Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 20, 2014 8:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102003
Тема| Балет, «The Great Gatsby», Премьера, Персоналии,
Автор| Анна Андреева
Заголовок| «Гэтсби — романтик и мечтатель, а не романтический неудачник...»
Где опубликовано| © Журнал «Ваш досуг» (СПб) №21
Дата публикации| 13—26 октября 2014
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/spb/theatre/article/74552/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Один из самых популярных сегодня романов Фитцджеральда «Великий Гэтсби» недавно очаровал зрителей с киноэкрана, а теперь, вероятно, покорит навсегда с балетных подмостков. Тем более что музыку к балету «The Great Gatsby» написал Константин Меладзе, поставил балет Дуайт Роден, а главную роль исполнил премьер Мариинки Денис Матвиенко, с которым и встретился «ВД».



— Скажите, Денис, вам не мешал работать над образом Гэтсби киногерой, созданный Леонардо Ди каприо?

— За долгую карьеру я уже привык исполнять те роли, которые до меня исполняло не одно поколение танцовщиков. Поэтому роль Гэтсби для меня не является в этом смысле какой-то особенной. Ди Каприо играл и Ромео, но это никак не помешало мне исполнять роль Ромео в балетах «Ромео и Джульетта» и Radio and Juliet. (Улыбается.)

— Как вы думаете, ради какой мечты можно умереть?

— Я не сторонник того, чтобы умирать ради мечты. Думаю, что ради мечты нужно жить, а не умирать. (Улыбается.) Тогда в этом намного больше смысла.

— Классика и современный балет — что больше вдохновляет вас сегодня?

— Я танцую классику уже долго, поэтому меня очень сложно вдохновить «Лебединым озером» или «Дон Кихотом». В классике очень сложно проявлять индивидуальность, в то время как в современной хореографии ты более раскован.

— Вы впервые работаете с Дуайтом Роденом? Считают, что он великий мастер создать «историю на сцене»...

— Я уже несколько раз работал с Дуайтом, именно это сотрудничество дало нам уверенность в том, что он именно тот хореограф, который нам нужен. Мне очень близка его хореография и невероятно интересно с ним работать, наблюдать за тем, как он создает балет.

— Ваш Гэтсби — американец?

— Нет, наш Гэтсби космополит. (Улыбается.) Эта история могла запросто случиться сегодня в любой стране мира, поэтому не хотелось бы замыкать ее в рамки.

— «THE Great Gatsby» стал балетом «нового направления»? Или это шоу?

— «THE GREAT GATSBY» стал современным балетом в стиле fusion. В нем сочетается сразу несколько направлений. О стилях пусть говорят критики, не будем отбирать у них хлеб.



— «THE GREAT GATSBY» будет «гастролировать» по разным странам и городам. Не уходит ли почва из-под ног?

— Конечно, это очень напряженный процесс. Когда в проект вовлечены звезды первой величины, это всегда сопряжено с рядом сложностей. Например, Константин Меладзе одновременно снимает телевизионное шоу, пишет песни и создает музыку к балету. У Дуайта параллельно создаются постановки в нескольких театрах. Каждый из артистов имеет очень плотный график. Поэтому продюсеру проекта нужно было сделать невозможное для того, чтобы состыковать всех. До сих пор у нас не ушла земля из-под ног. Уверен, что так будет и дальше.

— Когда и на каком языке — на английском или в русском переводе — вы впервые прочитали роман Фитцджеральда? Вас не раздражала история «романтического неудачника»?

— Впервые я прочитал «Великого Гэтсби» еще в школе. Недавно перечитал. Оба раза в русском переводе. А почему вы считаете Гэтсби неудачником? Его можно назвать романтиком, мечтателем, но никак не неудачником. Я думаю, что человек, который в своей жизни так сильно любил, уже счастливчик. Каждый раз я сопереживал Гэтсби и сочувствовал, но никогда не осуждал.

— Насколько вы доверяете дома и в работе своим близким — сестре Алене и жене Анастасии?

— Интересный вопрос, учитывая то, что продюсером балета «THE GREAT GATSBY» является Алена Матвиенко, а главную женскую партию исполняет Настя. (Улыбается.) Я думаю, что только этот один факт говорит о многом.

— Что избавляет вас от одиночества?

— Вы намекаете на то, что одиночество — это что-то очень плохое и от него обязательно нужно избавляться? Для меня одиночество — это очень важная часть жизни. Очень редко удается побыть наедине с собой и своими мыслями. Поэтому я очень ценю одиночество. При этом обожаю проводить время со своей семьей. Каждая минута с дочкой Лизой приносит мне огромное удовольствие.

— Константин Меладзе присутствовал на репетициях, комментировал ли он хореографию? Его музыка в балете иная, чем на эстраде?

— Константин пару раз был на репетициях. Думаю, что его музыка в балете ни у кого не будет ассоциироваться с его деятельностью на эстраде. Это совершенно другой Меладзе. Такой же гениальный, но в музыке «THE GREAT GATSBY» вы не угадаете «попытку № 5». Это музыка, которая имеет все шансы остаться на века. Это не сезонный хит — это очень серьезная музыка.

— Премьера «Гэтсби» должна была состояться в Мариинском театре. Что-то изменилось в планах постановщиков?

— Изменилось то, что мы вернулись к мысли о том, что «THE GREAT GATSBY» — это независимый проект, который не привязан к какому-то конкретному театру или к конкретной труппе. Поэтому мы объявили открытый международный кастинг, на котором нашли необходимое количество танцовщиков. У нас в планах активные гастроли по всему миру и опасно привязывать проект к труппе, у которой еще более плотный график выступлений.

— Роден оценил в вас не только балетного танцовщика, но и актера. Вы никогда не мечтали об актерской карьере? Чем запомнились съемки клипа к балету?

— Недавно у меня было одно предложение, и я очень надеюсь на то, что все сложится. Съемки клипа мне запомнились тем, что я еще никогда в жизни не работал так долго с максимальной отдачей (клип к балету снимали непрерывно 25 часов. — «ВД»). Но это невероятно интересный процесс!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 517
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 8:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102101
Тема| Балет, Гастроли
Автор| Каныкей Манасова
Заголовок| В КР впервые за 40 лет пройдут гастроли Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая
Где опубликовано| © Информационное агентство «24.kg»
Дата публикации| 21 октября 2014
Ссылка| http://www.24kg.org/culture/188697-v-kr-vpervye-za-40-let-projdut-gastroli.html
Аннотация|

Впервые за 40 лет в Бишкеке пройдут большие гастроли Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая. Об этом сообщили в Министерстве культуры, информации и туризма КР.

По их данным, гастроли состоятся 7-10 ноября на сцене Кыргызского национального академического театра оперы и балета имени А.Малдыбаева.

В настоящий момент казахский театр - один из крупнейших на евразийском пространстве. В составе творческого коллектива прославленные мастера сцены и молодые артисты - лауреаты различных престижных международных конкурсов, получившие мировое признание. Мастерам сцены казахского театра оперы и балета рукоплескали во Франции, Германии, Италии, Японии, Турции, Китае, США и других странах. Теперь они представят свое творчество ценителям высокого искусства в Кыргызстане.

Так, 7 ноября в 18.00 труппа исполнит ритм-рок-балет «Юнона и Авось», 8 ноября - балет «Ромео и Джульетта», 9 ноября - балет «Лебединое озеро».

10 ноября в 18.00 состоятся балет «Ромео и Джульетта» и Гала-концерт мировых звезд балета. В заключении - номера выдающихся хореографов современности, а также па-де-де многих знаменитых балетов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 8:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102102
Тема| Балет, БТ, ПРемьера, Персоналии, Ю. Григорович
Автор| Ольга Свистунова/
Заголовок| На историческую сцену Большого театра возвращается балет "Легенда о любви"
Балет поставит Юрий Григорович

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2014-10-21
Ссылка| http://itar-tass.com/kultura/1520474
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В репертуар Большого театра возвращается балет "Легенда о любви" Юрия Григоровича. Серия премьерных показов обновленного спектакля пройдет на исторической сцене ГАБТа с 23 по 26 октября. 21 октября состоится генеральная репетиция, на которой будет присутствовать специально приехавший из Баку автор музыки к балету, азербайджанский композитор Ариф Меликов.

Сюжет балета навеян старинной восточной легендой. Только на выжженной, изнемогающей от жажды земле могло родиться сказание о Ферхаде, пробившем гору железной палицей, чтобы добыть людям воду, для чего ему пришлось пожертвовать своей любовью к Ширин.

Именно эта древняя история послужила основой для драмы, использованной в качестве балетного либретто. Она была написана выдающимся турецким поэтом Назымом Хикметом. Друг Советского Союза, борец за свободу, он был осужден турецкими властями на 28 лет, и свою "Легенду о любви", воспевшую победу долга над чувством, он создал на десятом году пребывания в тюрьме.

"Пьеса Назыма Хикмета "Легенда о любви" в 1960-х годах обрела невероятную известность, казалось, что она шла во всех театрах СССР, - рассказал Юрий Григорович. - Мы решили использовать эту философскую притчу в качестве либретто для нашего балета. Для сочинения музыки композитор Кара Караев порекомендовал нам своего студента Арифа Меликова, уже имевшего несколько номеров будущего балета. За оформление спектакля взялся замечательный художник Симон Вирсаладзе".

Впервые балет "Легенда о любви" увидел свет рампы в 1961 году в Ленинградском театре оперы и балета имени Кирова (ныне - Мариинском театре). Присутствовавший на премьере Назым Хикмет был восхищен работой театра. "Моя пьеса шла на разных языках в разных странах, но больше всего меня удовлетворило то, что я увидел в балете, поставленном Юрием Григоровичем. Я бы хотел, чтобы эту постановку смотрели все", - такое напутствие спектаклю дал тогда знаменитый турецкий писатель.

Вскоре Юрий Григорович поставил этот балет в Новосибирске, Баку, Праге. В 1965 году "Легенда о любви" появилась на афише Большого театра.

"Долго я ходила под впечатлением "Легенды", жалела, что уже не танцую", - вспоминала великая балерина Галина Уланова. А Майя Плисецкая, исполнявшая одну из главных ролей, так отзывалась о спектакле: "Бывают роли, где нравятся отдельные эпизоды. Здесь, в "Легенде о любви", мне нравится каждый момент сценической жизни Мехмене". Позднее в этой и других партиях выступали такие прославленные танцовщицы, как Нина Тимофеева, Светлана Адырхаева, Наталия Бессмертнова, а в мужских партиях предстали Марис Лиепа, Михаил Лавровский, Владимир Тихонов.

С момента своего создания "Легенда о любви" практически не покидала репертуара Большого театра, и сама, по признанию критиков, стала живой легендой.

"Я рад, что интерес к балету "Легенда о любви" не пропадает и держится более полувека, и теперь спектакль вновь увидят зрители с новым поколением артистов", - заключил Григорович.

Для возрожденной "Легенды о любви" подготовлены три состава исполнителей. В первом - значатся имена ведущих солистов: Светлана Захарова (Мехмене Бану), Денис Родькин (Ферхад), Анна Никулина (Ширин). Они же выступят в главных партиях и 26 октября, в заключительном представлении премьерной серии показов, когда "Легенду о любви" из Большого театра в прямой трансляции увидят зрители более тысячи кинотеатров по всему миру.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102103
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Дмитрий Антипов
Автор| Виктор Силин
Заголовок| Сочинить танец
Где опубликовано| © газета «Коммуна» № 143 (26359)
Дата публикации| 2014-10-21
Ссылка| http://www.communa.ru/news_vrn/kultura/88758/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Дмитрий Антипов с Народным артистом СССР Владимиром Васильевым после удачного выступления на балетном конкурсе «Арабеск». Фото из личного архива Дмитрия Антипова

На XIII Международном конкурсе артистов балета «Арабеск», проходившем в апреле в Перми под патронажем Народного артиста СССР Владимира Васильева, земляк воронежцев – двадцатичетырёхлетний танцовщик и хореограф Дмитрий Антипов получил серебряную медаль. А сегодня на сцене Воронежского театра оперы и балета пройдёт премьерный показ его постановки «Необарокко».

О Дмитрии Антипове, как это ни удивительно, впервые услышал от Ренада Ибатуллина, без малого два десятка лет возглавляющего балетную школу в Мексике. Но каждый год он приезжает в ставший для него родным Воронеж. Здесь он работал главным балетмейстером театра оперы и балета, был художественным руководителем Воронежского хореографического училища и потому пристально и пристрастно следит за успехами наших танцовщиков.

«Воронежскому театру давно и долго не везет с самобытным хореографом, сказал Ибатуллин в нынешний приезд в июле. – После яркой Дины Ариповой что-то больше и назвать некого. А ведь когда это было! И вот появился шанс иметь своего доморощенного (в смысле – одаренного и надежного) постановщика полноценных балетных спектаклей в лице Дмитрия Антипова. Профессия ведь крайне редкая…»

А потом мне попалась общероссийская газета «Культура», в которой напечатана статья критика Елены Федоренко, на мой взгляд, самого искушенного и непредвзятого балетоведа современности, о конкурсе «Арабеск». Всего лишь две строчки отдано Воронежу и Дмитрию Антипову, но они дорогого стоят.

- Итак, ты занял второе место и удостоен серебряной медали как хореограф-постановщик на таком престижном балетном конкурсе…

- И не только лауреатом, но ещё и дипломантом. Участвовал и в конкурсе танцовщиков. Хоть не добился звания лауреата в этом виде творческого состязания, но, думаю, всё равно выступил неплохо – все классические па-де-де из «Эсмеральды», «Дон Кихота», «Щелкунчика» станцевал ровно и, кажется, даже очень прилично.

- А современную хореографию ты представил двумя авторскими номерами?

- Тремя. Дуэтный танец – «Когда музыку видно», сольный – «Я умру, не умирая» и ещё один номер придумал и поставил для солистки Кремлёвского балета Ксении Хабинец.

- Конкуренция была?

- Восемнадцать стран представили полторы сотни исполнителей. Эти цифры, думаю, красноречиво говорят сами за себя.

- Дмитрий, насколько я знаю, ты, скажем так, из военно-спортивной семьи. И вдруг – балет…

- Всё правильно: отец у меня – подполковник, мама – тренер по спортивной акробатике, между прочим, мастер спорта международного класса. Родители меня ни в чем не неволили. Когда мне исполнилось десять лет – могли бы и на год раньше – мы всей семьей пошли на День открытых дверей в Воронежское хореографическое училище. Ходили по классам, смотрели, как проходят уроки. Посмотрели и на меня: имеются ли природные данные к хореографии? Сказали, что мальчик вполне подходит к занятиям балетом.

Таких нас набралось четырнадцать человек. К пятому году обучения осталось лишь восемь. Остальные отсеялись: кто-то просто не выдержал напряжения, кто-то понял, что это не его дело… А в пользу правильности моего выбора профессии (улыбается) и моей обусловленности ею говорит один факт семейной истории: моя прабабушка Анастасия работала костюмером в Большом театре. Так что в чем-то судьба подтолкнула меня к сцене.

- И на пятом году обучения тебя взял в класс Заслуженный работник культуры России Анатолий Дубинин?

- Да, мне повезло с педагогом. Анатолий Григорьевич воспитал и воспитывает достойных учеников. Ведь в те годы, когда он был солистом Воронежского театра оперы и балета, многие ходили на спектакли именно «на Дубинина».

- А ты был прилежным учеником? Какие твои сильные стороны как танцовщика?

- Старался быть прилежным. А о сильных сторонах мне трудно сказать: в какой-то вариации оказывался наиболее выразительным в прыжке, в какой-то – во вращении… Не получается так: вот сейчас сделаю этот элемент технически безупречно. Если будешь подобным образом себя настраивать, то ничего не выйдет. Сцена требует естества, недаром же говорят, что на ней надо жить. И жить ею. Это я уже понял. Тогда же, в годы прохождения курса наук в Воронежском хореографическом училище, существовала замечательная традиция – ежегодный конкурс «Я – хореограф». Он подталкивал совсем юных попробовать самим сочинить танец. А у меня подобное желание было всегда. Поэтому то время, когда мы готовили свои номера, что-то придумывали, до сих пор вызывает у меня трепет и волнение.

- Но ведь профессия балетмейстера настолько редкая, штучная…

- Это так, но из нас и не делали хореографов. Просто пытались развить образное, пластическое мышление. А вот я пошёл дальше. Задатки хореографа во мне оказались сильные и прочные.

- И ты поступил в Московскую академию хореографии?

- Да. Сразу на два факультета – балетмейстерский и исполнительский. Процесс обучения там идёт, как и везде, – от простого к сложному: сначала ставили миниатюры собственного сочинения, потом более расширенные с усложненной задачей, затем ставили или восстанавливали классические балеты, и, наконец – постановка собственного спектакля.

- Что же явилось венцом твоего обучения в Московской академии?

- Балет «Сфумато», что в переводе означает «дымка», «мираж». Мои фантазии основывались на музыке эпохи барокко. Курировал же мою постановку Михаил Лавровский, человек более чем известный в балетном мире. Без ложной скромности замечу, что балет «Сфумато» пять раз прошёл на сцене Большого театра.

- Но тебе повезло ещё на одного куратора по жизни – Народного артиста СССР Владимира Васильева.

- Это уж точно. И не только мне одному повезло. Владимир Викторович – человек потрясающего видения, сопереживания и желания помогать и наставлять. Опекает он очень тактично, не навязывая, как бы подталкивает к тому или иному хореографическому решению.

- А сколько на твоем счету хореографических сочинений?

- Насколько я понял, нужна статистика? Если на вскидку, то балетных миниатюр я поставил больше двадцати и четыре спектакля. Это в год получается три-четыре постановки.

- Что-то из ранее созданного мы увидим сегодня?

- Да, «Забавы в стиле рококо» и «Фантазии на босу ногу» - это мои дипломные спектакли. А вот «Руады» - новая вещь. В основу музыкальной версии положены сочинения европейских композиторов XVI-XVII веков.

- И как тебе работалось с земляками?

- Замечательно! Не знаю, как им, но мне с ними было интересно и хорошо. У нас не такая большая команда, поэтому назову всех – Михаил Ветров, дипломант международного конкурса Дина Болотова, Максим Данилов, Ольга Бородина, Елизавета Мальковская, Вадим Мануковский, Анна Никулина, Светлана Кудрина и самая молодая участница проекта «Необарокко» Софья Дякина, она – выпускница Воронежского хореографического училища нынешнего года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102104
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Персоналии, Нурлан Канетов
Автор| ОЛИНА Светлана
Заголовок| Душа в пространстве танца
Где опубликовано| © Газета «Республика Татарстан»
Дата публикации| 2014-10-21
Ссылка| http://www.rt-online.ru/aticles/rubric-78/10115051/
Аннотация|БЕНЕФИС

В Татарском академическом театре оперы и балета им. М.Джалиля прошел бенефис самого титулованного казанского танцовщика Нурлана Канетова, отметившего 20-летие своей творческой деятельности.



Вечер балета «В пространстве танца» позволил еще раз убедиться в том, что премьеру казанской труппы подвластны и балетная классика, и модерн. Явного предпочтения танцовщик не отдает ни тому, ни другому, ибо душа для него всегда стоит на первом месте, а хореографический текст – лишь средство для выражения ее тончайших движений.

Некоторые из представленных в первом отделении вечера концертных номеров публика увидела впервые, как, например, трехчастную «осеннюю» композицию «С.О.Н.» на музыку Вивальди из цикла «Времена года» (в переложении современного британского композитора Макса Рихтера). Но ни в коем случае не следует усматривать в этом некую аллегорию «осени жизни» танцовщика. В свои 39 лет Нурлан Канетов в прекрасной физической и актерской форме, и он по-прежнему остается одним из самых востребованных солистов.

Во втором отделении был показан одноактный балет «Кармен-сюита» в хореографии Алисии Алонсо, в котором Нурлан Канетов предстал в образе Хозе. Его партнершей была молодая прима-балерина театра Кристина Андреева, которую зрители впервые увидели в роли Кармен. В творческом вечере Нурлана Канетова также приняли участие Олег Ивенко, Михаил Тимаев, Артем Белов, Екатерина Бортякова, Аманда Гомес (Бразилия) и другие солисты театра.

Нурлан Канетов окончил Алматинское хореографическое училище и, будучи еще студентом, был приглашен в труппу Казахского академического театра им. Абая. С 1996 года родным домом для него стал Татарский академический театр оперы и балета им. М.Джалиля, на сцене которого он дебютировал в партии принца Зигфрида в «Лебедином озере». Помимо отточенной техники и артистизма она требует от исполнителя безупречного чувства стиля, выразительной пластики и мимики. Все это у Канетова было. Про него говорили, что он не танцует, а поет хореографический текст. Вскоре в репертуар танцовщика во-шли главные мужские партии и в других балетах классического наследия – «Сильфиде», «Баядерке», «Спящей красавице», «Щелкунчике», «Жизели», снискав казанскому танцовщику славу одного из лучших «принцев» балетной России.

Поистине звездной для Нурлана стала роль Йусуфа в балете «Сказание о Йусуфе» на музыку Л.Любовского, за исполнение которой артист был удостоен Государственной премии России в области литературы и искусства (2005). Балет «Сказание о Йусуфе» был поставлен специально на этого уникального танцовщика. Неслучайно после премьеры один из московских критиков написал: «Чудо происходит, когда на сцену выходит Нурлан Канетов. Нездешняя странность, хрупкость и нежность облика, деликатность и утонченность его ауры, влажные миндалевидные глаза отсылают к классическим библейским типажам… Его тело умеет петь, рисовать, думать и чувствовать».

Явлением стал и его Арман в «Даме с камелиями». Среди любимых ролей Нурлана также Ромео, Красс в «Спартаке», Шахрияр в «Тысяче и одной ночи». Всего в послужном списке танцовщика свыше 30 ведущих ролей в классических и современных спектаклях. Не обошлись без его участия и последние балетные премьеры театра им. М.Джалиля – «Золотая Орда» Р.Ахияровой и «Кармина Бурана» К.Орфа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102105
Тема| Балет, ГАТОБ им. Абая, Персоналии, Яна Саленко (Staatsoper Berlin), Вадим Мунтагиров (Covent Garden)
Автор| Елена СОКОЛОВА, Фото Владимира ХАЙЛЕНКО
Заголовок| НА КРЫЛЬЯХ ЛЮБВИ
Где опубликовано| © Газета «ВЕЧЕРНИЙ АЛМАТЫ»
Дата публикации| 2014-10-18
Ссылка| http://vecher.kz/node/32144
Аннотация|

Впервые в Алматы выступили обладатели престижной балетной премии «Оскар» Яна Саленко и Вадим Мунтагиров, которые исполнили главные партии в постановке «Лебединое озеро»



Это один из самых известных и часто ставящихся балетов в театрах всего мира. Впервые зрителям представили «Лебединое озеро» на сцене Большого театра в Москве 4 марта 1877 года. Хореографом постановки стал чешский балетмейстер Вацлав Рейзенгер, однако она была признана неудачной. Известность балет получил спустя 18 лет, когда его поставили в Санкт-Петербурге в хореографии Мариуса Петипа и Льва Иванова. Именно они определили традиции, согласно которым спектакль ставился все последующие годы в разных странах. Конечно же, неоднократно классику мирового балета видели и алматинские зрители как в исполнении отечественных артистов, так и приглашенных. Тем не менее в определенном смысле в минувшее воскресенье на сцене Театра оперы и балета состоялась мировая премьера «Лебединого озера». Ведущий солист английского королевского балета «Covent Garden» Вадим Мунтагиров и прима-балерина Национального театра Берлина Яна Саленко впервые выступили в паре.

Балерине очень точно удалось передать перевоплощение из чувствительной и нежной принцессы Одетты в коварную Одиллию. Ее фирменный танцевальный стиль – это идеальная классическая техника и легкость, практически невесомость движений.

– Мне нравится, что в роли Одетты-Одиллии я могу выразить абсолютно все совершенно противоположные эмоции. Образы дались мне очень сложно, потому что не совсем мои по складу характера, но от этого работать еще интереснее, – призналась Яна Саленко.
Роль принца Зиг-рида блистатель­но исполнил Вадим
Мунтагиров. Плас­тичность и отточенноть его прыжков и поворотов, а также артистизм, с которым он их исполняет, удивительны. Очевидно, не зря мировые балетные критики окрестили его вторым Нуриевым.
Удивительно слаженно и четко артисты выступили в паре. Даже не верилось, что раньше им не приходилось танцевать вместе, у них лишь было время немного порепетировать перед выходом на сцену.
– Мы не раз пересекались на различных конкурсах, видели выступления друг друга, но танцевать вместе раньше не приходилось, – говорит Яна Саленко.

Творческая карьера примы-балерины Национального театра Берлина началась в Донецке. Впервые она вышла на сцену в 15 лет. С тех пор выступала в самых известных театрах мира. Несколько лет работала в Вене.

– Уже после первой репетиции в Алматы мы почувствовали друг друга, что очень важно в балете. Партнеры должны доверять друг другу, – считает Вадим Мунтагиров. – Тяжело работать, если отношения не складываются. К счастью, у меня такого опыта не было, но балерина, с которой я выступал, когда работал в Английском национальном балете, рассказывала, насколько это трудно. Вспоминала, как в роли Джульетты стояла на балконе и понимала, что не хочет спускаться к Ромео.
Вадим Мунтагиров родился в Челябинске, окончил Пермское балетное училище. Выиграв стипендию на международном конкурсе в Лозанне, он смог обучаться в любой балетной школе мира. В итоге выбрал Королевскую балетную школу в Лондоне.

– Пять лет я танцевал в Английском национальном балете в Лондоне. Танцевал пять лет по 60 спектаклей в год, – рассказывает артист балета, – однако с сентября этого года официально перешел в «Covent Garden». Работать здесь сложнее, но интереснее, получаешь новый опыт. Если в национальном балете мы могли по полгода гастролировать с одной постановкой, то здесь любят экспериментировать, особенно молодые хореографы. Иногда приходится перевоплощаться по нескольку раз в день.
Оба артиста отметили, что с удовольствием приехали в Алматы и рады будут вернуться, если предоставиться возможность.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 10:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102106
Тема| Балет, Магнитогорский театр оперы и балета, Персоналии, Наталья Лихобабина
Автор| Рита Давлетшина
Заголовок| На кончиках пуантов
Где опубликовано| © Газета «Магнитогорский металл».
Дата публикации| 2014-10-18
Ссылка| http://magmetall.ru/contribution/17169.htm
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото Евгений Рухмалев

Стройная фигура, идеальная осанка, летящая походка, длинная шея, высоко поднятая голова, широкий размах бровей и прямой взгляд огромных глаз. Гордячка? Нет. Балерина.

Наталья Лихобабина - прима магнитогорского театра оперы и балета, педагог-репетитор театра, преподаватель и директор хореографического училища при Магнитогорской государственной консерватории, студентка магистратуры Санкт-Петербургской академии русского балета имени Вагановой. Ей рукоплескали зрительные залы России и Европы, но перед бенефисом, который состоится 23 октября на сцене родного театра, Наталья волнуется, словно первокурсница. Потому что привыкла всё делать по максимуму. Даже в ущерб собственному здоровью - как, собственно, все настоящие балерины.

- В балет вы пришли поздновато - в двенадцать лет, после бальных танцев. Зачем променяли эффектную хореографию на голгофу у станка?

- (Смеётся). С бальными танцами расставалась трудно, совмещала их с балетом два года. Но пришлось - нагрузка неимоверная. Выбрала классику, а бальные танцы - это всё-таки не профессия, а хобби.

- Как в Магнитогорске из ничего появился балет? Каким оно было, хореографическое училище на заре становления?

- В Магнитогорске классическим балетом занималась Галина Викторовна Галашенко. Она и набирала первый курс вместе с Сергеем Николаевичем Севрюковым, руководителем танцевального коллектива "Калейдоскоп". Многие были его воспитанницами, другие пришли из гимнастики - компания разношёрстная, но смотрели прежде всего на "физику": хорошая растяжка, фигура, спина балетная...

- После пяти лет учёбы здесь вы променяли Магнитогорск на Уфу…

- Скорее, Магнитогорское хореографическое училище на Башкирское училище имени Рудольфа Нуреева. Мне хотелось профессионального роста, окунуться в атмосферу академизма, а училище в Уфе - это храм балета. Получив диплом, шесть лет отработала в Уфимском театре, ездила на гастроли и с ним, и с труппой Имперского русского балета Гедиминаса Таранды…

- Только не обижайтесь: седьмым лебедем слева?

- (Смеётся). Нет, я ещё в Уфе танцевала и сольные, и ведущие партии. В трудовой книжке запись - ведущий мастер сцены, это самый высокий разряд. Уже вернувшись в Магнитогорск, какое-то время продолжала ездить с гастролями в Европу.

- Почему вернулись?

- Многочисленные травмы коленей не позволяют выдерживать постоянную нагрузку: только на левом колене перенесла три операции. Сейчас могу выдержать максимум месяц гастролей - и то тяжеловато. К тому же, тридцать лет - пенсионный возраст для балерины, хотя многие танцуют и до сорока. Балет - искусство молодых, это нужно понять и вовремя уйти. Видела много балерин, которые намертво цеплялись за сцену. А тело уже не то - нет гибкости, податливости… Если бы не травмы - я ещё долго была бы в форме. Но решила подумать о здоровье и переключилась на преподавание.

- Как ваш папа (солист театра оперы и балета, заслуженный артист России Сергей Лихобабин - прим. авт.), зная, сколь опасен и скользок путь в искусстве, отпустил вас в него, да ещё и в травмоопасный балет?

- Он сам и привёл меня к Сергею Севрюкову, когда открылся театр. Тот ответил честно: данные средние, но, может, что и получится. Огромное ему спасибо за этот шанс, потому что в другое училище меня в том состоянии вряд ли бы взяли. От природы у меня было только два качества балерины: прыжок и вращение. В остальном делала себя сама под руководством педагогов.

- Так хотелось танцевать?

- Безумно. В Уфе не видела ничего, кроме театра и балетного класса, готова была поломать все кости, лишь бы добиться формы.

- Сломанные колени, отсутствие личной жизни - оно того стоило?

- Да. Если бы пришлось начинать сначала - сделала бы всё ровно так же.

- Пиком профессиональной карьеры считаете...

- Роль Мирты в "Жизели" и, наверное, поступление в магистратуру. Российский балет зарождался в Санкт-Петербурге. Академии имени Вагановой уже 276 лет, там преподают выдающиеся балерины, есть даже ученицы самой Вагановой.

- Вы теперь директор хореографического училища. Зачем ещё одно образование?

- Хочу развиваться как педагог, мечтаю поработать в ведущих хореографических училищах страны - Пермском, Красноярском или Краснодарском, воспитывающем кадры для своего театра, который существует под именем великого Юрия Григоровича. Но даже если и останусь в Магнитогорске, то со знаниями высшего уровня.

- А нужен ли балет в широком смысле маленькому городу Магнитогорску?

- Наш город достоин этого. Почему полны хоккейные школы? Потому что много хоккея: в "Арене", по телевизору. Балету приходят учиться единицы. Талантливые, понимая бесперспективность здесь, уезжают - и это нормально, все хотят максимальной самореализации. Наше училище существует семнадцать лет, можно сказать, вопреки - как и балетная труппа. Сцены нет, зарплата равна прожиточному минимуму. Девушки ещё могут надеяться на мужей, а мужчины? Либо бегут из балета, либо работают в пяти-шести местах и сами запутались, где основная работа и творчество, а где шабашки.

- Для вас балерина и танцовщица - одно и то же?

- (Задумывается). Нет. Всё-таки балерина - это классика, пуанты, пачка, хотя она танцует и современную хореографию. А вот танцовщица вряд ли идеально пройдётся по сцене на пуантах.

- Как папа, патриот Магнитки и театра, воспринял ваш отъезд?

- Я просто поставила родителей перед фактом: либо уезжаю, либо покидаю балет. Они поддержали. Может, просто не верили, что меня примут в училище, а потом было уже поздно (смеётся). Но в выборе работы - а после училища меня пригласили и в Башкирский театр, и в Малый оперный театр Санкт-Петербурга - мнение родителей сыграло решающую роль. Они просто попросили не уезжать так далеко от них.

- Вот так родители ломают наши судьбы...

- Нет, я не жалею. В Уфе прошла все ступени роста - от кордебалета до ведущих партий, любила театр, труппу. Правда, каждый год собиралась уехать в Петербург - в итоге поехала, только сейчас - учиться (смеётся).

- Остались ещё мечты?

- Наверное, потанцевать. Но тут всё решает здоровье. Меня многие спрашивают: бенефис - это точка? Хотелось бы сказать - запятая. И обзавестись семьёй, конечно.

- Но для этого вам нужно просто, выйдя из балетного класса, прогуляться по городу и познакомиться с молодым человеком. Не пойдете же вы замуж за коллегу!

- (Смеётся). Кстати, всегда мечтала выйти замуж за балетного, прямо бредила: вместе ездим на гастроли, смотрим мир, говорим на одном языке, помогаем друг другу… Да и сейчас хочется, чтобы муж был близок к искусству. Были в жизни разные встречи, но мужчины из другого мира мне не интересны. В любом случае, хочу мужа сильнее меня. Знаете, с удовольствием отдам себя в его руки.

- Вы с раннего детства взяли себя в ежовые рукавицы диет, круглосуточных тренировок и неимоверных физических нагрузок. Вы перенесли кучу операций и испытываете ежедневную боль не то что в танце - при ходьбе, но привыкли относиться к этому как к обыденности и перестали замечать боль. И вы считаете, что есть мужчина сильнее вас?

- (Хохочет). Какая интересная тема для размышлений! Может, действительно стоит немного снизить планку? Но слабого я тоже не вывезу. Какое-то время можно, но быстро надоест.

- Если вдруг у вас будет дочка, костьми ляжете, чтобы не пустить её в балет, или, напротив, отдадите учиться в три годика?

- Конечно, мне бы хотелось, чтобы дочь занималась танцами. Зависит от природы: нет данных - вот тут лягу костьми, лишь бы она не мучилась потом от профессиональной неполноценности. А увижу потенциал - отдам, если ей захочется.

- Волнуетесь перед бенефисом?

- Очень. Я максималистка, хочу, чтобы всё было на высшем уровне. В первом отделении представлю классические номера мирового репертуара, на сцену выйдут и мои ученики - студенты училища и артисты театра. Второе отделение - одноактный балет "Любовь быть может", поставленный Викторией Сайкиной, - один из самых моих любимых в театре. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить и Викторию, и Александра Шеина, которые очень помогают мне в работе над бенефисом.

- У балетных есть две позиции. Первая - Майи Плисецкой: "Сижу не жрамши". Вторая - Бриджит Бардо: "Я не ем - я пробую". Какой придерживаетесь вы?

- Не задумывалась. В детстве отучила себя от сладкого, поэтому сейчас спокойно отношусь и к тортам, и к шоколаду. Конечно, есть таз еды на ночь не буду - точно. Но если хочу шашлык - ем, и шампур, и даже два. Не могу есть, когда нахожусь в стрессе или переживаю - тут уж кусок в горло не лезет. А потом, так много работаю, что порой и поесть забываю. Вспоминаю, когда уже сосёт под ложечкой.

- Для примы театра и просто красивой женщины вы очень адекватный человек.

- (Смеётся). У меня на звёздную болезнь просто времени нет: целыми днями с учениками, в поте лица - где уж тут!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 21, 2014 2:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102107
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Генрих Майоров
Автор| Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Заголовок| Мэтр хореографии в Воронеже: «Волочкова не балерина, а мастерица пиара!»
Где опубликовано| © газета «Комсомольская правда» Воронеж
Дата публикации| 2014-10-21
Ссылка| http://www.vrn.kp.ru/daily/26297/3175671/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

В эксклюзивном интервью "КП" Генрих Майоров рассказал, кто в нашем городе является национальным достоянием, хвалил Анжелину Воронцову и ругал Баскова

В воронежском театре оперы и балета идет работа над новым спектаклем. Мэтр хореографии Генрих Майоров (он 21 год отработал в московской академии хореографии – заместителем завкафедры, а потом и худруком) ставит у нас выдающийся детский балет - «Чиполлино» Карена Хачатуряна.

Генрих Александрович впервые поставил его в 1974 году в Киевском театре оперы и балета, а в 1976-м получил за него Госпремию СССР, потом перенес постановку в Большой театр, а затем во многие театры Союза. Она до сих пор не сходит со сцен, в том числе и Большого, и театра «Балет Москва», и Михайловского театра Санкт-Петербурга. За масштабность и сложность исполнения «Чиполлино» называют детским «Спартаком», словом, это шедевр, образец детского спектакля! Премьера в Воронеже пройдет 8 ноября, ее приурочат к 40-летию шедевра детской хореографии.

Во время одной из репетиций «Комсомолка» пообщалась с 78-летним хореографом. Генрих Александрович произвел на нас неизгладимое впечатление: обаятельный и энергичный, он словно был готов пуститься в пляс.

БАЛЕРИНА ЮЛИЯ НЕПОМНЯЩАЯ — НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ!

- Чем будет отличаться эта постановка, ведь вы уже ставили «Чиполлино» в Воронеже в 1987 году?


- В этот раз я буду делать не трехактный, а двухактный спектакль. Но драматургическая линия будет сохранена. У меня консерваторское образование, я знаю, как безболезненно купировать, чтобы максимально активизировать действие. Откажемся от того, что не работает на его развитие. Вся придворная хореография – в классическом ключе. Она будет подчеркивать элегантность дворян-фруктов. У овощного народа будет много шуток-прибауток. У меня есть пласт виртуозной техники, мои вариации обошли многие конкурсы. Но нельзя сразу техникой кидаться – важна не только выразительность, но и читабельность сюжета. Это бриллиантик, но ему нужна оправа. Костюмы и декорации будут делать художники из Волгограда, интересные эскизы, они умеют слушать партитуру, ведь колорит спектакля должен соответствовать музыке.

- Балет многонаселенный. Достаточны возможности труппы?

- Труппа укомплектована на 90 процентов. Не мешало бы ее подрастить - выискивать талантливых ребят в самодеятельных коллективах, присматриваться к выпускникам хореографического училища. Но главный балетмейстер Александр Летягин – большой профессионал: организация процесса поставлена грамотно. У него болит душа за дело. А балерины у вас – прямо национальное достояние! Смотреть на них – восторг. Взять хоть Юлию Непомнящую, она будет танцевать в «Чиполлино» ведущие партии – Редисочку и Магнолию: шикарная балерина! У нее высокая культура танца. Не ожидаешь увидеть такое, приехав в Воронеж! Она самостоятельная, самобытная и не заносчивая, вся в искусстве - кайф получает от того, что делает. Какое счастье, что в вашем театре есть такая жемчужина! Вообще культура спектаклей и исполнительское мастерство женского классического кордебалета и танца в театре высокое. Иван Негробов великолепен. Еще одна есть уникальной красоты девочка – Ольга Негробова, у нее и внешность, и понимание танца, музыкальность. Будет в графинях Вишнях. Миша Ветров - пружина, виртуозный танцовщик, молодец, азартный, характерный. Будет Вишенкой. Вообще, Воронеж хорошо себя зарекомендовал: хореографическая школа чудесная, методика фундаментальная – у вас же работала Набиля Валитова, ученица Агриппины Вагановой. Вам нужно достучаться до верхов, чтобы обратили внимание на вашу труппу. И обеспечили культурное пространство.


Юлия Непомнящая и Александр Летягин в "Золушке". Фото из архива Юлии Непомнящей.

НУЖНО ЗАПУСТИТЬ «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО» НА ВОРОНЕЖСКОМ «МОРЕ»

- Какие видите проблемы?


- Сцена в оперном хорошая, акустика замечательная – я смотрел «Вечер Дунаевского»: какие голоса у девчонок, как чудесно поют! Но маловата оркестровая яма. Прекрасное здание нужно реконструировать. Читал в «Комсомолке», что Шемякин хочет помочь починить театр... Еще маловаты хореографические залы. Я замучился разводить масштабные сцены в «коридорчиках». Хотя рядом есть огромный зал, в котором декорации рисуют. Его бы отдать для репетиций. А театру надо обзавестись отдельным комбинатом по производству костюмов и декораций! Кстати, прочитал в «Комсомолке», что Воронеж стал столицей СНГ в 2015 году! Я в восторге - это здорово! У вас богатое культурой и фольклором место, красивый город: какая архитектура, чистота, элегантность, все вымощено плиткой, прекрасные скверы, много зелени. Вы заслуживаете этого статуса. Но нужно ему соответствовать.

- Чего именно не хватает?

- Кроме реконструкции театра оперы и балета, еще нужно расширять интернат в хореографическом училище, чтобы собирать таланты не только в городе, но и в регионе и в соседних областях. Раз в полтора года нужна премьера крупного детского спектакля. На театрах лежит обязанность обслуживать и ваши районные центры. У вас в труппе столько интересных танцовщиков. Нужно создать условия, чтобы они никуда не бежали. У них должен быть кайф от того, что выходят на сцену. Я всегда говорю: надо танцевать так, чтобы от зубов отскакивало! Чтобы зрители сидели на краешке стула, завороженные действием, боялись пошевелиться. На вашем водохранилище можно фестивали проводить: на плотах делать сцену – и как в Питере «Лебединое озеро» на воде показывать. Еще вам нужно открывать консерваторию, у вас же город-миллионник. Надеюсь, статус столицы СНГ даст вам толчок вперед. Это крупная задача для работы губернатора и его команды. Бог в помощь!

КИСЛОТНАЯ АТАКА В БОЛЬШОМ ПОМЕШАЛА РАСКРЫТИЮ ТАЛАНТА ВОРОНЦОВОЙ

- Как сейчас привлечь публику на балет? Много же и альтернативных видов искусства.


- Да, сейчас в искусстве большой крен в эстраду, джаз, модерн. Это нормально. Государство большое, мы должны насытить потребности всех категорий населения. Балет и опера - элитарное искусство, в нем не всякий разбирается без спецподготовки. Нужно разбираться в нюансах — как Уланова танцевала умирающего лебедя, и как Плисецкая. Как привлечь? Надо ставить признанные шедевры. Наша фишка – классические масштабные балеты – «Спартак», «Раймонда», «Легенда любви». На Западе занимаются малыми формами. А так, чтобы зритель испытал катарсис - на это способно только наше искусство. Сейчас у нас беда с хорошими композиторами - идет ослабление симфонического начала в культуре - все на эстраду подались. Там же легче! А серьезное искусство делать трудно. Терпеть не могу: Басков пел в Большом театре! И такой тенор променял на эстраду - дешевка. Как так можно? Надо уметь жить впроголодь, но доставлять удовольствие. А вот Нетребко - молодец. Сумасшедшая красавица, а какой тембр! И ведь когда была студенткой, уборщицей согласилась работать в Мариинском театре! Вот это подлинное служение искусству.

- А как вы относитесь к современной малой форме в балете?

- Она интересна, если поддержана принципом симфонической хореографии, тем, чем занимался Баланчин. Его спектакли – совершенные формы, они полифоничны, целостны. Но ставить, понятно, очень трудно. А нынешние новаторы не имеют культурного бэкграунда, глубокие вещи не получаются.

- Когда мэтр хореографии Михаил Лавровский ставил в Воронеже «Ромео и Джульетту», говорил, что тенденция такая - современные артисты не могу танцевать классические партии, все мельчает.

- Он частично прав. Сейчас люди не хотят восемь лет горбатиться в училище. Сегодня нет того конкурса – 100 человек на место, как раньше. Весной Большой театр откуда только не брал со стороны в труппу. Родители стали умными, они сами менеджеры у своих детей, распихивают по ансамблям – и по заграницам на гастроли. Сейчас вот из Большого в Михайловский театр переманили Наталью Осипову и Ивана Васильева. Анжелина Воронцова тоже переехала туда же. Кстати, ваша землячка - прекрасная девочка. Я ее хорошо помню, она при мне поступила в академию. Великолепная, потрясающая. У нее все поставлено. Я в этот момент понимаю, что были хорошие педагоги.

- Кстати, про Воронцову. Скандалы в Большом театре идут во вред искусству или помогают раскручивать балет?

- Вы можете представить, чтобы великие балерины Ольга Лепешинская или Галина Уланова занимались подобными вещами? Никогда в жизни! Контингент измельчал. Это же мои все дети, я очень переживаю и за вашу девочку Воронцову. Этот рыжий дурак (Павел Дмитриченко, гражданский муж балерины, устроивший кислотную атаку на худрука Большого театра Сергей Филина, якобы из-за того, что Филин не давал ей главных ролей – ред.) испортил ей все – ну куда он лез? А она удивительная девочка, понятно почему ушла в Михайловский театр.

ВИШНЕВОЙ Я БЫ ПОСОВЕТОВАЛ БОЛЬШЕ ХОДИТЬ ПО МУЗЕЯМ

- Сейчас есть современные Улановы?


- Таких нет. Это же совершенно другой интеллектуальный уровень. С Улановой я общался – удивительной глубины человек. Никакого выпячивания себя. Это импонирует. По делам их суди их. Сделай сначала что-нибудь для народа, а уж потом получи. Сначала сделай. Но есть хорошие и сейчас. В Большом театре - Мария Александрова.

- А Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева, Светлана Захарова? Они же несут искусство без скандала, как Волочкова.

- Про эту я даже говорить не хочу! Волочкова - не балерина, она солистка балета. Вот Уланова, Иветт Шовире – балерины. Волочкову только один партнер и мог поднять... А вот по пиарным делам она мастерица, по выпячиванию себя. Уланова и Лепешинская никогда бы себе такого не позволили. Как говорится в Библии: по делам их судим о них. Они работали, пахали и очень берегли свое Я для сцены. В жизни им не светили направо и налево… Лопаткина - своеобразная, хорошая. Захарова - очень интересная. Вишнева… я бы ей советовал больше по музеям ходить, напитываться культурой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 22, 2014 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102201
Тема| Современный танец, Стокгольмская неделя танца
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Нуар без пуантов
Открылась Стокгольмская неделя танца

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №192 от 22.10.2014, стр. 15
Дата публикации| 2014-10-22
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2594436
Аннотация|


Фото: Edouard Lock

Вся галерея - 3

В Стокгольме началась Неделя танца. Это фестиваль для профессионалов: слетевшиеся в столицу Швеции менеджеры, арт-директора и эксперты отсматривают местные новинки, чтобы отобрать лучшие для собственных фестивалей. В первый же день ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА нашла своего фаворита.

Обильный шведский рынок современного танца нуждается в экспорте: его разнообразная продукция мало известна за пределами Скандинавии. Свежепридуманная Стокгольмская неделя танца как раз и призвана свести продавцов с потенциальными покупателями. Конечно, не в ущерб нормальным зрителям: осенний сезон премьер — местная традиция, и театры ломятся от публики. Однако спецгостям Недели в дополнение к уже вышедшим на сцену работам показывают и заготовки — репетиции и отрывки будущих спектаклей: их потенциал могут распознать лишь зубры фестивального дела.

Впрочем, открылась Неделя танца премьерами публичными и громкими: Кульберг-балет, старейшая и почтеннейшая труппа Швеции, показала два новых спектакля. Молодежный эксперимент "Tones&Bones" поставлен Стиной Нюберг, свежеиспеченным магистром искусств, для шести солистов компании; "11-й этаж" (для девяти танцовщиков и четырех музыкантов) сочинен знаменитым канадцем Эдуаром Локом, чья слава докатилась и до России, когда Диана Вишнева триумфально станцевала с его труппой в Кремлевском дворце балет под скромным названием "Новая работа Эдуара Лока". Трудно представить себе что-либо более несхожее, чем две эти работы,— и не только из-за несоизмеримости дарований хореографов. Кажется, что их станцевали две разные труппы диаметрально противоположных художественных направлений.

"Tones&Bones" напрасно претендует на экспериментальность: это модификация стиля "не-танец" — направления, некогда взлетевшего было на гребень моды, но быстро увядшего. Придумавший его француз Жером Бель разыгрывал нарочитую пластическую безграмотность исполнителей остроумно и радикально: негодующие зрители бежали с его спектаклей толпами. Десяток лет спустя шведка Стина Нюберг искательно заигрывает и с публикой, и с артистами, охотно пользуясь скудными плодами их импровизаций. Спектакль бесконечно прост и смахивает на детскую игру в "раз-два-три, фигура, замри". Шесть обоеполых танцовщиков, одетых в жизнерадостные майки и шорты, упоенно выколачивают на всевозможных ударных и синтезаторе сочинение саунд-дизайнера Ребекки Дигби, затем поочередно оставляют музыкальные инструменты, чтобы заняться "не-танцем", и заканчивают спектакль в полной тишине пародией на физкультурную пирамиду. Дискретные движения артистов, разрубленные секундными интервалами,— выпады, наклоны, перекаты, разбросы рук, сгибания и подъемы ног — имитируют пластику "простых людей", готовящих сюрприз для какого-нибудь корпоративного капустника со всем присущим подобному жанру незатейливым юмором. Чем больше на сцене людей, тем неодолимее их тяга к взаимодействию: залезанию на закорки, тасканию друг друга за ноги, совместным кувыркам и прочим тактильным дозволенным радостям. Это тягостное зрелище усугубляется отсутствием какой-либо дистанции между танцовщиками-профессионалами и их героями: похоже, будто сами артисты не способны ни на что более вразумительное.

"11-й этаж" доверен более опытным солистам — фирменный язык Эдуара Лока с его сумасшедшей скоростью мелких движений и координационной сложностью требует основательной школы и безупречного владения телом. Уникальность этого спектакля в отсутствии пуантов — ранее бывших непременным атрибутом работ Лока, этого удивительного автора, никогда не учившегося классике, но владеющего в совершенстве и пальцевой техникой, и искусством поддержки. Ведь именно пуанты обеспечивают бешеную — будто при ускоренной перемотке кинопленки — быстроту всех этих вращений, обводок, всевозможных рондов, фраппе и маленьких батманов, которыми сражаются друг с другом артисты Лока в его загадочных бессюжетных балетах. Но шведская труппа, основанная полстолетия назад реформатором Биргит Кульберг, жаждавшей превратить полумертвый балет в живой танцевальный театр, отродясь не знала пальцевой техники и к абстракциям всегда относилась с известным недоверием. А потому Локу пришлось смириться с женскими туфлями на каблуках и актерской яркостью исполнителей.

"11-й этаж" — это блистательный оммаж царству джаза и культуре нуара. И хотя Гэвин Брайерс закончил партитуру для рояля, саксофона, аккордеона и контрабаса только за две недели до премьеры, хореография Лока, давнего друга композитора, легла на его пряную музыку как влитая — звучащие в ней мотивы блюза, тустепа и непременного танго изначально заложены в хореографии.

Четыре музыканта в черном у черного задника, шесть роковых красоток в "маленьких черных платьях" с большим разрезом; трое непроницаемых мужчин в черных костюмах; черная, как беззвездная ночь, сцена; конусы лучей, выхватывающие из мрака персонажей этой бессюжетной, но богатой на события истории, ежеминутно грозящей взорваться револьверными выстрелами,— атмосфера "11-го этажа" идеально соответствует канонам жанра и словно материализует призраки героев Хамфри Богарта, Лорен Бэколл и прочих академиков нуара. Одиннадцать новелл — поединков всех со всеми — переполнены бурными эмоциями, прямым актерским взаимодействием и неприкрытым эротизмом, вовсе не типичными для хореографии Лока. В фирменной, буйной и стремительной, жестикуляции локовских персонажей замелькала непривычная конкретность бытовых жестов, в безумных и рискованных сражениях ног проявились затейливые комбинации аргентинского танго. И даже классические пируэты с заносками, которые локовские богарты умудряются провернуть между поглаживанием женского бедра и выпадом в сторону соперника, выглядят здесь необходимым средством самообороны — вроде револьвера, вовремя пущенного в ход.

Пятьдесят упоительных минут "11-го этажа", закончившиеся взрывом последнего дуэта героев — отчаянно горького и неотразимо сексуального, позволили не просто смириться с дурацкой инфантильностью "Tones&Bones", но даже найти в диком сочетании этих спектаклей некоторую обаятельную браваду. Ведь только уверенная в себе и мощная труппа с богатым репертуарным багажом может позволить своей молодежи так нашалить, дурача не только почтеннейшую публику, но и серьезных покупателей на открытии первой шведской Недели танца.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Ноя 01, 2014 8:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 22, 2014 3:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102202
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Дмитрий Антипов
Автор| Татьяна Ткачева (Воронеж)
Заголовок| Воронежцы оценили балетные забавы в стиле рококо
Где опубликовано| © "Российская газета" - www.rg.ru
Дата публикации| 2014-10-22
Ссылка| http://rg.ru/2014/10/22/reg-cfo/rokoko.html
Аннотация|


Фото: Воронежский театр оперы и балета

Премьеру "Вечера одноактных балетов. Необарокко" воронежская публика приняла тепло. Молодому хореографу Дмитрию Антипову удалось совместить современный танец и старинную музыку так, чтобы это было понятно и людям, не искушенным ни в том, ни в другом.

"Забавы в стиле рококо", "Руады" и "Фантазия на босу ногу" - три двадцатиминутных спектакля из отдельных номеров передают настроение XVI века, каким оно видится из сегодняшнего дня. Пока одни "приземляют" классические балеты, стремясь приблизить их к прозе жизни, другие ищут поэзию в выросшем из обыденных телесных практик contemporary dance. Ведь танцевать "высоким штилем" можно и без пуантов.

Под изысканные произведения Боссе, Рамо и других европейских композиторов юные воронежские танцовщики поиграли в галантность. Вышло мило, местами забавно и в целом непринужденно. Хотя было заметно, что не всем участникам действо далось легко, поэтому спектакль приобрел ироническую окраску. Лучшим исполнителем оказался постановщик - Антипов вышел на сцену с коротким, но эмоционально насыщенным "монологом". До показа Дмитрий признался, что танцевать намерен только на премьере: дальше, мол, ребята и сами справятся. Если его эпизод останется в спектакле, найти равноценную замену будет сложновато…

Вечер составили из работ, сделанных в разное время для разных театров России. Например, одну из миниатюр в "Руадах" исполняли в Большом, другие ставились в Екатеринбурге и Красноярске. За бурлескный мини-балет в стиле рококо (первоначально он назывался "Салат, шляпка и скандал") Антипов год назад получил "бронзу" на всероссийском конкурсе хореографов имени Ю. Н. Григоровича. Ну, а "Фантазия на босу ногу" (один день из жизни бродячих артистов) создана совсем недавно специально для Воронежа и нигде пока не демонстрировалась. Более того - и сочинения Антуана Боссе, на которые положен этот спектакль, в России публично не звучали, подчеркнул Дмитрий Антипов.

Однако на яркое новаторство хореограф здесь не претендовал: барочная музыка в последние годы не раз привлекала внимание балетмейстеров, и поскольку она диктует определенную пластику, каждый последующий балет не свободен от цитирования, сознательного или невольного. В данном случае у "продвинутого" зрителя (да хотя бы у того, кто смотрел известные одноактные постановки на I Платоновском фестивале в 2011 году) неизбежно возникают ассоциации с "Шестью танцами" Иржи Килиана. "Это не копирование, а обучение, - пояснил Антипов, - я стараюсь впитывать разную стилистику и символику".

Стоит отметить, что большинству воронежцев эта стилистика и символика пока не знакома, так что учиться на нашей сцене вполне уместно. В театре оперы и балеты планируют организовать нечто вроде лаборатории для перспективных постановщиков.

Что до знатоков, то на премьере "Необарокко" они охотно закрывали глаза на технические огрехи солистов, небольшие накладки со звуком (музыка шла в записи) и светом (временами артисты оказывались в явно не художественном сумраке). Учитывая трудности с финансированием театра оперы и балета и его кадровые проблемы, любая новая постановка здесь радует по определению. Ну, а когда она ориентирована на новое поколение танцовщиков и зрителей, событие приобретает особую значимость.

- Мы стремились отключить людей от повседневности и погрузить в сказку, в которую хочется верить. Постмодерн затянул нас в поиск неверных истин - а где место свету? Еще одна задача - дать публике почувствовать вкус к театру. Это как в еде. Ты попробовал кусочек чего-то изысканного и восклицаешь: "Как, уже кончилось, так быстро? А можно еще?.." - пояснил Дмитрий Антипов суть своего спецпроекта. - Я не люблю расставлять точки, предпочитаю вопросы и многоточия. Но в этом вечере, пожалуй, подвожу какие-то итоги последних пяти с половиной лет, которые прошли для меня под знаком необарокко. Мне кажется, стиль стал более внятным, движения - более говорящими. Однако вывод за публикой. Если воронежцам понравится, мы продолжим работу. Будем показывать барочные балеты и придумывать новые - исходя из той тематики, которая привлечет зрителя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 22, 2014 6:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102203
Тема| Балет, Национальный академический Большой театр оперы и балета Беларуси, Персоналии, Людмила Хитрова
Автор| Юлианна Леонович
Заголовок| Ну какой из меня черный лебедь?
Гость "СОЮЗа" - ведущий мастер сцены Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси Людмила Хитрова

Где опубликовано| © "Союз. Беларусь-Россия" №668 (40)
Дата публикации| 2014-10-22
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/10/23/balet.html
Аннотация| BYNTHDM.


Людмила Хитрова: В Минск всегда возвращаюсь с радостью, потому что там меня ждут работа, театр и любимые зрители. Фото: Из личного архива Людмилы Хитровой

Будто сама природа сотворила для балетной сцены эту черноволосую красавицу. Легкая, воздушная (всего 46 кг!), почти невесомая - на сцене от Людмилы Хитровой невозможно оторвать глаза.

В прошлом артистка Красноярского государственного театра оперы и балета, уже шестой сезон она выходит на минскую сцену, танцует ведущие партии в "Золушке", "Анюте", "Ромео и Джульетте". Прошедший год стал для Хитровой особенным: художественный руководитель балета Юрий Троян доверил 26-летней солистке новую роль - легендарную Одетту-Одиллию в "Лебедином озере" Петра Чайковского. Партию, которую в театральном мире традиционно считают экзаменом на профпригодность, Хитрова справилась с задачей великолепно: талант молодой балерины отметил в том числе и Президент Беларуси Александр Лукашенко. Не так давно Людмила Хитрова была удостоена высокой государственной награды - медали Франциска Скорины.

Многие думают, что медали нам с Костей Героником (партнер Хитровой по сцене. - Ю.Л.) дали после победы на IV Международном конкурсе артистов балета в Стамбуле - одном из самых престижных конкурсов балетного искусства в мире. Но на самом деле документы на награду театр представил еще весной, задолго до нашего отъезда в Турцию. И вот представьте себе: первый конкурсный день, мы с Костей в Стамбуле, вокруг - несколько десятков самых талантливых танцовщиков со всего мира... Все волнуются, напряжены. И тут из театра мне приходит эсэмэска: "Людок, поздравляем! Медали Скорины - ваши!" Настроение моментально улучшилось, мы буквально порхали по сцене, чем, видимо, и покорили членов жюри. Из Турции вернулись в родной театр не только с Гран-при фестиваля, но и в статусе обладателей медалей Франциска Скорины. Сейчас вот собиралась к вам на интервью и думала: "А действительно ли все это было со мной?" Посмотрела на награды в шкафчике - точно было!

Как девочка из простой российской семьи стала балериной?

Людмила Хитрова:
Я родилась в Караганде, но в пятилетнем возрасте переехала в Нижний Новгород - родной город родителей. Когда мне исполнилось девять, мы отправились с мамой в Нижегородское хореографическое училище - узнать, как можно туда поступить. Оказалось, набор уже закончен, следующий - только через год. Но педагог неожиданно согласилась принять меня с тем условием, что я обязательно нагоню программу. И я решила: похожу недельку ради мамы, а там будет видно. Но неожиданно для себя втянулась и поняла, что больше свою жизнь без балета не представляю. Однажды на гастролях в Италии меня и еще нескольких девочек заметил балетмейстер из Красноярска. Позвал на работу в местный театр - и я уехала за три с половиной тысячи километров от дома.

Решение уехать из Нижнего Новгорода далось, наверное, нелегко? Чем вас привлек Красноярск?

Людмила Хитрова:
Перспективой - раз, интересными гастролями - два. Мама, конечно, отпускать не хотела, однако сказала, чтобы я принимала решение сама. Решение о переезде мне далось тяжело еще и потому, что я очень домашний ребенок. Помню, расплакалась на вокзале... С тех пор не люблю перроны и поезда, они ассоциируются у меня с расставанием и долгой разлукой.

Как вас приняла труппа?

Людмила Хитрова:
Настороженно. Мы же целой группой пожаловали, человек шесть-семь. Меня, семнадцатилетнюю, сразу взяли солисткой. Годом позже я впервые станцевала партию Золушки. Удивительно, но никакого страха тогда не испытывала, чувствовала себя абсолютно в своей тарелке. В Красноярск я приехала вместе с Сашей Бутримовичем - постепенно он стал моим партнером не только на сцене, но и в жизни. В 2008 году Валентин Елизарьев пригласил его в белорусский Большой театр. Я уволилась и отправилась следом за ним.

Почти как жена декабриста...

Людмила Хитрова:
Вроде того. Но проблема заключалась в том, что для Саши место в труппе было уже подготовлено, мне же пришлось начинать все с нуля. 6 октября, в мой день рождения, из театра позвонили и сообщили, что зачисляют в кордебалет. Сказать, что это был удар - значит, не сказать ничего. Ведь в России я была солисткой, исполняла главные роли, а здесь - всего лишь кордебалет... Но постепенно мне стали предлагать и крупные партии. Первая удача - па-де-труа из спектакля "Лебединое озеро". Перед выходом на сцену так волновалась, что мне казалось, еще минута - и потеряю сознание. Но ничего страшного не случилось. Станцевала хорошо, но то ощущение запомнила на всю жизнь.

Людмила, а как становятся примами? Ведь вероятность на всю жизнь остаться седьмым лебедем у пятого пруда есть всегда...

Людмила Хитрова:
Знаете поговорку "терпение и труд все перетрут"? Она очень точно описывает балетные будни. Потому что балет - искусство штучное, за чужими спинами здесь не отсидишься. Не будешь над собой работать - расстанешься с профессией, будущим. Ну или навсегда останешься пятым лебедем.

В театре говорят: если балерина не умерла прямо на сцене, свой номер она непременно исполнит до конца. Правда ли, что есть у сцены такое необъяснимое анестезирующее свойство: с вывихами, растяжениями и даже с более серьезными травмами артисты могут танцевать весь спектакль? От напряжения, мол, боль не чувствуется. И только потом, уже в гримерной, замечают, что ноги-то разбиты в кровь...

Людмила Хитрова:
Когда ты выходишь на сцену, то должен быть готов ко всему. Феномен балета - в полной самоотдаче. Если состояние позволяет, то нужно остаться и закончить номер. Хотя жестких указаний на этот счет никаких нет. У меня, слава богу, серьезных травм пока не было.

Если верить режиссеру Даррену Аронофски, снявшему четыре года назад триллер "Черный лебедь", подсознание балерин рождает демонов. В жизни все так же: неврозы, истеричность, галлюцинации?

Людмила Хитрова:
Нервозность, стресс - все это, конечно, есть. Но они не проявляются в таких, как у Аронофски, гиперболизированных формах. Конечно, когда готовишь роль, ты в нее погружаешься, пытаешься нащупать сходство между собой и персонажем, но это нормальное состояние. У меня, например, иногда по ночам мозг никак не может отключиться: все думаю, как лучше сделать? А фильм "Черный лебедь" - одно сплошное преувеличение.

А как насчет зависти, о которой в балетном мире слагают легенды? Или это тоже выдумки режиссера?

Людмила Хитрова:
Некоторые театры России и Украины как раз и живут по принципу борьбы за роль не на жизнь, а на смерть. В нашем театре такого, слава богу, нет. Драк за ведущие партии никто не устраивает. Напротив, более опытные коллеги всегда помогут и подскажут. Восемьдесят процентов времени я провожу в Большом, поэтому практически все мои друзья - артисты театра. С некоторыми мы настолько сдружились, что даже выходные проводим вместе.

Путь балерины - как путь самурая: дорога вечного воздержания. Вы срывались хотя бы раз?

Людмила Хитрова:
Только однажды. В прошлом сезоне, когда готовилась к роли Одетты-Одиллии. Мне всегда нравились характерные героини, но близости ни с белым, ни с черным лебедем я никогда не испытывала. Была убеждена, что понимание этого персонажа приходит с возрастом, опытом. У меня другая мечта: Жизель из одноименного балета Адольфа Адана. Но в начале прошлого сезона Юрий Троян неожиданно предложил мне партию в "Лебедином озере". Я честно сказала, что не вижу себя в этой роли: ну какой из меня черный лебедь? Но он настоял. Первая репетиция закончилась истерикой и слезами. Я смотрела на себя и понимала - роль не моя. Педагог Людмила Бржозовская тоже не знала, за что взяться. А до премьеры оставалось всего три недели...

В ночь перед спектаклем я никак не могла уснуть, мне, как в фильме, повсюду стало мерещиться лебединое озеро. В обед пришла в театр, и меня охватила самая настоящая паника. На глазах - слезы, в голове - десяток мыслей. "Интересно, а если я убегу, меня уволят?", "А если уволят, то сразу или сначала выговор дадут?" И все в таком духе. Но спасибо труппе: они верили в меня больше, чем я сама. Перед выходом на сцену волнение внезапно отступило. И все получилось! После спектакля я сразу же поехала на вокзал, а оттуда поездом домой, в Нижний Новгород. Ту ночь в поезде я вообще не спала, тело было напряжено, и мозг все время танцевал "Лебединое". Утром на вокзале меня встретил папа, и я буквально рухнула в его объятия - так сильно была истощена физически и морально.

Скучаете по Нижнему Новгороду?

Людмила Хитрова:
Очень. К сожалению, из-за занятости в театре выбираться домой получается крайне редко. Но стараюсь приезжать летом, когда заканчивается сезон, и после продолжительных гастролей. Всем курортам предпочитаю родительский дом - только там я могу по-настоящему расслабиться и отдохнуть. Возвращаться обратно в Минск, с одной стороны, тяжело, а с другой - радостно. Потому что там меня ждут работа, театр и любимые зрители. А что еще нужно для счастья?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 22, 2014 7:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102204
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Премьера, Персоналии, Андрис Лиепа
Автор| Людмила МИНКЕВИЧ
Заголовок| «Жар-птица» расправляет крылья
Где опубликовано © Народная Газета - Союзное вече (Беларусь)
Дата публикации| 2014-10-02
Ссылка| http://ng.sb.by/soyuznoe-veche/article/zhar-ptitsa-raspravlyaet-krylya.html
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ

Народный артист России Андрис Лиепа с Национальным академическим Большим театром оперы и балета Беларуси сегодня представят балет «Жар-птица» – тот самый, что в начале ХХ века произвел фурор в Европе. Это уже третий дягилевский спектакль, который ставит Лиепа с белорусской труппой.



Корреспондент «СВ» накануне встретилась с автором проекта «Русские сезоны XXI века» Андрисом ЛИЕПОЙ.

– С белорусским театром у вас давние отношения. Еще в 1980-х вы репетировали на его подмостках с балетмейстером Валентином Елизарьевым. Насколько изменился с тех пор Большой театр Беларуси?

– Безусловно, реконструкция стала переломным моментом в его истории. Приехав в театр, признаюсь, был приятно удивлен его новыми интерьерами и возможностями. Заходишь и сразу ощущаешь, что попал в храм искусства. Для меня большая удача на протяжении нескольких последних лет делать здесь спектакли.

– С белорусской труппой вы уже ставили балеты «Тамар» и «Шахерезада». Почему сейчас выбор пал на «Жар-птицу»?

– Как-то в разговоре с гендиректором белорусского театра Владимиром Гридюшко и худруком балета Юрой Трояном возникла идея организовать вечер Игоря Стравинского. Предполагалось, что на сцене вместе будут идти «Жар-птица» и «Петрушка». Но так как в театре готовится еще одна премьера – постановка Нины Ананиашвили «Лауренсия», решили перенести «Петрушку» на следующий год. Так что полноценный вечер Стравинского из дягилевского репертуара еще состоится. А спектаклем «Жар-птица» делаем первый шаг к реализации идеи, которую хотим осуществить.

– Реконструированная вами «Жар-птица» идет на разных сценах уже более 20 лет. Будет ли белорусский спектакль отличаться от существующих вариантов?

– Думаю, наш балет будет самой красивой из всех существующих интерпретаций «Жар-птицы». Он с новыми костюмами и декорациями. Художники потрясающе воспроизвели живопись Александра Головина – кажется, что его эскизы обрели реальное воплощение. Наша работа – это исполнение желаний Михаила Фокина и Сергея Дягилева, мечтавших о том, чтобы спектакли из «Русских сезонов» вернулись домой. Все они были сделаны для Парижа, для мировых гастролей. В Россию никогда не возвращались. Белорусская и русская балетные школы очень близки. Поэтому все, что мы делаем, абсолютно естественно и органично и для минских артистов, и для минской публики. Выкладывая в интернет фото с репетиций, вижу реакцию пользователей сетей и понимаю, что зрители ждут этот спектакль. И взрослые, и дети. Взрослые увидят реконструированную сказку из «Русских сезонов», а дети – абсолютно детский спектакль. Мы с Юрием Антоновичем даже обсудили возможность показывать «Жар-птицу» в разное время суток: утром – для детей, а вечером – для взрослых.

– Главные партии в спектакле репетируют пять пар, ведь это редкость для театров?

– Вы правы, можно по пальцам пересчитать театры, где в одном спектакле задействовано столько солистов. Это Большой театр в Москве, Мариинский театр (там танцевали даже восемь пар) и минский. Не припомню, чтобы за 20 последних лет где-то было больше артистов. Я ставил спектакли «Русских сезонов» в «Кремлевском балете», с лучшими европейскими труппами в Дрездене, Марселе, Флоренции, Риме – но там нет таких составов.

– Вы говорите о высоком уровне белорусских артистов…

– Несомненно. Я давно с ними работаю и считаю такую возможность подарком для себя.

– Не хотели бы поставить с белорусской труппой современный балет? Или сейчас вы настроены только на реконструкцию спектаклей?

– В проекте «Русские сезоны XXI века» у нас есть как совершенно идентичные спектакли вроде «Жар-птицы», «Шахерезады», «Половецких плясок», «Болеро», «Видения розы», так и современные постановки: «Синий Бог», «Павильон Армиды», «Клеопатра – Ида Рубинштейн». Собственно, спектакли, оригинальная хореография которых не сохранилась до наших дней, – это интерпретация современных хореографов – с костюмами, декорациями либо идеей ХХ века. Один из таких спектаклей – «Тамар» – уже поставлен в Минске.

– Сегодня спектакли не обходятся без современных технологий. А как к ним относитесь вы?

– Сам Дягилев всегда был готов к нововведениям. Он использовал все новинки, которые появлялись в театральном искусстве. Я стараюсь это учитывать. В «Жар-птице», например, мы максимально используем свет. Ведь в первых дягилевских постановках его не было вовсе – первый электрифицированный театр в Париже был открыт в 1903 году. Так что и «Жар-птица», и «Петрушка», и «Шахерезада» шли при обыкновенном газовом освещении или просто при свечах. Использование в постановке возможностей современного светового оформления сообщает другой уровень спектаклю.

– Вы ставите балеты по всему миру, насколько комфортен для вас такой режим работы? Не устали от постоянных переездов?

– К цыганской жизни я привык с детства. В семье, где мама – актриса, а папа – танцовщик, по-другому и быть не могло. То, что происходит сейчас со мной и сестрой, – это продолжение жизненной линии родителей. Другой жизни у меня попросту нет. Владимир Машков в интервью как-то признался, что любит гостиницы, которые для него как родной дом. И мне подумалось, что отношусь к гостиницам точно так же. В Минске люблю «Журавинку», всегда в ней останавливаюсь, к тому же она находится близко от театра.

– Каково при таком графике управлять «Кремлевским балетом», где вы недавно назначены на должность худрука и главного балетмейстера?

– Пока у нас в театре, скажем так, пересменка. Закончился отпускной период у труппы. Мой предшественник Андрей Петров готовит к сдаче спектакль «Волшебная флейта». С 18 сентября начался Международный фестиваль балета в Кремле. Так что, работая в Минске, как это было запланировано в прошлом году, я ничего не пропускаю в Москве.

– А впредь станет меньше поездок, как вы думаете?

– Вряд ли. «Кремлевский балет» много гастролирует. В октябре начнется тур по России – поедем по 10 городам. В конце ноября запланирована поездка с «Лебединым озером» на Тайвань. С 10 декабря труппа на месяц уезжает в Китай. А в следующем году у нас будут Лондон, Париж, а еще, надеемся, Монако. Ведь следующий год объявлен Годом культуры России в Монако, а поскольку в свое время именно в Монте-Карло и была собрана первая зарубежная дягилевская труппа, надеемся показать там «Русские сезоны XXI». Может, покажем за рубежом и спектакли с артистами белорусского театра – они уже несколько раз участвовали в подобных гастролях. Год назад в нашем туре по России в «Тамар» танцевали белорусы Ольга Гайко и Денис Климук. А в «Шахерезаде» с Колей Цискаридзе и Юлей Махалиной принимал участие белорусский кордебалет. Главное, чтобы совпали наши графики, ведь белорусский балет также много гастролирует. Насколько мне известно, в этом сезоне артисты собираются в Австрию, Азербайджан, Германию, Испанию, Францию.

– Андрис, вы как-то признались, что хотели бы написать книгу о балете. Не отказались еще от этой идеи?

– Не отказался. Нужно собраться и сесть за работу. Мне сейчас 52 года. Думаю, к 55 книга будет написана.

Фото Виталия ГИЛЯ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 22, 2014 9:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102205
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Леонид Сарафанов
Автор| Марианна Димант
Заголовок| Леонид Сарафанов: «Танцевать нужно без швов»
Где опубликовано © журнал "Время культуры" № 4 (СПб)
Дата публикации| 2014-10-12 (Дата размещения статьи на сайте журнала)
Ссылка| http://timeculture.ru/?p=2177
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ЛЕОНИД САРАФАНОВ – артист балета, с 2 002-го по 2011-й – премьер Мариинского театра. С 2011-го – премьер Михайловского театра. Лауреат международных конкурсов, лауреат международной премии Benois de la Danse (2006), российской национальной театральной премии «Золотая маска» (2011), театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» (2013).


«Невидимое», хореография Начо Дуато

«Сейчас он всех затанцует», – зашептали с усмешечкой балетные молодые люди, возникшие вдруг в мариинской ложе. Подтянулись именно к этому моменту – ожидался выход свежего их коллеги, выпускника Киевского хореографического училища и бывшего солиста балетной труппы Национальной оперы Украины Леонида Сарафанова. Было это в 2002-м. Заканчивался какой-то гала-концерт, от бесконечных па-де-де уже слегка сводило скулы, и тут на пустую, распахнутую во всю ширь сцену вылетел новый для многих человек – точнее, его будто вынесло, выбросило, как на волне. Он взмывал, зависал в воздухе, крутился – делал, в общем, всё, что и положено делать классическому танцовщику. Но было что-то ещё: абсолютно ясная артикуляция каждой лексической единицы балетного языка. И – совершенно королевский размах. Ну или там принцевский.

С «принцами», правда, сложилось не сразу. Бывшая имперская наша столица очень любит, чтобы Зигфриды и разные прочие Дезире соответствовали вековым стандартам статности и комильфотности. В сарафановских же «ноблях» прятался Гаврош – казалось, что галантность и хорошие манеры этот мальчишка вызубрил на скучном уроке и ждёт не дождётся, когда можно будет себя отпустить. Ущипнуть «прекрасную даму», например. Или состроить ей рожицу. В партии, принадлежащие полуокоченелой уже «чистой классике», он впустил актёрство и личностность – впустил жизнь. Техника при этом не только не пострадала, но даже выгодно оттенилась – её блеск стал ещё видней. Ну а когда Леонид Сарафанов входит в душу и тело персонажа с характером – в ироничного донкихотовского Базиля или в Меркуцио, трагического ренессансного шута, – его актёрский дар получает дополнительное пространство свободы.

И в жизни Сарафанов – человек столь же свободный и естественный.

Встретились мы с ним в узком промежутке: у него возникла минута передышки между пятичасовой утренней репетицией балета «Белая тьма» и вечерним прогоном «Спящей красавицы».

Встреча эта была не первой. В 2007-м я вела вечер совсем молоденького ещё мариинского премьера в Театральном музее. Среди прочего Лёня поведал тогда о том, что киевские его бабушка с дедушкой, а поздней и родители были солистами в Ансамбле танца Украины имени Павла Вирского. Так что танцовщик он – в самом торжественном смысле слова – потомственный. И прирождённый, конечно. Однако на той давней уже встрече он очень смешно признавался в своих детских комплексах – к примеру, классический балет казался ему в те поры занятием не мужским абсолютно. Особенно смущали белые трико.

Вы дома, в Киеве, на каком языке говорили?

По-русски. Украинский я в школе выучил. У меня дядя из украинской деревни, и говорить по-украински я мог только с ним. Дедушка – из Ростова-на-Дону, папа до пятнадцати лет тоже там жил. Дедушка и папа русские, а мама наполовину украинка.


С Ириной Перрен. «Без слов», хореография Начо Дуато

У вас ведь киевская карьера удачно складывалась?

В театре я попал к педагогу-балетмейстеру Алле Лагоде – она мне просто матерью родной стала. Очень заботилась, даже в дирекцию ходила ругаться – почему танцуют другие, а не Сарафанов. Я два с половиной сезона там поработал. На гастроли поездил, опыта набрал. Но танцевал, увы, только классику, никакие авангардные прорывы никому там не нужны. В общем, утёк я оттуда…

Двенадцать лет назад вы получили Золотую медаль на Московском конкурсе. В Большой вас тогда не позвали?

Позвали. Но у меня было приглашение в Ковент-Гарден, и все советовали сделать именно этот выбор. А потом – бах! – звонит из Мариинки Махар Вазиев, тогдашний балетный худрук: «Лёня, приезжай!» Ну я и приехал, прямо в кабинет к Вазиеву, и он меня тут же обаял. Просто, можно сказать, окутал своей харизмой! А потом и любовью. И поддерживал меня до самого своего отъезда в Ла Скала.

Как вы теперь оцениваете себя тогдашнего, девятнадцатилетнего?

Ну что… наглый был! Наглый, и хотел танцевать. Жадный до танцев. В любую работу впрягался.

Как вы восприняли наш город? И как он воспринял вас?

Вообще-то Питер – город не очень простой. Люди довольно строгие, замечания делают. Я, например, мог в магазине вежливо попросить: «Дайте, пожалуйста, кулёк». И слышал в ответ: «Что-что, молодой человек?» – «Ну, кулёчек». Из дальнейшего разговора с продавцом выяснялось, что следует говорить не «кулёк», а «пакет». Что я и усвоил, твёрдо и навсегда. Конечно, украинские слова из меня поначалу сыпались. Пару раз я даже услышал сакраментальное «Понаехало вас тут!». Ну и климат тоже – холодноватый. Мало солнца. Привыкать в первый год было, конечно, тяжело.


С Натальей Осиповой. «Ромео и Джульетта», хореография Начо Дуато

Помню, вы рассказывали, что в детстве к балету не тянулись. А к чему же тогда – при такой-то семейной традиции?

В футбол хотел играть. Но папа был строгий. Занимался со мной упражнениями для ног, каждый день. Я плакал, а он приговаривал: «Качай ноги, а то будешь окурки подбирать». И я шёл качать ноги. Потом – училище. В девять утра уже стоишь у палки. Холодно, тебе конечности выворачивают, и так по 90 минут каждый день… Первый мой киевский педагог, Зубов Александр Романович, – он прямо под нашими стопами ползал… Потом стало что-то получаться. Когда впервые вышел на сцену, появился кураж – мне понравилось.

Кураж в вашем деле действительно вещь полезная. Но вот у Арсения Тарковского где- то говорится про «холодный расчёт балерины». А у вас он есть, этот холодный расчёт?

Расчёт, конечно, есть, его даже становится больше. Но я бы не назвал его холодным. Расчёт – в работе, в репетициях. А на сцене – кураж, он же – вдохновение.

Давайте вернёмся к вашей мариинской поре. Встретили вас там, как я поняла, хорошо. Но проблемы какие-то были?

Да, были – с партнёршами. Не получались поддержки. Некоторые злились даже: мол, приехал – и «наших девочек роняет» (цитирую дословно). Соответственно, танцевать со мной никто не хотел. А я думал: не хотите – не надо. Главным для меня было выйти и свою, свою вариацию как следует станцевать. А там… Да я тебя хоть в костёр занесу!

Кого «занесу»? В какой костёр?

Ну, в ритуальный, в «Баядерке». Нас с Дашей Павленко однажды действительно туда, в этот бутафорский огонь, повело. Нечаянно, конечно. Так что с партнёршами поначалу было сложно. Я смотрел на танцы старших коллег и думал: как это у них получается? У Игоря Зеленского, например. А он всё время работает на партнёршу. И каждый взгляд его обращён на неё. И даже на поклонах он – с ней. Всегда.


«Многогранность. Формы тишины и пустоты», хореография Начо Дуато

Вы тоже таким стали…

Постепенно. В общем, приходилось в Мариинском отрабатывать авансы – мне их было дано слишком много. И я так старался, так разжигал в себе тот самый кураж, что получался явный перехлёст. Выбегаешь за кулисы и не помнишь уже, что ты там на сцене-то делал… Через это, видимо, каждый проходит. Только с опытом научаешься не захлёбываться эмоциями. Чтобы не они тобой владели, а ты – ими.

Когда вы на сцене, думаете ли о том, что на вас смотрят, вас оценивают те, кто танцует рядом?

Нет, от этого как-то абстрагируешься. Раньше я всё время ловил их взгляды. Теперь перестал.

В 2011-м вы из Мариинского ушли. Почему?

Помню, танцевал там «Дон Кихота», о котором мечтал всю жизнь, и думал: «Вот, мечта сбылась. И это всё? Что же дальше?» Именно так – спектакль шёл себе и шёл, а я танцевал и думал… Скажу честно: в последние мои сезоны в Мариинском театре я классику просто возненавидел. И чтобы вернуть себе ощущение творческой игры и профессионального счастья, нужно было что-то изменить решительно.

Значит, в поисках этих ощущений вы и устремились в Михайловский, к Начо Дуато. Но ведь положение солиста в его хореографии как бы несколько размыто, временами это почти кордебалет… Не тяжело было вам, премьеру?

Не кордебалет, а, скажем, ансамбль. Что всё равно, конечно, тяжеловато – одному-то танцевать свободней, легче. А в ансамбле приходится координировать себя с другими, следить за ними краем глаза, теряется концентрация…

Ну и статус, конечно, премьерский – тоже вещь весомая…

Нет-нет, это было не важно… Важно другое – я искал новизны. Чтобы было интересно. Мне к тому моменту уже так надоели принцы! Конечно, я и теперь к ним возвращаюсь – куда ж без них? Но чтобы они ожили, чтобы возникли какие-то свежие ощущения, нужно чуть-чуть их забыть и станцевать абсолютно противоположное. Это даёт новые силы, позволяет не закиснуть и в «Лебедином». Разумеется, классическая форма держит в форме, продлевает танцовщику сценическую жизнь. Но всё-таки… танцевать принцев этих тяжело – они такие стереотипные, такие застывшие. Как картинка для туристов.


Солор, «Баядерка»

Но вы их как-то оживляете…

Пытаюсь. Мне часто говорят: «Это классический балет, так нельзя». Я не понимаю: почему нельзя? Никто не объясняет. Нельзя, потому что нельзя. Например, репетиторы внушают:

– Ты граф! Ты не можешь вставать в «Жизели» на два колена.

– Но погодите, он же там уже при смерти! Он умоляет о пощаде! Почему он не может на два колена встать? Он раскаялся, уже забыл, граф он или не граф…

Меня и старые балетоманки убедить пытались: Сергеев, мол, на два колена не вставал. Ну конечно! Раз сам Сергеев не вставал, значит, уже никто и никогда… Как только пытаешься отойти от канона, тебя сразу одёргивают. Вот Начо Дуато поставил «Спящую красавицу», и все сказали: «Боже, это провал!» А я, когда смотрю на ужасные жёлтые парики в сергеевской «Спящей», думаю – как это можно сегодня танцевать? Или «Ромео и Джульетта» Лавровского: там пока до танцев дело дойдёт… У Дуато всё компактнее, короче, без напыщенных жестов. Он просил: «Не делайте больше того, что заложено в музыке. У меня всё в хореографии – не надо ничего добавлять, ни лицом, ни телом».

Вам легко было справляться с этой хореографией?

Поначалу – безумно сложно. У Дуато мало контрастности в балетах – всё на полутонах… И потом, мы ноги привыкли выворачивать, а у него надо заворачивать. Кисть должна быть не балетной виньеточкой, а прямая, как дощечка. Даже ходить по сцене надо по-другому. Я привык ходить как принц, а надо совсем просто – по шестой (позиции: стопы параллельны. – М. Д.), как у нас говорится. Где-то, может быть, даже ссутулившись. Уж не говорю про кувырки на полу, перевороты – шишки постоянно набивал… Я сначала чересчур много старался – хотел доказать, что могу у него танцевать. Выкладывался, наверное, на двести процентов. Начо мне говорил: «У тебя всё в порядке, тебе не нужно так стараться. Ты просто сделай тут красивую руку». Красивую – в его понимании.

А вот эти завёрнутые ноги не мешали в ваших классических партиях?

Знаете, тело приходилось настраивать. Примерно так, как настраивают на трассу гоночный болид. Но зато теперь я кое-что использую в классике. Это касается прежде всего дуэтов: ты привык, что балерина всегда перед тобой, и ты её всегда видишь – крутишь и видишь. А у Дуато танцовщики летают в воздухе такими… птицами или бабочками – как бы сплетаясь. Я научился балерину затылком чувствовать и никогда не теряю с ней контакт.

Вам с кем лучше всех танцуется?

Лучше всех мне танцуется с Олесей Новиковой – да простят меня все мои любимые партнёрши.

С женой проще? Мне казалось, волнения должно быть больше…

Больше, скажем, ответственности. Вообще-то мне с любой балериной легко, главное всё отрепетировать.

А с Наташей Осиповой?

Наташа – пуля. Она просто снаряд. Бешеное ядро. Я за ней не успеваю. Я даже прошу иногда: «Спокойнее, спокойнее!» Но с ней хорошо работать. Я люблю умных партнёров.

Какими качествами должен обладать умный партнёр?

Он должен тебя чувствовать и понимать. Чтобы не биться на репетиции двадцать раз головой об стену, а завтра начать всё сначала. Есть партнёрши, которые в процессе начинают рыдать: я уродка, виновата, не сделала… Я люблю тех, с кем удаётся достичь компромисса. Мне можно сказать: «Сделаю, как ты просишь, но ты мне перед этим помоги здесь, потяни. Или, наоборот, не тяни, оставь меня на ноге…» Недавно впервые танцевал с Полиной Семионовой – это потрясающий человек, профессионал и шикарная балерина! Ей было достаточно движения пальцев, чтобы понять мои сигналы. И тело её отзывалось волной – в том направлении, куда мне нужно было. Такие же сигналы она подавала мне – тоже пальцами, взглядом, телом… Не обязательно же пинать друг друга! Даже когда партнёрша сзади, ты её всё равно чувствуешь. Есть крупные балерины – с некоторыми ты вроде бы из разных весовых категорий, но они чувствуют партнёра и пытаются тебе помочь. Как сказал Цискаридзе: поднимаешь не вес, поднимаешь характер.

Что с вами происходит на сцене, когда что-то не получается?

Наверное, не нужно к этому относиться очень серьёзно. Ну, не поднял, упал, поскользнулся – это уже произошло. Если вдруг тебя куда-то понесло – надо выкрутиться. Иди дальше! Не останавливайся. Надо себя приучить к тому, чтобы на этом не зацикливаться. Нужно получать от работы удовольствие, а не страдать: ах, я не сделал, можно дальше не танцевать… Есть такие партнёрши: в самом начале адажио что-то не получилось – всё, глаза в пол, ей уже ничего не надо, она на тебя не смотрит, хочет скорее снять пачку, разгримироваться, уйти домой и от всех спрятаться. А у тебя ещё все па-де-де впереди… И думаешь: что же с тобой сделать-то такое? Ну тут нужно хорошо подбодрить. Могу сказать: «Спокойнее», или «Поторопись – опаздываем», или – «Легче!»

Публика это слышит?

Нет, публика, конечно, не слышит. Думаю, что и партнёрша часто не слышит…

Вы вообще какие-то реакции зала улавливаете?

В «Ромео» Дуато есть момент, когда стоишь прямо на рампе – зритель очень близко. И просто заставляешь себя: не смотри на зрителя, не смотри! А очень хочется посмотреть. Сейчас уже не смотрю. А на первых спектаклях мог со зрителем взглядом пересечься, и тогда понимал, что всё! Таинство пропало – и у меня, и у него.


«Многогранность. Формы тишины и пустоты», хореография Начо Дуато

А как вы к замечаниям относитесь?

Слушаю всё, пытаюсь всё ловить. Начо Дуато, несмотря на то что он классику никогда не танцевал, очень много важных вещей посоветовал… Сейчас была «Баядерка», приходил Цискаридзе – тоже кое-что подсказал. Он говорит: «Не надо ничего выдумывать – мне показал Лавровский, а ему показал Чабукиани». Ещё Олеся меня критикует – как никто, наверное. Но и поддерживает. Иногда я прихожу и говорю: «Олесь, как я сегодня напортачил – это просто позор всей моей жизни!» Вот в «Бахе» («Многогранность. Формы тишины и пустоты», балет Начо Дуато на музыку Баха. – М. Д.) недавно: все прыгают в одну сторону, а я в другую. И понимаю, что уже не могу их подхватить. Два такта – а это раз-два-три-четыре – были самые длинные два такта в моей жизни. Я просто эти два такта просидел, чтобы подхватить их с новой фразы. Боже мой… Я только через один танец в себя пришёл – выскочил и думаю: «Только не наври порядок, только не наври порядок!» Вообще танцевать нужно без швов – одно движение должно быть связано с другим. Иногда вот эти связки, эти переходы, важнее, чем сами движения, – именно они говорят о классе танцовщика.

Кого бы вы назвали идеальным танцовщиком?

Барышникова. У него совершенные переходы, темпы, динамика – всё идеально. Я когда-то сотни раз пересматривал его записи – включал замедленный режим, хотел разъять на молекулы каждое мгновение, а потом шёл в зал и пытался повторить. Десять раз падал, на одиннадцатый – получалось.

Вы на танцовщиков прошлого сегодня какими глазами смотрите?

Ну видишь, конечно: там коленка торчит, здесь полупальцы низкие, а тут – ты бы лучше вообще этого не делал… Они, правда, были очень компактные, собранные, вертлявые, техничные, крутились, все эти двойные рыбки делали…

А что про Нуреева скажете?

Нуреев, который танцевал здесь, и Нуреев западный – это два разных танцовщика. Я сам слышал: он говорил, что до знакомства с Эриком Бруном не знал, как в пятой позиции стоять. Когда он здесь на пируэтах ещё подскакивал и танцевал без позиций – и то говорили, что это потрясающий танцовщик. И посмотрите его запись «Лебединого» с Марго Фонтейн – до сих пор глаз не отвести: настолько чисто! Кроме того, Нуреев, как известно, изменил длину колета – поднял и открыл бедро…


С Олесей Новиковой. «Спящая красавица»

Как вы считаете, не нужно ли что-то подкорректировать в методике Вагановой?

Слушайте, ну никто «по Вагановой» сегодня не танцует – тела стали другие. Более способные, податливые. Мне кажется, она сама сегодня многое бы изменила.

Вы из Мариинского театра перешли в Михайловский именно потому, что туда был приглашён Дуато, с которым вам так хотелось работать. Он ушёл. И что теперь?

Да, он ушёл, но остались его спектакли. Что делать? Работать. Не бегать же по миру за Дуато. Я скучаю по нему, конечно. Как по хореографу, по человеку, по худруку – мне его не хватает. Я счастлив, что зацепил эти два сезона… Но мне здесь нравится – я нигде так много не работал, как в Михайловском театре. Вот сейчас мы выпускаем «Белую тьму», а потом у меня две премьеры подряд – «Тщетная предосторожность» и «Пламя Парижа».

С вами Михаил Мессерер репетирует?

Да. Я с ним спорю – он человек консервативных взглядов. Но зато много внимания уделяет драматической составляющей, очень внимателен к мизансценам. В «Пламени Парижа» буду танцевать, конечно, по-другому, чем Ваня Васильев. У меня такой Мальчиш-Кибальчиш будет. Более романтический герой. А «Тщетную» я никогда не танцевал, хотя самая моя первая вариация – ещё в школе, больше чем полжизни назад, – была оттуда. Думаю, мне пойдёт. Я там даже ничего придумывать не буду.

А вообще придумываете? Импровизируете?

Бывает, тело начинает импровизировать само. Но, конечно, только когда спектакль уже натанцован. Есть такие танцовщики – везде классные, но везде одинаковые. Наверное, это зависит не от внутреннего моего состояния, а от хореографии и динамики движения.

Вы ведь увлекаетесь фотографией – что вам нравится снимать?

Снимаю всё: увидел какой-то момент, светотень красиво легла, люди выразительно сидят… «Лейка» – очень компактная камера, и мне не надо прицеливаться, чтобы попасть в фокус, – можно подойти к человеку вплотную и сфотографировать. Это такой адреналин! Как рыбная ловля. Но если люди видят камеру, они начинают позировать, улыбаться – это уже не то.

Кино смотрите?

Кино смотрю. Я люблю русское кино, но не «С легким паром – 2», конечно. Мне очень понравились «Географ глобус пропил», «Интимные места», «Шапито-Шоу», «Пыль». «Елену» Звягинцева пересматривал раза три – там прекрасные актёры, потрясающая актриса. И здорово то, что всё недосказано, нет никаких жирных точек… Никак не доберусь до «Трудно быть богом» – судя по трейлеру, картинка у Германа потрясающая: можно делать стоп-кадр и печатать фотографию. Обожаю Тарантино – всего. Пересматриваю советскую классику: «Девчата», «Весна на Заречной улице»… Спасибо Гостелерадиофонду – всё это выложено в хорошем качестве. Я и старую эстраду люблю – Утёсова, Шульженко, Вертинского. И даже, когда качество записи плохое и шипит, в этом есть какой-то шарм…

Фреда Астера любите?

О да! Фред Астер делает вроде всё то же самое, что и все, но какая у него бешеная харизма! И всё музыкально и легко. Или танец Андрея Миронова на палубе в «Бриллиантовой руке»… Я никогда степ не пробовал, но думаю, что до какого-то любительского уровня дошёл бы. В «Риверданс» меня бы не взяли, конечно. Хотя, может, и взяли – там же есть ребята, которые просто танцуют, без специальных набоек на подошвах. Был бы с теми, которые не стучат. Это не значит, что хочу бросить балет, но он ставит артистов в жёсткие рамки, а танец – безграничен… Например, ансамбль Моисеева – это потрясающе, что они творят! Когда я смотрю их танец «Лето», у меня слёзы на глаза наворачиваются…

А вы сентиментальный человек? Можете заплакать?

Запросто. Последний раз плакал, когда олимпийский Мишка слезу пустил…

Подождите, какой Мишка? Вас же еще на свете не было…

Нет, не московский – сочинский… Под вальс из «Свой среди чужих». Сам себе говорю: «Тряпка, держись!» В общем, рассопливился, тронуло это меня.

Что из того, что вы ещё не танцевали, вам хотелось бы станцевать?

Килиана, Ван Манена, Александра Экмана, Макгрегора. Если у Дуато человеческое тело выглядит как человеческое тело, то у Макгрегора люди выглядят как пришельцы, чужие… В смысле пластики это ещё не освоенный мной материал.

Когда взлетаете в прыжке, о чём-то подумать успеваете?

Ой, иногда чего только не передумаешь… Такие порой странные мысли в голову приходят…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 23, 2014 9:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102301
Тема| Балет, Берлин, Персоналии, Полина Семионова
Автор| Ольга Гердт
Заголовок| Триумф Поли
Где опубликовано © "Ведомости" № 198 (3702)
Дата публикации| 2014-10-23
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/778511/triumf-poli
Аннотация|

Виновницей аншлага на бежаровском «Болеро» в берлинском «Темподроме» стала балерина Полина Семионова


Полина Семионова вернулась в Staatsballett в качестве приглашенной звезды
Фото: Lauren Pasche


Билеты на трехдневные гастроли труппы Bejart Ballet Lausanne в концертном зале «Темподром» были раскуплены. Но вряд ли показы стали бы событием, не красуйся на афише имя Полины Семионовой. Знаменитым бежаровским «Болеро» на музыку Мориса Равеля в совместном гастрольном проекте Staatsballett и Bejart Ballet Lausanne балерина отметила свое возвращение в Staatsballett в качестве приглашенной лично хореографом Начо Дуато звезды. Новый интендант, сменивший в этом сезоне Владимира Малахова, с премьерами не торопится: те два спектакля, что заявлены, уже ставились в других местах. «Спящую красавицу», к примеру, перенесут из санкт-петербургского Михайловского театра, которым Дуато руководил до переезда в Берлин. Поэтому, возможно, Полину Семионову он вынул из рукава как главный репертуарный козырь: прима два года назад покинула театр, в котором проработала много лет, и эта потеря дорого обошлась Владимиру Малахову. И вот — вуаля — Семионова снова дома.

Но политика политикой, а бежаровское «Болеро» надо еще станцевать, после чего либо впишешься в недлинный ряд выдающихся его исполнителей, где Хорхе Донн, Плисецкая и Гиллем, либо вылетишь из него без надежды на возвращение. Шедевр 1961 г. — коварнейший из шлягеров, только простофилю одурманивающий кажущейся простотой. На самом деле, чтобы станцевать эти нарастающие телесные колебания, минималистские шаг вперед — шаг назад, этот хищный и рафинированный ритм и не скатиться в стриптиз и «выразительность», надо действительно быть той еще величиной. Тут сексуальность, апломб и интеллект действуют в комплекте как набор качеств, свойственных «умному» телу, какое и оказалось у Семионовой, показавшей «Болеро», которое в XX веке, наверное, не впечатлило бы, а в двадцать первом вполне уместно. Поскольку странно было бы сегодня интерпретировать этот балет так, словно сексуальная революция продолжается и Бежар все еще главный пророк ее. Не тема. Ну разве что в России.

«Болеро» Полины Семионовой не отстаивает свободу быть тем, кто ты есть (за которую в бежаровские времена и после еще надо было побороться и пострадать), а демонстрирует как данность. Как нечто само собой разумеющееся. А потому никакой телесной патетики, ноль интимности и даже намека на сексуальную экспансию. Когда в кульминационный момент балерина выбрасывает руку вперед, призывая окруживших ее мужчин приблизиться, этот жест выглядит сильным, но скорее азартным — «делай как я», — чем манипулирующим или драматичным. Это бесхитростно, а потому харизматично, как и рвущийся из Семионовой подростковый почти драйв — она могла бы и на дискотеке в очередь с другими девчонками танцевать это «Болеро», не слишком заморачиваясь по поводу сексапильности, которую танцовщица не излучает, но и не наигрывает. Что уже хорошо, умно и современно. Вожделение толпы ее как будто не касается — она погружена в танец, как в полезную для здоровья медитацию: йога это или Бежар — почти не имеет значения. И какая разница, если речь идет о месте, на котором может быть любая самодостаточная личность?

Такая «прима как все» — уже из новой эпохи децентрализации. Что-то не совсем новенькое, если вспомнить Сильви Гиллем, но актуальное. На таких особый спрос сегодня в больших балетных компаниях, которые хотят и прим с премьерами в репертуаре, и современную хореографию, по определению «беззвездную». Так что акция под названием «Полина возвращается», возможно, только выглядит как легкий подкуп публики и критики, а на самом деле — событие стратегическое. Возможно, Полина Семионова поможет Дуато найти тот баланс, при котором звезды и современный репертуар не исключают друг друга. При условии, конечно, что хореограф предложит приме то творческое будущее, которое она в «Болеро» уже анонсировала.

Берлин

Шесть в одном сезоне
В 2014-2015 гг. Полина Семионова станцует в Берлине шесть балетов. В декабре появится в «Жизели» Патриса Барта, в январе — в его же «Лебедином озере». В феврале выйдет в роли Татьяны в «Онегине» Крэнко и следом — в двух балетах Начо Дуато: «Многогранность: формы тишины и пустоты» и «Спящая красавица».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22514
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 23, 2014 9:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014102302
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Ю. Григорович, С. Захарова
Автор|
Заголовок| Балет "Легенда о любви" возвращается в репертуар Большого театра
Где опубликовано © РИА Новости
Дата публикации| 2014-10-23
Ссылка| http://ria.ru/culture/20141023/1029644656.html
Аннотация|
Балет Арифа Меликова, впервые поставленный в 1965 году, возвращается на историческую сцену Большого театра в хореографии Юрия Григоровича и декорациях Симона Вирсаладзе.

Один из самых известных и любимых публикой и исполнителями балетов — "Легенда о любви" Арифа Меликова возвращается в репертуар Большого театра. Премьера новой версии состоится 23 октября, сообщили РИА Новости в пресс-службе театра.

Впервые спектакль появился на сцене Большого в 1965 году. Тогда главную роль Мехменэ Бану исполняла блистательная Майя Плисецкая, а партию Ферхада — знаменитый Марис Лиепа. С 2009 года "Легенда" не шла в Большом. И вот в 239 сезоне балет возвращается на историческую сцену ГАБТа в хореографии Юрия Григоровича и декорациях Симона Вирсаладзе, которые восстанавливаются по эскизам художника.

"Легенда о любви" — это первая балетная премьера сезона, — сказал накануне генеральный директор Большого театра Владимир Урин. — В работе театра есть несколько очень важных пластов развития и один из них — это сохранение великого наследия, созданного выдающимися художниками. "Легенда" — один из интереснейших балетов Григоровича, которые многое определил в развитии российского хореографического искусства. Это шедевр, который и сегодня не утратил ни в стилистике, ни в хореографии своей современности. Это балет, который должен быть на исторической сцене Большого театра".

"Легенду о любви" Меликова, написанную по мотивам пьесы Назыма Хикмета", выдающийся российский хореограф Юрий Григорович создал полвека тому назад в 1961 году на сцене Кировского, ныне Мариинского театра, балет которого тогда возглавлял. Соавтором выступил его друг крупнейший театральный художник Симон Вирсаладзе. Вместе они создали шедевр, который стал балетной классикой ХХ века. Через 4 года этот спектакль появился в Большом театре. Но это была новая музыкальная и хореографическая версия балета.


© РИА Новости. Александр Макаров
Заслуженный артист РСФСР Марис Лиепа в роли Ферхада в сцене из балета азербайджанского композитора Арифа Меликова "Легенда о любви". Москва, 1971


Для московской постановки, в которой произошли некоторые сценарные изменения, Меликов сочинил новые музыкальные фрагменты, а Григорович — новую хореографию. В балете, рассказывающем о том, как царица Мехменэ Бану пожертвовала своей красотой ради любимых людей — Ширин и Ферхада, партию Мехменэ исполнила ныне всемирно известная Майя Плисецкая. Ее партнерами выступили: прекрасная балерина Наталья Бессмертнова (Ширин), и неподражаемый Марис Лиепа (Ферхад). Сейчас среди исполнителей ведущие солисты балетной труппы ГАБТа — Светлана Захарова, Мария Александрова, Мария Аллаш, Нина Капцова, Екатерина Шипулина, Мария Виноградова, Анна Никулина, Денис Родькин, Владислав Лантратов, Александр Волчков.

"Новая редакция, которую мы представим сегодня зрителям, — это, прежде всего, новый состав исполнителей, — отметил Григорович. — Сегодня танцует молодежь, это уже 3-е или 4-е поколение артистов, участвующих в балете на протяжении его полувековой истории. Я рад, что в главной партии Мехменэ Бану выступит Светлана Захарова, которая привнесет свое понимание этой роли и свое свойство танца".

Судя по тому, какими оглушительными аплодисментами и криками "браво" публика наградила приму-балерину на генеральной репетиции, роль ей удалась в полной мере.

"Для меня "Легенда" — это новая интересная роль и счастье работать с Юрием Николаевичем, — сказала Захарова. — Как настоящий художник в течении всей жизни этого прекрасного балета, он что-то "дорисовывает", дополняет новыми деталями. И "Легенда о любви" выглядит сегодня абсолютно современно и станет украшением репертуара Большого театра".

Композитор Араф Меликов, который присутствовал на генеральной репетиции и будет на премьере, пожелал, чтобы все исполнители были награждены аплодисментами, что означает успех и признание зрителей, ради которых все создатели этого балета работали.

"Легенда о любви" — это 60-годы, это наша молодость с Юрием Николаевичем, с которым дружим все эти годы, и я счастлив вновь увидеть наше детище на исторической сцене Большого театра", — сказал композитор.

26 октября прямой трансляцией балета "Легенда о любви" Большой театр откроет свой новый киносезон. Российские кинотеатры в регионах России покажут запись "Легенды" 15 и 16 ноября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 4 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика