Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 11, 2014 6:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071105
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Гастроли в Москве
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| Завтра начинается вчера
Вечер одноактных балетов в исполнении Балета Ковент-Гардена

Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-07-11
Ссылка| http://belcanto.ru/14071101.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ


«Рапсодия»

Это четвертые гастроли самой знаменитой балетной труппы Великобритании в Москве. Первые прошли на сцене Большого театра в 1961 (это были ответные гастроли англичан после легендарного визита Большого Балета в Лондон в 1956), вторые — в театре Оперетты в 1987 и третьи — в 2003 году, также в Большом. Для относительно юной компании (создана в 1931) это означает быть не так плохо представленной в стране балетоманов. С другой стороны, эти неполным числом тридцать спектаклей, побывавшие в Москве, все равно не раскрыли нам тайны английского стиля и секрета необычайной креативности английских хореографов.

Надо отдать должное англичанам, они всегда стремились привозить «сливки» репертуара

— обычную классику, переоформленную при помощи английского интеллекта — «Спящую красавицу», «Лебединое озеро», английскую классику — драмбалеты МакМиллана и бессюжетные одноактовки Аштона, и опыты современных нам английских хореографов, которые трудятся в компании на правах резидентов (в 1987 году из новичков был Бинтли, в 2003 году открыли Уилдона, в 2014 к Уилдону присоединился МакГрегор). Идея привозить и показывать в других странах так называемое искусство своего завтра впервые воплотилась во время гастролей 1987 года, и тогда же советские критики перестали писать про «молодой» английский балет в покровительственном тоне.

На самом деле англичане с самого начала были уверены в том, что через «руки» уехавших из революционной России балетмейстеров и танцовщиков они получают правильную аутентичную классику, которую по своему усмотрению могут облачать в британские одежды. И второе их убеждение заключается в том, что в какой-то момент они получили патент на ньюсмейкерство в области хореографии. На то, что во Франции, начиная с 60-х годов прошлого века, колоссальными темпами развивался современный танец, они внимания не обращали, но это историческое предубеждение.

А на новое балетное слово у русских они реагировали холодным молчанием.

Свидетельство тому — гастроли в Лондоне балетной труппы Большого театра при Алексее Ратманском. Как тогдашний руководитель компании и как креативный хореограф, постоянно создающий балеты, Ратманский хотел показать в Лондоне наши новинки — «Ромео и Джульетту» Раду Поклитару и Деклана Донеллана и «Золушку» Посохова. Какие-то 2-3 спектакля, вплетенные в традиционную программу из вечных «Лебединых озер», «Дон Кихотов» и «Спартаков».

В итоге последние получили от критиков по 4-5 звезд, а первые едва по три звездочки, при том что в спектаклях были заняты и Сергей Филин, и Светлана Захарова, и Мария Александрова, и Екатерина Шипулина — обычные фавориты гастролей.


«Тетраксис»

Складывается впечатление, что дело было в принципе: игнорировать соперника, не признать его право на существование. При этом будет очень хорошо и правильно, если английские хореографы поставят спектакли в Большом или Мариинке, главное, что эти гении — англичане. Но нам здесь важно, что английский балет всегда в поиске и не боится показывать у себя и на гастролях то, что у них подрастает.

Новым богом в начале двухтысячных был провозглашен Кристофер Уилдон,

которого англичанам приходилось делить с американцами, с Нью-Йорк Сити Балле прежде всего, и которому спешили заказывать новые балеты. Честно признаться, мы ничего так волнительно не ждали, как балет Уилдона «Трист» на гастролях Королевского балета в 2003 году. Тогда острый и не поддающийся никакому описанию «Трист» оправдал ожидания как изящный дизайнерский балет, этакий гость из будущего. У нас существовала усталость от сюжетов, от мягких декораций, от классической балетной музыки, и мы получили то, что хотели — отдых для глаз (сценография Жан-Марка Пюиссана) и ушей (музыка Джеймса МакМиллана) и головоломка для мозговых упражнений (хореография Уилдона).

На эти гастроли балет Уилдона «TGV» (2006) привезли уже как классику, как настоящее время Английского королевского балета. А за будущее в буквальном смысле отвечал технологичный балет Уэйна МакГрегора «Тетраксис».

МакГрегор из того же поколения, что и Уилдон, но он сознательно не занимается осмыслением классики, он через балет изобретает теории или опровергает их, или проверяет в действии (например, теорию эволюции Дарвина), или переводит искусство фуги билингвой (балета и дизайна).

Он не изобретает новые движения, он ищет способ, как сделать кажущееся невозможным реальностью.

Для этого он все время что-то исследует вместе с танцовщиками, постоянно двигается куда-то.

Третьим балетом этого вечера стала «Рапсодия», предваряющая как прелюдия творения 2000-х и 2010-х, в хореографии одного из отцов-основателей британского балета сэра Фредерика Аштона. Это один из его последних спектаклей, поставленный в то время (1980), когда сэр Аштон ушел с поста руководителя Английского королевского балета.

У музыки и у балета длинная предыстория. Тот спектакль, который привезли в Большой, представляет собой подарок Аштона к 8о-летию королевы-матери Елизаветы. Известно, что хореограф дружил с членами королевской семьи очень тесно, регулярно принимая участие в увеселениях двора. Балет ставился на Михаила Барышникова, уже перебравшегося на Запад и успевшего показать себя на английской сцене. Дальше логично будет вспомнить музыкальную предысторию.

Как только в 1934 году Рахманинов написал свою «Рапсодию на тему Паганини» и произведение было исполнено, за ним начали охотиться балетные. Михаил Фокин находился в переписке с Рахманиновым и получил он него лично разрешение поставить биографический балет о Паганини. Рахманинов даже попросил Фокина, чтобы скрипка каким-то образом присутствовала на сцене, и

Фокин, в свою очередь, немедленно начал сам осваивать игру на скрипке, чтобы четко представлять себе исполнительские приемы Паганини.

Премьера «Паганини» состоялась в Лондоне в 1939 году и имела грандиозный успех (декорации сделал Сергей Судейкин). Фокин был счастлив и даже считал этот балет едва ли не самым удачным за свою карьеру. Хореография балета «Паганини», к сожалению, не сохранилась, но есть много фото и подробное либретто.

Это только начало истории. Оказывается в то же самое время, когда Фокин сочинял свой балет на музыку Рахманинова для труппы «Воспитательные балеты», эта же музыка была предложена молодому начинающему хореографу Аштону для создания какого-то спектакля по случаю. Но поскольку речь шла о постановке все в том же Лондоне, Аштона попросили сочинить балет на другую музыку.


«Рапсодия»

Трудно сказать, использовал ли Аштон при создании «Рапсодии» в 1980 свой нереализованный в 30-х годах план балета. Скорее всего, нет, поскольку стиль Аштона стремительно менялся на протяжении его хореографической карьеры. И другой важный момент. Аштону был знаком балет Леонида Лавровского «Паганини» (1960), поставленный в Большом театре на ту же самую музыку. Любопытно, что Фокин и Лавровский видели главным героем балета самого Паганини и старались обыграть его виртуозную игру на скрипке, а также включали эпизод «договора» с дьяволом.

У Аштона балет получился абстрактный, бессюжетный.

Можно назвать его вариациями для виртуоза. «Дьявольская» музыка превращается в аккомпанемент для бесстрашных полетов и пируэтов. «Образ» скрипки мелькает всего один раз в чисто английском контексте Артура Конан Дойля и его Шерлока. Идеальный танцовщик, как идеальный сыщик, может все — в том числе и играть на скрипке. Остальные составляющие балета тоже очень английские — декорации (третьи по счету, выполненные Джессикой Кертис по случаю возобновления спектакля в 2005 году) в духе морских пейзажей Тернера. И такие же «пейзажные» костюмы. Главный герой, которого в Москве танцевал известный виртуоз компании австралиец Стивен МакРей, облачен в трико желто-палевого цвета.

Кажется, что действие балета происходит где-то в Гайд-Парке. Группки мальчиков выполняют пируэты, стайки девочек скачут в жете, потом танцуют парами, делают различные обводки. И на фоне всего этого беспечного околобалетного времяпрепровождения танцует виртуозный солист: его шпагаты равны 180 градусам, высота полетов стабильно высокая. У него есть девушка (Лаура Морера), которая терпеливо ждет, когда герой вернется и скажет самое важное слово. Аштон сочинил для них самые романтические из своих па де де. Пейзаж на задниках меняется в зависимости от времени дня и года. Лирические сцены происходят на фоне голубовато-сероватых сумерек.

Романтическое прошлое в виде «Рапсодии» сносит расчетливое будущее «Тетраксиса».

Происходит стирание всех правил, норм и устоев. Нет женского кодекса движений, нет мужского. Все могут всё. МакГрегор очевидный футурист, который сам верит в то, что делает, хотя и знает, что мы знаем о футуристах — их прогнозы пишутся не для того, чтобы сбыться. Хореограф переписывает Баха («Искусство фуги») — фортепьянную музыку переводит в оркестровое многоголосье, которое и пытается постичь с помощью хореографии и дизайна.


«Тетраксис»

Дизайнерские находки актуальной художницы Таубы Ауэрбах в области балетного костюма рассчитаны на пары и они начинают работать в движении. Задник темный как ночное небо, но вместо звезд на нем «висит» разная светящаяся геометрия. Черно-белые как клавиши рояля Сара Лэмб и Стивен МакРей, сине-желтые как молния Наталья Осипова и Эдвард Уотсон. В балете заняты почти все примы и премьеры труппы.

МакГрегор увлекается научными идеями — понимает их, развивает с помощью податливых тел танцовщиков. Переезд экс-примы Большого Натальи Осиповой в Лондон — личный подарок для него. Наташа может все — классику в любых форматах и то, что больше классики, больше модерна.

Она настоящий гений будущего. Рыцарь футуризма без страха и упрека.

В целом, балет кажется затянутым, несмотря на гениальную музыку. С другой стороны, какой может быть финал у баховского канона и контрапункта — они всегда в развитии, всегда в движении, вечная теорема, вечная тайна.


«Танец на большой скорости»ээ
Третий балет вечера — «TGV» («Танец на большой скорости») Кристофера Уилдона, который по нашей классификации отвечает за настоящее английского балета, представляет собой балетную реплику на большое событие в истории французской железной дороги — запуск скоростных поездов TGV, для остановки которых были созданы специальные вокзалы. Музыкальная реплика — партитура, заказанная Майклу Найману, ее и использовал Уилдон.

Балет Уилдона — история романтических путешествий по разным маршрутам TGV.

В пестрой толпе Уилдон выделяет пару путешественников с романтическим настроем, которые танцуют свои па де де. Как и «Тетраксис» — это балет для премьеров и прим. В спектакль уже включена Наталья Осипова, хотя она не танцевала на премьере в 2006. Но самая главная роль, как мне кажется, принадлежит Зенаиде Яновски, наперснице самых первых опытов Уилдона в Лондоне. Выразительная испанка Зенаида, кстати, участница прошлых гастролей Балета Ковент-Гардена в Москве и Петербурге, олицетворяет собой спокойствие и порядок в балетном хаосе Уилдона. Непонятно, кто заменит Яновски в балетах Уилдона, когда она уйдет на пенсию.

Почему хочется завидовать англичанам? Не потому, что к ним ушла наша звездочка Наташа Осипова, и не потому, что у них есть Аштон, Уилдон и МакГрегор в одном флаконе, а потому, что они не стесняются гордиться своим английским стилем. Литература, театр, дизайн — это давно покорено ими, а балет у англичан относительно юный, но дерзость его поистине не знает границ, и это здорово!

Авторы фото — Tristram Kenton, Johan Persson, Bill Cooper
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
luk
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 16.03.2004
Сообщения: 413
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 12, 2014 7:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071106
Тема| Балет, San Francisco, Гастроли в Parise
Авторы| Amélie
Заголовок| Sans Francisco Ballet – Gala d’ouverture des Étés de la Danse 2014
Где опубликовано| Danses avec la Plume
Дата публикации| 2014-07-11
Ссылка| http: http://www.dansesaveclaplume.com/en-scene/sans-francisco-ballet-gala-douverture-des-etes-de-la-danse-2014/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

size=18]Sans Francisco Ballet – Gala d’ouverture des Étés de la Danse 2014[/size]

Ecrit par : Amélie|11 juillet 2014 |Catégorie : Danse classiqueEn scène

[b]Le San Francisco Ballet a débarqué à Paris pour les Étés de la Danse et compte bien le faire savoir ! Joie de danser, énergie, savoir-faire de l'entertainment à l'américaine et solistes tous plus glamour les uns que les autres : le gala d'ouverture a donné le ton pour trois semaines de spectacles prometteurs.[/b]


Maria Kochetkova (avec Joan Boada) - Voices-of-Spring

Un gala d'ouverture n'est pas facile à agencer, le Ballet de l'Opéra de Vienne s'y était un peu cassé les dents l'année dernière. Pas de faute de goût pour le San Francisco Ballet, qui a su montrer en une soirée la diversité de son répertoire et la personnalité de ses Étoiles. De courts extraits alternaient avec des pièces plus conséquentes, dont beaucoup n'avaient encore jamais été dansées en France. Entre la vivacité technique des danseurs et danseuses et les pas de deux romantiques, le public n'a pas eu le temps de s'ennuyer. La danse au San Francisco Ballet, c'est avant tout de l'efficacité, quitte à laisser de côté la pure innovation chorégraphique. Cinq chorégraphes différents en première partie, et comme l'impression de voir un peu la même oeuvre à chaque fois. Il faut danser pour le plus grand nombre, plaire au plus large public, quitte à gommer quelques aspérités. Mais l'énergie, la musicalité et le bonheur contaminant d'être sur scène qui ont enrobé le tout n'ont laissé que le plaisir de voir de la belle danse, et l'envie d'en voir plus.

La deuxième partie, plus diversifiée, rassemblait les meilleurs moments de ce gala. À commencer par le pas de deux d'Agon de George Balanchine, véritable leçon de style magistralement donnée par la frenchy Sofiane Sylve et Luke Ingham. Malgré sa date de création (1957 - alors que presque toutes les autres pièces du gala ont moins de 20 ans), c'est bien cet extrait qui est apparu comme le plus moderne et universel. Le plus original aussi, avec ces accents surprenants, ce mélange de danses de cour et de bras cassés contemporains.


Sofiane Sylve (avec Anthony Spaulding - Agon

Maria Kochetkova, star des réseaux sociaux, n'a pas déçu non plus. Elle est décidément aussi fabuleuse en scène que l'image qu'elle renvoie sur Internet. Petite bombe qui envahit la scène de son ballon à la russe et de son charisme débordant de cette si frêle silhouette, Maria Kochetkova est aussi une ballerine tout ce qu'il y a de plus romantique. Son duo avec Davit Karapetyan sur Voices of Spring de Frederick Ashton était tout simplement irrésistible. Et pourtant, ce pas de deux a tout pour atteindre les sommets du gnan-gnan-tisme, lancer de pétales de rose inclus. Mais le couple a su y mettre cette délicieuse distante, cette pointe d'humour et ce magnifique envol pour en faire un grand moment.

Ces deux Étoiles s'étaient aussi illustrées au début du gala dans des pièces très différentes. Davit Karapetyan avait apporté une saveur particulière à la Chaconne pour piano et deux danseurs de Helgi Tomasson. Sur une chorégraphie plutôt académique, il y apportait des accents différents, une façon plus contemporaine de bouger le haut du corps et une grande musicalité qui donnait tout le relief de la pièce. Maria Kochetkova a pour sa part illuminé la scène de sa technique ébouriffante dans Classical Symphony de Yuri Possokhov. Ancien danseur de la compagnie, ce chorégraphe s'inspire de Balanchine pour cette pièce chorale jouant de la musique. Ses pas de deux sont plus attendus que ceux du maître américain. Mais sa façon de se servir de l'espace et d'y faire évoluer ses danseur-se-s reste d'une efficacité redoutable, se terminant en feu d'artifice de virtuosité qu'il serait difficile de bouder.


Les Lutins

Autre moment joyeux, l'irrésistible pièce de Johan Kobborg Les Lutins, petit cadeau du Gala. Très efficace dans ce genre de spectacle, ce trio s'amuse de la danse et de la musique pour un joli combat amoureux. Mais entre Esteban Hernandez et Gennadi Nedvigin, c'est bien la demoiselle Dores André qui décidé (et qui finit avec le violoniste, rien de mieux qu'une sérénade). Trois solistes à suivre de très près pendant ces trois semaines. À retenir aussi, le réjouissant duo d'entrée, Pascal Molat et Taras Domitro, déchaînés et sachant faire le show sur Alles Walzer de Renato Zanella.

Les autres pièces marquèrent moins chorégraphiquement, mais permirent à de nombreux solistes de s'exprimer et de montrer leur personnalité très différente. Mathilde Froustey, tout sourire et plus craquante que jamais, montra qu'elle n'avait rien perdu de sa danse dans Brahms-Schoenberg Quartet. Sarah Van Patten fut romantique et lyrique dans le pas de deux de Concerto. Même l'After the Rain de Christopher Wheeldon, vu et revu jusqu'à l'écoeurement (stade atteint au bout d'un visionnage ½), prit une autre tournure avec Yuan Yuan Tan, physique extrême entre jambes interminables et souplesse de chat.


Yuan Yuan Tan et Damian Smith - After the Rain

Le tout se termina par du Balanchine, maître de la danse américaine, le dernier mouvement de Symphony in C. Attention au choc des cultures avec ce qu'a montré l'Opéra de Paris il y a quelques semaines. Tutus blancs à la place des couleurs, diversités des corps remplaçant l'harmonie physique. Même bazar dans les rangs par contre, mais une énergie et une musicalité qu'il n'y avait pas à Bastille. Vivement la suite.


Symphony in C


Gala du San Francisco Ballet aux Étés de la Danse, au Théâtre du Châtelet. Alles Walzer (extrait) de Renato Zanella, avec Pascal Molat et Taras Domitro ; No Other de Val Caniparoli, avec Lorena Feijoo et Vitor Luiz ; Concerto (pas de deux) de Kenneth MacMillan, avec Sarah Van Patten et Tiit Helimets ; Chaconne pour piano et deux danseurs de Helgi Tomasson, avec Frances Chung et Davit Karapetyan ; Classical Symphony de Yuri Possokhov, avec Maria Kochetkova, Hansuke Yamamoto, Sasha De Sola, Carlos Quenedit, Dores Andre et Jaime Garcia Castilla ; Agon (pas de deux) de George Balanchine, avec Sofiane Sylve et Luke Ingham ; Les Lutins de Johan Kobborg, avec Dores Andre, Gennadi Nedvigin et Esteban Hernandez ; Brahms Schoenberg Quartet (pas de deux du deuxième mouvement) de George Balanchine, avec Mathilde Froustey et Carlos Quenedit ; Voices of Spring de Frederick Ashton, avec Maria Kochetkova et Davit Karapetyan ; After the Rain de Christopher Wheeldon, avec Yuan Yuan Tan et Damian Smith ; Symphony in C (quatrième mouvement) de George Balanchine, avec Simone Messmer, Vitor Luiz, Sofiane Sylve, Tiit Helimets, Frances Chung, Joseph Walsh, Sasha De Sola et Jaime Garcia Castilla. Jeudi 10 juillet 2014.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 13, 2014 3:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071301
Тема| Балет, Краснодарский театр балета Юрия Григоровича, Персоналии, Инь Даюн
Авторы|
Заголовок| Русское счастье китайского танцора
Где опубликовано| ГТРК Кубань
Дата публикации| 2014-07-13
Ссылка| http://kubantv.ru/kultura-kuban/73311-russkoe-schaste-kitajjskogo-tantsora/
Аннотация|


Посмотреть в отдельном окне


Заслуженный артист России Инь Даюн завершил свою работу в Краснодарском театре балета Юрия Григоровича. Вместе с женой Александрой Сивцовой, тоже, кстати, заслуженный артисткой, он уезжает жить и работать в Китай. Мы встретились со звездной парой и выяснили все детали.

Китаец с русской душой решил покинуть страну, которая стала для него родной. Солист театра балета Юрия Григоровича танцует уже 28 лет, 15 из них в Краснодаре. В его творческом багаже только ведущие партии — Ромео, Спартак, Данила-мастер… Хореографией Даюн начал заниматься в Китае, а продолжил в России.

— В балете самый расцвет произошел в России, тут старое поколение, они разошлись по миру. Я думаю, в России есть чему поучиться, — рассказал Даюн Инь, заслуженный артист России.

Инь Даюн стоял у истоков краснодарского театра балета Юрия Григоровича. Играл в премьерных постановках «Спартак» и „Ромео и Джульетта“. А падэдэ черного лебедя из „Лебединого озера“ принесло Даюну и личное счастье.

— Завязалось это, я даже не могу описать как. Репетировали вместе. Конечно, чем больше общаешься с человеком, тем ближе он становится. А Даюн — человек, к которому тянешься, — рассказала Александра Сивцова, заслуженная артистка России.

Теперь Александра и Даюн всегда вместе: и на работе, и дома. Александра Сивцова тоже солистка балета и заслуженная артистка России. В паре они танцуют ведущие партии. А дома балет, репетиции и постановки — тема запретная.

— Даюн мне не разрешает дома говорить о балете, потому что все равно здесь устаешь. Устаешь физически, а ребенок появился — и вообще другие заботы, — сказала Александра Сивцова.

— Дом — это уголок, где я должен отдыхать, забыть, где я работаю, кто я. Дома есть жена, ребенок и любимая теща. И все, — отметил Даюн Инь.

Танец Инь Даюна эмоционален, энергичен и стремителен. Он поражает зрителя с первых секунд и уже не отпускает. Даюна невозможно перепутать с другим танцором. В каждую партию солист балета вносит что-то свое.

— Все танцоры разные, поэтому и есть поклонники. Один танцует так, другой уже свои эмоции вносит. – рассказал Даюн Инь.

В этой гримерке Инь Даюн готовился к спектаклям и отдыхал все 15 лет работы в краснодарском театре. Здесь грим, костюмы, одежда для репетиций… Но гримировать себя к спектаклю Даюн не доверяет никому.

— У нас есть гримеры, но я сам гримируюсь. У меня то физиономия не европейская, больше азиатская. Я знаю, как глаза подвести. Я привык сам, — подчеркнул Даюн Инь.

Скоро Инь Даюн, Алесандра Сивцова и их шестилетний сын Ярослав будут в Китае. В планах — своя балетная школа. Но уходить со сцены пока не собираются.

— Ноябрь месяц в Китае Юрий Николаевич будет ставить спектакль «Ромео и Джульета». Это уже второй его спектакль. Просто я хорошо спектакли знаю, и жена моя хорошо их знает. Мы будем ему помогать, от такого великого человека никуда не денемся, — рассказал Даюн Инь.

Гостить в России Инь Даюн и Александра Сивцова будут часто. Здесь друзья и близкие, да и костюмы для постановок в Китае шьются на Кубани. А еще в августе Даюн и Александра в последний раз выйдут на сцену краснодарского Музыкального театра в «Ромео и Джульетте».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071401
Тема| Балет, Мариинский театр, Премьера, Персоналии, Ульяна Лопаткина , Тимур Аскеров
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Аморальные ценности
"Маргарита и Арман" в Мариинском театре

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №120, стр. 11
Дата публикации| 2014-07-14
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2524877
Аннотация| Премьера


Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ

Нынешний балетный сезон отмечен явным интересом театральных руководителей к женщинам с сомнительной репутацией: в Большом театре поставили "Даму с камелиями", в МАМТе — "Манон", а Мариинский театр показал премьеру "Маргариты и Армана". ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО вняла очередной душещипательной истории.


Мариинский театр, замахнувшийся в марте на освоение монументального стиля Аштона балетом "Сильвия", в июле продолжил освоение танцевальных раритетов ХХ века. Балет "Маргарита и Арман" на музыку Листа был поставлен в "Ковент-Гардене" Фредериком Аштоном для Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн более полувека назад — в 1963 году. Постановка весьма короткого (менее получаса) балета предполагалась как подведение итогов английской этуали, но она, словно эликсир бессмертия, продлила творческую жизнь балерины еще на 15 незабываемых лет. Именно в "Маргарите и Армане" родился легендарный танцевальный союз Марго Фонтейн с самым знаменитым советским балетным невозвращенцем. Успех спектакля был грандиозным, а хореограф запретил его исполнять другим танцовщикам — Маргарита и Арман Фонтейн и Нуреева должны были остаться единственными в истории балета. И лишь после того, как ушли из жизни все три создателя танцевальной легенды (Аштон в 1988-м, Фонтейн в 1991-м, Нуреев в 1993-м), балет вновь показали в "Ковент-Гардене" с Сильви Гиллем в главной партии.

Постановка Аштона при внешней простоте и аскетичности сложна невероятно: хореограф убрал все лишнее и сконцентрировал внимание на истории любви Маргариты и Армана. Их четыре изощренных дуэта держат в напряжении все полчаса сценического действия, и только несколько пластических пауз с участием артистов миманса дают главным исполнителям небольшую возможность перевести дыхание. Зрителям же перевести дыхание хореограф не дает — он практически сразу погружает в напряженное танцевальное действие, уснащая его сложнейшими мужскими вариациями, разнообразными по эмоциональному накалу диалогами, заставляя любоваться роскошными костюмами главной героини (за полчаса она меняет четыре платья). Тут есть где пустить слезу: изысканные страдания умирающей Маргариты отменно хороши, а эмоциональная чувственность дуэтов манит исполнителей в надежде открыть в себе неведомые им прежде возможности.

Руководство Мариинского театра, выставив на премьеру два состава, явно ставило задачу расширить актерские горизонты танцовщиков и, вполне возможно, втайне лелеяло надежду взять да и сложить какой-нибудь дуэт с прицелом на легендарность. Первый состав даже практически повторял исходные данные исполнителей премьеры 1963 года: вечером 8 июля танцевали 40-летняя звезда Ульяна Лопаткина и молодой красавец восточных кровей Тимур Аскеров. Их дуэт составлен более по внешней приятности, нежели по внутренней согласованности, и чувственная история страсти была интерпретирована как добропорядочная семейная сага. Героине госпожи Лопаткиной не требуется никакого сочувствия: даже невозможно предположить, что ее Маргарита ведет аморальную жизнь, недаром премьера состоялась в День святых Петра и Февронии — недавно учрежденный День семьи, любви и верности. Госпожа Лопаткина в партии Маргариты — истинная властительница великосветской (если не императорской) гостиной, с благородным величием принимающая знаки поклонения и всеобщего обожания, целомудренна и неприступна. Она горделиво парила в дуэтах, утверждая танцем идею чистой и отдающей себя без остатка любви. Только надсадный (и всегда точно в музыку) кашель чуть дисгармонировал с созданным безупречным образом, напоминая знаменитое покашливание из фильма "Девчата". Господин Аскеров испытывал к своей партнерше самые восторженные чувства преклонения и трепета: он трепетал настолько, что ни одного вращения в позах арабеск и аттитюд не выполнил без коварной припрыжки. Наиболее ему удался эпизод оскорбления: с неподдельным презрением и брезгливостью Арман бросал деньги в лицо Маргарите. Такие чувства сложно смоделировать и так блестяще выразить — они, несомненно, являются частью глубокого внутреннего мира его героя. Второй спектакль танцевали Виктория Терешкина и Владимир Шкляров. В их трактовке история несчастной чахоточной куртизанки и светского хлыща чуть опростилась, но наполнилась милыми чуткими подробностями. Героиня госпожи Терешкиной точно реагировала на пластические "шуточки" завсегдатаев ее салона, да и сама с наслаждением отпускала танцевальные "двусмысленности", была лукавой, словно Коломбина, и отчаянно мелодраматична в исповедальных дуэтах. А Владимир Шкляров пронесся пламенным галопом по всем техническим трудностям партии, нигде не погрешив против танцевальной истины.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 12:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071402
Тема| Балет, БТ, Гастроли в США, Персоналии, Светлана Захарова
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Маргарита в его глазах
Светлана Захарова - о гастролях балета Большого театра, которые открылись в Линкольн-центре Нью-Йорка

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6427 (155)
Дата публикации| 2014-07-14
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/07/14/zaharova.html
Аннотация| Гастроли, ИНТЕРВЬЮ


Фото: Александр Кряжев / РИА Новости www.ria.ru

Гастроли Большого театра в Нью-Йорке открылись концертным исполнением оперы Николая Римского-Корсакова "Царская невеста", а 15 июля на сцену Линкольн-центра выйдет балетная труппа Большого театра, которая покажет "Лебединое озеро" Петра Чайковского. В главной партии выступит Светлана Захарова. Накануне гастролей в Нью-Йорке звезда балета Большого театра дала интервью для читателей "Российской газеты":

Светлана, вы совсем недавно вместе с Большим театром вернулись из Вашингтона, а теперь - гастроли в Нью-Йорке. Часто выступаете в Америке?

Светлана Захарова: Не очень часто - гораздо реже, чем в Европе и в Азии. В Америку обычно летаю не чаще раза в год. В Вашингтоне гастроли для меня были не слишком напряженными, потому что в репертуаре была только "Жизель". А в Нью-Йорке я станцую "Лебединое озеро", один из самых тяжелых для балерины спектаклей, и знаменитый балет Юрия Николаевича Григоровича "Спартак". Сложилась такая "традиция", что российские театры всегда приезжают на гастроли прямо накануне их открытия. Из-за большой часовой разницы порой не получается договориться с собственным организмом. В тот момент, когда в России раннее утро и ты хочешь спать, нужно выходить на сцену. При этом все ждут от нас чего-то необыкновенного, так что надо постараться и приложить немало усилий.

В последнее время в новостях нередки сообщения о недовольных российской политикой американцах, которые устраивают обструкцию нашим артистам. Вас такая перспектива не пугает?

Светлана Захарова:
В мае, когда мы летели в Вашингтон, честно говоря, до последнего не была уверена, что мы туда попадем: были проблемы с визами. Потом все-таки разрешение получили. Когда я прилетела в Вашингтон, на афишах была надпись "Все билеты проданы". Я танцевала с Дэвидом Холбергом, успех был огромный, долгие овации, - что подтвердило главное: культура вне политики. Посмотрим, как будет в Нью-Йорке. Насколько я знаю, билетов на наши спектакли и здесь уже давно нет в продаже.

А вы успеваете увидеть что-то кроме сцены, приезжая на гастроли, - или полностью сосредоточены на своих спектаклях?

Светлана Захарова
: Выбраться куда-то после репетиции гораздо легче, если в этом городе есть друзья, которые могут меня подхватить, что-то показать. В Нью-Йорке у меня очень много знакомых, думаю, что найду время куда-то сходить. Я всегда стараюсь найти возможность увидеть что-то новое, попасть на интересный концерт или спектакль. Приезжаю на гастроли, и сразу открываю театральные или концертные журналы, смотрю, кто здесь выступает. Особенно приятно, если вижу на афише знакомые имена.

Вы инициировали благотворительный концерт в помощь вашему родному Киевскому хореографическому училищу. Судя по списку участников, у вас много друзей, поддержавших вашу идею. Сейчас, когда отношения между Россией и Украиной рушатся и ситуация обострена, как возникла идея этого благотворительного концерта в Большом театре?

Светлана Захарова:
Иногда к каким-то поступкам нас подталкивает случай. Колесо твоей жизни катится, ты идешь своей дорогой, по сторонам не оглядываешься, пока не дойдешь до какого-то поворота... Я училась в Киеве, уехала оттуда, когда мне было 15 лет. Продолжила свое обучение в знаменитой Вагановской академии балета в Петербурге. И до ноября прошлого года ни разу с тех пор в Киеве не бывала. Как-то все не складывалось. А в прошлом году благодаря Юрию Баранову, моему коллеге - солисту Большого театра, который, кстати, тоже когда-то учился в Киеве, - я туда наконец приехала. Мы с Сергеем Полуниным и киевской труппой станцевали балет "Жизель". Все было прекрасно, замечательные репетиции, спектакль прошел с огромным успехом. А накануне спектакля мы посетили балетное училище, где нас ждали дети. Они подготовили небольшой концерт и, когда мы вошли в школьный театральный зал, я увидела, что ничего за эти годы там не изменилось. Даже запах в коридорах тот же. Потом нам рассказали, что в училище вообще около тридцати лет не было ремонта. В балетных залах смогли только сделать новый балетный пол. Все остальное - окна, стены, крыша - в критическом состоянии. Как рассказывали дети, зимой там очень холодно, из окон дует, и крыша протекает.

Я посмотрела на этих малышей, которые обступили меня, чтобы взять автограф, и подумала: они должны учится в хороших условиях. Да, сейчас на Украине очень сложная ситуация, до хореографического училища совсем никому нет никакого дела. Но это же дети! Вот так с Юрой у нас родилась идея благотворительного концерта, собранные средства от которого и пойдут на ремонт этой школы.

Я пригласила артистов, которые когда-то учились в Киеве, а сегодня танцуют в лучших театрах мира, принять участие в концерте. Алина Кожокару, Денис Матвиенко, Леонид Сарафанов, Сергей Полунин, Иван Путров, Нина Змиевец - все сразу отозвались. Наталья Осипова и Яна Саленко, которые не имеют отношения к Киевской школе, с удовольствием приняли наше приглашение и примут участие в концерте... Я очень благодарна Большому театру во главе с Владимиром Георгиевичем Уриным, что поддержали нашу идею и нашли в плотном графике театра несколько дней для подготовки и проведения концерта.

Вы посвятили несколько лет работе депутата. Сейчас видите какие-то результаты этой деятельности? Вы ведь приложили много усилий к тому, чтобы артисты балета были освобождены от службы в армии.

Светлана Захарова:
На самом деле, приходилось участвовать в решении многих проблем. Мне всегда было интересно, что происходит в стране, и не только в культуре. Я активно вошла в депутатскую работу. Было очень сложно. Например, я занималась вопросами балетного образования, встречалась с тогдашним министром образования и науки Андреем Фурсенко, пыталась донести до него, что хорошо в новых проектах, что - нет. Порой бывали тяжелые переживания, потому что не всего удавалось добиться, не всегда отстоять свою точку зрения. С детства я привыкла к тому, что отвечаю за каждый свой поступок, и все в моей жизни зависит от меня. Здесь же нужно было пройти много этапов, добиться согласия многих людей. В этой работе мне помогала дипломатичность. В целом, депутатская деятельность дала мне большой опыт. Никогда ведь не знаешь, куда повернется жизнь завтра, а этот опыт останется со мной.

В последнее время у вас один за другим возникают индивидуальные проекты.

Светлана Захарова:
Наверное, это закономерность, - начинающий артист держится за свой театр. К тому же в моей жизни это оказались лучшие театры. Сначала мне нужно было стать балериной, в подлинном смысле этого слова. В Мариинском театре я учила репертуар, вводилась в спектакли. На это ушли годы работы. Потом в моей жизни появился Большой театр, где свой репертуар, и нужно было делать новые работы. Но для меня очень важно, чтобы параллельно развивалась моя мировая карьера, чтобы была возможность репетировать с партнерами из других театров, танцевать другой репертуар.

Но и в Мариинском театре, где вы начинали, вы довольно регулярно танцуете. С каким настроением вы туда возвращаетесь?

Светлана Захарова:
Всегда с трепетом и с хорошим волнением. Труппа очень изменилась, и практически на 70 процентов я ее не знаю. Но все они очень много работают, много гастролируют. Я всегда с удовольствием туда приезжаю, и выход на историческую сцену Мариинского театра - это что-то особенное, это - как возвращение домой. У меня в Мариинском театре были разные моменты: не всегда все было гладко, не все так просто давалось. Был даже момент, когда я была готова уйти в Гранд-опера. Но хорошо, что у нас была тогда конкуренция, и мы все очень старались. Поклон Махару Вазиеву, называвшему нас "бэби-балерины", за счастье, что я в 17 лет станцевала Марию в "Бахчисарайском фонтане" и "Жизель" Это немыслимо, чтобы в таком возрасте девочка за первый свой сезон станцевала столько спектаклей! Когда я приезжаю туда, я всегда приглашаю на репетицию Ольгу Николаевну Моисееву, моего педагога, с которой занимаюсь с 17 лет. Мы с ней очень близки, часто созваниваемся, занимаемся, когда я бываю в Петербурге. И мне очень важно, что она видит и сразу замечает все. Я вообще такой человек, который ищет в себе ошибки. И мне интересно поэтому работать с разными партнерами, хореографами, которые могут подсказать что-то нужное для тебя.

Вы только что вернулись из Гамбурга, побывали на премьере нового балета Джона Ноймайера "Татьяна". Не появилось желания станцевать в нем, тем более что в ноябре балет перенесут в Москву, в Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко?

Светлана Захарова:
Джон создал феноменальный балет. Представил Онегина совершенно для меня неожиданно, а Татьяна - ее мысли, сон, письмо, - решена так, как я ее и представляю. Но прежде чем обсуждать какие-то идеи, я смотрю свой график. В октябре, когда будут идти репетиции "Татьяны", у нас в Большом театре я занята в премьере "Легенды о любви", а в середине ноября улетаю с театром в Японию... Но в этом сезоне у меня уже состоялась встреча с Джоном - он поставил в Большом театре свою "Даму с камелиями". Новая работа с ним была для меня откровением и важным этапом в жизни. Репетировать я ездила в Гамбург. Трудно передать словами эмоции, которые испытываешь, когда Джон рядом с тобой в репетиционном зале, - как он рассказывает историю, как трепетно относится к каждому герою балета. У нас сложились настолько близкие творческие отношения, что, когда он рассказывал про Маргариту, мне казалось, что я понимаю даже то, что вижу только в его глазах...

В этом году, кроме "Дамы с камелиями", вы со скрипачом Вадимом Репиным показали премьерную программу "Па-де-де на пальцах и для пальцев". Как возникла идея ее создания?

Светлана Захарова:
Это длинная история. С тех пор, как в культурном мире узнали, что мы с Вадимом пара, мы постоянно получали очень много предложений от продюсеров со всего мира - сделать совместный проект. Но не могли даже обсуждать это, потому что у меня и Вадима график гастролей расписан на несколько лет вперед. Но организаторы одного фестиваля в маленьком швейцарском городке Сен-Пре звонили нам ежегодно на протяжении нескольких лет, приглашали выступить у них.

Они оказались настолько настойчивыми, что мы решили рискнуть. Подразумевалось, что Вадим будет играть на скрипке, а я - танцевать. Но... оказалось, что нет ни одного номера, в котором мы могли бы выступить вместе. И все же я решила: либо мы сделаем совместную программу сейчас, либо с этой идеей придется проститься. Я попросила Владимира Варнаву поставить для меня номер на музыку Арво Пярта, в котором солирует скрипка. С этого все началось. Ну, а потом мы стали адаптировать музыку, написанную для других инструментов, чтобы ее можно было исполнять на скрипке: Альбинони, даже "Лебедя" Сен-Санса... Наши старания не пропали даром: успех был огромный!

А в апреле этого года мы повторили программу на первом "Транссибирском Арт-фестивале" в Новосибирске, художественным руководителем которого является Вадим. Нам помогал камерный оркестр из Новосибирска - потрясающие и высокопрофессиональные музыканты. Новосибирск вообще оказался городом очень музыкальным и театральным, и я надеюсь, что фестиваль будет там жить долго и счастливо.

Чего вы ждете от будущего сезона?

Светлана Захарова:
Планов настолько много - сложно выделить что-то. Конечно, декабрьский благотворительный концерт. Жду премьеры "Легенды о любви" и новую постановку "Герой нашего времени", которую будет делать Юрий Посохов. Это очень талантливый хореограф, которого я очень люблю. До сих пор вспоминаю наши репетиции, когда мы по десять часов не выходили из зала, ставя "Золушку". "Герой нашего времени" - необычная для балета история. Мы уже встречались с Юрой, и он немного рассказал, как видит спектакль и мою героиню княжну Мэри.

Будет и много гастролей. Конечно, хочется успеть как можно больше, но я понимаю, что невозможно все сделать в один день. Но продвигаться вперед шаг за шагом надо всегда.

Справка "РГ"

Гастроли Большого театра в Линкольн-центре Нью-Йорка продлятся с 12 по 27 июля. Американской публике будут представлены:

12-13 июля "Царская невеста" Николая Римского-Корсакова в концертном исполнении;

15-20 июля "Лебединое озеро" Петра Чайковского;

22 и 23 июля "Дон Кихот" Людвига Минкуса;

25-27 июля "Спартак" Арама Хачатуряна.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 14, 2014 1:27 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 1:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071403
Тема| Балет, БТ, Гастроли в США, Персоналии, Светлана Захарова
Авторы| Ольга Завьялова
Заголовок| «На Украине должен быть балет»
Где опубликовано| "Известия"
Дата публикации| 2014-07-14
Ссылка| http://izvestia.ru/news/573801
Аннотация| Гастроли, ИНТЕРВЬЮ

Прима-балерина Большого театра Светлана Захарова — о стремлении помочь Киевскому хореографическому училищу, гастролях ГАБТа в Нью-Йорке и душевной связи с Джоном Ноймайером


Фото из личного архива С. Захаровой

С 15 по 27 июля в Нью-Йорке пройдут гастроли балетной труппы Большого театра. Танцовщики главного театра страны представят в Линкольн-центре «Лебединое озеро», «Дон Кихот» и «Спартак». Корреспондент «Известий» встретилась с примой-балериной ГАБТа Светланой Захаровой.

— В каких партиях вы выйдете на сцену?

— На открытии гастролей я танцую Одетту-Одиллию в «Лебедином озере». Потом Эгину в «Спартаке», которым гастроли завершаются.

— В марте в Большом театре прошла премьера балета «Дама с камелиями» Джона Ноймайера, где вы исполнили главную роль. Какие воспоминания остались от работы?

— Работа над спектаклем была действительно счастливым временем. Джон потрясающий: приятный, настоящий и искренний человек. Когда ты ему доверяешь и доверяешься, он открывает тебе то, что чувствует сам. Один его взгляд, и ты понимаешь, что он хочет сказать и чего хочет от тебя добиться. Ты не стесняешься своих эмоций, открываешься и окунаешься с головой в работу.


«Дама с камелиями»
Из личного архива С. Захаровой


— Можете сказать, что между вами и Джоном завязалась дружба?

— Между нами действительно есть какая-то душевная связь. Мне кажется, что я понимаю и чувствую этого хореографа. Он много рассказывал про спектакль, про образ Маргариты. Но и я многое предлагала. После спектакля Джон сказал мне: «Знаешь, у меня было впечатление, что именно сегодня состоялась премьера моего спектакля. Я увидел его по-другому, по-новому». Хотя в хореографии мы вообще ничего не меняли. Услышать такое дорогого стоит.

— Стоит ожидать вашего дальнейшего сотрудничества?

— Джон приглашал меня принять участие в гала-концерте «Нижинский» в Гамбурге. Он просил станцевать отрывок из третьего акта «Дамы с камелиями» с Эдвином Ревазовым. Но я не смогла из-за занятости в гастролях Большого театра.

— В 239-м сезоне ГАБТа у вас будут две премьеры: «Герой нашего времени» Юрия Посохова с режиссурой Кирилла Серебреникова и возобновление «Легенды о любви» Юрия Григоровича. Уже начали готовиться ?

— С Юрием Посоховым я встречалась. Он сказал, что я буду исполнять роль княжны Мэри. Первые репетиции мы планируем провести зимой. «Легенду о любви» начну репетировать сразу после всех моих летних гастролей.

— «Легенда» станет седьмой вашей совместной работой с Григоровичем. Легко находите с ним общий язык?

— Всё, что скажет Юрий Николаевич, я сделаю. Я послушная (смеется). Может, поэтому со мной так легко работать хореографам. Мне всегда интересно, чего они хотят добиться, я впитываю их идеи, изучаю стиль и технику, а потом уже добавляю свое нутро и эмоции.

— Планируете ли вы когда-нибудь выйти в балете «Евгений Онегин» Джона Крэнко, от участия в котором отказались накануне премьеры в прошлом году?

— Нет. В жизни есть вещи, о которых не хочешь вспоминать. Наверное, это тот случай.

— Недавно в Большом театре подписали коллективный договор. Один из пунктов — необходимость получения разрешения на личные гастроли и работу вне театра. На ваш взгляд, это повлияет на свободу артистов?

— Никто из артистов без разрешения руководства никогда не уезжал на свои личные гастроли, если только это не был отпуск. Ни в одном театре мира такого быть не может. Это абсолютно нормально, ведь идет рабочий процесс. Так было всегда, но теперь это прописано в документе. Поэтому, если кто-то нарушит эти правила, получит официальные обвинения.

— В мае вы станцевали «Жизель» с Сергеем Полуниным на фестивале Рудольфа Нуриева в Казани. Какие впечатления остались от этого форума?

— Очень приятные. Я второй раз приняла участие в этом фестивале. Видно, что публика в Казани балетная, многое видела и многое знает, ей есть с кем и с чем сравнивать. Я осталась довольна. У нас с Сергеем получился потрясающий спектакль. Мы полностью выложились: не то что на 100, а на 300%. Успех был огромный. Потом я села в самолет и полетела в Вашингтон, снова танцевать «Жизель», только уже с Дэвидом Холбергом в рамках гастролей Большого театра. Так что я была разогрета, и там спектакли прошли прекрасно. Во время поклонов зрители стоя аплодировали нам.

— 7 декабря в Большом театре пройдет благотворительный концерт звезд балета, средства от которого пойдут на ремонт Киевского хореографического училища. Что побудило вас стать одним из инициаторов этого мероприятия?

— В ноябре 2013 года в рамках проекта «Первая позиция», художественным руководителем которого я являюсь, состоялись мои первые гастроли в Киеве. Я училась и жила там до 15 лет, так что к киевской балетной школе имею самое прямое отношение. Жизнь так складывалась, что мне никак не выпадала возможность выступить в Киеве. Но благодаря проекту наконец-то удалось организовать мой приезд.

После одной из репетиций мы посетили хореографическое училище, дети приготовили для нас концерт. Когда я вошла в здание, там был тот же запах, те же стены, двери, окна. Мне сказали, что около 30 лет вообще никакой ремонт не проводился. После концерта была встреча с учениками, они задавали много вопросов. Всё это было прекрасно. Но потом дети в частных беседах рассказали, что зимой в залах максимум плюс 8 градусов, из окон дует, потолки протекают, ноги у них мерзнут. К сожалению, никому дела нет до того, в каких условиях они занимаются. Вот и пришла идея поддержать детишек.

— Не боитесь, что вашу акцию воспримут как политическую?

— Нет, я даже не думала об этом. С Юрием Барановым, солистом Большого театра и моим коллегой, который, кстати, тоже учился в Киеве, мы решили провести благотворительный концерт еще до начала трагических событий на Украине. Так что это никакая не политическая акция. На Украине должен быть балет. Дети ни в чем не виноваты, они хотят танцевать, достичь больших успехов и быть просто культурными людьми. И они должны учиться в чистых, светлых залах, чтобы им было комфортно и тепло.

— Вы являетесь режиссером концерта. Чьих выступлений ожидать зрителям?

— Сергея Полунина, Дениса Матвиенко, Алины Кожокару, Леонида Сарафанова, Нины Змиевец, Ивана Путрова, Александра Жембровского — это звезды мирового балета, которые когда-то учились в Киеве. Было приятно, что все они сразу же согласились участвовать в концерте. А вместе с выходцами из Киева выступят и те, кто не имеет отношения к училищу, — Наташа Осипова, Яна Саленко и многие другие артисты, готовые поддержать нас. Я очень им благодарна.

— Программа вечера известна?

— В первом отделении я с Сережей Полуниным планирую станцевать балет Аштона «Маргарита и Арман», а во втором сделать гала-концерт звезд. Думаю, это будет красивый концерт, ведь соберутся действительно звезды — артисты, которые сейчас занимают лучшие позиции в лучших театрах мира.

— Вы все чаще принимаете участие в благотворительных проектах. Почему это так важно для вас?

— Ты идешь по своей дороге, но надо оборачиваться по сторонам и смотреть, что происходит вокруг. Если можешь чем-то помочь, нужно это обязательно делать. Когда я была маленькая, мне все время кто-то помогал. Я даже порой не знала, кто. Бывали трудные времена, но часто откуда-то поступала поддержка: денежные средства, костюмы, балетная обувь. Я помню, как в детстве радовалась любой помощи, поэтому и решила организовать свой благотворительный фонд в поддержку развития балетного искусства и ветеранов сцены. Кроме того, сегодня 15 детей из разных хореографических учебных заведений России получают ежемесячно мою именную стипендию. С нового учебного года стипендиатами будут уже 22 ребенка.

— Как отбираете претендентов?

— К сожалению, у меня нет возможности ездить по стране и отсматривать детишек. Поэтому директора присылают мне записи выступлений учащихся, кандидатуры которых утверждаются на педагогических советах. По ним я и выбираю своих стипендиатов.


Из личного архива С. Захаровой
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 1:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071404
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Жан-Кристоф Майо
Авторы| Елена Кравцун
Заголовок| Деликатный психоанализ
Елена Кравцун сходила в Большой театр на премьеру балета «Укрощение строптивой»

Где опубликовано| Журнал "Огонёк" №27, стр. 42
Дата публикации| 2014-07-14
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2520299
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Елена Фетисова/Большой театр / Коммерсантъ

На Новой сцене Большого театра состоялась мировая премьера балета "Укрощение строптивой" на музыку Дмитрия Шостаковича, который поставил французский хореограф Жан-Кристоф Майо

Шекспир оказался любимым и удобным писателем не только для оперной сцены, но и для балетной. Композиторы часто и охотно обращались к бессмертным коллизиям и ярким характерам, поэтому версий пьес английского драматурга для музыкального театра не счесть. На сцене ГАБТа шекспировские сюжеты возникали не раз: "Ромео и Джульетта", "Сон в летнюю ночь", "Макбет", "Любовью за любовь" (по пьесе "Много шума из ничего"). Теперь же к ним прибавилось еще и "Укрощение строптивой", спектакль о любви и страсти, взрослый и современный, без экзальтированных заламываний рук и романтического флера, как раз в честь 450-летия Шекспира. К тому же этот балет — первый и долгожданный опыт полнокровной постановки современного иностранного автора на главной сцене страны в новейшей истории.

Для балетного воплощения пьесы Шекспира Большой театр заполучил гранда французской хореографии — Жан-Кристофа Майо. Некогда блестящий солист Гамбургского балета Джона Ноймайера, после травмы успешно переквалифицировавшийся в хореографы и назначенный монаршей особой, принцессой Ганноверской, художественным руководителем труппы Балета Монте-Карло, ныне пребывает в статусе законодателя хореографических мод и не ставит спектакли для сторонних коллективов вот уже 20 лет. Не сделал он исключение и для Парижской оперы, разрешая лишь переносы своих монте-карловских балетов на другие сцены. Поэтому заявление в 2012 году худрука балетной труппы Большого театра Сергея Филина о том, что Майо позволил себя уговорить для нового проекта в Большом, вызвало нешуточный переполох и удивление в балетных кругах. Правда, вскоре изысканный балет, готовившийся украсить афишу ГАБТа еще в сезоне-2013/2014, оказался под угрозой срыва из-за трагедии, случившейся с Филиным, выступавшим инициатором постановки.

И Филин, и Майо, по заверению обоих, давно мечтали о балете "Укрощение строптивой". Эта шекспировская пьеса уже успела обзавестись своей балетной классикой — в 1969 году мастер сюжетного спектакля Джон Крэнко поставил канонический спектакль для Штутгартского балета, с успехом показанный спустя десятилетия на сцене Большого. В отличие от традиционной визуально богатой версии Крэнко с историческими костюмами и компиляцией на музыку Доменико Скарлатти в аранжировке К.-Х. Штольце, Майо представил деликатный психоанализ, в меру провокационный, но не потрясающий основы и не перегруженный декорациями. Сценография постоянного соратника Майо Эрнеста Пиньон-Эрнеста лаконична и напоминает сценографию Тьерри Лепруста в балете "Парк" Анжелена Прельжокажа. Условные колонны и мраморно-белая лестница на фоне синего задника по ходу спектакля трансформируются из виллы франтоватого отца Катарины — Баптисты в страшный лес с разбойниками, любовное ложе и обратно. Главный тренд этого года — монохром (темно-белая гамма) — воплотился в костюмах, созданных Огюстеном Майо, который знаком с модным миром и даже ассистировал в Chanel. Графичное жабо и элементы камзолов с вышивкой у мужчин, пышные юбки в сочетании с полупрозрачными боди у главных героинь лишь слегка намекают на историзм.

Пьеса из пяти действий превратилась в стильный, легкий двухактный спектакль о том, как две неординарные сильные личности (Катарина и Петруччо) обрели любовь, бросив вызов обществу. Но не какую-то там сладенькую, которую обычно изображают в девчачьих ромкомах, а искрящуюся страстями, с бурными ссорами, рукоприкладством и обжигающим примирительным сексом. Элегантная фурия Катарина (в первом составе — Екатерина Крысанова, во втором — Мария Александрова), не подпускающая к себе комичных воздыхателей и распугивающая из вредности и стервозности поклонников своей нежной сестры — канонической блондинки Бьянки (Ольга Смирнова и Анастасия Сташкевич), поначалу боится признаться себе в том, что Петруччо (Владислав Лантратов и Денис Савин) — ее герой. Петруччо же, впервые появляющийся на сцене в мохнатой шубе, в каких ходят стражи-вороны из "Игры престолов",— этакий рок-н-ролльщик со спущенными подтяжками, хам, но не женоненавистник вовсе. Весь спектакль — это на самом деле воплощение женских фантазий, которые приличным дамам принято скрывать: о плохом парне и принуждениях, нападении разбойников и спасении,— этакий микс из "50 оттенков серого" и "Жюстины" Де Сада, только без излишеств и зверств.

Творец современного танца, Майо создал лексику динамичную, насыщенную пластикой и эротичностью. В работе с артистами труппы Большого театра ему помогала его муза и жена — Бернис Коппьетерс, которая выступила ассистентом хореографа. Джазовый рисунок движений сменялся воинствующим танцем-борьбой с элементами движений боевых искусств, не иначе, адажио были полны нежности и психологических нюансов, а бытовая эксцентрика радовала отсутствием пошлости и нарочитости.

Музыкальную партитуру балета составили из 25 отрывков киномузыки Шостаковича, с наследниками которого Большому театру все же удалось договориться. Сквозного симфонического развития и оркестрового сюжета здесь ждать не приходится. Техника коллажа не всегда идет на пользу в характеристиках персонажей: довольно странно наблюдать лирическую сцену героев под заливисто-бодрое "Нас утро встречает прохладой", а выбор трагедийного накала "Камерной симфонии" для постельной сцены вообще представляется сомнительным. Музыку балета вполне можно охарактеризовать слоганом "по волнам моей памяти": ухо тут же распознает знакомые песни и мелодии: из фильмов "Встречный", "Великий гражданин", "Овод" и "Гамлет", иногда к месту, а иногда и вовсе в разлад с драматургией. Тема "Шекспир и Шостакович", тянущая на глубокомысленное музыковедческое исследование, в балетах Большого продолжит развиваться в следующем сезоне, только уже с совсем другими героями.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 1:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071405
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии,
Авторы| Елена ШАРОВА
Заголовок| «А не замахнуться ли на Вильяма нашего Шекспира?»
Где опубликовано| «Республика Башкортостан» №132
Дата публикации| 2014-07-10
Ссылка| http://www.resbash.ru/stat/2/6245
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Постановкой «Двенадцатой ночи» театр оперы и балета закрыл 76-й сезон


Мальволио (Андрей Брынцев) неизменно вызывал взрывы смеха.
Фото: Олег МЕНЬКОВ



Здесь в ответе не сомневались. И замахнулись очень успешно. Тем более, что повод был самый что ни на есть приятный — в этом году великому драматургу 450 годков. И пусть там литературоведы чахнут в пыли старинных рукописей, мучаясь в догадках: кто скрывается под фамилией знаменитого уроженца Стратфорд-на-Эйвоне, и скрывается ли кто-нибудь вообще. Для нас же главное то, что четыре с половиной столетия назад появился на свет человек с безграничным воображением. Поддернув кружевные манжеты, он легко исписывал бумагу сонетами о вечной, недостижимой и потому бессмертной любви. Повестями, «печальнее которых нет на свете». Дарил зрителю искрящиеся весельем комедии, в которых злодеи не страшны, а уморительно нелепы, красавицы умны и горды, а та самая любовь побеждает все преграды, как ей и следует.


Надо сказать, комическими балетами строгая классическая сцена балует зрителей нечасто: навскидку вспоминается труппа Антонио Фузано, итальянского комического танцора, забавлявшего меломанов аж XVII века. Потому неудивительно, что постановщик Ринат Абушахманов шел от идеи к воплощению семь лет, увидев спектакль по пьесе Шекспира еще в хореографическом училище и возмечтав повеселить зрителей, разговаривая с ними на универсальном языке — языке танца. «Но, — рассказывает режиссер, — чтобы была не просто веселая постановка с комедийными элементами, а с начала до конца — комедия с современным юмором, на грани абсурда, может быть». Замысел созрел как раз вовремя — к уже упомянутому юбилею великого драматурга и буквально как фейерверк взорвался на сцене весьма гармоничным сочетанием традиционных адажио, пантомимы и острого характерного танца. Надо заметить, что при этом строгие па классического балета не потеряли отточенности исполнения, а пантомима, напротив, успешно поднялась практически до академических высот, вплетаясь в канву традиционного танца.


А искрометный коктейль знакомой музыки Адана, Делиба, Бизе и Мендельсона как нельзя лучше сложился в кусочки мелодичной мозаики, сплетая сюжет в единое целое.


И летний вечер вспыхнул ярким огнем двенадцатой ночи, когда в средневековой Англии отмечался конец рождественских торжеств. В это время отменялись все условности: знать охотно отплясывала на площадях с простолюдинами, мужчины забавлялись, путаясь в пышных кринолинах дамских нарядов, а женщины примеряли на себя роль сильной половины человечества. Словом, самое время для непредсказуемых, очаровательно курьезных ситуаций, что и использовал Шекспир в пьесе «Что угодно», сюжет которой частично подсказал ему, по слухам, герцог Браччианский, итальянский аристократ, посетивший Лондон зимой 1600 — 1601 годов.


Если вы с ностальгией вспоминаете Виолу в исполнении непревзойденной Клары Лучко или все еще под впечатлением от стильного спектакля Питера Джеймса и Олега Табакова, собравших цвет театра «Современник», то будете приятно удивлены — в главных партиях профессионалы своего дела, совершенно по-новому подающие зрителю знакомых персонажей. Орсино (Сергей Бикбулатов) — не величавый, куртуазно страдающий от неразделенной любви герцог, но озорной, только вошедший в силу молодой мужчина, которому надо же на кого-то излить пылкие восторги от столь прекрасной и удивительной жизни. Виола (Валерия Исаева) — юная красавица, мило смущающаяся панибратством герцога и еле сдерживающая грацию и женственность в роли товарища по забавам Орсино.


Многоликий Мальволио (Андрей Брынцев) — пожалуй, сам дух карнавальной двенадцатой ночи. Юркий, как чертик из табакерки, меняющий, словно разноцветные блики в калейдоскопе, комичные маски: от сурового радетеля порядка в господском доме до шалуна, ластящегося, словно игривый щенок, к коленям обожаемой графини. Он не раз заставлял публику нарушать тишину взрывом непривычного для строгой атмосферы классической сцены хохота. (Кстати, поставленная при дворе в 1618 году пьеса шла под названием «Мальволио»).


Век двадцатый вторгся в спектакль, как видеопроекции бушующего моря, разделившего брата и сестру, — буквально на разъехавшейся сцене. Забегая вперед скажем, этот же прием будет использован в финале, но вместо моря Виолу и Себастьяна разделит праздничная толпа. Минимализм декораций, лишь очерчивающих контуры роскошных герцогских покоев или богатого и шумного города Иллирии, не отвлекает от динамичного действа и пленяющих яркими карнавальными красками костюмов. И дождь разноцветных конфетти, обрушившийся на счастливых воссоединившихся влюбленных, дарит зрителям ощущение непрерывного праздника.


…Театр распахнет в 77-й раз гостеприимные двери, и не сомневайтесь: вас встретит вдохновенный, влюбленный в волшебство сцены человек в черном, а на темном заднике декораций поплывут затейливые летящие письмена, словно появляясь из сумрака веков. Рассказывающие забавную сказку о любви и ревности, о счастье и сомнениях, о легких, как летний дождь, горестях и бесконечной, как высокое небо, жизни...

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Балет Башкирского театра — вторая в России постановка «Двенадцатой ночи». Первой был фильм-балет знаменитого Бориса Эйфмана на музыку Гаэтано Доницетти, поставленный в 1986 году на Грузинской киностудии.
Впервые зрители увидели героев «Двенадцатой ночи» на сцене 2 февраля 1602 года в Лондоне.
С английского языка фамилия «Шекспир» переводится как «потрясающий копьем».
Драматург ввел в обиход английского языка около 3 тыс. 200 слов.
Согласно словарю цитат, изданному в Оксфорде, Шекспир написал десятую часть наиболее повторяемых цитат после Библии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 5:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071406
Тема| Балет, Юбилей, Персоналии, Наталья Касаткина
Авторы| Виктория Иванова
Заголовок| Юбилей Наталии Касаткиной обошелся без лишних слов
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 2014-07-14
Ссылка| http://izvestia.ru/news/573804
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

В Большом театре вновь прогремела «Весна священная»


Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В Москве отпраздновали юбилей знаменитой балерины и хореографа, народной артистки России Наталии Касаткиной. За плечами именинницы — 22 года работы в Большом театре, где она исполнила множество партий в качестве характерной солистки и вместе с супругом, Владимиром Василевым, осуществила шесть балетных постановок и одну оперную.

Кроме того, на счету КасВасов (так нежно называют эту пару балетные) четыре постановки в Мариинском театре, в том числе легендарное «Сотворение мира», и более двух десятков спектаклей в Государственном театре классического балета. Также в творческом багаже Касаткиной и Василева собственная экспериментальная труппа, из которой вышли Владимир Малахов, Ирек Мухамедов, Станислав Исаев, Галина Степаненко и другие мастера.

Но в начале был Большой. Он и стал местом торжества. В фойе юбиляршу и ее супруга встречал худрук балета Сергей Филин, который вручил Наталии Дмитриевне букет белых роз и проводил в ложу, сам же занял место в партере.


Вопреки традиции вечер начался не с речей официальных лиц, а с балета. Первыми поздравили Наталию Касаткину премьеры Большого театра Мария Александрова и Михаил Лобухин. Компанию в гран-па из «Дон Кихота» им составили солистки театра «Классический балет Касаткиной и Василева» Юлия Голицына и Екатерина Хапова. За бравурным зачином последовала знаменитая «Весна священная», поставленная супругами в 1965-м и ставшая первой постановкой «Весны...» в СССР.

Когда-то партию Бесноватой танцевала сама Наталия Касаткина: как призналась именинница, с тех пор они с Владимиром Василевым каждый раз нервничают, смотря собственные балеты. В этот раз особенно душевно публика приняла выход Избранницы — народной артистки России Екатерины Березиной.

Во втором отделении в «Венецианском карнавале» появились солисты Мариинского театра Софья Иванова-Скобликова и Василий Ткаченко, па де де из «Жизели» исполнили солисты Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Ксения Рыжкова и Денис Дмитриев. «Русский балет» прислал на юбилей Саори Коике и Егора Мотузова с фрагментом из «Красавицы и чудовища» Вангелиса.

Впрочем, к лирике в этот вечер зрители были не слишком благосклонны: требовали удивить. Что и удалось сделать фрагменту из нового спектакля Касаткиной и Василева — «Легенде о Лебедином озере и Гадком утенке». Подпрыгивающая Утка (Игорь Цыганков) в окружении яиц (Мария Афиногенова и Муцуки Есида) и Лягушки (Дмитрий Болтунов) произвела неоднозначное впечатление: кто-то из зрителей тихо фыркал, кто-то не мог сдержать слез от смеха.


Официальная часть вечера вышла компактной. Дважды выступления чередовались показом черно-белой хроники из жизни именинницы, на фоне ее были зачитаны поздравления от Дмитрия Медведева, Сергея Нарышкина, Сергея Собянина, Сергея Иванова, Ольги Голодец, Владимира Мединского. Пришли телеграммы и от театральных деятелей: гендиректора Большого театра Владимира Урина, руководителей Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, Ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева, Кремлевского балета, «Русского балета».

Завершился вечер дефиле из балета Касаткиной и Василева «Лисистрата», премьера которого состоялась 18 марта. В конце хореографы поднялись на сцену — поблагодарить гостей. Те, в свою очередь, были счастливы и растроганы — расходившиеся по домам дамы вздыхали: «80 лет! А ведь совсем не скажешь».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

============================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 12, 2017 9:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 9:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071407
Тема| Балет, Мариинский театр, Премьера, Персоналии, Ульяна Лопаткина, Тимур Аскеров, Виктория Терешкина, Владимир Шкляров
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Фредерик Аштон и трагедия любви
Где опубликовано| Газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2014-07-15
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10309165@SV_Articles
Аннотация| Премьера

Балет «Маргарита и Арман» завершает своеобразный триптих сочинений выдающегося английского хореографа Фредерика Аштона, поставленных в этом сезоне на сценах петербургских театров. «Тщетная предосторожность» в Михайловском театре познакомила зрителей с Аштоном-комедиографом, «Сильвия» в Мариинском раскрыла его талант балетмейстера-романтика, хореографическая новелла «Маргарита и Арман», снова в Мариинском, доказала способность Аштона рассказать, без пафоса и помпезности, о трагедии любви.


История создания балета «Маргарита и Арман», премьера которого состоялась в марте 1963 года на сцене королевского театра «Ковент-гарден», это цепочка неожиданных совпадений и счастливых открытий. Фредерик Аштон задумывал балет для своей любимицы и музы Марго Фонтейн, примы английского балета, как дань уважения ее творчеству и признания ее выдающегося таланта. В начале 1960-х годов 43-летняя балерина собиралась завершить исполнительскую карьеру, и задуманная Аштоном хореографическая версия «Дамы с камелиями» Александра Дюма-сына оказалась созвучной этому этапу ее творческой биографии. Для воплощения своей идеи Аштон искал музыку и совершенно случайно услышал по радио фортепианную сонату Листа, которую хореограф счел великолепной основой будущего спектакля.

Выбор исполнителя на роль Армана был также по-своему случаен: в Лондоне появился Рудольф Нуреев, которого Аштон почти не знал, но чья биография и фантастическое мастерство были уже окутаны легендами. Так сложился уникальный дуэт: Марго Фонтейн – Рудольф Нуреев.

Балет имел ошеломляющий успех. Спустя годы ведущие партии исполняли многие танцовщики, среди них – Светлана Захарова, Сильви Гиллем, Сергей Полунин.

В премьерных спектаклях Мариинского театра выступили звездные составы: Ульяна Лопаткина – Тимур Аскеров и Виктория Терешкина – Владимир Шкляров. Формообразующим началом в балете являются пять дуэтов Маргариты и Армана, пять диалогов, в которых сосредоточено философское содержание произведения. Лопаткина и Аскеров создают в каждом дуэте тот замкнутый мир героев, который несет в себе и счастье любви, и трагедию утраты. Лопаткина строит партию на легких ритмопластических переливах, живописных изгибах корпуса, тонкой, изысканной пластике рук. Отличный танцовщик и выразительный актер Тимур Аскеров насыщает роль Армана драматизмом, его герой трагически связан с условностями светского общества и пытается освободиться от связывающих пут. Его первая встреча с Маргаритой – вариация-монолог – исполнена смятения и напоминает пробуждение юноши от сна, проникнутого чувственными ожиданиями. В финальной сцене танцовщики передают всю силу трагического расставания влюбленных: в объятиях Армана трепещет беспомощное тело Маргариты – умирает любовь, непостижимая и тем более прекрасная.

В Маргарите Виктории Терешкиной зрители увидели женщину прекрасно-обаятельную, чуть капризную, прихотливо и избирательно одаривающую улыбкой собравшихся гостей. Технически безупречный танец балерины наполнен яркими эмоциями, это калейдоскоп меняющихся хореографических красок. Ее Маргарите достаточно ощутить прикосновение руки Армана – Шклярова, чтобы вспыхнула страсть. Чувственное влечение возвышается танцовщицей до истинной поэзии и обретает духовную красоту.

В первых сценах балета характер Армана – Владимира Шклярова еще не устоявшийся, в нем много юношеской необузданности, стихийного темперамента, выраженного в воздушных прыжках и вихревых вращениях. Встреча с Маргаритой делит его жизнь на до и после. В каждой вариации Шкляров подчеркивает ее драматическую динамику и психологический смысл. Его танец – борьба за любовь и жизнь. Дуэты Терешкиной и Шклярова утверждают свободу страсти как свободу души, освободившейся от предрассудков и лицемерия.

Вскоре балет «Маргарита и Арман» в исполнении артистов Мариинского театра увидят лондонцы на сцене королевского театра «Ковент-гарден», того самого, где 51 год назад состоялась премьера балета Фредерика Аштона.


ФОТО предоставлено пресс-службой театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 14, 2014 11:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071501
Тема| Балет, "Киев-модерн балет", Гастроли в Москве, Персоналии, Раду Поклитару
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Птица навыворот
Раду Поклитару заново увидел «Лебединое озеро»

Где опубликовано| Газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2014-07-15
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2014-07-15/204727-ptica-navyvorot.html
Аннотация| Премьера

Современную версию балета Чайковского показал на гастролях в Москве «Киев-модерн балет» под руководством хореографа Раду Поклитару. Труппа приехала в Москву в рамках «Летних балетных сезонов». Кроме композитора Чайковского автору помогали сценограф Андрей Злобин и художник по костюмам Анна Ипатьева.


Хореография Поклитару обладает большим привкусом наивности.
Фото: VK.COM


Интерес к проекту был большой: зал Российского молодежного театра заполнили до отказа. Ведь это тот Поклитару, что уже переиначивал на новый лад «Золушку» и «Щелкунчика», был хореографом церемоний открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи. Тот, которого позвали (и не в первый раз) в Большой театр: в следующем сезоне он будет ставить балет «Гамлет».

Много мы видели «Лебединых озер», и старых, и новых, в декорациях готических и урбанистических, с лебедями грациозными и корявыми, в женском и мужском обличье. Но такого не видели. Поклитару нарушил главную коллизию – превращение человека в лебедя. У него, наоборот, лебедя превращают в мальчика, которого зовут Зигфрид.

Птиц в балете люди активно истребляют, топча, расстреливая и закалывая штыками. Но некогда осиротевшего лебеденка затаскивают в замок и делают жертвой научного эксперимента. Его проводит ученый вивисектор Ротбарт, которому помогают свита послушных бандитов и мерзкая приспешница Одиллия. Что касается Одетты и белых лебедей, то это мираж, сладкий сон, навеянный наркотиком: Ротбарт регулярно колет Зигфрида каким-то зельем.

Хотя парень чувствует себя чужим на дворцовом празднике жизни, но под давлением наставников пытается играть по их правилам. Превращенного лебедя учат есть, читать и подкрадываться к добыче с автоматом. Приучают и к жестокости, заставляя бить слуг ногами. Мальчика, в конце концов, делают мужчиной: в мечтах Зигфрид лег в постель с Одеттой, а наяву проснулся с Одиллией. Но все напрасно, приручение не удается. В то время как свита Ротбарта жрет, напивается и развратничает, юноша задыхается от неприязни, мучась к тому же раздвоением личности. Он закрывает лицо ладонями и нервно дергает руками, не понимая, что так дают о себе знать невыросшие крылья.

Вопрос: зачем зловещему доктору понадобилось переделывать птицу в человека? Ответ после просмотра: чтобы а) доказать себе и окружающим личное могущество и б) посмаковать садизм, заставив мальчика участвовать в охоте на себе подобных. Хореограф утверждает, что сочинял притчу про «невозможность жить, изменяя своей истинной природе. Существование в чужой коже, проживание не своей жизни и судьбы – это страшный приговор». Что ж, такой мотив тоже есть. Герой слишком добр и потому так и не станет союзником убийцам, что, в конце концов, доктору надоедает. К тому же из-за этого олуха погибает Одиллия, случайно попавшая под отравленную иглу Ротбарта. Он превращает парня обратно в лебедя. Но расправить крылья не удается: враги прекрасной птицы уже целятся из ружей…

Мир Ротбарта – серое с красным и черным: серые готические башни на заднике, тощий черный орел как герб, контуры человеческого скелета, совсем не старинные серые комбинезоны слуг и эротические красно-черные чулки Одиллии. Мир Зигфрида и босоногих лебедей, конечно, светлый: громко шуршат большие «ангельские» крылья, надеваемые на руки. Спектакль под сокращенную и перелопаченную партитуру похож на страшную сказку для детей («В черной-черной комнате...»). Хореография Поклитару, извлеченная из недр того, что в обиходе называют «современным танцем», обладает большим привкусом наивности. Сплошь телесные «вульгаризмы», которые к тому же адаптированы под достаточно скромные возможности труппы: собрались увлеченные движением люди – и давай. Лебеди обоих полов, перемежая птичьи повадки с цитатами из «белого» акта старинного «Лебединого озера», коряво толпятся на природе и приваживают Зигфрида, защищающего стаю от людей. Впрочем, Алексей Бусько в роли Зигфрида убеждает как трогательно-плачущим выражением лица, так и стремлением сделать свое тело столь же «рыдающим». А что растрогать Ротбарта не удается – так хеппи-энд нынче не в моде.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 15, 2014 1:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071502
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, "Манон", Персоналии,
Авторы| Людмила Гусева
Заголовок| Московская «Манон» — верность и измена
Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-07-15
Ссылка| http://belcanto.ru/14071601.html
Аннотация| Премьера


Манон – Татьяна Мельник, Де Грие – Албан Лендорф

Москва, театр Станиславского, начало июля, премьера «Манон» английского балетмейстера Макмиллана.

Казалось бы, всё было против этого спектакля.

Полностью совпали даты двух последних московских балетных премьер сезона — в театре Станиславского и в Большом, «вес» их был несопоставим: перенос английского спектакля 1974 г. в Стасике и эксклюзив Большого, мировая премьера «Укрощения строптивой» Жана-Кристофа Майо. Премьера Большого подавалась как мини-сенсация — французский балетмейстер с мировым именем, который 20 лет ставит только для своей авторской труппы, сделал исключение для Большого.

Крайне некстати для московского театра за пару недель до премьеры «Манон» в Москве прошли гастроли театра, в котором этот спектакль был рожден и в котором он бережно сохраняется. Ковент-Гарден показал «Манон» с четырьмя разными составами, на любой вкус, и теперь первой московской «Манон» никуда не уйти от сравнения с оригиналом.

И напоследок выпал самый сильный козырь из колоды.

Одну из главных ставок в «Манон» театр делал на свою главную звезду — Сергея Полунина, артиста с английской школой, бывшего премьера Королевского балета, танцевавшего де Грие на его сцене. За пару недель до премьеры Полунин был снят со спектакля.

Театр, тем не менее, выкрутился: первый состав был назначен не на 4, первый премьерный день, а на 5 июля, вместо Полунина пригласили известного зарубежного танцовщика, опытного де Грие — премьера Датского королевского балета Лендорфа, труппа проявила энтузиазм, премьера состоялась и имела шумный успех у публики.

С Полуниным или без Полунина, но спектакль был обречен на успех у русского зрителя,

воспитанного на сюжетном балете большой формы, тем более что «Манон» — жгучая мелодрама с сентиментальной музыкой Массне и авантюрно-любовным сюжетом, с хитовыми дуэтами и душераздирающей предсмертной агонией героини в финале балета.

Это второй Макмиллан в театре Станиславского и Немировича-Данченко, первый — «Майерлинг», поставленный в прошлом сезоне, идет с неизменным аншлагом, правда, в «Майерлинге» часто танцует Полунин.

«Манон» — в отличие от «Майерлинга» — балет более проверенный, востребованный во всем мире.

Так что, выбирая для репертуара «Манон», театр рассчитывал на верный успех. Но не рассчитывал, что его будут вымерять по линейке на предмет верности или измены стилю.


Сцена из спектакля. Главарь попрошаек – Алексей Бабаев

Английский стиль, одним из отцов-основателей которого и был Макмиллан, имеет отчасти русские истоки — драмбалет, главное жанровое направление советского балета 30-50-х годов, который с 60-х на родине был вытеснен на балетную обочину. В Англии же Макмиллан, позаимствовав у советского балета жанр хореодрамы, большой стиль и атлетический характер поддержек, а у британских «рассерженных молодых» в драме — экстремальную форму и острую проблематику, создал свой собственный балетный театр.

Театр гиперреалистический, даже натуралистический, с заметным уклоном в эротику,

сосредоточенный на исследовании противоречий человеческой природы, борьбы ее светлой и темной сторон. В «Манон» его стиль представлен в кристаллизованном виде.

В сравнении с «Майерлингом» «Манон» — более светлый балет, хотя третье действие с насилием над главной героиней и ее предсмертной агонией по депрессивности, пожалуй, стоит целого «Майерлинга». Первые же два действия куртуазны. Свет исходит от главных героев, хотя вряд ли Манон и ее возлюбленного де Грие, по-своему обаятельных персонажей, можно отнести к положительным: главная героиня — куртизанка, не обделённая женским очарованием и способностью любить, но лишенная всяких моральных устоев, главный герой — мальчик из хорошей семьи, собиравшийся стать богословом, но готовый ради страсти пойти на любое преступление — обман, мошенничество и даже убийство.

Место действия балета переносится то из спальни в бордель, то из борделя в спальню, а в финале — из этих не очень нравственных, но все-таки уютных мест в дикую (тогда) Америку, куда героиня отправлена в ссылку, которая больше похожа на каторгу.

Выбор главных героев определяет, удастся ли спектакль или нет, во многом, но не на 100%.

Сто процентов макмиллановского спектакля — это подробная психологическая работа каждого актера, находящегося на сцене

— у главных, второстепенных, третьестепенных персонажей и даже последних статистов есть своя собственная история, которую они должны ежесекундно проживать. В этих подробностях, составляющих суть стиля, есть определенный шарм, они создают атмосферу спектакля, их любопытно разглядывать, но стиль противоречит самой природе балета, которая построена на обобщении, четкой иерархии солистов и кордебалета и проверенной веками стройной архитектуре спектакля, в которой пантомиме отводится подсобная роль. А «жужжащая» жизнь в массовых сценах у Макмиллана, где каждый — главный герой, сильно отвлекает от действительно главного.


Манон – Татьяна Мельник, Де Грие – Албан Лендорф

Впрочем, вопрос, хорош или плох английский стиль и жизнеспособен ли он, когда пересажен на другую культурную почву, отдает схоластикой: любой театр, который получает на постановку Макмиллана, должен блюсти фирменный стиль, не изменяя ему — за этим строго следит фонд Макмиллана.

«Манон» Станиславского, несмотря на то, что над переносом спектакля трудились специалисты, патентованные фондом Макмиллана, оказалась мало похожей на английский оригинал, не сложилось актерского ансамбля. Будем надеяться, что спектакль еще «дозреет».

Больше огорчает другое — Манон оказалась скупей на актерские и танцевальные удачи, чем предыдущий макмиллановский спектакль — «Майерлинг».

Но были приятные исключения, в которых москвичи обставили аборигенов «Манон».

Более выразительно, чем английские двойки, оттанцевали пару куртизанок витальные А. Лименько и К. Шевцова. Отличился танцевальной легкостью и сияющим обаянием главарь попрошаек — А. Бабаев (новое имя в театре). Куда привлекательней и женственней суховатой Кроуфорд получилась любовница Леско у В. Мухановой. И их дуэт с пьяным Леско (Д. Соболевский) был менее нарочитым и более комичным, чем у англичан.

Наиболее трудно было московским артистам дотянуться до сценической экстремальности главных злодеев «Манон» — господина Г.М. и тюремного надзирателя, которую выдал в английских спектаклях настоящий мастер мимических ролей и харизматик Гэри Эйвис.

Оба носителя зла в московской версии «Манон» получились не такими яркими, как в оригинале.

Но С. Бухарев нашел свое слово в роли г-на Г.М.: его персонаж — не такой отъявленный хищник и циник, как у Эйвиса, он более человечен, и если не влюблен по-настоящему, то точно вожделеет Манон, а не просто ее покупает, его месть коварной изменнице кажется оправданной.

Более мягкая интерпретация и у М. Пухова, сыгравшего тюремного надзирателя, законченного подонка и насильника, каким он выглядит в оригинале. Сцена принуждения к оральному сексу Манон у Макмиллана слишком смахивает на откровенную имитацию, а не на театр, но натурализм этой сцены у Пухова был приглушен, что даже пошло спектаклю на пользу. Можно спорить, насколько это верно — делать отъявленных злодеев, сыгравших в судьбе Манон роль орудия возмездия, более человечными, а их поведение — более объяснимым,

но эта более мягкая, славянская, измена натурализму Макмиллана имеет право на существование.

Как минимум, в России и Москве. Она более соответствует нашей этике и нашим театральным традициям.


Манон – Татьяна Мельник, Де Грие – Албан Лендорф

Роль еще одного злодея, Леско, очень выигрышная для танцовщика, по сути это третий главный герой этой истории. Дмитрий Соболевский — статный красавец, но его Леско был выставлен мелким жадным дельцом, а без обаяния образ потерял объем.

Но главные герои спектакля состоялись.

Татьяна Мельник работает в театре недавно, не особо заметна, из ведущих партий она станцевала только в «Дон Кихоте» и «Щелкунчике», но ее Манон стала настоящим открытием. Миниатюрная, изящная блондинка с точеными ножками и по-балерински красивой стопой (красивые ножки Манон — это очень важно, ибо заметно, именно они — предмет обожания и г-на Г.М., и надзирателя).

Балерина обнаружила легкость в танце и бесстрашие в сложнейших поддержках.

Мельник представила уже знакомый по английским исполнительницам (С. Лэйн, Л. Кабертсон) типаж хрупкой красоты, но без их чувственности и изыска. Более рациональная и деловитая, она без особой рефлексии и сожаления покидает де Грие ради красивой жизни, а драгоценный браслет для нее — предмет не менее сильных эмоций, чем ее любовник. Манон Мельник — скорей буржуазка, сознательно использующая власть над мужчинами, чем аристократка в английской традиции исполнения Манон.

Её де Грие — Албана Лендорфа — знают в Москве по участию в фестивалях Бенуа де ля Данс — он приезжал последние два года на гала Бенуа, а в Петербурге — по гастролям Датского королевского балета, в которых он танцевал Дженаро в «Неаполе».

Албан — поразительный по виртуозности представитель датского стиля, но для де Грие у него не самая выгодная внешность:

он — невысок, с накаченными мышцами, антифактура для героя-любовника, на которого Макмилланом сшит этот образ. Из-за антиромантического сложения Лендорф не очень выгодно выглядел в сольных номерах, особенно в темпе адажио, где особо видны как линии, так и их отсутствие. Но профессиональные качества — великолепная выворотность, чистые позиции, осанка, дотянутые стопы, уверенные вращения заставили полностью забыть о фактурных недостатках датского кавалера де Грие (высокие и стройные танцовщики театра Станиславского профессионально «бледнели» на его фоне).

К танцевальным достоинствам Лендорфа приплюсовались его сценическая самоотдача и партнерская ловкость

(не забудем, вводился он в чрезвычайных обстоятельствах, накануне премьеры): только одна поддержка не удалась, что было заметно разве что завсегдатаям «Манон», но чем дальше спектакль, тем надежней становился партер, тем смелей была его партнерша и тем спаянней становился дуэт.

Спектакль состоялся, хотя всё было против. Как он будет жить на московской сцене, в какую сторону пойдет — верности или измене аутентичному стилю, обживут ли его русские артисты или он останется чужим — увидим. Но успех «Манон» в Москве гарантирован, уж очень постарался сэр Кеннет Макмиллан.

Автор фото — Олег Черноус
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 16, 2014 7:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071601
Тема| Балет, Балет Сан-Франциско, Гастроли в Париже
Авторы| Мария Сидельникова
Заголовок| Американская балетная сборная
Гастроли Балета Сан-Франциско в Париже

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №122, стр. 11
Дата публикации| 2014-07-16
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2525830
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Фото: Erik Tomasson

К десятилетнему юбилею фестиваль танца Les etes de la danse в Париже сделал себе достойный подарок — гастроли Балета Сан-Франциско. Двухнедельный марафон старейшей американской компании на сцене театра Chatelet (18 балетов, из них 9 — французских премьер) открылся гала-концертом, который дал исчерпывающее представление о труппе, ее звездах и репертуаре. Рассказывает МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Идея создания фестиваля танца Les etes de la danse, который бы утолял культурный голод туристов и балетоманов на летнем безрыбье, принадлежит бывшему танцовщику Парижской Оперы Валери Колану и бывшему вице-президенту AROP (Ассоциация друзей Парижской оперы) Марине де Брант. Он задействовал свои международные связи, она подтянула французских меценатов — и так за десять лет фестиваль стал не просто коммерчески успешной гастрольной антрепризой, но и авторитетным балетным смотром и статусным светским мероприятием, проходящим под патронажем Бернадетт Ширак. Американский театр танца Алвина Эйли, Национальный балет Кубы, Большой канадский балет из Монреаля, Новосибирский театр оперы и балета, Венский национальный балет, Михаил Барышников с Аной Лагуной, он же в спектакле Дмитрия Крымова — каждый год фестиваль поставляет в Париж балетный мировой продукт отборного качества.

Ставка программы гала (впрочем, как и всех гастролей) сделана на американскую классику (Джордж Баланчин и Джером Роббинс) и британскую современность (Кристофер Уилдон и Йохан Кобборг), то есть на репертуар, который у труппы отскакивает от зубов. Есть в их арсенале и авторы из России (Алексей Ратманский и Юрий Посохов), но оба больше работают в США, чем на родине, и если и представляют российскую хореографическую школу, то с явным американским акцентом. И своих, и иностранцев в Сан-Франциско танцуют лихо, с удовольствием и без лишнего пиетета: по-американски, just for fun. Там, где в па-де-де из "Агона" Баланчина иная парижская прима, томно растягиваясь в прямой вертикальный шпагат, лишь условно коснется рукой сцены, солистка труппы Софиан Сильви выстрелит в воздух мощной ногой и впечатает ладонь в пол так, что шлепок будет слышен на галерке. А в забойном финале из "Симфонии си" артисты, не щадя ног, будут бойко лупить заноски, отчаянно вышагивать вперед в "тирбушонах", резво размахивая руками, словно чирлидерши своими помпонами, и улыбаться в 32 белоснежных зуба. Все как одна — мощные, прыткие, грубоватые.

Но все же держится многонациональная труппа не на американцах, а на приглашенных солистах. Бессменный с 1985 года худрук труппы, экс-солист NYCB Хельги Томассон высматривает себе будущих звезд в лучших мировых театрах. Приметит, что какая-нибудь хорошенькая балерина Парижской оперы засиделась в "сюжетах", и заманит ее к себе на привилегированное положение и первые роли. Так произошло в прошлом году с Матильдой Фрусте: уезжая, она сомневалась — теперь даже и не думает возвращаться. С первых секунд па-де-де из Brahms-Schoenberg quartet Баланчина стало очевидно, что француженка не утратила утонченности форм, не растеряла изысканности и легкости, которыми так гордится парижская школа, но решительно набрала в технике, обрела уверенность в танце и с легкостью может дать фору новоиспеченным этуалям родной Opera de Paris.

Послом московской школы много лет выступает Мария Кочеткова, которая ради Сан-Франциско в 2007 году бросила Английский национальный балет. Виртуозной и смелой балерине не страшны ни темпы, ни хореографические изыски "Классической симфонии" Юрия Посохова. Пока ее маленькое тельце аппетитно вьется змейкой, вторя изгибам подвижной пачки-пружины, железные ноги работают как швейцарский часовой механизм, не имеющий права на ошибку.

И если француженка и россиянка изначально находились под пристальным вниманием публики, то китайская прима Юанюан Тан в дуэте с Дэмианом Смитом в па-де-де "После дождя" Кристофера Уилдона стала откровением вечера. Это беспозвоночное, прозрачное создание способно наполнить рядовой "мостик" на вывернутых наружу кистях глубоким философским смыслом и превратить непримечательную хореографическую зарисовку в поэму нежности.

В истории фестиваля Балет Сан-Франциско занимает особое место, потому что именно американцы стали первыми гостями Валери Колана и их успех воодушевил начинающего импресарио продолжить рискованную затею. Успех им обеспечен и десять лет спустя: балетная машина под Хельги Томассона по-прежнему работает честно, на износ, без оглядки на авторитеты и не стесняясь превращать балет в качественное шоу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Чт Июл 17, 2014 12:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071701
Тема| Балет, Фестиваль DANCE OPEN, Персоналии
Авторы| Ольга Завьялова
Заголовок| «Популярность русского балета и оперы ничто не сможет снизить»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20140717
Ссылка| http://izvestia.ru/news/573966#ixzz37iQoZXAq
Аннотация| Интервью

Руководитель Международного фестиваля балета DANCE OPEN Екатерина Галанова — об интересе к русской культуре за рубежом и необходимости сохранения исторической памяти

В рамках Оперного фестиваля в финском городе Савонлинна (Savonlinna Opera Festival) состоится гала-концерт Международного фестиваля балета DANCE OPEN, в котором примут участие солисты ведущих мировых театров. Руководитель DANCE OPEN Екатерина Галанова ответила на вопросы корреспондента «Известий».

— Это уже четвертый гала-концерт звезд балета, который DANCE OPEN проводит в Савонлинне. Чем он отличается от предыдущих?

— В этом году мы впервые вошли в официальную программу Савонлиннского оперного фестиваля. Мы горды тем, что теперь напрямую работаем с одним из крупнейших мировых оперных форумов. Дата, которую нам предложили для концерта, — очень почетная: это середина фестиваля и воскресенье. В будущем планируем продолжать сотрудничество в таком формате.

— Чем на этот раз собираетесь удивлять?

— Замок Олавинлинна — его еще называют крепость Святого Олафа, — в котором проходит гала, — полноправный участник нашего концерта, имеющий особую энергетику. Мы с каждым годом всё больше его узнаем, понимаем и чувствуем. Наша основная задача — подобрать программу, которая с не будет вступать с этим замком в противоречие.

В этом году у нас вновь прекрасные солисты. Среди них постоянные участники — Анастасия и Денис Матвиенко — и те, кто выступит в Савонлинне впервые: премьер Национального балета Нидерландов Реми Вортмейер, звезда балетной труппы Бордо Оксана Кучерук, вчерашняя выпускница Ксения Жиганшина, которая уже приглашена работать в Большой театр. Они представят разнообразную программу — от старинной хореографии, классики, неоклассики, советского наследия до недавно поставленных номеров.

— Вы назвали премию DANCE OPEN «балетным Оскаром». Так же именуют награду «Бенуа де ла данс», которую ежегодно вручают в Большом театре. Между этими проектами есть конкуренция?

— По отношению к другим проектам мы никаких ревнивых чувств не испытываем, потому что занимаем свою нишу. Мы поддерживаем дружеские отношения со всеми коллегами и, безусловно, смотрим на все, что происходит вокруг. Но, на мой взгляд, у фестиваля DANCE OPEN — особая специфика. У нас широкая гастрольная история: мы в режиме нон-стоп путешествуем по миру, ежемесячно делаем гала-концерты в разных местах, проводим балетные мастер-классы для иностранных студентов с различными педагогами.
У нас и в рамках фестиваля, и отдельно проходят лекции про балет, встречи худруков балетных компаний и школ, критиков, хореографов. Это большой форум, где решаются судьбы балета. На площадках DANCE OPEN происходили договоренности директоров и интендантов театров, знакомства хореографов и танцовщиков. Мы сконцентрированы непосредственно на танце.

— Вы — выпускница Академии русского балета имени Вагановой. Как воспринимаете изменения, которые произошли там с приходом Николая Цискаридзе?

— Я позитивно отношусь ко всему, что там происходит. Но результаты любых изменений видны спустя большое время. Чтобы судить справедливо и делать адекватные выводы, нужно отойти в сторону.

— Вы — режиссер и продюсер многих мероприятий, проходящих в рамках Дней российской культуры за рубежом. Стало ли сложнее работать в нынешней политической ситуации?

— Мы не видим никаких проблем. Мне кажется, интерес к русской культуре, наоборот, растет. У нас три основных направления деятельности: русский балет, русская классическая музыка и русская опера. Это бренды, популярность которых ничто не сможет снизить. Поэтому мы, наверное, находимся в каком-то смысле в более выигрышном положении, нежели представители драматического театра.
Один из ниших ближайших международных проектов — цикл концертов «Песни военных лет» с Большим симфоническим оркестром под управлением маэстро Федосеева. Первый из них мы давали осенью прошлого года в Минске. Был невероятно проникновенный вечер, очень благодарные зрители. Концерт по-особому звучал еще и потому, что Владимир Иванович сам прошел нелегкий путь выступлений в госпиталях осажденного Ленинграда.

Далее эти концерты пройдут в городах Европы, освобожденных Советской армией в 1945 году. Для нас сохранение исторической памяти и уважение к истории — очень важное направление концертной деятельности.

— Участились инциденты, когда иностранные гастролеры отказываются от запланированных в России проектов. Вам не приходилось сталкиваться с подобными случаями?

— Нет, потому что нам абсолютно не важны ориентация человека, его политические взгляды, национальность или интриги внутри балетного или оперного искусства, которых много. Для нас существует единственный критерий — высокое качество художественного продукта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Чт Июл 17, 2014 5:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014071702
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, «Татьяна», Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы| Руслан Шамуков
Заголовок| В Москве начинается кастинг для балета "Татьяна" хореографа Джона Ноймайера
Где опубликовано| ИТАР-ТАСС
Дата публикации| 20140717
Ссылка| http://itar-tass.com/kultura/1322590Материал из 1 страницы
Аннотация|

Премьера постановки по мотивам "Евгения Онегина" Пушкина состоится 7 ноября

Всемирно известный хореограф Джон Ноймайер поставит в Москве свой новый балет "Татьяна", созданный по мотивам романа в стихах "Евгений Онегин" Пушкина. 17 июля в столичном Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ) мастер начнет кастинг участников будущего спектакля.

Как сообщила ИТАР-ТАСС начальник отдела международных и общественных связей МАМТа Ирина Черномурова, Ноймайер уже сотрудничал с театром. Ранее хореограф поставил здесь балеты "Чайка" и "Русалочка".

"Татьяна" станет третьей совместной работой. Этот "трюк" мы задумали еще три года назад как копродукцию нашего театра и Гамбургского балета, которым руководит Ноймайер", - сказала Черномурова.
По ее словам, проект уже наполовину осуществлен: премьера "Татьяны" состоялась в Гамбурге 29 июня, в Москве балет впервые покажут 7 ноября.
"Ноймайер предлагает зрителям абсолютно новое, современное прочтение пушкинского романа", - сказала Черномурова. В двухактном балете возникают такие персонажи, которых у Пушкина нет и в помине. Хореограф работает как бы за пределами фабулы, усиливая смысловую интригу, которую передает языком танца. Музыкальной основой послужила партитура, созданная Лерой Ауэрбах.
"Пересказывать балет - дело неблагодарное, но зрителям я все-таки пожелала бы освежить знания "Онегина", - посоветовала Черномурова.
По ее мнению, при любых обстоятельствах премьера "Татьяны" будет громким событием, потому что "ни одна работа Ноймайера никогда не остается незамеченной".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 5 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика