Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 24, 2015 2:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032404
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ, Мастерская молодых хореографов, Персоналии,
Автор| Елизавета Митина
Заголовок| Надежды юношей питают
Мастерская молодых хореографов в рамках фестиваля балета "Мариинский"

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-03-24
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-03-24/100_masterballet.html
Аннотация|

В этом году ставшая уже традиционной мастерская представила ставший уже традиционным же состав участников, разве что Антон Пимонов ушел из проекта в большую жизнь, подготовив отдельный балетный вечер, о котором "Независимая газета" уже писала.


На фото Владимир Шкляров и Оксана Бондарева в балете "Орфей в подземном царстве". Фото Наташи Разиной

Программа мастерской получилась довольно обширной - сочинений хватило на целых три отделения. Открыл вечер Максим Петров с "Балетом №2" на музыку Александра Цфасмана. Романтическая хореографическая сюита на тему "Люди встречаются, люди влюбляются", перенесенная, судя по костюмам Татьяны Ногиновой, в эпоху 60-х годов, увы, уступила по разнообразию творческих решений партитуре.

Единственная барышня-хореограф в мужской компании - Ксения Зверева - обозначилась двумя работами - "Remember the future" и "Second I" (вероятно, у хореографа есть планы по завоеванию зарубежного танцрынка - иначе к чему эта англомания в названиях?...). Первая миниатюра на музыку Баха - это элегическое подражание классикам конца 20-го века, никак не формулирующее особость Ксении, как хореографа. Второй номер на музыку Филипа Гласса в исполнении записных красавцев Мариинской труппы - Андрея Ермакова и Алексея Тютюнника, воспевающий тему двоякости человеческой натуры, поначалу интригует, но пик интриги приходится не на танец, а на видео-проекцию на заднике, которая и раскрывает весь замысел балета.

Владимир Варнава, хореограф экспериментального склада, опытный и не единожды за свои эксперименты премированный, в этом году представил миниатюру "Глина" под аккомпанемент Дариюса Мийо. Пожалуй, только в этой работе была видна по-настоящему вдумчивая и кропотливая работа с артистами и с телом, как материалом. Варнава осваивает не только форму движения, но и его текстуру. Хореография практически неразложима на последовательность па, а визуальный ряд лишен стандартных поддержек и обводок. Танцовщики, то буквально слипаются друг с другом, то распадаются, при этом - удивительно - все равно остаются частями одного пластического целого, то припадают к сцене в шаманском камлании, созидая не только танец, но и особенный, узнаваемый стиль хореографа Владимира Варнавы.

В миниатюре "Connections" ("Соединения") Илья Живой пытается объять необъятное, используя избыточно яркую палитру постановочных приемов - смену костюмов, игру света, проекции теней на экраны, нарезку из пантомимных и танцевальных эпизодов, но при попытке собрать все воедино тех самых пресловутых соединений не происходит. Хочется перефразировать знаменитый лозунг: зачастую именно простота - залог творческого здоровья.

Самый юный участник мастерской - Максим Севагин - продолжает свои хореографические опыты с использованием исключительно классической лексики. В этом году его миниатюра "Элементариум" на музыку Сергея Прокофьева - это попытка уйти от танца ради танца и создать цельный образ, в данном случае, огненной стихии. Пожара на сцене пока не случилось, но смело работая с большим ансамблем, Максим дает надежду, что со временем из искры его таланта все же возгорится пламя.

Завершили вечер две работы Юрия Смекалова, которого уже можно назвать патриархом нового поколения российских хореографов - его работы идут на сценах и Большого, и Мариинского театров. В этот раз он представил миниатюру "Кто моя тень?", которая тематически перекликалась к одним из номеров Ксении Зверевой, но отличалась неожиданным кастом - для ее исполнения были приглашены будущие танцовщики из США - Кеннеди Каллас и Остин Асеведо, гуттаперчевые подростки, исполнившие номер с располагающим к себе старанием.

"Орфей в подземном царстве", финальная часть трилогии Юрия Смекалова об Орфее и Эвридике на музыку Сергея Рахманинова, стала заключительным аккордом вечера. Занавес открывается "за секунду до трагедии" - не успев толком представиться зрителям, Эвридика (Оксана Бондарева) умирает, и Орфей (Владимир Шкляров) отправляется ради ее спасения в путешествие по фантасмагорическим просторам подземного царства, созданным художником Андреем Севбо. По пути Орфей встречает не самых приятных персонажей: тут и Аид в галифе, и менады-пираньи, и Геката на высоченных каблуках. Строго говоря, ничего античного, кроме сюжетного скелета в балете нет: это не стилизация и не фантазия на эллинистические темы, а попытка хореографа выдать древнегреческий миф за суровую правду жизни.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 25, 2015 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032501
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ, Мастерская молодых хореографов, Персоналии,
Автор| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Блеснули торсом
"Мастерская молодых хореографов" в Мариинском театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ С-Петербург" №51, стр. 12
Дата публикации| 2015-03-25
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2693799
Аннотация|


Фото: Наташа Разина / Коммерсантъ

"Мастерская молодых хореографов", недавняя премьера фестиваля "Мариинский", традиционно предшествует финальному гала, словно перекидывая мостик от творческих метаний и дрожаний к торжеству танцевального профессионализма. У третьей по счету "Мастерской" уже перед началом представления было зафиксировано четыре достижения: полный зал (сайт театра возвещал: "Все билеты проданы"), перенос программы с дневного показа на вечернее время, три полноценных отделения и симфонический оркестр Мариинского театра. ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО порадовалась обилию голых торсов, предъявленных во время почти четырехчасового вечера.

В умении вычерчивать танцевальные иероглифы не откажешь ни одному из шести участников проекта. Только порой смысл этих иероглифов был понятен лишь самим сочинителям. Ксения Зверева продемонстрировала усвоение танцевально-практических знаний, полученных ею в командировке в Нидерландах. В двадцатиминутном "Remember the Future" нудное повествование о волнующих темах женского одиночества и мужского шовинизма было наполнено многозначительностью движения из классического экзерсиса (гран-рон-де-жамб) в полной тишине. Для решения этой задачи госпожа Зверева умело сочетает и комбинирует в пространстве трех женщин и пятерых мужчин (с обнаженными торсами) под музыку Баха и без музыкального сопровождения. В миниатюре "Second I" танцевали Андрей Ермаков и Алексей Тютюнник (в пиджаках на обнаженных торсах). Их дуэт вполне может дать пищу для околотеатрального выступления депутата Милонова, отвечающего за нравственные основы российской семьи, с непременным резюме на тему: "Вот и шли вас, обормотов, в заграничные турне".

Склонность к пластическим умствованиям продемонстрировал и Илья Живой в получасовом номере "Connections". Четыре пары (мужчины с обнаженными торсами, чуть позже они облачились в рубашки и пиджаки) соединялись и разъединялись, бросались песком, водили хороводы и позировали в "театре теней". В главной паре (Екатерина Осмолкина и Максим Зюзин) солистка испытывала партнера на прочность, приставляя к его груди ногу (как Мехменэ-Бану в диалоге с Визирем). Несомненно, в этой танцевальной фразе воплотилась вся тоска русской женщины по широкой мужской груди (в пиджаке) и сильному мужскому плечу.

Воспитанник Академии русского балета Максим Севагин, произведший на прошлой "Мастерской" маленький фурор "Венгерской рапсодией" Листа, в этот раз вознамерился доказать готовность работы с серьезной музыкой. Для танцевального "Элементариума", в котором заявлено танцевально-астрологическое отражение четырех элементов, господин Севагин выбрал Сергея Прокофьева. Сочинение получилось вполне предсказуемым: на форте танцевали быстро и исполняли большие движения, на пиано — медленно, на кульминации главную солистку высоко вознесли и покачали из стороны в сторону сильные мужские руки (семь учеников старших классов с обнаженными торсами). Обилие танцевальной патетики объяснимо энтузиазмом "нововоцерковляющегося" на ниве хореографического служения. Но, по крайней мере, господин Севагин показался вполне искренним и увлеченным.

Два наиболее интересных номера "Мастерской" нашлись в первом отделении программы. Максим Петров, незамысловато назвавший свой второй опус "Балет N 2", прекрасно сыграл на танцевальной ностальгии. Его балет на музыку Александра Цфасмана будет, несомненно, мил поколению 1960-х годов и всем, кто любит советский наивный позитивизм в фильмах про Шурика. Очаровательные барышни с "бабеттами" в коротеньких платьицах и пареньки из школы рабочей молодежи остроумно воплотили в танце темы лучших советских песен про десять девчонок, на которых по статистике девять ребят, про хорошую девочку Лиду, про то, как нас выбирают и мы выбираем. Как просто оказалось сделать зал счастливым и умиротворенным!

Владимир Варнава представил номер "Глина" на музыку Дариюса Мийо. Удивительная игра "биомассы", из которой невидимый демиург лепит судьбы, характеры, события, истории. Господин Варнава не прилаживает танцевальные движения к сюжету, но, словно древняя Парка, вытягивает из него пластическую нить, свивая и сплетая тугую сеть повествования, которое захватывает визуально и эмоционально.

Юрий Смекалов претендовал на танцевального гуру: в программе он показал две постановки — "Кто моя тень?" для американских вундеркиндов и одноактный балет "Орфей в балетном царстве", который составляет треть будущего танцевального проекта, посвященного античному певцу. Детей оставим в покое — чем бы они ни тешились. Умиление при виде тинейджеров, танцующих по-эстрадному броскую и столь же малосодержательную, расхожую хореографию, все же охраняет номер от злых упреков. История про Орфея (на музыку "Острова мертвых" Рахманинова) сделана дежурно-обязательно, претенциозно-значительно, танцевально-нелепо. Эвридика (Оксана Бондарева) умирает на первых же тактах произведения, а в виде мумии крутит банальные туры и "трепетно" перемещается на па-де-буре. Орфей (Владимир Шкляров с обнаженным торсом) в танцевальном раже время от времени хватает свою непременную лиру, но вовсе не для того, чтобы бряцнуть по струнам, а чтобы деловито повесить ее за спину на манер ранца. Дуэт-исход главных героев из подземного царства полон режиссерских загадок: если Орфею поставлено условие не оборачиваться, то почему адажио исполняется лицом к лицу?

Статистическое сальдо "Мастерской" все же положительное: из восьми показанных номеров два весьма хороши, таким образом, 25% удачных постановок от общего числа можно считать большой административной победой. Художественный вывод: зрители увидели постановки хорошие, постановки посредственные и постановки Юрия Смекалова.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 25, 2015 12:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032502
Тема| Балет, Хореографический фестиваль танца «Светлана», Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Анделика Заозерская
Заголовок| Светлана Захарова: 400 юных танцоров будут вспоминать Москву с любовью
Где опубликовано| © Газета Вечерняя Москва
Дата публикации| 2015-03-24
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/03/24/svetlana-zaharova-400-yunih-tantsorov-budut-vspominat-moskvu-s-lyubovyu-281940.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИНТЕРВЬЮ


В концертном зале «Россия» в Лужниках Светлана Захарова вместе с воспитанниками Красногорского хореографического училища исполнила адажио из балета «Щелкунчик».
Фото: Алексей Неретин


4 марта в ГЦКЗ «Россия» в Лужниках прошел хореографический фестиваль танца «Светлана». Прима-балерина Большого театра Светлана Захарова, чьим именем названо мероприятие, в интервью «ВМ» рассказала о своей инициативе, направленной на развитие детского танца в России.

- Светлана, удалось ли вам осуществить задуманное – собрать лучшие детские хореографические коллективы на московской сцене?

- Во-первых, это первый детский хореографический фестиваль, в котором представлены различные танцевальные жанры: от классики до русского народного танца, включая эстрадный и современный. Два выдающихся коллектива – школа имени Моисеева и коллектив из Осетии показывали национальные танцы. Во-вторых, мы изначально отказались от популярной формы проведения фестиваля в виде концерта, а прибегли к форме театрализованного представления с элементами драматургии. На сцену на протяжении всего праздника выходила маленькая девочка, мечтающая стать балериной, и с помощью других артистов, выступлений, путешествовала по лучшим театрам мира и знакомилась с творчеством легендарных танцовщиков. Разумеется, будущая балерина посетила главную альма-матер России – Академию Русского балета имени Вагановой, которую я тоже окончила. В-третьих, в один вечер на сцене выступили 400 детей из многих городов России, показав очень высокий уровень. В-пятых, 4500 тысячи зрителей стали участниками нашего фестиваля, поддерживая выступления танцоров вниманием, энергией, любовью.

- К сожалению, далеко не все москвичи и гости нашей столицы смогли присутствовать на этом празднике. Всем интересно: какой танец показала детям сама Светлана Захарова?

- С воспитанниками Красногорского хореографического училища я танцевала знаменитое адажио из балета «Щелкунчик» на музыку Чайковского. К нам присоединился мой партнер – солист Большого театра Руслан Скворцов.

- Героиня фестиваля «Светлана» - маленькая девочка, мечтающая стать великой танцовщицей, не напоминает ли вас – в детстве? Не устарело ли в нашем жестком мире, включая современный балет, само слово «мечта»?

- Девочка, прошедшая большой конкурс, очень маленькая – Дюймовочка. Вряд ли она напоминает меня в детстве?! (все-таки я высокая). Наша мечтательница прошла большой конкурсный отбор, доказав, что она лучше всех сможет вдохновить публику на мечты о прекрасном. Без мечты, без любви к танцу ничего не получится. В начале пути мечта – самое главное состояние, чувство (согласитесь, трудно точно определить – что значит мечтать?), а дальше надо много работать. Судьба каждого танцовщика складывается по-разному – в зависимости от массы факторов. Но мечта о танце – первая составляющая будущего успеха.

- Светлана, была ли сложность в том, чтобы пригласить в Москву лучшие детские хореографические коллективы? Вы их искали, или они все хорошо известны?

- Скорее, они известны в своих городах. Чтобы выбрать самые достойные, интересные коллективы, мы смотрели тысячи номеров, которые нам предоставили в записи. Если бы концерт был безразмерный, пригласили бы еще сотни коллективов. Страна наша огромная, и танцующая…Фестиваль – не одноразовая акция. Он будет проходит ежегодно. В будущем приобретет статут международного. На этот раз произошло первое знакомство юных танцовщиков друг с другом и с московским зрителем. Дети очень готовились, волновались…В результате выступили на высоком профессиональном уровне.

- Присутствовали ли в зале специалисты, педагоги по танцу? Наверняка, молодые таланты приехали в Москву не ради любопытства, а с надежной на перспективы?

- Фестиваль – не конкурс, а показ мастерства. Дети приехали, выступили, заслужили аплодисменты. Кто больше понравился публике, того будем приглашать на дальнейшие наши фестивали. У нас ведь только начало - первый танец.

- Наверняка, в вашем детстве были самые счастливые, памятные мгновения, связанные с балетом?

- Для меня была очень важна подготовка к концертам, событиям, это предвкушение выхода на сцену. Детские воспоминания первых моих выступлений перед публикой живут во мне по сей день. Организуя этот фестиваль, я очень хотела сделать так, чтобы детям поездка в Москву запомнилась надолго, чтобы это настроение фестиваля «Светлана» - радостное, солнечное, доброе осталось в их сердцах на всю жизнь. Поэтому мы устроили праздник – большой праздник, с музыкой, хорошим вокалом (выступал оркестр, прекрасными ведущими (Александром Олешко и Тоней Володиной).

- Каким было ваше первое выступление в Москве, что вы танцевали?

- Мне было 17 лет, и первый год я работала в Мариинском театре. А первое выступление в Москве – на сцене Большого театра с танцем из балета «Жизель».

- Что вы чувствовали, когда первый танцевали на сцене Большого?

- Выступать в столице, на сцене Большого театра – очень большая ответственность. Я ее осознавала, была готова к ней. Но сейчас Москва, Большой театр – мой дом, моя публика, мой город, моя жизнь. Ответственность, конечно, осталась, но я уже не так волнуюсь, как в первый раз, потому что меня всегда поддерживает моя Москва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 25, 2015 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032503
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа)
Автор| Лейла Аралбаева
Заголовок| На Международном фестивале балетного искусства имени Рудольфа Нуреева показали спектакль «Письма с фронта»
Где опубликовано| © ИА «Башинформ»
Дата публикации| 2015-03-25
Ссылка| http://www.bashinform.ru/news/712768/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



В Башкирском государственном театре оперы и балета на XХ Международном фестивале балетного искусства имени Рудольфа Нуреева показали необычный спектакль.

Одноактный балет «Письма с фронта» Московского государственного академического детского музыкального театра имени Натальи Сац посвящен 70-летию Великой Победы. В основе спектакля — подлинные письма солдат Великой Отечественной войны, за каждым из которых — судьба, порой трагическая. Письма советских солдат читают актеры театров Москвы.

В спектакле использована музыка известного российского композитора Валерия Гаврилина, а также представлено множество цитат, создающих яркий образно-ассоциативный ряд. Среди них фрагменты мировой классики, народные и композиторские песни: «Lacrimosa» Моцарта, «Лунная соната» Бетховена, детские «Ладушки», немецкий гимн, знаменитые «Журавли» Яна Френкеля и Расула Гамзатова.

Спектакль создавался как синтез современной хореографии, драматического и вокально-инструментального искусства. Символическим языком танца актеры передают драматические переживания героев. Хореограф-постановщик спектакля — танцовщица и балетмейстер, выпускница Московской государственной академии хореографии, лауреат всероссийских и международных конкурсов Нина Мадан. Режиссер-постановщик — Дмитрий Жаров.

— Мне хотелось сделать этот спектакль в память обо всех родных, близких и друзьях, погибших на фронте. Имеют значение только жизнь и любовь — это мы хотели показать в нашем спектакле, — рассказала хореограф Нина Мадан.

Спектакль с большим успехом прошел уже в нескольких театрах, был показан в Москве, на фестивале в Красноярске, поставлен в театре Марий Эл. После уфимской публики балет «Письма с фронта» увидят зрители Собиновского фестиваля в Саратове.

Во втором и третьем отделениях гала-концерта выступили лауреаты международных конкурсов — солисты Анкарского государственного театра оперы и балета (Турция), Государственного академического Большого театра России, Марийского театра оперы и балета им.Э.Сапаева, и Татарского театра оперы и балета им. М.Джалиля, МГАДМТ им. Н.Сац, а также учащиеся Башкирского хореографического колледжа им. Р.Нуреева.



ФОТОГАЛЕРЕЯ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 25, 2015 1:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032504
Тема| Балет, Международный фестиваль современной хореографии (Краснодар), «Киев Модерн-Балет», Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Александр Геннадьев
Заголовок| Поклитару в мажоре, краснодарцы в миноре
Международный фестиваль регионального масштаба

Где опубликовано| © МК-Краснодар
Дата публикации| 2015-03-25
Ссылка| http://kuban.mk.ru/articles/2015/03/25/poklitaru-v-mazhore-krasnodarcy-v-minore.html
Аннотация|

Балетмейстер Раду Поклитару как-то признался, что любит пленять, то есть очаровывать, сводить с ума. На самом деле в натуре Поклитару немало артистизма, даже нарциссизма.



Он, как и бывший премьер Большого театра, а ныне ректор Вагановской академии Николай Цискаридзе, не пропускает, кажется, ни одного телешоу и возможности лишний раз появиться на экране, на странице модного журнала, не говоря уже о бесчисленных интервью, по которым сын молдавского народа и вовсе бьет рекорды. В этой связи я всегда вспоминаю Алексея Ратманского, бывшего художественного руководителя балетной труппы Большого театра, безусловно хореографа мирового класса, человека интеллигентного и очень сдержанного, хотя мне однажды пришлось наблюдать довольно экспрессивную жестикуляцию и горящие глаза Алексея Осиповича. Возможно, это наносное порой и мешает Раду Поклитару (балетмейстеру, бесспорно, талантливому, изобретательному) выйти из той «региональности», «провинциальности», которые в нем нет-нет и прослеживаются, несмотря на то что в его арсенале уже три постановки в главном театре страны.

Фестивальные гастроли

Так и наш Международный фестиваль современной хореографии, уже третий раз прошедший на сцене Краснодарского музыкального театра, больше можно отнести к региональному масштабу, чем к планетарному. А приезд театра Поклитару «Киев Модерн-Балет» стоит обозначить скорее гастрольным проектом, чем фестивальным. Кстати, гастроли полностью убыточные, так как цены на билеты для Кубани оказались немалые.

И все-таки два вечера авторский театр пленял, покорял местных любителей Терпсихоры. В первый день были показаны одноактовки, две премьерные работы балетмейстера – «Женщины в ре миноре» на музыку И. Баха и «Долгий рождественский обед» А. Вивальди.

Необычайно интересная трактовка концерта номер 1 для клавира с оркестром ре минор Баха и витающий дух Гарсиа Лорки (хореограф оттолкнулся от пьесы великого испанца «Дом Бернарды Альбы») окунули нас в танец, как полный драматизма и вулканических страстей, так и поразительно логично сотканный, с небывалой палитрой чувств. И это несмотря на изломанные руки, завернутые ноги, искривленные стопы, на всю кажущуюся антибалетность, физиологичность. Здесь чудесным образом работает и многоплановость, и полифоничность, свойственные искусству Поклитару. Балетмейстер в «Женщинах» оказался не просто в ударе, но и на высоте, позволяющей творить шедевры. Мы увидели балет о невозможности женской дружбы, ситуацию, когда счастье одних становится несчастьем для других, а соответственно и призывом к действию. Товарки не прощают успеха, свадьбы своей подруге и стройно, ладком сооружают ей из белоснежной фаты похоронный покров. Удивительное попадание хореографа в музыку Баха, в минорную, трагедийно-экспрессивную, скорбную тональность поднимает работу до жанра высокой трагедии.

Фабульные казусы

А вот второй балет на музыку Антонио Вивальди «Долгий рождественский обед» по одноименной пьесе американского драматурга Торнтона Уайлдера сложно назвать успешным. И самая главная неудача, на мой взгляд, выбор музыкального материала. Кажущаяся универсальность «Четырех времен года» в данном случае не сработала, не легла на «свободный танец». Как говорится, мотив отдельно, пляски отдельно. Удивительные орнаменты эпохи барокко остались равнодушными к истории семейства Байярдов, чью 90-летнюю хронику нам пытались представить.

Рождение, жизнь и смерть — те блюда, из которых состоит «Рождественский обед». Однако «пояснительность» хореографии «ужарила» постановку. От Уайлдера остались лишь индейка, инвалидное кресло, служанка да двойня. Поклитару умудрился не только вклинить свои сюжеты в достаточно законченное повествование, но и отчасти вульгаризировать произведение. Понятно, что хореограф всегда «дописывает», «усложняет» взятые литературные сочинения, но если в Лорке введенный им в женское царство мужчина лишь добавил интриги, то в данном случае фабульные казусы все «утяжеляют».

Галантерейный довесок

Даже двухактный спектакль «Кармен.ТV» на музыку Ж. Бизе, показанный на второй день и поставленный около десяти лет назад, смотрится более свежо, хотя постановщик по-своему вывернул историю Кармен, хорошо сдобрив ее эротикой и смертоубийством. Но тональность сарказма, юмора и иронии, взятые изначально, и позволили эту работу воспринять стебом, пародией на всем известную классику, как оперную, так и балетную.

Микаэла (у Проспера Мериме невеста Хозе) предстает в роли телезрительницы, вернее этакой теледевственицы, вечно спотыкающейся серой мышкой в пиджачке. Телеманка по ходу балета отвлекается от любимого сериала лишь для того, чтобы «редактировать» на сцене ход событий, помогая отправлять на тот свет мешающих ей героев. Она как жуткий кукловод. Лишь, словно из классического балета, самовлюбленный, открыточно-наигранный раскрасавец Тореадор, при чьем появлении все женщины на сцене попадали ниц, погибает самостоятельно. В финале Микаэла избавляется и от Кармен, присаживая Хозе рядом с собой у телеэкрана.

Спектакль насыщен забавными драками, а-ля корридой, а издиранный танец на босу ногу придает всему действу живость уличного шарма и большую претензию (опять же пародия на штамп чересчур серьезного действа), но без всякой пошлости.

Надо отдать должное руководителю «Киев Модерн-Балета»: в «Кармен.TV» чувство меры у него работает безотказно. Хореограф отчасти напоминает Эмира Кустурицу и по юмору, и по внутренней пластике, но лишь изредка, так как Кустурица в кино ни на кого не похож, а глядя на Поклитару, невольно вспоминаешь шведа Матса Эка, особенно его танцы «вприсядку» на полусогнутых. Но если художник умеет былой опыт подать талантливо и изящно, то сей нюанс может пойти и в зачет. Согласитесь, тоже искусство!

Чего совершенно не скажешь об «Анне Карениной» Александра Мацко, еще об одном фестивальном полотне, на мой взгляд, неудачном. Увы, этот галантерейный довесок, конечно же, подпортил праздничную картинку, но, к счастью, не испортил общего впечатления от гастролей коллектива, до завидной формы которого нашим балетным труппам тянуться и тянуться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 25, 2015 10:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032505
Тема| Балет, Конкурс воспитанников балетных школ России – «Русский балет»
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Смотр российских балетных школ завершен
Где опубликовано| © газета Вечерняя Москва
Дата публикации| 2015-03-25
Ссылка| http://vm.ru/news/2015/03/25/smotr-rossijskih-baletnih-shkol-zavershen-282075.html
Аннотация|

В Москве на новой сцене Большого театра завершил работу II Всероссийский конкурс молодых исполнителей «Русский балет», учрежденный Министерством культуры и Фондом социально-культурных инициатив Светланы Медведевой. В финал конкурса, транслируемый каналом «Культура», вышли 27 учащихся из 13 балетных школ России.

Стремление поддержать творческую молодежь достойно признательности, даже если оно вылилось в очередной конкурс (сколько их, хороших и разных, проходит ныне у нас в стране!)

Цель этого конкурса – дать возможность наиболее одаренным учащимся, накануне выхода в самостоятельную творческую жизнь, показаться авторитетному жюри и многомиллионной аудитории телезрителей в произведениях балетной классики. Конкурсанты исполняли в основном хореографию Мариуса Петипа и Александра Горского, будто и не отведено у них в учебных планах довольно значительное место современной хореографии.

Жюри во главе с выдающимся хореографом Юрием Григоровичем, в которое вошли мэтры и звезды отечественного балетного искусства Вячеслав Гордеев, Игорь Зеленский, Михаил Лавровский, Марина Леонова, Андрей Петров, Николай Цискаридзе, Борис Эйфман, вынесло справедливый «приговор».

Лауреатами I-й премии стали выпускники Московской академии хореографии Марфа Сидоренко и Соарес Дэвид Мотта, II-й – Алёна Ледях (Петербургская академия им. А. Вагановой) и Николай Мальцев (Новосибирский хореографический колледж).

III-ю премию и звание лауреата получили Анастасия Захарова (Московской училище им. Л. Лавровского) и вагановец Иннокентий Юлдашев.

Первым лауреатом учрежденного в этом году гран-при стал Алексей Путинцев, выпускник Московской академии хореографии. Он блестяще исполнил партию Актеона в Па де де Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда». Обладая виртуозной техникой, юный танцовщик предстал вдохновенным исполнителем и прекрасным кавалером. Ему и был вручен главный приз конкурса – статуэтка работы скульптора О. Горбачевой в виде пары балетных туфель с развевающимися ленточками.

Специальными дипломами «За педагогическую подготовку конкурсанта» награждены педагоги Ирина Ситникова и Андрей Ермоленков (Академия им. А. Вагановой), Татьяна Гальцева и Андрей Смирнов (Московская академия хореографии), Андрей Беспалов (Новосибирский хореографический колледж) и Людмила Новикова (Московское училище им. Л. Лавровского).

Все финалисты получили дипломы участников, памятные медали и в подарок замечательные сценические костюмы от фирмы «Гришко» (мирового производителя одежды, обуви и аксессуаров для всех видов танца), которая традиционно поддерживает юные дарования.

В заключение церемонии с напутственным словом к финалистам обратились председатель Оргкомитета конкурса Светлана Медведева, заместитель министра культуры Елена Миловзорова, окрестившая конкурс французским словом «гала», и председатель жюри Юрий Григорович; они пожелали участникам творческого вдохновения и удачи на избранном ими пути.

Хочется надеяться, что конкурс «Русский балет» помогает стимулировать учебный процесс в школах и училищах, а в его программе появится когда-нибудь и современная хореография. Негоже забывать, что у истоков новаций, получивших развитие на Западе и ставших основой «неоклассицизма», который мы теперь заимствуем, стояли русские хореографы-реформаторы Федор Лопухов (1886-1973) и Касьян Голейзовский (1892-1970), которые, например, первыми ввели в дуэтный танец сложные акробатические поддержки. Кстати, в новаторской постановке бессюжетной танцсимфонии Фёдора Лопухова «Величие мироздания» (1923) участвовал Георгий Баланчивадзе – будущий Джордж Баланчин – ставший впоследствии мастером этого балетного жанра.

Являясь неотъемлемой частью развития хореографического искусства, конкурсы способствуют повышению художественной культуры балетных коллективов, появлению на сцене новых имен. Но есть у этого движения одна настораживающая тенденция, и «Русский балет» – не исключение. Я имею в виду усиливающийся приоритет техники и формы над музыкальностью и образностью исполнения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 25, 2015 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032506
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару, Деклан Доннеллан, Ник Ормерод
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Гамлет не танцует, он в трауре
Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2015-03-25
Ссылка| http://belcanto.ru/15032501.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Большом театре прошла мировая премьера балета на музыку двух симфоний Шостаковича

Почему-то все очень ждали «Гамлета» в Большом и ждали многого от постановщиков — триумвирата, состоящего из молдавского хореографа Раду Поклитару, английского режиссера Деклана Доннеллана и художника Ника Ормерода. Так взрослый человек ждет и надеется, что ему непременно будет снова хорошо в том месте, где он был ребенком.

В 2003 году эти три человека создали чудо — уникальный спектакль «Ромео и Джульетта»,

который, хоть и совсем недолго из-за санкций наследников Прокофьева, запретивших использовать музыку к балету, продержавшийся в афише, помог сформировать новый образ Большого, как кузницы самых актуальных направлений балетного театра.

Симптоматично, что тот спектакль холодно принимали на гастролях в Великобритании — англичане почуяли соперника, а уступать роль ньюсмейкеров в новой хореографии они не собирались. Но Большой театр не волновали ничьи оценки, начиная с 2004, а в реальности с осени 2003, он начал наверстывать время, упущенное в плане освоения и создания новой хореографии. За четыре года, пока у руля Большого балета (2004-2008) находился Алексей Ратманский, сделал феноменальные шаги вперед.

Что нового было в «Ромео и Джульетте» Поклитару-Доннеллана?

Страшно даже подумать, но это был практически первый спектакль, в котором артисты главного театра страны выступали в мягких туфлях (девушки без пуантов и иногда босиком), не скованные классическими позициями, в свободной повседневной одежде. Вольная трактовка сюжета, никакого почтения к прошлому, на сцене были современные люди и вневременные проблемы. Это была история, как условности тусовки ломают человеческую судьбу, как толпа затаптывает человека, как чужие амбиции губят невинные души, и традиционное — как любовь побеждает смерть.

Танцев в традиционном понимании было не очень много, хотя сейчас все вспоминают «Ромео» как танцевальный спектакль. Это заблуждение — как и в «Гамлете», который упрекают за «пешеходность», в нем были пластические и драматические дуэты, монологи, квартеты, кордебалетные фрески, стоящие на службе у визуального и драматического эффектов. Гениально были поставлены выходы соперников от Монтекки и Капулетти, их авторские маскарады и почти кинематографического качества драки (великолепная команда артистов — Денис Медведев, Юрий Клевцов, Александр Петухов).

Спектакль увлекал и захватывал своим необычным языком, но это не был танцевальный язык.

Наверное, тогда родилась какая-то постмодернистская ипостась танца, которая, без развития, заглохла в Большом и расцвела в театрах, где работал Поклитару. Идеи «что сделать» подавал Доннеллан, а реализовал их на деле Раду, применяя балетное мышление (Поклитару — выпускник Пермского балетного училища, он свободно владеет языком классического танца), но уже в очень трансформированном виде.

«Ромео и Джульетта» создал прецедент первого постсоветского «современного балета», если не считать работ Ратманского, ставившего охотнее «из классической позиции» и сохраняющего «пальцы» для девушек.

Спектакль стал подлинной инаугурацией Новой сцены, которая с того момента начала восприниматься зрителем как площадка для нового, молодого искусства, и место, где можно встретить не «шефа» с дорого «упакованной» спутницей, а друзей, которые попали в театр по случайно купленному лишнему билетику. Новая сцена стала местом, где дышалось свободно и хорошо, а началась вольница с «Ромео» Поклитару. Кстати, тогда же в театр вернулась драматическая публика, которая со времен Галины Улановой балетный жанр не жаловала.

Дальше Большой театр пошел своим путем, Поклитару — своим, тандем английских постановщиков — своим.

У Поклитару состоялась вскоре еще одна премьера в Большом — «Палата №6» по Чехову на музыку Пярта (2004), и потом он отправился на поиски места, где можно было создать свой собственный авторский театр, и в 2006 году после многочисленных перипетий и скитаний по разным так называемым балетным регионам развалившегося СССР (Кишинев, Минск, Киев, Пермь, Рига), у него возник «Киев модерн-балет». С этим театром Поклитару смог осуществить свои самые дерзкие замыслы.

Мощнейшим высказыванием Поклитару-хореографа в большой форме стал балет «Лебединое озеро», поставленный в 2013 году для его компании и прошлым летом показанный в Москве. Казалось, что после историй Боурна и Эка сказать на лебединую тему больше нечего, но у Поклитару, который аккуратно подступался к «Озеру» в жанре миниатюры еще в 2000 году, возникла идея подключить к делу роман Булгакова «Собачье сердце».

Его спектакль открывает сцена чудовищной жестокости, завуалированная под акт филантропии.

Охотники за лебедями под предводительством злодея Ротбарта забирают в замок красивого лебеденка, предварительно расстреляв его семью, и посредством операции превращают в дитя человеческое, нарекают Зигфридом, который должен вырасти в роскоши и разделить досуг с готической затворницей Одиллией. По ночам Зигфриду снилось, что у него вырастают прекрасные белые крылья, он присоединяется к лебединой стае, летит, и встречает на озере прекрасную Одетту. Память о крыльях — это фантомная боль, которую Зигфрид терпит, лишь бы сны уносили от человеческой реальности. Каждое его утро в замке начинается с военных учений, подготовки к большой охоте на лебедей, в которой Зигфрид должен принять участие, но для его верного лебединого сердца это невыносимо…

Возвращаясь в Большой театр к теме «Гамлета», создается впечатление, что балетное руководство, привыкшее думать штампами, провело прошедшие с премьеры «Ромео и Джульетты» до момента заказа нового балета однажды метко выстрелившему тандему постановщиков десять лет с «широко закрытыми глазами». Если бы за творчеством Поклитару и Доннеллана следили получше, то силы этого творческого союза пустили бы на задание более плодотворное.

Нетрудно вычислить, что герои балетов Поклитару — не заумные интеллектуалы, а люди обычных чувств и эмоций, часто закованных в панцирь гротеска. На протяжении спектакля зритель путешествует вместе с героями балета, попадающими как в самые необычайные истории, так и в до трэша бытовые и банальные, и в моменты кульминаций узнает в них, в этих героях, себя, а в ситуациях — свою жизнь.

Но разве шекспировский Принц Гамлет нам интересен в быту?

Разве важно узнать, что ему свойственны обычные человеческие чувства и эмоции, манипулируя которыми режиссеры, композиторы, балетмейстеры всех времен и народов создают мелодраму, детектив, триллер. А может, Большой театр и хотел получить некий увлекательный триллер, раз обратился к этим постановщикам. Тогда с задачей своей они справились и претензии неуместны.

Известный отечественный шекспировед Алексей Бартошевич рассказывал в своей книге, а сейчас повторяет в специальном тексте в буклете к спектаклю об одной древней (1607) инсценировке «Гамлета» в Африке, где «завис» английский корабль, полный скучающих без дела матросов. Чтобы как-то занять дебоширов и пьяниц, решили срочно ставить пьесу, которую безоговорочно любят все, то есть «Гамлета»! И вряд ли в том спектакле большой смысл придавали монологу «Быть или не быть» или долго задумывались, как интерпретировать сумасшествие Гамлета — как мнимое или как настоящее. Капитан хотел «поставить что-нибудь популярное, общепонятное, полное развлекательных событий, преступлений, страстей и поединков, чтобы непременно была любовь, а шутки могли уложить матросов наповал» и решил, что «Гамлет» — идеальное названием.

Получается, что Сергей Филин, заказавший «Гамлета» спустя 400 лет захотел увидеть на сцене Большого то же самое — триллер, мелодраму, детектив, то есть занять всю труппу в захватывающем спектакле с элементами «экшн». Ну а если кто-то из исполнителей Гамлета в Большом вдруг создаст свой шедевр внутри этой мелодрамы, как постоянно делают певцы-интеллектуалы, запертые в душном пространстве оперы Гуно «Фауст» или в «Вертере» Массне, это будет дополнительным бонусом для зрителей.

Интеллектуальное в пьесе было сразу выключено, когда из действующих лиц выпали «друг» Гораций и Гильденстерн с Розенкранцем

— мостики к Лютеру, инакомыслию Виттенбергского университета и доктору Фаусту, зато материализовался призрак Гамлета Старшего в пижаме и шута Йорика в костюме Олега Попова, и оба получили в балете нешуточные монологи.

Начинается спектакль с выхваченного лучом входящего света человеческого лица. Это Гамлет стоит в черно-белых бумажных декорациях осовремененного до эпохи Бисмарка условного Эльсинора — один как перст в дорогом офисном костюме. На самом деле за его спиной в темноте спрятался весь мир — придворные, шуты, родственники, их дети.

Присмотревшись к лицам в толпе, Гамлет видит себя ребенком, играющим с маленькими Офелией и Лаэртом. Он подходит к маленькому Гамлету, дотрагивается до него рукой, кажется, что встреча с прошлым приносит принцу тихую радость. Он бы так и остался в этом воспоминании, если бы его не отпугнул фотограф, делающий групповое фото.

В следующей сцене Гамлет смотрит черно-белое кино про своего любимого воспитателя шута Йорика, давно почившего. Вскоре Йорик появляется сам в образе Олега Попова, чтобы потешить своего любимца (хорошая работа Дениса Медведева, немного повторяющего себя в вариации Алена с зонтиком из «Тщетной предосторожности», и более мистического чудака Георгия Гусева).

Время в новом «Гамлете» бежит быстро как в мульфильме,

Игорь Дронов только успевает поторапливать оркестр, вдохновенно философствующий строфами Пятой симфонии Шостаковича (она звучит 45 минут без сокращений, знаменуя собой 12 сцен первого акта).

Дальше следует любовный дуэт Гамлета и Офелии, сделанный в лучших традициях Поклитару. Он один умеет создавать такие емкие, выпуклые дуэты-истории, рассказанные от лица конкретных людей. И пары вышли разные: жесткий и прямой как оловянный солдатик Денис Савин из первого состава (именно он, безвестный мальчик из кордебалета стал в 2003 году лучшим исполнителем роли Ромео) получил прозрачную прерафаэлитскую Офелию Анастасии Сташкевич, излучающей жертвенность; а нервическому и страдающему как Петрушка Нижинского Артему Овчаренко досталась витальная ренессансная дева в исполнении Дианы Косыревой, недавнего и очень удачного приобретения Большого театра (балерина громко заявила о себе на последнем Московском конкурсе). Гамлет Овчаренко не в силах оторваться от такой женщины,

их дуэт благоухает запретной чувственностью, о которой с избытком сообщают многозначные слова шекспировской пьесы.

В следующей картине присутствуют любимые артефакты номеров Поклитару — чемоданы. Поплясав со своими домочадцами на одной ноге, оттопырив руку с чемоданом, Гамлет уезжает учиться — если буквально, он сходит со сцены по мостику в зрительный зал. А в бумажном дворце между тем начинается главный аттракцион этого спектакля — очная ставка с Аидом. Все многочисленные покойники, как только их убили и начали оплакивать, выныривают из живых объятий близких и уходят на своих ногах в разверзающуюся за поднятой портьерой бездну и там растворяются, готовые, впрочем, вскоре материализоваться в виде призраков.

Очевидцы выступления второго состава описывают как нечто выдающееся пантомиму Клавдия (Михаил Лобухин) возле тела Полония — его дьявольские ужимки и прыжки. Исполнитель из первого состава Юрий Клевцов (экс-премьер Большого, ныне худрук Челябинского балета) полонит Гертруду более плоскими методами, потрясая эполетами и избыточной галантностью, которой не обладал ее первый муж (в роли Гамлета Старшего и его многословного призрака выступил педагог труппы Большого Юрий Барыкин).

Гамлету, поднявшемуся на сцену той же дорогой через мостик над оркестровой ямой, никто не подает руки на свадьбе матери и дяди, его не замечают, или ему так кажется.

Он снова идет в комнату детских воспоминаний, где его и настигает призрак отца в пижаме.

Призрак пишет ему воздушное послание пальцем, в потемках приоткрытой адовой портьеры разыгрывается сцена отравления, и папа вручает сыну игрушечный пистолетик с пистонами. Гамлет палит нещадно, потом идет к Офелии, гримасничает перед ней, играет с пистолетом, целится в себя. Офелия отдает Гамлету письма, их второй дуэт, где Гамлет советует бывшей подруге пойти в монастырь (знаменитый эвфемизм Шекспира, литературный «протез», используемый вместо «пойти в бордель») напоминает кухонную разборку. Затем Гамлет идет к матери, долго с ней объясняется, а пока он общается с реальной Гертрудой, воображаемые Клавдии и Гертруды в галантных позах наполняют комнату.

Принц теряет контроль над собой, палит из пистолета, желая расстрелять весь мир, и из-за портьеры вываливается мертвый Полоний (Петухов). Его начинают оплакивать, но он встает и уходит в дымную завесу задника.

Во втором акте (длится 35 минт на музыку Пятнадцатой симфонии Шостаковича без первой части) Офелия становится сестрой Жизели, сцена ее безумия и смерти представляет собой финал первого акта знаменитого романтического балета, с той разницей, что Офелия играет не со шпагой Альберта, а с пистолетом Гамлета. Инфернальная портьера быстро прибирает утопленницу к рукам.

Гамлет, вернувшийся домой во второй раз — по верному мостику с неизменным чемоданом, идет прямиком на кладбище, где встречает закусывающих прямо в вырытой яме фриков-могильщиков. Они подкидывают ему череп шута Йорика, который вскоре является к Гамлету собственной персоной и тыкает в него зонтиком, пророчествуя скорую смерть от отравленной рапиры.

В следующей сцене — квазицитата из финала «Ромео и Джульетты» — данс макабр Гамлета с мертвой Офелией, вынутой из гроба.

Конвульсии обескураженного его поступком общества, череда прощаний с домашними призраками — перед дуэлью с Лаэртом симулякры Офелии тоже уходят в свою резервацию. Происходит дуэль, нарисованная крупным мазком условных балетных жестов, она сметает со сцены оставшихся в живых после прошлых разборок персонажей. Гамлет уходит последним, ради него портьера открывается персонально, но впуская принца, ад выбрасывает на сцену брутальных парней с автоматами — воинов Фортинбраса, как гласит программка.

Так что же или кто же все-таки уходит в небытие, так конкретно обустроенное постановщиками? Кого на самом деле хоронят половину спектакля? Если Гамлет не задается вопросом «быть или не быть», то он мало чем отличается от прочих героев пьесы, стало быть, не в нем — соль конфликта.



Скорее всего, умирает его величество драмбалет, безболезненно позволивший отформатировать себя до уровня «экшн», который смотрится на одном дыхании.

Ведь сюжет Гамлета все знают наизусть, это не какие-нибудь «Утраченные иллюзии» Бальзака, которые мало кто читал, и поход в балет на такое название способствует расширению литературного кругозора зрителей.

И другое соображение. Считается, что новый «Гамлет» рождается в театре, когда художнику или коллективу художников нужно сделать какое-то очень важное сообщение о состоянии общества, как было, например, у Любимова и Высоцкого в театре «На Таганке», но это не наш случай, потому что название предложил худрук, а постановщики не решились сказать «нет» серьезному заказчику и ушли от прямого высказывания на тему «Гамлета» к экспериментированию с формой спектакля.

Но кое-что об эпохе и времени Доннеллан все-таки сказал: об отсутствии героев гамлетовского типа, о повышенном интересе людей к катастрофе и о нормальном реагировании на далекую и близкую смерть, о постоянной потере чего-то и кого-то, ставшей нормой жизни.

Фото Дамира Юсупова


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:22 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 26, 2015 12:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032601
Тема| Балет, Конкурс воспитанников балетных школ России – «Русский балет»
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Столицы рулят
Подведены итоги конкурса «Русский балет»

Где опубликовано| © газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-03-26/217107-stolicy-ruljat.html
Аннотация| Итоги конкурса

Конкурс «Русский балет», организованный Министерством культуры и Фондом социально-культурных инициатив Светланы Медведевой, во второй раз прошел на Новой сцене Большого театра. В нем приняли участие 27 молодых солистов.


Гран-при достался Алексею Путинцеву из Москвы.
Фото: ВАДИМ ПРЕСЛИЦКИЙ


Награда – металлическая статуэтка в виде двух пуантов – красовалась на подиуме перед сценой, и публика с удовольствием фотографировалась рядом. Особенность конкурса в том, что его участники – студенты старших курсов и недавние выпускники балетных вузов России. Соискатель должен исполнить две вариации из классических балетов или одно па-де-де (оттуда же). Современного танца, как и два года назад, не было совсем: «Русский балет» подчеркивает приверженность академизму. Классика – это, без иронии, прекрасно, это, несомненно, наше все. Но хочется задать вопрос, который уже возникал на первом «Русском балете»: что будут делать выпускники, когда придут работать в реальный театр – у нас или за рубежом – с разнообразным репертуаром? В ситуации, когда, судя по регламенту этого конкурса, все, что выходит за рамки традиции, маститым наставникам кажется не особенно важным?

Как и ранее география конкурса охватывала всю страну, но, как и в прошлый раз, тон задавали Московская и Санкт-Петербургская академии хореографии. Главы этих учебных заведений в отличие от своих коллег из провинции сидели в жюри конкурса, которое, как всегда, возглавил Юрий Григорович. Результат просмотра, так же как два года назад, оказался географически локализован, лишь количество наград увеличилось вдвое. В числе участников, выбранных на финальный тур в столице, были ученики 13 российских школ, но призы, кроме одного, получили москвичи и петербуржцы. В каких-то позициях это было творчески обоснованно, в других – вызывало вопросы. Флагманы нашего балетного образования подтвердили свое первенство. То, о котором как о несомненном и очевидном еще до смотра сказал член жюри Николай Цискаридзе: «Как обычно, столичные дети будут сильно отличаться от тех, кто приехал издалека». Оно, может, весьма часто и так, но не всегда же! И почему тогда не поощрили действительно талантливого столичного юношу – ученика школы при Театре танца «Гжель»? Алексей Зуев и его неконкурсная партнерша Нина Колоскова привлекли внимание уже выбором репертуара: они показали редчайшее на российских подмостках «Тирольское па-де-де» Бурнонвиля. И исполнили его с трогательным артистизмом и стилистической чуткостью, что выгодно отличало их от многих других конкурсантов, в том числе и лауреатов, для которых понятие «стиль» – пока еще тайна за семью печатями.

Гран-при достался Алексею Путинцеву из Москвы. Он крепко станцевал фрагмент из балета «Эсмеральда», представ, как и положено, в облике «античного» охотника Актеона, мужественно кокетничающего с богиней Дианой. Победитель сможет – по желанию – пройти стажировку в одном из ведущих балетных театров страны. Воспитавшая его Московская академия получила 300 тыс. рублей. Первую премию вручили дуэту Марфы Сидоренко и Дэвида Мотта Соареса (та же школа) – за технически очень трудное концертное «Классическое па-де-де». Девушка, которую уверенно прочат в примы, показала хорошую устойчивость, серьезную, в общем, технику и завидное сценическое спокойствие. Упустив, правда, некоторые краски, криво исполнив фуэте и «прилепив» к хореографии манерные руки, совершенно здесь не нужные. Вторую премию дали Алене Ледях из академии Вагановой и Николаю Мальцеву из Новосибирска. Мальчик обладает отменным прыжком, что продемонстрировал в двух вариациях из «Талисмана» и «Пламени Парижа». Третью премию поделили способный Иннокентий Юлдашев из вагановской академии (но не без проблем с вращением) и москвичка Анастасия Захарова из частной школы имени Леонида Лавровского. Премия девушке явно дана на вырост.

«Русский балет» серьезно продвинулся в том, что ректор Московской академии хореографии Марина Леонова называет «проблемой авторизации исполняемого классического материала». Говоря проще, это означает уничтожение технической отсебятины, как правило, вставляемой танцовщиками и их педагогами в конкурсные показы – с целью замаскировать недостатки, выпятить достоинства и выгодней подать исполнителя. Особенно порадовали объявления имен композиторов и авторов танцев: многочисленные ошибки, кочующие из конкурса в конкурс, наконец-то устранены. В кулуарах говорили, что этим мы обязаны знатоку старинных балетов Юрию Бурлаке. За что ему огромная благодарность.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 26, 2015 9:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032602
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ, Мастерская молодых хореографов, Персоналии,
Автор| Анна Галайда
Заголовок| В Петербурге завершился фестиваль балета «Мариинский»
Молодые хореографы представили лабораторные работы, но лучше всего прошла «Спящая красавица»

Где опубликовано| © газета Ведомости
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/03/26/v-peterburge-zavershilsya-festival-baleta-mariinskii
Аннотация|


Олеся Новикова и Филипп Степин блеснули в «Спящей красавице»
Н.Разина


Самой интригующей частью программы стала «Творческая мастерская молодых хореографов», которая проводится уже третий год. Причем, вопреки стандартным представлениям о петербургских балетоманах как приверженцах исключительно старой классики, они не только раскупили на эту программу вместительный зал Мариинского-2, но и спрашивали билеты на подходах к театру, а потом бурно аплодировали каждому опусу.

Взявшись за поиски молодых дарований, театр и сам подошел к делу с размахом: бюджета этой «Лаборатории» хватило бы на три в европейских театрах – к сцене прилагались совсем не скромные декорации, костюмы, свет, участие лучших сил балетной труппы, пара американских вундеркиндов и даже симфонический оркестр театра, а каждый из номеров тянул на одноактный балет. Список участников мало отличался от предыдущих «Мастерских»: Максим Петров, Ксения Зверева, Владимир Варнава, Илья Живой, Юрий Смекалов, Михаил Севагин – имена уже «засвеченные» в профессиональном сообществе, страдающем от дефицита хореографов. Но отличие балета от экономики состоит в том, что спрос не способен породить предложение: вряд ли хоть одна из их новинок войдет в театральный репертуар. Впрочем, Remember the Future Ксении Зверевой, существующей между Швецией, Россией и Белоруссией, созданный для трех солисток и пяти солистов по канонам килиановских постановок, обратил на себя внимание опрятным отбором выразительных средств, от музыки и костюмов до исполнителей. Самый юный из участников «Мастерской» – Максим Севагин, еще не окончивший балетную академию, лихо распорядился силами своих однокашников в номере «Элементариум»: не смутившись сложнейшими ритмами Прокофьева, он выстроил логичную и красивую композицию в стиле «черно-белого» Баланчина.

Еще одним маяком фестиваля был бенефис Виктории Терешкиной, настоящего лидера нынешнего поколения петербургских балерин. Уникальная виртуозка и обладательница редких природных данных, она не укладывается в стандарты традиционных петербургских представлений об артистизме: утвердившаяся как баланчинская танцовщица, Терешкина всем средствам выразительности предпочитает чистый танец. Причем настолько тонко его «интонирует», что оказывается равно убедительной даже в таких хореодрамах, как «Ромео и Джульетта» Лавровского. Программа бенефиса Терешкиной оказалась составленной из фрагментов текущего репертуара балерины: второго акта «Легенды о любви», где она исполняет роль Мехменэ Бану, «Шехеразады» и «Пахиты». Терешкина предстала в блестящей форме, подтвердив реноме уникального мастера, – но сама программа не подарила никаких сюрпризов, ради которых и проводятся бенефисы.

Не сложился с первой попытки и долгожданный дуэт в «Маргарите и Армане» Эштона Ульяны Лопаткиной и Ксандера Пэриша. Юный британский солист Мариинского театра, блеснувший в прошлогодней премьере «Сильвии» того же Эштона, предъявив отличную фактуру, легкий прыжок и красивое, но нестабильное вращение, стушевался перед легендарной партнершей, не оставив ей шансов стать частью великого любовного дуэта.

Зато «Спящая красавица», предварительно разочаровывавшая «казенным» составом исполнителей, предъявила первоклассный ансамбль балерин: Оксана Скорик оказалась практически безупречна в партии Принцессы Флорины, Кристина Шапран блеснула как Фея Сирени, а Олеся Новикова предстала практически совершенной Авророй, настоящей принцессой восходящей зари, а не балериной, испытывающей страх перед балансами в аттитюде (они сияли уверенной безупречностью) или пируэтами в руках партнера.

«Мариинский» фестиваль, даже становясь жертвой импортозамещения, способен собственными силами продемонстрировать великий балет.
----------------------------------------------

В Москву, в Москву!

Балет Мариинского театра через две недели выступит на фестивале «Премьеры Мариинского в Москве». Один вечер будет посвящен балетам голландского классика Ханса ван Манена, в программу другого войдут «Маргарита и Арман», «Инфра» Макгрегора и спектакль молодого хореографа Антона Пимонова.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 26, 2015 9:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032603
Тема| Балет, театр «Эстония», Премьера, "Онегин"
Автор| Тамара Унанова
Заголовок| «Онегин» в «Эстонии»: любви пленительные сны
Где опубликовано| © Postimees.ru» Газета Pluss
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://rus.postimees.ee/3135377/onegin-v-jestonii-ljubvi-plenitelnye-sny
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

- увеличение по клику
Балет «Евгений Онегин» Джона Крэнко на сцене «Эстонии» полон эмоционального накала и демонстрирует высокий уровень мастерства наших артистов. фото: Сандер Ильвест

19 марта на сцене театра «Эстония» с огромным успехом прошла премьера балета Джона Крэнко «Онегин». Публика пять минут стоя аплодировала артистам Национального балета, репетиторам, постановщикам, музыкантам – всем, кто так или иначе причастен к рождению этого спектакля.

Признаюсь, у меня были определенные предубеждения и из-за эклектичности музыки, аранжированной и скомпонованной Куртом-Хайнцем Штольце из различных сочинений Чайковского, и в связи с псевдорусскими танцами пляшущих вместе с барышнями дворовых парней, и из-за именин Татьяны и святочных гаданий в разгар лета, и из-за своеобразно решенной сцены дуэли... Но, несмотря на ряд несуразностей, вполне понятных и простительных для иностранца, который первым осмелился изложить хореографическим языком «преданья русского семейства, любви пленительные сны, да нравы нашей старины», представленное на сцене действо захватило и тронуло душу, а дивные дуэты Татьяны и Онегина заворожили красотой и поэтичностью.

Балет – и танец, и повествование

В чем же феномен, тайна очарования этого балета, вот уже полвека покоряющего публику – от Штутгарта до Нью-Йорка и от Лондона до Москвы? Почему все великие балерины, от музы Крэнко Марсии Хайде до Наталии Макаровой и Дианы Вишнёвой, считают за честь исполнять роль Татьяны?

«Произведения искусства мало что значат, если в них нет какой-то главной, объединяющей идеи, волнующей тебя, твою душу. Вот почему я люблю ставить балеты на двух уровнях – как танец и как повествование», – сказал Джон Крэнко в одном из интервью. В этих словах выражено творческое кредо британско-германского хореографа. Именно здесь скрыт ключ к пониманию того, почему балеты Крэнко до сих пор, спустя 42 года после его смерти, популярны.

«Есть люди, которые думают, что истинное искусство несовместимо со стремлением к достижению коммерческого успеха, будто гораздо больше престижа в том, чтобы быть притягательным исключительно для избранной публики, – говорил Крэнко. – Я с этим не соглашусь никогда. Театр у меня в крови, должно быть, потому я всегда хочу, чтобы люди получили удовольствие».

Замысел создать балет по роману в стихах Пушкина родился у Крэнко благодаря опере Чайковского. Когда-то, в самом начале карьеры, ему предложили поставить танцы для оперного спектакля, и он был поражен тем, насколько сюжет оперы подходит для балета: «Здесь есть стилистически контрастные сцены в каждом акте: вначале танцуют крестьяне, затем – на дне рождения Татьяны – средний класс, в последнем акте – бал аристократов. А в центре всего – тщательно разработанный па-де-катр (танец четверых – Т.У.), на котором строится сюжет».

И Крэнко решил ставить балет на музыку одноименной оперы Чайковского на сцене лондонского балета Сэдлерс-Уэллс (ныне это Королевский балет в Ковент-Гардене), причем в роли Татьяны должна была выступить Марго Фонтейн, а в роли Онегина – Рудольф Нуреев. Увы, руководство театра отвергло эту идею, посчитав, что опера и балет – две вещи несовместные. Лишь годы спустя, возглавив Штутгартский балет, Крэнко все-таки решил осуществить свою мечту.

На помощь пришел его друг, композитор и дирижер Курт-Хайн Штольце, который аранжировал и составил музыкальную партитуру из других сочинений Чайковского: его фортепианных произведений, в том числе цикла «Времена года», оперы «Черевички», вокального дуэта Ромео и Джульетты, симфонической фантазии «Франческа да Римини». И хотя ни одного такта из одноименной оперы в балете нет, влияние оперного «Онегина» ощущается и в либретто, и в трактовке образов. Так, в балете муж Татьяны – не просто «важный генерал», а князь Гремин, да и образы Онегина и Ленского лишены пушкинской многоплановости и иронии.

Лишь Татьяна для Крэнко – как и для Пушкина, и для Чайковского – это «милый идеал». Ее образ полон неизъяснимой прелести, именно ее судьба – в центре балетного повествования. Недаром в финале ее (а не Онегина, как у Пушкина) Крэнко оставляет одну на авансцене. Хрупкая фигура Татьяны, только что пережившей бурю эмоций, боровшейся между чувством и долгом и, наконец, решившей свою судьбу, надолго остается в памяти зрителя. Недаром Крэнко считают не только великим хореографом, но и режиссером и драматургом!

Ужель та самая Татьяна?

Перенос на сцену «Эстонии» легендарного балета, премьера которого состоялась 13 апреля 1965 года в Штутгарте, с большим вниманием и любовью осуществила англичанка Джейн Борн, хореолог (специалист по записи хореографического «текста»), на счету которой – полсотни постановок «Онегина» в трех десятках театров.

На сцене Штутгартского балета и в других крупных театрах мира спектакль идет в оригинальной сценографии Юргена Розе, однако у нас художником по костюмам и автором декораций стал Томас Мика из Германии. Следует признать, что на нашей небольшой сцене лаконичные, стилизованные, менее помпезные декорации смотрятся более чем удачно. Цветовая гамма и фасон костюмов в полной мере отвечают духу пушкинского времени.

Выбор исполнителей главных ролей в первом составе – практически идеальный. Алена Шкатула воплощает на сцене ту самую пушкинскую, «русскую душою» Татьяну: это искренняя, мечтательная девушка, начитавшаяся романов и придумавшая себе героя, в которого влюбилась всем «сердцем пламенным и нежным». Великолепна сцена письма Татьяны, когда та буквально притягивает к себе возлюбленного, вызвав его образ в чудном сне, и силой воображения заставляет Онегина выйти из-за ее собственного отражения в зеркале.

На одном дыхании исполняется чувственно-красивый дуэт Татьяны и Онегина (Денис Климук), полный сложных верхних поддержек, переворотов, обводок; в этом дуэте «искуситель роковой» предстает страстным и любящим. Денис Климук показал себя сильным и чутким партнером, а в актерском плане выявил эволюцию образа – от рядящегося в тогу байронического героя, в котором чувства рано остыли, до страстно влюбленного, но непризнанного и заслуженно наказанного эгоиста в финале.

Контрастную пару главным героям составили резвая, простодушная Ольга (Абигайль Шеппард) и «красавец, в полном цвете лет, поклонник Канта и поэт» Ленский (Джонатан Хэнкс), создавший на редкость правдивый и трогательный образ пылкого влюбленного юноши. Его предсмертный монолог исполнен искренней печали.

Нельзя не отметить, что второй акт изобилует нелепостями вроде ссоры Онегина с Ленским, когда поэт несколько раз хлещет друга по лицу перчаткой. Да и сцена дуэли в присутствии сестер выглядит откровенно мелодраматично. Зато третий акт и два чудесных дуэта – Татьяны с Греминым (Анатолий Архангельский) и финальный дуэт Татьяны с Онегиным – вознаграждают ценителей балета сполна.

Алена Шкатула раскрывается здесь во всей красе своего таланта – как в пластическом, так и в актерском отношении. Как психологически тонко она проводит дуэт с супругом, построенный на уважении, доверии, даже нежности! И с каким эмоциональным накалом Алена Шкатула и Денис Климук проводят самую важную в судьбе их героев сцену! Поставленный на гениальную музыку из второй части «Франчески да Римини», этот дуэт настолько красноречив и полон такого напряжения, что становится кульминацией и вершиной всего спектакля.

«Онегин»

• Балет Джона Крэнко «Онегин» по роману в стихах А.С. Пушкина «Евгений Онегин»

• Музыка П.И. Чайковского в аранжировке Курта-Хайнца Штольце

• Дирижер: Велло Пяхн

• Хореолог – постановщик на сцене «Эстонии»: Джейн Борн (Англия)

• Художник: Томас Мика (Германия)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 26, 2015 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032604
Тема| Балет, XV международный фестиваль балета «Мариинский», МТ, ,Персоналии, Виктория Терешкина
Автор| Полина Виноградова
Заголовок| Первая Царь-девица
Где опубликовано| © газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/news/culture/pervaya_tsar_devitsa/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


ФОТО Наташи РАЗИНОЙ/предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Прима-балерина Мариинского театра Виктория Терешкина стала одной из главных героинь XV международного фестиваля балета «Мариинский». Как уже знают наши читатели, 19 марта на исторической сцене состоялся ее творческий вечер. Наш корреспондент обсудила с Викторией ТЕРЕШКИНОЙ современный танец и «Большой балет».

– Виктория, по вашему мнению, какие перемены происходят в петербургском балете? На афишах Мариинского театра стали чаще появляться постановки современных хореографов...

– Я согласна, динамика в современной хореографии наблюдается. Раньше считалось, что русские танцовщики не могут танцевать современные балеты, как это делали западные. Но теперь мир убедился, что русским подвластно все: наши тела гибкие, пластичные, податливые... Но классический репертуар по-прежнему преобладает. Справедливо считается, что лучше русских никто классику не танцует. Я в этом убедилась, когда дебютировала в Американском театре балета, куда была приглашена с партнером Владимиром Шкляровым. Нам сказали, что все билеты распродаются, только когда танцуют русские. Поэтому русских в Американский театр балета приглашают все чаще.


– В чем же особенность наших танцовщиков? Вы можете отличить соотечественников в интернациональной труппе?

– Это очень легко! Я могу определить иностранца, даже когда он просто идет по улице: по походке, по лицу, по взгляду. А уж какие-то нюансы в пластике профессиональный взгляд всегда увидит. У западных танцовщиков другое пассе (выворотное положение ноги. – Прим. ред.), немножко другие руки, в русской школе они более свободные и мягкие. Все различия – это совокупность школы и менталитета. На мой взгляд, западные танцовщики прекрасно танцуют, но я знаю, что они восхищены нашей школой.


– А у русской хореографии есть заметные отличия от западной?

– Это дело очень тонкое. Один и тот же спектакль смотрится по-разному в зависимости от труппы, на которую поставлен. Это заметно даже в классических постановках – с разными составами балет смотрится по-разному. С нашими хореографами работать легче, потому что нет языкового барьера. Как бы ты хорошо ни говорил по-английски, нюансы ускользают, душевные порывы трудно передать на чужом языке.


– Вы танцуете во всех нашумевших премьерах прошлого сезона. Считается, что методы работы знаменитого Уэйна МакГрегора способны выдержать далеко не все танцовщики.

– Самый трудный балет – «Сильвия» Фредерика Аштона. Я труднее ничего не танцевала! Мы за спектакль теряем два-три килограмма, такая нагрузка. Там идут вариации без остановки. Как правило, в классическом балете три части, а у Аштона – семь. Обычно акты различаются: один более сложный, другой легче, но в «Сильвии» все три акта одинаково сложные. Правда, во второй раз танцевать этот балет было гораздо легче.

Над спектаклем «Инфра» сначала с нами работал ассистент Уэйна МакГрегора и был очень доволен, но все время повторял: «Сейчас приедет МакГрегор, и ваши тела будут ломать». Мы с трепетом ждали его приезда, но Уэйн оказался очень мягким. Его жесткость выражалась только в том, что он настаивал – костюмеры должны шить костюм именно так, как он скажет, чтобы артистам было удобно.

Что касается хореографии, конечно, какие-то вещи были непривычными. Например, мы привыкли, что движение надо завершать акцентом головы или кистей рук. Но здесь не было «швов» – одно движение плавно перетекало в другое. Все сплошное непрерывное движение. У нас с Ким Кимином самый сложный дуэт – нет остановок и никаких поз. Даже фотографы говорили, что нас снимать практически невозможно.

Из российских хореографов считаю гениальным Алексея Ратманского. Свои первые профессиональные шаги я делала именно в его хореографии – это были «Золушка», «Анна Каренина», я была первой исполнительницей Царь-девицы в «Коньке-Горбунке». Всегда поражалась его интеллигентности, сдержанности – он ни разу не повысил голос. Но это мое о нем впечатление. Другие балерины говорят, что Ратманский требовательный и с ним тяжело работать. Видимо, с каждым артистом у хореографа складываются свои отношения.

С Юрием Смекаловым у нас тоже сразу возникло родство на духовном уровне. К счастью, у меня еще не было такого, чтобы я мучилась на репетициях.


– Балетная труппа Мариинского театра – одна из самых часто гастролирующих в мире. С какими трудностями вы сталкиваетесь во время гастролей?

– На гастролях для меня самая большая проблема – скользкий пол. В других театрах не разрешают стелить на сцене наш линолеум. В результате у меня ощущение, что я танцую на льду. Сплошные нервы. У них другие туфли. И наши балерины перешли на американские туфли, они не так скользят, но я не могу. Я одна из немногих, кто по-прежнему танцует в туфлях Гришко. Поэтому на гастролях и мучаюсь.

В начале сезона была поездка в Равенну, и честно скажу, мы не ожидали, что будет так неудобно. Потрясающий старинный театр, роскошный зал, но сцена очень маленькая. Когда мы поставили декорации «Лебединого озера», оказалось, буквально негде развернуться. К тому же итальянская сцена очень покатая, нам приходилось перестраивать тело, свой танец ограничивать. А зрителям же не объяснишь эти технические моменты.


– А где-то есть идеальные условия?

– В Мариинском театре. В лондонском «Ковент-Гарден» шикарная сцена, но там безумно скользкий репетиционный зал. Поэтому когда я туда приезжаю, прошу и репетицию проводить на сцене. В Баден-Баден мы ездим уже на протяжении десяти лет, там очень хорошая сцена. И только там расстилают наш линолеум. И я танцую с удовольствием.

Другая трудность личного плана – с рождением дочки я поняла, что без нее не могу, и беру ее с собой.


– Сегодня в Петербурге артистов балета готовят две государственные академии. Нужно ли столько кадров петербургским театрам? Среди балетных танцовщиков большая конкуренция?

– У нас в труппе Мариинского театра атмосфера очень дружеская, никакого песка на сцене и стекол в туфлях. Я начинала учиться в родном Красноярске в хореографическом училище, и даже там было больше интриг. Помню, я пришла на спектакль в пачке, которая ничем не была украшена, потому что кто-то вырвал из нее все камни. Мне резали ботинки, было очень обидно, не верилось, что бывает такая зависть. В Петербурге ни с чем подобным не сталкивалась – у всех много работы, не до интриг. Сейчас у нас вообще другие проблемы, мы здесь все молодые мамочки, обсуждаем своих детей, а не то, кто лучше или хуже танцевал и кому досталась главная партия. Приятнее обсудить, какое первое слово сказал твой ребенок и когда сделал первые шажки.

Когда я только начинала, руководство Мариинского театра верило в меня больше, чем я сама в себя – в первый же сезон мне доверили танцевать сольные вариации. Через год сказали: готовь «Лебединое озеро», у тебя на гастролях будет премьера. Я обомлела. Я себя на тот момент не видела лебедем, Махар Вазиев, тогда руководивший балетной труппой, разглядел. Мне не приходилось скучать, всегда что-то давали, давали, давали... Наверное, потому что мне можно доверять – ни разу не было такого, чтобы я подвела.


– В балетном мире немало сплетен и скандалов. Как вам удается быть в стороне от всего этого?

– В мире искусства от этого никуда не деться. Такова наша жизнь. Знаете, сколько про меня сплетен, раньше было обидно. Говорили о том, что я вышла замуж за солиста Большого театра, чтобы попасть в его труппу, это просто смешно! Но когда у тебя маленький ребенок, ты понимаешь, что все это такая ерунда! Самое главное, чтобы близкие были рядом, здоровые и счастливые.


– Как вы думаете, телепроект «Большой балет» на телеканале «Культура» достиг той цели, ради которой создавался?

– Рейтинг канала вырос. Я удивляюсь, почему они не стали делать второй сезон, популярность шоу к этому располагала. Но балет – субъективное искусство, всем не угодишь. Мне казалось, что моего партнера Андрея Ермакова незаслуженно засудили. Сама быть участницей я бы не согласилась. До того я смотрела проект «Болеро», где участвовала Евгения Образцова, тогда солистка Мариинского театра, и я тоже постоянно обижалась на жюри. Мне казалось, ей занижали оценки.


– Вы производите впечатление неземного существа. Что помогает вам прочно стоять на земле, не терять равновесие в жизни?

– Мне даже мама ставит в упрек, что я простовата для своего статуса прима-балерины и заслуженной артистки, а надо вести себя соответственно статусу. Но я совершенно не умею и не хочу изображать из себя диву. Я такая, какая есть, и хочу, чтобы друзьям было со мной легко. Я как все: суп варю, выношу мусор, мою посуду, стираю. Именно эти бытовые дела меня и «заземляют». Я теперь не могу себе позволить все время проводить в любимом театре. Я не только балерина, но прежде всего жена и мать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 26, 2015 10:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032604
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа)
Автор| Нина ЖИЛЕНКО
Заголовок| Перекличка с прошлым во имя будущего
Где опубликовано| © «Вечерняя Уфа»
Дата публикации| 2015-03-26
Ссылка| http://vechufa.ru/culture/5403-pereklichka-s-proshlym-vo-imya-buduschego.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


фрагмент балета "Письма с фронта".
Фото Олега МЕНЬКОВА


Третий вечер фестиваля имени Рудольфа Нуреева в Башкирском государственном театре оперы и балета был посвящен главному событию года - 70-летию Великой Победы.

"Письма с фронта" - так называется одноактный балет на музыку Валерия Гаврилина в исполнении артистов Московского государственного академического детского музыкального театра имени Натальи Сац и драматических театров Москвы. Сюжета как такового нет, но из отдельных номеров складывается рассказ о поколении уже далёких 40-х годов прошлого века, его переживаниях, думах, великой силе любви, что спасала и на передовой, и в тылу, о людях, которые отдали свои жизни ради будущих поколений. Звучат фрагменты подлинных солдатских писем и ответов на них.

- В какой семье не хранятся подобные реликвии! - восклицает главный создатель спектакля, молодая талантливая Нина Мадан.

Она и танцовщица, и хореограф. Рассказывает, как артисты собирали письма среди своих родных, знакомых, друзей, как хотелось передать всю боль, тревогу, но также веру и силу того поколения, сделать так, чтобы память о том времени и тех людях жила вечно.

- Мы рассказываем нашу историю с помощью синтеза изобразительных средств, - делится хореограф. - Это и слово, и движение, и песня. Но главное - современная хореография, экспрессивная, эмоциональная, красноречивая. И, конечно, очень вдохновила музыка Валерия Гаврилина - его вокально-симфоническая поэма "Военные письма". Используем музыку и других композиторов-фронтовиков - Андрея Эшпая, Константина Листова, Яна Френкеля. Ни один наш спектакль не обходится без слез в зрительном зале...

В программке не выделены имена солистов. Это для большей силы обобщения, объяснила автор. Оформление спектакля оригинально: артисты в белых одеяниях, и только одна пара в черном. Такой контраст смотрится эстетично и рождает определённые смысловые ассоциации. Красив финал: герои - Он и Она - сливаются в объятии, а их руки словно превращаются в крылья, и эти двое летят, летят сквозь время и пространство...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 26, 2015 12:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032605
Тема| Балет, Американский балетный театр, Новый сезон
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| “Спящая красавица” и другие прелести юбилейного сезона
Американский балетный театр готовит сюрпризы

Где опубликовано| © Газета "В Новом Свете" (МК в США)
Дата публикации| 2015-03-25
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/articles/2015/03/25/spyashhaya-krasavica-i-drugie-prelesti-yubileynogo-sezona.html
Аннотация|

Нынешний сезон в Американском балетном театре – юбилейный, 75 лет.


Фото: scfta.org

У Петра Ильича Чайковского тоже юбилей – 175. Удачное совпадение привело к тому, что АБТ заказал своему «домашнему» хореографу (то бишь резиденту) Алексею Ратманскому поставить заново «Спящую красавицу». Этот спектакль, уже показанный в Коста-Мезе (Калифорния), станет, несомненно, главным событием юбилейного сезона.

Эта «Спящая» кого-то поразит, кого-то разочарует, потому что Ратманский на сей раз решил не модернизировать классику (на что он вполне способен, как показала его «Золушка»), а вернуться к ее корням. Вместе с женой и постоянным помощником Татьяной Ратманский провел месяцы в архиве Гарвардского университета, где хранятся вывезенные после революции записи оригинальной 1890 года постановки Петипа, сделанные Николаем Сергеевым в 1903 году, и долгие часы в Бахрушинском музее в Москве, где нашлись рисунки, сделанные первым Принцем Дезире, Павлом Гердтом. Они просмотрели множество фотографий, набросков, кинолент, запечатлевших тот же спектакль в более поздние годы, надеясь как можно более точно расшифровать совсем не четкую и не исчерпывающую нотацию, которая была использована при записи балета. Это была практически детективная работа. Усложнялась она еще и тем, что в нотации почти никакого внимания не уделялось позициям рук – то ли танцовщикам давалась максимальная свобода, то ли позиция почти не менялась и была всем слишком хорошо знакома. Там, где в нотации были пробелы или неясности, Ратманский старался сохранить стиль Петипа.

А потом начались репетиции, и они были мучительны, несмотря на то, что хореография Петипа совсем не требует от танцовщиков такой технической виртуозности, почти акробатики, к какой приучены они сегодня. Куда меньше поддержек, куда скромнее размах ноги, ниже и проще прыжки.

Но именно в этом и была трудность. Пришлось приучать свое тело к другим позициям, а мозг – к непривычному обилию мелких деталей и богатству комбинаций, из которых складывалась фраза и вся роль.

Это обилие деталей и сюрпризов приятно поразило тех, кто уже видел спектакль в Калифорнии. «Если вы думаете, что знаете «Спящую красавицу», то этот спектакль докажет, что это не так», — утверждает Аластар Макколи из «Нью-Йорк таймс», посетивший в Коста Мезе пять представлений «Спящей», дабы увидеть все пять составов, и, к своему изумлению, насладившийся всеми, поскольку всякий раз продолжал находить новые прелести в постановке, которая при всей «архивности» показалась ему очень свежей.

Разумеется, в архивах пришлось поработать и художнику спектакля – знаменитому Ричарду Хадсону (вместе с Ратманским они делали и «Щелкунчика»). Его работа была вдохновлена более поздним спектаклем – «Спящей красавицей», поставленной Дягилевым и его труппой в 1921 году в Лондоне в оформлении Леона Бакста. Бакст, разумеется, помнил спектакль Императорского театра и, конечно, превосходно знал историю французского костюма эпохи Людовика XIV.

Все это так или иначе вошло в нынешний спектакль, так что будьте готовы не только к небывалой для АБТ пышности, но и удлиненным, почти до колен, пачкам танцовщиц и небывало длинным камзолам кавалеров, а также плюмажам, парикам и прочим атрибутам барокко.

Стоит заметить, что какой бы ни оказалась «Спящая» Ратманского (кстати, четвертая в истории этой труппы), она хороша уже тем, что заменяет предыдущую, абсолютно катастрофическую постановку этого балета в АБТ.

Вернемся к другим событиям юбилейного весеннего сезона. Он пройдет, как всегда, на сцене Мет, продлится с 11 мая по 4 июля и начнется неделей спектаклей, особенно важных для истории труппы. Это «Сильфиды» Фокина (труппа танцевала этот балет, известный в России как «Шопениана», в своем первом представлении в 1940 году), «Pillar of Fire» (1942) и «Jardin aux Lilas» (1940) Энтони Тюдора, «Тема с вариациями» Джорджа Баланчина на музыку Чайковского, а также «Fancy Free» Джерома Роббинса и «Родео» Агнес де Милль.

Только после этого, разогревшись и разыгравшись, труппа пригласит богатых и знаменитых, а также тех, кто сумеет раздобыть билет по более или менее приемлемой цене, на торжественный юбилейный гала-вечер. Он пройдет 18 мая, с 6.30 вечера и будет необычным, с воспоминаниями, приветствиями, обилием киноматериалов и фрагментами из спектаклей классического репертуара АБТ.

К сожалению, на сцене в этом сезоне не появится Дэвид Холберг: еще осенью он повредил себе ступню, потом перенес операцию и пока еще окончательно не пришел в себя. Вместо него в спектаклях появятся два любимца публики из Санкт-Петербурга: Владимир Шкляров и Леонид Сарафанов. Они присоединятся к приглашенным ранее Семену Чудину из Большого театра и солисту Национального балета Украины Денису Недаку.

Как всегда, немало приглашенных звезд среди солисток: Мария Кочеткова из Сан-Франциско, Наталья Осипова из Лондонского королевского, Ольга Смирнова и Евгения Образцова из Большого. Разумеется, мы увидим и постоянных прима-балерин труппы – Диану Вишневу, Полину Семеонову, Веронику Пярт и других. Палома Херрера попрощается в этом сезоне с АБТ – после 20-летнего присутствия в его спектаклях.

В репертуаре весеннего сезона – возобновление после долгого перерыва одного из лучших балетов Лара Любовича «Отелло» (спектакль был в свое время заказан АБТ), а также «Жизель», «Лебединое озеро», «Баядерка», «Ромео и Джульетта» (в превосходной постановке Кеннета МакМиллана) и «Золушка» (в далеко не лучшей постановке Фредерика Аштона).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 27, 2015 9:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032701
Тема| Балет, XX Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Премьера, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Елена ШАРОВА, Фото: Альберт ЗАГИРОВ
Заголовок| Композитор Гаврилин «говорил» языком Чехова, а Васильев им не мешал
Премьерой «Анюты» открылся юбилейный Нуреевский фестиваль
Где опубликовано| © Газета "Республика Башкортостан"
Дата публикации| 2015-03-27
Ссылка| http://resbash.ru/stat/2/7373
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Несомненно, балет станет одной из репертуарных жемчужин оперного театра.

Если вы сердцем, а не разумом ощущаете тончайшие нюансы человеческих чувств — от добродушной усмешки до сочувствия обиженному, страдающему и непонятому, то с вами все ясно. Вы — потенциальный зритель балета «Анюта», поставленного по рассказу Антона Чехова «Анна на шее». Именно это действо открыло традиционный Нуреевский фестиваль. Учрежденный по инициативе Юрия Григоровича в 1993 году, руководимый Леонорой Куватовой, он вот уже в 20-й раз собрал любителей расшифровывать «тайный язык души». За этот период сложились традиции, переходящие от фестиваля к фестивалю: как правило, большинство из них начиналось премьерой нашего спектакля. 20-й не стал исключением.

Идея подарить уфимскому зрителю прозу Чехова в танце принадлежит художественному руководителю фестиваля Леоноре Куватовой. Когда-то совсем юной она увидела блистательную Екатерину Максимову в партии Анюты и очень захотела «примерить» героиню Чехова на себя. Желание Леоноры Сафыевны, можно сказать, осуществилось: в постановке приняли участие ее ученики.

«Анюта» стала достойным началом праздника танца. Тем более что хореографом-постановщиком выступил не кто иной, как Владимир Васильев, незабываемый исполнитель роли Петра Леонтьевича в фильме-балете из далеких 80-х годов.


Тринадцать — число счастливое

«Анюта» — спектакль уникальный. Это первый в истории случай, когда хореографическое произведение переносится с экрана на сцену, а не наоборот. А о том, как на радость балетоманам случилась эта метаморфоза, рассказал сам Владимир Васильев.

Вероятно, спектакль, в котором когда-то пару ему составляла великая Екатерина Максимова, особенно дорог маэстро: балет поставлен им не менее чем в десятке городов.

Первая встреча хореографа с уфимской труппой состоялась 13 марта (до этого репетиции вел незаменимый ассистент Васильева Андрей Меланьин). «Это мое счастливое число, — уверил мастер, — когда мы в 1964 году приехали на первый в мире балетный конкурс в Варну, все боялись даже просто вытащить билет с номером выступления. Я же нахально подошел к столу и вытащил № 13. Услышал общий глубокий облегченный выдох. А я получил тогда Гран-при».

Есть ли своя изюминка в уфимском балете? «Спектакль не может повторяться. Мы имеем дело с одушевленным материалом, а он меняется, — считает Владимир Васильев. — Мои ученики и коллеги могут перекраивать спектакль по-своему. Прошу только одного: никогда не убавляйте красок — только добавляйте! Талантливой молодежи очень много, и меня раздражает то, что наши театры, имеющие большие бюджеты, приглашают на постановки дорогих режиссеров, забывая собственное взрастающее поколение. Поэтому я стараюсь пригласить к себе начинающих, даю направление, а дальше они уже идут сами. В Воронеже, например, вопреки недоумению критиков, замечательно поставили спектакль по Андрею Платонову, чего, казалось, сделать было нельзя».

Когда зритель плачет

У «Анюты», безусловно, удивительная судьба. Перевести Чехова на язык танца — задача, кажется, невыполнимая и, быть может, абсурдная.

— Как можно донести до зрителя тонкую интонацию его прозы, этот смех сквозь слезы, эту полуулыбку без бурных страстей? Для меня долго была загадкой длинная и счастливая жизнь этого спектакля, — рассказывает Васильев. — А все несложно: есть ясность сюжета, простота, есть вальс Валерия Гаврилина, услышав который, я понял: да ведь я знаю, как это делать. С первых тактов, в которых такая смертельная, неизбывная тоска. Вот же он, провинциальный городочек, в котором проходит жизнь многих поколений и ничего не меняется.

Есть еще одна причина этого долголетия. В последнее время меня просто раздражает во всех видах искусства погоня за утверждением собственного «я». Как правило, это касается молодых режиссеров, которые с редкостной наглостью говорят, что именно с них начинается новая эра в искусстве. Переворачивают все с ног на голову. И начинается бессмыслица. Я сижу в прострации, без каких-либо эмоций. Есть же классика. Есть наша «Анюта», на которой зрители нередко сидят, вытирая глаза, радуясь и печалясь. Люди устают от вечных ребусов, выкрутасов, загадок. Им хочется красоты, простоты, чувства.

И вот случился телебалет «Анюта», имевший большой успех. Казалось, добавить больше нечего. Так же считал и сам композитор, которого Васильев долго зазывал на репетиции уже спектакля. Отказывался, робко признаваясь, что балет не любит. «Я и сам его не люблю, когда это только упражнения, — утверждает мастер. — Алексей Ермолаев, мой педагог, любил говорить: «Пируэты, батманы — для этого ты каждый день ходишь в классы. А мне важно найти ответ на вопрос, зачем и как ты будешь «делать» ту или иную фразу. Технически, быть может, интересна какая-либо арабеска, но искусство — это когда что-то проникает в твое сердце. Чаще всего мы замечаем работу режиссера, хореографа, воспринимая их разумом, и только потом начинаем думать о том, что же они хотели сказать. Музыка Гаврилина сразу идет в душу и только потом — в голову».

Лучший итальянский спектакль — «Анюта»

Весь фильм, впрочем, шел час десять минут — маловато для балетного спектакля, но Владимиру Васильеву и в голову не приходило, что он будет ставить его на сцене. Зато эта идея пришла в голову директору театра Сан-Карло в далеком Неаполе. С предложением перенести его на сцену он и обратился к Васильеву, у которого в творческом багаже имелся еще балет на тему военную — «Дом у дороги» на музыку того же Гаврилина. Из этого сплава и родился полноценный спектакль. Впервые с большим успехом прошедший именно на итальянской сцене. Более того, он стал лучшим спектаклем года в Италии.

А Владимир Васильев отметился в постановке не только как хореограф, исполнитель роли Петра Леонтьевича, но и как один из авторов сценария, нежно любя и тонко чувствуя прозу Чехова. «Когда мы ставили спектакль, Чехова на балетной сцене не было вообще. Каждый из его рассказов — это законченное, совершенное произведение, и каждый может быть поставлен на балетной сцене. Отточенность характеров, простота взаимоотношений — основа для прекрасного либретто и успешного спектакля, — объясняет свое отношение к писателю Васильев. — Гаврилин «говорит» чеховскими интонациями. А я им просто не мешал».

Плата за радость — улыбка

В планах маэстро — поставить си-минорную мессу Баха. Это будет мировая премьера, потому что никто и никогда не ставил мессу на сцене театра. Она звучала только в храмах или филармониях. «Она преследует меня уже десятки лет, — признается Васильев. — Это будет бенефис кордебалета и хора: двести с лишним участников на сцене. Месса о божественном назначении каждого из нас — вне определенных религий. А если проще — о любви. Ведь мы рождаемся для того, чтобы делать приятное друг другу и расплачиваемся за радость улыбками. Последняя часть ее называется «Даруй нам мир». Думаю, это и есть смысл мессы — величайшего произведения, написанного Бахом, а быть может, и величайшего в мире».

Талантливый человек талантлив во всем. Заезженная фраза как нельзя лучше характеризует Васильева: на подходе — новая книга стихов, готовятся выставки живописных работ в Италии, Америке. Кстати, первой его страстью, к которой он возвращается с похвальным постоянством, было рисование. В раннем детстве будущий танцор больше всего любил в книжках иллюстрации. Каждую до детальки изучал. И довела эта страсть до первого в жизни греха: не вернул в библиотеку «Сказки» Перро с иллюстрациями Доре, солгал, что потерял. Как говорит, мог расстаться с чем угодно, но не с этой замусоленной чудесной книжкой.

Ныне образы, заставляющие взяться за кисть, воплощаются не только в полотнах, но и на сцене: Васильев принимал участие в оформлении десяти спектаклей. В Бразилии другого сценографа и не признают. А собратья по кисти считают его состоявшимся художником, единственное отличие которого в том, что он не продает свои работы. Исключение — благотворительные аукционы.


Кстати

На отчетном концерте выпускников Владимир Васильев создал образ 60-летнего ревнивца Джотто в балете «Франческа да Римини». Именно тогда были сказаны пророческие слова педагога МХУ Тамары Ткаченко: «Мы присутствуем при рождении гения!»
Любимые художники маэстро — Ван Гог, Монэ, Рембрандт, Босх, Дюрер, Серов, Левитан, Коровин, Врубель.
Любимые писатели — Достоевский, Чехов, Булгаков, Астафьев, Пушкин, Бунин, Ахматова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17566
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 27, 2015 7:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015032702
Тема| Балет, Конкурс воспитанников балетных школ России – «Русский балет»
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Сомнения в области балета
Результаты конкурса вызвали вопросы у критиков

Где опубликовано| © газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2015-03-27
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/03/27/somneniya-v-oblasti-baleta.html
Аннотация| Итоги конкурса

Всероссийский конкурс молодых исполнителей «Русский балет» прошел в Большом театре всего во второй раз. Задуманный супругой нынешнего премьера российского правительства Светланой Медведевой ещё два года назад, впервые он был осуществлен тогда же при поддержке Министерства культуры и Фонда социально-культурных инициатив.


Фото: Павел Рычков

В первых рядах рядом с гендиректором Большого Владимиром Уриным — курирующая культуру вице-премьер Ольга Голодец. Что же касается самого конкурса, то он проводился между учащимися и недавними выпускниками хореографических училищ со всей страны. Отборочный, первый тур был закрытым: каждое образовательное учреждение, подавшее заявку на участие в конкурсе, и определяло участников второго этапа. В этот раз на сцене Большого театра предстало 27 учащихся — студентов выпускных курсов и прошлогодних выпускников из 13 балетных школ России (помимо московских и питерских это хореографические училища из Перми, Новосибирска, Саратова, Красноярска, Казани, Краснодара, а также бурятские, башкирские и якутские колледжи).

Проблемы у участников (в том числе и у большинства лауреатов) были те же, что и всегда бывают на конкурсных выступлениях такого рода: не только неодушевленное, слишком школярское исполнение, отсутствие чувства стиля и немузыкальность, но зачастую и отсутствие танца как такового: под видом танца многие конкурсанты выдавали напоминающий гимнастику набор виртуозных элементов и трюков.


Фото: Павел Рычков

Что имеем в итоге? Почти все призеры — за редким исключением — представители Московской государственной академии хореографии и Академии русского балета им. Вагановой. И если с присуждением Гран-при (Алексей Путинцев) и «золота» (Дэвид Мотта Соарес и Марфа Сидоренко) москвичам можно было бы и согласиться, то «серебро» и «бронза» доставшиеся представителям вагановской академии (Алена Ледях, Иннокентий Юлдашев) по меньшей мере вызывают вопросы. И чудом в число победителей пробились прыгучий выпускник Новосибирского хореографического колледжа Никита Мальцев («серебро»), выделившийся из числа участников отменно исполненной вариацией Филиппа из балета «Пламя Парижа», и длинноногая и длиннорукая студентка III курса хореографического училища имени Лавровского Анастасия Захарова («бронза»).

Вне всяких сомнений, московская и питерская балетные академии являются лучшими не только в России, но и во всем мире. Однако можно не сомневаться и в том, что будь состав жюри под председательством Юрия Григоровича несколько иным и в него не входили бы руководители соревнующихся балетных академий или училищ (понятно, всей душой радеющих за вверенные им учебные заведения), то результаты конкурса могли бы выглядеть несколько по-другому. Так, в число лауреатов мог бы запросто попасть представитель московского училища при театре танца «Гжель» Алексей Зуев вместе со своей партнершей (в конкурсе не участвовала) Ниной Колосковой, виртуозно и стилистически точно исполнивший незатасканное на балетной сцене «Тирольское па-де-де» датского классика Августа Бурнонвиля из оперы «Вильгельм Телль». Или серебряный медалист смотра-конкурса балетных училищ «Гран-при Михайловского театра» (а кроме того, других престижных балетных состязаний), обладатель удлиненных линий Юрий Кудрявцев из Красноярска. Уж на что на что, а на «бронзу», в результате отданную вагановской академии (училищам за победителей полагалось: за «бронзу» — 100 тыс., за «серебро» — 150 тыс., за «золото» — 200 тыс., за Гран-при — 300 тыс. рублей), претендовать они точно могли.


Фото: Павел Рычков

Вообще же вопрос с жюри на подобного рода состязаниях нужно решать кардинально. Либо совсем не включать сюда представителей учебных заведений, участвующих в конкурсе, либо лишать их права голоса при оценке своих подопечных. В противном случае подавляющее большинство участников будет находиться в заведомо неравных условиях (особенно в невыгодном положении находятся периферийные учебные заведения), а непосредственно перед началом соревнований (как в этот раз) в кулуарах будут уверенно называть имена будущих победителей.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 9:28 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 6 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика