Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2014 6:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062710
Тема| Балет, Московское хореографическое училище (МХУ) при Театре танца «Гжель»
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| В Москве прошла серия отчетных концертов хореографических училищ
Стахановские темпы балетной «Гжели»

Где опубликовано| газета "Московский комсомолец" №26558
Дата публикации| 2014-06-28
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2014/06/27/v-moskve-proshla-seriya-otchetnykh-koncertov-khoreograficheskikh-uchilishh.html
Аннотация| ОТЧЁТНЫЙ КОНЦЕРТ

Отчетные концерты для хореографических училищ — вещь гораздо более важная, чем все другие экзамены вместе взятые. Ведь по тому или иному «отчетнику» можно запросто судить об уровне учебного заведения. Из прошедшей только что в Москве серии таких концертов (включая основную кузницу балетных кадров — Академию хореографии в Большом театре) пальму первенства следует отдать Московскому хореографическому училищу (МХУ) при Театре танца «Гжель» и его новому художественному руководителю Борису Акимову.


Алексей Зуев в па-де-де из оперы "Вильгельм Телль"
фото: Артем Лебсак


Концерты училища всегда интересны и необычны, и помимо всем известных классических шлягеров на них можно увидеть самые настоящие хореографические раритеты. Например, старинную вариацию из балета Жюля Перро (сочинителя балетов «Жизель» и «Эсмеральда») «Наяда и рыбак» или знаменитые «Ножки мумии» — единственное, что уцелело из первого масштабного балета Мариуса Петипа в России «Дочь фараона».

Открывал концерт номер «Павлова и Чекетти», который ученики посвятили памяти основателя училища Владимира Захарова. Это отрывок из балета Джона Ноймайера «Щелкунчик», и роль знаменитого педагога Энрико Чекетти подошла Владимиру Карпову — выпускнику этого года. Во втором отделении артист очень удачно показался еще и в роли Бахрама из балета Кара Караева «Семь красавиц». Напомню, что некогда знаменитый балет в хореографии Петра Гусева сейчас совершенно забыт, и включение фрагмента из него в свой репертуар — еще один большой плюс училищу (репетитор Наталья Пермякова). Вместе со своей партнершей Полиной Подольской проникновенно станцевал дуэт из балета Дмитрия Брянцева «Призрачный бал» и еще один талантливый выпускник Егор Шведов.


Асия Мамедова и Станислав Бухараев в балете "Эсмеральда" фото: Артем Лебсак

Вообще, мальчики в этом году выпускались по классу молодого педагога Сергея Орехова, и за небольшую (чуть больше 10 лет) историю училища это, можно считать, лучший выпуск. Поболеть было за кого. Все 4 выпускника (с мальчиками в балете, как известно, напряженка) — как на подбор. Гротесковые актерские способности проявил в номере Якобсона «Деревенский Дон Жуан» другой выпускник этого года Артем Лепков. Танцовщик по своей фактуре и экстерьеру хорошо подходит для исполнения классических партий, что и продемонстрировал в па-де-де из баланчинских «Бриллиантов». Но самые большие способности показал в своем выступлении Алексей Зуев. Номер, им исполненный, — па-де-де из оперы «Вильгельм Тиль» — редчайший в наследии датского классика Августа Бурнонвиля. Одного умения справиться с мелкой техникой и другими премудростями датской школы тут явно недостаточно. Выступление Зуева — сплошной блеск: отточенные заноски, высокие прыжки, а также редкое обаяние — почти все радовало глаз.

Как и в прошлом году, девочки выпускались по классу замечательного педагога Ольги Шаройко — большого профессионала своего дела (первые два курса у выпускниц вела экс звезда Большого театра балерина Елена Рябинкина). Воспитанницам этих педагогов всегда присущи хорошая выучка, академизм и культура исполнения, которую они и продемонстрировали, в частности, в сцене бала из балета «Эсмеральда» (хореография Бурмейстера). Наиболее сильными в этом выпуске следует признать Феличию Руссу, которая в партнерстве с Алексеем Борзовым зажигательно исполнила па-де-де из балета «Тщетная предосторожность», и Асию Мамедову. Последняя работала на концерте стахановскими темпами, и ей вполне удались и партия Флер де Лис в бурмейстеровской «Эсмеральде», и Медора из «Корсара».

Говоря об этом училище, необходимо отметить, что его уникальность еще и в том, что это единственное в Москве учебное заведение, где кроме классического отделения имеется народное. Преподает одна из самых известных специалистов по народному танцу Валентина Слыханова. Поставленные ею номера «Девичий перепляс» и «Ветерец» отличали профессионализм и свежесть восприятия фольклорных традиций.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 11:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 27, 2014 9:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062711
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета имени Р. Нуриева в Казани, Дортмундский балет
Авторы| Айсылу МИРХАФИЗХАН
Заголовок| «Кактусная» хореографии – это интересно
Где опубликовано| «Каз@нские истории»
Дата публикации| 2014-06-20
Ссылка| http://history-kazan.ru/v-kurse-sobytij/vpechatleniya/15078-kaktusnaya-khoreografii-eto-interesno
Аннотация| ГАСТРОЛИ, ФЕСТИВАЛЬ

В программе XXVII Международного фестиваля классического балета имени Р. Нуриева в Казани были три современных одноактных балета шведского хореографа Александра Экмана, в том числе балет «Кактусы».

Балеты немецкого театра, объединенные в программу «Триптих», вызвали неоднозначную оценку любителей балета. У нас есть возможность познакомить своих читателей с точной зрения профессионала - балерины Татарского академического театра оперы и балета имени М. Джалиля.

Хотя главное балетное событие сезона позиционируется как фестиваль классического балета, в разные годы в Казань приезжали артисты и труппы, танцующие современную хореографию. Вот и в этом году балетоманов порадовали чем-то «необычным».

Вообще современная хореография, или танец модерн, в последнее десятилетие приобретает актуальность и в России. На Западе contemporary dance – еще одно название современного танца, уже давно развивается и живет насыщенной театральной жизнью, он приобрел определенные формы. Некоторые направления и стили разных хореографов стали классикой жанра. И все же танец модерн не перестает удивлять.

- по клику

Для казанского зрителя приезд Дортмундского балета стал приятным сюрпризом. Труппа из Германии за два фестивальных дня показала четыре балета. Из них, по моему мнению, самым ярким спектаклем можно с уверенностью назвать балет «Кактусы».

Спектакль начинается с немного абсурдного философствования голоса за кадром. Пафосно поставленный голос размышляет о современном танце и о роли критиков искусства в нынешнем обществе, и мнения одного из них может повлиять на восприятие многих зрителей.

- по клику

Сам Экман в одном из своих интервью называет сатирический балет «Кактусы» последним комментарием на мнение таких критиков. Он так же надеется – зритель поймет его остроумный намек. По его мнению, современное искусство не следует воспринимать очень серьезно.

Далее начинается завораживающее действие! 16 танцовщиков, посаженных в шахматном порядке на белые платформы, начинают в тишине делать что-то наподобие дыхательной гимнастики йогов, замирая время от времени в причудливых позах.

Музыкальный пейзаж спектакля интригует так же, как и пластика танцоров. Живой струнный квартет, играющий коллаж из музыки великих композиторов: Бетховена, Гайдна и Шуберта, придает особое настроение и остроту «кактусной» хореографии. Танцоры, в свою очередь, используя все тело и окружающее пространство, хлопают ладонями об пол, прикрикивая в такт, создают заразительный ритм, становясь неотъемлемой частью человеческого оркестра.

Белые пьедесталы размером 1 метр на 1 метр, на которых, собственно говоря, и танцуют артисты, символизируют дуальность свободы и ограничения. С одной стороны, каждый ограничен своим пространством, с другой стороны, любой свободен в проявлении себя на своем маленьком островке. Особенно впечатляет работа света и тени. Здесь нужно сказать «браво» художнику по свету, который в нужный момент выхватывал нужного танцора в его монологе.

- по клику

Хореограф-хулиган Экман, судя по всему, любит удивлять зрителей, и это оправдано. Когда на сцене происходит нечто экстраординарное, как например падающее с небес чучело кошки во время незатейливого диалога-танца обычной парочки, зритель тут же живо реагирует. Погружаясь таким образом в необычный спектакль, люди отдыхают от каждодневных проблем, и, возможно, это вдохновляет их взглянуть на обыденные вещи (те же самые кактусы, например) с другого ракурса.

Хотя современный шедевр оставляет впечатление легкости, ироничности и непринужденности, можно только попробовать представить себе, какой физической подготовки требует данная хореография от артистов. Танцоры Дортмундского балета справились с этой задачей блестяще! Хореография местами напоминала племенные танцы африканцев, настолько сильна была энергетика неистового танца. Возникало такое чувство, что танцоры полностью отпускают себя в стихию танца, но все же мастерски контролируют каждую мышцу тела.

В финале спектакля все персонажи выстраивают удивительную композицию из тех же платформ-коробок, которые, казалось, не поддаются законам гравитации и каким-то образом стоят на ребре. У каждого в руках кактус – символ и аллегория на современных людей, живущих каждый в своем горшке, таких же колючих и неприхотливых, но все же сильных, готовых пробиться даже через каменный грунт асфальта, был бы только лучик света.

Автор в полном объеме раскрывает проблему взаимоотношений людей в современном обществе, определяя роль и место каждого в глобальном человеческом оркестре.

Этот необычайно легкий, свежий, динамичный балет, который, как вихрь, уносит зрителя в мир удивительного хореографа и художника своего времени Александра Экмана.

Этот балет – ярчайший представитель нового искусства – рекомендован для обязательного просмотра как зрителям, так и профессионалам.


Автор рецензии окончила Казанское хореографическое училище (класс И.Ш.Хакимовой) в 2011 году и была принята в труппу ТАГТОиБ им. М.Джалиля. Она занята более чем в 10 спектаклях театра. Совсем недавно мы видели ее в балете «Золотая Орда»: в Восточном танце она предстала Павлином. Она танцевала партию Матери-волчицы в «Спартаке», Невесту в «Лебедином озере». С труппой театра выезжала на гастроли в страны Европы.

Айсылу –студентка III курса Высшей школы искусств имени С.Сайдашева ИФМК.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 28, 2014 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062801
Тема| Балет, Современный танец, Фестиваль в Монпелье, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Бастуют все
34-й танцевальный фестиваль в Монпелье открылся с опозданием

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №110, стр. 5
Дата публикации| 2014-06-28
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2501453
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Jean Claude Carbonne

Забастовка энтермитантов (intermittents du spectacle) сорвала открытие одного из старейших танцфестивалей Франции. Однако спустя три дня мировая премьера "Empty Moves: part I, II & III" Анжелена Прельжокажа все же состоялась — ежедневные переговоры организаторов фестиваля с забастовщиками принесли плоды. Из Монпелье — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Забастовками Францию не удивишь: только на этой неделе бастовали сотрудники аэропортов, адвокаты, почтовые и телекоммуникационные работники. Однако театральные энтермитанты (почасовики, назвали бы их в России,— артисты, рабочие сцены, осветители и прочие театральные служащие, работающие по разовым контрактам) выбрали уж очень выгодное время для своих протестов: лето — пора почти беспрерывных театральных фестивалей. И все они, вплоть до Авиньонского, могут пасть жертвой борьбы "за культуру Франции": бастующие, которым по новому проекту правительства грозит задержка с выплатой особых пособий по безработице (в среднем ?2600 в месяц), вопрос ставят именно так. Вообще-то везде в мире культура выживает и без таких преференций, которыми наделены французы: отработал 507 часов и обеспечил себе приличное существование на десять месяцев. Но своими исключительными правами театральные работники поступаться не собираются: они добиваются от правительства отказа от коварных поправок к существующему закону, из-за которых увеличивается срок ожидания социальных выплат, что позволит сэкономить ?165 млн в год.

Почтеннейший танцфестиваль в Монпелье оказался первым пробным камнем для бастующих. Еще накануне открытия казалось, что разногласия позади: результат совместного голосования почасовиков и постоянных работников показал, что большинство (67 против 39) за то, чтобы фестиваль состоялся. Однако в вечер открытия на сцену вместо артистов вышли энтермитанты, и мировая премьера "Empty Moves" сорвалась. Зрители могли утешиться другим, неотмененным политическим спектаклем иранца Хумана Шарифи "Every Order Eventually Looses Its Terror". Однако на вкус обозревателя "Ъ", утешение было слабое.

40-летний автор — обрюзгший дяденька со свисающими складками жира на том месте, где полагается быть талии, с седоватой бородой, пышной шевелюрой и звучной одышкой, заставляющей всерьез опасаться за его здоровье (господин Шарифи танцевал в собственном спектакле вместе с тремя единомышленниками),— сделал карьеру в Норвегии, куда он прорвался в одиночку в 14-летнем возрасте. Этот подвиг юного иранца, увлекающегося к тому же брейком, обеспечил ему учебу в танцевальном колледже в Осло и пристальное внимание культурной общественности, которую он не разочаровывает до сих пор, ставя спектакли в высшей степени обличительные. В его новой работе, сопровождаемой живой музыкой (барабаны и иранский танбур), разоблачается мир чистогана: норвежская исполнительница (из-за минимальных телесных навыков танцовщицей ее назвать трудно) долго прогуливалась в золотой маске. Спектакль порицает военную агрессию — ее изображал сам автор: угрожающе размахивал большими прямоугольными щитами из жести, бегал по кругу и яростно притоптывал ногой. Не были забыты человеческие жертвы: один из участников действа хоронил сам себя под обломками гранита (впрочем, неудачно — камни все время падали с его головы). И разоблачался фанатизм: символизирующий это явление человек сначала обмазал себя черной краской с большим удовлетворением, потом — красной, кровавой, уже с отчаянием. Сознательные зрители приняли эту публицистическую самодеятельность с избыточным, на взгляд обозревателя "Ъ", энтузиазмом.

Долгожданная премьера "Empty Moves: part I, II & III" Анжелена Прельжокажа случилась спустя три дня в театре "Агора" (каменном дворе бывшего женского монастыря, ставшего в эпоху французской революции женской тюрьмой, а в просвещенном ХХ столетии — Центром современного танца), причем перед началом представления "пострадавший" хореограф произнес речь, в которой поддержал забастовщиков. А заодно рассказал, что премьерой следует считать лишь третью часть "Пустых движений" — первая была представлена здесь же, в Монпелье, десять лет назад, вторая — в 2007 году. Очевидной границы между частями нет — все они идут под фонограмму знаменитого перформанса, который Джон Кейдж представил в 1977 году в миланском театре "Лирико". В течение полутора часов композитор с непробиваемой серьезностью произносил произвольный набор слов, слогов и звуков, отчего зрители, ожидавшие серьезной лекции, пришли в замешательство, а затем в нешуточную ярость. Их смешки, кашель, иронические аплодисменты, крики "Шут!" "Дурак!" и даже "Убийца!" сотворили из "звукового архива" Кейджа полноценную партитуру.

Хореограф Прельжокаж спасовал, не выдержав провокативной наукообразности тона композитора. Двух женщин и двух мужчин он одел в легкомысленные футболки и фривольные плавки — зелененькие, полосатенькие, даже с уточкой между ягодицами, просигналив таким образом, что хоть и собирается деконструировать танцевальный язык, расчленяя его на элементы, но постарается сделать это с юмором.

По правде говоря, вместо деконструкции у Прельжокажа получилась разве что дискретность. Артисты танцевали нарочито членораздельно — так, чтоб было очевидно, из каких несовместимых систем набраны движения: вот вам классический аттитюд, вот модернистский релиз, вот акробатический мостик. Юмор тоже вышел незатейливым: в духе "пинок под зад — кувырок".

Третья, свежепоставленная часть оказалась самой "юморной": под свист и ругань фонограммных итальянцев танцовщики, лежа на полу, изображали соревнования по плаванию — кролем и баттерфляем, строили физкультурные пирамиды, пародировали зажатость классического танца и расслабленность contemporary dance, пытаясь скрасить подобными шутками долгий процесс архивации телодвижений. Однако публика не смеялась, она сидела в благоговейном молчании, а после конца спектакля аплодировала почтительно и долго. И эта академическая реакция зрителей обозначила принципиальную разницу между уникальным перформансом Кейджа и многосерийными "Пустыми движениями" Прельжокажа.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 11:08 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 28, 2014 11:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062802
Тема| Балет, V Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира» (Сочи)
Автор| Фото Татьяны Зубковой
Заголовок| Культура на культуру денег не дает
Где опубликовано| © Кублог
Дата публикации| 2014-06-24
Ссылка| http://www.kublog.ru/blog/kublog/5010.html#10
Аннотация| КОНКУРС



21 июня на сцене Музыкального театра в Краснодаре состоялся гала-концерт пятого международного конкурса Юрия Григоровича «Молодой балет Мира».

Сам конкурс проходил с 12 по 19 июня в зимнем театре Сочи. Там из 70 юных дарований строгое жюри отбирало самых-самых в двух возрастных категориях (младшая – средние и старшие классы хореографических училищ, примерно от 13 лет и старшая – артисты балеты до 22 лет), а дипломанты, лауреаты и, конечно же, обладатель Гран-при приехали покорять краснодарскую публику. Несмотря на то, что в зале остались свободные места, юные артисты были встречены зрителями, можно сказать, жарко.

Зал не жалел аплодисментов, когда на сцене танцовщики выдавали сложные па и контакт артист-зритель был налажен с самого первого номера программы, которая, кстати, состояла из двух отделений. Сам Юрий Григорович на гала-концерт приехать не смог. Бросилось в глаза и то, что никто из высокопоставленных людей города и края не осветил своим вниманием сие мероприятие. По субботам, видимо, не до культуры. Хорошо, если только по субботам.

В антракте мне очень захотелось пообщаться с организаторами этого конкурса, и я рискнула заглянуть в приемную руководителя всей «Премьеры» Татьяны Гатовой, где застала ее и организатор конкурса Сергея Усанова в хорошем расположении духа. Они согласились принять меня и ответить на вопросы. Мы очень душевно и увлекательно поговорили о… футболе.

Я задала вопрос о трудностях, с которыми сталкиваются организаторы международного конкурса. Спрашивала, а сама думала: «Зачем?» Ведь ответ мне был известен и без этой беседы. Хороших молодых артистов балета в России, да и не только в России, растят добросовестно. Желающих проверить свои силы в этом уже именитом конкурсе в этот раз было больше, чем планировалось. Пришлось даже устраивать предпросмотр, дабы не растягивать сам конкурс на две недели.

Трудности у нас с культурой. Точнее, с отношением к ней. Вот мы и философствовали о том, почему нашим футболистам, которые, кстати, плохо играют (не открыла Америку, да?) платят ах, какие гонорары. А вот провести международный конкурс и поощрить талантливую молодежь, которая, кстати, хорошо танцует, средств нет. А ведь эта молодежь потом, а кто-то уже и сейчас, как например, победитель конкурса, Олег Ивенко, представляет нашу страну и школу русского классического балета во всем мире. И это наша великая гордость.

Спросила и о будущем юных лауреатов. Оказывается, некоторые из них уже примы именитых театров, таких как Мариинский, Михайловский, и прочие. А кто-то только будет замечен и приглашен в труппы. Татьяна Гатова сказала, что с радостью предложила бы контракты некоторым из них, так как считает, что свежая кровь может привнести что-то новое и интересное в репертуар местного балета.

А на вопрос, отслеживают ли организаторы судьбы предыдущих призеров конкурса, Сергей Усанов закидал меня таким списком имен и их новых побед, что вместо того, чтобы вникать в «театры-награды-партии», я диву давалась, сколько же их прошло уже, через предыдущие четыре конкурса!

Самым болезненным стал вопрос о финансировании. Ему мы, наверное, и посвятили всю беседу. Сколько нужно, сколько просили, сколько пообещали, сколько дали, сколько дали после того, как все пороги обстучали, сколько не хватило. И вновь вернулись к зарплате футболистов.

Было очень душевно и интересно, только началось второе отделение, и я попросилась отпустить меня посмотреть на победителя.

Несмотря на красоту линий, высоту прыжков и легкость в исполнении вариаций, происходивших на сцене, меня никак не оставлял наш разговор. Я рассуждала сама с собой о том, на чем может заработать Русский балет. Идею мне подсказала Одиллия — во время реверанса мне представилось, что она подняла взгляд и произнесла: «Я стираю свою пачку «Лаской магия черного»». А дальше круговорот идей: Марат Садыков, обладатель серебряной медали, так высоко летал над сценой в своих больших прыжках и так игриво улыбался публике, что так и просился баннер «Ред булл окрыляет». А милая Редисочка из балета «Чиполлино» запросто могла сойти за рекламу свежих овощей, скажем, для «Белой дачи».

Все это, конечно, шутки. Только где взять средств на поднятие культуры, если культура на культуру денег не дает — вот такая тавтология.

А еще я вырвала из рук желающих взять автограф обладателя Гран-при этого года. Олег Ивенко родом из Украины, где окончил Харьковскую хореографическую школу. Ныне — артист Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля. Олег мне сказал, что победа в «Молодом балете мира» была его целью, к которой он долго шел. На прошлом конкурсе он завоевал серебро и тяжелая работа над техникой привела его, спустя два года, к победе.

— А что дальше? — Полюбопытствовала я.
– А дальше жизнь. Есть мечта, но ей нельзя делиться, иначе не сбудется. Хочу побывать в разных странах, поработать в различных балетах, примерить на себя разные партии. Любимых нет. Ни балетмейстеров, ни ролей. Я хочу попробовать себя во всем, – рассказал Олег Ивенко.
— Вы так одинаково виртуозно исполняли и классические вариации, и современную композицию под Земфиру, а что все-таки ближе? Классический или современный танец? – Интересуюсь я.
— Классический. Пока…

Подготовила Ольга Р.



Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 29, 2014 7:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062901
Тема| Балет, "Киев-Модерн Балет", Премьера, "Женщины в ре миноре", Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Олег Вергелис
Заголовок| Раду Поклитару: Дьявол — это женщина
Где опубликовано| © «Зеркало недели. Украина»
Дата публикации| 2014-06-20
Ссылка| http://gazeta.zn.ua/CULTURE/radu-poklitaru-dyavol-eto-zhenschina-_.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



После годовых каникул, связанных с танцами на Сочинской олимпиаде и пустым кошельком в киевском бюджете, Раду Поклитару наконец представил в театре "Киев-Модерн Балет" премьеру. Балет в одном действии на музыку И.С.Баха "Женщины в ре миноре". В программке меценатом указан продюсер СТБ. А это, очевидно, значит, что оторвали хотя бы часть бюджета от катастрофы типа "Вагітна в 16" — на благие цели современного украинского балета.

Его сестру зовут Краткость. И балет "Женщины в ре миноре" продолжается минут 25, не больше.

Но и этих мгновений достаточно, чтобы "совдеповское" пространство бывшего ДК "Пищевик" превратилось в подобие продвинутой европейской сцены…

Вот уж может так может. Все-таки владеет этот человек "алхимическими" средствами театрального влияния на зал, на артистов. Даже на стены.

Идея "женского" проекта якобы родилась в Одессе. А источником вдохновения послужила классическая история Лорки "Дом Бернарды Альбы". Пьеса эта — как палочка-выручалочка для всех театров земли, в которых нужно занять работой батальоны алчущих творчества актрис.

Проекция на Лорку в случае с Поклитару условна. Для него все литературные матрицы — относительны. На старом литературном пергаменте он сочиняет оригинальные "модерн-балетные" иероглифы, символы, отрываясь от земли, от литературного притяжения. Паря в модерных эмпириях, он мыслит яркими пластическими образами, не чурается провокационных хореографических подвохов. Создает мини-балет — как "вещь в себе". И пусть узкопрофильные балетные теоретики стучатся лбами о стенку по поводу хореографических автоштампов или авторских озарений. А приверженцам драматического театра в этой "шутке гения" (это первая мысль, которая рождается сразу после просмотра), важно оценить его образный ряд, пластическую драматургию, конфликтные узлы в хореографической ткани. Все то, что и выявляет в Поклитару драматического режиссера.

Поклитару использует как "саундтрек" знаменитый Концерт №1 для клавира с оркестром ре минор, популярнейшее произведение Баха. История музыки безусловно относит этот Концерт к выдающимся произведениям, выделяя в нем глубинный драматизм, масштабность, энергичный суровый мелодизм, мрачную сосредоточенную экспрессию.

С чеширской ухмылкой на устах Поклитару "нанизывает" на каноничный мелодичный стержень свои озорные саркастичные, даже комичные хореографические этюды на тему женского своеволия и безумия. При этом знакомая музыка воспринимается сквозь пластическую призму по-новому, отбрасывая на слушателя прежде неуловимый эмоциональный свет и неожиданные мелодичные подтексты.

Женщины Поклитару в одноактном балете — не лорковские замшелые монашки, истекающие соком в старой душной кадушке. Здесь наоборот — все шире и объемней. Это женщины-красотки и мужеподобные чудовища. Как будто стая эриний (из древнегреческой мифологии) или облако фурий (из мифологии римской).

"Женооблако" накрывает сцену детского музтеатра, трансформирует ее и самое себя.

В начале "женооблако" энергично стирает грязное белье. Но это артподготовка перед более важным занятием — перемыть кости другим. И что он только не вытворяет, дабы повернуть "женооблако" — к "лесу" передом, а к зрителю задом. Ритмично трансформирует "облако" — в ветвистые лапы деревьев, в эскадрон прыгающих лягушек.

За 25 минут промелькнет и нечто, напомнившее шекспировских "макбетианских" ведьм. Существ без пола, зато с четко обозначенной гражданской позицией: зло должно быть еще злее!

У Поклитару это Зло — через пластичекую иронию и хореографическую пародийность — растворено в мотивах инстинкта толпы и безумия стада… Жутковатых таких мотивах, как для балетного, так и для нашего реального измерения.

Если, скажем, у Лорки главный соблазнительный мужчина из пьесы "Дом Бернарды Альбы" — Пеппе Римлянин — за скобками сюжета, то у Поклитару есть важный козырь. Он выводит на авансцену премьера Алексея Бусько. Любовь, вспыхнувшая между Ним (героем) и Ею (героиня, одна из эриний), обречена. Потому что (согласно балету) дьявол — это женщина, а женщина — это ревность (зависть), а ревность — это истребление любого альтернативного чувства. Эти "твари" издеваются даже над ее фатой! В кружеве "ре минор" — сплошные экстатические конвульсии и параноидальные судороги завистливых фурий. С соплеменницей разделаются быстро — как мумию, закутают в белый саван и бросят "куколку" на дно, в пропасть. В оркестровую яму.

Но если женщина — дьявол, то мужчина — Бог, так, что ли? Впрочем, и мужчине несладко на адском балу. В лучшем случае, его сладострастно разорвут на куски, в худшем — придумают пытку поизощренней.

Вообще, мне кажется, Поклитару насмотрелся Ларса фон Триера. Возможно, даже подсел на его фильм "Антихрист". И где-то непроизвольно, но все же зримо рифмует свой "Ре минор" с финалом выдающейся датской картины. Помните, как герой Уиллема Дефо, чудом уцелев от издевательств жены и природы, восходит на гору, а там — о Боги — очередное "женооблако"… Злобно сверкая глазами, эти эринии уже придумали в связи с несчастным что-то свое, дьявольское.

…В какой степени "Женщины в ре миноре" личностный и "автобиографичный" балет — не нам судить. Но, видимо, повстречалась ему на пути не одна фемина ("эриния"), если балетмейстер столь энергично и хлестко-пародийно, буквально наотмашь, сводит на сцене счеты с какими-то старыми тенями, травмами и обидами, короче, с прошлым. Только это его личное. А наше, общественное, в связи с премьерой — пристойный уровень, сценический драйв, пластическая магия. Все то, чего всегда мало в местном музыкальном театре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2014 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063001
Тема| Балет, Башкирский государственный театр оперы и балета, Башкирский хореографический колледж имени Р. Нуреева.Персоналии, Айслу Ганеева-Панина
Автор| Нина ЖИЛЕНКО
Заголовок| Башкирская балерина ленинградской закалки
Где опубликовано| © газета - Республика Башкортостан
Дата публикации| 2014-06-26
Ссылка| http://www.resbash.ru/stat/2/6187
Аннотация|



Закончился учебный год в хореографическом колледже и театральный сезон. Финальной точкой стала премьера балета «Двенадцатая ночь» по комедии Вильяма Шекспира в постановке Рината Абушахманова. В спектакле приняли участие и выпускники хореографического училища — ученики педагога Айслу Ганеевой-Паниной. Блестящее «боевое крещение» свидетельствует о том, что Айслу Ревмировна не только замечательная артистка, но и великолепный педагог.

О личном

Отец, Ревмир Галеевич Ганеев, был профессором истории, окончил МГУ. Он один из первых стал заниматься историей города Уфы, вышла книга под его редакторством. Мама, Рио Имаевна, филолог по образованию, преподаватель русского языка и литературы. Среди знакомых и друзей семьи был весь цвет башкирского балета: Зайтуна Насретдинова, Тамара Худайбердина, Майя Тагирова, Ильдус Хабиров, Фирдаус Нафикова, Шамиль Терегулов, Леонора Куватова и многие другие.

И сейчас семья во всем поддерживает Айслу. У нее прекрасный муж — вместе более четверти века, дочери уже 25 лет, обожает своего четырехлетнего внука. Всегда рядом мама, сестры. «Это наполняет мое существование светом и радостью, — признается Айслу Ревмировна. — Вообще вся моя жизнь — светлая».

О творчестве

Дебютом стала пальцевая, но игровая партия — Мачеха в «Золушке» Прокофьева в постановке Эрки Тана. Потом готовила партию Зайтунгуль с Эммой Мухаметовной Тимиргазиной, ее первым репетитором в театре. В «Дон Кихоте» танцевала Китри, подружек, в «Бахчисарайском фонтане» — Черную жену, в «Голубом Дунае» — Анель, в «Вальпургиевой ночи» — Вакханку, в «Пахите» — вариации, в «Жизели» — Мирту, в «Сильфиде» — Эффи, в «Лебедином озере» — па-де-труа, сольные партии в других балетах. Через всю творческую жизнь прошла партия Зайтунгуль в балете «Журавлиная песнь», и это особенно дорого сердцу балерины.


«Танцевала я много и с удовольствием, — вспоминает Айслу Ганеева, — могла встать в любую линию кордебалета. Кордебалетные сцены в «Лебедином озере», «Жизели», «Баядерке» — это высокая классика, кладезь хореографических движений, соблюдение всех позиций, канонов, это школа мастерства. Интересно было работать с балетмейстерами, которые приезжали в театр ставить спектакли. Особенно запомнился Владимир Могильда с его современной, необычной для нас хореографией. Я танцевала в его авангардной, нашумевшей в свое время постановке «Пер Гюнт». Незабываем Генрих Майоров со своим балетом «Чипполино», где я была Магнолией и Редисочкой. Интересно работалось с ленинградскими мастерами — Щербаковым, Маркарьянцем. И, наконец, совершенно потрясающий период в жизни труппы — когда приезжал спустившийся с Олимпа Юрий Николаевич Григорович. Смотрели во все глаза, слушали раскрыв рот, ловили каждое слово его. Он доверил мне партию Венгерской невесты в «Лебедином озере». Юрий Николаевич очень строгий, но не злой. Требует полного повиновения, но ему настолько веришь, что искренне подчиняешься и идешь за ним. Это действительно гений в хореографии! Сколько лет прошло, а его спектакли не устаревают, всегда собирают у нас полные залы.

Досье

Айслу Ревмировна Ганеева-Панина — заслуженная артистка Башкортостана, балерина, педагог.

В 1971 — 1979 годах училась в Ленинградском хореографическом училище имени А. Я. Вагановой.

Позже окончила Башкирский государственный педагогический университет имени М. Акмуллы (факультет психологии); Санкт-Петербургскую академию русского балета имени А. Я. Вагановой (ранее — ЛХУ) по специальности «педагогика балета».

С 1979 года солистка балета Башкирского государственного театра оперы и балета.
В настоящее время преподает классический танец в Башкирском хореографическом колледже имени Р. Нуреева.


БЫЛ СЛУЧАЙ

Балетный дуэт в оркестровой яме


— У нас в труппе всегда торжествовала дружба, — рассказывает Айслу. — Я не идеализирую. Конечно, случались и конфликты, и споры, но это не было главным. Света Харисова, Рая Хабирова, Леонора Куватова, Флюра Рахмангулова, Зухра Ильясова — они тоже были национальными кадрами, но окончили «вагановку» раньше. Они приняли нас, учили, подсказывали, помогали войти в тот или иной номер, балет. Все трудности мы переносили вместе. Знаете, в каких туфлях мы танцевали? Когда уже не было мешковины, наталкивали в носок газеты и выходили на сцену. А сколько было примеров для подражания! Потрясающие трудолюбие, темперамент Фирдаус Нафиковой зажигали молодых артистов. Люда Шапкина тринадцать лет протанцевала в кордебалете, в «двойках» и «тройках», и вдруг — Его величество случай. Должна идти «Спящая красавица», а солистка заболела. С трех репетиций Люда вошла в партию Авроры! Это было потрясающе во всех смыслах, поскольку прямо во время спектакля случилось невероятное происшествие. Эльдар Валиев, очень высокий танцовщик, не рассчитал пространства сцены и вместе с Людой в верхней поддержке свалился в оркестровую яму. Прямо на гобоиста — тот едва мундштук свой не проглотил. Зал замер… Дирижер Гайнетдин Хайретдинович Муталов застыл с поднятой палочкой… Через несколько секунд из оркестровой ямы вылезают живые и невредимые, хотя и в ссадинах, Люда и Эльдар и… как ни в чем не бывало продолжают танцевать! Вот такая самоотверженность...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2014 6:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063002
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Укрощение строптивой", Персоналии, Жан-Кристоф Майо
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Жан-Кристоф Майо: «В отношениях мужчины и женщины самое страшное — скука»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2014-06-30
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/49184-zhan-kristof-mayo-v-otnosheniyakh-muzhchiny-i-zhenshchiny-samoe-strashnoe-skuka/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Большой театр под занавес сезона презентует громкую и долгожданную мировую премьеру. «Укрощение строптивой» специально для труппы ГАБТа поставил знаменитый французский хореограф Жан-Кристоф Майо — руководитель «Балета Монте-Карло».



У этой труппы связи с Россией исторические, старинные. Когда-то в княжестве Монако Сергей Дягилев разместил базу своей звездной антрепризы. После смерти импресарио труппа то распадалась на части, то объединялась снова, но в итоге появился «Русский балет Монте-Карло», где работал Леонид Мясин, хранивший дягилевские раритеты и создававший свои знаменитые спектакли. Потом игорные дома и автогонки одержали верх, и балет ушел в тень, хотя формально труппа существовала до начала 60-х. В 1985-м «детей Терпсихоры» взял под свой патронаж правящий дом Монако. Слово «русский» исключили из названия, набрали штат, и получилась официальная труппа Княжества Монако «Балет Монте-Карло». В начале 90-х принцесса Ганноверская Каролина пригласила в коллектив на должность арт-директора Жан-Кристофа Майо, за плечами которого уже был опыт солиста Гамбургского балета и руководителя театра в Туре. Сегодня здесь одна из самых обеспеченных европейских трупп. На протяжении двух десятилетий Майо, создатель своего авторского театра и друг принцессы Каролины, ставит спектакли только с артистами-единомышленниками, и они понимают его с полуслова. Международный дебют хореографа состоится в Большом театре, и о его подготовке мы расспросили самого Жан-Кристофа Майо.

культура: Каким образом Большому театру удалось Вас — домоседа — уговорить на постановку?

Майо: Не такой уж я и домосед, мы много гастролируем. Но сочиняю балеты я только в родном театре, тут Вы правы. А с Большим — Сергей Филин убеждал терпеливо. Он говорил со мной так, как я сам говорю с хореографами, когда хочу, чтобы они поставили в Монако. Предложил приезжать в Москву, знакомиться с труппой. Артисты Большого театра показали в Монте-Карло фрагменты «Лебединого озера»: я увидел их, они посмотрели, как работаю я. В какой-то момент подумал, что, может, и правда пора рискнуть и попробовать поставить что-то за пределами Монако. Предлагают-то Большой театр — фантастика! К тому же в России я чувствую себя хорошо, и мне ничего не навязывают — ставь, что пожелаешь.



культура: Почему пожелали «Укрощение строптивой»?

Майо: Для меня балет — искусство эротическое, а «Укрощение…» — самая сексуальная пьеса Шекспира, написанная с иронией, юмором и здоровой долей цинизма. Разговор об отношениях между мужчиной и женщиной мне близок.

культура: Вы несколько раз повторяли, что женщины сильнее мужчин. Действительно так считаете?

Майо: Да, хотя дамы по-прежнему нуждаются в нас.

культура: В этом шекспировском сюжете режиссеры часто выделяют тему эмансипации женщин.

Майо: Позиция женщины, к счастью, сильно изменилась. Но все-таки мачизм и преобладание мужского в обществе существуют. Мне хотелось показать, что все равно мужчины без женщин не могут. Они бегают за дамами, а не наоборот. Что такое отношения Петруччо и Катарины? Это отношения двух людей, не способных контролировать охватившую их страсть и желание. Они узнали любовь, которая сносит голову и не поддается разуму. В «Строптивой» вопрос не в том, как женщина становится послушной, а в том, как мужчина, в конце концов, готов все принять от женщины, если он влюблен. Тогда ей можно действительно все — мужчина становится слабым под воздействием женских чар.



культура: На репетиции Вы процитировали своего друга, который сокрушался: «Мы всегда мечтаем жениться на любовнице, но оказывается, что женились на своей жене». Не получится ли так же у Петруччо с Катариной?

Майо: Думаю, они не войдут в семейно-бытовую жвачку. В спектакле несколько влюбленных пар. Бьянка и Люченцио тоже любят друг друга, они красиво танцуют, мы видим их взаимную нежность. В финале же есть маленькая сцена чаепития: Люченцио подает Бьянке чашку, а она швыряет ее ему в лицо, потому что ей кажется, что чай плох. Вот тут-то мы и понимаем, что Люченцио уже с женой, а не с возлюбленной. А Петруччо и Катарина, покидая сцену, одновременно поднимают руки, чтобы дать друг другу шутливый пендель. И мне кажется, что в таких замечательных отношениях они проведут всю свою жизнь.

культура: В Ваших балетах часто присутствуют автобиографические мотивы. Есть ли они в «Укрощении…»?

Майо: Это немножко моя история — я влюблен в строптивую и живу с ней уже десять лет. Она меня укротила. Мы никогда не ссоримся и даже не спорим, но постоянно провоцируем друг друга. Такая игра в кошки-мышки, и она не дает скучать. В жизни мужчины и женщины скука — самое страшное. Можно раздражать друг друга, плохо себя вести, пребывать в эйфории, зазнаваться, пререкаться, но только не скучать.



культура: Бернис Коппьетерс, Ваша любимая балерина, жена и муза, сегодня работает с Вами в Большом…

Майо: Мне нужен помощник, знающий мою манеру работать. Мои-то артисты сразу понимают, что надо делать. Был такой случай. Один солист, с которым я репетировал впервые, танцевал ужасно. Я спросил: «Ты что, не можешь поднять ногу повыше?» Он ответил: «Конечно, могу, но я повторяю то, что показали Вы». Мои ноги уже не поднимаются так высоко, как пару десятилетий назад. Представляете, какой бы получился спектакль в Большом театре, если бы артисты копировали меня? На репетициях я импровизирую с исполнителями, и когда московские танцовщики видят, как я сочиняю движения с Бернис, и как она передает нюансы (это — самое трудное), им становится все понятно. То есть я уполномочил Бернис показывать то, что я хочу, и то, что я не смог сделать для нее раньше. Когда я начал работать с Бернис, ей было 23 года, и я хотел поставить «Укрощение строптивой», но не сложилось.

культура: Почему остановились на музыке Дмитрия Шостаковича?

Майо: О, сейчас я скажу нечто оригинальное: Шостакович — великий композитор. Его музыка — вселенная: богатая и разноцветная. В ней не только драматизм и страсти, но гротеск, сатира и ироничный взгляд на окружающее. По образованию я музыкант, и для меня исключительно музыка тянет за собой все чувства и эмоции. Музыка — сила, она диктует состояние. Часто привожу такой пример — простой, но внятный и доходчивый. Если от вас уходит любимая, и вы в опустевшем доме слушаете Адажиетто из «Пятой» Малера, то есть риск покончить с собой. Но если поставите диск Элвиса Пресли, то, скорее всего, вам захочется скорее завоевать какую-то другую женщину. Во всяком случае, возникнет желание что-то новое для себя открыть.



В Большом театре привыкли начальные репетиции проводить под рояль. Я же потребовал, чтобы сразу ставили диски — оркестровую фонограмму. Артисты должны слышать весь оркестр, полное звучание музыки. Тогда рождаются эмоции.

Шостакович выбран еще и потому, что я приехал в Россию и должен сделать шаг навстречу вашей стране. Русские чувствуют музыкальный мир Шостаковича, который близок и мне. Я взял фрагменты из разных произведений, но мне хочется, чтобы зритель забывал об этом и воспринимал музыку как единую партитуру. Не стоит угадывать: это из «Гамлета», «Короля Лира», Девятой симфонии. Я выстраивал драматургию, добивался, чтобы музыка звучала как единое целое, словно сам композитор написал ее для нашего спектакля.

культура: Художником по костюмам стал Ваш сын. Какие наряды искали?

Майо: Мне хочется, чтобы после спектакля люди думали не о танце, а о своей жизни. Поэтому костюмы должны быть похожи на те, что можно надеть сегодня и выйти на улицу. Но при этом в них должны чувствоваться театральность и легкость, дающая телу свободу. Танец ведь всего сказать не может, только то, что способно передать тело. Как говорил Баланчин — я могу показать, что эта женщина любит этого мужчину, но я не могу объяснить, что она — его теща.

культура: Общество «Друзья Большого балета» организовали в Бахрушинском музее встречу с Вами. Фразу Вашего ассистента: «Прежде, чем делать «Укрощение…» в Большом, нужно укротить сам Большой» публика встретила аплодисментами. В согласовании актерских составов, по-моему, укротить так и не удалось?

Майо: Меня сразу попросили определить второй и даже третий состав. Я долго сопротивлялся. Никогда не делаю два состава. Для меня хореография — это артист, а не набор движений. Катарина — это Катя Крысанова, а не роль, которую может повторить другой артист. Я пойму, что достиг результата, если сделаю такой балет, какой не смогу воспроизвести даже в своей труппе для своего зрителя.



культура: Кто он, Ваш зритель?

Майо: Люблю создавать спектакли для мужчины, что попал в театр, потому что должен сопровождать жену, а та пришла только потому, что дочь занимается балетом. И если супруги заинтересуются балетом, то я достиг результата. Дело, которым я занимаюсь, для меня удовольствие и игра.

культура: Второй состав все-таки появился…

Майо: Это было против шерсти. Нужно же учитывать особенности того места, где ты оказался — Большому необходимы несколько пар исполнителей. Когда друзья приглашают меня на ужин, где подают рыбу, а я ее не хочу, то все равно попробую. Надеюсь, второй состав будет тоже интересный, но для меня и на всю мою жизнь «Укрощение строптивой» в Большом — это Катя Крысанова, Владислав Лантратов, Оля Смирнова, Семен Чудин. С ними мы строили этот балет. Мы вместе отправились в путешествие длиною в 11 недель, и оно подходит к концу. Готовый спектакль уходит, он мне уже не принадлежит.



культура: Почему все-таки выстроенные роли нельзя станцевать другим?

Майо: Замечательная Катя Крысанова (даже странно, что я поначалу не видел в ней Катарины, она меня завоевывала) в одной из сцен целует Лантратова-Петруччо и выходит так, что мне хочется плакать — настолько она хрупкая и беззащитная. А через две секунды она же начинает драться. И в этом переходе она настоящая и естественная, потому что мы отталкивались от ее, Кати Крысановой, реакций и оценок. У другой балерины — иные характер, нрав, органика. И ей надо выстраивать все по-другому. Танец — это не набор па, для меня взгляд и прикосновения мизинцев — важная часть хореографии.

культура: Артисты Большого чем-нибудь удивили?

Майо: Я потрясен качеством их танца, энтузиазмом, любопытством, желанием работать. Они танцуют столько — и разных — балетов! Я в Монако отказываюсь иметь более 80 спектаклей в год, они же исполняют раза в три больше. Не представляю, как они это делают.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2014 6:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063003
Тема| Балет, Екатеринбургский Театр оперы и балета, Премьера, "Цветоделика",
Автор| Татьяна Воробьева (Екатеринбург), Фото: Татьяна Андреева
Заголовок| Екатеринбургская опера завершила сезон цветным балетом
Где опубликовано| © Российская Газета
Дата публикации| 2014-06-30
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/06/30/reg-urfo/balet-anons.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



ФОТОГАЛЕРЕЯ

Балетом-триптихом "Цветоделика" завершился 102-й сезон в екатеринбургском академическом Театре оперы и балета.

Балет был задуман как путешествие не только в мир классического танца, но и в особое пространство цвета. От антично-белого с вкраплениями фуксии первого акта повествование движется к ультрафиолету акта второго. И не последнюю роль в создании неповторимой игры цвета и света сыграло оформление сцены.

В театре поясняют, что дизайнер из Великобритании Энтони Макилуэйн сконструировал "умные" и лаконичные декорации, способные поглощать и отражать цвет. Как признался сам художник-постановщик, "Цветоделика" для него - это "обостренное чувство осознания цвета. Это сильное состояние, которое сопровождается острыми переживаниями - от эйфории до отчаяния".

"Многие творческие натуры воспринимают окружающий мир цветным, композиторы часто видят "в цвете" свою музыку. Для меня танец тоже наполнен неповторимыми красками, - объясняет свою идею хореограф Слава Самодуров. - Я попытаюсь подчеркнуть сакральный момент перехода одного цвета в другой и передать магию зарождения нового оттенка".

Для музыкального сопровождения создатели балета выбрали сюиту №4 "Моцартиана" Петра Чайковского, оркестровые сочинения Perpetuum mobile и Fratres эстонского композитора Арво Пярта и "Сельский концерт" для клавесина с оркестром француза Франсиса Жана Марселя Пуленка.

"Известно, что основоположником цветомузыкального искусства считается Александр Скрябин. Начиная с композиции "Прометей", он двигался к реализации идеи синтеза всех видов искусств. "Цветоделика" продолжает эту тему, совместив абсолютно разноплановую музыку Чайковского, Пярта и Пуленка с пластикой тела и игрой света", - поясняет дирижер-постановщик Павел Клиничев.

Балет поражает воображение и костюмами. Лауреат "Золотой Маски" Ирэна Белоусова создала для спектакля совершенно уникальную балетную пачку, превратив традиционную "рабочую" одежду танцовщиц в фэшн-продукт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 30, 2014 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063004
Тема| Балет, Михайловский театр, Планы на новый сезон
Автор| Виктория Иванова
Заголовок| Михайловский театр откроет сезон «Высоким балетом»
Где опубликовано| © Газета "Известия"
Дата публикации| 2014-06-30
Ссылка| http://izvestia.ru/news/573205
Аннотация|


В сентябре петербуржцам покажут лучшие спектакли балетного репертуара с участием звезд и приглашенных артистов

Начало нового театрального сезона в Михайловском театре в Санкт-Петербурге будет полностью отдано балетам. С 8 по 25 сентября там пройдет фестиваль «Балет. Высокий сезон». В эти дни на сцену Михайловского выйдут Наталья Осипова, Полина Семионова, Екатерина Борченко, Ирина Перрен, Анжелина Воронцова, Кристина Шапран, Оксана Бондарева, премьеры Иван Васильев, Иван Зайцев, Виктор Лебедев, Леонид Сарафанов.

11 сентября в «Лебедином озере» вместе с Натальей Осиповой станцует премьер Большого театра Дэвид Холберг. 10 и 14 сентября («Лебединое озеро» и «Жизель») на сцене театра состоится дебют премьера Штутгартского балета Фридемана Фогеля: танцовщик выступит в с Полиной Семионовой.

Как сказал генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман, решение провести балетный фестиваль в самом начале сезона «имеет свои причины».

— Новый сезон для балетной труппы будет иметь нестандартную конфигурацию: предстоят два больших гастрольных турне — в США и Японии. Чтобы петербургская публика легче пережила продолжительную вынужденную разлуку с Михайловским балетом, было решено начало сезона сделать полностью балетным, — заявил гендиректор.

Откроется фестиваль знаменитым балетом Асафа Мессерера «Класс-концерт», в котором свое мастерство представят как солисты труппы, так и приглашенные артисты. В этот же вечер петербургская публика сможет увидеть последнюю балетную премьеру уходящего сезона — «Белую тьму» Начо Дуато, а также «Привал кавалерии» Мариуса Петипа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2014 8:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063101
Тема| Балет, Национальная опера Украины (НОУ), Премьера
Автор| Мария Храпачева
Заголовок| Драма с камелиями
Где опубликовано| © «Деловая газета «КАПИТАЛ»
Дата публикации| 2014-06-27
Ссылка| http://www.capital.ua/ru/time/23612-dama-s-kameliyami?issue=336
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Иван Черничкин

К концу сезона в Национальной опере Украины выпустили оригинальный драматический балет «Дама с камелиями». С одноименными фильмами, хореографическими постановками и оперой «Травиата» его роднит только сюжет — автобиографическая история Александра Дюма — младшего.

Общеизвестный роман о молодом писателе, влюбленном в быстро сгоревшую от чахотки и горя куртизанку, которая тоже его любила, но вынуждена была отвергнуть под давлением его отца, наделал фурору сразу после публикации. 23‑летний Дюма-младший писал его в 1847 году по свежим событиям, оплакивая в Париже смерть возлюбленной, своей ровесницы Мари Дюплесси. Дюма-старший усмотрел в романе идеальную историю для театра: обещание счастья, за которое назначена убийственная цена, финал катастрофичен, всем принесены извинения, но поздно.

Младший переделал роман в пьесу. Джузеппе Верди с ходу написал свою хитовую оперу. После «Травиаты» этот сюжет как только ни воплощали — от фильма с Сарой Бернар до пластического спектакля без слов и танцев. Есть и знаменитые балеты: «Маргерита и Арман» Фредерика Аштона для дуэта Марго Фонтейн — Рудольф Нуреев (1963) и «Дама с камелиями» Джона Нормайера на музыку Шопена (2008).

В киевской «Даме с камелиями» герои названы именами прототипов: Мари, Александр-младший и Александр-старший. Заподозрить в двух Александрах знаменитых писателей можно только прочитав либретто. Но в остальном все, что происходит на сцене, яснее ясного, поскольку танец на пуантах обильно дополнен пантомимой — такова природа драматического балета, жанра, в котором хореографическая условность объединена с жестовой.

Чисто танцевальные номера с выразительной «современной классикой», по которой специализируется хореограф-постановщик Анико Рехвиашвили (главный балетмейстер Нацоперы), то демонстрируют доблести двадцати одной пары кордебалета, то задают работу солистам. Александру-младшему (в премьерных показах — Денис Недак и Ян Ваня) доводится много и мощно прыгать и вертеться, Мари (Анастасия Шевченко и Наталья Лазебникова) — показывать чудеса легкой, быстрой, текучей гибкости. А динамичные дуэты нашпигованы изобретательными поддержками, которые в конце идут сплошняком — Альберт прощается с умирающей Мари.



Александр-старший, наоборот, не танцует. В большой сцене, где он принуждает Мари написать возлюб­ленному лживое письмо о прекращении отношений, танец и пантомима переплетены в такой фьюжн, что хочется встать со зрительского кресла, чтобы не пропустить подробностей. В других эпизодах пантомима безыскусна, как в жизни, когда один кивнул, другой отвернулся, и поди пойми, с чего это оркестр тем временем играет такое напряжение чувств, будто решается судьба человечества. Тут стоит не столько смотреть на сцену, сколько слушать музыку — притом внимательно.

Партитуру для «Дамы с камелиями» собрали необычную: 22 фрагмента из музыки шести композиторов-классиков. Enigma Variations сэра Эдварда Элгара звучат космически, как рождающаяся любовь. Страдательный женский дуэт — Мари и обесчещенная юная Кларисс — выплетается под третью часть Третьей симфонии Брамса. Мари и молодой Александр наслаждаются прогулками в загородном пейзаже в духе художников-импрессионистов (сценография в стилистике ар-деко и костюмы Наталии Кучери) под канон Иоганнеса Пахельбеля. Резкая музыка из «Симфонии в трех частях» Стравинского звучит в большом эпизоде таких же резких домогательств Герцога де Гиза, от которых Мари не может защититься. В эпилоге душа героини гуляет в длинном шлейфе из лепестков под светлый финал «Реквиема» Габриеля Форе. Но чаще всего звучит Бетховен — представительный, нежный, похоронный, в виде каденций из фортепианных концертов, частей разных симфоний и сонат (оркестрованных Мирославом Скориком). Дирижер-постановщик Алексей Баклан, сделавший этот путеводитель по Бетховену почти бесшовным, предельно корректен к музыке, даже из оркестровой ямы симфонии у него звучат, как на филармонической сцене — и впечатление при этом такое, будто они изначально рассчитаны на хореографию.

«Дама с камелиями» дразнит параллельную реальность. Во втором акте то и дело нам показывают чей‑то сон, воспоминание, предсмертный бред и наконец — моцион души в эдемском саду камелий. Эти пышные цветки чайного куста лишены запаха и не затрудняют дыхания туберкулезных барышень. Уходит от материальности и сценография: вместо громоздких декораций — блики звезд, струи грозы и спокойные хлопья снега. В оркестре совершенно непривычным для балета образом прорываются то солирующий рояль, то клавесин, то орган, и даже спрятанный за кулисами маленький мальчишеский хор, поющий на латыни. Сто пятьдесят человек вкалывают над чем‑то летучим, как юбка-шопенка из органзы, и хрупким, как нерасцветшая любовь, от которой не остается даже аромата.





Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2014 8:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063102
Тема| Балет, Екатеринбургский Театр оперы и балета, Премьера, "Цветоделика", Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Екатерина ШАКШИНА
Заголовок| Оттенки балетного цвета
В палитре нового спектакля соединились краски танца, музыки, света

Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2014-06-27
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/16412-ottenki-baletnogo-tsveta/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Небесный — это цвет от слова «небеса», голубой. Снежный — как снег. Сиреневый воплощает главный оттенок душистых майских гроздьев. А вот балетного цвета нет. Не пользуются живописцы таким названием краски. Но теперь этот цвет появился в палитре благодаря художнику другого вида искусства — хореографу Вячеславу САМОДУРОВУ в новом балете «Цветоделика».


- по клику
Живые, юные «сильфиды» из антично-белой «Моцартианы».
Фото: Антон БУЦЕНКО


Небесный — это цвет от слова «небеса», голубой. Снежный — как снег. Сиреневый воплощает главный оттенок душистых майских гроздьев. А вот балетного цвета нет. Не пользуются живописцы таким названием краски. Но теперь этот цвет появился в палитре благодаря художнику другого вида искусства — хореографу Вячеславу САМОДУРОВУ в новом балете «Цветоделика».

Премьера трёхактного спектакля «Цветоделика» в академическом Театре оперы и балета (пр. Ленина, 46а) состоится 27 июня. Накануне мы увидели на сцене финальный этап работы над балетом — генеральный прогон. Фоном для всех трёх актов здесь стал экран — подобие огромного осциллографа, куда транслируется «кардиограмма» цвета и света, исходящих от разных источников — движений персонажей и музыки (дизайнер Энтони МАКИЛУЭЙН, художник по свету Евгений ВИНОГРАДОВ).

…Среди «монохромных» подруг в белом вдруг ярким цветком фуксии расцвела девушка (Алёна ШАМШАРОВА) и была подхвачена, «окружена» кольцом рук своего героя (Кирилл ПОПОВ). Их музыка — «Моцартиана» ЧАЙКОВСКОГО — заставила цветовые волны завибрировать на экране, отражая колебания звуков, пластики, чувств…

«Моцартовская» музыка сюиты № 4 — это оммаж Чайковского великому композитору. Первый акт «Цветоделики» — оммаж Славы САМОДУРОВА классическому романтическому балету. 18 танцовщиц в белых полудлинных пачках с корсажами, словно сильфиды из «Жизели». Но те сильфиды — бесплотные, призрачные. Здесь живые юные создания — воплощённая чистота, грация, озорство, девичья тревожность перед встречей с будущим. Их общий танец то синхронен, то соединяется индивидуальными «нотами» в белый ярко-звучный зримый аккорд.

«Фуксия» (Алёна ШАМШАРОВА) летит на сцену на качелях, как юная красавица с картины ФРАГОНАРА, современника Моцарта. И, конечно, как в той живописной сценке из галантного века, с ней рядом оказывается улыбающийся кавалер (Кирилл ПОПОВ). Антично-белые наряды подруг подчёркивают и броскость пачки цвета фуксии (художник по костюмам Ирэна БЕЛОУСОВА), и сам этот образ девушки-праздника.

Цвет сильфид и лебедей вбирает в себя все цвета спектра, как известно ещё из школьного курса оптики. В спектакле, который начинает с белого, дальше раскрываются другие оттенки балетного цвета. Музыка современного эстонского композитора Арво ПЯРТА вдохновила балетмейстера на хореографический акт, который художники назвали бы «марина». Здесь танцуют Лариса ЛЮШИНА и Кирилл ПОПОВ. Она проходит по прозрачному коридору «аквариума», словно проплывает экзотическая рыбка с бело-синим пышным хвостом. Юбку-хвост сдёргивает настойчивый «рыбак», и оказывается, они — две ультрамариновые половинки одного целого. Синий взрывается ультрафиолетом, бурное море встречает их общее естество, но им никак не удаётся соединиться. Движения резкие, острые, как сильные гребки пловца, при этом в них не исчезает, а нарастает текучесть и волнообразность.


Елена ВОРОБЬЁВА и Андрей СОРОКИН

Клавесин в третьем акте зовёт на сельский праздник, воссозданный в музыке с изяществом, нежностью и остроумием французским композитором ХХ века Франсисом ПУЛЕНКОМ. На сцене нет доминирующего балетного цвета. Это цветник из мальв и левкоев, маргариток и флоксов на пачках танцовщиц, на трико танцовщиков. Серый фон простодушного деревенского разноцветья — земля, на которой растут эти цветы, эти парни и девушки. Женский танец прелестниц сменяется мужским «прыгучим» выходом, когда и до драки недалеко. Солируют Елена ВОРОБЬЁВА и Андрей СОРОКИН. Это маленькая «цветная» история парочки, украдкой покинувшей круг танцующих, но они ещё вернутся в цветник-танец.

Оркестр под руководством дирижёра-постановщика Павла КЛИНИЧЕВА заставляет уверовать в теорию Александра СКРЯБИНА — в цветность всех звуков. А хореограф Вячеслав Самодуров в предпремьерном интервью говорил:

«Для меня танец тоже наполнен неповторимыми красками. Я пытаюсь подчеркнуть сакральный момент перехода одного цвета в другой и передать магию зарождения нового оттенка…»

Собственно, каждый балет екатеринбургского театра — «цветной». Однако в других постановках цвету диктуют условия сюжет, исторические время и место действия. В «Цветоделике» другие «диктаторы»: хореография и музыка. Они не подавляют самодостаточность цвета и делают его персонажем балета. Цвет стал таким героем в конце сезона, когда наш балет только что отметил своё столетие.


Посмотреть в отдельном окне
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2014 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063103
Тема| Балет, Красноярский Театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Владимир Васильев
Автор|
Заголовок| Астафьева представили красноярцам языком современной хореографии
Где опубликовано| © ИА "1-LINE"
Дата публикации| 2014-06-27
Ссылка| http://www.iapress-line.ru/culture/item/35407-astafev
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Вечер современной хореографии», посвященный Виктору Астафьеву, прошел в Красноярске.

Премьера уникального проекта состоялась на сцене Театра оперы и балеты в рамках IV Красноярского международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона. «Вечер современной хореографии» объединил в себе шесть балетных миниатюр, поставленных молодыми балетмейстерами по произведениям писателя.

Замысел постановки родился у народного артиста СССР, лауреата Ленинской премии Владимира Васильева и был реализован в Воронеже. Там был поставлен спектакль на тему творчества Андрея Платонова. В Красноярске работа была посвящена 90-летию со дня рождения Виктора Петровича.

Первый из шести спектаклей — миниатюру по повести «Последний поклон» — поставила солистка Михайловского театра, заслуженная артистка России Вера Арбузова:

«Этой работой я кланяюсь своей малой Родине, своим родителям и близким мне людям. Соответствующее настроение создает и выбранная мною музыка — "Ленинградская симфония" Д. Шостаковича и русские народные песни».



Главный балетмейстер Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии Владимир Романовский представил зрителям миниатюру по циклу рассказов «Царь-рыба». В основе постановки Владимира Романовского рассказ «Не хватает сердца».

«Для меня заголовок этого рассказа особенно символичен. Виктор Петрович так страдал за свой народ, но при этом говорит о том, что и его сердца мало. Но каким тогда должно быть сердце, которое могло бы страдать еще больше?» — комментирует Владимир Романовский.



К повести «Пастух и пастушка» обратились сразу двое из участников проекта — хореографы Дмитрий Антипов и Дмитрий Залесский.



«Ни с кем не сговариваясь, еще не зная о подготовке этого проекта, я уже интересовался творчеством Виктора Астафьева. При этом есть у меня такая особенность — слушать при чтении фоном музыку. Когда я читал повесть «Пастух и пастушка», так получилось, что впечатления от прочитанного сами собой наложились на музыку, и уже тогда у меня родился замысел. Конечно, когда мне было предложено принять участие, я не задумываясь согласился», — рассказал Дмитрий Антипов.



Единственным, кто дал согласие на участие в вечере не сразу, оказался хореограф и режиссер Вячеслав Кулаев. Но прочитав рассказ «Ария Каварадосси», он решил, что именно по этому произведению хочет и будет делать мини-балет:

«Неожиданно приятно и безумно ответственно принимать участие в таком вечере. Ответа сразу я не дал, решил взвесить свои силы. Затем пришла идея взять какое-то веселое, жизнерадостное и светлое сочинение. Но первым я прочел рассказ "Ария Каварадосси". На нем и остановился. После этого я не думал уже ни о каком позитивном рассказе. Я выбрал то произведение, которое меня задело».



Окопную правду, играющую огромное значение в произведениях Астафьева, показал Александр Могилев. Он обратился к роману «Прокляты и убиты»:

«При подготовке к проекту я зачитывался произведениями Виктора Астафьева, смотрел и читал его интервью. Жесткая, страшная правда о войне, показанная в его творчестве, впечатлила больше всего. Я понял, что и мне хотелось бы показать правдивую войну».

Ведущим вечера стал сам Владимир Васильев. Перед каждой постановкой он рассказывал о ее авторе, а затем зачитывал отрывок из произведения, которое послужило основой.



«Я очень рад тому, что появился такой проект. Для меня Виктор Петрович человек совершенно уникальный. Я его просто обожал. Обожал за прямоту. Он оставил такой груз ценности, который еще долго будет переливаться и в музыке, и в опере, и балете», — сказал Владимир Васильев.

Фото: пресс-служба Красноярского театра оперы и балета


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 14, 2015 11:26 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2014 12:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063104
Тема| Балет, Музыкальный театр Республики Карелия, Премьера, Персоналии, Кирилл Симонов
Автор| Максим Берштейн
Заголовок| «Без поезда можно обойтись!»
С артистами балета «Анна Каренина», который ставит Кирилл Симонов, занимаются сценической речью

Где опубликовано| © МК-Карелия
Дата публикации| 2014-06-18
Ссылка| http://karel.mk.ru/articles/2014/06/18/bez-poezda-mozhno-oboytis.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Из всех видов искусства для нас сложнейшим является балет. Это мое глубочайшее убеждение, и разговор с хореографом Кириллом Симоновым ничуть меня в этом не поколебал. Словами я могу описать что угодно: картину, архитектурный ансамбль, даже мимику. А танец – разве только в стиле футбольного репортажа: «Ульяна Лопаткина вырывается вперед, обходит маленьких лебедей и – опасный момент! – делает 32 фуэте!». Так что дальше Пушкина мы вряд ли продвинемся, а ведь и его хватило только на «быстрой ножкой ножку бьет»… Поэтому мне кажется, что хореографы имеют право смотреть на служителей остальных муз несколько свысока. Толстой, при всей его гениальности, не стал подробно описывать танец Карениной и Вронского. Симонов взялся в танце рассказать весь роман.


Анна Каренина – Алевтина Мухортикова. Фото: Юлия Утышева

История глазами героини

Весь – это все-таки не совсем верно. В свое время музыку к этому балету Родион Щедрин писал для своей жены Майи Плисецкой, и только она должна была оставаться главной в этом спектакле. Либретто Львова-Анохина, который и придумал режиссерскую канву – это грустная история глазами самой героини, а не отстраненного наблюдателя. Некоторых героев в постановке вообще не будет, некоторые появятся лишь эпизодами. Симонов считает это оправданным:

– Сама музыка ориентирована на трансляцию не романа, а ее, героини, внутренних переживаний… Щедрин сделал очень своеобразную выжимку и написал, как мне кажется, одну из лучших балетных партитур XX века. Я думаю, что лучшую…

Вообще это вторая «Анна Каренина» Симонова, первая вышла в апреле в Словакии. Хотя одним из условий хореографа было именно «право первой ночи» Музыкального театра Карелии, но, как всегда, подвело финансирование:

– То есть вроде деньги есть, вроде они выделены, но потратить их невозможно, потому что есть всякие законы, конкурсы, технические сложности… Мы должны были в декабре это выпустить – а мы в декабре только получили деньги.

Естественно, накупить той же ткани или немецкого пластика, чтобы обшить и обставить огромный спектакль, времени уже не было, поэтому первой вышла словацкая постановка. Но это не значит, что карельский вариант будет ее точной копией.

Европейский спектакль

Симонов вообще считает, что спектакли иностранной и российской аудиториями воспринимаются по-разному. Но тут особый случай:

– Я много раз говорил, что «Анна Каренина» – это, видимо, уже не русская культура, а уже мировая. Как и музыка Щедрина. И когда я делаю этот спектакль, я все время стараюсь об этом помнить. У меня нет ни березок, ни матрешек. Я делаю в большей степени европейский спектакль.

По мнению постановщика, излишнее внимание к деталям не всегда полезно. Можно построить на сцене исторический интерьер, вбить туда кучу денег, опустошив бюджет Республики Карелия – но все равно найдется кто-то, кто скажет, что чашки в серванте стоят не так. При прочтении романа каждый создает свой собственный визуальный ряд, и некоторые требуют от режиссера, чтобы спектакль соответствовал его, зрителя, восприятию. А режиссер предлагает свое собственное видение – иначе зачем он нужен?

Кстати: эскиз спектакля, представленный зрителям во время акции «Ночь в театре», к тому, что мы увидим в июле, визуально не имеет никакого отношения. Вот и гадай теперь… Одно точно: исторические костюмы будут обязательно. А еще в театре уже замечена актриса Марина Перелешина, преподаватель сценической речи. И занимается она с занятыми в балете танцовщиками. Это значит, что на сцене зазвучат слова.

Герои и исполнители

Интересно отношение постановщика к своим главным героям. Анну Каренину он считает потрясающей женщиной, полностью оправдывает все ее поступки и искренне полагает, что ее сгубило общество, не готовое понять принесенную ею жертву во имя любви. Героиня выставила себя на обозрение этому обществу, оказавшись как будто на витрине или в аквариуме – поэтому в спектакле будет много стекла.

А Вронского Симонов недолюбливает:

– Он, на самом деле, отстраненный такой молодой человек. Ему льстит. Я даже думаю – он был влюблен, но любви большой там не было. В моем понимании.

А вот трактовка образа Каренина Симонову понравилась в американском фильме Райта – том самом, сцены к которому снимались в Кижах. Потому что в фильме Каренин – молодой, и становится понятно, что Анна изменила ему не из-за возраста. Фильм вообще очень понравился хореографу. Что сказать – сценарий Стоппарда… Хотя главная героиня в исполнении Киры Найтли его не убедила – похоже, не понимала, что ей нужно играть.

Как будет выглядеть симоновская Анна, уже не секрет: играть главную героиню будет Алевтина Мухортикова. В свое время она вслед за Симоновым ушла из театра, а теперь вернулась – опять же вслед за Симоновым. (Кстати: на вопрос, что же побудило хореографа покинуть Карелию после сверхуспешных «Ромео и Джульетты» и «Золушки», он отвечает просто: два года ничего не делал. Это значит – не было денег на новые постановки. Теперь, похоже, ситуация изменилась). Кроме того, в этой партии будет занята еще одна артистка – Елена Головина:

– На мой взгляд, она прекрасная балерина, не раскрытая до сих пор. У нас будут две достойные Анны: это прекрасно, когда две разные актрисы. Не надо пытаться из одной балерины сделать другую.

Про поезд

То, как именно покончила с собой Анна Каренина, знают все – даже те, кто не читал романа и понятия не имеет, что ее на это толкнуло. Самые «брэндовые» смерти русской литературы: Каренина бросилась под поезд, а Герасим утопил Муму. Симонов не считает это обстоятельство настолько важным, чтобы выкатывать на сцену фанерный паровоз:

– В музыке поезда более чем достаточно: мы все взрослые люди и все прекрасно знаем, как погибла Анна Каренина. Театр далеко шагнул и давно ушел от таких глупых вещей.

Это вообще особенность терминологии Симонова: он называет вещи не плохими или хорошими, а глупыми или не глупыми. И мне почему-то кажется, что после премьеры, как бы ни разбирали по косточкам его постановку, как бы ни балансировали мнения критиков между восторженностью и полным неприятием – но глупым его спектакль никто не назовет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 10, 2014 6:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063105
Тема| Балет, Таллиннская балетная школа
Авторы| Тамара Унанова
Заголовок| Как упоительны июньские ночи…
Где опубликовано| Postimees.ru
Дата публикации| 2014-06-22
Ссылка| http://rus.postimees.ee/2834395/kak-upoitelny-ijunskie-nochi
Аннотация| ОТЧЁТНЫЙ КОНЦЕРТ

Не первый год в Международный день защиты детей театр «Эстония» принимает на своей сцене будущих артистов балета – воспитанников Таллиннской балетной школы.


«И вдруг прыжок, и вдруг летит...» Хелен Богач в фрагменте из балета «Маркитантка» Пуни – Сен-Леона. фото: архив Таллиннской балетной школы

Смотры юных дарований всегда проходят с аншлагом и неизменно привлекают особое внимание публики, среди которой не только родные, друзья и близкие выступающих, но и их педагоги, а также руководители театров, старающиеся разглядеть будущую звездочку, способную украсить чью-то сцену.

Дверь в замок красоты

Нынешний гала-концерт учащихся и выпускников Таллиннской балетной школы оставил в целом весьма отрадное впечатление, хотя не без ноты грусти: из тринадцати выпускников класса Кайи Крейцберг и Виестурса Янсонса пока только одна Хелен Богач удостоилась чести быть принятой в труппу Национального балета Эстонии, судьбы остальных – под вопросом. И, признаться, это суровая правда жизни – уровень выпускников нашей балетной школы последние годы не слишком радует, он достаточно ровный, но не выше среднего. Такие яркие личности, как Станислав Ермаков, Тийт Хелиметс, Мария Селецкая, Артем Максаков, не говоря уже об Аге Окс, Тоомасе Эдуре и Кайе Кырб, давно не выпускались из стен ТБШ. Будем надеяться, что новый расцвет школы не за горами.

А пока можно говорить лишь о маленьких достижениях. И они есть. Чему мы и были свидетелями: программа гала-концерта отличалась разнообразием и свежестью, наряду с классикой было представлено много новых хореографических номеров и одноактный балет известного литовского хореографа Юриуса Сморигинаса «Июньская ночь», специально поставленный для учащихся нашей балетной школы.

Концерт открыл «Класс-этюд» на музыку Гайдна в постановке Марины Кеслер. Подобное начало, не помпезное, а будничное – урок в классе, который ведут на сцене педагоги классического танца Марина Волкова, Кайя Крейцберг и Сергей Упкин, – глубоко символично: все начинается в классе, у станка, с бесконечными плие, батманами, фуэте и пируэтами... Лишь самым талантливым и трудолюбивым открывается дверь в замок красоты под названием «классический балет».

То, что классика остается крепким орешком и для начинающих, и для завершивших свое образование, подтвердило выступление учащейся II курса Кэтлин Оя и артиста Национального балета Джузеппе Мартино в па-де-де Синей птицы и принцессы Флорины из «Спящей красавицы». Жаль, что не нашлось достойного партнера среди сокурсников для способной ученицы Тийу Рандвийр.

«Но нет любви – и гаснет жизнь...»

Приятное впечатление оставил технически и стилистически сложный па-де-сис из балета «Маркитантка» Пуни – Сен-Леона в исполнении выпускников класса Кайи Крейцберг и Виестурса Янсонса (солисты Хелен Богач и Мехис Саабер), а также показанное во втором отделении па-де-труа из балета «Корсар» Адана – Петипа, чисто и аккуратно исполненное Кэтлин Оя, Марианной Фазулиной и Маритой Вейнрак.

Запомнился и красивый, эмоционально яркий «Русский танец», поставленный Мариной Волковой для учениц 7-го и 8-го классов. Как и джаз-танец из мюзикла «Целуй меня, Кэт» (хореограф Кристин Пукка), лихо, с особым драйвом исполненный выпускниками. Горячие аплодисменты публики сорвал ученик 2-го курса Рудольф Бауман, который исполнил стильный хореографический номер, поставленный Мариной Кеслер на песню Una lacrimo sul viso.

Остроумной жанровой сценкой на музыку Шостаковича выглядел «Веселый марш» в постановке Сергея Упкина и Трийны Леппик: девочки и мальчики с явным удовольствием изображали милых барышень и воспитанников военных училищ. Ну а кульминацией программы, ее ярким заключительным аккордом стал одноактный балет Юриуса Сморигинаса «Июньская ночь», в котором наряду с выпускниками были заняты также учащиеся средних и старших классов.

Театралы наверняка помнят «Кармен» и «Анну Каренину», поставленные литовским хореографом для нашей примы Кайе Кырб. Ныне директор Таллиннской балетной школы Кайе Кырб обратилась с просьбой к Сморигинасу поставить балет для юных. Эксперимент оказался более чем удачным: хореограф сумел создать спектакль, не только интересный молодежи, но и позволяющий раскрыться каждому исполнителю. Экспрессивный и в то же время полный лирики и поэзии, этот неоклассический балет на музыку фортепианного концерта Мориса Равеля рассказывает о тех, кто вступает в жизнь, для кого июньские ночи – это пора открытий, пора первой любви...

Балет смотрится на одном дыхании, он драматургически выстроен в точном соответствии с музыкой, построенной на контрастах и содержащей джазовые элементы. Живые, энергичные массовые танцы сменяются лирическими адажио, пленяющими трогательной нежностью и чистотой: Хелен Богач – Олег Михайлов и Дарья Панова – Мехис Саабер образуют две пары влюбленных. Здесь есть и монологи, и трио, решенные в неоклассическом стиле, но главное – все проникнуто атмосферой любви. Помните, у Якова Полонского:

Ночь смотрит тысячами глаз,
А день глядит одним.
Но солнца нет – и по земле
Тьма стелется, как дым.
Ум смотрит тысячами глаз,
Любовь глядит одним.
Но нет любви – и гаснет жизнь,
И дни плывут, как дым.



Адажио из балета «Июньская ночь» Юриуса Сморигинаса: Хелен Богач и Олег Михайлов. фото: архив Таллиннской балетной школы
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18543
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 09, 2014 6:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014063106
Тема| Балет, История, Персоналии, Тамара Туманова
Авторы| Бахчинян Арцви
Заголовок| Тамара Туманова. Черная жемчужина русского балета
Где опубликовано| журнал "Иные берега" №2 (34) 2014
Дата публикации| 2014 II кв.
Ссылка| http://www.inieberega.ru/node/570
Аннотация|

Были такие дивы, которые были слишком великими, как скажем, Тамара Туманова. Для русского человека сейчас это ни о чем не говорит, они не знают, кто такие Тамара Туманова или Тамара Григорьева...
(Ольга Маховская. «Соблазн эмиграции, или Женщинам, отлетающим в Париж: психологические эссе». Москва, 2003)




Имя балерины и актрисы Тамары Тумановой знакомо многим балетоманам и балетоведам России, откуда она была родом, Франции, где она начала свою карьеру и, конечно, США, где она провела большую часть жизни и стала одной из легенд американского балета. В последние годы ее личность стала объектом бурных обсуждений в социальных сетях в связи с ее происхождением, о чем в нашем очерке также пойдет речь. Но сначала – о Ней…

Родившаяся в дороге

Будущая артистка появилась на свет в весьма неординарных обстоятельствах… В 1919 году уроженка Тифлиса Евгения Туманова, опасаясь террора большевиков, бежала из России в Китай, чтобы воссоединиться с мужем – полковником царской армии Владимиром Борецким-Хазидовичем. И в пути, когда состав пересекал Сибирь, в грузовом вагоне 2 марта у нее родилась дочка Тамара. Наверняка из-за этого факта место рождения Тумановой в разных источниках указывается разное – то Тюмень, то Инстербург, то даже Тифлис, но больше всего упоминается Шанхай. Хотя в Китае уже проживали многочисленные русские переселенцы, семья не осталась там: через некоторое время на пароме они отплыли в Египет, где жили в лагерях для беженцев, а оттуда перебрались в Париж – один из центров русской эмиграции.
И здесь маленькая Тамара начала посещать уроки игры на фортепиано, но когда увидела танец легендарной Анны Павловой, твердо решила стать балериной. Воля единственного ребенка была выполнена, хотя мать, которая зарабатывала глаженьем, и отец, который, как многие русские эмигранты, водил такси, с величайшим трудом оплачивали танцевальные уроки дочери. Однако через некоторое время учительница Тамары, выдающаяся русская балерина и педагог Ольга Преображенская, увидев неординарные способности ученицы, отказалась брать плату. Годы спустя балерина Виктория Томина, которая посещала студию Преображенской, напишет в своих воспоминаниях: «…никогда не забуду того впечатления, которое произвела маленькая хрупкая девочка, делавшая шестьдесят четыре фуэте на пальцах, не сходя с места. Это была Тамара Туманова, впоследствии известная балерина». А в одном из парижских русских ресторанов танец 9-летней Тамары увидел сам Сергей Дягилев, который с восхищением воскликнул: «Отлично!».

Из «бейби-балерины» в «прима-балерину»

Через некоторое время студию Ольги Преображенской посетила Анна Павлова с просьбой предоставить ей нескольких юных балерин, чтобы вместе выступать в спектакле. 11-летняя Тамара начала выступать на сцене парижской оперы рядом с Павловой. Ее дебют на концерте Павловой во дворце парижского Трокадеро произошел 8 июня 1925 года. По предложению своего руководителя, она выбрала фамилию матери как сценическое имя – Туманова. Когда заболел отец, Тамара стала кормилицей: в течение нескольких лет танцующий вундеркинд зарабатывала, чтобы прокормить семью.

Юная балерина вызвала интерес публики: журналисты начали довольно противоречиво высказываться о ней. Критик по имени Левинсон обвинял мать Тамары, что та якобы эксплуатирует дочь, так рано выпустив ее на сцену. Но после встречи с матерью балерины и более близкого знакомства с юной танцовщицей, он с одобрением отнесся к столь раннему посвящению девочки искусству...

В 1932 году Джордж Баланчин заметил Тамару Туманову в балете «Веер Жанны» и взял ее в свою труппу «Баллэ рюс дэ Монте Карло» как «бейби-балерину». Он хотел взять ее со своей труппой на гастроли в США: девочка попросила разрешение своей преподавательницы, однако Ольга Осиповна сказала: «Ты еще не готова, и если поедешь, не являйся больше в мою студию». Тамара повиновалась требовательной учительнице, которая всячески стремилась высоко держать авторитет русской балетной школы. В дальнейшем, когда Баланчин уехал в США и основал в Нью-Йорке Школу Американского балета, уже сформировавшаяся балерина Туманова тоже присоединилась к ним, но раз в год возвращалась в Париж и занималась у Преображенской. На Бродвее она впервые выступала в спектакле «Звезды в твоих глазах» в 1938 году. В первые годы проживания Тумановой в Штатах ей всячески помогал великий режиссер театра и кино Рубен Мамулян – земляк матери балерины.

«Черная жемчужина русского балета» (так называли Туманову не только из-за ее темных глаз и волос, но и из-за неординарности и большого таланта) успешно выступала в ряде европейских и американских балетных трупп: «Баллэ рюс дэ Монте Карло», Русский балет полковника де Базиля и «Баллэ 1933» в Лондоне (1932–1934), «Орижинал баллю рюс» (1940), «Баллэ тиетер» (1944–1945), «Гран баллэ дю марки де Куэвас» (1949), «Фестивал баллэ» (1952–1956), Парижская опера (1947–1950, 1952–1959), миланский Ла Скала (1951–1952, 1956), а также выступала с собственной труппой. Перечисление ее балетных партий занимает несколько книжных страниц. В ее репертуаре были не только главные героини классического репертуара, но и постановки современных балетмейстеров, в том числе «Состязание», «Федра», «Моцартиана», «Хрустальный замок», «Поцелуй феи» Джорджа Баланчина, «Фантастическая симфония», «Детские игры», «Лабиринт» Леонида Мясина, «Незнакомка» Сержа Лифаря (кстати, последний неоднократно фотографировал Туманову, чьи изображения стали своего рода иконами балетной фотографии) и много других. Эту приму-балерину Бродвея 1940-1950-х годов также писал ряд художников современников... Есть сведения, что в парижской опере Туманова выступала также как певица, исполняя в основном русские романсы.

Три минуты на пальцах

Со своей чрезычайно выразительной внешностью, бледной кожей, большими, печальными глазами, гибкостью, виртуозностью, драматичностью и исполнительским мастерством Тамара Туманова была идеалом балерины, помимо Анны Павловой, Майи Плисецкой. По мнению критиков, она олицетворяла три важных качества балерины – человечность, таинственность и абстрактность. Не зря ее называли «трагической артисткой танца». Известно, что однажды после ее выступления в Париже к ней подошел французский писатель Жан Кокто и робко пощупал ее пачку. Армянский писатель Мегердич Хаджян из Мексики так выразился о танце Тумановой в спектакле «Ночная птица»: «Для классической танцовщицы, которая всегда старается освободиться от притяжения земли и парить, лучше этого балета и быть не может. Но то, что показала Туманова, было невообразимым совершенством. Она почти в совершенстве преодолела силу притяжения и стала просто одаренной птицей. Своей непревзойденной техникой Туманова затмевает знаменитых классических танцовщиц».

А вот как выразилась одна из конкуреток Тумановой – знаменитая балерина Александра Данилова: «Согласно одному критику, Туманова обладает неординарным чувством равновесия. Она может оставаться на пальцах одной ноги более чем три минуты. Разве это не феноменальное явление? – говорит он. – А ведь у меня нет столько времени!». С Даниловой согласен танцор Юрий Зорич, который описал это качество Тумановой не с иронией соперницы, а с юмором: «Тамара всегда была гордостью балета! У нее фантастическая техника; мы шутили: когда она делает арабеск, то можно выйти пообедать, вернуться, а она все еще будет стоять в арабеске».

Танцуя на экране

Тамара Туманова сотворила себе славу не только на сцене, но также на большом экране. В своем первом фильме-короткометражке «Испанская фиеста» Жана Негулеско (1942) она была цыганской Гадалкой, исполняя испанские народные танцы вместе с Леонидом Мясиным. Свою первую драматическую роль в кино балерина исполнила в картине «Дни славы» режиссера Джека Тернера (по произведению своего будущего мужа Кейси Робинсона). Фильм рассказывает о трагической любви русского партизана Владимира (Грегори Пэк) и танцовщицы Нины (Тамара Туманова). Шла Вторая мировая война, и в США, ставшим союзником Советского Союза, сняли несколько фильмов, полных симпатии к русскому народу. После этого фильма Туманова исполнила роль Анны Павловой в мюзикле режиссера Митчела Лейзена «Мы поем вечером» (1953), где танцевала «Умирающего лебедя». В фильме играл также один из выдающихся скрипачей века Исаак Стерн.

Третьей героиней Тумановой в кино тоже была танцовщица Гэби Деслис – в фильме Стенли Донена о жизни композитора Зигмунда Румберга «Глубоко в моем сердце» (1954). Через два года Туманова снялась в фильме из трех новелл известного актера и танцора Джина Келли «Приглашение на танец», исполняя роль девушки с улицы, танцуя вместе с Келли страстный танец. Снималась также в фильмах знаменитых режиссеров Альфреда Хичкока «Разорванный занавес» (1966, Балерина) и Билли Уайльдера «Частная жизнь Шерлока Холмса» (1970, мадам Петрова).

В 1944 году Туманова вышла замуж за американского писателя, режиссера и продюсера Кейси Робинсона (1903–1979). «У меня красивый муж», - говорила она. - Это прекрасный, удивительный брак. Кейси обожает отца и мать. Отец и мать обожают Кейси. У меня есть все, что я хочу на земле. Красивый дом, три собаки, два ручных голубя, прекрасные автомобили». И несмотря на это, через десять лет супруги развелись. Тамара Туманова прожила 77 лет, до последних своих дней оставаясь красавицей, и скончалась 29 мая 1997 года в Санта-Монике (штат Калифорния), после короткой болезни, став легендой, звездой первой величины в истории американского балета...

И о происхождении

В наши дни в Интернете ходят разные слухи о происхождении Тамары Тумановой. О ней отзывались как о русской, ее воспринимали как грузинку или армянку. Фамилия же отца балерины Борецки-Хазидович дает повод предполагать также польско-украинские корни. Однако следует заметить, что полковник Владимир Дмитриевич Борецки-Хазидович (1885–1962) был вторым мужем Евгении, а первым мужем и биологическим отцом был некий Константин Захаров. Все это свидетельствует о том, что в мировую культуру каждый народ внес свой неоценимый вклад...

Фотогалерея

.........

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 8 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика