Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 27, 2015 7:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032703
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ
Автор| Елизавета Митина
Заголовок| Балетный матриархат
В Санкт-Петербурге подошел к концу фестиваль балета "Мариинский"

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-03-27
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-03-27/100_ballet.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Олеся Новикова в партии Авроры. Фото Наташи Разиной

Юбилейный XV фестиваль прошел под девизом: все лучшее из репертуара – детям, то есть зрителям. В программу были включены только жемчужины классического балетного наследия, исполненные, в основном, силами Мариинской труппы с привлечением гостей, как говорят химики, «в следовых количествах». Впрочем, именно такая конфигурация фестиваля подтвердила, что есть пророки в балетном отечестве. Или скорее пророчицы.

Открылся марафон имперского балета с дебюта Надежды Батоевой в партии Китри. Выверенная техника, самоотдача, кураж – в этот вечер в Надежде с трудом можно было узнать дебютантку: такой жаждой жизни и энергией триумфа дышала ее героиня. Партнером Надежды стал танцовщик из Национального балета Нидерландов Исаак Эрнандес. Его Базиль - уличный хулиган, а не законопослушный брадобрей, и, как свойственно хулиганам, не следует в полной мере правилами Мариинского балетного этикета (читай – нюансам исполнения). На качестве некоторых поддержек сказался, думается, недостаток совместных репетиций, но сценическое обаяние и крепкая техника Исаака вкупе с взаимной симпатией артистов стали акселератором успеха спектакля.

И если дебют Батоевой в партии Китри можно назвать готовым портретом в интерьере (в данном случае - испанском), то выступление Алины Сомовой, заменившей француженку Орели Дюпон в партии Жизели, это скорее карандашный набросок, выполненный на скорую руку. Схематично обозначив характер Жизели в первом акте, балерина лишилась возможности раскрыть и собственную роль, и вдохнуть жизнь в партнерство с Тимуром Аскеровым во втором. Впрочем, и от Аскерова инициатива по гармонизации дуэта не исходила.

Чуть позже в фестивальную галерею свой парадный портрет повесила Виктория Терешкина, о творческом вечере которой "Независимая газета" уже писала: воистину, Виктория значит "победа". А когда в один из вечеров на сцену вышла Олеся Новикова в партии Авроры, стало понятно, что Олеся значит "безупречность". Силой своего таланта Новикова дарует жизнь самым идеалистическим представлениям о том, какой должна быть петербургская танцовщица. Тонкий вкус к нюансировке и актерской игре, отполированная техника, удивительная сценическая органика и дар наполнить смыслом любое движение: такова эта балерина. Аврора Новиковой "и жить торопится, и чувствовать спешит": и все это на стальных пальцах и без грамма фальши.

Заключительный гала-концерт фестиваля представил комбинированную программу лирического склада: «Адажио Хаммерклавир» Ханса ван Манена на музыку Бетховена, балет «Маргарита и Арман» Фредерика Аштона и дивертисментный акт из номеров разных эпох.

«В балете "Маргарита и Арман" на сцену вышла Ульяна Лопаткина, партнером которой стал Ксандер Париш. Волна чувств, видимо, захлестнула юного Армана еще в антре, буквально сбив его с ног и порядком подпортив этим несколько па, а глубина эмоций наложила скорбную гримасу на лицо прелестника. Царственная Маргарита Ульяны Лопаткиной на этом фоне приобрела черты матроны, опекающей своего беспомощного любовника, а не сходящей по нему с ума.

В дивертисменте овацию сорвали Екатерина Кондаурова и Александр Сергеев, исполнившие па-де-де из балета Уильяма Форсайта «Там, где висят золотые вишни», создав контраст между урбанистическим скрежетом музыки, созданной Томом Виллемсом и Лесли Штуком, и динамичной мягкостью и версатильностью пластики. Номера «Amoveo» и «Мы были вдвоем» в постановке Бенжамина Мильпье, привезенные из Парижской оперы – не стали, возможно, самыми зрелищными, но обеспечили интернациональность мероприятия.

Фестиваль закончился, да здравствует фестиваль!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 27, 2015 8:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032704
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ
Автор| Дмитрий Циликин, театральный критик
Заголовок| Рецензия на фестиваль балета "Мариинский"
Театральный критик Дмитрий Циликин - о фестивале балета "Мариинский"

Где опубликовано| © газета «Деловой Петербург» № 47 (4239)
Дата публикации| 2015-03-27
Ссылка| http://www.dp.ru/a/2015/03/27/Izjum_i_bulka/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Фестиваль, некогда имевший оригинальную (всякий раз) концепцию, продвигавший любопытные самостоятельные идеи, давно превратился в рутинное мероприятие, на котором интерес публики к обычным афишным названиям подогревается приглашением на главные партии заезжих звезд. Впрочем, имеются названия и совсем новые — недавней фестивальной традицией стала Мастерская молодых хореографов. Их на сей раз было шестеро, но из обширной программы, растянувшейся на три отделения, что–то стоящее приходилось выковыривать, как изюм из булки. Впрочем, в отсутствие в этом году по–настоящему крупных гастролеров то же самое можно сказать и про фестиваль в целом.

Если открывшая "Мариинский" премьера двух одноактных балетов про Бемби ("ДП" писал о ней на прошлой неделе) стала торжеством произвола: кому хотим, тем и даем ставить и оформлять спектакли, то творческий вечер Виктории Терешкиной нельзя не признать торжеством справедливости — лучшая балерина труппы давно заслужила бенефис. Другое дело — озадачила программа этого вечера. Не ведаю, имелось ли в виду продемонстрировать диапазон танцовщицы или отбор произведений был обусловлен какими–нибудь производственно–техническими обстоятельствами. Сначала давали "Легенду о любви" (второй акт целиком) — она предстала такой же устаревшей, как моды начала 1960–х, когда Юрий Григорович сочинил этот балет. Потом "Шехеразаду" — ее, как известно, Михаил Фокин ставил на Иду Рубинштейн, самодеятельную артистку, и при всей актерской убедительности Терешкиной не совсем понятно, почему надо было показывать в этой партии одну из главных виртуозок современности. Лишь гран–па из "Пахиты" поставило все на свои места: в нем героиня вечера предстала истинной Prima Ballerina Assoluta.

На workshop были работы ученически–эпигонские, была непременная очередная ахинея от Юрия Смекалова (на сей раз она называлась "Орфей в подземном царстве"). Но зато Ксения Зверева продемонстрировала, что не зря стажировалась в NDT, Нидерландском театре танца — центре силы современной хореографии: ее сочинение Remember the Future оказалось, пожалуй, и позанятней, чем "Адажио Хаммерклавир" голландского классика Ханса ван Манена, показанное на гала–концерте закрытия фестиваля. Увы, Ксения испортила впечатление от самой себя вторым номером — претенциозным мужским дуэтом Second I на музыку минималиста Филипа Гласса. Сочинение предтечи минимализма Дариюса Мийо выбрал Владимир Варнава — его "Глина" поставлена музыкально и, что встречается еще реже, у молодого хореографа есть умение не просто комбинировать движения, но сочинять собственную танцевальную лексику. Теперь ясно, что он может не только шутки шутить (как в поставленной прежде миниатюре "Сохраняйте спокойствие", включенной в программу гала), но и копать вглубь.

В этом самом гала–концерте тоже оказалось немало булки, причем плохо пропеченной, — из Парижской оперы, откуда в этом году ангажировали нескольких солистов. Они с упорством, безусловно заслуживающим лучшего применения, танцевали номера в постановке Бенжамина Мильпье (в репертуаре Мариинского театра имеется его смехотворный балет Without). Ульяна Лопаткина с тем же упорством танцевала "Маргариту и Армана" Фредерика Аштона, чью хореографию еще в прошлом веке следовало пересыпать средством от моли и запереть в каком–нибудь шубохранилище. А вот выбор фрагмента In the middle… Форсайта оказался безупречен — и хореографии, и исполнителей: Екатерины Кондауровой и Александра Сергеева.

Еще один лидер фестиваля среди артистов — Кимин Ким, блеснувший в "Пахите" и в па–де–де Чайковского — Баланчина. Не в том даже дело, что у него великолепный прыжок и прекрасное вращение — в гала–концерте прыжок и вращение демонстрировал не он один. Но у Кима трюки — не повод для самодемонстрации, а элементы непрерывного танца. Попросту говоря, он артист.
-------------------------------------
Полный текст статьи опубликован в газете «Деловой Петербург» № 47 (4239) от 27.03.2015 года
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 27, 2015 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032705
Тема| Балет, театр «Кремлевский балет», Персоналии, Андрей Петров
Автор| Алиса Асланова (?), фото Виктория Соколова
Заголовок| Mr. President
Где опубликовано| © портал Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-03-22
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/1260
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Андрей Петров – основатель и главный балетмейстер театра «Кремлевский балет», рассказал RBi о моде, Наполеоне и многоходовых комбинациях в "карточном домике", которые позволили ему создать и 25 лет управлять одним из самых известных театров страны.

RBi: По сути, Вы создали театр «Кремлевский балет». В этом году у него юбилей – 25 лет – это большой путь. Расскажите, как Вы прошли его.

АП: Мне, с одной стороны, не повезло, А с другой, повезло. До этого я работал в Большом театре, на протяжении 20-ти лет был солистом, потом при Григоровиче возглавлял балетную труппу. Однажды Покровский пригласил меня поставить оперу-балет “Млада”, я взял отпуск на полгода и потом должен был вернуться на прежнее место, но, вместо этого было принято решение назначить меня балетмейстером Кремлевского дворца. В этой должности я пробыл где-то шесть-семь месяцев, успел поставить танцы в опере “Риголетто”, сделать несколько гала-вечеров. А дальше Большой и Кремлевский театры разделились, стали разными организациями, и я остался один в этом колоссальном здании. Еще был главный режиссер, главный художник, дирекция и обслуживающий персонал – и все.

Я предложил создать балетный театр. Все были против, никто меня не поддержал, кроме генерального директора. Это был Павел Павлович Нилов, тогда – заместитель генерального директора Большого театра по Кремлевскому дворцу, который так и остался в Кремле. Он был замечательным человеком, абсолютно компетентным, прекрасно разбирался в искусстве. Он понимал, что мы остались между небом и землей: рухнул Союз, все пребывало в упадке. Что давать на этой сцене, мы не знали. Давали какие-то концерты с большим трудом. Денег не было даже на то, чтобы платить зарплату многочисленному персоналу (к тому времени – почти тысяче человек).

Я сразу сказал: «Пока мы не сделаем балетный театр, который сможет принести в кассу деньги на зарплаты, ничего не получится». И Нилов согласился со мной. Но куда бы я ни ходил, в какие бы то ни было инстанции, все, даже Министерство культуры, от меня только отмахивались. Я даже уехал работать за границу. У нас ведь по три-четыре месяца заседали съезды народных депутатов, и я на четыре месяца уехал в Королевский театр Норвегии. Они меня пригласили поработать там в качестве педагога. На исходе четвертого месяца у меня уже было четыре-пять предложений из разных стран, не считая Норвегию, где мне предлагали остаться работать. Я мог выбирать. Но я решил, что пока я не получу окончательный отказ в организации театра, не отступлю. Я или создам театр, или не создам. И я вернулся в Россию.

Мы пришли к выводу, что нам никто не сможет помочь, кроме нас самих. Я был тогда художественным руководителем студии, которую создал при Госкино – студии видеофильмов балета. Вот если Вы покупаете балеты Большого театра – «10 балетов Григоровича» – то это то, что мы сделали. Фирма называлась “Мир искусства”.

RBi: Она до сих пор работает?

АП: Я не знаю даже.

RBi: Тема для журналистского расследования.

АП: Да (смеется). Мы сделали так, что учредителем театра являлся Кремлевский дворец, КДС, как он тогда назывался, и «Мир искусства», где я был художественным руководителем. Я пригласил в театр Катю Максимову. Она с удовольствием согласилась ­– мы всегда легко находили общий творческий язык. Назначили день, написали объявление, что принимаем в труппу, еще не зная, чем будем платить. И набрали человек 35. Это было в августе 1990-го года. Я сказал, что, если мы за три месяца не выпустим новый спектакль, нас просто отсюда выгонят. Нужен был результат. Екатерина предложила поставить балет «Макбет» в хореографии В. Васильева, который как раз не шел тогда в Большом театре. Я договорился, попросил у них декорации, которые им были не нужны. Мы поставили спектакль за два месяца, и четвертого ноября состоялась премьера.

RBi: Запомним! Это была первая постановка «Кремлевского балета».

АП: К тому времени люди к нам уже приходили и из Большого, и из Станиславского, в том числе ведущие солисты. Так в нашу труппу попал Валерий Анисимов, Андрей Кондратов, Валерий Лантратов. Одновременно в театр пошел зритель. Мы быстро сделали вечер одноактных балетов и дивертисмент «Привал кавалерии». Так начался театр.

Более того, он самоокупался, только два или три раза мне пришлось выдать зарплату из собственного кармана.

В 1993 году Ельцин возмутился, что в Кремле есть полугосударственный театр. Тут же Сергей Филатов, тогда руководитель Администрации Президента, начал интересоваться нами. У нас уже был репертуар в несколько спектаклей, мы съездили в Париж, в Мексику. Я уже поставил балет «Руслан и Людмила», который был весьма популярен. В итоге было подписано распоряжение Президента о том, что Правительство должно субсидировать нас. Сейчас театр «Кремлёвский балет» – это абсолютно государственное учреждение.

RBi: Четверть века спустя какие Вы видите горизонты у «Кремлевского балета»?

АП: Все зависит от творческого потенциала артистов. Есть талантливые артисты, с которыми мне интересно работать и делать что-то новое, с ними появляется и перспектива. Кроме того, у нас громадный репертуар: за 25 лет мы поставили 27 балетов. Из них сейчас в репертуаре 14. Это достаточно качественная и востребованная во всем мире продукция. К нам постоянно обращаются с предложениями гастролей и прямых трансляций, как это сейчас делает Большой театр. Кроме того, я думаю, именно здесь нам удалось сохранить традиции русского балета, которые сейчас повсеместно рушатся.

RBi: Вы имеете в виду российские театры? Даже Большой?

АП: Безусловно, разрушает. Что там осталось, кроме наследия великого Григоровича? Он опирался на великих предков: Петипа, Иванова, Горского, и в этом смысле он продолжатель традиций. А сейчас там лишь бесконечные приглашения современных западных хореографов.

RBi: Тем не менее, кто-нибудь из современных хореографов Вам нравится?

АП: Я очень люблю Ноймайера. Я давно его знаю, мы в очень хороших дружеских отношениях. Даже говорили о том, что он приедет что-то ставить к нам. Но он тогда попросил подождать, пока театр укрепится и станет ясна его направленность.

RBi: Но из «западных» хореографов, например, Патрик де Бана ставил Вам балет.

АП: Да, он очень талантливый. Но современным хореографам многого не хватает. Я не беру Ноймайера – это серьезный балетмейстер, который раскрывает глубинные вещи. Ведь о чем должен быть балет? Балет должен разговаривать на серьезные темы. Если он является просто танцульками, он не оправдывает собственное название. Хореограф, как музыкант, как писатель, как композитор – это философ, который должен отражать мир в своем творчестве. Если это просто танец ради танца, то это не балет – это всего лишь эксперимент.

RBi: Кстати, Вы часто берете сюжеты произведений, на которые традиционно ставились оперы, не правда ли?

АП: Когда Пушкин был в кавказской ссылке, в это время в Петербурге вышел балет «Руслан и Людмила, или низвержерние злого волшебника Черномора». Когда этот балет появился, он во многом способствовал его возвращению из ссылки. Балет имел большой успех и продержался в репертуаре вплоть до 1842 года – то есть до того момента, пока Глинка не написал свою гениальную оперу. До этого балет был на другую музыку, и после к нему уже не возвращались. Я решил поставить его, но уже на музыку Глинки.

Что касается Моцарта и Россини «Фигаро», я использовал музыку из оперы только частично, а в основном, это музыка из разных произведений. А сам сюжет Бомарше – это пьеса.

RBi: А как же «Волшебная флейта»?

АП: Вот здесь действительно: я пошел, в общем, по опере, по тому, как она строилась. Я считаю ее загадочным произведением. Премьера увидела свет всего за 30 дней до смерти Моцарта. В каком положении он писал ее? Ведь оно явно было сложным: отсутствие заказов, смена власти, равнодушие публики. Как он мог написать столь блистательную искрометную оперу?

Конечно, нам трудно ее полностью понять, поскольку Моцарт, как и его сценарист, были масонами, а сама суть масонских орденов во многом является загадкой. Я собираю старинные ордена и, естественно, занимаюсь их историей. У меня есть целая коллекция орденов, разного качества и времени, как русских, так и иностранных, и, конечно, масонских.

RBi: Скажите, пожалуйста, чем Вы руководствуетесь, когда выбираете тему для постановки?

АП: Вы знаете, это всегда бывает по-разному. Вот “Наполеон”, например. Я в детстве играл в солдатиков. Наша семья была небогата. Отец болел, я его практически не видел. Мама, поскольку была актрисой, постоянно была на спектаклях. Поэтому детство мое прошло в одиночестве с бабушкой, с тетками, которые очень меня любили. Они не многое могли мне предложить, так что я лепил сотни солдатиков.

Все думали, что я стану военным, поскольку у нас в семье было два адмирала. Но другая часть семьи была в балете. В результате меня отдали в балетную школу. Когда еще ребенком я начал изучать историю Отечественной войны, я прочел все книги про Наполеона, какие были (тогда это был в основном Тарле, Манфред – уже позже).

RBi: Многие книги перевели только сейчас, «Мемориал Святой Елены» графа Лас-Каза, например.

АП: Да, но я многие книги привозил из-за границы. Тогда еще было много запрещенных книг. Если бы кто-то хоть раз открыл мой чемодан, полный томов из Парижа, то я не знаю, чем бы это закончилось. Но все равно я все привозил, в том числе и Солженицына, и все читал.

RBi: Сейчас «Наполеона» нет в афише.

АП: Да, это была не моя инициатива. Мне этот спектакль очень дорог. Я его считаю очень интересным, но, тем не менее, руководство решило его снять. В общем, в «Наполеоне» нашла отражение моя любовь к истории. Причем лично к нему я не могу хорошо относиться – это человек, который заминировал Кремль, разрешил лошадям стоять в Успенском соборе. При этом, знаете, что он написал в Кремле? Устав театра Comédie-Française, по которому он живет до сих пор. Парадоксальность этого человека меня удивляет.

Когда мы ставили «Золушку», фирма Nina Ricci, которая делала костюмы для этой постановки, попросила о формальности: чтобы банк субсидировал спектакль, надо рассказать о постановке. Я зашел в банк, шикарное здание, все в позолоте; подождал в приемной; пригласили в большой кабинет. Встаёт человек, я иду к нему, и он мне говорит: «Андрей, это ты?!»

Оказалось, что это мой приятель. Он был представителем этого банка в Москве. Мы вместе провели молодость, я тогда еще был артистом Большого театра. Мы посидели, и тут он предложил мне показать комнату, в которой якобы Наполеон встретил Жозефину. Вот тогда Наполеон уже начал вертеться у меня в голове. Такие вот случайные вещи иногда толкают на решительные поступки.

RBi: Вернемся к истории с Нина Риччи. Это ведь было в 90-е годы.

АП: 1991.

RBi: Тогда в России немногие были знакомы с такими брендами.

АП: Что я могу сказать? Моей первой поездкой за рубеж была Куба-Мексика в 66-м году. С тех пор я выезжал на гастроли 2-3 раза в год.

RBi: Вопрос снимается (смеется).

АП: Поэтому я Париж знаю великолепно, Лондон – похуже. Помню одни прекрасные гастроли, оперные, я танцевал «Князь Игорь», открывал гастроли, а потом закрывал… через 40 дней. Еще в середине был один спектакль. Все остальное время я ходил по музеям. Бывают такие удачи в жизни.

RBi: Завершая тему моды в балете, у нас есть проект «Русский балет + русский дизайн»: лучших артистов балета мы снимаем в последних коллекциях лучших российских дизайнеров, чтобы к концу года торжественно открыть выставку этих фоторабот. Вы не думали сделать нечто подобное в «Кремлевском балете»?

АП: В свое время я хотел пригласить Зайцева, которого я знаю очень давно. Надо сказать, что балет и мода всегда очень тесно соприкасались.

Моя жена была модельером, 12 лет проработала в Институте легкой промышленности и сейчас делает костюмы для балета. Мне кажется, она очень интересный художник.

Для балета не так просто сделать костюм. Многие из тех, кто это делает, не понимают, чем занимаются. Вот Вирсаладзе – гениальный человек. У нас всегда были прекрасные отношения, вероятно, потому, что я мог простоять восемь часов на примерке и не сказать ни слова. Ведь раньше не было ни материалов, ничего: он брал кусочек, прикладывал, прикалывал, потом его уносили красить, потом сохнуть… Если посмотреть на его костюмы, то все состоит из кусочков, а он из них складывал палитру костюма. И линия у него, конечно, была потрясающая, и смысл. Возьмите «Легенду о любви», с этой раскрывающейся старинной книгой, Спартак с этим камнями или «Лебединое озеро». Когда он делал его с Григоровичем, он уже подготовил вариантов 30 в разных городах и странах.

RBi: За 25 лет перед Вашими глазами прошло целое поколение артистов. Как они изменились?

АП: Никак. Как была Петербургская и Московская школы царских времен, так они и остались. И в советское время традиция оставалась прежней, ведь педагоги были все теми же.

Методика, конечно же, совершенствуется со временем. Ведь балет, как спорт: если Вы прыгали раньше на три метра, то сегодня должны на четыре. В этом смысле эстетика очень быстро меняется – полностью каждые 15 лет. Если раньше Вы видели балерину в теле, например, Семенову, то сейчас этому все стали бы удивляться. А раньше был принцип: женщина должна оставаться женщиной, если были видны косточки, ребра, то это считалось плохим тоном. Если очень высоко поднимать ногу – тоже плохой тон. И если раньше педагоги говорили: «Не надо этого задирания ног, Вы не в канкане!», то теперь эстетика сменилась. Вы все равно будете прыгать, как можно выше, чем больше Вы обнажите тела, тем больше оно будет пригодно для балета, и чем меньше костюм будет мешать, тем лучше.

RBi: Перефразируя знаменитый фильм: все преходяще, а балет вечен?

АП: Балет – это выражение внутреннего состояния человека. Он идет и от ритуальных танцев первобытных людей, и от цивилизаций Греции и Рима, от Короля-Солнца. Сначала движением человек выражал ярость от того, что не убил медведя на охоте, а потом все более и более тонкие чувства. Некоторые ученые говорят, что танец появился раньше человеческой речи. Это вечная история.

-------------------------
Благодарим ресторан «Турандот» за помощь в проведении интервью.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 27, 2015 10:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032706
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа)
Автор| Лейла Аралбаева, фото: Андрей Старостин
Заголовок| В Уфе завершился ХХ Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева
Где опубликовано| © ИА «Башинформ»
Дата публикации| 2015-03-27
Ссылка| http://www.bashinform.ru/news/714013/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



В Уфе завершился ХХ Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева.

В заключительный вечер в Башкирском театре оперы и балета был аншлаг. По традиции праздник во славу балета представлял собой гала-концерт звезд башкирской труппы, театров России и зарубежья. Они исполнили шедевры балетной классики и оригинальные современные композиции.



Открывали и закрывали вечер номера с участием двух прим башкирского балета: Адажио из «Лебединого озера» в исполнении Гульсины Мавлюксовой и Сергея Бикбулатова и Гран-па из балета «Дон Кихот» с Гузель Сулеймановой, Лилией Зайнигабдиновой, Софьей Гаврюшиной и солистом Берлинской государственной оперы Дину Тамазлакару. Постоянный на протяжении уже нескольких лет участник Нуреевского фестиваля блеснул также своим полюбившимся уфимцам номером «Буржуа».

На фестивале имени Рудольфа Нуреева, поднявшего мужской танец на небывалую высоту, сольные номера танцовщиков вызывают особый интерес. Композиции с современной хореографией «Исповедь», «Жертвоприношение», «Мачо» представили публике уже знакомые уфимской публике солист Санкт-Петербургского академического театра балета Бориса Эйфмана Олег Габышев и солист Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля Михаил Тимаев. Вариацию Остапа из балета «Тарас Бульба» исполнил уфимский солист Дмитрий Марасанов.



В гала-концерте выступили пары солистов театра «Астана Опера» (Казахстан) Мадина Басбаева и Бахтияр Адамжан, Ирина Перрен и Марат Шемиунов (Михайловский театр, Санкт-Петербург), Ольга Челпанова и Константин Коротков из Марийского театра оперы и балета имени Э.Сапаева. Прима Большого театра России Мария Аллаш станцевала с ведущим солистом башкирской труппы Рустамом Исхаковым.

Подрастающее поколение башкирского балета, которое станет достойной сменой нынешнему составу, представили воспитанники старших классов Башкирского хореографического колледжа имени Рудольфа Нуреева. Дебютанты Бэлла Оздоева, Мария Стрельцов и Динар Шакиров, которые солировали в Серенаде из балета «Арлекинада», органично вписались в звездную программу гала-концерта.

Шестидневный балетный марафон под художественным руководством Леоноры Куватовой оставил у уфимской публики яркие впечатления. Два дня было отдано премьере балета «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина в постановке Владимир Васильева. Публике представили спектакль «Письма с фронта» к 70-летию Великой Победы в постановке Московского театра имени Натальи Сац, классические балеты «Жизель» и «Лебединое озеро» с участием приглашенных звезд, гала-концерт молодых лауреатов конкурсов. В спектаклях и заключительном гала-концерте были заняты артисты балетной труппы и симфонический оркестр Башкирского государственного театра оперы и балета, дирижировали Артем Макаров и Марат Ахмет-Зарипов.

---------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 28, 2015 9:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032801
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ
Автор| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Правила хорошей монотонности
Фестиваль "Мариинский" закрылся гала-концертом

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №54, стр. 5
Дата публикации| 2015-03-28
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2696839
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ

Вся галерея

Фестиваль балета "Мариинский" завершился, как водится, гала-концертом, но ни наполненный зал, ни бурные аплодисменты, ни роскошные одинаковые корзины цветов каждому участнику вечера не избавили от общего ощущения скуки. ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО подводит итоги XV фестиваля балета.


Нынешний фестиваль был сконцентрирован на современной хореографии. Отчасти поневоле: провалилась затея с приглашением международных звезд в репертуарную классику Мариинки. Перед началом смотра из фестивальной афиши исчезало одно громкое имя за другим: больше всего было обидно, что этуаль Парижской оперы Орели Дюпон, которая в этом году завершает карьеру, так и не станцевала "Жизель". Самыми яркими событиями оказались спектакли с участием тех, кого питерские балетоманы могут увидеть и без фестивального повода,— "Дон Кихот" с Надеждой Батоевой, "Спящая красавица" с Олесей Новиковой и творческий вечер Виктории Терешкиной.

Состоялась премьера двухсерийного "Бемби" Антона Пимонова, в котором хореограф сделал грамотную разводку персонажей, наделив артистов пластическими приметами представляемой живности. Милые радости про судьбу оленей в красных трико, вежливого зайца в белом маскхалате и заблудившихся в зимнем лесу охотников в шотландских килтах восторженно примут дети. Родители, может, и зададутся вопросом: "Почему зимой охотники загоняют в сети кузнечика и жука?", но гремящий оркестр под руководством Валерия Гергиева погасит любые ненароком возникающие претензии.

Дебютировавшая в главной партии "Дон Кихота" Надежда Батоева стала открытием фестиваля во всех смыслах. Взращенная на суровых берегах Невы, эта Китри лучилась средиземноморским солнцем, и легко, словно на спор, набирала очки в технических вариациях и кодах. В партнеры ей выписали мексиканца Исаака Эрнандеса из Национального балета Нидерландов. Базиль господина Эрнандеса оказался даже более академичным, нежели его танцуют в Петербурге. Никакой танцевальной отсебятины, "дуль" и "подвыподвертов": чистый классический текст в вариациях, возвращающий к традиции, когда роль создают не придуманные трюки, но единство актерского и технического. Темперамент latin lover подчеркивал занятные штрихи: мексиканец напропалую кокетничал с питерскими испанками, внимательнейшим образом изучая их декольте, и, невзирая на лингвистические трудности, вел активный пластический диалог со всеми партнерами по спектаклю.

Виктория Терешкина получила творческий вечер, первый на четырнадцатом году театральной карьеры. Имея репутацию всемогущей артистки, которую невозможно испортить даже участием в танцевальных экспериментах молодых хореографов, госпожа Терешкина все же выбрала для своего бенефиса спектакли, исключающие возможность художественного эксперимента: второй акт "Легенды о любви", фокинскую "Шехеразаду" и Grand pas из балета "Пахита". Кульминацией вечера предсказуемо стала "Пахита", коронующая госпожу Терешкину званием prima assoluta сегодняшнего петербургского балета. Она с царственным достоинством безупречно балансировала в адажио, наполняла ликующим торжеством труднейшие пассажи балеринской вариации, в азартном задоре отдавалась безумной стихии двойных фуэте. И показалась трогательной и смущенной во время парадного чествования, когда на нее с колосников ливнем посыпались алые лепестки роз.

Финальный гала-концерт подытожил не-гала ощущения от фестиваля. Наблюдалась попытка придать ему актуальность: в программе доминировала современная хореография — были показаны номера Владимира Варнавы, Бенжамена Мильпье, Уильяма Форсайта и Эдварда Клюга. Ульяна Лопаткина в аштоновском балетике "Маргарита и Арман" исполнила главную партию с трагедийным самопожертвованием и величием античной Федры. Показанные солистами Парижской оперы Леонор Болак, Жереми Лу Кером, Мари-Аньес Жилло и Гюго Маршаном номера их художественного руководителя Бенжамена Мильпье "Amoveo" и "Мы были вдвоем" можно было перенести в "Мастерскую молодых хореографов" без какого-либо ущерба для репутации балетмейстера (ведь никто не будет утверждать, что месье Мильпье — хореограф пожилой?). И только порвавшиеся штаны Владимира Шклярова в Pas de deux из "Корсара" да экспрессивно исполненный на разрыв шаблона Екатериной Кондауровой и Александром Сергеевым дуэт Форсайта из балета "Там, где висят золотые вишни" хоть как-то оживили усыпляющую монотонность фестивального гала-концерта.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:30 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 29, 2015 7:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032901
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Анна Одинцова
Автор| Ольга Морозова
Заголовок| АННА ОДИНЦОВА: Десять глав из дневника балерины
Где опубликовано| © Журнал"Pro Event" № 2-3, стр. 34-37
Дата публикации| 2015 февраль-март
Ссылка| http://issuu.com/eventexperts.company/docs/pro_event стр. 34-37
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Анна Одинцова – ведущая солистка балетной труппы Новосибирского Театра Оперы и Балета.

У поклонников искусства есть новый повод от души порадоваться за любимую балерину. Указом Президента РФ Анне Одинцовой присвоено звание «заслуженная артистка Российской Федерации». Мы расспросили балетную музу о мыслях и чувствах и попросили поделиться творческим вдохновением.



Фото: Виктор Дмитриев

Глава 1. О неожиданном звонке и звании

Невероятно приятную новость о звании мне сообщил директор Театра Оперы и Балета Борис Михайлович Мездрич. В театре шла череда показов спектакля «Щелкунчик», но у меня выдался свободный вечер. Дневные репетиции закончены, уже планы домашние в голове, и вдруг – звонок директора. Услышала слова, что мне присвоили звание заслуженной артистки России и, как маленькая девочка, запрыгала от радости! Настолько искренне это восприняла. Для меня звание – очень приятный подарок, я снова начинаю верить в чудеса, в то, что мечты могут сбываться!

Глава 2. О детских мечтах и «Спящей красавице»

Вот это наивное, мечтательное, трогательное, очень искреннее «хочу в балет!» началось в детстве. Мама рассказывала, что первой балетной постановкой, которую я увидела лет в пять, была «Сильфида». Гораздо позже я нашла программку того самого спектакля и увидела, что главную роль в нем исполняла заслуженная артистка России Людмила Яковлевна Кондрашова. Удивительное совпадение: именно она, вдохновившая меня в раннем детстве на мечту о балете, в хореографическом училище станет моим педагогом.

Другой поразившей меня в детстве постановкой стала «Спящая Красавица». Я сидела, как завороженная, не отрывая глаз от солистов. Настолько была под впечатлением, что дома, после спектакля, склеила из картона маленькую театральную сцену. Там был даже занавес и миниатюрные декорации – кусты и деревья из цветной бумаги. А внутри макета поместила нарисованные фигурки принцессы Авроры и её принца, у которого две ноги в прыжке собраны в одну линию!

Это кабриоль – высокий балетный прыжок, конечно, тогда я не знала, что он так называется. Кстати, сейчас именно кабриоли - мои любимые, они у меня очень даже неплохо получаются.

Глава 3. О балетном училище и оценке «три с плюсом»

Хорошо помню, жаркое лето, я сижу на лавочке во дворе и говорю маме: я хочу стать балериной, давай поищем балетную студию. Детские мечты иногда сбываются!

Забавный случай моего поступления в хореографическое училище… Мама повела меня на вступительный экзамен, так, между делом, не слишком веря в успех всего этого предприятия. Привела меня, оставила в училище, а сама, не теряя времени, отправилась на рынок за мясом. И вот я… прохожу конкурсный отбор! Первый тур, потом второй и третий. Поступила! Одна - из всей группы детей, которые занимались в подготовительной студии.

Моя первая оценка по классическому танцу - три с плюсом. Что это означает? В балетной школе шкала оценки в пять баллов – от единицы до пяти еще с плюсами и минусами. Практически все мы начинаем с троечек. А, например, четверка с минусом уже является хорошим стимулом, который позволяет ребенку верить в начальные успехи. Долгожданная пятерка, естественно, оценка самая главная.
В детстве для меня была такая маленькая трагедия: я ни разу не участвовала в массовой сцене «детей на елке» в балете «Щелкунчик». Мне ни разу не завивали волосы, я не надевала красивое бальное платье под старину, не танцевала на сцене вокруг украшенной бутафорами ёлки, не бегала в театральный буфет, обменивая талончики за спектакли на вкусные пирожные. У меня был плач, крик души, ну, как же так?


Фото: Екатерина Лыжина

Глава 4. О тонкостях балета и терпении

Уверенность и даже самоуверенность – важные качества для балерины. Если честно, этого мне не хватает. Но я думаю, все переживают, стесняются, просто прячут изнанку за чем-то другим, напускным. Балет – тяжелый труд. Очень самокритичный, жестокий, многогранный, разнообразный. Уверенность – чуть ли не первый пункт в этом деле.
В чем жестокость балета? Наверное, в конкуренции. Мальчикам проще, мужчин в балете всегда мало, их не хватает. А девочек много, и это не позволяет расслабиться. Конкуренция нужна, мы тянемся друг за другом, мы учимся друг у друга. Мы долго ждем своего спектакля, своей роли, а каждой хочется чего-то большего, всего и сразу, но так не бывает. Обязательно нужно отшагать свои ступени.

Все балетные дети приходят в театр и хотят танцевать сразу принцесс, Одетту, Аврору, Китри, Жизель. Но только у единиц это получается быстро. Путь к роли иногда занимает несколько лет. Здесь важно терпение. Терпение и труд всё перетрут! По-настоящему твоё – к тебе придет, а если не твоё – ничего не получится.

Глава 5. О благодарности и смирении

Первый успех в профессии для меня - партия Жизели. Но в полной мере насладиться этим я не успела. К тому времени я была уже замужем, и вместе с партией Жизели Господь преподнес беременность. Я и наслаждалась этим состоянием и переживала о балетной карьере. Со временем я прихожу к тому, что надо радоваться всему, что происходит, и принимать это спокойно. Как благословение. Быть благодарной за всё.
Испытания в профессии – каждый день. Это движения, которые трудно даются, а надо переступить через себя и сделать. Театр вообще не связан со смирением. Для меня это так. Здесь нужна бурлящая жизнь, нельзя смиряться с неудачами, нельзя почивать на лаврах побед, надо идти дальше. Всё время вперёд, шаг за шагом. И ни в коем случае не останавливаться.

Глава 6. О борьбе с самой собой

Когда я только готовлю новую партию, когда самое начало, и входишь в образ, я перечитываю художественную литературу, пересматриваю балетные записи. Смотришь, анализируешь, что нравится, что нет, мысли в голове прокручиваешь, с этим засыпаешь и просыпаешься.
Балетные партии – совершенно разные. Относишься ко всем, как к любимым, выстраданным, рожденным. Каждой роли, каждой премьеры ждешь. Одна дается тяжелее морально, другая – физически, приходитсяприспосабливаться, ломать себя. Чего-то настолько ждал и жаждал, что перегорел и устал ждать. Но одну партию хочу отметить особенно. Это Эгина в балете «Спартак». Мне так хотелось её станцевать, именно поэтому, что это – на первый взгляд, не моё! Мечтала доказать, что смогу. За эту партию у меня была борьба с самой собой.


Фото: Екатерина Лыжина

Глава 7. Об эмоциях и жизни на сцене

Мой педагог-репетитор в театре Лариса Николаевна Василевская, народная артистка России, на каждой репетиции требует от меня стопроцентной отдачи. Не только технической, но и на уровне чувств. Потому что когда выходишь на сцену, двадцать-тридцать процентов, а иногда и все пятьдесят теряются – потери либо в технике, либо в эмоциональном плане.

Но с опытом я поняла, что ближе подходя к спектаклю, эмоции нужно беречь в себе и выплескивать их уже на сцене. Ты копишь их от репетиции к репетиции, постепенно укладываешь в голову, технику вбиваешь в тело, но полностью выложиться нужно вечером, когда зазвучит музыка и придут зрители.

Благодаря нашей профессии, я, человек застенчивый, замкнутый немножко, перестала на сцене стесняться выражать эмоции: героиня балета плачет, рыдает, сходит с ума. Представьте только партию Жизели, Фригии без эмоций! Раньше мне очень сложно было это перебороть. А сейчас настолько научилась отключаться, когда я в танце, что меня ничего не смущает и не мешает мне. Я заставляю себя каждую роль надеть как одежду, войти в неё с руками и ногами, как в наряд своей героини, и прожить вот этот миг на сцене, который дан. Эти тридцать-сорок минут, которые длится балетный акт - прожить как миг искусства.

Глава 8. О глазах зала и письмах поклонников

На сцене я стараюсь не смотреть в зрительный зал. Кто-то из артистов видит глаза зрителей, вплоть до того, кто в каком ряду сидит. Я не замечаю этого, не отвлекаюсь от своих задач в роли.

Много подарков от поклонников, милых игрушек, сувениров, и это так приятно, я даже не ожидала, что у людей может быть такое чувство благодарности, что настолько сильно можно любить балет! У меня есть несколько особенно дорогих зрителей, с которыми я общаюсь ближе, которых я чуть-чуть впустила в свою жизнь. Мне пишут такие стихи, письма, от которых слезы текут. Когда бывает грустно, тяжело на душе, не могу поймать настроение, чтобы войти в спектакль, я сажусь, перечитываю эти письма, и так вдохновляет!

Глава 9. О балетных кумирах

Единственного кумира в балете у меня нет. Восхищает творчество Екатерины Максимовой, из современниц очень нравятся Светлана Захарова, Виктория Терёшкина, Ульяна Лопаткина, носящая титул «божественной» и многие другие. А на кого хотелось быть похожей?.. Наверное, на Анну Павлову!

Действительно, когда рассматриваешь одухотворенные фото великой танцовщицы, читаешь её записи о том, что вся жизнь балерины должна быть посвящена искусству, чувствуешь, что это был совершенно особый человек, который жил только балетом.

Глава 10. О красоте в движении и чувстве полета

Очень хочется что-то ещё, кроме классики, попробовать. Чем старше становится балетная танцовщица, тем больше с классических партий переключается на модерн, на другие интересные стильные направления. Я тоже мечтаю, чтобы нашелся хореограф, который бы поставил одноактный балет именно для меня, почувствовал мой внутренний мир. Помог мне его выразить телом - в движении.

Век в балетной профессии очень короткий, и каждой танцовщице хочется как можно чаще быть на сцене. Оторваться в прыжке от земли, отдаться воздуху, ощутить полет. Взлететь поскорее! В этих полетах наяву и есть - волшебство Балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 29, 2015 10:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032902
Тема| Балет, Латвийская национальная опера (ЛНО), Премьера, "Раймонда", Персоналии, Айвар Лейманис
Автор| Алексей Романов
Заголовок| «Рыцарский чардаш»
Где опубликовано| © Латвийское Радио
Дата публикации| 2015-03-29
Ссылка| http://www.lsm.lv/ru/statja/za-efirom/aleksey-romanov-ricarskiy-chardash.a123400/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

До того, как пойти на новую постановку «Раймонды» в Латвийскую национальную оперу, я вспоминал, когда я в последний раз видел этот балет Александра Глазунова. Не видеозапись – их несколько в моей домашней коллекции и лучшей из них я считаю ту, которая сделана в 2011 году в Ла Скала (балетмейстер Сергей Вихарев, дирижер Михаил Юровский, в заглавной партии Олеся Новикова).

А «живой» спектакль на сцене я, как вспомнилось, видел очень давно – более десяти лет назад – в Стокгольме. Тогда гастролировавший в Королевской опере Большой театр в «Раймонде» показывал звезд Нину Семизорову и Нину Ананиашвили.

И миланский, и московский спектакли были сделаны по классическим лекалам первого постановщика этого балета Мариуса Петипа. Кстати, это был, как утверждают историки танцевального искусства, последний триумф в питерском Мариинском театре величайшего из хореографов. Танцевали тогда Пьерина Леньяни, Сергей Легат и Павел Гердт. И было это 7 января 1898 года.

Почти через тридцать лет после того «Раймонду» в первый раз увидели рижские зрители. А еще через пять лет своим балетом в Латвийской национальной опере дирижировал сам Александр Глазунов.

Следующие рижские постановки этой популярной балетной классики осуществлялись в 1954 и 1993 годах.

Нынче за «Раймонду» взялся сам руководитель латвийского национального балета Айвар Лейманис. Он решил не отходить от традиции и в целом основываться на том, что создавали Мариус Петипа и его соавтор по написанию либретто Лидия Пашкова.

Некоторые вольности в новой интерпретации балетмейстер позволил себе разве что в первом акте – добавил больше насыщенности действия. В целом же стилистика даже чем-то немного напоминает балеты дягелевских русских сезонов.

Вообще классический балет, как правило, не отличается сложным и пространным сюжетом. Такова уже его специфика. В «Раймонде» сюжет скуден и незатейлив до предела. Его с трудом хватило только на два первых акта, поэтому третий – просто танцы на балу, такая сплошная «баланчиада».

Партию Раймонды готовили четыре балерины: Элза Леймане-Мартынова, Байба Кокина, Алисе Прудане и Маргарита Демьянок. В первом акте героиня танцует в голубой пачке в весьма облегченном для средневекового замка интерьере. Я обратил внимание на некоторую эклектичность сценографии. По сюжету действие происходит в первой трети XIII века. А замок графини де Дорис выходит на французский регулярный парк эпохи барокко. Ажурные мостики в романтичном предрассветном саду во втором действии вряд ли выдержали бы рыцарей в железных латах.

Впрочем, условность искусства балета предполагает и условность костюмов и интерьеров даже в чисто классических постановках.

Тем более, когда это все так красиво, как в «Раймонде» на сцене ЛНО. И здесь особо хочется отметить костюмы художницы Инары Гауи – ей удалось проявить буйную фантазию даже в рамках все той же классической традиции. Солистам и кордебалету приходилось постоянно переодеваться, но каждый раз они радовали зрителей красотой нарядов Южной Европы и Востока.

Жених юной Раймонды рыцарь Жан де Бриен – весь в белом – отправляется с королем Андреем (Андрашем) II в крестовый поход. Этот венгерский монарх любил водить своих вассалов на Святую Землю бить сарацинов, но больше били его. Рыцарь прощается с любимой и дарит ей белый шарфик. Этот аксессуар присутствовал в разных постановках балета. Галина Уланова в 1938 году вышивала шарфик, чтобы подарить возлюбленному. И показывала свою работу подругам. В уже упомянутой миланской постановке белый шарфик появляется на шее героини как-то сам по себе, когда она исполняет танцевальный номер перед тем, как отойти ко сну. А в новой латвийской постановке она получает его в подарок от уходящего в поход рыцаря.

Я подумал, что повезло девушке. Другим в те суровые времена пояс целомудрия дарили.

Кто не знает, что это такое, - съездите в Яунпилс, там в замке вам его покажут. А потом пришла в голову уже совсем смелая мысль: может, воздушный шарфик - аллюзия того самого железного пояса. Это потому что в последовавшем эротическом сне Раймонду от домогательств брутального восточного пришельца как раз и защищал этот предмет. Далее еще интересней – явившийся в сновидении Абдурахман все-таки стащил и забрал себе защитный шарфик, как раз перед явлением жениха де Бриена. Тот естественно прогнал соперника вместе с его четырьмя черными чудовищами, которые, видимо, олицетворяли темные силы. Далее уже идиллические танцевальные картинки с участием целого сонма прелестных белых мотыльков. И солнце взошло в небеса. И шарфик спустился с небес. Шарфик вернулся. А он голубой. Нет, простите, все-таки белый.

В третьем акте сон стал явью. Явился Абдурахман с большой свитой сарацинов, сарацинок и сарацинчиков.

В других постановках сарацинчики чаще мальчики. Но здесь девочки, что навевает подозрение, что в Рижском хореографическом училище дефицит учеников мужского пола.

Девочки, правда, «зажигали» не хуже взрослых. Восточные танцы, пожалуй, были самым яркой и динамичной частью балета.

Для музыкального руководителя и дирижера Яниса Лиепиньша это второй танцевальный спектакль в ЛНО. До этого был балет «Ромео и Джульетта». Молодому дирижеру тогда критики попеняли на слишком быстрые темпы в музыке Сергея Прокофьева. Может, поэтому он начал «Раймонду» несколько замедленно и лирично. Но когда появились все эти сарацины со своими колотушками, оркестр заиграл с максимальным задором.

И тут всем стало ясно, что праздник удался. Удался, еще и потому, что мелодическую щедрость Александра Глазунова танцоры на сцене воплощали в хорошо исполненные танцы – венгерские (ах уж этот чардаш!), восточные, испанский, большой вальс, большое адажио... далее продолжу высказыванием Илзе Лиепы: «и ожерелья-вариации для балерины – одна замысловатее и необычнее другой; и необыкновенный дивертисмент характерных танцев. В балете “Раймонда” есть всё, что должно быть в классическом балете, и всё очень изысканно. Это один из лучших балетов мирового классического репертуара».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 29, 2015 11:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032903
Тема| Балет, Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Пол Лайтфут
Автор| Екатерина Ружьева
Заголовок| ТанцПол
Где опубликовано| © Газета «Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета», №2 (49), март 2015, стр. 5
Дата публикации| 2015 март
Ссылка| http://issuu.com/uralopera/docs/o1502
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Пол Лайтфут – знаменитый хореограф из Голландии, постановки которого мечтает заполучить в свою афишу любой театр и который не работал до сих пор ни с одной российской труппой, сделает исключение для Екатеринбургского театра оперы и балета.
Художественный руководитель одной из самых продвинутых в мире данс-компаний NDT (Нидерландский театр танца) приехал в Екатеринбург по приглашению худрука балета Вячеслава Самодурова и представит здесь один из своих ранних балетов Step Lightly. В постановке будет занято шесть екатеринбургских танцовщиков.




Участвовать в своих персональных проектах Лайтфута приглашала мегазвезда балета Диана Вишнева. Как точно подметила балерина в одном из своих интервью, «NDT – это другая планета».
Работая исключительно для NDT, Пол Лайтфут за 25 лет создал для своего театра 55 постановок, многие из которых родились в творческом дуэте с Соль Леон. Названия спектаклей часто начинаются с буквы «С», как имя музы Пола – Соль – и их с Полом дочери Соры.
Премьера балета Step Lightly состоится 29 и 30 мая в рамках новой балетной программы TerraNova.
Спонсор проекта – Фонд поддержки хореографического искусства «Евразия балет».


В середине февраля Лайтфут впервые прилетел в Екатеринбург, лично провел кастинг среди артистов и первые репетиции. В это время нам и удалось взять у него это интервью.

–– Пол, приветствуем Вас в нашем театре! Как Вы себя чувствуете в России?

– Я очень рад, что мне вновь выпала возможность приехать в Россию. С труппой NDT мы уже побывали в Санкт-Петербурге и в Москве. Очень здорово, что у нас есть возможность привозить сюда наши спектакли и представлять их широкой публике. Мне очень нравится российская культура. У вас настоящий культ классического танца, что же касается контемпорари, то как профессиональное направление танца оно еще только зарождается.
А в Голландии же NDT – настоящий амбассадор, мост между классическим искусством и современными стилями. Наша миссия – продвигать креативность в танце.

–– Пол, Ваши спектакли, поставленные совместно с Соль Леон, идут не только в Голландии, но и в других театрах мира?

– Вместе с Соль мы обычно сочиняем работы на труппу своего театра, но иногда переносим уже существующие спектакли на другие сцены, другие театры, как это случится и в Екатеринбурге.

–– Почему для российской премьеры Вы выбрали именно Step Lightly?

– Танцовщики екатеринбургского театра, и в этом я смог убедиться, обладают высоким уровнем техники. Но с этим спектаклем, надеюсь, я смогу им дать новый цвет, добавить новые краски в их танец. Я выбрал этот спектакль, довольно старый, по двум причинам. Во-первых, для меня самого это прекрасная возможность заглянуть в прошлое, вернуться к себе прежнему. Возвращение к пережитому меня всегда вдохновляет. А для танцовщиков вашей труппы это отличная возможность попробовать себя в новой технике.

–– Сколько составов исполнителей Вы готовите?

– В премьере будет участвовать два состава, хотя на репетиции приходит гораздо больше артистов – все, кто в этот момент бывает свободен. Танцовщики стараются запомнить текст, пробуют повторить движения, поучаствовать в процессе и разделить с нами опыт, что очень подкупает. Мы очень здорово проводим время на репетициях, танцуем с азартом и удовольствием. Артисты работают с большойотдачей, но постигать новую технику им очень и очень непросто. К счастью, времени до премьеры еще достаточно, и они смогут хорошо все отрепетировать. Я уезжаю, но с ними остается работать мой ассистент Ева Змекова.

–– Когда Вы отбирали будущих участников премьеры, каким артистам Вы отдавали предпочтение?

– Скажу вам честно, я люблю и танец и танцовщиков, и мне бы хотелось делиться со всеми моими знаниями и умениями. Ведь меня здесь вдохновляет не только то, что люди готовы репетировать дни и ночи напролет, но и то, что эта постановка может внутренне изменить их самих, дать им новый импульс. Я немного сумасшедший по натуре и заставляю их работать без остановки. Так мы открываем что-то новое внутри себя. Я толкаю их на взаимообмен энергией и очень радуюсь, когда это удается.

Я обращаю внимание на физические данные танцовщиков и то, как они выглядят, но это не является для меня самым главным. Для меня всегда есть привлекательное в незнакомцах, мне интересно открывать в людях новое. Я ищу людей, безусловно, талантливых, техничных, музыкальных, но самое важное – это их энергия и химия, а также их готовность к тому, чтобы меняться. Я выбираю тех, кто открыт для нового стиля танца.



–– Несколько слов о спектакле, который мы увидим.

– Спектакль Step Lightly появился в 1991 г., я был тогда молод, наивен и влюблен. Работа получилась очень эмоциональной, сейчас этот спектакль можно расценивать как личный дневник. Не думаю, что если бы я сегодня ставил спектакль на ту же музыку, он получился бы точно таким же – ведь я уже совсем другой, во мне многое поменялось.

–– Ваш балет поставлен на болгарскую фольклорную музыку в исполнении хора – весьма неожиданный ход. Чем она Вас привлекла?

– В нашей семье я, пожалуй, первый, кто имеет отношение к профессиональному искусству. Но у нас всегда очень ценилось пение. Моя бабушка пела мне в детстве, у моего отца очень красивый голос. Пение всегда было душой нашей семьи. Я англичанин, не болгарин, у меня нет национальной связи с этой музыкой, но когда я ее впервые услышал, почувствовал связь на уровне инстинктов. Да, именно с музыки все началось: она повергла меня в трепет. Песни исполняет женский хор, и я как будто слышу зов матери-природы, земли. Меня восхитила чистота и сила этой музыки, от нее исходит невероятная мощь, именно это меня и вдохновляет. Вообще, если я хочу поставить какой-то балет, то первым делом я должен влюбиться именно в музыку, чтобы проводить с ней много часов на репетициях – а иначе ничего не получится. Даже сейчас, много лет спустя, каждый раз, когда я слышу эту музыку, она меня невероятно встряхивает и мотивирует на творчество.

В нашем спектакле, несмотря на то, что там участвуют четыре девушки и двое мужчин и внимание как бы сфокусировано на женщине, сохраняется, тем не менее, гендерный баланс. Эти шестеро взаимодействуют между собой, будто вступают в соревнование, но вместе с тем находятся в полной гармонии.



–– А что еще, кроме музыки, способно Вас вдохновить?

– О, множество разных вещей! Люди всегда хотят знать, как мы делаем балет, как у нас это получается. Прежде всего, мы никогда не следуем никаким правилам, а если нам приходится сталкиваться с правилами, мы всегда стараемся их сломать. Основой для вдохновения может быть все, что угодно, даже какие-то простые, бытовые вещи. Или наоборот, что-то поэтическое, одухотворенное. Я очень люблю ходить в кино, не так давно я посмотрел фильм ≪Бердмен≫, который, я слышал, пользуется большой популярностью и здесь, в России, – мне показалось, что это настоящий шедевр, я был очень впечатлен.

Может быть, прозвучит банально, но я действительно вдохновляюсь простыми вещами – природой, людьми. Я по своей природе человек, которому нравится отдавать – я люблю связывать людей между собой, строить новые взаимоотношения, делиться энергией. Когда мы вместе с Соль и с артистами делаем новую постановку, мы находимся с ними в очень тесном контакте и между нами возникают отношения сродни семейным, а иначе и невозможно. И этот опыт мне интересно переносить дальше – на танцовщиков, с которыми я прежде не работал. Здесь в Екатеринбурге, я надеюсь, у нас тоже все получится. И даже уже получается, я это чувствую, хотя прошло всего несколько репетиций.

–– Чем будет отличаться голландский балет Step Lightly от екатеринбургского?

– Это будут совершенно разные вещи. Прежде всего потому, что первоначально этот спектакль предназначался молодым танцовщикам: от 16 до 20 лет. Но мне запомнился эффект, который получился тогда, и мне хотелось бы этот опыт перенести и на екатеринбургскую труппу – передать не только технику, но и эмоциональные моменты того спектакля. Наполнить жизнью и нашу новую работу! Структура спектакля по сути остается неизменной: в нем та же музыка, те же движения, но в итоге получается совсем новое произведение – во-первых, потому что я делаю его с другими людьми, во - вторых, я сам стал за это время другим. Начало нашей работы похоже на то, как будто я учу артистов какому-то новому языку, а они учатся говорить на нем – и пропустив то, что я им даю, через себя, произносят новые фразы. Это не слепое копирование, здесь все сотворцы. И собственный жизненный и художественный опыт танцовщиков очень важен.

–– Ваш стиль ближе к неоклассике или к контемпорари?

– Пожалуй, это контемпорари, но в основе имеющий классическую технику. 95 % танцовщиков труппы NDT имеют классическое балетное образование, но мы никогда не танцуем чистую классику, не используем пуантовую технику. Step Lightly – мостик между этими двумя техниками. Это еще одна из причин, почему я выбрал для переноса в екатеринбургский театр эту работу, – она более понятна и близка классическим танцовщикам. И все-таки ближайшие месяцы для них будут полны интенсивной работы.

–– Знаю, что на несколько дней Вы буквально поселились в репетиционном зале. Вам что-нибудь удалось посмотреть в Екатеринбурге?

– У меня было совсем немного времени, но главное, что мне здесь нравится – это зима. У нас в Голландии нет настоящей зимы, и это, пожалуй, то, о чем я всерьез тоскую. Ведь как англичанин я убежден в том, что должно быть четыре времени года. Природа должна заснуть, перед тем как проснуться и вновь возродиться к жизни.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 11, 2015 3:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 30, 2015 8:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033001
Тема| Балет, "Балет Москва" , Премьера, Персоналии,
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Движение к современности
Голландские "Минос" и "Эрос" в "Балете Москва"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №54, стр. 11
Дата публикации| 2015-03-30
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2696904
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

На сцене Культурного центра ЗИЛ классическая труппа "Балета Москва" показала две премьеры — "Минос" на музыку Alva Noto и Рюити Сакамото в постановке Хуанхо Аркеса и "Эрос Redux" на музыку Якоба Тер Фелдхейса, сочиненный Аннабель Лопес Очоа. Голландская хореография русской труппе пришлась весьма кстати, полагает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Хуанхо Аркес — испанец, Аннабель Лопес Очоа — полуколумбийка-полубельгийка, но изрядную часть профессиональной жизни эти бывшие танцовщики проработали в Национальном балете Нидерландов, где и начали ставить хореографию вполне голландскую по жанровым и видовым признакам: бессюжетную, малоформатную, сдержанно-интеллигентную, с признаками влияния нидерландских классиков. Оба молодых балетмейстера в России неизвестны даже специалистам. Так что эрудированный директор "Балета Москва" Елена Тупысева, уже два года изобретательно формирующая эксклюзивный репертуар для небогатой финансами и кадрами труппы, можно сказать, открыла нам современную Голландию.

Это, конечно, не Эльдорадо: дух не захватывает от полетов пластической фантазии. Оба хореографа, назвав балеты именами героев греческих мифов, честно предупредили, что представят абстрактные размышления на избранные темы. Это свидетельствует о трезвой самооценке: судя по их балетам, в рассказывании историй авторы несильны. Зато умеют гладко сочетать движения и перемещать артистов в пространстве так, чтобы рисунок общего танца выглядел не статичным.

В "Миносе", где один из персонажей держит руки согнутыми в локтях, намекая на рога Минотавра, другой оппонирует ему, привлекая на помощь женщину (то есть могут сойти за Тезея с Ариадной), а женский кордебалет в купальниках цвета морской волны проплывает в разных направлениях семенящими па-де-бурре, стертая гладкопись балетного текста, помноженная на зудящий саспенс музыки, которая принципиально лишена мелодических и ритмических возбудителей, действует несколько усыпляюще — во всяком случае на корреспондента "Ъ", проспавшую львиную часть дуэта героев с чувством вины. Впрочем, помнится, хореограф Аркес широко использовал приемы фигурного катания: партнер чертил ногами партнерши геометрические фигуры по полу и раскручивал ее в подобии тодеса.

В "Эросе Redux" танцы на льду тоже присутствовали — видимо, такова новая голландская мода, развившая до гиперболы фирменные подкручивания дуэтов Иржи Килиана. Однако Аннабель Лопес Очоа талантливее своего коллеги — недаром в позапрошлом году она получила престижнейшую премию Круга британских критиков за лучшую классическую хореографию. И хотя во взаимоотношениях четырех солирующих пар влияние Эроса почти не просматривается, их прохладные дуэты временами весьма изысканны, поддержки довольно изобретательны, а линии тел находчиво разбивают эвклидову геометрию чистой классики. Дополнительную интригу придает персонаж, названный Зевсом, но похожий скорее на пародийного Мефистофеля из-за красных перчаток, черного комбинезона с красной линией хребта и поставленных дыбом красных волос. В начале спектакля он разбивает андрогинный дуэт (правда, хореографу не хватило принципиальности додержать его участников в неразрывной связке до финала адажио), в дальнейшем — пассами разъединяет мужчин и женщин, стремящихся не столько к физическому слиянию, сколько красиво потанцевать. Бурная деятельность Зевса придает балету слегка комический оттенок, однако непонятно, входило ли это в замысел хореографа.

Работа артистов — вдохновенная, самоотверженная, серьезная — вопрос не проясняет. Зато очевидно, что голландская хореография пришлась им по душе. И по ногам: в отличие от недавно показанного "неоклассического" опуса Георгия Алексидзе, в котором труппа выглядела провинциальной и старомодной, здесь каждый предстал в самом выгодном свете, вписавшись в общеевропейский стандарт. Мужчины, скрывшие ноги в брюках, а торсы, наоборот, полуобнажившие надетыми на голое тело пиджаками, выглядели легкими, подвижными, прыгучими, охотно и умело делали "волну" корпусом и мягко переходили в партерные перекаты с высоких прыжков. Женщины продемонстрировали выворотные воспитанные ноги и отменную координацию, позволившую им справиться со сложностями поддержек и выдержать темп, нарастающий к финалу балета.

А зрители — обычные горожане, забившие до отказа вместительный зал ЗИЛа,— приобщились к нормальному балетному мейнстриму, какой смотрит публика в Амстердаме, Бордо, Мюнхене и прочих городах Европы. На сей раз камерный "Балет Москва" оказался гораздо ближе к современной цивилизации, чем многие большие театры страны.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 31, 2015 5:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033102
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Премьера
Автор| Ильсияр РАХМАТУЛЛИНА
Заголовок| Балет «Анюта» раскрыл драматические таланты уфимских танцовщиков
Где опубликовано| © "МедиаКорСеть"
Дата публикации| 2015-03-31
Ссылка| http://www.mkset.ru/news/culture/23884/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

[фото, видео] Во многом успех Нуреевского фестиваля зависит от премьеры, традиционно открывающей праздник танца. В 2013-м, правда, обошлись без таковой – «Спартака» показали лишь через месяц после форума на закрытии сезона. И масштабная постановка, требовавшая больших сил и времени для воплощения, стала событием сама по себе – заключенной в рамки фестиваля ей было бы действительно тесно. К слову, успешные «Спартак» и «Корсар», открывший фестиваль в 2012-м, были поставлены самим Григоровичем еще при предыдущем руководителе – Рустэме Сабитове. На этот раз башкирский театр изменил Григоровичу с не менее именитым хореографом: Владимир Васильев поставил к открытию XX-го Нуреевского свою фирменную «Анюту».



Нечеховский финал

Спектакль по мотивам чеховского рассказа с великолепной музыкой Валерия Гаврилина и «легким» танцем, понятным широкому кругу зрителей, обречен стать репертуарным хитом. Постановка щедро украшена богатыми костюмами и декорациями, особенно в сцене бала и зимних гуляний, когда от начавшегося снегопада захватывает дух. Прибавьте к этому доступный сюжет, знакомый не только по школьной программе и фильму-балету Белинского, но и картине Анненского «Анна на шее» - лидеру проката 54-го года с Ларионовой и Вертинским.

Правда, незнакомым с васильевской версией рассказа Чехова стоит сказать, что спектакль сделан сильно по мотивам классика: так в балете появляются сцены в департаменте и сладкого сновидения Модеста, грезящего о заветном ордене святой Анны. Образ чеховской героини в редакции Васильева также претерпел значительные метаморфозы. Балетной Анюте во снах и наяву является призрак бедного студента - символ несбывшегося, упущенного счастья. Чеховской героине было не до любовных грез – после смерти матери на руках у нее остались братья и пьющий отец, но у театральной постановки свои законы, и трудно представить балет без трепетного любовного дуэта. Если Анна в рассказе с головой бросается в омут разгульной жизни с поклонниками и цыганами, не замечая выброшенного на улицу папеньку с братьями, то балетной Анюте хореограф дает шанс на спасение ее бессмертной души. Так, фильм-балет «Анюта» 1982 года завершается крупным планом Екатерины Максимовой, оплакивающей загубленную судьбу своей легкомысленной героини. Видимо, советскому зрителю нечеховский финал обязан был продемонстрировать, что девушка «осознала всю тлетворность своего образа жизни и встала на путь исправления».

В сценической версии Анюта все-таки больше чеховская героиня, которая, как в пошловатом шлягере, «в объятьях юных кавалеров забывает обо всем, как будто разочарованье не наступит новым днем». Васильев хотя и показывает ее душевные метания, например, в качестве живого укора снова подсовывая ей в финале студента, но выбора Анюты это не меняет: все равно «вечерний экипаж ее уносит на окраину».

После выхода фильма-балета театральная премьера «Анюты» состоялась в Неаполе, а чуть позже Владимиру Васильеву удалось всего за месяц осуществить постановку на сцене Большого театра в Москве. Спектакль прошел проверку временем и спустя тридцать лет после рождения с успехом идет во многих театрах России и мира.

Смех сквозь слезы

«Анюта» стала первой постановкой Владимира Васильева, осуществленной на уфимской сцене. Если Рустэм Сабитов и его предшественники питали нежные чувства к гению создателя «Спартака», то новый директор Башоперы Владислав Самойлов поспешил избавиться от ненужных ассоциаций и завел творческий роман с его бывшим учеником Владимиром Васильевым. Ну, а то, что хореограф «Анюты» – давнишний идейный противник своего учителя - так уж сложилось исторически.

Конфликт с наставником, случившийся 40 лет назад, Владимир Викторович объяснил уфимцам метафорично: «сколько бы мы ни любили, как бы ни хотели одного блюда, оно рано или поздно надоест».

- То же самое и в балете: представьте, если бы мы замкнулись, и у нас в репертуаре был только Юрий Николаевич Григорович, - устрашал мэтр уфимских журналистов. - Вы бы сказали: дайте нам что-нибудь другое. Вот и у нас в Большом театре случились расхождения из-за того, что был только один повар. Пока мы творили в унисон, мы были едины. Потом появились расхождения. Так нередко случается у ученика и педагога – отношения доходят до определенного предела, а дальше начинаются придирки, и каждый идет по своей дороге.

Однако Григоровича он вспоминает с благодарностью.

- У меня было много хороших учителей, и в этом вся прелесть, - признается Васильев. - Многие хореографы об этом не задумываются, но они просто подвержены этому влиянию. Григорович дал мне больше всех не как хореограф, который выдумывает разные па, а как великолепный режиссер сцены. Но когда в центре один художник – это шаблон, где есть ограничение в заданном им же пространстве.

Несмотря на то, что сам Васильев тиражирует «Анюту» по шаблону в разных театрах уже более двадцати лет, каждый спектакль – особый. И дело не только в разном уровне коллективов, но и мастерстве солистов: даже два уфимских премьерных спектакля оказались очень не похожи.

В первый день центральной стала линия мужа Анюты - чиновника-карьериста Модеста Алексеевича, благодаря великолепной игре Андрея Брынцева. Танцовщик блестяще справился с гротесковым образом, покорив публику и отточенными движениями, и искусной игрой. Андрей мастерски изобразил чиновничью спесь и подобострастие, надменность богатого мужа и одержимость желанием получить награду. На его фоне не менее техничная Гузель Сулейманова предстала сериальной героиней второго плана, изобразив портрет своей Анюты одним жирным мазком. Играли ли она горе безутешной дочери или трепет влюбленной девушки, тоску несчастной жены или триумф светской львицы – все выходила у нее однообразная неистовая Кармен с широко распахнутыми глазами и горящим взором. Однако балет Васильева тем и необычен, что должен поражать не столько оригинальностью танцевальных па, сколько драматургичностью хореографии и тонкой актерской игрой.

Второй спектакль, в котором солировала Гульсина Мавлюкасова, стал историей трагической судьбы бесприданницы Анюты, которая не выдержала испытания медными трубами, торопясь забыть и нищенскую жизнь с пьющим отцом, и нудные проповеди ненавистного старика-мужа. Артистка смогла донести до зрителя особую чеховскую интонацию или, как определил писательскую манеру классика сам Васильев - «смех сквозь слезы, полуулыбку, отсутствие каких-то страстей». Кроме того, Гульсине удалось приблизиться к классическому образу Анюты, созданному безупречной Екатериной Максимовой в каноническом фильме-балете 82-го года. Сам Васильев особо отметил башкирскую танцовщицу, которая, возможно, напомнила ему супругу. Конечно, достичь уровня Максимовой дано не каждой: Екатерина Сергеевна блистательно станцевала Анюту на пленку, когда ей было уже 43 года.

Отлично смотрелись Ильдар Маняпов и Рустам Исхаков в образе донжуанистого хлыща Артынова, а также окончательно утвердившийся в роли «свадебного генерала» башкирской труппы Ринат Абушахманов: фрачный костюм Его Сиятельства на нем сидел как влитой.

А вот другому исполнителю Модеста Алексеевича - Руслану Абулханову – комичный образ пока не поддался: сквозь грим, мимику и пластику чинуши просвечивал милый балетный мальчик с открытым взглядом. Пока ему не хватает глубины погружения в образ, но без сомнения одаренный танцовщик до острохарактерных ролей еще дорастет.

Наверное, неслучайно худрук балетной труппы Леонора Куватова размазала солистов тонким слоем по разным премьерным дням – увидеть в одной постановке лучших исполнителей для театральных гурманов было бы слишком калорийно. А так – всем ведущим танцовщикам досталось по триумфу, а зрителям - ярких впечатлений от работ солистов.


Посмотреть в отдельном окне
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 31, 2015 10:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033103
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа)
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО, Уфа
Заголовок| Танцы перед саммитом
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2015-03-31
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/95497-tantsy-pered-sammitom/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Башкирском государственном театре оперы и балета завершился ХХ Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева.


"Жизель"

Культурный центр Уфы. Краснокирпичный театр с козырьком балкона на надежных ногах-колоннах. Рядом — Пушкинская аллея, одно из украшений зеленого города-миллионника, и памятник Сергею Аксакову, автору «Аленького цветочка». Напротив — гостиница «Агидель» с мемориальной доской, извещающей, что здесь стоял дом, где родился художник Михаил Нестеров, и Академия искусств имени Загира Исмагилова, расположившаяся в бывшем Дворянском собрании. По соседству — памятник Федору Шаляпину: Уфа — город первого контракта и первого триумфа 17-летнего певца. Годом меньше было Рудольфу Нурееву, когда он дебютировал на своей первой сцене — об этом напоминает барельеф на здании Уфимского театра. Здесь для танцовщика открылись звездные дороги мира.

Нынешний сезон — особый. Славная летопись оперно-балетной Башкирии начинает новую страницу. Театр пережил капитальный ремонт, и после двухлетних скитаний труппа вернулась на родную сцену. Рассказывает народная артистка России Леонора Куватова (однокашница и партнерша еще одного гения танца Михаила Барышникова), возглавляющая ныне башкирский балет, хореографический колледж и нуреевский фестиваль: «Самое главное, удалось сохранить труппу. Позади два невероятно сложных года, бесконечные выездные спектакли, два раза по Европе, а остальное время — по городам республики: Белебей, Стерлитамак, Салават, где зрители не избалованы классикой и смотрят наши выступления со слезами на глазах. Для труппы это непросто: приехать — с декорациями и костюмами, станцевать и глубокой ночью вернуться в Уфу. Теперь у нас чисто и красиво: удобные зрительские кресла, современный свет, новый алый занавес, просторные гримерки с душевыми. В Башкирии наш театр — единственный из музыкальных. Но у нас есть мечта открыть при балетном колледже Детский музыкальный театр. И не только потому, что участие в спектаклях полезно для будущих артистов. Зрителя надо приучать к театру, тем более музыкальному, с детства. Это важная социальная задача. Надеюсь, кризис пройдет, и наша задумка осуществится».


"Анюта"

Продолжится и созданный в 1993 году фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева. У его истоков — Юрий Григорович и Шамиль Терегулов, руководивший башкирским балетом без малого два десятилетия. Программа смотра по-хорошему консервативна. На открытии — обязательно премьера, затем — новинка из ряда современных экспериментов, конечно, классика с приглашенными известными солистами и венчающий афишу гала. Центральным событием стала «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина, ее показали с двумя составами исполнителей. Спектакль-долгожитель теперь прописался и в Уфе. Хореограф Владимир Васильев каждый раз добавляет в текст новые пластические степени и нюансы, расширяя смыслы и значения своей знаменитой работы. Простая человеческая история о девушке, вышедшей замуж за немолодого и нелюбимого, чтобы обеспечить отца и братьев, в васильевской трактовке звучит удивительным чеховским слогом. В тараканьей бессмыслице чиновничьих будней — сатирический прищур Антоши Чехонте, в пестрой мимолетности жизни с невеселым счастьем и грустной поэзией — размышления зрелого автора. И, конечно, чеховская неоднозначность в отношении к дамам: за их лукавством и кокетством, как за прекрасной оболочкой, может прятаться «большой крокодил». Самое удивительное в спектакле Васильева — неуловимость поэтики Чехова, всегда ускользавшей от прямых оценок. Что счастливым образом обеспечивает артистам многовариантность прочтений хрестоматийной роли Анюты. Ветреной Анюте — Гузель Сулеймановой, балерине умной и точной, «гордая, свободная, самоуверенная» жизнь пришлась по вкусу, и она существует в ней как рыба в воде. Героиня Гульсины Мавлюкасовой трогательно заигралась в шумном светском веселье — так, что невеселый финал настигает ее врасплох. Когда выброшенный из дома отец (Максим Купцов) с пронзительно беззащитными детьми провожает закружившуюся в любовной метели Анюту, она забывает о них, как забывают о преданном Фирсе бывшие владельцы вишневого сада.


"Анюта"

Ничтожный Модест Алексеич (Андрей Брынцев и Руслан Абулханов), толкающий жену в объятия Его сиятельства (незаменимый в обоих составах брутальный Ринат Абушахманов), самовлюбленный богач Артынов (Ильдар Маняпов и Рустам Исхаков) — скрывают лица под гротескными масками. Пылкие восторги первого чувства малодушно усмиряет в своем сердце влюбленный в Анюту Студент (Сергей Бикбулатов и Ильдар Маняпов), утешаясь новой привязанностью. Жизнь трогательная и беспощадная течет своим необратимым ходом в провинциальном русском городке, поблескивающим маковками церквей да неспешным движением серой реки. Художник Виктор Вольский творит этот мир, как Васильев режиссирует танец героев, тоже по-чеховски. Домики в два светящихся оконца, потускневшие купола, абрисы горбатых крыш, городские фонари и лавки на набережной, укрываемой легким снежком. Дивно хороши интерьеры с мягкими диванами, этажерками, дребезжащими клавикордами, портьерами и портретами — такие «штучные», особой выделки декорации в современном театре увидишь нечасто. Как и костюмы, воссозданные уфимскими мастерами по эскизам ушедшего из жизни брата художника Рафаила Вольского.

Под знакомые мелодии Гаврилина, напоенные любовью оркестра (дирижер Раушан Якупов), обживают городской бульвар щеголи и лотошники, барышни в чепцах и озорные малыши, цыганки, шарманщик, кумушки. Любой из артистов с тщанием включается в игровую стихию, выстраивая свою небольшую роль так, будто мир без нее не будет полон. Уфимская «Анюта» стала радостью для всех — от ученика хореографического колледжа до президента Республики Рустэма Хамитова.


«Письма с фронта»

Одноактный спектакль «Письма с фронта», продолжающий темы Валерия Гаврилина, поставлен молодым московским хореографом Ниной Мадан и посвящен 70-летию Великой Победы. Артисты драмы читают подлинные письма фронтовиков, танцовщики Московского детского музыкального театра имени Наталии Сац предстают в хореографических зарисовках из далекой и неведомой жизни, ставшей для тех, кто знает о ней лишь по рассказам и учебникам, святой и священной. Расставания, ожидания, воспоминания о мирном счастье и — утраченные иллюзии, слезы над похоронками, страстное желание получить добрую весть.

Почетное место в фестивальной афише отведено классике, и не случайно. «Жизель» и «Лебединое озеро» — козыри башкирской труппы и ее кордебалета, умеющего передавать оттенки и интонировать темы главных героев. Не потому ли так охотно ставит в Уфе Юрий Григорович? Кстати, театр мечтает о его «Легенде о любви». Секрет единства стиля разгадать несложно — труппа состоит из выпускников местной школы, которая пользуется большим уважением не только в России. Воспитанников башкирского колледжа расхватывают лучшие театры страны и мира. Когда тоненькие ладные вилисы — все, как одна, встают в гордый и горький арабеск, или лебединые стаи выплывают по планшету сцены как по замершей глади воды, — зал взрывается аплодисментами. Кордебалет — полноправный и достойный «персонаж» фестивальных спектаклей, где соло отданы гостям. Мариинская пара Олеся Новикова и Кимин Ким в «Жизели» станцевали повесть об обманутой пейзанке с обескураживающей естественностью и технической свободой. В «Лебедином озере» солировали уверенная прима Большого театра Мария Аллаш и надежный башкирский кавалер Рустам Исхаков. Гала с участием известных артистов Москвы, Петербурга, Берлина, Анкары, Казани, Астаны, молодого Марийского балета и, конечно, самих хозяев завершил шестидневный фестивальный марафон.

Все гости поразились тому, как преобразился не только башкирский балет, но и сама Уфа. Пики современных отелей, помолодевшие старинные особняки, милые штучки — например, памятник дворнику или альпийские горки — украшают улицы и бульвары. Идея проводить крупные международные встречи в регионах Российской Федерации оправдывает себя сполна. Похорошевшая Уфа готовится к международным саммитам ШОС и БРИКС.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2015 5:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033201
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Гамлет"
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Еще раз о Принце Датском
Где опубликовано| © Газета «Московская правда»
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://mospravda.ru/culture_spectacles/article/eshe_raz_o_prince_datskom/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Большом театре состоялась премьера балета "Гамлет" в постановке известного хореографа Раду Поклитару и знаменитого театрального режиссера Деклана Доннеллана. Двенадцать лет назад их совместная постановка "Ромео и Джульетты" на главной сцене страны наделала много шуму и стала безусловным театральным событием. Теперь же тандем обратился к шекспировскому "Гамлету". Художником спектакля выступил постоянный соавтор Доннеллана Ник Ормерод. Музыкальной основой для новой постановки послужили симфонии Шостаковича - написанная в грозном тридцать седьмом году "Пятая" и последняя "Пятнадцатая".

Трагедию "Гамлет" относят к произведениям загадочным. Не поддающийся обыденному пониманию ход событий пьесы и парадоксальная логика поведения шекспировских героев вдохновляют на бесчисленные трактовки, служат поводом для нескончаемых литературоведческих исследований и веками ставят в тупик зрителя. Именно неясности и недосказанности этого великого произведения придают ему особую притягательность.

Творческий союз Поклитару - Доннеллан в своей версии прояснил "темные" места шекспировской трагедии, в буквальном смысле визуализировав "недоговоренности" сюжета. Сложные лабиринты переживаний, по которым блуждает душа Принца Датского, они превратили в прямую дорогу, берущую начало в раннем детстве героя и стремительно бегущую к его неотвратимой гибели. Спектакль начинается с детских воспоминаний Гамлета - времени, когда все были счастливы и любили друга друга: маленькие Офелия и Гамлет, рыжий шут - клоун Йорик, отец Офелии Полоний и ее братишка Лаэрт, мама - королева Гертруда, Король и его брат - будущий убийца Клавдий. Такими они запомнились Гамлету, такими застыли на "семейной" фотографии (действие перенесено в современность, судя по костюмам, во вторую половину прошлого века). Первые иллюзии главного героя разбиваются довольно быстро. Вот уже взрослые Офелия и Гамлет не могут разобраться в своих чувствах, выраженных в мучительном дуэте притяжений-отталкиваний. Сложность их взаимоотношений усугубляется отъездом Гамлета на учебу и жесткостью, с которой Полоний и Лаэрт стараются "выбить" из Офелии эту любовь. Далее сюжет продолжает развиваться последовательно-линейно. Агонизирует отравленный Король и умирает в окружении многочисленного медперсонала. Гертруда рыдает над телом мужа, рядом братоубийца Клавдий... И тут в реалистическую ткань действия вкрадывается первая мистическая нота. Король подымается со смертного одра и уходит в небытие - открывшееся в заднике световое пространство, а Гертруда с Клавдием остаются в тех же скорбных позах, склонившись над "телом", а на самом деле над пустой кроватью. В дальнейшем в это "зазеркалье", "тая" в лучах света, уйдут один за другим застреленный Гамлетом Полоний, утопившаяся Офелия, Королева, Лаэрт и, наконец, сам Принц Датский.

Самые сильные эпизоды связаны именно со смертью. Красиво решено самоубийство Офелии, растворяющейся в "водных потоках", а в сцене ее похорон есть момент, по силе воздействия могущий соперничать с хорошим триллером. Гамлет подходит к гробу и выхватывает из него тело возлюбленной, заставляя содрогнуться и вскрикнуть участников траурной церемонии. Любовь к Офелии (как и к матери) в спектакле носит яростный характер, не оставляя сомнений в силе чувств заглавного героя. Именно утрата этих двух женщин - "болевые точки" спектакля, что абсолютно отвечает замыслу постановщиков, в один голос озвучивающих свой замысел как спектакль о потерях, каждая из коих "прописана" предельно внятно. Даже отравление Короля здесь вынесено на сцену и ретроспективно показано во всех подробностях. Эффектно выглядит танец умирающей Гертруды в объятиях сына. Главный вопрос пьесы: почему Гамлет медлит с отмщением за смерть отца, здесь упраздняется сам собой, действие развивается столь молниеносно, что до определенной поры у героя просто не хватает времени осуществить свои намерения. Правда, есть в спектакле виртуальная сцена семикратного убийства Клавдия, который в воображении Гамлета "размножается" до семи двойников, так же как Офелия и Гертруда. Почему семь? Очевидно из-за сакрального смысла этого числа, придающего мистический флер вполне реалистическому действию, завершающемуся почти плакатно. После того как все герои по светящемуся коридору отойдут в мир иной, сцену заполнят десантники в камуфляже и устремят мрачные взоры в зрительный зал. В либретто они обозначены как норвежская армия...

Премьера прошла с успехом, зритель наверняка полюбит этот спектакль. Жаль только, что авторская "прямолинейность" иногда диссонирует с мощным звучанием оркестра под управлением Игоря Дронова, а исполнителям главных партий (премьеру танцевали: Денис Савин - Гамлет, Анна Балукова - Гертруда, Анастасия Сташкевич - Офелия), да и всем участникам постановки, порой не хватает танцевального материала...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3296

СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 11:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033202
Тема| Балет, Национальный финский балет, «Муми-тролль и комета», Персоналии, Анандах Кононен, Мария Баранова, Яни Тало
Авторы| Katja Liukkonen
Заголовок| Первый в мире муми-балет танцуют практически вслепую
Где опубликовано| Novosti Yle
Дата публикации| 20150306
Ссылка| http://yle.fi/uutiset/pervyi_v_mire_mumi-balet_tantsuyut_prakticheski_vslepuyu/7849880
Аннотация| Сегодня состоится премьера первого в мире муми-балета. Необычная идея, которая два года назад пришла в голову художественному руководителю Национального балета, наконец-то воплотилась в жизнь.

Балет про муми-троллей... Сперва эта идея показалась немного странной даже самому хореографу. Несмотря на сомнения, книга Туве Янссон «Муми-тролль и комета» безупречно подошла для балета.

– Это - приключение, в котором компания отправляется в обсерваторию, а потом возвращается домой. По пути они встречают множество новых друзей и эти персонажи, в общем-то, и танцуют сам балет в этом представлении, - рассказывает хореограф Анандах Кононен.

Хотя второстепенные персонажи танцуют большинство классических партий, сами муми-тролли не остаются в стороне. Для того чтобы понять, какие движения возможны в объемном плюшевом костюме, хореограф сама надевала на себя костюм Фрекен Снорк.

Танцоры, однако, должны изощряться как могут.

– Ну, во-первых, жарковато. Первые репетиции мы запутывались хвостами, наступали друг на друга. Поле зрения более узкое и партнера не видно, поэтому если ты резко повернешься, а другой мумик стоит рядом, то можно врезаться, или сбить другого мумика, - смеется танцующая роль Фрекен Снорк Мария Баранова.

Зачастую танцоры, исполняющие партии муми-троллей, нуждаются в помощи других персонажей.

– Мне необходима помощь Сниффа, потому что у него лицо не закрыто. Когда меняется свет, то Муми-тролль становится совсем слепым. Я могу смотреть наверх и на пол, а партнер как раз остается за пределами поля зрения. То есть я чувствую партнера только на ощупь, - говорит Яни Тало, танцующий роль Муми-тролля.

Добрый, теплый и искренний мир муми-троллей противостоит реальному миру, в котором этих качеств не хватает. Да и кто сказал, что муми не умеют танцевать?

– Из мультфильмов у нас сложилось такое представление, что они неуклюжие. Однако первоначально Муми-тролли, созданные Туве, очень ловкие и умелые. Почему бы им и не потанцевать? – отмечает Кононен.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 09, 2015 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033203
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Евгения Образцова
Автор| Кристина Москаленко
Заголовок| Прима-балерина Большого Евгения Образцова: «Я практически космонавт!»
Где опубликовано| © Журнал «Англия»
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://angliya.com/2015/03/26/prima-balerina-bolshoi-theatre/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

5 апреля в Лондоне пройдет творческий вечер прима-балерины Большого театра Евгении Образцовой



Мы встретились с Евгенией в отеле Langham на традиционном файв-о-клок. Перед интервью Евгения попросила не задавать вопросов про еду, потому что отвечать на них надоело. Поэтому во время интервью мы говорили о том, как она получала плохие оценки и спорила с директором школы и как через унижения закалялась ее балетная стать, а также какие у балерин ноги и почему она не отдаст сына в балетное училище. А дочь – отдаст.

Евгения, вопросов про еду не задаю, но спрошу о том, что терзает многих: вас сильно мучили в балетной школе?

Русская балетная школа – лучшая школа, но те годы обучения в Академии русского балета им. А.Я.Вагановой, которые прошла я, были один тяжелее другого. Я поступила туда в 10 лет и не сразу поняла, чего от меня хотят. Ребенку сложно понять, зачем ему весь этот труд. Я шла в школу к 9 утра, заканчивала не ранее 6:30, домой приходила в 8. Какие тут парки и прогулки? С одной стороны, я бы хотела, чтобы в моем детстве было меньше труда и больше детства. Но с другой стороны, уже через год я стала фанатом своей профессии.

Как это произошло?

Сначала я искала причины избегать занятий. То живот болит, то голова. И в какой-то момент мои родители, сами артисты балета, подумали, что балет – не мое. Вечерами на кухне они со скептичным видом обсуждали мои неуспехи и подумывали о том, чтобы забрать меня из школы. Не знаю почему, но меня это задело. Как же так? Самые близкие в меня не верят? И я стала фанатично заниматься. Тогда скорее из любопытства, но вскоре меня отвели на частные занятия к Николаю Тагунову, который быстро и доходчиво объяснил, что без труда в этой профессии ничего не добьешься. Представьте, вам 11 и взрослый мужчина объясняет разницу между балетом и кордебалетом, а также о том объеме работы, который нужен для того, чтобы стать или балериной, или танцовщицей.

С этого момента дела пошли на лад?

Не совсем ожиданным путем. Во-первых, когда я начала получать хорошие оценки и стала лучшей ученицей в классе, у меня выросли крылья. Мне захотелось стать лучшей в школе. Но с другой стороны, с первыми успехами во мне проснулся бунтарский дух. У меня было много конфликтов с преподавателями. Это было именно бунтарство, а не звездная болезнь, потому что во время учебы я ни на секунду не расслаблялась. Просто из-за моего фанатичного отношения к работе во мне появилась уверенность, что я самая лучшая и меня никто не поставит на место.

Это был бунт против строгости?

Это был сложный подростковый период. Но, оглядываясь назад, я не жалею, что так себя вела, ведь эти конфликты сделали меня только сильнее. В Академии русского балета им. А.Я.Вагановой строгость была учебным методом, и мне кажется, что в балете она необходима. Другой вопрос – надо ли обижать учеников, говорить девочкам, что они «коровы»?

Вам такое говорили?

Всем говорили! Русская балетная школа во времена моего обучения и в более ранние периоды была очень строгой, и на поверхность из нее выходили только те люди, которые могли подавить в себе обиды. Принцип такой: если в человеке есть личность, его как ни обижай, как ни обзывай, он все равно себя проявит. Мне кажется, что в итоге это закаляет «балетный характер»: способность отодвинуть обидные комментарии и идти своей дорогой. Да, на сцене мы порхаем и кружим, но в реальности балерины – это люди, способные за себя постоять, и одним обидным словом их из колеи не выбьешь.

Повзрослев, вы согласны с таким методом обучения? С результатами, которые он дает?

Отношение к обучению детей везде разное, за другие академии я говорить не могу. Я знаю, что в некоторых школах, особенно в Западной Европе, к детям запрещено прикасаться, их нельзя оскорблять. Думаю, что метод, в рамках которого детей поддерживают и внушают им, что они лучшие, – это не самый худший метод. Человек с высокой самооценкой, возможно, добьется гораздо большего, чем неуверенный, который постоянно боится ошибиться.

Ну теперь-то вас постоянно хвалят! И есть за что. Скажите, а вот эта картинка, на которой в качестве символа пути к успеху изображены израненные ноги балерины, она реальна?



Конечно! Сами подумайте, что с вами будет, если вы в таких деревянных штучках потанцуете часа два-три? Даже обычная обувь может натереть ноги, а представьте, насколько непривычно человеческой стопе в такой колотушке, очень узкой и абсолютно жесткой внутри? Сначала будет казаться, что она вам мала, но это не так. Потом вы учитесь в этой «обуви» не просто ходить, а танцевать, выполнять очень сложные движения. Конечно, ваши пальцы превратятся в кашу! Я очень часто на себе это испытывала. Но со временем у опытных балерин кожа на пальцах ног шлифуется и образуется гладкая, скользкая кожа, которая почти не травмируется. Это, конечно, происходит не сразу, а где-то лет через 10 после того, как начинаешь заниматься балетом профессионально. Но если ты танцуешь в новых, неудобных туфлях, то ноги снова могут превратиться в такую кашу. Это нормально.

Своих детей в балетную школу отдадите?

Если бы у меня были дочки, я бы отправила их в эту профессию, но мальчиков – вряд ли. Мне кажется, что балет способен даже самого стойкого мальчика превратить в нарцисса. Ты постоянно должен наблюдать за собой в зеркало: для девочек это нормально, а для мальчиков, мне кажется, странно. Как жить такому мужчине, который, например, не добился успеха и остался в кордебалете? Танцовщики второго плана – это самые психически неустойчивые мужчины. Но мне кажется, что на алтарь искусства не надо приносить абсолютно все. Профессия когда-нибудь закончится, как о балерине о тебе думать перестанут, но женщиной ты будешь оставаться до конца своих дней. И даже в 38 можешь состояться как жена и мать. Я радуюсь тому, что у балерин ранняя пенсия и что после сорока я смогу заниматься чем-то приятным.

Вам неприятен балет?

Когда добиваешься первого успеха в балете, слышишь аплодисменты и преодолеваешь физические и эмоциональные препятствия, пути назад нет. Балерина – это смесь актрисы и спортсменки, которая и в горящую избу войдет, и коня на скаку остановит, но сделает это так непринужденно, что люди подумают: «Я тоже так могу!» Минуты, когда спектакль закончился и ты довольна собой, стоят всех трудов и мучений. В такие моменты я думаю о том, насколько уникальна моя профессия. Да я практически космонавт!

Хорошая идея – поставить балет о космонавтах! А какие роли у вас любимые?

В детстве меня тронул фильм Франко Дзеффирелли, и роль Джульетты стала моей мечтой. Когда я выпускалась из академии, меня, в числе других одаренных детей, пригласили на встречу с Владимиром Путиным. Нас спрашивали, чего бы мы хотели добиться в жизни. И я, не сильно задумываясь, ответила, что хочу станцевать Джульетту в Мариинском театре. В итоге это была моя первая роль. В театре долго шутили, что из Кремля позвонили и сказали, что вот эта девочка должна сыграть Джульетту.



Может быть, есть какие-то роли, которые вы бы не стали танцевать/играть?

Я отказываюсь от роли только в том случае, если мне непонятна суть спектакля, если мне неприятны методы режиссера или образ моей героини является аморальным. Я, например, не хочу танцевать Анну Каренину, но если бы мне предложили эту роль, возможно, я бы задумалась и постаралась найти что-то хорошее в этой героине. Та же Джульетта по сути – самоубийца и от Карениной она отличается только тем, что не изменяла мужу. Но каждая балерина старается найти в своей героине что-то, за что ее можно полюбить. Моя мечта – станцевать Кармен в постановке Ролана Пети. Это очень интересная и кинематографичная история, которую со вкусом перенесли на сцену. Хорошему, состоявшемуся артисту надо давать возможность играть новые, непривычные для него роли! Балерины обычно очень красивые женщины: они могут быть как веселыми домохозяйками, так и царственными героинями. Я уверена, что каждая профессиональная балерина может справиться с любой ролью, главное провести актерскую работу. Вжиться в роль также помогают костюмы и грим. Техническое совершенство можно увидеть и в цирке, а на балет люди приходят за историями, и когда балерина прекрасно рассказывает зрителям историю своей героини, они могут даже не заметить, что балерина где-то оступилась, потому что ее история вызывает настоящий взрыв эмоций! Русский балет славен не только техникой, но и актерской составляющей.

И последний вопрос в преддверии творческого вечера в Лондоне: ваши любимые цветы?

В вопросе цветов я непритязательна: мне нравятся любые цветы, особенно светлых тонов – белые или розовые.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 25, 2015 12:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015033204
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Гамлет", Персоналии, Раду Поклитару, Деклан Доннеллан
Автор| Екатерина Нечитайло
Заголовок| Гамлет: прошу слова! (Москва, Большой театр, 12.03.2015)
Где опубликовано| © Портал Субкультура (СПб)
Дата публикации| 2015-03-15
Ссылка| http://sub-cult.ru/teatrz/72-teatr/3629-gamlet-proshu-slova-moskva-bolshoj-teatr-12-03-2015
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На Новой сцене Большого театра хореограф Раду Поликтару и режиссер Деклан Доннеллан разложили историю "Гамлета" на музыку Шостаковича. О пластической версии "Гамлета" рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.



В Датском королевстве по-прежнему неспокойно. Гертруда все еще предстает не самой порядочной из женщин, сок белены льется в ухо, Офелия безвинно тонет, разными Гамлетами болеют уже более четырех сотен лет. Режиссер-постановщик Деклан Доннеллан, хореограф Раду Поклитару и художник Ник Ормерод, выстраивая "Данию-2015" на Новой сцене Большого театра, устанавливают в шекспировской стране свои законы: Полония здесь не закалывают, а застреливают, действие перенесено в абстрактное пространство и время, "Мышеловка" - короткометражный фильм, бедный Йорик не только глядит на наследника черными провалами глазниц, но и весело вышагивает в роли детского клоуна. Под музыку Пятой и Пятнадцатой симфоний Дмитрия Шостаковича, исполненных под руководством дирижера Игоря Дронова, "прекрасные символы всех печалей и всех недоразумений мира" в очередной раз расставляют запятые во фразе "жить нельзя умереть", пытаясь танцевать чуть дальше от Шекспира, но немного ближе к правде и современности.



Молдова, Беларусь, Украина и Россия в один голос называют Раду Поклитару «своим» хореографом. Он родился в Кишиневе, окончил Пермское государственное хореографическое училище и Белорусскую государственную академию музыки, основал "Киев-модерн балет", работал в ряде стран бывшего СНГ, на сцене Большого театра поставил одноактовку «Палата № 6» на музыку А. Пярта (2004 г.) и балет «Ромео и Джульетта» (2003), ставший первым опытом работы с Донелланном. Работа над вторым их совместным опусом, в основе которого также пьеса Вильяма - нашего - Шекспира, велась практически три с половиной года, из которых на создание хореографического текста ушло чуть больше месяца. Как и в "Ромео..." здесь отсутствуют побочные персонажи, движения широки и размашисты, много драматизма и стихийности, театральность сочетается с экспрессией, зритель вписывается в среду и не чувствует себя посторонним. Но при этом "быть или не быть" - не глобальный каверзный вопрос рефлексирующего человека, который мучается и буйствует, а лишь "слова, слова, слова".

Все начинается с детства. В холодных декоративных интерьерах дворца с колоннами все герои застыли в семейной фотографии, а на первом плане луч света выхватывает лицо одинокого Гамлета (Владислав Лантратов). Он вглядывается в счастливые картинки своего детства, на которых он - мальчишка в пиджачке, девочка Офелия в светлом платьице, маленький Лаэрт, мама и папа, живой Йорик в цветастой рубашке и клечатом пиджаке, Клавдий и множество придворных. Дальше же действие начинает крутиться, будто кинолента немого кино, в которую врываются редкие всполохи звука: наматываются круги по сцене, очерчивая ее резвым бегом, шпагатами и прыжками, детский дуэт Гамлета и Офелии, в котором они разглядывают звезды и переносят себя через друг друга, повторяется взрослыми, а придворные Эльсинора ходят толпой, вскидывают руки, рисуют над головами радугу, прихлопывают в такт, качаются и смягчаются в коленях, картинно замирают, напоминая балет какого-то эстрадного исполнителя.

Офелия (Дарья Хохлова) здесь нарочито неловка в движениях, застывает с развернутыми внутрь стопами, скрючивает пальцы; статная Гертруда (Кристина Карасева) отточено кидает батманы, фиксирует себя в позе зародыша на руках Гамлета; Клавдий (Михаил Лобухин) агрессивен, верток, ходит, резко выкидывая вперед одну ногу. Спектакль лишен мозаичных микронаблюдений, подробностей, рисован широкими мазками. Гамлет здесь не играет буйно - помешанного, не пытается справиться с потерями, не человек с параличом действия, не жертва, не фигура на полигоне исследований человеческой боли. Он просто Гамлет. До какого-то момента складывается ощущение, что это не танец, а пародия на драматический театр. Жесткая, хлесткая, ироничная, наполненная нарочитой бравурой и монументальностью. Гамлет в детстве может шаловливо что - тот выкрикивать, взрослый Принц болезненно хохочет, рычит, кричит петухом, Гертруда же замирает в немоте в момент смерти мужа. Здесь никто толком не мучается, точка боли отсутствует, герои многозначительно трясут руками, обращаясь к небу. Если у создателей была цель создать портрет современного общества, лишенного рефлексии, то с задачей они справились стопроцентно.

Но при этом нельзя забывать о том, что из оркестровой ямы происходит мощнейшая атака Шостаковичем. Дмитрий Дмитриевич писал музыку к «Гамлету» дважды — к фильму Григория Козинцева и к спектаклю Вахтанговского театра. Доннеллан и Поклитару же выбрали для спектакля Пятую и Пятнадцатую симфонии, между которыми находится пропасть почти в сорок лет. Лирико-героическая Пятая, пронизанная изломами скрипичных пассажей, всплесками и всполохами барабанов, подвешенными интонациями, верно и точно подчеркивает напускную радостность событий, карнавальность, создает атмосферу псевдопраздника, но при этом она на несколько голов выше происходящего на сцене. Нельзя не отметить, что во многих фрагментах движение просто иллюстрирует музыку: если барабанная дробь, то перед важным событием, если звуки челесты, то это капают слезы, если усиленный стук, то это тремор в теле Принца, если темп марша, то мужчины ладно и чинно вышагивают по сцене.

Сам композитор на вопросы критики о Пятнадцатой отвечал, что хотел показать, «как через ряд трагических конфликтов, большой внутренней борьбы утверждается оптимизм как мировоззрение». Второй акт начинается со второй, медленной части, усиливая напряжение, подчеркивая альтовое предчувствие смерти, инфернальное гудение труб, торжество меди, тревожные перестуки ударных, лейтмотив судьбы из вагнеровского "Кольца Нибелунга". Все герои убиты, белоснежные небеса, спрятавшиеся за центральным порталом, радушно принимают каждого. В финале, когда кастаньеты напоминают стук костей, а колокольчики – погребальный звон, на сцену выходят норвежские вражеские завоеватели в современной военной форме, начиная не то "Аиду" Дмитрия Чернякова, не то "Королеву Индейцев" Питера Селларса. Хохот Гамлета отгремел, звуки последней симфонии Шостаковича затихли, автоматы направлены в зрительный зал, но уравнение Шекспира так и не разгадано. Вероятно, для него все таки нужны эти банальные "слова, слова, слова".

--------------------------------
Другие фото - по ссылке

Фотографии Дамира Юсупова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика