Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 09, 2014 12:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113102
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Диана Вишнева
Автор| Дмитрий Циликин
Заголовок| Диана Вишнева: почему Россия - все–таки Европа
Где опубликовано| © «Деловой Петербург» № 201 (4170)
Дата публикации| 2014-11-28
Ссылка| http://www.dp.ru/a/2014/11/28/Mir_otkrit_a_mi_nemnozhko/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Во время церемонии открытия Олимпиады в Сочи Диана Вишнева исполняла танец голубки мира. В интервью "ДП" прима–балерина Мариинского театра фактически продолжила эту тему, объяснив, почему Россия — все–таки Европа.



Вы уже освоились на Новой сцене Мариинского театра?

— Я ее опробовала в гала–концерте открытия 2 мая прошлого года — тогда танцевала хабанеру из "Кармен–сюиты", ну, открытие — это был такой праздник для всех, в мировом масштабе. Тогда же первая исполнительница этой партии Майя Плисецкая присутствовала на балете Бежара "Болеро", который я танцевала на Новой сцене вместе с артистами "Бежар Балет Лозанна", — это стало для меня огромным событием: после Майи Михайловны 40 лет никто из балерин в "Болеро" не появлялся. Недавно на лейбле "Мариинский" вышел диск "Ромео и Джульетта", который мы записывали еще на исторической сцене, а скоро ожидается "Золушка" — ее снимали уже на Новой. Когда вышла на нее — уже в гриме, костюме — сказала: у меня такое ощущение, что я на гастролях. Все–таки мне нужно время, чтобы до конца адаптироваться, понять эту сцену, почувствовать зал… А сердце мое — на исторической сцене. Когда меня спросили, где бы я хотела показать свой последний проект "Грани", я выбрала ее — все–таки оба балета, который составляют этот вечер, достаточно камерные, интимные. Хотя сейчас думаю: наверное, можно было бы опробовать их и на Новой сцене. Но для меня Мариинка–1 — магическое место, вся моя жизнь с ней связана. И, когда я думаю, что через пару лет она закроется на реконструкцию, которая продлится неизвестно сколько… Мой век балерины все–таки не бесконечен, скорее всего, после ремонта большие спектакли я уже не буду танцевать, поэтому сейчас хочется продлить свой контакт с этой сценой, побольше успеть на ней сделать. К тому же ведь не знаешь, сохранится ли эта магия потом. Очень бы хотелось…

Какое у вас ощущение от Большого театра после реконструкции?

— Прекрасное. Я там уже не раз танцевала, последнее — "Онегин" Джона Кранко. Не могу сказать, что в этом великом здании что–то пропало, потерялось. Эта сцена тоже, конечно, уникальна, и, выходя на нее, понимаешь, какая на тебя ложится ответственность. Мариинская сцена — родная, это дом. А Большой театр — принято считать, что главный, так исторически сложилось. Не умаляю достоинств Мариинского, иногда он выпускает такие премьеры, что сразу выходит вперед, иногда Большой…

Среди других мировых столиц где вам комфортнее всего?

— Есть две самые мои любимые сцены — парижская Опера Гарнье и Метрополитен–опера в Нью–Йорке. Что бы я там ни танцевала, всегда получаются самые лучшие мои спектакли. В Гарнье ничего мне не мешает — ни огромный покат, ни даже то, что французы придирчиво на тебя смотрят, и это, конечно стресс: ты, русская балерина, должна показать класс. Я получаю огроменное удовольствие, выходя на эту сцену! Вот летом вновь там танцевала — "Психею" в постановке Алексея Ратманского, для меня это новое название, и партнер новый — Эван МакКи, мы репетировали с Лораном Илером, и даже не помню, чтобы получала такую радость от рабочего творческого процесса. А Метрополитен — в прошлом году я отметила десятилетие с ABT (Диана Вишнева — principal dancer American Ballet Theatre, выступающего на сцене Metropolitan Opera. — Ред.), но впервые на эту сцену попала на гастролях с Мариинским театром, это была сделанная Сергеем Вихаревым реконструкция "Спящей красавицы". А потом что только там не танцевала — и Баланчина, и "Анну Каренину" Ратманского, и всегда это были очень удачные, пиковые, знаковые спектакли. Хотя пространство совершенно другое: нет лож, ярусов, все современное, и сцена очень большая, но я чувствую себя на ней комфортно, там всегда есть контакт со зрителем. Конечно, имеет огромное значение, что мой педагог в ABT — Ирина Александровна Колпакова, еще и поэтому я туда хочу возвращаться. И после прекрасного дуэта с Владимиром Малаховым обрела там еще одного замечательного партнера, хоть и совсем непохожего по настроению, эмоциональной окраске, — Марсело Гомеса.

А что вы делаете, когда что–то на сцене мешает?

— Когда не мешает ничего — это дает техническую, а значит, психологическую свободу. Препятствия заставляют включать больший контроль. Вот недавно мы были на гастролях в Ковент–Гарден — ну такой скользкий пол! Естественно, ты профессионал и должен приноровиться, но все равно подсознательно все время боишься поскользнуться. И — тоже какая–то странность — не разрешают пользоваться канифолью. Спрашиваю: а своим артистам, из труппы Ковент–Гарден, тоже не разрешают? Да. А как быть с современными постановками — того же Ратманского, который любит все немножко не на оси, и легко потерять баланс, — значит, ты уже не можешь это исполнить досконально точно? Или помню ощущение в Ла Скала — там очень большой покат, и мне это страшно мешало: начинаю делать какой–то тур, и р–р–раз — оказываюсь чуть не в оркестровой яме. Вроде на диагональ бежала в самый конец сцены — нет, опять в яму… К тому же впервые боролась со стилем Нуреева — это была его редакция "Спящей", последний спектакль перед закрытием театра на реставрацию, он транслировался по телевидению, мы танцевали с Роберто Болле.

Ваш последний проект "Диалоги" — два одноактных балета: "Переключение" Жана–Кристофа Майо и "Женщина в комнате" Каролин Карлсон. В конце второго вы режете на столе лимоны, идете в зал и раздаете ломтики зрителям. Каково было ломать "четвертую сцену"?

— Начнем с того, что я безумно рада этой встрече с Каролин. Когда видела ее работы — сразу почувствовала: это мое, я это хочу и могу сделать. Особенно после Маты Грэм (Диана Вишнева первая представила в России хореографию Грэм, станцевав ее балет "Лабиринт". — Ред.) и Пины Бауш. У нас были планы сотрудничества с Пиной, я танцевала маленький кусочек в ее постановке на фестивале в Вуппертале, но это случилось за 4 месяца до ее смерти. Я почувствовала, что мне нужно не мужское понимание. Вот "Дама с камелиями" Ноймайера: он глубоко чувствует женскую природу, ее боль, трагедию — но по–другому, и этот его взгляд хореографа–мужчины отличается от женского.

А когда хореографы — мужчина и женщина, как Пол Лайтфут и Соль Леон, чей "Объект перемен" вы танцуете?

— Это было очень интересно, но все–таки "Объект перемен" — готовый балет, который шел и до меня. А когда хореография сочиняется именно на тебя — совсем другая история. В "Гранях" как раз совместились мужской взгляд Жана–Кристофа Майо, он меня давно знает как балерину, и женский — Каролин Карлсон, которая к тому же меня никогда раньше не видела и начинала с чистого листа. И в этой работе у меня было много вопросов и трудностей. Впервые я танцевала моноспектакль, одна 40 минут на сцене, причем не на маленькой, а в трехтысячном Orange County в Калифорнии, где была премьера. Четыре раза на сцене переодеваюсь, надеваю туфли на каблуках, снимаю их. В спектакле звучат стихи Арсения Тарковского, а на видео — фильм его сына Андрея, и это все должно соединиться, стать единой тканью с хореографией. Освоить которую тоже было весьма непросто — я делаю какие–то, казалось бы, простые бытовые вещи — они, естественно, выстроены пластически — но это координационно невероятно сложно для классической балерины. Наш мозжечок за долгие годы обучения настраивается совершенно иначе. И Каролин говорила: иногда ко мне приходят классические балерины — и все прекрасно делают с точки зрения профессии, но они внутренне закрыты и уже не откроются, классическая форма не дает свободу движениям. Часто переход из классики в современную хореографию происходит позже, чем нужно.

Полный текст статьи опубликован в газете «Деловой Петербург» № 201 (4170) от 28.11.2014 года
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 11, 2014 2:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113103
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Джон Ноймайер
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| "Обреченная на одиночество": премьерный балет "Татьяна"
Где опубликовано| © «Московская правда»
Дата публикации| 2014-11-30
Ссылка| http://mospravda.ru/culture_spectacles/article/obrechennaya_na_odinochestvo%3A_premernii_balet_tatyana/
Аннотация| Премьера

В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко выдающийся хореограф Джон Ноймайер поставил балет "Татьяна" по мотивам "Евгения Онегина" на музыку Леры Ауэрбах всего через несколько месяцев после мировой премьеры этого балета на сцене руководимого им Гамбургского театра.



Подобная оперативность - беспрецедентное событие. А тот факт, что большой поклонник и знаток русской культуры замахнулся на "наше все", да еще на "энциклопедию русской жизни", - событие двойного значения. Сам же постановщик спектакля (он же автор либретто, сценографии, костюмов и художник по свету) настаивает на том, что "Татьяна" - не буквальная интерпретация "Евгения Онегина", а его субъективные впечатления.

В центре спектакля - не "лишний человек" Онегин, а Татьяна. Ее видение и восприятие бытия, ее фантазии, практически не отличимые от яви, и составляют содержание балета. Именно Татьяна, живущая в выдуманном мире по Ноймайеру, - "лишняя", инородная в своем окружении. Пушкинское "она в семье своей родной казалась девочкой чужой" хореограф доводит до абсолюта. У Ноймайера Татьяна и пластически отличается от других героев. Она "открыта" и естественна. Ее движения отличают простота и безыскусность и в то же время - полнота проявления чувств, будь то робость, порывистость, влюбленность или отчаяние.

Путь, который проходит Татьяна от робкой влюбленной девочки до уверенной в себе светской дамы, внимательно прослежен хореографом. На фоне стремительно несущихся сумбурных событий первого акта (утро Онегина, поездка в театр, где он смотрит балет с Истоминой - Клеопатрой, успев приложиться к ножке балерины, похороны дяди, приезд в деревню, знакомство с Ленским и семейством Лариных, ссора Онегина с Ленским, дуэль и так далее) последовательно развивается история Татьяны. Здесь все логично, мотивировано и обеспечено выразительными соло, тонко передающими все оттенки душевных состояний героини, давая неограниченные возможности исполнительнице партии Татьяны. В первом составе ею стала прима Мариинского театра Диана Вишнева - сегодня, может быть, единственная российская балерина, способная в нюансах передать сложные психологические перепады состояний героини, не заплутав в глубинах подсознания. Балерина и хореограф отталкиваются от пушкинского текста, в котором есть место и чувственному девичьему сну, и неосознанным желаниям. Безупречная в танце, Вишнева-актриса не уступает и себе самой как балерине. Прощальный дуэт Татьяны с Онегиным можно смело отнести к шедеврам современного балета. В танце Дианы Вишневой есть все: и "я вас люблю (к чему лукавить?)", и "я другому отдана, и буду век ему верна"...

Вместе со своей героиней балерина приходит к мучительному отказу не просто от любви, а от испепеляющей страсти. В начале спектакля юная романтичная барышня мечтательно сидит у окна, в финале - тоже, но у другого, обрамленного роскошными ламбрекенами оконного проема, и это уже сильная женщина - яркая личность, обреченная на одиночество.

Мощная харизма Дианы Вишневой придает спектаклю особый энергетический заряд. Удачны и другие исполнители главных партий: Дмитрий Соболевский - Онегин, Алексей Бабаев - Ленский, Ольга Сизых - Ольга Ларина. Во втором составе Татьяну станцевала Валерия Муханова, прекрасно справившаяся с хореографическим текстом партии, "нарисовав" свою героиню пастельными красками и заставив вспомнить "тургеневских девушек". Ее партнер Алексей Любимов в партии Онегина несет диссидентские черты. Его танец и облик (Онегин в спектакле - лысоголовый), острый и саркастически эксцентричный, контрастирует с лирической пылкостью Ленского - Семена Величко. В балете между пушкинскими героями существует мистическая связь: после гибели Ленский становится тенью Онегина, подхватывая тему двойничества, заявленную в спектакле секундантом Зарецким, партию которого исполняют два артиста одновременно. В двух ипостасях существуют и другие персонажи. Во сне Татьяны будущий супруг является ей в образе медведя, а Онегин - вампиром из читаного романа. На фоне этих "раздвоившихся" героев Татьяна выглядит еще более цельной натурой, что явно импонирует Ноймайеру, полюбившему свою героиню не меньше Пушкина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 19, 2014 12:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113104
Тема| Балет, Латвия, Персоналии, Регина Каупужа
Автор| Маша Насардинова
Заголовок| Эксклюзив: Регина Каупужа о балете, деньгах и судьбах
Где опубликовано| © LSM.LV
Дата публикации| 2014-11-28
Ссылка| http://www.lsm.lv/ru/statja/kultura/eksklyuziv-regina-kaupuzha-o-balete-dengah-i-sudbah.a108085/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Регина Каупужа

У кошек девять жизней, у балетных как минимум две — до и после ухода со сцены, и обе даются нелегко. Регина Каупужа, завершив исполнительскую карьеру, стала хореографом и педагогом, что само по себе достижение. Но этим не ограничилась. В историю страны она войдет как основатель Латвийской гильдии балета и танца. А еще — как человек, сумевший организовать первый (и пока единственный) в Прибалтике международный конкурс артистов балета.

Для полноты картины: профсоюзный лидер Рижской хореографической школы, репетитор Национальной оперы, доцент Музыкальной академии, (со)автор нескольких книг и фотоальбомов, посвященных балету — это тоже она. «Где меня только нет, — смеется Регина. — Ну да, это счастье.

Я же никуда не рвалась, ни через кого не переступала, никого не отодвигала. Просто работала как вол».

— Гильдия — огранизация негосударственная. Означает ли это, что деньги на свои образовательные, издательские и продюсерские проекты вы добываете сами?

— Да, и нелегким трудом. В конкурс мы вкладываем даже те средства, которые дети зарабатывают, танцуя «Белоснежку и семь гномов» (детский балет, поставленный Каупужей для учеников РХШ, много лет идет в Опере при полных залах. — Rus.lsm.lv).

— Балетные детишки гонорары вообще никогда не получают, это не в традиции, верно?

— Не получают. Мы воспитываем их в ином духе. Мне думается, самое главное, что нужно в них воспитать — любовь к своей профессии. Кем ребенок видит себя дальше: человеком, который выходит на сцену ради гонорара, или артистом, который может что-то дать искусству? Если ты настоящий артист, ты всегда востребован. А если просто деньги считаешь — мало что считать придется.

— Провести международный балетный конкурс в Прибалтике мечтали многие. Тщетно. А вы долго к нему шли?

— Да. И много лет с сожалением откладывала мысли о нем «на потом». Мы устраивали состязания внутри школы, фестивали, концерты, были гастроли с «Белоснежкой», другие крупные проекты, забиравшие массу времени и энергии. Но однажды ко мне подошла моя бывшая ученица Марина Сейко и сказала — «Skolotāja, давайте устроим конкурс!». Я с радостью поняла, что не мне одной этого хочется: ну сколько ты вытянешь в одиночку?! Мы очень плодотворно отработали год и 2013-м сумели провести первый конкурс. За ним последовал второй. Думаю, это было правильно — устраивать конкурс два года подряд, потому в нашей республике очень важно утвердиться, доказать, что речь идет не о разовой акции.


Фото: Личный архив Регины Каупужи. Оливия Гурецка (Польша), I премия в младшей группе.

— Но ежегодный конкурс — это ведь редкость, правда? Обычно конкурсы проводятся реже.

— И мы теперь возьмем паузу: следующий конкурс у нас будет в 2016 году. Дальше он будет проходить раз в два года. Дело даже не столько в организационных трудностях, хотя да, достаточно сложно спонсоров найти, а мероприятие затратное, оно требует театра, большой сцены, гала-концерта с участием звезд — его нельзя в доме культуры проводить. Важнее другое.

Исполнителям требуется время, чтобы подрасти. Мы ведь на каждом конкурсе хотим новую звездочку увидеть. Это и ведь есть суть конкурса.

— Мы говорили о конкурсе с шефом Латвийского балета Айваром Лейманисом, и он очень радовался объективному судейству. Ни для кого ведь не секрет, какая это редкость.

— Каждое государство у нас представлял только один человек, и ни у одного из них не было «специальных пожеланий»: ни у Сирила Атанасоффа из Франции — его соотечественники в конкурсе вообще не участвовали, ни у Марека Рожицки, который привез из Берлинской балетной школы 13 учеников, но ставил отметки объективно и своим, и «чужим», ни у остальных судей.

— Берлинцы были очень хороши. Хотя в модерне они выглядели гораздо убедительней, чем в классике, нет?

— Согласна. Но парни там очень сильные.

— И очень друг на дружку похожие — даже цветом кожи.

— Там на всю школу, наверное, только 10 процентов немцев. Это психологический фактор: те, кто приезжает в другую страну, очень заботятся о своей карьере. Они по-другому занимаются. Уровень подготовки, с которым они поступают, может быть разным, зато проблем с дисциплиной и мотивацией никаких.

Даже наш Тима Адрияшенко после года учебы в Италии сказал мне — «Да, skolotāja, теперь я понимаю, как надо работать».

Тима сейчас в Ля Скала... Надеюсь, в 2016-м приедет к нам на гала-концерт... Иногда мы и сами чувствуем, какая здесь, извините, лафа. Сколько терпения и умения прощать — может, даже в перебор. Но нас мало, и мы стараемся холить то, что мы имеем.

— А среди уехавших из Латвии есть артисты с удачной судьбой? Кроме Тимофея и Анны Лаудере — примадонны знаменитой труппы Ноймайера в Гамбурге?

— Даце Радина: она закончила нашу школу, протанцевала несколько лет в Риге, в 99-м уехала в Венгрию и стала там известной балериной, много призов завоевала, ее часто приглашают в Венскую оперу. Я за нее очень рада. Сейчас у нее малыш, что тоже прекрасно. Еще раньше уехал в Америку Эрленд Зиеминьш, и некоторые парни отправились по его следам. Наши ребята есть и в Тарту.

— То есть на международном рынке они вполне конкурентноспособны?

— Без сомнения.

— В качестве дополнительных призов многие конкурсанты получили приглашения на зарубежные мастер-классы. Это не опасно для педагога — отправлять учеников в другие школы? Не в том смысле, что научат плохому, а в том, что могут ведь там и остаться?

— В этом смысле все опасно. И конкурсы, и мастер-классы, и тесное сотрудничество с учебными заведениями из других стран.

Моя девочка, например, недавно перевелась в Германию. Конечно, мне немножко больно. Но это эгоизм.

Я вспоминаю себя в молодости: ведь тоже хотела куда-то уехать! Но не могла, время было другое. Что важно, по-моему? Важно много и хорошо работать с детьми, чтобы даже после отъезда они не забыли то, что мы им дали. Мы должны сами себя развивать и все, что можно, отдавать по максимуму. И смелее приглашать учеников и педагогов со стороны! Начали мы как раз с учеников, это проще из финансовых соображений. У нас сейчас пять человек из-за рубежа: четыре девочки из России и мальчик из Литвы. И это замечательно. Значит, рижская школа интересна миру.

— Не сложно детишкам в чужой языковой среде?

— У тех, кто по-настоящему хочет учиться, нет проблем. В прошлом году маленькая Соня из Санкт-Петербурга приехала — она уже все понимает по-латышски, ей шести месяцев на это хватило. Сейчас у нас еще две первоклассницы, и одна уже совершенно адаптировалась, а вторая смотрит большими глазами, но уверяет, что все понимает. Тут все зависит от воспитания в семье и желания самого ребенка, его старательности.

— Бывает так, что конкурсные победы дурно сказываются на детях? Что они нос начинают задирать?

— Очень часто. Такие вещи — они как болезни в младенчестве: ими надо переболеть, чтобы иммунитет наработать.

Да что там говорить, даже у больших артистов звездная болезнь бывает, чего же от школьников хотеть.

Тут надо не оттолкнуть ребенка, а помочь, объяснить, что добиться успеха трудно, но удержать — еще трудней, что моментальная слава — она и есть моментальная, быстро кончится, а если ты хочешь славу долгосрочную, то надо опять к станку.

— Вы следите за тем, как складывается сценическая судьба ваших лауреатов?

— Да. В этом году Дмитрий Загребин получил первое место. Ему 24, у него грандиозный прыжок — и небольшой рост: московская карьера не заладилась. Он приехал к нам, победил — и его пригласили в Австралию! На него спрос появился! Анния Копштале (II премия в 2013 году.— Rus.lsm.lv) именно на конкурсе показала и доказала свои возможности. Теперь стремительно растет в труппе нашего театра. То же можно сказать про Йоланту Лубею. Еще одна молодая солистка, Алисе Прудане, так перенервничала, что после выступления сказала — больше никогда ни в каких конкурсах участвовать не буду. Но начался сезон, и она вдруг — хоп! — стала по-новому раскрываться в каждом спектакле. А это, знаете ли, тоже результат.


Фото: Личный архив Регины Каупужи. Дмитрий Загребин (Россия), I премия в старшей группе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 23, 2014 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113105
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Мария Семеняченко
Автор| Автор статьи и фотограф: Ольга Иванова
Заголовок| Личность. Прима-балерина и муза Патрика Демаршелье Мария Семеняченко
Где опубликовано| © Стайл Инсайдер.
Дата публикации| 2014-11-27
Ссылка| http://www.styleinsider.com.ua/2014/11/mariya-semenyachenko/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Мария одна из тех немногих, которых называют «интеллектуальной балериной». Ее танец на сцене наполненный, ее роли прожитые, а ее грация и красивые линии являются ярким примером для воспитания эстетического вкуса у зрителей. Мария родилась в Питере, но ее детство и юность прошли в Киеве, где она получила базу для дальнейшего развития в профессии. Станцевать Белого лебедя, блистать на мировых сценах, получать награды на конкурсах либо позировать Патрику Демаршелье кажется для нее легкой задачей, но, несомненно, за этим стоит ежедневный труд. Маша — яркая личность, в которой сочетаются красота, ум и талант. Знакомьтесь, инсайдер балетного мира Мария Семеняченко.

SI: Спасибо Мария, что нашла время для Style Insider и смогла поговорить с нами. Всем известно, что жизнь танцора это постоянные репетиции и гастроли, а на отдых совсем нет времени. Как ты справляешься с таким графиком?

Мария:
Да, жизнь артиста балета нелегка. Но очень насыщена и интересна. Репетиции и гастроли — неотъемлемая часть нашей жизни. Мы работаем, точнее творим, с одним выходным в неделю — понедельником. Иногда устаешь настолько сильно, что сил хватает добраться только до кровати. Но каждый выход на сцену дает массу эмоций и сил. Обмен энергией со зрителями — это наша батарейка. Очень приятно, когда танцуешь, слышать реакцию зала, которая проявляется в аплодисментах.



SI: Мы знаем, что недавно ты вернулась из Нью-Йорка, расскажи что ты там делала?

Мария:
Да, летом, во время отпуска меня позвали на съемку в Нью-Йорк. Позвала всемирно известная компания Bloch, мировой производитель одежды и обуви для танца. У меня было 2 съемочных дня по 10 часов. Мы отсняли рекламу и каталог новой коллекции купальников и тренировочной одежды. Я люблю такие проекты, новые люди — новые эмоции и, практически всегда, положительные.

SI: Тебя не редко можно встретить на страницах Vogue в разных странах, ты участвуешь в показах известных дизайнеров и снимаешься в лукбуках, тебя снимал сам Патрик Демаршелье в рекламе часов Chanel. Расскажи, как работать с такими метрами?

Мария:
Я обожаю балет, люблю танец, музыку. Я люблю театр. Но всем нам хочется большего или чего-то нового, интересного. Я никогда не мечтала и не думала о карьере модели, но так складывалась жизнь, что меня не редко приглашали на съемки. В 2012 году главный редактор Vogue Виктория Давыдова пригласила меня на выставку Dior, посвященную и связанную с Патриком Демаршелье. Великий фотограф сам присутствовал на открытии выставки. Я была очень рада увидеть воочию такой величины фотографа. Виктория решила нас познакомить, представить друг другу. С этого все и началось. Патрик Демаршелье захотел сделать со мной историю для русского Vogue, а затем, спустя год, позвал меня на съемку рекламной кампании часов Chanel. Я была очень счастлива только от мысли, что мастер такого высокого уровня захотел снимать меня. Но когда произошли все эти проекты, я была на седьмом небе от счастья. Не могла поверить, что это все случилось в моей жизни. Я благодарна всем, кто мне помогал в редакции Vogue: Елене Серовой (продюсер съемки в Vogue), ее прелестнейшим помощницам, и я бесконечно рада дружбе с замечательным человеком Викторией Давыдовой.

SI: Ты 6 лет училась в киевском хореографическом училище, после чего продолжила учебу в московской академии хореографии, интересно, есть ли отличия или особенности в школах?

Мария:
Я очень люблю Киевское хореографическое училище. Я до сих пор считаю, что все, что у меня есть в профессии, есть, благодаря сильнейшим педагогам именно киевского училища. В любой школе важно базовое образование, а его я получила именно в Украине. Моей первой мамой в балете была Нина Серафимовна Косенко. В Москве моей мамой, моей балетной семьей стала Маргарита Сергеевна Дроздова, народная артистка СССР. Добрейшее души человек и сильнейший профессионал. Она сделала меня мной. Она не подстраивает своих учениц под себя, она подстраивается под наши индивидуальности и развивает нас. Это высочайший уровень, дар педагога.

SI: После окончания школы ты сразу попала в труппу театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, и сразу стала любимицей зрителей. Твой педагог Маргарита Сергеевна Дроздова называет тебя интеллектуальной балериной, а сам Юрий Николаевич Григорович выбирает тебя на сложную роль Хозяйки Медной Горы в балете «Каменный цветок», это блистательное начало для карьеры балерины, как проходил этот путь и какие были сложности?

Мария:
Я благодарна судьбе, за то что она меня свела с Маргаритой Сергеевной. Учеба в хореографическом училище сильно отличается от жизни и работы в балетном театре. Сложно во всем. В театре ты доказываешь уже не только своему педагогу и декану, что ты что-то умеешь, а всей труппе. Маргарита Сергеевна научила меня очень многому. Но главный жизненный урок, который она мне дала — это в любой, самой неприятной и грустной или обидной ситуации, видеть положительную сторону. Во всем видеть позитив. Работа с Юрием Николаевичем Григоровичем была огромным жизненным опытом и большим шагом во взрослую балетную жизнь. Работа с ним сформировала, как говорится в профессиональной среде, «балеринский» характер. В любой ситуации на сцене найти выход, любую проблему завуалировать так, чтобы зритель ничего не заметил. Театр это не кино, это живой организм. И на сцене с каждым из нас может произойти неприятные ситуации, травмы, падения. Зритель не должен видеть эту сторону искусства.

SI: Говорят, что вершиной балетной карьеры для балерины является «Лебединое озеро», что ты почувствовала когда поняла, что будешь выходить на сцену в роли Одетты-Одилии? Как ты готовилась к этой роли? И вообще, как сильно ты вкладываешь в роль переживания своего героя, как это происходит?

Мария:
26 февраля 2008 года состоялась моя премьера в партии Одетты-Одилии в балете «Лебединое озеро». К этой роли я готовилась несколькими этапами. Сначала с Маргаритой Сергеевной мы отрабатывали мои сольные части балета. Вариации, выходы и коду. Затем, мы много говорили и смотрели разные варианты исполнения этой партии. Я искала для себя опорные точки в образе. Потом к нам присоединился мой партнер, мой Зигфрид Георгий Смилевский. И мы уже отрабатывали дуэты. Я очень серьезно и с большим трепетом отношусь к каждой своей роли. Будь это маленькая вариация или целый балет. Я на сцене, я часть спектакля, я часть истории. Зритель пришел любоваться и наслаждаться действием, а мы артисты, звенья этого действия. Каждый артист, одержимый своей профессией, выходя даже в партии придворного или придворной дамы, создает себе образ, придумывает историю. Кто он, откуда. Конечно, это зритель никогда не поймет, ведь балет искусство танца и жеста. Мы танцуем музыку и историю, мы создаем ее языком тела. Но для целостности спектакля важно, чтобы каждый человек на сцене был личностью, а не подпирал канделябры.

SI: Ты была солисткой в балете легендарного Иржи Килиана, балеты которого хочет заполучить чуть ли не каждый театр мира. Музыкальному театру это удалось. Музыка Моцарта и особенная хореография одного из лучших мировых постановщиков, кажется, это мечта. Как ты справлялась с этой лексикой, какие интересные моменты были в работе над эти спектаклем?

Мария:
Работать над балетом Иржи Килиана было очень интересно. Лексика непривычная, но, тем не менее, очень интересная, и к ней не нужно было мучительно привыкать. Балет «Petit mort» — шедевр. Классика современного балета. Его хочется смотреть и танцевать снова и снова. Музыка Моцарта уносит в другое измерение, а хореография дарит незабываемые образы. Один из моих самых любимых балетов. В нем не боишься остаться незамеченным и не узнанным. Я имею в виду то, что хочется слиться с музыкой стать ее дыханием. Сложно описать те эмоции, которые испытываешь, танцуя этот балет. Он для зрителя и для артиста — катарсис.

SI: Сейчас ты солистка Большого театра. можно сказать твоя мечта осуществлена или есть еще театры в которых ты хотела бы поработать?

Мария:
С детства мечтала танцевать в Париже, на сцене Grand opera de Paris. Не знаю откуда появилась эта мечта, но о сцене большого театра я не мечтала. Но я очень рада, что я работаю в главном театре страны. Я работаю в Большом. Театр возможностей, театр великий артистов. Семенова, Плисецкая, Уланова, Лиепа, Годунов и многие многие. Та история, те легенды которые здесь работали и творили, это ведь большая ответственность держать марку. Это нелегко. Но мысль, что ты танцуешь на исторической сцене Большого театра, дарит очень много эмоций. Теперь и я часть великой истории балета Большого театра.

SI: Есть ли твоя роль-мечта которую ты еще не станцевала?

Мария:
Роли-мечты, наверное, нет. Но очень хочу станцевать Раймонду. Музыка Глазунова-шедевр. Еще хотелось бы поработать над балетом Баланчина «Бриллианты».

SI: Готова ли ты к экспериментам в творческом плане? Возможно было бы увидеть Марию Семеняченко в балете Матц Ека либо в современной хореографии молодых хореографов?

Мария
: Я очень люблю эксперименты. Я принимала участие в постановках Никиты Дмитриевского, Константина Семенова. Два абсолютно разных хореографа, но с очень интересными мыслями и идеями.

SI: Не так давно ты открыла балетную школу. Ты в дальнейшем видишь себя педагогом?

Мария:
Профессия педагога ода из самых трудных. Ведь педагог берет на себя ответственность за формирование личности и творческого характера маленького человека. Мне интересна эта профессия, думаю в будущем попробовать себя и в этой роли.

SI: Как ты видишь себя через время? Балет — это на всю жизнь?

Мария:
Балет — это и есть моя жизнь. Конечно есть и будет жизнь и после театра. Но пока я живу и работаю. Я радуюсь, что у меня есть возможность выходить на сцену и творить, танцевать историю для зрителей.
________________________________________
Другие фото см. на сайте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3625

СообщениеДобавлено: Сб Янв 23, 2016 9:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113106
Тема| Балет, БТ, Королевский Виннипегский балет (Royal Winnipeg Ballet), Персоналии, Алла Савченко (Щербинина)
Автор| Михаил СПИВАК
Заголовок| Танец длиною в жизнь
Где опубликовано| © «Перекрёсток Виннипег»
Дата публикации| 2014-11-27
Ссылка| http://voiceofalberta.ca/tanets-dlinoyu-v-zhizn/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Алла Щербинина, «Конёк-Горбунок», 1962 г.

Талантливая балерина Алла Борисовна Савченко (Щербинина) блистала в середине XX века на сцене советского Большого театра. Наверное каждый, даже далекий от балета человек, слышал о постановках «Конёк-Горбунок» и «Щелкунчик». В них А.Б. Савченко исполняла главные партии. Продолжительное время она была балетмейстером в театре «Современник». Участвовала в постановках многих спектаклей, наиболее известные из которых «Принцесса и дровосек», «Белоснежка и семь гномов» и «Двенадцатая ночь». С начала 80-х Алла Борисовна живет в Виннипеге, где многие годы преподавала в Королевском Виннипегском балете (Royal Winnipeg Ballet). Ее ученики неоднократно становились призерами международных конкурсов.


Алла Савченко и Арнольд Спор

Родилась А.Б. Савченко в театральной семье известного в те годы артиста и преподавателя Бориса Щербинина. Вероятно поэтому ее судьба изначально была предопределена. Детство Аллы Борисовны проходило в стенах театра. Когда ей было семь лет (в 1941 году), она впервые участвовала в спектакле «Мадам Баттерфляй», исполняла роль мальчика. Потом началась война. Артистов и педагогов, которых не призвали в действующую армию, отправили в эвакуацию.

«Там я продолжила танцевать и приобрела свою первую популярность среди профессионалов, – рассказывала А.Б. Савченко. – Меня узнали преподаватели, поэтому, когда я вернулась в Москву в 1943 году, то поступила в хореографическое училище без экзаменов. Училась только на отлично. А потом была сцена Большого театра. Там проходила вся моя жизнь. В профессиональном плане моим педагогом была известнейшая и невероятно талантливая балерина Марина Семенова».

Алла Борисовна, при всей ее открытости в общении и мягком, театрально поставленном голосе, невероятно упорный и трудолюбивый человек. На вопрос о самом значимом выступлении, она ответила, что каждое выступление было значимым и запоминающимся. Если говорить о наиболее известных постановках, это партия конька в спектакле «Конёк-Горбунок». Алла Борисовна тогда выступала на одной сцене с великой советской балериной Майей Плисецкой. В «Щелкунчике» талант Аллы Борисовны воплотился в партии куклы. Это были постановки мирового масштаба, с которыми русский балет выступал во многих странах. Советских артистов очень тепло встречали, бурными овациями, залы были полны. На улице поклонники узнавали, подходили, выражали свой восторг и дарили цветы.

«Моя жизнь была, как сплошной красивый полет. Приходилось работать на износ, но я занималась любимым делом и меня не покидало чувство восторга!»

В чем же секрет успеха Большого театра, в каких-то ли особых движениях артистов?

Алла Борисовна ответила: «Никаких секретных движений. Успех в технике, качестве и точности исполнения – это называется мастерством. Большой театр – это традиции и высочайшие требования к артистам».

Говоря о работе в Советском Союзе, Алла Борисовна вспоминала: «Случались большие физические и моральные перегрузки. Актер живет своей ролью, отдает себя ей без остатка. После выступления надо отдыхать и восстанавливать силы, но у нас часто на это не было времени. Следовали постановки одна за другой, что отражалось на здоровье артистов. А в начале и середине 70-х годов у меня добавились еще проблемы с партийной организацией…»

На первый взгляд покажется странным. Какое отношение могла иметь государственная идеология к танцам?!

Алла Борисовна улыбнулась своей мягкой улыбкой и покачала головой, будто говоря: «В советское время вы были слишком молоды, поэтому многое не успели почувствовать на себе». И пояснила: «Я состояла в рядах коммунистической партии, принимала активное участие, выступала на партсобраниях. Современным людям и тем, кто вырос на западе, наверное, не понятно, зачем мне все это надо было. Можно было никуда не лезть, а только танцевать… Но нас воспитывали по-другому. Я чувствовала обязательства, свою персональную ответственность перед народом, перед страной. На собраниях неоднократно пыталась отстаивать запрещенные в те годы постановки на музыку Прокофьева и Шостаковича. Они запрещались, как «непонятные народу». Отношение с партийной организацией испортились. Мои друзья намекали, чтобы я внимательно смотрела, когда перехожу дорогу. «Случайно» могла сбить машина. Трудный был период. В конечном итоге мне настойчиво рекомендовали по-хорошему уйти на пенсию. Случилось это в 1974 году».

Лишенная возможности выступать, Алла Борисовна не была готова поставить точку на своем творчестве и карьере. Она стала балетмейстером в театре «Современник». Участвовала в постановках многих спектаклей, наиболее известные из которых «Принцесса и дровосек», «Белоснежка и семь гномов» и «Двенадцатая ночь».

В то же время решался вопрос об эмиграции. Следовали отказы один за другим. Только в 1981 году А.Б. Савченко смогла покинуть Советский Союз и оказалась в Италии. Там тогда иммигранты ждали разрешения и визу. Иногда ожидание затягивалось на год.

В один из дней Аллу Борисовну вызывал представитель консульства. Сказал, что кто-то из Канады хочет поговорить с ней по телефону. Этим кем-то оказался Арнольд Спор (Arnold Spohr), директор Королевского балета из города Виннипега. Он предложил работу преподавателя. Об иммиграции балерины с мировым именем Спор узнал от сотрудников иммиграционной службы.

Алла Борисовна с огромной радостью приняла предложение и, попав «с корабля на бал», проработала балетмейстером еще пятнадцать лет. Будучи педагогом, она обучала свому искусству следующие поколения артистов, среди которых было немало танцовщиков мирового класса.

«Назову только некоторые имена знаменитостей, – с легкой ностальгией в голосе вспоминала Алла Борисовна. – Эвелин Харт (Evelyn Hart) прима-балерина виннипегского балета и Алексей Ратманский, заслуженный артист, бывший главный балетмейстер и художественный руководитель балета Большого театра. Потом была пара, которую я готовила и возила на международные соревнования по балету в Варне в 1990 году – Лора Грэм (Laura Graham) и Стивен Хайд (Stephen Hyde). Они выиграли серебряную медаль. А в 1991 году другая моя ученица Сюзан Рубио (Suzanne Rubio) в Хельсинки получила бронзовую медаль. Была еще пара, которая выиграла золото, но во время награждения возникли чисто бюрократические проблемы, связанные с гражданством участников, поэтому официально их победу не засчитали. Вы, кстати, должны понять, что я говорю «ученики», только для простоты объяснения. Наша работа и творчество были выстроены не как школьные занятия. Любому профессионалу, даже очень высокого класса, нужен наставник. Этим я и занималась».

Карьеру педагога Алла Борисовна завершила в 1996 году. До сих пор она поддерживает связь со своими бывшими учениками. О каждом вспоминает с огромной теплотой, как будто до сих пор их связывают невидимые душевные нити.

«На днях мне позвонил Алексей Ратманский. Это такое счастье, знать, что о тебе помнят!» – сказала в завершении беседы Алла Борисовна.


Алла Савченко, Виннипег, 2013 г
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 05, 2017 10:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113107
Тема| Балет, Современный танец, Персоналии, Константин Кейхель
Автор| Екатерина Перминова
Заголовок| Интервью с хореографом Константином Кейхелем
«Современный танец жадно впитывает множество тенденций»

Где опубликовано| © We Love Dance
Дата публикации| 2014-11-24
Ссылка| http://welovedance.ru/posts/view/intervyu-s-khoreografom-konstantinom-keykhelem
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Константин Кейхель не творит для себя кумиров. Потому что современная хореография — это поиск индивидуальности артиста, и копирование даже мастеров здесь просто неуместно. Мы пообщались с одним из самых перспективных молодых творцов современной хореографии в России. Константин рассказал нам о том, чему учат за границей, как он оценивает наших танцоров.

WLD: Константин, после фестиваля «Context» в прошлом году вам предложили стажировку в Нидерландах, а до этого вы учились в челябинском вузе и затем в Петербурге. Насколько разный подход к преподаванию в российской глубинке, столице и Европе?

К.К.: Мне сложно сравнивать, потому что у меня нет опыта учебы в образовательном департаменте Европы, я проходил двухнедельную стажировку и, естественно, по ее окончанию не возьмусь судить за всю Европу. Но я выделил ряд тенденций. К примеру, там работа направлена на творчество, на развитие индивидуальности каждого танцовщика. Что касается российских вузов, то самый большой плюс столичных вузов — это возможность смотреть на выдающихся танцоров, посещая театры, и учиться у признанных мастеров, которые преподают. Важнее другое — учиться можно только самому. Педагоги не должны учить. Они направляют, показывают путь, варианты. Студент же должен быть любопытен ко всему.



WLD: Вы выступали в России, в Европе, в Азии. Считаете ли вы, что наша страна отстает в развитии современного танца или, быть может, идет по иному пути?

К.К.: Современный танец в России — это молодой вид искусства, поэтому сейчас он жадно впитывает в себя множество тенденций из разных уголков мира. Но, на мой взгляд, наша страна пытается найти свой путь в этом искусстве. Слишком мало времени существует оно в России, чтобы сравнивать с Западом, однако мы делаем большие шаги. Только сейчас начинаются вливания, которые будут способствовать развитию современной хореографии в нашей стране.

WLD: А нужно ли это сравнение?

К.К.: Современная хореография изначально зарождалась как путь выражения индивидуальности каждого отдельного танцора, хореографа. Многие техники данного вида искусства развивались не в нашей стране. Некоторые хореографы формировали авторские техники, затем делились своим опытом с различными танцовщиками. Постепенно эти техники стали проникать и в Россию. Поэтому артисты современной хореографии в нашей стране имеют определенные знания в этой области. И с каждым годом пополняют свой профессиональный багаж. Появляются новые талантливые педагоги, танцовщики, которые приобрели свои знания от иностранных мастеров. Ведь без школы, без базы хореография двигаться не может.

WLD: После стажировки не было желания остаться в Европе и развиваться там?

К.К.: Собрать вещи и уехать навсегда — такого желания у меня не было. Я с радостью поработал бы с другими международными танцевальными компаниями, этой зимой у меня будет такой проект. Подобное сотрудничество — интересный опыт, это другая среда, другие условия, другие люди, другой менталитет. Будут предложения — будем работать.

WLD: Вы не только учитесь, но и преподаете. Какие основные принципы преподавания вы выработали за годы работы в этой сфере?

К.К.: Со своими студентами я работаю в условиях абсолютной честности. Если они не будут доверять мне, я не смогу их направить, указать на ошибки. Всегда говорю им в глаза и похвалу, и критику. Также важно трудолюбие.

WLD: Константин, вы работали в театре. Ваш опыт был положительным или отрицательным по большей части?

К.К.: Мои эмоции по отношению к театру только положительные.


«Театр — это опыт, возможность анализировать процесс, видеть его со стороны, что в дальнейшем формирует хореографа.»


WLD: О том, что современная хореография в России будет жить, свидетельствует как минимум интерес публики к фестивалю Дианы Вишнёвой, а также к хорошему числу спектаклей зарубежных хореографов. Но вы еще работаете с нашими артистами, смотрите на них со стороны. Можете ли выделить черты, отличающие русских танцоров?

К.К.: У российских танцовщиков есть огромное желание узнавать что-то новое и желание работать. Они «горят», когда танцуют. Растет технический уровень. Поскольку многие иностранные мастера приезжают на семинары или сами танцовщики ездят учиться за границу, на стажировки. И этот уровень заметен. Он еще не самый высокий, но он растет. У нас сильная школа классического танца, и если добавить к ней обучение современным техникам танца — это будет то, что нужно.

Интервью подготовила Екатерина Перминова.
=================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 29, 2018 6:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014113108
Тема| Балет, , Персоналии, Денис Матвиенко
Автор| Беседовала Анна Сметанина
Заголовок| Все совпало
Где опубликовано| © журнал WHERE ST.PETERSBURG
Дата публикации| 2014-11-10
Ссылка| http://where.ru/spb/magazine/one/319
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Звезда мирового балета премьер Мариинского театра Денис Матвиенко регулярно радует своих поклонников яркими работами.

— Денис, вы танцовщик в третьем поколении. Осознанно сделали выбор или родители настояли?

— Сложно говорить о какой-либо сознательности, когда тебе всего 10 лет. Я вырос в артистической среде, поэтому было вполне логично, что тоже пошел в балет. Папа спросил: “Хочешь танцевать?” Я ответил: “Хочу”, но и подумать не мог, на что подписался. Первые несколько лет в балетной школе были невыносимы. Дико скучно! Я же думал, что меня будут учить танцевать, а вместо этого мы целыми днями стояли у станка и делали одни и те же движения. Никогда не забуду: утро, хочется спать, стою возле станка, а передо мной стена. Помните, как в фильме “Побег из Шоушенка” главный герой сделал тоннель в стене? Так вот и я каждый день ковырял пальцем стенку до тех пор, пока там не появилась приличная дыра.

— Вы получили приглашение от Мариинского театра и стали ведущим артистом. Как поменялась после этого ваша жизнь?

— Это уже третье мое возвращение в Мариинский театр, так что его сложно назвать событием, которое сильно поменяло мою жизнь. Переломный момент был в 2001 году, а сейчас я пришел в уже знакомое место, откуда в общем-то и не уходил, поскольку являлся приглашенным солистом театра. Питер для меня давно стал домом.

— Ваша жена Анастасия тоже балерина. Как вы познакомились?

— Это произошло в театре. Сначала я увидел на сцене потрясающе красивую и талантливую балерину, а потом уже и девушку, в которую влюбился. Настя — тот человек, с которым мне всегда комфортно. Мы можем все время быть вместе и не уставать друг от друга. То, что мы оба танцуем, только помогает нашим отношениям. Большинство артистов балета связывают свою жизнь с партнерами по сцене или коллегами. Людям других профессий очень сложно выдержать наш специфический график.

— Раньше считалось, что балерины должны служить только сцене, а сейчас? Анастасии удается соединять сцену и семью?

— Раньше действительно бытовало мнение, что балерины не могут позволить себе иметь семью. Многие были уверены, что рождение ребенка — это конец карьеры. Сегодня балерины рожают и уже через несколько месяцев выходят на сцену. В тот год, когда Настя стала мамой, в Мариинском театре был настоящий бэби-бум. В одно и то же время в декрет ушли еще пять прим. Это был сложный период, но все очень быстро пришли в форму. И дело не только в физиологии артисток, а еще и в том, что у них начинается настоящий творческий голод. Ведь если балерина поднялась до уровня солистки Мариинского театра, то значит, она практически никогда не отдыхала. А тут несколько месяцев без сцены! Конечно, беременность и уход за ребенком нельзя назвать отпуском, но это время без привычной работы. У Насти после декрета случился огромный профессиональный скачок. В том сезоне она станцевала столько премьер, сколько многие не танцуют и за всю жизнь.

— Сейчас вы вместе заняты в балете “Великий Гэтсби” — вы исполняете главную партию и руководите художественным процессом. Выбор произведения, легшего в основу спектакля, как-то связан с одноименным голливудским фильмом с Леонардо Ди Каприо в главной роли?

— Нас часто об этом спрашивают. Нет, не связан. Идея зародилась почти два года назад. Возможно, возникла она потому, что уже тогда вокруг фильма было много разговоров. Но ведь это не первая экранизация романа, а мы не единственные, кто взялся за постановку балета. Подобные сопоставления будут всегда. Уверен: если наш балет будут сравнивать с многомиллионным голливудским блокбастером, то в этом нет ничего плохого.

— Почему в качестве хореографа-постановщика был приглашен западный мастер?

— Сначала в этой истории появился композитор, потом тема, а только затем хореограф. Для нас было очевидно, что ставить “Гэтсби” должен не просто американец, а именно Дуайт Роден. Он совершенно потрясающий хореограф, который сегодня по праву считается одним из лучших в мире. К тому же поставить этот спектакль — давняя мечта Дуайта. Просто все совпало.

— Может ли современная хореография передать всю красоту танца или у нее другие задачи?

— Конечно, может! Балет — вид искусства, который постоянно развивается. То, что вы сегодня называете классикой, 20 лет назад считалось модерном. Если говорить о хореографии Дуайта... Сложно объяснить это словами. (Улыбается.) В его творчестве органично сочетаются разные стили, например, в одном спектакле девушки могут танцевать и на пуантах, и на каблуках, и босиком. При этом зритель точно понимает, что он смотрит именно балет, а не просто шоу. Для меня как танцовщика современный балет — это возможность импровизации и отсутствие границ. В классическом танце все предельно ясно: есть набор позиций и строгие рамки. Ты можешь исполнить партию лучше, чем кто-то другой, прыгнуть выше и эмоциональнее сыграть — но не более.

— Какие мастера танца произвели на вас наибольшее впечатление, сформировали вашу творческую манеру?

— Думаю, мой характер сформировался без участия каких-то мастеров. Хотя все зависит от того, что вы имеете в виду. Собственный стиль появился у меня тогда, когда я по-настоящему полюбил балет, а произошло это после первых успехов. Я начал выделяться среди сверстников и получать комплименты от педагогов. В тот момент полюбил и балет, и себя в балете. Думаю, что именно с того времени и началось мое развитие как танцовщика.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Страница 7 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика