Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 12:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062501
Тема| Балет и опера, Татарский театр оперы и балета, Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуреева, «Золотая Орда»
Авторы| Лаврова Людмила
Заголовок| Балетная притча о Золотой Орде
Где опубликовано| Литературная газета
Дата публикации| 20140625
Ссылка| http://www.lgz.ru/article/-25-6468-25-06-2014/baletnaya-pritcha-o-zolotoy-orde-/
Аннотация| Премьера

Фото: Николай ЧУМАКОВ

Татарский академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля известен в театральном мире не только завидным уровнем своей балетной труппы, ежегодными многомесячными аншлаговыми гастролями в городах Европы, но и тем, что является приверженцем и хранителем искусства классического балета, тогда как в других театрах страны, включая Большой и Мариинский, традиционные классические постановки время от времени замещаются так называемыми осовремененными или мало-помалу вытесняются из репертуара спектаклями современной хореографии – как правило, бессюжетными одноактными балетами в минималистских костюмах, таких далёких от нежных пачек и изящных колетов, которые любит и ждёт публика.

Неслучайно и Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуреева, который в этом году проходил в Татарском театре уже 27-й раз, делает ставку именно на классический балет с участием первых балетных артистов своего поколения. Неудивительно поэтому, что на Нуреевский форум приезжают публика и критики из разных городов и даже стран, а билеты раскупаются за два месяца до его начала. В фестивале-2014 принимали участие прима-балерина Большого театра и Ла Скала Светлана Захарова и бывший премьер Ковент-Гардена, а теперь – Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Сергей Полунин (Жизель и Альберт в «Жизели»), солист Мариинского театра, летающий кореец Кимин Ким, способный вопреки законам земного притяжения прыгать «в небо» и зависать в прыжке (Солор в «Баядерке»), фантастически техничные и артистичные кубинка Адиарис Алмейда и американец Джозеф Гатти (Китри и Базиль в «Дон Кихоте»), бывшие ведущие солисты Бостонского балета, а сейчас – свободные художники, выступающие на лучших сценах мира, неизменно вызывающий овации и рёв восторга Дину Тамазлакару (Государственный балет Берлина) и другие известные солисты.

Но Нуреевский фестиваль – это не только самые блистательные артисты, но и новые постановки. Балет «Золотая Орда» (его мировая премьера открывала текущий сезон в Татарском театре) стал гвоздём фестивальной программы. Идея создания балета на тему государства Улус Джучи, существовавшего с начала ХIII по начало XVI века, которое русские летописцы назвали Золотой Ордой, возникла в процессе бесед директора Татарского оперного театра Рауфаля Мухаметзянова с народным поэтом Татарстана, лауреатом многих литературных премий Ренатом Харисом, ставшим автором либретто. Музыку заказали известному татарскому композитору Резеде Ахияровой, в качестве хореографа-постановщика был приглашён Георгий Ковтун (Санкт-Петербург). Создать с нуля абсолютно новый, большой сюжетный балет – событие огромного масштаба не только для России, поскольку и в мире сюжетные балеты на весь вечер рождаются крайне редко. Но чтобы новорождённый спектакль стал не «галочкой», а культурным явлением, одного факта его появления на свет мало.

Но и здесь Татарский театр попал в десятку. В «Золотой Орде» счастливо сочетаются музыка, либретто, хореография, декорации, костюмы (сценография Андрея Злобина, художник по костюмам Анна Ипатьева (Киев) и, конечно, исполнение. Одно только содержание «Золотой Орды» – нечто необычное для балетного спектакля. Это не сказка или легенда, которые, как правило, составляют литературную основу классических балетов, а рассказ о расцвете и падении великого государства Золотая Орда, и – естественно – о любви. Рассказ художественный, не претендующий на историческую хронику, но главные характеристики Улус Джучи, передающие мощь, величие и богатство. Однако начавшиеся внутренние раздоры, усиление борьбы сильных личностей за ханский престол, их столкновения из-за амбиций или корысти привели мощнейшую страну к распаду – это тоже показано в балете. Просто диву даёшься: как можно языком музыки и танца (хореография балета создана в неоклассическом стиле) за два с половиной часа сказать так много!



А музыка Резеды Ахияровой – выдающаяся: мелодичная, многоплановая, танцевальная, с ярким восточным колоритом, в которой, кажется, слышишь шелест степных трав и шёпот цветущих садов. В ней есть бьющий ключ жизни и горькая траурность смерти, агрессия и мощь наступающего войска и нежная лирика любви, даже роскошь дворца хана Тохтамыша сначала слышишь в игре оркестра (дирижёр – Ренат Салаватов), а мгновениями позже уже видишь на сцене. В музыке имеются характеристики основных персонажей (особенно ярко – Духа хана Батыя, Джанике – дочери хана Золотой Орды Тохтамыша, Мурзы – полководца хана, сына Мурзы Нурадина и советника хана – Визиря), но главное – в ней переданы могущество и величие государства Золотая Орда, что неизменно чувствуешь от первой до последней ноты.

Хореографический язык балета тоже поражает воображение. Трудно себе представить такое количество, разнообразие и художественную выразительность танцев: это и нашествие войска Золотой Орды – мощный, стремительный, кипящий недоброй энергией групповой мужской танец, и по контрасту – тихое, но трагически-щемящее соло Духа хана Батыя (премьер труппы Михаил Тимаев), необычность хореографии и пантомимы партии Визиря, в которых и драматизм, и коварство, и мука от безответной любви (ещё один премьер Татарского театра – Нурлан Канетов), робкая радость первой влюблённости и упоение молодостью и счастьем (Джанике – прима-балерина Татарского театра Кристина Андреева и Нурадин – ведущий солист Олег Ивенко) и многие другие, которыми наполнена едва ли не каждая минута музыки. Подчёркнутой декоративностью движений и роскошью костюмов восхищает танец павлинов (Алина Штейнберг, Ильнур Гайфуллин и другие) во дворце эмира Самарканда Тимура (Глеб Кораблёв). Среди хореографических придумок Ковтуна есть и вовсе необычная – впервые в мире языком балета изображается Коран (в сцене «Примирение через Коран»), а движения танцовщиков напоминают линии арабской вязи.

Георгий Ковтун, ранее поставивший в Татарском театре несколько балетов, знал большие возможности казанской балетной труппы, поэтому и дал простор своей безудержной фантазии. Хореография «Орды» многолика и трудна, она включает в себя классический танец на пуантах, сложнейшие поддержки и «трюки», во многих групповых танцах – быстрый темп и высокую скоординированность, но казанским танцовщикам всё это было в радость: они с удовольствием осуществляли замыслы хореографа, воскрешая яркие сцены из истории ушедшего в далёкое прошлое государства.

Особенностью стало включение в него хоровой партии, которая благодаря творческому взаимопониманию композитора и хореографа придала особые краски и дополнительную мощь постановке (стихи Рената Хариса, перевод на русский язык Рамзии Такташ).

Однако для хористов исполнение их партии оказалось непростой задачей из-за очень динамически насыщенной звучности оркестра, требовавшего от хора плотного и не менее насыщенного звука. Хор в данном спектакле – не статичная масса, а двигающаяся, танцующая, играющая и при этом ещё и поющая, а петь в ансамбле – строить гармоническую и ритмическую вертикаль при такой рассредоточенности певцов на сцене чрезвычайно трудно. Здесь очень важна роль дирижёра спектакля, и Ренат Салаватов стал таким организующим и объединяющим началом. Но, конечно, нельзя не отметить и высочайший профессионализм хормейстера постановки Нурии Джураевой и главного хормейстера Татарского театра Любови Дразниной.

Балет «Золотая Орда» стал таким пышным и впечатляющим ещё и благодаря удивительным в своём роскошном многообразии декорациям и костюмам, выполненным мастерски и со вкусом, и в итоге получилось истинное пиршество театра в духе Франко Дзеффирелли. Из постановок новых произведений последних десятилетий «Золотую Орду» по качеству музыки, блистательному исполнению, многоцветным и затейливым костюмам и декорациям и общей пышной театральности можно сравнить разве что с постановкой оперы современного китайского композитора Тань Дуня «Последний император» в Метрополитен-опере.

– Сюжет «Орды» актуален и сегодня, – говорит Ренат Харис. – Мурза, чтобы «осчастливить», освободить народ, опирается на иностранную военную силу, впускает её в свою страну, а эта чужая сила разрушает её. На таком фоне любовная линия балета оказывается очень яркой, трагичной. Война, внутренние распри государства становятся причиной гибели любви – этого самого главного чувства, делающего человека Человеком».

КАЗАНЬ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062502
Тема| Современный танец, гастроли
Авторы| Мария Сидельникова
Заголовок| Прошлое и два настоящих
Гастроли NDT в Париже
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 25.06.2014
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2498298
Аннотация| На сцене парижского Theatre national de Chaillot проходят гастроли Нидерландского театра танца (NDT). Лучшая европейская современная труппа привезла программу из трех одноактных балетов. Рассказывает МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Фото: Joris Jan Bos

Редкие гастроли вызывают в Париже столь единодушный интерес. В случае с NDT роль сыграл, конечно, и временной фактор — основная труппа не приезжала с 2006 года, но дело не только в этом. На протяжении многих лет голландцы остаются для французов непререкаемыми авторитетами в современном танце, а экс-руководитель уникальной компании-трансформера (основная труппа NDT I, молодежь NDT II и до 2006 года — пенсионеры NDT III) Иржи Килиан — любимым иностранным хореографом. По популярности его обгоняет разве что Пина Бауш. Но немка — кумир французских масс, чех — наслаждение для избранных.

"Memoires d'oubliettes" ("Воспоминания из темниц"), премьера которого состоялась в 2009 году, стал последней постановкой Килиана для труппы, поэтому выведенный на первый план мотив памяти принимает символичный — и даже больше — интимный смысл. Как устроена память? Сколько времени требуется, чтобы забыть? И станет ли он, автор, тем Геростратом, имя которого будет помнить не одно поколение? Свои размышления хореограф облекает в поэтичную форму и делает это тонко и просто, без свойственной ему иногда патетики. Танцовщики пробираются на сцену сквозь натянутые в глубине вертикальные нити, медленно просовывая в них сначала головы, а затем и части тела. Первые минуты спектакля похожи на замедленный кинокадр. Артисты не что иное как материализованные воспоминания, а мрачная сцена — каменный ублиет (средневековая тюрьма для пожизненных заключенных), который для философа-Килиана олицетворяет память. Попадая туда, пережитые события меняют форму, обрастают фантазиями, избавляются от лишних подробностей, смешивают персонажей-мутантов. Так на крепком мужском теле оказывается классическая пачка, а у девушек незаметно "вырастают" гипертрофированные уши и кисти.

Трансформации памяти получают у Килиана великолепные движенческие эквиваленты. Исходник — всегда скульптурная поза, совершенная и выверенная, как факт, но какую интерпретацию она получит, предсказать невозможно. Импульсивные дуэты и соло за секунды разбирают тела на части, конечности выстреливают в самых непредсказуемых направлениях, упоительная синхронность в одно мгновение сменяется полной несогласованностью. Отдельное удовольствие следить за тем, как танцовщики NDT проговаривают каждую деталь, считывается малейший "выключенный локоть" и шевеление пальцев на ноге. Неслучайно на спектакль, как на мастер-класс, пришли артисты Парижской оперы. Поводов для переживаний у Иржи Килиана нет: свой храм Артемиды он уже давно сжег.

Второй спектакль — "Solo Echo" ("Одинокое эхо") на музыку Брамса в постановке канадки Кристал Пайт. Помещая действие в снежные ночные декорации, экс-танцовщица Уильяма Форсайта и приглашенный хореограф NDT придерживается поэтического антуража Килиана, но добавляет больше лирики — ее почерк ровнее, а связки лишены нервозности мэтра. Артистов Пайт намеренно лишает пола — все одеты в строгие черные комбинезоны, соответственно, не делится на мужское/женское и хореография. Натренированное тело для Пайт лишь податливый материал, из которого она лепит монолитную красивую фигуру, находящуюся в бесконечном движении.

Иной по стилистике заключительный спектакль гастрольной программы "Shoot the moon" ("Выстрел в луну") творческой и семейной пары Пола Лайтфута и Соль Леон. Оба попали в NDT сразу после школы и за 25 лет в труппе прошли все карьерные ступени — от танцовщиков до хореографов. К 2011 году Лайтфут дошагал до должности арт-директора. Под колосниками сцены установлены два видеоэкрана, на них крупным планом показаны лица двух женщин и трех мужчин. В следующие минуты они спустятся с экранов в пустые комнаты, где есть только двери и окна, и в этих аскетичных декорациях — крутящаяся конструкция каждый раз доставляет на центральный план разные комнаты — они будут рассказывать истории своих привязанностей, страхов и желаний. Одна пара делает это на пределе эмоций, бросаясь в страстные объятия и растягиваясь в откровенных шпагатах по стенам. Другая — с преувеличенной холодностью и презрением, не позволяя ни грана лишнего в натянутых отношениях. Одинокий мужчина разражается монологом отчаяния, которое читается не только в скрученных позах, но и в отрешенном взгляде. Эту гротескную мимику, абсурдные гримасы, экспрессивные движения скорее можно представить в балетах Матса Эка, чем в репертуаре NDT. Но даже если семейную пару Лайтфут/Леон потянуло на экспрессивную театральность, за безупречность исполнения можно ручаться: артистам NDT под силу любые жанры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062503
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Шотландский балет, Шотландский перепляс
Авторы| Елена ЛАРИНА
Заголовок| «Шотландский перепляс» оказался не шуточным
Где опубликовано| Трибуна
Дата публикации| 20140624
Ссылка| http://www.tribuna.ru/news/culture/shotlandskiy_pereplyas_okazalsya_ne_shutochnym/
Аннотация| В рамках Международного театрального фестиваля имени Чехова и Перекрестного Года культуры России – Великобритании-2014 в Москве прошли гастроли Шотландского балета. В центре внимания оказался балет Мэтью Боурна «Шотландский перепляс».



«Шотландский перепляс» – это, с одной стороны, долгожданное событие для российских зрителей, которые уже испытали восторг и потрясение от «Золушки», «Лебединого озера», «Спящей красавицы» и других постановок блистательного рассказчика танцевальных историй Мэтью Боурна. Но этот спектакль подарил и открытие неизвестной в России, но довольно престижной в Европе танцевальной труппы из Глазго
– Шотландского балета, в исполнении которого москвичи и увидели «Шотландский перепляс». И сегодня это единственная труппа, которой хореограф разрешил танцевать свою постановку, так как всегда отказывал другим танцевальным компаниям.
«Шотландский перепляс» представляет собой оригинальный опыт прочтения классического балета «Сильфида», созданного почти 200 лет назад Бурнонвилем. Музыка Хермана Северин Левенскьольда не дает постановке пропитаться шотландским духом до конца, удерживая ее в рамках универсальности. Хореограф пытается заглянуть в мир молодых людей, которые не осознают последствия своих привычек к развлечениям с алкоголем и наркотиками. Но боже упаси подумать, что Мэтью Боурн предложил некое моралите в шотландском стиле. Ни намека. Просто типичная история из современной жизни, хотя форма ее подачи удивительно камерная и лиричная, окрашенная в шотландскую клетку.

Несмотря на то, что балету уже два десятка лет (Мэтью Боурн поставил его в 1994 году в труппе Adventures in Motion Pictures (AMP), а через 11 лет возобновил этот балет в новой компании «Нью Эдвенчерс»), он не стал менее актуальным и волнующим. Поначалу легкий, ироничный, к финалу он неожиданно для развеселившегося зрителя пронзает драматизмом и правдой жизни. Равнодушие, безответственность, неспособность принимать другого таким, какой он есть, ведет к трагедии в жизни героя. Разрушенная любовь становится вечной мукой души, которая будет снова и снова возвращать его к утраченным чувствам, но уже не в мире людей, а в мире духов.

Мэтью Боурн не раз говорил, что танец его не интересует, если в нем нет истории. И в искусстве рассказчика ему нет равных. Но эти истории не были бы так заманчиво притягательны, если бы не удивительное чувство юмора, которое хореограф умеет подать ненавязчиво, как бы между прочим. Кажется, сам воздух сцены наполнен иронией и юмором. Художник Лез Бразерстон лишь подхватывает эту ироничную интонацию хореографа. В костюмах и интерьере квартиры – веселая гамма цветов в клетку. Молодые люди, главные герои и их друзья, полны энергии и выбрасывают ее в зал искренне и до конца. Они стремительно кружатся в рок-н-ролле, шотландских плясках, и мы видим характер каждого из них. Он улавливается в движениях, повороте головы, взмахах рук, прикосновениях… Парни и девушки соперничают друг с другом, пытаются увести партнеров своих лучших подруг и друзей. Ссоры сменяются перемирием и все заканчивается свадьбой любящих Джеймса (Кристофер Харрисон) и Эффи (Софи Мартин). Но вот беда. Джеймс принимает наркотики и в наркотическом сне ему является странная бесплотная девушка с крылышками, сильфида, которая хочет привлечь к себе его внимание. У нее тоже есть характер. В нее будто вселился бесенок. Она заколдовывает Джеймса, заставляет его следовать своим движениям и желаниям. И в день свадьбы опять появляется в окне и уводит возлюбленного навсегда от молодой жены. Друзья пытаются удержать его, но силы чарующей сильфиды крепче.

Второй акт переносит зрителя в заброшенную подворотню города с оставленным кем-то автомобилем. Сюда, к племени духов, приводит своего избранника сильфида. Здесь все эфемерно, и зверушки, и просящий угощения зайчик оказываются плюшевыми игрушками. Джеймс увлечен своей новой избранницей, пытается жить так, как живут ее «соплеменники». Но он смешон среди них, а проделки и щекотки новых друзей, которые так проявляют к нему свои чувства, его бесят и оскорбляют. Джеймс решает уйти из «племени», взяв под руку свою сильфиду. Но сильфида не может жить среди людей, она слишком не материальна. И тогда Джеймс берет большие ножницы и отрезает ей крылья. Сильфида с двумя кровавыми ранами на спине едва держится на ногах. Но Джеймс не замечает ее угасания и окровавленных рук. Под свадебный марш Мендельсона он вновь и вновь подхватывает свою возлюбленную под руку и, наконец, обнаруживает, что шагает один. Прозрение потрясает его. «Соплеменники» сильфиды жаждут мщения, они набрасываются на Джеймса и … Мы видим квартиру, в которой Джеймс и Эффи еще недавно были счастливы. Теперь она живет с другом Джеймса, а за окном мечется сам Джеймс, теперь крылатый дух, как его погибшая сильфида.
После московских спектаклей труппа из Глазго продолжила свои гастроли в Санкт-Петербурге на исторической сцене Мариинского театра. Гастроли проходят в рамках Международного театрального фестиваля имени Чехова и Перекрестного Года культуры России и Великобритании-2014, программа которого сулит еще много заманчивого. Например, участие в ней одного из самых интересных мастеров современной хореографии Рассела Малифанта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 12:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062505
Тема| Балет, Гастроли, Ковент-Гарден, Персоналии
Авторы| Сергей Бирюков
Заголовок| Под Баха танцуется лучше всего
Где опубликовано| Труд
Дата публикации| 201406
Ссылка| http://www.trud.ru/article/24-06-2014/1314831_pod_baxa_tantsuetsja_luchshe_vsego.html
Аннотация|

Одиннадцать лет не появлялся в наших краях Королевский балет Ковент-Гарден. И привез такие четыре спектакля, которые даже не очень сведущих зрителей убедили: ждать стоило

Диапазон показанного за шесть дней минувшей недели на исторической сцене Большого театра — от бессюжетной неоклассики и танцевальной мелодрамы до самых современных поисков в области единения танца и музыки.
Начали с, казалось бы, самого близкого нашей публике произведения — «Рапсодии» Фредерика Аштона. Близкого, потому что Аштон, один из основателей английской балетной школы ХХ века, пришел в хореографию в огромной степени под влиянием русского балета. Кроме того, музыкальной основой спектакля послужила «Рапсодия на тему Паганини» — одно из самых знаменитых сочинений великого русского композитора Сергея Васильевича Рахманинова

Однако так сложилось, что на музыку, неоднократно толкавшую других хореографов на сюжетные решения (как правило, истории о Паганини — скрипаче, за свой виртуозный дар продавшем душу дьяволу), Аштон создал композицию, в которой сюжет угадывается лишь намеками. Красивую, очень виртуозную, особенно в части сольной мужской партии, сочиненной для Михаила Барышникова (теперь в Москве ее исполнили Стивен Макрей и Валентино Цукетти). Однако эта же усложненность танца, возможно, сослужила и дурную службу — сделала неизбежными сильные искажения в музыкальных темпах, что нарушило образность музыки и дополнительно охладило эмоциональный градус спектакля.

Зато затем британская труппа подарила нам два настоящих открытия, связанные с творчеством хореографов поколения 40-летних. Одно из них — одноактный балет Кристофера Уилдона «DGV» (Dance a grande vitesse — «Танец на большой скорости» на музыку известного кинокомпозитора Майкла Наймана, посвященную старту сети высокоскоростных железных дорог во Франции). Здесь то, что в свое время мастерски перенес из классического балета в современный Баланчин (полифоническую выстроенность многофигурного танца), — на новом, еще большем уровне драйва смог воплотить Уилдон. Его ритмично двигающаяся масса кордебалета плюс четыре солирующих пары буквально заражают ощущением могучего движения.

Истинное же восхищение автор этих строк испытал от компактной по форме одноактовки «Тетрактис» Уэйна Макгрегора, сочиненной на «Искусство фуги» Баха. Вот здесь достигнуто полное единство новаторской, неожиданной в своей изломанно-гротесковой графике хореографии — и математической графичности позднего Баха, демонстрирующего в канонах и фугах своего последнего крупного цикла высший предел мастерства контрапунктической формы. Добавим подчеркнуто аскетичную аранжировку Майкла Беркли и скупой, но столь же выразительный в своей броской геометрии световой орнамент Таубы Ауэрбах — и получим яркую, ювелирно точную звукозрелищную партитуру, предельно простую, когда на сцене один или двое танцовщиков в «космических» трико, и предельно изощренную, когда выходят все 10. Как жаль, что из-за череды скандалов в Большом театре полтора года назад Макгрегор отказался от идеи поставить у нас «Весну священную» — это могло бы стать куда большим событием, чем спешно слепленная, чтобы забить дыру в афише, перенасыщенная символическими смыслами и нарочитой брутальностью «Весна» Татьяны Багановой.

Что же касается зрительского успеха англичан, то он вполне предсказуемо выпал на долю трехактовой «Манон» Кеннета Макмиллана — еще одного классика британской хореографии. Во-первых, мелодрама на совершенно понятный сюжет — то, что во все века больше всего любит публика. Во-вторых, чудесная музыка Массне, отлично скомпонованная из разных его партитур танцовщиком и музыкантом Лейтоном Лукасом. В третьих — действительно экспрессивная хореография, прежде всего дуэтов Манон и Де Грие, показывающих историю их чувств от первого еще не вполне серьезного взаимного провоцирования через нежную страсть и тревогу к финальной трагедии. В заключительный день гастролей, в воскресенье, обозревателю «Труда» посчастливилось видеть эту драму в потрясающем по экспрессии исполнении Карлоса Акосты и нашей Натальи Осиповой, уже год как числящейся в Ковент-Гарден прима-балериной. Виртуозность и искренность были такими, что даже ходульная патетичность некоторых финальных пассов не сбила общего впечатления. Думаю, о лучшем танце Кеннет Макмиллан вряд ли мечтал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 10:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062506
Тема| Балет, Гастроли, Ковент-Гарден
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Большой театр приобщился к британскому стилю
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 2014-06-25
Ссылка| http://izvestia.ru/news/572988
Аннотация| ГАСТРОЛИ

На гастролях в Москве Королевский балет Великобритании представил свое прошлое и настоящее


Эдвард Уотсон и Наталья Осипова в спектакле «Тетрактис». Фото пресс-службы Большого театра/Юхан Перссон

Большой театр принял на своей исторической сцене Королевский балет Великобритании. По словам арт-директора британской труппы Кевина О'Хейра, выбор спектаклей, включенных в программу гастролей, был продиктован «желанием показать широту репертуара и разнообразие артистов».

Решение задачи возложили на вечер одноактных балетов и полнометражную «Манон». Двое из представленных хореографов, Фредерик Аштон и Кеннет Макмиллан, — славное прошлое Королевского балета. Кристофер Уилдон и Уэйн Макгрегор — его перспективное настоящее.

Самый свежий из привезенных спектаклей — «Тетрактис», поставленный в феврале этого года Уэйном Макгрегором. Годом раньше хореограф отказался от постановки «Весны священной» в Большом театре, сославшись на недостаток дисциплины. В Королевском балете с дисциплиной все в порядке Во всяком случае, слово «дисциплина» — первое, что приходит на ум по просмотру композиции, где 12 танцовщиков послушно скручивают и раскручивают свои драгоценные тела.


Стивен МакРей и Сара Лэмб в спектакле «Тетрактис». Фото пресс-службы Большого театра/Юхан Перссон

Типичная для Макгрегора пластическая шарада могла бы показаться утомительной, если бы не вспыхивающие на черном заднике геометрические фигуры и музыкальный фон. Выбрав для балета баховское «Искусство фуги», хореограф рисковал, но в итоге выиграл. Углубленная сдержанность музыки о вечности выгодно оттенила броский дизайн, разноцветные костюмы и головоломную хореографию.

При этом Макгрегор благоразумно избежал сценической зауми, отказавшись от соблазна отанцевать хитроумные контрапункты, для совершенствования в которых Бах и создал свой цикл. Уподобление танцовщиков голосам есть, но не чрезмерное. Смотрится оно скорее реверансом классикам — как, например, мужской дуэт, отсылающий к канону труб из баланчинского «Агона».

Кристофер Уилдон, воспитанный в цитадели Баланчина «Нью-Йорк сити балет», представил спектакль из тех, что у мистера Би практиковались «для кассы». Популярная музыка — местами свистящий, местами гремящий, а в целом назойливый, как летняя муха, опус минималиста Майкла Наймана. Популярная сценография — металлические конструкции известного дизайнера Жана-Марка Пуиссана, повторяющие очертания заграждений в Сангатте (там на поверхность выходит железнодорожный туннель, проложенный под Ла-Маншем). Наконец, популярная тема — путешествие в скоростных поездах.

Найман писал свою музыку к запуску первого французского скоростного поезда TGV (train à grande vitesse). Уилдон поменял train на dance: получились «DGV: Танцы на большой скорости». Несмотря на название, темп спектакля более чем умеренный. Да и к чему торопиться? Балет — не экспресс. Четыре пары обстоятельно демонстрируют свои умения, благо Уилдон не скупится на подчеркнуто красивые позы и движения. Кордебалет то имитирует ход поезда, то приветственно машет отъезжающим, то танцует — порой не менее изобретательно, чем солисты.

У Фредерика Аштона («Рапсодия») иерархия «премьер — солисты — ансамбль» соблюдается строго. Возможно, потому, что балет ставился на Михаила Барышникова, первого и единственного при любых раскладах. Не исключено, что Аштон видел барышниковского «Вестриса» и поставил продолжение истории, где «король танца» выступает распорядителем придворного бала.

Балет насыщен виртуозной хореографией, превосходно сочетающейся с не менее виртуозной «Рапсодией на темы Паганини», сочиненной Рахманиновым для своих сольных концертов. К несчастью, ее нервный пианизм штатный концертмейстер Королевского балета Роберт Кларк преподнес крупным помолом, хотя танцовщики, поднаторевшие во всех этих прихотливых поворотах и переходах, непрерывных сменах темпа и играх с ритмом — заслуживали более утонченного партнерства.

«Манон» сделала московской публике очередную прививку политкорректности. На предыдущих гастролях британцев, 11 лет назад, чернокожий кубинец Карлос Акоста, вышедший в роли принца Зигфрида, заставил зал в изумлении выдохнуть и еще какое-то время привыкать к экзотическому персонажу. Сегодня публика уже благосклонно приняла Акосту в роли французского дворянина, а днем ранее, в другом составе бурными аплодисментами проводила «малыша» Стивена Маккрея.

У нас он в лучшем случае танцевал бы Золотого Божка, а у англичан — пожалуйста: безупречно техничный, отменно музыкальный герой-любовник. Плюс отличный партнер — с поддержками и подкрутками управляется с восхитительной легкостью. Правда, отдельных ценителей прекрасного на протяжении всего спектакля не оставляла тоска по благородству жеста и протяженности линий, но ничего страшного, переживут. Или сходят на «Манон» в МАМТ — июльская премьера будет первой постановкой балета в российской столице.

В Лондоне спектакль идет уже 40 лет, не претерпевая резких изменений, за исключением осуществленной в 2011 году новой оркестровки музыки Массне — прежняя при всех ее достоинствах была сделана по принципу «мелодия и ум-ца-ца». Дирижер Мартин Йетс обогатил партитуру и темброво, и фактурно, а в Москве встал за пульт оркестра Большого театра. Под его началом хиты Массне прозвучали по-хорошему сентиментально, без примитивности и приторности.


Манон — Марианела Нуньес. Де Грие — Федерико Бонелли. Фото пресс-службы Большого театра/ Михаил Логвинов

Но, конечно, не музыка определяет жизнеспособность «Манон». Залог успеха этой масштабной хореодрамы — в детальной проработке ролей всех уровней: от главных до массовки. На это дело англичане большие мастера. Ни один участник многофигурного спектакля не чувствует себя статистом, каждый имеет свой маневр.

В центре событий — загадочная разрушительница сердец Манон Леско, о нравственных качествах которой ни создатель литературного первоисточника аббат Прево, ни Кеннет Макмиллан не имели однозначного мнения. Автор этих строк, видевший в роли Манон Сару Лэмб, остался более чем впечатлен. И не только ее стойкими пуантами, стремительными вращениями и бесстрашными полетам в руки кавалера.

Сомнения в том, кто же эта девушка — безбашенная авантюристка, расчетливая вымогательница или невинная жертва — отпали сами собой. Манон Сары Лэмб — почти инопланетянка, то, что в немецком романтизме называли «вечной женственностью» — дивный цветок, расцветший во враждебном мире и от его жестокостей безвременно увядший.

В заключительный день гастролей Манон танцевала Наталья Осипова, впервые после своего ухода из Большого театра вышедшая на его сцену. После спектакля Наталья воодушевила поклонников, объявив, что руководство Большого предложило ей предоставить список балетов, в которых она хотела бы танцевать, и приемлемые даты.


Леско — Александр Кемпбелл. Манон — Наталья Осипова. Г.М. — Кристофер Сондерс. Фото пресс-службы Большого Театра/ Михаил Логвинов

Увы, это не означает, что Осипова — штатная прима Королевского балета, приглашенная солистка Михайловского театра, ABT и La Scala, — в обозримом будущем станцует в спектаклях ГАБТа. Как сказал «Известиям» агент артистки, продюсер Сергей Данилян, «у нее на это просто нет времени».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 10:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062507
Тема| Балет, Юбилей, Персоналии, Наталия Касаткина
Авторы| Анна Ефанова
Заголовок| Наталия Касаткина: «Я рада, что мы перестали быть знаменитыми»
Где опубликовано| InterMedia
Дата публикации| 2014-06-25
Ссылка| http://www.intermedia.ru/news/260072
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Москве продолжается подготовка к празднованиям юбилея знаменитой балерины и хореографа Наталии Касаткиной: 11 июля 2014 года в Большом театре пройдет ее юбилейный концерт, а весь июль в «Новой опере» — фестиваль Государственного театра классического балета. Наталия Дмитриевна рассказала корреспонденту InterMedia Анне Ефановой о буднях и праздниках, которые сменяют друг друга на протяжении многих лет вне зависимости от принятых законов и государственного финансирования.

— Чем удивите публику на торжественном вечере в Большом театре?

- Сначала мы покажем балет «Весна священная» Игоря Стравинского. Затем представим фрагмент из последней премьеры нашего театра — «Лисистраты» по комедии Аристофана на музыку Ольги Петровой. А также небольшую сюиту из следующего спектакля для детей «Легенда о Лебедином озере и Гадком утенке» по сказке Ханса Кристиана Андерсена с музыкой Эдварда Грига.

— По каким принципам вы составляли программу балетного фестиваля для театра «Новая опера»?

- Мы постарались представить зрителям как можно больше наших самых разных спектаклей.

— Как воспринял ваше видение «Весны священной» Игорь Стравинский? Вам ведь посчастливилось с ним общаться в Америке.

- Очень хорошо. Я прекрасно помню, как нас ругали, что мы слишком точно передаем музыку в движениях. «Писали, что вам не нравятся такие интерпретации, - сказали мы Игорю Федоровичу». А он ответил: «Корреспонденты - это мои враги и ваши. Я говорю им: "До свидания". А что касается интерпретации, то, не беспокойтесь. Когда я написал концерт "Movements", слушатели его не очень восприняли. А потом — Джордж Баланчин представил эту музыку «движенчески» и «жестикулянтно», и всем понравилось».

Мы перечислили ему основные темы сюжета, и он подтвердил их соответствие его замыслу. Как оказалось, он также читал книгу Михаила Чулкова «Абевега русских суеверий», которую нам специально вынесли для работы из Ленинской библиотеки наши знакомые. Тогда ее больше нельзя было отыскать ни в одной из библиотек Москвы. Игорь Федорович имел ее в наличии.

— Вы записали беседу с композитором?

- Да, я позволила себе положить в сумку небольшой магнитофон. Но мы не давали никому слушать эту пленку, пока Игорь Федорович был жив. После его смерти запись была отдана Геннадию Рождественскому, который дирижировал «Весной священной» в Америке. Наш разговор был опубликован позднее в его книге «Беседы со Стравинским».

— Что скажете о техническом оформлении «Лисистраты» на мартовской премьере в Государственном Кремлевском дворце?

- Мне не все понравилось из того, что нам удалось воплотить. Мы согласились с теми новаторскими приёмами, которые были предложены, но все же нам бы хотелось, чтобы видеодекорации были исполнены нашим художником. На фестивале в «Новой опере» мы снова повторим спектакль, а для премьеры «Гадкого утенка» видеоряд создаст Елизавета Дворкина. Частично это можно будет увидеть уже на предстоящем концерте в Большом театре.

— Когда запланирован показ полной версии спектакля?

- В марте следующего года, потому что достаточное финансирование нам выделят только в январе.

— Были ли случаи воровства вашей хореографии?

- Да, случается, что у нас воруют хореографию и получают за нее деньги. Доказывать это сложно, единственный метод — предоставление экспертных заключений, но мы не хотим терять время, идти в суд... После одной из таких краж знаменитый балетмейстер Игорь Бельский нам сказал: «Эти люди несчастные: они ничего не могут, а вы можете еще что-нибудь сочинить». С тех пор мы перестали переживать и стараемся не заострять на этом внимания.

— Как вообще обстоит дело с авторскими правами в балетном искусстве?

- У нас существует охрана прав на либретто и хореографию, и она работает. Я состою в авторском совете Российского авторского общества больше десяти лет, участвую в заседаниях, и могу отметить, что его работа становится все активнее в последние годы, когда РАО возглавил Сергей Федотов. С его предложениями невозможно не соглашаться, они всегда точны, профессиональны и четко излагаются. РАО честно и заинтересованно исполняет свою главную функцию – защиту прав авторов разных жанров.

- Вам была вручена почетная премия РАО. Как Вы относитесь к этой награде?

- Несомненно, эта награда - очень важная оценка нашего творчества.

— Вам бы хотелось поставить новый балет на сцене Большого театра?

- Да, но мы не будем настаивать. Слава Богу, что есть свой театр, где мы существуем и к нам очень хорошее отношение — жаловаться не приходится. Я очень рада, что мы перестали быть знаменитыми, а остались «широко известными в узких кругах». Иначе бы у нас не было времени ставить хорошие спектакли, а сейчас оно есть, и ничто лишнее нас не отвлекает.

— Что вам мешает воплощать задуманное?

- Отсутствие сцены и денег. Во многих театрах нет балетмейстеров и поэтому — нет идей. У нас они есть, но нам очень трудно их реализовывать.

— Какой из ваших проектов легко осуществим?

- Очень хочется построить летнюю сцену театра: у нас уже есть незаконченный каркас для нее. Все упирается в чиновников, которые требуют снести строение вместо того, чтобы помочь его построить.

— Как может помочь изменить ситуацию Владимир Мединский?

- Дать соответствующее распоряжение, после которого нам будут готовы помочь со строительством инвесторы.

— Вы планируете осваивать другие концертные площадки помимо «Новой оперы»?

- Да, в ближайшее время мы планируем работать в «Планете КВН». Там зал технически оборудован хорошей аппаратурой, которая нам кажется интересной для театральных экспериментов.

— Может ли переломить отношение к вашему театру программа «Об основах государственной политики», которая сейчас проходит стадию общественного обсуждения?

- Об этом трудно говорить. Там написано очень много хорошего, но без утвержденной версии какие-то выводы делать преждевременно. Пока до многих чиновников практически невозможно достучаться, и с этим непониманием можно и нужно бороться. Другой вопрос, какими средствами. Никто из творческих людей не знает, как добиться от властей решений, которые пойдут на пользу театрам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062508
Тема| Балет, Башкирский государственный театр оперы и балета, Премьера
Автор| Гульназ Данилова (Уфа), Фото: Александр Данилов
Заголовок| В Уфе прошла премьера балета "Двенадцатая ночь"
Где опубликовано| Российская Газета
Дата публикации| 2014-06-25
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/06/25/reg-pfo/balet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



ФОТОГАЛЕРЕЯ

Премьерой балета-комедии "Двенадцатая ночь" по мотивам одноименной пьесы Уильяма Шекспира Башкирский государственный театр оперы и балета закрыл свой 76-й сезон.

Хореограф-постановщик, он же автор либретто, Ринат Абушахманов выбрал одну из самых веселых комедий мировой классики неспроста.

Во-первых, это дань уважения самому загадочному драматургу, чье 450-летие отмечается в этом году во всем мире. Напомним, что Марк Твен назвал Шекспира самым известным из всех, никогда не существовавших людей.

Во-вторых, пьеса дает благодатный материал для воплощения ее средствами танца - динамичные сцены, яркие типажи, да и сама ситуация, в которой все происходит. Двенадцатая ночь в средневековой Англии отмечалась как окончание рождественских торжеств. В это время отменялись установленные правила, и все переворачивалось с ног на голову. Знать "превращались" в простолюдинов и наоборот, мужчины переодевались в женскую одежду, а женщины - в мужскую.

Всего этого в новом спектакле хоть отбавляй. Действие развивается на фоне сменяющих друг друга декораций, а эмоциональный накал, саму атмосферу карнавала и сопутствующей ей интриги поддерживает музыка Адольфа Адана, Лео Делиба, Жоржа Бизе и Феликса Мендельсона.

- Здесь можно увидеть всю палитру танца - от классического до гротеска. Балет "Двенадцатая ночь" - это традиционные адажио и пантомима, острый танец с элементами нелепости и просто юмор, - отметила заведующая литературной частью театра Марина Луговая.

Артисты, занятые в спектакле, с энтузиазмом подхватили идею хореографа. Они не только танцуют, но и играют, полностью перевоплощаясь в своих героев, и их настроение находит адекватный отклик у публики.

В спектакле немало интересных режиссерских решений. Он начинается уже с пролога, где показывается крушение корабля, на котором плывут близнецы Себастьян и Виола. Буря передана близко к реальности: на фоне видеозаписи с бушующим морем судно (специальный наклонный помост) раскалывается надвое. На одном обломке остается брат, на другом - сестра.

Такой же прием разделения персонажей, перед тем как их наконец соединить, Ринат Абушахманов использует в конце спектакля, в сцене карнавала. Только теперь брата и сестру разделяет не природная стихия, а людская стена, которая символизирует заблуждение, когда одного человека принимают за другого. Виолу - за юношу, а Себастьяна - за девушку. Но, по законам жанра, преграды рушатся, все заканчивается хеппи-эндом, красиво и радостно.

- Еще учеником хореографического колледжа я увидел спектакль "Двенадцатая ночь" и подумал: а ведь можно и балет сделать! - рассказывает Ринат Абушахманов. - Именно комедию. Чтобы была не просто веселая постановка с комедийными элементами, а с начала до конца - комедия с современным юмором, на грани абсурда, может быть.

Это была не самая обычная премьера, так как она прошла не на родной сцене, ведь здание театра оперы и балета находится на реконструкции, а во Дворце культуры "Химик", прямо скажем, мало приспособленном для полномасштабных спектаклей. Отсюда - определенные технические трудности, в частности, со светом. Спектакль получился темноватым. Кроме того, из-за отсутствия оркестровой ямы симфонический оркестр разместили перед сценой,в зрительном зале, убрав четыре ряда кресел. Но несмотря ни на что, все прошло удачно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 10:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 201406250
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Дягилевский фестиваль, Премьера
Автор| Алена Лебедева, фото Сергея Мершина
Заголовок| 12 июньских дней
Где опубликовано| Газета "Местное время"
Дата публикации| 2014-06-24
Ссылка| http://permv.ru/News19545_1.aspx
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьерой трех балетов Джорджа Баланчина на музыку Игоря Стравинского — «Аполлон Мусагет», «Рубины» и «Симфония в трех движениях» — в Пермском театре оперы и балета открылся традиционный Дягилевский фестиваль.



— Программа Дягилевского фестиваля сделана с большим трепетом и рядом больших сложностей, — признался перед открытием фестиваля Теодор Курентзис. — Поэтому мы рады тому, что у нас все получается.

И первое, что «получилось», — это постановка трех балетов Баланчина, столь разных по стилю и духу. Строгий и чистый рисунок «Аполлона Мусагета» сменился яркой страстью «Рубинов», одной из трех частей спектакля «Драгоценности», и в завершение — механически четкие движения «Симфонии». Все это сложилось в единый спектакль под названием «Век танца».

Теперь в репертуаре Пермского театра уже 11 балетов Джорджа Баланчина — «Петипа 20 века». И это, по словам главного балетмейстера театра Алексея Мирошниченко, показатель профессионализма труппы:

— Когда в России, в Мариинском театре, впервые был поставлен Баланчин, приходилось мобилизовать всю труппу для того, чтобы станцевать два его балета, а теперь мы в Перми танцуем его с той же легкостью, как и «Лебединое озеро». Кстати, во время подготовки «Века танца» у нас шел балет «Лебединое озеро», и это было идеальное исполнение за все пять лет, что я здесь работаю, потому что Баланчин прочищает не только мозги, но и позиции ног.

После «Века танца» в рамках фестиваля состоялась мировая премьера оперы Дмитрия Курляндского «Носферату». А впереди — спектакль мадридского Teatro Real C(h)oeurs на музыку Джузеппе Верди и Рихарда Вагнера, который публика сможет услышать 26 и 27 июня, сольные концерты пианистов Антона Батагова, Олли Мустонена, Алексея Любимова и скрипачки Патриции Копачинской. Завершится же Дягилевский фестиваль 30 июня концертом большого фестивального оркестра под управлением Теодора Курентзиса, который исполнит Симфонию №3 Малера.
Но завершение — это далеко не конец. Уже сейчас началась работа над будущим Дягилевским фестивалем. Стали известны сроки его проведения. Он состоится с 23 мая по 3 июня 2015 года.

— Мы уже формируем его программу. Думаю, что основные события Дягилевского фестиваля–2015 анонсируем уже в сентябре, — сообщил генеральный менеджер театра Марк де Мони. — Мы даже заказали одному современному композитору — пока не скажу, какому, — новый спектакль, чтобы наш фестиваль смог с полным правом носить имя Дягилева, который всегда открывал новые имена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 11:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062601
Тема| Балет, V Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира» (Сочи)
Автор| Елена Лесных
Заголовок| Юрий Григорович:«Из молодых, как из воска, можно вылепить многое»
Мэтр отказался сравнивать профессиональные конкурсы

Где опубликовано| © Московский комсомолец-Сочи
Дата публикации| 2014-06-24
Ссылка| http://sochi.mk.ru/articles/2014/06/24/yuriy-grigorovichiz-molodykh-kak-iz-voska-mozhno-vylepit-mnogoe.html
Аннотация| КОНКУРС, ИНТЕРВЬЮ

Под занавес V Международного конкурса «Молодой балет мира» мэтр поделился мыслями об этом мероприятии.



— Юрий Николаевич, предварительные итоги конкурса можете подвести?

— Я не очень люблю говорить о них, вот когда все закончится, тогда и настанет время делать выводы. Однако отмечу, что все конкурсы один на другой не похожи, и их было бы некорректно сравнивать между собой.

— А что можно сказать об уровне участников?

— Это всегда срез действительности — так, как есть. И так не бывает, что в один год представлены все способные, в другой — неспособные. Есть и интересные, и не очень. Говорить же, что уровень одного конкурса выше другого — смешно даже. Сегодня хоть и складывается сложная международная обстановка, тем не менее к нам и американцы приехали, и европейцы, участники из Китая, из Украины.

— В одном из интервью вы признались, что любите работать с молодыми людьми, еще не имеющими громкого имени. Связано ли это с появлением конкурса «Молодой балет мира»?

— Собственно, он связан с моей работой вообще. А с молодыми действительно люблю работать, потому что их восприятие еще не заштамповано какими-то партиями, стереотипами. Свободно, как из воска, можно вылепить из человека молодого — мастера. Но это не значит, что я не люблю с мастерами работать. Но с совсем молодыми — больше.

— Многие СМИ называют Краснодар балетной Меккой в связи с вашей работой в этом городе. А вы сами так считаете?

— Даже Петербург, может быть, нельзя назвать Меккой балета. Гранд Опера — Мекка ли балета, и не знаю, есть ли такое место? Опять же, какого танца — классического? Это Европа. Можно говорить о французском балете, имеющем мировое влияние. Из Франции родом и наши истоки — еще со времен Петра I.

Краснодар сегодня просто один из серьезных балетных центров, где есть крепкая труппа. Я сам сторонник школы классического танца, основы моего образования заложены в Ленинградском хореографическом училище. Систему классического танца считаю интереснейшей, она развивается во времени, берет новое из современной жизни.

— Если бы в провинцию приезжало больше балетных профессионалов, уровень искусства поднимался бы?

— Они и приезжают. Вот Сергей Бобров, Марк Перетокин, многие другие закончили танцевать и поехали возглавлять профильные театры в Красноярске, в иных городах. Используя профессиональный опыт, они поднимают уровень искусства в провинции.

— В этом году ваш конкурс носит имя Сергея Николаевича Худекова, искусствоведа в области балета. Сочинцам, кроме того, он дорог тем, что благодаря ему появился декоративный парк Дендрарий. Вот и музей балета недавно открыли на его даче — вилле «Надежда». Как вы оцениваете такое продвижение балетного искусства?

— Замечательно. В свое время я подал идею реставрации дачи Худекова. Она стояла заколоченная досками, и долго никто ничего не делал. А ведь личность Худекова уникальная. Он один из той плеяды петербургских балетных критиков, — Плещеев, Светлов, Волынский, — при которых происходило становление петербургского балета, закладка его традиций, его триумфальное шествие по всему миру. Худеков написал замечательную трехтомную «Историю танцев всех времен и народов», четвертая не успела выйти: началась война, а за ней революция. Мы, собственно, современники с Сергеем Николаевичем. Он умер в Петербурге в 1928 году, а я родился там же в 1927 году. Значит, мы один год жили на белом свете одновременно. Притом не только в одной стране и в одном городе, но даже на одной улице — Моховой. И возможно, в одном доме. Богатый человек, известный ученый, коллекционер, он в последние годы жизни просто ютился — у него все отобрали. Говорят, его не расстреляли потому, что он в своей «Петербургской газете» не ругал Ленина. Человек был во всех отношениях достойный и талантливый.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 11:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062602
Тема| Балет, V Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира» (Сочи)
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО, Сочи
Заголовок| Кокошник, косоворотка и пара павлинов
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2014-06-25
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/48565-kokoshnik-kosovorotka-i-para-pavlinov/
Аннотация| КОНКУРС

Гала-концертами в Сочи и Краснодаре завершился V Международный конкурс «Молодой балет мира».

Десятидневный марафон танца в Сочи открывали в День России. Глава города Анатолий Пахомов начал свою речь с поздравления и особо подчеркнул, что конкурс проводится в год Олимпийских игр, которые «дали заряд и сочинцам, и всему миру».



«То, что мэр лично присутствует на торжестве, важно», — отметил создатель, вдохновитель и бессменный председатель жюри конкурса Юрий Григорович. В день старта показали «Баядерку» его Краснодарского театра балета, в главной партии выступила солистка Большого театра Анна Никулина. Больше полусотни участников из 12 стран не только соревновались, но и посещали мастер-классы замечательных педагогов Маргариты Дроздовой и Юрия Васюченко, наблюдали, как репетируют коллеги, болели за друзей и соперников.

Вообще, черноморский конкурс — не только один из самых молодых в мире. Он и адресован прежде всего балетной юности: здесь всегда много учеников балетных школ — нижняя возрастная планка для участников не обозначена. Строгая классика и бесшабашная современная хореография — реальность каждого мирового состязания, у сочинского есть свое ноу-хау: юниоры представляют народно-сценический танец (он стыдливо покидает подмостки многих театров), старшая группа — номера на музыку джаза. И если ученики ясно и чисто перевоплощались в русских девиц в сарафанах и кокошниках, лихих щеголей в косоворотках и алых сапогах, задорно отплясывали тарантеллы, цыганочки, камаринские, а еще и хорезмский, ирландский, польский, таджикский, эстонский танцы, то джаз-программа не задалась. Почему? Никто толком не знает, что это за фрукт — джаз-танец. Так что хореографы и исполнители сбивались на покорение классических трюков под грубоватой эстрадной приправой.



Героем конкурса стал Олег Ивенко — он выступал за Украину (делегация многострадальной земли оказалась весьма внушительной), где учился, но сейчас берет вершины в Татарском театре оперы и балета имени Мусы Джалиля. Олег стал любимцем телезрителей в проекте «Большой балет» благодаря ликующей и открытой манере танца. Хореограф Глеб Колмагоров, отмеченный за номер «Прости меня», обязан наградой куражистому Олегу. Высшей наградой конкурса — Гран-при — Ивенко, в свою очередь, обязан и постоянной партнерше Кристине Андреевой. Она — победитель прошлого конкурса, в нынешнем состязании не участвовала, но ей по праву досталась премия за партнерство.

В старшей группе первое место присудили солистке Санкт-Петербургского театра балета имени Леонида Якобсона, тонкой стилистке Дарье Ельмаковой и перспективному танцовщику Мариинского театра Алексею Попову. В младшей лучшими стали студенты Московской академии хореографии Дмитрий Выскубенко и Марфа Сидоренко. Ректор МАХУ Марина Леонова сознательно отправляет воспитанников на конкурсные испытания и возможных стрессов не опасается: «Умение собраться и проявить себя — важно в нашей профессии.



Сочинский конкурс всегда открывает молодые таланты, да и интересно посмотреть, как танцуют представители других школ». Медали старшей группы разлетелись по постсоветскому пространству: «серебро» досталось Нине Колосковой (Москва, «Гжель») и Марату Сыдыкову (Бишкек), «бронза» — Марии Мишиной (Большой театр) и представителю казахской балетной школы Дидару Сарсембаеву. В юниорской команде московской школе конкуренции практически не было (лауреатами 2-й и 3-й премий — за исключением ученицы белорусского хореографического колледжа, нежной японки Урабе Куриму, — стали ее воспитанники, россияне и иностранцы: Влада Захарова, Наталья Погорелая, Алексей Путинцев, бразилец Давид Соарес, американец Джулиан Маккей).

Каждый сочинский конкурс имеет свое посвящение: прежде вспоминали великих балерин Галину Уланову, Марину Семенову, Наталию Бессмертнову, отметили вековой юбилей «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Нынешний — адресовали памяти гения здешних мест Сергея Худекова. О нем — художнике возрожденческого полета, основателе сочинского «Дендрария», герое Крымской войны 1853–1856 годов, балетном историке и либреттисте, соавторе Мариуса Петипа, литераторе, просветителе, издателе (в «Петербургской газете», руководимой Худековым, появился один из первых рассказов Чехова), меценате, а также успешном ботанике, конезаводчике, животноводе — «Культура» уже рассказывала (№1 от 11.01.2013). Советские годы затуманили великое имя. В дни первого конкурса в Сочи Юрий Григорович настойчиво заговорил о необходимости восстановить справедливость. Два года назад, на IV «Молодом балете мира», мэр пообещал, что к лету 2014-го дворянское гнездо Худековых в «Дендрарии» восстановят.



Многие не поверили. «Дача Худековых, она же вилла «Надежда», приведена в первоначальный вид. Мы сдержали слово», — сказал Анатолий Пахомов. После капитального ремонта двухэтажный особняк со смотровой башенкой-бельведером, названный Худековым именем жены, принял первых посетителей. В мемориальных комнатах воссоздана атмосфера дома, о гостеприимстве которого вспоминал Федор Шаляпин. В «Надежде» уютно расположился музей балета — его торжественное открытие состоялось в дни конкурса. Реликвии и артефакты, с уникальным упорством собираемые энтузиастами во главе с директором Дмитрием Кривошапкой, вдохновили на импровизированные «худековские чтения» — каждый вспоминал эпизоды из долгой 90-летней жизни Сергея Николаевича. Воздавали должное его многотомной «Истории танцев всех времен и народов». Воспевали романтические страсти, переложенные Худековым для балетов. Объявлялись редкие породы фазанов и павлинов, им выведенных. Приводились живые примеры: худековские птицы и сегодня гордо разгуливают по парку среди экзотических цветов и диковинных деревьев, над побегами которых колдовал неутомимый строитель «Надежды».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 25, 2014 11:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062601
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Персоналии, Рассел Малифант
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Вошел в поток
Где опубликовано| газета "Ведомости" 113 (3617)
Дата публикации| 2014-06-26
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/704881/voshel-v-potok
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Чеховский фестиваль на сцене Театра имени Моссовета представил новую программу знаменитого британского хореографа Рассела Малифанта Still Current


Партнером Кэрис Стейтон выступил сам хореограф
Фото: © Hugo Glendinning


Вечер, составленный из пяти опусов, перед московской премьерой проделал тур по городам России. И там вместе с оригинальным названием на афишах сочли нужным поставить перевод — «Непрерывный поток». Оно точно отражает суть творчества Малифанта: те, кто видел, к примеру, знаменитый Push, созданный для Сильви Гиллем и несколько лет назад приезжавший в Москву, заподозрили хореографа в том, что он вставил это соло в новую программу. Однако только два из пяти балетов, составляющих Still Current, действительно переработка старых. Малифанта всю его жизнь интересуют физические возможности тела, гибкость суставов, сила и упругость мышц. Но каждую свою постановку он создает как портной высокой моды — строго по личному лекалу танцовщиков, с которыми работает. Поэтому в опусе для Гиллем он испытывал прочность ее уникальных в своей изысканности ног, любовался беспредельностью растяжки, невероятно длил aplomb — способность сохранять равновесие.

В нынешнем проекте Малифант уже не первый раз сотрудничает со знаменитым исполнителем хип-хопа Диксоном Мбаем, словно скульптор формируя с помощью художника по свету Майкла Халлса идеал современного атлетизма. Для изящного Томасина Гюльгеча, почти бесплотного в своем кружевном вращении, Малифант придумывает графически воздушное соло. Кэрис Стейтон достался как раз один из номеров Гиллем — Two. Танцовщице первоклассной выучки contemporary dance удается избежать сопоставлений с предшественницей-классичкой благодаря аккуратности, компактности и динамизму исполнения, завораживающему красотой соединения линий тела и света. Со Стейтон сам хореограф танцует финальный дуэт, весь выстроенный на балансе легкости и тяжести, света и тени, состоящий из непрерывных перетекающих одна в другую поддержек на разных уровнях, создавая впечатление, что поток фантазии не прервется никогда.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:56 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2014 1:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062602
Тема| Балет, фестиваль «Звезды белых ночей», Шотландский балет, «Шотландский перепляс»
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Сильфиду жалко
«Шотландский перепляс» в Мариинке

Где опубликовано| газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 24 июня 2014
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10308660@SV_Articles
Аннотация|

В рамках фестиваля «Звезды белых ночей» на сцене Мариинского театра состоялись гастроли Шотландского балета, небольшой труппы из Глазго, показавшей спектакль всемирно известного хореографа Мэтью Боурна «Шотландский перепляс».


Новая Сильфида любуется Джеймсом в интерьере, который совсем не похож на шотландскую ферму.

Хореографа называют возмутителем спокойствия, интригующим и эпатажным провокатором в мире балета. Достаточно вспомнить его версию «Лебединого озера», где все партии исполняют мужчины, или «Золушку», в которой Принц разыскивает свою возлюбленную в лондонском метро во время бомбежки Второй мировой войны. Не пощадил Боурн и жемчужину романтической хореографии ХIХ века – балет Августа Бурнонвиля «Сильфида» на музыку Хермана Левенскьолда. «Шотландский перепляс» – гротескный, дерзкий и жестокий парафраз классической версии. Оригинальное либретто балета просто, как детская сказка: романтик и мечтатель крестьянин Джеймс очарован волшебным видением – Сильфидой, которая давно его любит. Забыв о своей невесте Эффи, Джеймс устремляется за Сильфидой в горные выси. Счастье влюбленных длится недолго: злая волшебница Мэдж подает наивному Джеймсу отравленный зельем шарф, которым он окутывает стан Сильфиды. Напрасно старается юная дева освободиться, ее крылышки опадают, и она умирает, оплакиваемая Джеймсом.

От нежного, воздушного балета ХIХ века, хорошо знакомого зрителям Мариинского театра, в версии Боурна осталась лишь сюжетная основа – все остальное перелицовано на новый лад. Еще до начала спектакля, когда зрители только рассаживаются по своим местам, на открытой сцене – две панели, разрисованные под общественный туалет и бар, весь в неоновых огнях. Первый акт почти лишен танцев, разноликая толпа время от времени взвихривается в рок-н-ролле, в котором участвует и Джеймс (Кристофер Харрисон), безработный парень, эгоист и бездельник, иногда удаляющийся в туалет, чтобы принять дозу. Среди беснующейся толпы появляется Сильфида, босоногое существо, в белых лоскутках ткани вместо платья, с черными пятнами под глазами и с крыльями на спине (единственная деталь, напоминающая зрителю о классической «Сильфиде»). Танец Софи Мартин – Сильфиды – сочетание классических па, акробатических прыжков, виртуозных перелетов с предмета на предмет. Мягкая пластика то и дело сменяется ломкими, колючими движениями. Ради этой девчонки-дразнилки Джеймс покидает свою невесту прямо во время свадьбы и, вывалившись из окна, устремляется вслед за крылатой девушкой в волшебный мир сильфид. Однако, по Боурну, это не зачарованная долина, а свалка на окраине Глазго с мусорными бачками и скелетом заброшенной машины. Сцену заполняют сильфиды и сильваны, начинается нечто напоминающее вальпургиеву ночь. Кордебалет превращается то в густые заросли, то в сучья деревьев. Танцовщики синхронно катаются по полу, замирают в изломанных позах, а герои, охваченные страстью, вынуждены уединиться в проржавевшей машине.

Все это раздражает Джеймса, он хочет вернуть Сильфиду в мир людей, чтобы она принадлежала только ему. Взяв огромные ножницы, он отрезает ей крылья (зрелище не для слабонервных). В пылу он даже не замечает, что его руки по локоть в крови, а его возлюбленная, истекая кровью, падает у его ног и умирает. Провидение жестоко наказывает Джеймса, превращая его в крылатого призрака, с тоской заглядывающего в окно своего бывшего дома.

«Шотландский перепляс» Мэтью Боурна обернулся насмешкой над вековыми традициями классического балета. Если хореограф хотел эпатировать зрителей, он этого добился.


ФОТО Наташи РАЗИНОЙ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 14, 2015 11:30 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2014 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062603
Тема| Балет, Опера, Дягилевский фестиваль, Пермский театр оперы и балета
Авторы| ЕЛЕНА КРАВЦУН
Заголовок| Пермские сезоны
Дягилевский фестиваль расширил программу

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №108, стр. 11
Дата публикации| 2014-06-26
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2498935
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Павел Семянников / Пермский театр оперы и балета

В Перми в эти дни проходит многожанровый международный Дягилевский фестиваль, аккумулировавший в своей программе лучшие силы российского и европейского исполнительского искусства. Из Перми — ЕЛЕНА КРАВЦУН.


Фестиваль уже в восьмой раз проводится в Перми, городе, исторически и духовно связанном с Дягилевым. Мероприятие за несколько последних лет приобрело захватывающий дух масштаб и еще больше раздвинуло рамки своего формата. В этом году организаторы Дягилевского фестиваля в стремлении сделать его еще более открытым и, что называется, friendly по отношению к публике на театральной площади запустили Дягилевский клуб в белом шатре, под сенью которого можно было посмотреть видео спектаклей номинантов премии имени Дягилева и дневники фестиваля, послушать лекции и поучаствовать в public talk.

Международный смотр начался по сложившейся традиции с балетов, а именно с программы под названием "Век танца: Стравинский—Баланчин". Благодаря успешному сотрудничеству с Фондом Джорджа Баланчина Пермский театр оперы и балета наряду с Большим театром и Мариинкой с девяностых годов получил священное право танцевать хореографию "Петипа XX века" — теперь к уже имеющимся в репертуаре труппы восьми балетам добавились еще три. "Аполлон Мусагет" (1928), ставший истинным украшением последних лет Дягилевских сезонов, кульминация неоклассицистской линии в творчестве Стравинского и момент обретения своего хореографического "я" Баланчиным, был проведен артистами в трепетном почтении к создателям. Несмотря на адекватное раскрытие партитуры и торжество красивых тел, этому царству балетных форм несколько не хватало легкости в приземлениях и изящного озорства.

Мифологическую идиллию сменили "Рубины" (1967) из трехчастного спектакля Баланчина "Драгоценности". Задник сцены, декорированный огромными стразами—имитациями самоцветов, вполне воплощал отечественное представление о шике-блеске в привычном духе "дорого-богато". Джазовый рисунок танца с соблазнительными па артисты труппы выдавали со столь залихватской энергией, что даже досадное падение одной из балерин не стало большой проблемой. Последним балетом вечера и российской премьерой стала "Симфония в трех движениях" (или в трех частях, 1972) — многосоставное напористое действо, напоминающее своими угловатыми движениями, с одной стороны, линии танца Нижинского, а своими спортивными перемещениями — соцреалистическую аэробику, с другой.

Вручение Международной премии им. С. П. Дягилева, которая призвана поощрять продюсеров музыкального театра, в этом году закономерно проходило под знаком памяти реформатора оперного театра, импресарио и Дягилева наших дней Жерара Мортье, председательствовавшего в жюри премии на протяжении нескольких лет и скончавшегося в марте этого года. В номинации участвовали пять европейских продюсеров, работы которых так или иначе отличились связью западноевропейской и русской культур: Юрген Флимм, Ева Вагнер-Паскье и Катарина Вагнер, Джон Берри и собственно Жерар Мортье. Ни для кого не было сюрпризом, когда режиссер Дмитрий Черняков огласил решение присудить Мортье премию Дягилева посмертно, денежный фонд пойдет на перевод и издание книги "Драматургия одной страсти" авторства великого интенданта.

Следом за церемониальной частью премии зрителей ждала мировая премьера ультрасовременной оперы "Носферату", написанной композитором—ниспровергателем привычных представлений о музыке Дмитрием Курляндским и утонченным поэтом-либреттистом Дмитрием Яламасом, поставленной двумя Теодорами — дирижером-новатором Курентзисом и тотальным режиссером Терзопулосом (подробнее см. "Ъ" от 19 июня). Размышлением о смерти другого толка стало исполнение оркестром musicAeterna под управлением Курентзиса "Зимнего пути" — сочиненной интерпретации для тенора и камерного состава Ганса Цандера, которая сопровождалась снятой режиссером Алексеем Романовым одноименной кинопоэмой с претензией на артхаус. То на экране в духе школьной работы по информатике полз каллиграфическим почерком написанный текст стихов Мюллера, то разворачивалась кислотная презентация молекулярного мира и Вселенной, а похождения и тернистый путь страданий главного героя, скуластого мятежного юноши, показаны с обыденностью домашнего порно. Эстетизация безобразного сложилась в неловкий грязный декаданс, тогда как исполнение вокальной партии австралийским тенором Стивом Дэвислимом достигло психологических высот.

В качестве отдохновения от напряжений начальных дней на сцене театра случился визуально богатый "Барочный карнавал". Название, настраивающее на восприятие шедевров высокого барокко, оказалось обманкой — французский ансамбль Le Poeme Harmonique, известный во всем мире безупречным аутентичным исполнением музыки барокко и позднего ренессанса, лишь аккомпанировал ярмарочному динамичному балагану в духе средневековых зрелищ с акробатами, жонглерами и шутами. Комичные карикатуры на отдых аристократов сменились разудалыми пластическими этюдами в духе "Цирка дю Солей". По-французски заводной и остроумный спектакль органичнее смотрелся бы не в театре, а именно на площади, где такого рода представления с казнями, пирушками и потасовками и давали в ту эпоху.

Выставки, симпозиум, балет, современная опера по соседству с клавирабендами и этно-рок-концертом — таково разнообразие Дягилевского фестиваля, а завершится все выступлением фестивального оркестра, который исполнит Третью симфонию Густава Малера. Еще в преддверии открытия энергичный Теодор Курентзис обмолвился, что его мечта — "сделать Дягилевский фестивалем премьер, наполнить его тем, чего еще не было ни в России, ни в Европе" — вполне себе дягилевское устремление, благо что и потенциал имеется.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2014 9:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062604
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Персоналии, Рассела Малифант
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Танцевальный импрессионизм
"Still Current" Рассела Малифанта в Москве

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №108, стр. 11
Дата публикации| 2014-06-26
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2498553
Аннотация|


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

На сцене Театра имени Моссовета в рамках перекрестного Года культуры Россия—Великобритания состоялись гастроли компании Рассела Малифанта, хореографа-резидента театра "Сэдлерс Уэллс". На "Still Current", двухчастной программе из пяти мини-балетов, медитировала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Старейший театр "Сэдлерс Уэллс", основанный еще в 1683 году, в XXI веке оказался на острие прогресса. Труппы в этом театре нет, а есть продюсерский отдел и опекаемые им 15 хореографов-резидентов, носители передовых идей и технологий и законодатели мировых танцевальных мод. Вместе со своими артистами (постоянными или приглашенными на конкретный проект) они непрерывно производят театральную продукцию. Имена многих резидентов — Акрама Хана, Мэтью Боурна, Уэйна Макгрегора — известны даже в России. Рассела же Малифанта здесь знали прежде всего как любимого хореографа и партнера Сильви Гиллем — это его "Puch" и "Эоннагату" она показывала на гастролях в Москве. Надо признать, что балетная дива затмила хореографа: нескончаемые нерасчленимые движения казались лишь поводом для демонстрации ее фантастического тела, ее тигриной магнетической пластики.



На сей раз Рассел Малифант привез трех совершенно неизвестных артистов, однако эффект оказался тем же: хореография растворилась в их, кажущихся всемогущими, телах, в музыке, в свете. В сущности, трудно даже пересказать, из чего эта хореография состоит. Какие-то перекаты по полу, выпады, растяжки, наклоны в разные стороны. Винтообразные движения корпуса, кружения — на месте, наподобие дервишей, или с продвижением, вроде балетных шене. Запрокидывания головы, руки, плещущие в пространстве, беспокойные вскидывания ног. Иногда — тревожные или созерцательные точки-позы, не нарочитые: просто беспрерывно льющаяся песнь тела вдруг делает паузу, и эта нежданная остановка выглядит чрезвычайно многозначительной. Но пока доискиваешься смысла, танец возобновляется, подчиняя себе зрителя, ввергая его в транс и выветривая из головы остатки рациональности. На фоне электронного гудения мерный, то убыстряющийся, то замирающий ритм пульсирует сам по себе (обычно музыку для своих опусов хореограф заказывает, уже закончив работу), движение сливается с ним не буквально, а этак подспудно, на уровне невидимых энергетических потоков.

Можно, конечно, назвать, из каких частей речи складывается язык Малифанта: древнекитайский цигун, капоэйра, тай-чи, биомеханика, контактная импровизация. Но перечислять их так же бессмысленно, как искать мелкие детали на полотнах Моне. Хореография Малифанта гипнотизирует, как импрессионистские "Кувшинки": можно сидеть и глазеть часами, то цепляя глазами какую-то деталь, то погружаясь в тихое упоение. Пять мини-балетов программы схожи и различны, как эти пруды с плавающими светлыми пятнами. Меняются настроение, акценты, пол и физические особенности исполнителя — краски, которыми работает хореограф. А также свет, играющий в работах Малифанта роль полноправного соавтора. В "Still Current" он разделял любовников черной непроходимой пропастью. Изливался душем надежды на грустного недотепу в красной кофте и лыжной шапочке ("Afterlight"). Плеткой-семихвосткой полосовал могучего бунтаря ("Still"). Замыкал в сером прямоугольнике, как в тюремной камере, девушку, пытаемую одиночеством ("Two").

Собственно, компания Малифанта, созданная в 1996 году, и состоит-то ныне всего из двух человек: самого хореографа и его художника по свету Майкла Халлса, в юности тоже баловавшегося танцами. Еще 20 лет назад, на своем первом совместном проекте, они решили, что свет — лучший партнер движения, что движение света — это уже хореография. С тех пор соавторы набирают танцовщиков только тогда, когда им становится ясно, какой будет их следующая работа и какие артистические тела для нее нужны.

Для "Still Current" понадобились чернокожий Диксон Мбай, спец по поппингу и бугалу: рельеф его пластичного тела — мечта любого скульптора, а мышцы работают с той же завораживающей красотой, что у беговой лошади, пересекающей финишную черту; Кэрис Стейтон — молодая, длинноногая, похожая на классическую танцовщицу: кажется, ее удивительные конечности имеют свойство удлиняться до бесконечности, как рука ведьмы Геллы, открывающая оконную задвижку, а тело обладает той редкой харизмой, при которой даже движение мизинца обретает силу постулата; Томасин Гюльгеч, бесшумный, бескостный и всемогущий, как средневековый ассасин, оставивший свое кровавое ремесло и посвятивший себя любви к ближнему. Сам 53-летний Малифант, с умным поджарым телом, точным, как лезвие, танцевал наравне со своей командой, являя собой живую иллюстрацию "Still Current" — умения десятилетиями "сохранять свою актуальность".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18655
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 26, 2014 10:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014062605
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Татьяна Мамаева
Заголовок| Владимир Васильев: «Деньги губят художника»
Где опубликовано| «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2014-06-22
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/107328/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

По мнению знаменитого танцовщика и балетмейстера, большой бюджет может стать помехой для создания шедевра

Легендарный Владимир Васильев занимается в Казани беспрецедентным проектом — ставит в ТГАТ оперы и балета им. Джалиля Мессу си минор Баха. В интервью, данном «БИЗНЕС Online», он размышляет о том, почему в современном театре наступило безвременье, рассказывает, как в сложный период старался уберечь Большой театр от слухов и сплетен, и высказывает свой взгляд на коммерциализацию искусства.



«Я РАССКАЗЫВАЛ О БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ ТОЛЬКО ХОРОШЕЕ»

— Владимир Викторович, Большой театр, где вы прослужили столько лет, сейчас стал ньюсмейкером по скандалам, что там происходит?


— Я не хочу говорить на эту тему, поверьте.

— Верю.

— Когда был разгар этой истории, потоки лились на Большой театр, я как раз в это время провел передачу и рассказывал о том, как я люблю Большой театр. И рассказывал о нем только хорошее. Я говорил о тех людях, с которыми я работал, о тех, кто там еще работает. Я говорил о людях, которые вошли в мое сердце. Их оказалось огромное количество, и это было так приятно. Это всегда хорошо, когда в такое время находится что-то, что нас радует. Когда начались эти печальные ситуации в Большом театре, кто только не давал интервью, что только не говорили! Передали слухи, сплетни, кто-то кому-то что-то сказал... Я категорически против такой информации.

— Год назад мне пришлось брать интервью у Николая Цискаридзе, и он довольно-таки аргументированно рассказал мне о скандале.

— Я могу рассказать, возможно, еще больше. Но у меня есть своего рода иммунитет: когда при мне начинают кого-то поливать грязью, у меня появляется желание показать другие, хорошие, его стороны. И наоборот. Мою позицию во многом определяет объем медоточивых фраз, которые меня выводят из себя, либо наоборот.

«Я ДАЖЕ НЕ ЗНАЛ, ЧТО ЕСТЬ ТАКОЕ УЧИЛИЩЕ»

— Давайте о хорошем. Как вы попали в балет?


— Это случайно получилось. В московское хореографическое училище я попал после двух лет занятий народными танцами в хореографическом ансамбле. Сначала это было в Кировском дворце пионеров Москвы, а потом в городском дворце пионеров. Именно там моей маме сказали, что она должна отдать меня в хореографическое училище при Большом театре, было мне тогда 9 лет. Сказали, что у меня есть талант. Я даже не знал, что существует такое училище, поэтому не переживал, поступлю или нет.

— Будь у вас сын или дочь, вы отдали бы их в балет?

— Не знаю... Раньше бы точно сказал, что нет, потому что приходящие в нашу профессию люди, они с ранних лет обретают тяжкий труд. Мне казалось всегда, что посвящать себя нашей профессии должны только по-настоящему талантливые люди. А как вы узнаете, талантлив ребенок или нет? У меня были сотни примеров, когда в первый класс приходили такие талантливые мальчики и девочки, а потом из них ничего не получалось. И наоборот.



— В какой-то период вашей жизни вы начали рисовать. Как это случилось?

— Все началось с карандаша, это было еще в детстве. Это было сразу после войны, мама принесла мне карандаш, в нем было 3 цвета — желтый, синий и красный. А у меня был попугай из целлулоида, я взял и нарисовал его этими карандашами. И все восторгались и говорили, что здорово. В детском саду говорили, что я буду художником. За занятия рисованием надо было платить, а денег у мамы не было, так все это и заглохло на долгие годы. А потом уже в старших классах хореографического училища, когда закрыли наш пионерский лагерь в Истре и передали его на баланс художникам, то в этом лагере, возле Нового Иерусалима, понадобились люди, которые бы качали и подвозили воду. Одним словом, были нужны подсобные рабочие. И мы с двумя моими приятелями из училища решили за эту работу взяться, мне было тогда 15 лет. Мы поехали, и там я познакомился с ровесниками-художниками, они как-то дали мне ретушь, лист бумаги и предложили вместе с ними рисовать. И вот мы начали ходить на этюды, рисовать. А потом у них был разбор работ педагогами, и они подсунули мои рисунки! И их похвалили! Это для меня послужило стимулом, и время от времени я рисовал. Позже решил писать маслом — ничего поначалу не получалось. И прошло еще энное количество лет, я уже начал работать в театре и с одним моим приятелем-художником начал снова рисовать. Это было так: нарисовал одну-две работы, потом бросил. Что-то было удачно. Но серьезно, почти ежедневно рисовать я начал, наверное, в 2000 году, когда стало больше времени.

— У вас сейчас большая коллекция ваших работ?

— Это не коллекция по большому счету, но я думаю, что их там больше тысячи. Много работ на даче, я все мечтаю собрать работы воедино. У меня уже было 14 выставок. В следующем году будет выставка в Риме.

— Вы как-то пообещали привезти выставку и в Казань.

— Думаю, что это не исключено, это же не проблема — привезти работы в Казань.

— Как о ваших работах отзываются профессиональные художники?

— Во всех каталогах есть отзывы, и Ирина Антонова высказывала свое мнение, и Савелий Ямщиков. И Шемякин свою оценку дал. Они удивляются, что это работы не на уровне самодеятельности.


Владимир Васильев в Казани на пресс-конференции, посвященной премьере балета на музыку Валерия Гаврилина «Анюта» (1 июля 2011 года)

«ЛЮБЛЮ РУССКИХ ИМПРЕССИОНИСТОВ»

— А какие у вас пристрастия в живописи?


— Самый длительный период я был увлечен французскими импрессионистами, с них началась моя любовь к живописи. Люблю русских импрессионистов. Люблю Коровина, Серова, Левитана. Безусловно, люблю Врубеля. У каждого художника есть работы лучше, есть — хуже. Как-то пересматривал работы Сальвадора Дали, далеко не все нравится. А русские художники, которых я назвал, у них мне нравится все.

— А как вы относитесь к нашим раскрученным художникам, например, Никасу Сафронову?

— Да никак. Илья Глазунов начинал очень хорошо, но последняя выставка его работ меня расстроила.

— Его иллюстрации Блока и Достоевского, работы 60-х годов — они великолепны.

— Согласен.

— Сейчас модно режиссерам становиться еще и сценографами, как вы полагаете, это целесообразно?

— Это нормально. Они так видят. Мне надоел минимализм в театре, который отнимает огромные деньги. Это когда вокруг одной конструкции или пятна разворачивается все действие. Ненавижу это! Мне надоело постоянное обращение к классике с целью перенести действие в сегодняшний день. Это вызывает раздражение. Конечно, все можно сделать, все можно осовременить, и иногда это даже бывает симпатично, но хочется сказать: «Все, хватит! Попробуйте отобразить то время, о котором писал классик».


Первый балет Васильева «Анюта» был поставлен в Казани в конце 80-х годов прошлого века

— А как вы вообще относитесь к вольным трактовкам классики?

— По-разному.

— Недавно один режиссер, ставивший Достоевского, кое-что переписал в его романе, сказав, что Федор Михайлович — слабый писатель.

— Появляются люди просто-напросто считающие, что именно с них вот сейчас начнется искусство. А все, что было до них, — это была белиберда. Все устарело, непонятно, и только они сейчас поняли, что хотел сказать автор, и они сейчас об этом всем нам сообщат. Это беда нашего времени.

«У НАС МНОГО ТАЛАНТЛИВЫХ РЕБЯТ-ХОРЕОГРАФОВ»

— А чем вызвана массированная миграция западных хореографов в Россию?


— Да, есть такая печальная тенденция, и это при том, что у нас есть огромное количество талантливых молодых ребят, ожидающих своего часа. И это наши прекрасные хореографы. Их надо занимать, они интересны.

— Среди них есть ваши ученики?

— Я не занимаюсь педагогикой, хотя 10 лет отдал ГИТИСу, но не могу сказать, что я очень бы хотел раствориться в преподавании. Я нетерпим, это плохо. Екатерина Максимова, например, у нее было колоссальное терпение, она была прирожденный педагог. Но я поддерживаю молодых, если я вижу талантливого молодого человека, я даже готов преувеличивать его способности и всячески содействовать его продвижению. В Воронеже на фестивале, например, была такая мастерская Владимира Васильева, куда я пригласил 7 довольно молодых, малоизвестных балетмейстеров и дал им тему. Они сделали прекрасный вечер. Я в нем участвовал, рассказывал о ребятах, о своем взгляде на их работу. Это получилось настолько интересно, что мы повторяем проект в Красноярске, нас туда пригласили. В конце июня мы покажем работы шестерых хореографов с красноярскими артистами.

— Часто у вас случаются новые постановки?

— Очень часто. Я сейчас работаю гораздо больше, чем раньше, намного больше. Вот так вот совпадает.

— Это только балеты?

— Нет, и оперы бывают. Недавно делал «Русалку» в концертном варианте, хотя концертные варианты я не люблю. Очень много программ со Светланой Безродной, и в этих программах много открытий. Там хорошая музыка и хорошая литература.

«ЧИТАЮ КНИГИ НА БУМАЖНЫХ НОСИТЕЛЯХ»

— Кстати, хотелось бы знать ваши литературные пристрастия.


— У нас у всех один поэт, который проходит через всю жизнь — это Пушкин. Когда я был молодым, то просто обожал Лермонтова и считал его гораздо талантливее Пушкина. Мне казалось, что если бы он прожил столько, сколько Пушкин... Но они несравнимы, все равно несравнимы. Вот мы говорим, что Пушкин гениален. А как это у него все получалось? Непонятно. А вообще читаю что-то я постоянно.

— На бумажном носителе? Берете в руки книгу?

— Именно беру книгу в руки. Хотя сейчас больше читают электронные книги, но я прошу близких: «Купите мне то-то и то-то». У меня дома огромная библиотека, а если говорить о книгах по искусству, то, наверное, больше тысячи томов. Совершенно великолепных книг. Если говорить о моих литературных пристрастиях, то это разнообразие. Я дохожу до какого-то определенного уровня в своих познаниях, а потом мне становится неинтересно. Какого-то углубленного изучения у меня нет. Я так устроен, что я, например, не люблю бескрайние просторы океана, они вызывают у меня тоску. Пустыню не люблю, степь.



— Вы урбанист?

— И город не люблю. Бывают города как драконы, они поглощают людей. В Москве сейчас не часто бываю. Города населены массой людей, и в каждом человеке умещается мир, но люди становятся толпой. И мне это тоже неинтересно. Все пропитано деньгами. Коммерциализация нанесла страшный вред настоящему искусству. А что есть настоящее искусство — что мы будем сейчас об этом здесь говорить? Оно у каждого свое.

— Как вы считаете, когда было проще работать в театре — при тоталитарном режиме или сейчас?

— Всегда трудно. В театре всегда было трудно работать. Сейчас все определяют деньги. Это бич, это кошмар. Деньги губят художников. Искусство — это удел голодных людей. Как это ни парадоксально. А сытые люди, они пользуются их плодами, этих изголодавшихся людей. И по-настоящему творят голодные. В Воронеже за 20 дней было сделано 7 балетов. Одной маленькой труппой. В Казани это сделать, наверное, было бы сложнее, а уж в обеспеченных столицах и просто невозможно. Во всех видах искусства все похоже — люди заняты приобретением своего физического довольства. Нет режиссеров, которые работают в одном театре — ставят везде, где приглашают. Так же и дирижеры — там дирижируют, тут и там.

— Гергиев, например, много где дирижирует.

— Гергиев — уникум, другого такого нет. Театр — это место, где человек должен отдавать себя целиком. А не частично. А если работать везде... Может быть, поэтому сейчас в театре нет великих открытий.

— Раз уж мы заговорили об открытиях, назовите ваши самые яркие впечатления последних лет в области искусства.

— Такие впечатления есть, были, просто трудно сейчас с ходу назвать. Были впечатления сильные, но частичные, к сожалению. Это тоже беда. В хореографии, например, можно говорить о хороших миниатюрах, но большого произведения — его нет.

— Безвременье?

— Не знаю, не берусь говорить. Нам кажется, что всему виной деньги. Будут деньги, мы такое сделаем! Да ничего подобного! Открытие появляется иногда там, где у тебя ничего нет. Яркий пример тому — фильм Клода Лелуша «Мужчина и женщина», который снимали при малюсеньком бюджете. А фильм гениальный. Человек в такой экстремальной ситуации начинает мыслить образно, решать, как что-то придумать. Сейчас ведь кажется, что сделать спектакль без большого бюджета практически невозможно. Но это только кажется. Потому что уже начинает раздражать обилие «примочек», спецэффектов. И в режиссуре эти самые «примочки». И это часто бывает не к месту и в разрез с видением автора. Режиссеры в музыкальном театре сейчас, хотя и говорят, что музыка для них главное, совершенно не понимают музыку. А ведь в музыкальном театре именно музыка определяет все. Это наш «текст». Задача режиссера — сделать музыку зримой.


Владимир Васильев в роли Ивана Грозного в балете Сергея Прокофьева «Иван Грозный» (1975)

«В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ НЕТ ХОРОШИХ ПОСТАНОВОК ДРАМАТИЧЕСКИХ РЕЖИССЕРОВ»

— Как вы относитесь к тому, когда драматические режиссеры начинают ставить музыкальные спектакли?


— Каждому хочется попробовать себя и в другой ипостаси. Я не видел на сцене Большого театра хороших музыкальных постановок, которые делали драматические режиссеры. Причем это были хорошие режиссеры и все же... Не было этого, к сожалению, хотя это были большие имена, я просто не хочу их сейчас называть. Музыка всему виной, у режиссера должно быть иное ее восприятие.

— В Казани у вас грандиозный проект — Месса си минор Баха, спектакль пойдет в Большом театре...

— Он пойдет там потому, что это совпадает с моим днем рождения. Наверное, в театре все равно бы что-то сделали, но в мой юбилей, 18 апреля 2015 года, пойдет Месса Баха. Конечно, должна в этот вечер идти какая-то моя работа, а не просто звать людей, чтобы они что-то хорошее обо мне сказали или спели, или станцевали. Это должно быть мое творчество, я жив еще, я работаю, для меня в юбилей важна именно моя работа. Мессу Баха в истории балета еще никогда не ставили, сказать сейчас, каким будет спектакль, это невозможно. Может быть, будет неплохо.

— Труппа и оркестр вас устраивают?

— Конечно, устраивают. Я слышал оркестр, слушал, хор в этой постановке тоже участвует, наверное, могут быть какие-то сложности, но я сейчас даже не буду в это вдаваться. Но все эти люди, они жаждут работы, и мне с такими людьми всегда приятно и интересно. Им творческий процесс интересен, и мне с ними интересно.

— Я слышала, что у вас в планах была постановка в Казани «Травиаты»?

— Было такое. Но планы — они пока планы и есть. Куда они от меня денутся?

— Когда у вас бывает возможность отдохнуть, чем вы заполняете жизнь?

— Да по-разному. Вот в Казани было немного свободного времени, меня отвезли в Боровое Матюшино, и я там нарисовал несколько работ. Вот такая акварелька, вот такая... Раз — и что-то получилось.

— В драматическом театре вам не предлагали постановку?

— Я делал хореографию в «Юноне и Авось» в Ленкоме, например. У меня огромное количество задумок именно для драматического театра, возможно, это все произойдет в будущем. Вы обратили внимание, сейчас пошла мода на спектакли без слов? Может быть, слово уже ничего не значит? Я сейчас, когда прихожу в драматический театр, чаще всего расстраиваюсь, я вижу «примочки», крик, концепция режиссера расходится с моим представлением о том или ином авторе или пьесе. А в Казани с Мессой си минор... Посмотрим, как все это будет.

Справка

Владимир Васильев родился в Москве в 1940 году. Окончил московское хореографическое училище и балетмейстерское отделение ГИТИСа. Много лет был премьером балетной труппы Большого театра, где исполнил практически все ведущие мужские партии балетного репертуара. В течение пяти лет был директором Большого театра. В активе Васильева — большое количество балетных и оперных постановок в России и за рубежом. Народный артист СССР, лауреат Государственной и Ленинской премии, профессор.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 6 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика