Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 30, 2014 7:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103001
Тема| Балет, АБТ , Осенний сезон; Гастроли Михайловского театра
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| Балет в Линкольн-центре
Где опубликовано| © Газета «В Новом Свете»
Дата публикации| 2014-10-22
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/articles/2014/10/22/balet-v-linkolncentre.html
Аннотация| Осенний сезон

Когда Нью-Йоркская Сити-опера покинула несколько лет назад ставший слишком дорогим для нее Театр Кока в Линкольн-центре, кое-кто волновался: у Сити-балета, делившего с Сити-оперой эту сцену, сезон сравнительно непродолжителен и с перерывами. Удастся ли заполнить паузы?



фото: AP

Напрасно волновались! Нынче сцена театра постоянно занята: то Большой театр, то Канадская труппа, то Сити-балет вернулся домой на месяц. И не успел он уехать на гастроли, как его место занял Американский балетный театр. Правда, ненадолго: осенний сезон АБТ длится меньше двух недель: с 22 октября по 2 ноября.

Так что стоит поторопиться, тем более что программа этих недель очень интересна.

Ее главная новинка – "Дивертисмент" из балета Александра Глазунова «Раймонда». Один из последних образцов большого императорского стиля, это творение Мариуса Петипа входило в репертуар главных балетных компаний России. Да и музыка – роскошно оркестрованная и мелодичная – часто звучала в концертах и на радио.

Но Запад этот балет почти не знает: слишком громоздкий, длинный, многолюдный, со статичным и довольно банальным либретто, которое нужно лишь для того, чтобы нанизать на него восхитительные балетные номера и картины – такие, как Сон Раймонды или многочисленные танцы в праздничных дивертисментах. Для постановки нужны большая и мощная труппа и немало средств. Правда, в 1975 году Рудольф Нуриев поставил «Раймонду» в АБТ, но спектакль долго в репертуаре не продержался.

В отстутствие (а может быть, и в преддверии?) новой американской постановки «Раймонды» АБТ решил воспользоваться присутствием в рядах своих педагогов-репетиторов Ирины Александровны Колпаковой. Она была непревзойденной исполнительницей роли Раймонды и танцевала ее в Мариинском много лет, и теперь, вместе с Кевином МакКензи, поставила, с максимальным сохранением хореографии Петипа, несколько сцен из балета, объединив их под названием «Дивертисменты».

В репертуаре также - новый балет Лиама Скарлетта, главного приглашенного хореографа Лондонского королевского балета и нового любимца балетного мира вообще; балет Твайлы Тарп «Партита Баха»; полюбившиеся публике очаровательные «Семь сонат» Ратманского на музыку Доменико Скарлатти; балет Кристофера Уилдона «13 Diversions» на музыку Бенджамина Бриттена; недавно вернувшийся в репертуар развлекательный балет Леонида Мясина на музыку Оффенбаха «Парижское веселье»; другой развлекательный, но давно присутствующий в репертуаре балет Джерома Роббинса на музыку Леонарда Бернстайна «Fancy Free» и лирический шедевр Энтони Тюдора на музыку Эрнеста Шоссона «Сиреневый сад».

Каждая программа представляет по 3-4 наименования. www.ABT.org

* * *

Ну а если вы соскучились по большому полнометражному спектаклю, вроде «Жизели», «Дон-Кихота» или «Пламени Парижа», то именно эти три наименования будут представлены на афише гастролей Михайловского театра (бывший МАЛЕГОТ, недолго побывший еще и театром им. Мусоргского) из Петербурга.

В Михайловском, как и в его сопернике, Мариинском, идут, как известно, и опера, и балет, и о его балетной труппе теперь много говорят. Туда ушел из Мариинского Леонид Сарафанов, ведущий танцовщик труппы, туда «перебежали» из Большого Наталья Осипова и Иван Васильев, там нашел себе творческий дом и место главного хореографа знаменитый испанский хореограф Начо Дуато.

На недавних гастролях труппы в Лондоне требовательные британские критики дали каждому из этих трех спектаклей высший балл – пять звездочек, а вся труппа получила Национальную награду британских критиков как лучшая труппа 2013 года.

В Америке «михайловцев» ждали еше в прошлом году, но гастроли оказались намечены вплотную к сезону АБТ, в котором участвовали все те же Наталья Осипова и Иван Васильев. АБТ конкуренции не хотел и, воспользовавшись условиями контракта, гастролям Михайловского воспрепятствовал.

В осеннем сезоне АБТ ни Осипова, ни Васильев не участвуют (только что стало известно, что оба они появятся в весенне-летнем сезоне АБТ), так что гастроли состоятся, и Нью-Йорк, наконец, увидит и труппу, и ее прославленных солистов.

Обратите внимание, что Наталья Осипова танцует два спектакля «Жизель», но ее Альбертом будет Леонид Сарафанов. Между тем Иван Васильев танцует главную мужскую партию в «Жизели» с другой ведущей солисткой Михайловского, Ангелиной Воронцовой.

Васильев и Воронцова будут солистами и в «Пламени Парижа» -- популярном в свое время балете Бориса Асафьева, восстановленном сравнительно недавно и в Большом, и в Михайловском. А в дуэте Осипова и Васильев появятся в балете Минкуса «Дон Кихот» (который стал их первой совместной работой около 10 лет назад, в Большом театре, в самом начале их всемирной славы), а также в мини-балете «Барышня и хулиган» на музыку Шостаковича в постановке Константина Боярского, восстановленной полвека спустя Михаилом Мессерером.

«Барышня и хулиган» -- часть еще одного спектакля, который покажет труппа в Нью-Йорке: «Три века русского балета». 19-й век представлен балетом «Легкая кавалерия», созданным еще Мариусом Петипа, 20-й – мини-балетом «Барышня и хулиган», а 21-й – «Прелюдом» Начо Дуато (он здесь не только хореограф, но и автор костюмов и сценического дизайна), созданным специально для труппы Михайловского театра на музыку Генделя, Бетховена и Бриттена.

За билетами лучше всего отправиться в Линкольн-центр, в кассу театра Кока. Купившим билеты на несколько спектаклей – скидка до 20 процентов. Детали можно узнать на сайте www.ardani.com
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 30, 2014 2:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103002
Тема| Балет, Украина, Премьера, Персоналии, Дуайт Роден
Автор| Анна Давыдова
Заголовок| Интервью с Дуайтом Роденом, постановщиком Великого Гэтсби
Где опубликовано| © журнала Корреспондент №42
Дата публикации| 2014-10-24
Ссылка| http://korrespondent.net/showbiz/culture/3438066-korrespondent-yntervui-s-duaitom-rodenom-postanovschykom-velykoho-hetsby
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Лидии Новохатько
Дуайт Роден (слева) давно сотрудничает с украинским артистом балета Денисом Матвиенко



За две недели до мировой премьеры балета Великий Гэтсби в кассах не осталось ни одного билета.

Хореограф Великого Гэтсби Дуайт Роден рассказал Корреспонденту, в чём разница между украинскими и американскими танцовщиками, а заодно поделился своей киевской “балетной диетой” — в ней если не бургеры, то вареники, пишет Анна Давыдова в №42 издания от 24 октября 2014 года.

За две недели до мировой премьеры балета Великий Гэтсби, которая состоится 28 и 29 октября в киевском Дворце Украина, в кассах не осталось ни одного билета — впечатляющий результат. Масштабная международная постановка, собравшая ведущих танцовщиков Украины, США и России, изначально должна была быть воплощена на сцене Мариинского театра Санкт-Петербурга, но в итоге перебазировалась в Киев.

С конца июля в Доме учителя, где размещается Киевский академический хореографический колледж, идут бесконечные репетиции — на износ, с утра до ночи. А за океаном, в Нью-Йорке, с ночи до утра по нашему времени над тем же материалом трудятся артисты именитой труппы Complexions. Её художественный руководитель Дуайт Роден, поставивший более 80 балетов по всему миру, — режиссёр и хореограф Великого Гэтсби.

«Единственная причина, по которой мои танцоры сейчас не в Киеве, — график выступлений Complexions. Но уже скоро они прилетят и мы сможем соединить все части пазла», — с усталой улыбкой рассказывает Корреспонденту Роден, ненадолго вырвавшийся перекусить перед очередным возвращением в зал.

— Вы неоднократно сотрудничали с Денисом и Анастасией Матвиенко, исполняющими в Гэтсби главные партии, но впервые работаете с целым коллективом, преимущественно состоящим из украинских артистов. Чем они отличаются от американцев — в лучшую, в худшую сторону?

— Вам действительно нужен негатив? (Смеётся.)

— Мне нужна правда.

— Что ж, тогда скажу так: по большому счёту негатив проявляется лишь в одном. Есть огромная разница между тем, что значит работать артистом балета в Америке и в Украине.

В США гораздо сильнее ощущается конкуренция. У вас балет финансирует государство. И, попадая в труппу, ты чувствуешь себя защищённым: твоя зарплата гарантирована, у тебя есть работа до конца твоих балетных дней — лишишься её, только вытворив что-то совсем ужасное.

В Америке же никаких гарантий нет. Из сезона в сезон необходимо показывать, чего ты стоишь. Если твоя работа не будет удовлетворительной, тебе просто не продлят контракт. Я не хочу сказать, что украинские танцоры воспринимают всё как должное, но в Америке необходимость всеми силами держаться за свою работу ощущается острее.

Хотите верьте, хотите нет, но в сфере искусства вы более защищены. Мы, Complexions, не находимся на госфинансировании. Да, в США есть танцевальные коллективы, которые поддерживаются государством, но их очень мало.

У меня давно своя труппа — в этом году отмечаем 20-летний юбилей. И мы всегда обеспечивали себя сами. У нас есть частные инвесторы, партнёры. Ты должен прийти к ним и, грубо говоря, продать свою программу на новый сезон: «Помогите нам, пожалуйста, сделать те прекрасные вещи, которые мы хотим!». Нужно убеждать, аргументировать: просто так денег никто не даст. И мне кажется, что это очень влияет на то, как танцоры работают.

— То есть, можно сказать, что украинские артисты более ленивые?

— Я бы не сказал ленивые — я бы сказал расслабленные. В Америке привыкли работать энергичнее: мы в постоянном цейтноте, мы можем потерять деньги, а значит, должны закончить проект быстро. Хотя, если честно, я не уверен, что это так уж хорошо. Иногда было бы классно иметь больше времени, чтобы довести работу до совершенства. И тут, в Украине, у танцоров это время есть.

— Что же, у наших танцовщиков нет амбиций?

— Есть. Но у американцев просто более развит дух конкуренции. Вопрос не в лени или отсутствии амбиций — просто у ваших танцоров нет такой настоятельной необходимости постоянно доказывать, что они лучшие.

— Герой романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда всегда стремился к большему, практически к невозможному. Что для вас история Джея Гэтсби?

— Это история о человеке, находящемся в нелучших отношениях с самим собой: ему не особенно нравится то, кем он является. Он добивается богатства и признания, но у его пути к успеху есть и тёмная сторона. Он не унаследовал состояния, всё заработал сам, и далеко не всегда законным способом. Он одинок. Да, для меня это главным образом история об одиночестве.

— Не о любви?

— Где-то и о ней. Но больше об одиночестве — о тоскующем мужчине, который не может быть вместе с той женщиной, о которой мечтает. Такая неудовлетворенная любовь, без взаимности. Его пример — предостережение о том, что желание подняться как можно выше по социальной лестнице может иметь очень темную сторону. Далеко не всегда в конце такого пути тебя ждет счастье.

— Для многих данная история — об американской мечте…

— Да, потому что Джей — американец. (Смеётся.) Но если серьёзно, это история вне времени, и у неё нет привязки к географии или национальности. Я думаю, в наши дни во всех странах люди мечтают примерно об одном и том же. Украина не исключение: люди хотят хорошо себя чувствовать, найти любовь, быть успешными, счастливыми.

— И что же, у каждого такого желания счастья есть та тёмная сторона, о которой вы говорили?

— Нет. Я оптимист. Я верю в настоящую любовь. Верю, что она возможна безо всяких оговорок. Да, в ней всегда заключён какой-то вызов. Да, за неё всегда нужно бороться. Но это не значит, что в любой мечте есть что-то порочное.

— А какой была ваша мечта? Как простой парень из провинциального Огайо стал знаменитым нью-йоркским танцором? Вы ведь очень поздно начали.

— В 18 лет. И у меня на тот момент не было классической базы.

— Неужели такое возможно?

— Да, посмотрите на меня. (Улыбается.) Безусловно, тяжело пришлось. Но у меня были хорошие предпосылки — подходящее телосложение, музыкальность, прекрасная координация. И я постоянно танцевал: каждую пятницу участвовал в «танцевальных битвах» — не профессиональных, любительских, но это было весело и круто. А ещё — дало понимание того, что значит выступать для публики.

Кроме того, я всё время занимался: придумывал собственные танцевальные движения, связки, упражнения. Не могу назвать то, что я делал, хореографией, но это определённо были танцевальные тренировки.

— А вы встречали других таких самородков? Вот пришёл бы к вам 18-летний талантливый парень без образования — стали бы с ним сотрудничать?

— Да, у меня есть такие артисты, и я с ними работаю. Но важно ещё вот что — одержимость танцем. Я был именно таким — одержимым. Однажды на пятничной вечеринке ко мне подошла девушка-балерина и сказала: «Ты так хорош! Ты должен быть танцовщиком!». И она привела меня в балетный класс.

Моя сестра занималась балетом, но я не особенно интересовался её делами. А тут, когда я сам попал в этот мир, мне открылось настоящее волшебство: прекрасно организованные репетиции, дисциплина — всё то, с чем я раньше никогда не сталкивался. Подумал: вот чем я должен заниматься! Я очень напряжённо работал — занимался весь день, а вечером шёл на ещё одну репетицию в другую балетную студию.

Я очень напряжённо работал — занимался весь день, а вечером шёл на ещё одну репетицию в другую балетную студию. И это принесло свои плоды. Я очень быстро прогрессировал

И это принесло свои плоды. Я очень быстро прогрессировал — уже через пять лет переехал в Канаду, где стал членом профессионального балетного коллектива. Хотя формально я попал в труппу уже через два года, но, во-первых, это был театр модерна, а во-вторых, они меня взяли не за танцевальные заслуги, а просто потому, что я был мальчиком — мог поднимать девочек. (Смеётся.)

— Когда вы поняли, что можете быть хореографом?

— Я хотел этого с самого начала. Знаете, иногда вы делаете что-то, даже не зная, как это правильно называется. Так было и со мной — я ставил хореографию ещё тогда, когда слова такого не знал. А как только начал профессионально заниматься танцами, сразу же стал спрашивать педагогов: «Можно я буду делать постановку?». Просил коллег-танцоров участвовать в моих номерах. По сути, профессию танцовщика и профессию хореографа я осваивал одновременно.


— Есть мнение, что украинские артисты балета отстали от мировых хореографических тенденций. Вы с этим согласны?

— Не могу говорить обо всех — лишь о тех, с кем работаю. Я бы сказал так: им не хватает практики современных движений. А моя работа, хоть она и основана на классике, несёт в себе очень много заимствований из других сфер — джаза, уличного танца. Чтобы это освоить, нужно быть очень податливым.

— И внутренне открытым?

— Да, это даже важнее всего остального. И ещё должно быть огромное желание сделать что-то большее, превзойти самого себя.

— Тяжело было найти таких людей в Украине?

— Да. Но танцоры, которых мы отобрали, уже сделали огромный рывок вперёд. Между тем, с чего они начали в июле, и тем, где они сейчас, огромная разница. Моя хореография не из лёгких. Она требует классической подготовки, но современной пластики тела, музыкальности, умения сочетать несочетаемое.

— Фактически у Великого Гэтсби три руководителя — вы, Денис Матвиенко и автор музыки, композитор Константин Меладзе. Все — яркие личности со своим авторским видением. Как сработались?

— Мы с Денисом уже не раз сотрудничали и очень близки: можем спорить, но всегда найдём компромисс, который устроит обоих. Денис — великолепный танцовщик. Но танцовщик классический — да, с опытом современной хореографии, только мне хотелось вести его дальше. Дать ему не то, что он уже знает, а то, чего он ещё не пробовал. И второй момент: ему необходимо было по-настоящему перевоплотиться в Джея Гэтсби — сыграть, прожить этот образ. Поэтому перед Матвиенко стояла очень сложная задача — соединить всё это вместе: новые движения, моё понимание музыки и его собственное видение как артиста. Он справился блестяще!

Что касается Константина, то я не был с ним знаком, хотя и знал его работу. Я очень его уважаю, но не могу сказать, что мы работали в такой же тесной связке, как с Денисом. Во-первых, языковой барьер. Преодолеть его нам помогла [продюсер проекта] Алёна Матвиенко — мы общались через неё, и, подозреваю, при переводе она сглаживала какие-то моменты. И в итоге мы находили решение проблемы. Да, не всегда это было легко. Но, с другой стороны, ведь ничто стоящее легко не даётся.

— Вы всегда ведёте несколько проектов. Над чем ещё сейчас работаете, помимо Гэтсби?

— Делая этот спектакль, я поставил ещё один балет для Complexions. Он называется Head Space. Уже состоялась премьера — правда, без меня: я был здесь, в Украине. А сейчас я отправляюсь в Ниццу, где будет премьера балета, который я поставил прошлым летом. Да, мне неинтересно делать только что-то одно. Люблю контрастные проекты.

— Кстати, о контрастах: а как вам контраст между Нью-Йорком и Киевом? И да, я, как и прежде, хочу, чтобы вы сказали правду.

— Нет, не хотите. (Смеётся.) Но если серьёзно, то в целом Киев мне нравится. Да, мне здесь довольно сложно — в основном из-за языка. Когда еду во Францию, то говорю по-французски, как могу. А украинский или русский — эти языки слишком далеки от моей зоны комфорта. Я вообще их не знаю и не улавливаю их внутреннее устройство, как, к примеру, у меня получается с испанским.

Скучаю ли я по Нью-Йорку? Честно говоря, не слишком. Я скучаю по своей собаке. Это девочка, грейхаунд. Её зовут Алли, и она чем-то похожа на балерину — такая элегантная!

-- В последнее время у нас настоящая мода на Нью-Йорк -- даже ваши «фирменные» бублики-бейгли появились. А вам попадался какой-то маленький «кусочек» Нью-Йорка в Киеве?

-- Пожалуй, да – одно заведение в центре с очень пристойными бургерами! Кстати, знаете, а ведь в Нью-Йорке сейчас какой-то настоящий гурме-бургерный бум: кругом бургеры, бургеры и ещё раз бургеры -- именно не как уличная еда, а как часть ресторанной кухни.

-- У нас примерно то же самое.

-- Ну я пока видел только одно такое место. Хотя что мне действительно нравится в Киеве, так это рестораны: действительно очень хорошие! Ну или мне просто везёт.

-- А что вы вообще едите в Киеве? Не один же бургеры.

-- Вареники – отличное кафе, где их подают, расположено как раз через дорогу от места наших репетиций.

-- Не самая балетная диета...

-- Ну так я же больше не выступаю. Мне не нужно носить одежду маленького размера -- уже могу позволить себе побольше! (Смеётся).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 30, 2014 2:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103003
Тема| Балет, Беларусь, Премьера, Персоналии, Нина Ананиашвили
Автор| Ирина Юдина
Заголовок| Браво, Лауренсия! В репертуар Большого театра возвращается один из самых «прыгучих» балетов
Где опубликовано| © Сайт информационного агентства "Минск-Новости"-
Дата публикации| 2014-10-30
Ссылка| http://minsknews.by/blog/2014/10/30/bravo-laurensiya-v-repertuar-bolshogo-teatra-vozvrashhaetsya-odin-iz-samyih-pryiguchih-baletov/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В советское время заполучить в афишу «Лауренсию» Александра Крейна было не то чтобы модно – идеологически грамотно.

История, описанная классиком испанской литературы Лопе де Вегой в пьесе «Овечий источник» («Фуэнте Овехуна»), интерпретировалась как рассказ на тему классовой борьбы – крестьяне против феодалов.

Хореография Вахтанга Чабукиани – то ценное, ради чего было решено возродить забытый спектакль.

– Восстановить оригинальную хореографическую партитуру помогали артисты старшего поколения, танцевавшие еще при Чабукиани. Есть фильм, который снят с участием Веры Цигнадзе – известной грузинской балерины, – рассказывает режиссер-постановщик балета в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси Нина Ананиашвили. – Какие-то моменты видоизменили. Спектакль стал более динамичным, из трехактного – двухактным. Постарались найти те средства, которые помогут артистам так донести зрителю эту историю, чтобы сегодня она не казалась наивной.

Идет репетиция. Объявлен перерыв. Есть несколько минут поговорить о премьере.

– Пользуясь сочным театральным сленгом, можно ли сказать про «Лауренсию», что это «прыгучий» балет?

– Таких прыжковых вариаций, как в «Лауренсии», пожалуй, нигде не встречала. Разве что в «Дон Кихоте». Очень трудный спектакль, особенно для ведущих балерин. Зато можно проявить себя. К своему сожалению, я «Лауренсию» не танцевала.

– В списке партий, которые вы исполняли, и без того почти сто названий.

– Уже 105. После рождения дочери десять новых спектаклей станцевала в Тбилиси.

– Как вам это удается?!

– Не спешила возвращаться на сцену. Год сама кормила дочь. Для себя решила, что продолжу выступать, если после перерыва смогу танцевать весь свой репертуар. Два года понадобилось, чтобы вернуться. И я вернулась. Сезон отработала в American Ballet Theatre, танцевала по 15 больших спектаклей в месяц: «Корсар», «Баядерка», «Лебединое озеро»… Сегодня продолжаю выступать, но не так много, как раньше. С одной стороны, хочется больше личного времени. С другой – стала больше ставить. Пообещала себе: еще чуть-чуть потанцую. Есть интересные планы, они связаны с организацией гастролей для театра (Нина Ананиашвили – художественный руководитель балетной труппы Грузинского театра оперы и балета имени З.П. Палиашвили. – Прим. авт.)

– Правда, что вы и Андрис Лиепа репетировали в Минске хореографическую зарисовку, которую исполнили на III Международном конкурсе артистов балета, где были удостоены Гран-при? Это 1986 г., Джексон, США.

– Номер «Настроение» на музыку Родиона Щедрина поставил Валентин Елизарьев (народный артист СССР, знаменитый хореограф, с его именем связана история Большого театра Беларуси). Мы с Андрисом приезжали в Минск, а Людмила Бржозовская и Юрий Троян нам показывали этот номер – очень эффектный. Валентин Николаевич несколько изменил его для конкурсного исполнения. Артистов старшего поколения вашего театра знаю с тех пор. Творчески дружим.

Не так давно Щедрин приезжал в Тбилиси. Тоже вспомнили про тот номер. Спросил: почему бы сегодня не поставить? Я ответила: «Скажу Валентину Николаевичу. Думаю, это возможно».

– Танцевать балеты «Дон Кихот» или «Лауренсия» – значит танцевать испанский характер?

– На репетициях «Лауренсии» шутила: «Белорусы, покажите свой темперамент!» Испанский характер – это и страстность, и флирт, и какая-то внутренняя сила.

– Не сразу угадала, что это за щелкающий звук. Артисты пробуют играть на кастаньетах?

– Да. Меня этому научили друзья-испанцы, когда репетировала «Дон Кихота». Если артист знает, как обращаться с кастаньетами, он руки держит так, как того требует испанский танец. Основа «Лауренсии» – харáктерные танцы. Здесь есть что играть. Подходящий материал для труппы такого масштаба, как в вашем театре, чтобы максимально проявить свои







Дополнительня информация

Премьера «Лауренсии» в постановке всемирно известной балерины Нины Ананиашвили состоится 1 и 2 ноября.

***

Над постановкой спектакля работает приглашенная команда профессионалов. Режиссер-постановщик Нина Ананиашвили. Дирижер-постановщик Олег Лесун, художник-постановщик Давид Монавардисашвили (Грузия), художник по костюмам Александр Васильев (Россия), художник по свету Маргус Ваигур (Эстония). Художественный консультант спектакля народный артист России Алексей Фадеечев (Россия), ассистенты балетмейстера-постановщика Екатерина Шавлиашвили и народный артист Беларуси Игорь Артамонов.

Фото Сергея ПОЖОГИ и из архива Большого театра Беларуси
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 30, 2014 10:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103004
Тема| Балет, Гастроли Михайловского театра в США
Автор| Нина Аловерт
Заголовок| ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ ТЕАТРА
Где опубликовано| © «Русский базар» №44 (967)
Дата публикации| 2014-10-29 - 2014-11-05
Ссылка| http://russian-bazaar.com/ru/content/160043.htm
Аннотация|


Фото Стаса Левшина: Воронцова, Васильев. "Дон Кихот"

Осенний сезон в Нью-Йорке отмечен уникальным событием: впервые в Америку приезжает балет Михайловского театра из Санкт-Петербурга. История этого театра и этой труппы необычна, пожалуй, ни один русский балетный театр не прошел такой разнообразный и самобытный путь развития.
Театр был основан в 1833 году по указанию Николая Первого и назван Михайловским в честь младшего сына Павла Первого. Это был оперно-драматический театр, в котором выступали приезжие труппы. После революции театр не один раз переименовывали, но теперь ему вернули его историческое название. В 1920 году в театре начала работать постоянная оперная труппа, а в 1933 – и балетная. Во главе балета встал Федор Васильевич Лопухов, хореограф-новатор, зачинатель многих направлений в русском балете ХХ века, личность не менее крупного масштаба чем С. Дягилев. Он мыслил новый театр не копией Мариинского театра, а труппой с оригинальным балетным репертуаром. После оглушительного успеха балета «Светлый ручей» на музыку Д.Д. Шостаковича в 1935 году Лопухов был назначен художественным руководителем балета Большого театра, куда перенес и «Светлый ручей». Но после погромных статей в советской прессе, направленных против Шостаковича, Лопухов был объявлен «формалистом», отстранен не только от должности, но и «от балета» на долгие годы. Но все-таки Лопухов успел создать балетный театр и заложить основы его развития в будущем.
Во главе труппы один за другим становились известные хореографы: Л. Лавровский, ставший затем художественным руководителем балета Большого театра; Борис Фенстер, Петр Гусев, Игорь Бельский. Хореограф Олег Виноградов, один из значительных личностей в истории русского балета ХХ века, как и до него Бельский, был затем назначен руководителем балета Мариинского театра.
Значительный современный репертуар появился в театре при Николае Боярчикове. Традиция создавать что-то новое и не бояться экспериментов, заложенная Лопуховым, осталась в театре на долгое время. Во все периоды в репертуаре постоянно появлялись новые спектакли не менее, а иногда и более интересные чем те новинки, которые ставились на сцене Мариинского театра (среди них - «Конек-Горбунок»и «Одиннадцатая симфония» Бельского, «Ярославна» и «Тщетная предосторожность» Виноградова, «Антоний и Клеопатра»Чернышева, «Три мушкетера» Боярчикова и другие).
Для Михайловского театра поставил спектакль один из крупнейших русских мастеров балета Леонид Якобсон, в нем начинали свой путь оригинально мыслившие хореографы Игорь Чернышев и Леонид Лебедев. Театр не побоялся воссоздать на сцене балеты эмигранта М. Фокина «Петрушку» и «Жар-птицу» (редакция К. Боярского). Интересная деталь истории театра: еще до появления балетной труппы в 1923 году танцы для оперы «Золотой петушок» сочинял молодой танцовщик Мариинского театра Георгий Баланчивадзе, ставший впоследствии знаменитым Джорджем Баланчиным.
С начала 50-х годов в репертуаре театра появились и классические балеты. С периодом работы каждого следующего нового художественного руководителя, балет Михайловского театра обретал новые оригинальные особенности.
Заметную роль в жизни театра сыграл бизнесмен В.Я. Кехман, назначенный в 2007 году генеральным директором Михайловского театра. Он стремится усилить самобытность творческой жизни труппы. С этой целью в 2011 году Кехман пригласил на пост руководителя балета известного европейского хореографа, испанца Начо Дуато. Впервые в истории русского балета ХХ века во главе труппы встал иностранный хореограф. Дуато перенес на сцену Михайловского театра некоторые свои спектакли и поставил новые. Сегодня художественным руководителем балета является Михаил Мессерер, в прошлом – танцовщик Большого театра, который, как педагог балета, работал во многих странах мира.

БАЛЕТ МИХАЙЛОВСКОГО ТЕАТРА В НЬЮ-ЙОРКЕ

Театр привозит в Нью-Йорк театральное агентство “Ардани Артист”.
Гастрольный репертуар отражает репертуарную политику театра последних лет.
Театр открывает гастроли бессмертным классическим балетом «Жизель» Ж. Каролли, Ж. Перро в редакции М. Петипа (музыка А.Адана).
Восстановил «Жизель» Никита Долгушин, роль которого в истории Михайловского театра неоценима. В прошлом – танцовщик Мариинского театра, премьер Новосибирского театра и Малого (Михайловского), где он до своей смерти оставался репетитором, Долгушин в свое время был одним из лучших исполнителей роли Альберта. Разносторонне образованный человек, он 50 лет собирал все материалы, касавшиеся «Жизели», и знал об этом балете все, что можно было знать.
Заключает гастроли другой знаменитый классический балет, «Дон Кихот» А. Горского (музыка Л. Минкуса), который Мессерер перенес на сцену Михайловского театра в московском варианте. Этот балет от начала прошлого века «прошел через руки» хореографов и танцовщиков разных поколений, включая В. Васильева и А. Ермолаева, которые поставили знаменитый дуэт.
«Дон Кихот» - это балет-праздник, в нем большое количество выигрышных ролей, дуэтов, вариаций, характерных танцев.
Мессерер активно занимается восстановлением балетов русской балетной классики советского периода. Так нью-йоркцы увидят «Пламя Парижа» В. Вайнонена на музыку Б. Асафьева. В балете есть красивые дуэты и прекрасные массовые сцены (особенно характерные танцы).
Сборная программа состоит из трех балетов. «Привал кавалерии» М. Петипа (композитор И. Армсгеймер), который в какой-то период шел на сцене Михайловского театра в редакции Гусева. «Класс-концерт» Асафа Мессерера был в репертуаре Большого театра. В программу включен «Прелюд», сочиненный Начо Дуато для танцовщиков Михайловского театра.
Во все периоды истории театра в нем работала высокопрофессиональная труппа и премьеры, имена которых остались в истории русского балета. Как и раньше, в театре работают или выступают как гости известные танцовщики русских театров, а теперь – и западных.
Так и сегодня разнообразный репертуар театра оказался притягательным для танцовщиков Большого и Мариинского театра. На гастроли приезжает артисты труппы, «звездная пара» молодого поколения современного балета, Наталья Осипова и Иван Васильев. В прошлом премьеры Большого театра, они перешли работать в Михайловский театр. Осипова одновременно является и прима-балериной Лондонского Королевского балета, оба артиста постоянно участвуют в летних сезонах Американского балета. Из Мариинского театра перешел в Михайловский и один из лучших петербургских премьеров Леонид Сарафанов. Осипова и Сарафанов открывают гастроли в балете «Жизель».
Танцовщицей Большого театра была и молодая прима Михайловского – Анжелина Воронцова, у которой с переходом в Петербургский театра начался бурный творческий рост. Воронцова будет танцевать несколько спектаклей с Иваном Васильевым.
Приезжают известные премьеры театра Ирина Перрен, Екатерина Борченко и Марат Шемиунов.
В главных ролях выступят молодые танцовщики труппы Анастасия Соболева, Виктор Лебедев, Иван Зайцев, и «гостья» из Мариинского театра Оксана Бондарева.
Словом, спектакли Михайловского театра обещают любителям балета много ожидаемых радостей и, надо надеяться, радостных сюрпризов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 31, 2014 9:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103101
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Персоналии, Александр Литягин
Автор| Людмила Романова, театровед
Заголовок| Всё начинается с классики
Где опубликовано| © газета «Коммуна» №148 (26364)
Дата публикации| 2014-10-31
Ссылка| http://www.communa.ru/index.php?ELEMENT_ID=89124
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В конце прошлого сезона главным балетмейстером Воронежского театра оперы и балета был назначен ведущий солист Александр Литягин



Я знаю его давно, ещё с хореографического училища, где он был одним из лучших. В его активе – работа в Петербургском балете Бориса Эйфмана, затем – ведущие партии в нашем театре. И вот – новое назначение. Не каждый день твои ученики становятся главными балетмейстерами. О планах на будущее, о классике и модерне, о ведущих тенденциях в балете – наша беседа.

- С какими чувствами ты воспринял новое назначение?

- С гордостью, что выбрали именно меня, и с некоторым страхом за ту огромную ответственность, которую налагает эта должность.

- Как оцениваешь состояние труппы?

- Большинство её составляют выпускники Воронежского хореографического училища. Они хотят работать, репетировать, танцевать. Когда мы готовили большой гала-концерт к открытию сезона, многие подали творческие заявки на номера, которые они хотели бы сделать. И вы знаете – некоторые из заявок были реализованы. Другое дело, что наша материальная база недостаточна. В стране есть театры, которым местная власть уделяет огромное внимание. Мы же не можем похвастаться ни зарплатами, ни избытком внимания, ни затратами на постановки. И всё же люди полны желания работать. Ну как не гордиться такой труппой?! Мне кажется, она способна на многое.

- Солисты известны и любимы воронежской публикой: прежде всего ты сам, затем Негробовы – отец и сын, Денис Каганер, Светлана Носкова, Юлия Непомнящая, Михаил Ветров, Дина Болотова, другие молодые дарования, только заявляющие о себе. Но я обратила внимание, что и кордебалет очень подтянулся – работает четко и слаженно. А ведь это очень важная составляющая часть балета.

- Мне приятно это слышать, потому что мы много работаем в этом направлении. Зритель должен увидеть качественное зрелище, где ничто не оскорбило бы его вкус. Я стараюсь равное внимание уделять и работе с солистами, и работе с кордебалетом. Моя задача на сегодняшний день – тщательно откорректировать все идущие на сцене балетные постановки. А мечта – воспитание балетного зрителя с детского возраста, чтобы сначала был «Чиполлино», потом «Щелкунчик», «Коппелия», а затем уже более сложные – «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и только затем – современные балеты. Сейчас приглашенный мною Генрих Майоров работает над «Чиполлино».

Планируется приглашение и других балетмейстеров. Их, правда, в стране осталось не так много – в основном они работают за рубежом, где по-прежнему считают, что русский классический балет – «впереди планеты всей». Но подготовленный к последнему Платоновскому фестивалю балет по сложнейшим произведениям Андрея Платонова показал, что хореографы высокого уровня в стране есть – например, Раду Поклитару, Вера Арбузова, Александр Могилев.

- А у тебя самого есть балетмейстерские амбиции?

- Есть-то они есть, но конкретных планов пока нет. Я вообще хочу, чтобы люди работали с разными балетмейстерами, изучали разные почерки, разные стили. Только через многообразие мы сможем представить все направления современного балета.

- Кстати, о многообразии. Не секрет, что модерн-балет с трудом приживается на русской сцене, по крайней мере, в провинции. Меж тем по каналу «Культура» иногда приходится видеть потрясающие вещи именно в этом стиле. Из последних могу назвать «Русалочку» по сказке Андерсена в постановке Дж.Ноймайера. Вот уж где истинны драматизм, экспрессия, открытость чувств! И высочайшая техника, почти акробатика!

- Согласен, только за рубежом есть два направления: одно – танец в чистом виде под красивую музыку, в красивых костюмах, как бы любование танцем, а есть смысловой балет, с развивающимся сюжетом, с режиссурой, с созданием образов. Мне ближе последнее. Да, думаю, и всему русскому балету.

- Прости, если мой вопрос покажется тебе дилетантским, но танцовщики классического и модернового балета – разные или корневая система у них одна?

- Это совсем не дилетантский, а очень важный вопрос. Основа для любого стиля, будь то джаз-модерн, неоклассика или даже эстрадный танец – классическая школа балета. Если ты владеешь ею, ты можешь танцевать всё.

- Вот в 30-е годы в советском балете возникло такое направление, как драмбалет или хореодрама. Это сегодня забыто или как-то используется?

- Я сторонник того, чтобы использовать всё самое ценное, что изобрели до тебя, и идти дальше. К драмбалету относятся такие шедевры, как «Ромео и Джульетта», «Золушка» и «Каменный цветок» Сергея Прокофьева (все три идут в нашем театре), «Спартак», «Легенда о любви» – балеты со сложными драматическими сюжетами, выразительными образами, насыщенные сложной техникой. Это наше национальное достояние, и хореография Юрия Григоровича – такая же классика, как и хореография Мариуса Петипа, Льва Иванова или Михаила Фокина.

- А какого стиля придерживается Борис Эйфман, у которого ты начинал?

- Борис Яковлевич исповедует современный стиль в опоре на классику. Я танцевал у него в четырех балетах: «Кто есть кто», «Красная Жизель», «Реквием», «Дон Кихот, или Фантазия безумца». У него сложно, но интересно.

- А не хотелось бы?…

- Хотелось бы. «Красную Жизель». Но до неё ещё расти и расти. Кусочек из неё был включен в гала-концерт. Вообще, цель гала-концерта была – не столько показать наших солистов, которых и так все знают, сколько выявить потенциал тех, кто находится на вторых-третьих ролях. Век балетного артиста короток, и надо проявить себя по максимуму. В нашей труппе 70 человек, и все должны быть заняты.

- Недавно губернатор Алексей Гордеев объявил, что после реконструкции драматического и постройки нового здания Камерного театра на очереди – театр оперы и балета. Значит, предстоит капитальный ремонт. Чем будет заниматься труппа?

- Хорошо, если бы нам предоставили для выступлений какое-либо помещение, например, концертный зал. Или мы могли бы выезжать на гастроли в другие города Черноземья, где, кстати, нас всегда радостно встречают. Вопрос сложный, но выход найти можно. Главное – не растерять то, что уже есть. Марка воронежского балета должна быть на высоте!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 01, 2014 12:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103201
Тема| Балет, Украина, Премьера, "Великий Гэтсби", Персоналии, Денис Матвиенко
Автор| Ольга Кизлова
Заголовок| "Великий Гэтсби" встал на ноги
Где опубликовано| © газета «Зеркало недели. Украина» №40
Дата публикации| 2014-10-31
Ссылка| http://gazeta.zn.ua/CULTURE/velikiy-getsbi-vstal-na-nogi-_.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера балета "Великий Гэтсби" на сцене Дворца "Украина" стала одним из главных (если не главным) "кассовых" событий этого тяжелого года. Билеты на два представления размели мгновенно. Желающие попасть с зал спрашивали "лишний…" еще на подступах к Владимирскому рынку. А перекупщики продавали вожделенные билеты-бумажки в пять раз выше их номинальной стоимости.

Здесь не то чтобы "феномен" и "ажиотаж" вокруг отдельного проекта. Здесь еще и диагноз нынешнего состояния рынка гастролей-развлечений. Из-за трагических событий в стране этот рынок переживает невиданный доселе кризис. "Гэтсби", умно распиаренный и хорошо сделанный проект, оказался как нельзя кстати. Тем более на кассу влияла и магия громких имен, собственно авторов: Френсис-Скотт Фитцджеральд, Константин Меладзе, хореограф Дуайт Роден, исполнитель главной партии и арт-директор, всемирно известный танцовщик Денис Матвиенко.



Г-н Матвиенко, в свое время некрасиво и незаконно уволенный из нашей Национальной оперы, как оказалось, не стал громко хлопать дверью, затаив обиду на родную Украину. Такая обида явно была. Но он мудро "сублимировал" ее в довольно громкий теперешний проект. Причем на сцене сверхгосударственного значения. Забитый до отказа зал "Украины" свидетельствовал, что скорбный труд не пропал. Матвиенко со стартом своего "Гэтсби" становится теперь активным, успешным и во всем уверенным игроком в культурном пространстве Украины. И на "Гэтсби" он здесь явно не остановится.

Напомню, что примерно год назад, после своего бенефиса, на котором присутствовал и композитор К.Меладзе, Денис предложил маэстро написать музыку для балета. После определенных колебаний Меладзе, отроду этим не занимавшийся (одно дело — "ВИА Гра", а другое — балет), все-таки согласился.

Принялись искать сюжет. Нашли. Причем удачно. Теперешние страсти по "Гэтсби" подогреты недавним памятным фильмом с участием Леонардо ди Каприо.



Впоследствии превращением идей композитора-песенника в цельную партитуру для симфонического оркестра занялся уже его творческий партнер, киевлянин Юрий Шепета. Он оркестровал "идеи" Меладзе к первому акту, он же внес и львиную долю в создание музыки второго акта. Что заметно: в музыкальном плане эти действия контрастны.

Как признался сам Меладзе, работали они с Шепетой — как Ильф и Петров. Сочиняли музыку быстро, "в две смены": днем — Меладзе, ночью — его коллега.

В итоге получился "номерной принцип": 9 номеров — в первом акте и 12 — во втором. Схема — как в классических балетных партитурах: музыкальный текст сочетается с принципом симфонизированного развития.

Конечно, авторы во многом ориентировались на определенные классические традиции. В музыке немало отзвуков симфоджаза Д.Гершвина, есть элементы звучания биг-бендов (медная группа усилена двумя известными киевскими джазовыми трубачами Сергеем Сидоренко и Денисом Аду). Сидоренко на первом пульте отлично извлекал высокие ноты. Значительное место в партитуре уделено ударным инструментам (играют семь музыкантов). Со вкусом акцентированы отдельные лейт-тембры — арфы, кларнета, бас-кларнета, фортепиано, струнных, мелькают намеки джазовых мотивов тех лет.

Сам проект получился "разноголосый" (интернациональный), но совершенно не пафосный. Что "могло бы быть", учитывая массовые ожидания зала, связанные с красивой, дорогой сказкой о Гэтсби и любви. Весьма приличный состав танцовщиков, живой оркестр, большой постановочный коллектив, внешне простые, но функциональные декорации, хороший свет, качественная подзвучка оркестра… Заметно, что к делу подошли всерьез.

Организаторы даже раскрыли секрет финансовой составляющей: на "Гэтсби" ушло более миллиона долларов. Средства не государственные, а от частных украинских инвесторов, не безразличных к международному культурному имиджу нашей страны.

Если искать параллели, то украинский "Гэтсби" мог бы стать условным хореографическим аналогом популярных мюзиклов и рок-опер Эндрю Ллойда Уэббера. Т.е. у нас вариант "хореографического мюзикла" со всеми вытекающими отсюда жанровыми последствиями.

Одна из важнейших слагаемых подобного "хореомюзикла" — личность балетмейстера. На эту "роль" в Украину пригласили Дуайта Родена (Dwight Rhoden), одного из самых востребованных современных балетмейстеров, руководителя Complexions Contemporary Ballet (США). Он также привез в нашу страну восемь своих лучших танцовщиков и группу помощников-хореографов.

В одном из интервью американец сказал: "Мои работы всегда будут основываться на классическом балете — я никогда не порву с ним окончательно. Но почему бы, действительно, его слегка не разбавить другим жанром…".

Действительно, и в "Гэтсби", согласившись с балетмейстером, есть движения хип-хопа (pop-lock), они характерны, прежде всего, для уличных танцоров. Так что Роден привнес в партитуру балета отзвуки "искусства улицы". И, как он сам говорит, в этом принципе — особенность его творческой манеры.



Хореография "Гэтсби" не так уж далеко уходит от классики. Но определенную свежесть ей придают многочисленные элементы эстетики балетного модерна, уже упомянутого мною хип-хопа. Эти элементы делают сюжет 20-х гг. прошлого века как будто бы вневременным. Ключевой мотив балета "Гэтсби": человек, достигший богатства, не становится автоматически счастливым… В самой ткани этого "хореографического мюзикла" будто бы разлита тоска по невозможности счастья.

Проект изначально был с прицелом на Дениса Матвиенко (Гэтсби). Но еще на стадии создания либретто отдельные линии романа Фицджеральда
переосмыслились и, на мой взгляд, несколько "абстрагировались". Т.е. нельзя сказать, что Гэтсби—Матвиенко — центр этой истории. Язык пластики и музыки менее конкретен "сюжетно", но все-таки гораздо сильнее эмоционально.

Начинается балет небольшим оркестровым вступлением: две музыкальные темы — энергично-мистическая и лирическая. В дальнейшем эти темы возникнут в звуковом пространстве повествования. Выход кордебалета сразу вызывает интерес. Это не обезличенная массовка, а то, что когда-то было в оперных партитурах Мусоргского: каждый персонаж танцевального "хора" имеет собственное лицо.

Впоследствии и некоторые солисты оказались на высоте. Не только премьер (мятущийся, страстный, противоречивый Джей), но и прима-балерина Анастасия Матвиенко, создавшая образ Дейзи Бьюкенен. Интересны на сцене солист Мариинского театра Александр Сергеев (Ник Каррауэй), его коллеги по Мариинке — Максим Зюзин (Том Бьюкенен), Дарья Павленко (порочная и несчастная Миртл Уилсон). Чрезвычайно выразительны Клиффорд Уильямс в роли бутлегера Мейера Вольфшайма и Екатерина Кальченко (испорченная Джордан Бейкер).

С любопытством воспринимались буквально акробатические этюды на летающих люстрах, пластические любовные этюды на специальных металлических "мостках", а также сцены, исполненные женским балетом не на пуантах, а "на шпильках".

Объемности действу придают видеозадники, раскрывающие внутреннее состояние героев. Атмосфера прострации (затопленные деревья), страдания (поднимающиеся сквозь воду воздушные пузыри). И еще крупные замедленные планы героев, в мечтах которых возникают лица возлюбленных.

Естественно, у столь резонансного балетного проекта найдутся и страстные поклонники, и отдельные скептики… Чем резонансней (и высокобюджетней) продукт, тем больше о нем споров, тем больше вокруг него страстей. Понимая, что сам процесс создания "Гэтсби" требовал невероятных усилий, международной коммуникации, собственно, освоение в кратчайшее время "аэродрома" Дворца "Украина", этому проекту можно и нужно простить некоторые премьерные издержки… Несомненно, в процессе проката "Гэтсби" будет набирать не только в эмоциональном и музыкальном "весе", но и в исполнительской слаженности. Пока же, как предварительный итог, важно само движение в таком направлении: подобные проекты должны быть не исключением из правил в Украине, а правилом, традицией, стратегией и тактикой отечественной культуры.



КСТАТИ. В проекте "Великий Гэтсби" был задействован Национальный симфонический оркестр Украины под управлением Владимира Сиренко. Ближайшие гастрольные графики балета: Санкт-Петербург, Москва, в следующем году — города Европы и США. В Украину "Гэтсби", скорее всего, вернется в феврале 2015-го, ближе ко Дню влюбленных.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 01, 2014 10:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103202
Тема| Балет, Уральский хореографический колледж, Персоналии, Надежда МАЛЫГИНА
Автор| Ксения ШЕЙНИС
Заголовок| «Душой исполненный полет»:
предстартовая подготовка

Где опубликовано| © журнал "Культура Урала" №8 (24) - стр.36
Дата публикации| 2014-октябрь
Ссылка| http://www.muzkom.net/_download/kultural1408.pdf
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ровно через год, осенью 2015-го, в Свердловской области развернется проект, масштабность которого сложно переоценить, а необходимость — преувеличить. В Екатеринбурге рождается Уральский хореографический колледж. Уже весной в городах региона прошли первые просмотры детей, претендующих на поступление в элитное учебное заведение. В сентябре на базе Детской филармонии кастинги возобновились в Екатеринбурге. В скором времени начнут работу подготовительные курсы. Профессионалы, которые сейчас сутками трудятся над учебными планами, кадровым наполнением и максимальной эффективностью программы, обещают, что школа станет кузницей истинных балетных талантов.
Исполняющая обязанности руководителя Уральского хореографического колледжа, управляющая балетной труппой Екатеринбургского театра оперы и балета, балетмейстер, заслуженный деятель искусств РФ Надежда МАЛЫГИНА помогла разобраться в некоторых тонкостях...




— Какое количество будущих учеников вы уже отметили галочкой?

— Пока мы на этапе поиска талантов. В любом случае для поступления в Уральский хореографический колледж (первый учебный год в котором начнется в сентябре 2015-го) всем детям необходимо будет пройти приемный экзаменационный период. И стартует он весной-летом.

— То есть в текущем году набора в колледж еще нет?

— Дело в том, что проект очень серьезный и не терпящий суеты. Такая структура, как хореографический колледж, необычайно сложна. Для того чтобы все заработало как следует, необходимо провести кропотливую работу. И вот именно подготовкой «начинки» нового учебного заведения мы будем заниматься еще целый год. Спонтанность здесь совершенно неуместна.
По результатам проведенных по всей области первых просмотров детей мы должны составить списки наиболее талантливых. Вообще нужно понять, как обстоит дело в нашей области с талантливыми хореографически детьми: много ли их, мало или совсем нет. Составление каталога началось еще весной и идет полным ходом.
К началу лета было отсмотрено примерно полторы сотни ребятишек в возрасте от 7 до 10 лет, то есть с первого по четвертый класс, в Ревде, Первоуральске, Сысерти, Верхней Пышме, Нижнем Тагиле, Невьянске, Новоуральске, Березовском. На данный момент отмеченных знаком «способности есть» — 53 человека. Дети, попавшие в наш список, обладают хореографическими данными намного выше средних, а это значит, что они могут претендовать на поступление в хореографический колледж.

— С нынешнего сентября смотры талантов возобновлены в Екатеринбурге?

— Осенью постараемся объехать все города области, где еще не были. План-график находится на сайте министерства культуры. А по понедельникам октября (с 15.00 до 20.00) мы приглашаем детей на смотры в Екатеринбурге, которые проводим в Детской филармонии (ведь здание хореографического колледжа еще реконструируется).
23 ноября проведем последний смотр в уральской столице.

— Почему смотры начались с городов области?

— Когда будет объявлен официальный набор, естественно, в первую очередь доступнее всего эти кастинги станут для екатеринбургских детей. Ребятам же из области, особенно из отдаленных районов, попасть сюда сложнее, нередко по финансовым обстоятельствам.
Вообще надо понимать, что хореографический талант необычайно редок, и его необыкновенно легко утратить. Если одаренный ребенок останется заниматься в художественной самодеятельности просто для души, то искусство балета может потерять качественную танцовщицу или танцовщика.
К сожалению, часто случается, что руководители (особенно продвинутых коллективов), имеющие премии, занимают позицию сокрытия талантов, им выгодно оставить такого ребенка себе. Это очень обидно, потому что все мы коллеги, и грамотный хореограф, пусть любительского коллектива, прекрасно понимает, что для талантливого ребенка есть точка невозврата — даже если он очень захочет стать артистом балета, например, в 14 лет время уже упущено.

А научить искусству балета можно только ребенка, имеющего особый талант. Данность с небес, человек уже рожден с необыкновенной физикой. Это отмеченные дети. И, повторюсь, одаренных невероятно мало.

Школа, подготовки классических танцовщиков, классическая школа ведет свою историю с 1661 года.

Когда рассказываю родителям о нашем колледже, говорю, что их дети претендуют на поступление в элитную школу. В наш первый класс будут проходить дети, закончившие четвертый класс общеобразовательной школы. Возраст может немного колебаться в зависимости от того, когда ребенок пошел в школу. У нас дети будут получать полный цикл обучения, включающий в себя все общеобразовательные предметы, танцевальные дисциплины, музыкальную грамоту и игру на фортепиано, актерское мастерство и два языка. Это невероятно важно, и я убеждена, что должно быть только так. Что касается возраста, то идеальный — десять-одиннадцать лет, уже демонстрирующий природные данные. Не растянутые в пять лет насильно гимнастикой дети. Ведь рано или поздно связки начнут очень сильно сокращаться, и этой натужной растяжки не хватит для балета. К нам ребенок может прийти совершенно «чистым листом», не имея никакой подготовки. Главное — физика, остальному научим.

— Каковы все же критерии одаренности? И как вы видите природную балетную физику?

— Есть критерии в хореографии, по которым видны данные танцовщика:шаг, выворотность, подъем, прыжок, умение слышать музыку. Во время просмотров мы умышленно запускали детей группами вместе с родителями, чтобы папы и мамы видели, понимали, что могут их чада в сравнении с другими. Зачастую родители, видя своими глазами способности других детей, понимают, что, возможно, не стоит настаивать на столь серьезном обучении собственного ребенка. Но мы уделяем время всем. Если осознаем, что ничего не выйдет — ну нет способностей, рекомендуем просто заниматься танцами для души и правильного формирования фигуры.

А увидеть, есть эта физика специфическая или нет, очень просто. Например, ребенок садится на пол, сильно вытягивая вперед подъем стопы, пальчики же в этот момент должны легко коснуться пола. Так можно понять, как дела с подъемом. Выворотность увидеть можно так: на полу нужно подтянуть коленки к себе, а затем их раскрыть, опустив на пол до самого конца. Если не ложатся ножки на пол, значит, плохо работают вертлуга (подвижный конец бедренной кости, входящий в чашку таза). Значит, артист не сможет делать грамотно движения. Ну, и так далее. Проверяем еще и гибкость, смотрим прыжок и, безусловно, музыкальность. Потому что если ребенок не музыкален, то, поверьте, совершенно бесполезно обучение, он никогда не начнет танцевать с первого счета.

Поскольку родители часто не понимают, стоит ли вести ребенка на смотр, нужна ли ему балетная карьера и вообще — что такое балетное искусство, у меня появилась мечта: запустить правильную рекламную кампанию хореографического колледжа, своеобразный призыв-объяснение, который сможет привлечь к нам таланты.

Хотелось бы, чтобы на улицах уральских городов появились билборды с изображением способных ребятишек, демонстрирующих те самые умения наивысшего качества, а рядом надпись: «А ваш ребенок может так?». Кстати, сейчас на сайте министерства культуры мы разместили такие фотоподсказки для родителей.

Думаю, надо продвигать проект, говорить о нем, рассказывать, давать как можно больше открытой информации. И, в конце концов, лично я готова к диалогу: я нахожусь в оперном театре и никому не откажу, если родители захотят проверить ребенка. Просто проверить, без всяких вступительных экзаменов. Ведь все — случай! Ну вот, скажем, сегодня «стукнуло» родителей или школьник сам поспорил с друзьями и пришел показаться — и вот вам талант нашелся! Да я и сама попала так в балет, поспорив с двоюродной сестрой. Так что считаю себя просто обязанной, коли миссия пала на меня, откликаться и открывать двери всем талантам.

— Любопытно, каково процентное соотношение приходящих на просмотры мальчишек и девчонок. Ведь известно, что танцовщики-мужчины — большая ценность и великий дефицит...

— Мы бы хотели набрать равное количество мальчиков и девочек. Но, вы правы, обычно складывается так, что мальчиков меньше в два, а то и в три раза. Мальчишки не всегда понимают, что это за профессия такая — артист балета. Затянуть их в нашу профессию непросто. Профессия безумно сложная, но ведь очень интересная. Однако сложно объяснить мальчику, что танцовщик — это прекрасно. Надо приоритеты в голове менять. Сколько всего будет мальчиков? Наверняка мало, но что делать. Вот по результатам весеннего смотра детей было всего три мальчугана... Но, знаете, в самом первом городе, куда мы приехали, — в Ревде — единственным ребенком, подходящим по возрасту и данным, был мальчик. И все необходимые факторы совпали самым невероятным образом! Очень способный. Мне кажется, это был хороший знак. Знак удачи для нашего проекта: первый город на нашем пути, первый отсмотренный ребенок — мальчик, необыкновенно талантливый и к тому же подходящий по возрасту! Его зовут Максим Масютин. Мы всей нашей командой решили, что он — наш талисман.

— Как думаете, к первому набору студентов новое здание удастся окончательно привести в порядок?

— Не стану давать обещания. Здание, которое получил хореографический колледж, на Блюхера, 5а подлежит глобальной реконструкции. Мы хотим, чтобы все было безупречно. Нет желания начинать работу в недоделанном помещении. Здесь будет семь великолепных залов с учебным театром, со сценой. На верхних этажах расположится интернат для ребят из других городов. Нижние этажи отданы под образовательные, хореографические, музыкальные классы.

— Вот уже целый год в различных СМИ появляются сообщения об открытии хореографического колледжа. И во многих проскальзывает информация о том, что руководство новой школой отдано академии имени Вагановой. Так ли это?

— Нет, совершенно неверно. Кадровая политика колледжа ориентирована на екатеринбургских специалистов. Но между Академией русского балета имени Вагановой и Уральским хореографическим колледжем подписан договор о сотрудничестве. Это кураторство, эдакий методический взгляд мэтра на новое учебное заведение. Нам важно, чтобы не было ошибок и было с кем проконсультироваться, чтобы была возможность отправиться на курсы повышения квалификации, а кому-то и вовсе продублировать высшее образование.

Ну а руководство, еще раз повторю, находится здесь, в нашем городе. Ведь проект инициирован и организован главой Уральского региона Евгением Куйвашевым и министром культуры Свердловской области Павлом Крековым.

— Уральский хореографический колледж должен стать лицом нашего края, качественным брендом?

— Конечно. Мы совершенно точно будем разрабатывать свои «фишки». Мы знаем, что должны развивать. У нас есть свое понимание студента-выпускника, которого мы получаем в свой (или отдаем в другой) театр.

Я понимаю, какой артист требуется современным хореографам. Это другой артист, не тот, которого выпускали сто лет назад, хотя школа классического танца не изменилась, лишь усилилась технически. Изменились время, ощущение жизни и требования к танцовщикам. Так, например, актерскому мастерству раньше обучали по шедеврам пантомимного мастерства балетов XIX—XX вв. Но в настоящее время из искусства балета пантомима как таковая уходит и балет двигается по пролонгации хореографии. Сегодня ему нужен живой, чувствующий человек, танцовщик, координирующий любую лексику. Да, мастерство должно остаться классическим, выверенным, вышколенным. Но с эмоциональной стороны его нужно насытить свободой и бешеной энергетикой, как в современном танце.

Если же вернуться к проблеме музыкальной подготовки, то и здесь спотыкаемся о множество кочек. Почему половина артистов балета, умея играть на фортепиано, не умеют считать? Значит, при обучении музыкальной грамоте надо смещать акценты. Пусть он хуже играет на инструменте — это не очень-то пригодится, но вот просчитывать мелодию, слышать сложные ритмы Стравинского танцовщик должен! Поэтому в обучении будем ставить задачи шире.

Кроме всего прочего, дети должны знать английский и французский языки. С английским понятно, без него никуда в современном мире, а на французском вся традиционная хореографическая терминология и методология держится. Так что и языки будут преподаваться в колледже в обязательном порядке и на высоком уровне.

— После окончания колледжа выпускникам потребуется какое-либо дополнительное образование?

— Из Уральского хореографического колледжа будут выходить совершенно готовые танцовщики, которые сразу же смогут поступать в театр. Причем в любой театр страны и мира. На обучение потребуется восемь лет.

— Планка действительно высока. Не опасаетесь ли вы, что выпускники будут разбегаться по столичным театрам?

— Во-первых, это происходит со всеми хореографическими училищами, потому что нет системы отработки. В этом бич и беда большая, с одной стороны. С другой стороны, для выпускника это хорошо — он может выбирать себе любой путь. Я вам скажу о другой проблеме. Какое число талантливых детей уже потерял Екатеринбург. Их просто здесь нет никого. За неимением собственного учебного заведения, дающего диплом, дети вынуждены уезжать в другие училища страны. И где они сейчас? В Мариинском... В Большом... Наверное, это очень хорошо. Только они ведь не здесь! А если бы учились в родном гнезде, жили, приросли бы к месту...

— Что ж, скоро и в родных пенатах совьется гнездышко, из которого улетать не захочется.

— Знаете, все время думаю о том, что губернатор принял решение о реализации этого проекта, несмотря на то, что программа долгосрочная и результат будет только через восемь лет. Решение, по-настоящему достойное уважения. Вообще, много лет тема острой необходимости в хореографическом колледже поднималась среди профессионалов. Но понимание проблемы, а затем и реализация проекта стали возможны лишь с приходом министра культуры Павла Крекова.

Я рада, что наш блистательный театр оперы и балета, работающий для родного края, будет иметь свои кадры из своей же кузницы (пока ведь у нас в театре 2/3 артистов балета иногородние). И очень хочется, чтобы у хореографического колледжа впереди было счастливое будущее.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 11, 2014 3:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103203
Тема| Балет, АБТ, Персоналии, Ирина Дворовенко
Автор| Интервью вела Татьяна Бородина
Заголовок| Театр - это мой дом
Интервью с Ириной Дворовенко.

Где опубликовано| © Соотечественники в Америке
Дата публикации| 2014-октябрь
Ссылка| http://www.compatriotsru.com/russian/publications/press/teatr---eto-moj-dom
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В августе 1996 года Ирина Дворовенко начала работать в труппе Американского театра балета, где в 1997 году стала солисткой, а в августе 2000 года — прима-балериной.



- Ирина, насколько мне известно, Вы родились и выросли в Киеве, учились в киевском хореографическом училище и танцевали в Национальном Театре Оперы и Балета им. Шевченко, в начале 90-х переехали в Нью-Йорк и вскоре получили приглашение в АВТ. Скажите, пожалуйста, к какой школе Вы себя относите и кем себя чувствуете — украинской или американской балериной?

- Интересный вопрос. Школу я, конечно, получила в Киеве. Но, несмотря на то, что я уже была лауреатом четырёх международных и двух региональных конкурсов, первым работу в Америке получил мой муж Максим, который тоже был ведущим танцовщиком Киевского театра оперы и балета. Это был 1994 год. Я приехала с ним, не имея никакого рабочего контракта, а в 96-м я начала работать в ABT.


Ирина Дворовенко и Ирина Колпакова во время последнего выступления И.Дворовенко в АВТ.

Всю мою танцевальную жизнь в Киеве я слышала о легендарной Ирине Колпаковой, и она для меня была бесспорным балетным авторитетом. Возможность работать с ней казалась несбыточной мечтой. И мне безумно повезло, судьба сложилась так, что все 18 лет моей карьеры в Американском театре балета я работала с Ириной Колпаковой.

Когда я пришла в АВТ, мне все говорили: Ира, если ты готовишь «Спящую красавицу», ты должна работать с Колпаковой, ведь именно она создала совершенный, непревзойдённый, образ Авроры.

Так и случилось, Ирина Александровна открыла мне множество секретов, рассказала и научила многому из классической Петербургской школы русского балета. Она помогла мне преодолеть наши небольшие «акценты», которые существовали в киевской школе.

Русский балет сформировался на базе Петербургской школы, изысканной школы перед которой я преклоняюсь. В то же время, проведя много лет на Западе, мне удалось впитать и западную школу, технику Баланчина, быструю технику ног, чистоту и скорость. Плюс, работая с Твайлой Тарп, я почерпнула очень много важного и интересного в искусстве современного балета.

- Таким образом, Вы впитали в себя секреты многих балетных школ и в результате у вас сложилась своя собственная техника, основанная и на классике и на современном балетном искусстве?

- Да, и без этого нельзя, сейчас все так быстро развивается, время летит, в старом времени нельзя жить — это никому неинтересно, поэтому мы себя совершенствуем и стремимся к новому.


Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский

- На Ваш взгляд, в школу украинского балета так же стремительно проникают западные веянья?

- Пожалуй, в Украине этот процесс только начался. Я знаю, что в Санкт-Петербурге и Москве уже очень многое поменялось, а в Киеве, думаю, этот процесс еще только идет. Но уже открылись ворота, все стало более доступно – можно смотреть, ездить, работать с новыми хореографами. Идет естественный процесс развития, и это хорошо для танцоров.

- Кого Вы считаете своим учителем?

- Вы знаете, я благодарна всем педагогам, с которыми я начинала. И Сыкалова Евгения Гиляровна – она еще в школе подготовила меня ко всем конкурсам, в которых я участвовала. Она заложила в меня мою смелость, напор, самоотверженность, умение быть борцом, и для меня это оказалось очень важным. В театре я работала с народными артистами Аллой Лагодой, Вианиром Кругловым и с Людмилой Ивановной Сморгачевой, которая и сформировала меня как ведущую балерину.

- Вы часто бываете в Киев?

Оба раза мы приезжали совсем ненадолго. Город очень изменился. Мы побывали в балетной школе, где учились, где нам совершенно неожиданно организовали замечательную встречу с нашими педагогами и нынешними студентами. Была очень трогательная и теплая встреча.- С тех пор, как мы с Максимом уехали в Америку, мы были в Киеве всего два раза. Один раз в 96, перед гастролями Киевского театра в Японии, и в 2012 приехали для участия в одном выступлении.

Но самые острые, щемящие чувства у меня вызвал наш киевский театр - я расплакалась, когда мы к нему подъехали. Ведь именно в нем сформировалась моя личность. Я там начала свою карьеру как балерина, а это был один из важнейших моментов жизни. Театр — это мой дом, мой мир.

- Люди балета — они, конечно, всецело отданы своему искусству. Скажите, существует ли у Вас какая-то часть жизни, которая балету не принадлежит?



- Знаете, с самого детства для нас балет стал судьбой. Я не выбирала себе профессию – балет мой образ жизни. Все годы я жила миром балета, его тяжёлой работой, его иллюзиями. Благодаря балету я прожила много жизней, потому что в каждой постановке я перевоплощаюсь в свою героиню, влюбляюсь вместе с ней, страдаю и радуюсь.

-Что для Вас самое важное в вашем искусстве?

- Я люблю полное самовыражение! Я не люблю притворства, игры, я стараюсь уйти в роль с головой и жить в ней, а не играть. И это самое важное.

Многие здесь, на западе, танцуют, как делают работу. Они выучили и исполняют. Это выглядит хорошо, но в сердце не западает. Я же отдаюсь роли на 200%, у меня каждый спектакль как последний – иначе я не могу.


- Насколько я знаю, Вы не так давно ушли из АВТ?

- В прошлом году, после 18 замечательных лет, я оставила Американский балетный театр, но танцевать я не перестала. Мне подвернулась уникальная возможность участвовать в Encores! – шоу на Бродвее. Мы дали в Сити-центре семь спектаклей Encores! «Show On Your Toes». («На пуантах»)



Почти 30 лет назад великая Наталья Макарова получила за роль Веры Бароновой в «Show On Your Toes» «Тони». Теперь, исполняя ту же роль, у меня появился мой первый опыт работы в качестве актрисы – первый раз я заговорила на сцене!

Спектакль удался. Мы получили потрясающие ревю критиков и отличную прессу, постановку приняли очень хорошо, билеты на все спектакли были распроданы!

Очень надеюсь, что «On Your Toes» будет продолжаться и станет постоянным на Бродвее.

Удивительно, но после этих семи спектаклей у меня появился Broadway bug – я заболела Бродвеем!

Самым удивительным для меня было то, что я первый раз услышала свой голос на сцене. Знаете, я всегда, когда танцую, сама с собой разговариваю и думаю, а тут первый раз нужно было произнести что-то вслух, и это оказалось потрясающе интересно – я заразилась этим. (смеется)

- Когда состоялась премьера этого спектакля?

- В 2013. В том же году я прошла по кастингу на телешоу и получила ведущую роль в сериале «Flesh and Bone», – роль балерины. Снимать мы начали в 2014, в августе закончили и в 2015 восьмисерийный фильм выйдет на экраны.

Это драма о мире балета и его людях. В сериале заняты как известные актеры, так и танцоры. Пятнадцать лет Starz Network вынашивал этот проект, подыскивая на роли реальных актёров. Получилось здорово и, я надеюсь, что будет продолжение, следующий сезон. Это очень сильный сериал. Его автор Moira Walley-Beckett, сценарист знаменитого сериала «Breaking Bad», который в этом году получил Emmy как лучший сериал.

В сериале «Flesh and Bone» очень много линий, там показана личная жизнь каждого героя – от художественного руководителя театра до менеджера, простого секретаря и всех актёров. Я играю балерину с кокаиновой зависимостью. (смеется)



- Ваша героиня – американская или русская балерина

- Я Кира Ковал. Я как бы русская балерина в американской балетной компании, играю сильную личность. Интересно очень.

- Но автобиографичного там нет ничего?

- Нет, все роли написаны автором. Но роль для меня интересна тем, что моя героиня из мира балета. А балет — это не только движение, это, в первую очередь, актерская игра, раскрытие личности, это рассказ о жизни. Прожить жизнь героя для меня безумно важно. Когда я долго не выступаю, не работаю над новом образом, мне в жизни чего-то не хватает. Образуется какая-то пустота и это меня угнетает. Для меня театр, в первую очередь, способ самовыражения, причем не важно балет это, драматический или комедийный спектакль.

- Вы работаете как педагог, как постановщик?

- Педагог и постановщик — это разные вещи. Педагог — это репетитор, когда ты готовишь с кем-то либо роль, либо партию какую-то, помогаешь выстроить и раскрыть образ, оттачиваешь его технику. А постановщик, балетмейстер, хореограф, это когда ты ставишь спектакль, постановку, танец. У меня пока ещё этого не было, может быть, позже я созрею, но браться за то, в чём я не сильна, я не решаюсь.

А как педагог я работаю: у меня есть молодые ученицы, но также я работаю с опытными артистами балета, а это особенно ответственно и приятно.


Ирина Дворовенко и Эллина Миеттинен во время репетиции.

- Расскажите, пожалуйста, о Ваших ближайших выступлениях?

- 27 октября у нас Гала спектакль, посвящённый 75-летию Encores! Series в City Center. К спектаклю большой интерес – билеты были распроданы буквально за несколько дней. Я танцую в спектакле кусочек из «On Your Toes», поставленный в новой хореографии. Получается очень интересно. Затем у нас с Максимом спектакль в Канаде, и 10 спектаклей «Щелкунчик» по всей Америке. Пока мое тело ещё готово танцевать, я буду танцевать и выступать и счастлива этим.


- Сейчас модно рассуждать о «мозгах и душе в балете». Ваше мнение?

- Есть совершенные по красоте балерины, на которых можно смотреть как на произведение искусства, они и двигаются красиво, а души нет, и ничего с этим не поделаешь. Поэтому смотришь на них, как на пустую стенку. И зритель уходит равнодушный, и спектакль не оставляет никакого впечатления. Для меня это самое страшное.

Или, например, человек не так уж техничен, но у него есть в исполнении сердце и душа, и он понимает, что делает, в этом случаи я могу простить ему многое.



- Когда смотришь спектакль со смешанным составом: наши и американцы, разница поражает?

- Да, очень! Для меня это сверх важно, когда танцовщик способен передать характер и настроение. Наверное, для этого надо особый дар иметь, и это немногим дано, но здесь к этому и не стремятся особо – техника есть и хорошо.

- Ваш муж, Максим Белоцерковский, также и Ваш партнер в балете, но, насколько я знаю, у Вас есть и другие совместные проекты. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Да, мы вместе танцуем. И, помимо этого, мы вместе проводим балетные образовательные курсы для детей в Нью-Йорке и в Panama City. В прошлом году проводили их в Baryshnikov Art Center, в этом году в Julliard в течении трех недель. Называются наши курсы Irina and Max Summer Intensive….. Кроме того, мы оба дизайнеры одежды для балета Irina&MaxbyBloch

- Где можно увидеть Ваши коллекции?

- Наша балетная одежда представлена онлайн www.irinamaxballet.com, а также продается в больших магазинах Blochв Париже, Лондоне, в Австралии. Сейчас мы стараемся помочь открыть магазин в Нью-Йорке, где тоже будет продаваться наша одежда для танцовщиков. Созданная нами одежда очень популярна, потому что мы понимаем тех, кому она предназначена, мы хорошо знаем, что нужно и чего не достает тем, кто посвятил себя балету. К примеру, мы создали коллекцию разноцветных сапожек для разогрева танцовщиков, также специальные штаны, жилетки, купальники и сумки. А сейчас я работаю с Bloch над созданием своих именных пуантов «Irina».

- Это потрясающе – у Вас есть чем выразить себя, кроме танцев!

- Да, но всё равно танцевальное и актерское – то, что эмоционально важно для меня в первую очередь, это главное.


Ирина Дворовенко с дочерью

- Ваша дочь, она идет по стопам родителей?

- Дочке уже почти 10 лет, она тоже занимается балетом и ходит во французскую школу, посещает «Broadway Here I Come», где она поёт, танцует и осваивает актерское мастерство.

- Балет — это и ее судьба?

- Эмме девять с половиной лет, но она ещё не знает, балет судьба для нее или нет… Она очень способная и умная девочка. Она свободно говорит по-французски, по-английски, по-русски и второй год осваивает Mandarin. Русский у неё чистый, – у нас очень хорошая русская няня Анечка.

Пока мы даём Эмме возможность всё попробовать, а выбирать она будет потом. Она относится к балету пока несерьёзно, мне кажется, мы с Максимом были намного серьёзнее. Поэтому мы подождем еще полгода, до 10, а потом будем решать. Но я уверена, что сидячую работу она точно не выберет – она у нас очень темпераментная. (смеётся)

- Скажите, что вы считаете главной чертой вашей личности?

- Это трудный вопрос, я даже не знаю, как на него ответить…

Мне кажется, я очень решительный, отважный и сильный человек, но в то же время и ранимый, уязвимый…

- Это свойство артистической натуры, наверное.

- Да, пожалуй. Дело в том, что я люблю людей, но часто бываю задета, возможно, потому что я позитивный человек и мне тяжело, когда не встречаю понимания и отклика.


Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский

- Задам Вам несколько коротких вопросов:

- Ваше амплуа.

-Меня всегда считали бравурной, потому что я технически очень сильная и эмоциональная. Но сейчас я стала исполнять драматические роли, и мне это импонирует, я склонна к ним, и, судя по реакции публики, они мне удаются.

- Ваш любимый балет.

-Сложно ответить… Я люблю драматические балеты. На сегодняшний день, можно сказать, что мне приятнее всего было танцевать в балете Джона Ноймайера. Я очень полюбила его «Даму с камелиями», потому что в этом спектакле проживаешь целую жизнь, испытываешь самые невероятные эмоции, которые в жизни тебе, возможно, никогда не доведётся испытывать. Исполняя Маргариту, чувствуешь себя женщиной чувственной, ущемлённой, даже, пожалуй, оскорблённой. В этом образе очень много красок.

Я люблю роли, наполненные жизнью. Люблю «Ромео и Джульетту» и, конечно, «Онегина».



-Ваш стиль жизни.

- Мне важно быть уверенной.

- Ваше любимое место в Нью-Йорке?

- Нью-Йорк – это сумасшедший город, в котором бурлит энергия и в котором все возможно. Но у меня нет одного места «super special» – я люблю перемены и этот город мне подходит. Я люблю Нью-Йорк таким, каков он есть, с его разнообразием и вечными трансформациями.

Мы живем в Линкольн-центре, и я люблю этот театральный район, люблю быть узнаваемой и встречать других знаменитостей неподалеку от своего дома, в ресторанах или магазинах поблизости.

Люблю театральный ресторан на 64 стрит и Бродвее – Café Fiorello, в который мы часто заходим сразу после спектакля, прямо с цветами. Приятно, когда там тебя встречают аплодисментами и шампанским, потому что многие из посетителей видели тебя в этот вечер на сцене.



Это известный ресторан, в нем часто можно встретить знаменитостей мировой величины. Ресторан интересен не только своей великолепной итальянской кухней, но и тем, что здесь, у особо почетных гостей есть свой именной столик. Теперь и у нашей семьи есть такой, №7, на котором висит табличка с моим именем, именем моего мужа и нашей дочки.

Но не только в ресторане в этом районе встречаешь театральных звезд. В нашем доме на одном с нами этаже живет знаменитая оперная певица Мария Гулегина, а с Аней Нетребко мы хорошо знакомы и часто сталкиваемся в магазине Whole Food Market. Так что район у нас особенный, и Центральный парк рядом, где я очень люблю гулять.

- Ирина, спасибо Вам огромное, за Ваше искусство и за это прекрасное интервью. Было очень-очень интересно с Вами беседовать.



Информационная справка:

Ирина Дворовенко родилась в Киеве, в возрасте 10 лет поступила в Киевское хореографическое училище, которое закончила в 1991 году. После выпуска была принята в балетную труппу Национального театра оперы и балета им. Т. Шевченко, где с 1992 года стала солисткой. В 1995 году участвовала в Международном фестивале танца, посвящённом 90-летию со дня рождения Сержа Лифаря[2]. В августе 1996 года начала работать в труппе Американского театра балета, где в 1997 году стала солисткой, а в августе 2000 года — прима-балериной. 18 мая 2013 года попрощалась с балетной сценой, исполнив партию Татьяны в балете Дж. Кранко «Онегин».

Национальный театр оперы и балета им. Шевченко, Киев

Гамзатти («Баядерка»), Золушка и Пахита в одноимённых балетах, Повелительница дриад и Мерседес («Дон Кихот»), Мирта и Жизель («Жизель»), принцесса Флорина и принцесса Аврора («Спящая красавица»), Одетта—Одиллия («Лебединое озеро»

Американский театр балета, Нью-Йорк

Терпсихора и Полигимния («Аполлон Мусагет»), Матильда Кшесинская и Императрица («Анастасия»), Никия и Гамзатти («Баядерка»), Золушка (в одноимённом балете Бена Стивенсона), Сванильда («Коппелия»), Медора («Корсар»), Китри и Мерседес («Дон Кихот»), «Умирающий лебедь», Жизель и Мирта («Жизель»), фея Драже («Щелкунчик» Кевина МакКензи), Татьяна («Онегин»), Мария Тальони и Фанни Черрито (Pas des Déesses), Маргарита Готье («Дама с камелиями»), Сирена («Блудный сын), принцесса Аврора («Спящая красавица), Купава («Снегурочка»), Раймонда в одноимённом балете, Джульетта («Ромео и Джульетта»), Одетта-Одиллия («Лебединое озеро»)[4], «Симфония до мажор» (I и II части), Катарина («Укрощение строптивой»), а также сольные партии в балетах «Блестящее аллегро», «Концертная симфония», «Этюды», «В комнате наверху», «Маленькая смерть», «Шопениана», «Без слов» и др. В 2013 году сыграла роль балерины Веры Бароновой в концертной версии мюзикла 1936 года «На пуантах[en]», возобновлённого в рамках программы

Ирина Колпакова. Информационная справка:



Образ Авроры — одно из самых совершенных созданий балерины (Ирины Колпаковой). Здесь счастливо соединились достоинства природные и воспитанные. Утончённость юного облика и светлый лиризм, инструментальность танца и тяга к обобщению — всё слилось, чтобы вызвать к жизни образ поразительной цельности. Виртуозная танцовщица, Колпакова уверенно поднялась на вершину академизма, утверждённого девятнадцатым веком и усовершенствованного техникой двадцатого. Основное же достижение балерины — в раскрытии музыкально-хореографического содержания балета. Её образный танец воплощает прекрасный и нежный, как юность, идеал, вечно живущий в сознании человека, его немеркнущее под натиском тёмных сил сияние, его конечное торжество и бессмертие. Партия Авроры в её исполнении движется по течению балета-симфонии, набирая художественную силу, становясь ведущей, последовательно развивающейся темой хореографической партитуры. — Марина Ильичёва. «Ирина Колпакова». «Солисты балета». Л.: Искусство, 1986
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 18, 2014 2:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103204
Тема| Балет, Ростовский музыкальный театр, "Драма на охоте"
Автор| Екатерина Серебрякова
Заголовок| Точка невозврата
Ростовский музыкальный театр открыл сезон «Драмой на охоте»

Где опубликовано| © Городской репортер
Дата публикации| 2014-10-09
Ссылка| http://cityreporter.ru/article/tochka-nevozvrata
Аннотация|


"Драма на охоте" //Фото: Екатерина Серебрякова

Ну вот, закончился отпуск и театр начал сезон полноценным балетным спектаклем: «Драма на охоте» на музыку Чайковского (фрагменты из произведений «Манфред», «Времена года», «Вариации на тему рококо») и одноименной повести Чехова. Так же бонусом прилагаются цыганские пляски, знойное аргентинское танго Пьяццоллы и изрядно поднадоевший вальс Евгения Доги. Ростовский театр по праву гордится этой постановкой, так как идет она только на этой сцене, является авторской и наследством после бывшего художественного руководителя и главного балетмейстера балетной труппы театра, народного артиста России Алексея Фадеечева.

Надо попутно заметить, что в 2011 году театр уже показывал этот спектакль на сцене Большого театра и удостоился сдержанно-негативной рецензии балетного критика Коммерсанта Татьяны Кузнецовой. Дескать, составлен балет из балетных клише — этакий драмбалет эпохи упадка 1950-х, базирующийся на постановочных приемах больших классических спектаклей. Там же утверждалось, что для младенческого уровня развития в плане балета ростовского зрителя этот прием оправдан, ибо все понятно и так. На сцену по очереди выходят и Унтер Пришибеев, и Толстый с Тонким, и Человек в футляре, и даже Дама с собачкой. Потом, когда постановщику начинает казаться, что зритель засыпает под гнетом больших страстей, откуда-то сверху валится чучело якобы подбитой метким выстрелом утки (охота же!), а то, вот, цыгане… Кстати, как-то при встрече со зрителями в театре поднимался вопрос: а не многовато ли цыгане поют в балете-то? На что прозвучал категоричный ответ: «Даже мало! Душа русского человека должна развернуться!» (3 песни это почти 10 минут действия требуется этой душе при самом скромном подсчете)

В течении нескольких лет в партиях Ольги и Камышева на сцену выходили Заслуженная артистка РФ Елизавета Мислер (которую в той самой рецензии в Коммерсанте удостоили эпитета «нетвердой во вращениях») и Альберт Загретдинов. Но, в силу различных причин, состав обновился, и сейчас в «Драме» мы увидели юную балерину Анастасию Кадильникову с более опытным партнером и выпускником Вагановки — Денисом Сапроном.


И получилась совсем другая история. Не об измене, а об ошибке, которую так легко совершить, когда ты совсем молод и неопытен. У Кадильниковой в движениях есть такая чистота и непорочность, что прекрасно ложится в партию Джульетты (кстати, столкновение Камышева и Ольги на балу взято Фадеечевым именно оттуда), но именно это качество в «Драме» вызывает нарекания, дескать, не хватает Насте разврата… Однако, я думаю иначе. Это прекрасно, что не хватает. Замечательно. И не нужно ей искусственно это прививать. История про Манон Леско уже пережила множество интерпретаций. Ошибка, которая может привести к драматической развязке, прежде всего для самого ошибающегося и заставляет думать и искать причины, по которым она могла бы произойти.

Вот полная нежности сцена. Кадильникова ни на секунду не дает усомниться в чувствах своей героини. Жесты, взгляд, движения все это выдает в ней юную влюбленную женщину, которая готова на все. В буквальном смысле слова.

Пора расставаться. Она должна уходить… Последний поцелуй. Последний вгляд. Почему, почему он не попросил остаться? Почему не сказал, что любит?

Если кто-то еще интересуется, почему Ольга, после ссоры с нелюбимым мужем (роль которого блистательно исполняет Константин Ушаков), уходит не к Камышеву, а к графу, то тот не девочка. Девочки любят от всей души и самозабвенно. Девочки импульсивны и, любя так, что в огонь, воду, под танки и на преступление ради НЕГО, они до крайности чувствительны к его интонациям, и к тому, что он не сделал, когда этого ждали.

Напомню, Ольга абсолютно невинна и не имеет большого жизненного опыта. Логика ее пряма и понятна: Не попросил остаться — значит, не ждет, что я вернусь. Значит… самое страшное. Я его люблю, а он меня нет. Все! Остальное не имеет значения.



То, что происходит дальше — это такой надрыв, что с трудом сдерживаешься. Ведь у Ольги при таком раскладе, как учили нас в своих произведениях все русские писатели, кроме смерти (моральной или физической) нет других жизненных вариантов.

Сапрон удивительно точно ведет партию от явного прожигателя жизни (ох, уж эти литературные критики всех русских писателей, нашедшие определения всем их героям) до человека, внезапно осознавшего, что он лишил жизни другого человека. С этим надо как-то существовать дальше. Но никто не знает как. Точка невозврата.

Постановщик Фадеечев, долго блуждавший среди классических балетов, выводит все на финишную прямую — танго продолжается. Только вместо живой девушки, в руках Камышева теперь только миф в красном, как кровь, платье.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Фев 17, 2015 12:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 19, 2014 12:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103205
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Леонид Сарафанов
Автор| Андрей Шаврей, FOCUS.LV.
Заголовок| Звезда балета Леонид Сарафанов: «Страдания – это не мой путь!»
Где опубликовано © FOCUS.LV
Дата публикации| 2014-10-16
Ссылка| http://www.focus.lv/node/140461
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Photo source: Пресс-фото.

В рамках продолжающейся «Золотой маски в Латвии» в Национальной опере выступил балет Михайловского театра Санкт-Петербурга под руководством выдающегося испанского хореографа Начо Дуато. Был показан его балет «Многогранность: формы тишины и пустоты». В одной из главных ролей – долголетний премьер Мариинского балета, а ныне премьер Михайловского балета Леонид Сарафанов, с которым удалось побеседовать FOCUS.LV.

Информация к размышлению. Ему 32 года, но он один из ведущих танцовщиков мира своего поколения. Лауреат международных конкурсов артистов балета, лауреат международной премии "Benois de la Danse" (2006), российской национальной театральной премии "Золотая маска" (2011), театральной премии Санкт-Петербурга "Золотой софит" (2013). «Это артист особого, радостного обаяния: облик и фактура тинейджера, беспечная виртуозность, эмоциональная непосредственность и азартный вкус к актерской игре." (Фонтанка.ру).

Впрочем, договориться об интервью договориться было трудно. Этому предшествовали «переговоры в верхах». На светский прием после спектакля Леонид зашел буквально на несколько минут. После официальных речей – выход «за кулисы», в коридор театра. Вопрос Леонида: «Фейсбук?» Я: «Да!» По пути перехватываем канапе у пролетающего мимо «стюарда», официанта. Беседовали у гардероба.

- Леонид, отталкиваясь от названия спектакля -- вы любите больше говорить или молчать?

- Скажем так, я не люблю трепаться. Треп не люблю, а поговорить на интересные темы можно. А просто сотрясать воздух мне не очень нравится.

- Молчать нравится?

- Это мобилизует и собирает.

- Как часто?

- Перед выходом на сцену я всегда это делаю, чтобы собрать энергию. Иногда надо выговориться, но потом и промолчать опять.

- Быть премьером Мариинского театра – в общем-то, это вершина. Но вы перешли в Михайловский театр. Как произошел переход?

- Я не ушел от классики, я только открыл новую грань в современном репертуаре.

- Это было добровольное, осознанное решение?

- Абсолютно добровольное . И обдуманное. Мне нужно было что-то изменить,

- Как вы видите свое будущее, лет эдак через пять-десять.

- Я думаю, что лет через пять я еще буду танцевать, а лет через десять -- дотанцовывать.

- Тестовый вопрос: ваши любимая книга и композитор?

- Ооооо! (Молчит). Книга... У меня нет настольной книги -- так, чтобы я к ней постоянно возвращался. А музыка тоже очень разная, все зависит от настроения и ситуации.

- Хорошо, а любимую страну можете назвать?

- Мне хорошо там, где я нахожусь со своей семьей, со своими детьми. Если мы все вместе, то можем быть где угодно. Нас четверо -- я, моя жена и двое детей, мальчик и девочка. Нас все больше и больше (Смеется).

- Какая ваша следующая роль и где?

- Следующая роль -- это Ромео в Санкт-Петербурге, в Михайловском театре в редакции Начо Дуато. Начало ноября.

- Музыкальный руководитель постановки Михаил Татарников?

- Абсолютно верно.

- Есть ли роль, о которой вы мечтаете?

- Знаете, я не мечтаю о каких-то ролях. В конце концов, я столько в своей жизни перетанцевал, что у меня уже давно пропала жажда тщеславия. Спокойно работать с Начо Дуато, другими хореографами -- это важно.

- Роль Начо Дуато в вашей жизни?

- Он мне дал многое для тела. И для самого движения. Основа -- конечно, классический танец, в том числе и у Дуато, но попробовать что-то другое всегда было интересно. И сейчас я использую весь опыт современной хореографии и в классическом репертуаре. Это мне сильно помогло, я пересмотрел свой взгляд на классический балет, на танец вообще в целом. В результате сейчас я -- это совершенно два разных танцовщика и, если угодно, совершенно два разных человека.

- Дуато вас «переделывал»?

- Я бы не говорил о какой-то переделке, он просто дополнил то, чего мне просто так не хватало, то, что я так долго искал. Некоторые люди говорят, что это, что называется просветлением и у меня был такой момент -- в работе и в подходе к ней. Осознание самого процесса исполнения. Хотя после первой репетиции болело все.

Вообще, боль всегда. Вы же знаете, для артиста балета это норма. С болью живешь, с болью работаешь. С болью спишь, ешь, ходишь. Но мы со стороны прекрасные -- и спасибо. Это называется "через тернии к звездам". Знаете, что такое танцевать в терновнике? Или что такое русалочка, ходящая по раскаленным уголькам? Моя супруга – первая солистка Мариинского балета, у нее болит больше, чем у меня. Балерины же в пуантах танцуют, пальцы до крови стирают...

Но все равно вы меня и метлой не выгоните со сцены, все равно. (Смеется). Будете кричать: уходи-уходи, а не уйду...

- Вас и не выгонят...

- Но для этого надо обладать здравым умом и тогда можно перейти из одной партии в другую.

- Так что волнений внутренних нет?

- Страдания -- это вообще не мой путь.

- Браво!

- Да, это не мое.

- Но если все болит?

- А тогда надо просто шире улыбнуться! (Смеется). Боль для артиста балета -- это же шестое чувство, все равно что запах, обоняние и прочее. Но это нормально: пришел в зал, размялся, пропотел, потеплел -- и уже хорошо!

- Спасибо за беседу.

- Спасибо вам, я побежал…

…И действительно побежал – к служебному выходу.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Окт 26, 2016 9:14 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 21, 2015 10:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103206
Тема| Балет, Латвийская Национальная опера (ЛНО), Премьера
Автор| Андрей Шаврей, FOCUS.LV.
Заголовок| Рецензия на премьеру балета ЛНО «Ромео и Джульетту»: и слезы капали…
Где опубликовано © FOCUS.LV
Дата публикации| 2014-10-26
Ссылка| http://ru.focus.lv/kultura/muzika/recenziya-na-premeru-baleta-lno-romeo-i-dzhulettu-i-slezy-kapali
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Photo source: Андрис Тоне, Латвийская Национальная опера

Ну, если уж были классические «Несколько слов в защиту господина де Мольера», то я позволю себе несколько слов в защиту последней по времени премьеры латвийского балета – «Ромео и Джульетта». Почему в защиту? Просто одна многоопытная наша журналистка сказала мне после премьеры: «Ну, это же постановка для детей младшего школьного возраста… А помнишь Анжелена Прельжокажа?»

Короче, после этих слов можно считать, что наша публика уже избалованная. И говорила бы она так после нынешней премьеры, не увидев у нас в 2003-м в рамках фестиваля балета «Ромео и Джульетту» воистину выдающегося хореографа Анжелена Прельжокажа?

Только справедливости ради скажем, что прельжокажи рождаются редко и, возможно, оно и к лучшему. В том смысле, что если бы постоянно ставили, как он, великолепные постановки «детям до 16» (у Анжелена действо и вовсе в тюрьме), то можно было бы слегка сойти с ума и та же самая многоопытная наша журналистка в конце концов возопила бы: «Классики мне, классики!»

Перед нами вполне достойная (и даже более того!) неоклассическая постановка словенцев Валентины Турку и Лео Муйица. Я ее посмотрел два раза и второй раз с еще большим интересом, чем в первый. Все же «дьявол кроется в деталях», говорил классик и во второй вечер я увидел намного больше хореографических деталей, душу тому хореографическому дьяволу, надеюсь, так и не продав.

Ромео и Джульетта – действительно дети. Но, извините за грубость, этот балет вовсе не мечта для имантского педофила (еще раз извините). По Шекспиру влюбленным и вовсе 13-14 лет и эта первая любовь действительно самая чистая и прекрасная. Эта идея в хореографии и подчеркивается – достаточно сказать, что во время тайного венчания у монаха Лоренцо идущий за погруженным в теологическое действо священнослужителем Ромео игриво щиплет Джульетту, а та ему отвечает веселым жестом.

Тут еще много карнавальных штучек во вполне венецианском стиле. В Вероне, наверное, все скромнее было. Тем не менее – Меркуцио в ярких перьях, с которыми выделывает совсем уж не детские кренделя с Куртизанкой и Колумбиной. В общем, убеждает: в те времена были ведь только две забавы: карнавалы да поединки.

Кроме того, артисты балета по ходу действия кричат. Более того, сам балет начинается с того, что с двух сторон выбегают представители Монтекки и Капулетти и кричат. Собственно, это вполне понятно – итальянцы нация темпераментная, а уж словенцам, которые там неподалеку по карте, это явно известно.

Да, нет подушек в "танце с подушками". А в сцене балкона нет балкона. На то и неоклассика.

Это перенос концепции и сценографии из Словенского театра – практика, принятая во многих театрах Европы, экономятся средства и время, а для более-менее удачной постановки это еще и возможность расширить свою творческую географию. И в плюс запишу то, что сценография, которой, по сути, как бы почти и нет, сделана совершенно минималистским образом. Но играет при этом роль. На протяжении двух актов перед нами 12 колонн и меняющиеся на заднем плане видеопроекции (что-то исключительно итальянское, возможно, из эпохи Возрождения). Все! В финале сделано так, что Ромео приходит к принявшей снотворное Джульетте на развалины некоего храма – две колонны прямо по ходу действа преломляются.

В общем, ничего экстраординарного, привычная во всем мире неоклассика. Если шутить, то самое главное – гениальную музыку Сергея Прокофьева не испортили. Если же серьезно, перед нами замечательный хореографический уровень, который наш балет исполняет превосходно. Можно сказать, во многом перфекционизм - вплоть до последней детали, когда умирающая Джульетта соединяет под закрывающийся занавес и последний аккорд Сергея Сергеевича свою руку с рукой Ромео.

Я скажу даже более того: во многом эта постановка интереснее, чем предыдущая рижская версия «Ромео и Джульетты», которую в начале века ставил у нас великий Владимир Васильев. У Васильева была примечательна концепция (но в деталях далеко не идеал): там артисты танцевали между оркестром и публикой и в финале как бы музыка (она главная в этом спектакле!) соединяет в виде дирижера руки погибших от любви. Кстати, воспользуюсь служебным положением: у меня есть запись 2001 года, когда на рижской сцене руки Алексея Авечкина и Виктории Янсоне соединял сам Мстислав Ростропович. Каюсь, снимал спектакль подпольно для истории, и правильно делал. Никто не перегонит мне историческую запись с VHS в цифру?

И несколько слов об исполнителях. Два вечера подряд я смотрел Эвелину Годунову и Артура Соколова в роли Ромео и Джульетты. Прекрасная пара, показывающая на сцене настоящий романтизм (все, расколюсь, во время второго вечера я под финал чуть не всплакнул, что и требовалось доказать). Если Соколов - просто прекрасный романтизм, то у Годуновой гораздо больше красок (и трепетность, и наивность, и очарование).

Конечно, выделяется Андрис Пуданс в роли Меркуцио. Ну, на то и роль Меркуцио, предназначенная для характерных исполнителей и Пуданс с этим справляется отлично не только хореографически – сейчас хоть в кино, хоть в театр. «Озорной обаяшка», -- сказал бы директор по кастингу и вставил его в свою картотеку навечно.

Скажу еще один момент и, надеюсь, не опозорюсь в глазах более опытных критиков. Вот сколько раз смотрел «Ромео и Джульетту» и в нашем театре, и в других… В постановке Александра Лембергса я даже играл (был артистом миманса в конце 1980-х, в массовке олицетворял то ли шайку Капулетти, то ли Монтекки). Но как-то мимо меня проходила партия Куртизанки, которая в этой постановке выглядит особенно отчетливо. И Элза Леймане-Мартынова в этой роли просто замечательна (равно как и Иева Рацене).

Роль второго плана – леди Капулетти, но Виктория Янсоне ее делает одной из самых ярких (она хороша и внешне, и актерски). Тибальт в исполнении Раймонда Мартынова ей под стать.

Ну, и печальный отвергнутый Парис в исполнении Зигмара Кирилко – в общем-то, интеллигент (ведь были во времена Шекспира интеллигенты, не так ли?), который, увидев скончавшуюся (выпила снотворное) Джульетту, искренне скорбит и, проходя через всю сцену, раскидывает цветы, которые Парис принес еще живой Джульетте. Тут тоже показана любовь – Парис любил Джульетту.

В общем, поздравляю с удачной премьерой. А оркестру под управлением талантливого Мартиньша Озолиньша спасибо за то, что они стараются. Стараются донести до нас гений Прокофьева и во многом им это удается
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 08, 2015 6:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103207
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Евгения Образцова
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Евгения Образцова. Большой театр
Где опубликовано © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2014-10-30
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/150
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Прима-балерина Большого театра, приглашенная балерина ведущих театров мира, муза Пьера Лакотта и просто открытый и искренний человек, очаровательная Евгения Образцова дала RB эксклюзивное интервью.



RB: Евгения, когда Вы выпускались из училища и начиналась жизнь вне стен Вагановской академии, что Вы чувствовали?

ЕО:
Было ощущение неопределённости, никакого представления о том, что тебя ждёт впереди. Но в то же самое время было чувство, что всё в твоих руках, что всё будет хорошо, и трудом можно добиться успеха.

RB: Вы помните, как готовились к своему первому дню в театре в качестве артистки?

ЕО:
Да, я помню. Я как-то очень странно к нему готовилась. Нам дали отдохнуть четыре дня, но все пошли сразу в театр, а я честно отдохнула эти четыре дня. И, когда пришла, у меня было ощущение, будто я опоздала и мне нужно нагонять, так как все уже были в курсе дела, в отличие от меня.

RB: Расскажите, как Вы стали ученицей Нинель Кургапкиной?

ЕО:
Меня распределили. Я даже не знала, что буду у неё в классе. Это было решение директора балета.

«Всё будет хорошо, и трудом можно добиться успеха»

RB: В Мариинском театре таковы правила?

ЕО:
Можно, конечно, попросить педагога, с которым ты хочешь работать, но это скорее привилегия балерин, уже имеющих статус в театре. В 18–19 лет от тебя ничего не зависит.

RB: Вашей первой большой партией в театре стала Джульетта, и эта роль стала отправной точкой в Вашей карьере. С какой балерины Вы учили партию?

ЕО:
Я учила партию с гостьи Мариинского театра Орели Дюпон – звезды Гранд-опера (прим. Opera Garnier). Она приезжала в Мариинский театр танцевать балет «Ромео и Джульетта» в хореографии Леонида Лавровского. Когда я приступила к подготовке Джульетты, один из старейших педагогов Мариинского театра Ираида Утретская сказала мне: «Женя, посмотри запись Орели Дюпон. Она, конечно, не наша балерина, но она удивительно чётко исполнила всё и при этом была естественна». Нинель Кургапкина одобрила этот выбор, и, таким образом, я готовила свою премьеру с нашей гостьи.

RB: В театре с большими традициями это редкость. Обычно стараются по своему театру учить, чтобы передать стиль…

ЕО:
Да, но я доверилась рекомендациям педагога очень опытного и нисколько не ошиблась, потому что перенять ту натуральность, которой обладала Дюпон, было действительно важно. Ведь на первых порах артист маленький и неопытный, всё пытается утрировать, переигрывает. Мой первый спектакль получился не по годам зрелым именно потому, что перед глазами был пример. Очень важно, когда балерина ничего не придумывает, а просто является «собой в предполагаемых обстоятельствах», как говорил Станиславский. Это очень сильно убеждает зрителя.

RB: Вас называли самой искренней Джульеттой своего времени, критика к вам благосклонна. А Вы сами следите за прессой, рецензиями на свои спектакли?

ЕО:
Я не слежу за критикой специально, так как я очень много видела статей совершенно необъективных. Я не понимала, кто эти люди, которые даже не знают, как правильно произносятся имена тех, о ком они пишут. Поэтому к прессе я спокойно отношусь, не ищу её. Я в своё время разочаровалась даже в самых именитых критиках. Сейчас крайне мало объективных и грамотных статей, не опускающихся до личных оскорблений, ушла культура написания рецензий. Часто пишут люди малообразованные, как в области балета, так и в области своей собственной профессии.

RB: В период творчества в Мариинском театре, у Вас была роль или спектакль, отношения с которым не сложились?

ЕО:
Не было. Все спектакли, которые я готовила, даже те, что сначала казались мне неинтересными, неперспективными, – все они становились родными, и распрощаться с ними было нелегко.


«В этот единственный раз она решила попросить партию, так как сама хотела передать ее своей ученице»

RB: В одном из постов на Вашем сайте сказано, что Ваш педагог Нинель Кургапкина один-единственный раз просила для Вас роль. Это была партия Ширин в балете «Легенда о любви» Юрия Григоровича. В Мариинском театре не принято педагогу просить партии?

ЕО:
Нет, это возможно, просто Нинель Александровна была педагогом, который не выпрашивает партии своим ученицам. Есть педагоги, которые не только учат, но ещё и ходят по кабинетам и требуют партии своим ученикам, и я считаю, что это очень здорово. Подобное влияние помогает артистам, тем более, если они хорошие артисты. Это способствует развитию карьеры и придаёт уверенности. Но Нинель Александровна придерживалась других принципов. Она считала, что то, что тебе дадут, то ты и будешь танцевать. Если ты будешь подниматься, она поможет, но всё должно развиваться естественным путём. В этом плане я сразу поняла Нинель Александровну и приняла полностью, так как важнее всего для меня было, с кем я работаю и что я получаю от педагога.

В этот единственный раз она решила попросить партию, так как сама хотела передать ее своей ученице. Ведь она была прямой наследницей — Юрий Григорович ставил на неё роль Ширин, с ней работал. Мы начали репетировать, и я очень горжусь тем, что я знаю Ширин именно такой, какой мне дала её Нинель Кургапкина. Она дала мне столько нюансов! Этот балет особенный, со своеобразной стилистикой, требующий качественного выполнения, иначе не стоит и браться за него.

RB: Вы начали выступать в качестве приглашённой балерины после 10-го Международного конкурса артистов балета в Москве, который выиграли в 2005 году?

ЕО:
Да, конкурс тоже повлиял. А также началом моей зарубежной карьеры стало приглашение Андриана Фадеева станцевать с ним в Риме балет «Золушка», по приглашению Карлы Фраччи. Андриан Фадеев – мой первый партнёр и с ним я танцевала свой первый большой спектакль «Ромео и Джульетту». Он следил за моими успехами и отнёсся ко мне очень внимательно. На него произвела впечатление моя золотая медаль на конкурсе. С этого приглашения и начались мои первые шаги за рубежом.

RB: В одном из интервью Вы говорили, что Вы «немодная балерина», имея в виду спрос в наше время на высоких балерин. Вы ломаете стереотип, ведь у нас балерины небольшого роста не танцуют партию Лебедя.

ЕО:
Да, в Станиславском танцевать спектакль «Лебединое озеро» – действительно очень серьёзный шаг. Я к Лебединому отношусь серьёзно – если уж взялась за эту роль, то должна соответствовать. Необходимо чёткое понимание того, что я делаю своими руками, выстроенный образ от начала и до конца спектакля — и всё это в гармонии с моей природой.

Насчёт моды на высоких балерин и соответствующих линий – это выдумка, это веяние нашего времени. Были балерины совсем невысокие, например, Наталья Макарова, и она до сих пор эталон Лебедя, она гениальная балерина, великая. Когда смотришь её Лебедя, особенно Чёрного лебедя, восхищаешься – как всё тонко! И с каким шармом она преподносит себя! Поэтому надо делать своё дело, и, если наставник поддерживает тебя, нужно идти ва-банк!

RB: Евгения, Вы в Большом театре уже отслужили два сезона и за это время станцевали 15 спектаклей. Как Вы выдерживаете этот ритм работы?

ЕО:
Я собственно за этим и ехала в Москву. Конечно, я не думала, что будет так стремительно. Мне хотелось от Большого театра чего-то нового, и, когда я приехала, я поняла, что у меня очень большие перспективы. Большой театр дал мне возможность реализовать себя. Мне не хватает времени выдохнуть, но появляется адреналин, и хочется ещё больше.


«Мода на высоких балерин – это выдумка»

RB: Как вас приняли в Большом?

ЕО:
Честно говоря, я не чувствовала к себе какого-то отрицательного отношения или зависти. Я уверена, что есть люди, которым не нравится моё присутствие в театре, но это происходит с каждым. Нельзя абсолютно всем нравиться.

RB: У Вас очень интересный процесс подготовки ролей: Вы готовите роль с драматическими артистами. Это нестандартный подход. Как Вам пришла такая идея?

ЕО:
Это началось в Мариинском театре. У меня был педагог в Академии (прим. Академия балета им. А.Я. Вагановой) по актёрскому мастерству Александр Стёпин, к этому педагогу мечтали попасть все студенты, и наш класс был таким счастливчиком. Он был гениален тем, что у него был собственный подход к детям: он давал нам полную свободу, но при этом вкладывал в нас свои знания и мастерство. И вот, когда я получила роль Джульетты, то сразу позвонила ему с просьбой помочь подготовить ее. Конечно, он согласился. Я каждый день ходила в академию Вагановой. Это был удивительный период: Александр Стёпин учил меня добиваться абсолютной натуральности, чтобы я сама себе верила. Мы впоследствии даже занимались не актёрским мастерством, а каким-то самосознанием. Мы готовили эту Джульетту до разрыва душевных артерий, я заставляла себя плакать, плакала и верила в это.

В Москве судьба свела меня с актрисой Алисой Гребенщиковой — мы с ней познакомились на танцевальном проекте «Болеро» (прим. проект Первого канала, в котором артисты балета и изввестные фигуристы под руководством Ильи Авербуха исполняли фрагменты из классической хореографии и современные номера). Она мне помогала с такими ролями, как Татьяна в балете «Евгений Онегин» и Маргарита Готье в «Даме с камелиями». Но с Алисой мы больше разговариваем, проговариваем роль. Мы не пытаемся выстраивать технический аспект партии, больше размышляем о героине и её характере.


«Я всегда мечтала станцевать Манон»

RB: Роль-мечта сейчас есть?

ЕО:
Я всегда мечтала станцевать Манон, надеюсь, это когда-нибудь случится. Балет интересный и музыка прекрасная, я вообще очень люблю Кеннета МакМиллана. По сути, вся современная хореография, начиная с 1960-х годов, построена на МакМиллане. Он придумал очень много дуэтных поддержек, которые потом переняли другие хореографы. Я очень люблю гармонию и красоту, которыми наполнена партия Манон . Это гармоничная, глубокая и интересная роль, а также в плане хореографии – сложная работа.

RB: Как Вы относитесь к современной хореографии?

ЕО:
Я не люблю абстрактные и бессюжетные вещи. Сейчас часто представляют амбициозные проекты с участием величайших артистов и хореографов, куда зритель приходит и ничего не понимает. Но, так как это модно, отвечает, что понравилось, а, что именно понравилось, сказать не может. Когда мне становится скучно при просмотре хореографии, я не могу скрыть это – не люблю, когда скучно.

Современный балет интересен, когда есть движение и хореограф смог создать из него красивый технический узор. Навсегда останутся, наверное, Иржи Килиан, Уильям Форсайт, Пол Лайтфут.

RB: И последний вопрос. Что первично для Вас в балетном мире: талант, трудолюбие или удача?

ЕО:
Талант и трудолюбие. Мне кажется, что трудись — и всё будет. И это правда! Человек, который трудится сверх себя, всегда добьётся своей цели. Рано или поздно наступит момент, когда его труд оправдается. Может, будут неудачи, но через какое-то время подъём всё равно будет.



Фото В. Комиссарова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 09, 2015 3:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103208
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Игорь Цвирко
Автор| А.В. Фото Octavia Kolt
Заголовок| Игорь Цвирко
Где опубликовано © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2014-10-30
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/156
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Солист Большого театра, один из самых харизматичных артистов труппы, рассказал RB о театре, творческом пути и фортуне.



RB: Игорь, ты с детства занимался танцами, но когда тебя отдавали в профессиональное балетное училище, твои родители осознавали в полной степени, что это за искусство?

ИЦ:
Я думаю, нет, потому что они не знали. Наверное, они просто пошли по известному пути: если ребёнок способный и у него хорошо получается, педагоги, замечая это, советуют отдать его в училище, а вдруг что получится. Мне кажется, родители не понимали всей сути балетного искусства и не представляли, что будет дальше.

RB: Какое событие было самым ярким в училище?

ИЦ:
По прошествии лет я понимаю, что самое яркое воспоминание – это подготовка к последним государственным экзаменам и гала-концерту в Большом театре, и, кстати, я думаю, это воспоминание у многих артистов балета остаётся надолго. Потому что все внутри говорит о завершении учёбы, финишная прямая всех восьми лет обучения, так казалось. А на самом деле все только начиналось, конец оказался началом.

RB: После выпуска ты попал в Большой театр. Скажи, театр оказался таким, каким ты его представлял, или нет?

ИЦ:
Если брать детство и каким я пришёл в театр – это два разных театра. В училище мы детьми выступали на исторической сцене, и я до сих пор помню все: четырнадцатый подъезд, через который мы заходили, коридоры, лифт, проход на сцену, буфет – то есть, все очень живо в памяти. А вот когда мы пришли уже после выпуска на новую сцену – это, конечно, абсолютно другой театр. После реконструкции, мы вернулись в основное здание, но ощущения того, старого театра, всё равно, к сожалению, нет. Времена меняются, и меняется жизнь вокруг нас: если раньше люди больше общались друг с другом, то в наше время, эпоху технического прогресса и социальных сетей, стало меньше живого общения и, наверное, это тоже влияет на общую атмосферу театра.

«Здесь никому не интересно лучший ты был в классе или нет – твой счётчик обнуляется»

RB: Что было самое сложное в начале твоего пути в театре?

ИЦ:
Самое сложное зарекомендовать себя хорошим артистом, проявить свои способности, выполнять все добросовестно. Ты приходишь в большой коллектив, в котором работают взрослые люди, кто-то доброжелателен к тебе, а кто-то нет. В театре кардинально другой подход к работе, чем в училище, здесь никому не интересно лучший ты был в классе или нет – твой счётчик обнуляется.

RB: Были ли сложности в начале, и обращал ли ты внимание, что говорят вокруг?

ИЦ:
На мой взгляд, все относительно! Все зависит от конкретной ситуации и того, как мы на это реагируем. Можно определить этот вопрос к философии, но с годами ты учишься принимать разные вещи и со временем спокойно реагируешь на многое. Просто двигаешься дальше и решаешь все внутри себя. Я часто вспоминаю слова своего педагога Евгении Фарманянц: «главное – работать». Вообще, понятие «работать» в моей карьере сыграло большую роль, я всегда знал, что должен быть готов к моменту, когда фортуна повернётся ко мне лицом.

RB: Твоя карьера в театре развивалась постепенно, ты начал с кордебалетных партий, но при этом так же выходил и в соло. Как ты заставил обратить на себя внимание?

ИЦ:
Всё всегда начинается с педагога, мой педагог Александр Бондаренко нас воспитал для театра и смог объяснить нам, что мы должны чётко понимать для чего мы на сцене и в искусстве в целом. Ещё с училища моими любимыми дисциплинами были актёрское мастерство и народно–сценический танец, в которых я мог выплеснуть все свои эмоции. И синтез этих двух дисциплин в полной мере выражает моё нутро – я люблю играть, мне нравится смотреть на актёров драматических театров и актёров кино. Все это в совокупности отразилось на мне, в какой-то степени стало моей отличительной чертой, как говорят в театральной среде – харизмой. В целом, Большой театр всем даёт шанс проявить себя, другой вопрос, как артист этим шансом воспользуется. Мне дали этот шанс, в первый же месяц работы в театре я станцевал партию учителя танцев в балете «Золушка» С. Прокофьева, в хореографии Ю. Посохова. Мне было достаточно сложно, ведь первым исполнителем этой роли был Геннадий Янин, который прекрасно исполнял эту партию, поэтому было тяжело, ведь обязательно возникает сравнение.

RB: Ты не избежал этого сравнения и в партии гармониста в балете «Светлый ручей» А. Ратманского. На твой взгляд, ты смог переложить эту партию на свою индивидуальность?

ИЦ:
Не сразу. Поиск был долгий, в эту роль мне потребовалось входить плавно, протанцевать её, хотя казалось моё на сто процентов! Например, Александр Викторович Петухов всегда говорит, что только на четвёртый спектакль ты понимаешь, что ты делаешь на сцене, а уже после восьмого, ты входишь непосредственно в роль.

Поэтому роль должна лечь на тебя, как бы ты ни готовился в зале, на сцене все немного по-другому, всегда должно пройти время.


«Из-за прогонов к премьере мы уже были настолько вымотаны, что не чувствовали эйфории»

RB: Ты говорил, что тебе нравится выходить за рамки классического балета. В балете «Chroma» хореографа У. МакГрегора ты вышел не только за рамки классического балета, но и за рамки собственного амплуа. Как проходил процесс подготовки, ведь этот спектакль был построен абсолютно на новой пластике?

ИЦ:
Каждый артист рано или поздно приходит к современной хореографии, которая выявляет новые возможности тела у танцовщика, в сравнении с классическим танцем. Когда я пришёл в труппу Большого театра, главным балетмейстером был Алексей Ратманский, один из самых востребованных хореографов современности. Мне посчастливилось участвовать в премьере его спектакля «Русские сезоны», который он переносил на сцену Большого, и у меня была возможность работать с самим хореографом. Влияние хореографа большое, каждая работа была интересна по-своему. Современная хореография интересна тем, что ты по-другому начинаешь двигаться, начинаешь слушать своё тело.

Во время подготовительного процесса к спектаклю «Chroma», нам казалось, что мы не сможем овладеть этой хореографией, считали это нереальным. Спектакль был поставлен Уэйном МакГрегором на труппу Королевского балета Англии, в котором у артистов большой опыт в современной хореографии и работы с абсолютно разными хореографами.

У нас такого опыта не было и большую роль сыграли ассистенты, они нам открывали хореографию, вытягивали из нас стиль.

RB: Какие были внутренние ощущения после того, как вы станцевали и осознали, что да, мы это сделали?

ИЦ:
Из-за прогонов к премьере мы уже были настолько вымотаны, что не чувствовали эйфории.

RB: Расскажи, как ты готовил ещё одну интересную свою работу – роль Феи Карабос в балете «Спящая красавица».

ИЦ:
Перед глазами у меня были абсолютно гениальные исполнители этой роли: Юрий Юрьевич Ветров, Александр Викторович Петухов, Геннадий Янин, Алексей Лопаревич! Эта партия содержит в себе много красок, и, конечно, сыграть мужчине женщину очень сложно. Важно было понимать женщину, найти правильные оттенки характера, показать оттенки стервозности – все это непросто. На мой взгляд, я станцевал эту роль рано. В 22 года я не совсем был готов, не хватало жизненного опыта, которым я мог воспользоваться. Роль потрясающая, но мне ещё предстоит искать её в себе.

RB: Итак, мы подошли к твоему судьбоносному 2013 году. Тебя выбрал Пьер Лакотт в свой спектакль «Марко Спада», расскажи как это было.

ИЦ:
Это было действительно круто и очень неожиданно! Когда вывесили предварительные составы на спектакль и моя фамилия среди премьеров театра, ты абсолютно не веришь в то, что это случится. Я и не верил до последнего, да, я ходил на все постановочные репетиции, работал и делал все, что от меня зависело. И, так сложилось, что в итоге мне дали станцевать главную партию, в итоге я станцевал в паре с Екатериной Крысановой и Анастасией Сташкевич.


«Я выбрал более тяжёлый путь в стремлении переломить своё амплуа, но сейчас я понимаю, что сделал правильный выбор»

RB: Сомнения были?

ИЦ:
Было много сомнений, я вообще не представлял себе, как это будет. Мне близок образ бандита, ведь я большой ребёнок, и я понял, что я многое могу вложить в роль. Я очень полюбил этот балет, несмотря на физическую, изматывающую сложность этого спектакля. Мне очень помогала вера моего педагога в меня и хореографа. Я очень им благодарен, ведь эта работа стала толчком в моей карьере и роль Марко Спада – это моя первая ведущая роль в Большом театре.

RB: Расскажи о своем педагоге Александре Николаевиче Ветрове. Как проходит ваш рабочий процесс?

ИЦ:
На каком-то этапе у меня возникло желание чего-то большего, чем исполнение характерных или гротесковых ролей, хотя, безусловно, я их очень люблю, но мне захотелось сложностей, хотелось попробовать себя в том, что на первый взгляд мне, быть может, не подходит. И как раз в этот момент в театр пришёл Ветров, прекрасный артист в прошлом, который создал множество ярких образов на сцене. Я попросил его со мной работать. Он меня поддержал в стремлении к новым ролям, наверное, увидел потенциал и моё желание работать, и мы начали наше совместное творчество.

RB: У меня сложилось впечатление, что между вами образовался нужный контакт, как ученика и наставника?

ИЦ:
Да, это абсолютно точно, с самой первой репетиции, когда мы пытались подготовить Злого Гения. Мне кажется, что самое важное для человека, а для артиста тем более, когда в тебя верят, и вот Ветров поверил в меня. И эта вера даёт мне ещё больше сил, и хочется еще больше работать. Я выбрал более тяжёлый путь в стремлении переломить своё амплуа и физические данные, но сейчас я понимаю, что сделал правильный выбор.

RB: К слову о вере в тебя, твоя супруга поддерживает и помогает тебе?

ИЦ:
О, да! Это самое главное счастье, что ты нашёл человека, с которым тебе комфортно и который верит в тебя безусловно, несмотря ни на что. Она мой философ, она – истинная жена!

RB: Невозможно обойти вниманием вашего сына, Льва. Дети, как правило, учат нас многому, чему тебя учит твой ребёнок?

ИЦ:
Мы заметили в последнее время, что, в первую очередь, нужно воспитывать себя и подавать пример. Грубо говоря, начни с себя, потому что ребёнок воспитывается на твоих поступках. Вообще очень здорово, когда приходишь домой, а там маленький ребёнок, который просто своим присутствием делает меня счастливым и в тяжёлые периоды заставляет идти дальше. В такие моменты я понимаю, что самое важное в мире – твоя семья!
--------------------------------------
Другие фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 26, 2016 9:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103208
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Марат Шемиунов
Автор| Анна Архипова, Редактор Учебы.ру в Санкт-Петербурге
Заголовок| Марат Шемиунов: «Мне сразу видно, когда танцуют нарочито петербургски и нарочито московски»
Где опубликовано © Портал Учёба.ру
Дата публикации| 2014-10-21
Ссылка| https://spb.ucheba.ru/article/542#
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Ведущий танцовщик Михайловского театра, выпускник Академии русского балета им. А. Я. Вагановой рассказал «Учёба.ру» о том, как он поступал в Академию, куда идут выпускники «Вагановки» и отличается ли петербургская школа балета от московской.

В этом году Академия русского балета набирала на специальности «хореографическое искусство» и «хореографическое исполнительство» в общей сложности около 60 человек. В следующем году наберёт примерно столько же. Неужели всем выпускникам находится место в профессии?

— Почему бы и нет? Театры растут, сцены множатся. Примеров достаточно. Потом, появились мюзиклы, в очень хорошем качестве и исполнении, способном конкурировать даже с постановками, в которых задействованы балетные выпускники. Есть поле, где себя можно попробовать, даже посоревноваться с любителями или новичками в танце. И всё это за хорошие деньги и многообещающие турне. Я, конечно, не агитирую экспериментировать, но шансов много.

Помните ли Вы свои вступительные экзамены в Академию им. А. Я. Вагановой? Как они проходили?

— Меня принимал сам Игорь Дмитриевич Бельский, выдающийся советский танцовщик, хореограф и педагог. Меня раздели до трусов на первом смотре и смущали взглядами. Но я не растерялся, раз меня взяли. Одно помню: трусы были в красный горошек. Наверное, этим и запомнился комиссии и может просто — цвет удачи!

Кто из педагогов Академии оказал на Вас наибольшее влияние?

— Я хорошо запомнил Бельского. Он был для нас большим авторитетом, принимал экзамены, ставил оценки, будучи уже в преклонном возрасте. Наталья Михайловна Дудинская тоже активно преподавала, когда я учился. Но лично со мной в Академии всегда работали прекрасные педагоги. С первых лет я запомнил моих учителей классического танца, Марину Андреевну Померанцеву и Юрия Михайловича Найдича: красивая пара и добрые люди. Марина Андреевна была ученицей самой Вагановой, и мы невольно стали преемниками этой эпохи и её учений с первых лет.

В одном из своих интервью Вы говорили, что на поприще балета себя пробовали Ваши бабушка и прабабушка, но пробиться удалось только Вам. Почему они не смогли пробиться, а Вы смогли?

— Я не говорил «пробиться», а если и сказал, то ошибся. Я скорее прорастал, чем бился. Я очень благодарен родителям, бабушкам и всем близким, которые поддерживали и поддерживают меня в этой профессии. Их энергия всегда со мной, она по-настоящему мне помогает, меня согревает память от общения с ними. Но опять же, по сравнению с тем, каких успехов могли бы добиться мои бабушки, я, может быть, вовсе и не состоялся.

Только единицы проходят такой путь, который прошли Вы. Как Вы попали в Михайловский театр, да ещё и поднялись на уровень премьера?

— Меня подняла жена. Она согласилась танцевать со мной, уже будучи прима-балериной, а я только начинал учить сольные партии. У нас сложился сильный, красивый дуэт, как, впрочем, и семья. Но мы очень много репетировали, ссорились, конечно, и теперь её поднимаю я, как бы взамен первой помощи. А в театр я попал через смс. Послал вопрос на номер «Битвы экстрасенсов», и мне так прямо и написали — в Михайловский.

Отличается ли петербургская школа балета от московской? Если да, то чем?

— Да, да! Сильно отличается. Академия балета в Петербурге, на Зодчего Росси, дом 2 и желтая с колоннами, а Академия хореографии в Москве на Фрунзенской улице, дом 5, в белом кирпичном здании. Во всем остальном школ в них нет, есть академии, есть дети, 90 процентов которых останутся в родном городе, есть учителя, 90 процентов которых живут там, где работали. Исключения есть, но они касаются не общего, а единичного. Мне очень хочется, чтобы люди танцевали сердцем, учили сердцем и конечно учились сердцем. Очень важно, зачем и что ты делаешь. Видно, когда это понятно тому, кто танцует или пытается научиться. Очень важно любить то, что ты делаешь, в Москве, в Петербурге или в где бы то ни было. Мне сразу видно, когда танцуют нарочито петербургски и нарочито московски. Это не от большого таланта, да, на мой взгляд, и не про балет вообще. В танце слишком много красоты и ума, чтобы замыкать его псевдостилями двух городов.

Во сколько лет обычно закачивается карьера танцовщика балета? Чем Вы займётесь, когда решите оставить балет?

— Я не оставлю балет. Скорее, будет наоборот. Так случается чаще. Да и вообще, наверное, только так и происходит. Не могу назвать ярких примеров людей, которые бросили бы искусство, как вид деятельности. Василий Кандинский оставил карьеру юриста, блестяще окончив университет, ради того, чтобы при его жизни называли «непонятным». Александр Бородин, оставаясь композитором до конца жизни, не оставлял научные исследования в области химии. Я не причисляю себя в этот ряд третьим примером, но хочу сказать, что жизнь мне кажется умнее, чем профессия, никогда не знаешь, чем ещё удивит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17465
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 22, 2017 11:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014103209
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Персоналии, Эдвард Уотсон
Автор| Анастасия Бертолло
Заголовок| Балетная революция
Где опубликовано © Журнал CABLOOK
Дата публикации| 2014-10-15
Ссылка| http://www.cablook.com/inspiration/baletnaya-revolyutsiya/
Аннотация|

Британская пресса уже называет Эдварда Уотсона суперменом, а коллеги говорят, что он «силен, как носорог». Благодаря экстраординарным физическим возможностям и артистизму этот 38-летний рыжий атлет совершил настоящую революцию в английском балете!

Да-да, премьер Лондонского Ковент-Гардена, мистер Уотсон, возможно, не очень похож на прекрасного принца из классических балетов. Однако так ли уж важна внешность для современного танцора? До недавнего времени мировой балет красочно иллюстрировал закон о том, что «настоящему мужчине» в балете делать нечего. Ну разве что играть злодеев вроде Ротбарта в «Лебедином озере» или сладострастника Ориона в «Сильвии». Даже с поправкой на современный танец предпочтение обычно отдается молоденьким Аполлонам. Так, в Ла Скала уже давно сделали выбор в пользу красавчика Роберто Болле, Парижская опера любуется кудряшками Стефана Буийона чуть ли не больше, чем самими представлениями, да у и нас похожая тенденция… На этом фоне брутальность одного из ведущих танцоров Великобритании Эдварда Уотсона определенно зашкаливает, хотя, на самом деле, это далеко не единственная причина его стремительного взлета в, казалось бы, уже немолодом для балета возрасте.



Кто-то скажет, что с такой физиономией господину Уотсону прямая дорога в абстрактные балеты или, опять же, под маску Ротбарта. Что ж, там он и пребывал, пока для грандиозной постановки «Майерлинга» в 2009 не потребовался человек одинаково выносливый и артистичный — никто из балетных мальчиков не мог осилить изматывающую партию наркомана и извращенца Рудольфа, того самого австрийского крон-принца, найденного с пулей во лбу и юной любовницей под боком.

Вот так и вышло, что Эдвард стал новым лицом английского балета, возможно, не самым красивым, но настоящим, эмоциональным и человечным. Неудивительно, что именно Уотсону в 2013 доверили роль Грегора Самсы в «Метаморфозах» по Кафке. Кто еще мог на сцене превратиться в гигантское насекомое исключительно посредством пластики и актерской игры?

Нужно обладать храбростью и недюжинным чувством юмора, чтобы в балете демонстрировать уязвимость и порочность своего персонажа. Похоже, для Эдварда это вопрос чести — изображать живых людей, а не сказочных манекенов, работать над психологией героя не меньше, чем над пируэтами. Тем не менее упрекнуть господина Уотсона в слабой технике нельзя, ведь его конек — балеты самого Кеннета Макмиллана, который как будто знал, что его изнурительные «Дерево Иуды» и «Весну священную» будет кому танцевать.

Не так давно в «коллекции грехов» у Эдварда появился новый — ревность шекспировского короля Леонта, разрушившего жизни близких из-за пригрезившейся измены его королевы. «Зимняя сказка» 2013 года в очередной раз продемонстрировала уникальные физические способности и артистизм 38-летнего танцора, которому, кажется, в последнее время стали особенно интересны сюжетные балеты.



Сам Эдвард во всех интервью признает, что мало подходит на роль Зигфрида или Дезире, и живо демонстрирует, как бы публика отреагировала на такого «принца». Про «Жизель» он говорит так: «Я и люблю этот балет, и ненавижу, с ним были и триумфы, и провалы. Это мое наказание».

Тем не менее те, кто видел Уотсона в романтических ролях, например в «Ромео и Джульетте», говорят о том, что его нестандартная для балета внешность нисколько не мешает выразительности и техничности исполнения.

Несмотря на то, что сам он называет себя «рыжим Гитлером», все современные хореографы Великобритании, включая Уэйна Макгрегора и Кристофера Уилдона, с придыханием говорят о его физической выразительности и артистизме. Эти же самые Макгрегор и Уилдон продолжают писать для Эдварда главные роли как в сюжетных, так и в абстрактных своих представлениях. Похоже, сейчас самое время для переоценки балетных ценностей не только в плане сценографии или музыкального сопровождения, но и в плане кастинга. Многие не мыслят балета без скульптурно-изящных па-де-де и возвышенных персонажей. А кто-то видит балет как способ исследования человеческого опыта, способ выражения таких простых и в то же время сложных чувств, как тревога, ярость или страсть… И здесь не так уж важна степень «красивости» танцора, здесь на первый план выходит искренность движений, умение не отдалиться от человеческого в искусственных жестах, а найти человека в себе с помощью танца. Эдвард Уотсон показал, что мужчине не обязательно подстраиваться под балетные стереотипы. Можно просто оставаться собой. И преображать танец.

============================================
Все фото и видео - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Страница 8 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика