Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2015 4:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030602
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «Много смеемся, несмотря на то что ставим трагедию»
Раду Поклитару о своем балете «Гамлет»

Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Weekend" №8 от 06.03.2015, стр. 34
Дата публикации| 2015-03-06
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2675094
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Макет декораций к балету «Гамлет»

11 марта в Большом театре состоится премьера балета "Гамлет", которого доселе не существовало на свете. Британско-молдаванское трио соавторов — режиссер Деклан Доннеллан, сценограф Ник Ормерод, хореограф Раду Поклитару — сочинили либретто, подобрали музыку Шостаковича и поставили эксклюзивный двухактный спектакль. В 2003 году они уже проделали нечто подобное в том же Большом (разве что музыка была готовая), поставив сообща балет Прокофьева "Ромео и Джульетта". Сняли с балерин пуанты, одели веронцев в пиджачные пары, устроили уличные драки с поножовщиной, заставили Джульетту заполошно орать над телом Ромео — и сорвали успех. Монументальную классическую труппу, будто в сказке, окунули в кипящий котел, и она вылетела оттуда юной, буйной и поразительно живой. Настолько, что не только омолодившаяся вслед за труппой публика, но и заслуженные пенсионеры ГАБТа, лично участвовавшие в исторической постановке "Ромео и Джульетты" Леонида Лавровского, были покорены этой новой жизнью и приняли спектакль как родной.

И тут мы опять разошлись с Западом. Тогдашний худрук балета Большого Алексей Ратманский вывез спектакль на гастроли в Лондон, и британские рецензенты устроили ему разгром: авторов в целом обвиняли в вульгаризации Шекспира, а хореографа Поклитару в частности — в злостном подражании шведу Матсу Эку. Впрочем, Алексей Ратманский дал критикам достойный ответ, высказавшись в том смысле, что мы не официанты, чтобы исполнять заказ публики, привозим то, что считаем значимым для нас самих. Несмотря на это, "Ромео и Джульетта" прожили недолго: через пару сезонов балет исчез из репертуара. И вот сейчас театр пытается второй раз войти в ту же воду: опять Шекспир, снова та же команда постановщиков и даже те же актеры. О подробностях Татьяна Кузнецова расспросила хореографа Раду Поклитару.


Раду Поклитару (стоит), Деклан Доннеллан и Ник Ормерод (сидят) на репетиции балета «Гамлет»

Кто затеял постановку "Гамлета"?

Худрук балета Большого Сергей Филин. Он вспомнил про наших с Декланом "Ромео и Джульетту" и решил, что достигнутый успех надо повторить и закрепить. Я абсолютно уверен, что если бы мы с Доннелланом сами выбирали, это был бы не "Гамлет". Потому что эта пьеса — не самая благоприятная литературная основа для балета. Но за три с половиной года подготовки мы сжились с этой мыслью.

А что у вас с музыкой? Ведь такого балета нет.

Очень долго шли переговоры с различными композиторами, не буду называть имена — с живыми композиторами. Все переговоры зашли в тупик, потому что хорошие композиторы расписаны надолго вперед, впрочем, как и хорошие балетмейстеры. В итоге мы решили брать уже написанную музыку. Первая мысль — Шостакович. Есть фильм "Гамлет", две сюиты из музыки к фильму, есть сюита для спектакля. Но сразу выяснилось, что все это не подходит именно из-за сюитности. Получается набор номеров, а "Гамлет" — это вещь, которая очень сложно развивается внутри себя самой, не хотелось бы мелкого дробления. И мы стали слушать симфонии Шостаковича.

Слушали-то как, порознь?

Мы слушали музыку втроем — я, Деклан и Ник. В Киеве, на Подоле, в кабинете главного художника муниципального театра оперы и балета, из окон которого открывается прекрасный вид на старый Подол, на Андреевскую церковь, шедевр Растрелли. И вся комната уставлена всякими раритетами — там и черевички, и какие-то старинные, на аукционах купленные вещи...

Не Эльсинор, словом...

Сразу отмели симфонии, у которых есть программное название, то есть "1905 год" и прочие. Не взяли 7-ю, потому что непрошибаемый ассоциативный ряд, с ней связанный, не имеет смысла ломать. Осталось не так много, мы в итоге остановились на 5-й симфонии — это наш первый акт, и на 15-й, последней симфонии Шостаковича, без ее первой части.

С музыкой у вас часто накладки случаются. Говорят, ваши "Ромео и Джульетта" не идут в Большом из-за запрета наследников Прокофьева, которые чрезвычайно возбудились после того, как вы поставили "Золушку" где-то в Прибалтике — у вас там Золушка служила уборщицей в доме свиданий.

Насколько я помню, сначала попали под запрет "Ромео и Джульетта" — кажется, за "несоответствие духу партитуры и либретто". Что очень странно, потому что у Прельжокажа все гораздо круче завернуто — там вообще чуть ли не концлагерь, а его постановку никто и не думает запрещать. Налицо двойные стандарты, да бог с ними. Все в прошлом. А уж потом я ставил "Золушку", и ее за "несоответствие духу" запретили за неделю до премьеры. Но мы ее все-таки показали на свой страх и риск, три спектакля или два. Потом положили балет под сукно, а потом композитор Олег Ходоско написал новую партитуру. Делал он это так: выключил музыку Сергея Сергеевича, смотрел видео с премьеры и писал партитуру под готовую хореографию.

Судя по вашим работам, особенно по версиям классических балетов, вы — не только радикальный, но и самодостаточный режиссер. Я-то считаю, что ваше режиссерское дарование ярче, чем хореографическое — в смысле придумывания движений и комбинаций. А тут вас столкнули с другим сильным режиссером. Как вы уживаетесь в работе над "Гамлетом"?

Ставим втроем — Ник тоже всегда в зале. Аналитический мозг. Он — наш третейский судья, выносит вердикт, когда мы по-разному видим одну и ту же сцену. Спорим, ищем лучший вариант, но это нормально. За три с половиной года мы совместными усилиями — я, Деклан и Ник — написали самую подробную экспликацию балета в моей жизни. Аж на восьми листах.

Восьмистраничное либретто?

Ни в коем случае. Для внутреннего употребления — этот текст никому даже показывать нельзя. Но по всем ключевым моментам у нас все договорено.

И какая концепция?

Мы с самого начала понимали, что это безумно интеллектуальная пьеса, и это плохо для балета. И мы искали в "Гамлете" то, что может быть трогательным. Балет — эмоциональное искусство, и нам надо было найти эмоциональные моменты в "Гамлете". И мы поняли, что наш "Гамлет" будет спектаклем о потере. О том, что в жизни мы теряем все — любовь, близких, друзей, свое место в жизни. И мы очень плохо приспособлены к тому, чтобы эти потери пережить. Ну что еще? Детали: из малозначительного персонажа в виде черепа наш Йорик превратился в реальную фигуру, приобрел большое значение. И наш спектакль начинается раньше, чем "Гамлет" шекспировский. То есть еще до смерти старого Гамлета.

А как с актерами? Вы ангажировали многих из тех, кто танцевал в "Ромео и Джульетте".

В "Гамлете" много возрастных партий, а 19-летний юноша не может стать Полонием. И мы с большим удовольствием позвали на партию Полония репетиторов Большого — Сашу Петухова, нашего бывшего Тибальда, и Андрея Меланьина, патера Лоренцо. К нашему великому счастью, наш Ромео Денис Савин стал Гамлетом. Юрий Клевцов, бывший Меркуцио, теперь Клавдий. Офелий нашли методом актерских проб: я придумал хореографию, небольшой фрагмент, а Деклан просил эти движения наполнить тем или иным состоянием. Офелии у нас — Настя Сташкевич, Даша Хохлова и Диана Косарева. Гертруды все красавицы: Анна Балукова, Кристина Карасева, Вера Борисенкова. Прекрасный состав, на 95% точные попадания.

А как работает труппа? Вроде бы при постановке "Ромео" люди сопротивлялись вашей хореографии.

Не помню такого. У нас тогда была в основном молодежь. Они только что пришли в театр и с огромным удовольствием все это проделывали. А сейчас еще легче: многие уже понюхали пороха в современной хореографии. Кстати, большинство солистов "Гамлета" танцуют в "Квартире" Матса Эка, которая идет в Большом. Перед кастингом я ходил на репетиции "Квартиры", посмотрел спектакль и понял, что половину работы за меня сделали репетиторы Эка, за что им большое спасибо. Атмосфера у нас замечательная, трудимся с большим удовольствием. Много смеемся, несмотря на то что ставим трагедию.

А быстро ставите?

День на день не приходится. Но вообще-то с годами моя продуктивность повысилась. То ли опыт, то ли я научился проходить мимо каких-то мелочей, на которых в прошлом застревал бы, желая довести до совершенства. Сейчас возвращаюсь к ним уже в процессе отработки поставленного. Ну, могу сказать, что два акта "Гамлета" — это месяц и семь дней. Я считаю, что это очень быстро.

Это похоже на "Ромео и Джульетту" по лексике?

Во-первых, я не помню "Ромео и Джульетту". Во-вторых, я иногда использую то, что поставил раньше, если этот балет не идет. Зачем пропадать продукту?

Но пуантов-то не будет?

Естественно.

А что там у вас с "Быть или не быть..."?

Ох, о многом можно сказать ярче танцем, чем словами. Но также невозможно перевести на язык танца конкретный текст. У Гамлета есть несколько монологов в этом спектакле. И один из них "Быть или не быть". А вот какой именно, Татьяна Кузнецова догадается сама.

Или не догадается. Но шпаг у вас там нет?

Есть.

Как? То есть Дания — тюрьма средневековая?

Нет, это абсолютно про нас сегодняшних. Ну, слегка винтажно — это считается стильным. Европа, пятидесятые годы.

А шпаги-то при чем?

Спорт. Как у Шекспира. У Шекспира же это не смертоубийственная дуэль — это спортивный поединок.

В прошлом году ваш "Киев модерн-балет" показывал в Москве "Лебединое озеро", которое я разнесла в пух, восприняв его как эскиз к "Гамлету". Там у лебеденка убивают родителей, пытаются вырастить из него диктатора, он вступает в сексуальную связь с приемной матерью-королевой...

А при чем здесь "Гамлет"?

Ну, фрейдистская трактовка, любовный четырехугольник: Клавдий-Гертруда-Гамлет-Офелия. У нашего любимого Матса Эка тоже "Лебединое" связано с "Гамлетом".

Нет никакой связи между моим "Лебединым" и "Гамлетом", кроме того, что и там и там гениальная музыка и один и тот же хореограф.

Но теперь-то я поражена другим: у вас в "Лебедином" жестокое авторитарное государство, все ходят в камуфляже, с автоматами, все кончается кровавой бойней. А поставлен спектакль задолго до событий на Украине. Получилось пророчество какое-то. Откуда взялась ваша трактовка?

Это было давно, где-то в 2009-м, сейчас уж и не вспомню. Я слушал Чайковского и писал либретто. Все вышло из музыки. Я взял много прекрасных фрагментов партитуры, которые обычно купируют или используют редко. И, слава богу, музыка Чайковского не охраняется наследниками.

Большой театр (Новая сцена), 11-14 марта, 19.00; 14 марта, 12.00; 15 марта, 18.00


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 12:07 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2015 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030603
Тема| Балет, НГАТОиБ, Премьера, Персоналии, Эмиль Фаски
Автор| АННА ОГОРОДНИКОВА
Заголовок| Балет о войне – мировая премьера в НГАТОиБ
Где опубликовано| © Газета «Континент Сибирь»
Дата публикации| 2015-03-06
Ссылка| http://www.ksonline.ru/stats/-/id/3880/
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ

Пока вокруг «Тангейзера» кипят страсти, в Новосибирском театре оперы и балета продолжается нормальный творческий процесс. Незадолго до 70-летия театра, совпадающего с юбилейной победной датой, его репертуар пополнился качественным современным одноактным балетом. Хореограф Эмиль Фаски поставил «Сны под свинцовым небом» специально для Новосибирска, так что налицо мировая премьера.



Отдельное спасибо Эмилю Фаски можно сказать за знакомство с музыкой Эзио Боссо и Дэвида Ланга. Первый – итальянский композитор, дирижер и пианист, много пишет для театра и кино. Его эмоциональный стиль принято характеризовать как удачный союз авангарда и поп-музыки, критики говорят о новом минимализме. Дэвид Ланг – еще один представитель пост-минимализма, на сей раз из Лос-Анджелеса, обладатель Пулитцеровской премии. Его ритмически сложная, напряженная, порой ироничная музыкачасто привлекает внимание хореографов.

И, наконец, сам Эмиль Фаски, набирающий силу молодой хореограф, на счету которого не только представления собственных балетов на разных сценах страны и мира, но и постановка балетного сегмента для церемонии закрытия зимней Олимпиады в Сочи. Фаски свойственна как сюжетная, так и бессюжетная хореография, что неудивительно: он перетанцевал множество партий в балетах Джона Кранко, Матса Эка, Уильяма Форсайта, Джона Ноймайера и Иржи Килиана.

Вместе с хореографом, который взял на себя также постановку света, над спектаклем работали художники по костюмам Мария Горошко и Юлия Асташкина и видеохудожник Рустам Бабаев (Мариинский театр). Солисты НГАТОиБ Анна Одинцова, Вера Сабанцева, Наталья Лифенцева, Роман Полковников, Илья Головченко, Михаил Лифенцев и артисты балета танцевали выразительно, раскованно и уверенно. Премьера состоялась 26 и 27 февраля. ЭМИЛЬ ФАСКИ рассказал «КС» о работе над балетом.



- Эмиль, поздравляю с премьерой. Как складывался ваш путь из танцовщиков в хореографы?

- Мой дебют в качестве хореографа состоялся в 2007 году, и первый результат меня обескуражил. Наверное, тогда я был интровертом, и мне было нелегко раскрыть перед публикой свои мысли, чувства и предпочтения. Я ощущал себя обнаженным, потому что сцена не врет, и это было очень странно. Постепенно я перестал стесняться этого чувства, и сейчас открыто говорю со сцены о том, что меня действительно волнует.

- В чем основной посыл спектакля «Сны под свинцовым небом»?

- Балет, неофициально, внутри меня, посвящен 70-летию со дня победы, мы чтим память героев, которые сражались, чтобы дать нам возможность жить и творить. Сегодня тема войны актуальна на фоне непростой геополитической ситуации в мире. Победить врага можно, а выиграть войну невозможно, любая война – это смерть, страдание и горе для обеих сторон. Так было 70 лет назад, и сегодня война по-прежнему остается страшной реальностью, где бы она ни происходила. Можно только надеяться на то, что стороны сумеют вовремя остановиться и найти мирное решение острых проблем цивилизации. «Сны о свинцовом небе» - бессюжетный балет, это скорее ассоциативный ряд, погружение в атмосферу любви, тревоги, печали, агрессии. Все это я постарался передать через танец артистов с помощью средств современной хореографии.

- Как чувствуют себя новосибирские исполнители в стихии современного танца?

- Как постановщик, владеющий разными стилями, я всегда исхожу из имеющегося материала. Танец в стиле сontemporary будет более уместен в труппе, физически способной воплотить его философию и динамику. В классическом балете присутствует баланс, и акценты в основном устремлены вверх. Современный танец, напротив, вне баланса. Он стелющийся, приземленный, с преобладанием горизонтальной динамики. Прежде чем окунуться в contemporary, необходимо освоить новую пластику. Когда сознание и тело договорились, зажимы уходят, появляется легкость и рождается танец. У вас замечательная труппа, артисты молоды, прекрасно двигаются, чувствуют музыку и готовы к любым экспериментам. Спасибо Кириллу Симонову, Эдварду Льянгу и Патрику де Бана, которые работали с артистами в разных стилях современного танца. В сочетании с хорошей классической школой это дает прекрасный результат.

- Что обусловило выбор музыки для постановки?

- Игорь Анатольевич Зеленский и Борис Михайлович Мездрич предложили мне поставить современный одноактный балет, оставив за мной выбор темы, концепции, музыки и артистов. Меня остро волновала тема войны, я слушал много музыки и нашел именно эту– она точно отражает сущность моего замысла. Конечно, я люблю живое звучание оркестра, однако в спектакле мы используем студийную запись: современная музыка технологична, к тому же для нее характерен сложный ритмический рисунок. Допустим, стоит хоть немного изменить темп, и усилия уйдут на то, чтобы уловить и скорректировать эту разницу. На мой взгляд, энергию гораздо важнее направить на создание образа.

- Визуальное решение спектакля довольно лаконично.

- Я не хотел перегружать спектакль декорациями, современный танец стремится больше работать с видео и световыми эффектами. Этого вполне достаточно, чтобы создать нужную атмосферу для 25-минутной постановки.

- «Сны под свинцовым небом» были показаны в третьем отделении, до этого станцевали «Шопениану» Фокина и «Кармен» Ролана Пети. Насколько, по-вашему, логична такая программа?

- В европейских театрах принято строить балетные вечера по тематическому принципу: балеты Баланчина, например, или разные постановки на музыку одного композитора. В программе, предложенной театром, я вижу свою логику – получилось путешествие во времени с выходом на современность.

- Огромная сцена нашего театра для вас плюс или минус?

- Ваша сцена хороша в первую очередь для монументальных спектаклей: я видел балет «Корсар» и оперу «Фауст», и эти постановки мне понравились. Но и более камерный «Шепот в темноте» на ней не потерялся. Кроме того, большая сцена дает простор для творчества сценографов и художников по свету. Мы постарались сделать все, чтобы достучаться до каждого зрителя в зале.

- Что вы скажете о нашей публике?

- Прежде всего, я благодарен за теплый прием. Российские зрители довольно разнородны по возрасту, предпочтениям, тогда как на Западе в театр ходят в основном пожилые люди, располагающие временем и средствами. Реакция нашей публики менее предсказуема, поэтому работать здесь сложней и интересней.

- Расскажите о вашем участии в программе «Большой балет» на телеканале «Культура».

- Это было предложение Игоря Зеленского, которое я радостью принял. Работа с такими артистами как Кристина Шапран и Сергей Полунин – интересный опыт. Думаю, проект важен и для участников, и для зрителей, в том числе для тех, у кого нет возможности посещать театры. У нас был очень плотный график. Артистам нужно было подготовить семь разных программ. За семь часовых репетиций у нас родился номер. Каждый день на «Мосфильме» шли съемки, снимали одним дублем, без повторов, а после этого мы ехали в репетиционный зал продолжать постановку, порой ночью. Мне достались удивительные артисты, которые блестяще справились со всеми трудностями. Сергей Полунин, на мой взгляд, просто феноменален, на сцене он живет и демонстрирует поистине неземной танец. «Большой балет» - замечательный проект, чрезвычайно полезный в плане популяризации балетного искусства.

- Пожалуй, самым масштабным проектом для вас стала олимпиада?

- Я имел честь участвовать в церемонии закрытия олимпиады в Сочи. Незабываемо чувство единства и солидарности всех участников этого грандиозного действа, будь то именитые постановщики, звезды спорта, студенты, губернаторы или простые швеи. Все как один, пахали и желали праздника. Были и технически сложные моменты – перед выходом танцовщиков в программе стоял номер, в котором запускали огромные мыльные пузыри, поэтому линолеум был влажным и скользким. Прибавьте к этому непривычное пространство, необходимость танцевать в наушниках, так как музыка долетала до нас с запозданием в секунду, и пристальное внимание мировых СМИ. Было нелегко, но я счастлив, что все удалось реализовать на высоком уровне.

- У вас красивый псевдоним, татарские корни, российское образование и международная карьера. Кем вы себя чувствуете сегодня?

- Я родился в Уфе, учился в Перми, затем в Вагановском училище в Санкт-Петербурге. Мой отец башкир, мать татарка, я немного понимаю язык предков, но близким для меня стал русский. Неплохо знаю несколько европейских языков: сказались четырнадцать лет работы в Европе. Думаю, в моем случае можно говорить о смешанном менталитете. Например, немецкая дисциплина и высокий уровень ответственности пришлись мне по душе. Уважаю и ценю представителей английской, французской, американской, кубинской, китайской и иных национальных балетных школ, их высокие достижения. Но танцевать настолько выразительно и одухотворенно, как русские, могут немногие. Впрочем, если говорить об исполнителях высочайшего класса, то национальность вряд ли имеет значение, важнее талант. Например, Сергей Полунин родился на Украине, выучился и сделал карьеру в Англии, сегодня танцует в России и по всему миру, а также снимается в Голливуде. Думаю, балет по большому счету интернационален. А псевдоним уже давно стал моим настоящим именем.

- Мечты, замыслы, планы?

- Чтобы насмешить Бога? Скажу лишь, что меня интересует большая форма спектакля, к которой я шел последовательно: начинал с концертных номеров, потом ставил одноактные балеты. Не торопил события, не прыгал через ступеньки. Сегодня чувствую себя готовым к полноценным спектаклям, в которых будут сюжет, декорации.

- Что вас интересует кроме балета?

- Я открыт для многого. Интересны проекты, где виды искусства соприкасаются, балет, мода, кино, например. С удовольствием сделал бы фильм-балет, так как видео дает особые возможности: показать детали, расставить акценты, подчеркнуть ритм, усилить эффекты. В свободное время слушаю много самой разной музыки от классики до рока, сам немного играю на гитаре. Веду здоровый образ жизни, бегаю и обливаюсь холодной водой. По жизни для меня главное – чтобы родные и близкие были здоровы, и чтобы в театре всегда был аншлаг.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2015 12:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030901
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Беседовала Елена Кравцун
Заголовок| "Мы хотим рассказать о потере"
Где опубликовано| © Журнал "Огонёк" №9 от 09.03.2015, стр. 32
Дата публикации| 2015-03-09
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2682567
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Хореограф Раду Поклитару рассказал Елене Кравцун, какого «Гамлета» он ставит для Большого театра


Фото: Михаил Логвинов/Большой театр

11 марта в Большом театре премьера — балет "Гамлет" на музыку Дмитрия Шостаковича в постановке Деклана Доннеллана. "Огонек" поговорил с хореографом-постановщиком спектакля Раду Поклитару

— "Гамлет" — ваш не первый опыт работы с шекспировским материалом. Почему именно Шекспир? Чем он так вас интригует?

— Не хочется говорить банальности, вообще этот проект возник как уже готовое предложение. Идея принадлежала Сергею Филину (художественный руководитель балета Большого театра.— "О"). Он предложил нам с режиссером Декланом Доннелланом (британский театральный режиссер, постановщик балета "Ромео и Джульетта" в Большом театре, 2003 год.— "О") сделать спектакль. Это нетрадиционный подход к балету. Обычно балетмейстер ставит спектакли сам: он сам себе и режиссер, и либреттист, и чаще всего постановщик, и хореограф. Режиссеры редко работают в балете. Но наш тандем с Декланом оказался достаточно удачным,— больше 10 лет назад в "Ромео и Джульетте", опять же и Большой театр, и Шекспир,— и Сергею, вероятно, захотелось повторить этот опыт совместного творчества.

— Какие-то сюжетные линии в "Гамлете" вы опустили, а какие-то оставили. Можете обосновать?

— В обычном драматическом спектакле и то невозможно полностью поставить весь текст Шекспира, потому что это будет невыносимо долго. А если мы говорим о балете, то ситуация усугубляется тем, что там нет слов. Нужны совершенно четкие, внятные драматургические линии. Не буду открывать всех секретов, скажу лишь, что сам текст стал более лаконичным, исчезли некоторые персонажи. Впрочем, так же было и во время работы с Доннелланом над "Ромео и Джульеттой" — там у нас тоже исчезли многие персонажи. Там не было Бенволио, не было кормилицы. Как показывает практика, ничего в этом страшного нет, вопрос в том, как это сделать.

— "Гамлет" — пьеса многогранная, с множеством философских тем. Для их воплощения вы выбрали какой-то специфический авангардный стиль?

— Главная проблема "Гамлета" — то, что это очень интеллектуальная пьеса. А основа любого балетного сюжетного спектакля — эмоциональность. Балет, по большому счету, бессюжетный, но безумно эмоциональный. Наша задача состояла в том, чтобы найти места в тексте, которые могут по-настоящему трогать, могут рассказать о настоящих человеческих чувствах, которые были бы понятны людям, сидящим в зале. Мне кажется, что главное, о чем мы пытаемся сделать нашего Гамлета,— это о потере. Человеку безумно трудно принять потерю. Потерю близкого человека, потерю любви, потерю доверия и так далее.

— В каком состоянии балетная труппа Большого, на ваш взгляд? Понятно, что можно пригласить солистов, которые будут способны танцевать современную хореографию и понимать вас. А что делать с другими, второстепенными артистами, с кордебалетом, например?

— Понятно, что труппа в основном ориентирована под классический танец, вы ведь об этом?.. Это очевидно, но с другой стороны, надо понимать, что тот хореографический язык, которым разговариваю я, тоже не вполне радикален. Единственное образование, которое у меня есть,— это академическое образование артиста балета, ведь я окончил Пермское училище. То есть в любом случае все мои изыскания и сгенерированные мною движения в основе своей имеют классический танец, потому что другого в моем теле просто нет. Поэтому я довольно легко учу говорить на своем языке академических артистов балета. Хотя, конечно, для этого надо сделать определенные усилия, которые мне не приходится прикладывать, когда я работаю со своими артистами из театра "Киев модерн-балет". Мы с ними изначально говорим на одном языке, все-таки восемь лет ежедневных совместных творческих исканий.

— Насколько мне известно, Гамлетами будут Владислав Лантратов, Артем Овчаренко, премьеры Большого театра, Денис Савин, первый солист Большого театра. Почему именно такой выбор артистов? По какому принципу?

— Все ребята прошли кастинг, на котором мною были поставлены хореографические задачи, а Деклан Доннеллан придумал им какие-то актерские задачи, и на основании этого кастинга были выбраны люди, которые по своему психотипу, по темпераменту подходят для исполнения этой роли, как мы ее видим. Мне кажется, это единственное возможное объяснение.

— Вы отталкивались от фильма Козинцева "Гамлет" 1964 года, где звучит музыка Шостаковича. Почему в таком случае именно Пятая и Пятнадцатая симфонии были выбраны для балета?

— Ну, естественно, что мы с Декланом Доннелланом, Ником Ормеродом (художник-постановщик балета.— "О") послушали всю музыку Шостаковича, которая была написана им специально для фильма "Гамлет". Почему именно эти симфонии, а не две сюиты, которые звучат в фильме? Потому что все-таки в сюитной форме в основе лежит дивертисментность, там маленькие номера. Когда же мы говорим о пьесе Шекспира, необходимо понимать, что она дышит более длинными отрезками времени. А в симфониях как раз есть это зарождение, развитие и так далее. Мы переслушали все симфонии Шостаковича, и у нас к этому времени уже было готовое либретто. И признаюсь вам честно, Большой театр искал композитора, который мог бы написать для нашего спектакля музыку, но в итоге, послушав симфонии, мы поняли, что Пятая и Пятнадцатая как будто специально написаны под наше либретто. Это такое удивительное совпадение, и стало ясно, что не надо искать другой музыки, что Шостакович абсолютно гениален, лучшего мы все равно не найдем и лучше вряд ли кто напишет.

— Но между Пятой и Пятнадцатой симфониями пролегает бездна времени, да и у автора мироощущение и музыка отличаются. Пятнадцатая и вовсе написана незадолго до смерти Шостаковича...

— Мы все это знаем. Хочу сказать, что первая половина "Гамлета" и вторая тоже совершенно разные. Первая насыщена действием, она, если можно так выразиться, более экшен, там происходит много событий, а вторая более медитативная, это практически прощание. Такой, на мой взгляд, и является Пятнадцатая симфония, прощальной.

— Говорят, что переговоры с наследниками Шостаковича по поводу использования его музыки шли довольно тяжело. Вы нашли общий язык?

— Мы познакомились с вдовой композитора, Ириной Антоновной Шостакович, замечательно провели в беседе час времени, рассказали ей нашу концепцию, она с потрясающим вниманием слушала, спрашивала о таких деталях, которые могут заинтересовать человека, который уже в материале нашего спектакля. В итоге то, что мы рассказали о нашем проекте, абсолютно ее устроило. Я не знаю, откуда у вас эта информация...

— Вы работали главным балетмейстером Молдавской национальной оперы в сезоне 2000/01 года. Потом там случились некоторые политические события, и вы ушли. Сейчас серьезные исторические изменения происходят на Украине, где вы работаете. Все это как-то повлияло на вашу судьбу как художника?

— Лично я являюсь свободным человеком. Начнем с того, что я рожден в Молдавии, но я осуществляю множество проектов и в Украине, и в России, и в Европе. Сейчас появились интересные предложения от ведущих европейских театров. По моим ощущениям, нарастает какая-то востребованность, которая даже пугает. Что же касается влияния политики на искусство... Я считаю, что каждый художник просто должен честно делать свое дело. Я хореограф, это единственное, что я умею делать хорошо, еще готовлю неплохо, но вряд ли это кого-то заинтересует, кроме меня самого и моих близких.

— Как идут дела у вашего "Киев модерн-балета"? Получаете ли вы финансирование или нет?

— Главная проблема "Киев модерн-балета" в частности и всего украинского искусства в целом, что кризис очень больно ударил по финансированию, то есть в национальном эквиваленте зарплаты остались такие же, как и были, а в долларовом они уже упали. Что-то похожее переживает сейчас и Россия — двукратное падение, на Украине почти трехкратное. Конечно же артистам очень трудно выживать. Последнюю премьеру "Долгий рождественский обед" я выпустил за свой счет. Я переквалифицировался в мецената собственного театра. Это немножко странно и в корне неправильно. Профессия должна кормить человека, а не человек должен кормить свою профессию. Мы стараемся как можно больше гастролировать, это немного поддерживает артистов. И я стараюсь зарабатывать на других проектах, с тем чтобы иметь возможность выпускать новые спектакли со своей труппой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2015 12:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030902
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Денис Савин
Автор| Беседовала Елена Кравцун
Заголовок| "Мой Гамлет более решительный, более жесткий, чем у Шекспира"
Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Власть" №9, стр. 30
Дата публикации| 2015-03-09
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2682483
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Исполнитель роли Гамлета Денис Савин рассказал о том, почему "Гамлет" Раду Поклитару и Деклана Доннеллана не похож на балет.

Двенадцать лет назад вы танцевали в "Ромео и Джульетте" Доннеллана--Поклитару, теперь — в "Гамлете". Изменились ли методы соавторов балета, как они разделяют свои обязанности?

Сами методы ни у Раду, ни у Деклана почти не изменились. Хореографией, естественно, занимается Раду, но Деклан постоянно работает над нашим актерским мастерством. В этом состоит кардинальное отличие от "Ромео и Джульетты", потому что тогда он действовал скорее как режиссер-постановщик. Сейчас же он возится с нами очень много: объясняет каждую мизансцену, каждый шаг, каждый взгляд, постоянно рассказывает, что нужно для конкретного действия и почему. У нас не так много танцевальных моментов. Мне наш "Гамлет" больше напоминает драматический спектакль — без слов, но с элементами танца.

В таких условиях разрешено ли вам импровизировать, добавлять что-то свое?

Естественно. Один из важных моментов этой постановки как раз в том, что можно совершенно свободно предлагать свои варианты. Если это убеждает Деклана, он говорит "да". У нас нет такого: "Все заткнулись, слушают меня и делают так, как я скажу". Репетиции обычно начинаются с того, что мы садимся, и Деклан начинает нам объяснять (это может длиться от 10 минут до полутора часов), что мы попытаемся сегодня сделать, какая стоит задача перед каждым. Все это обсуждается и критикуется. Только после этого Раду начинает ставить танец.

Что для вас стало самым неожиданным в образе Гамлета? Когда вы читали эту пьесу, он представлялся вам другим, отличным от того, что вы сейчас играете?

Мой Гамлет, которого хочет Деклан, более решительный, более жесткий, чем у Шекспира. Это особенно заметно в сценах с матерью, с Гертрудой. Он менее неврастеничный, чем его обычно представляют. Этот балет — попытка рассказать о человеческих отношениях, а не очередная демонстрация пьесы Шекспира.

Основная идея, проходящая через весь балет, это идея потери. Она есть в каждом дуэте, в каждой мизансцене. Это тяжело объяснить, поэтому Деклан проводил с нами очень много "теоретической" работы.

В чем она заключалась?

Чтобы понятнее объяснить саму идею потери, он рассказывал истории из своей жизни — к примеру, о своих взаимоотношениях с матерью. Мы и сами вспоминали свои истории. У Деклана есть коронная фраза: "А теперь забудьте об этом и давайте делать". Понимать это следует так: информацию вы усвоили, не думайте о ней. Все сработает на подсознательном уровне. И действительно срабатывает!

Такой балетный психоанализ...

Что-то в этом роде. Для нас это необычно. Как правило, мы быстренько все ставим и только потом наделяем персонажей эмоциями. Это неправильно, оттого и получаются голые пустые спектакли, которые вытягивает только музыка, свет и костюмы.

Что самое трудное в роли Гамлета для вас?

В этой постановке после каждого акта ты полностью опустошен, эмоционально истощен. События стремительно сменяют друг друга, и нет возможности уйти за кулисы, чтобы там передохнуть, как это обычно бывает перед вариациями. Нельзя даже подумать о том, чтобы расслабиться, отпустить образ. Такого у меня еще никогда не было.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2015 12:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030903
Тема| Балет, БТ, Премьера, Балеты по "Гамлету"
Автор| Подготовила Елена Кравцун
Заголовок| Тени Гамлета
Где опубликовано| © Журнал "Огонёк" №9, стр. 33
Дата публикации| 2015-03-09
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2682580
Аннотация|


Фото: AFP

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Балетные постановки по мотивам "Гамлета" имеют длинную историю: выбор музыки и сюжета для этого балета, как легко заметить, всегда становились ключевыми его проблемами

"Гамлет", Русский балет Брониславы Нижинской, 1934 год

Сестра Вацлава Нижинского, Бронислава, поставила своего "Гамлета" на музыку Ференца Листа для Парижской оперы и сама исполнила заглавную роль. ""Гамлет" является скорее мимодрамой, чем балетом,— писала русская эмигрантская газета "Возрождение".— Ибо психологическая трагедия больной души датского принца не может быть предметом пластической интерпретации". Поэтому созданный образ кажется "безмолвной тенью" Гамлета.

"Гамлет", Sadler's Wells Theatre (с 1974 года-- Английская национальная опера), 1942 год

Роберт Хелпманн, партнер легендарной Марго Фонтейн, поставил одноактный пантомимный балет на музыку Чайковского. "Гамлета" скорее не танцевал, а жестикулировал. Балет не следовал шекспировскому сюжету, а был концентрированным портретом умирающего Гамлета, перед взором которого проплывают эпизоды его жизни. Позднее был возрожден для Королевского балета в 1964 году, где главные роли исполняли Рудольф Нуреев и Линн Сеймур.

"Гамлет", Баварская государственная опера, Мюнхен, 1950 год

Хореограф и педагог Виктор Гзовский "Гамлета" ставил вместе с женой Татьяной, одной из ярких фигур немецкого балета XX века. Для спектакля они выбрали музыку авангардиста Бориса Блахера, из-за чего с руководством ГДР случился конфликт. В итоге постановка была запрещена, так как власть требовала придерживаться стиля социалистического реализма, а самой чете пришлось переехать в Западный сектор Берлина.

"Гамлет" Джона Ноймайера, 1997 год

У хореографа Ноймайера есть целый ряд балетов на сюжеты Шекспира. "Гамлет" на музыку М. Типпетта входит в число его так называемых гамбургских балетов, созданных специально для возглавляемой им гамбургской труппы. Вообще же Ноймайер стал автором четырех разных "Гамлетов", которые он ставил в разные годы и для разных балетных трупп.

"Гамлет", фильм-балет, 1969 год

В 1969 году Марис Лиепа снялся в роли Гамлета в одноименном телебалете на музыку Шостаковича. Хореографом выступил Виктор Камков, а кинорежиссером — Сергей Евлахишвили. Получилась хореографическая сюита, в которой причудливо сплелись классические балетные движения и элементы современного танца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2015 1:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030904
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару, Деклан Доннеллан
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Танцы с Шекспиром
На сцене Большого театра состоится премьера балета "Гамлет"

Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Власть" №9, стр. 27
Дата публикации| 2015-03-09
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2669590
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Хореограф Раду Поклитару (на фото — слева) удивил театральную общественность, взяв в соавторы сценографа Ника Ормерода

11 марта на Новой сцене Большого театра состоится премьера балета "Гамлет", созданного международным триумвиратом авторов. Постановка, по словам его участников, выглядит скорее как драма без слов, чем как балет. Татьяна Кузнецова утверждает, что это — естественный ход истории.

Режиссер драматического театра Деклан Доннеллан, сценограф Ник Ормерод и хореограф Раду Поклитару вместе написали либретто, подобрали музыку (5-ю и 15-ю симфонии Шостаковича) и вместе сочинили сценический текст.

Так балеты не делают. Обычно хореограф — единственный автор. Он и режиссер, и сочинитель "пьесы" (движений, их сочетаний, рисунка мизансцен и перемещений групп), он же зачастую и автор либретто (если балет сюжетный). Иногда он выступает и сценографом, и даже — в некотором смысле — создателем музыки. Скажем, балетмейстер Петипа точно указывал Петру Ильичу Чайковскому не только характер музыкального фрагмента, но и количество необходимых ему тактов.

Тоталитаризм хореографов пошатнулся при Дягилеве — он делегировал полномочия художникам, и те воспользовались ими так решительно, что, в сущности, никого не удивило, когда в 1921 году балет "Шут" поставил не кто иной, как Михаил Ларионов, взявший себе в ассистенты юнца из кордебалета. После смерти великого законодателя балетных мод опытные дягилевские хореографы взяли реванш: ни Леонид Мясин, ни Бронислава Нижинская, ни Серж Лифарь, ни тем более Джордж Баланчин не терпели чужого вмешательства в свои постановки.

Иное дело — новорожденный советский балет. В начале 1930-х, когда эксперименты еще дореволюционных "формалистов" и "эстетов" были надежно пресечены, родился балетный аналог соцреализма — хореодрама. То есть спектакль, сделанный по законам драматического театра, только без слов и с музыкой, точно отражающей перипетии действия. Жанр создавали маститые теоретики — искусствоведы, критики, художники, композиторы, театральные режиссеры. Молодые балетмейстеры (будущим корифеям советского балета в ту пору не было и тридцати) смотрели в рот старшим товарищам, изучали режиссуру, систему Станиславского и навсегда усвоили, что танцуют в балете в двух случаях: при любовных объяснениях и на праздниках. Созданные под заботливой опекой первые большие спектакли Вайнонена, Захарова, Лавровского ("Пламя Парижа", "Бахчисарайский фонтан", предвоенные "Ромео и Джульетта") и стали их главными достижениями, попав в категорию "наследие".

В оттепель новое поколение балетмейстеров встрепенулось, потянулось к свободе, стало отстаивать балетное первородство. Тут кстати подоспели и гастроли нью-йоркской труппы Баланчина — выяснилось, что можно сочинять балеты и вовсе без режиссуры и драматургии. Стали пробовать, появились всякие симфонии — "Классическая", "Ленинградская". Юрий Григорович трансформировал хореодраму (ее, кстати, переименовали в уничижительный драмбалет): сюжет и актерское мастерство оставил, систему Станиславского и реализм выкинул. Танцевать теперь стали не только любовь, но и войну, ненависть, интриги, погони, мечты, даже по лесу ходить стали вприскочку — теоретики назвали это хореографическим симфонизмом.

Во времена позднего застоя, когда затанцевала река Ангара и березы ("Калина красная"), стало понятно, что этот жанр себя исчерпал. Как и советское балетмейстерское искусство в целом — своих Баланчиных у нас так и не появилось. Так что, едва стали налаживаться деловые контакты с балетным Западом, российские театры в первую очередь ринулись осваивать бессюжетное наследие американского классика. Зрителя приучали к абстрактному балету, втолковывая ему, что это высшее достижение хореографической мысли. Зритель смотрел, верил, но жаждал мелодрам. Причем не только российский зритель, но и западный — к исходу ХХ века одни и те же балетные трагедии и комедии, созданные еще в 1960-1970-е годы, заполонили сцены мира.

Когда затанцевала река Ангара и березы, стало понятно, что этот жанр себя исчерпал

Россия подхватила мировой тренд. Свои драмбалеты она утратила — в свое время слишком уж активно боролась с ними. Пришлось обратиться к западным ballet-story. В 2003-м Мариинский театр (единственный, сохранивший в целости советское драмбалетное наследие) перенес на свою сцену роскошную английскую "Манон" Макмиллана. Большой театр избрал другой путь: решил создать собственную — новую — хореодраму. Пригласил английских знаменитостей, Доннеллана и Ормерода, уже освоившихся в российском драмтеатре, дал им в помощь лучшего современного хореографа, какого смог сыскать (Раду Поклитару как раз выиграл в балетмейстерской номинации на Московском международном конкурсе), и в том же 2003 году показал новых "Ромео и Джульетту", где не было пуантов и отдельных номеров-танцев, где все были повязаны со всеми круговой порукой насилия, а некрасивость дежурных убийств обернулась некрасивостью убийственной жизни. Эффект был громкий во всех смыслах: на сцене Большого у тела Ромео дурным голосом орала Джульетта, в зале орали зрители — одни от негодования, другие от восторга. Стало ясно: в Москве зарождается новая балетная жизнь.

И точно: уже в следующем году худруком Большого стал Ратманский — хореограф совсем не радикальный, зато универсальный: с равным комфортом и зрительским успехом он ставил сюжетные балеты по сценариям 30-х годов и бессюжетные композиции баланчинского толка. Однако его дар мир оценил выше, чем Большой театр,— хореограф уехал в Америку. После его отъезда москвичам пришлось встать в общую очередь за мелодрамами: "Онегин", "Дама с камелиями" были куплены и сыграны. Однако жажда новизны не покидала москвичей, подсевших на адреналин риска с "Ромео и Джульеттой". Балетный худрук Сергей Филин уговорил ту же команду постановщиков взяться за нового Шекспира. И после долгих трех с половиной лет вынашивания замысла современный "Гамлет" появился на свет.
"Мой Гамлет более решительный, более жесткий, чем у Шекспира"

Исполнитель роли Гамлета Денис Савин рассказал о том, почему "Гамлет" Раду Поклитару и Деклана Доннеллана не похож на балет.

Двенадцать лет назад вы танцевали в "Ромео и Джульетте" Доннеллана--Поклитару, теперь — в "Гамлете". Изменились ли методы соавторов балета, как они разделяют свои обязанности?

Сами методы ни у Раду, ни у Деклана почти не изменились. Хореографией, естественно, занимается Раду, но Деклан постоянно работает над нашим актерским мастерством. В этом состоит кардинальное отличие от "Ромео и Джульетты", потому что тогда он действовал скорее как режиссер-постановщик. Сейчас же он возится с нами очень много: объясняет каждую мизансцену, каждый шаг, каждый взгляд, постоянно рассказывает, что нужно для конкретного действия и почему. У нас не так много танцевальных моментов. Мне наш "Гамлет" больше напоминает драматический спектакль — без слов, но с элементами танца.

В таких условиях разрешено ли вам импровизировать, добавлять что-то свое?

Естественно. Один из важных моментов этой постановки как раз в том, что можно совершенно свободно предлагать свои варианты. Если это убеждает Деклана, он говорит "да". У нас нет такого: "Все заткнулись, слушают меня и делают так, как я скажу". Репетиции обычно начинаются с того, что мы садимся, и Деклан начинает нам объяснять (это может длиться от 10 минут до полутора часов), что мы попытаемся сегодня сделать, какая стоит задача перед каждым. Все это обсуждается и критикуется. Только после этого Раду начинает ставить танец.

Что для вас стало самым неожиданным в образе Гамлета? Когда вы читали эту пьесу, он представлялся вам другим, отличным от того, что вы сейчас играете?

Мой Гамлет, которого хочет Деклан, более решительный, более жесткий, чем у Шекспира. Это особенно заметно в сценах с матерью, с Гертрудой. Он менее неврастеничный, чем его обычно представляют. Этот балет — попытка рассказать о человеческих отношениях, а не очередная демонстрация пьесы Шекспира.

Основная идея, проходящая через весь балет, это идея потери. Она есть в каждом дуэте, в каждой мизансцене. Это тяжело объяснить, поэтому Деклан проводил с нами очень много "теоретической" работы.

В чем она заключалась?

Чтобы понятнее объяснить саму идею потери, он рассказывал истории из своей жизни — к примеру, о своих взаимоотношениях с матерью. Мы и сами вспоминали свои истории. У Деклана есть коронная фраза: "А теперь забудьте об этом и давайте делать". Понимать это следует так: информацию вы усвоили, не думайте о ней. Все сработает на подсознательном уровне. И действительно срабатывает!

Такой балетный психоанализ...

Что-то в этом роде. Для нас это необычно. Как правило, мы быстренько все ставим и только потом наделяем персонажей эмоциями. Это неправильно, оттого и получаются голые пустые спектакли, которые вытягивает только музыка, свет и костюмы.

Что самое трудное в роли Гамлета для вас?

В этой постановке после каждого акта ты полностью опустошен, эмоционально истощен. События стремительно сменяют друг друга, и нет возможности уйти за кулисы, чтобы там передохнуть, как это обычно бывает перед вариациями. Нельзя даже подумать о том, чтобы расслабиться, отпустить образ. Такого у меня еще никогда не было.

Беседовала Елена Кравцун


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 12:09 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2015 2:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030905
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Кристина Кретова
Автор| Алиса Асланова, Фото Октавия Кольт
Заголовок| Белая Дама
Где опубликовано| портал Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-03-09
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/1194
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущая балерина Большого театра прекрасная Кристина Кретова в весеннем выпуске RBi рассказывает о красоте балета и примеряет платья из коллекции русского дизайнера Ma Ya.



RBi: С точки зрения физической подготовки ты была в хорошей форме для хореографического училища: шаг, стопа, вывортность?

КК: В нашей школе в Орле нас хорошо развивали: у нас была растяжка, мы делали станок, потом танцевали народные танцы, и все это – под баян. Сейчас мне сложно представить, как это – заниматься под баян, но это было очень здорово.
Когда я начала учиться, каждый раз, приезжая на каникулы домой, я первым делом шла в хореографическую школу. Мы устраивали такой special day, когда все-все собирались и смотрели, а я показывала класс, который мы сдавали в Московской академии. Потом по этой методике они обучались вплоть до моего выпуска. Когда показывала урок, я старалась объяснить все мелочи , например, почему, делая sauté, я стучу пальцами. В этой школе очень хорошие педагоги и директор, много детей поступают из Орла в хореографические училища, и меня это очень радует.

«Если ты будешь слушать все, что я говорю, я обещаю – ты будешь балериной».

RBi: В училище тебе было сложно, или у тебя пробивной характер?

КК: Мне вообще не было тяжело. Первые 4 года я вылезала на своих данных, харизме; мне все давалось легко. В 4-м классе нас взяла Людмила Алексеевна Коленченко, она дала мне очень много. Она поставила меня на место, ведь я уже начала взрослеть – решила перекраситься в блондинку, поправилась. Она видела во мне потенциал и по-своему любила меня. Пожалуй, в том году я поняла, где я нахожусь, что мне нужно делать, какой надо быть, к чему стремиться. Коленченко сказала мне однажды: «Если ты будешь слушать все, что я говорю, я обещаю – ты будешь балериной». Эти слова я запомнила на всю жизнь.

Есть один случай в училище, который очень характеризует ее отношение ко мне. У нас был концерт производственной практики, и я танцевала вариацию «Утро» из Коппелии. Был предварительный просмотр, я станцевала довольно хорошо, и она даже меня сдержанно похвалила. Но, когда на следующий день вывесили списки, меня в концерте не оказалось. Я уже расслабилась, но она подошла ко мне на классе и сказала, что сегодня я танцую, чтобы я была готова. Я очень удивилась. Когда мы доделывали станок, я слышала, как она кричала кому-то: «Почему Вы не даете ей шанса?!» Я не могу сказать, что мне оказывали протекцию в училище, просто я была таким ребенком без родителей, которому никто не помогал, кроме Людмилы Алексеевны. Если мои одноклассницы раз в месяц могли позволить себе новые балетные туфли, то я свои штопала, пока нитки не закончатся.
Кстати, да, я успешно станцевала тот концерт.



«Для себя я решила, что моим театром станет «Кремлевский балет».

RBi: Как было в старших классах, когда педагог сменился и уже близок выпуск?

КК: Я понимала, что до выпуска остается немного, и мне нужно проявить себя. На тот момент я была уже взрослым человеком, и у меня возникло огромное желание стать актрисой. Когда становилось тяжело и хотелось все бросить, меня осадила мама, сказала, что сначала нужно доделать хотя бы одно дело, а потом браться за другое. Год у нас вела Марина Константиновна Леонова, она вырабатывала в нас чистоту, стиль Большого театра, очень внимательно относилась к каждой девочке. Заключительные классы вела Елена Александровна Боброва, мы были первым ее выпускным классом. Она за нас очень переживала, ведь классы были очень сильные. Я, например, училась вместе с Машей Кочетковой, Людмилой Коноваловой, Настей Меськовой, в параллельном классе училась Полина Семионова. Я, конечно, называю тех, кто на слуху.

RBi: У тебя был страх перед выпуском, ты начала задумываться, куда ты пойдешь танцевать?

КК: Нет, никакого страха не было. Мне просто повезло. Где-то за полгода до выпуска к нам пришел Андрей Борисович Петров. Он ходил на уроки, смотрел учеников и после просмотра нашего класса сделал предложение мне. Знание, что работа в Кремле у меня уже есть, придало мне смелости на экзаменах.

В Большой мне не хотелось идти, так как меня была задача как можно меньше стоять в кордебалете и как можно быстрее начать настоящую работу. Я знала, что в Кремле есть два легендарных педагога – Екатерина Максимова и Нина Семизорова, к которым очень хотелось попасть. Для себя я решила, что моим театром станет «Кремлевский балет».

RBi: Тебя пригласили в Кремль на какие-то определенные условия?

КК: Когда я пришла на работу, со мной разговаривал Андрей Борисович, конечно! Видимо, после экзаменов, на которых я показалась еще лучше, чем полгода назад, определился, что я буду танцевать в его театре что-то сольное. Конечно, я буду стоять в кордебалете, но буду готовить сразу какие-то балеты. Мне дали общежитие и создали все условия для работы. Петров мне порекомендовал работать с Ниной Семизоровой, и я ему очень благодарна за это. Вот уже 13 лет мы с ней работаем вместе. Она ведет меня по жизни, я всегда чувствую ее поддержку. Даже в небольших партиях она всегда мне подскажет, и в классе я чувствую ее внимание ко мне.

«Кристи, поздравляю с первым выступлением. Добро пожаловать в наш театр!»

RBi: Кристина, ты когда-нибудь думала, что вырастешь из родного театра, и тебе захочется чего-то нового?

КК: Нет! Честно говоря, для меня «Кремлевский балет» был не просто домом. Я очень любила этот театр, несмотря на недостатки, отсутствие залов и хорошей сцены. Я себя считала одним целым и с Андреем Петровым, и Ниной Львовной Семизоровой, и с «Кремлевским балетом». Очень много было создано вместе: балеты, постановки, партии. Андрей Петров всегда давал мне дорогу.

Я решила забеременеть. Я танцевала до 4-х месяцев, ушла буквально на 5 месяцев и на 10-й день после родов уже вышла. Моей труппы не было в Москве, а мне нужно было где-то заниматься, и я пошла в театр Станиславского на класс к Маргарите Дроздовой, чтобы начинать входить в форму. И тут мне звонит Нина Львовна: «Сергей Филин видел тебя в театре и попросил срочно позвонить». Мне не хотелось ничего менять, но мысль о новых высотах уже закралась.

Через две недели я позвонила ему, и он пригласил меня к себе в труппу. Я отказала, потому что в Кремле у меня все было потрясающе: я танцевала все, что хотела, у меня было стабильное положение и признание в театре. Но Сергей Юрьевич не остановился на этом и позвонил опять после премьеры Эсмеральды в театре «Кремлевский балет» и спросил, не передумала ли я.

RB: Он специально приходил на спектакль посмотреть на тебя?

КК: Да, он посмотрел со мной Эсмеральду. Поняв, что я ничего менять не хочу, пригласил станцевать в качестве приглашенной балерины спектакли «Дон Кихот» и «Лебединое озеро». Я с удовольствием согласилась.

RBi: А Нина Львовна на тот момент уже ушла в Большой театр?

КК: Да, она не смогла совмещать работу в двух театрах и сделала выбор в пользу Большого и, конечно же, сделала правильно, ведь ей тоже нужно расти. Большой театр всегда был ее домом.

RBi: Наверное, важным толчком для твоего ухода стало отсутствие близкого педагога?

КК: Да, это был важный фактор ­– отсутствие ее классов. У нее потрясающие уроки: в каком бы ты ни был настроении, она всегда дает заряд энергии, все артисты тянулись к ней. Мне было без нее очень тоскливо. Я работала с Людмилой Михайловной Чарской, которая не старалась меня переделать, за что я ей благодарна, но все равно мне не хватало работы с педагогом. Я ходила в Большой к Нине Львовне репетировать. Совмещать было тяжело: так много работы и малыш дома.

Когда я станцевала в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, труппа отнеслась ко мне очень тепло, не было никакой ревности, меня многие поддерживали, и я чувствовала себя там комфортно. Мне подарили букет цветов от руководства театра, и в нем была открытка от Сергея Юрьевича со словам: «Кристи, поздравляю с первым выступлением. Добро пожаловать в наш театр!»

После этого я согласилась перейти из-за теплой атмосферы, что царила там, а, кроме того, ведь мне дали ставку примы.

Дальше было самое сложное – я не знала, как сказать об этом Андрею Борисовичу.

RBi: Как он отреагировал?

КК: Он лишь сказал: «Вот и все…»

«Это был Большой театр и его сцена»

RBi: Как ты решила перейти в Большой театр?

КК: Как-то мы поехали на гастроли в Челябинск, и туда приехал Сергей Юрьевич. После спектакля мы все вместе сидели в караоке, и он произнес такую речь, словно прощался с каждым артистом. Очень важно сказать, что в театре его все обожали. Он знал каждого своего артиста и уделял всем одинаковое внимание, независимо от того, был ли артист солистом или танцевал в кордебалете.

После мы узнали, что Сергея Юрьевича Филина назначили художественным руководителем Большого театра.

Я поняла, что Сергей Филин тот человек, под руководством которого я хочу работать. Мне нравилась его политика, мне нравилось, как он работает с артистами. Я набралась мужества и позвонила ему. Он сказал, что я должна прийти на просмотр, чтобы меня увидели, оценили, не говорили потом, что он меня привел.

На просмотре Нина Львовна давала класс, я занималась со всеми наравне, и после он вызвал меня к себе в кабинет и сказал, что никто из комиссии не был против. Так я попала в Большой театр. И уже через месяц я вышла в партии Повелительницы дриад, а первым моим спектаклем в Большом театре стал балет «Жизель».

RBi: У тебя ведь многое связано с этим спектаклем?

КК: Да, это мой первый спектакль в жизни – в Кремлевском балете это была моя первая ведущая роль. Что интересно, у Нины Львовны в Большом театре тоже партия Жизели была первой, которую ей передала Галина Сергеевна Уланова.

Когда я танцевала Жизель в Большом, я очень волновалась. Я была на пределе своих эмоций, мне казалось, что я сойду с ума. Ведь всегда, когда танцует кто-то новый, все стоят за кулисами и смотрят. Меня поддерживали мои подруги, например, Юлия Гребенщикова… В общем, мой большой опыт помог мне не провалиться, но, пожалуй, я в первый раз почувствовала, что сердце рвется из груди. Раньше у меня такого не было. Но ведь это был Большой театр и его сцена. Перебарывала я себя сильно.

Потом у меня сразу был «Щелкунчик».

«Большой театр не дает тебе расслабиться, все балерины в Большом театре настолько прекрасны, что на них стоит равняться»

RBi: Тебя изменил Большой театр?

КК: Не знаю. Это сложный вопрос. С одной стороны, мой характер совсем не изменился: моя организованность, пунктуальность, желание помочь скорее другим, нежели себе; с другой стороны, в плане работы, да, я очень изменилась.

С профессиональной точки зрения я выросла, я не могла и мечтать о таких хореографах, спектакля и ролях, которые дает мне Большой театр. И, конечно же, взгляды со стороны дают тебе стимул ­– нужно каждый раз выходить на сцену достойно. Большой театр не дает тебе расслабиться, все балерины в Большом театре настолько прекрасны, что на них стоит равняться.

Сейчас Большой театр стал моим домом. Спасибо труппе за то, что приняли меня! Надеюсь, своим трудолюбием я доказала, что меня не привели за ручку, что я прошла большой отрезок творческого пути: я набиралась опыта у педагога, который всю жизнь работает в Большом театре, и она мне дала стиль и подачу Большого театра. За прошлый сезон я сделала 8 новых ролей, уже в этом сезоне станцевала «Пламя Парижа», «Укрощение строптивой», «Утраченные иллюзии» и жду премьеру балета «Герой нашего времени».

RBi: Всем известно, что ты очень самокритична и требовательна к себе.

КК: Мне кажется меня воспитала жизнь. Я в 10 лет уже жила одна. Мой характер похож на характер мамы, она рано повзрослела, и, глядя на нее, я стремилась быть такой же. По поводу требовательности: да, я безумно требовательна. Дело в том, что я не люблю себя, как балерину Кристину Кретову. Я заставляю себя смотреть видео с моим исполнением и очень сильно расстраиваюсь, когда смотрю свои записи.

RBi: Есть что-то о чем ты жалеешь сейчас?

КК: Да. У меня была бабушка, которая быстро ушла из жизни, и я жалею о том, что уделяла ей слишком мало внимания. И сейчас я стараюсь больше внимания уделять своим родителям, отношусь к ним очень трепетно.

RBi: Ты сильно изменилась после родов?

КК: Мир поменялся полностью. Но самое главное, что я любима мужчиной, которого я люблю. До этого у меня не было таких чувств. Он очень трепетно относится к моей профессии, он создал для меня мир, в котором я могу быть только мамой и балериной, оградив меня от быта. Это большое счастье для любой женщины.

RBi: Твой сын смотрит спектакли с твоим участием?

КК: Да, самые любимые его спектакли «Онегин» и «Марко Спада».

RBi: Что для тебя самое важное воспитать в сыне?

КК: Доброту.

RBi: Скажи, какое место в твоей жизни занимает балет?

КК: Я фанат и очень люблю свое дело, но в первую очередь я мать, женщина, жена, а потом уже балерина. Я понимаю, что балет не на всю жизнь, это лишь отрезок, а мамой я останусь всегда.

ДРУГИЕ ФОТО ПО ССЫЛКЕ

Фотограф
Октавия Кольт
Дизайнер
Ma Ya
Украшения
RL JEWEL
Визажист
Кирилл Созонов
Стилист
Надина Смирнова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2015 9:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015030906
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Большой театр готовит сенсационную премьеру по Шекспиру
Бедный Йорик оживет в «Гамлете»

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" №26758
Дата публикации| 2015-03-10
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2015/03/09/bolshoy-teatr-gotovit-sensacionnuyu-premeru-po-shekspiru.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Во вторник в Большом театре генеральная репетиция «Гамлета». Для балета выбраны 5-я и 15-я симфонии Шостаковича. Репетиции проходят в обстановке строгой секретности, однако кое-какие подробности предстоящей мировой премьеры обозревателю «МК» выяснить все-таки удалось.


Фото: ЕЛЕНА ФЕТИСОВА/ BOLSHOI.RU

Не в пример недавней, также шекспировской, балетной премьере в Большом («Укрощение строптивой» Жан-Кристофа Майо), «Гамлет» получился довольно объемный: 8 главных действующих лиц и 45 человек кордебалета, по преимуществу мужского: всего 6 придворных — женщины, придворных же мужского полу в Эльсиноре аж 23. Остальные — это могильщики и видения. Известно, что действие в премьерном спектакле переносится в 50-е годы прошлого века. Соответственно, кроме положенных шекспировским героям шпаг, рапир и доспехов в постановке задействованы и револьверы. А вместо ключевой сцены «Мышеловка» с бродячими актерами Гамлет покажет вероломным родственникам кино, в котором имеется конкретный намек — кто же является истинным убийцей его отца.

Кроме того, запланирован еще ряд оригинальных сюрпризов: так, бедный Йорик предстанет не в виде черепа, а как живой и станет являться принцу призраком. Балет начнется со сцен из детства принца датского — в них Йорик, кстати, обозначенный в программке клоуном, будет развлекать ребенка. Помимо этого на сцене живым-здоровым предстанет и убиенный братом Гамлет-старший. Планируется еще явление как минимум двух посетителей с того света: кроме Йорика из гроба (гроб в постановке тоже предусмотрен) Гамлета посетят Офелия и — внимание — семь двойников: Клавдия, Гертруды и все той же Офелии…

Хореограф Раду Поклитару свое первое интервью дал обозревателю «МК».

— Раду, все знают, что вы любите выбирать провокационные темы, шокировать публику. Будет что-нибудь такое в нынешней премьере?

— Я вообще никогда специально никого не шокирую. И если утонченные ценители прекрасного шокируются и отчего-то находятся в удивлении — то это очень странная мотивация для творчества. Я ставлю спектакль так, как мне видится. А публика... она всегда права!

— Когда вы более десяти лет назад в Большом театре ставили «Ромео и Джульетту» и сотрудничали с Декланом Доннелланом и художником Ником Ормеродом, вы были еще совсем молодым хореографом. Сейчас при работе с маститым английским режиссером драматического театра не возникало ситуации «лебедь, рак и щука»? Доннеллан в одну сторону, Ормерод в другую, ну а вы...

— По поводу нашего трио: идея принадлежала Сергею Юрьевичу Филину, худруку балета Большого. Именно он решил в этом же самом составе собрать нашу команду, которая работала над «Ромео». Конечно, как и в каждой работе, бывают творческие споры, но, когда спектакль уже сделан, могу сказать, что это было удивительное сотрудничество, и каждый со своей стороны, своим, данным ему богом умением старался сделать проект лучше. Естественно, Доннеллан не показывал хореографию артистам, он потрясающе работал с актерами театра. Я видел лица ребят, потом общался с ними — они никогда не работали с таким большим драматическим режиссером. Я думаю, что знания, которые Доннеллан дал им в работе над «Гамлетом», артистам пригодятся в их дальнейшей творческой жизни.

— Приоткройте секреты новой постановки, расскажите, что ожидается кроме того, что уже известно.

— Я секреты не рассказываю… Могу только сказать, что эта постановка — самый долгоиграющий проект в моей жизни. Мы начали подготовку к «Гамлету» с Доннелланом и Ормеродом три с половиной года назад. И именно столько времени готовилось либретто, разрабатывались костюмы, декорации, мы думали про музыку, про концепцию постановки.

— О каких изменениях по сравнению собственно с шекспировским «Гамлетом» можно говорить?

— Если говорить про «Гамлета» в балете, то, естественно, дословного перевода каждого слова не может быть, и, естественно, наш спектакль тоже потерял какие-то сюжетные линии. Хронометраж очень небольшой: первый акт — 45 минут, второй — 35. Исчезли некоторые персонажи, зато другие появились. Например, бедный Йорик — реальный и очень важный персонаж для Гамлета.

— А почему в качестве музыки к Гамлету выбран именно Шостакович? Ведь в Большом Шостаковича даже в переизбытке: последняя балетная премьера, что была перед вашей, — «Укрощение строптивой» — тоже Шостакович и тоже Шекспир.

— Шостакович — гениальный композитор, конечно, абсолютно современный, он не раз обращался в своей жизни к теме Гамлета. Очень многие сравнивали его самого с Гамлетом — как персону, как личность. У него есть сюита к знаменитому фильму Козинцева со Смоктуновским в главной роли. Он же писал музыку и к спектаклю в Вахтанговском театре. Но, когда мы послушали эти две сюиты, то поняли: главная проблема все-таки в том, что это сюиты. Они очень мелкономерные — номера по две–четыре минуты. Нам необходима более крупная форма, и мы вели переговоры с различными композиторами на предмет написания по заказу Большого специальной партитуры. Но все хорошие композиторы, как и хореографы и режиссеры, расписаны на годы вперед. И потому, к сожалению — а как я сейчас понимаю, к счастью, — этого не случилось. В итоге мы решили снова вернуться к Шостаковичу: послушали все симфонии очень внимательно и были абсолютно поражены тем, что к нашему либретто 5-я симфония для первого акта и 15-я, последняя у Шостаковича, для второго оказались идеально подходящими. Как будто Шостакович писал их на заказ. Мы только кое-что подправили — чуть-чуть, но в целом эта гениальная музыка абсолютно точно изображает музыкальное состояние нашего Гамлета.

— Я смотрю, что для ведущих партий выбрано много танцовщиков, с которыми вы уже работали раньше в Большом...

— Конечно, все эти актеры за 11 лет после «Ромео» стали еще большими мастерами. Естественно, в новую постановку перекочевал наш Ромео из первого состава — Денис Савин будет Гамлетом. Юрий Клевцов исполняет партию Клавдия — в «Ромео» он был Меркуцио. Тибальт — Саша Петухов — сейчас Полоний, так же как и наш патер Лоренцо — Андрей Меланьин из старой плеяды. Другой Тибальт — Денис Медведев — Йорик. Виктор Барыкин, педагог Большого театра, — сейчас отец Гамлета. Ян Годовский, тоже исполнявший партию Ромео, является моим ассистентом, и в этой постановке он мне помогает во всем. Как и в «Ромео», в «Гамлете» тоже много молодых актеров, которые еще не имеют больших партий в Большом: одна из наших Офелий — Диана Косырева, а одна из Гертруд — Вера Борисенкова. Я работал ранее с Артемом Овчаренко, а сейчас он тоже будет исполнять партию Гамлета, только в другом составе, как и Владислав Лантратов.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 04, 2015 12:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 10, 2015 11:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031001
Тема| Балет, ABТ, Премьера, Персоналии, Алексей Ратманский, Диана Вишнёва
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Не спать, красавица
Громкая премьера балета Чайковского в версии Алексея Ратманского прошла в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6620 (49)
Дата публикации| 2015-03-11
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/03/11/balet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

С тех пор, как Алексей Ратманский ушел с поста художественного руководителя балетной труппы Большого театра, за его премьерами трудно уследить. Но нынешнюю постановку приглашенного хореографа Американского театра балета ждали пристально по обе стороны океана. Масштаб и уровень амбиций впечатляют: Ратманский взялся за собственную версию знаменитого балета Петипа-Чайковского "Спящая красавица".

Слегка задвинутая в тень "Лебединым озером", "Спящая" остается очень притягательным балетом большого формата: с 1890 ее появлению на публике сопутствует адский труд театра и взрыв интереса публики.

Балетмейстеры ХХ века без конца переделывали классический шедевр - одни стремились вернуться к первоисточнику, другие - приспособить балет ко вкусам современников.

Когда-то танцевавший принца Дезире Ратманский выбрал первый путь и с головой окунулся в архивные раскопки, так что балетный мир заговорил о пяти тысячах оцифрованных фото в его компьютере и готовности Ратманского биться насмерть за каждую букву танцевального текста.

Примерно так же его коллега Сергей Вихарев восстанавливал "Спящую" в Мариинском театре в 1999 году, и копий о "музейную версию" тогда было поломано много. Этот подход устроил шефа Американского балетного театра (American Ballet Theatre) Кевина Маккензи, предоставившего в распоряжение Ратманского труппу. Американская труппа вот-вот празднует юбилей, и ей просто необходим знаменитый классический балет большого формата.

Еще важнее, что история показалась интересной прима-балерине Диане Вишневой, в прошлом году отметившей 10-летие своего сотрудничества с ABT.

Ради профессиональных достижений балерина-трудоголик готова работать круглосуточно и как никто умеет переключать регистры от суперсовременных танц-спектаклей до нежно любимой классики.

Помогали рождению спектакля ее постоянный партнер Марсело Гомес и самая знаменитая Принцесса Аврора Ленинградского Кировского театра Ирина Колпакова.

Для Вишневой, чей роман с главной героиней спектакля начался еще в школе, эта версия Принцессы Авроры официально стала пятой по счету. Неофициально - трудно сказать, какой: даже популярную в Европе редакцию Рудольфа Нуриева каждый театр немного обнашивает под себя.

Главной трудностью для танцующих стала скрупулезность Ратманского, решившего во что бы то ни стало следовать архивным записям, а ведь они, в отличие от современных видео, далеки от совершенства.

Ратманский требовал почти невыполнимого: чтобы ноги не поднимались выше 45 градусов, чтобы туры были не сильны, прыжки не высоки, а все вместе дышало кокетством и шармом belle epoque русского императорского балета. Это как если гонщика современной Формулы-1 пересадить на элегантный роллс-ройс начала века, требуя не превышать скорость.

Однако в случае с Вишневой и труппой ABT вопрос о профессиональном подходе к задачам не возникает, и сумасшедший успех премьеры тому свидетельство.

Конечно, критика Лос-Анджелеса отметила визуальную эклектику: сценографию к постановке делал по мотивам Леона Бакста (писанных им уже для Русского балета Дягилева) дизайнер Ричард Хадсон, тот самый, что придумывал облик бродвейского "Короля Льва" - и легкий бродвейский шик немного проглядывает. Но успех действительно оглушительный, и теперь новая старая "Спящая красавица" пройдет в мае-июне на сцене Линкольн-центра, а в октябре станет главным спектаклем закрытия ЭКСПО-2015 в Милане.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 11, 2015 4:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031101
Тема| Балет, Музыкальный театр Карелии, Премьера, Персоналии, Кирилл Симонов
Автор| Максим Берштейн
Заголовок| Трансформация юмора
В новом балете Кирилла Симонова снова разговаривают – и на этот раз по-японски

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" Карелия
Дата публикации| 2015-03-11
Ссылка| http://karel.mk.ru/articles/2015/03/11/transformaciya-yumora.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Неувядающий шекспировский «Сон в летнюю ночь» получает новое воплощение на сцене Музыкального театра Карелии – теперь в виде балета-комедии на музыку Мендельсона. Поскольку режиссером-постановщиком спектакля станет «золотомасочный» худрук балетной труппы театра Кирилл Симонов, ожидать приходится чего угодно. Особенно учитывая, что на сцене нашего театра это будет первая комедия в его постановке.


В прыжке – Анастасия Лодде

Для тех, кто подзабыл Вильяма нашего Шекспира, напоминаю канву пьесы: боги перессорились между собой, вслед за ними люди, а шкодливый паж Пак внес в их жизнь такую сумятицу, что до самого финала не разобраться. То, что нас ожидает очень смешная фантасмагория, понятно уже из текста либретто. Даже раньше – из характеристик героев:

«Титания, царица. Занята спасением животных, насекомых и детей.

Ипполита, царица амазонок. Не местная.

Деметрий, жених Гармии. Из о-очень знатной семьи»…

К слову, либретто принадлежит перу питерского драматурга Ольги Погодиной-Кузьминой. Только что в театра «Творческая мастерская» поставили спектакль «Раз, два, три…» по ее пьесе «Глиняная яма». После этой глубоко трагичной истории хулиганская история из жизни эльфов и людей смотрится особенно контрастно.

…Балетов-комедий вообще крайне мало. Не писали композиторы для «смешных» балетов – «Пульчинелла» Стравинского да «Тщетная предосторожность» Луи Герольда, больше и на слуху-то ничего. Возможно, потому, что ставить комедию очень сложно, тем более комедию-танец. То, что людей гораздо проще заставить плакать, нежели смеяться, Симонов теперь знает на собственном опыте:

– Проще поставить драму – ты знаешь, как драматически «вытянуть» любую историю. А здесь сложно: необходима трансформация лексики.

Плачут люди от одного и того же, а вот смеются над разным – и это главный барьер между режиссером комедии и зрителем. Но у Симонова преимущество: балет, как и язык жестов, универсален для всех. В его основе движение. Задача постановщика – сделать это движение смешным.

То, что в балете Кирилл Симонов вновь использует элементы драмы, не облегчает задачи. Текст читают люди, никогда этому не учившиеся – танцовщики. Хотя на роль Оберона, царя эльфов, режиссер пригласил из Москвы актера драматического – Алексея Шутова, известного по нескольким сериалам. Впрочем, ему тоже непросто: в балете надо танцевать, и он танцует. Причем, по отзывам Симонова, весьма неплохо для дилетанта – даже поддержки делает. Феноменальный случай!

– Для меня очень важен и интересен сам текст Шекспира. Те отрывки текста, которые я использую, не являются сюжетообразующими – это характер. Мелодика шекспировского слога, даже в переводе, необыкновенно обаятельна, чутка, чувственна. И мне захотелось это смешать.

При этом свой спектакль Симонов не считает неким синтезом, смешением жанров. Это по-прежнему балет. Просто балет в развитии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 11, 2015 4:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031102
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Денис Савин
Автор| Фотограф Батыр Аннадурдыев
Заголовок| Танцы со смертью
Где опубликовано| © портал Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-03-11
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/1209
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Bolshoi (c)

Сегодня, 11 марта, Большой театр представит мировую премьеру – балет «Гамлет». Новый спектакль от неординарного хореографа Раду Поклитару и режиссера Деклана Доннеллана вновь заставит говорить о себе, повторяя историю «Ромео и Джульетты», спектакля, который прошел в Москве под свист и овации. Денис Савин, исполняющий главную роль, рассказал RBi о «Гамлете» и новом прочтении трагедии Шекспира.

RBi: Денис, Гамлет не первая Ваша работа с Раду Поклитару. В начале карьеры он выбрал Вас в свою постановку «Ромео и Джульетта».

ДС: Да. Даже уже не помню, это был первый или второй год работы в театре. Я был молод и стеснялся всего на свете, и тут ко мне подходит заведующий труппы (тогда это был Геннадий Янин) и говорит, что нужно обязательно идти на кастинг, который проводит Раду Поклитару. Я пришел, нам давали комбинации, и мы должны были их выполнять с той или иной эмоцией. Мне было жутко страшно, большего смущения я не испытывал никогда. Апофеозом стал «поцелуй» Джульетты: когда попросили поцеловать ее, а она отказалась. На этом кастинг закончился, и после я узнал, что меня выбрали на роль Ромео.

RBi: Раду Поклитару сказал, что выберет для своей постановки самого лушего Гамлета в мире. Как Вы думаете, почему он выбрал Вас?

ДС: Я думаю, потому что он меня очень хорошо знает. Мы с ним уже работали вместе не только над «Ромео и Джульеттой», но и над балетом «Палата №6». А так как это было сразу после «Ромео и Джульетты», то получилось так, что с Раду мы не расставались на протяжении полугода, и он стал моим театральным отцом.

RBi: «Гамлет» самая востребованная постановка в драматическом театре. А в хореографической пластике какое новое слово говорит Поклитару?

ДС: Учитывая тот факт, что 11 лет назад «Ромео и Джульетта» казалась очень смелым экспериментом, сейчас эта хореография уже не кажется такой новой. Новизна в том, что много пантомимы и мало танцев, это скорее не балет. И он сильно отличается от того , что Раду делал в «Ромео и Джульетте».

RBi: Как Вы понимаете Гамлета, что своего Вы попробовали внести в образ датского принца?

ДС: В этой работе Деклан Доннеллан (прим. режиссер спектакля) настолько четко объяснял каждый шаг, что я даже не могу сказать, каким я его сделал. Я лишь пытался максимально сделать его таким, каким его видит Деклан. Я старался идти по тому пути, который предложил режиссер, и по минимуму вносить что-то свое. Зрители решат, получилось это интересно с точки зрения драматургии или нет.

RBi: Роль психологически сложная, она как-то повлияла на Вас?

ДС: Да, сильно. Я думал, мне удастся как-то обойти влияние роли. За все время моей работы в театре мне удавалось избегать этого момента, но с Гамлетом так не получилось. Во время одного прогона я сорвался за кулисами, потому что нервы были на пределе, что стало следствием постоянного психологического напряжения.

RBi: Есть у Вас что-то общее с Гамлетом?

ДС: Очень хочется сказать, что есть, но только если сравнивать именно этим с Гамлетом. В этой постановке он более жестокий, чем у Шекспира, и менее неврастеничен.

RBi: На кого Вы равнялись при создании роли Гамлета?

ДС: Еще когда мы готовили «Ромео и Джульетту», мне запретили смотреть какие-либо записи, чтобы я целиком и полностью сделать своего Ромео. Это помогает лучше понять режиссера, поэтому и сейчас я работал также и старался забыть все, что видел ранее.

RBi: Вы не боялись ответственности, ведь для драматических актеров роль Гамлета – вершина пьедестала?

ДС: На самом деле, для любого артиста сыграть Гамлета – это апофеоз карьеры, и я не исключение. Для меня это главный спектакль на сегодня, но я стараюсь не думать об этом до премьеры.

RBi: В чем была самая большая сложность во время постановки?

ДС: Постараться понять режиссера и наиболее точно, без каких-либо клише, сделать не балетную партию, нужно было отключать привычки своего тела в движениях.

RBi: Что делает трагедию Шекспира незабвенной до сих пор?

ДС: Все это писалось на основе жизней людей, а люди не меняются. Поэтому эти великие произведения остаются с нами и никогда не утратят свою силу. Все в мире движется по замкнутому кругу.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 12, 2015 1:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031201
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару, Деклан Доннеллан
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| Мировая премьера балета «Гамлет» прошла в Большом театре
Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-03-12
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-03-12/100_hamlet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото пресс-службы Большого театра (bolshoi.ru)

Главный театр страны продолжает шекспировскую тему – прошлый сезон завершился премьерой балета «Укрощение строптивой», который специально для Большого поставил знаменитый хореограф Жан-Кристоф Майо; «Гамлета» театр доверил уже проверенной команде – над спектаклем работали британский режиссер Деклан Доннеллан, его постоянный сценограф Ник Ормерод и хореограф Раду Поклитару.

В этом же составе десять лет назад они осуществили скандальную постановку балета Прокофьева «Ромео и Джульетта» (наследники композитора остались недовольны обращением с партитурой и добились запрета спектакля), и остались столь верны тогдашним исполнителям, что спустя десять с лишним лет пригласили все тех же солистов, несмотря на их возраст. Тогда еще начинающий Денис Савин («Ромео и Джульетта» был одним из его первых спектаклей в Большом) сегодня – уже маститый, опытный артист, в «Гамлете» исполняет заглавную партию и заслуженно срывает зрительские аплодисменты. По мысли режиссера, он играет историю, или даже трагедию потерь (Гамлет теряет всех, кого любил) и историю бездействия, и знаменитое «быть или не быть» у Доннеллана превращается в «действовать или нет».

Исходная точка этой постановки – воспоминания Гамлета о своих детских годах, об одном из дней рождений, где взрослый Гамлет как наяву видит себя, Лаэрта и юную Офелию, любимых маму и папу, веселого клоуна Йорика, показывающего трюки с зонтиком. Музыка Пятой симфонии Шостаковича, сорок пять минут предчувствия безысходного, неотвратимого несчастья, звучит в голове – и в душе – у взрослого Гамлета. Не только призрак отца – видения мертвой Офелии и Йорика будут преследовать его в будущем, они же станут его внутренними собеседниками в последнем «монологе». Эта сцена, которая поставлена на музыку медленной части из Пятнадцатой симфонии Шостаковича со знаковой цитатой лейтмотива судьбы из вагнеровского «Кольцо нибелунга», более всего подходит к энциклопедическому «Быть или не быть» (в балете это одна из заключительных сцен, что не совпадает с местом текста в шекспировской пьесе). Каминный зал Эльсинора, словно старинная гравюра, во втором акте разрушен, искорежен. На «выжженную» датскую землю, где не осталось ни одного живого существа, ступают норвежские завоеватели, на зрителя наставлены дула автоматов. Такой страшный и безысходный финал у этого спектакля.
Подробная рецензия балета выйдет в «Независимой газете» в понедельник 16 марта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 12, 2015 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031202
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару, Деклан Доннеллан
Автор| Анна Владимирова
Заголовок| "Гамлет" в Большом: глубокая пьеса на языке танца
Где опубликовано| © Вести ФМ
Дата публикации| 2015-03-12
Ссылка| http://radiovesti.ru/article/show/article_id/162494
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Мировая премьера "Гамлета" в Москве. Балет по пьесе Уильяма Шекспира на музыку Дмитрия Шостаковича представляют на Новой сцене главного театра страны английский режиссер Деклан Доннеллан и хореограф Раду Поклитару. В 2003 году они уже ставили в Большом балет "Ромео и Джульетта". Очередной эксперимент этого творческого союза - пластический спектакль о вечных ценностях на злобу дня. В порыве танца здесь смешались все чувства: от любви до ненависти; переплелись все формы отношений: от дружбы до вражды. На спектакле побывала корреспондент "Вестей ФМ" Анна Владимирова.

На сцене - праздник. Маленькие Гамлет и Офелия изящно танцуют на дворцовом торжестве. За детьми с нежностью наблюдают король и королева Дании, их приближенные и придворный министр Полоний - отец Офелии. Рядом - его маленький сын Клавдий, - ему тоже не терпится сделать несколько заученных "па". В разгар веселья на сцену влетает вихрем клоун Йорик и увлекает маленького Гамлета в свою лихую пляску.

Так вспоминает повзрослевший принц Датский один из своих дней рождения. Спустя годы ему предстоит потерять отца и узнать о предательстве матери. Извечные гамлетовские вопросы: "быть или не быть", "смириться или оказать сопротивления" исполнителю главной партии Денису Савину удалось задать со сцены без единого слова:

"Когда работаешь в балетном театре, плохо представляешь, что такие партии вообще станцевать можно. Потому что там очень важна речь - все-таки это для драматического театра произведение. Но когда с тобой работает такой режиссер, как Деклан Донеллан, все невозможное становится возможным. Это больше именно режиссерская работа, потому что я старался следовать всему, о чем меня просил режиссер. Там очень много эмоций. Но основная линия - линия потери".

Детская влюбленность Гамлета превратиться в зрелую любовь, с которой тоже придется проститься. Впрочем, лирических нот в спектакле звучит немного. Светлого любовного адажио здесь нет. И этим "Гамлет" не похож на многие другие балеты. А Офелия - на прочих юных героинь. Говорит исполнительница роли Офелии Анастасия Сташкевич:

"Она, безусловно, любит Гамлета. Но в силу покорности, в силу того, что она очень хорошая, покорная дочка, она, в отличие от других героинь Шекспира, не борется за свои чувства, не борется за свою любовь".

Впрочем, даже без борьбы здесь случаются жертвы. В стремлении отомстить за отца Гамлет по ошибке убивает Полония. Чем провоцирует помешательство и гибель возлюбленной и поднимает очередную волну ненависти, которую уже не остановить. Рассказывает исполнитель роли Лаэрта Игорь Цвирко:

"Лаэрт переходит отчасти на темную сторону. Он не может простить Гамлету то, что он потерял свою сестру, что Гамлет убил Полония. Но у него также есть чувство вины перед Гамлетом, потому что он поддался этим эмоциональным всплескам сознания, вместо того, чтобы это горе принять, перебороть и все же остаться человеком".

Режиссер-постановщик спектакля Деклан Доннеллан признает - перевести самую глубокую пьесу Шекспира на язык танца было непросто. Ведь основа любого балета - эмоциональность, а "Гамлет" - пьеса скорее интеллектуальная:

"Три с половиной года мы трудились над этим проектом и в какой-то момент нашли четвертого соратника - Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Для постановки мы выбрали его пятую и пятнадцатую симфонии. В процессе работы мы думали: хорошо бы, если бы здесь музыка звучала более быстро, более драматично, и вдруг оказывалось, что в нужном месте она именно так и звучит. Это было что-то невероятное!"

В двух коротких - каждое не больше часа - действиях балета, словно пазлы, собраны самые трогательные моменты трагедии. Сложная история рассказана зрителям понятно и просто - с помощью точных жестов и грациозных движений.

Премьерные спектакли балета "Гамлет" пройдут на сцене Большого театра ежедневно до 15 марта.

Изображение предоставлено Вестями.ру
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Чт Мар 12, 2015 1:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031203
Тема| Балет, музей киргизского балета, Персоналии,
Автор| Любовь Борисенко
Заголовок| Балет попал в музей
Где опубликовано| "Российская газета - Неделя" - Киргизия №6617 (46)
Дата публикации| 2015-03-05
Ссылка| http://www.rg.ru/2015/03/05/balet.html
Аннотация|


Фото: А. Абдыгулов/ РИА Новости www.ria.ru

В бишкекском хореографическом училище (БХУ) имени Чолпонбека Базарбаева открылся первый в республике музей киргизского балета.

На стендах представлена история становления классического танца в Киргизии, сценические костюмы, декорации. Уникальные архивные снимки рассказывают о первой танцовщице Джумакалый Арсыгуловой, творческий путь которой прервал неизлечимый недуг. Здесь же можно узнать о дебюте знаменитой балерины Бюбюсары Бейшеналиевой на сцене Киргизского театра оперы и балета. Устроители музея даже ее пуанты нашли.

Значительное место в музее занимают материалы, посвященные народному артисту СССР Чолпобеку Базарбаеву, именем которого сейчас названо хореографическое училище, - книги, архивные фотоматериалы, письма от поклонников, подарки от глав государств и дипломатических представительств.

Здесь же представлены портреты действующих мастеров сцены - Марины Ласточкиной, про которую говорят, что она не танцует, а летает, Куванычбека Сыдыкова, Доктурбека Бийсеева и других именитых артистов.

По словам сотрудников училища, на сбор экспонатов они потратили более двух лет.

- Мы специально решили открыть музей именно в хореографическом училище, - пояснила художественный руководитель БХУ Айгуль Мураталиева. - Те, кто решил посвятить себя классическому танцу, должны знать, что балет - тяжкий труд. Поэтому мы не хотим, чтобы наши ребята питали иллюзии на этот счет.

Устроители музея намерены обратить к театрам СНГ с просьбой помочь собрать исторические материалы для пополнения экспозиций.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2015 12:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015031301
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару, Деклан Доннеллан, Денис Савин, Анастасия Сташкевич
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Пируэты не для Гамлета
В Большом театре станцевали трагедию Шекспира

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6623 (52)
Дата публикации| 2015-03-13
Ссылка| http://rg.ru/2015/03/13/hamlet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


"Гамлету", видимо, быть - он понравится публике, любящей будто бы знакомое и понятное. Фото: Дамир Юсупов / Большой театр

Вопреки удивлению далекого от балета большинства, Шекспира танцуют много и охотно. "Сну в летнюю ночь" везет, "Ромео и Джульетте" - еще бы, а вот у "Гамлета" с пируэтами тяжело.

В Большом "Гамлет" стал первой из двух оригинальных премьер сезона, ожидания были завышены. Двенадцать лет назад британский театральный режиссер Деклан Доннеллан и постсоветский хореограф Раду Поклитару уже ставили вместе в Большом "Ромео и Джульетту". Получилось страстно, нескучно, с ощущением, что у хореографа есть запас "на вырост".

Вскоре ему дали там же ставить чеховскую "Палату N 6", и надежд поубавилось, но к нынешней премьере Поклитару пришел уже бывшим худруком собственного театра "Киев модерн-балет", как бы в зените пресловутой творческой зрелости. Видимо, все дело в "Гамлете": с ним ведь либо мастерски, либо никак.

Про "мастерски" - сомненья возникли сразу. Очень уж сентиментально-показательно Гамлет и Офелия резвились детьми и сменились взрослой парой, первые соло героев озадачили скудостью танцевальных слов. Зато надежной бутафорией Поклитару появился на сцене постоянный спутник Гамлета чемодан (автор любит чемоданы с "Трех грузинских песен" 2001 года) и так же надежно, суммировав все сцены усмирения от "Пролетая над гнездом кукушки" Формана до "Пиковой дамы" Додина, санитары справились с Королем Дании.

В пространстве черно-белого барочного дворца, придуманном постоянным соавтором Доннеллана сценографом Ником Ормеродом, поднялась дальняя шпалера, и туда, в клубы слепящего дыма, отправился своим ходом труп в пижаме. Это важно, поскольку дальше по ходу спектакля все смерти приключались одинаково: поднятая шпалера, клубы дыма, уходящий покойник - Король Дании, Полоний, Офелия, Гертруда, Лаэрт, Гамлет. Вроде бы все.

Не покидает чувство, что все происходящее есть искусственно взбитая сумма знаний и каждое решение похоже на уже виденное. Военизированная свита Клавдия родом из "Майерлинга" Макмиллана (чинуш "Анюты" Васильева, пьяниц "Зеленого стола" Йосса, можно продолжить), светская публика без изменений кочует по современным версиям опер, немая фильма в эпизоде "Мышеловка" взывает к ближнему "Руслану и Людмиле" Дмитрия Чернякова, мозолит глаз видеокамера в руках Гамлета, тоже ставшая общим местом актуальной режиссуры.

Иногда парафраз удачен, как намертво прилипшая к балету сцена сумасшествия Жизели: Офелия пугает толпу, эротично облизывая пистолет. А когда после убийства Полония толпа вскидывает героев над головой, мерещится поднятый на копья римлян Спартак.

В жесткой сцене экстаза Гамлета с мертвой любимой Раду Поклитару даже похож на Поклитару, похожего на Анжелена Прельжокажа - именно так мучился попавший в склеп к Джульетте Ромео. Притом у этого набора цитат, то удачного, то не очень, не отнять динамики.

Никто не хочет рассказывать Гамлету новости, Полоний и Ко морочат голову, Гамлет провоцирует, Клавдий раскрыт - действо летит без остановки. Тем, кто не любит балетных непонятностей, бояться нечего, сюжет ясен и понятен, и даже страшно хохочущих привидений (семь Офелий, семь Гертруд) ни с кем не спутать. Жаль только, что при всем том танцевать героям практически нечего.

Толпа складывает руки листочком над головой, потрясенный Гамлет натурально трясется, обессилевшая Офелия валится с ног, но - танца нет.

Мы получили зрелищный и понятный для неискушенной публики постдрамбалет, вторичный, как всякий лишенный иронии "пост-", и обидный, как всякое выхолощенное событие. Лет шестьдесят назад драмбалет доказал, что, логически развиваясь, съедает хореографию, и у нынешнего нового драмбалета аппетит оказался отменный.

При таких главных чертах премьеры чувство гармонии диктует разыскать что-то хорошее. Вот: невзирая на игнорировавших его (заодно с Шостаковичем) авторов спектакля, хорош был оркестр, дирижеру Игорю Дронову современный балет давно обязан отлить памятник.

Слава умнице Денису Савину-Гамлету и его педагогу Яну Годовскому, выжавшим из скудного пайка пешеходной роли 150 процентов. Слава Анастасии Сташкевич-Офелии, дождавшейся хоть какой роли индпошива. А "Гамлету", видимо, быть - он понравится публике, любящей будто бы знакомое и понятное.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 2 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика