Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 3:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102801
Тема| Балет, международный фестиваль "Звезды мирового балета в Саратове", Персоналии, С. Полунин, Т.Мельник
Автор|
Заголовок| Танцора балета из "Ковент-Гардена" в Саратов не пустила мама
Где опубликовано| © «Газета Наша Версия» Саратов
Дата публикации| 2014-10-28
Ссылка| http://nversia.ru/news/view/id/59622
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Сегодня в Саратовском театре оперы и балета прошла пресс-конференция в преддверии международного фестиваля "Звезды мирового балета в Саратове". "В этом году мы ничуть не снизили, а даже, наоборот, подняли планку по тем именам, которые к нам приезжают", - рассказал директор театра Ренат Мухамедьяров.

"Тусовка супер-звезд мирового балета - это свой закрытый клуб. Туда попал и Саратов. Теперь там знают, что тут хорошо, тут не кидают финансово, тут хороший линолеум, гостиница в центре города. Кубинцы (Гонзалес и Галлоро), которые приезжали в прошлом году, теперь дают нам положительные рекомендации", - рассказал замдиректора театра Николай Шиянов.

Фестиваль начнется 30 ноября спектаклем "Щелкунчик". "Зрители увидят спектакль в миксе нашей традиционной версии, которая идет в театре, и европейской версии", - пояснил Мухамедьяров. Ведущие роли будут исполнять Арианна Лафита Гонзалес и Витторио Галлоро (примы кубинского балета).

"Самый яркий день будет 2 декабря. Пройдет гала-концерт "Великие па-де-де мира". В одном дне собран если не весь цвет мирового балета, то самые яркие его представители. Приедут танцоры из турецкого, канадского и норвежского национальных балетов, артисты из Мексики и Филиппин", - рассказал директор театра. "Мы пытались пригласить одну молодую звезду из "Ковент-Гардена" (Великобритания). И он вроде бы даже согласился. Но в последний момент его не пустила мама из-за ситуации вокруг России", - добавил Николай Шиянов.

Спектакль "Лебединое озеро", главные роли в котором исполнят Сергей Полунин и Татьяна Мельник, пройдет 4 декабря. "Идут слухи, что Полунин завершает свою танцевальную карьеру в России. Он поступил в актерскую школу в Голливуде. Поэтому вполне вероятно, что это будет одно из его последних выступлений в России", - сообщил Шиянов, добавив, что "это самая дорогая звезда фестиваля".

5 декабря пройдет спектакль "Жизель" со звездами из Бухареста, 12 декабря - "Дон Кихот" с солистами из Берлинской национальной оперы.

Общий бюджет фестиваля составляет около 3 млн рублей. По сравнению с фестивалем прошлого года бюджет немного вырос. "Мы решили шикануть в плане артистов, поэтому и бюджет вырос. При этом цена билетов остается доступной. Цены на билеты в партер составит от 1200 до 2500 рублей", - отметил Мухамедьяров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 3:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102802
Тема| Балет, Михайловский театр, "Тщетная предосторожность", Персоналии, Н. Цискаридзе, И.Васильев
Автор| Евгений Хакназаров
Заголовок| Два по цене одного: Иван Васильев и Николай Цискаридзе в «Тщетной предосторожности»
Где опубликовано| © «Фонтанка.ру»
Дата публикации| 2014-10-28
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/1878
Аннотация|


Фото: Стас Левшин

ФОТОРЕПОРТАЖ

«Тщетная предосторожность» в Михайловском театре по мере утверждения на сцене становится все более ярким событием. Еще в марте премьерные спектакли с участием Анжелины Воронцовой, Анастасии Соболевой, Ивана Зайцева, Майкла О'Хэйра сразу же стали безусловным хитом. Выход Николая Цискаридзе в острохарактерной партии вдовы Симоны только подлил масла в огонь. А уж представление в последнее воскресенье октября вообще вызвало фурор: вместе с Цискаридзе на сцену вышла еще одна балетная сверхзвезда — в партии Колена дебютировал Иван Васильев.

Знакомство с ценником на приобщение к прекрасному повергало в изумление: последние оставшиеся билеты продавались за семь с половиной тысяч и они нашли покупателя — зрительный зал был переполнен, даже в проходах стояли почитатели балета. Верность зрителей Михайловскому балету вообще тема особая: здесь всегда отличные продажи, а вывод о том, что высокие цены подразумевают исключительно пафосную публику оказывается несправедливым — политика динамического ценообразования позволяет «поймать» билеты по доступной стоимости заблаговременно. Вот и сейчас в зале можно было увидеть множество весьма скромно одетых зрителей. А еще бросилось в глаза то, что на представление пришло немалое количество дам, находящихся в счастливом ожидании — только в визуальной близости автор насчитал семь будущих мам.

Как выяснилось, их расчеты оправдались: «Тщетная» подарила зрителям яркую картинку, добрые эмоции, смех в зале, а лицезрение на поздних сроках беременности прекрасных кумиров, без сомнения, поможет передать потомству милые и желанные черты. Некоторая экзальтированность балетоманов была явлена отчетливо: не успевала отхлынуть одна волна аплодисментов, как подоспевала новая, щедро перемежаемая криками «браво». Феерия была полной — порой даже комикование на сцене казалось избыточным. Между тем «Тщетная предосторожность» в Михайловском театре максимально приближена к оригинальной хореографии Фредерика Аштона. Балетмейстер-постановщик Михаил Мессерер провел серьезные изыскания и обнаружил в архивах BBC запись аштоновской постановки 1960 года, которая и была воссоздана в Михайловском театре. Но никто не отменял харизмы героев вечера, которая не могла не проявиться в представлении — одни «штучки» Николая Цискаридзе чего стоили.

Разумеется, публика вовсю умилялась комичным выходам Кур и Петуха (Антон Апашкин), а также появлению на сцене ослика, который возил тележку с Лизой и Симоной. На этом аттракционы не кончились: Симона (Николай Цискаридзе) в первом действии так неистово метала овощи в нежеланного в качестве жениха Колена (Иван Васильев), что становилось тревожно: не являемся ли мы свидетелями попытки физического устранения одной звезды звездою другой. На фоне именитых партнеров исполнительница партии Лизы (Анастасия Соболева) могла бы полностью потеряться, но первая солистка Михайловского оставалась легка и свежа и совсем ненамного отошла на второй план, деликатно уступив линию фронта двум суперзвёздам. В результате одной ей из всего трио ведущих персонажей оказалась свойственна аштоновская английская деликатность. И нельзя не отметить особенно удавшиеся Анастасии воздушные pas de chat, jetés и замысловатые emboîtés en tournant .

Симпатию зала безусловно завоевал Алексей Кузнецов, выступивший в партии глуповатого богатого жениха Алена. Роль, конечно, выигрышная, решенная в острокомичном ключе, априори подразумевает благосклонность зала — как можно не поаплодировать артисту, которому приходится вместе с зонтиком парить под потолком? И не только этим эпизодом запомнился Кузнецов — вся партия была проведена блестяще, с характером и с той легкостью, которая подразумевает большую проделанную работу.

Но от главной интриги уйти не удалось: все-таки этот спектакль превратился в негласное противостояние двух суперзвезд. Иван Васильев брал своей улыбкой и фирменными силовыми приемами, уместными не столько в этом балете, сколько на арене цирка. Николай Цискаридзе оставил после изгнания из Большого постоянные выступления и лишь изредка появляется на сцене Михайловского театра (петербуржцам следует сделать почтительный книксен перед Анатолием Иксановым, невольно поспособствовавшим украшению нашего балетного небосклона). Каждое такое появление — на вес золота. Все-таки Цискаридзе действительно обладает способностью зажигать солнце, даже когда кругом сплошные тучи. Вот и сейчас: зал едва не переходил на хохот, наблюдая за выходками Симоны. А танец в сабо, исполненный Цискаридзе в окружении Ольги Прытковой, Марии Дмитриенко, Ирины Жаловской и Елены Силяковой, стал безусловной эмоциональной кульминацией спектакля. Хотя здесь опять-таки встаёт вопрос о соотношении комикования и лирической составляющей постановки.

Увы, в этом отзыве об увиденном найдется и пара не самых приятных слов: оркестр Михайловского театра (за пультом находился Филип Эллис) в этот раз звучал несколько тускло и по части живой энергии явно уступал самозабвенно выступающим танцовщикам. И еще — в околобалетных кругах ходит упорная весть о том, что в ближайшее время в Михайловском театре будут вынуждены обойтись без балетной премьеры. За минувшее пятилетие балетная труппа театра преобразилась: даже взгляду непосвященного видно, что замечательных танцовщиков и балерин в Михайловском немало, что люди хотят танцевать и им вполне по силам создавать роскошные постановки, что и продемонстрировала «Тщетная предосторожность». Так хочется надеяться, что мы услышим из Михайловского обнадеживающие вести и ведомство Владимира Кехмана обрадует всех любителей высокого искусства — ведь директора театра еще никогда не подводили ни вкус, ни прагматическое профессиональное чутьё.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 5:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102803
Тема| Балет, Воронежское хореографическое училище, Премьера
Автор| Валерий Попов, Фото: Дмитрий Потапов
Заголовок| Обаяние сказки. На воронежской сцене впервые поставили балет для детей
Где опубликовано| © "Воронежский курьер"
Дата публикации| 2014-10-28
Ссылка| http://v-kurier.ru/kultura/obayanie-skazki-na-voronezhskoj-scene-vpervye-postavili-balet-dlya-detej/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Под патронатом губернатора Алексея Гордеева в рамках программы поддержки одаренных детей «Рождественские встречи - 2014» коллектив Воронежского хореографического училища осуществил постановку балета композитора Игоря Морозова «Доктор Айболит».



Под патронатом губернатора Алексея Гордеева в рамках программы поддержки одаренных детей «Рождественские встречи - 2014» коллектив Воронежского хореографического училища осуществил постановку балета композитора Игоря Морозова «Доктор Айболит».

Вспоминая балетные спектакли на сказочные сюжеты, прежде всего на ум приходят «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Сильфида». Однако мало кто знает, что эти яркие и неувядающие хореографические шедевры создавались, как балеты для взрослых. Что, впрочем, не отменяет их популярности у детской аудитории.

А вообще сказка в музыкальном театре весьма востребована еще с 1830-х годов. Именно в это время на сцене Большого театра был поставлен первый балет для детей «Хитрый мальчик и людоед» по мотивам сказки Шарля Перро «Мальчик с пальчик». А в середине XIX века из Петербурга в Москву перенесли спектакль, который прожил на сцене около ста лет – «Конёк-Горбунок, или Царь-девица» в хореографии Артура Сен-Леона на музыку Цезаря Пуни.

Приобщение к искусству балета с малых лет – характерная российская традиция на протяжении столетий. Именно поэтому во всех крупных театрах оперы и балета страны предусмотрен репертуар для детей.

Говоря о детских спектаклях, невозможно пройти мимо еще одной традиции, которая сложилась в российском балете – это балетные спектакли хореографических училищ, в которых танцуют воспитанники школы. В Москве такие спектакли идут на сцене Большого театра или Кремлевского дворца съездов. Воронеж тоже не остается в стороне. Благодаря усилиям художественного руководителя Воронежского хореографического училища народной артистки РФ Татьяны Фроловой, его директора Алексея Черемухина и всего педагогического коллектива в прошлом сезоне был поставлен балет «Снежная королева», а в сезоне нынешнем еще одна премьера – балет Игоря Морозова «Доктор Айболит».



Композитор переплел две сказки Чуковского, создав забавный триллер, где вступают в единоборство добро и зло, где героев подстерегают опасности, где друзья непременно приходят на помощь, а злодеи обязательно раскаиваются и получают прощение. История доброго доктора Айболита (Кирилл Алексеев), к которому приходят лечиться звери, его злой сестры Варвары (Елизавета Корнеева), жестокого укротителя Капитони (Руслан Стенюшкин) и история Танечки (Ольга Киселева) и Ванечки (Юрий Акимов), убежавших в Африку, соединились в спектакле балетмейстера-постановщика Надежды Калининой в динамичное зрелище.

Почерк балетмейстера отличает оригинальный хореографический язык, доступный и понятный детям. Танцующие обезьянки, лисичка (Яна Егорова) собаки, медведи, жираф, зебра сам доктор и дети, Бармалей (Алексей Бабков) и разбойники переносят маленьких зрителей в таинственную Африку. Сценография Сергея Новикова и видео художника Кирилла Маловичко в полной мере соответствует замыслу постановщика. Яркие краски, великолепные костюмы, выполненные специализированным ателье Александра Штейнера, создают визуальный образ спектакля, который легко воспринимается детским сознанием.

По ходу развития сюжета малышам становится понятно, что танец означает здоровье и веселье, что победить врагов можно с помощью сонных капель, что самые лучшие герои отличаются добротой и умением дружить. Эти базовые истины усваивают не только Танечка и Ванечка, но и сидящая в зале малышня. А для учащихся хореографического училища это неоценимый опыт выступления на «взрослой сцене», приобщение к профессии. В спектакле заняты все учащиеся классического и народного отделений – от младших классов до выпускных.

Трудно представить какую огромную работу пришлось проделать педагогам - репетиторам в процессе его подготовки: заслуженной артистке РФ Сание Куртосмановой, заслуженным работникам культуры РФ Ларисе Ефимовой, Людмиле Шлюпиковой и Анатолию Дубинину, а так же Ларисе Назаровой, Александре Алимовой, Елене Грибановой и Анатолию Широкову. В итоге юные зрители увидели результат, который стоил общих усилий педагогов и будущих артистов - уж они-то куролесили на сцене как могли! Разумеется, в строгих рамках хореографического «текста», заданного балетмейстером.

Искренность, юмор и обаяние сказки, молодой задор, энтузиазм и щедрость, с которой все без исключения участники спектакля делились с маленькими зрителями, заслуживают твердой оценки в пять баллов.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 5:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102804
Тема| Балет, НГАТОиБ, "Спартак", Персоналии, Игорь Зеленский, Сергей Полунин, Анна Жарова, Анна Одинцова
Автор| АННА ОГОРОДНИКОВА
Заголовок| Дуэт, а не дуэль
Где опубликовано| © "Континент Сибирь"
Дата публикации| 2014-10-27
Ссылка| http://www.ksonline.ru/stats/-/id/3533/
Аннотация|

Представление балета «Спартак» в НГАТОиБ 17 октября стало особенным. В этот вечер на сцену вышли Игорь Зеленский в партии Красса и Сергей Полунин, дебютировавший в заглавной партии. Анна Жарова исполнила партию Фригии — это был ее первый выход на сцену после рождения второй дочери. Эгину станцевала Анна Одинцова, ставшая в прошлом сезоне номинантом «Золотой маски». Полный аншлаг.



Балет «Спартак» на музыку Хачатуряна в постановке Григоровича — одна из вершин большого стиля советского балета. Потрясший в свое время весь мир балет стал прорывом в танцевальной драматургии. «Именно классический танец царил в монологах, дуэтах, массовых сценах — виртуозный и мощный, проникнутый чувством и мыслью. Для каждого из четырех героев балетмейстер придумал развернутую танцевальную характеристику. Впервые затанцевали Спартак и Красс», — полагает балетный критик Виолетта Майниеце. Для исполнителей балет — и непростое испытание, и большая честь.



Постоянный приглашенный солист театра, лауреат Международных конкурсов Сергей Полунин имеет собственные причины относиться к этой партии неравнодушно. «Балет «Спартак» был моим любимым в детстве. Именно по нему я учился танцевать, пересматривая чуть не каждый день съемку «Мосфильма» с Владимиром Васильевым. Для меня большая честь станцевать его в Новосибирске, воздав дань памяти великому хореографу и великому танцовщику, которые стали для меня источником вдохновения. Думаю, в моем образе Спартака соединились хореография Григоровича, стиль Васильева и мое собственное видение. Обычно я танцую от души, по настроению, и что-то мое появляется в каждой роли, которую я исполняю», — рассказал Сергей Полунин.

Появление Полунина в роли Спартака стало особенным и для зрителей: в начале сезона Сергей объявил о том, что уходит из балета ради кинематографической карьеры. К счастью, он передумал. «Возможно, в январе я отправлюсь обратно на съемки сериала, в котором принимаю участие. Но весь последний месяц я горел желанием вернуться на сцену и станцевать те партии, которые хотел бы станцевать, и о которых жалел бы, если бы не станцевал», — поделился своими чувствами Сергей. В отрыве от балета Сергей стал героем документального фильма, часть съемок уже завершилась на Гавайях, некоторые эпизоды будут отсняты в Новосибирске. Автор фильма — известный фотограф и режиссер Дэвид Лашапель, известный своим ироничным стилем сюрреалистического гламура. Сергей Полунин рад, что съемки проходя в России: это, по его мнению, поможет поддержать положительный имидж нашей страны в мире.

«Мне нравится Новосибирск, я люблю здесь танцевать, и вовсе не из-за гонораров. Недавно мы поговорили с директором театра Борисом Мездричем и Игорем Зеленским и решили помогать студентам Хореографического колледжа, возьмем на обеспечение шесть человек», — рассказал о дальнейших планах Полунин. Долгосрочное планирование не слишком хорошо уживается с ярким темпераментом этого артиста, но по крайней мере ближайшие три месяца он планирует отдать балету.

Исполняя партии своей мечты, Сергей Полунин был практически безупречен с точки зрения техники танца, сочетая силу с легкостью, а точность с непринужденностью. Спартак Полунина получился трагическим и сомневающимся, воинственным и любящим. После окончания спектакля артист нашел возможность принять участие в закрытой автограф-сессии, организованной для приехавших из других городов поклонников балета, активных балетоманов из клуба зрителей и участников групп театра в социальных сетях.

В дуэте с Полуниным на сцену вышла любимая зрителями прима, народная артистка Анна Жарова, быстро набравшую хорошую форму после рождения второй дочери. Приятно, когда на сцене можно видеть сразу нескольких исполнителей, позволяющих зрителям забыть о технических сложностях балета и насладиться им как произведением искусства. Дуэт получился на редкость гармоничным и убедительным. Вторая ведущая женская партия досталась Анне Одинцовой, чей профессионализм и стабильность вызывают уважение — она перетанцевала едва ли не все ведущие партии репертуара, а в прошлом сезоне удостоилась не только номинации на «Золотую маску», но и уверенной похвалы со стороны строгих столичных критиков.

И наконец, Игорь Зеленский в коронной для него партии Красса, ставшей по признанию публики и прессы одной из лучших интерпретаций этого знаменитого образа. На сей раз Красс был холоден и жесток, но вовсе не однозначен. В паре с мятущимся Спартаком образ коварного диктатора приобрел новые обертоны — мы увидели человека, который способен усомниться в своей вседозволенности. Финальный поединок заставил зал затаить дыхание.

На дружеском вечере в честь спектакля, который проходил в ресторане SALT, Игорь Зеленский поблагодарил всех гостей и руководство театра. «Спасибо за предоставленную возможность воплотить в реальность наши творческие фантазии, сделать сказку былью в наше непростое время. Мы очень рады возвращению Сергея Полунина, с которым вели переговоры в течение трех месяцев. По поводу спектакля хочу сказать, что настоящее искусство всегда современно, насущно и полезно. Это в полной мере относился к балету Григоровича, созданному еще в 60-е годы. Благодаря мастерству артистов спектакль радует публику и по сей день», — отметил художественный руководитель балета НГАТОиБ Игорь Зеленский.

Из зрительного зала

Лина Перлова,
учредитель и генеральный директор галереи дизайна «Бултхауп», Санкт-Петербург:


— Трудно сосчитать все спектакли Игоря Зеленского, которые мне удалось посетить, — не будет преувеличением сказать, что я объездила за ним всю Европу, а в последнее время все чаще бываю в Новосибирске. В мае 2008 года была здесь на его первом творчестве вечере, потом на премьере «Баядерки» на гастролях новосибирского балета в Париже (три раза), в Мадриде на премьере «Лебединого озера». Пропустила «Щелкунчика», потому что не было билетов, и теперь собираюсь приехать на ближайшее представление этого балета. Надеюсь, он получит «Золотую маску». Конечно, я также была в МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко на премьере «Майерлинга», когда Игорь танцевал принца Рудольфа, и на премьере «Манон Леско» в Ковент-Гардене, множество раз — в Мюнхене и в Афинах.

Сегодня я испытала настоящее потрясение от хореографии Григоровича, впервые увидев Игоря в отрицательной роли. Ему удалось сыграть обобщение зла — это не просто римский полководец, а собирательный персонаж. Роль философская и драматическая, фантастическая техника. Прекрасен был и Сергей Полунин, настоящая звезда. Новосибирский театр оперы и балета делает огромное дело, и недаром публика после спектакля встала и сделала шаг к сцене. Радует, что как художественный руководитель Игорь Зеленский, в отличие от многих звезд, не боится соперничества и дает возможность молодым артистам показать свой талант и возможности. Сергей — сильнейший премьер, и это сотрудничество на сцене создало мощную энергетику, которая явственно ощущалась в зале.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 8:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102805
Тема| Балет, Михайловский театр, "Тщетная предосторожность", Персоналии, Н. Цискаридзе, И.Васильев
Автор| София Станковская
Заголовок| Цискаридзе и Васильев сыграли в деревню
Где опубликовано| © «Известия»
Дата публикации| 2014-10-28
Ссылка| http://izvestia.ru/news/578638#ixzz3HRzn6sl1
Аннотация|

Энергетический импульс, которым обменялись танцовщики, повысил градус «Тщетной предосторожности»


Фото предоставлено пресс-службой Михайловского театра

Зрители, штурмом бравшие ярусы и партер Михайловского театра, чтобы увидеть «Тщетную предосторожность» с участием двух харизматичных балетных звезд, получили возможность сравнить два способа сценического существования.

Николай Цискаридзе за полгода, прошедшие после премьеры спектакля Фредерика Аштона, отточил роль до мельчайших деталей, подогнав под себя все складочки, стежки и оборки образа предприимчивой мамаши Симон. Перед Иваном Васильевым, для которого спектакль в Михайловском стал дебютным, партия Колена не ставит сложных актерских задач: это тот счастливый случай, когда артисту достаточно полагаться на собственные данные и характер.

Его герой действует без жеманства и с чисто крестьянской основательностью. При этом с первого его появления на сцене возникает ощущение, что главная забота пробивного крестьянского парня — не столько покорить сердце красотки Лизы (Анастасия Соболева), сколько победить в противостоянии с ее мамашей.

Азарт, с которым та швыряет в непрошеного гостя всё, что попадается под руку, не оставляет сомнений, что стычка с Коленом приятно горячит ей кровь и привносит желанное разнообразие в будни, которые в сельской местности могут быть столь монотонны. Так, цветочный горшок, которым вдова целится с высокого крыльца в самоуверенного ухажера дочери, становится проводником энергетического импульса, а он явно существует между двумя танцовщиками и ощутимо повышает общий градус спектакля.


Иван Васильев, привычный рвать пространство и побеждать гравитацию мощными прыжками, в уравновешенной хореографии Аштона пытается быть добросовестным, но не грешит избыточным энтузиазмом в играх с лентами и прочей лирике. Эмоциональные акценты он предпочитает делать на фактурных завершениях сольных танцевальных комбинаций. Упираясь в планшет ладонями после прыжка, танцовщик пытается представить эту приземленную позу если не продолжением полета, то проявлением бойцовского духа.

Впрочем, есть момент, когда бойцовский дух артист предпочел умерить: во втором акте, в эпизоде столкновения с петухом, Васильев так очаровательно уклонился от сражения с грозной птицей, что сорвал аплодисменты одним только выражением лица. Удался ему и ключевой с актерской точки зрения момент — неожиданное для Лизы появление Колена из груды снопов, когда девушка в мечтах примеряет на себя роль матери семейства, представляет будущих детей и склоняется к мысли, что хорошо бы иметь троих.

Эту скромную мечту будущий отец, выбравшись из-под соломы, бойко корректирует: трое мало, надо десять. Но тут же дает понять, что, пожалуй, погорячился. И зал приветствует и готовность героя к родительскому подвигу, и трезвое сомнение по поводу его масштаба.

А настоящей эмоциональной кульминацией балета становится момент, когда вдова Симона, смирившись с тем, что планы выдать дочь за обеспеченного простофилю потерпели фиаско, открывает свои объятия Колену как более удачливому и предприимчивому претенденту. Подспудное взаимное тяготение, которое связывало героев с первых сценических минут, обнаруживается с полной силой. Николай Цискаридзе прижимает Ивана Васильева к своей жаркой груди: им предстоит делить всё, что случается в счастливых семьях.





Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Мар 23, 2015 8:25 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 8:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102806
Тема| Балет, XIV фестиваль классического балета имени Аллы Шелест (Самара)
Автор| Георгий Портнов
Заголовок| Что "дают" на фестивале Аллы Шелест
Фестиваль имени кудесницы сцены порадовал ценителей классикой

Где опубликовано| © «Московский комсомолец» - Самара
Дата публикации| 2014-10-29
Ссылка| http://samara.mk.ru/articles/2014/10/29/chto-dayut-na-festivale-ally-shelest.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Самарский театр оперы и балета открыл череду осенних фестивалей на своей площадке. С прошлой недели там проходит фестиваль классического балета имени Аллы Шелест с сюрпризами для балетоманов и участием местных артистов и солистов Большого, Мариинского, Михайловского и других театров. «МК в Самаре» посетил фестиваль и убедился, что балетное искусство Самары не отстает от столичного.


Чтобы показать как можно больше артистов в их лучших ролях за короткое время, организаторы включили в фестиваль вместо одного два гала-концерта.

Фестиваль как бренд

Фестиваль имени Аллы Шелест (1919 – 1998) уже стал несомненным брендом региона именно благодаря своей главной героине.

Советская прима-балерина была ученицей, потом педагогом Ленинградского хореографического училища (ныне Академия русского балета имени Вагановой) – старейшей школы в мире. Затем около четверти века Шелест танцевала в театре оперы и балета имени Сергея Кирова (современном Мариинском театре). Работала она и в будапештском оперном театре, и в Петербургской консерватории, а потом и в Aterballetto в Реджо-Эмилия (Италия).

И еще три года своей жизни Шелест посвятила творчеству в Куйбышеве: она была главным балетмейстером нашего театра, поставила два спектакля и воспитала плеяду талантливых учеников. В общем, сделала много для хореографической школы Самары.

В этом году театр отмечает 95-летие Аллы Шелест, а фестиваль проходит с подзаголовком Credo в честь одноименной последней статьи примы в журнале «Балет» о разрыве между хореографическим мастерством танцовщиц и духовностью их образов. Эту проблему считают особо актуальной в современной хореографии.

Чтобы показать как можно больше артистов в их лучших ролях за короткое время, организаторы включили в фестиваль вместо одного два гала-концерта, да еще с самыми сильными номерами из репертуара виртуозных артистов главных театров страны.

Брачное начало

Первый гала-концерт открыл фестиваль балетом Петра Чайковского «Спящая красавица» в постановке Габриэллы Комлевой, точнее, его заключительной и самой торжественной частью – свадьбой Авроры.

Ее партию исполнила ведущая солистка Большого театра Ольга Смирнова, а Принца Дезире сыграл премьер балета этого же театра Семен Чудин – почетные гости и неоднократные участники фестиваля. Они показали гостям отточенный танец новобрачных. Виртуозность его исполнения зрители отметили бурными аплодисментами.

Свадебных гостей играли самарские солисты, показавшие по-своему интересные типажи сказочных героев: коварного Волка (Павел Чернышов) и Красной Шапочки (Эльвира Ахмадишина), обаятельного Кота (Дмитрий Сагдеев) и милой Белой Кошечки (Дарья Девятко) и других.

Второе же отделение состояло из фрагментов нескольких произведений, контрастных по настроению: адажио из «Лебединого озера», чувственно сыгранное Вероникой Земляковой и Кириллом Софроновым, сменялось редко исполняемым «Талисманом» Рикардо Дриго с примой и премьером Марийского государственного театра оперы и балета имени Сапаева Ольгой Челпановой и Константином Коротковым. А жизнерадостный гопак Василия Соловьева-Седого в исполнении Алексея Савина сменялся мрачным танцем Марины Накадзимы и Алексея Петриченко из «Харона» Яна Сибелиуса.


На одной сцене на фестивале выступают ведущие солисты главных театров страны.

Страсти по Чехову и «рыночный» вопрос

В воскресенье форум продолжился одной из последних премьер самарского театра - «Корсаром» Адольфа Адана, а во вторник – «Анютой» по мотивам чеховского рассказа «Анна на шее» на музыку Валерия Гаврилина с солисткой Большого театра Кристиной Кретовой в главной роли.

Кретову в критике принято сравнивать с Екатериной Максимовой, для которой изначально создавалась партия главной героини в телеверсии «Анюты», и сравнение оказывается обычно не в пользу первой. Но в чем не откажешь солистке Большого, так это в умении показать метаморфозу героини, постепенно простившейся с иллюзиями и ставшей «великосветской львицей».

31 октября гостям фестиваля будет показан балет Людвига Минкуса «Баядерка». Зрители увидят совместную работу двух сильных артистов – Анны Никулиной (партия Никии) из Большого театра и Владимира Шклярова из Мариинки (Солор).

Форум закроется в воскресенье гала-концертом с третьим актом из балета Петра Чайковского «Лебединое озеро» с Оксаной Бондаревой из Михайловского театра (Одетта – Одиллия) и Владимиром Шкляровым (принц Зигфрид), фрагментами из спектаклей и хореографическими номерами авторства Мариуса Петипа, Джорджа Баланчина, Начо Дуато и других мастеров балета с артистами Михайловского, Пермского, Мариинского и самарского театров.

Пока фестиваль проходит без изъянов и придраться в нем практически не к чему. Разве что к пожилым сотрудницам театра, делающим каждое посещение оперного театра невыносимым для журналистов и вообще всех, кто попытается запечатлеть происходящее на сцене на гаджет. На концертах этого фестиваля было то же самое.


Интересные типажи сказочных героев в третьем акте "Спящей красавицы" Чайковского показали солисты самарского театра.

Публика у нас более-менее культурная, обходится без вспышек и звук на «мыльницах» и носителях старается выключать. Но это не останавливает театральных работниц, готовых дойти до рукоприкладства. Такого не встретишь на других площадках города, но здесь это стало традицией. И тут уже, простите, не до балета: остается культурный шок, будто из храма искусств ты попал на рынок. Если этот огрех исчезнет, то фестиваль имени Аллы Шелест можно будет считать безупречным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 28, 2014 10:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102807
Тема| Балет, театр Бориса Эйфмана, Персоналии, Любовь Андреева, Олег Габышев
Автор| Юлия Красновская, Фото: Владимир Широков
Заголовок| Любовь Андреева и Олег Габышев о моде, искусстве и недовольстве собой
Где опубликовано| © «OK! Russia» Выпуск: 42 (410) 2014
Дата публикации| 2014-10-23
Ссылка| http://www.ok-magazine.ru/stars/interview/item18977.php
Аннотация|



Не так давно Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес» подарил московским зрителям долгожданную премьеру: на сцене Большого театра представили балет «Реквием» Бориса Эйфмана. В постановке, которая никого не оставила равнодушным, главные партии исполнили звезды Театра балета Бориса Эйфмана Любовь Андреева и Олег Габышев. После премьеры ОК! поговорил с Любой и Олегом об искусстве, моде и о том, почему артист всегда должен быть недоволен собой

Любовь Андреева

ПО ЛЮБВИ
В моей семье никто никогда не танцевал. Ни бабушки, ни дедушки — никто. Я единственная! (Улыбается.) Когда мне было четыре года, родители отвели меня на танцы. Это был обычный кружок. Постепенно менялись кружки и направления. Я занималась и бальными танцами, и народными, и современными, а потом маме предложили отдать меня в хореографический колледж, где я и проучилась девять лет. К счастью, меня никто не заставлял делать растяжки и садиться на шпагат. В моем случае всё было добровольно и по желанию. (Улыбается.) Я с детства жила одним искусством, у меня никогда не было сомнений по поводу того, кем я стану. Мне повезло: на моем пути встречались разные педагоги, и каждый давал мне то, что превращалось в частичку моего внутреннего мира. Конечно, без труда педагога нет и артиста. В Большой театр оперы и балета Беларуси я изначально пришла как артистка кордебалета, но в первый же месяц мне дали сольные партии. Это здорово, когда в тебе видят потенциал и стараются помочь развить его. Потому что самое ужасное для молодого артиста — потерять веру в себя, утратить интерес к профессии.

ТОЛЬКО ВПЕРЕД
Мне кажется, артист очень редко бывает доволен собой. Даже если ты всё сделал идеально и зритель остался в восторге от увиденного, всё равно нужно стремиться к лучшему. Артисту нельзя стоять на одном месте, он постоянно должен развиваться. Работа с Борисом Яковлевичем Эйфманом — непрекращающийся творческий процесс. Во время репетиций он может что-то изменить в уже успешно существующих постановках. Нет определенного статичного канона, которого нужно придерживаться. Благодаря этому артисты находятся в постоянном творческом поиске. Мы ищем «свою» пластику в собственном теле и в собственном «я». Мне интересна эмоциональность, сюжетный балет, когда есть о чем рассказать зрителю, что пережить внутри себя.



МЕЧТЫ, МЕЧТЫ
Из-за постоянных физических нагрузок лишние килограммы не задерживаются. Мне не приходится сидеть на диетах или ограничивать себя в еде: если хочу есть, то ем. Конечно, во время отпуска я могу позволить себе немного расслабиться, устроить в репетициях перерыв и, например, провести день лежа на диване. Но к сожалению, удается это не так часто, как хотелось бы. Из-за учебы в академии музыки каждый свой отпуск я трачу на экзамены и мечтаю только об одном: как после ее окончания буду три недели лежать, есть, спать и ничего не делать. (Смеется.) Хотя не уверена, что смогу выдержать столь продолжительный отдых. Тело уже настолько привыкло к нагрузкам, что без них начинает болеть.

УДОБСТВО ВО ВСЕМ
Когда у тебя уставшие ноги, проще надеть кеды, чем ковылять домой на высоких каблуках. (Улыбается.) Обычно я хожу в том, в чем мне комфортно и удобно. Бывает, что хочется надеть короткое платье или юбку, но ведь не будешь же пугать людей синяками: сложная хореография дает о себе знать. (Смеется.) Что касается моды, то меня скорее интересуют балетные новинки. Я внимательно слежу за выходом новых коллекций балетных купальников. У меня их очень много! Зато можно каждый день себя чем-то вдохновлять: сегодня надену черный, завтра — белый, а если всё надоело — голубой. Кстати, что касается макияжа, то он активно применяется в спектаклях, поэтому в повседневной жизни я стараюсь избавить кожу от косметических нагрузок и максимум, чем пользуюсь, — это тушью.


Олег Габышев

ИСКУССТВО ПОНЕВОЛЕ
Мама очень хотела, чтобы я занимался искусством. Сначала она водила меня на бальные танцы, потом на современные, но я выдерживал не более двух репетиций, после чего придумывал различные отговорки, чтобы освободить себя от этих занятий. Потом мама решила отдать меня в детский хор при Новосибирском государственном театре, а в девять лет я поступил в хореографическое училище, и пришлось выбирать: либо петь, либо танцевать. Танцы подходили мне больше. Я не обладал каким-то особенным голосом, так что выдающимся певцом явно не стал бы. К тому же в детстве у меня в теле была небольшая асимметрия. Мама была уверена, что физическая нагрузка поможет это исправить, и оказалась права. Так что балетом меня заставили заниматься родители! (Смеется.)

БАЛЕТНАЯ АРМИЯ

Каждый год я хотел вернуться в нормальную школу к нормальным детям. А не к тем, которые думают, как им растянуться. Я долго стеснялся того, что учусь в хореографическом училище. Мне казалось, что это звучит немужественно и что это девчачья профессия. То есть у меня не было желания становиться танцовщиком. Но потом всё изменилось. Я понял: в танце — мое будущее, и это действительно мужская профессия. Ведь балет требует невероятной выносливости, воли и терпения. А что мне особенно нравилось в хореографическом училище, так это дисциплина и порядок как в армии. (Улыбается.) Я начал серьезнее относиться к занятиям. И хорошо, что я спохватился тогда, когда еще была возможность многое исправить. Ведь в детстве «вылепить» из своего тела можно всё что угодно, в подростковом возрасте наверстать упущенное намного сложнее. Сейчас для меня балет — это часть жизни. Каждому человеку важно осознавать, что он занимается любимым делом.



НЕСПОКОЙНАЯ НАТУРА
У нас все спектакли очень философские и драматичные. Я всегда волнуюсь перед выходом на сцену. Но это волнение мне нравится — оно помогает собраться. Бывает, правда, наступает состояние страха, когда начинаешь трястись, — такой мандраж уже опасен. Поэтому мне нравятся спектакли, в которые ты вливаешься постепенно: ты еще не танцуешь, но уже появляешься на сцене и привыкаешь к зрителям. Оказаться на сцене сразу — это шок для организма, ты же должен показать себя на сто процентов, и у тебя нет права на ошибку. Из-за накопившейся усталости или невнимательности можно и травму получить. На сцене вообще сложно предугадать, что сейчас произойдет. В этом, наверное, и заключается прелесть живых выступлений. Результат зависит и от световых решений, и от декораций, и от кордебалета, и от партнерши, и от тебя тоже. Это взаимосвязь. Это команда. Поэтому каждый должен делать свое дело. Помимо балета мне всегда была интересна и профессия киноактера. Магия кино завораживает. Исполняя определенную партию на протяжении нескольких лет, ты меняешь ее, каждый раз привносишь что-то новое. А снимаясь в кино, ты за один съемочный период должен создать актерскую работу, которая останется неизменной. Это совершенно иной ритм творческой жизни.

ЧТОБЫ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ
Я регулярно обновляю свой балетный гардероб. Все-таки большую часть времени мы проводим в зале, перед зеркалом, где волей-неволей смотрим на себя. Так что новые футболки и штаны радуют. (Улыбается.) Я знаю, что некоторые артисты балета сейчас рекламируют какие-то модные коллекции, но для меня главное, чтобы костюмчик сидел. Я вообще за модой не слежу: могу зайти в первый попавшийся магазин и что-то купить. Мне кажется, и в обычных магазинах можно найти недорогие вещи хорошего качества.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 8:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102901
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Иван Васильев, Николай Цискаридзе, Анастасия Соболева
Автор| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Сельская уместность
Иван Васильев станцевал "Тщетную предосторожность"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №197, стр. 15
Дата публикации| 2014-10-29
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2599806
Аннотация|


Фото: Станислав Левшин / Коммерсантъ

26 октября в "Тщетную предосторожность" Михайловского театра ввелся Иван Васильев, исполнивший партию Колена. На дебюте побывала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Вот уже полгода мамаша Симона тщетно запирает Лизу в комнате, надеясь выдать ее замуж за богатого дурачка Алена. За это время почти все солисты Михайловского театра соблазнили милую пейзанку. В воскресенье пришел черед Ивана Васильева примерить на себя роль сельского кавалера в балетной интерпретации галантных игр. Партнеры по спектаклю ему достались замечательные — Анастасия Соболева (Лиза) и Николай Цискаридзе (Симона), да и сама "Тщетная предосторожность" получилась очень гармоничной и праздничной, из категории "такое не забывается".

"Тщетная предосторожность" — балет не новый для Ивана Васильева: этот спектакль он танцевал, будучи солистом Большого театра, в той же самой версии Аштона. Поэтому, благополучно избежав нервозности, которая присуща любому дебюту (даже у такого опытного танцовщика), господин Васильев встретился с Коленом как со старым знакомым. Предлагаемые обстоятельства роли очень созвучны артистическому темпераменту этого кудрявого любимца публики. Игривость деревенского ловеласа, минимум психологических рефлексий и совершенная свобода танца без оков — основные слагаемые выступления Ивана Васильева в "Тщетной предосторожности". Простоватость и некоторое крестьянское упрямство его героя не снижают эмоционального градуса: в прямолинейной открытости есть свое наивное очарование. Господин Васильев словно стряхнул с себя груз ответственности с необходимостью устанавливать танцевальные рекорды и устроил превосходный артистический капустник (в паре с Николаем Цискаридзе). И без того насыщенная актерскими "прибаутками" роль Колена в интерпретации господина Васильева стала "бенефисной" — танцовщик отыграл каждый эпизод своего сценического пребывания на все сто! Жадно съедена тарелка с кашей, предназначенной для кормления кур (не иначе как перед спектаклем артисту пришлось сесть на жесткую диету), виртуозная (я бы сказала, профессиональная) откупорка винных бутылок зубами, ужасно забавная попытка ущипнуть за пухлую попку зазевавшуюся курицу и последовавшая за этим мини-битва с Петухом, да такая азартная, что в воздух взметнулись пух и перья! Безупречна танцевальная часть, в которой простоватость манер скрывает влюбленность до дрожи. В какой-то момент первого дуэта с Лизой показалось, что обоих настиг солнечный удар, это было какое-то танцевальное наваждение, скрыть которое не могла невинная игра в лошадки. В грубоватой нарочитости вариаций проявлялась цельная простота однолюба, которая подкреплялась рискованными воздушными поддержками, выполненными без тени сомнения.

Николай Цискаридзе в партии мамаши Симоны продолжил "бенефисное" ощущение от балета, заданное Иваном Васильевым. Господин Цискаридзе смягчил гротескность образа строгой надзирательницы, значительно ее омолодил, добавил неизбывного женского кокетства и чуть грустной умудренности, как, например, печально-обреченный вздох Симоны в сцене сватовства Алена: да, дурачок, но ведь придется... В этой Симоне намного больше любви, чем строгости, и, кажется, она сама удивляется неожиданному взрослению дочери, ведь у нее самой еще целая армия поклонников, на которых она натренировала весьма прицельное метание всевозможных предметов, с блеском продемонстрированное на Колене. И вполне возможно, стремление Колена проникнуть в дом она поначалу приняла на свой счет. В трактовке роли господин Цискаридзе щедро рассыпал множество микросюжетов: с каким наслаждением Симона сшибает, словно кегли, поклонников в чечетке и как очаровательно-пренебрежительно машет рукой: "Ах, одним больше, одним меньше", с каким азартом она, словно гоголевский Ноздрев, раскладывает пасьянс "на Лизу", в ажиотаже тыча в нос дочери счастливую карту, и с какой сильфидной грацией бросает взгляд в зеркало перед тем как открыть дверь!

Третья участница этого замечательного спектакля — Анастасия Соболева — поддержала и подстроилась под своих талантливых партнеров, а такая способность многого стоит. В дуэтах с несколько прозаичным, но неугомонно веселым Иваном Васильевым ее Лиза продемонстрировала немало смекалки, подзадоривая и ласково подшучивая над возлюбленным. В попытках убежать от опеки мамаши она не становилась enfant terrible, не терроризировала ближайшую родственницу капризным непослушанием, но лукаво пыталась перехитрить столь же хитрую матушку и без досады, но с извиняющейся улыбкой принимала свое поражение. Ее врожденная утонченность и тихая мечтательность гармонизировали окружающий мир. А чертики непослушания выпрыгивали из тихого омута во время вариаций и невероятно задорной коды второго акта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 8:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102902
Тема| Балет, Фестиваль, танец, Стокгольмская неделя танца
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Разброс и шатания
Завершилась Стокгольмская неделя танца

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №197, стр. 14
Дата публикации| 2014-10-29
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2599807
Аннотация|


Фото: Soren Vilks

Танцевальная неделя, устроенная в Стокгольме для потенциальных покупателей этого культурного товара, завершилась без официального объявления итогов: накормленные шведским современным танцем кураторы, эксперты и организаторы фестивалей из разных стран не обнародовали своих предпочтений. В отличие от ТАТЬЯНЫ КУЗНЕЦОВОЙ, открыто назвавшей своих фаворитов.


Самые впечатляющие работы показали те, от кого их и ждали: старейшая и авторитетнейшая компания "Кульберг-балет" и Шведский королевский балет с "тройчаткой" современных спектаклей (см. "Ъ" от 22 и 27 октября). Однако лидерство этих почтенных институций может задеть национальную гордость: лучшие работы тут поставлены иностранцами. В сравнении с ними опусы шведских авторов — худруков компаний, выбранных организаторами недели танца,— выглядели равнинным ландшафтом с предсказуемыми деталями художественного пейзажа.

Была представлена, конечно, дамская хореография, однако утратившая феминистский запал: в стране, где равенство полов закреплено давно и навеки, эта тема уже неактуальна. Хореограф Хелена Францен и четыре ее танцовщицы погружаются во внутренний мир женщин, который выглядит, мягко говоря, небогато. Четыре дамы в свободных брюках и топах сосредоточенно и осторожно то вытаскивали конечности из плечевых суставов и вертлюжных впадин, то вправляли их обратно, с трогательной беспомощностью простирая к зрителям открытые ладони. При убыстрении темпа женщин начинало носить и скучивать по периметру площадки, будто ветер сдувал сухие листья. Их тоскливо хромающий танец был однообразен и скучен, как рукоделие старой девы, однако принимался публикой с почтением — как благородная причуда богатой родственницы.

Другой вариант женской хореографии представила Вирпи Пакинен — эффектная дива с тонкими косичками, красиво уложенными вдоль бритой головы. Пианистка по образованию, обладательница чрезвычайно подвижных суставов, она даже в своем далеко не юном возрасте легко закладывает ноги за уши и заламывает руки неправдоподобно далеко за спину. Свои природные данные Вирпи Пакинен эксплуатирует с несколько старомодным художественным вкусом, представая то в облике индийского божества, то в виде лесной дриады, то змеей в зыбучих песках пустыни (два последних образа запечатлены видеофильмами, приложенными к живому исполнению). В сущности, именно так — с индивидуальных умений и талантов Айседоры Дункан, Лои Фуллер, Рут Сен-Дени — 120 лет назад и рождался танец модерн. Но, как и почтенные предшественницы, Вирпи Пакинен не имеет шансов войти в историю как хореограф. Ее танец живет только вместе с ней: ученики и ученицы госпожи Пакинен, тщащиеся подтянуть ногу к голове или вытянуть руку с противоположной стороны туловища, выглядят убогими пародиями на педагога.

Шведские мужчины менее эгоцентричны и не чужды социальной активности. Группа Andersson Dance и ее худрук Орьян Андерссон представили спектакль "Residual bits of sunlight", в котором художественно преломились впечатления хореографа от неправомерного закрытия некоего загородного завода по производству колышков для гольфа. Этот источник вдохновения породил пластические размышления о чужеродности цивилизации человеческой природе: одной из кульминаций спектакля стало трагическое распятие солиста на стеклянной стене сцены — за стеклом открывался дивный вид на современный неоновый Стокгольм. По ходу спектакля, основанного на контактной импровизации (контакт осуществлялся преимущественно пятками), четыре танцовщика и танцовщица пережили гигантский диапазон чувств — от полного одеревенения до ожесточенного неистовства с расшвыриванием швабрами по всей площадке гольфовых колышков, похожих на деревянные гвозди, опрокидыванием гигантских бобин и каких-то шатких воротец. Завершился спектакль, однако, философским смирением: буйные тела замерли в неподвижности и темноте — и лишь подсвеченная струйка песка, стекающая из горсти одного из персонажей, напоминала, что неумолимое время поглотило не только завод, но и целые цивилизации. Мораль спектакля, конечно, тянет на выездную международность, но вот найти в других странах зрительный зал с таким потрясающим видом на губительную цивилизацию едва ли возможно. А без вида что остается? Одни разбросанные гвозди.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Ноя 01, 2014 8:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 10:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102903
Тема| Балет, БТ, "Легенда о любви", Премьера
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| «Легенда» жива
Где опубликовано| © Газета "Ведомости" 202 (3706)
Дата публикации| 2014-10-29
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/782191/legenda-zhiva
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Вернувшийся на сцену Большого театра балет Юрия Григоровича «Легенда о любви» не потерял силы воздействия на публику


Светлане Захаровой роль царицы пришлась впору
Фото: Дамир Юсупов / Большой театр


Главный театр страны продолжает восстанавливать в репертуаре те спектакли, что во время реконструкции исторического здания не могли идти на Новой сцене, — те, что попросту туда не помещались. Теперь пришла очередь «Легенды о любви» — масштабного опуса Юрия Григоровича, где в неком древнем восточном царстве крадутся, торжественно маршируют, мчатся неумолимой погоней придворные царицы Мехмене-бану, а расписывающий стены дворца художник становится причиной душевной смуты и самой царицы, и ее юной сестры. Впервые «Легенда о любви» (на балетном сленге просто «Легенда», как просто «Лебединое», просто «Спящая») появилась на сцене Мариинского (тогда Кировского) театра в 1961 г.; четыре года спустя обосновалась в Большом и с тех пор надолго никогда не покидала эту сцену.

Секрет успеха был в слаженности механизма, собранности частей. Партитура Арифа Меликова (которому на момент премьеры было 27 лет) сочетает в себе практичность балетной музыки и ориентацию на симфонические образцы. В процессе постановки композитор однажды всерьез поссорился с хореографом, который хотел выкинуть из балета большой кусок как «слишком симфонический», — хлопнул дверью, сел на самолет, улетел в родной Баку. И через несколько дней получил письмо от постановщика: мол, прости, возвращайся, я эту сцену поставил (получилась одна из лучших сцен «Легенды», сцена погони). Юрий Григорович (которому было 34, его звезда счастливо летела вверх, и с его именем ассоциировались слова «открытие», «талант», «успех», а не «тиражирование старых находок» и «травля несогласных», пришедшие много позже) сочинил не просто танцы, но отчетливые характеры персонажей: царицы Мехмене-бану, ее сестры Ширин, художника Ферхада. Царица, что пожертвовала ради жизни сестры своей красотой (такова была цена злого волшебника, пришедшего на помощь, когда девчонка умирала), а затем обнаружила, что единственный дорогой ей человек (Ферхад) выбрал эту самую девчонку, получила партию, в которой женская гордость и женская ревность кричат наиклассичнейшим и при этом революционным языком. Мехмене-бану швыряет ноги вверх и вперед как лезвия — придворный Визирь, решивший ее утешить из прагматических соображений, в ужасе шарахается от такой воинственной отповеди. Думая о Ферхаде, Мехмене-бану выгибается в мостик — в 1961 г. эту сцену сочли скандальной, но и сейчас, когда театр открыт самым прямодушным хореографам и вполне нагим телам, этот эпизод с затянутой в трико царицей смотрится вызывающей декларацией свободы.

Этот балет — он вообще о свободе. Назым Хикмет, сочинивший историю, что легла в основу либретто, треть жизни провел в тюрьмах Турции, поскольку был коммунистом и призывал сограждан к революции. (И талант поэта тут ситуацию не смягчал — многие годы спустя после его смерти в Турции была запрещена постановка балета, потому что авторы не согласились убрать имя либреттиста с афиши; потребовались еще десятилетия, чтобы все улеглось.) Ферхад выбирает не между властной изуродованной царицей и ее миленькой и наивной сестрой — он выбирает между властью и свободой. Мехмене после неудачной попытки побега любовников из дворца приговаривает Ферхада к прорубанию скалы: долине нужна вода, пусть не оценивший ее чувств мужчина потрудится кайлом (естественная реакция для власти); но и тогда, когда царица меняет гнев на милость, Ферхад решает продолжить работу. Потому что вода равна свободе и равна любви — и танцы в третьем акте сочинены именно об этом.

При нынешнем возобновлении роль Мехмене-бану досталась Светлане Захаровой — и ее царица была смертоносно-величественна и отчаянно обижена на судьбу (на что имела право). Денис Родькин, ученик Николая Цискаридзе (что был лучшим из Ферхадов Большого театра), пока не обрел той свободы в роли, что была свойственна его учителю. Но это сработало на историю: герой Цискаридзе был независим с первого момента появления на сцене, Родькину еще предстоит прорубать скалу к свободе. Анна Никулина в роли Ширин была мила и наивна, но и только; все-таки было трудно представить себе, что такая девушка заставит мужчину встать столбом перед правительственным кортежем в первую секунду встречи и влюбиться моментально-навсегда.

Самым слабым звеном постановки оказался оркестр под руководством Павла Сорокина. Он не чувствовал эту музыку, периодически была слышна и откровенная фальшь. (В 1961 г. в Мариинку специально пригласили Ниязи, которому эти мелодии были буквально родными.) Но даже оркестровые ляпы не смогли сломать «Легенду». Она осталась по-прежнему цельной, эффектной и поднимающей зрительный зал в неизменной финальной овации.

Эта публикация основана на статье «“Легенда” жива» из газеты «Ведомости» от 29.10.2014, №202 (3706).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Ноя 01, 2014 8:19 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 1:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102904
Тема| Балет, Беларусь, Премьера, Персоналии, Нина Ананиашвили
Автор| Наталья СТЕПУРО
Заголовок| Нина Ананиашвили: жизнь без пуантов
Где опубликовано| © РЭСПУБЛIКА - Новости Беларуси
Дата публикации| 2014-10-24
Ссылка| http://respublika.sb.by/kultura-12/article/nina-ananiashvili-zhizn-bez-puantov.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Более двадцати лет Нина Ананиашвили была примой московского Большого театра, при этом постоянно гастролировала по всему миру. Такой международной карьерой не может похвастаться ни одна современная балерина. Но десять лет назад она коренным образом изменила свою жизнь, согласившись стать художественным руководителем Государственного балета Грузии, страны, где родилась и выросла. Нина продолжала танцевать, но главной ее работой стала постановка спектаклей. Теперь ее уже приглашают по всему миру в новом качестве. И одним из первых адресов, куда она отправилась, стал Минск. В первые дни ноября белорусская публика увидит ее «Лауренсию».



— Нина, почему Беларусь и почему именно «Лауренсия»?

— У меня с Минском давняя дружба. Я танцевала здесь раньше, и в последние годы сотрудничество возобновилось. Сделали с вашим театром несколько интересных проектов. И зрители, и критики отметили, что все прошло на очень высоком уровне. Потом руководство театра предложило мне поставить здесь какой-нибудь спектакль. «Лауренсия» — это работа Вахтанга Чабукиани, великого грузинского хореографа. Она давно уже нигде не шла, а в 2007-м мы возобновили ее в Грузии. Но я решила сделать совершенно новую редакцию. В этом мне помогли известные грузинские мастера — народные артисты, которые танцевали еще при Чабукиани. Конечно, мы что-то добавили и свое: переходы, мизансцены.

— Для себя роли там не нашли?

— Когда ставишь балет, то танцевать в нем очень сложно. Признаюсь, я всю жизнь мечтала танцевать Лауренсию, это очень техничная партия, прыжковая, и я была именно такой балериной. Но, к сожалению, в мое время этот балет нигде в мире не шел. Но быть одновременно постановщиком и исполнять главную роль – это очень сложно. Да и задача была совсем другая: сделать балет для вашего театра и на вашу труппу. Я очень волнуюсь, так как на премьеру, надеюсь, приедут Владимир Васильев, который сам танцевал, Татьяна Терехова, которая исполняла Лауренсию одной из последних в Мариинском театре. Моей мечтой было вернуть спектакль миру.

— Не боитесь критики?

— Я продумала редакцию так, чтобы спектакль был динамичным, нерастянутым. У нас трудные силовые вариации. Но образы очень интересные. Оригинальный спектакль Чабукиани невозможно повторить. Копия — это все равно копия, даже если великолепно исполнена. И я это отлично понимаю. Моя идея в том, чтобы мы передали наследие великого мастера следующему поколению.

— Как справляются наши артисты?

— Труппа очень хорошая, разнообразная. Беда лишь в том, что нам не хватает времени. У артистов очень большая загруженность. Каждый человек, находящийся в труппе, должен ощущать себя создателем этого спектакля, тогда у него все будет получаться на высшем уровне. Мы к этому стремимся.

— Но в нашей труппе нет звезд мирового уровня…

— У вас есть свои звезды. И самая большая оценка белорусского балета — всегда полный зал. Таким не все театры могут похвастаться. Народ не обманешь: если ему не нравятся постановки, он не придет. Поэтому относитесь к ним с уважением и любовью, цените их.

— Нина, а почему так происходит, что сейчас во всем мире очень мало громких балетных фамилий?

— Могу назвать вам любой театр мира, и вы не вспомните ни одной их звезды. Но это не значит, что их там нет, просто вы их не знаете. Плисецкая, Максимова, Васильев – конечно, таланты, которые рождаются раз в сто лет. Но дело даже не в этом. Просто сейчас другое время. Раньше было мало театров, они гремели на весь мир. Сейчас же в каждом большом городе своя труппа, зарубежных танцоров приглашают редко. Тот же московский Большой уже не может похвастаться такими звездами, как были раньше. Это как с рок-музыкой. У нас есть достойные коллективы, но разве кто-то знает о них на Западе или в Америке? Но они звезды в своей стране.

— Для большинства белорусов Александр Васильев известен как историк моды и ведущий программы «Модный приговор», вы же пригласили его в «Лауренсию» как художника по костюмам.

— Сашу я знаю еще с детства. Его мама Татьяна Ильинична преподавала нам актерское мастерство в Московском хореографическом училище. Мы общались, но в творчестве не пересекались. В 90-е годы в Португалии он делал костюмы и сценографию для «Дон Кихота», мы с Алексеем Фадеечевым там танцевали. Мне эта его работа очень понравилась. Он тогда жил во Франции и делал костюмы для спектаклей в разных театрах мира. И когда я стала художественным руководителем Государственного балета Грузии, пригласила его сделать несколько балетов, в том числе и «Лауренсию». Поэтому его появление в Минске вовсе неудивительно. И это будут абсолютно оригинальные костюмы.

— Вы руководите грузинским балетом десять лет. Не жалеете, что согласились? Тогда был пик вашей международной карьеры, могли бы еще танцевать и танцевать.

— Раз я взялась за дело и пообещала вернуть грузинскому балету былую славу, должна идти до конца. Это действительно трудно, но могу сказать, что труд не напрасен. У нас замечательный репертуар, к нам приезжают западные хореографы. Если раньше я сама всем объясняла, что такое грузинский балет, то сегодня мы уже получаем предложения. Да, я могла бы еще лет пять активно выступать, но не жалею об этом. Большой театр в Москве закрылся на ремонт. Ушла из жизни Раиса Степановна Стручкова — педагог, с которой мы вместе проработали 23 года. Не знаю, смогла бы я уехать в Тбилиси, оставив ее в Москве… Но уверена, если бы она и другой мой педагог Наталья Викторовна Золотова (она, кстати, в Минске начинала танцевать) были живы, то очень бы помогали мне сейчас. Я каждый день их благодарю. Они мне дали очень много, это знания, которых нет ни в одной книжке. Жалею, что не записывала их уроки. Балетные педагоги, как режиссеры драматического театра, выстраивают отношения наедине. Наши занятия с Раисой Степановной превращались в радиоспектакли. Помню, когда репетировали «Жизель», она без остановки под музыку наговаривала, что я должна делать.

— Нина, дочка пошла по вашим стопам?

— Нет. К сожалению или к счастью, она не занимается балетом. Ей 9 лет, она увлечена музыкой и конным спортом.

— Вы не настаивали, потому что это тяжелый труд?

— Елена от природы «растянутая», но для балета не очень подходит: она — девочка крупная, в папу. В балете фигура имеет важное значение. Считаю, балет для девочки очень полезен на любительском уровне. Но если сделать это профессией, то это все серьезнее.

— Нет желания стать педагогом и передать другим то, что вам дали Золотова и Стручкова?

— Все, что знаю и умею, передаю своим ученицам. Но у меня нет одного или двух танцоров, как это было у них. Я, как художественный руководитель, не могу привязаться к кому-то одному, это будет неправильно. Но когда-нибудь я так сделаю. Это есть в планах. Хочу иметь своих учениц: взять девочек с малых лет и довести их до высокого уровня, работать так детально, выстраивать образы, как это делала Раиса Степановна.

— Как найти подходящий материал? В чем ваш секрет успеха?

— Господин случай — это большое дело. Когда я закончила школу, уже была победительницей двух конкурсов, можно сказать, была на виду, но ведь я не москвичка, приезжая, поэтому рассчитывать на особое внимание к себе не могла. Но повезло попасть к замечательному педагогу Наталье Викторовне Золотовой, потом она буквально передала меня в руки Раисе Степановне. Когда я пришла в Большой, там было такое созвездие, как Майя Плисецкая, Екатерина Максимова, что пробиться было сложно. Конечно, у меня был талант, спасибо за это родителям. Мне педагог всегда говорила: «Физические способности — это твои родители дали, а теперь давай сама!» И я работала! Стручкова — педагог от Бога. Она не смотрела на часы: давали нам зал в десять вечера — она приходила и работала со мной. Я репетировала «Ромео и Джульетту», она приходила со сломанной ногой на костылях! Таких людей во всем мире очень мало. Я называю ее моей русской мамой. Золотова и Стручкова дружили всю жизнь. Раиса Степановна звонила: «Наташа, приходи, посмотришь на свою Нину». И Наталья Викторовна не пропустила ни одного моего спектакля.

— В грузинском театре вам не тесно?

— За первые три года моей работы в Тбилисском театре сделали сумасшедший репертуар: поставили 27 спектаклей. Сейчас у нас их 54. В данный момент театр на ремонте. Поэтому ждем, когда же вернемся на свою сцену. Мне не тесно, мне интересно. К нам сейчас приезжают японцы, англичане, испанцы.

— Как муж относится к вашей кочевой жизни?

— Мне повезло встретить человека, который полюбил не только меня, но и мою профессию. В балетном мире много случаев, когда люди расходились по этой причине. Знаю девочек в нашем театре, мужья которых ни разу не видели, как они танцуют. А я не помню, чтобы муж пропустил хоть один мой спектакль. Он уже разбирается даже в деталях этого искусства! Он — профессиональный дипломат, юрист. Помогал мне делать контракты. Мы с ним добивались того, чтобы наши артисты имели такое же положение, как и западные. Мы убедили наших артистов, что они должны держать марку своего театра. Сейчас наших ребят ценят, они получают очень большие гонорары. В этом есть и заслуга моего мужа. Моя успешная карьера без его поддержки была бы невозможна.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 2:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102905
Тема| Балет, Беларусь, Премьера, Персоналии, Нина Ананиашвили
Автор| Беседовала Екатерина Нестерович
Заголовок| Нина Ананиашвили: «Спешите, ибо можете опоздать!»
Где опубликовано| © «Женский журнал» - Беларусь
Дата публикации| 2014 октябрь
Ссылка| http://ladys.by/single_post.php?single_article=542&section_id=2
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Она – уникальное явление. В свои 50 лет выходит на сцену и танцует «Лебединое озеро». И не просто танцует, а ТАК танцует! Нина Ананиашвили – звезда мирового балета – одна из немногих прямодушных, чуждых интригам балерин. Призер престижных международных конкурсов, народная артистка России и Грузии, она исполнила главные роли, пожалуй, во всех известных балетах.



В июле в рамках хореографического фестиваля «Балетное лето в Большом» Нина вместе с труппой Тбилисского театра оперы и балета имени З. Палиашвили, художественным руководителем которого она является вот уже десять лет, посетила нашу столицу с гастролями. Но это не единственный сюрприз, который она подготовила для белорусской публики. Об этом Нина рассказала в эксклюзивном интервью для наших читателей

– Нина, в Минск вы вернетесь в ноябре с большой премьерой…

– Верно, мы проделали большую работу, чтобы восстановить и представить на сцене Белорусского театра оперы и балета знаменитейший балет Вахтанга Чабукиани «Лауренсия». Этот спектакль – испанская история по мотивам романа Лопе де Вега «Фуэнте Овехуна» – был сенсационным в свое время, он ставился в Санкт-Петербурге, Москве и на Западе. Я рада, что получила приглашение восстановить этот балет. В Минске мы представим постановку, максимально приближенную именно к той версии, которую сам Вахтанг ставил в Питере и Тбилиси. Мы долго собирали материалы, встречались с балеринами, которые танцевали раньше, чтобы воссоздать все детали постановки, которые к нашему времени были утеряны. Я рада, что костюмы к «Лауренсии» делает Александр Васильев. Как все говорят: «О, это с Первого канала, судья «Модного приговора». Саша потрясающе знает историю моды, он у меня не один спектакль оформлял в Тбилиси. Премьера запланирована на 1-2 ноября. Сама танцевать не буду, я балетмейстер-постановщик. Солировать будут артисты белорусского Большого театра. Между национальными театрами Грузии и Беларуси подписан меморандум о сотрудничестве, мы привозили премьеры в 2010 и 2012 годах. Белорусский театр активно развивается, и мы рады помогать и участвовать в этом.

– Нина, вы покорили весь мир как великолепная балерина и актриса. Но карьеру начинали с фигурного катания. Как пришли к своему призванию?

– В четырехлетнем возрасте меня отдали учиться кататься на коньках, чтобы здоровье поправить, – часто болело горло. И следующие четыре года я каталась вполне серьезно, имела грамоты, разряд. А потом к нам пришла балерина Алла Двали и стала учить нас балету, чтобы мы лучше выглядели на коньках. И она поставила мне «Умирающего лебедя» на коньках! Я уже видела этот танец в телевизионной программе в исполнении Майи Плисецкой. Двали сшила мне костюм, сделала перья. И я уже представляла себя Майей Михайловной. Этот номер Сен-Санса «Умирающий лебедь» я танцевала на соревнованиях, и танцевала так серьезно, что слезы текли по щекам. И Двали удалось убедить маму, что меня нужно отдать в балет. Папа был против, он понимал, какой у балерин адский труд, и говорил: «Не хочу, чтобы моя девочка мучилась, она у меня единственная, не хочу, чтобы она работала, как шахтер». Но у мамы осталось сожаление, что она сама в свое время не стала балериной, и она потихоньку отвела меня в балетную школу.

– Кто ваши родители?

– Папа – геолог, мама – филолог, бабушка – врач, и все они любят искусство!

– И что же папа?

– Он смирился. Еще четыре года я занималась в балетной школе, а потом к нам на экзамен приехал педагог из Москвы и сказал моим родителям: «Если вы хотите учить девочку серьезно, ее надо отдать в московское или ленинградское хореографическое училище». Папа, конечно, сказал: «Я не отправлю девочку одну в чужой город». Тогда бабушка сказала: «Я ухожу на пенсию и поеду с ней». И папе снова пришлось уступить. Поначалу мы жили в гостях у друзей. В какой-то момент, для того чтобы я могла дальше учиться в Москве, потребовалась московская прописка. А где ее мне, девочке из Грузии, взять? И вот участковый милиционер, как сейчас помню его фамилию – Кулинич, узнав об этой проблеме от бабушки, взял и прописал меня в своей квартире. Представляете?

В московском училище мне необыкновенно повезло: я попала в класс к Наталье Викторовне Золотовой. Она сама окончила ленинградское хореографическое училище, и директор московской школы Софья Головкина дала ей самый худший класс, в котором учились дети из союзных республик. Но Золотова была профессионалом. Это был строгий и требовательный педагог. Она нас повернула лицом к палке (станок для занятий в балетном классе, лицом к нему, держась двумя руками за палку, дети начинают заниматься классическим балетом в первом классе. – Прим. авт.). А я уже к тому времени танцевала, фуэте крутила, балериной себя чувствовала. «Девочка, – говорит мне Золотова, – хватит танцевать, пора учиться». Через полгода мы выступали на школьном концерте – нас не узнали, так мы успешно выступили. Остальные четыре года, что я у нее проучилась, были самыми счастливыми в моей жизни.

– Вас тогда послали на престижный конкурс в Варну, потому что вы выделялись среди других учеников?

– Нет. Перед Варной в Москве проходили Всесоюзные отборочные туры среди учеников балетных школ, на которые меня не пустили. И вдруг, когда отбор уже закончился, директор Головкина выдвинула на конкурс меня. Золотова говорит: «Как же я ее подготовлю за два месяца?» А Головкина заявляет: «А иначе ее не возьмут в Большой, потому что так хочет Григорович» (Юрий Николаевич Григорович – бессменный председатель жюри, в то время – главный балетмейстер Большого театра. – Прим. авт.). Вы же понимаете, что Григорович ничего про это и не знал. Но у Головкиной был свой план. Оказывается, на конкурс в Варну от училища отправляли двух учениц: Дудину, ученицу Головкиной, и Архипову из класса другого педагога. Архипова на Всесоюзном конкурсе шла впереди Дудиной, а значит, она опередила бы ее и в Варне. Головкина Архипову с конкурса сняла, но одну ученицу от училища тоже посылать не хотела. Поэтому она меня и назначила, понимая, что за два месяца я к конкурсу не подготовлюсь, «слечу» с первого же тура, а ее ученица останется. Я тогда этого, конечно, не понимала. Золотова решила, что наша с ней работа все равно не пропадет, и мы начали готовиться к конкурсу. Партнера у меня не было, я шла как «одиночка». Мы подготовили программу для конкурса, и тут возникла новая проблема: Головкина не пустила Золотову со мной в Варну, послала другого педагога. Представляете, Золотова не только заставила меня записать все ее замечания, она мне в Варну звонила и спрашивала: «Как ты сегодня репетировала? Ты помнишь, что когда ты толкаешься перед прыжком, надо выворотно толкаться?» Такие педагоги редко бывают! Она мне сшила красивые костюмы. Я думала, как будет обидно, если я их не надену. А она говорила: «Ничего, приедешь, здесь будешь в них танцевать». Когда я перешла уже на третий тур конкурса, она говорила: «Вот и хорошо, уже дипломанткой стала». И вдруг я получила первую премию и «золото». Но я этого сразу не поняла. Когда услышала, что мне дали премию, то решила, что раз дали премию – значит «серебро». Позвонила бабушке и кричу: «Бабушка, бабушка! Я «серебро» получила!» А она говорит разочарованно: «А я думала – «золото». Оказывается, они в Москве раньше нас узнали результаты конкурса.

– Нина, как вы попали в Большой театр?

– Григорович в Варне меня увидел, я ему понравилась, и он взял меня в театр. Спасибо Головкиной, не помешала. А могла.

– Как вас встретила труппа?

– Мои победы на конкурсе никого не интересовали. Мне было очень тяжело сначала. Золотова учила нас быть деликатными. А в театре чем лучше себя ведешь, тем хуже тебе живется. Кто хамоватее, тот тебя оттолкнет и пролезет вперед. Я в театре работала с ныне покойной балериной Большого Раисой Степановной Стручковой. Меня сначала только в вариациях занимали. Моей первой ролью стала Фея в балете «Деревянный принц». А затем, через сезон, случилась очень смешная история. Театр ехал на гастроли в Германию. Меня назначили танцевать какие-то маленькие вариации. Но вдруг за два дня до отъезда звонят из театра: «Нина, у тебя завтра репетиция «Лебединого озера». Я говорю: «Я знаю, что на гастролях буду танцевать испанскую невесту в «Лебедином», но зачем мне так рано начинать репетировать?» А мне отвечают: «Нет, ты будешь танцевать Одетту/Одиллию – главную роль». Я перепугалась. Я же никогда не танцевала эту роль! А мне говорят: «Ничего не знаем, Юрий Николаевич сказал, уезжая, что Ананиашвили будет на гастролях танцевать Одетту/Одиллию». Я звоню Золотовой, звоню Стручковой – они были самыми близкими мне людьми в балете. И обе совершенно спокойно мне говорят: «Ну что же, у тебя до отъезда сорок восемь часов, иди в класс и работай». Они обе пришли на репетицию и «в четыре руки» показывали мне балет. А в перерыве я ходила к партнеру Коле Федорову смотреть видеозапись спектакля. Я и в поезде все учила, и в Германии во время других спектаклей в темноте, в кулисах, репетитор Карельская пела мне музыку, а я репетировала. На генеральной репетиции Бессмертнова проходила второй акт – «белый», а я – третий – «бал у Принца» и получила самую высокую оценку: кордебалет встал и долго мне аплодировал. Они-то знали, что я выучила спектакль за четыре репетиции. Григорович, очень довольный, прибежал за кулисы и говорит: «Никому не говори, что ты никогда спектакль не танцевала». Я так и забыла его спросить, почему он тогда в Германии поручил мне танцевать «Лебединое озеро». Успех мы с Колей имели огромный. Но что вы думаете, когда я вернулась в Москву, у меня были спектакли? Ничего подобного: следующее «Лебединое озеро» я танцевала только через год. Вот так в театре бывает. Хорошо, что у нас с Андрисом Лиепой был свой репертуар, который мы готовили к выпускному спектаклю в школе и к Московскому конкурсу, – так нас хоть на концерты приглашали, и мы танцевали.

– Выходит, ваш звездный тандем с Андрисом образовался еще в юности?

– Мы вместе со школьной скамьи, мы одноклассники. Еще в школе нас учил его отец – Марис Лиепа. В 1986 году мы получили высшую награду Гран-при на Международном конкурсе артистов балета в Джексоне, США. Кстати, номер, с которым мы победили, нам поставили именно в белорусском театре – с нами работал Валентин Елизарьев (главный балетмейстер и бывший директор Белорусского театра оперы и балета. – Прим. авт.). Потом мы стали первыми артистами, которых New York City Ballet пригласил станцевать спектакль Джорджа Баланчина. До этого я не видела его постановок, не считая того, что была на спектакле в шесть лет, когда труппа Баланчина приезжала с гастролями в Тбилиси. Андрис каким-то чудом достал кассету с записью «Аполлона» – и мы посмотрели. Весь спектакль учили в Америке за три недели. И мы доказали свое мастерство, сделав все на высшем уровне. Джордж Баланчин – абсолютный гений. Танцуя его спектакли, балерина только развивается. Наши люди привыкли искать смысл в балете. А балет – это техника, музыка, чувства, тело и изображение музыкальной структуры. Баланчин умудрился изменить лексику классического танца. И я считаю, что весь сегодняшний модерн – это наработки его школы. Спустя десять лет, в 1998 году, мне удалось впервые привезти спектакль «Моцартиана» Баланчина в Большой театр. Его фонд дал мне разрешение танцевать этот балет.

– Вы балерина классического театра. А как относитесь к современным течениям в балете?

– Все большие театры, как Большой в Москве, Мариинский или ваш белорусский, – это в основном классический репертуар. Но и артисты, и зрители хотят современных постановок. Это пробуждает свежий интерес к театру и дарит новое восприятие. В свое время Мариус Петипа и Джордж Баланчин тоже были авангардными хореографами. Музыку Сергея Прокофьева и Игоря Стравинского когда-то слушать не могли, а сейчас это классика. Нельзя превращать классический театр в музей. Вот почему спектакли модернизируются. Я ни за что не поверю, что современная публика будет сидеть шесть часов и смотреть «Лебединое озеро». Зритель нашего времени привык к быстрой смене действий, а не к часовым пантомимам. Сегодня театры более свободно обмениваются артистами, а раньше так могли только оперные.

– Но хорошо ли, что современная жизнь допустила демократичное отношение зрителя к театру? Мне кажется, все-таки неэтично приходить на балет в джинсах и футболке.

– Это большая проблема во всем мире, жизнь стала такая заводная. Люди не успевают. Но многие театры начали вводить определенный дресс-код. Мы ведь говорим не о дорогой дизайнерской одежде, мы говорим о стиле – классическом. К театру надо относиться с уважением. Артист не может относиться к зрителю на «ты», и зрителю нельзя относиться к театру на «ты». Кстати, я заметила, белорусский театр оперы и балета набирает престиж, зритель очень культурный. И должно же быть хотя бы одно место в стране, где попадаешь в атмосферу элегантности и утонченности.

– Вы танцуете с 80-х годов. У вас никогда не возникало искушения покинуть тогда еще СССР и осесть где-нибудь в Европе или Америке?

– Первый год я работала в Большом театре. Я даже и не мечтала, что когда-нибудь попаду в Большой просто даже на спектакль, не говоря о возможности каждый день приходить в это здание на работу. Большой театр был для меня чем-то из области фантастики. Поэтому первые годы я была абсолютно счастлива находиться там. Но, конечно, я хотела танцевать больше. И когда одно время меня не выпускали на сцену и на гастроли, несмотря на то что я была лауреаткой многих конкурсов, это угнетало. К счастью, этот период совпал с началом перестройки. В 1988 году мы с партнером получили приглашение уехать на время в Нью-Йорк – как гости. С 1990 года мы уже не останавливались. И абсолютно изменилась моя жизнь, изменилась моя карьера, потому что меня всюду приглашали, а я ездила. Из-за этого я испортила отношения с руководителем Большого театра Григоровичем. Хотя у нас не было личного конфликта. Просто я стала самостоятельной, а это не всегда нравится. Мне поступало огромное количество предложений из разных театров, но я не уехала из Большого театра: из-за моего педагога Раисы Степановны Стручковой, из-за партнера, который меня останавливал, говорил: «Зачем тебе уезжать, ты и так везде танцуешь». И из-за директора театра Владимира Михайловича Коконина, который мне сказал: «Ты это заявление не писала, я это заявление не читал, порвал и выбросил, танцуй везде». Я осталась в Большом театре, и я была первой балериной, которая показала, что можно танцевать везде, не оставляя свой родной театр. Я сумела всем показать, что совершенно необязательно покидать страну. Можно быть мировой звездой, но всегда возвращаться домой.

– Раньше, как известно, звание балерины надо было заслужить, это ведь не считалось названием профессии, а являлось титулом. Вы когда стали балериной?

– В 22 года. К тому времени на сцене произошла смена поколений, и я стала ведущей солисткой. Знаете, какую мне определили зарплату? 550 рублей. Столько тогда получали министры! В 23 года я стала заслуженной артисткой. А дело вот как было. В Большой пришел Михаил Горбачев и после спектакля спросил: «А что же это – молодым артистам звание не положено?» На следующий день нам дали звание (смеется).

– А звания примы-балерины как удостоились?

– Это скорее с Запада пошло. У них ведь нет понятия «народная». Потом уже, когда я начала делать свои сольные концерты, спектакли в Москве, на афишах тоже стали указывать, что я прима-балерина. Причем не уточняли какого театра, поскольку я была уже официально и примой американского балетного театра, того самого, где был директором Михаил Барышников.

– Ходят слухи, что однажды вы отказались выступать в Кремле из-за того, что приглашающая сторона повела себя некорректно.

– Мне позвонили из Кремля и сказали: «Мы делаем новогодний классический концерт в Кремлевском дворце съездов под эгидой президента и его супруги». Я очень удивилась: «Что это с вами случилось? Неужели там совсем не будет эстрады? Ради такого случая я готова сделать все что угодно». Я уговорила артистов Большого, меняла по 150 раз программу, потому что то один артист заболеет, то сцену никак не подготовят. В общем, угрохала на подготовку массу времени и сил. Если бы ребята меня не любили, они бы меня убили – стольких нервов нам стоила подготовка. Единственное условие, которое я поставила организаторам: оформить нам пропуски на машину. Или выслать машину к кремлевским воротам, чтобы мы не тащились пешком через всю территорию. И вот мы все собрались перед воротами, ждем, на улице мороз под 30 градусов. Стоим с огромными сумками: там костюмы, грим, пуанты, канифоль, плоскогубцы. Тащить все это на себе просто невозможно! К тому же нам всегда нужно приезжать за полтора часа как минимум, чтобы разогреться. Я же не могу прибежать за десять минут до начала концерта, включить «фанеру» и запеть. Проходит 15 минут, мы ждем. Звоню организаторам. «Да-да, сейчас все будет». Проходит еще 15 минут – никаких изменений. В итоге я перезвонила еще раз и сказала: «Вы знаете, я уезжаю, ищите мне замену, я выступать не буду. Это же не детский сад, которым лишь бы на сцене выступить, тут два народных артиста перед дверями топчутся!» Я развернулась и уехала. Что тут началось! Они готовы были вертолет за мной выслать, лишь бы я вернулась. Но я отключила телефон. А второй случай был в Большом театре. Я должна была танцевать спектакль, и вдруг перекрыли всю Петровку – кто-то из высоких чинов собрался на балет. Я оделась красиво – платье, высокие каблуки. Балерина же должна соответствующе выглядеть. И вдруг меня высаживают в начале Петровки и предлагают пойти пешком. Я пытаюсь объяснить, что пешком идти не могу, что этот высокопоставленный чин едет на мой спектакль. А милиционер мне говорит: «Я ничего не знаю!» «Хорошо, – говорю. – Я тогда уезжаю, вот вам мой домашний телефон. И когда сегодня спектакль не состоится, потому что солистку просто не пустили в театр, приезжайте за мной на Фрунзенскую». После чего патрульный понял, что это все серьезно, и меня пропустили.

– Можно ли заработать элитарным искусством в наши дни?

– Если ты звезда – ты заработаешь. Если ты состоишь в кордебалете – это очень трудно. Я думаю, что нашу профессию недооценивают. Человек, отработавший 20 лет в театре, больше ничего не умеет. У него не остается времени ни на что. Я считаю, что оплата труда балетных должна быть гораздо выше. Потому что это колоссальный труд. Да, мы зарабатываем, но все что мы имеем, мы приобрели сами.

– Насчет заработка… Говорят, что в Тбилиси вы владеете виноградниками.

– Это не я, это супруг (Григорий Вашадзе. – Прим. авт.). В этом бизнесе я лишь жена винодела (смеется). Но это для него не бизнес – это хобби, любовь. Вот уже несколько лет Гия вместе с моим братом холит и лелеет виноградники. Некоторые сорта винограда привез из Франции – и они прижились, хотя ему говорили: «Брось, ничего не получится». Несколько уникальных сортов Гия смог разыскать в наших деревнях – их осталось чуть ли не по одной-две лозы. Но он упорный – постепенно, но сделает так, чтобы ему нравилось. Раньше это был небольшой семейный бизнес, но пару лет назад начали заниматься всерьез. Даже выпустили вино с моим именем, называется La Nina. А вообще-то мы с Григорием вместе с 1988 года, всего добились своим трудом и почти не расстаемся. Нам нескучно вдвоем, и, если бы эти годы прошли на безлюдном острове, в борьбе за пропитание, мы были бы так же счастливы.

– В 2004 году экс-президент Грузии Михаил Саакашвили пригласил вас возглавить Грузинский театр оперы и балета имени З. Палиашвили. В каком творческом тонусе театр, которым вы руководите?

– У нас в Тбилиси молодая труппа. Единственная проблема – это здание Грузинского театра оперы и балета. Оно на ремонте, и мы выступаем в помещении Русского драматического театра имени Грибоедова, абсолютно не приспособленном для балета: маленькая сцена, нет оркестровой ямы. Спектакли идут под музыкальную фонограмму. Но публика в Тбилиси любит балет. И я хочу, чтобы у нас были аншлаги. Считаю достижением то, что каждое воскресенье у нас идут спектакли для детей, и зал полон. Причем «детских» спектаклей нет, я им показываю абсолютно все – от «Жизели» до современных программ. Дети смотрят с удовольствием.

– С чего вы начали?

– Саакашвили обещал финансирование, потому что театр был в очень плохом состоянии. У артистов не было денег даже на то, чтобы доехать до работы, поэтому ходили пешком. На спектаклях в зале было по десять человек. Президент выделил отдельно деньги на зарплаты, отдельно – на постановки. Когда я сказала, что за первый сезон хочу сделать пять постановок, все думали, что это невозможно. Но мы это сделали! Первые два месяца мы работали совершенно бесплатно. Никого заставить я не могла, но все работали. Я давала свои деньги некоторым артистам, чтобы они приезжали в театр. Сейчас мы ждем открытия театра оперы и балета и готовимся возвращать на сцену весь репертуар, который приготовили за десять лет. Более 54 классических и современных постановок.

– Вы такая хрупкая, а профессия худрука требует стального характера.

– Это я только с виду такая (смеется). Папа всегда брал меня с собой в геологические экспедиции. И я, маленькая девочка, вместе со взрослыми дядьками сплавлялась по рекам, карабкалась по горам и никому не жаловалась на усталость.

– Вы стали крестной матерью сына экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. Часто ли общаетесь со своим крестником?

– Не так часто, как хотелось бы. Ведь все дети учатся, заняты. Они с моей дочкой почти ровесники. Сандра – супруга Саакашвили – очаровательная женщина. Она много хорошего сделала для Грузии. Голландка, приехавшая в Тбилиси, выучила грузинский язык, еще и мингрельский – диалект, которого даже я не знаю. Выучила из уважения к Грузии. Кроме того, она много программ сделала для здоровья людей, программ для женщин с раковыми заболеваниями, чтобы они могли бесплатно обследоваться. Очень много из этого она делает до сих пор. Также создала грузинский канал классической музыки. Организовывает много творческих вечеров для детей. Это очень серьезные шаги.

– Откуда у нее такой интерес к Грузии?

– Она же не единственная, понимаете. Много таких людей, которые приезжают и влюбляются в Грузию. Просто в Грузию, необязательно в грузина или в грузинку. Есть что-то в нас, в нашей стране. Она маленькая, непохожая, люди очень теплые, принимающие. И сама страна интересна в плане туризма: есть и море, и горы, и снег. Есть на что посмотреть.

– Зато, наверное, в Грузии вам спокойнее живется без московских интриг.

– От всех интриг и козней я всегда старалась держаться в стороне. Может быть, потому, что в Большом была скорее гостьей: прилетала, танцевала спектакли и снова улетала на гастроли на Запад. Хотя в Большом много чего навидалась. В середине 80-х вся труппа была расколота на кланы. Если ты попадал в группу Майи Плисецкой, то автоматически вылетал из всех остальных постановок. А если ты оказывался в группе Юрия Григоровича, он тебя больше никуда не отпускал. Получилось так, что из всех молодых балерин именно меня Майя Михайловна выбрала на роль Китти в «Анне Карениной». После чего меня выбросили из всех остальных спектаклей. Потом вдруг Григорович сказал: «Это моя девочка. Я брал ее в труппу. Никуда не уезжай!» Меня звал Владимир Васильев на свои гастроли, Борис Эйфман хотел что-нибудь поставить на меня. А Григорович не отпускал: «Куда ты собралась? Тебе что, здесь работы мало?» Это было ужасно! Ведь ты хочешь танцевать, пока ты можешь. Ты горишь этим желанием. В театр приходишь – и наступает счастье: Господи, вот Плисецкая пришла, можно рядом с Максимовой постоять, а там Мессерер класс дает. К счастью, с приходом Васильева на должность художественного руководителя эта клановость закончилась, он сумел объединить труппу.

– Вы говорили, что любите 13-е число. Есть ли у вас еще какие-нибудь счастливые приметы?

– Вроде бы нет. Разве что перед спектаклем пытаюсь выйти из дома и зайти в театр с правой ноги.

– Ваша профессия очень жестокая – травмы, пот, кровь. Что для балетных людей главное в жизни?

– Мой педагог Раиса Степановна Стручкова всегда говорила: «Нина, мне и цветы в ноги бросали, и поклонники были, но это – миг». И все уходит. Я очень благодарна судьбе, Господу Богу за то, что у меня есть родители, братья, есть друзья, на которых я могу надеяться. И главная моя «спина» – это муж. Да, наша профессия очень тяжелая. И мне очень жалко тех балетных людей, которые в результате остались в одиночестве. Когда у тебя нет близких, нет семьи – это очень страшно. Потому что кроме театра есть еще жизнь. И я считаю, что она не менее важна, чем служение искусству.

– А какими качествами нужно обладать, чтобы стать ведущей балериной?

– Большое значение имеют внешние данные, сильная техника. Но главное, чтобы балерина имела индивидуальность, душу. Счастье, что у меня всегда были очень грамотные и интеллигентные педагоги. Они с детства заставляли интересоваться всем, говоря, что тупые балерины никому не нужны. Нельзя механически танцевать и не знать, кого ты изображаешь. Например, когда я готовила спектакль «Баядерка», мне стало интересно не просто прочитать либретто балета, а покопаться глубже. Я прочла мемуары Мариуса Петипа, потом знаменитую книгу Сергея Худекова «История танцев». Я узнала, что баядерки – это индусские танцовщицы при храме, их специально подбирали, воспитывали, они жили в коммуне. Это дало возможность создать свой образ. Я поняла, почему это трагедия, почему баядерка Никия влюбляется в воина Солора, почему она не имеет права его любить. Вот и я говорю теперь молодым: в балетном мире нужно быть развитым. Конечно, с педагогом отрабатываются потом каждая точка, детали, выражение, музыкальность, но артист должен и сам себя готовить.

– Недавно вы сказали, что сейчас каждый спектакль танцуете как последний. Планируете уходить со сцены?

– Я никогда не знала, сколько буду на сцене, не знаю и сейчас, сколько еще буду танцевать. Каждый день, каждый прожитый спектакль – это уже никогда не повторится. Что было вчера – никогда не будет завтра. С каждым годом я все больше понимаю, что этому придет конец и что каждый спектакль может стать последним. Поэтому я приглашаю всех друзей смотреть мои балеты со словами: «Спешите, ибо можете опоздать».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 7:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102906
Тема| Балет, Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета, Персоналии, О.Голица, Я.Ваня (Украина)
Автор| У.АЛИЕВА
Заголовок| Любовь за гранью разумного
в балете "Жизель" в исполнении мировой примы Ольги Голицы и чешского премьера Яна Ваня

Где опубликовано| © газета "Эхо"
Дата публикации| 2014-10-30
Ссылка| http://www.echo.az/article.php?aid=72719
Аннотация|



Только в прошлые выходные бакинская публика с удовольствием внимала выступлению украинской оперной дивы Виктории Ченской, как на сцену Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета из Киева прилетела великолепная вилиса Жизель - прима-балерина Украинского театра оперы и балета, обладательница золотых медалей и четырех первых премий международных конкурсов артистов балета Ольга Голица со своим не менее титулованным партнером - чехом Яном Ваня.

Если говорить о бакинском дебюте в балете "Жизель" этого великолепного интернационального дуэта, то только в восторженных тонах. Удивительная легкость, эфемерность, с позволения сказать, "невесомость" полетных прыжков на сцене, словно закон притяжения действителен не для всех. Помимо великолепной техники, дуэт О.Голица - Я.Ваня пленил бакинскую публику удивительной эмоциональной составляющей - теплой и в то же время по-доброму искристой аурой, которая буквально электролизировала зрительный зал. И, как результат, долгие овации и крики "браво" после каждого удачного номера, пируэта у довольно сдержанной в своих проявлениях бакинской публики - лучшее тому подтверждение.

А теперь поподробнее.

К балету "Жизель" у балетоманов отношение особо трепетное - удивительный спектакль во всех отношениях. Во-первых, сюжет, балансирующий между реальностью и фантасмагорией, повествующий о крестьянской девушке Жизель, полюбившей простолюдина Альберта, который, как выясняется позже, не только граф, но и жених красавицы-дворянки. Жизель сходит с ума и умирает. Альберт, не в силах забыть Жизель, приходит ночью к ее могиле. Вилисы, души обманутых девушек, умерших от несчастной любви, вовлекают графа в смертельный хоровод, но появившийся светлый дух Жизели защищает и спасает Альберта от неминуемой гибели. Во-вторых, гениальная, по-французски изящная дансантная музыка Адольфа Адана, под которую даже страдать и умирать приятно, что ни номер - классический шлягер. В-третьих, "Жизель" - настоящий балетный праздник, и для глаз, и для души, в котором есть все: любовь, романтика, измена, злые чары, против которых и борются главные герои, па-де-де с вариациями, стилизованные под старину костюмы. Словом, все то, что составляет суть классического балета.

От себя отметим, что партия Жизель весьма интересна и в плане актерского мастерства. В балете два акта и оба очень разные: один земной, другой фантастический, воссоздающий полуночный мир духов - вилис. И Жизель, созданная Ольгой Голицей, удивительно разнопланова, раскрывая истинную женскую сущность: то простодушно, весело, легко порхала среди подруг, чисто по-женски восхищалась роскошью одеяния знатной дамы и подаренным ею ожерельем. То удивительно хрупкой, почти бесплотной в полетных прыжках сцены царства мертвых вилис. То была экспрессивной и в то же время трогательно-беззащитной в трепетных взмахах тонких рук в сцене сумасшествия героини, когда открывается обман и обезумевшая от горя девушка, вначале, словно тряпичная кукла с "пустыми" кукольными глазами, "на автомате" воссоздает свои движения из сцен-эпизодов счастливого прошлого, а внезапно очнувшись, "бьется" среди людей, словно смертельно раненая птица. Недаром, во время такого проникновенного исполнения украинской примой сцены безумия, в зрительном зале стояла "мёртвая" тишина.

А каким великолепным (и технически, и в плане артистизма) оказался Ян Ваня в партии графа Альберта! Автор данных строк никогда не предполагала, что в чисто "женском" балете, каким является "Жизель", исполнитель мужской партии может не только выглядеть презентабельно, но и "перетянуть" большую часть зрительского внимания на себя. В техническом плане особенно хороши были прыжковые вариации и его проноски Жизели в ходе второго акта - казалось, что Жизель-Голица едва касалась пола ножкой, летая на сильных вытянутых руках своего чешского Альберта. В плане артистизма у Яна Ваня были все составляющие - и изящный аристократизм графа, и деликатность жеста в любовных сценах, и наполненный драматизм в сцене вилис. Да и внешне Ян Ваня - высокий и статный - весьма гармонично и правдоподобно смотрелся в амплуа героя-любовника, который может вскружить голову любой девушке, не говоря уже о деревенской простушке Жизель.

Замечательно смотрелись и ведущие солисты отечественной балетной труппы театра: Эльмира Микаилова в партии холодной и непреклонной повелительницы вилис Мирты и Макар Ферштандт в партии ревнивого и отвергнутого лесничего Ганса. Да и оркестр под руководством маэстро Джаваншира Джафарова было слушать одно удовольствие. Общее впечатление от музыкальной составляющей немного подпортили довольно "тяжеловатые" деревянные духовые для столь лёгкого и порхающего первого акта и соло виолончели во втором акте.

Впрочем, весь спектакль оставил ощущения настоящего чуда, маленького (пусть и с печальным финалом) волшебства, которого так не хватает в безумном ритме современной жизни. И по мере развертывания спектакля, автор этих строк все больше и больше убеждалась, что и завтра, если предстоят гастроли этого замечательного интернационального дуэта, пойдет посмотреть на Ольгу Голицу и Яна Ваня во второй раз уже не только "со знанием дела", но и с явным удовольствием.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 7:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102907
Тема| Балет, БТ, "Легенда о любви", Премьера, Персоналии, Ю.Григорович, С.Захарова, Д.Родькин
Автор| Эдуард Дорожкин
Заголовок| Эдуард Дорожкин о долгожданной премьере в Большом
Где опубликовано| © Газета "На Рублёвке"
Дата публикации| 2014-10-29
Ссылка| http://narublevke.com/articles/Eduard-Dorozhkin-o-dolgozhdannoj-premere-v-Bolshom?p=0#text_start
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Долгожданная премьера возобновленной «Легенды о любви» в Большом театре совершенно очевидным образом закрывает одну эпоху, но вот открывает ли она дверь в новую, пока не слишком понятно

Какое время ушло прочь – ясно как пить дать: годы без «Легенды о любви», одного из двух лучших наравне со «Спартаком» произведений Юрия Григоровича. А значит, прощайте мучительные дни, когда всем, кто любит Большой театр, приходилось доказывать тем, кто его возглавлял, что сложившаяся ситуация невозможна, она абсурдна и стыдна. В репертуаре были «Драгоценности» – привозной шедевр Баланчина, категорически отказавшийся кланяться в ноги московским танцовщикам, оказавшийся им и не по зубам, и не по рукам, и, самое главное, не по душе, – и нет «Легенды», истории о самоотвержении, о страсти, о высоком. А ведь именно такие истории есть наш золотой фонд, наша единственная крепкая валюта.

И вот – премьера. Роман Абрамович с сыном, Татьяна Дьяченко с мужем, Полина Дерипаска, Александр Будберг с Натальей Тимаковой (или наоборот – уже теряюсь в светских святцах), банкир Костин с целым выводком прелестных и умных женщин. Элита на элите элитой погоняет. Из ложи дирекции наблюдает московский триумф балерина как бы из Санкт-Петербурга Диана Вишнева, сделавшая мировую карьеру.

Но триумфа нет. Хотя есть все его внешние признаки – композитор Ариф Меликов на поклонах, Юрий Григорович, ликование той части зала, для которой поход в Большой – аперитив перед ужином в ресторане BolshoibyNovikov: истинной цели выезда из «Корабельных сосен».

А у тех, кто знает и любит советский балет, есть вопросы. К их огромной радости явственно примешивается печаль. Ибо того колоссального ощущения, которое было раньше на этом спектакле – как будто тебя ударили обухом по голове, – не вышло, откровения не случилось. И закрался в голову вопрос: а могло случиться? Ведь все те годы, что классические танцовщики Большого осваивали ползание по сцене, которое в театре пытаются иногда выдать за современный балет, время вне Театральной площади тоже не стояло. Актеру с шестым айфоном непросто танцевать такую хореографию: время высоких задач, оголенной чувственности, противостоявшей идеологической косности, время жертвовать собой ради людей уплыло, просочилось сквозь сито демократии, либерализма и потом совсем утонуло, растопилось в стяжательстве и воровстве.

Это главная проблема: решить ее на уровне театра невозможно.

Но есть и другие – вполне решаемые внутренними методами.

В первую очередь это, конечно, касается балерины Светланы Захаровой, вполне узурпировавшей Большой репертуар. Она и танцевала Мехменэ Бану – технично, с механической страстностью, неумными руками, без души. Любому внимательному зрителю было очевидно, как далеко трагедия царицы, пожертвовавшей своей красотой и любовью всей своей жизни ради спасения сестры, лежит от дум, занимающих прелестную голову звездной артистки.

Не вполне спокойно и в мужском царстве. В нем нет лидера, нет человека типа Михаила Лавровского, Владимира Васильева или Николая Фадеечева, чей танец был бы эталоном и звал бы других прыгать выше, вращаться быстрее и перелетать сцену в два рывка. Денис Родькин, танцевавший премьеру, весьма далек от реализации этих задач: он – далеко не бесталанная подставка для Светланы Захаровой, но для балетов Григоровича такой подход не годится совсем.

Идеальным Ферхадом был бы, конечно, Иван Васильев – но то ли его не позвали, то ли он сам предпочел репетировать прекрасную и легкую «Тщетную предосторожность» в Михайловском театре. И это возвращает нас к разговору о времени – разговору важному и такому бессмысленному, если положить руку на сердце.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 29, 2014 8:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102908
Тема| Балет, БТ, "Легенда о любви", Премьера, Персоналии, Ю.Григорович, С.Захарова, Д.Родькин, А.Никулина, И.Цвирко, В.Биктимиров
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Любовь — ничто, народ — всё
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2014-10-29
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/67936-lyubov-nichto-narod-vsye/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Большой театр возродил спектакль «Легенда о любви». Шедевр Юрия Григоровича стал единственной балетной премьерой нынешнего сезона на исторической сцене.



«Легенда о любви» — один из первых шедевров великого хореографа. Композитор и балетмейстер были непозволительно молоды, 27-летний Ариф Меликов еще корпел над студенческими заданиями, а Юрий Григорович, который старше Меликова всего на шесть лет, только определялся с собственным хореографическом почерком. После русского «Каменного цветка» Григорович решил обратиться к древней персидской легенде, послужившей основой для пьесы турецкого поэта и ярого борца за свободу Назыма Хикмета. Интернациональную пятерку создателей пополнили уже многоопытные дирижер Ниязи и художник Симон Вирсаладзе. Каждому творцу композитор посвятил один из пяти аккордов увертюры, предваряющей мудрую, как любое народное предание, историю. Незнакомец возвращает к жизни смертельно больную Ширин, требуя за исцеление высокую плату: красоту ее сестры — царицы Мехмене Бану. Так получилось, что обе влюбляются в художника Ферхада, но он предпочитает царице ее сестру-принцессу. Заплатившая сполна, Мехмене Бану скрывает свое обезображенное лицо под вуалью и разлучает влюбленных. Соединиться они могут только, если Ферхад пробьет железную гору и добудет для измученных жаждой сограждан воду. Смилостивившись, царица отменяет наказание, но Ферхад, обретший в испытаниях новый взгляд на мир, отказывается от собственного счастья ради спасения народа. Герои совершают выбор.



Публика Большого разделилась надвое: те, кто помнит прежних исполнителей, и те, кто смотрит спектакль с чистого листа. Первым тяжелее: старательные попытки так и не приблизили артистов нынешнего поколения к тому накалу страстей, что сопровождал «золотую» историю «Легенды». Как забыть Мехмене Бану Майи Плисецкой, понимавшей, что для женщины пожертвовать своей красотой — гораздо страшнее, чем потерять власть, богатства, и даже — жизнь? Или Наталию Бессмертнову, чья Ширин из наивной трепетной лани вмиг превращалась в пронзенное молнией сломанное деревце и издавала молчаливый стон по несбывшимся девичьим мечтам.

Индивидуальности Светланы Захаровой ближе, конечно, лирическая Ширин, но после «Дамы с камелиями», где титулованная прима явила чудеса эмоциональных перевоплощений, Григорович доверил ей партию Мехмене Бану. Захарова станцевала отлично: иначе она, балерина-перфекционистка, и не умеет. Только амплитуда внутренних порывов стала пожиже: вместо мятежной пытки на лезвии ножа — обволакивающая гибкость совершенного тела. Вселенская скорбь обернулась печалью, муки ревности — завистью, готовность расстаться с жизнью — рефлексией и томлением.

Анна Никулина в роли Ширин нашла кокетливые краски, наивные и свежие: ручки трепещут «восточными» пальчиками, ножки щебечут бойкими пуантами. До пронзительной душевной оторопи вырастить роль пока не получилось. Такую героиню, скорее, ждет другая участь: «...изнывая, / Не долго плакала она. / Увы! невеста молодая / Своей печали неверна».



Ферхад Дениса Родькина, солиста с легким высоким прыжком и благородством сценических манер, при всем богатстве воображения никак не назовешь героем-освободителем. Таким он был у Мариса Лиепы, поступок которого, казалось, шел от характера с мужским замесом и азиатским темпераментом. Новый герой — простодушный юноша, вопреки логике почитающий долг, но не любовь. Родькин трепетно ведет дуэты (особенно первый, с Ширин, где герои не касаются друг друга), но мир больших чувств и высокой трагедии заменяют пока аккуратность и самоконтроль.

Несмотря на понижение эмоционального градуса исполнителями главных партий (в противовес им — яркие работы Виталия Биктимирова — Визиря и Игоря Цвирко — Шута), спектакль не попал в плен архаики. В шедевре Григоровича выработаны каноны, определившие раритетный большой балетный стиль: мизансценический размах, танцевальное многоголосие, пластическая стилизация, элементы акробатики и гимнастики, четкая режиссура, героика как предмет философских обобщений. Но не только. Сегодня «Легенда» приблизилась к программным шедеврам академизма. Григорович протянул руку традициям Петипа со своими «видениями» и «снами», двоемирием, крупными планами и лирическими метафорами. Вдруг замирают придворные, стража, воины, народ, и потоки света выхватывают из тьмы веков главных героев: терзается царица, в нежности заходится Ширин, стремится к ней Ферхад. У каждого — свой внутренний монолог, и передать его словами сложнее, чем телом. Остановленное время исходит так же внезапно, как наступает: сцена вновь ярко освещена, а действие движется вперед.

На премьере полвека назад дуэты с широко распахнутыми в шпагатах ногами, переплетенными в экстазе телами, подвергались остракизму — за чувственность и эротизм. Сексуальными казались и облегающие, как вторая кожа, трико с нашивками на месте сосков. Сегодня, конечно, этим никого не удивишь, но и сейчас адажио Григоровича выглядят стильно, чувственно и виртуозно. Драйва старожилам и первооткрывателям в зрительном зале добавляют непревзойденные массовые сцены: шествия, погони, танец золота, плач истомленных жаждой людей. Кордебалетом Большой театр может гордиться. Все танцуют взахлеб и с полной отдачей. Благо, что хореограф и композитор — создатели балета, имя которому «Легенда», — смотрят на них из зала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика