Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 05, 2015 7:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040501
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", МТ
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Москве с представлений Мариинки стартовала балетная программа «Золотой маски»
Один акт. Один триумф
Где опубликовано| © газета "Московский комсомолец" №26781
Дата публикации| 2015-04-06
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/04/05/v-moskve-s-predstavleniy-mariinki-startovala-baletnaya-programma-zolotoy-maski.html
Аннотация|

Балетная программа «Золотой маски», как всегда, началась с показа спектаклей Мариинского театра. Поскольку это практически единственная возможность раз в году посмотреть легендарную труппу, не выезжая за пределы Садового кольца, зрительный зал Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко в оба вечера был забит до отказа. Как всегда, Мариинка презентовала в Москве свои недавние премьеры, выдвинутые на национальную российскую премию: балеты Ханса ван Манена, показанные в первый вечер, и одноактный балет «Инфра» знаменитого британского балетного авангардиста Уэйна МакГрегора, включенный в программу одноактовок второго дня гастролей.


фото: Наталья Разина
Ульяна Лопаткина и Ксандер Париш в балете Аштона «Маргарита и Арман».


Самой свежей (2012 года) из программы Ханса ван Манена оказалась «Вариация для двух пар». Работа была показана Национальным балетом Нидерландов на гастролях в Санкт-Петербурге еще в прошлом году, как раз незадолго до премьеры в Мариинке. Три остальных произведения: «Адажио Хаммерклавир», «Соло» и «Пять танго» — тоже неоднократно виденная в России и проверенная временем классика, что идет на сценах многих мировых театров. И Мариинка своим исполнением эту классику только украсила (особо выделим молитвенную сосредоточенность в танце Алексея Тимофеева и Ксении Острейковской в «Адажио Хаммерклавир» и центральную пару в балете «Пять танго» Викторию Терешкину и Владимира Шклярова, танцевавших выверенно, утонченно и стильно).

Последователь Баланчина и один из основателей голландского балета ван Манен не отягощает свои одноактовки сюжетом и мыслит математически выверенными формулами, выстраивающимися в его балетах в поразительно красивые и геометрически вычерченные танцевальные комбинации, которые в балете «Адажио Хаммерклавир» (истинном шедевре голландского классика) неизменно заканчиваются одухотворенными истаивающими движениями.


Балет Уэйна МакГрегора «Инфра». фото: Наталья Разина

Собственно, ту же рассудочную математичность своих головоломных построений выдает в балете «Инфра» и Уэйн МакГрегор: закрученные в бараний рог тела, выломанные из суставов конечности, смещенный центр тяжести и извивающийся, словно змея, позвоночник — фирменные черты авторского стиля, уже виденные насмотренным зрителем в других его работах (например, в выпавшей из репертуара Большого театра «Хроме», поставленной в Москве еще в 2011 году). Ничего нового «Инфра» с этой точки зрения не принесла. Работа, поставленная в английском Королевском балете в 2008 году, — это отклик МакГрегора на теракты, за несколько лет до того прогремевшие в Лондоне. Но напоминает об этом разве что электронное табло, расположенное над сценой, на котором снуют то туда, то сюда нарисованные на экране человечки. Снующая толпа временами появляется и на сцене, хотя в основном перед нами соло, трио, а чаще всего дуэты, исполненные артистами, одетыми в трусики и майки.

Вслед за Форсайтом МакГрегор в «Инфре» деконструирует классику и, как всегда, исследует возможности человеческого тела. Зрителям позволено любоваться изгибами, игрой мышц, работающих автономно друг от друга, и целиком совершенными телами классических танцовщиков Мариинского театра — таких, как Виктория Терешкина, Анастасия Матвиенко, Кимин Ким, Василий Ткаченко, Филипп Степин, Александр Сергеев, Андрей Ермаков (всего 12 человек).

В качестве довеска к «Инфре» во второй день гастролей Мариинка показала еще «Inside the Lines» — затянутый, подражательный и, в общем, ничем не примечательный балет молодого хореографа Антона Пименова, являющийся, однако, единственным оригинальным сочинением, представленным Мариинским театром в московской программе. Все остальные работы, показанные на гастролях, как правило, представляют собой переносы известных западных постановок.

Включенный в программу одноактных балетов еще один — «Маргарита и Арман» — типичный образчик английского стиля. Этот выспренно патетический и одновременно очень романтический шедевр Фредерика Аштона на музыку Ференца Листа, поставленный в 1963 году на Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн, был исполнен Ульяной Лопаткиной и ее обосновавшимся в Мариинке красавцем партнером Ксадером Паришем как стихотворение — легко и на одном дыхании. Англичанин, с ранних лет воспитанный на британской балетной классике и, соответственно, с молоком матери впитавший в исполнительскую манеру знаменитый английский стиль, стал незаменимым партнером для «божественной» Ульяны. И это при том, что сама балетная звезда мало походила на великосветскую куртизанку, а ее партнер порой выглядел как сын главной героини. (Впрочем, огромная разница в возрасте была с Марго Фонтейн и у Рудольфа Нуреева.) Мелкие несостыковки в дуэте совсем не портили общего впечатления. Завораживающий линиями тела и одухотворенной пластикой Париш словно читал своим легким и образным танцем умирающей от чахотки возлюбленной сотканный из поэтических видений и дымки воспоминаний сонет, на который та отвечала ему столь же проникновенным и западающим в душу танцем.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 9:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040601
Тема| Балет, Приз журнала «Балет» – «Душа танца»
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Пантеон призеров «Души танца» пополнился новыми лауреатами
Где опубликовано| © газета "Вечерняя Москва"
Дата публикации| 2015-04-06
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/04/06/panteon-prizerov-dushi-tantsa-popolnilsya-novimi-laureatami-282977.html
Аннотация|

В воскресенье, 5 апреля, в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко состоялось ежегодное вручение приза журнала «Балет» – «Душа танца». Награда присуждается профессионалами профессионалам как признание их заслуг. Интерес к этому событию с годами не ослабевает – лишний билетик спрашивали за квартал до театра.

Заветную бронзовую статуэтку скульптора Олега Закоморного и серебряный знак, выполненный художниками-ювелирами Кулешовыми, получили солисты, хореографы, педагоги и деятели балетного искусства.

Специального приза «За пропаганду отечественной хореографии за рубежом» удостоился продюсер Сергей Данилян (США).

По традиции, имена лауреатов объявили задолго до награждения, чтобы лишний раз не травмировать людей.


Предоставлено пресс-службой журнала "Балет"

- Мы отказались от конкурентной борьбы, – пояснила главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская. – Творцы – народ ранимый: войти в число номинантов и не получить награду обидно.

В номинации «Звезда» приз вручили балеринам Нине Капцовой (Большой театр) и Оксане Кардаш (Музтеатр Станиславского и Немировича-Данченко). Звания «Восходящая звезда» удостоился Эрнест Латыпов (Мариинский театр).

В номинации «Маг танца» приз получили хореографы Алексей Мирошниченко (Пермь) и Константин Уральский (Астрахань). «Мэтрами танца» названы балетмейстеры Мария Сайдыкулова (Якутск) и Юрий Бурлака (Москва).

В номинации «Учитель» приз вручили профессорам старейших балетных школ России – Татьяне Удаленковой (Академия Вагановой) и Валерию Анисимову (Московская академия хореографии).

«Рыцарями танца» стали худрук Ансамбля танца «Кабардинка» Игорь Атабиев и гендиректор Международной федерации балетных конкурсов Сергей Усанов, а «Пресс-лидерами» – спецкор ТАСС Ольга Свистунова и фотограф Елена Фетисова, которая была представлена выставкой избранных работ в фойе театра.

Читателям «Вечерней Москвы» Фетисова по секрету рассказала, что занялась фотографией из любви к блистательной балетной паре – Екатерине Максимовой и Владимиру Васильеву. Увлекшись съемкой своих кумиров для себя, она не заметила, как стала настоящим профи, умеющим запечатлеть и стремительное движение, и душу танца.


Автор: Валерий Модестов, "Вечерняя Москва"
Фотограф Елена Фетисова


- Она любит и чувствует балет, умеет передать его мимолетности. Некоторым ее снимкам можно только позавидовать, – заметил Михаил Логвинов, один из мэтров балетной фотолетописи последних 40 лет.

Церемонию раздачи «балетных душ» и гала-концерт пригласили вести актрису театра и кино Ольгу Кабо и Геннадия Янина из телепрограммы «Абсолютный слух», в недавнем прошлом солиста балета Большого театра.

Открывал программу «Урок мужского классического танца» в исполнении учеников профессора Анисимова. Воспитанницы профессора Удаленковой представили старинный па де катр «Розарий» из балета Дриго «Пробуждение Флоры».

Украшением вечера стали выступления артистов Ансамбля «Кабардинка» и композиция бальных танцев в исполнении трех звездных пар, а его открытием – солисты Сарыал Афанасьев и Юлия Мярина из Якутии в «Вакханалии» на музыку Сен-Санса; петербуржцы Эрнест Латыпов и Оксана Бондарева, виртуозно, но с душей исполнившие па де де из балета Минкуса «Дон Кихот»; москвичи Нина Капцова и Михаил Лобухин, станцевавшие «Танго» Вячеслава Гордеева на музыку Пьяццоллы как сладостный полет в неизвестное, как любовь и страсть, как единение двоих против всех…

Мастер балетной миниатюры Алексей Мирошниченко показал балетный номер «Я тебя не люблю» на музыку Вайля, который вдохновенно исполнили Лариса Москаленко и Клим Крэйн.

Интригу вечера составляли две мировые премьеры.

Константин Уральский представил сцену из своего нового балета «Андрей Рублёв» на музыку Кикты. Говорить об этой работе вне контекста спектакля трудно, но эскиз и идея обещают вылиться в нечто интересное.

Любимец московской публики экс-премьер Большого театра Иван Васильев выступил на этот раз как хореограф и как исполнитель. В сочиненном им балете «Underwood» на музыку Макса Рихтера, который умеет наполнить звуковые миры эмоциями и фантазией, Васильев использовал пластику лесорубов и машинисток. Сочинив композицию ни о чем, он блестяще исполнил ее в паре с солистом Большого театра Денисом Савиным и вызвал шквал аплодисментов.

Гала закончился, как и положено праздничному концерту, веселым танцем – на этот раз Причерноморских адыгов в исполнении артистов Ансамбля «Кабардинка».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040602
Тема| Балет, Персоналии, Олеся Новикова, Леонид Сарафанов
Автор| Ольга Никонова, фото Алиса Белоцерковская
Заголовок| Танец как любовь
Где опубликовано| © Журнал "Совершенство"
Дата публикации| 2015 апрель
Ссылка| http://www.perfect-magazine.ru/63/19_tanec-kak-lubov.php
Полистать журнал: http://www.wobook.com/WBw33hG2kP7k/April-2015.html стр. 18
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



С 21 по 27 апреля в Петербурге состоится традиционное, но от того не менее ожидаемое событие – фестиваль DANCE OPEN, который уже в 14-й раз соберет в нашем городе звезд мирового балета и представит на суд зрителей лучшие образцы танцевального искусства. Фестиваль, как всегда, обещает множество волнующих открытий. Чего стоит хотя бы балет «Укрощение строптивой», который артисты Большого впервые покажут вне стен родного театра, или 5 мини-шедевров современного балета в исполнении знаменитой голландской труппы Dutch National Ballet

Гала-концерт объединит любимых Петербургом артистов – Йоэль Кареньо, Даниила Симкина, Эрика Андервуда и Мелиссу Хэмилтон, и дебютантов фестиваля, которым, несмотря на свою именитость, еще только предстоит покорить сердца искушенной питерской публики – Сару Лэмб, Изабеллу Бойлстон, Осиэля Гунео, Жэм Крэнделл, Албана Лендорфа. Но за одним номером гала-концерта публика непременно будет следить с особым вниманием: балерина Мариинского театра Олеся НОВИКОВА и премьер Михайловского театра Леонид САРАФАНОВ не часто радуют нас дуэтными выступлениями, поэтому так любопытно увидеть эту пару на фестивальной сцене. В канун фестиваля DANCE OPEN мы встретились с Олесей и Леонидом, чтобы поговорить о балете, творческих планах и семейной жизни служителей Терпсихоры.



– Леонид, что значит для вас танцевать в Гала DANCE OPEN?

Л. – Сегодня для нас это редкая ныне возможность танцевать вместе. Но в целом, как и для всех танцовщиков, это настоящий праздник балета, приобщиться к которому – большая радость и удача.

Я считаю, что DANCE OPEN – самое масштабное событие не только для балетного Петербурга, но и для всей России, поскольку не знаю других мероприятий, собирающих такое количество звезд мировой сцены. Пожалуй, даже в мире найдется не много фестивалей, способных по размаху и представительности состязаться с DANCE OPEN.

При этом фестиваль постоянно развивается, растет, сегодня на него приезжают уже не только отдельные танцовщики, а целые труппы, например, Большой театр. А Венский балет, который еще не бывал в России, впервые приедет именно на DANCE OPEN.

Я знаю, что артисты всегда с удовольствием отзываются на приглашение выступить на DANCE OPEN – и потому, что публика здесь взыскательная и понимающая, и потому, что менеджмент фестиваля творит чудеса, чтобы создать для каждого из нас идеальные условия. Не представляю, чего им это стоит, но работают они очень хорошо. Когда потом приезжаешь на какой-нибудь концерт, то практически у каждого артиста видишь костюм или сумку с логотипом DANCE OPEN – вроде бы мелочь, но это знак заботы и внимания, которые характеризуют весь стиль работы менеджмента фестиваля.

– На гала-концерте вы с Олесей представите «Венецианский карнавал». Каково это – мужу и жене выступать вместе? Тем более после долгого перерыва?

Л. – Мы никогда не стремились быть парой на сцене и танцевать только друг с другом, хотя это и удобно, и экономически выгодно.

Но эмоционально это бывает довольно тяжело, потому что мы очень тесно связаны со своей профессией, и весь негатив, проблемы, спорные моменты неизбежно проецируются на жизнь вне сцены. Однако, как бы это ни было тяжело, результат превосходит все усилия. Потому что так искренне, как мы танцуем с Олесей, у меня не получалось больше ни с кем.

Особенно когда мы танцуем вдвоем большие спектакли – «Жизель», «Ромео и Джульетта». Мы настолько хорошо знаем друг друга, что это влияет на созидание наших образов и атмосферы спектакля.

– Я не раз слышала от других артистов, что в день спектакля они ни о чем другом думать не могут, с раннего утра входят в образ, готовятся. А как быть, когда в семье два артиста?

О. – Такое бывает, если мало танцуешь, тогда и страх выйти на сцену, и элементарная боязнь что-то забыть. Если танцуешь один спектакль в месяц, то неизбежно будешь воспринимать это как подвиг.

Л. – Со мною тоже такое бывало раньше, когда я в день спектакля «по облакам парил». Но с опытом приходят спокойствие и уверенность. Сегодня я уже могу полдня репетировать один спектакль, а вечером станцевать другой.

– Не значит ли это, что танец превратился в ремесло? Неужели даже волнения перед спектаклем не осталось?

Л. – Разумеется, волнение осталось, без него нельзя, потому что без него нет настроя, адреналина, без него и на сцену выходить не стоит. Но раньше волнение было зашкаливающим, предобморочным каким-то, таким, что кровь носом шла от сознания ответственности.

Это нужно было преодолеть как неизбежный этап ученичества, роста. Зато теперь я испытываю то, о чем всегда мечтал: я с уверенностью и удовольствием выхожу на сцену, а волнение – радостное. Выходишь, и вся эта энергия переходит в танец.

– Леонид, про ваш уход из Мариинского театра чего только ни писали и ни говорили. Сейчас, когда страсти улеглись, вы можете сказать, что это был правильный поступок?

Л. – Я с теплотой вспоминаю моменты, которые мне довелось пережить в Мариинском театре, скучаю по тем партиям, которые там танцевал, – «Этюды», «Рубины», по танцам с Олесей.

Но я не могу не признать того, какие возможности для меня открыл Михайловский театр: за 2 года у меня было больше крупных, знаковых премьер, чем почти за 9 лет в Мариинском. Я занят во всем репертуаре, во всех премьерах, театр дает мне возможность участвовать в значимых для меня проектах.

– Вы оба позиционируетесь как мэтры классического танца, а каково ваше отношение к современной хореографии?

О. – Я только классику люблю, только она меня интересует, она мне близкая и родная. Я с удовольствием танцую только ее и нахожу, что развивать и совершенствовать в себе с каждым спектаклем.

– Леонид, вы сказали в одном из интервью, что закисли в «Лебедином». Значит ли это, что классика вам наскучила?

Л. – О, «Лебединое» для меня – как красная тряпка! Это такой картонный спектакль, из всей классики самый заезженный, там все неживое, все фальшивое. Но в туристический сезон он исправно идет на всех сценах. Самое для меня тяжелое – поверить в ту историю, которая происходит на сцене, а если сам не веришь, то как можно зрителя заставить поверить в то, о чем ты танцуешь? Я слышал, что директора некоторых театров предлагали знаменитое трио Чайковского: «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Спящую красавицу» – лет пять не ставить, дать зрителю отдохнуть, а постановщикам – подумать о новых редакциях.

– Тогда, может быть, вы согласитесь с рассуждениями о том, что классические балеты устарели, современный человек живет другими темпами и другими интересами, ему ближе другие танцы и другая пластика? И вообще, что балет – элитарное, умирающее искусство…

О. – Нет, я с этим не согласна! Классика всегда нужна, без нее невозможно. Каждый спектакль – это же шедевр, музейное полотно. Хорошо станцованная классика будет актуальна всегда. И зритель это очень хорошо понимает.

Л. – Я не против классики как таковой, я против того, чтобы превращать ее в китайскую оперу – что-то незыблемое, понятное лишь десятку ценителей. Если мы не будем классику осовременивать, делать ее понятной сегодняшнему зрителю, то мы и его потеряем, и сами закостенеем. Это не значит, что нужно «Лебединое озеро» танцевать в джинсах, но что-то нужно менять: возьмите современного художника, поменяйте декорации, костюмы… За примерами далеко ходить не надо – «Жизель» в редакции Никиты Долгушина, которая идет в Михайловском театре. Он не совершил никаких революционных перемен, но прописал спектакль от и до – от костюма до декораций, от каждого поворота головы до взаимоотношений между действующими лицами. Он с должным вниманием отнесся к режиссуре, музыке, сценографии, и спектакль заиграл! Признаюсь, для меня это самая лучшая редакция, которую я танцевал.

– Вы много путешествуете по миру с гастролями. Российский балет по-прежнему впереди планеты всей?

Л. – Да, мы занимаем очень хорошие позиции, наши артисты востребованы, за творчеством наших театров следят и критика, и зрители.

Очень интересно наблюдать, когда русская школа встречается с западной манерой танца и получается красивый симбиоз, сохраняющий нашу свободу и раскрепощенность с чистотой исполнения и «бесшовностью» западной манеры танца. Яркий пример – Полина Семионова, которая училась в Московской академии балета, а как балерина состоялась в Берлинской опере – блестящий результат.

Интересно наблюдать за сплавом петербургской и московской школ, когда танцовщик впитывает все лучшее, в этом миксе получается превосходный новый стиль, как, например, у Светланы Захаровой или Анжелины Воронцовой.

– Каковы ваши творческие планы, что впереди?

Л. – У меня исполнится мечта – мне предстоит выступать в Американском театре балета в «Баядерке» и «Спящей красавице» в редакции Алексея Ратманского.

О. – А мои творческие планы пока больше связаны с воспитанием детей.

– Тогда позвольте от профессиональных тем перейти к вопросам о вашей семейной жизни. У вас двое детей. Олеся, как вы решились на такой подвиг, ведь для балерин рождение детей все еще считается не рядовым событием. Как удается совмещать воспитание детей и служение театру?

О. – На самом деле рождение детей уже давно не становится препятствием для танцевальной карьеры. Каждая женщина мечтает реализоваться в материнстве, поэтому не стоит отказывать себе в этом.

Л. – Хочу сказать, что после второго декрета Олеся стала танцевать еще лучше, так что материнство только прибавляет в танец красок.

– Вы успеваете воспитывать детей, или все хлопоты возложены на бабушек и нянь?

О. – Мы стараемся ничего не пропускать в воспитании наших детей, быть с ними рядом. Сейчас моя загрузка в театре невелика, и я могу полноценно «работать» мамой.

Л. – К тому же у нас есть супербабушка – Олесина мама, которая нам очень помогает. Так что даже когда много репетиций, дети остаются под ее надежной опекой.

– Вы уже задумывались о будущем ваших детей? Например, старшего Алексея не планируете отдать танцевать?

О. – Изначально мы не очень хотели привлекать детей к занятиям танцем, но у Алексея гены оказались сильны, и он, похоже, может стать танцовщиком уже в четвертом поколении.

Он побывал на папином спектакле «Пламя Парижа» и влюбился в танец басков – тут же попросил, чтобы я купила ему трико и сапоги, постоянно танцевал, выучил уже последовательность…

Л. – Мы попробовали отвести Алексея на просмотр в футбольную секцию рядом с домом, думали, пусть бегает, играет. Но оказалось, что мяч ему не очень интересен, зато важно, как на него смотрит публика.

– А это правда, что вы, Леонид, заядлый футбольный болельщик?

Л. – Да, я часто смотрю футбольные матчи, болею за «Зенит», хотя в последнее время он меня разочаровывает…

– А какие еще увлечения у вас есть?

Л. – Недавно я увлекся фотографией, правда, приобретение техники сказалось на семейном бюджете. Один из фотоаппаратов у меня всегда с собой: балет я почти не снимаю, мне нравится снимать уличные сцены, портреты, особенно когда человек не замечает объектива. Никаких постановочных кадров – люди даже не подозревают, как они красивы, когда естественны, и как фальшивы, когда позируют перед камерой.

– Олеся, поделитесь секретом сохранения формы, особенно после беременности, – для многих женщин это становится непреодолимой проблемой.

О. – Если честно, то я всегда на диете, постоянно себя во всем ограничиваю, борюсь с собой. Вообще поняла, что продукты, которые употребляются во время постов, – это то, что нужно и для здоровья, и для фигуры. А для того, чтобы быстро привести себя в порядок после родов, приходится идти в тренажерный зал, качаться – только так удается наполнить мышцы силой.

– Сегодня в моде балетные школы для взрослых как средство для поддержания фигуры…

О. – В Японии это тоже очень популярно – дамы и в 50, и в 60 лет приходят заниматься – им нравится физическая нагрузка, музыка, наряды. Балет дает красивую осанку и грацию, ну и радость движения.

Л. – Все это верно, но я бы предостерег от занятий балетом не подготовленных людей – можно навредить связкам и суставам. Поэтому стоит либо начинать с йоги или пилатеса, либо заниматься под руководством опытного педагога и с постепенной нагрузкой. Кстати, вопреки общему мнению, балет не дает растяжки: растягиваться в балетных позах, особенно во взрослом возрасте, – травмировать себя. Мы давно делаем это по-другому, например, на занятиях пилатесом.

– А где вы предпочитаете отдыхать?

Л. – Сейчас мы отдыхаем за городом – дети маленькие, и климат менять не хочется. В прошлом году я ездил в Мурманскую область, в Хибины. Это было потрясающее приключение, которое позволило очиститься от городской суеты, шелухи. Все стало проще, спокойнее, гармоничнее. Этой перезагрузки хватило на полгода. Вот дети подрастут, возьму с собою и их, и Олесю.

– Наш традиционный вопрос: что для вас совершенство?

О. – То, чего нет! Л. – Баланс и гармония. Это как идеальный шар, который можно поставить, и он, пускай всего мгновение, не катится, потому что достиг хрупкого баланса.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 12:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040603
Тема| Балет, Танец, "Золотая маска", "InTime-2"
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Акробатика порока
Екатеринбургский "InTime-2" на "Золотой маске"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №59, стр. 11
Дата публикации| 2015-04-06
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2701965
Аннотация|


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

На сцене МТЮЗа Танцтеатр из Екатеринбурга представил спектакль венгерско-французского хореографа Пала Френака "InTime-2", выдвинутый на "Золотую маску" в трех номинациях — "Лучший спектакль современного танца", "Лучшая работа хореографа" и "Лучшая работа художника по свету". ТАТЬЯНУ КУЗНЕЦОВУ благосклонность экспертов удивила до чрезвычайности.



Пал Френак — венгр, лет тридцать назад переселившийся во Францию и создавший там свою компанию,— известен Москве еще с середины 1990-х: в те времена Французский культурный центр обрушил на столицу новую волну современного танца, организовав гастроли множества авангардных трупп. В официальных релизах Пала Френака называли танцнаследником Пьера Паоло Пазолини и Фрэнсиса Бэкона, вычитывали из его хореографии философию Жиля Делеза и находили корни буто — японского "танца смерти". Однако на фоне других французских авторов его спектакль "Плашки" выглядел наиболее простым: брутальная акробатика в сочетании с чернушным пафосом, обличающим социальное устройство мира, равнодушного к душевным и физическим терзаниям одинокого человека.

В 2000-е Пал Френак нашел горячих приверженцев в Екатеринбурге, поставив несколько спектаклей в Институте театра.

"InTime-2" — это уральская версия французского "InTimE", сделанного им для собственной труппы. Судя по фрагментам, выловленным из Youtube, хореографических и сценографических изменений в спектакле нет: екатеринбуржцы по мере сил следуют за французами. Собственно, в этой мере все и дело. Ирония, лицедейство, пикантная сексуальность, смены ритма, телесного и душевного — словом, все детали, превращающие физиологический очерк в театральный спектакль, в екатеринбургском спектакле исчезли без следа.

Российский "InTime-2" выглядит непомерно растянутым топорным заказным памфлетом о вреде беспорядочного секса, пьянства и наркотиков. Битый час на сцене, усыпанной красными маками (привет знаменитым "Гвоздикам" Пины Бауш), три парня и две девицы колотятся и колбасятся на полу и на диване — попарно и поодиночке. Однотипные хореографические сцены ломки и секса, сымитированные посредством крупнокалиберных однозначных движений, разбиты актерскими интермедиями — Палу Френаку явно не дает покоя танцтеатр Пины Бауш. Пьяненькие девицы в полиэстровых комбинациях, ковыляя на высоких каблуках, неумело заигрывают с публикой и, тоскуя о мужской ласке, поглаживают свои эрогенные зоны. Одна из "телок" отрубается на диване, вокруг ее бесчувственной тушки колесом вертится юнец, не знающий, как к ней подступиться, и в ажиотаже трется о подлокотник причинным местом. Кульминационный "секс втроем" — физкультурный этюд на спинке дивана с перекатами, кувырками, стойками, переменой мест слагаемых — по своему художественному уровню кажется сочиненным трудными подростками из Бутово.

В финале на диване-сексодроме остается голое существо, обмазанное какой-то склизкой коричневатой гадостью. Соединив костлявые коленки, широко расставив завернутые ступни ног, вывернув из суставов тощие ручки и перекрутив узлом чахлое туловище, оно мучительно тянет лысую головку к свету колосников. Вероятно, это страдает изуродованная душа погрязшей в пороках золотой молодежи — к такому выводу подталкивают четверо актеров, переодевшихся в блестящие дешевым золотом костюмы, чтобы с достоинством принять аплодисменты несколько растерянных зрителей.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 10:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040604
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", Пермский театр оперы и балета
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Пермский театр станцевал на фестивале «Золотая маска»
Труппа показала проект «Век танца: Стравинский – Баланчин»

Где опубликовано| © газета "Ведомости"
Дата публикации| 2015-04-07
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/04/07/permskii-teatr-stantseval-na-festivale-zolotaya-maska
Аннотация|


Чистые линии балетов Баланчина удаются не каждой труппе
Павел Семянников / АНО «Фестиваль «Золотая Маска»



В Москву пермяки приехали, как всегда, не просто с премьерой, а с амбициозным проектом «Век танца: Стравинский – Баланчин». И «Аполлоном», которому скоро сто, и «Рубинами», близящимися к полувековому юбилею, нас наконец-то не удивишь. Но обычно отечественные театры верстают балеты на музыку Стравинского в безопасных соединениях с Чайковским, Бахом или другими «мелодичными» классиками. Пермский театр оказался первым на наших широтах, проявившим бескомпромиссность и составившим вечер из трех балетов любимого композитора и соратника Баланчина. Правда, для конкурса эксперты выбрали не хрестоматийные спектакли, а третью часть вечера – практически неизвестную у нас «Симфонию в трех движениях». Но и две остальные в Москве все же показали.

«Аполлона», который идет в первоначальной версии, с прологом «Роды Латоны», труппа танцует сосредоточенно и напряженно, и только Инна Билаш переводит эту напряженность из фактора психологического в художественный: ее Терпсихора не только по-модельному тонка и высока, но и точна в баланчинской графике. Юный Никита Четвериков в заглавной партии проявил себя хорошим партнером и надежным солистом. Однако пока его Аполлон хорош собой – и похож на всех принцев балетной классики разом, так что сложно понять, чем он впечатлил экспертов, ради него использовавших исключительную возможность выдвинуть исполнительскую работу без номинирования спектакля.

«Рубины», в пермской версии снабженные свисающими гигантскими карамельными камнями (художник – Андрей Войтенко), остались победной территорией Наталии Домрачевой (де Фробервиль). Эту малышку с развитой мускулатурой трудно причислить к баланчинскому типу, но именно ее легкость, яркая харизма и умение танцевать на одном дыхании, без «швов», спасли весь балет, весьма далекий от голливудского шика, о котором мечтал Баланчин.

Но «Симфонию в трех движениях» танцевала, кажется, другая труппа – свободная от всех проблем, не боящаяся никаких авторитетов и не ведающая комплексов. Хотя российские труппы традиционно мучаются страхами именно перед таким Баланчиным – безмятежным богом, обряжающим три десятка танцовщиков в купальники и черно-белые трико и выстраивающим их в строгую линию, в которой не спрячешься ни за красивую пачку, ни за блеск диадемы. Шестнадцать кордебалетных девушек с «конскими хвостами» и три пары солистов то ведут каждый свою тему, то соединяются в тутти, то рассыпаются с калейдоскопической скоростью в полной гармонии с музыкальным развитием – Баланчин всю свою жизнь стремился превратить свои балеты в хореографические партитуры. «Симфония в трех движениях» относится к тем постановкам хореографа, которые были созданы не в дуэте с композитором (опус Стравинского датирован 1945 г., Баланчин обратился к нему в 1972-м, в зените мастерства и славы), но стали свидетельством их профессионального единомыслия и единодушия, как «Спящая красавица» Чайковского и Петипа: хореографический строй этой махины соответствует сложности музыкальных построений, а музыкальная игра с перекличкой времен оборачивается такой же парадоксальной пластической игрой, терпкость которой подчеркивают вневременные купальники и трико – неизменная принадлежность ежедневного балетного класса и любимая униформа Баланчина.

И в этой расчисленной стихии пермяки танцуют и со своим знаменитым апломбом, и с масштабом, который не предполагаешь за труппой, ютящейся дома на маленькой сцене, которыми оснащали провинциальные театры в XIX в. Здесь Александр Таранов, любимый многими со времен победы в телевизионном «Большом балете», снова превращается в сияющую комету, Инна Билаш обнаруживает сходство с Одри Хепберн, а Никита Четвериков безболезненно отдает кому-то в кулисах корону принца. А зрителей в зале охватывает от этих преображений эйфория не меньшая, чем артистов на сцене. И этому чувству счастья в нынешнем сезоне мало кто может противостоять.


Конкуренты

В балетной программе «Золотой маски» осталось выступить всего двум претендентам – Михайловскому театру с переносом «Белой тьмы» Начо Дуато и «Цветоделике» Екатеринбургского оперного, в прошлом сезоне забравшего четыре из пяти балетных наград.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:36 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 11:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040605
Тема| Балет, США, Премьера, Персоналии, Алексей Ратманский
Автор| Александр Генис, Соломон Волков
Заголовок| Нью-Йоркский Альманах
“Спящая красавица” Ратманского. Война вокруг Вагнера. Толстой, Путин и Америка

Где опубликовано| © Радио Свобода-
Дата публикации| 2015-04-06
Ссылка| http://www.svoboda.org/content/transcript/26941581.html
Аннотация|

Александр Генис: Соломон, я предлагаю начать весенний выпуск нашего «Альманаха» с приятной новости — с премьеры Ратманского: «Спящая красавица» в Америке.

Соломон Волков: Это не совсем точно, это не премьера Ратманского, Ратманский представил свою версию классической постановки «Спящей красавицы» Петра Ильича Чайковского в постановке Мариуса Петепа.

Александр Генис: Это сложный вопрос, который мы сейчас обсудим: насколько это Петипа и насколько это Ратманский. Объясните, в чем тут дело.

Соломон Волков: У этой проблемы очень много аспектов. Мы с вами большие поклонники Ратманского. Я, не обинуясь, называю его гением, он, конечно же, на мой взгляд, я всегда подчеркиваю, что я не балетоман, но на мой взгляд человека, который любит музыку и интересуется балетом, он самый значительный современный хореограф, самый значительный создатель танцев. Балет, новый балет, новые спектакли балета в известном смысле переживают кризис. Это не мое наблюдение — это такой дружный голос историков балета, которые говорят о том, что нет каких-то новых ярких имен. Я всегда указываю в ответ на фигуру Ратманского. Практически каждый его балет для меня радостное событие. И этот, конечно, тоже событие.

Ратманский в последнее время увлекся реконструкциями старых балетов — это очень интересное направление. Скажем, он поставил «Светлый ручей» на музыку Шостаковича, с этого балета, кстати, мое знакомство с Ратманским началось. Это был новый балет — это не была реконструкция балета Федора Лопухова, который, как известно, в свое время подвергся сокрушительной критике со стороны газеты «Правда» как балетная фальшь, Но “Светлый ручей” был новым балетом Ратманского, а “Спящая красавица” это все-таки реконструкция.

Александр Генис: Очень своеобразная реконструкция. Да и что значит реконструкция в балете вообще? Критики пишут о том, что Ратманский пользовался материалами отписывающими этот балет, с помощью нотации Степанова. которая позволяет воспроизвести балет. Что такое нотация Степанова, объясните нам?

Соломон Волков: Был такой человек Владимир Степанов, он родился в 1866 году и умер в 1896 году, то есть всего 30 лет прожил, очень короткая жизнь. За это время он многое успел, он был танцовщиком не шибко примечательным, но обладал большим историографическим талантом, археографическим. Его интересовала проблема записи балета. Балет — это самое хрупкое, самое эфемерное искусство, оно исчезает. Сейчас еще можно записать балет на видео.

Хотя должен я вам сказать, что с видеозаписью балета тоже большие проблемы. Я это знаю из разговоров с людьми, которые ставят старые балеты. Сравнительно недавно Михайловский театр привозил в Нью-Йорк реконструкцию «Пламени Парижа» Вайонена. Сохранилось 20 минут балета в фильме, снятом еще в сталинские времена, фрагмент из «Пламени Парижа», все остальное было хореографом современным домыслено. Да и эти 20 минут — это же все снято с одной определенной точки зрения, это чрезвычайно все проблематично.

Тут и встает вопрос: что перед нами, действительно ли это воспроизведение, реконструкция постановки Петипа 1890 года, легендарной постановки, которая практически в своем подлинном оригинальном виде давным-давно исчезла или же это все-таки некий артефакт замечательного балетмейстера Алексея Ратманского?

Александр Генис: То есть реконструкция или стилизация?

Соломон Волков: Вы разводите это по полюсам, но я бы сказал, что само слово «реконструкция» уже подразумевает некоторую стилизацию. Тем более, что сами постановщики спектакля говорят, что это смесь, некое соединение постановки Петипа 1890 года и постановки 1921 года Дягилевым в Лондоне, где художником выступал Лев Бакст. И это уже само по себе говорит о том, что это не подлинная, оригинальная постановка Петипа, поскольку уже дягилевская постановка 1921 года не воспроизводила и не могла воспроизвести постановки Петипа.

Александр Генис: С постановкой Дягилева связан любопытный казус. Дело в том, что эта постановка прогорела,за долги были арестованы костюмы, благодаря чему они сохранились в музеях Австралии и Англии. И сейчас эти костюмы послужили образцом для новых костюмов, во всяком случае, они использовались художниками.

Соломон Волков: То, что и вы говорите, и я говорю, это все-таки указывает на то, что это в итоге некоторое новое произведение Ратманского, так или иначе основанное на этих двух легендарных предыдущих постановках.

Вы упомянули имя Владимира Степанова, да, он придумал систему записи балетных спектаклей, и она так по сегодняшний день остается уникальной в этом смысле. Там странные значки, закорючки, в которых постороннему человеку разобраться невозможно. Ратманский погрузился во все это, он тщательным образом это дело изучил. Большим помощником ему была в этом его жена Татьяна, она ассистент в этом спектакле. У Ратманского есть склонность к такому погружению в старину, в традиции, желание их изучить, вникнуть в них и воспроизвести по-новому на современном этапе. И это всегда оказывается интересным.

Александр Генис: Мне кажется, что в данном случае это особенно ценно. Потому что «Спящая красавица» - квинтэссенция классического балета.

Балет ведь - последний вид искусства, который доносит до нас дух старой Франции, дух искусства рококо. Ну что такое для нас рококо? Буше, Фрагонар, мебель на паучьих ножках, сказки Шарля Перро, те самые, которые послужили основой либретто «Спящей красавицы». Но - это все музейные ценности. А балет нет, балет живой. Если мы хотим посмотреть на настоящее рококо, ведь это же конец XVIII века, это дореволюционная Франция. Помните, как говорили: кто не жил до революции во Франции, тот не жил вовсе. Чтобы увидать эту легкомысленную роскошь, которую мы так любим в архитектуре или в картинах того же самого Фрагонара, мы можем об этом только мечтать. Но балет позволяет перенестись в ту эпоху, потому что это - консервативное, старомодное искусство. Я думаю, что Ратманского увлекает именно такая “машина времени”.

Соломон Волков: Я с вами соглашусь и не соглашусь в то же самое время. Да, это точно привлекает Ратманского и это точно, видимо, питает его фантазию на данном этапе. Но он все время развивается. Ведь что в Раманском замечательно — он все время ищет новое, он все время изменяется.

Александр Генис: Главное для художника: не писать один и тот же роман два раза.

Соломон Волков: Это феноменальная его черта, перед которой можно только преклоняться. Люди, которые обсуждают этот спектакль, они сами себе противоречат. Ратманский изучил все - и записи Степанова, и фотографии старые, и рисунки. Но ведь и мы тоже можем посмотреть на некоторые во всяком случае из этих фотографий и рисунков, и что же мы там видим? Мы там видим совершенно другой тип танцовщиков и танцовщиц, чем тот, что мы имеем на сегодняшний день. Удивление вызывают фотографии танцовщиц: они все низенькие, толстенькие, с коротенькими ножками. Иногда, когда смотришь на эти фотографии, они производят несколько комическое впечатление. Сейчас танцовщицы все более худые, более высокие, более длинноногие. Значит уже невозможно воспроизвести спектакль Петипа.

Александр Генис: Говорят, что если бы мы сейчас увидели на сцене Сару Бернар, то мы бы над ней смеялись. Общая проблема — это не только с искусством связано. Мне рассказывал один винодел, с которым я недавно познакомился, что никто бы из нас не стал пить знаменитые прославленные вина, скажем, XVIII века, потому что на наш вкус они были бы отвратительны. То же самое с духами. Духи, которыми душились французские модницы в XIX веке, казались бы нам отталкивающими. Вернуться в прошлое нельзя, войти в одну и ту же реку нельзя нигде - ни в искусстве, ни в кулинарии, ни в балете.

Соломон Волков: А мы здесь в Нью-Йорке с нетерпением будем ожидать в мае.

Александр Генис: Я думаю, что это будет грандиозный подарок для нью-йоркцев, потому что спектакль потребовал невероятных затрат и усилий. Я несколько цифр приведу. В спектакле занято 160 танцовщиков, для того, чтобы их нарядить, потребовалось 300 костюмов, которые делали специально в Милане, и оттуда присылали.

Соломон Волков: Да, это совместная постановка с «Ла Скала».

Александр Генис: Уже это говорит о том, что этот праздник останется с нами надолго.

Соломон Волков: Будем его ждать, будем наслаждаться этим спектаклем, той потрясающей музыкой — а это вершина балетного творчества Чайковского - созданной для «Спящей красавицей».

(Музыка)

Другие темы этой передачи по ссылке. Я поставила только про балет (Е.С.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 07, 2015 12:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040701
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", МТ
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Спина как откровение
Балет Мариинского театра снова выступил в Москве

Где опубликовано| © газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2015-04-07
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-04-07/217756-spina-kak-otkrovenie.html
Аннотация|

Мариинский театр привез на гастроли семь одноактных балетов разных хореографов. Показы, занявшие два вечера, прошли на сцене Музыкального тетра имени Станиславского и Немировича-Данченко.


В балете Макгрегора «Инфра» труппа словно проснулась.


Первым был вечер балетов Ханса ван Манена. Голландский хореограф до приглашения в Мариинский театр был знаком российским массам в основном по гастролям. Между тем его балеты давно считаются европейской классикой. Ван Манен, мыслящий в русле традиций Баланчина, напоминает, что пуанты, арабески и выворотность рано списывать в архив: они запросто могут отразить мир современных эмоций.

В афише показов сошлись неодинаковые балеты: «Адажио хаммерклавир» на фортепианную музыку Бетховена соседствует с «Соло» под скрипичную музыку Баха, «Вариации для двух пар» поставлены на «солянку» от Бриттена до Пьяцоллы, «Пять танго» – под одного Пьяцоллу. Продолжительность балетов – от пяти до тридцати минут. Костюмы разнятся от струящихся белых туник и «цыганистых» черно-красных платьев до рабочих трико. Эмоции тоже разные. В «Адажио» три пары разыгрывают элегически-томное, но пронзенное внезапными телесными «остротами» соревнование в грации, с отголосками любовных коллизий. В «Соло», где царят виртуозно-шутливые мужчины, и в «Вариациях», где классика обрамлена футуристическими колерами, танец совсем по-разному сочетает динамику и статику. А «Пять танго» соответствуют названию: знойное зрелище, в котором решительные женщины с розами в волосах покоряются и покоряют не менее решительных мужчин.

Прелесть разности парадоксально поддерживается одинаковостью: Ханс ван Манен не занимается смешением танца и подразумеваемого за танцем слова. Его интересуют исключительно линии, позы и балетные па, метаморфозы движения, самого по себе и в тесной связи с музыкой. Балеты голландца именно об этой неразрывности: он трансформирует эмоции и ритмику звуков в соответствующие краски танца. Но труппа Мариинского театра отнеслась к ван Манену не как к художественному событию, а как к поднадоевшей рутине. У отдельных танцовщиков случались всплески интереса, но они тонули в общем равнодушии. Легкая эротика, еще более легкое остроумие, артистическая непринужденность и прочие важные моменты испарились без следа. Ни вслушиваться в музыку, ни играть пластическими деталями многие исполнители не пожелали, обернув находки ван Манена в формальную обертку академической сдержанности. Которая, что бы ни думала петербургская труппа, не синоним многозначительности.

Такое тем более обидно, что спектакль номинирован на «Золотую маску». Как, кстати, и балет «Инфра», показанный на следующий день. Только в балете британского хореографа Уэйна Макгрегора труппа словно проснулась. Была виртуозная «ломка» тела, игра мышцами спины, как будто вывернутые суставы. Была пластическая волна, прокатывающаяся по хребту, и пуанты, с силой воткнутые в пол. Так у Макгрегора выглядит классическая лексика, утопленная в физиологическом напряжении: нечто сугубо плотское, но адекватное эмоциональному взрыву. На сцене шесть пар, каждая танцует о своем, и целое складывается из обрывков движений, мыслей и чувств, как это бывает в нашей душе или в уличной толпе. Все происходит в полутемном подземелье, буквальном и подразумеваемом. А сверху, по электронной дорожке, бредут электронные люди, и никто не знает, что будет через мгновенье: балет поставлен после лондонского теракта в метро, и минималистская музыка наложена на звуки подземки и шумы идущего поезда. Возможно, это не выглядело так жестко, как в труппе самого автора, но Макгрегор на буквальном сходстве и не настаивал, наоборот, говорил, что петербургские артисты могут и должны заняться интерпретацией.

Увы, были еще два других опуса программы – вторичное сочинение Антона Пимонова Inside the Lines на музыку Равеля и фальшиво станцованный балет «Маргарита и Арман». Если абстрактно-инфантильное творение Пимонова пробралось в гастрольную афишу из Мастерской молодых хореографов Мариинского театра, то «драмбалет» классика британской хореографии Фредерика Аштона по роману «Дама с камелиями» живет на мировых сценах десятилетия. В главных партиях вышли маститая Ульяна Лопаткина, изгнавшая из своей ледяной куртизанки намек на живое чувство, и юный Ксандер Пэриш, для балетного премьера безобразно – иначе не скажешь – справившийся и с актерством, и с техникой. Как хорошо, что «Инфра», суровая и яркая, скрасила эти впечатления. Почти заставила о них забыть.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 07, 2015 1:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040702
Тема| Балет, Венгерская опера, Персоналии, Алия Таныкпаева
Автор| Карина Житкова
Заголовок| Звезда Востока
Где опубликовано| © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-04-06
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/1289
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Русский имперский балет», Венская опера, Цюрихский оперный театр, Венгерская опера и везде на положении Principal, о своей карьере и искусстве перевоплощения Алия Таныкпаева рассказала RBi.



АТ: В 1999 году окончила алматинское хореографическое училище имени А. Селезнева, до 2001 работала в небольшой труппе классического балета «Молодой балет Алма-Аты» под руководством Аюханова. Сам Булат Аюханов был моим педагогом и он привез меня на конкурс в Москву. После конкурса я осталась в Москве в труппе «Имперский русский балете», художественный руководитель Гедеминас Таранда, моим педагогом была Шляпина Галина Аркадьевна.

RBi: Как Вы попали в Венскую оперу, Вам поступило приглашение?

АТ: Да, нас с партнером, Кириллом Радевым, пригласили на частный просмотр, после которого я получила контракт солистки. В Венской опере я танцевала 4 сезона.

RBi: Вы уехали в Европу, потому что хотели новых горизонтов в профессии?

АТ: Новые постановки, спектакли, педагоги, которые работали по другой методике и выстраивали из меня балерину европейского стиля. Когда видишь вокруг столь аккуратных балерин, сама тянешься к такому исполнению.

RBi: Сложно было перестраиваться на новую школу?

АТ: Нет, когда ты настроен меняться, то все перемены несложны. Для себя ставишь высокую планку: искать в себе новые черты, линии, грани. Было интересно, а не трудно. В России я танцевала много классического репертуара, здесь новый репертуар, новые хореографы – Макмиллан, Ноймайер, Кранко. Здесь я по-другому работаю над своим телом, над мозгами: уже не думаю как скрутить пируэт, а думаю о том, как сделать свой танец интересным и понятным для зрителя.

RBi: Во внутренней театральной жизни есть разница?

АТ: Здесь все проще, потому что все время в труппах появляются новые люди. Контрактная система способствует легкой обстановке. Здесь нет своего места: сегодня ты танцуешь эту партию, завтра – другой артист.

RBi: На Ваш взгляд, чего не хватает в русской театральной системе и чего не хватает европейской?

АТ: Сложный вопрос. Мне кажется, в России стоит изменить тактику работы, в том смысле, что артистам не хватает дисциплины. Еще в Европе нельзя ничего купить – тебя выбирают честно, по твоим способностям, а не по связям, и всегда есть возможность проявить себя. Мне нравится, что здесь много составов во всех партиях, это тоже способствует росту труппы. Но европейским артистам не хватает русской души!

RBi: Ваши педагоги работают над тем, чтобы сохранить ее в Вас?

АТ: Не всегда. Больше внимания уделяется чистоте танца и исполнению. Со мной над балетами «Сильфида» и «Манон» работала педагог и хочу сказать, что она одна из всех европейских педагогов вытаскивает всю душу из тебя, глаза, твои мысли. До нее я инстинктивно привносила свою русскую школу в танец.



RBi: На что Вы предпочитаете тратить время, кроме балета?

АТ: Сейчас самое главное в моей жизни – это семья. Когда есть хоть минуточка, я посвящаю ее общению с семьей. Еще я очень люблю общаться с друзьями. Особенного увлечения у меня нет, все как у всех: книги, музыка.

RBi: Ваша любимая роль?

АТ: Та, которую я готовлю в данный момент. Например, до Манон я готовила Татьяну, и мне казалось, что это моя любимая роль. Но то же самое сейчас происходит с Манон. Такая особенность у меня – перевоплощаться.

RBi: У Вас совсем недавно была премьера в театре, Вы станцевали балет «Манон». Что было самым сложным при создании этой роли?

АТ: Эту партию я готовила легко. Все репетиции прошли на одном дыхании, не было никакой натужности. Эта роль – мечта любой балерины, поэтому когда приходишь на репетиции, хочется отдать все самое лучшее в себе и переживать ее снова и снова. Я очень люблю находить новые оттенки, которые характеризуют мою героиню. Перед спектаклем у меня такое легкое чувство волнения, ведь я не знаю, что буду делать, я всегда танцую спектакли по-разному, отталкиваясь от внутренних эмоций. Именно за это я люблю драматические спектакли, ведь в «Лебедином…» есть определенные границы. В этом и заключается наше искусство – избавляться от штампов и привносить свою индивидуальность.

RBi: Разве на Западе не требуют канонов исполнения?

АТ: Конечно, есть вещи, в хореографии, которые ты должен исполнять четко, но образ ты всегда выстраиваешь сам. Меня педагог только направлял, всегда позволяя танцевать так, как я чувствую. Манон роль сложная: в первом акте она маленькая, наивная, стоит задача сыграть просто забавную девочку; во втором акте происходит ее перевоплощение во взрослую, сексуальную женщину; в третьем – тебе нужно передать болезнь и гармонично найти в себе эту пластику. То есть в одном спектакле я играю три разные роли.

RBi: Какие новые партии Вам предстоят?

АТ: В апреле «Лебединое озеро» и «Сильвия». Скоро премьера «Братьев Карамазовых», но, вообще, у нас в театре очень много новых премьер и много работы, так что все впереди!

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 09, 2015 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040901
Тема| Балет, Современный Танец, "Золотая маска"
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Стремительно лежащая
В Москве выступили компании современного танца из разных городов страны

Где опубликовано| © Газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2015-04-09
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-04-09/217889-stremitelno-lezhashaja.html
Аннотация|

За одну неделю москвичи увидели InTime2 из Екатеринбурга, «Глазами клоуна» из Перми и «Экспонат-пробуждение» из Петербурга.


Французский хореограф Пал Френак поставил свой балет InTime2 с уральскими артистами.

InTime2 поставлен (точнее, перенесен из Европы) французским хореографом Палом Френаком. Сборная уральская команда, которая в афише обозначена как «Театр драмы и Данс-театр», называет зрелище «данс-спектаклем». Френак в предисловии к танцу говорит красивые слова «о красоте и сложности человеческих отношений», которые он исследует на сцене.

Словесные предисловия к бессловесным искусствам всегда вызывают опасение, что пластический ряд будет им, скажем так, не совсем соответствовать. Понять без вербальных вступлений, что автор задумал показать на сцене, зачастую невозможно. Так в этот раз и случилось. Красный диван, вокруг которого (и на котором) тискают друг друга молодые люди обоих полов, вовсе не выглядит «образом стены из наших страхов и сомнений». Он остается предметом мягкой мебели, удобным для показанного пьяного псевдосекса. А блеск молодости выглядел совершенно буквальным, когда юноши и девушки в финале вышли в сильно блестящих одеждах. Как не сложился и символ экзистенциального одиночества: сидящий на диване человек, обмазанный чем-то склизким и серо-коричневым. Довольно на вид мерзкий, и не более. В общем, неудачно у Френака с метафорами и аллегориями.

«Экспонат-пробуждение» из Петербурга – перформанс Анны Абалихиной. Это пластическое соло, виртуозно исполненное Полиной Пшиндиной на квадратном ложе, заполненном чем-то вроде крупной пластиковой крошки. «Стремительно лежащая» – так это выглядит. Тело солистки разнообразно «плавает» в белой субстанции, начиная от мелких движений рук под коконом, который потом разрывается телесным порывом, и до финального вставания девушки на ноги. Следить за тем, как ловко сочетается изменчивый видеодизайн (тоже «плавающий» в крошке) с извилистыми движениями тела, с одной стороны, интересно – ведь проявлено большое мастерство. Но вместе с тем с первой секунды понятно, как будет выглядеть и как развиваться этот краткий пересказ теории эволюции. Подразумевается – наверняка – не только эволюция как таковая, но «путь обретения человеком самого себя» методом проб и ошибок, через тернии к звездам. Здесь та же эстетическая неувязка, что у Френака, – переносный смысл плохо образуется из-за чрезмерной буквальности смысла прямого. Как в балетах Бориса Эйфмана: если ему понадобится сказать публике «тяжело нести свой крест», Эйфман выведет сцену человека с крестом на спине.

Спектакль «Глазами клоуна» привезен «Балетом Евгения Панфилова», и главный мужской персонаж сделан намеренно похожим на Женю Панфилова, покойного основателя труппы. На сцене действуют некие дети райка из некого приюта комедиантов. Под сочинения группы Arure, звуки Баха и мелодии вальса Штрауса они разыгрывают притчу о творчестве. Как творец одушевляет мертвую материю, превращая манекен в куклу, а куклу – почти в человека. Как он фактически отвергает несовершенное творение. И как эта самая одушевленная материя (в отменном исполнении Марии Тихоновой) начинает жить собственной жизнью, попирая между делом и попутчиков по жизни, и своего создателя. Явная цитата из «Коппелии» Ролана Пети, когда кукольник танцует вальс с куклой, выдает истоки замысла хореографа Алексея Расторгуева. И все бы неплохо, но богатый потенциальными возможностями балет, обозначая идеи, жизненные и танцевальные, не разрабатывает их и обрывается на полуслове, оставляя ощущение эскиза к чему-то существенному.

Перечисленные спектакли современного танца показаны в рамках «Золотой маски». Увы, этот раздел фестивального конкурса в 2015 году не блещет высоким качеством. Есть, правда, еще две номинации – балет «Белая тьма» Михайловского театра и «Женщина в комнате» – проект Дианы Вишневой. Но, честно говоря, лишь по недоразумению эти постановки, особенно первая, могли оказаться в номинации «Современный танец», когда им самое место в разделе «Балет». Под этим словом давно понимаются не только танцы с фуэте и на пуантах. Есть понятие – «современный балет». Теперь эротическому продукту екатеринбургской компании, творческому ползанию Абалихиной и домашнему опусу Расторгуева придется соревноваться с произведениями мировых знаменитостей – Начо Дуато и Каролин Карлсон. Нетрудно угадать, кого – при таком раскладе – выберет жюри.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 09, 2015 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040902
Тема| Балет, Dance Open 2015, Венский государственный балет, Персоналии, Мануэль Легри
Автор| Игорь Карасев
Заголовок| Мануэль Легри: Я многому научился у Нуреева
Где опубликовано| © Газета Metro
Дата публикации| 2015-04-09
Ссылка| http://www.metronews.ru/novosti/manuel-legri-ja-mnogomu-nauchilsja-u-nureeva/Tpoodi---dEGjoUzZNau0/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


мануэль легри /фото: wiener staatsoper

25 апреля на основной сцене БДТ им. Г.А. Товстоногова в рамках Dance Open 2015 танцоры Венского государственного балета представят программу «Обратный отсчёт». Художественный руководитель труппы дал

Венский государственный балет впервые приезжает в Россию, на фестиваль DANCE OPEN. Что ждет зрителей? Чем будете удивлять публику?

Организаторы Фестиваля обратились ко мне с просьбой подготовить программу, полностью состоящую из постановок, созданных специально для труппы Венского государственного балета. Знаете, у нас есть такая традиция: накануне Нового года по телевидению показывают праздничный балетный концерт. Признаться, это ежегодное событие абсолютно не отражает всех возможностей нашей труппы. А у нас очень богатый репертуар – от классических постановок до авангардных спектаклей. И, разумеется, состав артистов – самый лучший.

Почему для программы грядущего Фестиваля были выбраны балеты Сумерки Хэлен Пикетт, Игры ветра Патрика де Бана и Обратный отсчет Наталии Хоречна? Чем интересны эти постановки?

Постановщики всех перечисленных вами произведений представляют новое поколение талантливейших хореографов. Все трое в свое время имели счастье работать с мэтрами мировой балетной сцены – и это они вдохновили их на создание этих работ. Хэлен Пикетт сотрудничала с Форсайтом, Патрик де Бана работал вместе с Бежаром и Дуато, а Хоречна – с Ноймайером и Килианом. Мне как художественному руководителю крайне важно дать возможность новому поколению хореографов высказаться, создать и поставить что-то новое, а солистам труппы дать возможность выступать в новых постановках.

Вы были лично знакомы с Рудольфом Нуреевым. Какие советы он Вам давал? Какое впечатление оставил?

Нуреев являлся директором балетной труппы парижской Гранд-опера. Я очень многому у него научился! Он всегда говорил, что нужно выкладываться по максимуму, обогащать свой кругозор, творчески развиваться. Исполнять балеты в его редакции – стало большой удачей в моей карьере, хотя его постановки классических балетов были не самыми простыми. Однако, получив этот бесценный опыт, я мог взяться за любой проект. Нуреев помог мне достичь того уровня, когда я сам смог выйти на мировую балетную сцену. Надеюсь, теперь вы понимаете, какую важную роль он сыграл в моей жизни.

Какая у Вас была любимая партия, когда Вы были в труппе Парижской оперы и почему?

Сложно сказать. В жизни бывают такие моменты, когда кажется, что исполняемая тобою роль в данный момент времени – самая любимая, самая лучшая. Но только когда ты завершаешь карьеру артиста балета, ты сможешь в полной мере осознать, что именно было наиболее важным и значимым. Что касается классического репертуара, я по-настоящему наслаждался, исполняя роль де Грийе в балете Манон, конечно же Ромео… Знаете, я работал с огромным количеством великих хореографов, и, правда, затрудняюсь ответить на этот вопрос.

Вам ведь даже удалось выступить на основной сцене Мариинского театра. Нет ли желания станцевать на Новой сцене?

Ничего не имею против новой сцены, но волшебство исторической сцены особенно, это чувство, когда ты выходишь на сцену старейшего театра, - оно невероятно и непередаваемо. То же испытываешь, когда стоишь на сцене парижского Опера Гарнье или Опера Бастиль.

Немного о венском государственном балете. Состав труппы поистине интернационален. Есть ли среди солистов артисты из России? И если да, отличается ли их стиль, школа от других артистов?

Да, в нашей труппе очень много исполнителей из России. Когда я оказался в Вене – был невероятно поражен их работой. Еще с раннего детства я не переставал восхищаться русскими исполнителями, русской школой балета. Честно говоря, они всегда меня вдохновляли и воодушевляли. Русская школа остается непревзойденной, а исполнители из России обладают невероятным чувством стиля и выражения. Работа с русским артистами балета всегда оказывается плодотворной и результативной.

В 2000 году вы получили приз Нижинского – Лучший танцовщик мира. Видели ли вы художественный фильм о нём? И как вы считаете существуют ли более-менее хорошие художественные фильмы о мастерах балета?

Мне было невероятно приятно получить эту награду, но согласитесь, никто не может иметь статус лучшего танцовщика в мире! Буквально каждый день ты можешь наблюдать, как тот или иной артист в данном конкретном репертуаре будет исполнять роль значительно лучше, чем ты. А что касается фильма, да, я его смотрел, как и многие другие о балете. Что мне точно не понравилось, так это Черный лебедь – неудачная карикатура на мир балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 09, 2015 11:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015040903
Тема| Балет, Фестиваль "Золотая маска", Пермский театр оперы и балета
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Пермский театр оперы и балета показал на «Золотой маске» балеты Баланчина
«Век танца» в «трех частях»

Где опубликовано| © газета "Московский комсомолец" №26785
Дата публикации| 2015-04-10
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/04/09/permskiy-teatr-opery-i-baleta-pokazal-na-zolotoy-maske-balety-balanchina.html
Аннотация|

Пермский академический театр оперы и балета имени Чайковского показывал выставленные на «Золотую маску» балеты сразу вслед за Мариинским. Причем на той же самой площадке: в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко. Пермяки презентовали в Москве свою прошлогоднюю премьеру — балетный вечер «Век танца: Стравинский—Баланчин».


Фото: Павел Семянников

Нетрудно догадаться, что в него входят одноактовки основателя американского балета Джорджа Баланчина на музыку его любимого композитора Игоря Стравинского. Дружба между музыкальным и балетным гениями завязалась с самого начала, и балет «Аполлон Мусагет», созданный еще для дягилевской антрепризы в 1928 году, стал первым продуктом их плодотворного сотрудничества, которое продолжалось всю жизнь. Именно этот балет, почитающийся шедевром неоклассицизма, и показали первым в трехчастной золотомасочной программе. Мистер Би (так зачастую называли Джорджа Баланчина в Америке) несколько раз изменял его облик, сделав в итоге для Михаила Барышникова в 1979 году «облегченный вариант» без хореографического пролога (рождение Аполлона) и финальной сцены (восхождение на Олимп). В таком упрощенном виде под укороченным названием «Apollo» во многих труппах этот спектакль идет и до сих пор. В Перми, как ранее и в Большом театре, решили вернуть утраченное.

Балет отличается от других произведений одного из основоположников бессюжетного балета тем, что какой-никакой сюжет тут все же имеется: рождение у богини Лето (Мария Богунова) сына — бога Аполлона, его возмужание и восхождение на Олимп. Хотя, по сути, представляет собой сюиту танцев самого Аполлона (здесь предусмотрены две его вариации) и трех его муз: Терпсихоры (музой танца была Екатерина Мосиенко), Полигимнии (в балете партию музы, отвечающей у Баланчина за пантомиму, исполнила Наталья де Фробервиль (Домрачева)) и Каллиопы (за музу эпической поэзии, науки и философии была Альбина Рангулова).

Партия Аполлона представляет в этом балете наибольшие трудности. Поставленная на Сержа Лифаря, она стала одной из центральных в репертуаре таких артистов, как Михаил Барышников, Николай Хюббе, Питер Мартинс, Андрис Лиепа. В России с ней успешно справлялись мариинские танцовщики — Игорь Зеленский, Андриан Фадеев, Сергей Попов. Выдвинутому за исполнение этой партии на «маску» пермскому танцовщику Никите Четверикову (случай редкий в том смысле, что сам балет на театральную премию не номинировали) роль тем не менее оказалась «не по размеру». Несмотря на то что танцевал он ее технически грамотно и, если не считать ляпов в начале и конце вариации, со всеми каверзами справился достойно, в излишне субтильном для этой партии исполнителе «аполлонистости» не чувствовалось ни на йоту.

Вообще же пермский театр — первый российский театр, что обратился к наследию русско-американского гения. Бессюжетную неоклассику Баланчина тут начали танцевать даже раньше, чем в обеих столицах, поэтому стратегия пермского балетного худрука Алексея Мирошниченко по продолжению освоения такого наследия вполне понятна. Само собой разумеется, уровень исполнения балетов Баланчина пермской труппой не идет ни в какое сравнение ни с Большим, ни с Мариинкой (несмотря на некорректность, от сравнений с обоими столичными театрами не отделаться никак: большинство балетов, показанных на «маске», благополучно шли и в Москве, и в Санкт-Петербурге). Особенно явственно это было видно по балету «Рубины», показанному во втором отделении гастрольного вечера. Хотя и столицам в этом смысле далеко до совершенства, разница, что называется, видна невооруженным глазом.

Тем не менее возможности артистов пермской труппы вполне позволяют танцевать балеты Баланчина на довольно приличном уровне. Стремление к профессиональному росту и хорошим исполнительским образцам пермяки наглядно продемонстрировали в балете «Симфония в трех движениях» (правильнее «в трех частях», при переводе в названии теряется изначальная игра слов). Выдвинутый на «Золотую маску» в номинации «Лучший балетный спектакль», этот балет, созданный Баланчиным в 1972 году (то есть уже после смерти композитора), слывет и одним из самых сложных в баланчинском репертуаре. И то немаловажное обстоятельство, что в России он поставлен впервые, груз ответственности, скорее, увеличивало. В таких непростых условиях очень сложную музыку Стравинского, написанную в победном 45-м как впечатления о Второй мировой, пермяки оттанцевали почти по-баланчински точно: культурно, эмоционально, на высоких скоростях, сохраняя темп и музыкальный строй симфонии.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:41 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 10, 2015 9:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015041001
Тема| Современный Танец, "Золотая маска", "Балет Евгения Панфилова", Михайловский балет
Автор| ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА, ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Клоуны во тьме
Пермь и Петербург на "Золотой маске"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №63, стр. 11
Дата публикации| 2015-04-10
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2704904
Аннотация|


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Вся фотогалерея

Состязание "Золотой маски" в разделе "современный танец" уже завершилось: из пяти номинантов последними выступили пермский "Балет Евгения Панфилова" со спектаклем "Глазами клоуна" в постановке Алексея Расторгуева и Михайловский балет с "Белой тьмой" Начо Дуато (об их конкурентах см. "Ъ" от 6 и 8 апреля). Шансы претендентов оценивают ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА и ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Пять номинантов, собранных в разделе "современный танец", составляют компанию настолько пеструю, причудливую и в принципе несравнимую, что предугадать решение жюри невозможно: все зависит от того, по каким критериям будут судить "современность". Например, "Глазами клоуна" — типичный спектакль 1990-х, только поставленный в прошлом году. Алексей Расторгуев, танцовщик, со школьной скамьи и до сей поры работающий в труппе Евгения Панфилова, и не мог сочинить ничего другого — эстетика покойного хореографа, лидера советских и постсоветских авангардистов, вошла в его плоть и кровь. В собственном спектакле балетмейстер Расторгуев исполняет партию этакого Коппелиуса, пытающегося превратить созданный им манекен в полноценную женщину, однако не преуспевшего: в душе эта красотка остается бесчувственной куклой — полюбившего ее парня она обращает в марионетку без всяких колебаний. Спектаклем в целом и собственной ролью творца-создателя Алексей Расторгуев, по-панфиловски побритый наголо и копирующий на сцене повадки своего учителя, отдает ему дань восхищения и признательности.

"Глазами клоуна" — спектакль темный, дымный, темпераментно-диковатый — отмечен всеми родовыми признаками панфиловщины. В нем чередуются брутальность и грусть, Бах и группа Arure, акробатика с претензией на философичность, танцы "на разрыв аорты и сухожилий" и долгие требовательные взгляды в зал. Артисты во главе с номинированной Марией Тихоновой работают с уже подзабытым мессианским самозабвением. Но весь этот сугубо отечественный, умилительно-доморощенный набор старозаветных художественных приемов способен вызвать сейчас разве что сочувственную ностальгию.

В отличие от пермского спектакля, "Белая тьма" на музыкальные композиции Карла Дженкинса поставлена Начо Дуато давно — в 2001 году в Мадриде, но петербуржцы показали ее только 2 мая 2014 года. Начо Дуато, став худруком балета Михайловского театра в 2011 году, неоднократно подчеркивал, что для исполнения "Белой тьмы" труппа должна полностью овладеть хореографическим почерком автора. И действительно — этот стремительный балет, трудный по координации и поддержкам, требует наработанной техники и телесной привычки к манере знаменитого испанца. Поддержать номинированных питомцев (а также самого Дуато, прибежавшего из-за кулис на поклоны) прибыл гендиректор Михайловского театра Владимир Кехман, взволнованный и несколько иссохший.

Сюжетная, твердо стоящая на классической балетной платформе "Белая тьма" для Дуато — спектакль личного, семейного переживания. 30-минутное действо, рассказывающее о влиянии наркотиков на судьбу человека, Дуато посвятил погибшей сестре. Во "Тьме" — два солиста, разыгрывающие этапы сближения и расставания, и, наконец, окончательного прощания: страдающую от фатальной зависимости героиню Ирины Перрен засыпает с колосников белым порошком (титанический реквизит миниатюры — 135 кг смеси песка и белой соли для каждого спектакля). Недвусмысленность сюжета, а также внятного и динамичного, основанного на классической методике танца — ключевое свойство "Тьмы". Четыре пары солистов в черных трико — мускулистые и спортивные наркотические дьяволята, пляшущие человечки, черные зрачки гаснущего разума героини. Неумолимое достоинство этого маленького балета — его короткий прыткий размер, который позволяет держать канву, танец и зрителя в напряжении. Для Ирины Перрен главная роль во "Тьме" совсем не социальна, а общедраматична; балерина консервативно выучена и эффектно сложена. Номинированный Леонид Сарафанов — мировая звезда и один из четверки пляшущих человечков — выдвинут скорее по сумме своих балетных заслуг. Да и сама "Белая тьма" каким-то сложносочиненным несчастьем оказалась в свитках современного танца, а не балета. Этот красивый опус либо накроет своим наркотическим дурманом менее эффектных конкурентов, либо выпадет из соревнования как слишком классичный для танцевального авангарда.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 02, 2015 4:42 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 517
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Пт Апр 10, 2015 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015041002
Тема| Балет, Премьера, Чингиз Айтматов, КНАТОиБ имени А.Малдыбаева
Автор| Светлана Моисеева
Заголовок| В оперном театре состоится премьера модерн-балета "Манкурт"
Где опубликовано| © газета "Вечерний Бишкек"
Дата публикации| 2015-04-10
Ссылка| http://www.vb.kg/doc/309706_v_opernom_teatre_sostoitsia_premera_modern_baleta_mankyrt.html
Аннотация|

18-19 апреля в Кыргызском театре оперы и балета состоится премьера модерн-балета в двух актах "Манкурт" на музыку Калыя Молдобасанова по мотивам романа Чингиза Айтматова "И дольше века длится день". Об этом сообщила пресс-служба театра.

Автор либретто - заслуженный деятель культуры Марклен Баялинов, в редакции заслуженного артиста КР Таланта Осмонова и заслуженного деятеля культуры КР Тимура Саламатова. Балетмейстер-постановщик, художник по костюмам – лауреат Международного конкурса и Государственной молодежной премии КР им. Ч. Айтматова, заслуженный артист КР Талант Осмонов. Дирижер-постановщик – Нурматбек Полотов, художник-постановщик – Асангул Байгазиев.

"Это не первая работа Таланта Осмонова, который является постановщиком одноактного модерн-балета "Алкоо" (2011), одноактного модерн-балета "Пробуждение"(2012), классического балета "Мгновение сердец" (2012), "На века", "Будущее в настоящем" (2013), "Олицетворение" (2014)", - отмечает пресс-служба.

"Спектакль основан на историческом сюжете и развивается в жанре лирической трагедии. Языком современной хореографии балет повествует о любви, бессмысленной вражде людей, их порабощении, взаимоотношениях человека и неземного. Главный конфликт – противостояние народностей, возвеличивание одних над другими и борьба человека против того, чтобы быть зомбированным. Это моя дипломная работа, которую я хочу представить на суд педагогов Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, где оканчиваю обучение в магистратуре", - рассказывает Талант Осмонов.

В балете заняты Эльмира Кабатай кызы, Зарина Мухаметшина (Найман-эне), Гулаим Садыбакасова (Айнуру), заслуженный артист КР Досмат Садыркулов, Александр Брюханов (Дононбай), Нурдан Алмазбеков, Канат Надырбек уулу (Жоломан, манкурт), а также артисты балета Кыргызского театра оперы и балета и учащиеся Бишкекского хореографического училища.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 10, 2015 10:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015041003
Тема| Балет, Театр «Классического Русского балета», Персоналии, Хасан Усманов
Автор| Евгений Дорошенко
Заголовок| Интервью с художественным руководителем театра «Классического Русского балета»
Где опубликовано| © "Тумба" (Казахстан)
Дата публикации| 2015-04-10
Ссылка| http://tumba.kz/rusbalet_interwu/-rusbalet_interwu/7750-rusbalet_interwu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ключевым культурным событием для нашего города на этой недели стал приезд танцевальной труппы «Классического Русского балета».

Артисты из Москвы привезли на суд актауского зрителя настоящую мировую классику – балеты «Лебединое озеро» и «Жизель».

И вот они сами, там, на сцене и в гримерных помещениях «Мангыстауского областного музыкально-драматического театра имени Нурмухана Жантурина». До начала их выступления остался ровно один час. А значит, у наших читателей есть уникальная возможность поближе узнать то, что же из себя представляет балетное закулисье?

Об этом согласился рассказать художественный руководитель театра «Классического Русского балета» - Хасан Усманов:

- Театр «Классического Русского балета» был создан в 2004 году. В настоящее время он является одним из ведущих театров Москвы. В танцевальной труппе театра участвует около 30 танцоров. Все они являются лауреатами международных конкурсов. Часто наш театр сотрудничает с артистами Мариинского и Большого театров.

- В рамках какого мероприятия проходят Ваши гастроли в городе Актау?

- С гастролями артисты театра «Классического Русского балета» уже посетили большинство стран Европы. Объездили практически всю Россию. Что касается Казахстана, то сюда мы хотели приехать еще два года назад. И вот, наконец, в своем графике мы выделили 18 дней, в течение которых наши артисты выступят в нескольких городах Казахстана.

Свой Казахстанский тур мы начали с выступлений в городе Кустанай. После Актау нам так же предстоят выступления еще в трех городах Казахстана.

Хочу отметить тот факт, что мы намеренно не едем с концертами в Астану или в Алматы. Потому что там выступления организовать достаточно легко.

Мы же решили продвигать классический балет именно в вашем регионе. В конце концов, я сам родился в Кызылорде. Закончил училище при Большом театре. Много лет провел в выступлениях. Постепенно пришел к созданию данной балетной труппы. Поэтому для меня этот тур важен вдвойне.

- Почему именно балеты «Жизель» и «Лебединное озеро»?

- На мой взгляд, это одни из самых интересных классических балетов. Наши артисты исполняют канонические версии данных балетов. То есть, все в традициях. Ничего не изменено. Правда, балет «Лебединое озеро» нам пришлось немного сократить из-за того, что в реальности Петр Чайковский написал для него музыки на шесть часов.

- Как долго длится подготовка каждого балета?

- Непосредственно на постановку самой хореографии для одного балета уходит, как минимум, два месяца. С учетом подготовки костюмов, декораций, освещения данный процесс может занимать до шести месяцев.

Помимо этого для подготовки каждого балета мы приглашаем большое количество консультантов и педагогов, которые лучше всего знакомы с тем балетом, который мы ставим на сцене. Это и преподаватели по актерскому мастерству, и хореографы. Они оказывают огромную помощь в улучшении качества каждой постановки.

Конкретно для казахстанских зрителей, как уже было отмечено выше, мы подготовили балеты «Лебединое озеро» и «Жизель». Ведь это гордость нашего балета. Классика, если сказать точно.

- Сильны ли позиции казахстанской балетной школы?

- Да. В Казахстане достаточно сильные балетные училища. Лично я знаю очень много танцоров, которые учились в Казахстане, а после блистали на многих мировых театральных сценах.

- Насколько сегодня востребован классический балет?

- Если судить по количеству проданных билетов, то востребованность в нем просто шикарная.

- Как встречают Ваши выступления зрители в Казахстане?

- Скажу откровенно, мне очень нравится казахстанский зритель. Он очень тепло принимает нас в каждом городе. Казахстанский зритель более открыт и воспринимает балет правильно.

Не знаю, может, это связано с тем, что казахстанским зрителям повезло не быть обманутыми танцевальными труппами, которых немало гастролирует и по России. На их концертах зритель не получает того качества выступлений, которого ему бы хотелось.

В этом, кстати, различие российского и казахстанского зрителей. В России у зрителей сформировалось некоторое недоверие к балетным труппам. Для его преодоления артистам требуется некоторое время после начала выступления, чтобы зрители могли убедиться в том, что та или иная балетная труппа соответствует высоким критериям классического балета.

- Как художественный руководитель, через каждую постановку Вы, так или иначе, передаете зрителям свое видение искусства. Что бы Вы хотели передать зрителям города Актау?

- Я хочу, чтобы они запомнили гениальную музыку Петра Чайковского. Запомнили классическое исполнение знаменитых балетных партий.

Хотя бы потому, что сегодня, в век высоких технологий и спецэффектов, очень тяжело отвлечь человека от всяческих гаджетов.

Хочется, чтобы после выступлений нашего театра где-то подсознательно у зрителей оставалось ощущение колдовства и сказки от увиденного на сцене.

- Благодарим за беседу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 10, 2015 2:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015041004
Тема| Балет, VIII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх» в Якутске, Персоналии, Досжан Табылды (Казахстан)
Автор| Галина Мозолевская, фото Галина Мозолевская
Заголовок| Солист казахского балета признался, что всю жизнь мечтает прокатиться на оленях
Где опубликовано| © ИА ЯСИА
Дата публикации| 2015-04-10
Ссылка| http://ysia.ru/news/35273/solist_kazahskogo_baleta_priznalsya_chto_vsyu_zhizn__mechtaet_prokatit_sya_na_olenyah__.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Солист «Астана Опера» Досжан Табылды, открывший в партии "Спартака" VIII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх» в Якутске, признался, что всю жизнь мечтал покататься на оленях. «Честно, всю жизнь об этом мечтаю», - сказал он главному балетмейстеру театра Марии Сайдыкуловой после спектакля. Конечно, ему пообещали, что непременно покатают.

Что приятно, первый фестивальный спектакль – балет «Спартак» Арама Хачатуряна - практически полностью был исполнен силами артистов ГТОиБ им. Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона, за исключением главной партии, в которой выступил гость фестиваля – солист молодого казахского театра оперы и балета «Астана Опера» Досжан Табылды. Вместе якутскими коллегами - солистами театра Юлией Мяриной (Фригия), Надеждой Корякиной (Эгина) и Сарыалом Афанасьевым (Красс) - он был восторженно принят якутскими поклонниками балета. После спектакля гость фестиваля с с удовольствием общался со зрителями, раздавал автографы и позировал для селфи.

В комментарии ЯСИА Досжан признался, что своего первого Спартака он исполнил в 19 лет и стал самым молодым казахским артистом, исполнившим эту роль. Правда, речь шла о более ранней постановке Арыкбаева, которая идет в театре Алма-Аты с 80-х годов. В хореографии Юрия Григоровича балет появился на сцене театра в лишь прошлом году, по словам артиста, хотя в части трактовки образа главного героя эти постановки схожи, в них есть много отличий.

«Каждый постановщик – это художник, создающий свою картину, в которой очень много нюансов, отличий, музыкальных акцентов. В том, что касается образа главного героя Спартака, то в его понимании много сходства – то общее эмоциональное переживание, тот внутренний стержень, накал страстей, которые нужно передать зрителям – одинаковы. Если же говорить о деталях, то есть много отличий в хореографии, по сложности элементов постановка театра Алма-Аты моментами была сложнее. Что касается постановки Григоровича, то это легендарный спектакль, в котором каждый артист мечтает станцевать с детства», – говорит он.

Будучи артистом, имеющим опыт работы во многих театрах мира, Досжан Табылды считает, что «Спартак» можно считать своего рода показателем уровня балетной труппы, и то, что в Якутске он идет именно в постановке Юрия Григоровича, его очень порадовало: «Не каждый театр может позволить себе постановку этого спектакля, потому что для него нужен хороший уровень коллектива. Очень порадовало, что в вашем театре "Спартак" идет именно в постановке Григоровича. Когда балет ставили в нашем театре, к нам приезжала группа из Большого театра, постановкой руководил сам Юрий Николаевич, очень приятно было получить от него оценку «пять».

В Якутии Досжан был приятно обрадован теплом, с которым его встретили зрители. Сцена, правда, поначалу была немного непривычной из-за жестковатого пола, но, благодаря поддержке коллег, с этими трудностями он быстро справился.

«Спасибо руководству театра за то, что у вас есть такой великолепный фестиваль, за возможность показать свое творчество на вашей сцене. Было очень приятно встретиться с коллегами из балета, увидеть их прекрасную выучку и профессионализм. Особо хотел бы отметить и поблагодарить оркестр - настолько чисто и прекрасно он звучал. И, наконец, я благодарен зрителям – на протяжении всего спектакля чувствовалась их энергия и переживания. Побольше бы таких фестивалей, потому что они дают артистам возможность расти и дальше проявлять себя», - сказал он в заключение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 2 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика