Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-12
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 8:43 am    Заголовок сообщения: 2014-12 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120101
Тема| Балет, 2-й фестиваль современной хореографии "Context" , Персоналии, Диана Вишнева
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Кабаре, барокко, "гага", "Старик" и "Убитый"
Завершился "Context" Дианы Вишневой

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №217, стр. 14
Дата публикации| 2014-12-01
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2622885
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

В Москве за четыре дня бурно пролетел 2-й фестиваль современной хореографии "Context" под патронажем и при деятельном участии Дианы Вишневой: в программе выступили четыре западные труппы разной степени совершенства, российские авторы представили свои работы, а сама патронесса расширила свой репертуар, дебютировав в двух новых для себя миниатюрах. Рассказывает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.




Второй "Context" оказался контекстуальнее первого. Во-первых, прекрасная сцена Театра имени Моссовета, на которой прошли основные события фестиваля, не чета прошлогоднему "Гоголь-центру", мало приспособленному для танца. Во-вторых, куратор "Контекста", худрук роттердамской Академии танца Самуэль Вюрстин, явно учел ошибки предыдущей программы, в которой потчевал москвичей преимущественно второразрядными и совсем неизвестными в России авторами и труппами. На сей раз помимо "котов в мешке" (что, конечно, можно только приветствовать в контексте расширения зрительского кругозора) в Москву приехал безусловный лидер современной хореографии Нидерландский театр танца, чей визит сразу поднял уровень фестиваля. Точнее, приехала NDT-II, молодежная труппа (до 22 лет, но абсолютно зрелая по исполнительскому мастерству), показавшая первоклассный репертуар своих худруков Пола Лайтфута и Соль Леон и спектакль весьма востребованного шведа Йохана Ингера. Из европейских знаменитостей в финальном гала был представлен Анжелен Прельжокаж; а еще одна новая для нас компания, Gauthier Dance, показала такую обширную подборку именитых авторов, что сегодняшний контекст танцевального процесса проявился в максимально возможной полноте.

К примеру, эта самая Gauthier Dance с ее программой комических скетчей и новелл представила зрителям современный танец с незнакомой стороны — этаким высококачественным "балетом-кабаре". Труппа из Штутгарта оказалась крепкой технически и раскованной актерски, а ее лидер Эрик Готье, запомнившийся своими забавными миниатюрами еще на первом фестивале, весьма изобретателен по части шуток. Его номер "Балет 101", в котором сначала сто одной позе и па присваивается порядковый номер, а потом исполнитель под диктовку закадрового тренера исполняет их в произвольном порядке, пока вконец не запутывается в конечностях,— настоящий эстрадный шлягер вне времени и национальных границ. Примечательно, что публика расслабилась не сразу — по привычке напрягала мозги, ища глубинный смысл хореографических посланий, и только потом поняла, что здесь можно просто развлекаться без задних мыслей.

Незнакомая нам молодая американская компания Ate9 dANCE cOMPANY Даниэль Агами представила модное явление — спектакль "Из уст в уста" поставлен в технике "гага", на которой сейчас помешался весь мир. "Гагу" несколько лет назад изобрел израильский гений Охад Нахарин, отдельно для профессионалов, отдельно для любителей. Ее цель — высвободить естественные психоэмоциональные и физиологические импульсы танцующего. Хореографиня Агами, слывущая специалистом по "гаге", возможно, смешала любителей с профессионалами, а отчетный экзамен курса "гаги" спутала со спектаклем для публики. Некоторые из ее разнокалиберных артистов были лишены не только телесной привлекательности (обычное дело в современном танце), но и профессиональных данных и даже элементарных навыков физподготовки. Самовыражались они так самозабвенно и хаотично, что "Из уст в уста" походило на сеанс групповой терапии, подсматривать за которым было даже неловко.

И напротив — успешная голландка Нанин Линнинг, базирующаяся сейчас со своей труппой Naninelinning.nl в немецком Гейдельберге, показала слишком "ученый" спектакль. В "Zero" все сделано по правилам: поэтапная разработка движений от простого к сложному, скрупулезное использование вертикали и горизонтали многолюдных мизансцен, регулярное чередование массовых и камерных ансамблей. Пластическую кантилену хореографии Линнинг можно охарактеризовать как полоскание тел в пространстве, сам же танец походил на ожившую барочную скульптуру с ее резкой светотенью и прихотливостью переплетенных тел (свет и видео этого спектакля выше всяких похвал). Заявленная тема — последние минуты человечества перед необратимыми переменами мира — была призвана придать актуальность всей этой красотище. Однако чрезмерная академичность отправляла свежий, 2013 года, спектакль скорее в музейные тылы, чем на художественную передовую.

Героиня "Контекста" Диана Вишнева была действительно главным действующим лицом собственного фестиваля: участвовала в круглых столах с критиками, проводила беседы с публикой, отсматривала работы российских хореографов и танцевала в трех из четырех фестивальных вечерах. "Объект перемен" — постановку Соль Леон и Пола Лайтфута из программы NDT-II — россияне хорошо знают по вишневским "Диалогам". Однако в "Контексте" Диана исполнила этот балет точнее и лучше прежнего — без того мелодраматического надрыва, который приносил хореографию в жертву ее актерскому мастерству. С обаятельным сангвиником Эриком Готье балерина Вишнева дебютировала в миниатюре Ханса ван Манена "Старик и я", и те, кто не видел этот номер в другом исполнении, могут счесть стопроцентной удачей историю про роскошную женщину, применившую все приемы обольщения, чтобы раскочегарить немолодого мужчину, и потерпевшую поражение. Увы, эта новелла о другом: об уходящей жизни и несостоявшейся любви — для такого поворота сюжета Диане Вишневой не хватило жизненного опыта и прожитых лет.

Свою последнюю премьеру — миниатюру "Убитый" на песни Барбары и в постановке молодого немца Марко Гекке, взошедшей звезды европейской сцены,— Диана Вишнева тоже станцевала по-своему. Экспрессивную жестикуляцию этой своеобразной хореографии она вывела к оптимистическому финалу: устоять перед неотвратимой жестокостью времени и судьбы поможет высокое искусство. Именно так можно трактовать округлые, почти классические позиции рук, которыми Диана заканчивает свой сольный танец после всех метаний, сломов, истерик и криков лихорадочных пор-де-бра. И именно так можно расценивать современный фестиваль "Context" в контексте грядущего завершения классической карьеры 38-летней балерины.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Янв 08, 2015 11:43 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 8:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120102
Тема| Балет, 2-й фестиваль современной хореографии "Context" , Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Анна Галайда
Заголовок| «Малые голландцы» привезли больших
Где опубликовано| © Газета "Ведомости" № 223 (3727)
Дата публикации| 2014-12-01
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/802111/malye-gollandcy-privezli-bolshih или
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/36670901/malye-gollandcy-privezli-bolshih
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Где бы ни выступал Нидерландский театр танца (NDT), он всегда оказывается гвоздем программы. Не стал исключением и фестиваль «Диана Вишнёва. Context»

Где бы ни выступал Нидерландский театр танца (NDT), он всегда оказывается гвоздем программы. Не стал исключением и фестиваль «Диана Вишнёва. Context»


Старый балет «Печальный случай» — эмблема стиля Пола Лайтфута и Соль Леон
Фото: vishnevafest


В Москву NDT заехал всего на один вечер. В Театре имени Моссовета, который стал основной площадкой четырехдневного фестиваля Дианы Вишнёвой, выступила молодежная труппа — NDT-II. Двойка в названии ни в коем случае не указывает на второсортность этой части коллектива: чтобы попасть в нее, нужно выдержать гигантский конкурс, зато счастливчикам (их возраст ограничен 22 годами) гарантировано два года сотрудничества с лучшими хореографами мира — теми же самыми, что готовят программы для старших. И на фестиваль «Диана Вишнёва. Context» молодежь привез сам Пол Лайтфут — худрук голландской труппы, который также успел дать в Москве мастер-класс.

Программа «малых голландцев» сама по себе может служить уроком толерантности: она составлена из четырех одноактных постановок, первая из которых принадлежит постоянному хореографу компании Йохану Ингеру, остальные — дуэту Лайтфут — Леон, которые после прощания компании со своим гуру Иржи Килианом стали лидерами NDT. Причем вечер составлен так, что самого уравновешенного зрителя начинает штормить от перепада эмоций и температур: довольно свежий (2012) I New Then Ингера начинает вечер как легкую интрижку, ничего не значащую вечеринку с танцами, все очарование которых состоит в их калейдоскопическом разнообразии, когда дуэты сменяются большими и малыми группами, а юные танцовщики выбирают себе маски, которые легким движением руки (или ноги?) можно скинуть, даже не дожидаясь следующего балетика.

Но очаровательную безделушку Ингера буквально сметают из памяти балеты Лайтфута — Леон. Shutting Shut, основанный на стихотворении Гертруды Стайн, уже показывали в Москве на фестивале «Бенуа де ла данс», и этот четырехминутный крошечный спектакль невозможно забыть, даже несмотря на то, что в балетном зале мало кто может идентифицировать звук голоса Гертруды Стайн, да и вряд ли кто-то знает это стихотворение. Постановка основана на музыке стиха. Пара танцовщиков, одетая в зеркальное, по-водевильному черно-белое трико (бесподобно-выразительные Имре ван Опстал и Спенсер Дикхаус), в абсолютном согласии друг с другом движется, следуя малейшим изгибам стихотворного ритма, своими телами обозначая ударную долю, а знающим английский даря особое удовольствие — танцевальные синонимы отдельных словечек Стайн.

И вслед за этим, даже без антракта, — «Печальный случай» (Sad Case). Он создавался в период беременности Соль Леон, и, по словам ее мужа, «гормоны смеха, безумства и трепета перед неизвестным стали катализатором постановки». Самый старенький из привезенных в Москву спектаклей, поставленный еще на заре карьеры хореографов в 1998 г., «Печальный случай» сегодня может служить эмблемой стиля Лайтфута — Леон: в латиноамериканских медленных танцах четыре парня и одна девица то вместе, то поврозь попадают из одной переделки в другую, из которых выходят с помощью клоунской легкости эмоций.

После знойной сочности этого балета «Объект перемен», давно известный в Москве благодаря исполнению Дианы Вишнёвой, с его темой прощания и ухода, выглядит еще суше, строже и графичнее. Вишнёва и ее партнер Андрей Меркурьев за несколько лет, прошедших со времени их премьеры, не побоялись добавить в него всю свою взрывную мощь, которой обычно как огня боятся европейские постановщики. Но хореография Лайтфута — Леон оказалась готова к такой перегрузке. Красный ковер, с помощью четверки танцовщиков NDT фантастическим образом летавший под ногами солистов, превратился в строжайший и иссушающий сценический каркас, заключивший «загадочную русскую душу».

Объект постоянства
Англичанин Пол Лайтфут и испанка Соль Леон встретились в Нидерландском театре танца, где оба были среди основных солистов компании. Вместе они начали ставить в 1991 г. и с тех пор создали более 50 балетов под именем Лайтфут — Леон. В 2002-м пара была назначена штатными хореографами NDT, а с 2011 г. Лайтфут стал худруком театра.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Янв 08, 2015 11:48 am), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 9:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120103
Тема| Балет, 2-й фестиваль современной хореографии "Context" , Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Терапия против маниловщины
В Москве завершился II международный фестиваль современной
хореографии "Context. Диана Вишнёва"
Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2014-12-01
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2014-12-01/7_context.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Зажигательная юмореска. Диана Вишнёва и Эрик Готье. Фото VISHNEVAFEST

Диана Вишнёва дала свое имя фестивалю современного танца, авторитетно подтвердив, что последний никак не противоречит нашему всему – классике. Признанной «классичке» чужд профессиональный и геополитический изоляционизм. Она уверена, что «помочь развитию отечественной современной хореографии» способен мировой контекст. Сама прима-балерина работает по всему миру, с разными постановщиками, в разной технике. Результатом за последние несколько лет стали такие яркие проекты, как «Красота в движении», «Диалоги» и «Грани». В афишу нынешнего фестиваля вошли три номера с ее участием: «Old man and me» Ханса Ван Манена, «Subject to change» Пола Лайтфута и Соль Леон, а также «Убитый» Марко Гёке.

За мировой контекст в этом году отвечали гости из Нидерландов (NDT II – Нидерландский театр танца – 2 и «Codarts Rotterdam»), Франции («Ballet Preljokaj»), Германии («Nanine Linning Heidelberg» и «Gauthier Dance») и США («Ate9»). Раскрывать молодые российские таланты, по замыслу организаторов, призвана «Мастерская хореографов». Участники мастерской-2013 Константин Кейхель и Владимир Варнава получили возможность стажироваться в университете «Codarts Rotterdam» и в «Atelie de Paris» у Каролин Карлсон. Созданные там работы они представили в рамках заключительного гала-2014. Участниками нынешней мастерской были руководитель центра современного танца «ByeBye Ballet» Лилия Бурдинская, ведущий солист балета Большого театра Андрей Меркурьев, солистка Балета Бориса Эйфмана Елена Кузьмина, артистка и педагог Театра-студии современной хореографии Екатерина Кислова.

Важная составляющая фестивальной программы – культуртрегерская. Наряду с мастер-классами для практиков-профессионалов и любителей, которые провели Анжелен Прельжокаж, Эрик Готье, Нанин Линнинг и Даниэль Агами, состоялись круглые столы, видеопоказы в Центре документального кино и лекции о современной хореографии.

Современный театр танца – лишь отчасти театр. Нередко он и жизненная стратегия, и даже терапевтический кабинет. Часто – лаборатория, эксперимент.

Один из таких экспериментов провела израильский хореограф Даниэль Агами. Опус «Из уст в уста» основан на технике gaga. Этот «язык тела» разработал хорошо знакомый нашему зрителю хореограф Охад Наарин, основатель и руководитель танцевальной компании из Тель-Авива «Батшева». У Агами свой подход. Gaga нацелена на раскрытие природных способностей человека к движению и на развитие физических навыков. В чем самозабвенно и практикуются восемь участников спектакля. Сопричастность уникальному опыту должна вдохновлять и зрителя. Но не каждый зритель об этом догадывается.

Недопонимания с аудиторией не возникло у тех, чей удел более или менее традиционное сценическое действо с сюжетом, настроением, самобытным поэтическим языком, как в дуэтах Анжелена Прельжокажа или в кабаретных юморесках «Gauthier Dance». Зрелое мастерство и высочайшая культура владения любой техникой, которые показала в балетах Пола Лайтфута и Соль Леон молодая поросль Нидерландского театра танца, заставили забыть о том, что возраст участников NDT II ограничен 22 годами. Такой контекст может стать залогом профессионального развития для российских хореографов и исполнителей. Это та матчасть, что нагляднее всего доказывает эффективность уважительного отношения к ремеслу, без которого любые прожекты останутся маниловщиной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120104
Тема| Балет, 2-й фестиваль современной хореографии "Context" , Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Современную хореографию ввели в "Context"
Завершился международный фестиваль Дианы Вишневой

Где опубликовано| © "Российская газета" - Федеральный выпуск №6545 (273)
Дата публикации| 2014-12-01
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/12/01/festival.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


"Контекст" Дианы Вишневой - новый образ современного танца в России. Фото: Виктор Васенин/РГ

Благодаря этому фестивалю, устроенному в Москве второй год подряд, вся предыдущая неделя прошла в городе под знаком современной хореографии. В Театре им. Моссовета выступали танцевальные компании и давали мастер-классы их руководители, в Электротеатре Станиславский показывали свои работы молодые российские постановщики, а в Центре документального кино шло кино о людях в танце, лекции и "круглые столы", посвященные его развитию.

Диана Вишнева не только дала фестивалю свое имя: балерина с мировой репутацией и обширным кругом влиятельных поклонников использовала всю мощь своего статуса для того, чтобы современная хореография стала такой же частью повседневной интеллектуальной жизни, как современное искусство или современная литература. Интеграция в отечественную реальность современной хореографии происходит гораздо медленнее и болезненнее, потому что балет в России всегда был "больше, чем балет", и эта субстанция для нас долго являлась практически абсолютным синонимом "Лебединого озера".

Разрывать ее начали еще в конце 1970-х, и тогда это был удел андеграундных энтузиастов. В первой половине 2000-х настоящий переворот в сознании произвели Махар Вазиев и Алексей Ратманский, возглавлявшие один - балет Мариинского театра, другой - Большого. Они ввели в репертуар постановки, радикально отличавшиеся от стиля мышления Петипа и Григоровича, легализовав само представление о том, что балетный язык может трансформироваться. Их идеи подхватила Диана Вишнева, чей умопомрачительный международный взлет с первых шагов карьеры был спродюсирован Вазиевым, а балеринское развитие во многом определило сотрудничество с Ратманским.
Российским молодым хореографам взрастить в себе пластическую свободу оказалось сложнее всего

В отличие от предшественников, в своем фестивале Диана Вишнева не стала разграничивать современный балет и современный танец: эти два протагониста незаметно для себя превращаются в двухголовую гидру. "Context" наглядно продемонстрировал это и программой Нидерландского театра танца, лидеры которого - Пол Лайтфут и Соль Леон - сочетают классическую технику и основополагающие принципы современного танца. Именно в этом был залог успеха их учителя Иржи Килиана, чьи легендарные "Шесть танцев" привез на фестиваль молодой коллектив Gautier Dance. Да и хореография еще одного представленного классика, отдающего предпочтение contemporary dance, Анжелена Прельжокажа выигрывает, когда исполняется танцовщиками с балетной выучкой. Молодой российский хореограф Константин Кейхель, в этом году показавший результат своей работы со студентами из голландского университета Codarts, свободно переключается с традиционного языка на современную пластику.

Отсутствие жестких границ рождает разнообразие. Но российским молодым хореографам, как показали их постановки, взрастить в себе пластическую свободу сложнее всего. И если Андрей Меркурьев, солист Большого театра, обратил на себя внимание пониманием структуры и языка предшественников, за что и был награжден стажировкой в Израиле, то самой оригинальной оказалась работа петербурженки с европейской выучкой Лидии Бурдинской. В постановке "Forest" она выпустила на сцену каких-то мало привлекательных странных существ в комбинезонах и масках, но придумала для этих зеленых попрыгунчиков запоминающийся "рваный" язык, создававший странную гармонию с медитативными болотными напевами 15-минутной "трехактной оперы" Meredith Monk.

Лучшим аргументом в нынешнем "Context" оказалась сама Диана Вишнева, почти безостановочно танцевавшая в разных программах фестиваля. Специального для него она подготовила две личные премьеры: выучила знаменитый мини-балет Ханса ван Манена "Старик и я" и номер очень популярного в Европе молодого хореографа Марко Гекке "Убитый". В этом коротеньком соло создалось ощущение, будто в оболочке миниатюрного тренированного клубка мышц заключено множество людей - разного возраста, разного пола, разной судьбы. Вишнева вновь встретилась со своим любимым и так ей идущим образом клоунессы, когда-то придуманным для нее в "Лунном Пьеро" Ратманским. Премьерой выглядел и "Объект перемен" Лайтфута-Леон, хорошо известный по одной из авторских программ балерины. В окружении танцовщиков Нидерландского театра танца Вишнева с Меркурьевым устранили из этого балета последние остатки балетного совершенства и станцевали его настолько строго, что казалось, будто в пространстве сцены не осталось ни грамма воздуха, ни мгновения надежды, только сгусток крови, обозначенный красным квадратом ковра.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Янв 08, 2015 11:50 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 11:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120105
Тема| Балет, фестиваль «Дягилев P.S.»
Автор| Елена Черемных
Заголовок| Как британец, полубельгиец-полумарокканец, москвич и грек из Перми очертили дягилевское пространство нашего времени
Где опубликовано| © БИЗНЕС Online. Татарстан
Дата публикации| 2014-12-01
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/120358/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

На петербургском фестивале «Дягилев P.S.» новациям столетней давности нашли современную рифму

Пока сторонники и противники культурного изоляционизма ломали копья в комментариях к публикациям «БИЗНЕС Online» о недавно прошедшем в Казани фестивале современной музыки Concordia, публика Северной Пальмиры, посетив мероприятия «Дягилев P.S.», пришла к неожиданному выводу, что едва ли не впервые увидела самый свежий срез европейской культуры. Как новейшими художествами постановщиков и музыкантов излечивается комплекс культурной неполноценности даже в таком городе, как Санкт-Петербург, читателям рассказывает обозреватель нашей газеты Елена Черемных.


ИЗ РОССИИ В ЕВРОПУ И ОБРАТНО

Родившийся в Новгородской губернии Сергей Дягилев провел детство в Петербурге и в Перми, где дослужился до генерал-майорского звания его отец и где дом его деда из-за частых музыкально-театральных собраний называли «Пермскими Афинами». Потом снова Петербург: Университет, журнал «Мир искусства», сближение и производственный разрыв с директором Императорских театров Сергеем Волконским, при котором Дягилев числился «чиновником по особым поручениям». На волне обиды – идея и скорая реализация парижского проекта «Русские сезоны», уточненного последующей идеей труппы «Русский балет Дягилева». Постоянные пункты Дягилева в Европе: Париж-Лондон-Ницца. В середине 1920-х люди от наркома просвещения соблазняли Дягилева должностью советского министра культуры. «Зачем? Я и так министр», – в Россию Дягилев не поехал. А местом вечного упокоения выбрал Венецию.

То, что в тоннах книг о Дягилеве осело понятием «великий русский импресарио», на самом деле почти не работает, поскольку имя Дягилева и есть синоним всего «великого», что было предъявлено Западу новым нормативом «русскости», раз и навсегда осевшим на рецепторах европейского зрения и слуха. Язычество и скифство, сказочность и современность оживали в инициативах Дягилева собирательно и дерзко. От архаически картиночной «Жар-птицы» до хореографически скульптурного Фавна – Нижинского, от звукоослепительной «Весны Священной» Стравинского до рембрандтовски приглушенного «Блудного сына» Прокофьева.

Сквозь изобретенную Дягилевым линзу «русскости» Европа научилась разглядывать и восток, и древлян, и античное, и современное, и православно конкретное, и мифологически христианское. Для самого же Дягилева процесс подготовки этого «разглядывания» России европейцами стал образом жизни, подсказанным ему другим русским европейцем – Тютчевым: «Умом Россию не понять…» Просто неподвластное уму «великий русский импрессарио» сделал материалом подвластности искусству.

Есть впечатление, что созвучие именно этой мысли взял на вооружение пятый фестиваль «Дягилев P.S.». Ударными событиями его малого юбилея стали два балета: FAR британца Уэйна Макгрегора и «Сутра» полубельгийца-полумарокканца Сиди Ларби Шеркауи. Плюс оперная – в полноценно сценической и в концертной версиях – пара: «Трубадур» в режиссуре Дмитрия Чернякова на сцене Михайловского театра и Dixit Dominus Генделя с «Дидоной и Энеем» Перселла от пермских хора и оркестра musicAeterna под руководством Теодора Курентзиса.


Уэйн Макгрегор (справа)

МЕЖДУ МОЗГОВЫМ ШТУРМОМ И ТЕЛЕСНЫМ СОПРОТИВЛЕНИЕМ

42-летний британский авангардист Макгрегор только на первый взгляд неформал: худой, бритоголовый, с шарнирными движениями рук, корпуса, шеи. Последние 12 лет (из 23 лет общего хореографического стажа – прим. ред.) нынешний резидент-хореограф театра «Ковент-Гарден» в собственной труппе Random Dance развивал, по его собственному выражению, «теорию практики движений». Началось все во время учебы в Кембридже: Макгрегор получил грант на совместное с невропатологами исследование аппарата движений в смысле их контролируемости мозгом. Цель исследования – нахождение метода, которым можно объяснить то или иное движение людям с нарушенной двигательной системой: инсультникам или с болезнью Альцгеймера. Постепенно научно-медицинская аналитика переросла в собственный поиск Макгрегором причин, следствиями которых он предъявляет в своих работах невероятно расширенный, в сравнении с классическим, хореографический лексикон. Его «словарь» движений строится не на отрицании станка и 10 позиций, а на изучении и систематизации их неиспользованного – в том числе и за счет «стереотипов двигательной памяти» – ресурса.


Из балета FAR

В балете 2010 года FAR (аббревиатура названия книги Р. Поттера Flash in the Age of Reason – «Плоть в век разума») хореографический текст написан как бы на стыке между интеллектуальными «командами» телу танцовщиков и их телесными реакциями на эти команды. Смысл вкратце: соотношение двигательной привычки и антипривычки, логики положения в пространстве с его же антилогикой. Обратные стороны балетной выворотности, элевации, замирания в позе как начала следующего движения оказываются в жестком диалоге с классической гармонией. Но эта жесткость и обнажает то пресловутое «чуть-чуть», которое отличает искусство от неискусства. Зона анализируемого хореографом неожиданно становится художеством, где бытовое и экстремально телесное сосуществуют как некое завораживающее целое, обеспечивая вам состояние чего-то совершенно необыкновенного, раздвигающего мыслимые и немыслимые представления о человеческой пластичности. Информации столько, что невозможно поверить в реальный хронометраж FAR – балета длиной в час.


Из балета FAR

СЫГРАННОСТЬ В ЯЩИК

Другой балетный гость – Шеркауи – в Питер не приехал. Но и без него в ту же Александринку на спектакль «Сутра» было не протолкнуться. Исполняли «балет» 16 шаолиньских монахов, обновленный состав которых, судя по всему, ничуть не проиграл монахам первого набора, 6 лет назад представлявшим «Сутру» на Авиньонском фестивале, а затем объехавшим с нею полсвета. Впрочем, «золотой ключик» постановки – самый крошечный участник: 8-летний китайский мальчик выполняет головокружительные трюки и выступает надежным опекуном долговязого персонажа-европейца, обеспечивая ему безопасность в захватывающем мире боевитости и искусств.

Понятно, что ребенок, снующий между монохромным шаолиньским большинством и блондинистым одиночкой выполняет какую-то божественную миссию. Резвится, прячется, порой почти летает, сопровождая чужака, а то и совершая с ним таинственные акробатические моления в серебряном, похожем на гроб ящике.


Из балета «Сутра»

Рецензенты угадали: Сиди Ларби Шеркауи сочинил хореографическую притчу на тему Восток-Запад. Только это еще не все. Выросший в Бельгии черноликий марокканец (по отцу) последние лет 15 вовсю штурмует коды разных культур, добиваясь, казалось бы, невозможных результатов. В 2003 году ансамблем фламенко он иллюстрировал «Рождественскую драму» в исполнении ренессансных музыкантов, а историю Христа лоскутами вшивал в сюжет о бездомных и душевнобольных. В «Сутре» помимо восточного и западного им затронута отнюдь не хореографическая тема «задавленности жизнью любого взрослого человека». Неважно, восточного или западного.

Придуманные сценографом (а вообще-то, архитектором – прим. ред.) Энтони Гормли фанерные гробы «работают» не только трансформерами-декорациями: то подиум, то лабиринт, то портал, но буквальными двойниками воинственных шаолиньцев и шалого европейца. Ящики – одновременно и убежище тел, вроде панциря, и угроза: свалится на голову, мало не покажется. Но в спектакле, где в них ложатся, из них выпрыгивают, ими водят хороводы на тоненьких человеческих ножках, они все время в диалоге с телами и потому выполняют вполне балетные функции. Выражение «сыграть в ящик» тут не просто теряет свою метафоричность, но выступает в неподражаемой буквальности. Заодно буквализируется и хореографическая категория «тяжести» или «веса», с которой так хорошо соотносить невесомые трюки шаолиньцев и, наконец-то, легко поддавшуюся европейцу гробовую «монастырскую» стену.


Из балета «Сутра»

Стоит ли говорить, что единственным, кто не оброс гробом-панцирем в «Сутре», был мальчик и что самым просветляющим компонентом спектакля была музыка поляка Шимона Бжуски? Ее и показывали на просвет в самой сердцевине сценической глубины: скрипка, альт, виолончель, фортепиано и ударные. Сколько, казалось, бы буквального! Но никакому Цирку Дю Солей такое не снилось!

РОЛЕВАЯ ИГРА С ОПЕРОЙ ВЕРДИ

Черняковский «Трубадур» на сцену Михайловского переехал из бельгийского театра «Ла Моннэ», где был выпущен два года назад. Пятикратный питерский показ «привозного» Чернякова – помимо всего, роскошный жест директора Владимира Кехмана, чья прихоть (хотел заполучить Чернякова и заполучил!) обернулся нестандартным сотрудничеством с проектным фестивалем «Дягилев P.S.». И, как следствие, вписал Михайловский театр в мало кем освоенную пока репутационную нишу под знаком очевидного в своем бескорыстии меценатства.

При налете одиозности, сопровождающем любые оперные постановки самого знаменитого в мире отечественного оперного режиссера Чернякова, в боготворящей, равно как и в отрицающей его среде, «Трубадур» отсигналил той же фирменной подробностью сюжетной переработки и личной режиссерской ответственностью за актерски впечатляющий ансамбль (Черняков обычно сам набирает каст солистов). Лучшему голосу – Манрико (поляк Арнольд Рутковски) – лишь едва уступал баритон Графа ди Луны (американец Скотт Хендрикс), а Михайловской приме в роли Леоноры (Татьяна Рягузова), похоже, впервые довелось испытать нелегкое партнерство с драматически высоковольтной Азученой (Ильдиго Комлоши).


Граф ди Луна

Доверив старику Феррандо (Джованни Фурланетто, не путать с его однофамильцем – знаменитым басом Ферручо Фурланетто) вводный «рассказ», а заодно и реплики эпизодических персонажей, режиссер ограничил действие всего пятью участниками, которых свел на сеанс «ролевой игры» в пространство неизменной декорации: терракотовый зал условного европейского шале.

Вместо костра инквизиции, куда к горящей матери цыганкой Азученой по ошибке подброшен родной сын, а не ребенок Графа ди Луны; вместо табора и замка, монастыря и поля битвы Черняков придумал киношный ход. Титр над сценой извещает: «Действие происходит в наши дни. Что стало бы с персонажами оперы, если бы их жизнь сложилась иначе и они не погибли в результате трагических событий, происшедших в опере?»

А стало вот что. Роскошная и волевая Азучена – почти аристократка. Манрико – «ветер в поле» спортивного, впрочем, вида. Граф ди Луна – изнервничавшийся с пузком бизнесмен-работяга. Леонора – тетенька с сомнительными манерами. Все они, чувствуется, давно знакомы, по причине чего опера, собственно, смотрится-слушается как семейная сага про «скелеты в шкафу». Семейный портрет в невердиевском интерьере убеждает как раз неожиданностями. Например, ди Луне, до беспамятства влюбленному в непробиваемую Леонору, сочувствуешь даже когда сведенный с ума он стреляет Феррандо и Манрико. Поведение Манрико, напротив, разочаровывает: к концу оперы герой-любовник мимикрирует в маменькиного сынка. Дамы, по ходу действия расстающиеся с маскировавшими возраст париками, контрастно оттеняют друг друга: рядом с ленивой Леонорой темперамент Азучены вдруг перестает искрить. Она еще долго прождет свой час, сидя привязанной к стулу, прежде чем выкрикнет ди Луне, что убитый Манрико его брат.


Азучена и Леонора

Хор звучит из оркестровой ямы, где не то чтобы священнодействуя, но чрезвычайно корректно, не перетягивая одеяло на себя, спектакль сопровождает оркестр Михаила Татарникова. Чувство, что показывают не оперу, а кино. Но и оно не самое точное. Прежде всего это отличный драматический спектакль, разыгранный оперными средствами. И именно оперная составляющая делает этот драмтеатр не просто отличным, а в своем роде превосходным.

СМЕРТЬ В СЕВЕРНОЙ ВЕНЕЦИИ

На коллективы Пермского театра оперы и балета – оркестр и хор musicAeterna под руководством Курентзиса – съехался не только весь музыкальный Петербург, но и вся Москва. После того как в 2011 году фестиваль «Дягилев P.S.» отменил десятилетнее эмбарго на питерские концерты Курентзиса, который учился тут у легендарного Ильи Мусина, представлять греческого миссионера от музыки – дело вроде бы лишнее. Но программа была исключительно раритетной: Dixit Dominus, десятичастный оркестрово-хоровой псалом Генделя и «Дидона и Эней», опера Перселла. К обоим сочинениям Курентзис по отдельности прикасался еще в прежней жизни. В прошлом же сезоне, вооружив ими хор и оркестр musicAeterna, сорвал сенсацию в однозначно дягилевском Париже (зал Cite de la Musique) и ни много ни мало в Берлинской филармонии. Так что на сцену Большого зала Санкт-Петербургской филармонии пермяки выходили не варягами из «расейской» глубинки, а героями, увенчанными европейским лавром.



Самыми поэтичными образами не описать звук, явленный барочными оркестром и хором, в котором великому, несмотря на молодость, хормейстеру Виталию Полонскому удалось выстроить соотношение групп на основе какой-то высшей звуковой математики. Вместо привычного гендерного распределения на голоса мужские и женские хор musicAeterna буквально из воздуха производит звуковые кристаллы неземной красоты, полыхающие в кульминациях и словно зримо рассыпающиеся на атомы в тихих – до миражности – эпизодах. Никогда еще генделевская полифония не была так близка к красоте какой-то надчеловеческой нормы. И никогда еще оркестр с голосами хора не составлял такого естественного в своей прихотливости единства, где инструментальное равно вокальному и наоборот. Самое удивительное, что в сочинении молодого еще Генделя не растаяли сокровенные «льдинки» из знаменитой арии Холода, родом из написанной полстолетием раньше оперы Перселла «Король Артур». В двух предпоследних частях псалма ледяные «уколы» в сердце мучили, одновременно услаждая слух, как осколок, сладко мучивший Кая из «Снежной Королевы» Андерсена. Вместе с признаками «холода» в концерт проникла тема смерти, зазвучавшая в полную силу после антракта.


Анна Прохазка (c) Harald Hoffman/DG

«Дидона и Эней» – самая известная из опер Перселла – предстала в совершенно новом развороте: не восхитительным свидетельством любви карфагенской царицы к троянскому герою, а подчиненностью людей высшей – божественной – воле, как в античной трагедии. Дидона (Анна Прохазка) в видимом полнозвучии своей царственности, на самом деле уже застигнута бредущей по обочине смертью, насланной на нее мстительными ведьмами (роскошные голоса Надежды Кучер и Дарьи Телятниковой). Истончаемость земного маршрута Дидоны и есть главное открытие Курентзиса, благодаря чьему волшебству мы вслушивались и в хтоническое шевеление хаоса, и в космогонию потустронней жизни. Эпизод перед знаменитым Плачем Дидоны – ударным местом всех исполнений – Курентзис оттянул такой капроновой перегородкой звуковых неопределимостей, что в зале на площади Искусств, показалось, хрустнули люстры.

Волшебные бисы They tell us that your mighty powers – самый скорбный из хоров последней оперы Перселла «Королева индейцев» (1695) и лирический антем Year My Prayer, O Lord раннего Перселла (1682) перевели дягилевское время на фестивале в то современное измерение, где синонимом «дягилевского» стоило бы мыслить уже не слова о «великом русском импресарио», а факт воочию засвидетельствованного чуда.

Фото: diaghilev-ps.ru, portal-kultura.ru, os.colta.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 3:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120106
Тема| Балет, Академия русского балета имени А. Я. Вагановой, Премьера
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Шкатулка с вариациями
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2014-12-01
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/news/culture/shkatulka_s_variatsiyami/
Аннотация|


ФОТО предоставлено пресс-службой Академии русского балета им. А. Я. Вагановой
Юная балерина Рената Шакирова уже в прошлом сезоне участвовала в спектаклях Мариинского театра в Лондоне.


«Гран-при» Михайловского театра» в этом году не вручали. Смотр учащихся хореографических училищ впервые заявил о своем существовании в 2009 году. Немало его участников стали впоследствии ведущими танцовщиками театров России. В этом сезоне вместо обычного смотра был представлен специальный проект: на сцене театра воспитанники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой исполнили балет Джорджа Баланчина «Вариации на тему «Раймонды», посвященный 110-летнему юбилею великого балетмейстера, окончившего Петроградское театральное балетное училище в 1921 году.

«Балет — это женщина». Кто бы спорил с утверждением Джорджа Баланчина? Как и сама «Раймонда», вариации на ее тему — царство балерин, хотя и для мужчины здесь приготовлена сложная партия. Избранный 29 ноября ректором Академии русского балета имени А. Я. Вагановой Николай Цискаридзе предвосхитил выступление своих подопечных несколькими словами о «Вариациях на тему «Раймонды». Он поставил перед старшеклассниками высокую планку — освоить новую для них хореографию Баланчина, подчеркнув, что на нашем континенте (ни в Европе, ни в России) этот балет никогда не ставился.

Инициатором постановки стал международный благотворительный фонд «Открытый мир», основанный в 2011 году выпускницей Вагановского училища Екатериной Щелкановой, которая на протяжении многих лет была солисткой Театра американского балета. Балетмейстером-постановщиком стала Дарла Хувер, педагогом которой в свое время была знаменитая русская балерина Александра Данилова, а на выпускном спектакле мисс Хувер танцевала главную партию в балете Баланчина «Вариации на тему «Раймонды». Впервые американская публика увидела этот балет в 1961 году, а советские зрители — год спустя во время гастролей труппы Баланчина в СССР.

«Вариации на тему «Раймонды» — это шкатулка с драгоценностями. В ней — пленительные вальсы кордебалета, лирический дуэт, в котором Ника Цвихтария и Евгений Кузнецов продемонстрировали подлинную танцевальную академичность. И семь женских вариаций, различных по технике, настроению, виртуозности, — россыпь жемчужин, таинственно мерцающих в бесконечно меняющемся рисунке танца.

Среди танцовщиц следует прежде всего выделить Ренату Шакирову, обладающую блистательной техникой, элегантным совершенством формы. Тревожной трепетностью окутала свою вариацию Анастасия Лукина...

Публика была в восторге: воспитанники alma mater Джорджа Баланчина продолжат жизнь его «Вариаций» на петербургской сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 02, 2014 8:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120201
Тема| Балет, Совр. танец, 2-й фестиваль современной хореографии "Context" , Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Недотепа и тигрица
Диана Вишнева вновь агитирует за современное искусство

Где опубликовано| © Газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2014-12-02
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2014-12-02/211189-nedotepa-i-tigrica.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Второй фестиваль современного танца «Контекст» собрал поклонников таланта Дианы Вишневой. Этим проектом балерина приучает публику к своему любимому увлечению – современному танцу.


Фото: VISHNEVAFEST

Программа фестиваля «Контекст» – конгломерат разных форматов, в том числе гастроли известных и не очень известных, но, главное, по-разному работающих компаний. В этом году хореографов, чьи работы можно было увидеть, – одиннадцать, и современность понимается не однобоко. На «Контексте» показывался танец в диапазоне от развлекательного шоу и неоклассики до философствования телом и пластических инсталляций.

Сама Вишнева подавала пример активности, участвуя почти в каждом фестивальном вечере и осваивая опусы разных стилей. Она, например, станцевала дуэт с Эриком Готье, главой компании «Готье данс» – самой, пожалуй, веселой компании фестиваля. Но под доступно поданным весельем, откровенно телесным, чуточку приправленным, как салат перчиком, скабрезностью, прячется непростой разговор о сложностях бытия. Азартные женщины и податливые мужчины в череде коротких миниатюр о личной жизни. Пародийное соло замученного балетным тренингом танцовщика. Смешной, выпукло вылепленный номер о футбольном матче, где даже безмолвные ругательства игроков ты как будто слышишь. Эротическая суета вокруг опрокидывающегося ложа («Диван» Ицика Галили под хрипатый голос Тома Уэйтса). И балет Иржи Килиана «Шесть танцев», в котором гримасничающие обитатели восемнадцатого века под музыку Моцарта превращают жизнь в предсмертный маскарад. Впрочем, дуэт Вишневой и Готье под названием «Старик и я», где молодая женщина встречалась с мужчиной, скажем так, в летах, веселым не был. Все начиналось с дерзкого и наивного женского кокетства, а закончилось горечью взаимных разочарований. Эту дерзость и эту наивность, как и крах надежд на счастье, Вишнева великолепно показала и телом, и лицом. В гала-концерте фестиваля, в сольном номере хореографа Марко Геке «Убитый» (на основе песен в исполнении французской певицы Барбары) балерина предстала до боли уязвимым существом, в котором неразрывно смешались недотепа и тигрица. Ее резкий танец рук завораживал и заставлял волноваться, а ритмы танцующей спины, казалось, что-то кричали о главном в жизни. Да что говорить: Вишнева и телефонный справочник станцевала бы, и оторваться было б невозможно.

В том же гала (неоднозначном по уровню – рядом с яркими работами тускло мерцали посредственные опусы, как российские, так и зарубежные) запомнились фрагменты балетов французского хореографа Анжелена Прельжокажа. Особенно хорош дуэт из «Белоснежки» на музыку Малера – пример того, как древняя романтическая сказка может органично ужиться с современной антиромантической манерой ее прочтения. Но гастрольной вершиной проекта стали показы Нидерландского театра танца (НДТ). Танцовщики прославленной труппы привезли три балета, а четвертый, «Объект перемен», сделанный Вишневой совместно с НДТ, вошел в «Контекст» из былого сольного проекта балерины «Диалоги». Что бы ни показывали голландские танцовщики, их движенческое мастерство заставляет следить за действием, не отрываясь ни на секунду. Будь то опус хореографа Йохана Ингера с непереводимым названием «I New Then», в котором молодежная компания делится друг с другом исповедями, комплексами и влечениями. Танцевальный диалог в постановке Соль Леон со звучащим вместо музыки текстом («Ставни заперты»), где пара солистов преображает фонетические игры белого стиха Гертруды Стайн в чеканную ритмику жеста.

…Просвещать и обучать – девиз, который, будь Вишнева склонна к лозунгам, можно было бы повесить над сценой Театра Моссовета, где прошли основные показы фестиваля. Для Вишневой не менее, чем готовые танцы, важен процесс подготовки. Начиная с мастер-классов разных движенческих техник для профессионалов и любителей: актуальное дело в стране, где современному танцу по-прежнему проблематично выучиться. В рамках «Контекста» прошли лекции и показы фильмов в Центре документального кино. Но главное – поддержка отечественного производителя: четверка молодых хореографов, отобранная Вишневой, показала новые небольшие балеты. В стране, где в области современной хореографии больше неудач, нежели успехов, такая помощь своевременна. И не беда (хотя досадно), что у российских участников нынешнего «Контекста» интересных постановок не нашлось: дорогу осилит идущий. Важно другое. Упорно сражаясь с теми, кто желает видеть в ней лишь классическую балерину, последовательно насаждая, как Петр Первый бритье бород, привычку интересоваться новым, Вишнева умно распоряжается своей славой: известность имени работает на просвещение.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Янв 08, 2015 11:51 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 02, 2014 8:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120202
Тема| Балет, Совр. танец, 2-й фестиваль современной хореографии "Context" , Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Анна Галайда
Заголовок| На фестивале Дианы Вишневой прошла мастерская молодых хореографов
Лидию Бурдинскую и Андрея Меркурьева наградили международными стажировками

Где опубликовано| © Газета "Ведомости"
Дата публикации| 2014-12-02
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/36727531/elementy-dlya-sborki
Аннотация| Фестиваль


Фестиваль дал старт новому поколению хореографов
Фото: vishnevafest


Подобно фестивалям в Европе и Америке, фестиваль Дианы Вишнёвой дает возможность начинающим хореографам создать спектакль с профессиональными танцовщиками и показать его заинтересованной публике. На этот раз участникам мастерской выделили с иголочки отремонтированный экс-театр имени Станиславского, ставший Электротеатром Станиславский. В его небольшую сцену комфортно вписались не только танцовщики, но и элементы сценографии.

Участники же подобрались не только с совершенно разным профессиональным опытом, но также двигающиеся в совершенно разных направлениях, будто их подбирали для того, чтобы показать невероятное поле возможностей современной хореографии. Петербурженка Елена Кузьмина всем своим четвертьвековым опытом премьерства в Театре Бориса Эйфмана заточена на продолжение его эстрадно-плакатного стиля — от выбора темы (реакция на украинские события) до выстраивания мизансцен с репинских картин и человекопирамид на металлоконструкциях.

Екатерина Кислова, запомнившаяся «ОбщеЖитием» и «Едоками» в московском Театре-студии современной хореографии, и на этот раз нашла ярко-театральный ход: в созданный средствами contemporary dance спектакль по мотивам пушкинской «Метели» она внедрила танцовщицу в тулупе и на пуантах.

Лидия Бурдинская, руководящая в Петербурге компанией Bay Bay Ballet, вызвала бурное оживление зала, ответив на «трехактную оперу» Мередит Монк 10-минутным трехактным балетом Forest. На сцену она привела пять живых существ в колючих зеленых скафандрах, то странно скрючивавшихся, то внезапно выпрямлявшихся, подскакивавших и подхрюкивавших и не оставивших равнодушными не только рядовых зрителей, но и кураторов проекта, оценивших ни у кого не заимствованный хореографический язык и пообещавших Бурдинской стажировку в Роттердаме либо Цюрихе.

А вторая стажировка — в Израиле — досталась солисту Большого театра Андрею Меркурьеву, чья «Живая реальность» запомнилась как раз вкусом в отборе образцов для подражания. Как практически любой хореограф, делающий первые шаги на этом поприще, он инфицирован великими. В случае Меркурьева за образцы выбраны в первую очередь Килиан и Матс Эк, причем видна не столько потребность утолить голод конкретных движений, чем часто ограничиваются новички, сколько понять, как устроены их спектакли изнутри. У нас есть шанс наблюдать, будет ли раскрыт этот секрет: фестиваль Дианы Вишнёвой не только дает молодым стажировки, но и показывает их результаты на следующий год.

-----------------------------------
Эта публикация основана на статье «Элементы для сборки» из газеты «Ведомости» от 02.12.2014, №224 (3728).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Янв 08, 2015 11:52 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 02, 2014 8:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120203
Тема| Балет, фестиваль «Дягилев P.S.»
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| «Дягилев. P. S.»: до новых встреч!
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2014-12-02
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/news/culture/dyagilev_p_s_do_nbsp_novykh_nbsp_vstrech/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


ФОТО предоставлено пресс-службой фестиваля

Заключительным аккордом программы фестиваля «Дягилев. P. S.» стали гастроли балетной труппы Пермского театра оперы и балета, показавшего две работы из творческого наследия труппы «Русский балет Сергея Дягилева» — «Свадебку» Игоря Стравинского в интерпретации Иржи Килиана и «Шута» Сергея Прокофьева в постановке Алексея Мирошниченко.

Эти спектакли во многом оправдывают название самого фестиваля, балетный репертуар которого (невротический опус Уэйна Макгрегора FAR или агрессивные бои шаолинских монахов «Сутры») был весьма далек от замыслов, стиля и поисков великого импресарио.

У балета Стравинского «Свадебка» удивительная сценическая судьба — он то надолго исчезал из репертуара балетных трупп, то внезапно возрождался, напоминая о поисках и достижениях русского хореографического искусства Серебряного века. Суровая и терпкая музыка «Свадебки», впервые поставленной в 1923 году Брониславой Нижинской в труппе Дягилева, вдохновляла многих известных хореографов, среди них прославленного балетмейстера Иржи Килиана. Решение предоставить пермскому балету право поставить «Свадебку» Килиан принял не случайно: хореограф восхищен высоким техническим уровнем труппы, которая исполняет свои спектакли под живую музыку. Килиан с огромным уважением относится к самой истории пермского балета, возникшего в советские времена в закрытом индустриальном центре России.

Художник спектакля Джон Макфарлейн оформил «Свадебку» лаконично и строго — крестьянская изба сложена из крупных бревен, прочно и на века. Жизнь семейного гнезда течет по издавна установленным законам, освященным заповедями предков. Хореографические узоры балета легки и прозрачны. Дуэты Жениха (Иван Порошин) и Невесты (Инна Билаш) светились радостью, застенчивой скромностью. Хореограф избегает традиционного налета драматизма и наполняет спектакль светом и чистотой чувств героев. Каждый эпизод балета метафоричен, пластические сочетания тел танцовщиков напоминают то иконописные полотна, то вольные, раскрепощенные полеты птичьей стаи. Юмором пронизаны танцы кордебалета. Тонко, без малейшего намека на вульгарность создан финал балета: раскрываются тяжелые створки дубовой двери, и перед зрителем возникает спальня, едва освещенная мерцанием свечей, куда входят новобрачные. И как обет звучат в хоре, сопровождающем спектакль, слова жениха: «Ах, ты душка женушка, поживем мы с тобой, харашинушка, чтобы люди нам завидовали».

Балет «Шут» — редкое явление на балетной сцене. Впервые поставленный в труппе Дягилева в 1921 году балетмейстером Тадеушем Славински в великолепном оформлении выдающегося художника Михаила Ларионова, балет был надолго забыт в отличие от музыки Прокофьева, которая нередко исполняется в форме сюиты из балета.

Алексей Мирошниченко, выпускник Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, художественный руководитель пермского балета, взялся за трудную задачу — возродить забытый шедевр. Суть забавной сказки ясно обозначена на расписном аванзанавесе Михаила Ларионова: «Русская сказка о том, как молодой шут надул семь старых и глупого купца». В хореографическом решении Мирошниченко много живого, талантливого, остроумного, проявлен хороший художественный вкус. Известно, что музыка Прокофьева нелегка для танца, но хореограф отанцовывает каждый ее такт, визуальные пластические картинки мгновенно сменяют одна другую. Эпизоды балета — проделки Шута, кукольные драки, семейные свары — основаны на остроумном сочетании классического и народно-характерного русского танца. В роли Шута великолепен Александр Таранов. Превосходно владея техникой, он говорит со зрителем метафорами поз и движений, мимики и пластических пауз.

В «Шуте» Мирошниченко заявил о своем пристрастии не только к танцу как таковому, но и к балетному зрелищу, где синтезируются самые разные средства выразительности — гротеск, эксцентрика, буффонада. Хореограф создал балаганный лубок, веселый, яркий, который надолго запомнит петербургская публика.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 02, 2014 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120204
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| В Пермском театре оперы и балета — первая балетная премьера сезона
Зрители увидят вечер английской хореографии

Где опубликовано| © "NewsKo"
Дата публикации| 2014-12-02
Ссылка| http://newsko.ru/news/nk-2071082.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Даглас Ли, Фото: Антон Завьялов

Вслед за чередой громких оперных событий в Пермском театре оперы и балета меняется вектор: театр презентует вечер английской хореографии «Зимние грёзы». Это материализация давней мечты худрука пермского балета Алексея Мирошниченко, большого знатока и поклонника британской хореографии.

Вечер состоит их спектаклей трёх поколений британских хореографов ХХ-XXI веков: мировой премьеры балета «Когда падал снег…» Дагласа Ли, созданного специально для этого проекта, а также российских премьер балетов «Конькобежцы» Фредерика Аштона и «Зимние грёзы» Кеннета Макмиллана.

Алексей Мирошниченко, главный балетмейстер Пермского академического театра оперы и балета:

— Идея поставить на пермской сцене балеты британских хореографов родилась по случаю перекрёстного Года культуры России и Великобритании. Программа вечера сформировалась мгновенно: три эпохи английского балета — три поколения хореографов — три одноактных спектакля. Имена балетмейстеров тоже возникли моментально: должен быть представлен первый классик британского балета сэр Фредерик Аштон, затем сэр Кеннет Макмиллан, чьи работы составляют «золотой фонд» репертуара Королевского балета Ковент-Гарден, и, наконец, кто-то из современников. Долго размышлять над фигурой третьего балетмейстера не пришлось. Было очевидно, что наилучшим образом в эту канву впишется Даглас Ли, хорошо известный нашей публике по спектаклю Souvenir.

Откроет балетный вечер очаровательная винтажная зарисовка, как будто подсмотренная через викторианское стекло. Спектакль «Конькобежцы» на музыку Джакомо Мейербера в хореографии сэра Фредерика Аштона был поставлен в 1937 году. Постановка и сегодня остается в числе фаворитов Лондонского Королевского балета. Аштон был приверженцем классического танца, хотя весьма изобретательно разнообразил его, отражая в своих работах идеи, которые почерпнул у хореографов Ballets Russes Дягилева, у Айседоры Дункан и других представителей свободного танца, а также у танцевальной культуры Латинской Америки, в одной из стран которой прошла его юность. В «Конькобежцах» нашли отражение пристрастие хореографа к лирическим сюжетам и его тонкое чувство юмора.

«Зимние грёзы» — свободная интерпретация чеховских «Трёх сестёр» в постановке сэра Кеннета Макмиллана. Одноактный балет был создан хореографом специально для экс-премьера Большого театра Ирека Мухамедова, он исполнял главную мужскую партию. Используя фортепианные произведения Петра Ильича Чайковского в аранжировке Филипа Гаммона, Кеннет Макмиллан очень точно передаёт дух литературного мира Чехова, дух русского «провинциального города, вроде Перми» на рубеже XIX—ХХ веков. Костюмы и декорации, выдержанные в стилистике эпохи, дополнят ностальгический образ «России, которую мы потеряли».

В завершение вечера — абсолютно новая работа Дагласа Ли, заказанная ему Пермским театром оперы и балета специально для проекта «Зимние грёзы», — спектакль «Когда падал снег». Минималистичные костюмы и отсутствие декораций создадут контраст винтажным «Конькобежцам» и романтичным «Зимним грёзам». Второй опыт совместного творчества балетмейстера и пермских танцовщиков (в 2011 году Даглас Ли сочинил для пермяков балет Souvenir, который был номинирован на премию «Золотая маска») поставлен на музыку Бернарда Херрманна.

Даглас Ли, хореограф:

— Когда я думал о том, как создать присутствие зимы на сцене, передать её настроение, первое, что мне пришло на ум, — это картина падающего снега. Наверное, потому что падающий снег является каноническим образом в восприятии зимы. Все мои воспоминания о снеге связаны с детством, поэтому через весь спектакль проходит тема кукол. Но это будет вовсе не рождественская сказка. Балет скорее будет напоминать калейдоскоп оживающих картинок или фотокадров. Танцовщики будут иногда напоминать застывшие скульптуры, порой будут более очеловеченные… Это похоже на то, что мы можем увидеть, когда крутим в своих руках стеклянные шары со снегом или слушаем мелодию играющей музыкальной шкатулки. Кстати, музыка, которую я выбрал, восхитительна. В ней есть моменты, когда используется вибрафон, создающий как раз ощущение играющей музыкальной шкатулки.

Новую для себя музыку оркестр театра будет осваивать под руководством дирижёров Артёма Абашева и Валентина Урюпина.

Алексей Мирошниченко:

— Вечер трёх поколений британской хореографии «Зимние грёзы» — это наш подарок всем любителям балета. Это по-настоящему очень красивая, эстетская, исполненная живого праздничного настроения премьера. Теперь мы можем встречать зиму и новогодние каникулы не только «Щелкунчиком».

Вечер английской хореографии пройдёт в Пермском театре оперы и балета 11, 12 и 13 декабря в 19:00.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 04, 2014 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120401
Тема| Балет, Бурятский театр оперы и балета, Персоналии: Морихиро Ивата
Автор|
Заголовок| «Я хочу создать бесспорно прекрасное искусство»
Где опубликовано| © Информ Полис
Дата публикации| 2014-12-04
Ссылка| http://www.infpol.ru/glavnye-novosti/item/7716-ya-khochu-sozdat-bessporno-prekrasnoe-iskusstvo.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Художественный руководитель балетной труппы оперного театра Морихиро Ивата создает в Бурятии культурный фонд

Морихиро Ивата. Это имя улан-удэнские поклонники театра давно запомнили и полюбили. За два года работы худруком балетной труппы оперного Морихиро-сан и сам проникся провинциальной столицей Бурятии. Освоился, полюбил и, кажется, понял.

Влюбленный в балет

Напомним, что в Улан-Удэ японская звезда русского балета приехал из Москвы, оставив работу солиста Большого театра, чтобы творить самому. Разумеется, здесь он столкнулся с рядом проблем, начиная с финансового обеспечения культуры и заканчивая системой работы театра в целом.

Его мечта – вернуть в Бурятию культ искусства, изменить отношение людей к театру и поднять уровень культуры. И, похоже, сейчас у него всё для этого есть. Морихиро-сан, влюбленный в русский балет, понимающий бурятские традиции, наделенный от природы японской точностью и дисциплиной, а главное, окруженный единомышленниками, готов действовать.

Воскресенье. Балетный зал оперного театра. Вероника Миронова и Булыт Раднаев репетируют новую постановку «Лунный свет» Морихиро Ивата. Балетмейстер внимательно следит за каждым движением.

- Дыши… Хорошо… Молодцы, - кратко комментирует он плавные движения артистов.

Музыка стихает. Артисты уставшие, но улыбаются – результатом довольны. Пока Морихиро-сан сам уходит репетировать, артисты охотно рассказывают о своем наставнике.

- У него более смысловой балет. Есть много тех, кто ставит просто «гимнастику», он же всегда передает идею. Постановщиков такого масштаба у нас нет, - говорит народная артистка Бурятии Вероника Миронова.

- Он человек дисциплинированный, этого же требует от всех. Требует, чтобы спектакль был спектаклем, в работе с ним проблем нет, - добавляет солист оперного театра Булыт Раднаев.

С первого взгляда на Морихиро Ивата и не подумаешь, что этот человек может быть серьезным и строгим. Улыбчивый, скромный, всегда вежлив и часто шутит. На сцене же он как будто расправляет крылья – просто парит над паркетом и становится каким-то недосягаемым.

Морихиро-сан давно не давал интервью для республиканских изданий, и наш разговор стал для него промежуточным подведением итогов и возможностью поделиться новыми планами.

- Морихиро-сан, вот и два года в Улан-Удэ пролетело. Как вам у нас?

- За эти два года я так сильно полюбил этот город. Мне хочется здесь жить и чем-то быть полезным. Здесь очень много возможностей и можно делать столько прекрасного. Конечно, некоторые моменты не до конца хорошо функционируют, на мой взгляд.

- В интервью федеральным изданиям вы говорили, что в Бурятии, кажется, вы поймете для себя что-то важное. Осознание этого важного уже пришло?

- В любом случае, думаю, я уже другой. За эти два года многое видел. Открылся новый взгляд на вещи. Точнее, я утвердился в правильности ценностей жизни. В этом мире важно не материальное, а духовное. Это святая земля, тут сохранена сильная духовность.

- Как вам живется вдали от семьи? Ваша супруга и дочки в Москве, вы – здесь.

- Есть моменты сложные, да. Недавно, кстати, у нас был юбилей. Оказывается, мы уже 20 лет вместе! (смеется). К сожалению, мы в разных местах. Но мы через скайп поздравили друг друга, подняли бокалы. Она там, а я здесь.

- Ее переезд не планируете?

- Мы начали думать об этом. Раньше она не могла, потому что младшая дочь училась. В этом году она оканчивает школу, и, может, супруга смогла бы приехать сюда. Думаю, она не просто приедет ко мне, она как профессиональная балерина могла бы тоже быть полезной для Бурятии.

- Морихиро-сан, как вы рассчитываете, надолго ли вы в Бурятии?

- Когда я жил в Москве, не думал, сколько там буду жить. Приехал, решал свои задачи, трудился. Здесь то же самое. Были в Улан-Удэ сложные моменты, но друзья поддерживают, Хамбо лама Итигэлов поддерживает. И вот так пролетели два года. А теперь уже артисты балета, зрители начали в меня верить. И я в них верю. Это очень важно.

- Каков сегодня уровень культуры Бурятии? Как активно посещают спектакли?

- На новое всегда хорошо ходят. А вот на старое нет. Говорят: я это уже видел. Вот это на данный момент уровень культуры Бурятии. Разве когда вы один раз посмотрите картину, кино или послушаете песню, больше не слушаете? Каждый раз ты смотришь по-новому, что-то новое понимаешь, наслаждаешься искусством.

- С чем конкретно вам приходится бороться, прежде всего, в каждодневной работе в Бурятии?

- Разные моменты. Это не одна какая-то большая причина. Есть много мелких деталей. И их надо параллельно решать. Знаете, что интересно, я в конце прошлого года думал над этим. Есть финансовые, организационные сложности, общая система театра, труппы балета и всей культуры. И думал: да, это сложно. А потом пришел к мысли: я не прав. Проблемы есть, но мне, прежде всего, надо жить творчеством. Мне надо так работать и создать такое бесспорное искусство, чтобы финансы сами пришли, система сама поменялась. Первый шаг мой к этому будет 12 декабря. Мы открываем Культурный фонд Морихиро Ивата.

- Что собой представляет Культурный фонд? Это организация от театра оперы и балета?

- Нет, это совершенно отдельная организация. Я ее создатель и учредитель.

Работа фонда расписана на долгое время – это четыре больших проекта совместно с театром оперы и балета, и не только. Все помогают реализовать мое творчество, за это я очень всем благодарен. 12 декабря в театре будет открытие фонда. Пройдет большой концерт, выступят Галина Шойдагбаева, Ольга Жигмитова, театр «Байкал», приезжают из Москвы мои друзья. И так как я японец, начнем знакомиться с иайдо – искусством использования японского меча. По иайдо у меня есть черный пояс, второй дан. Мои друзья из Японии покажут японскую чайную церемонию, это тоже интересный процесс.

Институт Хамбо ламы Итигэлова развернет выставку «Феномен Хамбо ламы Итигэлова», где будет показан путь паломников по святым местам, связанным с жизнью и деятельностью великого сына Бурятии и России XII пандито Хамбо ламы Итигэлова. Представим картины из серии «Флорентийская мозаика» известного бурятского художника Юрия Мандаганова. То есть будет не концерт, а более широкое представление.

- Вы говорите об изменении общей культуры населения города. Но разве не связаны тесно культура и экономика? Если у человека, грубо говоря, не хватает на хлеб, может ли он позволить себе выход в театр?

- Искусство и культура очень нуждаются в поддержке. Когда нечего кушать, когда все плохо, знаете, кто самый первый умирает? Тот, кто потерял надежду. Люди, понимающие искусство, умеющие радоваться солнцу, у которых есть понятие прекрасного, будут долго жить. Поэтому в таком ключе параллельно идут надежда, культура, искусство. Все это спасет человечество. Я в этом уверен.

- Что бы вы хотели сказать нашим читателям в преддверии открытия Культурного фонда?

- Что сказать, я ведь не занимаюсь какой-то воспитательной работой (улыбается). Мы хотим знакомить жителей Улан-Удэ с очень интересными вещами. Приходите 12 декабря в театр оперы и балеты, вас ждет хороший концерт и незабываемая встреча с японской и буддийской культурой. Начало выставки в 17.00, она будет действовать только один день.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 04, 2014 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120402
Тема| Балет, Проект "Короли танца"
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| В проекте "Короли танца" в этом году звездный состав
Где опубликовано| © "Российская газета"
Дата публикации| 2014-12-04
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/12/04/koroli-site.html
Аннотация|

Вопреки гуляющему мнению, публика любит хороших парней ничуть не меньше плохих. Тем более, если речь идет о проекте "Короли танца".


Фото: Владимир Астапкович/ ТАСС

"Короли" появились в Москве в 2008 году: незатейливая, но совершенно невыполнимая идея собрать в один вечер всех лучших мужчин-балетных артистов в оригинальной программе пришла в голову российско-американскому продюсеру Сергею Даниляну. Невыполнимая - поскольку у действительно лучших всегда свои графики, жуткая занятость и отравляющий продюсерам жизнь сложный звездный характер. Однако невероятное случилось, короли из разных стран и разных театров невероятными усилиями собрались вместе. В результате родился вечер, от которого приличная в обычной жизни публика музтеатра ревела как на стадионе, а "Короли танца" превратились из звездного флэш-проекта в блестящий продолжительный проект. Нечто вроде исключительно звездного stagione, растянутого на несколько лет.

Виртуозные танцы хороших парней стали одним из самых популярных международных балетных проектов, объехав с гастролями оба полушария. Новый "удлиненный" формат повлиял на процесс: состав "Королей" стал дополняться, заслуженные справедливо уступали место молодым. Прежним остался только принцип: несколько самых лучших артистов из разных культур и стран работают вместе и с разными хореографами.

В этот раз "Короли танца" - часть масштабного праздника, устроенного Сергеем Даниляном в свою честь: его продюсерскому агентству "Ардани-артистс" исполняется четверть века. В "Королях" вместе с горячим бразильцем Марсело Гомесом, элегантным киевлянином Денисом Матвиенко и виртуознейшим Иваном Васильевым впервые примут участие немецкий танцовщик Фридеман Фогель, в этом сезоне ставший пригашенным солистом Михайловского театра, и пламенный аргентинец Херман Корнехо, часто появляющийся в наших широтах на сборных концертах. Поскольку программа, хоть и свежая, по-прежнему головокружительно сложна, у танцовщиков есть артистическая группа поддержки. В качестве приглашенных солистов рядом с ними играют китайский скрипач Чарльз Янг и играющий на бандонеоне аргентинский композитор Хуан Пабло Джофре.

По идее Даниляна будет то ли эксперимент, то ли изюминка, даже пригоршня изюма - каждый танцовщик должен выступить в качестве хореографа и сочинить для себя новый сольный номер. Танцовщики не испугались и, будучи королями, взяли в свиту музыку Баха, Бетховена, Паганини, Римского-Корсакова.

Как это все будет выглядеть, спешите видеть.

Но праздник обещан не разовый, а на два дня. 10 декабря появится уникальная возможность увидеть за один вечер практически лучшие постановки из разных проектов, которые продюсировались Сергеем Даниляном за последние десять лет. А здесь уж есть, чему порадоваться. Те же "Короли танца": в исполнении Марсело Гомеса, Дениса Матвиенко, и, впервые, Фридемана Фогеля и Хермана Корнехо будет опус англичанина Кристофера Уилдона "Для четверых" (для интересующихся - в костюмах от Dolce&Gabbana). Потом самая знаменитая русская балетная пара Наталья Осипова и Иван Васильев покажут "Факаду" португальца Артура Пита из прогремевшего этим летом проекта "Соло для двоих". После антракта будут "Отражения", сделанные совместно с Большим театром России: тут представят славный балет итальянца Мауро Бигонцетти "Cinque", удостоенный национальной премии "Золотая маска" за лучшую работу хореографа и осчастлививший целую плеяду отличных балерин Большого театра. "Cinque" будет станцован Екатериной Шипулиной, Екатериной Крысановой, Кристиной Кретовой, Анастасией Сташкевич, Анной Тихомировой в оригинальных костюмах от Игоря Чапурина. А на десерт трудолюбивая и смелая умница Диана Вишнева порадует постановкой американки Каролин Карлсон "Женщина в комнате" из последнего проекта "Грани". Мировая премьера вечеров-праздников прошла в калифорнийском Центре искусств Сегерстром, многолетним партнером "Ардани-артистс", но можно подозревать, что московская премьера будет не менее громкой.

Кстати

Проект "Короли танца" можно увидеть 9-10 декабря 2014 года в Московском академическом Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 04, 2014 10:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120403
Тема| Балет, Совр. танец, 2-й фестиваль современной хореографии "Context", Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Широкий «Контекст»
Где опубликовано| © Газета "Культура"
Дата публикации| 2014-12-04
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/72920-shirokiy-kontekst/
Аннотация| Фестиваль

В Москве прошел II фестиваль «Context. Диана Вишнёва».



В фестивальной программе: фильмы о танце, сладкий плен которого обрекает на муки и счастье, и мастер-классы иноземных знаменитостей; лекции о судьбах современной хореографии и открытые уроки балетного грима. Еще — круглый стол о том, как чувствует себя в российских широтах современный танец, вырвавшийся из подполья, и встречи с Дианой Вишнёвой (на сцене и в формате public talk), выступления западных танцевальных трупп, смотр работ молодых российских хореографов.

Один из главных посылов фестиваля, его ноу-хау — помочь отечественным хореографам, доказать, что современный танец в России существует и он достоин своего еще не появившегося Центра. Вот Диана и дает возможность четырем начинающим сочинителям проверить свои силы. Двоим выпадает счастливый билет: они получают стажировку в европейских компаниях.

На «Мастерской-2013» повезло Константину Кейхелю и Владимиру Варнаве. Вернувшись из Роттердама и Парижа, они предъявили свои работы — умные, грамотные, повзрослевшие. Заявки сегодняшних претендентов озадачили младенческой наивностью. Солистка Балета Бориса Эйфмана Елена Кузьмина попала на порочную стезю бесхитростной подражательности — тень Эйфмана маячит в каждой пластической фразе ее номера-реакции «на украинские события» (впрочем, любая военная метафора подошла бы). Екатерина Кислова из Театра-студии современной хореографии, которая уже заявила о себе ярким спектаклем по картинам Ван Гога, на сей раз вдохновилась пушкинской «Метелью» и перемудрила с образом женщины, завьюживающей жизнь — свою и окружающих. Лилия Бурдинская (руководитель центра современного танца «ByeBye Ballet») повела зрителей в «Лес», словно написанный кистью ребенка, где живые подвывающие деревья-люди в вязаных скафандрах блаженствуют и мучаются, общаются и желают быть услышанными. Солисту балета Большого театра Андрею Меркурьеву помог его богатый исполнительский багаж — в простодушной «Живой реальности» (хореограф призывает быть внимательными друг к другу) отражаются пластические парафразы отличных ролей, усвоенные способным телом артиста. В итоге на стажировку в тель-авивский Центр Сьюзан Деллаль отправится Меркурьев, а в одну из западных компаний попадет Бурдинская. Результаты их штудий увидим на следующий год.



Танец самой Вишнёвой стал наиболее яркой мелодией проекта. Азарт и любопытство давно вывели Диану на просторы новой хореографии, где она способна самое вялое течение превратить в Гольфстрим, наотмашь сметающий все рамки амплуа. К своим 38 годам она не утратила любви к потной балетной пахоте и регулярно появляется в столице с чем-то новеньким. За четыре дня «Контекста» непредсказуемая Диана представила три образа единой темы прощания. Личной премьерой стала миниатюра «Старик и я» Ханса ван Манена, в которой шуточное кокетливое заигрывание с мужчиной почтенных лет (Эрик Готье) оборачивается бездной серьезных разочарований и горьких обид. «Объект перемен» (хореографы Соль Леон и Пол Лайтфут посвятили спектакль памяти своей умершей подруги) Диана, как и в прошлый раз, станцевала с Андреем Меркурьевым. И если тогда героев снедало отчаяние и темперамент вырывался наружу, то сегодня страсти кипят внутри, а трагедия вырастает из трезвого взгляда на жизнь, обратной стороной которой всегда является смерть. Монолог «Убитый» в хореографии молодого Марко Геке, Диана исполнила впервые. Звучат песни Барбары, француженки, для которой пение было судьбой. Как для Дианы — танец, то ошеломляющий диким темпераментом, то покоряющий графической строгостью. Героиня мечется, снедаемая комплексами, и вдруг успокаивается в позах тихой гармонии.


Gauthier Dance

В гости к Диане — а именно так, похоже, все и воспринимают приглашение на фестиваль — пожаловали несколько трупп с полноценными программами и исполнители отдельных номеров для гала-закрытия. Штутгардская компания Gauthier Dance — из числа неизвестных — показала работы нескольких авторов, классиков и начинающих, доказав, что современный танец может не только глубокомысленно рассуждать о смыслах бытия, но быть веселым, дразнящим, забавным. Гомерически смешное соло «Балет 101» придумал руководитель труппы Эрик Готье. Танцу аккомпанирует голос, произносящий числа, — под каждым номером зашифрована балетная позиция или па. Исполнитель быстро меняет позы, чья скороговорка вскрывает штампы классического танца, темп становится все быстрее, и, не справившись с положением под номером 100, тело артиста рассыпается на части — на сцене оказывается разобранный на руки-ноги-торс манекен. Итальянец Роберто Скафати спародировал поведение футболистов на поле, и каждое проявление эмоций игроков сопровождалось хохотом публики.

Высокий статус фестивалю обеспечил Нидерландский театр танца 2 (NDT 2) — одна из лучших европейских трупп, основанная Иржи Килианом, а сейчас руководимая Полом Лайтфутом и Соль Леон. Это молодежная команда, возраст танцовщиков не превышает 22 лет, но каждый из них суперпрофессионал, не знающий никаких движенческих преград, и ярчайшая индивидуальность. С горячностью юности они создают пестрый мир современного человека. Сложнейшие движения артисты щелкают как орехи — в четырехминутном дуэте «Ставни заперты», поставленном Соль Леон, танцовщики сверхвиртуозно и абсолютно синхронно визуализируют каждый ударный слог звучащего стихотворения поэтессы Гертруды Стайн.


«Ate9 dANCE cOMPANY»

Танцевальная компания «Ate9 dANCE cOMPANY» со спектаклем «Из уст в уста» решила познакомить зрителей с модным направлением «гага», открытым израильским гуру Охадом Нахарином. Хореограф Даниэль Агами, работавшая у Нахарина, показала неведомый микст любительских фрагментов, решив не обращать внимание на форму и умения артистов.

На заключительном гала проникновенно прозвучал нежный и жестокий дуэт Анжелена Прельжокажа из «Белоснежки» на музыку Малера и состоялось знакомство с немецкой труппой голландки Нанин Линнинг. Персонажи спектакля «Зеро» благодаря уникальному свету кажутся странными существами. Замедленная вязь движений способна ввести в транс, который, по мысли хореографа, наступает перед встречей с неотвратимым, когда воля и желания человека оказываются бессильны.

Фотографии предоставлены VISHNEVAFEST.RU

Всю фотогалерею смотрите на сайте газеты внизу статьи. (Е.С.)
http://portal-kultura.ru/articles/balet/72920-shirokiy-kontekst/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 04, 2014 11:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120404
Тема| Балет, Танец, Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов, Персоналии, Елена ЩЕРБАКОВА
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Танцы с характером
Где опубликовано| © Газета "Культура"
Дата публикации| 2014-12-03
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/konkurs/72785-tantsy-s-kharakterom/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Москве завершился Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов. Возобновленный два года назад по инициативе правительства России и Министерства культуры, форум зародился в 1965 году. Просуществовал полтора десятилетия, открыл многих звезд и сопровождался неизменным вниманием балетоманов. Сегодня конкурс получил новый формат и рассчитан на четырехлетний цикл, где каждый год имеет свою специализацию: «хореографы», «современный танец», «артисты балета» и «характерный и народно-сценический танец», который стал темой нынешнего смотра.

В высокое жюри вошли 14 экспертов. Среди них — руководители главных академий Марина Леонова и Николай Цискаридзе, худруки прославленных коллективов Мира Кольцова, Вячеслав Гордеев, Владимир Кириллов, Айрат Хаметов. Во главе судейской коллегии патриарх — Юрий Григорович. Поговорить о конкурсе мы решили с членом жюри, художественным руководителем — директором Государственного академического ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева, народной артисткой России Еленой ЩЕРБАКОВОЙ.



культура: Как неискушенному зрителю понять отличие характерного танца от народно-сценического, и пересекаются ли их «территории»?
Щербакова: Их общий исток — народный танец. Тот самый, что бытовал на деревенских гуляньях. Но есть отличия. Характерный танец — ровесник балета. Не только Чайковский и Глазунов, но Пуни и Минкус в своих балетных партитурах отводили целые сцены «для каблуков». Венгерские, неаполитанские, польские, арабские, китайские, испанские, цыганские и, конечно, русские танцы — раритеты «Лебединого озера», «Щелкунчика», «Дон Кихота», а первый акт «Жизели», где пейзанки резвились в «туфельках на каблуках», называли «крестьянским». В каждом театре есть артисты, специализирующиеся на исполнении характерных танцев. Народно-сценический танец значительно моложе, его создатель — Игорь Моисеев.

культура: К увлечению танцами народов мира Моисеев пришел через любовь к массовым фольклорным сценам в балетных спектаклях. Будучи еще солистом Большого, он говорил, что характерные сцены напоминают ему детские впечатления от ярмарочных плясок в Диканьке, куда родители привозили его из Полтавы.
Щербакова: Да, характерные фрагменты захватывали Игоря Александровича гораздо больше академической классики. Позже он перенес народный танец на сцену и создал школу со своей четкой методикой. Открылась она в годы Великой Отечественной войны, базовая система обучения включала классику, русский и характерный танцы, а также драматическую выразительность и даже элементы акробатики. Позиции ног, рук, головы, тела — основа, без которой выступать на сцене невозможно. Все-таки профессиональный танец и пляски на деревенском празднике — не одно и то же.


Ирина Жанатаева и Тембулат Мулаев

культура: Воспитанники моисеевской школы завоевали все золотые медали в номинации «народно-сценический танец». В кулуарах один из педагогов посетовал: «Зачем нам приезжать, если все равно победят моисеевцы?»
Щербакова: Предлагаете нашим ребятам не участвовать? Это их личная инициатива, руководство никого не делегировало. Да и на конкурсы приезжают не только за медалями, такой смотр — отличная и редкая возможность учиться. Например, тому, как естественно и выразительно танцевали Ирина Жанатаева и Тембулат Мулаев из Нальчика (бронзовый и серебряный победители соответственно. — «Культура») или лауреаты второй премии Людмила Бадмаева и Баир Бадмаев из Элисты. Баиру мы даже специально вручили учрежденный приз имени Игоря Моисеева «За высокую исполнительскую технику и выразительность». Наши победили благодаря моисеевской школе и репертуару, который мы тщательно сохраняем. Приятно, что Юрий Григорович — мэтр классического балета — выразил нам огромную благодарность, порадовавшись, что моисеевский ансамбль живет точно так же, как было при его создателе. «Самое главное, — считает Григорович, — сохранены культура театра Игоря Моисеева и сценическая дисциплина танца». Обычно ведь с уходом из жизни мастера умирает и его театр, даже если здание и название остаются.

культура: На мой взгляд, исполнительский уровень участников, за некоторыми исключениями, оказался невысоким. К сожалению, встречались «ряженые». Какие еще проблемы вскрыл конкурс?
Щербакова: Бедно с эмоциями, а без них нет ни характерного, ни народного танца. Вины исполнителей в этом нет. Скорее, претензии к педагогам: их чувства передаются ученикам. Как научишь, так и станцуют. И еще одно правило, которое для многих остается секретом — в народном танце невозможны «технические» репетиции «в полноги», каждому повторению нужно соответствовать эмоционально. Иначе ничего не получится. Я в этом убедилась за 23 года работы артисткой и за два десятилетия — педагогом. Теперь хорошо понимаю, почему Моисеев требовал полной эмоциональной отдачи, «до донышка».



Талантливые педагоги, конечно, есть. Например, Светлана Иванова из Московской академии хореографии. Ее воспитанницы задорно исполнили лихой чардаш, выразительно, с точными акцентами танцевал выпускник академии Алексей Путинцев. Запомнились конкурсанты из Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Башкирии, где бережно сохраняют свои национальные танцы. К сожалению, страсть к освоению трюков затмила внимание к нюансам, жестам, игре пальцев, поворотам головы, взглядам. Поэтому подчас «Цыганский танец» из «Дон Кихота» и «Русская» Касьяна Голейзовского ничего общего не имели с первоисточниками. Исполнители не понимали, что танцуют. Еще одно — вкус. Для меня дико, когда девушки выходят на сцену в белых туфлях — это же не балет «Снегурочка». Алые сапожки гораздо больше подходят русской пляске. Мне бы хотелось, чтобы педагоги заглядывали в книги по старинному русскому костюму. Некоторые одежды конкурсантов напоминали дешевые китайские шоу — за блеском терялись и движения, и индивидуальность исполнителя. Никогда в России не украшали костюмы сверкающими каменьями. На Севере, правда, бытовал нежный жемчуг, но в центральных областях — только тонкое шитье и цветная вышивка. А проблемы с хореографами — это из разряда уже вечных стенаний.



культура: Однако замечательный «Закарпатский танец» поставили ваши педагоги — Сергей Аникин и Андрей Евланов, получившие премию. Ученики показали чудесные, естественные и немного наивные отношения, стараясь «поговорить» друг с другом и друг друга перетанцевать.
Щербакова: Для меня самой этот танец стал приятной неожиданностью.

культура: Можно ли недостатки техники завуалировать эмоциями, настроением, куражом, актерской энергией?
Щербакова: В редчайших случаях. Может быть, в женских партиях некоторых кавказских танцев, где девочки в длинных платьях «плывут» мелким ходом, а эмоциональная сила зиждется на гордой прямой спине, поворотах головы, пении рук. Русский же танец с дробушками, ковырялочками, вращениями и подскоками без свободного владения техникой не исполнить.

культура: Финалом конкурса стал трехдневный фестиваль Ансамбля Игоря Моисеева на исторической сцене Большого театра. Так запланировали?
Щербакова: Нет, просто совпало. Спектакли на сцене Большого посвятили 90-летию начала творческой деятельности Игоря Александровича.

культура: Вы показали разные программы, зал ликовал, фрагменты номеров бисировались по два-три раза — давно не видела такого успеха.
Щербакова: Мы представили ретроспективу танцев Моисеева. От самых ранних и ставших мировой классикой — до еврейской сюиты «Семейные радости», последней большой работы Игоря Александровича, о которой он мечтал всю жизнь. Мы стараемся сохранить репертуар. К постановкам новых программ я отношусь с большой осторожностью. С исполнением проблем не будет — труппа станцует все, а вот хореографа, равного Моисееву, нет. Он создал шедевры на много поколений вперед, и его искусство востребовано.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18949
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 04, 2014 11:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014120405
Тема| Балет, Современные версии классики
Автор| Ирина Удянская
Заголовок| Деконструкция классики
Где опубликовано| © Watch Russia
Дата публикации| 2014-12-04
Ссылка| http://www.watchrussia.com/articles/dekonstruktsiya-klassiki
Аннотация|

Баланс между классикой и произведениями современных авторов – основа успешной репертуарной политики любого театра. Хотя в настоящее время грань, отделяющая традиции от экспериментов, необычайно тонка. Для первооткрывателей танца модерн в начале ХХ века – Марты Грэм, Мэри Вигман, Хосе Лимона – важен был протест против классического канона, разрушение балетной эстетики. Их последователи оказались не такими категоричными. Матс Эк, Джон Ноймайер, Анжелен Прельжокаж, Ханс ван Манен уже не стремились сбрасывать Петипа с корабля современности, признавая ценность классики и творчески переосмысливая ее в процессе создания новых форм. WATCH рассказывает о самых радикальных, необычных и странных версиях классических спектаклей.

Бедная девочка

«Жизель» Матса Эка


по клику

С этого теперь уже культового спектакля в 1980-х годах началась мода на переделки классики. Шведский «нарушитель спокойствия», ассистент Ингмара Бергмана, поклонник театра абсурда, Эк предельно овеществил метафору, поместив сошедшую с ума от любви Жизель непосредственно в сумасшедший дом (а перед этим ее, как обезумевшее животное, чуть не закололи вилами крестьяне). Такая «Жизель» – нарочито некрасивая, провокационная, обостренно психологичная – конечно, шокировала публику, но в то же время убедительно продемонстрировала актуальность классики. Разрушительный контраст между любовными иллюзиями и реальностью, столкновение живой человеческой души, «гадкого утенка», слабого (согласно классическому либретто у Жизель больное сердце), но искреннего и любящего, с довольно грубым обращением, невежеством, предательством – все это содержание прекрасно уложилось в новую, радикальную форму. Эк пересказал «Жизель» своими словами, искусно препарировав классический сюжет, заострив конфликты и усилив напряжение. На заднике декораций к этому спектаклю можно было бы написать «Жюль Перро жив!» Спустя несколько лет Матс Эк представил и свое видение «Спящей красавицы» с Авророй-наркоманкой, и «Кармен» с женоподобным Хозе, но успех «Жизели» так и не превзошел. Этот спектакль до сих пор идет по всему миру, зачастую красуясь в театральной афише рядом с классической «Жизелью».

Трущобы Глазго

«Шотландский перепляс» Мэтью Боурна


по клику

Британца Мэтью Боурна называют «Энди Уорхолом от балета» – его игра с первоисточником часто принимает довольно эпатажные формы: то нарядит брутальных мужчин в лебединые пачки, то превратит фею Сирени из «Спящей» в вампира из «Сумерек». Если Матс Эк относится к балету серьезно, сочиняя душераздирающие опусы, то Боурн – аниматор и «птица-пересмешник». Он создает увлекательные, легкие для восприятия и в то же время отнюдь не пошлые пародии. На прошлый Чеховский фестиваль Боурн привез «Шотландский перепляс» 20-летней давности – свою версию романтической «Сильфиды». Джеймс, которого интересуют в основном секс, наркотики и рок-н-ролл, встречает свою Сильфиду в туалете ночного клуба Глазго. Растрепанная девушка-гот мечтает его соблазнить и буквально душит в объятиях. Джеймс попадает в макабрический мир пустырей, борделей и подворотен, населенный странными персонажами и существующий вне причинно-следственных связей. Вместо волшебного леса мы видим фантасмагорические городские трущобы, заброшенные парковки и помойки со всякой рухлядью – именно там сильфиды устраивают свои зловещие оргии. Боурн умело вворачивает классические цитаты в современный пластический текст, так что ассоциации с канонической «Сильфидой» возникают постоянно, проявляясь словно в кривом зеркале. Крылья Сильфиды мешают Джеймсу заняться с ней сексом, так что, улучив момент, он ампутирует их огромными ножницами. Из героини хлещет кровь, готическая тусовка смыкает кольцо над незадачливым героем, публика в зале наблюдает за всем с отвисшей от удивления челюстью – в общем, Мэтью Боурну, как обычно, удалось создать из старого балета актуальное шоу и яркий театральный продукт.

Мечта идиота

«Дон Кихот, или Фантазии безумца» Бориса Эйфмана


по клику

Оригинальная редакция «Дон Кихота» – классического балетного хита всех времен, – созданная петербуржцем Борисом Эйфманом, вызвала всплеск энтузиазма на Западе, а у нас была встречена без особых восторгов. Многие танцевальные эпизоды – знаменитую диагональ Китри, вариации, па-де-де из третьего акта – Эйфман оставил нетронутыми, вероятно из коммерческих соображений. Но концепцию изменил: «Мы живем под обломками своих иллюзий. Человек в мечтах творит сюжет своей жизни, но фантазии и реальность, соприкасаясь, дают трагический эффект». Дон Кихот Эйфмана – пациент сумасшедшего дома, который во время припадков переносится в иную реальность – солнечную и яркую Барселону. Суровая надсмотрщица-медсестра, напоминающая Мизери Стивена Кинга или героиню фильма «Пролетая над гнездом кукушки», то и дело ограничивает свободу нашего героя, накидывая на него обруч. Спектакль оставляет двойственное впечатление: классическая виртуозность причудливо сочетается с чувственностью и болезненной страстностью артистов, оригинальные хореографические находки тонут в водовороте косолапых поз, рваных прыжков и уродливых поддержек. В начале 1990-х зрители считывали с этого балета диссидентский подтекст: быть инакомыслящим опасно, за это можно угодить в тюрьму или психбольницу. Сейчас кажется, что «Дон Кихот» Эйфмана – просто балет о художнике, который в процессе творчества создает новый мир, не имеющий ничего общего с обыденностью.

Кровавый режим

«Ромео и Джульетта» Анжелена Прельжокажа


по клику

На создание своей версии «Ромео и Джульетты» албанского варвара Анжелена Прельжокажа вдохновил роман Джорджа Оруэлла «1984»: «Мне казалось, что контраст между тоталитаризмом, который всей своей мощью давит на человека, и хрупкостью любви двух существ может стать главным нервом спектакля», – говорил он. Хореограф сократил огромную партитуру Прокофьева до компактных 90 минут. Его спектакль – о том, как в тоталитарном государстве преследуется любое свободное проявление личности. Номенклатурное семейство Капулетти живет в специальном заповеднике, обнесенном стеной с колючей проволокой и охраняемом вертухаями от прочего населения. Бродяга Ромео – дикий и бородатый – проникает туда через лазейку. В этом «Ромео» нет места полутонам, все строится на контрасте: черное и белое, добро и зло, власть и народ. Меркуцио нарывается на разборки, приставая к омоновцам с дубинками. Ромео походя перерезает глотку часовому, спеша на свидание к любимой. Прельжокажу как никакому другому хореографу удается воссоздать на сцене такие страшные картины насилия, что зрителям в зале иногда хочется отвести глаза (вспомните только сцену изнасилования голой Жертвы в его «Весне священной»!), но он же умеет сочинять и невероятно пронзительные, физиологичные и нежные любовные дуэты. И в «Ромео и Джульетте» они по силе воздействия перекрывают все ужасы. При всей своей радикальности и провокационности эта версия шекспировской трагедии признана критиками одной из самых удачных за всю историю существования спектакля.

Тяжелое детство

«Щелкунчик» Кирилла Симонова и Михаила Шемякина


по клику

Один из редких спектаклей Мариинского театра, где первую скрипку сыграл не балетмейстер, а художник – выдворенный в 1970-х годах из СССР нонконформист Михаил Шемякин. Со своим фантасмагорическим видением сказки Гофмана и причудливыми, странными, поражающими воображение декорациями и костюмами он буквально отодвинул на задний план скупую хореографию Кирилла Симонова. Шемякин хотел контролировать все: по ночам обсуждал с Гергиевым партитуру, днем сочинял эскизы, ругался с костюмершами в мастерских театра, появлялся в балетных классах в своей неизменной экстравагантной черной кепке. Единственное, в чем творцы спектакля сошлись друг с другом, так это в трактовке: «Щелкунчик» – отнюдь не веселая сказка в духе детского утренника, да и в партитуре Чайковского неожиданно много трагических фрагментов (та же щемящая тема прощания с детством в вальсе цветов). Маша у Шемякина и Симонова – девочка-аутсайдер, отвергнутая как родителями, так и сверстниками. Она отличается от других детей, как балерина от кордебалета. С крысиным Кронпринцем Маша справляется легче, чем с окружающей действительностью, но и приторно-сладкий, идиллический Конфитюренбург не для нее: все-таки она живое человеческое существо. Впрочем, в финале Маша со Щелкунчиком все равно остается в мире иллюзий, превратившись в сахарную фигурку на гигантском торте.

В мире животных

«Лебединое озеро» Яна Фабра


по клику

«Люди говорят, что я извращенец и опасен для общества, что у меня надо отобрать все мои деньги, я даже получал письма с угрозами от ультраправых – они давно хотят меня убить», – говорит сам о себе бельгийский хореограф (или все-таки художник?) Ян Фабр. Когда несколько лет назад на одном из гала-концертов Benoix de la Danse в Большом театре он показал миниатюру «Мои движения одиноки, как бродячие псы», где актриса в течение 20 минут имитировала мастурбацию – это действительно было шоком. Зрители на спектаклях Фабра свистят, улюлюкают, бросают на сцену подвернувшиеся под руку предметы или просто молча уходят из зала. Для авангардиста и акциониста, которым Фабр, безусловно, является, это признание. Несмотря на всю эпатажность и аморальность, у себя на родине Фабр национальный герой, он дружит с королевой и получает за свои спектакли баснословные гонорары.

«Лебединое озеро» Фабр ставил для Королевского балета Фландрии, но от классической постановки там не осталось и следа. Действие происходит в эпоху готики, королевство сражено чумой, придворные привыкли жить в атмосфере непрерывных похорон. На заднем плане виднеются скелеты коровы, собаки, козы и лебедя. Всем этим управляет Ротбарт с живым филином на голове и два его помощника – 140-сантиметровый кривоногий карлик и зловещий Доктор в балахоне и с ножом. «Лебединое» Фабра посвящено в основном смерти – там то и дело кто-то кого-то режет. Развеселую сюиту танцев из III акта классического спектакля с русской, испанской, польской, венгерской, неаполитанской невестами Фабр отверг, заявив: «Этих туристов у меня на сцене не будет». Так что у спектакля богатейший, но строго похоронный визуальный ряд. Относиться к творчеству Фабра можно по-разному, но факты говорят сами за себя: он постоянный герой Авиньонского и Эдинбургского фестивалей, Венецианской биеннале и один из немногих, кто был удостоен персональной выставки в Лувре.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Янв 08, 2015 12:08 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика