшем фестивале в наших СМИ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 04, 2015 8:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040401
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", Пермский театр оперы и балета
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Победа в трех движениях
Пермский Баланчин на "Золотой маске"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №59, стр. 4
Дата публикации| 2015-04-04
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2700208
Аннотация|


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

На следующий день после балета Мариинки (см. "Ъ" от 3 апреля) на сцене Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко выступил Пермский театр оперы и балета с программой "Век танца: Стравинский--Баланчин". Из трех показанных спектаклей на "Маску" номинирована баланчинская "Симфония в трех движениях", впервые поставленная в России. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Формально не "век" — менее полувека: "Аполлон Мусагет" поставлен Баланчиным в 1928-м, "Симфония в трех движениях" — в 1972-м, уже после смерти композитора. "Век" здесь в том смысле, что эти два человека определяли развитие хореографического театра в ХХ столетии. Театра мирового, но не советского: впервые Баланчин появился в СССР за два года до его краха. Зато новая Россия осваивала его наследие с жаром, особенно Петербург и Пермь. И два первых балета пермской программы — "Аполлон Мусагет" и "Рубины" — имеют довольно обширную русскую традицию исполнения. Их заигранность придает особый риск очередной постановке — из-за неизбежности сравнений. Но пермяки выскользнули из щекотливой ситуации.

"Аполлона" спас Аполлон: Никита Четвериков, выдвинутый как лучший танцовщик в неноминированном балете (исключительный случай в практике "Золотой маски"). Нельзя сказать, что молодой танцовщик был ослепительным или безупречным. Стройный, длинноногий, пропорционально сложенный, он с ходу, сразу после "рождения" освобождаясь от "пеленки", запутался в пируэте, а два последних медленных тура своей вариации провернул аварийной Пизанской башней. Зато этот корректный интеллигентный Аполлон избежал главных штампов коварно-прозрачного балета — образов лучезарного мальчика и настоящего мачо. Герой Четверикова менялся не только от сцены к сцене, но и внутри каждого эпизода: как равный резвился с музами в коде и тут же, услышав божественный глас Зевса, становился вдохновенно-сосредоточенным; чувственно ласкал ножки подружек-муз, однако оценивал их творческие потуги с суровостью прокурора. Странности танцевальные (вроде диагонали пируэтов на согнутой опорной ноге, которая почти у всех выходит слегка комичной) этот Аполлон успешно преодолел, сумев найти ту форму движений, которая придала им значимость и достоинство. Тройка его муз оказалась намеренно разнокалиберной и танцевала весьма непосредственно, так что при точной фиксации хрестоматийных поз и комбинаций балет оживился движением вполне человеческих отношений.

"Рубины" — средняя, джазово-бродвейская часть триптиха "Драгоценности" — ахиллесова пята всех российских трупп. Американский акцент нашим артисткам решительно не дается — получается либо развязность дешевого шантана, либо институтки на каникулах. Пермский кордебалет тоже не с Бродвея, но он и не тщился выдать себя за иностранный: жизнелюбивые русские девушки не без удовольствия, но и без аффектации крутили бедрами, честно блюдя строй и четко выделяя синкопы,— и это уже неплохой выход из положения.

Главным событием вечера стала впервые поставленная в России "Симфония в трех движениях" — балет многолюдный и, можно сказать, революционный для Баланчина. Не только из-за подчеркнуто атлетического строя массовых сцен, намекающих на тоталитарные спортпарады, но и по изуверски сложному и динамичному танцевальному рисунку, детально воспроизводящему музыкальные перипетии. "Симфонию в трех движениях" Стравинский сочинил в 1945-м и — редкий случай в его практике — растолковал, что "каждый эпизод симфонии связан в воображении (автора) с конкретным впечатлением о войне, очень часто исходящем от кинематографа". К 1972 году, времени постановки балета, военные реминисценции были неактуальны. Баланчин, по своему обыкновению, исходил из музыки. В трех частях балета он тоже играет с избранными движениями: прыжком субрессо с поджатыми ногами, вращением тур-пике, полурондами больших батманов, маршеобразными шагами и ребяческим бегом ("Рубины", поставленные им за пять лет до этого, отозвались эхом почти идентичных па). На этом скупом фундаменте хореограф конструирует колоссальное здание, ошеломляющее подвижностью всех частей и ритмической сложностью взаимодействий разных танцующих групп. Адекватно представив это удивительное — одновременно монументальное и легкое, прагматичное и мистическое — сооружение американского классика, пермская труппа оказала реальную услугу российскому балету, ценность которой лишь подчеркнула выступавшая накануне труппа Мариинского театра.

Балет Перми вроде бы некорректно сравнивать с петербургским: несопоставим масштаб, размеры финансирования, количество статусных артистов и репетиторов. Однако при подавляющем исходном преимуществе Мариинка проиграла пермскому театру по крайней мере по двум статьям: в концептуальной осмысленности программы и в жизнеспособности — как показанных балетов, так и самой труппы. Анемичность вышколенных петербуржцев, которым, казалось, все равно, что танцевать — примитивную арифметику Антона Пимонова или высшую телесную математику Уэйна Макгрегора, выглядела особенно печальной на фоне командного драйва пермяков. А бездумная компоновка петербургской программы по принципу "и нашим и вашим" составила весьма выразительный контраст интеллектуальности пермского "Века Стравинского--Баланчина".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 04, 2015 2:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040402
Тема| Балет, Персоналии, Наталия Касаткина
Автор| Арсений Штейнер
Заголовок| «В балете мозги не последнее дело»
Как хореограф Наталия Касаткина победила министра культуры Фурцеву

Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2015-04-04
Ссылка| http://lenta.ru/articles/2015/04/04/kasatkina/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Наталья Касаткина
Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости


С 1977 года Государственным академическим театром классического балета, который основал Игорь Моисеев, руководят Владимир Василев и Наталия Касаткина. Оба хореографа-постановщика создали за эти годы три десятка постановок в Мариинском, Большом и других театрах всего мира. Что такое авторский балет, как сделать хороший спектакль и умна ли Фурцева, рассказывает Наталия Касаткина, с которой «Лента.ру» встретилась у нее дома на Каретном.

«Я родилась на месте этого дома, — рассказывает Наталия Касаткина. — Каретный Ряд построили Касаткины, они приехали из Пошехонья целой деревней и строили здесь кареты. Когда мне исполнилось 16 и я голосовала, две страницы было Касаткиных. Сейчас они все разлетелись в разные стороны. А под моим окном сейчас — "Новая Опера", где чаще всего играет наш театр».

«Лента.ру»: У вас нет собственного здания театра, все спектакли идут на гостевых площадках. Велика ли востребованность классического балета у современного зрителя?

Классическое искусство сейчас, конечно, не очень востребовано. Когда-то мы работали в Кремлевском дворце, у нас было 115 спектаклей в год. Каждый спектакль — это 6000 мест. Попасть было невозможно. Сейчас у нас есть спектакли в Кремле, только очень редко. В эти выходные мы даем там «Жизель» и «Спящую красавицу». В основном играем в «Новой Опере». И не сразу стали собирать полные залы, хотя там маленький зал, 700 мест. Но все-таки у нас сейчас появился свой зритель.

Куда ушел ваш зритель? За счет перекоса в сторону массового искусства классика затерялась в самой глубине телевизора?

Нам просто противопоставили нечто другое. Я в течение 17 лет вела передачи «Балет, балет» и «Легенды Большого» на Первом канале, наша программа длилась больше часа. Мое начальство все время повторяло — не забудь, ты говоришь на 2 миллиона. Такая была в советское время аудитория ТВ. Мы рассказывали о балете серьезно, и это вызывало большой интерес. Мы получали письма мешками, зрители были хорошо подготовлены. Может быть, в этом смысле тоже было насилие над зрителем, слишком много классики. И музыки, и балета, и оперы. А сейчас слишком мало. Так что в этом тоже причина.

Что нужно, чтобы классическое искусство дошло до массового зрителя?

Я считаю, что никогда ничего запрещать нельзя. Надо противопоставить и сделать наше искусство снова интересным. Вот когда мы готовим спектакль, у нас такой постулат: все жанры кроме скучного. Очень повлияла моя практика на телевидении: нужно, чтобы зрители понимали. Да, какие-то вещи у нас только для профессионалов, но спектакль в целом должен быть понятен любому зрителю. Потому что иначе зритель не сопереживает и действие не вызовет эмоций. Эмоции должны работать и у авторов, и у артистов, и у зрителя — только тогда спектакль удается.

Это означает, что классические вещи необходимо адаптировать для современного зрителя, потому что без перевода на новый язык они не будут понятны и интересны?

Да, конечно. Наши постановки делятся на две части: классический балет, адаптированный к сегодняшнему зрителю, и авторские балеты. Мы много сделали спектаклей на музыку современных композиторов. Как правило, когда берутся ставить спектакль как будто бы старинный, он получается ужасно скучным. «Спящая красавица» шла чуть ли не пять часов. Она была сделана для императора и его окружения. Они выходили и приходили, пили шампанское, разговаривали, общались с балеринами, и при этом шел спектакль. Если его восстановить, это получится ужасно скучно.

Такого зрителя давно уж нет.

Поэтому что мы делаем с Василевым? Оставляем в спектакле хореографические шедевры наших предшественников, но при этом очень четко выстраиваем драматургию. «Лебединое озеро» у нас начинается и заканчивается лебедем, и заканчивается трагически, как у Чайковского. Мы ставили его на Владимира Малахова, который был сам как лебедь, и впервые на сцене появлялось лебединое крыло, когда он следил за полетом лебедей, а потом уже у остальных. Финал спектакля мы сделали наподобие фокинского «Умирающего лебедя». А в «Спящую красавицу» мы вложили сразу две сказки. Принц знакомится с принцессой Авророй уже в первом акте, а во втором его Фея Сирени отправляет в космос и возвращается он к Авроре глубоким стариком. Это драматургия, а вся классическая хореография сохранена. И такой подход зрителям очень нравится. Многие считают, что наше «Лебединое озеро» — самая интересная редакция.

Где можно провести границу между интерпретацией и новой постановкой по мотивам старой?

Критерием здесь служит только вкус постановщика. Наше отношение к классике все-таки очень бережное. Мы ее не разрушаем. И даже если дополняем чем-то — то очень аккуратно. В «Спящей красавице» у нас две сказки, но одного автора. Гамлет в кожаном пальто — вот где эта грань уже перейдена. Дальше уже не надо. В то же время у меня неоднозначное отношение к переделкам, потому что есть люди со вкусом, которые умеют это делать так, что ничего не раздражает.

Были ли у вас когда-либо неприятности из-за сценических вольностей?

Если вы имеете в виду советское время, то там был просто идиотизм. Люди, которые нами руководили, являлись совершенно безграмотными. По «Сотворению мира» в Большом нам делали такие замечания: грим Бога похож на Ленина, пятна на Солнце похожи на сионистскую звезду, на Земле много камней, а в раю — цветов, это неправильно, плащ чертовки похож на красное знамя, и самое главное — нам следовало одеть Адама и Еву, чтобы они не были голыми. У нас осталась фотография, где Миша Барышников и Ира Колпакова в каких-то тряпочках. И еще нас просили — уберите 30-градусный секс у маленьких ангелов.

30-градусный — это как?

Мы долго думали и, наконец, догадались, но сказали, что не поняли и исправлять не будем. У нас там маленькие ангелы стояли на ножках, а потом медленно опускались на локти и получался угол примерно 30 градусов. Вот, а вы говорите о каких-то интеллектуальных претензиях. Этого просто не было!

Тогда еще Фурцева была?

Когда мы ставили свой второй спектакль на музыку Коли Каретникова, «Геологи», она не могла его закрыть, потому что должна была отчитаться советским балетом. Хотя она совершенно не понимала нашу хореографию, где люди и природа сливались, так впервые было сделано, об этом много писали. Все равно она просила: наденьте на девочку юбочку!

Нам, молодежи, завидовали и старались уничтожить. Бельский, Григорович, мы с Василевым, Брянцев — это было совершенно новое веяние в балете. До нас ставили драмбалет, в котором не требовалось такой изощренной хореографии, что мы все выдали.

Вам не предлагали уехать?

Множество раз. Вплоть до того, что в Америке нам давали целый театр, предлагал очень серьезный человек, занимавшийся тяжелой промышленностью с Россией. Мы сказали — нет. Это последний случай, а раньше, после «Весны священной», после «Сотворения мира», очень много было предложений. Ни Васильев с Максимовой, ни мы никогда не соглашались.

Спиваков все-таки уехал вместе с оркестром, когда стало совсем худо.

Ну его довели до этого. Нас тоже доводили, но мы выдержали. Сейчас тоже непросто.

Как получилось, что у вас нет постоянного помещения в Москве?

У нас есть ангар на Скаковой улице, но там очень сложная ситуация. Часть принадлежит Москве, а часть — Российской Федерации. И идет борьба за это место. Очень хотел Лужков подарить его своей красавице-жене. Сейчас тоже кто-то на это настроен — отобрать и сделать гостиницу, магазины и так далее. Нам приходится сопротивляться. Мы выигрываем колоссальное количество судов, потому что нас судят за то, за это... Не знаю, что получится. Мы же задумали не просто театр, а международный центр балетного искусства. Такие центры есть во всем мире, даже в не очень балетных странах, а у нас нет. У нас с Василевым колоссальный опыт, и мы хотим этот опыт передать, чтобы это осталось. Понимаете, русский балет сейчас уже не в том статусе. И одна из причин в том, что, как ни странно, изучали русский балет на Западе, а у нас не изучали. Для молодых балетмейстеров нет площадки, на которой они могли бы себя испытать. Мы хотим дать им пространство и мозги, а в балете мозги, поверьте мне, не последнее дело. Все нужно собрать, сохранить традиции и развивать русский балет. Это же невероятное богатство, мы ходим просто по золоту и бриллиантам и не можем это сделать из-за чиновничьих препон и алчности отдельных людей.

Ваш с Владимиром Василевым авторский театр балета — единственный в Москве?

В России есть три авторских балетных театра. Это Григорович, который занимается тем, что сохраняет поставленное им, у него коллектив в Краснодаре. Эйфман, один из выдающихся мировых балетмейстеров. Ему тоже не давали возможности развиваться многие годы. Когда-то его назначили лучшим балетмейстером мира, а в Петербурге не давали работать. Сейчас ему дали не театр, школу. Но, я уверена, справится. Он необыкновенно талантлив. Ну и третий авторский театр — наш, Касаткиной и Василева. У нас получается хуже. Нас плохо воспитали предки, мы не умеем интриговать и ногами открывать двери.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17471
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 04, 2015 3:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040403
Тема| Балет, Фестиваль «DANCE OPEN» (С-Петербург)
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Па де труа Вены, Москвы и Амстердама исполнят в Петербурге
Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2015-04-04
Ссылка| http://belcanto.ru/15040401.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Национальный балет Нидерландов

Фестиваль «DANCE OPEN» пройдет в северной столице с 21 по 27 апреля

Во время, когда другие фестивали сворачиваются из-за сокращения, 14-й «Данс Опен» заявляет амбициозную афишу – три приглашенные труппы, два гала-концерта, традиционные мастер-классы и открытая встреча с хореографом. Не будет только вручения премии и сопутствующей ей праздничной церемонии, но уже в следующем году фестивальные силы обещают возобновить раздачу хрустальных ножек Анны Павловой. В этот раз было важно сохранить всех участников, все привозимые труппы, контракты с которыми подписывались давно и тщательно оговаривались программы. Всю афишу удалось сохранить, но без церемонии вручения премии.

Фестиваль раскладывается на три блока.

Открывают его гастроли Национального балета Нидерландов, который в прошлом году привозил эксклюзивную, специально выстроенную для Питера, не существующую ни в какой реальной афише программу балетов Ханса ван Манена. Особенная благодарность организаторам этого вечера за «Кордебалет» на музыку скрипичного концерта А. Берга (1985), который потрясающие артисты Het возобновили для российского зрителя. Спектакли золотого фонда мировой хореографии надо знать в лицо, а «Кордебалет» Ван Манена это ярчайший masterpiece.

В этом году привозимая программа вечера хитро заточена под Баха.

Дело в том, что в репертуаре этой прославленной компании всегда присутствуют балеты на музыку Баха. Так сложилось исторически. Баха чтят хореографы-завсегдатаи Het – Ван Манен, Пастор, Форсайт. Время от времени театр складывает из балетов разных хореографов тематические вечера по композиторам.


Национальный балет Нидерландов

Питерская гастроль не копирует целиком нидерландскую премьерную программу «Back to Bach» («Назад к Баху»). Из нее станцуют два хита – «Фантазию» Ханса ван Манена (1993), поставленную хореографом еще для NDT на музыку хоралов Баха, и «В свете и тени» Кшиштофа Пастора на избранные пьесы «Вариаций Гольдберга». Пастор создал эту работу в 2000 году также для программы, посвященной Баху, и ее грандиозным соседом был один из «Артефактов» Форсайта. И дальше, чтобы не клонировать амстердамский спектакль, тема Баха обрывается ради четырех новинок Уилдона, Гёкке, Брандсена и Аркеса. Голландцы покажут «Дуэт» Уилдона на музыку фортепианного концерта соль минор Мориса Равеля, «Повтор» Теда Брандсена (худрук компании) на музыку Филипа Гласса, эксцентричный номер «Эффи» Марко Гёкке на музыку Джонни Кэша и дуэт из балета «Минос» Хуанхо Маркеса на музыку Рюичи Сакамото и Альва Ното.

«Данс Опен» продолжает сотрудничать с Александринским театром, величавой площадкой, где любят выступать труппы мирового класса.

21 апреля фестиваль откроется на этой сцене гастролями Национального балета Нидерландов.

Здесь же 24 и 25 апреля пройдут гастроли Большого театра со спектаклем Жана-Кристофа Майо «Укрощение строптивой» на киномузыку Шостаковича. Это второй важный блок феста. Оба дня главные роли интерпретируют артисты первого состав Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов. Это конечно невероятно, что московскую премьеру прошлого сезона так быстро увидят в северной столице. Петербургские спектакли пройдут в присутствии хореографа, с которым 26 апреля в 16 часов состоится публичная встреча на Новой сцене Александринки.


«Укрощение строптивой»

Параллельно с вечерними спектаклями с 23 по 27 апреля пройдут традиционные утренние (9.30 – 11.00) мастер-классы для студентов балетных школ мира на легендарной репетиционной базе Театра Балета им. Л. Якобсона на Маяковского,15. Участники мастер-классов получат возможность выступить в гала-концерте юных звезд «Данс Опен», который ежегодно проходит на сцене Театра «На Литейном».

Третий блок фестиваля откроется 25 апреля гастролями Венского государственного балета на Основной сцене БТД им. Товстоногова.

Программа балетов молодых хореографов называется «Обратный отсчет». Венский балет никогда к нам не приезжал, но по записям балетоманы знают его как одну из самых консервативных трупп. Но ежевечерние «Лебединое озеро» и «Жизель» канули в лету, с тех пор как у руля компании стоит экс-этуаль Парижской Оперы Манюэль Легри. Будучи одним из «цыплят» Нуреева, Легри чтит учителя, который славно выступал в этих стенах больше тридцати лет назад, но понимает, что труппа должна войти в XXI век и обновить репертуар.

В труппе у Манюэля работают выпускники АРБ имени Вагановой во главе с изумительной примой Ольгой Есиной, которую худрук умыкнул у Мариинки. Понятно, что россияне взяты на работу, чтобы уровень классики был высок, но сами россияне уехали в Вену прежде всего за новой хореографией, которой им не хватало в Петербурге.


Венский государственный балет

Немного жаль, что фестиваль не решился привезти нашумевший спектакль Патрика де Бана «Мария-Антуанетта», фрагменты которого мы видели на концерте номинантов «Бенуа де ля Данс», но, возможно, он слишком трудный для транспортировки.

В итоге труппа представит свои самые модные новинки — три балета молодых хореографов.

Балет «Сумерки» Хелен Пикет на музыка Ануара Брахема, Яна Гарбарека, Филипа Гласса, Шоката Хусейна и Рави Шанкара. Хелен более десяти лет танцевала во Франкфуртском балете Уильяма Форсайта и сейчас считается ведущим специалистом по «технологии импровизации Форсайта», которую преподает в Институтах танца по всей Европе и в США. Начала ставить с 2005 года.

Также привозят балет Патрика де Бана «Иры ветра» на музыку Чайковского и «Обратный отсчет» Наталии Хоречны на музыку Джорджа Крама, Макса Рихтера и др. Хоречна работала в NDT, и как многие другие экс-солисты этой креативной компании после окончания карьеры стала хореографом, рано обнаружив свой талант. Она не боится рассказывать истории, считает себя последователем Ноймайера и Григоровича.

И после трех гастрольный блоков — бонус в виде гала-концерта звезд мирового балета.

Всех имен пока не называют, но уже известно, что приедут солисты Королевского балета Мелисса Хэмилтон и Эрик Андервуд, Сара Лэм и Вадим Мунтагиров, пара из Дании — Жэм Кренделл и Албан Лендорф, американка Изабелла Бойлстон, кубинец Осиэль Гунео и артисты из Сан-Франциско.

Фото: Angela Sterling, Alice Blangero
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 1 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика