Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 11, 2014 8:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061101
Тема| Балет, Казанское хореографическое училище, Гала-концерт
Авторы| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Под Высоцкого можно танцевать
Где опубликовано|© Газета «Вечерняя Казань».
Дата публикации| 2014-06-11
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/pod-vysockogo-mozhno-tancevat.html
Аннотация|

В театре имени Мусы Джалиля с гала-концертом "В честь танца" выступили учащиеся Казанского хореографического училища. Он был особенным для выпускников, а в этом году училище окончили четыре человека - студенты педагогов Ольги Бородиной и Евгения Лиханова.



Дипломы об окончании училища Екатерина Захарова, Владислав Когуров, Виктория Севоян и Александр Ахметзянов получили в финале гала-концерта - на глазах у зрителей их вручила директор КХУ Татьяна Шахнина. Кроме этого документа каждый выпускник получил на память специальный выпуск журнала, который своими руками сделали для них их младшие по училищу товарищи.

До сих пор остается секретом, где начнут танцевальную карьеру выпускники 2014 года: ребята выбирают из поступивших им предложений лучшие. Известно, что приглашают их в казанский театр имени Мусы Джалиля и балетные компании других городов России. Кстати сказать, выпускники КХУ последних лет танцуют сейчас на сценах театров Санкт-Петербурга, Москвы, Новосибирска, Петрозаводска, Самары, Йошкар-Олы, Челябинска... Без работы не остается никто.

Пожалуй, самые громкие аплодисменты и крики "Браво!" раздавались на концерте в адрес новоиспеченного выпускника Александра Ахметзянова: он исполнил хореографический монолог нашего современника Морихиро Иваты на песню Владимира Высоцкого "Все не так". Морихиро-сан сочинил этот номер специально для Михаила Лобухина - блистательного танцовщика Большого театра России, изредка исполняет его сам. Юный Ахметзянов не копировал выдающихся предшественников. Он танцевал свободно, темпераментно. Было видно: он понимает не только непростой хореографический текст Иваты, но и тонко чувствует глубокий смысл текста литературного, сочиненного Высоцким.

Номера современной хореографии в программе концерта удачно соседствовали с фрагментами из балетов классического наследия и народными танцами. Запомнился чудесный номер на музыку баховской "Шутки", который для пятнадцати девочек сочинила Ольга Бородина. В его основе - классический экзерсис, который дает возможность каждой из юных танцовщиц показать свои сильные стороны: кому-то продемонстрировать близкую к идеальной выворотность ног, кому-то - легкий прыжок, кому-то - музыкальность.

Симпатию зрителей вызвало сочинение Александра Полубенцева на музыку па-де-труа из балета Чайковского "Щелкунчик" - "Танец пастушков". Пастушками был разнополый классический дуэт: юные кавалер и его дама. Они элегантно солировали в окружении четырех учащихся начальных классов, которые невероятно смешно изображали робких овечек...

Среди зрителей, которые не оставили в зале театра имени Джалиля ни одного свободного кресла, на гала-концерте можно было заметить художественного руководителя казанского балета Владимира Яковлева. И самых любознательных солисток труппы - красавиц Екатерину Набатову и Алину Штейнберг. Кстати, обе в свое время окончили Казанское хореографическое училище...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 11, 2014 8:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061102
Тема| Балет, Екатеринбургский оперный театр, Юбилей
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Экзамен на юбилей
Где опубликовано|© Газета «Ведомости»
Дата публикации| 2014-06-11
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/696041/ekzamen-na-yubilej
Аннотация| ЮБИЛЕЙНЫЙ ГАЛА-КОНЦЕРТ

Балет Екатеринбургского оперного театра отпраздновал столетие. В праздничный гала не вошли «Вариации Сальери», которые недавно принесли труппе три «Золотые маски». Вместо триумфа танцовщикам устроили госэкзамен: они выступили в «Пяти танго» ван Манена и гран-па из «Пахиты» Петипа.

Это пример непростой ситуации, в которой существует сегодня любой отечественный балетный коллектив. Травмы двух исполнителей вынудили срочно менять сценарий гала, потому что в большой труппе нет второго состава, способного качественно танцевать современную хореографию: ритмически и координационно сложную, силовую и скоростную.

Место «Вариаций Сальери» в гала заняли «Пять танго» на музыку Пьяццоллы — еще один раритет: прав на исполнение балета Ханса ван Манена в России пока добился только худрук екатеринбуржцев Вячеслав Самодуров — он сам танцевал под руководством голландского классика. Пока самым свободным в эстетике этого балета чувствует себя Андрей Сорокин, самой точной выглядит Лариса Люшина, а самой выразительной — Елена Трубецкова.

Ради юбилея Самодуров выманил на Урал грандов мирового балета. Мария Кочеткова, прима Балета Сан-Франциско, играючи перешла от русского «Щелкунчика» к мультипликационному стилю Йормы Эло, хореографа постфорсайтовской эпохи. Джейми Крандалл и Албан Лендорф, представляющие Датский Королевский балет, станцевали Классическое па-де-де на музыку Чайковского, наглядно продемонстрировав, как много почерпнул в старинной датской школе Джордж Баланчин. Первый танцовщик Opera National de Paris Алессио Карбоне представил хореографию Ролана Пети, а пермские танцовщики Наталья Моисеева и Иван Порошин — фрагмент поставленного для них Дагласом Ли балета Souvenir.

После этого манежа звезд гран-па из «Пахиты» оказалось особенно требовательным. Оно считается квинтэссенцией русского академизма. Его планку поддержал Александр Сергеев из Мариинского театра, считающийся специалистом по современной хореографии, но с фирменной вагановской свободой станцевавший виртуозную главную мужскую партию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Traveller
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 10.05.2012
Сообщения: 42

СообщениеДобавлено: Ср Июн 11, 2014 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061103
Тема| Балет, Академия Русского Балета, выпускные концерты, Цискаридзе, интервью
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| "Вернуться к настоящей Вагановой и учить, как она завещала"
Где опубликовано|www.art1.ru
Дата публикации| 2014-06-11
Ссылка| http://art1.ru/teatr/vernutsya-k-nastoyashhej-vaganovoj-i-uchit-kak-ona-zaveshhala/
Аннотация| интервью

В Мариинском театре пройдут выпускные концерты Академии Русского Балета. Лучшая балетная школа страны предъявит новое поколение артистов в программе, где будут два одноактных спектакля («Консерватория» Августа Бурнонвиля и «Пахита» Мариуса Петипа) и концертное отделение. О выпуске и выпускниках ART1 поговорил с исполняющим обязанности ректора АРБ Николаем Цискаридзе.



Что такое выпускной концерт? Ставятся ли ученикам оценки за выступления?

Нет, оценки не ставятся. Это своеобразное подведение итогов, и задача педагогов — как можно выгоднее и успешнее показать ученика. Еще очень важный момент: те выпускники, кто учился в Москве и в Петербурге, получают шанс выступить на исторических сценах Большого и Мариинского театров. Очень немногие из них – те, кто очень хорошо учился или те, кому просто фартит по жизни – будут и дальше танцевать на этих великих сценах. Сцены эти действительно великие – превосходят все, что есть в мире. А для большинства это в последний раз. Сейчас другие времена – когда мы учились в Москве, мы мечтали только о Большом театре, Теперь мир изменился, сейчас многие сознательно избирают коллектив поменьше, чтобы сразу стать солистом.

Сенсацией этого года обещает стать «Консерватория» датского классика Августа Бурнонвиля, которую никогда раньше не танцевали ученики. Но спектаклей Бурнонвиля почти нет в наших театрах – ну, если не считать «Сильфиду» и редко появляющийся в московском Музыкальном театре «Неаполь». Чем была важна эта работа для школы?

В прошлом году было 275 лет Академии Русского Балета и на чествование приезжала датская школа, одна из старейших в мире. Тогда педагог Дина Бьорн предложила поставить «Консерваторию» в Петербурге. Осенью, когда я приступил к обязанностям ректора, мне сообщили, что было такое предложение. Я очень обрадовался и моментально сделал все для того, чтобы этот проект состоялся. По разным причинам, но главная была в том, что работа над «Консерваторией» Бурнонвиля наиболее точно выявила все недостатки того учебного процесса, который на сегодняшний день есть в преподавании классического танца. И каждый раз, когда у нас с педагогами возникали какие-то споры, то на хореографии Бурнонвиля я и Жанна Аюпова (первый проректор и худрук Академии) как нельзя точнее могли доказать правоту тех требований, которые мы предъявляем. Потому что надо отдать должное датчанам: они уже 200 лет свято чтут традиции классического балета. У них все – в отличие от нас – записано все очень точно. Все очень скрупулезно – позиции рук, позиции ног, положение головы. А если учесть, что одной из основополагающих частей русского балета является датская школа (Агриппина Яковлевна Ваганова, чье имя носит Академия Русского Балета, была ученицей Христиана Иогансона), то эта работа стала нашим шансом вспомнить истоки, вернуться к настоящей Вагановой, к ее требованиям и все-таки учить так, как она нам завещала.

Вы не собираетесь сами выйти на сцену в этом спектакле?

В роли скрипача в углу? (смеется) Нет, я предпочитаю сидеть в зале и наслаждаться всем тем, что будет на сцене. Ведь над спектаклем работало много педагогов, но на протяжении всех этих месяцев я лично репетировал с каждым из студентов — с первого дня, как начали учить порядок движений, до последнего дня перед премьерой.

Вы много раз говорили, что сочинение хореографии – это работа не для вас. Правильно ли я понимаю, что в этот вечер у вас все-таки будет балетмейстерский дебют?

Мой дебют давно произошел – на сцене Большого театра в балете «Корсар», который ставил Алексей Ратманский. Там многие сцены идут в моей постановке — потому что хотя я числился в четвертом составе, наш состав должен был первым проходить прогон на зрителях, а огромное количество сцен, к сожалению, не было поставлено балетмейстером к сроку. Мне пришлось просто придумывать что-то на ходу, потому что на следующий день надо было выйти на сцену и что-то изображать. Я придумал, а после меня никто не стал это переделывать и все остальные составы просто повторили то же самое. Эти сцены до сих пор (несмотря на то, что прошло уже семь лет) не переставлены и идут именно так, как поставил их я. А я ведь просто на скорую руку набросал какие-то комбинации, чтобы как-то выпутаться из сложившейся ситуации. И такое случалось довольно часто – я что-то придумывал для себя и для своих учеников в Большом театре. Но я не считаю это хореографией, и мне всегда было неудобно об этом говорить.

А когда я пришел в Академию Русского Балета, я увидел двух безумно способных мальчиков – это Иван Поддубняк и Дмитрий Задорожный. Они учатся в третьем классе и действительно очень одарены, к тому же у них в параллели есть две очень хорошие девочки — Ксения Андреенко и Даша Устюжанина. Я вспомнил детство, учебу в тбилисском хореографическом училище: из Перми привезли номер который назывался «Детское па де де». Автором был Марат Газиев, которого уже 26 лет нет на этом свете. Я репетировал это па де де с великим Вахтангом Чабукиани; станцевать не успел, потому что уехал учиться в Москву, но воспоминания о нем остались. И когда я увидел этих четырех третьеклассников – я вспомнил про это па де де. Попросил достать видеозапись, мне достали – и я ужаснулся: как нелепо поставлено. (Детское восприятие было, конечно, другим). И я просто взял за основу то, что было сделано – мальчик танцует с ружьем, а девочка с куклой – и поставил все заново. Мало того, я музыкально скомпоновал коду абсолютно заново, и от старого текста отчасти осталась только мужская вариация. Но поскольку идея принадлежала Марату Газиеву, то я написал, что это его хореография, но в редакции Николая Цискаридзе. Но это не дебют. Это просто милая шалость для детей.

Если на выпускной концерт соберется человек, который никогда раньше вообще не бывал в балете, на что бы вы ему посоветовали обратить особенное внимание?

Прежде всего на то, что на выпускных училищных концертах можно увидеть не только выпускников, но все классы училища — и совсем юных артистов, которым 10-11 лет, и, конечно, уже дипломированных артистов, которым 18-19 лет. В обыкновенном спектакле всю эту панораму увидеть очень сложно, если тебе не повезло и ты не попал на какой-нибудь шедевр Мариуса Петипа — такой как «Спящая красавица» или «Баядерка». А искушенным балетоманам будет, думаю, интересно то, что в программе много номеров, которые никогда не шли в стенах Академии. Не только самой старинной в России Академии Русского Балета, но и вообще ни в одной из них. Такие шедевры как «Консерватория», о которой мы говорили. «Розарий» Мариуса Петипа из балета «Пробуждение Флоры», который восстанавливал Юрий Бурлака. Танец с кастаньетами из «Лауренсии» Крейна в постановке Вахтанга Чабукиани, танго из «Золотого века» Юрия Григоровича, то же детское па де де – обычно ведь учащиеся младших классов танцуют па де труа из «Щелкунчика», и это всем надоело. И я горжусь этой программой, потому что я знаю как артист: когда тобой занимаются и дают возможность показать свой потенциал — это большое счастье. И мне как руководителю было важно и интересно подарить каждому, кто достоин внимания, возможность творчески проявить себя на сцене.

Мариинский театр, 11 (19.30), 14 (14.00) и 16 (19.30) июня
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 12, 2014 5:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061201
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Шотландский перепляс», Персоналии, Мэтью Боурн
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Щит happens
В Москве показали «Шотландский перепляс» Мэтью Боурна

Где опубликовано| Газета.Ru
Дата публикации| 2014-06-12
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2014/06/11/a_6067489.shtml
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Репетиция балета «Шотландский перепляс»
Фотография: РИА «Новости»


В рамках перекрестного года Россия — Великобритания Чеховский фестиваль привез в Москву «Шотландский перепляс» — авторскую вариацию хореографа Мэтью Боурна на тему сюжета «Сильфиды». Спектакль можно увидеть до 15 июня в столичном Театре им. Моссовета.

Старинный фермерский дом, уютное кресло у камина. В кресле задремал молодой шотландец, и его исподтишка рассматривает девушка в белой «шопеновской» пачке и с крылышками на спине… стоп. Так начинаются события в классической «Сильфиде», что Филиппо Тальони поставил в 1832 году в Париже для своей дочери Марии Тальони — с этого спектакля началась большая история романтического балета. Мэтью Боурн взял для спектакля «Highland Fling» (поставленного в 1994 году, еще до его знаменитого «мужского» «Лебединого озера») тот же сюжет о визите летучего духа к совершенно земному парню — и у него все иначе. Когда зрители входят в зал (а занавес уже открыт) — они видят обстановку мужского и женского туалетов.

Слева — синие стены, писсуары и граффити, справа — стены розовые, раковины и зеркала. Главный герой, совершенно неромантично шатаясь, вваливается в общественный сортир (судя по всему, в пабе)

и мгновенно засыпает, сидя на полу и привалившись к писсуару. И вот тут ему является Сильфида.

Наши прокатчики написали на афишах «Шотландский перепляс» — но выражение «Highland Fling» действительно с трудом поддается переводу. Это название национального танца, который исполняется на щите; в щит воткнут наконечник копья, и неловкий исполнитель может на него приземлиться. Ну и как транслировать в русском варианте эту вызывающую шуточку? Ну, перепляс так перепляс.

Боурн от сюжета оставил скелет: главный герой Джеймс собирается жениться, тут к нему прилетает белоснежная крылатая нечисть Сильфида и утаскивает от невесты Эффи в волшебный лес. Но смертному хочется навсегда привязать к себе летучее создание — и он отбирает у нее крылья; девушка умирает, герой заходится в отчаянии, а его бывшая невеста счастливо выходит замуж за друга Джеймса — Гурна, который всегда был к ней неравнодушен.

Все это есть у Боурна — и все не так.

Полеты Сильфиды, романтическая страсть, злое волшебство колдуньи Мэдж, которая помогла летающей девушке погибнуть, — все то, что в старинном балете, который идет сейчас практически во всех больших театрах мира и знаком любому интересующемуся танцами зрителю, рассказывалось и демонстрировалось с почтением,

превратилось в хохму, в анекдот.

Боурн с удовольствием трансформирует ключевые эпизоды «Сильфиды» — и вместо визита в фермерский дом загадочной мрачной старухи, что предсказывает герою несчастье, мы получаем сеанс столоверчения, устроенный местной драгдилершей. Сильфида (и ее коллеги, которых герой таки встретит — но не в волшебном лесу, а на пригородной свалке) выдает такие аффектированно «романтические» жесты, какие встречаются только на театральных капустниках. Пачки до пола примеряют мужчины, а в момент, когда Джеймс заставляет Сильфиду расстаться с крыльями — он не дарит ей полный черного волшебства шарф, а орудует гигантскими, как у клоуна в цирке, ножницами.

И все это действительно смешно и очень точно сделано —

Боурн, как всегда, всыпает в спектакль массу психологических деталек, и взаимоотношения персонажей прописаны так, будто он советовался со Станиславским.

Труппа, отложившая на время как сложные упражнения на пуантах (которые особенно ценит нынешний худрук Шотландского балета Кристофер Хэмпсон), так и эксперименты с современной пластикой (а дебютантов-хореографов здесь привечают и дают им шанс), с удовольствием хохмит два часа напролет, соединяя утрированно классические па и цитаты из старинной «Сильфиды» с не менее утрированными шотландскими танцами. И — четко выдерживает тот всегда важный для Боурна момент, когда смех в зале вдруг исчезает, потому что на сцене происходит что-то важное и не смешное. Боурн-режиссер мастерски «включает» и «выключает» зал:

вот только что все грохотали, увидев Джеймса с ножницами, а вот начала умирать Сильфида — и тишина, и внимание, и косые улыбки; ну, мы же взрослые люди, нам же неудобно плакать на комическом шоу.

Финал возвращает залу улыбки вполне жизнерадостные — Боурн знает, что не надо зрителя расстраивать слишком сильно. И после звучавшей весь вечер классической музыки Левенскьольда (впрочем, «с добавками» — например, в записи вместе с оркестром участвовали живые птицы) в зал идут бодрые песенки, которые можно услышать в пабах. Конечно, если ты еще не настолько пьян, чтобы увидеть Сильфиду.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 12, 2014 9:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061202
Тема| Балет, Astana Opera, Премьера, "Спартак"
Автор| Елена КУЗНЕЦОВА, фото Игоря БУРГАНДИНОВА
Заголовок| «Спартак» – на все времена
Где опубликовано| © Республиканская газета Казахстанская правда»
Дата публикации| 2014-06-13
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/ida.php?ida=57975
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Успех балета А. Хачатуряна «Спартак», редакцию которого для Astana Opera осуществил Юрий Григорович, еще раз доказал, что молодая труппа нового театра способна решать самые сложные творческие задачи.

Нынче знаменитый хореограф, мягко говоря, не очень охотно общался с журналистами, хотя каждый его приезд в Казахстан и работа с нашими артистами – большое событие в культурной жизни страны, достойное быть отраженным в прессе. Помимо дорожной усталости и недомогания 87-летнего мэтра, причина, по мнению художественного руководителя балета Astana Opera заслуженного деятеля РК Турсынбека Нуркалиева, в том, что Григорович особенно требовательно и даже трепетно относится к постановкам своих оригинальных балетов, среди которых главный, конечно, «Спартак», отмеченный в 1970 году Ленинской премией. Юрий Николаевич очень переживает, если что-то делают не так, поэтому был так напряжен и до премьеры о спектакле ничего не хотел говорить. Правда, уже во время генеральной репетиции наряду с замечаниями неоднократно бросал одобрительные реплики исполнителям и в завершение поблагодарил оркестр и артистов за работу, велел хорошо отдохнуть перед решающим выступлением.

А после премьеры он успо­коился и, как говорят, очень хвалил артистов – исполнителей главных партий и слаженный кордебалет (это 16 легионеров, 6 телохранителей, 12 спартаковцев, а еще рабы, куртизанки, пастухи)… Спектакль получился напористый, эмоциональный.

Если верить Всемирной сети, существует больше 20 версий этого легендарного балета (в честь него в России в 2001 году к 225-летию Большого театра даже выпущена монета), он идет по всему миру. Задуманный еще в 1933 году Игорем Моисеевым совместно с драматургом-либреттистом Николаем Волковым «Спартак» был поставлен только в 1956-м в ленинградском Кировском театре Леонидом Якобсоном, два года спустя – И. Моисеевым в Большом театре и еще через 10 лет там же состоялась премьера балета Григоровича. Удивительно, что его идеологизированная фабула (борьба низших слоев общества с высшими), основополагающая для всего советского искусства, не мешает спектаклю оставаться интересным и актуальным. Человек всегда стремится к правде и справедливости, а сейчас на первый план выходит пафос борьбы за свободу и независимость.

Но главное, конечно, эстетика спектакля. Фантастически мощная и яркая музыка А. Хачатуряна задает грандиозный размах и темперамент хореографическому действу, композиционная стройность которого выверена математически – в программе указано: «балет в 3-х действиях, 12 картинах, 9 монологах». У каждого персонажа есть своя музыкальная тема, обусловленная контрастными характерами героев: жестокий властолюбивый полководец Красс и героический вождь рабов Спартак, коварная куртизанка Эгина и преданная, любящая Фригия. В стихии массовых танцев сталкиваются страшный в своей похожести на нацистсткие парады марш римских легионеров и стремительные пробеги восставших, танцы согбенных рабов под резкие удары бичей и бешеные оргии куртизанок. Девять монологов главных героев раскрывают их сложный внут­ренний мир. Психологизм характеров дает возможность артистам создавать яркие образы, делает балет современным.

Как подчеркнула работавшая с труппой ассистент Ю. Григоровича Оксана Цветницкая, это сложный спектакль: помимо того, что танцовщики должны точно воспроизвести непростой хореографический текст, они выступают здесь как драматические артисты, а это плюс к физической еще и очень большая эмоциональная нагрузка.

Спартак Бахтияра Адамжана запоминается, во-первых, полетностью танца, знаменитыми диа­гоналями, когда он в два касания пересекает сцену. Причем если его герой в прыжке словно распахивает руки-крылья, то его соперник Красс прогибается назад, замахиваясь из-за головы мечом, который держит двумя руками, – вот два характера, выраженных в движении. Б. Адамжан безупречно вращается, он органичен и в сценах боя, и в монологах, где не боится быть слабым в минуты отчаяния и сомнения, потому что всегда помнит о главной цели – свободе, которую выбирает, уже понимая гибельность этого шага.

Убедителен Бахтияр и в лирических дуэтах с Мадиной Басбае­вой. Ее нежная Фригия не только дарит герою любовь и забвение мук, но и вдохновляет на борьбу – не случайно в финале сцены он надевает красный плащ вождя и на плече медленно несет ее, как бы уравнивая святость любви и долга.

Думаю, сложнее пришлось Таиру Гатауову входить в роль жестокого, самовлюбленного, властного и в итоге трусливого Красса. Его герой не идет – он широко расставленными ногами топчет землю, точнее, не глядя, втаптывает в нее всех, кого считает ниже себя. Ослепляющая его жажда власти выражается в том, что Красс почти всегда танцует с мечом или легионным орлом. А когда униженный благородством Спартака, даровавшего ему в поединке жизнь, бьется в бессильной ярости и злобе, то к реальности его возвращает Эгина, вкладывая в руку меч. И с технической стороной партии, так же изобилующей сложными прыжками, вращениями, замысловатыми дуэтными поддержками, Таир успешно справился.

Партия Эгины наглядно показывает некоторое «отступничество» Григоровича от классики. Эротический танец с посохом заставляет отдыхать современных мастеров пол-дэнса. Но кроме сложных элементов хореографии на исполнительницу партии Гаухар Усину также ложится психологическая нагрузка. Проще всего изобразить изощренную жрицу любви со всем арсеналом средств обольщения. Но Эгина – умная, расчетливая и холодная, она не реагирует на истерику Красса, отталкивающего ее. Ей нужен победитель, триумфатор, с которым она войдет в круг римской знати, к вершинам могущества. И она вместе с ним марширует во главе легионеров, высоко выбрасывая ноги и вытянув руку в приветствии, за которым, так и кажется, прозвучит короткое и страшное «зиг хайль!».

Как обычно говорят после премьеры, даже самой удачной, спектакль должен «дозреть»: уходит излишнее волнение, у артистов появляется возможность обдумать роль, найти новые краски… А у завзятых балетоманов есть шанс увидеть второй и даже третий состав исполнителей. Так, например, партию Эгины, кроме Гаухар Усиной и Асель Шайкеновой, станцевавших премьеру, готовила и Айгерим Бекетаева…

Успех «Спартака», кроме фантастической по красоте музыки и новаторской хорео­графии, обеспечили декорации и костюмы, созданные народным художником СССР Симоном Вирсаладзе, о котором Юрий Григорович сказал:

«Я другого художника себе не представляю, почти все свои лучшие спектакли делал с ним». И сейчас сценографию и костюмы по эскизам Вирсаладзе для каждого спектакля бережно восстанавливают. С этой целью в Астану приехал художник по возобновлению Михаил Сапожников.

«Моя задача скромная, но очень ответственная, – говорит он. – Попытаться сделать так, чтобы все было как в свое время в Большом театре. Работа очень кропотливая».

Декорации на первый взгляд кажутся скупыми и мрачными – это серые каменные стены казармы, в которых содержатся гладиаторы, над собой они видят серое небо, такие же серые колонны виллы Красса, где пируют патриции, лагерь Спартака с шатром темного цвета… Четко выдержан суровый колорит трагедии. Одежда легионеров, их щиты и оружие тоже выполнены в серовато-серебряных тонах, зато у воинов Спартака в костюмах преобладают теплые природные красно-коричневые тона. Золотом блещут лишь откровенные наряды куртизанок… Над сценой, словно траур­ный полог, раскинут полупрозрачный велум. Он опускается, и на его фоне идут монологи героев, за ним постепенно высвечивается следующая картина. Костюмы и декорации Вирсаладзе придают спектаклю строгость и цельность.

О работе художников по возобновлению костюмов Елена Нецветаева-Долгалева рассказала, что за 2,5 месяца напряженной работы они сделали их 205. «Мы не имели права ничего изменять – ни по цвету, ни по фактуре, – говорит она. – Нельзя вводить современные материалы, строго соблюдается вся техника изготовления, по выкраске должно все совпадать тон в тон. Ткани, которые уже сложно купить, заказывали в Беларуси, где их специально для нас делали». Правда, Елена призналась, что, уважая мусульманские традиции, платья танцовщиц чуть-чуть удлинили. А шились все костюмы в Москве.

Кому-то такая скрупулезность покажется излишней, но, кроме эстетики, учитывается и удобство костюма в танце – а это главное.

Публика горячо аплодировала дирижеру из Еревана Карену Другаряну. Юрий Григорович свой выбор объяснил прос­то: «Я делал этот спектакль с ним в Ереване, а сюда пригласил, потому что он очень хорошо чувствует музыку Хачатуряна, замечательный человек и очень хороший профессионал».

Сам дирижер похвалы переадресовывал музыкантам: «Это оркестр хорошо работал». Карен в Астане впервые и с восхищением говорит, что не каждая страна в наше время может себе позволить построить такой театр и собрать такой коллектив артистов.

На третьем премьерном спектакле заслуженного артиста Армении Карена Другаряна сменил за пультом заслуженный деятель Казахстана Айдар Абжаханов, наш дирижер-постановщик.

Мастерство художника по свету замечают и оценивают в первую очередь не зрители, а профессионалы. Балетмейстер-педагог, заслуженный дея­тель РК Галия Бурибаева очень хвалила работу Алексея Перевалова из Краснодара. В спектакле Григоровича действие «многослойное»: например, у самой рампы танцует дуэт главных героев, на средней линии – кордебалет, а у самого задника располагаются статисты, и все они должны быть не просто хорошо видны, а особым образом высвечены.

Нечасто в программе балета можно встретить хормейстера. Но если в «Половецких плясках» хор присутствует на сцене, то в «Спартаке», когда Фригия находит тело погибшего мужа и оплакивает его, вдруг, будто с неба, начинают звучать женские голоса. И вот тут трудно удержать слезы не только Мадине Басбаевой… Главный хормейстер, заслуженный деятель РК Ержан Даутов, как всегда, достоин похвалы.

Подытожить рассказ о премьере могу скупым высказыванием великого Григоровича, которое все-таки услышала от него после генеральной репетиции: «Не каждый театр, не каждая труппа могут себе позволить такой спектакль». А это дорогого стоит...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 13, 2014 1:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061301
Тема| Балет, фестиваль Ruhrfestspiele, Персоналии, Борис Эйфман,
Автор| Анастасия Буцко
Заголовок| Борис Эйфман: Мне никто не навязывает Некрасова
Где опубликовано| © Deutsche Welle
Дата публикации| 2014-06-13
Ссылка| Deutsche Welle
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Знаменитый российский хореограф привез на фестиваль Ruhrfestspiele балетный спектакль "По ту сторону греха" и побеседовал с корреспондентом DW о балете и не только.



"Главное для нас - реакция публики. И сегодня вечером мы были абсолютно удовлетворены", - признался после премьеры спектакля на немецкой земле Борис Эйфман. Публика, собравшаяся в зале фестивального дворца в Реклингхаузене, устроила артистам стоячую овацию. Хореограф, прилетевший в Германию всего на один день, тем не менее, нашел время для интервью DW.

DW: Борис Яковлевич, вы привезли на этот раз спектакль "По ту сторону греха" по "Братьям Карамазовым" Достоевского. Первый раз вы поставили "Карамазовых" в 1995 году. Насколько изменился спектакль?

Борис Эйфман: 1995 год, когда я поставил "Карамазовых", - это был пик перестройки, обновления умов и идей в России. Я накинулся на эту тему, потому что она была очень созвучна тому времени, в котором мы жили. Спектакль имел большой успех, но вскоре сошел с репертуара. У меня была ностальгия по этому спектаклю, и я его решил возобновить. Но когда я начал работать над спектаклем уже в 2012 году, я понял, что прошло 17 лет, за это время изменилась страна, изменился я, изменилось мое отношение к проблематике Достоевского. Это не ремейк, это абсолютно новое видение романа. В этом спектакле процентов 80 новой хореографии, масса новых сцен и идей.

- В чем отличие от "Карамазовых-1"?

- Тот спектакль был более социальный. Этот - более личный. С другой стороны, темы Достоевского - это вечные темы: проблема греха и его искупления. Это та проблема, с которой человек рождается и живет. Человек смертен, а значит он уже обречен на трагедию своей жизни. Это ощущение смерти преследует человека, это страх смерти, гнетущее давление того, что ты - это временная песчинка в этом мире. А с другой стороны, хочется прожить хорошо, ярко. А как ярко? Грешить? Или все-таки жить с богом?

- Интерес к Достоевскому не ослабевает - в частности, в Германии, где, например, буквально на днях состоялась премьера новой оперы по "Бесам". Как вы думаете: почему именно Достоевский является столь мощным магнитом?

- Достоевский - человек крайностей. Он доводит до изнеможения, на разрыв аорты. И именно это дает возможность попытаться найти ответы на какие-то вечные, "проклятые" вопросы. Сегодня наблюдается тупик, нравственный, духовный кризис, кризис искусства, морали, смысла жизни. Люди в массе своей, если брать Европу, обеспеченные, нет войны, слава богу, люди не голодают. А чем жить? Ради чего? Чтобы так вот сидеть и пить пиво? Или есть что-то более важное и ценное? Достоевский является очень мощным провокатором, заставляющим людей остановиться и задуматься.


Сцена из спектакля "По ту сторону греха"

- Вы уже в третий раз приезжаете на фестиваль в Реклингхаузен, чем для вас важна именно эта площадка?

- Я люблю своего зрителя. Публика, которая пришла сегодня на спектакль, уже ждет встречи с нами, это не случайные люди. С другой стороны, у нас все еще нет своей сцены в Петербурге - правда, обещают к 2017 году построить Дворец танца. Пока же для нас очень важна гастрольная деятельность.

- Мы живем в эпоху больших кризисов самого разного характера. Один из них - кризис русского балета, который вы недавно охарактеризовали как связанный с отсутствием крупных личностей. Если мы посмотрим на немецкие балетные труппы, мы обнаружим большое количество хореографов и танцовщиков из России. Не связан ли этот кризис с утечкой кадров - в частности, в Германию?

- Российская балетная школа имеет такие глубокие традиции и возможности! У нас огромное количество школ, мы могли бы сегодня обеспечить профессиональными кадрами и российские, и западные театры. Наша проблема - не отъезд артистов, а качество их подготовки и профессионализм. Я создал академию танца год назад, мы будем готовить универсальных артистов, готовых танцевать и классику, и современную хореографию.

- Мы с вами находимся в Рурской области - можно сказать, на родине современной немецкой хореографии: рядом город Вупперталь, "вотчина" Пины Бауш (Pina Bausch). Какое для вас имеет значение современная немецкая хореография, будь то Бауш, Саша Вальц (Sasha Waltz) или Джон Ноймайер?

- Это очень разные хореографы, конечно. Джон Ноймайер - имя очень близкое и дорогое, и я с восхищение слежу за его творческим долголетием и фанатичным отношением к балетному искусству. Я почти не знаком с Сашей Вальц и видел лишь несколько работ Пины Бауш. Мое отношение к ним самое коллегиальное и доброе. И Ноймайер, и Вальц, пусть и по-разному, держат танцевальное искусство в Германии на очень высоком уровне. Проблема только в том, что, как мне кажется, балет воспринимается в Германии как искусство все-таки "не свое". Музыка, опера - это для немцев "наше все". А танец, балет - нечто, привнесенное извне.


Сцена из спектакля "По ту сторону греха"

Я думаю, что не сложилось пока немецкой традиции балетного воспитания. Но это явление в мире повсеместное: никак балетное искусство не может вырваться на тот уровень, который оно заслуживает. Традиционно оно воспринимается как искусство все-таки развлекательное. Это моя большая печаль. Мне кажется, что балет - это искусство, которое в XXI веке должно занять лидирующее положение, потому что в нем сконцентрированы все знаки, символы нашей истории. Не случайно балет, поставленный в Петербурге, понимают во всем мире. Мы являемся представителями русского современного балета. Мы вобрали в себя все лучшее, что собрано мировым балетным искусством, но сохранили и принципиальное отличие русского балета, в котором главным является духовность.

- В отличие от политических знаков, которые понятны не всегда: например, буквально на днях пришло сообщение, что по требованию министерства культуры России из программы Московского международного книжного фестиваля были исключены два спектакля как противоречащие "принятым в российской культуре традиционным нравственным ценностям". До этого разразилась дискуссия на тему "Россия не Европа". В рамках дискуссии о том, каким должно быть современное искусство, министр культуры Владимир Мединский упомянул именно ваши спектакли как позитивный пример, противопоставив их "чему-то непонятно кубистическому и корявому". Как вы к этому относитесь?

- То, что министр культуры ценит мой театр, на мой взгляд, замечательно. Было бы ужасно, если бы это было не так. Но в этом нет никакой спекуляции: я моим творчеством не стараюсь получить оценку министра культуры. Министры культуры меняются, а моему театру 37 лет. В Советском Союзе нам пришлось пройти через очень тяжелые испытания, когда нас просто уничтожали, не давали творить. Или в период перестройки, когда была с одной стороны свобода, а с другой - хаос и безденежье.

Я считаю, что у меня сегодня в России идеальные условия для творчества: я имею поддержку государства, и моральную, и финансовую. С другой стороны, меня никто не контролирует и не навязывает мне никаких тем и идей. Например, я сейчас ставлю балет по мотивам Фицджеральда "Ночь нежна". Там американская музыка, американский сюжет. Но никто не спрашивает меня, почему я не ставлю, скажем, Некрасова. Мой судья - это мой зритель.

- Считаете ли вы, что должен существовать некий государственный, официальный канон и свод правил, регулирующих формы существования искусства?

- Мне кажется, что некий моральный цензор существует в каждой стране. На большой сцене нельзя показывать то, что можно показывать в каком-нибудь полуподвале в узком кругу специальной публики. Искусство - это не только самовыражение, но и общение с людьми. Сильный моральный цензор существует и в Америке, и, я думаю, в Германии тоже. Но тут, как и во всем, важны мера и такт. Я не думаю, что это должна быть командная система, но поколение, выросшее после перестройки, должно обрести какие-то высшие ценности.

- Последний вопрос: у вас в труппе много танцовщиков, родившихся и выросших, а то и учившихся на Украине. На атмосферу в театре как-то сказываются события последних месяцев?

- В нашем коллективе все абсолютно спокойно. Мы стараемся, чтобы артисты, которые приехали к нам из Украины (а таких у нас, вы правы, много), ни в коем случае не почувствовали, что что-то происходит за стенами нашего театра.

Спектакль "По ту сторону греха" ("Beyond Sin") гастролирует в Германии благодаря проекту La Saison Russe, в рамках которого немецкая публика регулярно знакомится с балетными и драматическими спектаклями из России. Спектакль можно посмотреть в рамках фестиваля Ruhrfestspiele: 13, 14 и 15 июня.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 13, 2014 2:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061302
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Шотландский перепляс», Персоналии, Мэтью Боурн
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Кровавый след Сильфиды
Балет Мэтью Боурна стал главным событием Перекрестного Года Великобритании-России

Где опубликовано| Газета Московский комсомолец
Дата публикации| 2014-06-13
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2014/06/13/krovavyy-sled-selfidy.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

На протяжении двух последних месяцев вся театральная Москва только и делала, что гадала: привезет ли Шотландский балет на грядущие гастроли в Россию знаменитый спектакль Мэтью Боурна «Highland Fling» («Шотландский перепляс») или нет. Однако авторитет и престижность Чеховского фестиваля перевесили все сомнения по этому поводу, и долгожданное событие не смотря ни на что, состоялось! "Шотландский перепляс" идет третий день в театре им. Моссовета на аншлагах.


Фото предоставлено пресс-службой МТФ им. А.П. Чехова

Это уже шестой по счету спектакль самого известного и популярного в мире хореографа, показанный Чеховфестом в Москве. Одновременно это и единственная работа, которую Мастер позволил танцевать чужой компании. Шотландская премьера состоялась всего год назад. Тем не менее "Шотландский перепляс", наряду с балетом «Щелкунчик!» - один из ранних балетов Боурна. Создан он был тогда ещё мало кому известным хореографом для своей труппы «Adventures in Motion Pictures» («Приключения в движущихся картинках») в 1994 году, то есть ровно за год до взорвавшего мир его балета - "мужского» «Лебединого озера».

В основе та же идея, что была так удачно реализована и в последующих, получивших мировое признание работах хореографа: переделать на собственный и оригинальный манер популярные классические шлягеры (вслед за «Лебединым», он сочинит «Золушку», «КарМэн», «Спящую красавицу» и др.). Причем не просто переделать, а изобрести совершенно новый жанр балетного спектакля, где во главу угла ставится не столько собственно танец, сколько режиссура и актерская игра. Так что название труппы «Приключения в движущихся картинках» становится декларированием художественного кредо хореографа – от его спектаклей получаешь впечатление как от полноценной драмы или кинофильма. Многие его балеты («драмбалеты» в полном смысле этого слова) и напоминают немые фильмы - Боурн киноман со стажем и практически во все свои работы вводит цитаты из любимых картин («Highland Fling» не исключение).

Итак – «Шотландский перепляс»… Создан по мотивам старой доброй «датской» «Сильфиды» - сохранившегося и дошедшего до нас в первоначальном виде балета классика XIX века Августа Бурнонвиля на музыку Левенсхольда. В свою очередь он сделан на основе утерянного знаменитого балета Филиппо Тальони на музыку Шнейцхоффера (1832 года выпуска), ставшего одним из символов эпохи романтизма (у датской казны просто не было денег, чтобы приобрести тогда модную европейскую новинку).

Действие происходит в доме небольшой шотландской деревушки, где готовится свадьба Джеймса и Эффи. Очарованный фантастическим существом - дочерью воздуха Сильфидой - жених покидает свою невесту и обращается за помощью к злой колдунье Медж. Для того чтобы Сильфида принадлежала ему одному – та дает юноше волшебный шарф, которым Джеймс окутывает плечи ничего не подозревающей Сильфиды – она теряет свои крылышки и умирает. Вдали проходит свадебный кортеж – Эффи выходит замуж за бывшего соперника Джеймса – Гурна. Юноша бездыханным падает на землю.



Этот сюжет, как и музыку Левенсхольда (с некоторыми современными вставками) Боурн сохраняет почти в неприкосновенности. Есть здесь и Джеймс, и Эффи, и Гурн, Мэдж (впрочем, она у Боурна не злая колдунья, а сбытчица наркотиков, гадалка и спиритка-шарлатанка), и конечно Сильфида. Но изменения внесенные Боурном все-таки радикальные…

Начнем с того, что перед нами не милая шотландская деревушка, а грязный расписанный скабрезными словечками общественный туалет одного из ночных клубов Глазго (сверху надпись: «Social club the Highland fling» - создатель декораций и костюмов Лез Бразерстон), где наглотавшийся «колес» и упавший в писсуар Джеймс (Кристофер Харрисон) накануне собственной свадьбы впервые и встречает свою «романтическую грезу» Сильфиду (Софи Мартин) - в оборванной и грязноватой одежде особу, с грубо намалеванным лицом «готической феи» и белыми крылышками за спиной.

Как и в классическом балете одетый в традиционное одеяние шотландских горцев юбку-килт, главный герой предстает не влюбленным романтиком, а брутальным самцом в кожаной куртке, на уме у которого секс, наркотики и рок-н-ролл. Дальше – утро с больной головой, друзья-подружки и наконец - свадебная гулянка с переделанными на модерновый манер национальными шотландскими танцами. Она завершается тем, что главный герой вообще выбрасывается в окно (на нем красуется надпись на английском «Наши поздравления Джеймсу и Эффи»). Падает он из него вслед за вылетевшей туда бабочкой, принятой в наркотическом бреду за крылатую деву воздуха. Причем сделаны эти эпизоды, как впрочем, и весь спектакль в целом, невероятно смешно, с множеством «приколов», с забавными хореографическими цитатами из первоисточника, на грани пародии на «нетленные» образцы классических балетов - впрочем грань эту все же не переходя. Уровень исполнения Шотландского балета, при этом весьма достойный, а главный герой Кристофера Харрисона просто неотразим.

Второй, так называемый «белый» акт и изображенный в нем «нематериальный» мир, тоже «с изюминкой». И по отношению к классической «Сильфиде» все это похоже на анекдот. Здесь тоже все вывернуто на изнанку. Действие происходит не в волшебном лесу как в балетах Тальони и Бурнонвиля (идея противопоставления земного и бесплотного мира – основная у романтиков XIX века), а на городской свалке возле леса. За деревьями видны очертания многоэтажек, тут же валяются выброшенный телевизор, поломанная мебель… Появляются , словно в мультике, и кукольные персонажи- представители фауны: плюшевые зайчики, белочки и даже филин. В центре - заброшенный довольно приличного вида автомобиль: на капоте, как на противне перед жаркой, разложен сбежавший со свадьбы Джеймс, и довольно агрессивно настроенные шипящие сильфиды и сильфы как бы прессуют его, очевидно, желая превратить его в своего крылатого собрата.

Обратим внимание на существенный момент – «переходный» период в творчестве английского хореографа. В этом балете Боурн, находясь на подступах к «Лебединому озеру» с брутальными лебедями-атлетами в птичьем оперении, делает фантастических персонажей не только «сильфидами», но и «сильфами» - существами не только женского, как в классическом балете, но и мужского пола. Однако, они не такие мужественные как в последующей постановке: пол их более не определен (как и за 7 лет до этого было в «Лебедином» у Матса Эка, другого хореографического новатора), да и движения их чем-то схожи, хотя и более «элегантны», чем у лебедей Эка - они то перекатываются по сцене, то отряхиваются как утки от воды.

Заканчивается комическая балетная вакханалия с забавными модерновыми танцами неожиданно - потоками крови - как в излюбленном Боурном жанре «фильмов ужасов». Один из его известных балетов, кстати поставленный в том же 2005-ом, когда он возобновлял «Сильфиду» для своей новой труппы «New Adventures», и называется как знаменитый «ужастик» - «Эдвард- Руки ножницы», и описываемая нами сцена - словно цитата из него. Желающий заполучить свою крылатую готическую подружку, чтоб она никуда от него не упорхнула, Джеймс превращается в кровавого маньяка. Вооружившись огромными ножницами, он самым что ни на есть садистским образом отрезает ей крылышки. И он, и она предстают перед публикой в ужасающем виде: он с руками, словно у мясника, по локоть в крови, она - в окровавленном платье, с обезображенной спиной, представляющей большую кровоточащую рану. За жутковатым, «кровавым» финалом, следует впрочем «рождественский». Прямо-таки «семейная идиллия», утверждающая «традиционные ценности» : в уютной квартирке в домашних халатах Эффи и Гурн удобно расположившись в кресле, попивают чаек, а за окном, словно рождественский ангелочек, порхает превратившийся таки в крылатого сильфа Джеймс.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 13, 2014 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061401
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Шотландский балет, Персоналии, Мэтью Боурн
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Сплясали по-шотландски
Где опубликовано| Газета «Культура»
Дата публикации| 2014-06-13
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/47069-splyasali-po-shotlandski/
Аннотация| ГАСТРОЛИ



В Москве на Чеховском фестивале выступил Шотландский балет.

Месяц июнь перекрестного Года культуры Великобритании и России можно смело считать балетным. Большой театр готовится к встрече «Ковент-Гарден», Чеховский фестиваль — к приезду «Сэдлерс Уэллс балет» со спектаклями Рассела Малифанта — того самого хореографа, что творит в тандеме с великой Сильви Гиллем (их плодотворному сотворчеству москвичи уже были свидетелями). Добавим премьеру «Манон» английского классика Макмиллана в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, назначенную, правда, на начало июля. Открыл же британский парад Шотландский балет, чья гастроль — щедрый подарок от Чеховского фестиваля, Министерства культуры России и Британского совета. Известная в Европе шотландская труппа, возрастом 57 лет, России оставалась неведома. Многое прояснилось на пресс-конференции: коллектив из неполных четырех десятков танцовщиков прописан в Глазго, где у него нет родной сцены, но есть удобная репетиционная база. Труппа «заточена» на странствия, и гастрольные вояжи артистов не смущают — во всяком случае, текучки кадров не наблюдается. Так сказал художественный руководитель Шотландского балета Кристофер Хэмпсон. Он молод, только-только разменял пятый десяток и имеет классическое балетное образование. Художественное кредо компании: соединение классики и современного танца и, соответственно, воспитание танцовщиков-билингвов.


«Силуэт»

Шотландцы привезли три программы. Первая — умный поклон классике: смущать москвичей усеченными лебедиными стаями, хотя «Лебединое озеро» значится в репертуаре шотландцев, гости не стали, предъявив одноактный «Силуэт» в постановке художественного руководителя. Своего рода — исследование поэтики классического танца. В бессюжетном (черно-белом по цвету одежды сцены и костюмов) неоклассическом балете на музыку «Сельского концерта для клавесина с оркестром» Пуленка — классические па с узнаваемыми миницитатами: то «всплакнут» лебединые аттитюды и руки, то выделится сентиментальная поза из Макмиллана или явится каскад мелких прыжков от Аштона, то выстроятся дуэты в стиле Баланчина. Там, где классика окрашена изгибами модерна или эксцентричными манерами бытовых танцев, мелькает улыбка хореографа: он уважает образцы, но не считает их музейными экспонатами. Вполне можно пошутить. Кстати, танец в «Силуэте» еще и живописен по происхождению: невольно вспоминаются легкомысленные жеманницы Ватто или нежные модели Дега. Сложнее с фрагментами чистого академизма, чья строгость оказывается не по плечу разнокалиберным танцовщикам с фигурами, далекими от классических стандартов.


«Лунный Пьеро»

«Лунный Пьеро» американца Глена Тетли (он первым соединил балетные каноны с модерн-танцем) — неизвестная нам классика XX века. Спектакль под мрачную додекафонию Шенберга, написавшего это сочинение для голоса и инструментального квинтета, под тем же названием поставил несколько лет назад Алексей Ратманский. Там царили ассоциации Серебряного века с привалами комедиантов, бродячими собаками, ивановскими башнями. У Тетли — иное, хотя «замок из слоновой кости», точнее его скелет, есть: печальный Пьеро глядит в зал через стальные строительные леса. Есть и жесткий сюжет: над поэтом, романтиком и идеалистом Пьеро (отличная работа Виктора Заралло) измываются распутная пампушка Коломбина (Бетани Кингсли-Гарнер) и долговязый демон Бригелла (Оуэн Торн). Три артиста. Треугольник. Страдание. Самый горький эпизод, когда разнузданные кукловоды дергают Пьеро за веревки, разрывая его раненую душу. Понятно, за что партию печального клоуна так любил Рудольф Нуреев, — не за томительную меланхолию, а за парализующую силу боли. Для него то было роковым скрещением: зазеркалье советской жизни, где остались родные, и гулкая роскошь необъятного по желаниям настоящего.


«Shift»

Вторая программа гостей — вечер из девяти миниатюр семи молодых хореографов (среди них, правда, оказались два мэтра) — входила в афишу прошлогоднего Эдинбургского фестиваля. Ожили воспоминания о мастерских Большого театра, где бесшабашную удаль и робкие росчерки пера выдавали начинающие хореографы. Опыт традицией не стал. А в Глазго — продолжается: миниатюры хореографов (все — далеки от шедевров) сложились в картину поисков современной хореографии. Картина не дописана, хореографы на распутье: от классических перепевок до эстрадных новелл, от Баха и Малера до Морриконе и Кейва, от веселящейся молодежи до восточной медитации — их тренд. Смотреть опусы дебютантов забавно. Искренняя проба сил занимает переизбытком чувств, на истину в последней инстанции никто не претендует, амбиции прячутся пока за углом. Бодрая новелла «Shift» от уважаемого Кристофера Брюса, завершавшая показ, укоренила впечатления: три консьержки наотмашь кокетничали с сантехниками, отдаваясь безмятежной жизни-игре.

Балет Мэтью Боурна «Шотландский перепляс» ждали с особым нетерпением: культовый британский хореограф-балагур уже перелицевал многие шедевры классики. Начудил с мужской стаей белых лебедей в мохнатых подштанниках, разбудил спящую красавицу в наши дни стараниями доброго вампира, а Золушку заставил испытать тяготы военных будней. «Шотландский перепляс» — из ранних спектаклей Боурна, поставлен в 1994 году еще до «мужского» «Лебединого озера», принесшего автору мировую славу.


«Шотландский перепляс»

Под прицел попала старушка «Сильфида», рожденная в позапрошлом веке датским гением Августом Бурнонвилем. «Перепляс» Боурн впервые доверил исполнять «на стороне» (английский затейник обычно ставит только для собственной труппы «New Adventures Production») — ведь сама история разворачивается в шотландском селе. Главный герой — молодой шотландец Джеймс бросает невесту и устремляется за девой воздуха, но та погибает от ведьмовства, а сам юноша возвращается домой и попадает на свадьбу собственной невесты со своим же другом. С выводом либреттиста — «Джеймс понимает, что потерял земное счастье в погоне за призрачной мечтой» — Боурн не разошелся. Только превратил эфирную Сильфиду (Софи Мартин) в девушку-гота (это XIX век кружил юные головы романтическими видениями), иначе бы он не был Боурном. По лицу девицы разметаны темные пятна, ее жизнь протекает средь мусорных баков, и туда, где молодежь привыкла отрываться от жизни, она увлекает Джеймса (Кристофер Харрисон). Парень рад — на помойке среди маргиналов он чувствует себя свободным и почти счастливым. Увы, Сильфида погибает, и ему суждено вернуться в свою квартирку и увидеть свою молодую жену с новым мужем. У бедолаги нет выбора — только стать Сильфом и поманить изменившую супругу туда, где он только что был счастлив. Танец в спектакле — ироничен и изящен, но не главенствует, а аккуратно сопровождает сочиненную Боурном «пьесу без слов». Он, как всегда, предлагает зрителям от души посмеяться над героями, а финал нагружает думой о невозможности счастья и о недостижимости почти обретенной мечты… После Москвы «Шотландский перепляс» отправится в Мариинский театр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 13, 2014 11:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061402
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Юбилей
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| Сто лет равнения по пятым
Екатеринбургский балет отметил вековой юбилей

Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-06-13
Ссылка| http://belcanto.ru/14061302.html
Аннотация|

- по клику

Недавно — два года назад — Екатеринбургский театр оперы и балета отметчал свое столетие. Но праздновала только опера, которая «родилась» здесь на 2 года раньше балета. Екатеринбургский театр открылся в 1912 году, и первое время балет присутствовал как часть оперных представлений. 20 февраля 1914 состоялось первая самостоятельная балетная постановка. Это был одноактный балет Р. Дриго «Волшебная флейта» М. Петипа в редакции балетмейстера Фёдора Трояновского. Екатеринбуржцы считают день этой премьеры официальной датой рождения своего балета.

В театре дата не прошла незамеченной — 20 февраля 2014 давали юбилейное представление «Лебединого озера», и параллельно

в этот день было официально открыто Екатеринбургское балетное училище,

согласно принятому ранее постановлению председателя правительства Свердловской области Д. Паслера. В нем будут обучаться классическому танцу около 300 детей. До этого момента в Екатеринбурге не было своего училища. Предполагается, что дети будут постоянно жить в школьном интернате — это необходимо, чтобы заинтересовать соискателей из отдаленных регионов уральского края.

Продолжая краткий экскурс в историю екатеринбургского балета, стоит отметить, что до 1931 года театр продолжал называться только оперным театром.

Первая балетная труппа насчитывала всего 8 танцовщиков.

И она настолько подросла к 1922, что хореограф Константин Залевский смог поставить полномасштабный балет «Коппелия» Л. Делиба. К 1925 в труппе театра появилось несколько десятков танцовщиков, значительно улучшилась их техническая подготовка. В 1925 году театр представил свое первое «Лебединое озеро». В 1931 году балет получил равноправие с оперой, и в репертуар начали вливаться все традиционные для балетного театра названия. Правда екатеринбургский зритель ориентировался прежде всего не на названия спектаклей, а на имена любимых танцовщиков.

- по клику
«Фея кукол»

Первыми яркими исполнителями, вошедшими в историю екатеринбургского балета конца 30-х — начала 40-х гг. были воспитанники Ленинградского хореографического училища — Нина Млодзинская (ее учила Агриппина Ваганова) и Владимир Преображенский.

В 50-60-е годы на сцене блистала Нина Ивановна Меновщикова

— единственная балерина театра, удостоившаяся высокого звания Народной артистки СССР. Ее коронными партиями были Жизель, Ширин, Никия, принцесса Аврора, Маша. Знаменитой балерине сейчас 79 лет — она проживает в Екатеринбурге, и до последних лет она, насколько известно, занималась преподаванием.

Значительный след в истории уральского балета оставили Маргарита Окатова, Константин Бруднов и Веанир Круглов. Знаковой персоной на многие годы стала выпускница МАХУ Клавдия Черменская. Сначала ей рукоплескали как харизматичной балерине, затем она вошла в историю как педагог, подарившей театру целую плеяду прекрасных танцовщиков 70-х— 90-х гг. — Елену Степаненко, Анатолия Григорьева, Евгения Амосова, Владимира Половинкина, Татьяну Гичину, Елену Гускину и др.

С труппой в разные годы работали выдающиеся отечественные хореографы — Л. Якобсон, И. Бельский, Н. Боярчиков, О. Виноградов, Н. Касаткина и Вл. Василёв, Ю. Григорович, П. Гусев, Азарий и Александр Плисецкие.

Вспоминая балетмейстеров, возглавлявших театр, нужно отметить заслуги Александра Дементьева. Именно в годы его руководства, начиная с конца 80-х, балетная труппа регулярно совершает большие зарубежные гастрольные турне.



Сегодня в Екатеринбургском балете работает 80 артистов. Это среднее по России число, достаточное, чтобы ставить многоактные балеты. В репертуаре театра — свыше 20 балетных спектаклей в жанре классики и неоклассики.

Новый неожиданный подъем Екатеринбургского балета начался с приходом на пост худрука Вячеслава Самодурова.

По его инициативе в репертуаре театра появились названия балетов, которых нет в афише других российских коллективов — во-первых, это авторские балеты Самодурова «Amore Buffo», «Саntus Arcticus», «Н20», «Вариации Сальери», и, во-вторых, переносы балетов знаменитых западных хореографов — это и «Консерватория» Бурнонвиля, «Пять танго» Ван Манена, «Необратимый прогресс» Уоткинса. Также пополняется копилка классических постановок — «Щелкунчик» в редакции Вайнонена и «Пахита» М. Петипа.

Получив в этом году четыре «золотые маски», театр позволяет себе роскошь — устраивает юбилейные гала-концерты с приглашением международных звезд. Один из них состоялся 30 мая в честь столетия Екатеринбургского балета. Спасибо за поддержку фонду «Евразия балет», который регулярно помогает также с проведением в Екатеринбурге проектов по продвижению молодых хореографов «Dance-платформа».

Сначала хотели открыть концерт балетом-победителем — «Вариации Сальери» Самодурова, но один из солистов этого многонаселенного спектакля получил жестокую травму.

Балеты Самодурова рассчитаны на возможности конкретных солистов,

у него нет второго состава, поэтому пришлось заменить не человека, а название. «Пять танго» на музыку А. Пьяццоллы открывали гала.


«Пять танго»

Успешно выступил Андрей Сорокин, который с премьеры 2013 года танцует в этом балете центральную партию — дерзкого мачо, упивающегося собственной неотразимостью в танце, и также виртуозно поддерживающего свою даму. Андрей немного нервничал, поскольку во втором отделении ему предстояло танцевать с дивой из балета Сан-Франциска Марией Кочетковой, но волнение придало самоуверенности, так необходимой его герою из «Танго».

Телеканалы, снимавшие репетиции гала-концерта, наперебой твердили об удачном совпадении каникул Кочетковой со временем проведения праздничного мероприятия в Екатеринбурге.

Москвичка Кочеткова выступает в Москве редко

— не потому что не хочет, а из-за несовпадения ее американского графика (американские балетные театры живут сезонами, и во время активного сезона артисты, даже премьеры, не предоставлены самим себе) с российским театральным календарем.

- по клику
Мария Кочеткова

Однажды Кочеткова уже приезжала в Екатеринбург по приглашению В. Самодурова — танцевала «Жизель», целый спектакль. Балерина говорит, что ей нравится выступать в старинных театрах с традиционной архитектурой. В современных стенах она регулярно танцует в Сан-Франциско. Партию Маши в редакции Вайнонена Кочеткова никогда не танцевала, с солистом екатеринбургского театра Андреем Сорокиным встретилась на репетициях впервые.

Работать с Кочетковой легко — это очень ответственная и дисциплинированная танцовщица, которая всегда выступает в немодной нынче манере, напоминая таких балерин прошлого, как Екатерина Максимова, когда обобщенному жесту, недотянутому носку и нечеткой позиции говорится твердое «нет».

Она женственная, деликатная, с легкими красивыми ногами

— как только она вышла в большой белой пачке, сразу вспомнился ее выпускной экзамен в МГАХ и выступление на конкурсе в Москве на исторической сцене Большого театра.

- по клику
Кочеткова и Сорокин в па де де из «Щелкунчика»

Какие-то технические неполадки (развязалась ленточка, начала предательски соскальзывать юбка) не могут помешать творческому запалу Кочетковой — она танцует в любом случае, ее ничего не может отвлечь.

Сорокин стал ее грамотным галантным партнером в па де де из «Щелкунчика», показывал «бриллиант» с лучших сторон, чтобы зритель только успевал поражаться. Важность момента опять же — неизвестно когда еще сложится такая гармоничная пара, или, когда мы увидим в «Щелкунчике» Кочеткову. Ее театр, если и приедет на гастроли когда-то, то привезет авангардный авторский репертуар, в котором балерина занимает почетное положение.

Кочеткова также станцевала свое коронное дизайнерское соло от Йормы Эло под названием «One overture» на музыку Бибера. Как крошечная балерина Дега, в маленькой ущербной пачечке готовится показать большое па... Это соло хореограф сочинил специально для Марии, когда она вместе с другими балеринами из разных театров принимала участие в проекте С. Даниляна «Отражения».

Еще один зарубежный гость Алессио Карбоне из Парижской оперы станцевал хореографию Р. Пети — финальное соло из балета «Арлезианка».


Алессио Карбоне

Только в «ногах» у артистов Парижской Оперы хореография французского авангардиста 50-х годов продолжает смотреться остро актуальной. Алессио является одним из ведущих исполнителей его хореографии в общем, и «Арлезианки» в частности.

Особое услаждение для глаза доставили солисты Датского королевского балета,

которые накануне гала в Екатеринбурге выступили в Москве в концерте лауреатов «Бенуа де ля данс». Когда видишь премьеров из Дании такого класса, начинаешь успокаивать расшалившиеся нервы — вот есть места, где всё идет по старинке, где национальное ставится превыше всего, где Бурнонвиль и Баланчин по-прежнему считаются богами.


Джейме Крэндалл, Албан Лендорф

В Москве пара (американка Джейме Крэндалл и датчанин Албан Лендорф) станцевали па де де из «Фестиваля цветов в Дженцано», напомнив о «золотом веке» Датского балета при Бурнонвиле, а на Урале — «Па де де» Чайковского-Баланчина. Последний, как известно, часть своего вдохновения почерпнул именно в датской школе. И сегодня это «Па де де», заигранное в концертах до дыр, смотрится очень гармоничным в исполнении датчан, которые танцуют музыку, а не играют сюжет, рисуют текст, избегая сюжетных намеков.

История мужчины и женщины — конечно, но не соревнование в скорости и выворотности.

Екатеринбургские солисты — Лариса Люшина, Арутюн Аракелян и Александр Меркушев — подготовили для концерта маленький шедевр братьев Легатов — па де труа из балета Й. Байера «Фея кукол». Раньше его танцевали студенты старших классов Вагановской академии на показательных концертах.

- по клику
«Фея кукол»

Это настоящий питерский раритет — с ароматом ретроградного балета начала прошлого века. Легаты, когда его сочиняли, решили не замечать хода времени, изменений в балетной эстетике и так далее — все ради сохранения академической чистоты. Солисты неистово старались и их подарок к столетнему юбилею родного балета пришелся как нельзя впрок. Па де де сюжетное — оно о том, как два наштукатуренных гримером от души арлекина оспаривают друг у друга внимание капризной и глупой коломбины, она — на пальцах, они — прыжками и пируэтами.

Для баланса классики и модерна солисты Пермского театра Наталья Моисеева и Иван Порошин показали фрагмент из балета Дугласа Ли «Сувенир» на музыку Г. Брайерса. Отличное исполнение, чувство ритма, партнерство — словом, качество одной из ведущих российских балетных трупп, вырвавшейся вперед за счет передового современного репертуара и грамотной политики ее шефа Алексея Мирошниченко.

В финальном акте давали Большое классическое па из балета «Пахита»,

перенесенное в Екатеринбург год назад из Петербурга Вячеславом Мухамедовым. На роль Люсьена позвали Александра Сергеева из Мариинки. И оказалось, что у него был дебют. В роли Пахиты — прима екатеринбургской труппы Елена Кабанова. Еще одно идеальное партнерство.


«Пахита»

Сергеева можно уже назвать ветераном ультрасовременной хореографии. С начала 2000-х он стоит в первых рядах премьер Форсайта, Доусона, Мирошниченко, Вальц и др. Обладая необыкновенной пластикой для этого типа хореографии, Сергеев долго находился вдалеке от белой классики. Но сейчас постепенно он меняет амплуа — его коньком становятся роли в больших многоактных балетах. От Меркуцио и Эспады он уже перешел к Ромео, Альберту, Зигфриду.

У Кабановой есть определенная звёздность — она знает себе и своим перфектным формам цену.

Сергееву только надо было красиво и достойно ее подать, и стать рядом с ней блестящим кавалером, ибо мариинская «Пахита» Петипа — это сугубо женский балет. Солистки в вариациях, особенно Елена Воробьева, которая осталась в этот вечер без своего бенефиса, так как отменили «Вариации Сальери», оспаривали первенство у самой Пахиты. Но женское танц-соревнование, как мы знаем, в этом и многих других балетом заложено самим Мариусом Петипа.

«Пахита» прошла блистательно.

На поклоны пригласили всех участников гала и всех педагогов театра, даже тех, у кого был в этот день выходной.



Люди здесь работают скромные — стеснялись выходить к рампе не на своем спектакле.

Но это был именно их вечер.

Они и есть та весомая часть столетней истории екатеринбургского балета, кому зрители могут успеть запечатлеть свое почтение и уважение.

Между тем труппа находится в невероятном напряжении — уже на следующий после гала-концерта день артисты вернулись в репетиционные залы, где готовится большая премьера — трехактный балет В. Самодурова «Цветоделика» на музыку Пуленка, Пярта и Чайковского.

Фото П. Стадник и К. Анисимова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 14, 2014 9:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061403
Тема| Балет, балет Великобритании, Гастроли в Москве
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Королевский балет во всех видах
Где опубликовано| «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2014-06-11
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/73890/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Три лучших труппы и шесть спектаклей один лучше другого — июнь-2014 поразит созвездием балета Великобритании.


Шотландский перепляс

Как-то все понемногу привыкли, что официальный Год культуры — это много помпы и формальностей. Но с перекрестным Россия- Великобритания вышло исключение, а для балетоманов и вовсе именины сердца. Чеховский фестиваль привез интереснейший Шотландский балет из Глазго. Его глава хореограф Кристофер Хэмпсон ориентирует труппу на собственный оригинальный репертуар, и сейчас кроме двух уже показанных программ остается третья. Ее автор, умница и лукавый охальник Мэтью Боурн, известный самым далеким от балета людям как автор мужской версии «Лебединого озера», снова покажет старый шедевр на новый лад. Он приготовил «Шотландский перепляс», который идет только в этой труппе и выписывает новые вензеля по мотивам классической «Сильфиды».

Как и впервые поднявшая балерину на пуанты каноническая «Сильфида», «Шотландский перепляс» — это «маленький романтический балет». Вообще-то ему уже двадцать лет, и сюжетное решение тут в духе Боурна: главный герой Джеймс остается молодым шотландцем, только не со старинной гравюры, а современным. Едва женившись на милой порядочной Эффи, он ищет радостей на стороне и таки находит Сильфиду. Только она теперь не нежная фея, а готическая, со всеми последствиями, и искать ее Джеймс будет в злачных местах открытого всем ветрам Глазго.


Автор: Hugo Glendinning
«Still Current»


Следующим на Чеховском фестивале будет невозможный харизматик, танцовщик и хореограф Рассел Малифант со старейшей компанией Сэндлерс Уэллс, скрестивший в своем «Still Current» английский физический театр и contemporary dance.


Манон Леско

А на главную сцену Большого театра пожалует Королевский балет Ковент Гарден. Первая в афише программа одноактовок: «Рапсодия» классика и отца-основателя английского балета Фредерика Аштона сделана на «Рапсодию на темы Паганини» Рахманинова и будет сильно зависеть от качеств пары главных героев, разной в два вечера. Затем свежайшая (премьера февраля) «Тетрактис» Уэйна Макгрегора — со взрывом всех возможных физических правил и устоев. Наконец, «Танцы на высокой скорости» (dgv: Danse à grande vitesse) Кристофера Уилдона. Партитура заказная: минималист Майкл Найман написал ее в начале девяностых к открытию скоростной железной дороги tgv, и хореографа Уилдона привлекла динамика и воздушность музыки. Трудно представить что-то близкое по качеству по заказу ржд, обозревателю «вд» этот балет напомнил манеру молодого Уильяма Форсайта. В четырех па де де танцуют Лаура Морелла, Марианела Нуньес, Зенаида Яновски и пришедшая на родную сцену в новом качестве прима Ковент Гарден Наталья Осипова.

Она же в числе коллег танцует заглавную партию в «Манон» Кеннета Макмиллана, фирменной мелодраме по мотивам романа Аббата Прево. Это особенная гордость Королевского балета Ковент Гарден — именно здесь хранятся особенности стиля старейшего английского балетного мастера. Здесь много красивых и подробных танцев для всех — благородных кавалеров и шулеров, арестантов и дам сомнительного поведения. Но особо хороши любовные дуэты Манон и Де Грие, радующие пылкостью чувств балерин любой школы и любого театра. А теперь самое главное, что за блеском афиши можно упустить из виду: Королевский балет Ковент Гарден выставляет в каждый из шести показов разных солистов. Видимо, что-то в этом королевстве очень верно устроено.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 14, 2014 7:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061404
Тема| Балет, Пермский хореографический колледж, Отчётный концерт
Авторы| Юлия Баталина
Заголовок| Классика рулит!
Состоялся отчётно-выпускной концерт Пермского хореографического колледжа

Где опубликовано| Интернет-газета NewsKo
Дата публикации| 2014-06-06
Ссылка| http://newsko.ru/news/nk-1640694.html
Аннотация| Отчетный концерт


Сцена из балета «Принцесса Флорина и Голубая птица»
Фото: Алексей Гущин


Уже стало традицией, что отчётные концерты пермской балетной школы проходят на сцене Пермского театра оперы и балета в начале июня два вечера подряд. В один никак не вместить всех желающих стать зрителями: родители выпускников приезжают не только из самых разных городов России, но и из Японии и США.

Имена самых перспективных выпускниц 2014 года уже известны благодаря конкурсу «Арабеск» и балету Алексея Мирошниченко «Принцесса Флорина и Голубая птица». Это наследница славной балетной династии Екатерина Полещук, её коллега по «Принцессе Флорине…» Дарья Тихонова, дипломантка «Арабеска» Кристина Михайлова и, конечно, Лариса Москаленко — явная фаворитка художественного руководителя театра оперы и балета. Недаром Мирошниченко отдал ей самую эффектную роль в «Принцессе Флорине…» — роль злой феи, а для выпускного вечера поставил с ней свою известную миниатюру на музыку Курта Вайля «Я тебя не люблю».

Эта «великолепная четвёрка» прекрасных, очень взрослых для своих лет девушек представляет класс заслуженного учителя России Лидии Улановой. Им на пятки наступает Мариани Кулошвили из класса народной артистки России Светланы Сидоровой. В классике она была хороша, а вот фрагмент из «Кармен-сюиты» исполнила без необходимой для этой роли характерности и страсти.

Что касается юношей из класса художественного руководителя колледжа, заслуженного деятеля искусств России Владимира Толстухина, то им ещё надо дорасти до принцев. Пожалуй, среди них лишь два готовых солиста — Ильшат Латипов и Клим Крэйн, причём последний — с некоторыми оговорками.

В концерте танцевали в основном классику. Причём, если на конкурсах и балетных гала исполняют па-де-де и классические вариации, то здесь — целые сцены из балетов. Ведь надо продемонстрировать не только достижения солистов, но и выучку кордебалета, умение исполнить характерный танец, навыки актёрской игры и ансамблевость. Весьма содержательный концерт, в котором были большие фрагменты из таких редких балетов, как «Пери» Фридриха Бургмюллера или «Наяда и рыбак» Сезара Пуни, доставил немало удовольствия не только родителям артистов, но и менее заинтересованным зрителям.

Первые крики «Браво!» раздались после яркой балетной миниатюры «Тэньгу и его невесты» на музыку группы «Кодо», поставленной художественным руководителем Бурятского театра оперы и балета Морихиро Иватой специально для японских студентов Пермского хореографического колледжа; а уморительный, но, тем не менее, вполне профессиональный танец саботьер из балета Петера Гертеля «Тщетная предосторожность» в исполнении учеников младших классов создал весёлое настроение на весь вечер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 14, 2014 7:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061405
Тема| Балет, Мариинка-2, Гастроли, Персоналии, Ханс ван Манен
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Фотобалет
Где опубликовано| ART1
Дата публикации| 2014-06-11
Ссылка| http://art1.ru/teatr/fotobalet/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

В Мариинке-2 на выходных показывают четыре одноактных спектакля Ханса ван Манена. ART1 рассказывает о хореографе и предстоящих балетах.



Патриарх голландской хореографии родился 82 года назад в пригороде Амстердама. Ему было семь, когда его отец умер от туберкулеза, и семья переехала ближе к центру города, в дом рядом с городским театром. В детстве Ханса не водили в балет, но он чуть не с младенчества мечтал о танце и, когда оставался дома один, врубал на полную мощь радиоприемник и устраивал танцевальные представления. Он подглядывал в окна репетиционных залов, а в тринадцать устроился в театр учеником гримера и получил возможность посещать занятия. В 18 его приняли в труппу, которой руководила Соня Гаскелл.

Сочинять танцы он начал практически тогда же, когда стал артистом – и за 60 с лишним лет карьеры поставил более 120 балетов. Работал в обеих главных компаниях Нидерландов – Dutch national ballet (в Амстердаме) и Nederlands dans theater (в Гааге); их конкуренция ему нисколько не мешала. Кроме того, ставил спектакли в Штутгарте, Вене, Мюнхене, Берлине, английском Королевском балете, датском Королевском балете, Испанской национальной танцевальной компании и в американском балете Элвина Эйли.

Хотя ван Манен и говорит, что «в танце любой пары на сцене есть эротика», его сочинения, как правило, похожи на строгие чертежи, в которых какие-либо чувства бывают обозначены только полужестом и полувзглядом. Его интересует чистая, хрустальная геометрия, конструирование танца, его диалог с музыкой; открытые чувства он считает неприличными. Может быть, именно из-за этого свойства его танцы так любит Ульяна Лопаткина, что первой из российских балерин начала танцевать его хореографию (в ее репертуаре еще 8 лет назад появился одноактный балет ван Манена «Три гносьенны»)

Ван Манен, автор почти пуританской неоклассики на сцене и сочинитель спектаклей, где танцовщики почти молитвенно поклоняются балеринам, известен в мире искусства и как фотохудожник, предпочитающий обнаженную мужскую натуру.

В 1970 году ван Манен вместе с Гленом Тетли (хореографом гораздо более эксцентричным, но менее изобретательным) сочинил и привез на гастроли в Лондон балет «Mutations» на музыку Штокхаузена, где артисты танцевали полностью обнаженными. Представители возмущенной общественности высыпали на сцену перед премьерой вызывающий зуд порошок и битое стекло. Театру пришлось пригласить на следующие представления полицейских в штатском – они дежурили в зале и за кулисами.

В программу вечера Ханса ван Манена в Мариинском театре войдут четыре небольших одноактных спектакля – «Адажио Хаммерклавир» (на музыку Людвига ван Бетховена), «Вариации для двух пар» (соединены сочинения Бенджамина Бриттена, Эйноюхани Раутаваары, Стефана Ковача Тикмайера и Астора Пьяццолы), «Соло»(на музыку Иоганна Себастьяна Баха) и «Пять танго»(на музыку Астора Пьяццолы). Все они были изначально поставлены для других театров (в разные годы – от семидесятых до 2012-го), но в Мариинском их репетировал лично мэтр, учитывая индивидуальности исполнителей. Все балеты идут под фонограмму – ван Манен раз и навсегда выбрал образцовые записи. Ему важно, чтобы интерпретация музыки не менялась.

Мариинский-2, 15 июня (19.30), 17 июня (19.00)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 16, 2014 12:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061601
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Шотландский балет,
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| Шотландский недопляс
Балетные спектакли на Чеховском фестивале

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 2014-06-16
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2014-06-16/7_dance.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Балет как упражнение на шведской стенке. Сцена из спектакля «Лунный Пьеро». Фото со страницы Фестиваля имени Чехова в социальной сети Facebook

Самая маленькая (36 танцовщиков) в Великобритании балетная труппа – крупнейшая из двух танцевальных компаний Шотландии (в Театре танца Шотландии всего 10 артистов). Нынешние гастроли состоялись в рамках Международного театрального фестиваля имени Чехова, который, в свою очередь, представил их в рамках перекрестного Года культуры Великобритании и России.

Шотландский балет был создан в 1957 году Питером Дарреллом и Элизабет Уэст в Бристоле, а в 1969 году перебрался в Глазго. Удостоенная множества национальных и британских наград, постоянная участница Эдинбургского международного фестиваля, труппа всегда в разъездах. У нее нет собственной сцены, но есть оборудованная по высшему разряду репетиционная база, летняя школа для детей, четыре десятка наименований в репертуаре и множество творческих и образовательных планов.

В столь богатом обрамлении хореографическая программа Шотландского балета выглядела скромно. Возможно, оттого, что в законном стремлении продемонстрировать разноплановые умения труппы ее руководители выбрали не самый выигрышный для показа в России репертуар. Это по крайней мере касается спектаклей, основанных на классической лексике, и в первую очередь одноактного «Силуэта» в хореографии худрука труппы Кристофера Хэмпсона. Созданный без особой изобретательности и самобытности, с отсылкой к классикам разных времен и народов, он обнажил пробелы в классической подготовке артистов.

Вторым номером в этот вечер шел легендарный «Лунный Пьеро», поставленный американцем Гленом Тетли в 1962 году на еще более легендарную музыку Арнольда Шенберга. Неожиданно и сенсационно на тот момент сочетавший язык классики и модерна, балет вошел в золотой фонд хореографии XX века и стал билетом на танцевальный олимп для того, кто сумеет проникнуть в стилистику и проникнуться чувством этой экзистенциалистской комедии дель арте. Как случилось, например, в 1967-м с Кристофером Брюсом, которого после исполнения партии Пьеро назвали Нуреевым современного танца. Сам Рудольф Нуреев выступил в этой партии 10 лет спустя, продемонстрировав глубокий трагический дар и в очередной раз взорвав балетный мир.

Солисту Шотландского балета Виктору Заралло фактурно образ Пьеро в варианте Тетли очень идет. Невысокий, компактный, с отлично развитым плечевым поясом, рельефной проработкой мышц, выразительными кистями рук, Заралло прекрасно справляется с физической стороной дела (40 минут во взаимодействии с многоэтажной металлоконструкцией требуют выносливости и недюжинной силы). Но до заданной автором глубины и изощренной нюансировки чувств далеко. Без них же от потрясающего «Лунного Пьеро» остается лишь безжизненная оболочка, упражнения на шведской стенке, а впервые познакомившийся с этим балетом зритель (в России он, к великому сожалению и стыду, никогда не шел) недоуменно скучает.

В девяти миниатюрах (второй гастрольный вечер) артисты труппы показались куда лучше. Но тут не порадовали «современные британские хореографы».

Компенсацией за все недочеты стал беспроигрышный вариант и для артистов, и для зрителей – венчающий гастроли «Шотландский перепляс» Мэтью Боурна. Любитель переиначивать классические сюжеты сочинил собственную версию «Сильфиды» в 1994 году.

Джеймсу (Кристофер Харрисон), допившемуся до глюков на предсвадебном мальчишнике в ночном клубе с символичным названием «Летучий шотландец», привиделся Сильф (Софи Мартен), трогательно неуклюжее существо с крылышками. Получив от Мэдж (подружки своей невесты Эффи) в довершение к выпитому еще и «колеса», он, едва успев прослушать марш Мендельсона, кидается вслед за крылатым видением из окна городской многоэтажки. Но оказывается не на том свете, а на свидании, которое происходит на свалке в окружении сильфов (по Боурну, они скорее готы, хотя и не носят черного), а кульминацией становится знакомая любому подростку если не по собственному опыту, то по кино сцена в автомобиле. Как любой мужчина во все времена, Джеймс – собственник и хочет, чтобы его залетная подружка была с ним всегда, причем в привычной для него, а не для нее обстановке. Для чего, взяв громадные портновские ножницы, он зверски откромсал ей крылышки. Погибшую (от кровопотери, в чем зрителю не приходится сомневаться) ее собратья скорбно уносят со сцены, чтобы тотчас вернуться и разделаться с виновным. В финале в комнате – Эффи и занявший место Джеймса недавний его приятель, а за окном из ночной тьмы за ними наблюдает летучий шотландец – парящий на крылышках дух несостоявшегося супруга.

Фанат кинематографа, Боурн хорошо изучил особенности восприятия и вкусы широкой публики. Его называют хореографом, потому что он ставит пьесы без слов. Но танец – лишь один из элементов шоу. Его спектакли зрелищны, энергичны, он не вскрывает социальные язвы и не углубляется в психологию. Здравомыслящий Боурн выбирает динамику и стереотипы масскульта. Мудрый Боурн делает это качественно и с лукавым юмором.

С артистами Шотландского балета они станцевались в 2013-м. Это первая в мире «чужая» труппа, которой Боурн доверил свой спектакль. А «Шотландский перепляс» – первый из его спектаклей, который он отдал на сторону. И не прогадал. Ироничное приземление романтизма далось артистам легко, как и весьма трудозатратная пластика.

Выносливость, кстати, – конек труппы. Ее артистов признают едва ли не лучшими спортсменами в Шотландии. О физической форме и охране здоровья здесь заботятся особо, инвестируя в профилактику травматизма и специальные фитнес-программы. К услугам артистов – высокотехнологичное, заточенное под танцевальную специфику оборудование и два инструктора по фитнесу.

Стоит обратить внимание и на проводимую здесь «культурную политику». Труппа – желанный гость на ведущих сценах Глазго и Эдинбурга, а также Белфаста, Кардиффа, Лондона. Но как национальная танцевальная компания обязана гастролировать и на самых маленьких сценах по всей Шотландии. Зритель российской провинции не имеет возможности увидеть у себя дома пафосные столичные коллективы. Так что и нашей балетной державе есть чему поучиться у шотландских гостей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 16, 2014 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061602
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Шотландский балет,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Пьеро из Глазго
В Москве гастролирует Шотландский балет

Где опубликовано| газета Новые Известия
Дата публикации| 2014-06-16
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2014-06-16/203197-pero-iz-glazgo.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Показы балетной труппы из Соединенного Королевства проходят в рамках перекрестного Года культуры России и Великобритании. Шотландцы привезли две программы. В первой два одноактных балета – «Силуэт» и «Лунный Пьеро». Вторая – «сборник» небольших работ британских хореографов.


«Лунный Пьеро» Глена Тетли по–декадентски условен и в то же время натуралистичен.

Чтобы привезти в Москву современный (да вообще любой) балет, сочиненный в классической технике, нужно обладать большой уверенностью в себе. Классика в России обязывает: для привозных пируэтов и арабесков нужны соответствующие исполнители, не среднестатистические, а такие, которые смогут выдержать заочное соревнование с нашими, скажем прямо, не последними в мире танцовщиками. Иначе возникнет ситуация, когда в Тулу едут со своим самоваром: сцена Театра Моссовета, где гости показали свой «Силуэт», находится не так далеко от Большого театра.

Шотландская труппа, одна из четырех больших балетных компаний Британии, полна увлеченных своим делом молодых людей. Но кроме Софи Мартин, французской солистки, мало кто танцует без помарок (особенно мужчины). Возможно, труппа из Глазго смотрелась бы лучше, если б хореограф Кристофер Хэмпсон (он же – глава Шотландского балета) учитывал возможности танцовщиков, подчеркивая их способности и не перегружая трудными моментами. Но Хэмпсон поставил то, что поставил – неоклассические танцы на музыку «Сельского концерта» Пуленка, в котором клавесин разговаривает с оркестром. Название балета обыграно в черном заднике и в костюмах: белые или черные пачки балерин, такие же трико танцовщиков и, как прослойка между полярностями, серые фигуры. Танец, истоки которого, несомненно, лежат в «разбалансированной» манере Баланчина, полон повторяющихся поз с фронтально развернутым корпусом, «отставленным» в сторону бедром, «раскоряченными» в полуприсядке ногами и вонзившимся при этом в пол носком одной ноги. Британские рецензенты почему-то увидели в этом балете «современный хип-хоп». Ну разве что в переносном смысле, как попытка раскрепоститься.

Балет Глена Тетли «Лунный Пьеро» (на вокальный цикл Шенберга) в свое время прославил Рудольф Нуреев. Его несчастный неудачник, в традиционном одеянии героя итальянской комедии масок, стал младшим братом забитого Петрушки в легендарном спектакле Фокина. Сражение обнаженного романтизма Пьеро с расчетливой, грубой искушенностью, воплощенной у Тетли в Коломбине и Бригелле, выходит на социальные обобщения: честная наивность, как всегда, проигрывает жестокому бездушию. Герой получил от хореографа богатые возможности. В экспрессивном параде масок сплетаются разные жесты, от бытового до символического, любая пластика, от классики до модерна. Из этой смеси Тетли лепит «декадентскую» картинку, одновременно и условную, и натуралистическую. Когда Пьеро в отчаянии повисает на высокой металлической решетке-башне, а его мучители внизу отплясывают сатанинский танец, к глазам могут подступить слезы – если танцовщик сумеет слезы из вас выжать. Для этого, правда, нужно быть артистом с тысячью изменчивых лиц. Речь не о буквальном лице (оно у Пьеро все равно густо набелено), а о пластической пронзительности, которой на сцене недоставало. Но в любом случае спасибо Шотландскому балету и Чеховскому театральному фестивалю, который привез балет Тетли в Москву: «Лунный Пьеро» поставлен в 1962 году, но у нас не исполнялся.

Программа современных миниатюр (в которой не оказалось ничего радикального) была неровной: талант балетного постановщика – дело штучное везде, в том числе и в Шотландии. Интерес к этой «Танцевальной одиссее», показанной Шотландским балетом год назад на Эдинбургском театральном фестивале, изначально скорее познавательный, чем эстетический: неплохо посмотреть, чем живут и дышат создатели движений в Туманном Альбионе. Очень важен сам факт, что в труппе целенаправленно ищут (а значит, непременно найдут) постановочные таланты. Некоторые артисты Шотландского балета интересно проявили себя в современной пластике. Взять хотя бы ловкого и гибкого Дэниэла Дэвидсона. Он был дьявольски ритмичен в дуэте Oximore в постановке Софи Лаплан, «свинговал» телом в Shift Кристофера Брюса и буквально спас странный, чтобы не сказать хуже, номер Room, в котором двое парней, один злобный и опытный, а другой – девственный и закомплексованный, расширяли сексуальный опыт с девочками по вызову. Кстати, и Oximore, балетный оксюморон, в котором рваная нить «дерганого» танца рождена непрерывностью грохочущих ударных, и зарисовка Брюса, с юмором изобразившего что-то вроде флирта заводских пролетариев, относятся к лучшим вещам программы.

«Шотландский перепляс» – единственный балет программы, который этнографически соотносится с труппой. Чтоб в этом не было сомнений, шотландской клеткой на сцене покрыто почти всё, даже кулисы. Ранний опус хореографа Мэтью Борна, известного стремлением осовременивать сюжеты старых балетов, касается романтической «Сильфиды». Ее действие как раз и происходит в Шотландии, только теперь – в наши дни. Вместо крестьян действуют городская тусовочная молодежь, а сильфиды (и мужчины-сильфы) с черными подглазьями, похожие то ли на готов, то ли на вампиров, обитают на свалке. Финал у Борна, правда, другой: зверски отхватив ножницами крылья своей подруге (кровищи на девушке было – не измерить), герой несет кару. Он и сам перестает быть человеком и зловеще порхает – на могучих крыльях – за окном квартиры бывшей (брошенной им) невесты, вышедшей за другого. Бешено мчащийся «Перепляс», в котором не требуется соответствовать высоким стандартам классики, был исполнен вполне непринужденно. Точные и забавные зарисовки молодежных манер вкупе с иронично поданными «сильфидными» сценами делают балет похожим на комикс. Так же легко проглатывается, мгновенно усваивается и, в общем, быстро забывается.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18969
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 16, 2014 12:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014061603
Тема| Балет, Фестиваль Kuopio Dance (Финляндия)
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Раскованный выбор
Kuopio Dance отпраздновал 45-летие гала-концертом

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №100, стр. 11
Дата публикации| 2014-06-16
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2489781
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Petri Laitinen

Старейший танцевальный фестиваль Европы, проходящий в финском Куопио, включил в свою программу балет и уличные танцы, contemporary dance и танго, фламенко и пантомиму. И все эти вроде бы несовместимые виды и жанры мирно объединились в центральном гала-концерте. Из Куопио — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Куопио, центр идиллического озерного края, подсел на балет 45 лет назад благодаря Лаури Сиймесу, директору городского оркестра, заразившему своей идеей мэра и руководительницу местной балетной школы. На организованном ими международном фестивале Kuopio Dance поначалу доминировал академический танец в разном антураже. Насытившись классикой, куопчане с головой нырнули в современность, благо как раз к концу 1990-х в Финляндии авангардистов на душу населения развелось больше, чем где-либо в мире. К середине 2000-х, войдя в зрелый возраст, фестиваль вновь поменял концепцию, восславив принцип толерантности и массовости искусства.

В этом году примером мирного сосуществования различных танцевальных жанров стало гала в Центре музыки, представившее зрителям дайджест основных событий фестивальной недели. Безусловное лидерство захватило южноафриканское "Лебединое озеро" в постановке Дады Масило: гремучая смесь из этнических африканских плясок, contemporary dance и залихватской пародии на классический балет. Полуголые босые африканцы в белых полупачках, забойно оттаптывающие свои народные ритмы под полонез и мазурку Чайковского, уморительны и сами по себе. Однако постановщик "Лебединого" — крошечная танцовщица с бритой головой и ураганной энергетикой — не ограничилась бронебойными хохмами, рожденными на стыке европейской и африканской культур. Талантливый хореограф вырулила к экзистенциальной (и поистине интернациональной) теме личной ответственности в пограничной ситуации. В ее спектакле принц-гомосексуалист, под давлением общественности малодушно устранившийся от любимой Одетты (юноши), а заодно и от просватанной ему резвушки Одиллии (феноменально исполненной самой Масило), оказывается виновным в гибели обеих. Предсмертный танец брошенных возлюбленных, поставленный на музыку Арво Пярта, разом меняет жанр спектакля, превращая забубенное шоу в пронзительную трагикомедию, уже отвоевавшую свое место в истории современного балета.

Пример чистой развлекательности явила финская группа Will Funk For Food. Одетые по законам 30-летней давности (бабочки, жилеты, шляпы, цилиндры в сочетании с широкими мягкими штанами и профессорскими вязаными пуловерами), они и работают в стиле ретро, без трюкачества, импровизируя и подчеркивая индивидуальность своих персонажей. Публику они поработили моментально: пары стремительных низовых комбинаций, эффектных блокировок и бурных "волн" оказалось достаточно, чтобы подтвердить высокий уровень мастерства, а добродушное обаяние группы довершило благое дело.

Работающая в Швеции финка Вирпа Пакинен, удивительная танцовщица и хореограф, успевшая сделать карьеру концертирующей пианистки до того, как обнаружила желание самовыражаться в танце, выступила с проектом "MorphoZ" — замешанной на йоге сольной медитацией экологического свойства. Чрезвычайно пластичные руки пианистки-танцовщицы то колыхались подводными актиниями, то изламывались ветвями, то скрючивались звериными когтями, в то время как ее монументальное, но гибкое тело чудом удерживалось на одной точке опоры — ноге, крестце, колене или вовсе плече.

Стопроцентный contemporary dance, не знающий стилевых ограничений, кроме воли автора, предъявила интернациональная пара — прекрасная блондинка Эмми Пеннанен и красавец-брюнет Эмрекан Танис. В поставленном им номере "Coexistence" юные герои не находили общего языка всеми возможными способами — в синхронном танце, дуэте, контрапункте. Многое казалось знакомым по работам именитых авторов (от Форсайта до Акрама Хана), однако и собственные находки 20-летнего автора — неизбитые комбинации, свежие связки и непрерывное психологическое единоборство персонажей — прозвучали достаточно отчетливо. Фестиваль Куопио, всегда гордившийся открытием новых дарований, возможно, запишет себе в актив еще одного новорожденного хореографа.

Бледнее всего в этом концерте выглядела пуантная классика. Лидеры Национального балета Финляндии Линда Хаакана и Йохан Пакканен исполнили сцену у балкона из "Ромео и Джульетты" Прокофьева с тем же мещанским жеманством и унылой заурядностью, с которыми она и была поставлена худруком труппы Кеннетом Гривом. Не ослепили и парижские этуали Аньес Летестю и Стефан Бюльон, станцевавшие финальный дуэт из "Дамы с камелиями" Ноймайера напряженно, нервно и с очевидными помарками в поддержках. Впрочем, упрекать их грех: из-за забастовки в парижском аэропорту артисты пропустили стыковочный рейс и 400 км до Куопио преодолели на такси, выпрыгнув на сцену прямо из автомобиля после пятичасовой езды. Публика тем не менее и такую классику приняла с великим восторгом. Если так пойдет и дальше, к 50-летнему юбилею фестиваля без 32 фуэте не обойтись.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июл 02, 2014 10:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 3 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика