Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2005-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20534
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 28, 2005 6:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005122803
Тема| Балет, Музыкальный театр Петрозаводска , Персоналии, Кирилл Симонов
Авторы| Цыганкова Светлана
Заголовок| У СИМОНОВА СВОЕ “ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО”
Где опубликовано| Труд №242
Дата публикации| 20051224
Ссылка| http://www.trud.ru/2005/12/24/200512242420604.htm
Аннотация| В Музыкальном театре Петрозаводска аншлаг: здесь идет необычная версия самого знаменитого русского балета

Руководил постановкой молодой, но уже известный хореограф Кирилл Симонов, не так давно возглавивший труппу. Наряду с классической хореографией здесь присутствуют танцы, поставленные совсем в другой, современной манере.
Действие происходит в разрушенном жестокой войной городе. Уцелевшая местная элита пытается забыть о трагедии, устраивая танцевальные вечеринки. Но главный герой - Зигфрид (Олег Щукарев) не может понять этого “веселья на крови”. Не может он, однако, и принять страшную реальность. Выход один - уйти в мир грез. Там среди видений, рожденных его собственной фантазией, Зигфрид встречает свою любовь...
Фантастические картины идут в известной редакции Льва Иванова, а вот сцены вечеринок поставлены Симоновым. Балеринам то и дело приходится менять пачки и пуанты на вечерние платья и туфли с высокими каблуками. Как считает балетмейстер, такое соединение контрастных танцевальных стилей интересно для публики и для труппы. Но есть и более прозаические объяснения.
- Мне удалось предложить концепцию спектакля, которая позволила обойтись существующими силами. Для полнометражного классического балета у нас по-прежнему не хватает мужчин - их в кордебалете всего шесть. Но, на счастье, в театр пришла молодежь - выпускники улан-удинского училища. По-моему, у нас с ними сложилось взаимопонимание.
Последние постановки Симонова в Новосибирском театре оперы и балета (“Пульчинелла” на музыку Стравинского), в Мариинском театре (“Дафнис и Хлоя” на музыку Равеля), в Литовском национальном театре оперы и балета (“Дездемона” на музыку Анатолия Шендерова) произвели фурор. Достаточно сказать, что на вильнюсскую премьеру явился президент Литвы...
Что же до петрозаводского спектакля, то он прошел на одном дыхании. Эмоциональность, синхронность и изящество плюс еще один сюрприз: прозвучала музыка Чайковского из первого варианта партитуры, где есть номера, которые после первой прижизненной постановки балета (1877 год) практически не использовались
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11784

СообщениеДобавлено: Чт Дек 29, 2005 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005122901
Тема| Балет, Азербайджанский балет
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Живот и Смерть
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20051229
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=639598&issueId=23599
Аннотация| Премьера азербайджанского балета в Большом

Год Азербайджана в России завершился на Новой сцене Большого театра – на церемонии его закрытия была представлена премьера балета композитора Полада Бюль-Бюль Оглы "Любовь и Смерть, или со Смертью танцующая Любовь". В огне азербайджанской страсти не сгорела ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

Церемоний особых не разводили: перед занавесом выставили два государственных флага, и вице-премьеры двух государств произнесли положенные слова про взаимную российско-азербайджанскую дружбу и доказывающий ее возросший товарооборот. Первый заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Медведев говорил суховато, но напористо, слегка копируя интонации российского президента, а первый вице-премьер правительства Республики Азербайджан Аббас Аббасов продемонстрировал незаурядный темперамент, удачно подготовив зрителей к грядущим балетным страстям.
Музыку "Любви и Смерти" написал министр культуры Азербайджана Полад Бюль-Бюль Оглы по мотивам эпоса XI века "Деде-Горгуд", повествующего о борьбе азербайджанского народа против иноземных захватчиков. Речь в нем идет о юноше Азере, умеющем "входить в камень", а стало быть – бессмертном. Во время одного из своих человеческих воплощений он вылупляется из камня в мирном стане Огузов и влюбляется в местную девушку Байджан. Нашествие воинственных кыпчаков кладет конец идиллии: влюбленных угоняют в рабство. Во втором акте всесильный правитель кыпчаков принуждает к сожительству красавицу Байджан, которая в результате "медленно гибнет". Отчаявшийся Азер идет на сделку со Смертью – та отделяет его вечный дух от бренного тела. Неуязвимый дух расправляется с врагами, освобождает пленных, оживляет возлюбленную, но в момент всеобщего торжества вынужден отдаться Смерти.
Декорации находчиво заменили видеофильмом: на заднике на трех экранах беспрерывно показывали картинки, метафорически объясняющие все происходящее на сцене. Скажем, при появлении героя возникал сокол, парящий над горами, во время любовного дуэта расцветали розы, проигранное сражение обозначал дым пепелищ, а когда герой увидел, как злодей обесчестил его девушку, на экранах взорвалось аж три нефтехранилища.
Музыка композитора-песенника оказалась под стать видео – она бесхитростно иллюстрировала события, гремя барабанами в воинственных эпизодах и заливаясь скрипочками в лирических, а в ее четких ритмах и незатейливых мелодиях прослеживалось серьезное влияние советской эстрады.
Постановку героического эпоса доверили тоже советскому балетмейстеру – Векилю Усманову, ныне преподающему классический танец в австрийском городе Сан-Пельтен. Выбор оказался роковым – тут нужна была рука по меньшей мере Юрия Григоровича. Конечно, господин Усманов перенял у корифея советского балета все что мог: от раскоряченного бега татар из "Ивана Грозного" до дворцовых шествий из "Легенды о любви", однако проверенные рецепты не помогли.
Каждый массовый эпизод балета разворачивался с изматывающей неторопливостью: хореограф выводил на сцену танцовщиков постепенно, маленькими группами, группы застывали в строгом геометрическом порядке, люди накапливались и вроде бы даже начинали что-нибудь плясать, но тут музыкальный эпизод заканчивался и можно было переходить к следующему. Похоже, в Сан-Пельтене господин Усманов просто подзабыл, как ставят танцы. Его хореографический язык напоминал морзянку, где точки обозначены волевыми позами с воздетыми к небесам кулаками, а тире – одинокими па из экзерсиса.
Оскопленным классическим танцем господин Усманов наделил положительных героев, позволив отрицательным самовыражаться с помощью элементов народной пляски (в балете занят и Азербайджанский ансамбль танца). В результате этого судьбоносного решения жизнь на сцене пробудилась только с появлением негодяев-захватчиков – анемичных "классиков" наконец-то повязали веревками и приковали к бутафорским деревьям, а пылкие "народники" получили возможность вдоволь повращать глазами и пошебуршить ногами в гасма. Апофеозом полнокровной жизни злодейского царства стал танец живота, со знанием дела исполненный четырьмя высокими профессионалками – похоже, этот номер позаимствовали в лучшем кабаке Баку.
Незапланированный перекос случился и во взаимоотношениях героя со Смертью. Поскольку Смерть (Самир Самедов) предстала грациозным юношей с выбеленным лицом и в стилизованном черном костюме, то ее танцевальные контакты с Азером обрели пикантную двусмысленность. Особо ощутимую в эпизоде знакомства (когда отвергнутый смертью Азер униженно прикрыл руками лицо, словно получив пощечину – совсем как Красс в "Спартаке") и в финале, когда изящный господин Самоедов, обняв за плечи "покойника", увлек его за красный полог, спустившийся с колосников. Вялый киевлянин Иван Козлов, ангажированный на роль Азера, уступал Смерти не только по сюжету, но и в качестве танца, и в темпераменте. Его соотечественница Наталья Матцак, исполнявшая роль девушки Байджан, танцевала гораздо увереннее и могла бы дать бой нежити любого пола, однако хореограф Усманов не предоставил ей такой возможности. И все же Азербайджану есть чем гордиться: мало какая страна может похвастаться, что отметила укрепление государственности патриотическим и совершенно оригинальным балетом. Ведь мы-то на следующий год, назначенный стать Годом России в Азербайджане, наверняка отправим в Баку какое-нибудь еще царское "Лебединое озеро".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 9:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123001
Тема| Балет, СПб, "Щелкунчик", Персоналии, Долгушин Н, Шемякин М.
Авторы|
Заголовок| Неделя щелкунчиков
Где опубликовано| Санкт-петербургские ведомости
Дата публикации| 20051230
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/document/?id=10657&folder=166
Аннотация|

Старейший не только в Петербурге, но и в России музыкальный театр — когда-то Большой Каменный, а теперь Театр оперы и балета Консерватории — открывает I международный рождественский фестиваль «Щелкунчик». Он пройдет с 7 по 14 января — от православного Рождества до Старого Нового года.По вечерам гостей фестиваля ждет встреча с самой красивой балетной сказкой — «Щелкунчиком» Петра Чайковского в постановке нескольких российских и европейских танцевальных трупп.

Знаменитую сказку в версии шведского балетмейстера Пера Исберга покажет эстонский театр «Ванемуйне». Самарский театр оперы и балета представит историю об оживших куклах в хореографии Игоря Чернышева. Хозяева фестиваля — артисты театра Консерватории — будут танцевать «Щелкунчика» в спектакле Никиты Долгушина. Но в главных партиях будут заняты исключительно дети, учащиеся балетного отделения школы искусств «Кантилена».
Завершится фестиваль гала-концертом, в который наряду с нарядными классическими постановками «Свадьба Авроры» из «Спящей красавицы» войдут два новых балета Долгушина на музыку Чайковского — «Сны» и «Детский альбом».

В дни фестиваля в фойе театра развернется выставка конкурсных работ студентов художественных вузов Петербурга, посвященная, разумеется, щелкунчикам всех мастей. А также Крысиному королю и девочке Маше. Свои произведения на эту тему обещает включить в экспозицию Михаил Шемякин.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123002
Тема| Балет, Персоналии, Дягилев С., Лифарь С.
Авторы| Мулина Е., Киселева А
Заголовок| ТАЙНЫ ОТКРЫВАЮТСЯ, РЕЛИКВИИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ
Где опубликовано| Невское время
Дата публикации| 20051221
Ссылка| http://nv.vspb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=228863408
Аннотация| За последнее время в Русском музее и его филиалах открылось несколько новых выставок.


Одна из них, которая теперь станет постоянной, появилась в Строгановском дворце. Теперь в двух залах анфилады можно увидеть "Семейные реликвии и вклады рода Строгановых в русские храмы". На ней представлены иконы, памятники прикладного искусства и лицевого шитья из фондов Русского музея.
Другая экспозиция заинтересует посетителей Михайловского дворца. Там работает выставка выдающегося мастера русской монументальной и мемориальной пластики Ивана Мартоса - к 250-летию со дня его рождения. Она называется "Мартос известный и неизвестный". Во всех работах Мартоса есть что-то трогательное, чисто русское. Здесь есть знаменитые гипсовые отливы с надгробий Александро-Невской лавры, среди которых памятник княгине Е.С. Куракиной, в который мастер вложил всю невыразимую тоску и скорбь: склоненная женщина рыдает на могиле умершей княгини, на подножии обнимаются и плачут ее сыновья.

Но можно посмотреть и малоизученную портретную пластику Мартоса. Что характерно, некоторые произведения, представленные на выставке, долгое время имели другое авторство. Например, бюст Александра I раньше приписывался Б.И. Орловскому, а изваяние Г.А. Потемкина-Таврического - Ф.И. Шубину.

Но главный временный экспонат, которым сейчас может гордиться Русский музей, это огромный занавес работы Серова из квартиры Мстислава Ростроповича. Несмотря на то что посетители могли посмотреть его еще в рамках выставки Валентина Серова, официально он был представлен только на днях. Занавес был выполнен художником для балета "Шехерезада" на музыку Римского-Корсакова для знаменитых Русских сезонов Дягилева в Париже. Он поражает своим размахом и изысканностью. Потемневшие от времени краски и само полотно создают дополнительный эффект старых фресок и подчеркивают изящество восточных сцен и благородство росписи мастера.

Необычность экспоната заключается не только в размерах (порядка 12 на 16 м), и не в его почтенном возрасте (ему 96 лет), а в его мистической истории появления из небытия. Недавно оказалось, что занавес декорировал одну из стен в квартире Ростроповича в Петербурге. Но Русский музей узнал об этом, только когда реставраторы по тканям были приглашены, чтобы закрепить шедевр и подогнуть его, при этом не испортив. Подробнее об истории занавеса рассказал Владимир Круглов, ведущий научный сотрудник отдела живописи второй половины XIX - начала XX веков:
"Для балета "Шехерезада" костюмы делал Бакст, декорации принадлежали Бенуа. Но интермедия не имела занавеса. И Серов по своему желанию решил его сделать. Он приступил к работе в 1910 году, для чего изучал индийские и персидские миниатюры. В мае-июне 1911 года он начал писать занавес с помощью родственников и учеников. Балет был дан в третий Дягилевский сезон в Париже и в "Ковент-Гардене" в Лондоне, куда труппа ездила на торжества, посвященные коронации Георга V. И везде публика принимала представление с восторгом. В немалой степени этому способствовал и занавес Валентина Серова. Эта работа художника оказалась одной из последних.

До 1929 года занавес принадлежал Сергею Дягилеву, затем какое-то время Сергею Лифарю. Что случилось потом - неизвестно. В 1968 году он фигурировал на аукционе "Сотби". Это было последнее упоминание, где занавес Серова появлялся публично. Потом мы узнали, что он находится у Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. А вот где он был с 1929-го по 1968-й, мы можем только гадать. Когда именно Мстислав Леопольдович приобрел занавес, он не помнит".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 9:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123003
Тема| Балет, СПб, вечер одноактных балетов на музыку Шостаковича в исполнении Академического театра балета имени Л. Якобсона.
Авторы| Циопа А
Заголовок| ВРЕМЯ ШОСТАКОВИЧА
Где опубликовано| Невское время
Дата публикации| 20051228
Ссылка| http://nv.vspb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=229444166
Аннотация| 
 Сегодня открывается VII международный зимний фестиваль "Площадь искусств".

В этом году в честь 100-летия Дмитрия Дмитриевича Шостаковича фестиваль был назван "Шостакович и его время". А потому и музыка, которая прозвучит с 28 декабря по 7 января в залах Филармонии, в Академическом театре оперы и балета им. М.П. Мусоргского и в Мраморном дворце, принадлежит XX веку: мы услышим произведения Пуленка, Свиридова, Прокофьева, Хачатуряна, Кабалевского.
Но начать решили с самого Шостаковича. Вернее, с самих, потому что сегодня вечером в Большом зале Филармонии фестиваль откроет Максим Шостакович с заслуженным коллективом России Академическим симфоническим оркестром Филармонии и пианистом Игнатом Солженицыным. А прозвучат на концерте произведения Дмитрия Шостаковича: пять антрактов из оперы "Катерина Измайлова", Первый концерт для фортепиано с оркестром и Первая симфония.
Следующие концерты обещают быть как минимум не менее интересными: уже завтра в Филармонии выступят два ансамбля - русских и зарубежных исполнителей. Исполнят они, соответственно, квинтет Шостаковича и его же вокально-инструментальную сюиту на стихи Блока. Причем петь будет знаменитое сопрано Барбара Хендрикс.

Этот фестиваль, конечно, привлечет и знаменитых дирижеров. Сам маэстро Юрий Темирканов будет выступать со своим оркестром 30 декабря (солист - Вадим Репин), 4 января (с Саякой Седзи) и на закрытии фестиваля 7 января (с Дмитрием Хворостовским) - тогда прозвучит сюита на слова Микеланджело Буонарроти для баса с оркестром. Кроме Юрия Хатуевича со своими коллективами выступят Владимир Спиваков ("Виртуозы Москвы", 5 января) и Владислав Чернушенко (Певческая капелла Санкт-Петербурга, 6 января).

Но музыкальному в своей основе фестивалю не чужды и другие искусства. 2 января в Театре оперы и балета им. М.П. Мусоргского, что на той же площади Искусств, пройдет вечер одноактных балетов на музыку Шостаковича в исполнении Академического театра балета имени Л. Якобсона. А на следующий день в Малом зале Филармонии пройдет литературно-музыкальный вечер с участием Леонида Мозгового, на котором прозвучат письма Шостаковича. Ну а в Русском музее, что тоже на площади Искусств, к фестивалю уже открылась выставка "Коллаж в России. XX век".

Праздничным подарком для гостей фестиваля станет традиционный новогодний бал маэстро Темирканова 31 декабря в Юсуповском дворце.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 10:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123004
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Гергиев В., Слонимский С. Шемякин М., Симонов К.
Авторы| Сердобольский О
Заголовок| МИХАИЛ ШЕМЯКИН: "МАМА НИКОГДА НЕ ВОДИЛА МЕНЯ НА "ЩЕЛКУНЧИКА"
Где опубликовано| Невское время
Дата публикации| 20051229
Ссылка| http://nv.vspb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=229529705
Аннотация| 

Под стать новогодним волшебствам оказалась хореографическая сказка "Волшебный орех", рождение которой на сцене Мариинского театра назвал главным событием своего творческого года художник Михаил Шемякин. Он выступил автором либретто, декораций, костюмов и постановщиком спектакля. Вместе с предыдущей его работой в том же театре - "Щелкунчиком" - эта постановка составила своеобразную "Балетную гофманиану Шемякина". Есть идея показывать ее на гастролях как своего рода "хореографический сериал", что станет прецедентом в истории мирового балета.


Вот и нынешний приезд мастера в Петербург был связан с "Волшебным орехом". В Русском музее открылась выставка его эскизов к этому балету, в основе которого - история превращения племянника Дроссельмейера в Щелкунчика. Вскоре после вернисажа мы встретились с художником в фонде его имени на улице Садовой.

- Михаил, помните ли вы первый "Щелкунчик" своего детства?
- Мама никогда не водила меня на "Щелкунчик", я вообще не знал этот балет. И вышло так, что мое первое знакомство с ним произошло лишь в конце 90-х. Однажды ночью у себя в мастерской я включил телевизор и увидел американский фильм-балет "Щелкунчик". Это было так плохо, что меня хватило минут на пятнадцать. И засыпая, я подумал - какое счастье, что я не работаю в балетном театре!

- Выходит, рано радовались...
- Дальше произошло самое невероятное. Не успел я заснуть, как меня будит жена Сара: "Валерий из Лондона звонит, у него к тебе какое-то срочное дело". Как все медведи, когда их будят, я бываю не очень приветливым, даже если это Гергиев. Беру трубку и что я слышу! Валерий просит меня заняться... "Щелкунчиком"! Тут я взревел. "Ты что, говорю, с ума сошел! Я никогда не работал с балетом, а "Щелкунчик" только что посмотрел, и я его уже ненавижу заранее". Я предложил Гергиеву на выбор десяток интересных театральных художников, но он возразил: "Театральные художники мне не нужны. Мне нужен ты. Тем более что минимум лет тридцать ты уже работаешь над "Щелкунчиком". И попросил купить его новый диск с записью музыки этого балета, сделанной в Лондоне.

- Что же вам открыла лондонская запись Гергиева?
- Да я просто не узнал этой музыки. Мне она открылась не как сусальная вещь для детских утренников, а как трагическая симфония, тем более что Чайковский писал ее незадолго до смерти. Еще не дослушав до конца, я понял, что буду это делать.

- И с чего начал балетный дилетант?
- С контракта. Мой американский адвокат помог мне его хорошо составить, чтобы все, что не танцует, было моим. И все мизансцены - тоже. Остальное было за хореографом Кириллом Симоновым. Я понимал, что мне придется серьезно бороться с рутиной, предлагать что-то необычное. Например, я настоял на том, что Дроссельмейера будет играть клоун Антон Адасинский. Все были в бешенстве, но ничего поделать не могли. И Гергиев потом признал, что это настоящий Дроссельмейер. А вот со сроками я его надул. Он дал мне два с половиной месяца, а я делал два с половиной года. На этот счет у нас были большие скандалы. Он кричал: "Ты мне опрокинул все планы!.." На что я ему спокойно объяснял, что большая серьезная вещь требует большого времени, с чем он в конце концов всегда соглашался.

- Я помню, что многие предрекали вашему "Щелкунчику" провал. А вы сами были уверены в успехе?
- Мы были готовы ко всему. В день премьеры какой-то журналист обратился к Гергиеву: "А какая у вас концепция новой постановки "Щелкунчика"?" "У нас нет никаких концепций - ни у меня, ни у Шемякина", - мрачно сказал Валерий и пошел дирижировать. Ну а потом... Потом мы 37 раз выходили на авансцену и восемь раз поднимался занавес Головина, хотя и три раза - это уже считается здорово. Я помню Валерия, буквально засыпанного цветами. У него был вид собаки, которую ударили мозговой костью. Он шел на провал, я - тоже. Все с таким трудом двигалось, так тяжело актеры привыкали к маскам... Всюду проблемы, проблемы. Недаром Мариинский театр называют сумасшедшим домом. Единственное, что отличает его от настоящего сумасшедшего дома, так это то, что сам главврач - тоже сумасшедший. Валера любит этот анекдот, а я люблю его все время повторять.
Вслед за "Щелкунчиком" появилась идея постановки еще одного балета на гофмановский сюжет, который предшествует уже известным событиям. Поначалу это был одноактный балет "Принцесса Пирлипат, или Наказанное благородство". Однако в нынешнем году балет стал полнометражным, причем уже под другим названием.

- Михаил, почему была переименована "Принцесса Пирлипат"?
- Это очень потешная история. Дело в том, что Валерий Гергиев, когда речь заходила о "Принцессе Пирлипат", неизменно спрашивал: "А как у нас дела со "Старухой Изергиль"?" Может, потому, что и Гофман, и Горький оба - на Г? Когда же я его поправлял, он говорил: "Название мне не нравится, трудно запоминается. Надо придумать что-то другое". И однажды меня осенило: а почему бы не назвать балет - "Волшебный орех"! Я высказал это предложение в тот момент, когда Валера после спектакля принимал душ в Мариинском театре. Он высунулся из душевой, весь в мыле, и сказал: "Волшебный орех"? Гениально!" И запел мелодию из "Волшебной флейты".

- Это был настоящий прорыв, потому что Мариинский театр долго ничего не ставил на музыку петербургских композиторов. И вот теперь на афише появилась фамилия Слонимского. Сергей Михайлович рассказывал мне, что вы дружны еще с 60-х годов.
- Совершенно верно. В пору нашего знакомства он уже имел солидный вес в музыкальных кругах, хоть и доставалось ему, как всем левакам, на орехи. А я был еще юнцом, но Сергей Михайлович относился ко мне, как к ровне. Нас объединяли крупные фигуры метафизического значения, такие как грандиозный философ Яков Семенович Друскин и его замечательный брат музыковед Михаил Семенович Друскин. Слонимский - фигура знаковая в музыке. Он же в свою очередь относится с большим пиететом к тому, что наковырял ваш покорный слуга. А чувство юношеской дружбы, чувство преклонения перед тем, что было нам дорого в духовном мире мастеров, осталось и по сей день.

- Как же вам работалось по разные стороны океана?
- Хорошо работалось... Случилась даже такая мистическая история. Я решил создать в этом балете два царства - подводное и надземное. В одном из них происходит искушение мраком, в другом - искушение весельем. Времени у нас было в обрез, Гергиев торопил. И когда я уже создал макеты сцен, костюмы, то вдруг сообразил, что забыл послать Слонимскому эскизы. Он там сидит, сочиняет и не знает, чем я искушаю, какие фигуры двигаются. И вот получил я от него кассету с музыкой. Очень волновался: а вдруг будет несовпадение! Ставлю запись и слышу - бульканье, чавканье музыкальное. Идут мои воины подводного царства. Включаю сцену подземного искушения - слышу свист ветра. Совпадение с моими эскизами абсолютное! Так мы соединили все наши усилия и попали в десятку.

- Не только в своих работах, но и по облику вы очень театральный человек. Я вашу знаменитую фуражку называю "шемякинкой"...
- Шемякинкой? (смеется.) Нет, это обыкновенная армейская шапка за полтора доллара. У каждого художника есть свои проблемы с глазами. Когда я делал выставку "Автопортреты художников", то обратил внимание, что начиная с XVII века все эти мастера уже под козырьками. Это защита от света. Поскольку я уже лет 17 живу в подвальном помещении, где висят лампы, то всегда защищаю глаза. Ну а что касается сапог, то в деревне все мужики ходят в сапогах. И Клаверак, где я живу в Америке, - это тоже деревня. Только сапоги мои более ладно скроены. Так что никакой имидж я себе не придумывал. Ношу то, что мне удобно.

- И никогда не делаете исключений?
- Ну почему же, исключения бывают. Был случай с Ельциным, когда он решил лично вручить мне Государственную премию России. В результате я ждал этой премии целый год. Наконец сообщают мне по телефону, что президент Ельцин прибыл в Вашингтон и меня приглашают на церемонию вручения премии. Сотрудники посольства посоветовали мне надеть фрак. Взял я напрокат какую-то хреновину с бабочкой. Ельцин держал большую речь и сам прикрепил мне лауреатский знак. Запомнилась и коробочка еще советских времен. Как ни старались размыть герб СССР, след от него остался глубоким тиснением на коже. Ну а сверху шлепнули двуглавого орла.

- Как вас воспринимают на Западе - как русского, который живет в Америке, или как человека мира?
- Те, кто меня знает, всегда считают меня русским художником. И это правильно. Естественно, называют и кабардинцем, потому что я всегда подчеркиваю связь с Кабардино-Балкарией. Никогда не стремился быть ни янки, ни французом. Мои работы действительно давно стали интернациональными, хотя говорить обо мне как о человеке мира я считаю большим преувеличением.

- Есть ли у вас традиция встречи Нового года?
- Раньше любил с двумя друзьями встречать Новый год в Клавераке. Так тихо я и отмечал этот праздник до той поры, пока не связался с Россией. Россия меня здорово подразорила и здорово сбивает мои планы. Здесь меня постоянно "обувают", но я, как осел, продолжаю верить, что все-таки совесть у людей проснется... Сейчас нередко приходится встречать Новый год чуть ли не в самолете. Две тысячи шестой я встречу во Франции. И опять со "Щелкунчиком" Мариинского театра. Парижане вновь хотят его видеть, и мне по художественной части надо все контролировать в театре Шатле, где будут проходить гастроли.

Ну а в первых числах января у Шемякина - театральная премьера в Софии. В его оформлении здесь будут показаны балеты "Весна Священная" Игоря Стравинского, "Кроткая" по Федору Достоевскому на музыку Сергея Рахманинова и "Метафизический балет" на музыку Сергея Прокофьева. Так что Новый год художника снова начнется с "балетных па".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123005
Тема| Балет, Персоналии Барышников М.
Авторы| Аловерт Н
Заголовок| Барышников в России
Где опубликовано| Русский базар
Дата публикации| 20051215
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/f=nalo&auth=1&n=51&y=2005&id=nalo.2005.12.15.12.30.44.51.etuds.31.84&back=1
Аннотация| 



Нет, Михаил Барышников не поехал с визитом в Россию и не собирается этого делать, во всяком случае, на сегодняшний момент. Но в конце октября его имя привлекло внимание русской театральной общественности

В Москве сейчас проходит выставка Барышникова-фотографа. Эта выставка, организованная в свое время Мовадо при содействии фотографа Леонида Лубяницкого, уже была показана в залах Нью-Йорка, а также во Флориде. Валерий Головицер, по инициативе которого в 1998 году был издан в Москве фотоальбом “Неизвестный Барышников” (первое печатное издание о Барышникове в России), стал инициатором и организатором проведения этой выставки в Санкт-Петербурге и Москве.

В Санкт-Петербурге старинные друзья Барышникова Виктор Новиков, художественный руководитель Драматического Театра им.В.Ф.Комиссаржевской, и Лариса Новикова, заместитель председателя Санкт-Петербургского Союза Театральных Деятелей Российской Федерации (ВТО), взяли на себя организацию “питерской” части проекта. Выставка расположилась в залах Юсуповского дворца на Невском проспекте, который в мои времена назывался Дворцом Искусств. Затем фотографии перевезли в петербургский Музей истории фотографии, а позже — в Москву.

В стенах Дворца располагалось с давних пор не только Всероссийское Театральное Общество. Но названия структур, расположенных в здании, как-то менялись во времени, сейчас они слились, я не способна в этом разобраться. Для меня дворец на Невском проспекте — по-прежнему Дворец Искусств, “дом актера”, театральный клуб. Начиная с середины 60-х годов, я бывала, а одно время и работала во Дворце. Там организовывались закрытые актерские вечера, капустники, встречи. На сцене внутреннего театра пел Булат Окуджава, читала стихи Белла Ахмадулина, велись дискуссии по вопросам театрального искусства, выступали с концертами гастролеры... В 60-х годах Н.П.Акимов, вернувшись из заграничной поездки, в которую вдруг отправили советских режиссеров, сообщил, что это в Америке должны петь: “Широка страна моя родная!”(После этого выступления его, естественно, за границу больше не выпускали). По окончании мероприятий собирались в ресторане ВТО. Так, после концерта артистов Театра Ромэн цыган Вася ходил между столиками, за которыми сидели как гости, так и известные ленинградские актеры, и играл на скрипке (к возмущению парторга театра — знаменитого Сличенко)...
Молодой танцовщик Барышников также провел немало внеслужебного времени в этом Дворце. В ресторане Дворца весной 1974 года я видела Мишу в Ленинграде в последний раз: Михаил Жванецкий что-то праздновал. Мы сидели за столом, когда где-то около одиннадцати часов вечера появился Барышников, который уезжал в Москву и по дороге на вокзал забежал проститься со Жванецким. Из Москвы Барышников с группой балетных артистов вылетел на гастроли в Канаду, откуда уже не вернулся.

Спустя полгода после того вечера в залах Дворца прошла первая выставка ленинградских театральных фотографов, в которой я принимала участие. Но уже не могла выставить фотографии Миши, как это предполагалось раньше: Барышников стал “невозвращенцем”. Теперь, осенью 2005 года, в этих же залах были развешаны фотографии, сделанные танцовщиком в Америке. Сейчас они экспонируются в самом престижном месте Москвы — в Музее частных коллекций (директор — Дмитрий Шнеерсон), который создан при Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина (директор — Ирина Антонова). Выставка проходит в рамках декабрьских вечеров, проводимых Шнеерсоном, которые в этом году называются “Скрипка Энгра” (“второе призвание”). Обычно в рамках “второго призвания” выставляются картины, написанные танцовщиками, хореографами, актерами, режиссерами, писателями с мировым именем. Некоторые из этих экспонатов входят теперь в постоянную экспозицию музея. Среди них работы Жана Кокто, Сергея Лифаря, Святослава Рихтера, Михаила Чехова, Владимира Васильева и других. И в Ленинграде, и в Москве выставка фотографий Барышникова (результат его “второго призвания”) вызвала массовый интерес.

Так было угодно судьбе, чтобы в это же время в Москве вышла моя книга “Михаил Барышников. Я выбрал свою судьбу” (издательство АСТПресс). Более того. Предполагалось, что книга появится из печати в сентябре, и презентацию назначали на конец сентября. Открытие барышниковской фотовыставки в Санкт-Петербурге тоже первоначально планировалось на конец сентября. Ни издательство, ни организаторы выставки такого совпадения, естественно, не планировали.

Затем открытие выставки в санкт-петербургском Доме Актера отодвинули на конец октября. В это же самое время выяснилось, что выход моей книги из печати тоже задерживается, и московский Дом Актера назначил презентацию на те же дни, когда в Петербурге открывалась фотовыставка героя моей книги: судьба твердо решила, что два эти события должны состояться одновременно!

Идея издать в России мою книгу “Барышников в России”, напечатанную в Америке в 1984 году, пришла в голову Екатерине Беловой, московскому критику, историку балета. Будучи в Англии, она случайно купила эту книгу и, приехав в Москву, предложила ее издательству АСТПресс. Книга “вписывалась” в серию “звезды балета”, задуманную издательством.
Я и раньше получала из России подобные предложения, но по разным причинам не соглашалась на переиздание на русском языке.
Михаил Барышников, по моему глубокому убеждению, — величайший танцовщик ХХ века. Думаю, что я видела их всех, за исключением Вацлава Нижинского, от которого остались только воспоминания и легенды, а с легендой никого сравнивать нельзя. Михаил Барышников и сам — легенда ХХ, а теперь уже и ХХI века. Еще в 1984 году Сергей Довлатов написал для радио “Свобода” передачу о Барышникове в связи с выходом моей американской книги. Там был такой замечательный пассаж:
“Недавно я зашел в хозяйственную лавку около Квинс-бульвара в Нью-Йорке. И увидел на стене громадный портрет Михаила Барышникова. Одно изображение, без подписи... И вдруг я понял, что такое слава! Что такое настоящая мировая известность.
Я думаю, слава — это когда твое изображение можно повесить в хозяйственной лавке. И быть уверенным, что всем оно знакомо. И что удивленных взглядов — не будет.
Причем не в фойе оперного театра. Не в редакции модного журнала. А именно — в хозяйственной лавке...
Такой известностью в Соединенных Штатах пользуются лишь Мохаммед Али, Рейган и Барышников...”

... В 2004 году агентство “Washington ProFile” на основании опроса американских экспертов составило список самых влиятельных выходцев из России, живущих в Америке. Первое место занял Михаил Барышников - артист, хореограф, актер.
Но в России Барышников не появляется.

Меня начало беспокоить то обстоятельство, что Мишу стали редко вспоминать в России, а тут еще мне позвонил из Москвы один известный русский поэт и спросил: “Как ты думаешь, Барышников понимал, когда оставался на Западе, что он никогда не будет танцевать так, как другие знаменитые западные танцовщики?” От возмущения я, как говорится, “взвилась под потолок” и закричала: “Никто из знаменитых западных танцовщиков никогда не танцевал так, как танцевал Барышников!”
И тут я решила, что умолчание зашло слишком далеко и я обязана написать книгу о Барышникове, передать свои впечатления о его танце, чтобы никто в будущем в России не мог повторить подобные нелепые и дикие слова.

Конечно, Валерий Головицер сделал великое дело для русской культуры, издав альбом фотографий танцовщика в спектаклях. Но книги о Мише в России до сих пор никто не писал. В конце концов я решила, что раз я видела Барышникова и в период его юности, и в Америке, я должна об этом рассказать русским любителям балета. Какими бы легендами ни окружило время имя танцовщика, я думаю, необходимо сохранить о нем и воспоминания современников. Кроме того, у меня есть уникальный архив его фотографий в Ленинграде (так случилось, что только я систематически снимала Барышникова на сцене в его молодые годы), который тоже далеко не полностью напечатан.
И я приняла предложение АСТПресс.

Первая часть книги — это мои воспоминания о Барышникове в России. Я пишу о раннем периоде его сценической карьеры. В то время, когда Барышников учился в Ленинградском хореографическом училище, а затем танцевал на сцене Кировского театра, его окружало много друзей и знакомых; я дружила с ним в ленинградский период его жизни, но не знала всех Мишиных компаний, а следовательно, и всех сторон его жизни, поэтому пишу только о том, что наблюдала сама. Не сомневаюсь, что воспоминания других современников и друзей, а тем более самого Барышникова — да еще по прошествии стольких лет! — об одном и том же эпизоде могут оказаться диаметрально противоположными. К тому же воспоминания соответствуют не только фактам, но и нашему восприятию факта. Пусть так. Пусть не родится истина, но останется атмосфера того времени, в котором он жил. Кроме того, надеюсь, что любовь к Мише — не только моя, но и всех окружавших его друзей (того времени), которую я старалась передать в своей книге, — будет понятна и будущим читателям, и что определение “энергетика любви”, которое дала моей книге ее редактор Екатерина Белова на презентации, — справедливо. Это была не просто любовь поклонников к своему кумиру, не только любовь к Барышникову-танцовщику, Барышникову-человеку, но к Барышникову —символу свободы в той “империи зла”, в которой мы жили, ибо так воспринимался даже его феноменальный прыжок: как полет свободного человека.

Первая часть моей книги была опубликована в Нью-Йорке для американского читателя. Барышников читал рукопись, делал замечания, не со всем соглашался. Большинство его замечаний я учла. Это происходило больше двадцати лет назад. За прошедшее время мы все изменились, изменилось и отношение к некоторым событиям и поступкам нашей прошлой жизни. Но в тексте, подготовленном мною к печати в России, я не меняла написанного в 1982 году. Тогда прошлое еще казалось недавним, и мои воспоминания были еще свежими и более достоверными. В первую часть включены фотографии, отобранные Мишей для американской книги. Я добавила в текст только некоторые параллели с западной сценической карьерой Барышникова. В американском издании реальные имена наших общих друзей я тогда заменила вымышленными, чтобы не навлекать неприятности на голову граждан Советского Союза: ведь все мы, уехавшие, являлись для того государства “изменниками родины”, и незачем было привлекать внимание к друзьям “изменников”. Для русского издания я вернула почти всем участникам той истории их подлинные имена.

В Америке мои личные отношения с Барышниковым постепенно прекратились, я стала свидетельницей только его блистательной карьеры, за что благодарю судьбу. Поэтому во второй части книги “Барышников в Нью-Йорке” я говорю лишь о некоторых переломных событиях в карьере Барышникова, а также о некоторых спектаклях великого танцовщика, о его неимоверном влиянии на американскую балетную культуру и совершенно не касаюсь его личной жизни.Исключение составляет история о том, как 27 июня 1977 года Барышников стал “невозвращенцем”. Многие главы второй части были впервые опубликованы в “Русском базаре”.

Когда я уезжала из России, друзья говорили мне: “Помни, когда увидишь Мишу, что ты теперь — наши “глаза”. И я старалась по возможности писать об увиденном так, чтобы дать представление русским любителям балета о спектаклях Барышникова. Поэтому мои статьи скорее являлись “словесной фотографией”, эссе, попыткой передать в словах то, что делал Барышников на сцене, нежели критическим анализом его работ.
В Америке идея книги возникла случайно в доме Пармении Мигел Экстром, которая любила русский балет, основала в Нью-Йорке Фонд Дягилева и сама издавала книги по истории балета. Пармения познакомила меня с мистером Хаттером, главным издателем не существующего теперь издательства Холт, Райнхарт и Уинстон. Дональд Хаттер и предложил мне написать книгу.

Сигнальный экземпляр книги “Барышников в России” вышел в день моего рождения - 21 сентября. Стоял чудесный, теплый, солнечный день. Я вышла из издательства, расположенного на 5-й авеню, прижимая к себе книгу, и плакала: прошло еще сравнительно немного времени со дня отъезда из России. И боль от утраты друзей еще оставалась фоном даже самых счастливых периодов моей жизни в Америке. И книга, которую я держала в руках, была памятью о дорогих друзьях, чья любовь к Мише, повторяю, жила в этой книге и продолжает жить, надеюсь, и сегодня.
Пармения договорилась о выставке моих фотографий с галереей Бук Март на 46-й улице в Манхэттене и устроила там презентацию. Она “обеспечила” наше торжество вином, а я заказала в ресторане “Кавказ” на Брайтон Бич русские пирожки. Римма, хозяйка ресторана, добавила от себя к пирожкам и бутылку водки. Я стыдливо постаралась отодвинуть водку на задний план. Но к моему великому изумлению, Пармения — эта гордая и утонченная аристократка — как ни в чем не бывало лихо пила водку из пластмассовых стаканчиков вместе с Риммой и закусывала пирожками.

Я посвятила американскую книгу о Барышникове “всем ленинградским друзьям”, а эту, русскую, посвящаю памяти Пармении Мигел Экстром. Тогда я не могла до конца оценить все, что она для меня сделала в моей новой жизни, сегодня же не могу найти адекватных слов, чтобы выразить мою благодарность...
Вступительную статью к моей русской книге написал Сергей Юрский. В его телефильме 1971 года “Фиеста” молоденький солист балета Кировского театра Барышников впервые снялся в драматической роли, а я фотографировала артистов во время репетиций. Из-за вступления Юрского, писавшего о Ленинграде, “пришлось первую часть “Барышников в России” переименовать в “Барышников в Ленинграде”: с Юрским не поспоришь, да и по существу — так вернее. Второй “американской” части я предпослала отрывок из текста Сергея Довлатова.

Работать над книгой, которую издают в другом государстве, очень сложно. Об этом процессе, о всех злоключениях, недоразумениях, дискуссиях и т.д. можно было бы написать приключенческую повесть. Между мной и редакцией к тому же стоял компьютер, а у него — “своя голова”: то в России, получив от меня текст в виде арабской вязи, не могут перевести его опять в русский алфавит и начинают искать по всей Москве, у кого компьютер умнее (скажем так...). То компьютер “съел” какие-то слова и даже параграфы. То главный редактор издательства недовольна названием... причем ты — здесь, а редактор — там, и книга у нее в руках... Иди потом доказывай свои права, когда книга выйдет из печати... А работа с художником Леонидом Андреевым по телефону! Хорошо, что мы с самого начала нашли общий язык! К счастью, были оказии, и я смогла посмотреть макет в натуральную величину. С редактором книги Екатериной Беловой, не доверяя компьютеру, мы год буквально “вылизывали” текст по телефону... Впрочем, я была бы несправедливой, если бы не помнила, с каким энтузиазмом относились к книге о Барышникове все, кто работал над ней в издательстве, начиная от главного редактора и кончая техническими сотрудниками. А нервные дискуссии и полуинфарктное состояние по ходу работы — какой творческий процесс без них обходится!

Но всему прекрасному бывает конец! Книга вышла из печати, я приехала на презентацию ее в Москву. Если бы она вышла из печати вовремя, я держала бы в руках первый экземпляр в день моего рождения, как и в Америке. Эта дата издания тоже, по-видимому, записана в книге судьбы!

К сожалению, Юрского не было в Москве в день презентации, но пришли критики, пришли люди, которые работали с Барышниковым или были с ним дружны, или видели артиста на сцене и были его поклонниками, или те, кто слышал его имя. Вечер снимали операторы телеканала “Культура”. Среди тех, кто работал с Барышниковым в Ленинграде, присутствовали известные московские хореографы Наталья Касаткина и Владимир Василёв. Именно они в 1971 году поставили в Кировском театре современный балет “Сотворение мира” на музыку Андрея Петрова, где роль Адама создавалась на Мишу. Наталья Касаткина вспоминала истории прошлого, в том числе какие замечания делала “приемочная” комиссия из Управления культуры после первого просмотра балета. Например: “грим Бога похож на Ленина”, “пятна на солнце напоминают сионистскую звезду”. Было велено одеть Адама и Еву в легкие туники поверх облегающих трико и убрать “тридцатиградусный секс у маленьких ангелов”. Со дня премьеры прошло тридцать четыре года, но до сих пор никто не догадался, что сие означало.

Выступал Андрис Лиепа, который работал у Барышникова в Американском балетном театре и танцевал премьеру его редакции “Лебединого озера”. Андрис вспоминал и работу с Барышниковым, и наши с ним первые встречи и разговоры об искусстве.

Выступал бывший ленинградец, хореограф Андрей Кузнецов, который учился в ленинградском Хореографическом училище на два года младше Миши и очень с ним дружил. Он и вспоминал о том времени, которое они проводили вместе (в частности, в моем доме), готовые в любую минуту радоваться всему, что предлагала нам жизнь. “Общение с Мишей было как наркотик”, — сказал Андрей. Именно Кузнецов стал единственным танцовщиком Кировского балета, которого все-таки забрали в 1974 году в армию в отместку за “бегство” премьера.

Забавно говорил Вадим Жук, принадлежавший к “небалетным” приятелям Барышникова в прошлом, который, как и Кузнецов, за эти годы из ленинградца превратился в москвича. В России сегодня имя Жука хорошо известно. Вадим — юморист, сочинитель сатирических и юмористических представлений и телепередач, последние годы вместе со Жванецким выступал по одному из каналов московского телевидения. Он стал автором блистательных (как мне рассказывали) капустников в московском Доме Актера. В те далекие 60-е и 70-е Вадик Жук, недавний выпускник театроведческого факультета Ленинградского театрального института, постоянно встречался с Мишей в тех молодых актерских компаниях, которые собирались во Дворце Искусств (а также в компании моих друзей у меня в доме, о чем Вадим тоже вспоминал). Среди прочего Вадим сказал приблизительно такие слова: “Мы тогда не знали, кто кем станет, каждый занимался своим делом. Я в балет не ходил, я просто знал: Миша — прыгает, я — шучу...”

Естественно, Екатерина Белова вела вечер. После выступлений она показала собравшимся отрывки из тех кинопленок, которые сохранились, невзирая на приказ “все смыть”. Многие зрители (включая главного редактора издательства Татьяну Деревянко и художественного редактора Милду Егиазарову) впервые потрясенно смотрели выступления молодого и прекрасного “бога танца”. Во время показа фильмов в зале неоднократно слышались аплодисменты, как во время спектакля.

И в тот вечер, и затем в Санкт-Петербурге мне приходилось встречаться с бывшими Мишиными друзьями и просто поклонниками. Все они хранят любовь к Мише. Так, когда я пришла в Театральную библиотеку подарить книгу, дама моих лет, которая регистрировала читателей при входе, увидев книгу о Барышникове, заплакала и бросилась меня обнимать...
“Жизнь длиннее, чем надежда, но короче, чем любовь” (Окуджава).
Хорошую я написала книгу или плохую, но я свой долг любви к великому танцовщику выполнила как смогла.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123006
Тема| Балет, реконструкция МТ
Авторы| Шувалов В
Заголовок| Театр одного архитектора. Кто заинтересован в уходе Доминика Перро из проекта "Мариинка-2"
Где опубликовано| Город N45
Дата публикации| 20051219
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=6663
Аннотация| 

Информационная пауза, которая возникла в потоке сообщений о сносе ДК Первой пятилетки и строительстве на его месте второй сцены Мариинского театра, обманчива. Конфликт между архитектором Домиником Перро и Дирекцией по строительству Минкульта может перейти в судебную область и стать причиной громкого международного скандала.

В Петербурге одновременно циркулируют два слуха. Первый. При проведении геологических исследований на месте будущего здания театра выяснилось, что потребуется забивка "глубинных" свай. Это серьезно удорожит строительство, а Министерство культуры отказалось рассматривать вопрос о предоставлении дополнительных средств из федерального бюджета.

Слух второй. Валерий Гергиев, узнав об удорожании, бросил фразу в том смысле, что театр может обойтись без второй сцены, раз ему обещано преимущественное право пользования Дворцом фестивалей, который должен быть построен на острове Новая Голландия.
Официальные участники событий -- архитектор Доминик Перро, руководитель Мариинки Валерий Гергиев и руководитель Северо-Западной дирекции по строительству Минкульта Андрей Кружилин не комментируют ситуацию. Но известно, что Перро болезненно воспринимает информацию из России, у него много других забот. В Южной Корее по его проекту начинается строительство Женского университета. Между прочим, конкурс на него был проведен на полгода позже Мариинского, но в Сеуле все обходится без российских проблем. А недавно Перро выиграл еще один конкурс -- на общественный центр в испанском городе Леон.

Известно, что в России у Доминика Перро дела идут гораздо хуже -- изначально не сложились отношения в треугольнике: дирекция Минкульта (заказчик де-юре) -- Мариинский театр (заказчик де-факто) -- архитектор и его команда (подрядчик). Перро практически не общается с Гергиевым. Дирекция Минкульта ведет огромную бюрократическую переписку с офисом Перро в России, задавая вопросы по сотням технических деталей. Обычно это делают, когда готовятся к арбитражным судам. Тем временем стадия "проект" должна быть сдана заказчику до 1 января 2006 года.

На недавних общественных слушаниях по Мариинке-2 собравшихся почти не интересовал сам проект новой сцены. Граждане спрашивали, будут ли расселять соседние дома, расположенные в Минском переулке. Этот вопрос остался без ответа. По неофициальной информации от риэлтерских агентств, при расселении жилого дома по Крюкову каналу, 5, его жители, не согласные с предложенной государством компенсацией, заказали рыночную оценку. Стоимость их квартир возросла с 1700 до 2200 долларов за кв. метр. В домах по Минскому переулку проживает около 100 семей. По самым скромным оценкам, их расселение потянет на 25 -- 30 млн евро, то есть около 10 процентов от стоимости нового театра (около 250 млн евро).
Недавний визит губернатора Валентины Матвиенко на место будущей стройки не добавил оптимизма. Начались разговоры о необходимости создания одной тысячи парковочных мест и перестройки для этой цели Дома быта, стоящего на Лермонтовском проспекте. Но там строительство паркинга запрещено санитарными нормами -- рядом находятся жилые дома.

Очень плохим фоном для строительства театра стало продолжение истории с московским "Трансвааль-парком". Напомню, прокуратура Москвы предъявила обвинение Нодару Канчели -- архитектору, который рассчитывал кровлю развлекательного комплекса, и главе Мосгосэкспертизы Анатолию Воронину. Если эксперт будет осужден, то о строительстве хайтековских сооружений в России можно будет надолго забыть. В любом случае, на органы экспертизы брошена тень, а проекту "Мариинский театр-II" предстоит проходить госэкспертизу в феврале 2006 года. Кому-то придется ставить свою подпись и за все отвечать.

Кстати, еще в мае 2005 года в заключении Главгосэкспертизы по предварительному проекту новой сцены эксперты рекомендовали убрать "золотой купол". Такой вариант приведет к неизбежному уходу Перро: в куполе, соединяющим театр и пространство вокруг него, весь смысл его проекта. Без купола здание станет уродливым обрубком.
Таким образом, вероятность ухода Доминика Перро из Петербурга с последующим скандалом достаточно велика. А заинтересованы в исчезновении Перро с последующим освоением выделенных средств -- многие.



Кстати

Председатель комитета по инвестициям Смольного Максим Соколов сообщил "Городу", что несколько команд заявили о своем желании участвовать в конкурсе на реконструкцию Новой Голландии, но отказался их назвать. По словам г-на Соколова, необходимый для участия в состязании задаток в 500 тысяч долларов будущие конкурсанты внесут в самый последний момент. Срок подачи документов истекает 31 января 2006 года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 10:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123007
Тема| Балет, МТ, Новогодняя неделя в МТ
Авторы| Губская И
Заголовок| Доновогодняя мариинская неделя
Где опубликовано| Город N45
Дата публикации| 200512
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=6669
Аннотация| 

Мариинский театр увеличил количество своих фестивалей-акций: с 24 до 31 декабря спектакли здесь идут с грифом "Новогодняя неделя в Мариинском".
Кроме названия, никаких других программных действий театра афиша не отразила. Даже созвучной Новому году "Снегурочки" в ней нет. Зато заметны два момента: балет отбывает на гастроли (в репертуаре "запасные" программы) и в эту неделю за пультом часто появляется Валерий Гергиев (как следствие -- усиленный звездами певческий состав). Собственно, второе обстоятельство и могло бы дать повод сочинить какое-то название.

Что касается балета, то выступления на этой неделе основной труппы в Баден-Бадене компенсируют на основной сцене. "Щелкунчик" Вайнонена труппа дома не танцует -- в Мариинке в этом спектакле традиционно выступают учащиеся Вагановской академии. Гала-концерт у нас будет тоже -- из постановок Фокина, а за увезенных в Германию "Лебединое" и Форсайта представят "Бахчисарайский фонтан" (этот "невыездной" ныне спектакль только и показывают, пока труппа на гастролях).

В опере кроме Валерия Гергиева доминируют Моцарт и Александров. Первый -- с "Дон Жуаном" (постановка Йоханнеса Шаафа) и "Свадьбой Фигаро". Второй -- с той же "Свадьбой" и "Дон Карлосом" Верди. Оба "Дона" за пультом Гергиев. Если бы из пасьянса не выпадал "Салтан" (музыка Римского-Корсакова, дирижер Туган Сохиев), можно было бы придумать концепцию фестиваля. Что касается самого новогоднего гала, то его программа, как всегда, обещает много, но туманно.

Ну а что касается названия этой нынешней акции -- "Новогодняя неделя в Маринском", то оно, конечно, забавно. Во-первых, потому, что с 21 декабря по 4 января -- это явно больше, чем неделя. Во-вторых, потому что новогодняя неделя -- она все-таки бывает не "до", а "после" Нового года. И в-третьих, потому что Мариинский в Петербурге не один (есть в конце концов дворец, в котором обитают депутаты). Но это все, конечно, мелочи. По сравнению с волшебной силой искусства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 10:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123008
Тема| Балет, реконструкция МТ, Персоналии, Перро Д. Гергиев В., Швыдкой М
Авторы| Шувалов В.
Заголовок| К Швыдкому приравняли Перро. Для Доминика Перро в России существуют три собеседника, и среди них нет Швыдкого
Где опубликовано| Город
Дата публикации| 20051226
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=6715
Аннотация| 

На минувшей неделе руководитель Роскультуры Михаил Швыдкой и французский архитектор Доминик Перро одновременно были в Петербурге и одновременно (не общаясь друг с другом) занимались новой сценой Мариинского театра. В итоге г-н Швыдкой сделал несколько комментариев, которые воспринимаются в диапазоне: от "кому-то придется уйти из проекта, и этим человеком будет Перро" до "все спокойно, работаем". Доминик Перро согласился на эксклюзивное интервью для "Города".

-- Зачем вы сейчас приехали в Петербург?
-- Мы сдали заказчику часть работы по стадии "проект": бетонные, металлические конструкции и фундамент. В Петербурге непросто с фундаментами, поэтому я пригласил местных специалистов с международной репутацией из ООО "НПО "Геореконструкция -- Фундаментпроект"". Рассчитываю на их компетенцию.
Во Франции эта часть работы называется "закрытый контур". Она позволяет Главгосэкспертизе начать рассмотрение проектных материалов, а строителям -- приступить к нулевому циклу работ.

-- На сайте вашего заказчика -- Северо-Западной дирекции по строительству Минкульта указано, что весь проект должен быть сдан к 1 января 2006 года.
-- У нас нет всей информации, чтобы выполнять стадию "проект". Наш государственный заказчик подходит к этому проекту как к стандартному и заурядному. Но в случае с новым Мариинским театром это не так. Это уникальный, специфический объект, он требует особого подхода, особого внимания.

-- Как вы оцениваете отношения с руководителем дирекции Минкульта Андреем Кружилиным? Говорят, они наряженные?
-- Не комментирую межличностные отношения, скандалы бессмысленны. У России появился уникальный шанс построить новый оперный театр, что в мире бывает раз-два в столетие, для уникального маэстро Гергиева и его блестящей труппы. Благодаря таланту и амбициям Гергиева новая опера поднимет авторитет России, создаст новые отношения с Европой. Нормально, когда выдающийся маэстро приглашает выдающегося архитектора.

-- Были какие-то пожелания у Гергиева в последнее время или он уже охладел к проекту?
-- Последние 3 -- 4 месяца мы занимались техническими вещами, которые менее значимы для руководителя театра. Контакты начнутся в следующем году, когда займемся театральными технологиями, "начинкой".
Я не считаю, что архитектор знает все, он не бог. Он ведет диалог. Для меня существуют три собеседника -- президент России, губернатор Петербурга и маэстро Гергиев. Работа с театром будет идти в диалоговом режиме. Качество проекта -- функция от качества диалога маэстро и архитектора. Так же, как спектакль создается вместе дирижером и труппой.

-- Может ли проект измениться по сравнению с победившим на конкурсе?
-- Изменения в больших проектах всегда бывают. Когда я строил Олимпийский бассейн в Берлине, город претендовал на Олимпиаду. Не получил, пришлось менять проект, но в ладу с изначальной архитектурой. Сейчас я строю комплекс Европейского суда в Люксембурге, там тоже многое меняется. Но, как я говорил, только в диалоге с заказчиком.

-- Возможен ли отказ от купола, о чем сейчас много говорят?
-- У меня нет оснований для этого. Дискуссия -- нормальная ситуация для небанального проекта, лишний повод убедиться в своей правоте.

-- Государство заявило, что стоимость строительства не должна превышать 200 млн евро. Вы уложитесь?
-- Наши оценки стоимости здания, сто страниц текста, именно здания, а не электроснабжения квартала или благоустройства окружающей территории, подтверждают оценку -- чуть меньше 200 млн евро без НДС. Заказчику следует внимательно изучить наши оценки. После завершения стадии "проект" я назову точную цифру. Существует тысяча способов соблюсти бюджет, например, привлечь российские технические решения. Условие одно -- профессионализм.

-- Иными словами, вы докажете необходимость расходования каждого евро из этих 200 миллионов?
-- Да. Больше того, мы назовем прозрачную цену. Заказчик сможет сказать, это лишнее -- вычеркнем или, напротив, то -- добавим. Можем убрать один из подвальных этажей, который нужен для складирования декораций всех трех сцен Мариинского театра, а сэкономленные деньги вложим в театральную технологию.

-- Когда в итоге построите театр?
-- Отвечу, когда начнутся земляные работы.

-- А когда они начнутся?
-- Если в 2006-м, то в 2008-м построим "коробку". Тогда театр откроется летом 2009 года.

-- Чем бы вы его открыли?
-- "Кольцом нибелунгов" Вагнера.


Комментарий

Михаил Швыдкой, глава ФАКК:
-- Нам потребуется месяц, чтобы проэкспертировать документы, представленные архитектором Перро. Будем работать над тем, чтобы эстетически вписать театр в городскую среду и не побеспокоить жителей Минского переулка. Сумму строительства новой сцены в 200 млн евро я считаю предельной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11784

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 3:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123009
Тема| БТ, Персоналии, Майя Плисецкая
Авторы|
Заголовок| Своевольная Королева
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20051229
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=618&rubric_id=1000357&crubric_id=1001970&pub_id=708353
Аннотация| Майя Плисецкая - жизнь без пауз

Ее называли королевой балета, "беззаконной кометой", перед неукротимостью ее дара преклонялись великие люди, ее активное, не имеющее аналогов сценическое долголетие восхищало и вызывало зависть, а лебединая пластика длинных рук год от года становилась все совершеннее. Как и сам танец, пропорции которого были смещены от принятого классического канона. Этот новый свободный танец рывком изменил линейный ход балетной истории и стал новым абсолютом классики. Под завершение небогатого на художественные впечатления года Майя Плисецкая подарила миру праздник, маршрут которого обнимает Вильнюс и Лондон, Париж и Токио. Но самое грандиозное фестивальное пиршество досталось Москве, которую так любит балерина, живущая на три дома - в трех разных странах, а родную сцену Большого считает лучшей в мире.
В дни фестиваля "Майя", организованного Большим театром, на его Новой сцене прошли "Лебединое озеро" и "Дон Кихот" - спектакли, в которых Плисецкая не только блистала, но в стиль которых внесла современные акценты и манеры королевского своеволия. Родной театр рискнул восстановить "Кармен-сюиту", где с точностью и азартом Плисецкой был создан недосягаемый образ табачницы с душой свободной амазонки, и представил премьеру Алексея Ратманского "Игра в карты" на музыку Игоря Стравинского. День рождения балерины - 20 ноября - отмечался на сцене Государственного Кремлевского дворца гала-спектаклем, собравшим лучших отечественных и мировых звезд. В амбициозном споре со временем Плисецкая одержала безоговорочную победу и бисировала ритуальную бежаровскую миниатюру "Ave Майя".
Столичные посвящения балерине сложились в занятную мозаику жанров, вполне в духе максимализма и "всеядности" Плисецкой: кинотеатр "Иллюзион" неделю "крутил" фильмы, где Майя была и балериной, и драматической дивой, и даже просто человеком, столь же просто отвечающим на вопросы корреспондентов. Дом фотографии подготовил выставку в Манеже, где были представлены работы многих известных мастеров и знаменитые рисунки Владимира Шахмейстера. На вернисаже в Новинском пассаже показали премьеру DVD-фильма "Ave Майя" Никиты Тихонова. Театральный музей имени А.А.Бахрушина открыл экспозицию эскизов декораций, костюмов и... клавиров Родиона Щедрина. О композиторе - отдельно и неслучайно. Он, спутник, друг и соратник, "подхватил" эстафету Балерины, посвятив ей свой фестиваль "Многая лета".
Когда-то, на страницах своих мемуаров "Я - Майя Плисецкая", взорвавших благочинные мнения коллег и возмутивших благовоспитанных читателей, она дала совет: "Не смиряйтесь, до самого края не смиряйтесь". Так и строит свою жизнь великая балерина, превратившая стихийный нрав в эстетическую программу жизни без пауз и передышек: танцевала в разных труппах, руководила театрами, создавала конкурсы, участвовала в балах, поддерживала молодых. Так и живет, оставаясь самой собой - Майей Плисецкой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11784

СообщениеДобавлено: Пт Дек 30, 2005 3:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123010
Тема| БТ, Реконструкция
Авторы|
Заголовок| Большой ремонт
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20051229
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=618&rubric_id=1000357&crubric_id=1001975&pub_id=708296
Аннотация| В ГАБТе началась реконструкция

В июле 2005 года Государственный академический Большой театр РФ закрылся на реконструкцию, первое решение о которой было принято еще в 1993 году. Вся музыкально-балетная жизнь театра переехала на Новую сцену, а здание-памятник надело долгожданные леса. Работы в Большом ведутся в две смены, всего здесь трудятся около 600 человек. Предполагается, что для зрителей Большой театр будет закрыт до 2008 года и за это время реконструкции подвергнутся техническое оснащение сцены, подсобные службы и рабочие помещения, прежде всего артистические уборные и репетиционные залы. Кроме того, будет принципиально решена проблема фундаментов, которые доставляли театру головную боль с момента постройки. Дело в том, что под ГАБТом протекает Неглинка, а грунты так и норовят "расползтись". Последствия такого месторасположения видны невооруженным глазом: за годы существования здание, кроме знаменитого портика, опустилось почти на 20 сантиметров, и базы пилястров переднего фасада оказались ниже баз колонн. Современные конструкторы нашли способ решить эту проблему кардинально: метод вдавливания свай и строительства стен в грунте позволит театру обрести долгожданную точку опоры.
Впрочем, обо всем, что касается реконструкции Большого театра, нельзя говорить с уверенностью. Это в равной степени относится и к срокам начавшихся работ, и к их стоимости. Материальный вопрос в истории реконструкции ГАБТа - ключевой, и споры вокруг него велись весь этот год. В марте Большой театр посетил Президент РФ Владимир Путин. В ходе совещания глава Роскультуры Михаил Швыдкой озвучил сумму, необходимую на проведение всех работ в Большом, - 25 миллиардов рублей, - и глава государства с ней согласился. Однако уже летом министр экономразвития Герман Греф усомнился в целесообразности столь больших затрат, и началась кампания по урезанию бюджета реконструкции. Театр уже отказался от идеи строительства подземной парковки, реставрации хорового и музейного залов, дома Хомякова, отделки подземного камерного зала. Дальше "ужимать" проект некуда, но чиновники из Минэкономразвития продолжают на этом настаивать. И уже сегодня понятно: к 2008 году реконструкцию вряд ли удастся завершить.
Подробнее о новом витке скандала с "деньгами Большого" читайте в первом номере 2006 года
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11784

СообщениеДобавлено: Вс Янв 01, 2006 7:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006123011
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Н. Цискаридзе
Авторы| Дмитрий Дибров
Заголовок| «Николай Цискаридзе: артистов от трюкачей отличает "души исполненный полет"
Где опубликовано| сайт программы «Вести»
Дата публикации| 20051230
Ссылка| Аннотация|





Сегодняшний телеэфир специально затеян для того, чтобы дать стране новый праздник. Хотя 31 декабря вроде бы изобилует приметами праздника - это, конечно же, елка, "Щелкунчик" и "Ирония судьбы", - но позвольте добавить еще кое-что. Завтра – день рождения всеми любимого дважды лауреата Государственной премии России, самого молодого Народного артиста, премьера Большого театра Николая Цискаридзе, который имеет самое непосредственное отношение к "Щелкунчику".

- Спасибо, спасибо. От такого представления я должен просто уже летать.

- Так вы и летаете. Ваш прыжок отмечен среди небывалых достижений премьеров Большого театра.

- Очень приятно, что кто-то это отмечает.

- Еще эксперты отмечают какую-то быстроту вращения. Что это за показатели?

- На самом деле очень много людей делают что-то лучше, что-то хуже. Просто русской классической школе присуща не только виртуозность, но еще и знаменитый "души исполненный полет". Наверное, это отличает артистов от просто трюкачей. Нам, балетным, и не снилось то, что делают в художественной гимнастике, и, наверное, мы никогда этого не сможем.

- А "Щелкунчик"? Ведь в вашей жизни 31 декабря - это особенный праздник.

- Да, "Щелкунчик" - это очень судьбоносная вещь для меня, потому что уже 10 лет я каждый год танцую 31 декабря этот спектакль. Я не танцевал за эти 10 лет только дважды. Один раз - потому что я танцевал в этот день в Парижской опере, а второй раз - из-за травмы. Этот спектакль - самый значительный в сезоне. Очень много людей приходят в этот день не просто в театр, а именно перед Новым годом. Все очень красиво одеты, в зале всегда очень возвышенная обстановка. Чувствуется, что люди пришли праздновать. И запах шампанского витает в воздухе. Самое интересное, что к концу спектакля приходят трезвыми только главные персонажи. Спектакль поставлен так, что все герои выбывают в процессе, им остается только поклон. И они начинают потихоньку праздновать. А мы - я и Маша - должны до конца быть начеку. И мы доходим до конца еще трезвенькими.

- Вам все это сохраняет свежесть восприятия вашего дня рождения. Потом-то, как правило, уже 10 лет начинают праздновать ваш персональный праздник?

- Да, но для меня самое главное в этот день - выйти на сцену. Чем больше мне становится лет, тем менее радостным праздником становится день рождения.

- Вы сказали о запахах. Если посреди года представить себе новогодний праздник, то можно где-нибудь раздобыть свежий мандарин, - и будет новогодний запах. Или послушать вступительные аккорды "Щелкунчика". Или посмотреть "Иронию судьбы, или С легким паром!" А какие атрибуты Нового года вмещает ваше тбилисское детство?

- Поросенок жареный – обязательно! И запах блюда, которое делается из орехов и меда. По-грузински называется гозинакой. Многие русские семьи это знают, это очень вкусно. Этот запах витает во всех домах. Вообще, кавказские женщины очень хорошо пекут: и торты, и пирожные, "наполеоны" и так далее.

- Товарищ Цискаридзе, а вы не шельмуете? Вам нельзя было это есть уже с детства. Ваша мама знала, кем вы намерены стать, и ни поросенка, ни сдобы вам уж точно на день рождения не должно было доставаться с ранних лет.

- Нет, мне доставалось все, потому что я, к сожалению, не поправлялся. И меня кормили очень много. Где-то до 29-30 лет я вообще не поправлялся.

- Идем дальше по вашей жизни. Что такого в Тбилисском хореографическом училище, раз оно уже много лет является стабильным поставщиком премьеров в Большой театр?

- Мне кажется, что дело не в училище. Просто у каждой национальности есть какие-то определенные признаки, определенный скелет, мышцы и так далее. И грузины очень податливы к искусству. Из них обычно выходят хорошие скульпторы, художники. Что касается классической музыки, то у грузинских певцов всегда очень хорошие голоса. И у балетных, видимо, тоже какое-то определенное сочетание пропорций тела, координации и всего остального.

- В середине позапрошлого века предполагали, что балет - в основном из Франции родом. А вы сейчас продолжаете дело Петипа?

- Дело в том, что все, что пришло в Россию из Франции и Италии, здесь очень хорошо было переработано русскими. Они сделали это абсолютно русским продуктом и вернули всему миру. А что касается Петипа, то все его балеты всё равно пропитаны русским духом.

- Я это к тому, что вы - молодой, ищущий, динамичный человек. Казалось бы, вам бы разбить существующую традицию, взорвать Большой театр изнутри!

- Я не люблю этого.

- Бежарство?

- Нет, это я обожаю. Просто есть вещи, которые надо делать по-другому. Когда мы приходим в Лувр, видим Джоконду, мы же не хотим постричь ей волосы, перерисовать, сделать ей пирсинг просто потому, что сейчас такая мода! Пусть эта картина будет восхищать нас в том виде, в каком она написана. То же самое и в спектакле. Спектакли Петипа прекрасны именно такими, какие они есть. А спектакли Бежара прекрасны по-другому. Если в спектакле Бежара вместо обтягивающих трико, которые подразумевают голое тело, надеть какие-то костюмы, получится глупость.

- Что же такого ценного в XXI веке вы видите для себя лично в устоявшихся традициях Большого театра?

- Для меня это действительно очень ценная культура. Школа русского балета существует дольше, чем США как государство. Даже на Бродвее, когда делают кастинг, и там надо сделать пируэт, то они в первую очередь смотрят, с какой позиции танцовщик берет танцовщик – с современной или с классической? И того, кто с классической позиции, возьмут быстрее. Потому что потом его можно обучить всему остальному. А того, кто берет пируэт с современной позиции, классическому никогда не обучишь.

- Вы проходили все это?

- Конечно.

- 31 декабря по какому-нибудь каналу обязательно покажут "Щелкунчика". Каков ваш любимый момент - момент, который вы сами по-прежнему ждете как зритель, как пятилетний Нико, а не как премьер Большого театра Цискаридзе? Ждете уже, правда, по эту сторону кулис, а не по ту?

- Знаменитое адажио. Потому что это очень сентиментальная музыка. Я расскажу случай. У меня была травма. Я должен был в день своего рождения танцевать Щелкунчика, а я сидел в реабилитационном центре. Был очень хороший день, и я пошел гулять. У меня очень много записей, но я не знаю, почему я взял именно классический диск. Заиграл "Щелкунчик". Я сидел на берегу Атлантического океана, смотрел на заходящее солнце и впервые послушал эту музыку не с точки зрения того, как я под нее двигаюсь. И это были потрясающие ощущения. У меня лились слезы. Я думал: "Боже, какая красота! Море, заходящее солнце и эта музыка!" После этого я еще больше стал любить "Щелкунчика".

- Мы надеемся, что завтра вспомним этот рассказ, когда услышим "Щелкунчика". Скажите, правда, что когда вы знакомитесь с людьми, обращаете первое внимание на их руки?

- Да.

- А что особенного вы видите в руках? Гойя брал дороже за портрет, если на портрете заказчик хотел видеть собственные руки. Что здесь такого?

- Дело в том, что руки - это характер. Например, если у человека ухоженные ногти, можно многое сказать о его характере.

- Позвольте поздравить вас с наступающими праздниками. Теперь мы знаем, что этих праздников три. Первое - это праздник Нового года. Второе – это праздник "Щелкунчика". И третье - это день рождения Николая Цискаридзе. Позвольте вас также поздравить с этим и пожелать вам творческих успехов не только в наступающем, но и вообще во всех остальных наступающих годах.

- Спасибо большое.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Янв 10, 2006 6:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005123101
Тема| Балет, реконструкция МТ
Авторы| Орлова Н
Заголовок| Чудесная сказка Перро, или Яма — раз, яма — два...
Где опубликовано| Санкт-петербургские ведомости
Дата публикации| 20051230
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/document/?id=10684&folder=428
Аннотация|
Похоже, питерские остряки были правы, когда сравнивали мега-проект Мариинки-2... с легендарной ямой у Московского вокзала. «В Северо-Западную дирекцию по строительству, реконструкции и реставрации», которая является организацией-заказчиком, поступил документ, ставящий под сомнение возможность возведения второй сцены театра. Или по крайней мере откладывает строительство на неопределенно долгий срок.

Главгосэкспертиза России устами заместителя начальника Ю. Мельникова извещает дирекцию о том, что проектная документация, представленная архитектурным бюро Доминика Перро, не может быть принята к рассмотрению. Специалисты пояснили, что не могут провести экспертную оценку, так как им не предоставлен полный пакет технической документации. Иными словами, полученные разработки не дают полного представления о том, как, собственно, архитектор Перро предлагает возводить то, что нарисовал художник Перро.

Отсутствие полноценного проекта наземной части здания второй сцены тормозит разработку проекта и подземной части. Естественно, невозможно начинать работы нулевого цикла. Строительство, к которому уже все готово и которое должно было по плану уже начаться, пока невозможно.

Зато заранее были решены все финансовые вопросы. Напомним читателям, что г-н Перро получил за свою идею из бюджета России 197 миллионов 897 тысяч 84 рубля. Да еще и настоял на бесконкурсном договоре с ним на проектные работы, на разработку рабочей документации и на авторское сопровождение проекта на всех стадиях. Это означает, что автор идеи берет на себя ответственность и за ее жизнеспособность, и за ее реализацию.

В Северо-Западной дирекции пока никак не комментируют известие из Главгосэкспертизы. Между тем очевидно, что в договорах с ООО «Архитектурное бюро Доминика Перро» должны быть четко прописаны не только суммы гонораров, но и санкции за невыполнение взятых на себя обязательств: как по качеству рабочей документации, так и по срокам ее изготовления. Руководство дирекции говорит лишь о том, что будет анализировать сложившуюся ситуацию уже после рождественских каникул.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11784

СообщениеДобавлено: Чт Июл 26, 2007 4:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200512
Тема| Балет, Театр «Тень», Персоналии, Н. Цискаридзе
Авторы| Марина Тимашева:
Заголовок| Поверх барьеров.
Трагический балет "Полифем". Интервью с Николаем Цискаридзе
Где опубликовано| Радио Свобода
Дата публикации| 20051229
Ссылка| http://www.svoboda.org/programs/OTB/2005/OBT.122905.asp
Аннотация|



Марина Тимашева: Трагический балет "Смерть Полифема" показал самый маленький в Москве Лиликанский театр. И я вынуждена уныло раскрывать чудесные тайны Ильи Эппельбаума и Майи Краснопольской. Они - руководители театра "Тень". В небольшом его помещении они выделили совсем крохотную комнатку и установили в ней ящик, в который можно запаковать средних размеров телевизор. Но ящик, силой их фантазии и благодаря их чрезвычайно умелым рукам, превратился в макет настоящего императорского театра. Со сценой, люстрами, ложами и ярусами, оркестровой ямой, зрителями и музыкантами. Роль последних, естественно, играют малюсенькие куколки, но каждая - индивидуальна и может двигаться. Если вступает музыка, куколки совершают подобающие обладателю того или иного инструмента движения.
Ну, а на сцене разыгрывается представление. В этот раз - балетное. Рассказывает Илья Эппельбаум, автор всей затеи, режиссер, художник и волшебник.
Илья Эппельбаум: Что такое Лиликанский театр? Есть такая страна Лиликания, которая несколько лет назад приехала к нам на гастроли со своим театром, потому что они никак не могут играть на другой сцене, кроме как на своей. Они показали свой традиционный театр, а после этого остались в России еще на несколько лет для того, чтобы сотрудничать с известными российскими театральными деятелями для того, чтобы эти деятели могли воплотить свою неисполненную месту на сцене. У всех она разная. Первым человеком из россиян, который поставил в Лиликанском театре спектакль, был Анатолий Васильев, который поставил "Мизантропа". Там у него такая ситуация, что ему нужно было каждый раз во время спектакля разрушать декорацию. И театр "Комеди Франсез", которому он предложил этот спектакль, не согласился. А Лиликанский большой королевский народный академический театр оперы, драмы и балета согласился. У них денег немеряно. Они каждый раз сжигают декорацию. Вторым был Тонино Гуэрра, который поставил спектакль по собственному сценарию "Дождь после потопа". Последняя наша премьера - это балет, в котором нет ничего инновационного, это довольно классический балет. Единственное, что все эти древнегреческие мотивы, которые очень часто в балетах использовались и используются, всегда обходили тему великанов стороной. Потому что было понятно, что великан и не великан в большом театре будет выглядеть одинаково, не поймешь, кто из них кто. У нас была такая возможность. Спектакль, который мы покажем сегодня, он совместный лиликано-российский.
Николай Цискаридзе: И немножко грузинский.
Марина Тимашева: Обратите внимание: Илья Эппельбаум сказал, что ничего новаторского в спектакле нет. А мы его сразу опровергнем. Музыку к балету написало целое Творческо-производственное объединение "Композитор", и Петр Поспелов объясняет, как оно это сделало.
Петр Поспелов: Однажды я поделился с Ильей идеей. Почему только композитор может быть автором музыки? Почему им не может быть какой-нибудь человек смежной профессии, например, режиссер? Мы приставим к нему целый штат профессиональных композиторов, которые будут послушно исполнять его волю, а он будет объяснять им любыми способами - петь, танцевать, показывать что-то, рисовать, графики чертить. Через некоторое время Илья вернул мне эту идею. Позвонил и сказал, что они затевают балет "Полифем" и он хочет сочинять музыку по определенной творческой схеме. Тогда я объявил конкурс. На этот конкурс пришло несколько заявок. Было решено взять одну из тем балета у композитора Александра Маноцкова, а для участия в сочинении музыки было отобрано три композитора, которых мы в нашей системе называем ответственными мастерами. Это Вера Иванова, Дмитрий Курляндский и Валерий Белунцов. Илья составлял задания. Специально разделял их так, чтобы в результате ни один номер не был написан кем-то одним. В ту и в другую сторону эти задания, и музыка, написанная на эти задания, шли через меня. Я выполнял их премодерацию. Как в интернет форуме бывает премодератор, который отслеживает, соответствует ли поток в ту и в другую сторону заданной теме. Когда из этих отрывков уже стали составляться пространные блоки, Илья стал переправлять мне их на рирайт. Я уточнял тональный план, систему темпов, дописывал недостающие такты, связки, редактировал модуляционную структуру внутри номеров. В результате, получился клавир, который я отправил в театр. Когда он был одобрен режиссером, мы позвали нашего тяжеловеса, Владимира Николаева, который превратил клавир в полноценную оркестровую партитуру, а она, в свою очередь, была записана оркестром под управлением Александра Соловьева.
Марина Тимашева: Итак, занавес поднимается, звучит музыка, движутся куклы-музыканты, на сцене появляется кордебалет, легкие танцовщицы дрыгают ножками, порхают бабочки, из-за кулис за всей этой красотой наблюдают крокодилы и питоны, а слон - большая игрушка на доске с колесиками - даже выезжает на сцену. Внутрь его вмонтирован некий механизм, а потому слон шевелит ушами, кивает головой и задирает хобот. Идиллию нарушают тяжелые шаги - не Командора, но Полифема, и на сцене появляются две человеческие ступни. Вообразите себе соотношение масштабов: куклы меньше мизинца Николая Цискаридзе.
В это трудно поверить, но ноги играют роль. Они пишут на песке имя возлюбленной и затем стирают его, они ждут, застенчиво трепеща, когда Галатея случайно коснется их. А потом появляются и руки, огромная ладонь пробует задержать дразнящую его куколку и заживо замуровывает войско своего соперника. И дальше - не спрашивайте меня, как Цискаридзе это удается - его тело втискивается в коробочку-сцену, пробуя рассмотреть кораблик Одиссея. В этот момент на носу кораблика возникнет фигурка воина и копьем проткнет единственный глаз Полифема. Жанр "трагический балет" обусловлен тем, что произойдет дальше. Ноги великана, прежде столь самоуверенные, начинают двигаться совершенно беспомощно, на ощупь. Все тот же масштаб усиливает трагизм: такое большое оказывается таким беззащитным и гибнет. Правда, Илья Эппельбаум снижает трагический пафос: те же ступни, но уже облаченные в белые балетные тапочки, разучивают с куколками-ангелочками па классического балета.
Фантазия людей, построивших театр "Тень" и создавших миниатюрный лиликанский театр, безгранична. Не зря, уже целую стену можно завесить полученными ими "Золотыми масками". Жаль только, что в живую спектакль может посмотреть от силы пять человек. Для остальных Илья Эппельбаум и Майя Краснопольская выдумали прямую трансляцию. Камера снимает происходящее в лиликанском театре, а зрители, сидящие в основном зале, видят спектакль на экране, как в кино или по телевизору.
А теперь я поговорю с Николаем Цискаридзе - народным артистом России, премьером Большого театра и звездой мирового балета. Я спрашиваю, как он себя чувствует в чужих театрах и на чужих сценах?

Николай Цискаридзе: Здесь, во-первых, я был чуть-чуть соавтор со всеми. А главное, что люди, которые это делали, ко мне относились очень хорошо. В первый раз, когда я сюда попал, как член жюри "Золотой Маски", я получил огромное удовольствие от нахождения в этой атмосфере, с этими людьми. Почему я занялся балетом? Когда я приходил в Большой театр, я уходил танцуя. Очень часто, когда уже учился в хореографическом училище, когда я смотрел какой-то спектакль с Павловой или Семенякой, с балеринами, которых я безумно любил, я на следующий день в четыре раза лучше занимался. Я тянулся к чему-то. В театре в последнее время я ничего такого практически не вижу. Мне не интересно. Я вообще не хожу в балетный театр, как зритель. И когда я попал на этот кукольный спектакль, я ушел пританцовывая. Это очень ценно. Театр создан человечеством для получения удовольствия. Когда люди плачут в зале, они все равно уходят счастливыми. Значит какие-то чувства в них родились, поменялись. Уходя, хочется вернуться. Жалко, когда спектакль заканчивается.
Марина Тимашева: Вы огромная мировая звезда. Вы, Божьей милостью, выдающейся танцор. Я понимаю, что Вы пришли, как член жюри, вам понравилось. Но эта работа наверняка потребовала очень много времени. Она требует, как ни крути, серьезных физических усилий, овладения профессией артиста театра кукол, потому что Вы еще и ведете кукол. Зачем Вам все это нужно?
Николай Цискаридзе: Во-первых, я сам получаю удовольствие. Я человек, который, как все балетные дети, в 10 лет распрощался с игрушками. Я не доиграл. Я очень часто замечал, что когда мы находимся на гастролях, если кто-то из наших попадает в игрушечный отдел, он начинает играть. Есть в Японии такая сеть магазинов "Тобу и сей", там последний этаж всегда детский. Когда у меня есть время, я иду туда, потому что там можно играть в любые игрушки, которые ты хочешь. Я играю с теми игрушками, которых в мое время просто не было. С гигантскими железными дорогами, конструкторами, лего. А там такие отделы, что мама приводит детей, оставляет и сама идет за покупками, а дети играют. Вот я с этими детьми сижу и играю. Я очень это люблю. А кукольный театр - это была моя мечта колоссальная. Я очень иного времени провел за кулисами театра Образцова, когда они приезжали в Тбилиси. Я часами просиживал, смотрел на кукол. Смотрел, как они двигаются, я очень этим хотел заниматься. У меня был огромный кукольный театр, очень много спектаклей, которые я сам сделал. Я мучил мою маму и всех моих соседей этими спектаклями. Они терпеть это не могли, потому что им надо было высидеть до конца. Я со всего дома собирал торшеры, я выставлял свет, у меня был проектор, водящий лучи. Потом, когда у меня возникла такая возможность, я просто оттягивался, что называется.
Марина Тимашева: А театра Резо Габриадзе Вы не видели?
Николай Цискаридзе: Нет, я вырос на его спектаклях. Просто его спектакли были очень взрослыми. Дело в том, что отличие Тбилиси от Москвы было колоссальным. Западная культура там была открыта. И у Резо, в основном, спектакли были такие продвинутые. Если у Образцова все взрослые спектакли были с юмором на нашу советскую действительность, то у Резо Габриадзе было всегда ироничное отношение к шику, к Западу. Я помню его бесподобный спектакль с Луи Армстронгом, с Эллой Фицжеральд. Это как раз мое детство. Но для меня тогда, как для ребенка, это не было так интересно, как Вероника Несмыкальская и Виктор Нетерперливых за роялем. Это мне было гораздо ближе потому, что я это больше понимал ребенком. Конечно, с возрастом я это больше оценил. В Тбилиси было еще два кукольных театра. Сейчас я вспоминаю, на каком это уровне шло. Эти люди могли бы очень сильно прославиться, если бы не то время. Меня всегда в это очень тянуло. Просто балет идет раньше.
Марина Тимашева: Коля, в спектакле видны только Ваши ноги, они выразительны более, чем многие драматические артисты целиком, вместе с голосом и прекрасным текстом. Значит ли это, что верхняя часть Вашего тела не участвует в переживании?
Николай Цискаридзе: Дело в том, что когда меня Илья поставил в этот ящик, он поставил мне задачу, что мне надо стесняться. Когда ты понимаешь, что видны только твои стопы и тебе надо стеснение выразить: А потом он говорил, что вот на эту вот музыку я должен объясняться в любви ногами. Делай, что хочешь. А здесь вот трагическое, он умирает. И я понял, что, допустим, он ослеп, значит он уже не может двигаться, как раньше. Поэтому я придумал, что я ощупываю все время почву, что я не могу двигаться. Только стопы же видно. Другое дело, что бы я ни чувствовал наверху, моим стопам это не поможет. Мне надо было найти такие выразительные средства, которые бы передали стопами работу чувства. Это сложнее, чем просто почувствовать.
Марина Тимашева: А физически это тяжелый спектакль?
Николай Цискаридзе: Нет, физически он не тяжелый, просто я все время ограничен в пространстве. Все картонное, деревянное, тоненькое. Я могу все поломать и порушить. Поэтому, когда я начинаю вращаться или крутиться, два человека держат весь постамент, чтобы он не разлетелся, если меня занесет.
Марина Тимашева: А вот смешно, что в сравнении с каким-то другим мужчиной, не балетным, Вы вполне хрупкое создание. У Вас нет какого-то чудного ощущения, что на сцене Большого театра вы выглядите маленьким, легким, невесомым, а тут огромным?
Николай Цискаридзе: Мне кажется, что это прежде всего то, что ты хочешь изобразить. Допустим, я один из самых невысоких в своей профессии людей, на данный момент. А многие уверены, что я один из самых высоких. Даже людей, которые выше меня, все считают маленькими. Никому даже в голову не может прийти, что они выше меня. Это такой дар заметности на сцене. А здесь, это совсем другое. Я себя не чувствую великаном, потому что рядом со мной два профессиональных актера, которые все умеют делать. Я здесь не был великаном, я здесь был таким же лилипутом, я учился у них многому. Потому что мне надо было и куклу схватить, и кулисы опустить, и свет включить. Другое дело, что мне было гораздо легче, чем им, потому что я умею двигаться под музыку, я запоминаю очень быстро количество тактов, характер музыки, а им это было чуть-чуть сложновато, потому что у них, все-таки, отправные точки другие. Когда им надо было со мной попадать в музыку, то им было сложно.
Марина Тимашева: Получается, что все мы в чем-то великаны, а в чем-то лилипуты.
Николай Цискаридзе: Абсолютно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика