Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 20, 2014 1:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052007
Тема| Балет, МТ; Персоналии: Игорь Колб
Автор| Екатерина Ружьёва
Заголовок| Упоительный Колб
Где опубликовано| © Газета «Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета», №3 (43)
Дата публикации| 2014 май
Ссылка| http://www.uralopera.ru/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Екатеринбург при поддержке фонда «Евразия балет» в последние годы приезжает много интересных исполнителей, но далеко не каждого можно назвать звездой без запинки. Танцовщики экстра-класса узнаются сразу!
Заслуженный артист России Игорь Колб стал несомненным героем гала «Dance-платформа плюс», продемонстрировав в Екатеринбурге высочайший уровень премьера Мариинского балета.
Совершенный на сцене, Игорь и в жизни оказался человеком искренним и доброжелательным. Нашей театральной газете он дал эксклюзивное интервью, в котором пробежался по своей яркой актерской жизни и рассказал о том, что дорого ему сегодня.


–– Игорь, как Вы пришли в профессию?

– Совершенно случайно: меня, как говорят, нашли на улице. Родители работали с утра до вечера, а я учился во вторую смену и первую половину дня был предоставлен самому себе. Чем заняться – выбирал сам, ходил в разные кружки и однажды попал в танцевальный коллектив. Но пробыл там недолго – к нам как раз приехали педагоги из хореографического училища, где был недобор мальчиков – и через неделю я уже учился в Минске.

А еще через пару недель умолял родителей забрать меня обратно. Я тосковал по утраченной свободе,– не желал смотреть телевизор час в день по расписанию и на все выспрашивать разрешение. Теперь я понимаю, какая это была хорошая система: мы были под присмотром, воспитатели следили за тем, чтобы все уроки были сделаны вовремя – кстати, благодаря этому обстоятельству я тут же стал учиться лучше.

Родители не знали, что со мной делать, забирать или нет, и директор училища, ныне худрук балета Большого театра Беларуси Юрий Антонович Троян посоветовал оставить меня в покое. Так они и сделали – и в итоге вы видите, кем я стал.

Непонятно, где тебя подстерегает случай и как все может повернуться. У кого-то .вспышка. происходит в начале творческого пути, у кого-то – ближе к концу. А кто-то становится хорошим педагогом и, не имея главных партий за плечами, не проявив себя особенно ярко на сцене, вдруг обнаруживает талант совершенно другого толка. Как мой педагог, Александр Иванович Коляденко – один из первых выпускников минского хореографического училища, который прошел всю войну и фактически не танцевал, но зато выпустил много замечательных танцовщиков, работающих сейчас по всему миру.

У артистов балета яркая но, к сожалению, короткая творческая жизнь. Мы очень долго идем к своей вспышке – и хорошо, если она еще состоится. Но даже если повезет, все очень быстро перегорает, а ты еще долго находишься в том же судорожном состоянии. Кажется, все еще впереди – а на самом деле уже все прошло.

–– А Ваша «вспышка» когда произошла?

– Во мне не было каких-то безумных способностей и никто не предрекал мне особого успеха. Все шло по накатанной до тех пор, пока на втором курсе мой педагог не отвез меня на конкурс Vaganova Prix, где я у своих сверстников увидел абсолютно другое отношение к учебе, работе. Многое казалось мне странным и непонятным. Я, например, даже не предполагал, что перед выступлением надо разогреваться – зачем? Я просто сидел на скамейке и терпеливо дожидался своего выступления.

Петербург очаровал меня до такой степени, что я понял, что сделаю все, чтобы вернуться сюда. Два педагога, которые выпускали на следующий год учеников из Академии Вагановой, по очереди подошли ко мне и предложили закончить обучение в их классе. Но в Минске сделали все возможное, чтобы этого не допустить. Я был страшно раздосадован, вернулся, но твердо усвоил, что состояться в балетной профессии можно только в Петербурге.

Устроиться в Мариинский мне помог Махар Вазиев, чьим ребенком я себя и считал впоследствии – именно в годы его работы в театре я состоялся как артист. Это оказалось не так-то просто, мне шесть раз пришлось приезжать и уезжать ни с чем, и когда в конце концов меня приняли в труппу, у меня вдруг в одночасье заболело все – и колени, и спина. Видно, я держался до последнего, а как только все стрессовые ситуации разрешились, организм сразу дал сбой.

В жизни бывают ситуации, когда ты не можешь руководить событиями, как бы тебе этого не хотелось. То, о чем ты просишь, обязательно приходит– но через какое-то время, не сразу. А мы порой хотим во что бы то ни стало, сейчас, немедленно.

–– Вы верите в такой порядок вещей?

– Я точно знаю: то, что тебе требуется, ты получишь именно тогда, когда это нужно.

У меня со званием была подобная история. Я раньше думал, что звания и награды – это всегда неожиданная радость. Поэтому когда мне сообщили, что меня выдвигают на звание, что нужно написать заявление и приложить список партий – у меня это вызвало полное недоумение. Я долго не мог прийти в себя, у всех переспрашивал, действительно ли так положена, такая .процедура.. Я был уверен, что будет как в кино – когда тебе звонят и поздравляют!

А потом случилось так, что я без разрешения руководства уехал и станцевал спектакль в другом театре. Ситуация была несправедливой в отношении меня, и нужно было решаться: проглотить обиду или принять вызов. Я выбрал второе – и уехал. А позже, на гастролях в Америке, узнал от коллег о том, что в театре в это время вручали звания всем, кому планировали, кроме меня. Сначала я очень расстроился, еле дотанцевал спектакль, ночь не спал. А на следующий день вышел на улицу, ярко светило солнце, и я подумал: неужели бы я согласился променять все, что я сделал, на одну приставочку – звание. Я выдохнул и почувствовал: жизнь прекрасна! Звание мне все-таки дали, ровно через год, и я был безмерно счастлив.

–– Вы довольны тем, как сложилась Ваша карьера?

– Я так много сделал вопреки всем травмам, что могу сказать – да, доволен.

–– Были серьезные травмы?

– Мне трижды пришлось оперировать колени. Когда только начинают расправляться перышки, когда чувствуешь, что в театре в тебе заинтересованы и хотят помочь – и вдруг случается травма, которая вышибает тебя на 6-8 месяцев, принять это очень тяжело. Травмы не только опасны для здоровья, есть и другой момент. Через какое-то время привыкаешь к отсутствию нагрузок, привыкаешь жить как все,– и входить обратно в форму невероятно сложно. Тем более, после травм все без конца болит. Раньше ты делал урок, совершенно не задумываясь. Теперь, как только приступаешь к занятиям, мозг тут же включает систему, которая начинает сканировать твое состояние и выдает предписания, как и что делать, чтобы уйти из зала .живым.

–– Вы перетанцевали весь классический репертуар, много было и другой, самой разной пластики. В чем преимущества того и другого репертуара лично для Вас?

– Я перетанцевал большое количество классических спектаклей, когда вдруг совершенно спонтанно в Мариинском театре свершилась революция и в репертуар пришел Форсайт. Это хореограф, который перевернул все мое сознание. И надо отдать судьбе должное – для меня это случилось вовремя, когда я был совершенно готов к метаморфозам.

Конечно, одно дополняет другое. Модерн привносит некую свободу передвижения, которой порой не хватает в классике. В современном танце ты абсолютно раскрепощен, а в классике будь добр исполнить то, что написано. Хотя и там не все однозначно: танцуя "Корсара", "Баядерку" и "Шехеразаду", ты уже чувствуешь себя иначе, чем Принцем в белом трико, когда боишься недовернуть пятку. Ко мне все мои партии приходили вовремя, и это очень важно, я хотел бы пожелать того же самого всем танцовщикам.

–– Игорь, что у Вас за пределами сцены?

– Моя семья, которая забирает много времени, и чем дальше, тем больше в ущерб профессии. Но иначе уже невозможно. Моему сыну сейчас 11 лет, и я понимаю, что мое присутствие рядом ему требуется теперь постоянно, не от случая к случаю. Для меня важно, что он отвечает мне на SMS, делится своими радостями, честно рассказывает о замечаниях, полученных на уроке. Все это я очень ценю, потому что понимаю – скоро наступит момент, когда будут свои секреты, это неизбежно. И мне радостно, что пока дома, с нами, ему комфортно. Вот сейчас было предложение на Пасху уехать в лагерь, он собрался было, но потом передумал, вспомнив, что у нас есть традиция на Пасху красить яйца. Это очень трогательно – и очень страшно это доверие потерять.

У меня же по-прежнему случаются периоды, когда я настолько загружен работой, что просто теряюсь. за пределами сцены. Недавно участвовал одновременно в нескольких проектах, мотался туда-сюда, и из двух поездок привез два совершенно одинаковых подарка сыну и жене – фонарик M&M’s и парфюм. Сейчас, к счастью, ситуация стала понемногу меняться…

–– С чем это связано? Наступает возраст, критичный для балетного артиста?

– И это тоже. Сейчас мне 36 лет. Но у меня есть еще много работы в классическом репертуаре. Например, .Лебединое озеро., которое я станцевал в свой третий сезон в театре, я танцую и по сей день.

Кроме того, сейчас у меня стали появляться в репертуаре партии игровые, и меня это очень радует, потому что это совершенно другое качество и другая граница моих возможностей. Карабос или Медж – это абсолютно новый для меня мир. Выходя в роли принца, я волновался за пируэты, поддержки и другие технические моменты. Теперь все совершенно иначе. Когда готовился впервые станцевать Карабос, не понимал, как себя вести. Я привык, что перед спектаклем всегда сплю, чтобы восстановить силы. А здесь я совершенно растерялся! Вроде бы партия не сложна физически и не требует отдыха – но я не мог выйти из дома, не мог ничем заняться: все время думал о спектакле и своей роли.

Я не ультратехничен по своей природе, у меня никогда не было, как у вашего худрука балета, большого количества пируэтов и сотбасков – всего было в меру.

Но актерская сторона для меня всегда была первостепенной. Если я не представлял образа героя, то не мог даже приступить к разучиванию партии.

Как уйти – это сложный вопрос. Хотелось бы уйти хорошо. На моем веку было много артистов, которые уходили ярко и достойно. Но также были и такие, кто уходил тихо, без пафоса и помпезности. Инна Борисовна Зубковская, например, сказала: это был мой последний спектакль – и больше не сцену не вышла. И от того, что она ушла вот так неожиданно, ее величия не стало меньше.

Мне не хотелось бы устраивать в финале карьеры творческий вечер – честно, я не уверен, что это будет радостный момент в моей жизни. Правда, я привыкаю к мысли, что через несколько лет это все-таки случится. Недавно попрощался со «Спящей» и больше не танцую Щелкунчика.

Я рад, что танцевал с несколькими поколениями легендарных балерин, в «Лебедином озере» выходил с Юлией Махалиной, Алтынай Асылмуратовой и Жанной Аюповой, затем со следующим поколением звезд – Ульяной Лопаткиной, Дианой Вишневой, Светланой Захаровой, Вероникой Парт, а теперь танцую с Оксаной Скорик, Катей Кондауровой.

Мне повезло, что у меня было много талантливых партнерш и я накопил колоссальный опыт. Если сложится так, что я стану педагогом, может быть, смогу его передать молодежи.

–– У Вас есть уже планы, чем заниматься дальше?

– Это вопрос, который всегда ставит меня в тупик. Честно – не знаю. Мы купили землю под Новгородом на берегу Волхова – там безумно красиво, меня радует и вдохновляет это место. Когда я завершу свою творческую деятельность, наверное, возьмусь за постройку
дома.

А пока я по-прежнему куда-то тороплюсь, мчусь вперед вместе со всеми, хотя мне этого совсем не хочется. Бесконечная суета нашей жизни здорово утомляет, ведь это ничего не добавляет к нашему росту. И в последнее время я буквально заставляю себя не бежать и наслаждаться каждым моментом жизни. Вот вчера был прекрасный день, я побывал в Екатеринбурге сразу в двух храмах. А что сегодня? Увидим!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 20, 2014 2:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052008
Тема| Балет, Персоналии: Б.Эйфман
Автор|
Заголовок| Хореограф Б.Эйфман: "Искусство балета преодолевает политический антагонизм и объединяет сердца людей"
Где опубликовано| © Интерфакс - Россия
Дата публикации| 2014-05-20
Ссылка| http://www.interfax-russia.ru/NorthWest/exclusives.asp?id=501308
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балет "Роден" станет центральным событием культурной программы Петербургского международного экономического форума. Спектакль пройдет 22 и 23 мая на сцене Александринского театра. Второй показ будет наделен особым статусом: он состоится в формате торжественного вечера от имени губернатора Петербурга, организуемого для гостей и участников форума. О своей постановке и новом наборе учащихся в Академию танца хореограф Борис Эйфман рассказал в интервью "Интерфаксу".



- Борис Яковлевич, расскажите о спектакле "Роден", который станет центральным событием культурной программы Петербургского экономического форума.

- Для нас большая честь впервые представлять современное искусство России на Международном экономическом форуме в Петербурге. Я очень рад, что нам дана возможность участвовать в губернаторском приеме. Мы видим, как город меняет концепцию общения с миром, делает выбор в пользу продвижения петербургской культуры. На форуме будут обсуждаться экономические и финансовые вопросы, в основном все будет крутиться вокруг цифр. А как можно посчитать искусство? Важно, что наряду с экономическими темами в рамках форума будут представлены высшие ценности. То современное искусство России, которое успешно и востребовано во всем мире.

Примечательно, что наш театр покажет именно "Родена" - спектакль о великом скульпторе, чье творчество принадлежит всему человечеству. Этот балет объединит всех, кто будет присутствовать в зрительном зале, всех участников форума, которые, несомненно, заинтересованы в том, чтобы мир стремился к духовной интеграции, а не к разобщенности. Спектакль "Роден" родился в Петербурге, демонстрировался в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, многих других городах мира и везде вызывал огромный интерес. Есть ценности, способные объединять, и к ним, прежде всего, относится искусство.

- Расскажите о работе Академии. Сейчас идет набор новых учеников…

- Сейчас Академия завершает первый учебный год. Мы довольны тем, как он прошел. Семилетние воспитанники своими результатами доказали, что выбранное направление развития Академии - правильное. Мы начинаем учить с семи лет, поскольку именно в этом возрасте происходит вхождение в профессию, взращивание в детях любви к танцу, к искусству, а тело физически подготавливается к предстоящим испытаниям. Пятиклассники также проделали огромную работу. 24 мая состоится отчетный концерт наших воспитанников, и думаю, они достойно выступят и покажут все, чему их научили.

27 мая начинается отбор детей, окончивших начальную школу. Мы надеемся найти талантливых учеников. Вы, наверное, знаете, что мы внедрили систему полного пансиона: бесплатно учим, одеваем, кормим, лечим детей, а также предоставляем иногородним воспитанникам возможность проживать в интернате. Делаем все для того, чтобы ребенок превратился в полноценную и успешную творческую личность и прожил счастливую жизнь в искусстве. Мы очень благодарны правительству города, всем спонсорам и друзьям Академии за поддержку.

Отдельно подчеркну, что нашей балетной школе необходимы исключительно талантливые дети, вундеркинды. 4 июня состоится дополнительный набор первоклассников. Те родители, которые решатся отдать детей в Академию, сделают правильный выбор. Во всяком случае, сейчас мы видим счастливые лица мам и пап наших первых воспитанников и горящие глаза детей. И это самое главное.

- Сколько детей Вы наберете в этом году в первый и пятый класс?

- Я думаю, будет где-то порядка 30 детей в первом классе и столько же - в пятом. По 15 девочек и 15 мальчиков.

- А процент иногородних ребят каким будет? Вы же ездите и отбираете таланты по стране.

- Да, активно ездим по регионам, т. к. не имеем никакого права зацикливаться на Петербурге. Наша Академия - национальная. Мы должны делать акцент на иногородних детях и детях из малообеспеченных семей, находить среди них таланты и давать им возможность приехать в Петербург и стать частью его культурного мира.

Мы не знаем, сколько иногородних ребят будет принято в этом году. Для нас главное - талантлив ребенок или нет. Если талантлив, а места для него уже нет, значит - я возьму такого ребенка к себе домой и сделаю из него артиста.

- Расскажите, чем принципиально по программе отличается обучение в Вашей академии и Вагановке?

- Основа та же – классический танец, который преподается именно по системе Вагановой. Мы также внедряем много параллельных дисциплин, связанных со спортом. Это, в первую очередь, гимнастика. Детей готовят тренеры высшей квалификации. Большое внимание уделяется общефизической подготовке (у нас есть свой бассейн). Вводятся предметы по так называемым несценическим танцам, которые позволят более органично развить координацию, пластику ребенка. Особое внимание направлено на интеллектуальное развитие, культурное образование. Мы стараемся совершенствовать то, что в системе традиционных балетных школ было отодвинуто на периферию. Речь, конечно же, об общем образовании. Мы все знаем, что в балетных училищах оно очень слабое. Выпускник же нашей Академии должен быть готов успешно поступить в любой гуманитарный вуз. Кроме того, сам Петербург, его культурная и духовная среда накладывают особый отпечаток на учеников, ведь мы стремимся, чтобы все они непременно посещали музеи и театры, впитывая все то светлое и возвышенное, чем гордится наш великий город.

У нас ни в коем случае нет конкуренции с академией Вагановой. Мы просто идем своим профессиональным путем и хотим воспитать универсального артиста, способного освоить не только классику, но и другие стили танца. Это будущее поколение танцовщиков, которое должно создать новый современный репертуар. Академия Вагановой – это, в первую очередь, классическое образование, ориентированное на репертуар Мариинского театра. Нашу Академию отличает универсальность. Поэтому уместнее говорить не о конкуренции, а о наследовании и продолжении Академией танца великих традиций Вагановой.

- С прошлого года кто-то из детей был отчислен?

- Отсеялись буквально один-два ребенка. Это было связано с физическими трудностями. Решение принималось по обоюдному согласию. В Академию, соответственно, немедленно были зачислены ученики из резервной группы. Это процесс селекции, который проходит во всех школах, поскольку дети растут, меняются физически. Никто не может предсказать, как именно будет развиваться ребенок. Мы берем семилетнего воспитанника, а к 18 годам это будет совсем другой человек. Но нами делается все возможное, чтобы ученик Академии, даже изменившись физически, смог получить то образование, которое позволит ему проявить себя в другой профессии и не комплексовать по поводу не сложившейся сценической карьеры.

- Расскажите о Ваших гастрольных планах?

- Наш Театр гастролировал в Лондоне со спектаклями "Роден" и "Анна Каренина" в ярко выраженный кризисный период, на фоне многократного усиления напряженности в отношениях России и Запада. Шла настоящая вспышка неприятия всего российского. Но мы дали пять спектаклей, и все пять вечеров завершались стоячими овациями и криками "браво". Значит, балет - то искусство, которое покоряет сердца и преодолевает политический антагонизм. Оно сильнее и выше идеологических стереотипов, потому что проникает в сердце человека. Души и сердца людей всегда открыты для высокого искусства. И наши гастроли еще раз доказали, что культурная дипломатия – самая успешная и убедительная.

Сейчас мы будем выступать в Петербурге, и эти спектакли очень важны для нас. Вообще же, я искренне надеюсь, что когда будет построен Дворец танца, мы сможем представлять в родном городе весь свой репертуар.

В июне мы поедем в Германию на известный фестиваль Рурфестшпиле. Также я собираюсь показать премьеру балета "Реквием" в неаполитанском Театре Сан-Карло. В июле труппа уйдет в отпуск, а в августе серией выступлений в Петербурге мы откроем новый сезон.

- Вы сейчас готовите новый спектакль по роману "Ночь нежна". Расскажите об этой новой постановке.

- Роман Фицджеральда переносит нас во времена Америки 20-х годов. В нашем спектакле мы погрузимся в эту эпоху, где радость сочетается с отчаянием, а за взлетом неизбежно следует падение. На фоне безудержного веселья "века джаза" в балете развернется настоящая психологическая драма.

- Когда состоится премьера?

- Планируем, что в конце года. Во многом это зависит от возможности аренды той сцены, на которой она должна пройти. Парадокс: уже сегодня я могу сказать, что премьера этого балета в Париже состоится 9 февраля 2015 года, а в апреле-мае новая постановка будет представлена в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско. Однако при всем при этом я не знаю, когда именно пройдет петербургская премьера.

- Вы, наверно, видели предварительный проект Дворца танца. Что Вы об этом думаете?

- Мы много работаем с Максимом Атаянцем (автор проекта комплекса зданий для высших судов и Дворца танца – ИФ). Проект активно совершенствуется. Это будет неоклассика, которая впишется в ансамбль здания судов и сможет гармонично сочетаться со стилистикой Петербурга. Я жду с нетерпением и молюсь, чтобы Дворец танца скорее открылся в нашем городе.

- Какие возможности откроются перед театром с появлением Дворца танца?

- Мы сможем расширить репертуар и восстановить многие наши спектакли, сошедшие со сцены. Кроме того, начнем планировать свою работу без оглядки на театры, которые приглашают нас выступать. Наша репертуарная политика станет самостоятельной. Во Дворце танца будут работать несколько трупп. Первая - представляющая на высоком профессиональном уровне классический балет и реанимирующая старые спектакли. Вторая – наш театр, ориентирующийся на развитие психологического балетного искусства. Третья – авангардная и экспериментальная труппа. На ее базе будет создана лаборатория молодых хореографов. Надеюсь, что в стране появится новая плеяда молодых творцов. Сегодня мы испытываем колоссальный дефицит художественных лидеров.

Впрочем, во Дворце смогут заниматься не только профессионалы, но и любители. Все те, для кого танец – будь то народный, бальный или современный - является частью жизни. Очень хочется, чтобы люди приходили в этот новый центр искусства по вечерам и посвящали себя любимому занятию. Дворец - не театр Эйфмана, а дом для всех, кто влюблен в танец. Этот проект даст нашему городу уникальную возможность приобщить к высокому искусству тысячи молодых людей и наполнить их жизнь движением.

- Вы уже думали о наборе персонала для Дворца?

- Я человек суеверный. Вот заложат фундамент Дворца, тогда и начнем заниматься кадровой политикой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 20, 2014 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052009
Тема| Балет, БТ, Персоналии: Чинара Ализаде, Карим Абдуллин
Автор| Галина МИКЕЛАДЗЕ
Заголовок| Чинара Ализаде: «В Большом театре нет «маленьких, незначительных» партий» - ФОТО
Где опубликовано| © 1NEWS.AZ
Дата публикации| 2014-05-20
Ссылка| http://www.1news.az/bomond/cult/20140520050031949.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Солистка Большого театра России Чинара Ализаде и Карим Абдуллин исполнили в Баку главные партии в балете «Жизель». Свой 27- й день рождения - пятницу, 16 мая - солистка Большого театра России, заслуженная артистка Азербайджана Чинара Ализаде провела так, как проводит свои обычные трудовые будни. В субботу ей вместе с партнером, солистом Большого театра Каримом Абдуллиным предстояло исполнить главные партии в спектакле Азербайджанского государственного театра оперы и балета «Жизель», а значит, накануне принять участие в полной оркестровой репетиции непосредственно на сцене. До праздника ли, если даже сотни раз исполнявшиеся ими в других театрах мира партии следует снова и снова «пройти» по шажку, чтобы органично вписаться в классическую версию конкретно этой постановки, которая и при каноническом «тексте» «движенчески» и психологически в каждом театре имеет свои, подчас лишь самим исполнителям видные особенности.

В полумраке огромного, абсолютно пустого зала, этого помпезного храма высокого искусства, из которого мне позволено наблюдать, как на слабо освещенной в такие часы сцене священнодействуют служители музы танца Терпсихоры, так и хочется впитать смысл слов, которыми обмениваются участники репетиции. Как согласуют какие-то нюансы с репетитором, народной артисткой Азербайджана Мединой Алиевой, с художественным руководителем оркестра Джаванширом Джафаровым. Вежливо, но настойчиво просит он своих подопечных повторить отрывок от такой-то цифры «поживее», а от другой – наоборот – более протяженно, чтобы по просьбе балерины они с партнером могли задержаться в какой-то позе или успеть «в музыку» обыграть ту или иную танцевальную фразу. Как снова и снова «проходят» одни и те же отрывки, добиваясь нужного им результата… А какой он, нужный результат?

Уже не только профессионалы убедились, что «Жизель», красивый и чувственный романтический спектакль, - сложное для танцовщиков произведение. Его основой послужила старинная славянская легенда, записанная Генрихом Гейне в его книге «О Германии», о виллисах - погибших от несчастной любви девушках, которые, превратившись в волшебных существ, до смерти затанцовывают встречающихся им по ночам молодых людей, мстя им за свою погубленную жизнь. А состоявшаяся в Парижской Опере 28 июня 1841 года премьера «Жизели», поставленной Жаном Коралли, Жюлем Перро (впоследствии над ней поработал и Мариус Петипа) - изысканная, эмоциональная и виртуозная хореография на музыку французского композитора Адольфа Адана по либретто Анри де Сен-Жоржа, Теофиля Готье и Жана Коралли, только на вид кажется неторопливой и непритязательной. Не даром же она, всегда позволявшая лучшим танцовщикам своего времени блеснуть мастерством, волновавшим самую искушенную публику с изысканным вкусом, сразу стала потрясающе популярной не только у зрителей, но и у всех выдающихся балерин и танцовщиков.

Давно уже никто не удивляется, что, отправляясь в театр, чтобы с огромным интересом смотреть, как артисты балета в невесомых белых пачках водят призрачные хороводы в романтической драме, нынешние зрители наперед знают судьбу героев. Что вновь и вновь идут, чтобы увидеть, как эту сказку буквально выпевают все новые и новые исполнители, волнуя нас талантом и мастерством самоотдачи, выражая и содержание, и мысль, и идею только средствами пластики, танца и музыки чувств?

Да, здесь практически изначально главное в мастерстве исполнения и нашем душевном отклике на него. В неизбывной нашей потребности принять все происходящее близко к сердцу.

Вот и Чинара Ализаде… Завтра при заполнившемся весьма искушенной бакинской публикой зале она, в пятый раз выступая на сцене бакинского театра, должна быть в полном смысле слова на высоте. И не только с легкостью взмывая ввысь в руках партнера и застывая в изысканных скульптурных поддержках. Или в полной мере ощущая себя представительницей лучшего в мире Большого театра и обладателем почетного звания заслуженной артистки Азербайджана. Главное проявить себя профессионалом, смело изо дня в день осваивающим партии мирового репертуара. Традиционных, до нюансов знакомых, как, к примеру, «Жизель» - имеющая 173-летнюю мировую историю с весьма насыщенной биографией и в то же время абсолютно личная, впитавшаяся в каждую клеточку пластичного, тренированного тела, вошедшая в чувствительное сердце балерины, в своем возрасте покорившей серьезные вершины…

А сегодня готовится сделать еще одного представление «Жизели» большим праздником для тех, кто умеет с любовью смотреть и слушать десятки и сотни раз одни и те же оперы и балеты, неизменно воспринимая их как чудо сильного психологического воздействия. Кто готов благодарить всех – самых разных – кто приезжает в Баку и устраивает нам всегда воодушевляющие встречи с шедеврами…

По профессиональным меркам, Чинара пришла в Московскую государственную академию хореографии довольно поздно – в 12 лет. Приняли потому, что невооруженным глазом были видны необходимые данные – высокий шаг, подъем стопы, гибкий стан, осанка, чувство ритма, музыкальность и даже тот шарм, который выделяет в числе балерин отмеченных внутренней свободой и апломбом.

Сказали: ах, если бы пришла вовремя. Но и отказать при видимых «преимуществах» не смогли. Взяли, оговорившись: пусть уж ходит, раз пришла, но вряд ли догонит остальных. Она догнала и… перегнала. Из десяти одноклассниц на выпускном экзамене одна получила пятерку по классике. Одна из всех была приглашена в балетную труппу Большого театра еще до окончания академии - как победительница Международного конкурса артистов балета и хореографов в Москве (2005 год), завоевавшая Первую премию и золотую медаль.

В раннем детстве сказав «Балет – это моё», много-много и упорно и с удовольствием работавшая с педагогами Натальей Архиповой, Людмилой Литавкиной и другими.

Естественно, что при беседе с Чинарой после репетиции, когда она укутавшись в шарф, чтобы поберечь разгоряченное тело, по заведенной в балете привычке сидя на полу опустевшей сцены собирала несколько пар балетных туфель, в которых (оказывается) попеременно танцевала разные номера – вариации, адажио, проводила мизансцены, я не стала расспрашивать ее подробностях биографии и личных вкусах, тем более, что собирается делать, когда уйдет на пенсию, что почему-то интересует многих наших репортеров, берущих интервью у артистов балета.

В тот день мне было важно поговорить о том, как можно охарактеризовать статус солиста Большого театра, в балетной труппе которого до 250 артистов … И верю, что узнала много нового из того, что лежит на поверхности, да как-то не складывалось в цепочку представлений, дающих полную картину…

- Это ведь какая конкуренция! Какие депрессии у тех, кто не востребован! Какие амбиции тех, кто не попадает в число фаворитов…

- Подобные сложности есть в каждом коллективе, но их с честью преодолевают те, кто предан своей профессии и не может сидеть, сложа руки!

- Действует локоточками, раздвигая себе любимому путь к новым ролям, к возможности чаще выходить на сцену в спектаклях текущего репертуара?

- Возможно, где-то есть и такое… Но я имею в виду другое. От души работая на износ, по весьма напряженному графику, самые неравнодушные постоянно готовят новые партии и имеют в своем арсенале множество готовых партий, составляющих популярные да и новые балеты.

- По собственной инициативе?

- Очень часто! В годы учебы я регулярно была занята в школьных спектаклях, выступала и в главных ролях – привычка так и укоренилась.

- А на сцене Большого?

- Дебютировала в четверке маленьких лебедей в балете П.Чайковского «Лебединое озеро».

- По нашим меркам как частичка кордебалета…

- В Большом я, как бы вы сказали сегодня, по сей день «довольствуюсь» партией одной из двух подруг героини балете «Дон Кихот», участием во «Вставном па-де-де» из первого акта «Жизели»… Поверьте, для Большого это немало. Вот и небольшую партию Зины в поставленном Алексеем Ратманским балете «Светлый ручей» на музыку Д.Шостаковича считаю удачей.

- Вот ведь какая картина открывается…

- Во-первых, в Большом нет «маленьких, незначительных» партий – каждая исполняется на пределе возможностей и достойна уровня всей постановки в целом. Не случайно говорят, что любой солист этой труппы готовый ведущий для практически любого театра мира. И…ведет!

- Где выступали?

- Вот уже пятый раз в Баку… Здесь такие теплые, доброжелательные зрители… Явно, знают все балеты наизусть - самые сложные элементы поддерживают аплодисментами и даже криками «Браво!»

- А еще где?

- Объездила столичные театры СНГ, других городов России, выступала в Грузии, в Италии.

- С какими спектаклями?

- Танцевала Одетту и Одиллию в «Лебедином озере», Китри в «Дон Кихоте», «Жизель», Диану в «Диана и Актеон»… многое. И с разными, лучшими партнерами…

- Смогли бы показать эти работы на сцене Большого?

- Запросто… Если дадут…

- Все та же конкуренция?

- В принципе наш театр предпочитает приглашать зрителей в свои залы на «раскрученные» имена…

- А это значит…

- А это значит: мы имеем возможности (при желании, естественно) выезжать на гастроли – если по собственной инициативе отработаем до высокого уровня много больших партий, чтобы всегда быть готовыми принять достойное приглашение.

- Статус солиста Большого театра - это и уровень, и качество, и гарант востребованности – пусть за пределами этих роскошных стен

. - И пусть где-то тлеют амбиции, сжигает зависть или изнуряют депрессии, свою долю славы получает каждый талантливый артист, если он не сидит, сложа руки и не упивается своими проблемами.

- Можно смело сказать, что Чинара Ализаде с гастролями объездила много стран, где с успехом «ведет» главные партии в самых сложных и популярных балетах и любима публикой?

- Надеюсь.

- И многие проблемы решаются с помощью института персональных репетиторов…

- Персональный репетитор – это наставник, это учитель, как правило, опытный мастер, прошедший сценическую жизнь по полной программе. Он поддержит любую инициативу, расскажет секреты изучаемой партии, убережет от ошибок и травм, а главное – вытащит из тебя то лучшее, чего и сам не замечаешь.

- Кто работает с вами сейчас?

- Долгое время моим педагогом-репетитором была Марина Кондратьева, сейчас – Светлана Адырхаева…

- Имена, поистине звездные.

- А как дела у вас, - спрашиваю Карима Абдуллина, который будет танцевать с Чинарой впервые после 2005 года, когда она получила Золотую медаль, а он – вне конкурса – удостоился награды как ее «Лучший партнер».

- Практически так же, если не считать, что у мужчин конкуренции поменьше, и мне почаще перепадают большие и престижные партии, выпадает честь танцевать именно с «раскрученными», как вы сказали балеринами. Но ощущение востребованности чаще всего дают тоже гастрольные поездки. Престижные, позволяющие испытать успех у искушенной публики, они не дают соскучиться. Хотя артисты балета – народ, жадный на работу.

- А настоящая жадность?

- Она, увы, пришла во многие сферы жизни, и это мировые проблемы, к которым трудно да и не хочется приспосабливаться. Все - таки балетная публика – это замкнутый мир со своими причудами и предпочтениями. Мы воспитаны в обстановке, исключающей агрессию и сжигающей свою энергию в самых мирных целях. Разве нет?

- А как бы вы определили статус танцовщика, балерины?

- Если лаконично, я бы сказал, что амплуа - это багаж, это огромные трудности, которые ты преодолел, и которые дают тебе право называться истинным профессионалом. Это наше амплуа… На сцене и в жизни.

- Спасибо большое, ребята! Успехов вам во всем.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 20, 2014 9:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052010
Тема| Балет, Одесский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Андрей Меркурьев
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| "Крик" в Одессе
Солист Большого театра Андрей Меркурьев поставил балет по мотивам романа Александра Зиновьева

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6384 (112)
Дата публикации| 2014-05-21
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/05/21/krik.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ


Балет "Крик". Фото: Юрий Литвиненко

В самый разгар украинских волнений Андрей Меркурьев - солист Большого театра и один из самых заметных танцовщиков своего поколения, поставил в Одесском театре оперы и балета спектакль "Крик". Двухактный балет по мотивам романа Александра Зиновьева стал дебютом артиста в качестве хореографа.

Вы ставили свой спектакль в Одессе в очень тяжелой политической обстановке, которая не могла не сказаться на атмосфере этой работы. Как все это было?

Андрей Меркурьев: Постановка спектакля совпала с трудным временем для Украины. И, конечно, я это ощущал и видел, как все переживают. Была мысль просить о переносе спектакля. Но мы продолжали работу. Солисты брали репетиции в выходные дни. Они понимали, что им эта работа только на пользу. Родные, близкие, друзья, коллеги писали и звонили мне, просили вернуться в Россию. Но я не мог бросить начатое дело. К счастью, беспорядки в городе прекратились и постановка продвигалась. Именно в это тяжелое время и возникло название спектакля - "Крик". Что, кстати, тоже поначалу меня тревожило. Но потом я понял, что это действительно Крик. И принял это название. Меня перестало смущать то, что мы ставим и выпускаем спектакль в такое страшное для Одессы и Украины время. Я артист, педагог-балетмейстер. Это моя профессия, и я должен ее исполнять. Пекарни же продолжают печь хлеб, учителя преподавать... Поэтому нам надо было тоже просто продолжать работать. В какие-то дни мы заканчивали не очень поздно, и была возможность зайти в магазин. По дороге я начинал оборачиваться - я не бесстрашный человек. Я очень сострадаю семьям одесситов, которые пострадали в те жуткие дни. Страшно, страшно все то, что там творилось. Одесса с ее архитектурой, историей, людьми - уникальный город. Все доброжелательны и милы с тобой, что очень подкупает. Я чувствовал себя там как дома. И я надеюсь вернуться туда. Работать ли, отдыхать, но вернуться.

Как возникла идея работать с романом Александра Зиновьева - не самого балетного автора?

Андрей Меркурьев:
Так случилось, что я познакомился с Ольгой Мироновной Зиновьевой, вдовой Александра Александровича. Мы общались, и я все больше узнавал о семье Зиновьевых, об их судьбе, гонениях. Однажды Ольга Мироновна сказала мне после увиденного спектакля с моим участием, что очень хотела бы снять фильм по роману "Иди на Голгофу", где в главной роли видит меня. Я обрадовался, так как мечтал сняться в кино. Но в какой-то момент все поменялось, и разговор пошел не о съемках фильма, а о постановке балетного спектакля. Мне предлагалось не только исполнить главную роль, но и поставить этот балет. Фонд Зиновьева во главе с Ольгой Мироновной стали искать, где возможно рождение этого спектакля. Так появился Одесский театр оперы и балета. В сентябре мы договорились с театром и назначили премьеру на май. Но начали постановку позже запланированного срока - у меня были спектакли в Большом театре. Время на подготовку было очень ограничено. Спектакль строился, менялся, рождался. Я боялся, что не успею сделать и половины, так как репетиции совпали с праздниками и трагическими событиями.

Как прошла премьера "Крика" в Одесском театре?

Андрей Меркурьев:
Как я видел по некоторым спектаклям, в театр люди сейчас идут неохотно. Но "Крик" встретили очень тепло. После каждого номера кричали браво. На первом спектакле было, конечно, много приглашенных. Второй пришлось задержать из-за того, что люди покупали билеты в последний момент. На третий спектакль, как мне написали, мест не было - аншлаг. Это очень приятно. Самое главное, что артисты приняли меня и мою хореографию. Я приобрел еще один театр, новую семью, которая поверила в меня. Больше всего мне хотелось, чтобы артисты были счастливы. Если бы вы видели их лица на премьере, генеральной репетиции! Слышали, что они мне говорили, прощаясь. Сердце разрывалось на кусочки. Они выражали свое признание, любовь. И это моя победа. Не постановка балета, а именно то, что артисты раскрылись. Они почувствовали мою любовь к ним и взамен отдали свою. Разве это не счастье!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2014 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052101
Тема| Балет, XXVII Международный фестиваль классического балета им. Р.Нуриева (Казань), Дортмундский балет
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Нуриевский фестиваль: набор для нежности в немецкой сборке
Космические перегрузки на сцене и набор для утренней гимнастики. Часть 4-я

Где опубликовано| БИЗНЕС Online. Татарстан
Дата публикации| 2014-05-21
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/104742/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Два дня на фестивале им. Нуриева были отданы выступлениям Дортмундского балета. Малоизвестная труппа, несмотря на скромные возможности, представила огромное разнообразие современной хореографии. Известный театральный критик Анна Галайда, специально приглашенная «БИЗНЕС Online» на фестиваль, в своем материале рассуждает о достоинствах и недостатках прошедших спектаклей.



ДВЕ ПРЕМЬЕРЫ

Уильям Форсайт, Ханс ван Манен, Александр Экман, Дуглас Ли, Кристиан Шпук, Эдвард Льянг, Мауро Бигонцетти, Бенжамен Мильпье, Дэмис Вольпи, Иржи Бубеничек — это не афиша New York City Ballet или парижской Opera. Так выглядит список хореографов, в последние два-три года сотрудничавших с Дортмундским балетом. Российские реалии провоцируют заподозрить, что у компании с таким репертуаром — громкое имя и звонкий бюджет. Но Дортмундский балет — понятие практически неизвестное в балетном мире. Он ведет жизнь скромного городского коллектива, каких десятки в Германии, обустроивших театры в каждом мало-мальски заметном городе. Российская театральная система когда-то и формировалась по образу и подобию немецкой. Но полсотни отечественных оперных театров имеют гигантские труппы и тщатся возвести собственную «Спящую красавицу», требующую сотню статистов и хотя бы полтора десятка солистов высшего класса, хотя даже их весомые по европейским меркам бюджеты обычно способны обеспечить лишь достойное веретено для Авроры. В штате Дортмундского балета — два десятка танцовщиков, 7 стажеров и пять приглашенных солистов. «Лебединое озеро» (оно все же поскромнее «Спящей красавцы» или «Баядерки») у них тоже есть, но не в величественной классической версии, а в оригинальном прочтении собственного худрука. Китаец по происхождению, Син Пэн Ванг уже несколько десятилетий активно работает на Западе, с 2003 года стоит во главе Дортмундского балета. И, нужно отдать ему должное, виртуозно распоряжается крошечной, по отечественным представлениям, труппой. В России он решил показать две премьеры нынешнего сезона, играющие на контрастах, свете и тени современной хореографии, но сохраняющие респектабельную буржуазную чинность.

Для вечера знакомства Син Пэн Ванг выбрал собственный полнометражный балет «Сказки Венского леса». Само название влечет за собой устойчивую цепь ассоциаций — эпоха бидермейера, вальсы, Штраусы, отец и сын, модный Пратер, кринолины, кружевные зонтики, изящные шляпки. И Син Пэн Ванг, кажется, идет на поводу у зрителя — первым на афише стоит Иоганн Штраус (сын). Правда, рядом с ним красуется имя Альбана Берга, одного из самых знаменитых «нововенцев» и знамени музыкального экспрессионизма. Дортмундские «Сказки Венского леса» не имеют никакого отношения к ностальгической эстетике знаменитого «Прощания с Петербургом» — в основу балета положена пьеса австро-венгра Эдена фон Хорвата, писателя трагической судьбы, скрывавшегося по всей Европе от фашизма и в 36 лет нелепо погибшего на парижских Елисейских полях от грозы. Фон Хорват был знаменитым бытописателем, исследовавшим низы венского общества. В основу своей пьесы он положил старую венскую легенду о том, что раз в год мертвые получают второй шанс — они могут вернуться к жизни, чтобы решить свои незаконченные дела. Двухактные балетные «Сказки Венского леса» повествуют о простолюдинке Марианне. Она помолвлена с мясником Оскаром, но мечтает о красавце и аферисте Альфреде. Девушке удается обратить на себя его внимание, ради нее он даже оставляет Валерию, на деньги которой живет. Но рождение ребенка разрушает идиллию. Альфред заставляет Марианну отдать сына на попечение и устроиться работать танцовщицей. Она тяжело переживает смерть младенца и охлаждение Альфреда, который возвращается к Валерии. Оскар прощает Марианну, но вдали уже маячит фигура под капюшоном. Однако у каждого венца, согласно поверью, есть еще один шанс.



ПЛЕННИК «ЛЕБЕДИНОГО ОЗЕРА»

Син Пэн Ванг, выросший вдали от венских предместий, не пытается воссоздать на сцене ни очарования, ни убожества этих мест. Сценограф Франк Фельман, художник по костюмам Александра Шисс и художник по свету Карло Черри создают условную среду обитания. Красный клин в заднике сцены, возникающий на первых тактах музыки при появлении очищенной души Марианны, обладает гораздо большим воздействием, чем прелестный образ Вены, будто сошедший со старинной открытки и образующийся на месте кровавого треугольника. Но в целом только венские вальсы, польки, галопы напоминают о месте действия спектакля. Хореограф же, как и многие воспитанники пекинского Института балета, заворожен двумя разнонаправленными векторами актуальной хореографии — неоклассическим балетом и современным танцем. Прошедший шлифовку эссенской Фолкванг, главной кузницы немецких хореографов-модернистов, Син Пэн Ванг тяготеет к простоте, надломленности рисунка и нагнетанию эмоционального переживания, свойственным современному танцу. Своих танцовщиков он заставляет ходить с пятки, выставлять локти вперед, максимально заменяет пальцевую технику босоногими плясками и использует словарь из безразмернвх анналов Килиана и Эка — честно старается быть радикальным. Но сегодня уже мало кто верит в то, что босоногие танцы — это гарантия авангардизма, а пуанты — свидетельство классической добропорядочности (для расставания с иллюзиями могу рекомендовать любой спектакль знаменитого канадца Эдуарда Локка, устраивающего на пуантах гонки на выживание). Син Пэн Ванг мыслит в категориях старого балета: разворачивает сюжет, живописует детали, увлекается созданием атмосферы за счет вставных, по сути, номеров. В комбинации сами собой врываются chaines, sautes de basque и даже застенчивые jetes en tournent, а в моменты наивысших душевных переживаний — верхние поддержки, как в каком-нибудь советском акробатическом Вальсе Мошковского. Предложить такой лексический набор выпускнику академии современного танца можно лишь для тестирования услуг скорой помощи. А образ главной героини, которую в легкомысленной Вене кружит вальс Штрауса, в минуты душевных терзаний — мелодии Берга (малобюджетный Дортмундский балет танцует под фонограмму), разделен между двумя танцовщицами — и здесь приходится капитулировать перед фактом, что образованный и прекрасно информированный хореограф остается пленником «Лебединого озера».

НЕМЫСЛИМЫЕ ПЕРЕПАДЫ

Вторая программа гастролей была составлена из трех одноактных балетов, испытывающих зрителя на перепады давления в невесомости. Причем «Головокружительное упоение точностью» Форсайта, поставленное в 1996 году, стало уже практически такой же классикой, как «Спящая красавица». «Кактусы» Экмана, премьера 2010 года, победно прорастают на лучших сценах всего мира. А «Фортепианные пьесы» Дугласа Ли созданы специально для Дортмундского балета в ноябре 2013 года.

37-летний британец Ли, известный в России благодаря оригинальной постановке для Пермского театра оперы и балета, которая в прошлом году фигурировала в финале «Золотой маски», — наследник знаменитой штутгартской балетной традиции. Эта компания, прорвавшаяся в число лидеров балетного мира в начале 1960-х с приходом туда Джона Крэнко, уже полвека поставляет миру хореографов. Сам Крэнко благословил на постановочную работу своих ведущих солистов Джона Ноймайера, Иржи Килиана и Форсайта. Теперь эстафету принял Дуглас Ли, тоже экс-премьер труппы и ныне ее штатный хореограф. При постановке «Фортепианных пьес», которые в Дортмунде предваряют балет Форсайта, Ли, вероятно, особенно остро ощущал преемственность. Во всяком случае, поставленный на сборную музыку Джуриана Андриессена, Франка Хенне, Чиеля Мецерлинга, Джерона ван Веена и Франца Шуберта балет выглядит оммажем шедевру Форсайта In the Middle Somewhat Elevated: на танцовщиках та же униформа (майки цвета хаки, черное трико на мужчинах, черные прозрачные колготки и белые пуанты на женщинах), тот же минимальный свет, лишь прорисовывающий линии танцовщиков, те же растяжки, от которых, кажется, кости готовы вылететь из суставов. Балет для 7 танцовщиков и трех роялей следует не нарративному сюжету, а собранной как пазл музыке: исполнители появляются в луче то дуэтом, то трио, всем ансамблем и соло, позволяя следить за тем, как свет играет с линиями бесконечно длинной руки, а ритм заставляет мышцы то сжаться с такой скоростью, что кажется, будто они должны лопнуть от напряжения, то немыслимо растянуться.

Эти немыслимые перепады и привил современному классическому балету Форсайт. Американец, почти всю жизнь работающий в Европе, он живое отрицание драмбалетных установлений, по которым 70 лет жил русский балет. Ему не нужен литературный сюжет, красивое оформление и тяжелый на подъем симфонический оркестр. Форсайт препарирует возможности человеческого тела, не позволяя ему сдаться законам физики. Он устанавливает собственные отношения с пространством и временем. В молодости Форсайт обожал ставить свои эксперименты на пуанты, теперь предпочитает contemporary dance и создает перформансы в огромном промышленном ангаре на окраине Франкфурта. Его нынешние спектакли настолько сложны для непосредственного восприятия, что даже в культивирующей современное искусство Германии власти закрыли всемирно известную компанию и вернули зрителям пачки и лебединые перья. В России Форсайта впервые поставили 10 лет назад в Мариинском театре — и это авантюрное путешествие в неведомые миры оказалось головокружительным упоением точностью. Дортмундский балет остановил свой выбор именно на балете с этим названием — одном из самых популярных в опус-листе хореографа, который танцуют лучшие труппы мира. «Головокружительное упоение точностью», кажется, изящно играет играет в классический балет: три танцовщицы на пальцах, в горчичных солнышках пачек (правда, хулигански сплющенных и придающих артисткам вид инопланетянок) и два танцовщика всего 11 минут под Шуберта повторяют вроде бы традиционные классическое pas. Только ось движения смещена на десятки градусов, арабески с аттитюдами запрокидываются далеко за прямые углы, количество вращений удваивается, а скорость движения сравнима с гоночным болидом: те, кому повезло станцевать этот спектакль, говорят, что текста в нем больше, чем в балеринской партии трехчасовой «Баядерки». Форсайт развинчивает привычные pas, чтобы показать то, что обычно скрыто от глаз зрителя, — технологию движения.

Но, в отличие от танцовщиков Мариинского, Большого и Пермского театра оперы и балета, в последние годы тоже освоивших стиль хореографа, квинтет дортмундцев чувствует себя в космических перегрузках Форсайта неуютно. Хореограф, тщательно следящий за состоянием своих балетов, лично контролирует даже запись фонограммы спектакля, добиваясь того, чтобы расхождение в темпе не превышало двух-трех секунд. У немецкой труппы при этом теряют свое безумие прыжки в немыслимых плоскостях, поддержки, отрицающие законы гравитации, и вращения со смещениями точки опоры, а от изящной насмешки над классическим балетом остается лишь гримаска замученности. Но все же темп героически удается выдержать и довести спектакль до финала. И оказывается, кристаллическая решетка «Упоения» настолько упруга и прочна, что балет сохраняет свое обаяние.

ПОРТРЕТ ТРУППЫ

А в «Кактусах» Экмана наконец наступает время contemporary dance, ради знакомства с которым, судя по всему, в Казань и пригласили Дортмундский балет. 30-летний швед — в какой-то мере тоже продолжатель традиций, заложенных в Штутгарте. Сам он в немецкой труппе не танцевал, зато был артистом NDT — Нидерландского театра танца, многолетней вотчины Килиана, который для новых поколений хореографов стал таким же мастером, каким для него и его сверстников был Крэнко. Несколько лет назад Килиан попросился из труппы, которую привел к мировой славе, на покой. Экман, несмотря на юность, к тому времени уже имел постановки в Cullberg Ballet, Шведском Королевском балете, Норвежском национальном балете и других крупных компаниях. Он стал одним из тех штатных хореографов, которого мэтр оставил вместо себя.


Посмотреть в отдельном окне


Уроки Килиана легко узнаются в «Кактусах», в оригинале поставленных для NDT. Экман ловко играет бытовыми движениями, жонглирует постукиваниями, подергиваниями и упаковывает в замыленный «набор для утренней гимнастики» парадоксальность мира, который вызывает у хореографа не разлитие желчи, а задор и нежность. Рассаженные на индивидуальные платформы, в униформе белых маек и треников с каким-то подобием лыжных шапок на голове, танцовщики сами напоминают кактусы, которые в финале будут радостно топорщиться в руках у каждого. Танец в спектакле занимает такое же место, как и живая речь, на английском звучащая из динамиков. Пока в права не вступают Бетховен, Гайдн и Шуберт, то чей-то голос разглагольствует о роли танца в современном обществе, то ни о чем болтает обычная парочка, и в ответ на ничего не значащую фразу о том, не завести ли кошку, она и сваливается с небес на сцену. Экман, рассаживая на сцене в шахматном порядке 16 танцовщиков, не создает произведение — он придумывает приятный повод собраться и провести время вместе. Состав Дортмундскогго балета оказался точно соответствующим количеству занятых в спектакле исполнителей. И «Кактусы», поставившие точку в гастролях, можно рассматривать как портрет труппы. Она не претендует на топовые места в профессиональном рейтинге, но ее тщательно подобранные разнообразные спектакли найдут отклик у любого зрителя.

фото: Сергей Елагин
видео: Сергей Елагин
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2014 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052102
Тема| Балет, Astana Ballet, Гастроли в СПб
Авторы| ОЛЬГА Ъ-ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Казахстанцевальная программа
Astana Ballet в Михайловском театре

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №85, стр. 14
Дата публикации| 2014-05-21
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2475256
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Поэтический эпиграф к "Казахскому вальсу" сообщал о качающемся "седой волною" ковыле
Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ

В Санкт-Петербурге на сцене Михайловского театра состоялся вечер хореографического коллектива Astana Ballet. Гости из Казахстана показали программу "Восточная рапсодия". На танцы "Аккулар", "Казак вальсi", "Альмейлер Биi" и другие любовалась ОЛЬГА Ъ-ФЕДОРЧЕНКО.

Рождение Astana Ballet напоминает о культурной политике Советского Союза: в каждой национальной республике должен быть свой национальный музыкальный театр, в котором национальные кадры будут петь национальную оперу и танцевать национальные балеты. После распада страны некоторые бывшие республики упразднили оперу и балет как не соответствующие культурным традициям нации. Казахстан предпочел проводить иную художественную политику: новой столице молодого государства необходим новый театр, и в 2012 году состоялась первая репетиция Astana Ballet, а два года спустя театр начал гастрольную деятельность. Первым городом за пределами Казахстана, который посетил новый коллектив, стал Санкт-Петербург.



Международную презентацию Astana Ballet провели с размахом: сцену предоставил Михайловский театр, в зале наблюдался почти аншлаг, ложи бенуара заняли все ведущие телеканалы, присутствовала многочисленная казахская диаспора, на спектакле была замечена уроженка Алма-Аты Алтынай Асылмуратова. Концерт сопровождался разнообразными световыми эффектами (как на дискотеке), на заднике показывали видовые кинофильмы (в соответствии с тематикой номеров), каждому номеру был предпослан стихотворный эпиграф (на казахском языке), перевод проецировался на занавес.

Концерт составили 14 танцевальных номеров, которые отражали достижения современной хореографической мысли Казахстана и влияние на нее русской классической культуры. Эта тема отражалась в номерах, открывавших концерт Astana Ballet: "Лебеди" и "Казахский вальс". В первом девы в белых национальных одеждах красиво группировались, грациозно перемещались в па-де-бурре и вдохновенно взмывали в па-де-ша. Поэтический эпиграф к "Казахскому вальсу" сообщал о качающемся "седой волною" ковыле. Никаких седых волн в номере зрители не увидели (ковыль, впрочем, тоже отсутствовал), а увидели 16 прелестных барышень на пуантах в розовых, зеленых и желтых туниках. Они вставали в узнаваемые пластические группы из "Шопенианы", солистки делали уверенные туры по диагонали и по кругу, демонстрировали неплохие прыжки; иные кордебалетные танцовщицы, чтобы скрыть ласкающие взор чарующие округлые формы, злоупотребляли профильными позами (в профиль они действительно выглядели стройнее).

Другой, не менее важной темой, представленной в программе вечера, было богатое историко-культурное наследие казахского народа. Жемчужина казахского литературного фольклора — лирико-эпическая поэма "Кыз Жибек" послужила основой танцевального номера под тем же названием. В нем поэтически рассказывается о "снах, томительных чувствах", которые "юную волнуют кровь": казахские красавицы живописными группами окружали еще более прекрасную главную героиню, казахскую Джульетту, возвышенно мечтающую о простом женском счастье. Еще одна восточная сказка, "Нареченные", ожила в целомудренных танцах изящных девушек, одетых в небесно-голубые платья, семенящих мелкими шажками не хуже артисток ансамбля "Березка". А образ воинственных кочевников воплотили отважные амазонки в номере "Скифские фрески", танцы которых творчески варьировали "Половецкие пляски" Михаила Фокина, Касьяна Голейзовского и Игоря Моисеева (об истинных авторах хореографии всех номеров концерта программка почему-то скромно умолчала).

Тема дружбы с народами Юго-Восточной Азии прозвучала в номерах "Богиня Сарасвати" (индийский танец), "Тао Йао" (китайский танец), "Майко" (японский танец). Завершало концерт "Шествие красавиц" (единственный номер без стихотворного комплимента) — и это была блестящая демонстрация миловидности и грации артисток Astana Ballet. На финальные поклоны вышли все участницы коллектива — 25 очаровательных танцовщиц! Жаль, конечно, что в "Балете Астаны" совершенно нет мужчин (не считая представительного конферансье во фраке) — их участие однозначно оплодотворило бы показанную хореографию.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июл 04, 2014 10:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2014 10:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052103
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Вашингтоне
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Вашингтону о любви
"Жизель" Большого театра на гастролях в Америке

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6384 (112)
Дата публикации| 2014-05-21
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/05/21/gastroli.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Сегодня на сцене Центра исполнительских искусств Джона Кеннеди в Вашингтоне начинается гастрольная серия спектаклей "Жизель" Большого театра, которая продлится с 20 по 25 мая. Это увертюра к большим гастролям балетной и оперной труппы Большого театра в Нью-Йорке с 12 по 28 июля.

Несмотря на наметившуюся напряженность в отношениях России и США, давно запланированные гастроли балета Большого театра на другом континенте никто не отменял. Как не отменились они только что, весной, в Вене, где с громадным успехом прошло концертное исполнение оперы "Царская невеста" Римского-Корсакова.

Последние семь сезонов Большой театр регулярно выступает в США, но впервые эти гастроли совпадают с таким кризисом в отношениях двух держав. Есть и еще одно сложное обстоятельство: Большой театр впервые приезжает в Вашингтон после знаменитого прошлогоднего "кислотного" скандала в балете и ухода из театра двух ведущих звезд, хорошо известных в Америке, Натальи Осиповой и Ивана Васильева. Между тем вопрос о творческом успехе и продажах билетов перед организаторами не встает: зал весь раскупается, причем заранее.

Американская критика на гастроли российских трупп никогда не выглядит монотонной, но в оценке качества спектаклей превозносит Большой до небес. Нынешний приезд Большого ждут с особым нетерпением - и не только по названным причинам, но и потому, что грядет первое выступление на этих гастролях премьера Американского театра балета Дэвида Холберга, три года назад ставшего приглашенным премьером Большого. У уроженца Южной Дакоты в Москве мощное лобби поклонников, а теперь и американцы смогут оценить его Графа Альберта в окружении отличного кордебалета и в паре с мировой звездой и главной примой Большого Светланой Захаровой. В остальные дни главной парой в "Жизели" будут Анна Никулина - Артем Овчаренко и Екатерина Крысанова - Руслан Скворцов. Нет сомнений, что настоящие балетоманы не преминут посмотреть привезенную "Жизель" минимум трижды. Этот лучший из сохранившихся романтических балетов остается самым любимым названием на мировой сцене. Большой показывает "Жизель" в редакции Юрия Григоровича, где сохранены классические сцены Жана Коралли. Кордебалет Большого театра одинаково хорош и в крестьянских сценах 1 акта, и в бесплотных танцах вилис во 2-м акте. И не сегодня замечено, что лучший способ растопить лед в отношениях - это отправить на гастроли русский балет.

Кстати

На гастролях Большого театра в Нью-Йорке в Линкольн-центре будут показаны "Лебединое озеро", "Дон Кихот", "Спартак" и концертное исполнение "Царской невесты" с артистами Молодежной программы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2014 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052103
Тема| Балет, Современный танец, "Золотая маска, Итоги
Авторы| Александр ФИРЕР
Заголовок| Звёзды за бортом
Балет / современный танец
Где опубликовано| Музыкальная жизнь |  №5 • 2014, стр.22-23
Дата публикации| 2014 май
Ссылка| http://ikompozitor.ru/RU/catalogue/mz
Аннотация| "Золотая маска" Итоги

На заключительной юбилейной церемонии «Золотой Маски» (отметившей своё 20-летие и ставшей неотъемлемой составляющей российского театрального процесса) на исторической сцене Большого театра были названы имена лауреатов по итогам прошлого театрального сезона. «Распределительный» результат в сегменте «балет-современный танец» оказался оглушительнее любой нашумевшей премьеры.

Главная и основная проблема при раздаче премий состоит в том, что «Золотая Маска» так и не определилась, что считать современным танцем, а что современным балетом и балетной классикой; как художественно и конкурсно соотносить постановки прошлого века с сегодняшними опусами; как «судить» спектакли, представляющие собой многоактные гиганты или одноактовки; как поступать с произведениями, которые давно уже значатся шедеврами в среде специалистов и собирают полные залы зрительской аудитории.

Жюри нынешнего созыва хирургически отсекло признанные работы мэтров – «Квартиру» Эка, «Вторую деталь» Форсайта, «Бессонницу» Килиана и «Майерлиг» Макмиллана. Последние две работы, прекрасно исполняемые труппой Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, особенно жалко.

При абсолютной размытости «градационного рубежа» между современным и классическим танцем из конкурса в разделе «балет/спектакль», безусловно, обоснованно выпали не лучший балет Начо Дуато «Ромео и Джульетта» и среднестатистический, чересчур социально обытовлённый опус Кирилла Симонова «Пульчинелла». Сошёл, к сожалению, с дистанции неважно исполненный труппой Мариинского театра симпатичный балет «Concerto DSCH» Алексея Ратманского и нечётко режисссёрски выстроенный и не лучшим образом станцованный артистами Михайловского театра (главным образом это касается исполнительниц главных женских партий Оксаны Бондаревой и Анжелины Воронцовой) спектакль «Пламя Парижа» в редакции Михаила Мессерера.


Сцена из спектакля "Вариации Сальери" Фото Сергея Гутника

Интересные работы представил Вячеслав Самодуров с руководимым им и возрожденным Екатеринбургским балетом. Фейерверк темпов аллегро, живого юмора, свежих композиционно-ассиметричных идей в рисунке кордебалета – любопытные «Вариации Сальери» на музыку «26 вариаций на тему испанской фолии» Антонио Сальери получили сразу три «Маски»: за лучшую работу балетмейстера, а также в номинациях «женская роль» и «балетный спектакль». По-видимому, отодвинув мэтров, жюри отдало пальму первенства Самодурову за талантливую адаптацию классического экзерсиса в креативном современном контексте для претендующей на академизм репертуарной труппы. Не получивший «Маски» второй опус Самодурова «Cantus Arcticus» («Арктические песни») на музыку финна Эйноюхани Раутаваары (в «фоторамочном» аристократическом обрамлении Генделя) был тоже убедителен. Гомон и крики птиц в партитуре, блики северных сияний на заднике, яркий «тропический» окрас балетных костюмов Вячеслав Самодуров соединил в самобытное пластическое эссе о полётной природе танца в оригинальном ракурсе её подачи.


"Вариации Сальери" Елена Воробьева, Андрей Сорокин Фото Сергея Гутника

По итогам конкурса в разделе «современный танец/спектакль» «Маску» получила «Весна священная» Татьяны Багановой (инспиратор спектакля в Большом театре член жюри Павел Гершензон). На фоне вторичных «Вёсен» Патрика де Баны и Саши Вальц опус Багановой отличается новизной и награждён заслуженно, хотя и зрителями принимался неоднозначно. Спектакль запомнился не только исполнением с полной отдачей, но ещё и гиперболически интересными сценографическими инсталляциями художника Александра Шишкина.

«Пиком» судейства стала раздача премий за лучшие женскую и мужскую роли, присуждаемых артистам вне зависимости от их принадлежности к классическому балету или современному танцу, от разной пластики артистов в различных танцевальных разделах, от участия в полнометражном или одноактном спектакле, от танцев на пуантах или босиком и в сапогах. Даже яркая индивидуальность и актёрское дарование тут было почти не в счёт. К слову сказать, ещё и эксперты «Золотой Маски» лишили жюри возможности увидеть успехи Большого театра в прошедшем сезоне. А именно, не были представлены интересные работы артистов в премьерном спектакле «Онегин», да и за «Квартиру» номинирован был лишь один артист из плеяды талантливых солистов.

Безоговорочными фаворитами абсолютного большинства публики и балетных критиков были Наталья Осипова и Леонид Сарафанов в двухактной «Ромео и Джульетте» и Сергей Полунин в трехактном «Майерлинге». Джульетта Осиповой и кронпринц Рудольф Полунина – выдающиеся работы, поднявшие спектакли на новую высоту: далеко не каждый сезон подобное рождается на балетной сцене. Факт вопиющий, что жюри их проигнорировало. Премию за лучшую женскую роль получила хорошая, удачно выступившая, но ординарная балерина Елена Воробьёва (за «Вариации Сальери»). Оторопь вызывает и присуждение премии за лучшую мужскую роль Владимиру Варнаве за часового «Пассажира». Жюри по каким-то своим вкусовым умозаключениям и пристрастиям решило отметить хоть как-то «Пассажира», эту мужскую эротическую грёзу с проникновением в дебри подсознания. С хореографических позиций спектакль явно аскетичен в сравнении с опусами Самодурова. Тогда жюри сделало «гроссмейстерский» ход, подарив с барского плеча «Маску» за лучшую мужскую роль хореографу и исполнителю «Пассажира» Варнаве, не сумев, видимо, подогнать данный спектакль под иные номинации. Пластичный Варнава вовсе не бесталанен в современном танце, но соперничать с феноменальным танцовщиком и глубоким артистом Полуниным он объективно не мог ни по каким параметрам. При этом, я совершенно уверен, что Полунин мог бы станцевать и «Пассажира», но Варнава – «Майерлинг» никогда!

Делать же выбор между блистательной Осиповой и Воробьёвой по исполнению и по содержанию их танца (даже в столь разных произведениях) также нелепо, как и сравнивать ту же Осипову с Бондаревой в «Пламени Парижа».

Всё, конечно, зависит, как всегда, от вкусов членов жюри. Поэтому автор этих строк предвидел, что ни Осиповой, ни Полунину «Маска» «не светит» и что Варнаву попытаются запустить на орбиту «большой сцены». В этом смысле «Маска» в танцразделе выглядит сущим рудиментом советской эпохи, напоминая жюри балетных конкурсов, собиравшее друзей-сотоварищей и заранее намечавших исход состязания. В жюри по музыкальному театру из 15 персон (некоторые консолидированы одними и теми же театрами) танцевальное искусство было представлено четырьмя членами (и причём троих из них тесно связывают творческие отношения). К примеру, численный состав членов жюри «Оскара» почти в 15 раз больше жюри «Маски» – всё-таки нашей национальной театральной премии.

А когда две трети членов музыкального жюри - композиторы, музыковеды, певцы, художники и режиссёры, то результаты в разделе «танец» могут быть самыми непредсказуемыми. И тогда среди членов жюри должен найтись хотя бы один человек, понимающий, что невозможно оставить без приза выдающиеся работы выдающихся артистов, и предложить специальный приз.

Репутация «Золотой маски», вступившей в своё третье десятилетие существования, целиком в руках самой «Маски», которой следует пересмотреть менеджерскую политику и художественные критерии.


"Арктические песни" Фото Сергея Гутника


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 22, 2014 7:55 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2014 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052104
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Артём Овчаренко
Автор| Ирина Удянская; Фото: Платон Шиликов
Заголовок| Философия романтизма
Где опубликовано| Watch Russia
Дата публикации| 2014-05-21
Ссылка| http://www.watchrussia.com/articles/filosofiya-romantizma
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Самый пылкий романтик Большого театра, станцевавший весь классический репертуар – «Жизель», «Раймонду», «Спящую красавицу», «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетту» – и занятый во всех недавних премьерах, победитель проекта «Большой балет» на телеканале «Культура», трудоголик, мечтатель и просто красивый человек Артем Овчаренко рассказал WATCH о своей новой роли – Армана Дюваля в «Даме с камелиями», работе с хореографом Джоном Ноймайером и своем отношении к современному танцу.



В театре у вас амплуа балетного принца, героя-любовника. Как складываются ваши отношения с современной хореографией, которая в большинстве случаев не рассказывает никаких историй?

Конечно, я танцевал принцев еще со школы, но в моем репертуаре встречаются партии, ломающие этот стереотип, например Замарашка в детском балете «Мойдодыр». Что касается моей последней роли в «Даме с камелиями» Джона Ноймайера, не могу сказать, что это современная хореография, contemporary. Спектакль построен на классических движениях, это скорее современная хореодрама.

У Ноймайера очень осмысленная хореография. Я его как-то спросил: «Может быть, Дюма написал эту книгу как либретто к вашему спектаклю?» В «Даме с камелиями» нет театральности, наигранных жестов – все естественно, как в реальной жизни. Балет создавался для камерной сцены, а не Большого театра, но это никак не помешало мне воспринимать спектакль. У Джона нет ничего второстепенного, каждая деталь играет важную роль: кто как входит, где лежит книга, какого цвета камелии у Маргариты. Передо мной стояли точные задачи, что именно сказать зрителю. Это было главным, когда я вышел на сцену. И впервые в жизни я танцевал, не думая о том, как выполню то или иное движение, подниму ногу в арабеск, скручу пируэт.

Какой он, ваш Арман? На что вы опирались, когда готовили партию?

Основная работа в этом спектакле – три больших адажио, в каждом своя история. В первом акте Арман только знакомится с Маргаритой. Он знает, что она куртизанка, проститутка, повидавшая мир и знающая цену деньгам, у нее в доме богатые покровители, на шее – бриллианты, на столике – шампанское Dom Pérignon. И вдруг появляется простой парень, к которому она проникается симпатией. Когда я вбегаю в будуар, Маргарита лежит ко мне спиной, а мне нужно как-то начать разговор. И я очень осторожно притрагиваюсь к ее руке. В этом адажио Маргарита сильнее Армана, она будто говорит: «Ты знаешь, кто я такая». Она привыкла к роскоши, а тут появляется человек, который предлагает ей только руку. И ее реакция – минутная пауза. Это очень сильный момент у Ноймайера. За эту минуту герои как магниты притягиваются друг к другу.

Маргарита приглашает Армана присесть рядом с ней на кушетку, а он просто падает к ее ногам. Когда начинается адажио и я поднимаю ее, Джон просил, чтобы я сделал это плавно и безусильно, без рывка. Маргарита должна понять, что Арман готов пронести ее над всем миром на руках. Она говорит о своей чахотке, а я начинаю ее целовать, будто пытаюсь убедить: «Моя любовь спасет тебя от болезни, ты забудешь обо всем». В спектакле есть эпизод, когда Маргарита убегает, а я иду за ней 8 тактов на коленях. Она убеждается, что даже если мне придется пройти на коленях весь Париж, я это сделаю.

Из книги Дюма мы знаем, что Маргарита носит белые камелии в «рабочие» дни и красные – в «выходные». В первом акте она дарит Арману красный цветок и говорит, чтобы он пришел к ней, когда камелии поменяют цвет. А во втором акте, когда Арман засыпает над книгой, Маргарита прокрадывается в его каморку и оставляет белую камелию. Проснувшись, Арман обнаруживает долгожданный цветок и счастлив, что она была здесь. В балете Ноймайера мы понимаем каждый шаг. Все детали символичны.

Второе адажио в загородном доме Маргариты совсем другое – трепетное, тихое: два человека уже любят друг друга и мечтают, строят планы, наслаждаются жизнью. Маргарите стало легче, она перестала кашлять кровью, начала забывать о болезни. Потом мсье Дюваль уговаривает ее оставить Армана, ведь связь сына с куртизанкой – немыслимый позор для семьи. Арман возвращается и читает письмо, в котором его возлюбленная говорит, что они должны расстаться. Он не понимает, что происходит. Идет эмоциональный взрыв: «Это была ложь? Я был очередной игрушкой для нее? Она выбрала свою прежнюю жизнь?» В конце монолога я мечусь по авансцене из последних сил и вдруг вижу, как обнаженная Маргарита ложится в кровать с герцогом. Гаснет свет. Я никому не пожелал бы увидеть такую сцену в реальной жизни и старался донести чувства моего героя до зрителя через собственные ощущения.

В третьем акте есть знаменитая пауза Ноймайера: герои случайно встречаются на Елисейских Полях, Арман подходит к Маргарите, у нее медленно падает из рук букет белых камелий. Когда я поднимаю букет, ей очень хочется прикоснуться к моим волосам, но она не может: она поклялась моему отцу пожертвовать своей любовью. Тут появляется Олимпия, и назло Маргарите я начинаю с ней флиртовать. Беру на руки, отношу в свою комнату, начинаю раздеваться, но не в силах продолжить. Олимпия мне отвратительна.

Третье адажио не похоже на предыдущие. Маргарита и Арман причинили друг другу столько боли, что не могут быть вместе, хотя и желают этого. Это адажио эмоционально очень сильное, глубокое: чувства говорят моему герою одно, сознание – другое… Внутренний разлом. Еще недавно мы были такими влюбленными, и вот она опять спит с кем-то за деньги, опять ей дарят эти украшения! На Золотом балу Арман напивается и небрежно, вульгарно начинает швырять Маргариту по всей сцене, унижая ее: «Мне наплевать, потому что я пьян». Я даю ей конверт, она с замиранием сердца открывает его, но обнаруживает деньги и падает в обморок. Такие проникновенные эпизоды дают мне возможность жить на сцене, а не играть. Я держу Маргариту за талию, она падает в арабеск, но делает это, потому что я хочу ее поцеловать – она уворачивается, и получается растяжка. Это пример осмысленного, повествовательного движения – хореография идет от состояния героев.

«Дама с камелиями» – физически очень непростой спектакль, а эмоционально – во сто крат тяжелее. Полгода я жил этой историей, забывая, где сцена, где реальность… Было очень странное ощущение, когда все закончилось. Я приготовил этот спектакль, насколько мне позволил мой жизненный опыт. Возможно, через год мой Арман станет другим, ведь с годами я меняюсь, а на сцене мы с ним одно целое.

Этот балет изменил вас как человека?

Он открыл для меня много философских вещей. Какова наша первая реакция, когда мы узнаем, что Маргарита – проститутка? Осуждение. Но возьмите ее историю. У нее большое сердце, она жертвует своим счастьем ради репутации семьи Армана. Если бы я знал, что болен и скоро умру, я бы жил на всю катушку! А она идет на такую жертву. Я не представляю, каким внутренне сильным человеком нужно быть, чтобы отказаться от своей любви и вернуться к прежней опостылевшей жизни. Я и раньше опасался осуждать людей, но после того как «пожил» в этом балете, наверное, стал еще более терпимым.

Сколько бы я ни танцевал этот балет, он всегда будет для меня интересным – здесь есть где развернуться артисту. Ноймайер поразил меня своей глубиной. Ведь эмоции на сцене можно выражать по-разному: размахивать руками и кричать «Что ты сделала?!» или опустить голову, а потом просто поднять глаза. Когда мы работали с Джоном, он просил представить, будто нас снимает камера на расстоянии метра. Ему была нужна игра как в кино или в драматическом спектакле. Нас много лет учили говорить телом, а тут представилась максимальная возможность рассказать историю. По сути мне посчастливилось испытать себя как драматического артиста, не только как классического танцовщика, и думаю, это тоже повлияло на мое мировосприятие. «Дама с камелиями» меня очень сильно вдохновила, но я был выжат как лимон. По степени насыщенности дуэтов я могу сравнить ее разве что со «Спартаком». Я отдал зрителю все, что у меня было. Два дня после премьеры я не приходил в театр – просто не мог общаться ни с кем из реального мира.

Как проходили репетиции с Джоном Ноймайером? Насколько он требователен?

Когда Ноймайер ходил по репетиционным залам и выбирал себе исполнителей для «Дамы с камелиями», я даже не признал знаменитого хореографа. Мы разучивали спектакль с его ассистентом Кевином (Кевин Хайген. – Прим. WATCH). А когда приехал Джон, были репетиции, состоящие из разговоров: он говорил, а мы слушали, впитывали, начинали понимать смысл. Потом он объяснял каждой паре солистов, как лучше танцевать адажио, исходя из своей природы. Хореография одна и та же, но все танцуют по-разному, главное, чтобы было красиво и в то же время убедительно. Кстати, до этого мы с Ольгой Смирновой ездили разучивать «Даму с камелиями» в Гамбург. Мы понимали, что и Кевин, и Джон приедут ближе к премьере, примерно на неделю. Но что такое неделя для этого спектакля? Нам не хотелось станцевать для галочки. В Москве моя жизнь подчинена определенному графику: просыпаюсь, ем, еду на работу, делаю класс, потом у меня репетиции, встречи, вечером спектакль. День сурка. А в Гамбурге появилось время почитать, побыть наедине с Дюма и этим спектаклем, подумать о том, какой мой Арман, что мне надо рассказать зрителям. У меня впервые была возможность сфокусироваться на одном спектакле. Думаю, это очень повлияло на результат.

Мне кажется, я всегда сдерживаю в себе эмоции. Боюсь ранить людей, сказать что-то лишнее, хотя, может быть, если скажу, то буду прав. Но кто я такой, чтобы кого-то воспитывать? А сцена дает возможность выразить эти эмоции, взорваться, выпустить из себя все, что накопилось. На сцене я сам себе хозяин и могу делать что хочу. Когда это происходит, я понимаю, что «мой стакан пуст». И уже в реальной жизни ни на кого не срываюсь. Джон мне, кстати, сказал, что я очень убедителен в сцене, когда Арман напивается. Притом что я вообще не пью.

На репетициях был смешной эпизод, когда мы с Олей уже все выучили, довели движения до автоматизма и начали получать удовольствие от того, что делаем. И тут Кевин и Джон попросили Олю надеть костюм – большое тяжелое платье. И оркестровая репетиция у нас не пошла. Платье так сильно мешало, отвлекало и било по ногам, что со многими вещами мы вообще не справились. Однако на следующий день мы сделали выводы и станцевали хорошо, уже учитывая инерцию громоздкого наряда Маргариты. И я сказал Джону: «Мне показалось, что вчера мы танцевали втроем: Оля, я и это платье».

Вы танцевали хореографию Уэйна Макгрегора, Иржи Килиана, Йормы Эло. Чей стиль вам ближе всего? И почему?

Я всегда должен понимать, для чего я на сцене, даже если это абстрактный балет. Если не понимаю, становится скучно. Балет Макгрегора Chroma – это альтернативный рок The White Stripes в оркестровке. Музыка настолько динамичная, энергичная и современная, что, когда слушаешь ее вживую, каждая клеточка твоего тела хочет танцевать. Это заводит. У Макгрегора необычная хореография, он говорил, что представляет артистов как насекомых. На сцене происходит что-то невозможное. Вроде бы человек физически не должен так гнуться, поднимать ногу в таких ракурсах. У зрителя появляется ощущение, что мы сделаны из пластилина. И это по-своему интересно.

Как вы относитесь к критике? Насколько вы ранимый человек?

Я философски отношусь к своей профессии. И чем я в ней дольше, тем мне интереснее. Мне часто говорят: «Артем, ты теперь премьер Большого театра, ты уже достиг своего пика». А для меня это просто еще один результат. Я не стремился стать премьером, просто упорно и честно делал то, что мне нравилось. Сейчас мне стало интересно учиться. Еще года два назад у меня не было столь интенсивного стремления познавать новое. Я учусь даже у обычных людей, даже из этого интервью я что-то вынесу. Очень спокойно стал относиться к критике, почти не захожу на форумы. Готов выслушать всех, но у меня всегда есть свое мнение. Артист должен быть уверен в том, что делает.

Потеряешь уверенность – и результата не будет. Знаете, как у Пушкина: «Хвалу и клевету приемли равнодушно». Я пытаюсь делать все, чтобы меня не сбили с моего пути. При этом я не очень упертый и понимаю, что со стороны иногда виднее. Если рассказываешь свою историю людям, важно с ними общаться, учитывать их точку зрения.

Диана Вишнева как-то признавалась, что всю жизнь мечтала станцевать «Жизель» Матса Эка. А у вас есть какой-то современный балет, в котором вы мечтали бы станцевать, или, может быть, вы мечтаете, чтобы кто-то из современных хореографов поставил спектакль специально для вас?

Любимой для меня пока еще остается роль Армана, и, наверное, мне еще есть что досказать зрителю. А вообще мне нравятся спектакли с сюжетом. Из современных хореографов большое впечатление на меня произвел Дэвид Доусон, который ставил для нас с Аней (Анна Тихомирова. – Прим. WATCH) «Серую зону» в телепроекте «Большой балет». Почему «серая зона»? Нереальный свет, вымышленные герои, место, где нет никого, кроме вас, и где ничто не определено четко. Отношения между мужчиной и женщиной, замкнутый круг. И в финале каждый уходит своей дорогой. Доусон открыл мне глаза на многие вещи, связанные с современной хореографией. Когда он пришел на репетицию, то дал мне обычные серые носки. Я всегда танцую в балетных туфлях, но он настоял на носках, чтобы я по-другому почувствовал танец. И это было как перейти с одного языка на другой. Мой танец изменился: сцепление с полом стало другим, я начал передвигаться как кошка, скользить по полу, у меня будто появились мягкие подушечки на пальцах.

Классические спектакли танцевать сложнее. Нужно много лет провести у балетного станка в академии, получить фундамент, «отточить носок». Я часто наблюдаю, как люди начинают балетную карьеру, у них не получается, и они уходят в современную хореографию. Но не каждый балетный танцовщик может танцевать сontemporary, этому тоже нужно учиться. Многие современные спектакли построены на классических движениях, но диафрагма работает по-другому, от этого быстрее устаешь. Пластика может быть настолько насыщенной и необычной, что возникают сложности. Но если понимать координацию движений, осознавать, насколько они логичны, современная хореография позволяет каждому рассказать свою историю. Она заслуживает любви и уважения любого артиста.

.......... - фотографии по клику
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 21, 2014 10:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052105
Тема| Балет, Одесский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Андрей Меркурьев
Авторы| Тина Арсеньева. Фото Юрия Литвиненко
Заголовок| Белый лебедь, черный лебедь...
Где опубликовано| "Вечерняя Одесса" №73—74 (9991—9992)
Дата публикации| 2014-05-22
Ссылка| http://www.vo.od.ua/rubrics/kultura/29334.php
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Одесском национальном академическом театре оперы и балета 15 мая прошла премьера балетного спектакля «Крик» в постановке заслуженного артиста России Андрея Меркурьева.



Очень эффектный, зрелищный, эмоциональный, современный спектакль, приятно разнообразящий стилевую палитру нашей балетной сцены и особенно импонирующий молодежи с ее устремлением ко всему «продвинутому». Актуальные европейские тренды-бренды в «Крике» действительно налицо. Его режиссер-балетмейстер, он же и исполнитель заглавной партии, молод, дерзок, обаятелен и, как говорится, в русле тенденций. Действо одновременно и увлекает, и провоцирует вопросы, и наводит на размышления.

Не надо быть глубоким знатоком истории балета, чтобы приметить, что имеем мы дело с достаточно облегченным, в некотором роде эстрадным, вариантом хореографии, которая, тем не менее, в своих приемах твердо базируется на традиции русского классического балета. Пластические экстравагантности двадцатого столетия — вкраплены по минимуму, деликатно: от танца босиком до эротической эстетизации обнаженных мужских торсов, перекочевавшей в «Крик» из специфического «мужского балета» и эскапад «перестроечного» Виктюка. Вообще, действо тяготеет, скорее, к пластической драме, фирменный образчик которой — все тот же «Бал» Э. Сколы.

Балетоман не будет поражен изощренностью сольных партий. Основное средство воздействия на зрителя в «Крике» — броская мизансцена, создание выразительных скульптурных групп, движущихся, пластичных: спектакль в полном смысле слова «массовочный», «биомеханический». Тут не «кордебалет» как фоновая группа поддержки — тут «толпа» паритетна с солистом, она — слитный, единый живой организм, носитель влечений и страхов.

Эти мизансцены красивы, они отмечены карнавальным гротеском, подчас в духе «готической» субкультуры. Каждая сцена — пластическая метафора. В ход идут приемы, знакомые публике по драматической сцене: броский театр теней, когда солисты, танцуя в контровом свете, превращаются в изысканные силуэты, изломанными жестами нагнетая эмоцию; шум дождя в музыкальной фонограмме; клубы дыма в черных сукнах, направленный световой конус и т.п.

Удачно поставлены парные танцы: достойно соблюдена синхронность, — это ведь ахиллесова пята «областных» кордебалетов, да и только ли областных: в кино, небось, добиться синхрона помогает монтаж.

Если уж говорить о соответствии спектакля «Крик» европейским тенденциям, то напомню кое-что, виденное нами в Одессе и пребывающее, собственно, в этой же стилистике: в 2007 году мы аплодировали спектаклю «В месяце Атире» греческого театра танца «Роэс», в постановке Софии Спирату...

И размыслить есть о чем. Не примите мои суждения как оценочные — констатирую положение вещей, от наших устремлений не зависящее. Налицо «тренд»: сдвиг классического балета в сферу театра пластической драмы, в область шоу. Очевидно, потому, что есть социальный запрос. Публике на Западе нужно зрелище: броское, бьющее по нервам и, по возможности, дорогостоящее, а иначе как же ему и быть эффектным. Нет массовости в посещении театра — нет и самого театра: искусством заправляет рынок. Ну, арт-рынок, если вам от этого легче. Билет в Ковент-Гарден еще в 80-х был по цене, ну, о-очень буржуазной! Артисты территорий бывшего СССР теперь тоже субъекты арт-рынка. Но сегодня даже Москва не обязана «в области балета» быть «впереди планеты всей», потому что, во-первых, конкурентов на рынке никто не жалует, а во-вторых, сколько их найдется, тех утонченных ценителей прыжка, фуэте и поддержки!..

То-то гений балета Владимир Васильев, не столь давно побывавший в Одессе, так сетовал на деградацию великого искусства, которому отдал жизнь. А мы смотрели отрывки документальных фильмов с фрагментами его партий. Привычный балет, на котором мы были воспитаны и который воспринимали во время оно как нечто естественное, — и теперь... челюсть отваливалась: да это же — нечеловеческое, запредельное людским возможностям, это не человечье существо, а некая внеземная сущность!..

Что ни говори, социальный запрос — великий родовспомогательный стимул: в СССР балет (как и спорт) был зримым выражением «триумфа воли». Доказательством возможности выведения новой породы человека. В своем роде сверхчеловека, способного даже на преодоление земного тяготения без помощи внеположного механизма...

Хорошо это было или плохо? Демократично или тоталитарно? Не берусь выносить приговор. Однако напомню мнение мыслителя, который к тоталитарной системе уж никаким боком и даже героически погиб в борьбе против таковой. Глубокий ницшеанец по мировоззрению Антуан де Сент-Экзюпери не уставал твердить, что у человека должно быть в жизни нечто такое, что в его глазах превышало бы даже ценность его собственного физического существования. Иначе это — еще не человек.

Я уж не распространяюсь про то, что «бабло», вторгшись в сферу искусства, оказалось сокрушительнее тоталитарных систем и способно не только дать фельдфебеля в Вольтеры, но и Волочкову в балерины.

Вздохнем...

О чем же поведал нам «Крик», вдохновленный произведением романиста-социолога А.Зиновьева (см. «ВО» от 15 мая) «Иди на Голгофу»? Энергетика спектакля, благодаря мистико-символическим «готическим» живым картинам, очень сильна. О содержании же можно было строить предположения, если ты не читал романа... да и никакой балетмейстер не задается целью впрямую иллюстрировать романы. На мой взгляд, перед нами разворачивался традиционный сюжет любовного треугольника, в котором роковая героиня становится объектом соперничества двух мужчин, но так случается, что «хорошему парню» она вдруг предпочитает «плохого парня» (отрицательное обаяние — вещь неодолимая для иных женщин), а после горестно раскаивается, но уже слишком поздно.

В своем роде, «Летят журавли»... потому как томное диффузное предвоенное танго, налившись огнем, преломляется в тревожный монолит толпы-организма, а после бледные тени людей затянут тебя в круги ада советского концлагеря.

Точеная юная вамп (Мария Полюдова) разрывается при этом между невесомо-духовным персонажем в белом («Одетта»: Андрей Меркурьев) и инфернальным субъектом в черном («Одиллия»: Владимир Статный). Она является Герою в его грезах — лагерных грезах, а на нары его, вестимо, запроторил Антигерой, и ангелоподобный юноша в том аду погибает. Физически, понимайте, но не духовно.

...Немалым было мое удивление, когда я прочла выжимку либретто уже после спектакля. Оказывается, никакого там соперничества двух мужчин, а просто идет внутренний диалог-поединок героя... с его вторым «я», с темной стороной его натуры. Герой пытается уцелеть в противостоянии толпе, а героиня, увы, отдает предпочтение обывательщине и всяческим темным ипостасям да низменным проявлениям. Ну, ребята, подумала я, уж больно замысловато гнете, а? Чтобы зритель просек в балете такие умозрительные выкладки, это надо к нему приставить сурдопереводчика наоборот: чтобы немое действо словесно комментировал. Нет уж, вот я как поняла содержание, так и поняла, не взыщите. Да и чем плохо?..

В конечном счете, успех — это всегда хорошо: аплодировала публика неистово.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 22, 2014 7:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052201
Тема| Балет, "Кремлевский балет", Кадры, Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Татьяна Ъ-Кузнецова
Заголовок| Андрис Лиепа возглавил "Кремлевский балет"
Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №86, стр. 15
Дата публикации| 2014-05-22
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2476314
Аннотация|

Народный артист России Андрис Лиепа сменил на посту худрука "Кремлевского балета" народного артиста России Андрея Петрова, основавшего эту труппу в 1990 году и с тех пор безуспешно пытавшегося сделать ее конкурентоспособной. Андрей Петров, в советские времена солист и балетмейстер Большого театра, делал ставку на классические балеты в старомосковских или собственных редакциях, на балеты Юрия Григоровича и Владимира Васильева и на оригинальный репертуар в виде собственных постановок. Художественного успеха "Кремлевский балет" не снискал, однако труппу Андрей Петров создал неплохую — с артистами работали и работают именитые педагоги из Большого театра и Музыкального театра имени Станиславского.

Наибольший коммерческий успех, гарантированный заработок и регулярные зарубежные гастроли "Кремлевскому балету" принесло сотрудничество с Фондом имени Мариса Лиепы, начавшееся в 2005 году. Этот симбиоз был выгоден обеим сторонам. Долгоиграющий проект Андриса Лиепы "Русские сезоны ХХI век", в рамках которого были воспроизведены фокинские балеты дягилевской антрепризы в редакции самого Лиепы, а также заново поставлены несохранившиеся балеты "Русских сезонов", нуждался в полномасштабной труппе, а "Кремлевский балет" — в серьезной финансовой и менеджерской поддержке.

С 2005 года большую часть новых постановок "Кремлевского балета" инициировал и обеспечил именно Андрис Лиепа: на его счету балеты "Синий бог", "Тамар", "Болеро", "Павильон Армиды", "Петрушка", "Шопениана", "Половецкие пляски". И хотя художественные достоинства этих спектаклей весьма сомнительны, похоже, энергия, коммерческая хватка и неоспоримо твердая стратегия господина Лиепы, направленная на дальнейшую реализацию проекта "Русские сезоны", сыграли решающую роль в назначении его художественным руководителем третьей по численности труппы Москвы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 22, 2014 11:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052202
Тема| Балет, Кыргызский театр оперы и балета имени А. Малдыбаева, Юбилей, Персоналии, Мария Касымова
Авторы| Анастасия Карелина
Заголовок| Мария Касымова: Я счастливый человек
Педагог-репетитор кыргызского балета накануне юбилея рассказала "ВБ", почему никогда не изменяла своему делу.

Где опубликовано| © Газета Вечерний Бишкек
Дата публикации| 2014-05-22
Ссылка| http://www.vb.kg/doc/273777_mariia_kasymova:_ia_schastlivyy_chelovek.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



25 мая в Кыргызском театре оперы и балета имени А. Малдыбаева в честь юбилея педагога-репетитора Марии Касымовой покажут спектакль "Лебединое озеро". За несколько дней до события корреспонденты "ВБ" встретились с виновницей торжества.

Сначала нам позволили присутствовать на репетициях того самого "Лебединого". А уже потом, пока у артистов был перерыв, мы побеседовали с Марией Абдыжапаровной. Человек, работающий в одном театре более сорока лет, знает и наверняка пережил многое. Но Мария Касымова предпочла говорить исключительно о хорошем.

- Мария Абдыжапаровна, вы много лет танцевали сами. Сейчас на сцену выходят ваши ученики. Скажите честно, больше волновались, когда самой нужно было танцевать перед зрителями, или сейчас, наблюдая за собственными воспитанниками?

- Когда я сама танцевала, конечно же, волновалась. И очень сильно. Но сейчас, мне кажется, волнуюсь еще больше. Бывают моменты, думаю: "Господи, лучше бы сама вышла и станцевала!". Оказывается, становясь педагогом, волнуешься сильнее.

- Почему так?

- Ну, ведь я их учу и хочу, чтобы они сделали все, что сама жажду увидеть на сцене, понимаете? Им объясняешь, показываешь. Когда ты молод и танцуешь сам, то волнуешься только перед выходом на сцену. А вышел - и забываешь обо всем на свете. Здесь же я весь спектакль хожу и нервничаю.

- Ответственности больше?

- Конечно.

- Как вам кажется, в чем вы все-таки преуспели лучше: в исполнительском мастерстве или педагогике?



- Я танцевала, и считаю, неплохо. А педагогом стала уже, имея большой опыт, багаж знаний. Мне есть что передать другим. Чем еще сложна работа педагога-репетитора кордебалета? Ты имеешь дело с массой. Один человек что-то забыл, и все развалилось. Тут очень важны мелочи, детали. Каждый мальчик или девочка должны быть точны. А если кто-то не пришел, заболел... Это тяжелый труд. Но мне он очень нравится.

- В вашей семье кто-то был связан с балетом? Почему вы выбрали именно этот путь?

- Я очень благодарна маме за то, что она "дала" мне эту профессию. Она сама человек не творческий. Работала, нас воспитывала. И вот во мне, одной из пятерых детей, увидела то, что я могу танцевать. Может быть, еще и потому, что я все время сама с собой танцевала. И она окончательно и бесповоротно решила, что я буду балериной. Отдала меня в хореографическое училище, сделала все для того, чтобы я его закончила.

- Когда вы сами танцевали, то тоже работали с педагогами-репетиторами. Встав уже на их место, каких вещей в общении с подопечными старались избегать? Или, наоборот, всегда стремились быть такой же, какими были ваши наставники?

- Моим первым педагогом была Инга Евгеньевна Левченко. Вела меня с первого по восьмой классы. Мы оказались ее первым выпуском в училище. Она тогда была очень молодая. Потом мы пришли в театр. В театре вновь с ней встретились. Инга Евгеньевна была педагогом-репетитором. Всю мою творческую жизнь она была рядом. А танцевала я очень много. Спасибо Урану Сарбагишеву, который разглядел во мне педагогические способности. Он меня и пригласил на эту должность. Я сначала училась. Мне помогали и Инга Евгеньевна, и Роберт Хасанович Уразгильдеев, и Берик Каримович Алимбаев. Когда я пришла в театр, он тоже был педагогом-репетитором. Все, что я имею, они мне дали. Сейчас иногда вспоминаю какие-то моменты, то, что мне объясняли, рассказывали, показывали и думаю: "Надо ребятам это показать!". Стараюсь передать им все, что сама получила. Я счастливый человек. Люблю свое дело. Есть люди, которые не хотят идти на работу. А мне она в радость.

- Кем из учеников особенно гордитесь?

- Я всех люблю. Не подчеркиваю: любимчики, не любимчики. Они меня понимают, чувствуют. Вы же видели, делаю замечания, и они тут же поправляются. Какое-то время работала в хореографическом училище. Там у меня в классе училась нынешняя солистка театра Эльмира Кабатай кызы. У меня училась Лена Овчинникова. Зарина Мухаметшина была в параллельном классе, но в принципе тоже рядом. Я ими горжусь. Есть ученики, которым все-таки что-то дала. И теперь, когда они пришли в театр, мне с ними легко. Вообще, мне кажется, у нас в труппе есть взаимопонимание. Работают в основном фанаты своего дела. Когда танцевала я, в труппе было 80 человек. Сейчас 35. Но спектакли, Слава богу, идут. Есть свой зритель. И мы благодарны этим людям, стараемся их радовать.

- В честь вашего юбилея 25 мая будет идти "Лебединое озеро". А какая у вас была любимая партия или балет?

- Все классические спектакли. Раньше абсолютно все у нас шло. Я очень люблю "Лебединое озеро", "Жизель", "Баядерку". Когда-то у нас шла "Спящая красавица". Обожала этот спектакль, танцевала в нем сольную партию. Еще спектакли, которые поставил Уран Сарбагишев. Очень нравится "Материнское поле". Я его несколько раз восстанавливала вместе с Ураном Отунчиевичем. Составы меняются, балет может год не идти. Потом вдруг говорят: "Надо "Материнское поле!". И я принимаюсь за работу. Причем с новыми людьми, которые его никогда не танцевали.

У всех репетиторов есть так называемые закрепленные спектакли. У меня на сегодняшний день их 16. Работаю и с оперными. Сейчас, правда, только с большими, такими как "Айчурек", "Аида", "Евгений Онегин". В них есть целые балетные сцены. Я же просто живу в театре. Действительно, как говорят, второй дом. Я и супруга здесь нашла. Был смешной случай. Первые наши гастроли проходили в Алма-Ате. Нас встречал казахский театр. Мы фотографировались. Потом, спустя годы, когда мы с Эркином поженились, обнаружили эти фотографии. Оказалось, тогда в Алма-Ате, не зная друг друга, мы встали с ним рядом. Так наша жизнь и прошла в театре. Двое детей родились. Теперь уже трое внуков. К сожалению, Эркина Омуркуловича нет с нами. Так что живу детьми, внуками и своей работой.

- Сильно переживали, когда пришло время оставить сцену?

- Переживала. Но всему свое время. Надо это принимать, как должное. Конечно, больно. Думаешь: "Эх, еще бы танцевала". Но надо уходить вовремя. И я ушла. Наверное, мне было не так тяжело, потому что осталась в театре. Просто поменяла сферу деятельности. А те, кто совсем из театра уходят... Ведь настолько привыкаешь, втягиваешься в это дело - вся жизнь в балете.

- А дети, внуки, кто-то пошел по вашим стопам?

- Пытались их направлять. Способности были, можно было развивать. В любом деле детей надо подталкивать. Наш папа пытался. Отдал их в музыкальную школу. Дочка закончила ее по классу фортепиано. Сын играл на ударных. Свои профессии они выбрали сами. Мы, видя, что их тянет в другие сферы, не стали препятствовать. Дочка в Национальном университете преподает китайский язык. Сын военный. Эркин Омуркулович очень любил военных. Мне кажется, если бы он не стал певцом, был бы военным. Старшая внучка хорошо танцует, поет. Но в балет мы ее не отдали. Она делает успехи в бальных танцах. Младшая внучка тоже поет. Внук футболом увлекается.

- Чтобы добиться успеха в балете, помимо природных данных и таланта, какими качествами должен обладать человек?

- Настойчивостью, упорством. Вы же видели, как мы работаем. Балет - тяжелое ремесло. Постоянно приходится себя заставлять что-то делать: прийти на урок, встать к станку, выполнить все упражнения, потом бежать на репетицию. Изо дня в день. Нужно быть сильным, чтобы не бросить это дело. Ну и, конечно, любить балет.

- А вы строгий педагог?

- Не сказала бы. Могу ласково попросить, а могу и строго: "А ну-ка, встали! Давайте соберемся!". Но все знают, если эти слова звучат, значит, так надо для лучшего результата!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 22, 2014 11:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052203
Тема| Балет, Казанское хореографическое училище
Авторы| Дарья Турцева
фото из архива "Событий Недели"
Заголовок| Педагоги балетной школы в Казани уходят работать в фитнес-центры
Где опубликовано| © Intertat.ru
Дата публикации| 2014-05-22
Ссылка| http://intertat.ru/ru/kul-tura/item/30476-pedagogi-baletnoy-shkolyi-v-kazani-uhodyat-rabotat-v-fitnes-tsentryi.html
Аннотация|





На «Нуриевском» фестивале, который сейчас проходит в столице Татарстана, - аншлаги, на спектакли приходят семьями, мамы с восхищением смотрят на стройных танцовщиц, сожалеют, что самим на пуанты уже не встать, и мечтают: вот бы любимая доченька научилась так же порхать на сцене! «События» выяснили, как у нас готовят артистов балета.

Вступительные экзамены в Казанское хореографическое училище начинаются в конце мая. В первый класс берут девочек и мальчиков, окончивших начальную школу, им к этому времени исполняется 11 лет. Но лучший возраст для начала карьеры - это 9 - 10 лет, поэтому тем, кто хочет добиться успехов в профессии, приходится заканчивать «началку» экстерном.

- Это, конечно, очень тяжело, но другого выхода не было, если бы тянули, скелет бы изменился, косточки стали более твердыми и о классическом балете можно было бы забыть, - говорит мама ученицы второго класса хореографического училища Диляра Хамзина.

В балете, как в спорте, - если хотите, чтобы чадо добилось успехов, будьте готовы отдать профессии всю жизнь.

- У нас вся семья живет по графику ребенка. Мы не можем уехать в отпуск. В зимние каникулы они со второго января заняты в спектаклях. Сейчас на «Нуриевском» они танцуют в массовках. Мы к 8 утра едем в училище, и домой приходим только в 11 вечера. Весь июнь у них будут отчетные спектакли в театре.

В балете жесткие стандарты красоты: девочка должна быть невысокой, с длинной шеей и маленькой головой. Мамы, будьте готовы, что и на вас посмотрят! Вы показатель - вдруг ваша стройная принцесса через 10 лет превратится в колобка.

Некоторые жалуются, что училище, мол, сейчас не то, подготовка слабая, детей талантливых мало и педагогов. Прокомментировать это мы попросили директора заведения Татьяну Шахнину.

- Мы действительно ограничены в выборе детей. Всё потому, что у нас пока нет интерната (сейчас идет строительство интерната для хореографического училища на улице Большой Красной, сдать его должны в 2015 году. - Ред.) и можем взять только ребят из Казани. Иногородним мы сразу говорим, что снимать квартиру детям - это не выход, потому что ребенок должен быть под присмотром. Здесь высокие нагрузки, нужно следить за тем, чтобы он хорошо питался, вовремя ложился спать. У нас учатся брат и сестра из Мензелинска. Так их родственники- то мама, то папа, то тети по очереди берут отпуска и живут с ними в Казани.

По-настоящему талантливые дети - как клад, если откопаешь, только и гляди, чтоб другие не переманили, говорит Шахнина. То же самое и с педагогами.

- Проблемы с педагогами есть во всех школах. Зарплата маленькая и учителей настолько мало, что они нарасхват во всех частных хореографических школах, в фитнес-центрах, спортшколах по гимнастике и фигурному катанию, классический балет - это основа всего. Там они получают денег в три раза больше, а ответственность в десять раз меньше. В хореографических училищах Перми, Санкт-Петербурга, Москвы на зарплату педагогам выделили грант в 50 миллионов рублей, у нас пока нет.

Хореографическое училище заканчивают в 17 лет, то есть пока сверстники - выпускники школы только думают, куда поступить, у танцоров уже есть профессия и зарплата. Проблем с работой нет, у каждого - по 5 - 6 предложений.

- Поэтому моя задача удержать их в нашем театре, - говорит Татьяна Шахнина. - На первом этапе у них зарплата 30 тысяч плюс гастрольный график. У них в 17 лет зарплата выше, чем у педагогов.

- Даже если ты не станешь звездой, как Захарова, и не будешь получать баснословные гонорары, то всегда найдется место в кордебалете, - говорит балерина татарского театра оперы и балета Галина Дерягина. - Я занята во всех балетах, мы много гастролируем по Европе. В этой профессии легче найти работу, чем во всех остальных. Я сужу по своим подругам, которые заканчивали обычные вузы и, потратив пять лет своей жизни и немалые деньги на образование, сейчас не могут трудоустроиться.

Сына в балет бы не отдал! - говорит Михаил Тимаев, солист балета театра им. Мусы Джалиля, лауреат приза «Душа танца», в прессе его уже окрестили «восходящей звездой».

- На слуху 2 - 3 имени, которые связаны со скандалами, и выбирать профессию, как у Коли Цискаридзе, будь я сейчас ребенком, я бы и сам не стал. Престиж профессии невысокий, может быть, потому, что люди просто не знают нормальных, хороших артистов. Сейчас, как мне кажется, все предпочитают спорт. Спортивным школам уделяется внимание, а хореографическим - нет. Если раньше было по 30 учеников в классе, то сейчас и 20 не набирается.


Итак:

Учиться на артиста балета начинают в 9 лет.

Стипендия в хореографическом училище - 400 рублей, но с самого юного возраста учащиеся получают еще и зарплату, так как заняты во всех представлениях театра.

В 17 лет дети уже получают диплом об образовании и идут работать.

Артист балета получает от 30 тысяч рублей плюс гонорар за гастроли. График - очень плотный.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 22, 2014 9:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052204
Тема| Балет, «Бенуа де ла данс» (Benois de la danse), Персоналии: Нина КУДРЯВЦЕВА-ЛУРИ
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Григорович приглашает дам
Легендарная сцена Большого театра готовится к 22-й церемонии вручения приза «Бенуа де ла данс» (Benois de la danse)

Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2014-05-22
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/43862-grigorovich-priglashaet-dam/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Переоценить значение этого приза, учрежденного Международным союзом деятелей хореографии во главе с Юрием Григоровичем и взятого под патронат ЮНЕСКО, невозможно: он появился в годы, когда в России только узкий круг профессионалов знал (чаще всего опосредованно) о том, что происходит с танцем на Западе. Концерты «Бенуа» показывали мир балета во всем его многообразии, их полюбили — искренне и преданно. Награда вручается за работы предшествующего календарного года.

Проходит Benois de la danse неизменно весной и в формате двух вечеров. В первый (на сей раз это будет 27 мая) объявляются лауреаты, танцуют и они, и номинанты. Во втором гала выступают победители прошлых лет. Артистический директор международного хореографического приза Benois de la danse Нина КУДРЯВЦЕВА-ЛУРИ ответила на вопросы «Культуры».



культура: Под неизменным председательством Юрия Григоровича в нынешнем жюри — только дамы. Случайно ли?

Кудрявцева-Лури: Удалось осуществить давнюю мечту: собрать жюри из блистательных представительниц нашей профессии. Каждая из них — звезда первой величины. Единственное исключение — американка Беверли д’Анн. Она начинала служить в балете АБТ (Американский театр балета. — «Культура»), из-за травмы ей пришлось уйти со сцены. Более трех десятилетий Беверли возглавляла департамент хореографии комитета по культуре штата Нью-Йорк и многое сделала для развития танца не только в столице, но и в небольших городах. В жюри — легендарные балерины: Карла Фраччи — украшение «Ла Скала», Ана Лагуна — супруга и муза Матса Эка, Габриэла Комлева — прима Мариинского театра. Сегодня они — известные педагоги, руководители, балетмейстеры-репетиторы. Аньес Летестю — этуаль Парижской оперы, недавно завершила танцевальный путь, успешно занимается сценическим костюмом, и ее талант художника ничуть не меньше, чем талант танцовщицы. Среди арбитров две известные балерины — руководители театров. Мадлен Онне — звезда Шведской королевской оперы — уже пять лет возглавляет «Балет Гонконга», и труппа выросла на глазах. Балет театра «Колон» в Буэнос-Айресе тоже получил мощное развитие благодаря Лидии Сеньи, ранее выступавшей в разных европейских и американских компаниях, одним из ее партнеров был Рудольф Нуреев.

культура: Жюри каждый год меняется. Нет опасений, что скоро звезд, не охваченных Benois de la danse, не останется?

Кудрявцева-Лури: К счастью, балет — профессия молодых. Завершая исполнительскую карьеру, большинство с родным искусством не порывает. Есть признанные мастера и среди тех, кто еще танцует. Так что источник не иссякает — смена поколений.


Вручение Приза Кристоферу Уилдону перед премьерой его «Золушки» в Линкольн-Центре в Нью-Йорке

культура: Система, при которой каждый член жюри предлагает своих номинантов, себя оправдывает?

Кудрявцева-Лури: Нам она кажется прозрачной и честной. Уважаемые персоны называют кандидатов, а потом дело жюри определить лауреатов. Каждый год известно, кто конкретно стоит и за выбором номинантов, и за окончательным решением.

культура: Предлагают танцовщиков из своих театров, ведь так?

Кудрявцева-Лури: Бывает, но далеко не всегда. Потому жюри и должно каждый год меняться — для широты охвата.

культура: В нынешнем «Бенуа» предусмотрены только три постоянные номинации: «Хореограф», «Танцовщица» и «Танцовщик»...

Кудрявцева-Лури: Еще будет вручен приз «За жизнь в искусстве», но номинантов мы не объявляем до решения жюри.

культура: Представьте соискателей, пожалуйста.

Кудрявцева-Лури: Хореографов четверо. Патрик де Бана номинирован за одноактный бессюжетный балет «Игры ветра» на музыку Чайковского в Венской опере. В Буэнос-Айресе в театре Сан-Мартин появилась «Песнь земли» на музыку Малера, ее хореограф Маурисио Вайнрот — тоже претендент. Поспорит с ними и Фэй Бо из Национального балета Китая. «Болеро» Равеля в его прочтении начинается и заканчивается танцами без музыки. Алексей Ратманский выдвинут за «Трилогию» на музыку Шостаковича и балет «Буря» на музыку Сибелиуса, осуществленные в АБТ.


Виктория Терешкина в образе Кармен

Среди танцовщиц — новая мариинская Кармен Виктория Терешкина. Ли Юу Яо («Балет Гонконга») представила героиню оперетты «Веселая вдова» в балете. Полина Семионова, поменявшая Берлинскую оперу на Американский театр балета, активно осваивает репертуар и номинирована за несколько ролей, как и американка Эшли Боудер из «Нью-Йорк сити балле». В гала Эшли будет танцевать с солистом Большого театра Семеном Чудиным. Необычную героиню «Золушки» по имени Грета покажет Надя Мюзика (театр «Колон») — балет поставлен Занеллой на музыку Штрауса. Я с нетерпением жду выступления Марико Кидо — ведущая солистка Шведского королевского балета номинирована за главную партию в нашумевшей премьере Матса Эка «Джульетта и Ромео» на музыку Чайковского. Молодые солисты Парижской оперы Лора Эке и Одрик Безар в прошлом сезоне станцевали «Спящую красавицу» в редакции Нуреева и произвели большое впечатление. Также за партии в классических балетах в шорт-лист «Лучший танцовщик» попали победитель московского Международного конкурса Тимур Аскеров (Мариинский театр) и Хуан Пабло Ледо из театра «Колон». Солист «Ла Скала» Клаудио Ковьелло пополнил число блистательных исполнителей роли Квазимодо в «Соборе Парижской Богоматери» Ролана Пети.

В числе соискателей награды Никлас Эк — старший брат знаменитого хореографа. Для него, 70-летнего танцовщика, Матс Эк в «Джульетте и Ромео» создал роль принца Фюрстена (аналог привычного нам Герцога), который пытается вразумить веронцев. Харизматик и виртуоз Герман Корнехо отмечен за несколько работ, в том числе за офф-бродвейский спектакль «Шери» по роману Колетт. Там три героя: молодой человек Шери, его любовница, которой за пятьдесят, и его мама. Она, драматическая актриса, рассказывает историю, а Корнехо и Алесандра Ферри замечательно ее танцуют. Неизвестно, приедет ли в Москву сам соискатель, потому что на конец мая в АБТ запланирован насыщенный репертуар. Шень Цзе из «Балета Гонконга» выдвинут за партию в оригинальном спектакле «Сон о красной комнате». В Москве же он покажет небольшой фрагмент из «Кастратов» Начо Дуато. Спектакль на меня произвел очень сильное впечатление.

культура: Почему среди соискателей нет артистов Большого театра?

Кудрявцева-Лури: А почему они должны быть каждый год?



культура: Хотя бы потому, что жюри возглавляет Юрий Григорович.

Кудрявцева-Лури: Юрий Николаевич редко кого-то номинирует. Видимо, не хочет давить своим авторитетом. Надо сказать, все члены жюри с удивлением отмечают демократичность заседаний. Солист Большого театра, однако, будет участвовать в событии. Дэвид Холберг получит приз, присужденный ему раньше, и, конечно, станцует в гала.

культура: Церемония награждения всегда полна сюрпризов. Ждать ли их на втором гала?

Кудрявцева-Лури: В прошлом году на гала «Звезды Бенуа де ла данс — лауреаты разных лет» мы показали целиком спектакль Рассела Малифанта, поставленный для Сильви Гиллем. Опыт показался интересным, но нового балета с небольшим составом танцовщиков мы не нашли. Однако в процессе поисков сложилась тема первого отделения — «Вдохновленные Дягилевым». Его составили три произведения: классическое «Видение розы» Михаила Фокина в исполнении молодых звезд «Ла Скала»; Le Badinage на музыку «Весны священной» Стравинского (этот балет был открыт дягилевской антрепризой) — в стиле фламенко и «Фавн» Сиди Ларби Шеркауи — тема тоже связана с деятельностью великого импресарио. Во втором отделении будет Бурнонвиль в исполнении прошлогоднего лауреата Албана Лендорфа из Датского Королевского балета с партнершей; любимица публики Люсия Лакарра впервые в Москве станцует с Марлоном Дино Три Прелюда Рахманинова в постановке Бена Стивенсона; Боудер с Чудиным представят «Па-де-де» Баланчина на музыку Чайковского. Катя Вюнше — теперь она прима балета Цюриха — исполнит фрагмент из «Ромео и Джульетты» в постановке Кристиана Шпука. Так что шекспировские герои предстанут в разных трактовках. Мариинские солисты Екатерина Кондаурова и Александр Сергеев исполнят фрагмент из балета «Инфра» Макгрегора, за который автор получил приз пять лет назад. Недавно на премьере «Инфры» в Мариинке британскому хореографу вручили долгожданную статуэтку «Бенуа».


После гала-концерта номинантов с лауреатом Бенуа, звездой Парижской оперы Матиасом Эйманном

культура: Члены жюри смотрят номинантов по видео. Но ведь живой спектакль и запись — это разные впечатления.

Кудрявцева-Лури: Все в одинаковом положении и все — профессионалы. Знаете, часто после просмотра члены жюри меняют мнение и голосуют не за того, кого сами же выдвигали.

культура: Сборы от вечеров вновь составят материальную помощь ветеранам балета?

Кудрявцева-Лури: Конечно. Деньги вручаются ветеранам из рук в руки, не проходя ни через какие фонды. Старейшие коллективы дают нам список наиболее нуждающихся, мы их приглашаем на чаепитие. Встречи в Атриуме Большого театра бесконечно трогательны. Приходят одноклассники, которые не виделись много лет, или коллеги по театру, расставшиеся после оформления пенсии. Трудно сдержать слезы. Жаль, что этот профиль «Бенуа» совсем не привлекает журналистов.

культура: Состоится ли Молодежный проект «Бенуа»?

Кудрявцева-Лури: Концерт «Будущие звезды Benois de la danse — молодые солисты Большого театра» мы сделали для Леньяго, маленького городка на севере Италии, где родился Сальери. Как сказал мой сын: «Я в этом городе не пойду пить вино»... Гала получился интересным. Как всегда, старались показать весь путь развития балета и познакомить зрителей с новыми яркими именами. Мы не забыли эту идею, но пока нам не удается найти партнеров — театры, в которые мы обращались, не проявили заинтересованности в продвижении своих молодых артистов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19947
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 23, 2014 12:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014052301
Тема| Балет, «Бенуа де ла данс» (Benois de la danse)
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Список экстра-класса
Ради кого стоит идти на гала-концерты премии Benois de la danse

Где опубликовано| © Газета «Ведомости» 17 (396)
Дата публикации| 2014-05-23
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/friday/article/2014/05/23/39071
Аннотация|


Эшли Боудер

Приз Benois de la danse привычно называют «балетным Оскаром» — и действительно, эта награда довольно точно фиксирует картину прошедшего года. Именно года, а не сезона — в отличие от большинства театральных премий, на «Бенуа» выдвигаются спектакли, поставленные с 1 января по 31 декабря, и артисты, впервые исполнившие в это время какую-либо роль. В теории в поисках номинантов обозревается весь мир; на практике, конечно, почтенные артисты, входящие в жюри, как правило, выбирают своих соотечественников. В этом году среди членов жюри — французская дива Аньез Летестю; великая итальянская балерина Карла Фраччи; работающая в Швеции Ана Лагуна, муза Матса Эка; мариинская прима Габриэла Комлева; возглавляет же всю компанию Юрий Григорович.

«Бенуа» по традиции дает два концерта: на первом произносятся речи, вручаются статуэтки и танцуют номинанты (именно в таком порядке — жюри все решает накануне по видеозаписям), на втором можно видеть лауреатов прошлых лет. Первый концерт всегда неровен, но в нем появляются свежие лица и есть азарт оценки: верно ли рассудило жюри? Второй хвастается звездными именами — ни одно гала в Москве не собирает столько прим и премьеров экстра-класса. «Пятница» подготовила свой список самых ярких персонажей двух балетных вечеров.

Эшли Боудер

«Пеппи Длинныйчулок» New York City Ballet — в чинной неоклассической труппе, где культивируется образ балерины как строгой девушки в пачке, Боудер хохочет на сцене и чуть ли не показывает публике язык. Угловатая, быстрая, веселая, она убеждает публику в том, что балет — вполне захватывающее зрелище. В гала номинантов Боудер станцует фрагмент из «Сильфиды» — трагической повести о дочери воздуха, влюбившейся в смертного. И нет сомнений, что этот самый смертный (Семен Чудин из Большого театра) влюбится в одну ее ухмылку.

Лора Эке и Одрик Безар

Визит солистов Парижской национальной оперы — всегда повод для особенного внимания балетоманов: между первой труппой мира и нашими театрами третий век идет соперничество, и каждое па де де изучается под микроскопом. В этот раз к нам приезжают «сюжет» Лора Эке и «первый танцовщик» Одрик Безар (эти титулы означают, что до вершины иерархии Оперы девушке осталось две ступеньки, джентльмену — одна). В гала номинантов они исполнят дуэт из «Бриллиантов» Баланчина. У нас считается, что эту, «русскую», часть трилогии «Драгоценности» никто лучше артистов Мариинки не танцует — однако французы, если попали в номинации, почти никогда не уезжают без призов «Бенуа».

Юньтин Цю, Чжан Яо

Еще одни участники концерта номинантов — восходящие звезды Национального балета Китая. Страна стремительно становится одной из ведущих балетных держав: в Китае наши педагоги, правительство выделяет колоссальные средства на обучение детей классическому танцу плюс легендарное трудолюбие. В результате их солисты, изящные, как каллиграфический росчерк, и гнущиеся и завязывающиеся в узлы, как циркачи, регулярно побеждают на балетных конкурсах. А еще в Китае всплеск балетного сочинительства, и их хореографы каждый год выдают что-то любопытное. В Москве покажут номер «Жертвоприношение» в постановке Фэй Бо.

Албан Лендорф

Старая сцена Датского королевского балета, где труппа танцевала триста лет, — чуть больше двухкомнатной квартиры. Потому датчане танцуют почти на месте (летать особо некуда), и виртуозность идет «вглубь», а не «вширь». Лучший копенгагенский премьер, лауреат «Бенуа» 2013 года, со своей партнершей Хайме Крэндалл покажет в Москве «Фестиваль цветов в Дженцано» датского классика Августа Бурнонвиля. Это необходимо видеть: его антраша должны быть занесены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Фото: Н. Разина / Мариинский театр
На фото: Екатерина Кондаурова и Александр Сергеев


Екатерина Кондаурова и Александр Сергеев

Два лауреата «Бенуа» — самая отважная из балерин Мариинки Екатерина Кондаурова, которая решительно включается в самые непростые хореографические эксперименты, и ее надежный партнер Александр Сергеев — танцуют номер из «Инфры» Уэйна Макгрегора. Балет, идея которого пришла в голову постановщику после лондонских терактов 2005 года, зафиксировавший хрупкость жизни в отчаянных дуэтах, получил «Бенуа» сразу после премьеры, а в этом году был перенесен в Мариинку.

Фернандо Ромеро

«Бенуа» сосредоточен на классике, но иногда приз получают и выдающиеся неклассические танцовщики. Специализирующийся на фламенко Фернандо Ромеро (лауреат 2011 года) покажет свою версию «Весны священной» — и нет сомнений, что ярость этой музыки Стравинского будет вполне выражена каблуками.


Фото: РИА «НОВОСТИ»
На фото: Фернандо Ромеро


27, 28 мая bolshoi.ru.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 6 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика