Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 23, 2014 10:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052302
Тема| Балет, "Кремлевский балет" Персоналии, Андрис Лиепа
Автор| Рамазан Рамазанов
Заголовок| Андрис Лиепа: «Я предупредил труппу, что не терплю интриги»
Где опубликовано| © Газета Вечерняя Москва
Дата публикации| 2014-05-23
Ссылка| http://vm.ru/news/2014/05/23/andris-liepa-ya-predupredil-truppu-chto-ne-terplyu-intrigi-249961.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Андрис Лиепа уверен, что балетным спектаклям важно новое звучание и краски, чтобы зритель захотел увидеть их еще раз.


Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"

Знаменитый танцор, народный артист России Андрис Лиепа назначен художественным руководителем «Кремлевского балета». Ранее этот пост занимал народный артист России Андрей Петров, основавший эту труппу в 1990 году.

Андрис Лиепа — человек-мотор. Станцевав ведущие партии едва ли не во всех классических балетах, он и сам занялся театральными постановками, в чем не мало преуспел. Теперь, однако, перед ним стала не менее сложная задача — возглавить труппу «Кремлевского балета».

- Андрис, поздравляем! Что нового вы привнесете в театр?

- Думаю, что к сентябрю мы придумаем новую концепцию развития театра. Хотя, в принципе, он развивается правильно: в его репертуаре много классического и современного репертуара, есть восстановленные нами 12 балетов из «Русских сезонов». Труппа необычно талантливая и очень мобильная — работает в любом стиле. Когда приезжал Патрик де Бона — хореограф из Франции, он был в восторге от работы театра. Недавно мы вернулись из Болоньи, где танцевали «Лебединое озеро». Хочется выделить солистов Сашу Тимофееву и Мишу Мартынюка — ребят, с которыми я давно работаю. Я хочу сделать несколько спектаклей именно под них.

- Как вас встретила труппа?

- Нормально, даже хорошо. Я ведь знаю этих ребят давно, езжу с ними на гастроли по многим городам. И для Андрея Петрова эта история с моим назначением тоже нормальная. Мы дружим с ним 30 лет и всегда легко находили творческие и человеческие компромиссы. Его положение ничуть не изменится. Он также будет работать в театре, репетировать. А творчески мы, как и впредь, будем поддерживать друг друга.

- У него не сложилось ощущение, что вы подсидели его?

- Он руководил труппой «Кремлевского балета» 24 года. Он сказал мне, что когда-то это должно было произойти, имея в виду мое назначение худруком. Признался, что очень рад, что труппа переходит именно в мое руководство. За Петровым по-прежнему сохранился кабинет в здании Кремлевского дворца. Он — президент «Кремлевского балета» и почетный основатель труппы. Такой компромисс удобен и полезен для всех.

Именно! Тем более еще свеж пример Большого театра, где руководство так и не смогло достичь компромисса с подчиненными.
Труппа и театр, которым я буду руководить, мне невероятно близки. Ведь впервые на сцену я вышел именно в Кремлевском дворце в 1971 году в балете «Школьный двор». Тогда мне 9 лет, а сейчас уже 52.

- Андрис, а вы будете пересматривать штат театра?

- Мы договорились так: полгода я никаких манипуляцией со штатом производить не буду. Посмотрю, как все работают. Я объявил обо всем этом на моем представлении в Кремлевском дворце. Плюс, добавил, что не терплю интриг, хотя и сам прекрасно понимаю, что театр без интриг невозможен. Призвал всех говорить обо всем, что касается работы честно и откровенно. Ведь в нашей сфере тоже есть много профессионалов, которых обмануть практически невозможно. Это как в спорте. Можно говорить, правильно поставили оценку или неправильно, но всегда есть профессионалы, которые спокойно оценивают достижения спортсменов. Иными словами, фонограммы в балете, так же как и в спорте, быть не может.

- Андрею Петрову вменяют, что он очень сильно редактировал классические постановки. А вы будете корректировать содержание спектаклей?

- Я много работал в Большом и Маринке, танцевал классику, которую называют «золотой». У меня есть опыт реставрации классических балетов, например, «Шехерезада». Думаю, что мне хватает такта и современной мысли, чтобы редактировать классические спектакли корректно и при этом не потерять то, что называется нашим наследием. У меня хорошая хореографическая школа, достаточно правильная послужная программа. Моим педагогом был Александр Прокофьев, и я прекрасно знаю, что можно делать в балете, а что нельзя.

- Корректируя спектакли, вы придаете им новизну, изящество и богатство красок?

- Отчасти и так. Есть выражение: «Все виды искусства хороши, кроме скучного». Когда людям скучно смотреть балет, никакие уверения в том, что они созерцают классику и что это восстановленный спектакль начала прошлого века, поверьте, не возымеют действа. Поэтому задача и заключается в том, чтобы придать балетным спектаклям новое звучание и краски, чтобы зритель захотел увидеть их еще раз. Мы не можем работать на один раз. Это не операция в больнице, а вложения сил и средств на перспективу.

- Какие сегодня рычаги воздействия на зрителя?

- К сожалению, балет утерял свою современность, что ли. Ведь он всегда был впереди всех видов искусств: как по музыке, художественному оформлению, так и по исполнителям. Взять, хотя бы, Павлову, Нежинского, Карсавина. И Фокин был великим хореографом, совершившим революцию в балете. Позже балет стал сдавать свои передовые позиции. Сегодня ребенка проще отвести на мультики, чем в балет. Потому что, мы разучились воспитывать в детях чувство прекрасного. Надя, дочь Илзе, с детства слушает классическую музыку, знает наизусть «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Золушку». Однажды я пришел в Большой театр, где в первом отделении был современный концерт Шостаковича, а во втором давали «Петрушку». Вдруг вижу, как маленький мальчик истерит, рыдает и просит отпустить его домой, а родители еле удерживали его. Родители ведь должны знать, на что вести ребенка. А то никуда никогда не водили и решили захватить с собой и его на концерт Шостаковича. Естественно, это вызовет у ребенка отторжение от театра. Для детей есть свои балетные постановки, призванные прививать им любовь к балетному искусству.

- Как часто меняются костюмы и декорации в спектаклях?

- Мы говорили с Андреем Петровым, что было бы неплохо пополнить гардероб и декорации для «Лебединого озера». Например, для гастролей театра в Китае, нужно за два месяца отправить туда морем костюмы и декорации. Столько же обратно. Считайте, четыре месяца спектакль отсутствует в репертуаре театра.

- А Илзе Лиепа задействована в ваших постановках?

- Да, она танцует в «Шехерезаде», «Половецких плясках», «Болеро», «Пиковой даме» и «Клеопатре».

- Как-то маловато для сестры?

- Мы ведь уже немолоды... На гастролях Илзе танцует каждый день. А это утомительно.

- Когда же вы отдыхаете?

- Когда я вижу людей, которые по месяцу лежат на солнце, удивляюсь. Через три дня на пляже у меня начинается творческий зуд. Я работоголик по своей сути и буквально заболеваю от безделья.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052401
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета им. Р.Нуриева (Казань), Персоналии, Ким Кимин
Автор| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Про балет, черный пояс по тхеквондо и мясо собак
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2014-05-24
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/pro-balet-chernyy-poyas-po-thekvondo-i-myaso-sobak.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Кимин Ким - первый солист балетной труппы Мариинского театра. Ему двадцать один год, он обладатель Гран-при международных конкурсов в Перми и Нью-Йорке. На Нуриевский фестиваль виртуозный танцовщик приехал вместе со своим педагогом Владимиром Кимом. Они однофамильцы, но Владимира Кимин называет папой, а его супругу - балерину и педагога Маргариту Куллик - мамой. Он даже живет в их петербургской квартире.



- Своих детей у нас с Ритой нет, к сожалению. Кимин нам как сын, - говорит Владимир. - Мы познакомились 10 лет назад в Сеуле: приняли приглашение преподавать в Корейском национальном университете искусств, Кимин попал в наш класс...

- Вы знали корейский язык?

- Ни я, ни Рита корейского языка не знали. А я так и не выучил его: постоянно думал, что скоро вернемся в родной Петербург. Но в итоге мы десять лет прожили в Сеуле. Понимаете, там невероятное отношение к балету - очень много желающих заниматься этим видом искусства. К балетным педагогам корейцы относятся как к непререкаемым авторитетам: безоговорочно выполняют все рекомендации. Во многом поэтому они достигают невероятных в профессии результатов.

- Кимин - самый талантливый ваш ученик?

- Пожалуй, да. Благодаря ему мы вернулись и в Петербург, и в Мариинский театр: его желание строить карьеру за пределами Кореи и наше - вернуться домой, к стареньким уже родителям, - совпали. А другие наши с Ритой корейские ученики работают в Американском балетном театре, в балете Парижской оперы...

- Вопрос к Кимину: тяжело было учить русский язык?

- Я только три года назад стал его учить, когда понял, что хочу работать в России - в театре, где танцевали мама и папа, а раньше их - Рудольф Нуриев, Юрий Соловьев и Наталия Дудинская. В Мариинском театре.

- Ваши настоящие родители как к этому отнеслись?

- Моя настоящая мама - композитор и пианистка, а настоящий папа - чиновник, работает в администрации Сеула. Они считают, это хорошо - делать карьеру за границей. Были даже не против, чтобы ради моей карьеры в Петербурге русские папа и мама меня усыновили. Но оказалось, что по законам Кореи и России делать этого нельзя.

- Грустно было уезжать из Сеула?

- Мне - нет. Знаете, все-все грустили, что уезжают в Россию мама и папа. Когда прощались, все ученики просто умирали.

- Умирали?

- Ой! Правильно сказать - плакали. Плакали и рыдали!

- Как вас приняли в Мариинском театре?

- Очень хорошо. Сначала меня определили стажером балетной труппы, а уже через полгода - с июля 2012 года - я стал первым солистом.

- Со всеми мариинскими балеринами и солистками уже танцевали?

- Только с теми, кто подходит мне по росту. Это Алина Сомова, Виктория Терешкина, Оксана Скорик, Олеся Новикова, Катя Осмолкина, Елена Евсеева. Все они очень хорошие. Очень.

- Какой у вас сейчас балет самый любимый?

- "Баядерка". Очень рад, что в Казань меня пригласили танцевать в "Баядерке".

- Быстро привыкли к российской еде?

- Не очень. Но мне сразу понравилась еда, которую готовит папа: плов, борщ, голубцы и оливье. Очень вкусно!

- Кимин, а как вы относитесь к корейским блюдам из мяса собак?

- Никогда не ел. Когда папа начал преподавать у нас в Сеуле, то сказал: "Если узнаю, что кто-то из вас ел собаку, на мой урок можете не приходить!". Он очень любит собак. И мама тоже. И я очень люблю. Я когда вижу собаку, для меня сразу наступает радость! Сейчас у нас в Петербурге с мамой и папой шесть собак: три маленькие, они еще в Корее у мамы с папой жили, и три большие. Я очень хочу завести французского бульдога, но папа и мама не разрешают. Семь собак - это уже много потому что.

- Еще хочу спросить вас о корейском боевом искусстве — тхеквондо.

- У меня черный пояс по тхеквондо. Я занимался этим искусством еще до балета в своей жизни. С десяти лет - только балетом.

- Что для вас в балете главное?

- Уметь танцевать так, чтобы на тебя было интересно смотреть. Только трюки когда делаешь - это неинтересно. Нужно получать от этого удовольствие. И нужно понимать - что ты танцуешь, кого. Так учат папа и мама.

- Вы боитесь своих петербургских папу и маму?

- Очень! Невероятно! Я невероятно боюсь их огорчить.

- Какую музыку любите?

- Обожаю Шопена, Рахманинова, Прокофьева и Моцарта. Очень люблю песни "Битлз".

- Появились ли у вас в Петербурге любимые места?

- Эти места находятся в нашей квартире: это кухня и моя кровать. А если серьезно, то я очень люблю гулять вдоль рек и каналов Петербурга. Мне хорошо, когда рядом вода.

- Вы, похоже, не очень веселый человек?

- Я веселый человек. Но я люблю хороший юмор.

- А хороший - это какой?

- Как я.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052402
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета им. Р.Нуриева (Казань), "Золотая Орда"
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Нуриевский фестиваль: «Золотая Орда» в роскошных развалинах
Исторический блокбастер и романтическая история в одном флаконе. Часть 5-я

Где опубликовано| © «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2014-05-23
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/104954/
Аннотация|

Комплект классических шедевров на фестивале им. Нуриева накануне разбавила «Золотая Орда» — проект для театра им. Джалиля беспрецедентный, над которым работали несколько лет и впервые предъявили публике в начале нынешнего сезона. Но если бы не дата премьеры в буклете, ее легко можно было бы атрибутировать 1930-ми или 1960-ми годами — к такому выводу пришла после его просмотра Анна Галайда, известный московский театральный критик, специально приглашенная «БИЗНЕС Online» на Нуриевский фестиваль.



ВНЕ УЗКИХ РАМОК

Для мировой премьеры, которыми казанский оперный радует нечасто, автору либретто Ренату Харису достался благодатный материал: с одной стороны, фрагмент национальной истории, на которую должны по-особому отзываться сердца зрителей; с другой, — период легендарный, позволяющий чувствовать себя довольно спокойно перед полевыми биноклями научных исследователей. Харис, народный поэт Татарстана, вместе с тем уже опытный либреттист — ему принадлежит разработка «Сказания о Йусуфе». И для нового балета он удачно синтезировал не только разные повороты истории средневекового государства Улус Джучи, которое в русской истории принято именовать Золотой ордой, но и события разных эпох, чтобы создать произведение и зрелищное, и лишенное той одномерности, которая в балете порой доводит до отчаяния современную публику. Спектакль, в основу которого положены реальные события, пестрит знакомыми со школы именами: Батый, Токтамыш, Тимур. Премьерный буклет продолжает этот ряд повелителей — Едигей, Нурадин. Но в программке спектакля они превращаются в Мурзу и его сына Нурадина.

При этом Харис обрел верного сподвижника в композиторе Резеде Ахияровой: либретто и музыка создают единство в изображении мощнейшего государства в эпоху взлета, обобщают судьбы, спрямляют ломаные исторические линии. И выводят «Золотую Орду» из узких рамок: они превращают ее в балет-ораторию с гигантскими хоровыми партиями (хормейстер — Нурия Джураева). Это лучшее, что случилось с постановкой.

В хореографы «Золотой Орды» был определен опытный Георгий Ковтун, которому принадлежат идущие в театре им. Джалиля «Пер Гюнт», «Спартак» и «Сказание о Йусуфе». Этот выбор и предопределил жанр нового балета — блокбастер.

НАКАЛ СТРАСТЕЙ

Харис и Ахиярова предоставили в руки хореографу многослойный сюжет. Условно действие можно отнести к XV веку, эпохе крушения Улус Джучи. Поэтическую версию этой цивилизационной катастрофы и предложили авторы. Большой балет с развернутым литературным сюжетом, вокруг каких бы исторических событий ни развивался, — прежде всего романтическая история — такова природа жанра. Центром «Золотой Орды» стали Джанике, дочь хана Токтамыша, и Нурадин, сын его мурзы. Их историю — от совместных детских игр до гибели — и рассказывает балет. Эти ордынские Ромео и Джульетта невольно провоцируют вокруг себя такой накал страстей, что госаппарат Улус Джучи оказывается в состоянии коллапса (вечный соперник удачливого полководца Мурзы хитрый и коварный Визирь добивается Джанике, чтобы укрепить свои претензии на власть, а когда она отказывает ему, оговаривает соперников), а международный кризис оборачивается приходом в Орду «голубых касок» самаркандского хана Тимура, захватывающих и уничтожающих государство (их для борьбы за Джанике призывают Нурадин и Мурза). Но не менее важен еще один образ — Духа хана Батыя, который покровительствует созданному своими руками государству, переживает за его судьбу и бессилен удержать его от гибели.



Этот Дух хана Батыя сразу же отметает все волнения и сомнения: если и можно питать некоторые иллюзии, куда катапультирует нас фантазия хореографа, то на этапе изучения программки легко выдохнуть — мы там же, где и всегда, ни на миллиметр не продвинувшись в современность и актуальность, не нарушив привычной экологической среды. И появление в прологе спектакля человека, с ног до головы вымазанного морилкой, как Золотой божок в «Баядерке», пластика которого напоминает Кумана из «Половецких плясок» Голейзовского, настраивает на игру — не столько в цитаты, сколько в намеки на цитаты. Ковтун умеет разъять старинные находки на крошечные детальки: использовать то форму перестроения кордебалета, то фрагмент мизансцены, то отдельную поддержку — главным образом из «Спартака» Григоровича, зацементировавшего мозг целых поколений отечественных хореографов, но можно найти и приветы от Эштона и Макмиллана.

При этом Ковтун не может определиться, в какое время он живет и люди какой эпохи должны оценить «Золотую Орду». Его двухактный, подробный (разбитый на 6 картин с прологом) спектакль поначалу кажется мастодонтом, поднявшимся из великой эпохи драмбалета, когда Ростислав Захаров и Леонид Лавровский истово верили в то, что силе слова можно найти абсолютный аналог в жесте. В 1930-х они ставили балеты, похожие на сталинский ампир: гигантские, величественные, требовавшие от актеров такой подробной игры, будто за ними следуют кинокамеры, берущие крупный план. Развалины этого стиля, все еще величественного, можно наблюдать в «Бахчисарайском фонтане» и «Ромео и Джульетте» Мариинского театра. И Ковтун, выстраивая массы хора по заднику сцены и обеим сторонам кулис, а между ними пуская 16 танцовщиков кордебалета, четверку корифеев и солиста, ностальгирует по этим спектаклям.


Посмотреть в отдельном окне


ЕДИНСТВЕННЫЙ ЗНАКОВЫЙ ОБРАЗ

Но мастера драмбалета, как никто, обожали не только бросать массы из одной кулисы в другую, но и разрабатывать для них эффектные танцы — Татарская пляска из «Бахчисарайского фонтана» или Танец басков из «Пламени Парижа» до сих пор способны взорвать любой зал. В «Золотой Орде» вместо этого — позаимствованная у хореографов-симфонистов скромность 1960-х, лишенная их плакатной выразительности. Увереннее всего эти танцы чувствовали бы себя на эстраде, где оценили бы военную четкость их исполнения и одномерность: хореография Ковтуна настолько внятна, что не позволяет думать о ней. Даже имея в своем распоряжении десятку отличных солистов, которых либретто дает возможность показать в эффектных образах, постановщик упускает эту возможность. Самыми яркими оказываются исполнители дивертисментных номеров — Фаяз Валиахметов, Дмитрий Строителев, Ильдар Шамсутдинов (Шуты), Айсылу Мирхафизхан (Восточный танец), Алина Штейнберг, Ильнур Гайфуллин (Павлины). Исполнителям ведущих партий, которых в «Золотой Орде» 6 (Дух хана Батыя, Тимур, Визирь, Мурза, Нурадин и Джанике) достается один на всех набор движений, в минуты наибольшего душевного подъема обязательно украшенный pirouettes и двойными sautes de basque. Выявить здесь победителя проблематично — ни в одном из этих мужчин нет выдающихся данных для балета. Впрочем, роли в других балетах позволяли убедиться, что Михаил Тимаев (Дух хана Батыя) имеет надежную классическую технику, а Нурлан Канетов (Визирь) отличается тонкой психической организацией, но в его первой отрицательной роли он получил только одну интересную вариацию на свадьбе, и та оказалась в безлико оклассиченном стиле. Преодолеть безликость текста удалось Глебу Кораблеву (Тимур), который не только эффектно возвышался над своим войском, но и оказался обладателем выразительной пластики тела, руки которого обезвредили его же не слишком точные ноги.



Если мужской состав труппы, возможно, требовал от Ковтуна некоторых компромиссов, то Кристина Андреева (Джанике) обладает первоклассными с точки зрения современной эстетики физическими и техническими данными. Она нуждалась только во вдохновении хореографа — и даже получила его в дуэте с Визирем, в котором постановщик из сложных хватов, захватов, перехватов создал иллюзию борьбы и насилия. Но балерине, в рекордные сроки освоившей весь классический репертуар, встреча с Ковтуном все же не принесла главного, чего обычно ждут от сотрудничества с живым хореографом, — погружения в мир современных идей, освоения актуальных средств выразительности, которые можно было бы применить и к классическим балетам.

Укрывшись за парой детей — маленькими Джанике и Нурадином (ученики Казанского хореографического училища не названы в программке), иллюстрирующими мечты и сладкие воспоминания героев «Золотой Орды», вставными танцами, арбой судьбы с макетом прекрасного города, которую тащит за собой Дух хана Батыя, хореограф отдал создание самого яркого образа спектакля сценографу Андрею Злобину. Его скачущие по степи сквозь языки пламени лошади, чья проекция сопровождает весь спектакль, — это единственный знаковый образ, который удалось породить за два с половиной часа сценического времени балету «Золотая Орда».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052403
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета им. Р.Нуриева (Казань), "Баядерка"
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Нуриевский фестиваль: бутафория в квадрате
Новые имена, неидеальный дуэт и западный эталон. Часть 6-Я

Где опубликовано| © «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2014-05-24
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/105058/
Аннотация|

«Баядерка», которую фестиваль им. Рудольфа Нуриева припас напоследок, — это лучший в балетном мире сканер: от точного профессионального диагноза здесь не укрыться ни кордебалету, ни солистам, ни балеринам. Известный театральный критик Анна Галайда, специально приглашенная «БИЗНЕС Online» на фестиваль, дает свою оценку постановке «Баядерки», которую в Казани, кстати, осилили одними из первых за пределами столицы. Что же из этого вышло?



ЗРИТЕЛИ ВАЛЯТ ВАЛОМ

Всего четверть века назад представить себе «Баядерку» за пределами Мариинского театра было невозможно: в Большом шла только картина «Тени», в Opera National de Paris полнометражный спектакль прямо перед своей смертью внедрил Нуриев, чуть раньше Наталья Макарова предложила свою версию для American Ballet Theatre и Королевского балета Великобритании. Шедевр Петипа просто подавлял своей мощью: одна картина «Тени» требует 32 вышколенных кордебалетах танцовщиц, трех солисток-виртуозок и пары премьеров. Но чтобы добраться до третьего акта с его «Тенями», сначала нужно пройти храмовый праздник поклонения огню с баядерками, факирами, дервишами, за ним — не менее многолюдную сцену обручения дочери раджи, во втором акте — сцену их свадьбы, обставленную с царской пышностью: на ней танцуют 12 пар в танце с веерами, еще 12 танцовщиц с попугаями, восемь арапчат, одиннадцать индусов, четверка баядерок и шестерка танцовщиков гран па, не считая нескольких солистов. Мариус Петипа, демиург классического балета, почти 60 лет прослуживший при российском Императорском дворе, не привык стеснять себя в средствах — даже его маленькие одноактные балетики «по случаю», как отмечали едкие современники, были способны подорвать бюджет небольшого государства. А «Баядерка» никогда не была в числе проходных спектаклей: Петипа создал ее в 1877 году и потом еще тридцать лет оттачивал, доводил до точности афоризма. При советской власти «Баядерку» все же усовершенствовали — отсечением четвертого акта, в котором боги отзывались на страстный призыв обманутой и погибшей танцовщицы и свершали кару, обрушивая на ее неверного возлюбленного и его невесту во время свадьбы дворец, погребавший под собой весь несправедливый мир. Но, в отличие от того же «Лебединого озера», где за псевдонимом Петипа спрятались многие редакторы, «Баядерка» сохранила свою целостность. И хотя в наши дни мало кто знает, что в старину баядерками называли храмовых танцовщиц в Индии, зрители валят на этот спектакль валом.



НЕ СТОЛЬ ПЕЧАЛЬНАЯ ПОТЕРЯ

Казанский театр был одним из первых, осиливших «Баядерку» за пределами столицы. Нынешняя постановка — уже вторая для труппы: буклет датирует ее 2007 годом. Впрочем, перечисляя авторов отдельных номеров балета (Владимира Пономарева, Вахтанга Чабукиани, Николая Зубковского, Константина Сергеева) и редакторов «Теней» (Ольгу Иордан и Федора Лопухова), он не называет хирурга, проведшего ампутации для этой версии. Вероятно, это работа Владимира Яковлева — он значится художественным руководителем постановки. Вероятно, за основу была взята петербургская стереотипная «казенка» ( хотя тогда неясно, каким образом в ней появились редакторы московских «Теней» Иордан и Лопухов). Во всяком случае, «живой» слон и «убитый на охоте» тигр, украшающие версию Мариинского театра со времен самого Петипа, дарят радостное оживление и казанским зрителям. Правда, слон здесь оказывается в роли бутафории в квадрате: Солор не выезжает в нем на сцену, как положено знатному воину, а буквально представляет его публике, выбегая перед ним и указывая на него руками. Но большинство нововведений правильнее провести по статье новоудалений. Больше всего при этом пострадала свадьба Солора и Гамзатти — дочь индийского олигарха и эффективный менеджер явились отпраздновать событие на площади, но народу там собралось немного: исчезли не только мужчины, но и девушки с веерами, девушки с попугаями; баядерки — «красные пачки» — частично приняли на себя и нагрузку ликвидированных солисток классического гран па. Не столь печальная потеря — адажио Никии с Рабом в первом акте на помолвке Гамзатти и Солора (оно, как и первый монолог Никии перед костром, и происходящая там же встреча-адажио с Солором, принадлежит Константину Сергееву и ощутимо выбивается из стилистики «Баядерки»). Хотя для тех Никий, которые помнят, что Петипа сделал их героиню не только преданной возлюбленной, но и великой танцовщицей, это адажио позволяет многое рассказать о величии служения и призвании балерины.


Посмотреть в отдельном окне


Впрочем, не исключено, что Театр им. Джалиля выбрал за эталон одну из западных версий, где порой представляют «Баядерку» как броскую экзотику и канареечную яркость танцев. Во всяком случае, авторы декораций Анатолий и Анна Нежные, придумавшие для пяти картин несколько аналогов пещеры Али- бабы, и Анна Нежная как автор костюмов отменяют в своей работе русскую академическую традицию, в соответствии с которой оформление не должно отвлекать внимание от танцев и тем более зрительно ухудшать пропорции танцовщиков, утяжелять фигуры, лишать их формы.

Но заданная художниками эклектичность становится стилем этой «Баядерки». Вышколенные тени (с вершин казанских Гималаев их спускается ровно тридцать две! Правда, после entre вместо стандартных двадцати четырех остается все же только восемнадцать) с такой самоотверженностью удерживают равновесие в изуверски тяжелых позах adagio, будто от этого зависит благополучие человечества. Но жесткие, словно закованные в средневековые латы корпуса, в параличе схваченные руки, неподвижные головы вместе с отсутствием мягкости переходов между позами adagio убивают эффект волнующегося воздуха. Еще сложнее оказывается подобрать исполнителей, особенно кордебалет, для Танца с барабаном. В Ману маленькие девочки из Казанского хореографического училища переигрывают старшую коллегу и в артистичности (в их жестах легко читается и просьба напоить водой, и соревнование между девочками, и шутливый характер их просьбы), и в чистоте танца. Совсем теряется Джампе: отданный высоким танцовщицам (которые исполняют его не в пуантах, а в мягких балетках, только утрирующих отсутствие красивых стоп), он идет в утрированно медленном темпе (дирижировал спектаклем Ренат Салаватов).



СЫРОЕ ПА ДЕ ДЕ

Усыпляющие музыкальные темпы вообще оказались отличительной особенностью казанских спектаклей, хотя любой балетный педагог скажет: чем медленнее темп, тем тяжелее танцовщикам; чем менее совершенны линии, тем более взвинченным должен быть темп — чтобы не дать зрителю время их рассматривать. Жертвой нарушения этих правил стала американка Джой Уомак — эффектная танцовщица с красивыми ногами, воспитанной стопой, удлиненными линиями. В репертуаре московского «Кремлевского балета» «Баядерки» нет, и партия, вероятно, была выучена специально для выступления на фестивалях. В картине помолвки, где Гамзатти приходится лишь позировать на каблуках, она обнаружила лишь неумение существовать в русской академической пантомиме. А отсутствие опыта не позволило скрыть такой существенный минус, как сутуловатость. И никакие итальянские фуэте, которые Уомак победила во втором действии, уже не заставили забыть об этом дефекте. Тем более что па де де пока оказалось сырым, и желание организаторов фестиваля помочь дебютантке обернулось скорее против нее.

Зато выступление мирового класса продемонстрировали Анна Оль (Никия) и Кимин Ким (Солор). Для большого российского балета это пока новые имена: Оль только два года назад рискнула поменять положение два года примы Красноярского театра на более скромное место ведущей солистки Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Она активно набирает репертуар и авторитет, но пока не стала лицом своего театра. Также как представляющий Мариинский театр кореец Кимин Ким потратил несколько лет на то, чтобы к своей исключительной природной одаренности прибавить понимание русской балетной школы. Их дуэт, создавшийся в Казани, технически оказался неидеальным — несколько эффектных верхних поддержек были либо отменены, либо исполнены с браком, что естественно при ограниченном количестве репетиций. Но класс балетного чистописания свидетельствует о том, что оба — сложившиеся мастера. И каждый обладает не только захватывающим по красоте рисунком партий, но и умением создать на сцене собственный мир. Эта пара, оказавшаяся очень гармоничной, вернула «Баядерку» в систему ценностей Петипа, туда, где превыше всего ценится верность — и инструментальное мастерство танца, за которое прощается все.

ФОТОРЕПОРТАЖ (63 фото) можно посмотреть по ссылке

фото: Сергей Елагин
видео: Сергей Елагин
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052404
Тема| Балет, Приморский театр оперы и балет, Премьера, "Лебединое озеро"
Автор| Анна Бондаренко
Заголовок| В Приморском театре оперы и балета состоялась премьера "Лебединого озера"
Где опубликовано| © Российская газета - Дальний Восток
Дата публикации| 2014-05-24
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/05/24/reg-dfo/teatr-anons.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Пресс-служба Приморского театра оперы и балета

На сцене Приморского театра оперы и балета состоялась долгожданная премьера, возможно, самого известного русского классического балета "Лебединое озеро". Постановка прошла с аншлагом, билеты на премьеру и на другие даты, в которые будет показан спектакль, нельзя было купить уже за две недели.

Хореографом-постановщиком выступил художественный руководитель труппы Айдар Ахметов. Декорации и костюмы для дебютной многоактной постановки готовил Георгий Юнгвальд-Хилькевич. В главной женской партии выступила солистка Большого театра Мария Семеняченко, ведущая мужская роль у премьера Приморского театра оперы и балета Артема Ячменникова.

Айдар Ахметов рассказал, что балетная труппа репетировала очень напряженно, артисты занимались с самого утра и до позднего вечера. Результат того стоил: спектакль вызвал бурные авиации зрителей.

- В свой постановке я не гнался за оригинальностью и бережно отнесся к аутентичной хореографической лексике балета. Вместе с тем, я пересказал известную "лебединую" историю своим языком, обусловленным собственным видением данного многовекового сюжета, - цитирует пресс-служба театра слова постановщика балета.

Действительно, зрители, знакомые с постановкой, были немного удивлены "революционностью" спектакля.

- Я ввел партию короля, а вместо одного Ротбарта, злодеев будет трое. Немного изменилась развязка, она стала более жизненной, менее сказочной, - пояснил Ахметов.

Дирижировал оркестром художественный руководитель театра Антон Лубченко. По его собственному признанию, он не собирался этого делать, но решил, что "было бы неправильно не подарить приморским зрителям встречу с этой прекрасной, удивительной музыкой Чайковского".

- Это, конечно, немного авантюра, но я могу сказать, что премьера прошла успешно, - приводит его слова пресс-служба.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 12:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052405
Тема| Балет, Алматинское хореографическое училище им. А. Селезнева, Персоналии, Гульмира БАЗАРБАЕВА
Автор| Асель МУСИНОВА
Заголовок| Восхождение к вершинам мастерства
Где опубликовано| © «Республиканская газета Казахстанская правда»
Дата публикации| 2014-05-24
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/ida.php?ida=56701
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Серией отчетных концертов в Алматы и Астане отмечает свой 80-летний юбилей alma mater казахстанского балета – Алматинское хореографическое училище им. А. Селезнева. Размышлениями о работе творческого учебного заведения и перспективах развития делится его директор Гульмира БАЗАРБАЕВА.

Пять лет назад в Астане, в дни чест­вования 75-летия, хореографическое училище принимало теплые поздравления в свой адрес от Пре­зидента Нурсултана Назарбаева. Это была высокая оценка нового качественного рывка в развитии школы, инициатором и вдохновителем которого была руководитель учебного заведения Карлыгаш Мурзаханова. Но ее трагическая гибель в 2011 году прервала так мощно начатое восхождение школы.

Однако с назначением в августе 2013 года на должность директора Гульмиры Базарбаевой надежда на реанимирование учебного заведения затеплилась вновь. И связано это с тем, что за основу своей деятельнос­ти новая администрация взяла стратегический план развития хореографического училища, разработанный в свое время Карлыгаш Мурзахановой.

– Гульмира Нурсеитовна, какие из намеченных в стратегическом плане целей удалось достичь, а над чем еще предстоит поработать?

– Многое из запланированного Карлыгаш Ибрайхановна успела осуществить. Международный конкурс хореографических учебных заведений «Өрлеу» («Восхождение») стал первым масштабным проектом. Учредителем выступил Ерулан Канапьянов, президент Евразийского фонда культуры. Председателем жюри первого конкурса был народный артист СССР Рамазан Бапов, который тогда только вернулся на родину из Америки. В нынешнем году состоялся уже четвертый конкурс, который подарил нам новые имена и новых друзей, так как география конкурса неуклонно расширяется, повышается его статус в балетном мире.

Открыт школьный театр «Өрлеу», в рамках которого мы проводим большое количество благотворительных концертов. Только за первое полугодие 2013/14 учебного года состоялось более 34 благотворительных концертов для детей-сирот, ветеранов нашего города.

В училище создано учебно-методическое объединение. Огромная работа была проведена сильным методис­том, почетным работником образования Гульзирой Ашимовой, которая с нуля подняла методическую работу на достаточно высокий уровень. В настоящее время это объединение возглавляет заслуженная артистка РК Людмила Ли, которая внесла в развитие методической работы училища новую веху, внедряя опыт лучших педагогов-хореографов.

За четыре года руководства Карлыгаш Ибрайхановна смогла собрать и сплотить вокруг себя сильную команду единомышленников, качественно улучшив педагогический состав. Наш костяк – это художественный руководитель Майра Кадырова, заведующая отделением профессиональных дисциплин Гульнара Алиева, педагоги старшего поколения – почетные работники образования РК Римма Лукомская, Александр Медведев, Гайникамал Бейсенова, Инна Гуляева, Адалят Акбарова, Назира Абдуллина, Людмила Макарцева, Ахметгали Буркитбаев, Светлана Медеубаева. Среди молодых наставников хочется выделить заведующую профессиональной практикой Зульфию Аубакирову, магистра искусств Анвару Садыкову, Адильбека Бестембаева, Жаната Картамысова, Раушан Тулегенову, Фариду Алиеву, Гульмиру Дони и многих других. На новый образовательный и воспитательный уровень поднялась общеобразовательная школа.

Каждый педагог – на вес золота. Не так давно мы простились с нашими мэтрами – народным артистом СССР Рамазаном Баповым и ведущим педагогом-хореографом Уланом Мирсеидовым. Эти потери стали невосполнимой утратой не только для школы, но и для всего балетного мира.

– Вокруг здания училища зимой поднялся высокий забор. Начались строительные работы?

– Да, еще одна мечта Карлыгаш Ибрайхановны, к нашей радости, начала воплощаться в жизнь. Мы приступили к строительству нового здания общежития на 170 мест, потому что сегодня из 470 учащихся 250 ребят проживают в интернате. Это дети из регионов Казахстана: Кызылорды, Актюбинска, Атырау, Актау, Шымкента, Тараза, очень много ребят из Алматинской области, есть дети казахской национальности, являющие­ся гражданами Китая. У нас обучаются дети из детского дома № 1 города Алматы. Интернат перенаселен: при норме 4 человека дети проживают по 8–12 человек.

Как раз в год 75-летия хореографического училища идею строительства, инициированную Карлыгаш Ибрайхановной, поддержал Глава государства. Находясь под глубоким впечатлением от отчетного концерта в Астане, он сказал: «То, что мною было увидено, незабываемо. Это нужно сохранить. Вам просто необходимо выстроить новое здание общежития».

– Чем оказался знаменателен нынешний юбилейный год?

– Благодаря патронату Главы государства над нашим учебным заведением летом предстоит ремонт теат­рального корпуса. Будет, наконец, перекрыта крыша, протекавшая много лет, из-за чего мы потеряли один балетный зал. Мы получим современное покрытие для пола в балетных залах, будут установлены новые лифты.

Министерством образования и нау­ки Республики Казахстан выделены денежные средства для приобретения профессиональной обуви. Если учесть цену на пуанты от 6 300–6 800 тенге за пару, то обучение детям обходится крайне дорого, ведь ученицам средних и старших курсов требуется по 2–3 пары пуант в месяц. Конечно, пока это разовая акция в рамках 80-летия, но я все-таки надеюсь на то, что мы достигнем соглашения с МОН РК о ежегодном транше на эти цели.

Выделены денежные средства для участия наших лучших воспитанников в международных конкурсах учащихся и артистов балета. Призовые места, завоеванные на международном уровне, – для нас уже традиция. Только в нынешнем году на Х Международном хореографическом фестивале-конкурсе «Танцевальный олимп» в Берлине Айдар Ахмадиев стал лауреатом третьей премии, Пазыл Меиржан – дипломантом. На XХIII Международном хореографическом конкурсе в городе Сполето (Италия) третью премию завоевала Нурия Картамысова.

Недавно на X Международном хореографическом фестивале «Рижская весна» наши ребята завоевали сразу три первых места. Это А. Ахмадиев, М. Пазыл, А. Туребеков. Учащая­ся 4-го класса Шералы Дамеля стала лауреатом второй премии. Победители получили специальные призы – приглашения на двухнедельные стажировки в Академию русского балета имени А. Вагановой, в балетные школы Америки и Италии. Летом выпускники и учащиеся 2-го курса планируют поездку на международный конкурс артистов балета в Стамбуле. И теперь, благодаря тому что мы имеем возможность оплатить дорогу, эти поездки состоятся.

– Имена воспитанников хореографического училища уже не первое десятилетие на устах мирового балетного сообщества. Среди них: Надежда Грачева, Нурлан Канетов, Дастан Чиныбаев, Досжан Табылды, Айдос Закан, Алия Таныкбаева, нынешняя прима-балерина Astana Оpera Айгерим Бекетаева и многие другие. Фактически это означает мировое признание высокого профессионального уровня педагогического состава школы, их ежедневного кропотливого труда. Знаю о том, что в стратегическом плане стоял вопрос о придании особого статуса вашему учебному заведению: школы для одаренных детей или академии, что помогло бы поднять и статус педагогов. Как решается сейчас этот вопрос?

– Мы обращались с ним в МОН РК. Но в связи с тем что у нас нет 40% профессорско-преподавательского состава с учеными степенями, а это одно из основных условий для придания училищу статуса высшего учебного заведения, нам его присвоить не могут. На сегодня в профессиональной школе многим педагогам 50–60 лет. Защищать диссертации они не планируют.

Ныне ушедший Рамазан Бапов всегда говорил о том, что училищу нужно наладить прервавшиеся связи с Российской академией театрального искусства в Москве, чтобы наши дети получали педагогическое образование, ученые степени. Мы попытаемся пригласить на юбилейные мероприятия руководителей российских высших учебных заведений в области хореографии, чтобы обсудить возможность заключения договора о целевом направлении на бесплатное обучение с условием возвращения специалиста на родину – как в советское время.

Пока мы рассматриваем возможность получения статуса школы для одаренных детей. С сентября 2013 года мы консультируемся с директорами музыкальных школ имени К. Байсеитовой и А. Жубанова, имею­щими данный статус. Однако в этом случае мы потеряем право выдавать дипломы специалистов, а это огромный минус. Проблема большая, но, надеюсь, что совместно с профильным министерством мы все-таки постараемся ее решить.

– Программа юбилейных отчетных концертов будет особенной?

– Настоящий сюрприз для зрителей – первое отделение – сокращенный вариант балета Людвига Минкуса «Дон-Кихот». Это давняя мечта художественного руководителя Майры Кадыровой. Сцены, составляющие основную канву спектакля, дали возможность задействовать учеников как младшего, так и среднего циклов обучения.

И конечно, в главных партиях блистают лучшие выпускники 2014 года. Ведущую партию Китри делят между собой Диана Батырова, Назерке Аймухамед и Гульзира Жантемир. Партию Базиля исполняют Мейрамбек Назаргожаев и Жакшылык Толобаев; Уличную танцовщицу – Назира Заетова; Тореодора – Еркимбек Аубакиров, Повелительницу Дриад – Каламкас Орынбасарова; характерный танец «Болеро» – Алина Халимулла и Жанибек Ахмедиев. Мы благодарны МОН РК, которое выделило средства на пошив костюмов для нового спектак­ля. Второе отделение радует зрителей большой интересной концертной программой.

В Алматы наш концерт состоялся в ГАТОБ имени Абая 12 мая. Жаль, что уже второй год театр нам предоставляет только один день вместо двух для проведения отчетных концертов, ведь это всегда праздник и для детей, и для всего города. Бесспорно, график в театре напряженный, но все же хочется, чтобы его руководство шло нам навстречу.

А 26 мая благодаря поддержке Министерства образования и науки, Министерства культуры РК отчетный концерт будет дан в Астане, во Дворце Мира и Согласия.

– А что ждет выпускников пос­ле этого большого праздника? Насколько востребованными они окажутся на рынке труда?

– В связи с ростом в республике количества профессиональных хореографических коллективов наши выпускники буквально нарасхват. К нам в нынешнем году обратились руководители танцевальных коллективов «Гүлдер»,«Наз», «Шалқыма», ансамб­лей Министерства обороны РК и Государственной пограничной службы РК. Большая часть выпускников во время учебы стажировались в ГАТОБ имени Абая, заинтересованы в выпускниках коллективы Astana Оpera и Astana Ballet.

Хочется пожелать нашим воспитанникам успехов во всех начинаниях и долгой творческой жизни. Здоровья и творческого вдохновения нашим замечательным педагогам. Только благодаря их титаническому труду наши воспитанники, словно алмазы, отшлифованные в руках талантливых ювелиров, со временем начинают сиять всеми гранями своего таланта. Терпения и понимания родителям, ведь учеба в нашей школе – это только начало очень нелегкого восхождения к вершинам мастерства. Залог успеха – неустанный ежедневный труд души и тела, основанный на безоговорочной преданности искусству танца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052405
Тема| Балет, NYCB, ABT - гала-открытие сезона
Автор| Майя ПРИЦКЕР
Заголовок| Балет: будни и праздники
Где опубликовано| © газета " В Новом Свете"
Дата публикации| 2014-05-21
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/articles/2014/05/21/balet-budni-i-prazdniki.html
Аннотация|

Балетные гала хороши многим: уникальная программа, нарядная публика, а главное, ее много.


фото: AP

Свободных мест нет, и это всегда приятно: чувствуешь, что попал на нечто праздничное и значительное.

Весенний гала-вечер Нью-Йоркского балета в этом году отмечал не просто начало полуторамесячного весеннего сезона, а 50-летие пребывания труппы в Линкольн-центре, в стенах построенного по проекту Филипа Джонсона Стейт-театра, ныне Театра Дэвида Коука. Вот почему первая часть вечера носила явно историко-ностальгический оттенок, что было не так уж плохо и, в частности, напомнило, каким прогрессивным было американское искусство в начале 60-х годов, каким уважением было серьезное искусство окружено в те дни и с каким оптимизмом смотрели американцы в его будущее.

Вечер начался «Фанфарами на открытие нового театра», которые по просьбе Баланчина сочинил его старый друг и соавтор по многим балетам Игорь Стравинский. Два трубача перед закрытым занавесом не слишком успешно боролись с короткой, но трудной пьеской русского модерниста, после чего оркестр Сити-балета сыграл американский гимн - в обработке того же Стравинского.

Звучал гимн непривычно, но это была еще одна интересная деталь истории, как и показанный вслед за этим фильм о строительстве и открытии здания, с воспоминаниями и трогательными документальными кадрами. Питер Мартинс, нынешний глава труппы, вывел на сцену одного за другим 12 бывших солистов Сити-балета, которые участвовали в историческом первом гала-концерте по случаю переезда в новое здание. Публика, среди которой было немало давних поклонников труппы, с энтузиазмом встречала Жака д’Абуа, Аллегру Кент, Артура Митчела и других своих любимцев.

Кристен Белл и Аарон Лазар сносно спели дуэт из мюзикла Роджерса и Хаммерстайна «Карусель» - в память о том, что мюзиклы исполнялись на сцене Стейт-театра в течение первых пяти лет его существования, и именно этот дуэт звучал на открытии. А Питер Мартинс напомнил еще об одной традиции, начатой Баланчиным: вместе с публикой поднял тост за процветание Сити-балета. Тост был отнюдь не символическим: зрителям перед началом раздавали бутылочки с водкой.

Наконец, добрались до балета: «Аллегро Бриллианте» Баланчина на музыку неоконченного Третьего фортепианно концерта Чайковского тоже исполнялось на гала-открытии театра. На сей раз оно предстало в отличном исполнении танцовщиков труппы, достойном исторического события.

Сара Мирнс с блеском исполнила всю свою невероятно сложную партию с длиннющим соло и множеством быстро сменяющихся поз и неожиданных жестов. Балачин не зря говорил про эту композицию 1956 года, что это 13 минут, в которые вложено всё, что он знает о классическом балете. Но этот шедевр одинаково пристально вглядывается не только в прошлое, но и в будущее. Полвека спустя «Аллегро Бриллианте» смотрится современнее и свежее многих новейших балетных созданий.

Если первая часть могла показаться слегка «растрепанной», то вторая компенсировала недостаток единства сполна. Ее занял новый балет танцовщика труппы Джастина Пека «Everywhere we go» на музыку бруклинского поп-минималиста Суфиана Стивенса.

Пек на глазах превращается в одного из лучших современных хореографов. Для Сити-балета он уже поставил шесть разной длины спектаклей, и «Everywhereѕ» - лучший из них. Это сюита из девяти частей, которая продолжает традицию Баланчина, говорившего, что если в балете есть мужчина и женщина, то это уже сюжет. В балете занято 25 мужчин и женщин, в том числе семь ведущих солистов, так что есть о чем рассказать.

Пек не ставит драмбалета, но абстрактной его хореографию никак не назовешь: она не о «чистом» движении, но о движениях, рассказывающих о человеческих взаимоотношениях и раскрывающих эмоции. Эмоций много - во всевозможных оттенках и проявлениях: от легкого юмора до скорби, от поэтичнейшей лирики до массовой агрессии, от меланхолии до восторга. Некоторые эпизоды возвращаются. Хореография работает в полном слиянии с музыкой, в ней, как и в музыке, словно пульсируют, перемежаясь, повторы и перемены.

Чистоту ее линий и смены настроений подчеркивают не слишком яркие по цветовой гамме, но очень уместные и элегантные костюмы Джени Тэйлор, тоже бывшей танцовщицы Сити-балета, и меняющийся, подобно калейдоскопу, рисунок на заднике (Карл Дженсен плюс художник по свету Брэндон Бэйкер).

Весь балет чем-то похож на калейдоскоп городской жизни, встреч, расставаний, столкновений. Он наверняка останется в репертуаре. Сезон Сити-балета заканчивается 8 июня показом балета Баланчина «Сон в летнюю ночь».

***

А вот гала-открытие сезона Американского балетного театра, состоявшееся четырьмя днями позже по соседству, в Метрополитен-опера, ничего уникального не принесло, если не считать одного номера, не входившего ранее в репертуар труппы и не запланированного к показу в нынешнем сезоне.

Речь идет о дуэте Nyages («Облака»), поставленном Иржи Килианом еще в 1976 году на музыку Дебюсси (первая часть цикла «Ноктюрны») и исполненном сейчас Дианой Вишневой и Марсело Гомесом.

Как все выдающиеся произведения искусства, «Облака» Килиана не потеряли за годы ни свежести, ни способности волновать. А в интерпретации Вишневой и Гомеса это было чистейшее совершенство. Одна бесконечная, прекрасная, завораживающая мелодия, в которой фразы-движения медленно перетекают друг в друга, и формы, образуемые телами, меняются так же плавно, как формы плывущих в небе облаков. Впрочем, если вы знаете Диану Вишневу, то можете себе представить, что речь идет не просто о форме, но об интенсивности эмоций, о тончайших переменах настроений, отражающих мерцающую оттенками меланхолию музыки Дебюсси. Сложнейший по пластике дуэт, требующий невероятного контроля над телом, стал художественным откровением - увы, единственным в череде отрывков из балетов сезона.

Открыла «парад» короткая сцена из «Дон-Кихота», где Палома Херрера в партии Китри показала несколько прыжков, удавшихся ей с усилием. За этим последовал номер «La Vie Petillante» («Искрящаяся жизнь»), отнюдь не искрящийся, а состоящий из всевозможных клише и поставленный на третьесортную 19-го века музыку для демонстрации успехов учеников Школы им. Жаклин Оннассис и Студии АБТ.

Поэтичный, но слишком осторожно исполненный лирический дуэт из прокофьевской «Золушки» в постановке Фредерика Аштона (Гомес и Хи Сио) сменился одной из лучших сцен из «Манон» Кеннета Макмиллана, где царила в партии Манон Полина Семионова.

«Манон» действительно замечательный балет, и использованная в нем музыка Массне неизменно трогает публику - возможно поэтому, а может быть еще и для того, чтобы дать выйти на сцену ветерану труппы Джулии Кент, в программу второго отделения поставили еще одну сцену из «Манон», где партнером Кент был прославленный итальянец Роберто Болле.

Сценка из «Коппелии» с солисткой Ксиомарой Райс была не более чем мила. Во фрагменте из «Сна» Аштона (по шекспировскому «Сну в летнюю ночь») кружились хорошенькие феи и блистал в роли Пана воздушный Даниил Симкин, которому предстоит также танцевать созданную для него партию Ариэля в балете Ратманского «Буря»: и «Сон», и «Буря» - часть шекспировской программы сезона.

Впрочем, я понимаю руководство АБТ, готовившее программу: Мет-опера только-только закончила свои спектакли, и на репетицию на сцене у АБТ был всего один день. А ведь после гала надо еще каждый день танцевать «Дон-Кихота», из которого из-за травм выбыли Кори Стернс и Джиллиан Мерфи, занятые и в других классических постановках.

Еще раньше от участия в сезоне пришлось отказаться по той же причине Денису Матвиенко. Из-за плотно забитого разными постановками сезона репетиционная нагрузка танцовщиков необыкновенно велика, что в свою очередь ведет к опасности новых травм. Вот и постарались в гала-вечере не слишком усердствовать.

Но тут снова блеснули «наши». В самом виртуозном классическом фрагменте вечера - сцене из «Баядерки» - Ивану Васильеву, правда, пришлось танцевать не с тоненькой Мерфи, а с более крупной Изабеллой Бойлстон. Но он не сорвал ни одной поддержки и был, как всегда, великолепен в индивидуальных прыжках и вращениях. Невозможно не чувствовать ту радость, которую доставляет ему пребывание на сцене, сам танец и его собственная виртуозность. Эта радость заразительна, как бы нелепо ни выглядела старая хореография и костюм «индийского принца».

Вечер закончился фрагментом из балета Леонида Мясина «Парижское веселье» (или «Парижские радости») - поверхностной, в кичево-аляповатых костюмах сюитой на музыку Оффенбаха. Балет разворачивается в фойе парижского отеля (такой же пестрый кич). И несмотря на проблески юмора и зажигательно звучащий канкан, номер не только не увлек, но и озадачил: не слишком ли много развлекательных безделушек?

Можно ли ими привлечь к балету сегодняшнюю публику, у которой для подобных развлечений есть Лас-Вегас и Бродвей с еще более пестрыми костюмами и энергичными танцами? И не лучше ли было в весеннем сезоне еще раз показать, ну, если не все три балета из цикла Ратманского на музыку Шостаковича, то один или два из них, добавив к этому серьезные балеты Килиана, Прельжокажа и даже Баланчина, 110-летие со дня рождения которого, между прочим, отмечается в этом году?

***

На пресс-конференции в Большом театре, посвященной объявлению планов на следующий сезон, о юбилее Баланчина не вспомнили, хотя юбилейных вечеров планируют множество: отметят 50-летие первых в истории обменных гастролей "Ла Скала" и Большого, соответственно в Москве и Милане, 75-летие Елены Образцовой (по этому случаю 28 октября дадут Оперный бал с участием Анны Нетребко, Хосе Куры, Ольги Перетятько и Марии Гулегиной). 175-летие Чайковского, 120-летие Хиндемита...

Впрочем, пресс-конференция была сосредоточена на новых спектаклях, и в балетной труппе Большого, похоже, серьезно относятся к обновлению репертуара. Месяц назад там прошла премьера новой постановки балета Ноймайера «Дама с камелиями», над которой с труппой работал сам Ноймайер. Вовсю идет подготовка нового балета «Укрощение строптивой», который для театра ставит Жан-Кристоф Майо.

Шекспировская тема будет продолжена в следующем сезоне созданием еще одного нового полнометражного спектакля - двухактного «Гамлета» на музыку симфоний Шостаковича. Работает над ним та же «троица», что в 2003-м поставила в Большом «Ромео и Джульетту»: Раду Поклитару (молдаванин, учившийся балету в Перми, а ныне возглавляющий основанную им труппу «Киев модерн-балет»), Деклан Донеллан (знаменитый английский режиссер, основавший популярную театральную компанию Cheek by Jowl, обладатель нескольких премий им. Лоуренса Оливье и - с некоторых пор - частый постановщик в Москве) и Ник Ормерод (постоянный дизайнер спектаклей Донеллана).

Молодой композитор из Петербурга Илья Девуцкий заканчивает партитуру еще одного полнометражного балета - «Герой нашего времени» по Лермонтову, который к концу следующего сезона обещает поставить Юрий Посохов, давно связанный с балетом Сан-Франциско.

Что касается оперного репертуара, то он выглядит куда консервативнее. Публику ждут новые постановки «Пиковой дамы» и «Риголетто», которые, правда, новы только для Москвы. Первая была создана Львом Додиным с декорациями Давида Боровского еще в 1999 году по заказу трех европейских компаний, в том числе Парижской оперы, которая вернулась к спектаклю пару лет назад. А «Риголетто» Роберт Карсен впервые показал прошлым летом на фестивале Акс-эн-Прованс.

Будет еще концертное исполнение «Орлеанской девы» и новая «Кармен», которую поставит 73-летний глава Молодежного театра (бывшего Центрального детского) Алексей Бородин. Дирижировать в обоих случаях будет Туган Сохиев, новый музыкальный руководитель и главный дирижер Большого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 24, 2014 9:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052406
Тема| Балет, Академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, Персоналии: Нурлан Канетов
Автор| Беседовал Марат Шакирзянов
Заголовок| Нурлан Канетов: «Не у всех балет вызывает восхищение – это элитарное искусство»
Где опубликовано| © Intertat.ru
Дата публикации| 2014-05-23
Ссылка| http://intertat.ru/ru/kul-tura/item/30561-nurlan-kanetov-ne-u-vseh-balet-vyizyivaet-voshischenie-%E2%80%93-eto-elitarnoe-iskusstvo.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Ведущий танцовщик казанского театра оперы и балета дал эксклюзивное интервью «Событиям». Заслуженный артист Татарстана, лауреат Государственной премии рассказал о любимых партиях, зрителях и желании научиться плавать [ЭКСКЛЮЗИВ]

Мягкий, спокойный, тонкий, слегка ироничный, обаятельный, он своей солнечной улыбкой согревает любого собеседника. Это редкий дар. Жизнь так неуловимо соединила в его душе разные города, страны и континенты, что он поистине - человек МИРА. Нурлан обожает классику, но при этом современен по характерным чертам пластики, по способу движения и мироощущению. В нем есть самобытная музыкальность, позволяющая от классической балетной музыки уйти в сложные партитуры современного мелоса и дать яркие музыкально-пластические произведения первоклассного достоинства. Канетов незаметно, но уверенно ведет балетное искусство по широкому пути и делает поистине равным среди родственных ему музыки, живописи и ваяния. Он убежден, что театр - это инвестиции в будущее.

В театре среди любимых партий Нурлана – Альберт в «Жизели», Красс в «Спартаке», Джеймс в «Сильфиде», Шахрияр в «Тысяче и одной ночи», Ромео.

Мы встретились с ним в дни Нуриевского балетного фестиваля, и он любезно согласился ответить на наши вопросы.

- Балет - искусство для всех или для избранных?

- Однозначно - элитарное! Не у всех этот вид искусства вызывает восхищение и далеко не каждый способен увидеть в пластике и танце все тонкости красоты и гармонии мира, разглядеть душу художника. Хотя в последние годы желающих прикоснуться к волшебству балета становится все больше и меня это очень радует.

- Вас не тяготит роль премьера в театре?

- Нет, не тяготит. Я прекрасно осознаю, что балетный век очень короткий и на смену всегда придет кто-то другой. У каждого времени свои герои и не стоит замыкаться на своей значимости в театре. Главное - быть честным и искренним перед собой и перед зрителями.

- Чтобы стать «звездой», нужны талант, трудолюбие, внешность и умение общаться с журналистами. Каковы должны быть пропорции этих «ингредиентов»?

- На мой взгляд, исключительно важными «ингредиентами» в этой составляющей являются талант и трудолюбие, а внешность и умение общаться с журналистами не самое главное. При этом журналист ни в коем случае не должен «давить» на «звезду» и быть назойливым, задавая бестактные вопросы. Добавлю, что я себя «звездой» не считаю и никогда к этому не стремился.

- Вы преподаете в хореографическом училище или проводите мастер-классы с молодыми артистами?

- Нет, не преподаю, пока я полностью сосредоточен на своей сольной карьере. Но, думаю, в будущем смогу проводить мастер-классы с молодыми артистами, передавать накопленный опыт и мне это представляется очень интересным.

- С каждым спектаклем идет духовный рост или все уже просто профессионально отрабатывается?

- Каждый спектакль - это отрезок жизни, определенный философский пласт, знаменательное событие. В характере каждого персонажа я всегда ищу новые краски, детали, невидимые миру штрихи образа, испытываю трепет, и поэтому повторов не бывает. На первом месте всегда стоит душа. Огромную роль играют и партнер в спектакле, и сыгранность, и чувства и вдохновение, которые приходят на сцене. На репетициях образ выстраивается, кристаллизуется, идет проникновение в рисунок роли, а уже на спектакле чувства обостряются, вдохновение нарастает гигантской волной, подобно цунами, и ты с партнершей отдаешься этой стихии с удовольствием. Именно так и рождается прекрасное на сцене. Мне очень повезло с педагогами, которые своими мудростью и бескорыстием научили меня не «существовать», а жить на сцене, забывая о реальности и погружаясь, словно в медитацию, в своего героя. Как приятно после каторжных репетиций и бессонных ночей получать в итоге цветы и аплодисменты! Поистине, как говорила Фаина Раневская, балет - это каторга, усыпанная цветами. Полностью согласен.



- Артисты - люди публичные. А Вы любите одиночество?

- Не люблю говорить о личной жизни, желая самое сокровенное сберечь для себя. Поэтому редко пускаю журналистов в собственный мир, который мне необычайно дорог.

- Что вы не умеете, но хотели бы уметь?

- К сожалению, я не умею плавать. При этом очень люблю море и всегда мечтал сделать дальний заплыв.

- Придерживаетесь строгой диеты или иногда балуете себя?

- Я, увы, не придерживаюсь никакой диеты, но при этом ем только полезную пищу. При моей адской работе с колоссальными физическими нагрузка диета ни к чему.

- Где интереснее танцевать - в России или за рубежом? А где публика более восторженная?

- Артист должен танцевать всюду!!! Сцена - это особый мир без географических делений. В любой стране есть и восторженные, и равнодушные к балету зрители. Публика везде разная. В Европе же сдержанные, но в конце спектакля устраивают бурные овации с бесконечными вызовами на поклоны, с изобилием цветов. Занавес открывается и закрывается многократно и это очень приятно нам, артистам.

- Вы любите путешествовать? Есть любимая страна или страна мечты?

- Я просто обожаю путешествовать, но пока, увы, получаются только гастрольные поездки, а это не одно и то же. Очень хочется бродить по узким улочкам, наслаждаться парками, цветами, архитектурой, но не всегда это получается. Приезжая в город в день спектакля, стараюсь отдыхать, потому что вечером предстоит большая нагрузка и надо быть отдохнувшим и собранным. Люблю Европу, потрясен Испанией, очарован Парижем, Барселоной, Венецией.В свободное время изучаю историю и культуру разных эпох и цивилизаций. Мечтаю побывать в Японии, Бразилии, Австралии.



- Что радует в Казани, что огорчает?

- Обожаю Казань с ее необыкновенной историей, древней культурой, традициями, добрыми и отзывчивыми людьми. Огорчают отсутствие прогулочных зон и плохие дороги.

- У Вас есть идеал в балете?

- Я восхищаюсь талантом многих артистов, поэтому выделить кого-то одного не могу. Мне импонирует творчество Хорхе Дона, французского танцовщика Мануэля Легри, потрясен Дианой Вишневой.

- Какую партию Вы мечтали бы исполнить?

- Когда я впервые увидел балет «Манон» в постановке непревзойденного Кеннета Макмиллана, то сразу же влюбился в этот потрясающе красивый и эмоциональный спектакль. Мечтаю станцевать в нем партию де Грие. Надеюсь, что моя мечта сбудется.

- Можете ли потратить безумные деньги на что-то красивое и уникальное?
- Потратить могу и с удовольствием, но сначала их надо иметь.

- С кем рядом вы бы хотели оказаться в музее восковых фигур?

- Лично меня это пугает и поэтому я бы вообще не хотел оказаться в паноптикуме.

фото автора и из личного архива Нурлана Канетова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11785

СообщениеДобавлено: Вт Май 27, 2014 11:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052701
Тема| Балет, Парижская опера, Премьера, "Дафнис и Хлоя", Персоналии, Б. Мильпье
Авторы| М. Сидельникова
Заголовок| Любовь встретили на ура
Новый балет Бенжамена Мильпье в Парижской опере
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20140527
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2479760
Аннотация| Премьера балет


Фото: Agathe Poupeney / Opera national de Paris


На сцене Opera Bastille в рамках программы "Баланчин/Мильпье" состоялась последняя и самая рискованная премьера текущего сезона — балет "Дафнис и Хлоя" на музыку Мориса Равеля в постановке хореографа Бенжамена Мильпье и в оформлении художника Даниеля Бюрена. Будущий худрук балета Парижской оперы представил свою новую работу за пять месяцев до того, как сменить действующего директора Брижит Лефевр, что в разы повысило ставки. Результат не разочаровал МАРИЮ Ъ-СИДЕЛЬНИКОВУ.

"Дафнис и Хлоя" — третья постановка Бенжамена Мильпье для Парижской оперы: директриса балета Брижит Лефевр заказала этот балет еще до его назначения, о котором было объявлено в январе 2013 года. Одноактный спектакль в трех картинах об идиллической любви пастуха и пастушки, сочиненный для дягилевской антрепризы Михаилом Фокиным и Морисом Равелем, пережил десяток версий. Во французской труппе последняя редакция Жоржа Скибина в оформлении Марка Шагала датируется 1959 годом и с тех пор не возобновлялась. Проштудировав вековую историю балета, Мильпье решил не гнаться за оригинальностью прочтения. Либретто и структуру он оставил неизменными, выморил приметы античного времени и пантомиму, в хореографическом тексте последовательно пошел вслед за пляшущими ритмами и размерами великолепной партитуры Равеля, а в оформлении доверился вкусу Даниеля Бюрена.

Нашумевшие полосатые колонны французского художника из парижского Пале-Рояль узнаются мгновенно. Впрочем, как и его страсть к игре с пространством при помощи геометрических форм и монохромных цветов — спектакль напоминает путешествие под цветными зонтами, которыми Бюрен засеял пространство Гран-Пале на прошлой "Монументе". C первыми аккордами на пересеченном черно-белыми линиями занавесе появляются видеопроекции: растущий круг превращается в квадрат, переворачивается в ромб, вытягивается в прямоугольник. Это и есть главные действующие фигуры спектакля: они попеременно выходят на первый план, спускаясь с колосников и выезжая из-за кулис, чтобы под финал устроить дружный парад на сцене. За исключением такой же яркой вакханалии в конце, костюмы (простые легкие платья и укороченные штаны с майками) выдержаны в черно-белой гамме. Обитатели пасторального мира и нимфы — в белом, разбойники, похитившие Хлою под предводительством Бриаксиса, соответственно, в черном.
К
онтрастные декорации составляют прекрасную пару хореографическому тексту, выстроенному на полутонах. Если Бюрен работает крупными экспрессивными мазками, то Мильпье пишет изящными штрихами. Он естественно и гармонично совмещает классику и современность, нарративность и бессюжетность, коллективное и интимное. Его ровный, легкий почерк, полный стремительных вращений, мелких прыжков, арабесков, смены поз и направлений, идеально ложится на партитуру Равеля — как говорил Фокин, "не оригинальничающего композитора, а оригинального". Так и у Мильпье — никакой нарочитости, никакой претенциозности.

В "Дафнисе и Хлое" будущий худрук Парижской оперы продемонстрировал не только редкую музыкальность, но и тонкое чутье хореографа, сумев прописать характер каждого героя и передать настроение кордебалета. Партии заглавных персонажей полны лирических отступлений, их движения просты и невинны. Страсть, впервые охватившую их, они открывают постепенно, до конца не осознавая своих чувств. Мильпье говорит, что источником вдохновения для него стали этуали Орели Дюпон и Эрве Моро — самая красивая пара Парижской оперы (второй состав — Летиция Пюжоль и Матье Ганьо). В арсенале соблазнительницы Лисион (Элеонора Аббаньято или Эва Гринштайн) — иной набор оружия: для завоевания Дафниса в ход идут решительные туры и властные позы. Влюбленный в Хлою коварный Даркон (Алессио Карбоне или Марк Моро) в своем танце силен и одновременно нелеп. Мощь движений разбойников сменяется нежностью танца нимф.

В Париже, который все еще присматривается к будущему худруку балетной труппы Оперы, премьеру Бенжамена Мильпье встретили более чем благосклонно. Овации не только на премьере, но и на последующих спектаклях, хвалебные рецензии. Однако главной наградой для Мильпье стала поддержка труппы. Артисты — и этуали, и молодежь — работают с таким энтузиазмом, доверием и отдачей, какие в последнее время редко встречались на сцене Opera de Paris.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11785

СообщениеДобавлено: Ср Май 28, 2014 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052801
Тема| Балет, Большой театр, Гастроли, «Жизель»
Авторы| Мария Купцова
Заголовок| Большой - победитель
Вашингтон опять аплодирует русским
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20140527
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/05/27/bolshoy.html
Аннотация|Семь представлений "Жизели" показала на сцене Центра исполнительских искусств Джона Кеннеди в Вашингтоне труппа Большого театра.


Фото: Алексей Майшев/ РИА Новости www.ria.ru

Для вашингтонцев "русский балет" - известный бренд. Об этом говорит и спрос на билеты - большая их часть была раскуплена заранее, хотя цена доходила до 160 долларов. И хотя отношения России и США переживают сейчас не самый простой момент, на интересе местной публики к русской культуре политические распри никак не сказались. Равно как и на теплоте приема артистов американскими балетоманами.
Главные партии в первом спектакле исполняли прима Светлана Захарова и премьер - американец Дэвид Холберг, а в других составах дуэты Анны Никулиной и Артема Овчаренко, Екатерины Крысановой и Руслана Скворцова.

Местные театральные критики в рецензиях на исполнение труппой Большого театра "Жизели" в постановке Юрия Григоровича не скупились на превосходные комплименты. "Артисты в чувственном танце передавали эмоции столь точно, что заставляли поверить в искренность переживаний своих персонажей, - восхищается обозреватель по культуре "Вашингтон пост" Сара Кауфман. - Представление пронзало до глубины души".

Интерес к спектаклям подогревало и то, что для Холберга это было первое выступление в США в качестве премьера Большого театра, и американцам не терпелось посмотреть на своего соотечественника в образе Графа Альберта. И он не подвел. Местные обозреватели отметили, что он стал "совершеннее в технических деталях и тоньше в актерском мастерстве". Не меньше восторгов вызвала и Светлана Захарова.

Как дуэт "Захарова и Холберг - оба высокие, грациозные - выступили безупречно, на сцене между ними возникла настоящая химия, - считает критик "Вашингтон пост". - Гармония в линиях ног и движениях рук, абсолютная синхронность вращений, согласованность в реакциях на музыку. В танце они буквально сливались в одно целое".

Американцам понравилась и интерпретация музыки Адольфа Адана дирижером Павлом Клиничевым, прозвучавшей, по словам критиков, "теплее и насыщеннее, чем обычно".

Вашингтонцы отблагодарили артистов аплодисментами и многочисленными букетами. Не обошлось и без приятной импровизации, когда заваленный розами любимец публики Холберг сложил цветы к ногам Захаровой. Под рукоплескания прима и премьер обменялись шутками и поцелуем.

Открытие сезона русского балета в США можно считать многообещающим. Впереди у Большого крупные июльские гастроли в широком составе в Нью-Йорке, где публике представят три балета "Лебединое озеро", "Дон Кихот", "Спартак" и оперу "Царская невеста" в концертном исполнении.

Мнение

Алистер Маколей, американский критик, "Нью-Йорк Таймс" от 21.05.2014:

- На протяжении всей этой недели Большой играет в Оперном зале Кеннеди-центра "Жизель". Хотя представление, открывшее во вторник вечером эти гастроли, - с выдающимся составом и незабываемыми выходами на поклоны, - встретило очень теплый прием, было большим удовольствием отметить, что эта захватывающая танцевальная драма ни на миг не превратилась в цирк.

Хотя у постановки г-на Григоровича и есть очевидные недостатки, она столь же захватывающе сохраняет драму "Жизели", в то время как редакция Васильева - нет. Старая сказка, уходящая своими корнями в средневековые предания об одержимости манией танца в Рейнских землях, сказка о первой любви, социальном неравенстве, лжи, жестоком разочаровании, сумасшествии и загробной любви была живой. Помимо всего прочего она демонстрировала, что танец - это жизненная сила.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11785

СообщениеДобавлено: Ср Май 28, 2014 2:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052802
Тема| Балет, Фестивали, «Бенуа де ла Данс», Персоналии
Авторы| Ольга Завьялова
Заголовок| В Большом театре в 22-й раз вручили балетный «Оскар»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20140528
Ссылка| http://izvestia.ru/news/571575#ixzz330hU8Ghw
Аннотация|

Историческую сцену Большого театра основательно подготовили к церемонии награждения лауреатов XXII Международного фестиваля балета «Бенуа де ла Данс»: постелили красную ковровую дорожку, у левой кулисы установили овальный фонтан, струи которого били в кульминационные моменты.

Открывать конверты с именами победителей было поручено прима-балерине ГАБТа Марии Александровой, компанию которой на этот раз составил актер Евгений Стычкин. Как и на церемониях других престижных премий, для создания непринужденной обстановки ведущие время от времени шутили, но юмор этот трудно назвать искрометным.

Жюри нынешнего «Бенуа» состояло исключительно из прекрасных дам, за исключением бессменного председателя ― худрука фестиваля Юрия Григоровича. Последний на пресс-пати, прошедшей накануне церемонии вручения, заметил, что «давно мечтал работать в окружении одних женщин. Наконец, это случилось». Арт-директор международной хореографической программы Нина Кудрявцева-Лури в свою очередь отметила, что состав жюри ― «предмет нашей гордости».

Вершили судьбы претендентов выдающиеся балерины Ана Лагуна, Аньес Летестю, Карла Фраччи, Габриэла Комлева, а также художественные руководители балетных трупп Лидия Сеньи (Балет театра «Колон»), Мадлен Онне (Балет Гонконга) и экс-глава департамента танцевального искусства Комитета по искусству штата Нью-Йорк Беверли Данн.

Многие из них на красной дорожке легко могли бы дать фору голливудским дивам. Особенно выделялся наряд Аньес Летестю, которая по совместительству является художником по костюмам, ― платье со шлейфом из золотой ткани с геометрическим принтом. А самой демократичной оказалась Ана Лагуна — он предпочла скромное черное платье.

В 238-м сезоне Большого театра Ана Лагуна репетировала балет «Квартира» своего супруга Матса Эка. На вопрос «Известий» о впечатлениях от этой работы, гостья ответила, что для нее это был «очень интересный опыт».

― У танцовщиков Большого есть огромный потенциал, мне было безумно любопытно работать. Я очень рада, что они сделали еще один шаг навстречу современному танцу, ― резюмировала Ана Лагуна.

Юрий Григорович, шествуя по красной дорожке, как всегда, сорвал овацию в несколько минут с криками «браво» и приветственным свистом. Подойдя к микрофону, мэтр призвал Марию Александрову познакомить, наконец, публику с номинантами и перейти к награждению.

В номинации «Танцовщица» жюри отметило двух балерин. Одной из них, как и предсказывали «Известия», стала Полина Семионова (American Ballet Theatre, AВТ), которая из-за гастролей лично получить приз не смогла. Еще одна статуэтка работы архитектора Игоря Устинова досталась Марико Кидо (Шведский королевский балет). Последняя не только лично забрала ее из рук Марии Александровой, но и исполнила во втором отделении благотворительного гала-концерта, последовавшего за награждением, фрагмент из балета «Джульетта и Ромео» Матса Эка.

Танцовщиком 2013 года жюри назвали Германа Корнехо (АВТ), а в номинации «Хореограф» победу одержал Алексей Ратманский за «Трилогию» на музыку Дмитрия Шостаковича и балет «Буря» на музыку Яна Сибелиуса (балеты были поставлены в АВТ). Оба победителя в Большом театре присутствовать не смогли. Но приз, предназначенный Ратманскому, вручили еще одному представителю АВТ и приглашенному премьеру Большого театра Дэвиду Холбергу. Выйдя на сцену, он первым делом расцеловал Юрия Григоровича, а в конце небольшой благодарственной речи сказал, что в скором времени выйдет в партии Красса в «Спартаке».

Обладательницей приза в самой непредсказуемой номинации ― «За жизнь в искусстве» ― стала директор Парижской оперы Брижит Лефевр — она получит статуэтку во время торжественной церемонии следующего года.

В беседе с «Известиями» Юрий Григорович подчеркнул, что интерес к фестивалю постоянно растет.
― Ценность приза очень большая. Если встречаешь человека и он говорит, что получил приз Бенуа, это очень серьезный аргумент, ― заявил мэтр.
После официальной части стартовал благотворительный гала-концерт номинантов и лауреатов 2014 года. Были исполнены композиции современного и классического репертуара, в том числе авторства Джорджа Баланчина, Начо Дуато, Кеннета МакМиллана, Августа Бурнонвиля, Александра Горского.
28 мая на исторической сцене Большого театра состоится традиционный гала-концерт «Звезды Бенуа де ла Данс разных лет».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11785

СообщениеДобавлено: Ср Май 28, 2014 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052803
Тема| Балет, Фестивали, «Бенуа де ла Данс», Персоналии
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| В Москве вручили международный балетный приз Benois de la Danse
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20140528
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/05/28/benois-site-anons.html
Аннотация|

Международный балетный приз "Бенуа де ла данс" вручили в двадцать второй раз. Церемония прошла на Исторической сцене Большого театра, где когда-то и зародилась идея профессиональной награды в области танца. С тех пор жюри неизменно возглавляет Юрий Григорович. В этом году ему аккомпанировали только дамы: великая шведская танцовщица Ана Лагуна, этуаль Opera National de Paris (к этому титулу во Франции не применима приставка экс) Аньес Летестю, Карла Фраччи - легендарная итальянка, народная артистка СССР Габриэла Комлева, представляющая Мариинский театр.

Награды вручались в трех номинациях. Лучшим танцовщиком признан аргентинец Герман Корнехо, работающий в Американском балетном театре. Жюри оценило целый ворох его новых работ прошлого сезона: соло в "Трилогии" и Калибана в "Буре", двух балетах Ратманского, Аминту в "Сильвии" Эштона, заглавную партию в "Шерри" Марты Кларк.

У балерин награду поделили Марико Кида, исполнившая заглавную роль в мировой премьере Матса Эка "Джульетта и Ромео" в Шведском королевском балете, и Полина Семионова, отметившаяся главными партиями в спектаклях Американского балетного театра "Трилогия", "Шопениана", "Тема с вариациями", "Партита Баха".

Лучшим хореографом во второй раз признан Алексей Ратманский, номинированный за "Бурю" в Американском балетном театре и "Оперу" в Ла Скала.

А почетную награду "Жизнь в искусстве" присудили Брижитт Лефевр, легендарной директрисе балета Opera National de Paris, которая провела на этом посту беспрецедентные два десятилетия и ныне его покидает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Анна Гордеева
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 13.05.2003
Сообщения: 538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 28, 2014 3:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052804
Тема| Балет, Фестивали, «Бенуа де ла Данс», Персоналии
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| "Бенуа" уехал в Америку
Где опубликовано| gazeta.ru
Дата публикации| 20140528
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2014/05/28/a_6050609.shtml
Аннотация|


Фотография: ИТАР-ТАСС

В Москве в 22-й раз вручили балетный приз Benois de la danse, триумфаторами которого стали танцоры и хореограф из Американского театра балета и шведская танцовщица за пьесу Шекспира на современный лад.

Привычное сравнение «Бенуа» с призом Американской киноакадемии – не более чем комплимент балетному мероприятию. Регламент двух наград отличается принципиально – и если можно говорить о том, что «Оскар» отражает некую усредненную точку зрения американских кинематографистов, то «Бенуа» был и остается наградой сугубо личной. Каждый год неизменный председатель жюри Юрий Григорович приглашает в состав высокой коллегии полдюжины знаменитых артистов и руководителей трупп из разных стран мира; каждый из них называет по три номинанта (танцовщик, балерина, хореограф), сделавших что-то прекрасное в прошлом году (именно годами, а не сезонами размечает время «Бенуа»).

Накануне церемонии жюри собирается, смотрит видеозаписи и выбирает лауреатов; на самой церемонии в Большом театре оглашается вердикт, вручаются статуэтки и затем следует гала-концерт.

В этом году «Бенуа» вручили в 22-й раз, а принятый за без малого четверть века порядок работы жюри приводит к тому, что список номинантов сильно зависит от кругозора его членов, людей очень востребованных и занятых и чаще всего за пределами своего театра, в лучшем случае своей страны, ничего не видящих. Кроме того, пришедшая на церемонию и концерт публика не может проверить адекватность решений судей: номинант запросто может не приехать на «Бенуа», и это не помешает ему стать лауреатом (что справедливо, так как награждается он не за выступление за сцене Большого театра). Но если поклонники кино рано или поздно, но могут посмотреть все фильмы — претенденты на «Оскар», на «Бенуа» остается верить жюри на слово.

Церемония вручения «Бенуа» 2014 года — одна из самых «отсутствующих». Из четырех статуэток (танцовщик, хореограф и удвоенный балеринский приз) на сцене вручили только одну. Солистка Шведского королевского балета Марико Кида была награждена за главную роль в спектакле Матса Эка «Джульетта и Ромео» (стокгольмский спектакль предлагает именно такой порядок имен в названии). Можно было увидеть и фрагмент из этого спектакля – дуэт героини и Кормилицы (Ирина Лавренова), где диковатая девчонка, вся будто сложенная из углов и отрицающая все изящные балетные позиции, морочит почтенную даму и даже дает ей пинка. «Джульетта и Ромео» стал сенсацией прошлой весны: действие пьесы Шекспира было перенесено в наши дни, Меркуцио безответно влюблен в Ромео, а Кормилица разъезжала на сигвее и перед ней бежал слуга с мигалкой. Спектакль стал возвращением шведского классика-революционера в большой балет. Матс Эк, конечно, должен был быть среди номинантов-хореографов, но в составе жюри этого года была его жена Ана Лагуна, для которой он и сотворил роль Кормилицы. Чувство собственного достоинства не позволило ей номинировать мужа, но в номинациях оказались танцовщица-Джульетта и старший брат Матса, Никлас Эк, исполнявший отчаянную роль князя Вероны, не способного справиться с подростковым насилием в городе.

Марико Кида получила приз, Никлас Эк остался без награды.


Балерина Марико Кида во время церемонии вручения международного приза Benois de la Danse. Источник: ИТАР-ТАСС

Вторую балеринскую статуэтку присудили Полине Семионовой за серию ролей в American Ballet Theatre (Американский театр балета) – выпускница московской школы, десять лет назад сразу упорхнувшая в Берлин, в прошлом году перебралась в Нью-Йорк и стала там одним из объектов восторженного почитания местных балетоманов. Насколько хорошо она станцевала именно эти роли – неизвестно; на родине ее можно будет увидеть лишь в сентябре на мини-фестивале Михайловского театра в Петербурге. Также среди номинантов были Эшли Боудер из New York City Ballet (она приехала, но танцевала не балеты Баланчина, за которые была выдвинута, а «Сильфиду», что не очень ей идет), мариинская прима Виктория Терешкина (не приехала), Лора Эке из Парижской оперы (вместо «Спящей красавицы» — баланчинские «Бриллианты»), Яо Лю Юй из балета Гонконга (появившаяся в отрывке из балетной оперетты «Веселая вдова», за которую и была номинирована) и Надя Мюзика из аргентинского театра «Колон» (ее Золушка-номинантка откровенно грезила о явлении мужчины с обнаженным торсом и манерами грузчика, чем вызвала оживление в зале). То есть, да, наверно, Марико Кида и Полина Семионова в этой компании были лучшими. Но кто же сможет это проверить?

В мужском конкурсе (Тимур Аскеров из Мариинского театра, Одрик Безар из Парижской оперы, Цзе Шэнь из Гонконга, Клаудио Ковьелло из Ла Скала, Хуан Пабло Ледо из театра «Колон», Герман Корнехо из American Ballet Theatre и Никлас Эк) лучшим был назван Корнехо. Его на церемонии и концерте не было, и судить о том, в какой форме сейчас находится бравый трюкач, невозможно.

Конкуренты Корнехо также в основном танцевали не то, за что были номинированы.

Балетмейстерский же шорт-лист содержит всего четыре имени (видимо, кто-то из членов жюри не нашел в мире ни одной достойной работы) – Патрик де Бана (за «Игры ветра» в Венском балете), Бо Фэй («Болеро» в Национальном балете Китая), Маурисио Вайнрот («Песнь земли» в театре Сан-Маритн в Буэнос-Айресе) и Алексей Ратманский («Буря» в American Ballet Theatre). Из всех сочинений был показан лишь фрагмент из «Песни земли», Бо Фэй и Вайнрот были представлены неноминируемыми сочинениями, впрочем, все они были философичны, как дневник девятиклассницы, и нудны, как ее же реферат. На этом фоне Ратманский (не появившийся на церемонии и никак вообще танцами не представленный) смотрелся глыбой и был выбран лауреатом вне конкуренции.

Конечно, если бы почтенное жюри (кроме Аны Лагуны там были и другие великие люди – Карла Фраччи, Аньез Летестю, Габриэла Комлева; в этом году одни дамы, кроме председателя) убедило Лагуну, что «Джульетта и Ромео» обязан-таки быть в конкурсе, было бы интересно поговорить о конкуренции значительных сочинений. И конечно, «Бенуа» давно стоило бы оправдать свой официальный титул «фестиваль мирового балета» и привозить номинированные спектакли целиком. Пока что все призы условны. И из комнаты заседаний жюри доносится явный призыв: «Верьте нам, люди».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11785

СообщениеДобавлено: Ср Май 28, 2014 3:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052805
Тема| Балет, Фестивали, Фестиваль им. Нуриева
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Нуриевский фестиваль: выворотность без идей. Часть 7-я
Где опубликовано| Бизнес Онлайн – Деловые новости Татарстана
Дата публикации| 20140528
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/105363/
Аннотация|

Вчера гала-концертом с участием солистов европейских балетных театров завершился ХХVII фестиваль им. Нуриева. По традиции его программа включала главные классические балеты из репертуара театра им. Джалиля и целых три оригинальные постановки, одна из которых была подготовлена специально для нынешнего фестиваля. Самопрезентация балетной труппы позволяет довольно полно представить ее возможности, потенциальные и реальные — свое мнение о них в контексте тех процессов, что происходят не только в Москве и Петербурге, но и в российской провинции, в итоговом материале высказывает известный московский театральный критик Анна Галайда, специально приглашенная «БИЗНЕС Online» на фестиваль.

ВИДИМОСТЬ УСПЕШНОЙ ТВОРЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Несложно подсчитать, что первый фестиваль классического балета в Казани (именно таков был тогда его официальный титул) прошел в 1987 году. Это значит, что сегодня значительная часть зрителей не помнит не только то, как все начиналось, но и условия существования российского балета в те времена. Годы перестройки, самые сложные для отечественной культуры, вероятно, с Гражданской войны, теперь чаще всего вспоминают с проклятиями: выстроенная долгими годами система поощрения традиционной классической культуры рушилась на глазах. Балет, долгими десятилетиями бывший парадной витриной страны и добытчиком золотовалютных запасов, оказался среди наиболее пострадавших. Оперно-балетных театров в СССР было около 50 — вероятно, не меньше, чем во всей остальной Европе. Все они имели государственную поддержку разного уровня и, в зависимости от этого, различались категориями. В статусе небожителей существовали танцовщики Большого и Мариинского (тогда — Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова, Кировского). Большие классические спектакли было дозволено ставить Киеву, Минску, Перми, Новосибирску. Остальные сидели на диете: «Лебединое озеро», «Жизель», «Дон Кихот», «Коппелия», «Щелкунчик», «Тщетная предосторожность». Немногие из них могли похвастаться тем, что обладали собственными хореографами, способными создавать новые спектакли, тем более — двигать хоть куда-либо искусство и быть активным, а не пассивным участником процесса. Однако время от времени даже эти театры выезжали на зарубежные гастроли, а ведущих солистов регулярно поощряли участием в турах «Звезды советского балета», что создавало прекрасную видимость успешной творческой жизни.

КРЕПКИЙ СЕРЕДНЯК
Еще не все эти иллюзии успели утратиться, когда театр им. Джалиля, крепкий середняк всесоюзного балетного рейтинга, организовал первый фестиваль классического балета. Сильви Гиллем или Энтони Доуэлла в участниках не было — да тогда и мысль об их появлении в Казани вряд ли кто допускал. Но в город с первого же раза приехал десант отечественных мастеров, среди которых эстонка Кайе Кырб, к примеру, могла дать фору той же Гиллем. Поэтому идея фестиваля, несмотря на превратности перестроечной жизни, была поддержана. Тем более что несколько лет спустя, в 1992 году, уже незадолго до смерти, в Казань приехал Рудольф Нуриев. Великий танцовщик, легенда которого сложилась на Западе, тогда был почти неизвестен широкой публике на родине. Но танцевать Нуриев уже не мог, вместо этого он продирижировал фестивальным «Щелкунчиком» и позволил присвоить этому фестивалю свое имя.

(Слева направо) Худрук балета Владимир Яковлев, директор театра Рауфаль Мухаметзянов, замдиректора театра Юрий Ларионов, артистка балета Сания Хантимирова с Рудольфом Нуриевым. Казань, 1992 год

Это оказалось мощным стимулом для развития, даже несмотря на то, что вокруг много что создавалось, но почти ничего не выживало. Постепенно Нуриевский фестиваль выработал свои принципы. На две майские фестивальные недели театр полностью отдавался в распоряжение балета, который показывал спектакли ежедневно. И в подавляющем большинстве это было все то же «Лебединое озеро». С годами, когда театр приобрел некоторую финансовую независимость, он стал участником веселой погони за удешевленными шедеврами: как только централизованное управление искусством развалилось, руководители балетных театров поняли то, что за полвека до этого сформулировал Баланчин: продать можно любой балет, если в афише назвать его «Лебединым озером». Но «Озеро» уже у всех было, поэтому роль новых кормильцев повсеместно отвели «Спящей красавице», «Баядерке» и «Корсару», которые при «плановой экономике» СССР, как самые затратные, были позволены лишь академическим монстрам. Те же процессы превращения балета в «Лебединое озеро» запустили и на Западе — с легкой руки наших легендарных «беглецов от режима». Но этот процесс, в результате которого театры всего мира от Чебоксар до Майами обзавелись одним и тем же классическим репертуаром, предопределил гениальные маркетинговые возможности: теперь любой театр мира может надеяться заполучить самую недоступную звезду — остается лишь предложить ей то, что она хочет.

ПЕРВЫМИ УВИДЕЛИ ВЕКТОР

Театр им. Джалиля стал в России чуть ли не первым, кто увидел этот вектор движения. И в то время, когда в главных театрах изгоняли директоров и худруков, в Казани кипела работа. Труппа, чей количественный состав не позволял просто развести Вальс цветов из «Спящей красавицы» (в оригинале его танцуют 72 человека!), открыла «кружок кройки и шитья»: в город пригласили петербургских специалистов и с их помощью сокращали композиции Петипа, урезали его долгие подробные пантомимы, а также создавали собственное хореографическое училище — театр остро нуждался в кадрах, а до этого их приходилось завлекать из Перми, Новосибирска и Петербурга (само собой, лучшие местные выпускники предпочитали оставаться дома). Эти поджарые скоростные версии значительно отличались от тех, что шли в Мариинском театре — цитадели классики, по которой до сих пор принято сверять балетные компасы. Но они практически не вмешивались в партии ведущих солистов, и это позволяло претендовать на внимание любой звезды. И звезды, гонимые кто редкими спектаклями в родных театрах, кто финансовыми трудностями, кто желанием заполучить ускользающую «на стационаре» роль, потянулись в Казань.

А танцовщики казанской труппы потянулись за приглашенными звездами. В начале 2000-х, когда балет еще не освоил YouTube, труппа театра им. Джалиля на фоне многих других внестоличных коллективов производила ошеломляющее впечатление: строгие линии кордебалета, цивилизованные ноги, выворотные и с вытянутыми подъемами, воспитанные руки. Так современно тогда в России танцевали только в Мариинском и Большом, которые оттачивали себя на первых постановках Баланчина и Форсайта.

ГОНКА ЗА ИДЕЯМИ

Так же, как 1990-е были для русского балета временем горького разочарования и осознания того, что наше лидерство, безупречность, недостижимость для соперников, — всего лишь миф, скрывающий идейный проигрыш, 2000-е превратились в бешеную гонку — за идеями, стилем, заточенными под выполнение актуальных эстетических запросов тел. Первым с остервенением проигравшего великого чемпиона на трассу ушел Мариинский театр, за ним степенно выступил Большой. Два главных театра выбрали для восстановления профессиональной чести разные пути. А оказалось, и разные жизненные модели. В Петербурге тщательно осваивали упущенное за весь ХХ век: Баланчина, Ролана Пети, Макмиллана, а также расчищали от напластований столетия все ту же великую классику — практически свой домашний фотоальбом, ведь и «Спящая красавица», и «Баядерка» родились в Мариинском театре. Возвращению труппы на ведущие позиции служил и фестиваль балета «Мариинский», созданный по модели Нуриевского и долго бывший лидером международного фестивального движения: чтобы получить туда приглашение, нужно было не только быть легким на подъем, но и определять в балете новые вехи.

Международный успех обоих театров оказался настолько заразителен, что повторить формулу успеха взялись два «вторых» столичных театра — им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве и Михайловский в Петербурге. К ним присоединились Пермь и Новосибирск — театры, еще с советских времен обладавшие значительным креативным потенциалом. Развитие всех этих коллективов оказалось рабочей дискуссией все о тех же двух путях развития балета — с поправкой на то, что каждый ищет собственное лицо, ориентируясь и на лицо своего города.

Мариинский театр, еще 15 лет назад получавший из Вагановской академии выпускниц, мечтавших только о пачках Одетты, сталкивавшийся с их бешеным сопротивлением, когда вместо этого их одевали в столь же белоснежные, но бессюжетные пачки баланчинской «Симфонии до мажор», после триумфа этого репертуара получил поколение, для которого эти две пачки были уже неразличимы, хотя бешеное раздражение вызывали черные трико Форсайта. Теперь, когда Форсайт стал просто частью обыденного ландшафта, за его «Головокружительное упоение точностью» и In the Middle Somewhat Elevated борются с такой же самоотверженностью, как за правоверные пачки.

Большой, регулярно преподнося своей публике в качестве комплимента шедевры Баланчина, Форсайта, Килиана, Макгрегора, Твайлы Тарп, сделал ставку на оригинальные постановки, для которых звал из Сан-Франциско Юрия Посохова, из Нью-Йорка Кристофера Уилдона и, главное, Ратманского, благодаря чему мир признал, что в русском балете есть не только талантливые ноги, как писали о нем много лет, но и идеи — главный дефицит современного мира. Это проложило дорогу на пост худрука Пермского балета молодому хореографу Алексею Мирошниченко, который сочетает в репертуаре Баланчина, Роббинса, Макмиллана, Форсайта, Килиана и собственные мировые премьеры. Лучшее при этом становится частью грандиозного Дягилевского фестиваля, который ежегодно проводит Пермский оперный, то опуская зрителя в огонь мировых премьер, то охлаждая леденящим совершенством современного искусства. На этот фестиваль съезжаются со всего мира режиссеры, музыканты, хореографы, исполнители, чтобы стать частью этого мира.

В Новосибирске худрук Игорь Зеленский тоже поддерживает тонус труппы на Баланчине, разнообразит репертуар Твайлой Тарп и заказывает оригинальные постановки американцу Эдварду Льянгу, Кириллу Симонову из Мариинского театра и датчанину из Лондона Йохану Кобборгу. И тоже проводит фестиваль, подобный Нуриевскому, среди участников которого — Диана Вишнева, Алина Кожокару и Кобборг, Наталья Осипова и Леонид Сарафанов, Иван Васильев.

Симонов стал любимцем своего родного Петрозаводска, прививая городу любовь и вкус к современному танцу — небольшая и небогатая труппа местного музыкального театра не ставит изуверские опыты на старике Петипа.

Совершенно уникальный опыт продемонстрировал Екатеринбург. Труппа со 100-летней историей, работающая в роскошном старинном театре, несколько десятилетий влачила жалкое существование, время от времени выпуская премьеры, но демонстрируя идейную импотенцию. Три года назад новый директор театра решил доверить одну из таких премьер Вячеславу Самодурову — экс-премьеру Мариинки, Национального балета Нидерландов и Королевского балета Великобритании. Только что завершивший карьеру танцовщика Самодуров предполагал, что его будущее с балетом не связано и пробовал себя в параллельных пространствах. Но еще в середине 2000-х он однажды попал в круг внимания Ратманского, предложившего ему попробовать себя в «Мастерских новой хореографии» в Большом. Тогда опыт Самодурова оказался удачным, и все же продолжения не имел — на Западе среди хореографов большая конкуренция, в России же руководители крупных театров, провозглашающие безнадежную пустоту в рядах молодых постановщиков, своего царственного внимания на Самодурова не обратили. Поэтому предложение поставить в Екатеринбурге двухактный балет выглядело безумием — в мире почти не осталось даже маститых хореографов, способных оснастить полнометражный спектакль. Но Самодуров создал очаровательную комедию. Этот опыт стал культурны шоком для екатеринбургских танцовщиков — опыт столкновения с современной хореографией у них совершенно отсутствовал. Успех спектакля обернулся для постановщика приглашением на пост руководителя балета. Ему пришлось отказаться от жизни в комфортной Европе, емкого имени Слава, которое стояло на афишах, и погрузиться не только в креативные, но и повседневные проблемы провинциального балета. Опыт работы в самых бурно развивающихся зарубежных компаниях помог Самодурову довольно быстро перестроить стиль работы уральской труппы: он сам ежегодно выпускает несколько премьер, приглашает на переносы классики XIX и XX веков носителей стиля и прав на постановки, проводит мастерские по примеру той, в которую его позвал Ратманский, и уже сам может гордиться тем, что этот долгоиграющий проект открыл еще более юного хореографа Константина Кейхеля. И в этом году Екатеринбургский балет, всего второй раз попавший в конкурс Национальной театральной премии «Золотая маска», не только отхватил четыре награды, но и произвел сенсацию в не умеющей удивляться Москве. А хореограф, постоянно придумывающий для своих артистов все новые балеты, получил приглашение на постановку в Королевский балет Фландрии, и его «Ромео и Джульетта» в скромной компании второго ряда стала событием уже европейской балетной жизни.

У КОГО ЕСТЬ ШАНС?

Тела сегодня интересуют мало кого: общий уровень артистов (физический, технический, пластический) очень поднялся и стандартизировался. И фестивали, способные предложить только более или менее известные имена в известных старых балетах (а в России по этой модели работают не только Мариинский, Сибирский и Нуриевский, но также фестивали в Уфе и Якутске) неуклонно сдуваются. Шанс есть только у тех, кто способен ответить на вызов, брошенный еще 100 лет назад балету Дягилевым: «Удиви меня!» Идеи — единственный бесценный продукт современного мира. Без них усилия любых танцовщиков теряют смысл. И это давно уловили организаторы Нуриевского: оригинальные постановки в нем занимают все больше места. Но театр им. Джалиля, формально показывая мировые премьеры, боится главного — риска. Формально он регулярно заказывает балетные новинки, но доверяет только Георгию Ковтуну и Александру Полубенцеву. Оба хореографа, несколько десятилетий назад подававшие надежды, теперь широко известны только в Казани. Эстрадное шоу на пуантах, которое из раза в раз культивирует Ковтун, и эйфманизм для бедных от Полубенцева — это пути, на которых балет умер. В их постановках могут использоваться или не использоваться пуанты — это не так важно, когда танец становится не главным средством выразительности, а костылем для эстрадных трюков.

А когда нет идей, форма бессмысленна. И это только кажется, что времена бесцельности можно спокойно пересидеть в бункере старинного репертуара. Он, имеющий сотни вариантов бытования по всему миру, самым безжалостным образом выдает образовавшиеся пустоты. Новенькие с иголочки декорации лишь подчеркивают, что старинный репертуар не редактируется, а подновляется под «бытовые нужды» труппы, теряя чувство стиля, которое в них вкладывали старые мастера.

Поэтому казанской труппе можно только посочувствовать: она все еще позволяет расценивать себя в ряду цивилизованных профессионалов, но давно уже не входит в число тех, на кого возлагает надежды русский балет. И показательно, что в труппе, еще 10 лет назад блиставшей россыпью прима-балерин, сегодня есть только одна Кристина Андреева: на том репертуаре, который эксплуатирует театр им. Джалиля, вырасти проблематично, соблазнить же на постоянную работу в труппе звезду со стороны почти безнадежно. Наоборот, не так давно покинувшие Казань премьеры труппы Александра Суродеева и Руслан Савденов, уехав в Пермь, за неполные два года успели станцевать там «Ромео и Джульетту» Макмиллана, «Вторую деталь» Форсайта, мировую премьеру балета Мирошниченко «Принцесса Флорина и Голубая птица» — вместе со всем джентльменским набором классики, разумеется.

Но, как продемонстрировал нынешний Нуриевский фестиваль, для достойного существования не всегда нужны гигантские возможности. Приехавший на гастроли Дортмундский балет предложил одну из моделей жизни современной компании. Труппа, в которой два десятка постоянных артистов и еще около 10 приглашенных солистов и стажеров, работающая рядом с такими отличными коллективами, как Берлинский, Баварский, Гамбургский, Штутгартский, Дрезденский балеты, находит возможности сотрудничества с ведущими современными хореографами, доверяет постановки молодежи и предлагает не редакции, а авторское прочтение классики, рассчитанное на возможности своих танцовщиков. Амбиции дортмундцев не в том, чтобы убедить публику в своем иллюзорном лидерстве, а в том, чтобы предложить жителям города актуальный балет. В Казани же пока в блистающем свежестью и ухоженностью здании театра им. Джалиля показывают монстра — умершего и протухшего, лежащего под табличкой «классический балет». При этом всего в нескольких сотнях километров он демонстрирует поразительную живучесть и все еще устраивает праздники. Но только для тех, кто не боится живого существа, а не восхищается чучелком.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11785

СообщениеДобавлено: Ср Май 28, 2014 3:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052806
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета
Авторы| Сергей Пьянков
Заголовок| Пермские артисты готовятся к «Балету на закате» на горе Крестовой
Где опубликовано| АиФ-Прикамье
Дата публикации| 20140528
Ссылка| http://www.perm.aif.ru/culture/details/1178358
Аннотация| Проект «Балет на закате» в этом году обещает быть не менее зрелищным, чем в прошлые разы. Он запланирован на 21 июня. Место проведения уже традиционное – вершина горы Крестовой в Губахе.



Как поделился с «АиФ-Прикамье» заведующий труппой балета Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Виталий Дубровин, фестиваль очень нужен и важен для Пермского края. «Очень рад, что люди очень хотят видеть «Балет на закате» снова. Они заинтересованы в том, чтобы приехать на гору Крестовую ради этого проекта. Конечно, каждый раз бывают сложности. Так, в прошлом году было очень холодно. Девочки стояли перед выступлением и плакали, потому что очень замерзли. Но в итоге, конечно, вышли и замечательно выступили», – вспоминает он.

С Виталием Дубровиным солидарна и педагог-репетитор оперного театра Ольга Лукина. «Нас очень порадовало количество зрителей! Их хорошее отношение очень чувствовалось, и было видно, что они рады нам. Это был очень теплый прием», – рассказала она, вспоминая «Балет на закате» прошлого года.

Зрители, в свою очередь, оказались очень благодарными. До сих пор побывавшие на «Балете на закате» пермяки с восхищением вспоминают представление.«Я ездила в прошлом году на «Балет на закате». Там показывали отрывки из двух спектаклей: «Щелкунчика» и «Лебединого озера». Сцена была прямо под открытым небом на горе Крестовой, а вместо декораций был очень красивый закат. Особенно мне понравилась вторая часть представления, когда заходящее солнце окрасило небо в ярко-желтые и розовые цвета. И на фоне всего этого – бессмертный балет Чайковского в исполнении артистов Пермского театра оперы и балета. Помню, на мероприятие приехало несколько тысяч человек. Люди сидели везде: на горах, на траве – и смотрели балет. Это было прекрасно», – говорит пермячка Варвара Верещагина.

Сейчас артисты активно готовятся к выступлению. Как признался Виталий Дубровин, времени катастрофически не хватает, однако это не должно помешать осуществить задуманное в полной мере. «31 мая-1 июня мы собираемся ехать на гору Крестовую, чтобы посмотреть, как все организовать. Конечно, все это требует очень много времени и сил», – сказал он, добавив, что труппа сделает все возможное, чтобы представление было достойным.

Отметим, что в прошлые два года проект «Балет на закате» получил не только внимание более 15 тыс. зрителей и положительные отзывы критиков, но и широкую известность за пределами Пермского края. Он широко освещался в городских, краевых и федеральных СМИ, получив более ста упоминаний в прессе, радио- и телеэфире. 21 июня 2014 года артисты Пермского театра оперы и балет им. П.И. Чайковского представят одноактный балет «Серенада» музыку П.И. Чайковского и первый акт из балета Л.Минкуса «Дон Кихот».

Видел по ссылке: http://www.perm.aif.ru/culture/details/1178358
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 7 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика