Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 18, 2014 10:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121803
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Наталья Витвицкая
Заголовок| Большой аттракцион
Где опубликовано| © «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2014-12-18
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/603754/tab-reviews/review74856/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера на Новой сцене — корпродукция Большого театра, фестиваля в Экс-ан-Провансе, театра «Ла Монне» в Брюсселе, Большого театра Женевы и Национальной Рейнской оперы Страсбурга. Над новой версией оперы «Риголетто» Верди работала команда иностранных постановщиков во главе с Робертом Карсеном, известным умением осовременивать классику. Знатоки ждали скандала. Однако публика сумела разглядеть за «обнаженкой» и цирковыми номерами стройную концепцию развлекательного спектакля «для взрослых».



Слухи перед премьерой — дело обычное. Сам факт того, что опера Верди будет идти на Новой сцене, предназначенной для экспериментов, уже повод не ждать от постановки предсказуемых впечатлений. Первая сцена решена Карсеном жестко — на арене цирка стайка красоток танцует топлес. Герцог Мантуанский, сидя в ложе, цинично выбирает себе «подарок». Он — раб страстей, ему не особенно важно, какая женщина перед ним. Главное — новая. Милашка Джильда, послушная дочь придворного шута Риголетто (у Карсена злой клоун из фильмов ужасов) становится очередной жертвой. Интимные сцены тоже поставлены без щепетильности, чтобы уж публика наверняка понимала, что новоиспеченная парочка не на звезды смотрит, оставшись наедине.

Нескромное действие перенесено в цирк — зритель видит половину амфитеатра, ложи, лестницы для эквилибристов, канаты, арену. А заодно — блестящие работы профессиональных акробатов.



Зритель как завороженный, смотрит на сцену, — там вообще все, как в кино: секс, похищение, жажда мести и даже парочка трупов. Риголетто хочет отомстить Герцогу за поруганную честь дочери, но в финале получает мешок с ее окровавленным телом.
Смотрится опера легко, — концепция Карсена отлично ложится на музыку, не противоречит ей (как это часто случается с режиссерскими опусами).

И хотя к работе солистов (в том числе приглашенных) и оркестра можно придраться, в целом постановка может претендовать на более или менее постоянную любовь публики. «Цирковой спектакль» никто не освистал, возмущения открыто не высказал. По всей видимости, московская публика, наконец, научилась различать пустой эпатаж от идеально выстроенной концепции. И еще одно — на такой опере спать точно не захочется никому.

Фото: Олег Черноус / Пресс-служба Большого театра


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 18, 2014 11:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 18, 2014 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121804
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Петр Поспелов
Заголовок| В Большом театре — премьера «Риголетто» Верди
Оперу поставил режиссер Роберт Карсен, перепутав ее с «Паяцами» Леонкавалло

Где опубликовано| © «Ведомости»
Дата публикации| 2014-12-18
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/37365651/iz-drugoj-opery
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


В постановке Роберта Карсена герцог Мантуанский неравнодушен к циркачкам
Фото: Олег Черноус / Большой театр


Этот спектакль был никому не нужен и появился в Большом театре как нежеланное дитя. Новое руководство, вздыхая, говорило, что ему приходится выполнять обязательства, взятые на себя старым. Но и выбором бывшего программного директора Большого театра Михаила Фихтенгольца, с чьим именем связаны многие прошлые победы театра, «Риголетто» не является. Однако это факт, что Большой вошел в копродукцию с театрами Страсбурга, Брюсселя, Женевы и Экс-ан-Прованса, где в прошлом году спектакль увидел свет, и теперь его по контракту с партнерами приходится играть в Москве.

Широкая публика между тем об этом ничего не знала и раскупила билеты на всю премьерную серию. Опера — шедевр, название — популярное, в Большом театре «Риголетто» шел всегда и вот снова идет — только как?

Идет «Риголетто» на Новой сцене, которая превращена в цирк. Но, к сожалению, режиссер Роберт Карсен совсем не Феллини. Шут Риголетто по его воле стал цирковым клоуном, половину действия поющим в маске. Когда клоун маску снимает, под ней обнаруживается утонченное, нервное лицо греческого баритона Димитриса Тилякоса, изо всех сил играющего Белого клоуна — только вот простора для такой трактовки роль, написанная Верди, решительно не дает. Риголетто развлекает в цирке некоего типа в малиновом пиджаке, который у Верди был герцогом Мантуанским. Вместо придворных — окружение босса в смокингах. Мужчины из миманса затесываются в хор, чтобы исполнить несложные акробатические номера, а также брейк-данс. Цирк — не столько цирк, сколько стриптиз и бордель. Девушки выступают топлес, а потом похотливо жмутся к клиентам. Графиня Чепрано и Маддалено, успевая петь сольные партии, в этом от них не отстают. Женской эротикой Роберт Карсен увлекается в каждом спектакле, но ничего в ней не понимает. Вместо сексуальности возникает распространенная театральная пошлость, и она зашкаливает, переполняя зрителя чувством неловкости за артистов. Исключением является молодцеватый тенор Сергей Романовский, по воле Карсена ставший эротическим идолом спектакля — и действительно, его стать заслуживает того, чтобы предстать перед публикой в полной наготе, хотя бы с тыла.

«Риголетто» — самый вульгарный спектакль Большого театра со времен уже снятой с репертуара «Кармен» в постановке Дэвида Паунтни. Дурновкусие сочетается в работе Карсена со многими другими качествами, типичными для оперных режиссеров. Карсен — постановщик опытный и образованный, но только на словах в буклете. Он плохо слышит музыку. Например, в музыке отчетливо слышен момент, когда Джильда выбегает из покоев Герцога и бросается к отцу. У Карсена она выходит много раньше, топчется на антресолях и к отцу вовсе не спешит. Карсен не соблюдает собственный замысел (или замысел драматурга Яна Бертона). Кресло Герцога стоит в цирке в герцогской ложе. Однажды его оттуда спускают на арену, чтобы потом унести на нем пажа: статусный символ режиссер вдруг превращает в обычный элемент реквизита. Карсен не пользуется выгодами своего же решения: у Верди на балу герцога Мантуанского играет сценический оркестр — почему бы не оставить его на сцене, превратив в цирковой? Но Карсен отправляет сценический оркестр за сцену: музыка ему не нужна. Наконец, он плохо понимает, какую оперу ставит. Если комедиант обращается к публике перед закрытым занавесом, а героиня истекает кровью на сцене в присутствии зрителей, это вовсе не из «Риголетто», а из другой оперы другого композитора — «Паяцев» Леонкавалло.

Справедливости ради нужно признать удачное режиссерское решение одного из эпизодов — и это будет вовсе не ария Джильды на качелях, и даже не голый афедрон Герцога, а конец первого действия, когда Джильду похищают, укатывая вместе с ней фургончик бродячих артистов, где она обитает со своим незадачливым отцом.

Карсена не особо выручил дирижер Эвелино Пидо, чью работу иначе как средней не назовешь. На премьере струнная группа играла не очень чисто, хор вступал вразнобой, никакого блеска в игре оркестра не было, ужасающая медь проклятий так и не прозвучала в полный голос. Впрочем, в последнем действии Пидо не подкачал: квартет и бурю он провел надежно.

Но вообще-то, когда мы обсуждаем постановку оперы Верди, говорить нужно о певцах. Димитрис Тилякос — хороший певец, его голос заполняет зал, а иногда он филирует, стараясь быть культурным камерным артистом. И все же он никак не итальянский драматический баритон, а партия Риголетто требует артиста именно такого типа. Джильду в премьерном составе спела Кристина Мхитарян, отрадное приобретение Молодежной оперной программы театра. И у нее тоже не голос Джильды, он слишком чувственный и теплый, в нем не хватает идеальной невинности и чистоты, а часто певице не хватало опыта и звука тоже. Там же, где Джильда решилась на самопожертвование, артистка обрела себя, в рисунке роли появилась твердая линия, а сопрано красиво увенчало ансамблевые постройки.

Сергей Романовский много опытнее, но и для него это первая премьера в Большом. Вот его голос Герцогу очень идет — итальянский лирический тенор очень приятного тембра. Знаменитая песенка про сердце красавиц удалась певцу прямо-таки образцово. Удивительно, что певец не пошел на высокие вставные ноты, исполнение которых превратилось в традицию и которые у него, мы знаем, есть. Впрочем, режиссер как только мог мешал ему сосредоточиться на вокале. Возможно, молодой артист был и не в лучшей форме: в районе соль-ля-бемоль иногда появлялась предательская хрипотца. Хорошей криминальной парой оказались Спарафучиле и Маддалена, оба не из Большого. Александр Цимбалюк, украинский бас с международной карьерой, — обладатель могучей фактуры в голосе и фигуре (куда-то, однако, пропало начало ансамбля в буре, да и нижнее фа оказался жидковат). Литовско-британская певица Юстина Грингите — звучное и техничное меццо-сопрано.

Но хотя все пятеро главных солистов были ярки, настоящий, вердиевский по стилю квинтет все же пока не сложился. Вероятно, прав был главный дирижер Большого Туган Сохиев, когда сказал, что «Риголетто» стоило бы поставить потом, не сейчас.

Европейский дом
Следующая оперная премьера в Большом театре — тоже копродукция, на этот раз с Парижем и Амстердамом. «Пиковая дама» Чайковского пойдет в постановке Льва Додина, первый спектакль — 27 февраля 2015 г.

---------------------------------------------------

Эта публикация основана на статье «Из другой оперы» из газеты «Ведомости» от 16.12.2014, №234 (3738).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 18, 2014 11:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 18, 2014 10:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121805
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Екатерина Кретова
Заголовок| Полет под куполом театра
Большой театр представил премьеру «Риголетто»

Где опубликовано| © «Московский комсомолец»
Дата публикации| 2014-12-15
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2014/12/15/polet-pod-kupolom-teatra.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Большом театре показали новую постановку оперы Верди «Риголетто» - копродукцию целого ряда европейских театров и фестивалей. Премьера прошла на Новой сцене: театр держит данное в начале сезона обещание об условном размежевании новации (Новая сцена) и традиции (Историческая сцена). «Риголетто» в версии режиссера Роберта Карсена был отнесен к области новации, что на самом деле, не совсем так: спектакль вполне традиционен. Ну, разве что женский стриптиз в первом акте, да голая .... скажем так, задняя часть тела Герцога, во втором. А в остальном – вполне консервативное и очень убедительное решение.


Риголетто — Димитриос Тилякос. Фото Олега Черноуса/Большой театр.

Еще памятна другая работа Карсена, которую можно было увидеть в Москве – моцартовский «Дон Жуан» театра Ла Скала, в которой режиссер, презрев полное название оперы («Дон Жуан или Наказанный развратник») категорически отказался «наказывать развратника», а, напротив, разделался с его высоконравственными преследователями. Вот и здесь, в «Риголетто» Герцог (Сергей Романовский) вовсе не кажется злодеем – всего лишь красивый юноша с повышенным либидо (кто сказал, что это плохо?) А злодеем как раз выглядит заглавный герой (Димитрис Тилякос), который амбициозно присвоил себе роль карающей длани, за что и поплатился самым страшным образом – смертью собственной дочери. Димитрис Тилякос очень убедительно сыграл этого урода – не столько физического, сколько морального. И если бы «Риголетто» был написан в жанре мюзикла, артист мог бы снискать поистине мировую славу. Однако «Риголетто» - опера. И потому ждешь хорошего вокала, полнозвучного баритона и чистой интонации. Увы, Тилякос почти каждую мелодическую вершину брал с восходящим глиссандо, не строил в ансамблях, из-за чего грязновато прозвучал дуэт с Джильдой в первом акте. Тогда как сама Джильда, вернее исполняющая ее партию Кристина Мхитарян была очень точна и радовала красотой голоса. Романовскому, пожалуй, не хватало обертоновой наполненности тембра (особенно на верхних нотах), но зато в ансамблевых сценах он был очень музыкален. Ну а его явление публике в обнаженном виде (задний ракурс), возможно, и показалось кому-то шокирующей провокацией, но никак не противоречило сюжету и музыке: в самом деле, не в брюках же ему овладевать юной красавицей!

Оркестр под управлением Эвелино Пидо изящно подчеркивал красоты вердиевской партитуры: динамические нюансы, агогика – все было выразительно. Тем не менее, в некоторых местах хотелось бы большей слаженности оркестра с солистами и с хором. Правильно отметить исполнителей партий второго плана – особенно Александра Цымбалюка (Спарафучилле) и Вячеслава Почапского (Монтероне). А также прелестных девушек мимического ансамбля, заставивших зрителей поволноваться в сцене стриптиза.

Режиссер и художник (Раду Борузеску) насытили действие темой цирка. И не только историю - Риголетто является в облике паяца и все действие происходит на цирковой арене. Сами художественные приемы во многом позаимствованы из цирковых технологий. Хор разбавлен несколькими эквилибристами, которые мастерски и абсолютно бесшумно выполняют всевозможные акробатические трюки, органично вплетающиеся в сюжет. Великолепна сцена похищения Джильды с использованием высоченной лестнице, на которой волшебным образом парят артисты мимического ансамбля. А Кристина Мхитарян свою знаменитую арию поет, раскачиваясь на трапеции под самыми колосниками.

Несмотря на обилие постановочных эффектов, режиссура в этом спектакле (что вообще характерно для Роберта Карсена) почтительно склоняется перед музыкой. Мизансцены выстроены таким образом, чтобы певцы максимально донесли до публики красоту мелодий Верди. А придумки режиссера (даже самые острые и радикальные) направлены на усиление, а не искажение авторских смыслов.

Карсен – мастер каденций. И здесь он выстраивает грандиозный по силе воздействия финал. Арена. На трибунах – равнодушные и циничные мужчины из свиты Герцога. Умирающая Джильда на руках у рыдающего Риголетто. И в это время из-под колосников появляется обнаженная женская фигура, невероятно красиво и экспрессивно парящая на перевязи из красной ткани - трагический предсмертный полет, вознесение души Джильды, принесшей себя в жертву во имя любви…


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 18, 2014 11:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 18, 2014 10:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121806
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Юлия БЕДЕРОВА
Заголовок| Верди продали с аттракциона
"Риголетто" в Большом театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №229, стр. 15
Дата публикации| 2014-12-17
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2634146
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Олег Черноус/Большой театр / Коммерсантъ

Копродукция Большого театра с Большим театром Женевы, брюссельским "Ла Монне", фестивалем в Экс-ан-Провансе и оперным театром Страсбурга — опера "Риголетто" Верди в постановке Роберта Карсена — перешла в московскую стадию. Показы заранее растревожившего публику представления продолжатся всю неделю. За премьерой наблюдала Юлия БЕДЕРОВА.


От постановки Карсена в Большом еще накануне премьеры открестились все, кто только мог. И нынешняя административная команда театра, рассказав, что отказаться было в данном случае дороже, чем объяснить почему, и частично предыдущая. В результате мы имеем интересную ситуацию — за появление "Риголетто" на Новой сцене Большого никто особо не отвечает, за успех не держится, резонанс поддерживается, и, как следствие, качество московской продукции тоже непонятно на чей счет относить. Сложно сказать, в какой степени эти обстоятельства могли повлиять на кастинг спектакля и его ход, но спектакль выглядит и звучит несколько отстраненно, как и вправду незваный гость. Хотя требует от артистов полного погружения, от музыкантов — больших способностей, а подготовительная работа заняла столько, сколько положено в случае с любой большой премьерной постановкой.

Цирковая история Карсена между тем гораздо целомудренней, чем ждали. Еще до премьеры в сети обсуждались откровенные сцены, но реальность такова, что пара невинных и шутливых мизансцен никого ни изумить, ни оскорбить не могла в принципе. Массовка топлесс в начале оперы работает коротко и гимнастически строго, а сцена, где Герцог бодро раздевается (подразумевается удачная фактура, и она находится у тенора Сергея Романовского), эффектно ложится на музыкальную кульминацию.

"Риголетто" — ловкий и лаконичный по мысли и языку, экономный в средствах режиссерский спектакль, совершенно не мешающий музыке, как это умеет делать именно Карсен и за что его ценят. Это спектакль-аттракцион, в котором концепция-трюк накладывается на партитуру так, что опера делает сальто-мортале и уверенно приземляется на ноги. Никакие фокусы, чудеса и зайцы из рукава не затрагивают основ вердиевской драматургии, ничего не взламывают и не перекраивают. Ни пение из-под маски, ни отнесенный за сцену оркестр в первом действии, так что приходится сильно прислушиваться, ни пресловутые качели Джильды или финальный дуэт, где солистке приходится петь, запрокинув голову вверх, так же как в целом перенос партитуры Верди в веристские обстоятельства Леонкавалло, не подвергают Верди пересмотру, а только дополняют его, как барабанная дробь — смертельный номер.

Многие моменты заставляют публику замереть, другие спокойны. Старый цирк, красный бархат, чуть не игрушечная кибитка Риголетто и Джильды, канаты, цирковые лестницы, с помощью которых эффектно разыгрывается сцена похищения, полутьма и круглый след софита на фигуре главного героя (художники по свету — Петер ван Прат и сам режиссер, иногда он работает еще и дизайнером, но в этом случае предпочел работу Раду Борузеску) — все устроено так, что декоративные обстоятельства делают оперную драматургию выпуклой. Дальше остается только свободно играть, хорошо петь, лепить форму и баланс оркестра, хора и солистов к удовольствию публики, о которой уже позаботились.

И в этой, главной части вердиевского "Риголетто" на премьере в Большом не все вышло идеально. Уже сегодня на сцене совсем другой состав — в партиях заняты Анн-Катрин Жилле, Валерий Алексеев и Фабрицио Паэзано. А на премьере дирижер Эвелино Пидо управлял партитурой в бравурном движении, целеустремленно ведя музыку к развязке, но не всякий раз успевал собрать всех своих подопечных в уверенный и пластичный ансамбль. Хор иногда не вписывался в повороты музыкального рисунка, а качество оркестрового звучания сильно прыгало от такта к такту.

Неординарный баритон Димитриос Тилякос не впервые появляется на сцене Большого, но в партиях и ролях, идущих ему не на сто процентов. Так, Дон Жуан Чернякова был поставлен не на него, хоть и звучал певец в той партии достойно. И вердиевский шут (в карсеновском случае — клоун) — не совсем идеальная партия для баритона, обладающего гулкими, богатыми на обертоны красками в голосе, красивым mezzo-voce, но кантилена которого слегка качается, а вердиевский стиль нарисован скорее драматическими, нежели вокальными инструментами. В то же время Тилякос не только интересный певец, но и большой актер, и трагический образ ему удается безусловно. Рядом с ним актерскую и вокальную свободу хотелось найти также в Джильде — в премьерном спектакле на эту роль была выбрана Кристина Мхитарян. Но солистка молодежной программы за грань образа папиной дочки не выходит, предпочитая скорее старательно артикулировать фразы и рисунок роли, чем находить нюансы в том и другом. Сергей Романовский в партии Герцога был бы отличным, если бы не заметный хрип на верхних нотах. Замечательный Спарафучиле вышел у Александра Цымбалюка, который так же прекрасно пел в карсеновском "Дон Жуане", в том числе на гастролях в Москве, и крепкую Маддалену спела Юстина Грингите. С главным ансамблем "Риголетто" — квартетом последнего действия — премьерные исполнители вместе со своим дирижером справились с ловкостью, но все же именно в исполнительском смысле ансамблевой опере Верди не хватало гибкости, тонкости, звуковой пластичности и того мастерского музыкантского волшебства, которое и превращает аттракцион в иллюзию, потолок с дырками — в звездное небо, сценический зажим — в свободу, банальность — в откровенность. И тут виной не режиссерский план. А что конкретно — в случае со спектаклем, который театр ставит, одновременно отмахиваясь,— концов не найти.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 18, 2014 11:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121807
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| Смейся, паяц, над своею любовью
Премьера оперы "Риголетто" в Большом театре

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2014-12-18
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2014-12-18/8_rigoletto.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Прощание отца с дочерью.
Фото с официальной страницы Большого театра в социальной сети Facebook


Спектакль Роберта Карсена «Риголетто» добрался до финальной точки своего путешествия: копродукция нескольких театров и фестивалей с отправным пунктом в Экс-ан-Провансе наконец финишировала в Москве. По контракту играют две серии – сейчас (до 21 декабря) и в начале апреля.

Театр в Экс-ан-Провансе диктовал режиссеру, и прежде всего сценографу Раду Борузеску, особые условия: работать предстояло только с пространством самой сцены, полноценная закулисная часть там отсутствует. При этом обоим, конечно, не хотелось обеднить визуальный ряд, и они избрали в качестве места действия цирковую арену с амфитеатром кресел и царской ложей, обитой бархатом. Герцог Мантуанский – директор цирка или владелец такого роскошного борделя, его свита – зрители или собутыльники, артистки варьете – они же девочки легкого поведения, наконец, шут – клоун. XV это век или XX – в таких условиях становится совершенно неважным. Одно только «но»: катастрофически не хватает света (хотя автор световой партитуры – сам Карсен в соавторстве с художником Петером ван Пратом), большую часть исполнителей удается разглядеть только на поклонах, а в течение спектакля иногда трудно найти главных героев.

Зная некоторые детали этой постановки, можно было бы опасаться реакции публики: здесь есть и обнаженные девушки, и даже обнаженный мужчина. Директор театра Владимир Урин отмечал в интервью, что постановка может вызвать разногласия, и подчеркивал, что он как интендант лишь выполняет условия контракта, заключенного прежним руководством. Но уже первые спектакли показали, что вызывающая сцена кордебалета проходит спокойно, а Герцогу, стягивающему джинсы и рубашку, зрители, еще пару лет назад затеявшие бы склоку, аплодируют. Кстати, два исполнителя проводят эту пикантную сцену по-разному: Сергей Романовский решительно сбрасывает и шелковый халат, прежде чем войти в комнату к Джильде, итальянец Фабрицио Паэзано предпочитает лишь обозначить условия игры, развязывая пояс.

Герцог – развратник, его друзья – циники, злобный шут – хладнокровный убийца, свора проституток – герои одной из самых прекрасных опер XIX века. Но зритель, или, точнее, слушатель, бдительность теряет: усилиями Верди Герцог обретает обаяние и шарм (игривая La donna e mobile – одна из самых популярных арий в мире!), а Риголетто – сочувствие. Во многих постановках шут в сценах с дочерью преображается, превращаясь в доброго и бесконечно любящего отца. Но не у Карсена. Риголетто в его понимании маниакально привязан к Джильде – настолько, что готов ударить, лишь почуяв опасность ее потерять. Так внутреннее уродство сменяет внешнее: Риголетто – не мерзкий горбун, как в пьесе Виктора Гюго. Он – клоун! Но тот, кто призван смешить, – пугает, а белая маска и растянутый в улыбке рот, обведенный красной помадой, порой наводит ужас.

Во время звучания увертюры Риголетто безудержно смеется, потом столь же неистово рыдает – все его эмоции, согласно профессии – через край. Баритон Валерий Алексеев играет образ человека в маске очень точно, особенно в третьем действии, когда шут через силу должен разыгрывать спектакль для людей, его обманувших, укравших его дочь. Мы видим клоуна, а слышим – сердце, рвущееся от тоски, чувствуем унижение, которое испытывает Риголетто. В финале, когда шут слышит голос Герцога, он почти теряет рассудок, слепо нащупывая «выход», перебирая складки занавеса, но обнаруживает в мешке тело собственной дочери.

Последняя сцена, предсмертное ариозо Джильды, пожалуй, самая сильная во всем спектакле (и потому, как говорил Штирлиц, запоминается и производит эффект). Умирающая Джильда мыслями уже на небе, ее руки неосознанно тянутся вверх, где на широком бордовом полотне парит гимнастка – словно душа девушки или ее безвременно погибшей матери. Еще недавно, окрыленная чувством, парила под куполом цирка сама Джильда, словно молитву произнося (к сожалению, вымышленное) имя возлюбленного.

Роберт Карсен ставит певицу в затруднительное положение: на высоте надо не только изображать абсолютную свободу, но и спеть одну из самых трудных арий с экстремально высокими нотами. Бельгийской певице Анн-Катрин Жилле расслабиться не удалось, зажатость чувствовалась и в теле, и в голосе. Впрочем, не только на небе, но и на земле: порой певица неточно интонировала, выдержки дыхания ей тоже не всегда хватало.

Фабрицио Паэзано не всегда мог совладать со своим, пусть и довольно ярким голосом. Валерий Алексеев, как сказано выше, относится к той категории певцов, которые содержание могут передать голосом, но вот голос в силу возраста подводит. Только два баса – убитый горем Монтероне (Вячеслав Почапский) и алчный бандит Спарафучилле (Александр Цымбалюк) были убедительны.

Дирижер Эвелино Пидо, хотя и считается специалистом по итальянской опере, смог, пожалуй, тяжеловесную оркестровую машину превратить в воздушную перину, но и только: все-таки от оркестра в операх Верди ждешь не просто аккомпаниатора, но полноценного участника драмы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 18, 2014 11:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121808
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Сергей СЫЧ
Заголовок| Цирк в Большом театре!
Где опубликовано| © «Аргументы Недели», № 48 (440)
Дата публикации| 2014-12-18
Ссылка| http://argumenti.ru/culture/n468/383148
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На Новую сцену Большого театра возвращается шедевр Джузеппе Верди «Риголетто». Впервые эту оперу по драме Виктора Гюго «Король забавляется» поставили в Москве в 1859 году.



С тех пор различные постановщики неоднократно возрождали шедевр Верди на сцене Большого театра. Последний раз на сцене Кремлёвского дворца Большой театр показал традиционную постановку «Риголетто» в 1989 году, которая событием не стала и была быстро снята.

И вот через четверть века известный канадский режиссёр Роберт Карсен дебютирует на Новой сцене Большого со своим «Риголетто». Новая постановка уже прославилась на многих европейских подмостках. Большой театр показывает спектакль, который стал плодом коллективных усилий фестиваля в Экс-ан-Провансе и европейских оперных домов – Рейнской оперы в Страсбурге, Театра де ла Монне в Брюсселе, Большого театра Женевы и Большого театра России.

Действие своей версии оперы «Риголетто» Роберт Карсен перенёс в цирк. Великолепного герцога Мантуанского он сделал генеральным директором этого заведения, а Риголетто – шутом, клоуном. Карсен уверен, что его режиссёрский ход – находка: «Сюжет оперы сложно расположить во времени и пространстве. Я хотел, чтобы именно Риголетто был главным героем этого произведения. Единственное место и пространство, где главный герой может быть шутом, – это цирк. Ведь это место, где и страшно, и смешно, там есть и сексуальные моменты».

Акробаты, упругие гимнастки на круговой арене, героиня, поющая арию на качелях, взмывает под потолок – весь этот цирк предстаёт метафорой нашей жизни со многими смыслами, когда порочность и алчность правят бал, и каждый герой пытается «переплюнуть» друг друга в количестве грехов и дурных помыслов. Исполнитель партии шута Димитрис Тилякос уверен, что главное в его образе – антигеройство и противоречивость. «Антигерой. Да, он – антигерой, мне нравится это слово. Знаете, ведь он – клоун. И очень трудно понять психологию это героя. Почему он делает те или иные вещи. В нём постоянно какие-то страсти, то он смеётся, то плачет». В то же время это инновационный спектакль. Под звуки классической музыки придворные показывают чудеса акробатики и танцуют брейк-данс, а воздушные гимнасты театрально отплясывают в хип-хоповой манере. Цирк, да и только!

И самое удивительное, что всё это прекрасно и органично смотрится на Новой сцене Большого театра России. Надо только увидеть и услышать это лично. Настоящий праздник души! Премьерные показы с 16 по 21 декабря.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 19, 2014 11:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121901
Тема| Балет, Опера, Телепроект "Большая опера", Персоналии, Салтанат Ахметова
Автор| Надежда ПЛЯСКИНА
Заголовок| Я пою - этим и интересна!
Где опубликовано| © газета "Время" (Алма-Ата)
Дата публикации| 2014-12-04
Ссылка| http://www.time.kz/articles/grim/2014/12/04/ja-poju-etim-i-interesna
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Казахстанская оперная певица Салтанат АХМЕТОВА (на снимке) стала победительницей российского проекта “Большая опера”, завоевав симпатии жюри и телезрителей и выиграв главный приз. После  финала нам удалось связаться с Салтанат по телефону и из первых уст узнать все подробности.

Третий сезон телевизионного конкурса собрал десять участников из Германии, России, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана, Узбекистана и Армении. В течение двух месяцев они демонстрировали свои вокальные данные и искусство сценического перевоплощения. В финал вышли белорус Илья СИЛЬЧУКОВ, россиянка Василиса БЕРЖАНСКАЯ и наша Салтанат. Победителя выбирали зрители путем смс-голосования.

- Честно сказать, я не думала, что стану победительницей, хотя многие мне говорили, что у меня есть все шансы на победу, - признается Салтанат. - Для меня это был первый телевизионный проект, на котором я познакомилась c интересными людьми, получила неоценимый опыт и советы от звезд мировой оперы. Конечно, я счастлива, что зрители выбрали меня. Спасибо всем, кто болел за меня, особенно моему любимому педагогу Хорлан КАЛИЛАМБЕКОВОЙ. Все, чего я достигла, - это ее заслуга.

Первое знакомство с оперой у Салтанат произошло еще в детстве, и это искусство так тронуло ее, что она решила стать оперной певицей.

- В нашем доме всегда звучала музыка, - продолжает певица. - У нас мама очень музыкальная. В детстве она мечтала играть на скрипке, но не сложилось. Свою мечту мама воплотила в нас с сестренкой: Лейла выбрала специальность дирижера-хоровика (сейчас она руководит академическим хором в Челябинске), а я с детства знала, что буду петь. Помню, лет в десять участвовала в музыкальном конкурсе, и нужно было записать фонограмму. Я пришла в музыкальный колледж нашего города Кокшетау, где судьба свела меня с удивительным педагогом Жакыпом КУШКЕМБАЕВЫМ. Именно он первым сказал, что у меня голос поставлен от природы. Я училась в лицее, где в то время мы перепрыгивали через три класса. Была такая школьная программа, сейчас, по-моему, нет такой. Так вот, я окончила школу в 14 лет, но в музыкальный колледж брали только с семнадцати. Я решила не терять времени и выучиться на переводчика. Мне легко даются языки, поэтому я рассудила, что ничего не потеряю. Когда пошли подавать документы на переводчика, то по дороге мама предложила зайти в музыкальный колледж. Поскольку школу я окончила с отличием, то оказалось, что ничего сдавать не нужно, а необходимо просто спеть. Я спела, и в виде исключения меня взяли на учебу в 14 лет.

После колледжа была Казахская национальная академия музыки по специальности “сольное пение» и стажировка в академии искусств вокала в Италии. В прошлом году Салтанат пригласили работать в театр оперы и балета «Астана Опера»

- Мне повезло с наставниками, - считает Салтанат. - Хорлан Ихсановна - признанный мэтр нашей музыкальной культуры, у нее огромный сценический опыт. Она всегда говорит мне: «Пой, как в последний раз!»

- Кстати, о последнем разе. На «Большой опере» в какой-то момент вы заявили, что вынуждены покинуть проект, потому что вас отзывают на гастроли. На что член жюри народная артистка СССР Елена ОБРАЗЦОВА заявила, что просто так вас не отпустит и даже позвонит президенту Нурсултану НАЗАРБАЕВУ: мол, она его лично знает и попросит вмешаться. А через несколько дней директор «Астана Опера» Толеген Мухамеджанов был освобожден от занимаемой должности. Неужели Образцова на самом деле замолвила свое слово?

- Эта версия той истории до меня тоже дошла, но, скорее всего, это просто стечение обстоятельств. Не думаю, что Елена Васильевна звонила нашему президенту. К тому же г-на Мухамеджанова не сняли, а перевели на другую должность. Если вы читали его письмо в Интернете, то он сам решил уйти с этой должности. Но за меня действительно заступились. Мой педагог Хорлан Ихсановна, осознавая всю важность этого проекта, позвонила министру культуры и объяснила ситуацию. В итоге вопрос решился положительно, и я осталась в проекте. И не зря!

- Наверное, пока все решалось, вы были на нервах?

- Не то слово. Участие в конкурсе уже стресс, а тут такая ситуация. С одной стороны, я понимала, что работаю в театре и решение руководства не обсуждается, а с другой- упускать такой шанс не хотелось.

- Если бы за вас никто не заступился, вы бы рискнули ослушаться и остаться на проекте?

- Нет. У меня есть обязательства перед театром, и нарушать их я не хотела. Я рада, что все так разрешилось.

- Какой из образов вам дался сложнее всего?

- Ариозо Франчески из оперы Рахманинова «Франческа да Римини». Это произведение не совсем для моего голоса, к тому же не хватило времени на репетиции, и в итоге за эту партию я получила три балла. Даже расплакалась.

- На проекте жюри не щадило участников. Как вы относитесь к критике?

- Все зависит от того, кто вас критикует. Если такие известные мэтры, как Иоан ХОЛЕНДЕР или Елена Образцова, то обижаться глупо. Они делали конструктивные замечания, работая над которыми, певец может стать только лучше. Для меня их советы и критика были как подарок, потому что это позволяет расти и развиваться.

- Любые конкурсы подразумевают соперничество. Как складывались отношения между конкурсантами на проекте?

- Нам рассказывали, что на предыдущих проектах между участниками были ссоры, но в этот раз, как ни странно, мы сразу сдружились, и даже не чувствовалось, что мы соперники. Наоборот, все старались помогать друг другу.

- Вы выступаете на разных сценах. Где вам понравилось петь больше всего?

- В Вене, а еще хотела бы вернуться в Париж в зал Гаво. Там потрясающая площадка с безумной акустикой. Хотелось бы спеть в знаменитом миланском оперном театре «Ла Скала» и в концертном зале Carnegie Hall в Нью-Йорке.

- У поп-музыкантов есть так называемый райдер. Есть ли какие-то требования у оперных певцов?

- У знаменитых маэстро, конечно, есть, но я пока еще только учусь, поэтому ограничиваюсь просьбой, чтобы за кулисами всегда была вода.

- У вас есть какие-то суеверия?

- Да. Хотя понимаю, что это больше самовнушение, но ничего поделать с собой не могу. По секрету скажу, что у меня есть ленточка, которую я повязываю на пояс во время выступления. Кстати, она была со мной на конкурсе на всех выступлениях.

- У вас на проекте возникли проблемы с голосовыми связками. Скажите, как справляетесь с подобными ситуациями и вообще с заболеваниями горла? Есть какой-то особый рецепт?

- Если вдруг голос подсел и нужно срочно петь, то я знаю, что некоторые певцы добавляют в чай пару капель коньяка. Это помогает. Что касается меня, то просто стараюсь отдыхать, а лучше перед выступлением молчать. Если, не дай бог, простываю, то, как все, парю ноги, делаю компресс и принимаю антибиотики. Особого рецепта нет.

- Что дало вам участие в проекте «Большая опера»?

- Мне поступило несколько предложений о сотрудничестве, но пока это секрет. Кроме того, все три призера получили сертификаты на ювелирные украшения. А еще 20 декабря в Москве финалисты "Большой оперы" дадут концерт.


фото Вадима Шульца
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 19, 2014 5:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121902
Тема| Балет, Опера, "Новая опера", Персоналии, Д. Сибирцев
Автор| Сергей Бирюков
Заголовок| На «Калинке» зал просто взрывается
Где опубликовано| © газета "Труд"
Дата публикации| 2014-12-18
Ссылка| http://www.trud.ru/article/18-12-2014/1320690_na_kalinke_zal_prosto_vzryvaetsja.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото из социальной сети ВКонтакте

Пианист и директор оперы Дмитрий Сибирцев – о своих новогодних планах и мечтах

31 декабря один из самых необычных музыкальных деятелей Москвы — Дмитрий Сибирцев, концертирующий пианист, притом директор целого оперного театра — представит публике «Крокус Сити Холла» программу-сюрприз: концерт проекта «Тенора XXI века». А еще в его театре «Новая опера» — уникальная премьера по самой знаменитой в мире рождественской сказке. И много других интересных дел и задумок, о которых Дмитрий Александрович рассказал «Труду».

— Встретить Новый год парадом теноров... Красивая идея! Но как заставить солистов, каждый из которых — премьер, петь хором?

— Во-первых, слово «парад» не употребляем. Все прекрасное просто, и проект называется «Тенора XXI века». Создан 9 лет назад силами солистов московских театров. В нем блестяще работают Максим Пастер, Георгий Фараджев, Александр Захаров и другие звездные артисты, которых отлично знает и любит публика ГАБТа, театров имени Станиславского и Немировича-Данченко, «Новой оперы» и других столичных сцен, которых рады принимать у себя театры Италии, Швейцарии, других европейских стран... Слово «хор» тоже не произносим — разве тот союз-соревнование индивидуальностей, в который превращается у нас исполнение красивейшей арии Калафа из «Турандот» Пуччини или знаменитого «Посвящения Карузо», можно назвать хором? Главная задача проекта — дать ребятам возможность петь то, что они не могут петь в театре: например, лучшие советские песни. Или оперетту, танго. Создано уже 30 оригинальных программ! На попурри «KALINKA The BESTище» зал просто взрывается.

— Вы уже третий год директорствуете в «Новой опере». Помню возбуждение по поводу вашего назначения: такой молодой, да еще пианист-концертмейстер...

— Возбуждение продолжается. Шутка ли — только в этом сезоне подготовили пять премьер, на днях шестая... Для такого относительно небольшого театра, как «Новая опера», цифра почти предельная. С гордостью могу сказать, что на сложнейшую оперу — «Ромео и Джульетта» Гуно — у нас три полных состава исполнителей.

— У вас поют настоящие мировые звезды, взять хоть баритона Василия Ладюка. Как удается удержать их в вашем «небольшом театре»?

— Да, Ладюк вошел в пору, когда может выбирать: ехать ли ему на постановку в крупнейший западный театр или бесплатно исполнить на родине то, что ему интересно, спеть Свиридова, Рахманинова, а может быть, и Пахмутову на ее юбилейном вечере... Такие певцы, как Ладюк, или Алексей Татаринцев, или Сергей Артамонов, получают у нас определенные привилегии. Мы стараемся учесть их ангажементы. Даже если артист официально перешел, допустим, в Большой театр, как Игорь Головатенко, Агунда Кулаева, Олег Долгов — они по-прежнему поют и у нас, этим показывая отношение к театру, который их воспитал.

— Вам выпало работать в авторском театре. Это и почетно, и трудно, ведь самобытнейший дирижер Евгений Колобов «затачивал» его под себя.

— Мое личное знакомство с искусством Евгения Владимировича произошло на спектакле «Сила судьбы» еще в Свердловске, мне было 10 лет, и я получил сумасшедшее удовольствие. Когда в Москве возник его театр, где стали петь певцы, знакомые мне по международным конкурсам, я порадовался: появилась труппа, где главным критерием стало высочайшее качество исполнения. Но не все могло существовать после его безвременного ухода из жизни. Например, нет сомнений, что, несмотря на все «вольности» в обращении с партитурой, спектакль «Евгений Онегин» должен жить. Многие считают слишком субъективной нашу «Травиату» с ее смещенными акцентами, с вырезанными, к огорчению баритонов и теноров, хрестоматийными кусками. А я уверен, что Алла Сигалова поставила великолепнейший спектакль — в немалой степени потому, что он сочинялся вместе с Евгением Владимировичем. Есть спектакли, которые предлагают публике непривычную эстетику — например, «Школа жен» Владимира Мартынова, на которой вокруг Юрия Петровича Любимова сформировалась яркая команда постановщиков и исполнителей. «Дидона» Перселла с прологом Майкла Наймана получила пять номинаций на грядущую «Золотую маску». А вот с тем, что народ наотрез отказался воспринимать новую «Пиковую даму» режиссера Юрия Александрова, я, пожалуй, согласен. Кстати, о «Золотой маске» — впервые за много лет театр получил ее за «Тристана и Изольду», и это прежде всего заслуга дирижера Яна Латам-Кенига. Тоже колобовская традиция — за успех отвечает в первую голову музыкальный руководитель. Как и обращение к редким для Москвы произведениям — удивительно, но факт: «Тристана» поставили в российской столице впервые за 150 лет существования этой величайшей оперы!

— Не знаю другого случая, чтобы руководитель театра продолжал выступать и как аккомпаниатор своих же певцов. Разве что Джеймс Ливайн в «Метрополитен-опере»...

— Спасибо за такое сравнение. Просто я очень люблю певцов. Среди них много тех, с которыми мы выступали на международных конкурсах, спали в одном вагоне, жили в одной гостинице, завтракали в одних кафе где-нибудь в Вене, Берлине, Дрездене. Когда мы вместе на сцене, для меня это лучший в мире певец, что я и должен помочь доказать. Наверное, за это меня и ценили, когда я работал в Фонде Ирины Архиповой, и столько наших побеждало на конкурсах... Немножко скучаю по тому времени. Поэтому каждый день к семи — половине восьмого стараюсь приезжать в этот кабинет, где стоит мой электронный рояль, и полтора-два часа играть. Ведь «Зимний путь» Шуберта сходу не сыграешь.

— Помимо «Теноров», у вас и еще один, на мой взгляд, совсем сумасшедший проект — опера «Щелкунчик». Оперы в балеты переделывают сплошь и рядом, а вот чтобы превратить в оперу балет, да такой знаменитый, где за каждую измененную ноту Чайковского придется отвечать, — такого не припомню.

— Стопроцентно бы не взялся, если бы не обаяние талантливых людей — Аллы Сигаловой и художника Павла Каплевича, которые пришли и рассказали об этой своей идее. Поэт Демьян Кудрявцев написал стихи, композитор Игорь Кадомцев сделал редакцию музыки — и мы поняли, что это может звучать. Дирижировать взялся Дмитрий Юровский — человек, который, можно сказать, спас «Школу жен» после того, как заболел Юрий Петрович Любимов. Уже на днях мы, надеюсь, получим красивый детский спектакль.

— Слыхал, вы связаны и со спортом?

— Я бывший профессиональный футболист, вратарь команды мини- футбола в Екатеринбурге, она и в Высшей лиге побывала, мы сыграли несколько матчей против московской «Дины», один матч пришлось выстоять против самого Константина Еременко... Но уже почти 10 лет не занимаюсь. Получил тяжелую травму, в гипсе играл концерты в Фонде Архиповой: занавес открывается — я уже сижу за роялем, закрывается — меня увозят. Конкурс Глинки провел с костылями. С тех пор за троллейбусом пробежаться могу, но о серьезном футболе речи быть не может. Правда, в этом году летом сыграл за театр на турнире Ловчева и Караченцова, мы даже заняли второе место, вон кубок стоит. У театра есть футбольная команда, в ней люди, которые еще в Московской консерватории играли за свои факультеты — например, трубач Миша Найдин... Мне, конечно, мечтается, что когда-нибудь в ней поучаствуют и солисты. Может быть, удастся привлечь Диму Маликова, с которым мы дружны еще с музыкального училища при Московской консерватории. Но не слишком обольщаюсь — все-таки здоровье и профессиональные успехи артистов мне важнее, чем их спортивные подвиги.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 19, 2014 6:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014121903
Тема| Балет, Опера, Персоналии, Дмитрий Корчак
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Дмитрий Корчак: «Мир оперы сравним с профессиональным спортом — требует устойчивой психики»
Где опубликовано| © sobaka.ru
Дата публикации| 2014-12-16
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/theatre/31980
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Один из лучших лирических теноров современности, Дмитрий Корчак снова выйдет на сцену Михайловского театра в звездной для него партии Ленского в опере Чайковского «Евгений Онегин», поставленной Василием Бархатовым.



К своим тридцати пяти годам вы сделали самую яркую карьеру среди российских теноров, поете в Парижской опере, «Ла Скала», «КовентГардене» и Венской опере. В чем вы видите причины такого успеха на европейской сцене?

Мой тип голоса больше подходит для зарубежного репертуара, опер в стиле бельканто, которые в большом количестве идут во всех ведущих операх мира. Мне лишь приходится очень тщательно планировать свой график, стараясь всем континентам и главным столичным театрам уделить равное внимание, что важно и для развития карьеры, и для статуса международного артиста.

А по русской опере не скучаете?

Оперы русских композиторов я пою чрезвычайно редко. Обусловлено это отсутствием партий, подходящих моему голосу, а если таковые и есть, то они крайне редко идут в Европе. Естественно, Ленский — одна из немногих партий в русских операх, которые я с удовольствием пою по всему миру. Но когда поешь эту музыку в Петербурге с его старинными улочками, каналами, где все пронизано историей времен Пушкина, Чайковского, внутри что-то меняется и голос невольно начинает звучать иначе.

Почему вы выбрали для постоянного проживания Вену?

Столица Австрии — прежде всего музыкальная столица мира. Этим все сказано. Это город необычайной культуры и комфорта для жизни. Я думаю, кто хоть раз побывал в Вене, по достоинству оценил ее культурную составляющую. Достойные школы и университеты, множество парков и знаменитый Венский лес, обрамляющий весь город. Там необыкновенно уютно, а международный аэропорт расположен совсем недалеко от центра, что для меня имеет не последнее значение.

В Вене живут и Анна Нетребко, и Владимир Атлантов, и Владимир Чернов. Что там за рай для оперных певцов? Часто встречаетесь друг с другом?

Вы перечислили только российских певцов, но в Вене живет и множество знаменитых зарубежных артистов. Помимо вышеперечисленных достоинств, в Вене находится один из самых значимых театров мира — Венская государственная опера. Кроме нее есть еще знаменитый театр An der Wien, не менее звездный по составу исполнителей. Не будем забывать и о концертных залах Wiener Konzerthaus и Musikverein, выступать в которых честь для любого исполнителя. Здесь музыкальная жизнь просто кипит и каждый день встречаешь друзей-артистов, выступающих на этих знаменитых сценах. Таким образом, встречаемся часто, общаемся, ходим в рестораны, гуляем вместе, помогаем друг другу решать бытовые проблемы, делимся своим опытом, в том числе и по обустройству в Вене. Я, например, необычайно горд своей большой дружбой со знаменитым тенором Владимиром Атлантовым и его женой, сопрано Тамарой Милашкиной, с которыми мы почти соседи.

Вы разрушаете миф о капризном звездном теноре — настолько всегда спокойны, уверенны, подтянуты. Или в современном мире по-другому нельзя?

Мир оперы и условия работы в нем сравнимы с профессиональным спортом. Бесконечные переезды, смена часовых поясов и климата, длительные репетиции, заучивание большого количества нового материала, тяжелейшие физические нагрузки, пение в огромных театрах с большими симфоническими оркестрами, бесконечное волнение — все это требует от нас выносливости и устойчивой психики. Вероятно, можно жить и по-другому, но у волевых артистов с хорошей физической подготовкой больше шансов выдержать многие трудности, чтобы максимально раскрыть свой талант на сцене. Как и в спорте, надо ежедневно доказывать всем, что «место под солнцем» нам досталось не случайно.

Ваша жена является еще и вашим агентом. Деловые отношения не сильно влияют на семейную гармонию?

Нам это не мешает, мы всегда можем обсудить рабочие детали или идеи. Разумеется, есть моменты личной жизни, когда разговоры о работе неуместны. Но все же кроме подписания контрактов и поиска отелей есть еще и внезапные креативные идеи — из таких фантазий и диалогов вырастают интересные творческие проекты. Свободного времени у нас, увы, не так много, как хотелось бы. Я уже забыл, как выглядит полноценный отпуск. Но если появляются окна в графике или освобождается хотя бы часть дня, то я стараюсь находиться с семьей, с сыном, так как мои отъезды на гастроли сопряжены с долгой разлукой.

Как сын относится к вашим оперным подвигам?

Моему сыну нравится музыка, чему я очень рад. Он достаточно усидчив и в состоянии прослушать спектакль целиком, а затем обсудить его. Для меня невероятно, что ребенок имеет такие взрослые мысли и свое собственное неординарное видение сюжетов. Он ходил в садик при Венском хоре мальчиков и в пять лет, будучи отобранным комиссией, дебютировал в Венской государственной опере в «Воццеке» Берга и «Парсифале» Вагнера. Таким образом, сын опередил отца с дебютом в этом театре на двадцать лет. Сейчас он продолжает заниматься на скрипке и фортепиано, хотя уже начал ходить в школу.

Вы любите яркие костюмы. Это роднит вас с Лучано Паваротти.

Да, я люблю итальянскую одежду, она красивая, элегантная и яркая. Я люблю солнце, море, голубое небо, морепродукты, улыбки и не только яркие одежды, но и ярких, талантливых и счастливых людей.

Известно, что вам хотелось бы исполнить концерт из песен Александры Пахмутовой. Когда премьера проекта? Чем еще собираетесь удивлять российскую публику?

Я очень люблю Александру Николаевну, и она очень тепло ко мне относится. Это действительно мое большое желание, которое обязательно исполнится. По моим ощущениям, это будет не только приношение великому песенному классику. Чувствую, что мне самому внутренне необходима эта гениальная музыка. Кроме того, я продолжу сотрудничество с Михайловским театром, будут сольные выступления в Москве и Казани, совместные выступления с Владимиром Спиваковым, новогодние концерты и оперы в концертном исполнении. И естественно, в ближайшее время я с нетерпением жду моего дебюта в нью-йоркском «Метрополитен-опера», в партии дона Оттавио в «Дон Жуане».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 447
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Вт Дек 23, 2014 2:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014122301
Тема| Опера, Музыка, Премьера, Фестиваль японской оперы
Автор| Анастасия КАРЕЛИНА
Заголовок| В Бишкеке прошел Фестиваль японской оперы
Где опубликовано| © Газета "Вечерний Бишкек"
Дата публикации| 2014-12-22
Ссылка| http://www.vb.kg/297550
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Бишкеке прошел Фестиваль японской оперы
Кыргызстанцы услышали полную версию знаменитого произведения Икума Дан "Юдзуру" ("Журавлиные перья").



В Бишкеке в минувшие выходные прошел Фестиваль японской оперы. В Кыргызском национальном театре оперы и балета имени А. Малдыбаева показали самую популярную национальную оперу Страны восходящего солнца.

Организовало это культурное событие посольство Японии в Кыргызской Республике, при содействии театра оперы и балета, Бишкекского гуманитарного университета имени К. Карасаева и Республиканской музыкальной школы-интерната имени М. Абдраева.

На столичные подмостки в одном спектакле в этот вечер вышли японские и кыргызские артисты. Чтобы исполнить главные партии, к нам прилетели лауреаты международных конкурсов Акико Хаякава (сопрано) и Ресукэ Ноцу (тенор). Зрители также услышали солистов кыргызского театра оперы и балета Таира Бейшеева и Бакыта Ыбыкеева и хор Республиканской музыкальной школы-интерната имени М. Абдраева. Дирижировал симфоническим оркестром театра имени Малдыбаева японский маэстро Коичи Иноуэ.

Вход в театр в этот вечер объявили свободным, поэтому зрителей в зале оказалось довольно много. Перед началом спектакля на сцену вышел директор театра оперы и балета Тимур Саламатов. Он рассказал публике об уже осуществленных на этих подмостках кыргызско-японских проектах. А Чрезвычайный и Полномочный Посол Японии в Кыргызской Республике Такаюки Коикэ выразил признательность всем, кто принимал участие в подготовке нынешнего фестиваля, и надежду на то, что спектакль "Журавлиные перья" кыргызстанцам понравится. Министр культуры, информации и туризма Алтынбек Максутов также вышедший к микрофону заметил, что Кыргызстан и Японию объединяет богатое культурное наследие, а выставки, концерты и спектакли, организацией которых занимается посольство Страны восходящего солнца, всегда пользуются большим успехом у жителей нашей республики.

Оперу "Журавлиные перья" поклонники искусства Японии слушали с большим интересом. Артистам по окончании спектакля аплодировали стоя и дарили цветы.


Фотографии ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 23, 2014 7:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014122302
Тема| Опера, Музыка, НГАТОиБ, Премьера,
Автор| Екатерина Бирюкова
Заголовок| Невозвращение блудного сына
Новосибирский «Тангейзер» — о разрушительном искушении творчеством

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2014-12-23
Ссылка| http://www.colta.ru/articles/music_classic/5786
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


© Алексей Цилер / пресс-служба НГАТОиБ

Под звуки фанфар и щелкающих фотоаппаратов по красному ковру партера к сцене вышагивает гламурная процессия из гостей престижного Вартбургского кинофестиваля. На сцене суетится вышколенный черно-белый обслуживающий персонал. Микрофоны, бутылочки с водой — все готово для начала борьбы за главный приз состязания: статуэтку в виде расцветшего папского посоха. Миннезингеры нашего времени — кинорежиссеры — представляют свои новые фильмы.

«Хуана» Вольфрама фон Эшенбаха рассказывает о реальной исторической фигуре XVI века — Хуане Первой, королеве Кастилии, которая не могла смириться со смертью мужа и долго не предавала его тело земле в надежде найти средство для воскрешения. «Верность» Битерольфа повествует о событиях нашего времени — американский морской пехотинец Тайлер Зигел был тяжело ранен в Ираке, перенес 30 операций, выжил, но лишился левой руки, ушей, наполовину ослеп и фактически остался без лица. Тем не менее его невеста сдержала слово и вышла за него замуж. И, наконец, появляется плакат третьего фильма, на котором каноническая фигура с раскинутыми руками помещена между огромных женских ног: «Грот Венеры» Генриха Тангейзера поднимает вопрос о так называемых потерянных годах Христа, про которые нет никаких сведений в евангельских текстах. По версии создателей картины, Христос провел их в гроте богини Венеры, испытал все плотские наслаждения, но понял, что должен вернуться в реальный мир, где его ждут страдания и смерть.

Даже не столько из-за рискованного содержания фильма, сколько из-за очень уж неформатного поведения его автора на кинофоруме разражается нешуточный скандал, доходящий до рукоприкладства. Останавливает его только вмешательство Елизаветы, арт-директора фестиваля, а также матери двух его героев — аккуратно-успешного Вольфрама и непутевого Тангейзера.



Съемки фильма «Venusgrotte», собственно, показаны в предыдущей сцене — максимально подробно. Павильон с античной колоннадой подсвечен софитами, по рельсам ездит камера, стриптизерши снимают халаты и превращаются в боттичеллиевских наяд, сноровистой Венере примеряют один за другим белый, черный и красный наряды, останавливаясь на красном, там-сям мельтешит любопытная дочка помрежа со школьным ранцем за спиной, заботливая помощница сумрачного режиссера-гения без особых надежд на взаимность наливает ему кефир.

После же фестивального скандала гений, и так-то страдающий социопатией, впадает в совсем тяжелую депрессию и из нее, несмотря на старания матери и брата, уже не выходит. Мать, которая давно с трудом передвигается, больше не видит смысла цепляться за свою жизнь. Брат Вольфрам тем временем, наглядевшись на происходящее, теряет свой благополучный лоск, мается рефлексией, томится приступами вдохновения, начинает кадрировать руками реальную жизнь, как, бывало, делал Тангейзер, и в конце концов перешагивает туда, где живет одно лишь искусство вперемежку с безумием, за что, пошатываясь, получает расцветший папский посох — главный приз Вартбургского кинофестиваля.

Если кто не узнал — это опера «Тангейзер». Только что поставлена в Новосибирском театре оперы и балета. Спектакль с антрактами длится чуть не пять часов, и оторваться от его избыточности ни на минуту невозможно. Что не умещается в музыку, перелезает в буклет и в объяснительный текст на занавесе перед началом каждой сцены. И прекрасно тут даже не то, насколько лихо вся эта история пересочинена, а то, как внятно она донесена, детальнейшим образом отрепетирована и, самое главное, эмоционально проинтонирована, причем совершенно не поперек музыки.

Пусть девичьи чувства Елизаветы по отношению к Тангейзеру волюнтаристски заменены материнскими, но трогательная неуклюжесть их встречи после долгих лет разлуки, когда двое немолодых людей начинают играть в прошлое и носиться вокруг стола, расцарапывает у зрителя ровно те нервы, какие нужно. Игра против правил, которую себе позволяет режиссер, поначалу вызывает досаду, но в конце концов — уважение. Он, например, не боится останавливать музыку — дирижер стоит в яме, сложив руки, ожидая съемки очередной сцены прощания Иисуса с Венерой. Он не боится распределять одну партию между двумя персонажами и требовать для спектакля сразу двух драматических теноров (когда и один-то на вес золота!) — один поет за Тангейзера, другой за актера, исполняющего роль Иисуса в фильме «Venusgrotte».

Итак, похоже, родился новый режиссер, умеющий справляться с оперой, — Тимофей Кулябин. Это не то что совсем неизвестное в театральном мире имя. 30 лет, окончил ГИТИС, много работает в новосибирском «Красном факеле», за «Онегина» в котором получил в прошлом году спецприз «Маски». Но в опере дебютант. Новосибирский «Князь Игорь», которого ему несколько лет назад довелось вставлять в уже готовые декорации, не в счет. Сейчас же вся команда — своя, часть имеет отношение к «Красному факелу»: сценограф Олег Головко, художник по свету Денис Солнцев, художница по костюмам Галя Солодовникова.

Театр взялся за Вагнера впервые за 50 лет, никакой вагнеровской традиции в нем, конечно, нет. Но есть молодой главный дирижер Айнарс Рубикис из вагнеровского города Риги, обеспечивший режиссерскому максимализму качественную музыкальную основу. Несмотря на размеры зала и масштабы оркестра, из Вагнера он умудрялся лепить почти камерную музыку, обостренный психологизм которой особо расцветал к финалу — в полном соответствии с происходящим на сцене. Оба тенора были приглашенные — маститый датчанин Стиг Андерсен (Тангейзер) и молодой латыш Андрис Людвигс (Иисус); один радовал скорее харизмой, другой — голосом. Величаво и благородно заполнял пространства «Сибирского Колизея» приглашенный из Москвы Дмитрий Ульянов (ландграф Тюрингии у Вагнера, председатель попечительского совета Вартбургского кинофестиваля у Кулябина). У Майрам Соколовой (Венера) из Мариинки это получалось хуже. Но два прекрасных певца-актера, которые, собственно, придали этому огромному, сложному, многолюдному спектаклю очень важное человеческое измерение, нашлись внутри местной труппы — Ирина Чурилова (Елизавета) и Павел Янковский (Вольфрам).

10 лет назад я сидела тут же, в огромном новосибирском амфитеатре, и дыхание перехватывало от сознания важности происходящего. Это была история военной любви и внутренней свободы, легендарная «Аида» Чернякова и Курентзиса, загубленная потом показом в московском сарае КДС, театральный подвиг, невозможное напряжение всех сил, сконцентрированных в этом почти мифическом чудище, раскинувшемся посередине Сибири, которое ощущалось по обе стороны рампы. И вот опять — масштаб высказывания, театральный подвиг, невозможное напряжение всех сил, несколько месяцев репетиций, стоячая овация.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Янв 03, 2015 7:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 23, 2014 8:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014122303
Тема| Опера, Музыка, НГАТОиБ, Премьера,
Автор| Наталья Решетникова (Новосибирск), Фото: Татьяна Кравченко
Заголовок| В Новосибирске спустя 50 лет вновь зазвучал Вагнер
Где опубликовано| © "Российская газета"
Дата публикации| 2014-12-23
Ссылка| http://rg.ru/2014/12/23/reg-sibfo/opera.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



ФОТОГАЛЕРЕЯ

В Новосибирском театре оперы и балета состоялась самая масштабная премьера 2014 года - опера Рихарда Вагнера "Тангейзер". Это вторая попытка новосибирцев обратиться к творчеству крупнейшего немецкого композитора 19 столетия. В 60-е годы прошлого века здесь шла романтическая опера "Летучий голландец".

Над новым спектаклем работали известные молодые постановщики - музыкальный руководитель и главный дирижер Новосибирской оперы Айнарс Рубикис и режиссер Тимофей Кулябин.

- Масштаб события усиливает то, что на заглавную партию приглашен выдающийся исполнитель вагнеровского тенорового репертуара - солист Датской Королевской оперы Стиг Андерсен, - говорит заместитель директора НГАТОиБ по творческим вопросам Татьяна Гиневич.

Режиссер Тимофей Кулябин уверен, что в постановке "Тангейзера" невозможно не учитывать современный контекст.

- "Тангейзера" чаще всего ставят так, что в основе конфликта лежит любовный треугольник - Венера, Тангейзер и Елизавета. Для меня важнее оказалась вагнеровская серьезная тема, тема экзистенциального человеческого одиночества. Прежде всего, я хотел сделать ее доступной и понятной, - рассказал Кулябин, который превратил Тангейзера в кинорежиссера. А состязания певцов в Вартбурге, в прочтении авторов новой постановки, стали кинофестивалем.

- В Тангейзере, как ни странно, я вижу самого себя. И любой увидит в нем себя. Также как любой увидит в себе Елизавету. Думаю, в нашем спектакле Тангейзер будет искать сам себя, - признался накануне премьеры Айнарс Рубикис.

Справка "РГ"

Постановку курирует директор театра Борис Мездрич. Над спектаклем работает команда постановщиков: известный сценограф Олег Головко, художник по костюмам - лауреат нескольких премий в области дизайна - Галина Солодовникова, художник по свету Денис Солнцев, в этом году получивший "Золотую Маску" совместно с Тимофеем Кулябиным за спектакль "Онегин", который идет в новосибирском театре "Красный факел". Вся команда художников и режиссер-постановщик спектакля номинированы на "Золотую Маску-2015" каждый в своей категории.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 23, 2014 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014122304
Тема| Опера, Музыка, НГАТОиБ, Премьера, Персоналии, ТИМОФЕЙ КУЛЯБИН
Автор| АННА ОГОРОДНИКОВА
Заголовок| «Тангейзер»: перезагрузка
Где опубликовано| © "Континент Сибирь"
Дата публикации| 2014-12-15
Ссылка| http://www.ksonline.ru/stats/-/id/3678/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ

Главным ньюсмейкером новосибирского театрального сезона можно назвать Тимофея Кулябина. Пять номинаций на «Золотую Маску» за спектакль KILLв «Красном факеле» и стремительно надвигающаяся премьера оперы Вагнера «Тангейзер» — достаточные основания. ТИМОФЕЙ КУЛЯБИН рассказал корреспонденту «КС» об оригинальной концепции предстоящей постановки. Премьера назначена на 20 и 22 декабря.


Фото: Фрол Подлесный, Алексей Цилер

— Тимофей, как настроение накануне премьеры?

— Настроение рабочее, все идет по плану. Но сейчас дело не в настроении, необходимо решить все непростые задачи, которые перед нами ставит Вагнер. Главное — максимально близко приблизиться к тому, что задумано.

— Складывается?

— Есть впечатление, что мы движемся в правильном направлении. В первую очередь важна работа с содержанием.

— Либретто Вагнера сегодня действительно выглядит как причудливая смесь мифов, легенд и преданий. В чем для вас смысл истории про Тангейзера?

— В опере есть как минимум две противоположные реальности. С одной стороны, вполне историческая линия миннезингеров: конкурс певцов в Вартбурге — это достоверный факт, и замок до сих пор стоит. С другой стороны, существует мифический Венерин грот. Таким образом, возникает два пространства, реальное и сказочное, которые определенным образом взаимодействуют. Суть конфликта в том, что Тангейзер побывал и там, и там. Мне необходимо было найти эквивалент этому противоречию в современной жизни. Как и вы, я почти ничего не знаю о XIIIвеке. Венерин грот или испытание певцов сегодня требуют даже не пояснений, а поиска аналогов. В силу этого многие вещи приходится аккуратно переформатировать.

— Вы действительно решили удалить из сюжета любовный треугольник?

— Как правило, классическое прочтение оперы заключается в том, что герой познает две сущности любви. Встретив страстную, плотскую любовь Венеры, он убегает от нее и приходит к возвышенной, одухотворенной любви Елизаветы (по сюжету она девственница и становится святой). Однако герой не находит полноты счастья ни здесь, ни там. Это конфликт невозможности выбора. Когда я говорю, что убил в «Тангейзере» любовный треугольник, я имею в виду, что несколько отхожу от этой темы, она не вполне для меня интересна. Сегодня в нашей жизни нет таких категорий, как святая или греховная любовь. Поэтому в принципе спектакль будет немного о другом.

— О чем же?



— Скорее о мученической природе творца. О том, что серьезное творчество всегда тотально и разрушительно. Вторая тема — про табу и цензуру в искусстве. Существуют некоторые представления о пределах допустимого, о том, что можно изображать, а чего лучше не касаться. На мой взгляд, для настоящего художника если и существует цензура, то лишь внутренняя. Сама сущность искусства состоит в отрицании навязанных извне стандартов, а разрушение норм — прямая миссия художника. Вот эти две темы для меня, пожалуй, наиболее важны.

— Во что превратятся два вагнеровские пространства?

— Все будет абсолютно отчетливо и внятно перенесено в сегодняшний день. В спектакле будет много сюрпризов: «Венерин грот» станет названием фильма, который снимает Тангейзер, а скандал будет связан с фигурой Христа. Больше ничего рассказывать пока не буду. Приходите на премьеру.

— Обычно вопросы веры, наряду с любовными и творческими исканиями, причисляют к главным темам «Тангейзера». Образ Христа важен для вас с точки зрения веры, или это скорее культурная игра?

— Скорее второе. Поскольку композиционно центром оперы является скандал, случившийся на состязании певцов, мне необходимо было внятно смоделировать современную ситуацию, способную вызвать бурю негодования. Собственно говоря, мы даже не знаем, что именно вызвало катастрофу, что такого мог сказать Тангейзер о Венерином гроте, чтобы вызвать негодование просвещенных певцов? Я искал тему, табуированную в современном обществе. Для нынешнего европейца таких тем, пожалуй, только две: холокост и религия. Об этом лучше высказываться, сохранять крайнюю осторожность, или не говорить вовсе. Все остальное уже сто раз пройдено, сегодня трудно кого-то чем-то удивить. Тема религии сегодня — одна из самых сложных, провокационных и спекулятивных. В данной постановке она становится скорее субъектом сюжета, чем объектом исследования.

— Спусковым крючком?

— Да, элементом сюжета. Это не спектакль о Боге.

— Насколько вам близка музыка Вагнера? Как не утонуть в этом великолепии?

— Я стараюсь не делить оперу на музыку и историю. Мне кажется, Вагнер тем и прекрасен, и в то же время опасен, что его сложная музыка сама по себе уже драматургия, текст и сюжет. В ней есть весь комплекс эмоций, зачастую противоречивых, с которыми будет жить главный герой. Нам предстоит разгадать эту музыку.

— Насколько сложные режиссерские задачи вы ставите перед артистами?

— Мы стараемся работать не только с нотами, а с драматургией. В этом смысле либретто Вагнера, его диалоги сами по себе довольно подробно психологически мотивированы. Сценическим репетициям предшествовал период читок и обсуждений. Мы стараемся мыслить ситуациями, а не исходить из технических соображений удобства или неудобства. Важно, чтобы все участники постановки правильно понимали историю, которую они показывают.

— Вагнер — не только великий композитор, но и автор собственной концепции театра.

— Если говорить о «Тангейзере», то существует несколько редакций этой оперы. Вагнер, несомненно, рефлексировал, создавая фигуру Тангейзера, и она получилась в определенном смысле пророческой. Собственно, парижский провал второй редакции оперы во многом совпадает с сюжетом «Тангейзера», с позором главного героя на Вартбургском фестивале. Сюжеты Вагнера всегда в той или иной мере автобиографичны, а «Тангейзер» можно считать автопортретом композитора. Тема вечного изгоя, не способного найти своего места в обществе, была актуальна для Вагнера и в какой-то степени автобиографична для меня.

— Какую версию, дрезденскую или парижскую, выбрали для постановки в НГАТОиБ?

— Как правило, ни одну из версий не ставят в чистом виде. Мы также выбрали смешанный вариант. В нашей постановке балета не будет, но музыка вакханалии в спектакле прозвучит.

— Почему именно «Тангейзер»?

— Это предложение театра, которое я с удовольствием принял.В прошлом году отмечалось 200-летие Вагнера, что объясняет волну интереса к его творчеству. У нас, к сожалению, Вагнера нечасто увидишь в афише, в основном ставят «Тристана и Изольду», «Летучего голландца», «Лоэнгрина» или оперу «Кольца Нибелунга». До постановки в прошлом сезоне в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко «Тангейзера» в России не ставили много десятилетий. В Европе же эту оперу ставят часто, вполне репертуарное название. Я пересмотрел все постановки, которые смог найти в записи, ездил на фестивали. Эта музыка уже стала частью моей жизни.

— Что вы скажете о скандальной постановке в Дюссельдорфе?

— Это скорее просто казус, неудачная постановка, которую нельзя считать показательной. То, что Гитлер любил музыку Вагнера, для меня — самый последний факт, который может быть интересен в отношении этого композитора. Ленин тоже любил Бетховена, а Сталин тридцать раз ходил на «Белую гвардию». Ну и что? Мне кажется, это не открывает никаких смыслов.

— В опере одной из важнейших фигур остается дирижер. Как сложились ваши отношения с Айнарсом Рубикисом?

— Знакомство с Айнарсом произошло намного раньше, чем началась работа над «Тангейзером». Он приходил на мои спектакли, я на его премьеры. Мы стали интересны друг другу как творческие единицы, познакомились, стали общаться. Я еще молодой режиссер, молодой человек и, по большому счету, новичок в опере, поэтому мне было важно, чтобы дирижер помогал мне и был готов к диалогу. Айнарс воспринял мои идеи с интересом, и это было для меня важно и ценно.

— Есть еще оперы, которые вы хотели бы поставить?

— Нет у меня заветного чемодана или даже портфеля, в котором хранятся режиссерские желания. Но поставить хочется многое. Сейчас я увлечен Вагнером, надо с этим хорошенько разобраться. В 2016 году меня ожидает работа над оперой Доницетти «Дон Паскуале» в Большом театре. В этом сезоне предстоит важная для меня премьера «Трех сестер» Чехова в «Красном факеле».

— Вы по-разному работаете над оперой и драмой?

— Каждый раз от конкретной задачи, от конкретного формата. Принципиальной разницы нет. В другой вид спорта не переквалифицировался.

— С каким видом спорта можно сравнить режиссуру?

— Режиссура — это твоя персональная проблема, персональное заболевание. Чем оно более индивидуально, тем интереснее результат.

— Однако у вас уже сложилась постановочная группа, которая переходит из спектакля в спектакль.

— Да, мы уже не первый год работаем вместе с художником Олегом Головко и художником по свету Денисом Солнцевым. Мы понимаем друг друга. Можно сказать, мне повезло, ведь художник — это ключевая фигура, тем более что сегодня театр от режиссеров потихоньку переходит в руки художников.

— Какая аудитория соберется на премьеру?

— Придет часть людей, которые в принципе не пропускают ни одной премьеры Оперного театра, так называемый первый круг зрителей. Кто-то придет конкретно на Вагнера, кто-то — на конкретных солистов. Возможно, «Тангейзер» станет поводом прийти в оперу для некоторых поклонников драматического театра.

— Нужно ли зрителям как-то особо настраиваться на восприятие «Тангейзера»?

— Мне кажется самонадеянным просить зрителя прийти как-то особенно. Я никогда абсолютно ничего не жду от зрителя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 23, 2014 11:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014123205
Тема| Опера, Музыка, БТ, Премьера, "Риголетто", Персоналии, Роберт Карсен
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Право на слезы
Премьера оперы «Риголетто» в Большом театре прошла без ожидаемого скандала

Где опубликовано| © журнал "Театральные Новые Известия"
Дата публикации| 2014-12-17
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/12904/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Новую версию оперы Верди «Риголетто» показал Большой театр. Спектакль поставил известный режиссер из Канады Роберт Карсен. Спорная постановка поселилась на Новой сцене театра, которая и была задумана как место для споров и экспериментов.

Спектакль «Риголетто» – копродукция Большого театра с несколькими оперными домами Европы. Режиссер перенес место действия в цирк, акробаты с гимнастами принимают участие в зрелище. Почему цирк? Потому что «Риголетто» – история паяца. Вот похожее на гротескную клоунаду либретто по мотивам пьесы Виктора Гюго «Король забавляется»: главный герой, придворный шут, мстит хозяину-Герцогу за поруганную честь дочери Джильды, но получает мешок с ее трупом.

Трагедия, ставшая фарсом, который обернулся трагедией, – вот путь карсеновского Риголетто. Кстати, горба у этого «урода» нет, по Карсену уродлива его душа. Под одеждой паяца, которая с отвращением отброшена после рабочего дня, скрыта сложная личность – безжалостный насмешник над чужим горем, несчастный развлекатель толпы, любящий, но слишком деспотичный отец.

В цирке проходят все эпизоды. Издевается и комикует размалеванный Риголетто. Из ложи смотрит с ухмылкой обаяшка-Герцог в джинсах. С полукруглых рядов хихикают подленькие придворные. Тут же стоит облезлый фургон, в котором живет шут с дочерью, похожей на примерную школьницу в носочках, а жилище наемного убийцы Спарафучиле – закуток на арене.

Цирк позволяет Карсену проводить сильные параллели: жизнь его Риголетто, как говаривал шекспировский Макбет, – «ускользающая тень, фигляр, который час кривляется на сцене и навсегда смолкает; это – повесть, рассказанная дураком, где много и шума, и страстей, но смысла нет». Вместе с тем именно в цирке можно в буквальном (и переносном) смысле воспарить в небеса, что и делает – аж два раза – душа Джильды. Когда героиня поет о своей любви к Герцогу, летая над сценой на качелях, и, когда спасая любовнику жизнь, вместо него умирает на руках рыдающего отца, а ее мистическая тень (цирковая гимнастка) кружится и замертво повисает под колосниками.

Карсен использует обнаженную натуру. В одной сцене вокруг альфа-самца и «укротителя» Герцога вьется стайка «тигриц» – девиц из миманса в «леопардовых» трусах и с обнаженной грудью. В другой – сам Герцог, неутомимый «ходок», напевая песенку, раздевается догола, впрочем, без крайностей, задрапировывая себя халатом и обернувшись к залу спиной, лишь на пару секунд сверкнув обнаженными ягодицами. Тут не худо вспомнить, что поет Герцог в момент укрощения, а поет он, как всегда, «про баб», причем в сугубо плотском контексте: ему важно лишь очередное тело, которое легко заменить другим.

И вот – материализация мужских фантазий, море «телок». Сразу после танцев они устало закутываются в халаты: рутинная «клубничка» отработана.

«Обнаженка» для многих зрителей – как тряпка для быка: помахали перед носом, и бык озлобился. Но человек, в отличие от быка, должен уметь читать, в том числе и режиссерские послания, отличая эпатаж ради эпатажа от уместной телесной метафоры. Впрочем, к чести премьерной публики, девиц она восприняла совсем спокойно, а в сцене вельможного стриптиза всего лишь нервно пошепталась. Ведь прием Карсена заостряет вопиющий цинизм Герцога, который только что спел арию о «настоящей любви», проливая крокодиловы слезы о судьбе похищенной Джильды, но узнав, что она спрятана в его дворце, мгновенно вернулся к похотливости.

Оркестр под управлением итальянского маэстро Эвелино Пидо был предельно корректен к певцам – это главное его достоинство. Греческий баритон Димитрис Телякос (Риголетто) старательно играл в шута, но высокий – для этой партии – голос часто вибрировал. Кристина Мхитарян (Джильда) обладает сильным и ровным сопрано, но вердиевские колоратуры ей не очень удались, да и решительность манеры не совсем подходит ее невинной, ангельской героине.

К счастью, тенор Сергей Романовский (Герцог) спел почти безупречно, если не считать легкой хрипотцы на верхах («выпил холодного пива», предположил сосед по креслу). Убийца Спарафучиле (брутальный голосом и обликом Александр Цимбалюк) и его сестра-красотка Маддалена (Юстина Грингите, казалось, эту наводчицу бандита на кастинге выбирали по длине ног) убедили как внешним видом, так и пением. Запомнился отец первой жертвы Герцога, граф Монтероне (Вячеслав Почапский), посылающий проклятие развратнику и его прихлебателю-шуту: оно звучит убедительно, как шаги Командора в «Дон Жуане». И вот кровавый результат – Риголетто, устав смешить и смеяться за деньги, возмечтал иметь право на слезы. Он это право получит. Но какой ценой?


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Янв 03, 2015 7:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17347
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 24, 2014 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014122401
Тема| Опера, Музыка, НГАТОиБ, Премьера,
Автор| РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ и ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.
Заголовок| Вагнер по-человечески
"Тангейзер" в Новосибирском театре оперы и балета

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №234, стр. 14
Дата публикации| 2014-12-24
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2639543
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Евгений Иванов

Новосибирская опера показала одну из самых важных премьер российского оперного сезона — вагнеровского "Тангейзера" в постановке музыкального руководителя театра Айнарса Рубикиса и одного из самых известных молодых режиссеров страны Тимофея Кулябина при участии художника Олега Головко. Из Новосибирска — РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ и ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.


Тимофей Кулябин радикально переосмыслил сюжет оперы Вагнера — а если называть вещи своими именами, то просто придумал совершенно новую, увлекательную историю, происходящую в наши дни. В этой истории Генрих Тангейзер стал знаменитым кинорежиссером, а состязание певцов в Вартбурге — Вартбургским международным кинофестивалем, на который Тангейзер, известный затворническим образом жизни и вздорным характером, приглашен со своим новым фильмом "Грот Венеры". Именно так Кулябин обошелся с царством богини любви, где происходят первые сцены оперы Вагнера,— грот становится декорацией, а действие разворачивается на съемочной площадке фильма, в павильоне, где живет и работает режиссер. Часть партии Тангейзера здесь передана Иисусу, который и замышляет побег из обители вечного наслаждения в реальный мир страдания и смерти. Дело в том, что отшельник и еретик Тангейзер снимает фильм о "потерянных" Евангелием годах жизни Иисуса — по версии кинорежиссера, он провел их в том самом гроте Венеры, в гостях у богини наслаждений.

Конечно, на Вартбургском кинофестивале разгорается скандал. Тимофей Кулябин очень остроумно и подробно выстраивает сцены этой "ярмарки тщеславия", на которую по красной дорожке, проложенной через зрительный зал, собирается светское общество. Возвращение Тангейзера в мир фестивального искусства заканчивается его окончательным изгнанием. Во-первых, он нарушает правила корпоративной этики — критически комментирует выступления коллег на пресс-конференции (здесь, конечно, возникает прямая аналогия с Ларсом фон Триером в Канне). Во-вторых, само содержание фильма вызывает гнев общественности — когда сверху опускается постер фильма, на котором Иисус оказывается распят в причинном месте у Венеры, поднимается буря негодования.

Впрочем, скользкие взаимоотношения религии и искусства, то бишь тема ранимости "чувств верующих", режиссера на самом деле вряд ли волнуют. А волнуют его судьба художника и проблемы свободы творчества. Возможно, поддавшись на уговоры Ландграфа, председателя попечительского совета фестиваля, он и предал себя — за что был наказан не столько потерей социального статуса, сколько безумием. Но это лишь побочный поворот темы. Главное — то, что режиссер смело и виртуозно переосмысляет важнейший конфликт пьесы, метания Тангейзера между плотским влечением к Венере и возвышенной любовью к "прекрасной даме" Елизавете. Возвышенной в новой версии становится любовь материнская: в спектакле Кулябина Елизавета — мать Тангейзера и по совместительству арт-директор Вартбургского фестиваля (пожалуй, можно было бы возразить, что семейственность в Германии не в почете, но именно на Вагнеровском фестивале в Байрейте она процветает), а почти плотской страстью — влечение к кинематографу. Кстати, именно сцены между Тангейзером (Стиг Андерсен) и Елизаветой (Ирина Чурилова) оказываются самыми психологически наполненными. Что до кинематографа, то в этой индустрии справедливости не найдешь — брат Тангейзера Вольфрам фон Эшенбах ворует у безумца идею, снимает по ней фильм и в финале спектакля получает заветный приз Вартбургского кинофорума.

Что же до музыкальной части, то иначе как сенсационным результат подвижнического труда главного дирижера театра 36-летнего Айнарса Рубикиса назвать трудно — премьера "Тангейзера" наконец-то вернула Новосибирской опере статус одного из лидеров российской музыкальной сцены. Неумолимо безупречный, идеально выделанный оркестр Рубикиса — с ослепительной (ни одного кикса за все три с лишним часа) медью и чувственными струнными — звучит так осмысленно, как не звучал в последние годы ни один оркестр ни одного из оперных домов обеих столиц. Умный кастинг кроме предсказуемых удач вроде чеканных работ Дмитрия Ульянова--Германа и Павла Янковского--Вольфрама радует неожиданными открытиями: кто бы, скажем, мог подумать, что дебютировавшая в партии Елизаветы сопрано Ирина Чурилова окажется прирожденной вагнеровской певицей? Пожалуй, если к кому из участников премьерного состава и возникали вопросы, то к выписанному на заглавную роль Стигу Андерсену: трудно не признать, что партия Тангейзера далась ему с куда большими усилиями, нежели, к примеру, недавний ангажемент в амстердамском "Кольце нибелунга" Пьера Оди — впрочем, небезупречную вокальную форму легионер сполна компенсировал стопроцентным попаданием в предложенный режиссурой рисунок роли.

У Айнарса Рубикиса получился очень непривычный для русского слуха Вагнер — максимально далекий от того фирменного победоносно-неряшливого исполнительского стиля, который один из петербургских острословов метко окрестил "божественным нахрапом": "Тангейзер" прозвучал в Новосибирске с неожиданным лиризмом и мягкой пластичностью — без претензий на мегаломанию и мессианство, но с соразмерностью человеческому. Отличительная черта трактовки Рубикиса — ее культурологическая полнозвучность: точь-в-точь как Всеволод Мейерхольд, ставивший не "Ревизора", но "всего Гоголя" и призывавший интерпретировать не отдельно взятое произведение, а мир автора в целом, дирижер дает расслышать в написанной 31-летним композитором партитуре "всего Вагнера". Редуцируя влияние большой французской оперы Мейербера, обладатель природного драматургического чутья Рубикис в скульптурной лепке крупной формы скорее склонен выделять те эпизоды "Тангейзера", в которых отчетливо слышится будущий Вагнер "Кольца" и "Парсифаля" — за спинами протагонистов в больших дуэтах маячат тени Брунгильды и Зигмунда, а воздух в гроте Венеры уже отравлен ядом плодов волшебного сада Клингзора.

Нынешнее появление "Тангейзера" на новосибирской сцене трудно не признать символичным: именно на этой опере — да еще на задумывавшихся композитором как ее продолжение "Нюрнбергских мейстерзингерах" — во второй половине нулевых забуксовала вагнериана Мариинского театра. В последние годы Вагнера в России много ставили и в столицах, и в регионах: "Лоэнгрин" в Челябинске, "Летучий голландец" в Михайловском театре и в Екатеринбурге, "Тристан" в Новой опере, тот же "Тангейзер" в МАМТе. Но не один из этих спектаклей, как ни крути, не мог считаться вехой в новейшей истории музыкального театра страны. Новосибирский же "Тангейзер" — его тектонический сдвиг: до сих пор, говоря "Вагнер", мы подразумевали "Гергиев", после премьеры спектакля Айнарса Рубикиса и Тимофея Кулябина эта формула определенно требует корректировки — в нынешнем сезоне русский Байрейт впервые за два последних десятилетия сменил место прописки. Новосибирская опера предсказуемо станет объектом паломничества уже совсем скоро: ближайшие показы "Тангейзера" запланированы на март будущего года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 2 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика