Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040407
Тема| Балет, XIV Международный фестиваль балета «Мариинский»
Авторы| Марианна Димант
Заголовок| Мариинский балет пытается сохранить равновесие между традициями и их преодолением
Где опубликовано| © Газета "Вечерний Петербург"
Дата публикации| 2014-04-04
Ссылка| http://vppress.ru/stories/Mariinskii-balet-pytaetsya-sokhranit-ravnovesie-mezhdu-traditciyami-i-ikh-preodoleniem-23107
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

3 апреля премьерой балета Фредерика Аштона «Сильвия» на музыку Делиба открылся XIV Международный фестиваль балета «Мариинский»

13 апреля все завершится большим гала-представлением, в котором помимо традиционного дивертисмент, будет показана премьера одноактного балета «Inside the lines» («Внутри линий») на музыку Концерта №1 для фортепиано с оркестром Равеля.


Балет «Неаполь» Фото: сайт www.mariinsky.ru

Антон Пимонов, танцовщик Мариинского театра и начинающий хореограф, рассказал, что сюжета его балет лишен, а название отсылает к великим хореографам прошлого — Петипа и Баланчину. Как повлиял на молодого балетмейстера Джордж Баланчин, можно будет узнать сразу же — последний фестивальный вечер завершится как раз знаменитой баланчиновской «Симфонией до мажор» на музыку Жоржа Бизе «Танцовщики — поэты жеста».

Что же касается Петипа, то, разумеется, станцуют и «Лебединое озеро», и «Баядерку», и «Корсар». Вместе с танцовщиками мариинскими на сцену выйдут гости: звезды отечественные (Денис Родькин из Большого театра и премьер Михайловского Иван Васильев), а также заокеанские — Изабелла Бойлстон и Хи Сео (Американский театр балета).

Два дня (10 и 11 апреля) в «Доме Петипа» будут гостить обитатели «Дома Бурнонвиля» — труппа Датского королевского балета покажет «Неаполь» знаменитого датчанина, стиль которого вот уже более полутора веков в Дании тщательно оберегают, передавая его секреты, как говорят балетные, «из ног в ноги».

Вообще балет все время пытается удержать равновесие — сохраняет традиции в их незыблемости и в то же время отважно преодолевает собственную герметичность. Диана Вишнева — из тех, кто все время в движении, порой кажется даже, что балансирует на краю: ее новая программа, впервые показанная осенью 2013 года в Калифорнии, так и называлась — «On the Edge». В русском варианте — «Грани» (творчества, личности, характера, прошлого и будущего — ряд этот можно продолжить). Два одноактных балета («Переключение» Жана-Кристофа Майо и «Женщина в комнате» Каролин Карлсон) поставлены специально для Дианы Вишневой — именно она вдохновила балетмейстеров на размышления о свободе художника и его одиночестве.

Что явилось стимулом для поисков наших молодых хореографов, узнаем 13 апреля — в полдень на новой сцене Мариинского театра состоится показ работ участников Творческой мастерской. Юрий Смекалов, в частности, обратился к самому роману Владимира Набокова «Камера обскура» — нет, кажется, ничего более далекого друг от друга, чем танцы и самое мрачное набоковское произведение. Впрочем, неотвратимость гибели, тяжелая поступь рока и «пляски смерти» — темы для балета не чужие. Их воплощали во времена давно прошедшие, о них думают и сегодня.



«На балетном небосклоне не так уж много звезд. И все они — русские»

Корреспондент «ВП» поинтересовалась у и. о. заведующего балетной труппой Юрия Фатеева, что является самым важным для него на этом фестивале.

— Я в восторге от «Инфры» МакГрегора. Спектакль сложный, но именно на таких работах растут артисты, — ответил Юрий Фатеев. — Пройденные когда-то уроки Форсайта позволили им совершенно свободно ориентироваться в хореографии Прельжокажа, Дэвида Доусона, Уэйна МакГрегора. Конечно же, мне очень нравится «Сильвия» — это дань классическому спектаклю XIX века. Там замечательная балетная музыка, там качественные танцы, рассчитанные на очень сильный женский кордебалет. Там безумно сложные вариации самой Сильвии. Спектакль очень подходит нашей труппе по стилю, он красиво оформлен. Более того, он оформлен богаче, чем в Королевском Балете. Думаю, зрителю должно понравиться.

— Как вам кажется, скучно не будет?

— А как же раньше сидели в театре по четыре часа? Не скучно ведь смотреть «Корсара» или «Баядерку». А «Сильвия» — вполне компактная. И потом, там есть добро и красота.

— Некоторые зрители сетуют на то, что на фестивале не слишком много звезд. Может быть, кто-то отказался приехать?

— Ну что вы! Об этом и речи не было — наоборот, и западные, и наши артисты очень хотят участвовать в фестивале. К сожалению, не всегда совпадают графики. Я никак не могу заполучить очень любимую мною балерину из Королевского балета Марианелу Нуньес — уже решено было, что она приедет и станцует «Сильвию», но не получилось. Очень хотел приехать Дэвид Холберг, но у него сейчас выступления в Милане. А вообще, должен сказать, что не так-то много сейчас и звезд на балетном небосклоне. И все они — русские. Посмотрите на афишу Американского балетного театра — там 80 процентов русских имен. Не итальянцы, не кубинцы, не американцы — русские, украинцы! И Вишнева, и Матвиенко, и Васильев, и Осипова. Кстати, мы с Кевином МакКензи, артистическим директором АВТ, решили устроить творческий обмен — у нас, например, выступит Изабелла Бойлстон, а Вика Терешкина и Володя Шкляров будут танцевать «Баядерку» в нью-йоркском Метрополитен.

— Можно ли спросить о ближайших планах театра вообще и о планах, связанных с Ульяной Лопаткиной, в частности? Если таковые, конечно, имеются...

— Да, разумеется. У нас планируется еще одна премьера Фредерика Аштона — Ульяна будет участвовать в балете «Маргарита и Арман». Кроме того, в этом сезоне состоится работа над балетами Ханса ван Манена. Он был здесь в декабре, мы разговаривали — Ханс хотел бы видеть в своей постановке Ульяну Лопаткину.

Виктория Терешкина: В моем репертуаре сложнее балета не было

Лесную нимфу Сильвию и влюбленного в нее пастуха Аминту на премьере танцевали Виктория Терешкина и Владимир Шкляров. После спектакля они поделились с корреспондентом «ВП» впечатлениями о своих партиях и о трудностях хореографии Фредерика Аштона.

«По характеру эта партия мне подходит — Сильвия, она же сначала такая воинственная девушка с луком, железная леди, — рассказала Виктория Терешкина о своей героине. — Потом, правда, стрела, пущенная в сердце, ее меняет — образ дан в развитии, и это для балерины очень ценно. Что касается техники, то, наверное, в моем репертуаре сложнее балета не было. Я считаюсь достаточно выносливой балериной, здесь же — особенно в первом акте — все время думала: хватит ли мне сил дойти до конца? А впереди третий акт — и вариация, которая состоит не из трех частей, как это обычно бывает, а из семи! Это безумно тяжело. Если же говорить о стиле, то нам пришлось, в общем, забыть о том, чему нас учили в школе. Движения у Аштона — классические, но много нюансов, которые нужно было схватить: другие руки, другие подходы к прыжкам. Мы обычно берем прыжок с двух шагов, у Аштона все делается с одного шага. Одно и то же движение делается и вправо, и влево. Обычно все балерины вращаются вправо, а здесь нужно вращаться в обе стороны — и делать это одинаково успешно. Конечно, мы уже сталкивались, например, с Баланчиным — там тоже стилистически все другое, но как-то ведь забываешься, пытаешься сделать так, как привык. В общем, пришлось немножко себя сломать.

Самую сложную работу провела Анна Тревьен из Королевского балета — она собирала целое буквально как пазл, по частям. Анна и поставила нас в очень жесткие рамки. Но выпускать спектакль приехала балетмейстер Сьюзан Джонс из АВТ — она немножко нас отпустила на волю: «Ну, сделай здесь так, как ты чувствуешь». Мы, конечно, обрадовались: наша русская школа все-таки предполагает некую свободу, и наша русская душа этой свободы требует.

Я смотрела запись «Сильвии» с примой Королевского балета Дарси Бассел — она танцует с такой легкостью, что думаешь: неужели ей не тяжело? Но, увидев, как на репетиции после антре она буквально падает на пол, я даже обрадовалась — значит, трудно не только нам.

Каждый день, приходя с репетиций, я говорила маме: «Как мне выдержать? Как мне дожить до премьеры?». Чего мне это стоило, трудно себе представить — мои пальцы стерты в кровь. Я вот подумала — если мне скажут, что сегодня опять надо танцевать этот спектакль, я просто сяду и заплачу. Но зрителю должно казаться, что все делается легко и непринужденно. Мне кажется, на премьере у нас это получилось».

Владимир Шкляров: Танцевал я простого пастуха с удовольствием

«Мне было интересно себя попробовать в балете Аштона — моя партия сложна не столько физически (хотя, я не помню, когда мы в последний раз репетировали большой, трехактный спектакль), сколько стилистически. Кроме того, там много непривычных поддержек — раньше их делать нам не приходилось. Но танцевал я своего простого пастуха с удовольствием и радость от своего пребывания на сцене испытывал самую искреннюю. Как же без этого? Тем более что Сильвией была Вика Терешкина!»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 4:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040408
Тема| Балет, XIV Международный фестиваль балета «Мариинский», Премьера
Авторы| Дарья Шамина, Фото Наталья Разина
Заголовок| Английская "Сильвия" открыла фестиваль балета "Мариинский"
Реконструкция постановки 1952 года

Где опубликовано| © Buro 24/7
Дата публикации| 2014-04-04
Ссылка| http://www.buro247.ru/culture/theatre/angliyskaya-silviya-otkryla-festival-baleta-mariin.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ПРЕМЬЕРА



На исторической сцене Мариинки представили реконструкцию спектакля гениального хореографа Фредерика Аштона. Наш корреспондент побывал на премьере постановки

Петербург традиционно и заслуженно считается городом эстетским. Приезжаешь в Москву — и тебя встречает Олег Газманов (в смысле, его песня "Москва, звонят колокола"), а в Питере на Московском вокзале слышишь Рейнгольда Глиэра и его щемящий "Гимн великому городу" (разумеется, без слов). Так что именно в Питере самое место крупным культурным фестивалям — и их тут действительно достаточно. Вот сейчас, 3 апреля, стартовал XIV фестиваль балета "Мариинский".

Тем не менее, 1990-е дались Северной столице непросто. Питер 1990-х — это сериалы про милицию и облупившиеся фасады (их и сейчас тут хватает, но хоть Зимний дворец периодически красят). И вот представьте себе, как в конце 90-х два человека, близких приятеля, встречаются, чтобы побеседовать о жизни и об искусстве. И в ходе этого разговора рождается идея — организовать в городе балетный фестиваль, чтобы подарить истосковавшимся за лихое время петербуржцам и туристам современные и классические постановки. Кстати, два этих человека — Валерий Гергиев и Рокко Форте. Последний — владелец и основатель сети, которой принадлежит знаменитый питерский отель "Астория".

Через какое-то время идею удалось воплотить в жизнь: в 2001 состоялся первый Международный фестиваль балета "Мариинский". Господин Форте (вернее, его детище "Астория") остался партнером фестиваля, так что у его гостей особые привилегии — возможность забронировать лучшие места или пройтись с экскурсией по театральным закоулкам. Все это благодаря проекту "Театральная касса": у "Астории" есть собственные ложи в Мариинском и Михайловском театрах. Кроме того, гости могут взглянуть на места, обычно закрытые для публики, — например, на Головинский зал Мариинки (там уже полтора века изготавливают декорации). Но это лишь приятные дополнения. Главное, что "Мариинский" балетный смотр процветает и привозит все новые и новые спектакли. В нынешнем году фестиваль открыл балет "Сильвия" версии английского хореографа Фредерика Аштона.



Технически трехактная "Сильвия", показанная вчера на исторической сцене Мариинского театра, — реконструкция балета 1952 года (даже оформление такое же, как в оригинальном спектакле). Но это реконструкция, "собранная" на русской труппе. Так что каким получился балет — английским или все-таки русским, — ответить однозначно не получится.

Первые звуки музыки Лео Делиба в таинственном полумраке роскошной Мариинки будто вызывают призрак самого композитора и автора спектакля Аштона. Но вместо них в дымном полумраке сцены появляются чудесные феи и озорные сатиры. Их сменяют служительницы богини Дианы во главе с ее любимицей Сильвией. Правда, в Сильвии (партию исполняет 31-летняя Виктория Терешкина) катастрофически не хватает, как бы парадоксально это ни звучало, мужественности.

Здесь стоит сделать небольшое отступление, чтобы напомнить сюжет балета. Либретто основано на пасторали ренессансного поэта Торквато Тассо "Аминта" о юном пастухе, влюбившемся в нимфу Сильвию. Но нимфа — вечная девственница, подчиняющаяся Диане и смеющаяся над Эросом, так что шансов у Аминты мало. На радость пастушка, в Сильвию попадает стрела коварного, но все-таки доброго Эроса...

Дальше начинаются перипетии: Аминта погибает, но Эрос возвращает его к жизни; до Сильвии находится еще один охотник Орион, из лап которого ей еле-еле удается ускользнуть (Угадайте, кто на этот раз ей помог? Верно, Эрос.); Диана обижается на Сильвию из-за предательства (нимфы же отрекаются от мужской любви), но Эрос снова спасает положение, и все заканчивается счастьем двух, казалось бы, несовместимых влюбленных.

"Фишка" во многом как раз в этой самой несовместимости: поначалу Сильвия выглядит почти мужеподобно со своим луком, страстью к охоте и ненавистью к богу любви. Аминта же, напротив, кажется 16-летней восторженной девочкой. Но время и Эрос все расставляют по местам: Сильвия становится женщиной, а Аминта по-настоящему мужает.



Марго Фонтейн, которая первой исполнила партию Сильвии в балете Аштона, удавалось проходить путь от брутальной нимфы до нежной влюбленной женщины. В Виктории же с первого ее появления на сцене уже есть эта грациозная нежность.

Аминта Владимира Шклярова по-честному проходит путь от мальчика до мужа. Причем его перемена очевидна после "воскрешения". Честно говоря, очень радостно наблюдать в артисте балета нечто большее, чем просто технику, — понимание материала.

Дуэт Терешкиной и Шклярова существует уже давно: они вместе танцевали "Драгоценности" Джорджа Баланчина, традиционное "Лебединое озеро", "Дон Кихота" и многое другое. Но в "Сильвии" возникает ощущение, что они чуть ли не впервые друг друга видят. Отсюда рождаются легкая неловкость и смущение, что, впрочем, вяжется с сюжетом балета. На фоне скромности дуэтов соло примы и премьера Мариинки выглядят блестяще. В третьем акте после их вариаций зал ни разу не удержался от длительных оваций.

Особого внимания заслуживает Эрос Алексея Тютюнника и его ироничное, энергичное и в то же время легкое прочтение образа: одновременно он и бог (да не просто бог, а самое что ни на есть олицетворение deus ex machina), и веселый парень из соседнего двора. Плюс легкость заключена в каждом движении танцовщика. Даже сложнейшие элементы ему удается воплощать так естественно, что волей-неволей начинаешь верить в магию театра.



В магический водоворот затягивает и начало последнего акта. Артисты, исполняющие партии сельских жителей, наглядно демонстрируют, что такое кордебалет, за который русскую балетную школу ценят во всем мире. Правда, к середине акта волшебство уходит: сложнейшая сцена, в которой кордебалет образует концентрические круги, продуманная хореографом буквально с архитектурной точностью, пока еще с точки зрения воплощения небезупречна.

Однако даже секунды возникающего волшебства наполняют спектакль смыслом. Да, постановка 1952 года местами кажется почти наивной. Но в этом нет ничего плохого. Напротив, Фредерику Аштону тогда удалось то, что представлялось почти невозможным, — превратить считавшуюся очень тяжеловесной "Сильвию" в воздушный и легкий для восприятия спектакль. Ведь именно такова музыка Делиба, так в свое время восхищавшая Чайковского.

Кстати, петербургская сцена уже не раз сталкивалась с "Сильвией". Фактически именно с попытки создать балет на музыку Делиба начался тяжелый этап в судьбе Сергея Дягилева. Но Дягилева уволили, а вместе с ним ушли другие создатели спектакля. Художественным оформлением постановки занимались "мирискусники" — Бенуа, Бакст, Коровин, Лансере, Серов. Их проект так и остался лишь на бумаге. Постановку перепоручили Льву Иванову, однако он не смог ее завершить. В итоге к премьере спектакль привел Павел Гердт, который, вместе с тем, исполнял партию злодея Ориона. Это было в 1901 году.



Реконструкцией хореографии нынешней "Сильвии" занимался Кристофер Ньютон. С петербургской труппой репетировали Анна Тревьен и Сьюзан Джонс. Последняя, кстати, была на премьере третьего апреля, артисты в знак уважения, по традиции, вытащили балетмейстера на поклон (а вместе с ней и дирижера Гавриэля Гейне).

Второй показ "Сильвии" пройдет сегодня, 4 апреля (те, кому не хватает красивых во всех смыслах сказок о любви, еще могут успеть на спектакль). Правда, уже в другом составе: ведущие партии Сильвии и Аминты исполнят Алина Сомова и Ксандер Париш.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 4:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040409
Тема| Балет, Проект "Грани", Персоналии, Диана Вишнёва
Авторы| Людмила Гусева
Заголовок| Новые «Грани» Вишневой
Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-04-04
Ссылка| http://belcanto.ru/14040401.html
Аннотация|


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

«Diana is unique» — сказал знаменитый французский балетмейстер Жан-Кристоф Майо о Диане Вишневой накануне первого проката в Москве ее новой программы «Грани» на Новой сцене Большого театра. И через день она опять это подтвердила.

До Москвы новые «Грани» Вишневой были с успехом показаны в Америке, в Калифорнии, где базируется продюсерское агентство Сергея Даниляна, тесное сотрудничество с которым и позволило Диане осуществлять ее сольные проекты, и в Монте-Карло, где работает Жан-Кристоф Майо — один из двух балетмейстеров «Граней».

Вторым балетмейстером новой программы стала не менее знаменитая Каролин Карлсон,

уроженка Соединенных Штатов, но, по ее собственному определению, европейский художник, в настоящее время постоянно работающая во Франции.


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

Это третий сольник Вишневой, созданный содружеством Дианы Вишневой и Сергея Даниляна и посвященный исключительно современному танцу. Первые два были обласканы публикой, коллегами, прессой и отмечены российской национальной премией «Золотая маска».

Новая программа — это две премьеры балетов, поставленных специально на Диану Вишневу.

Оба балетмейстера «Граней» во многом задают тон современной европейской хореографии, и заполучить их для постановки очень непросто. Майо крайне редко работает вне своей авторской труппы (Балета Монте-Карло), но ради Дианы Вишневой он сделал исключение. У совместной работы Майо и Вишневой своя предыстория. Именно Майо в далеком 1994 году благословил ее уникальный артистический дар, настояв, чтобы худенькой, маленькой и не очень похожей на классичку ученице Вагановки дали золотую медаль на престижном балетном конкурсе в Лозанне. И вот, через два десятилетия они встретились в репетиционном зале.


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

Работающая исключительно в жанре современного танца Каролин Карлсон обычно не работает с классическими танцовщиками

и только ради Вишневой, заработавшей мировую известность на классике, но проявляющей бесконечный интерес к танцу современному, также сделала исключение. У нее с Дианой не было такой трогательной предыстории, как у Майо, но в работе над новым проектом, по признанию обеих, возник близкий творческий и человеческий контакт.

О том, как этот контакт родился, рассказала сама Диана на презентации проекта: прежде чем начать работу в классе, Каролин провела с Дианой многочасовую беседу «за жизнь», чтобы почувствовать ее как человека и сделать заказную работу личностной, на репетициях же добивалась, чтобы балерина, скованная своим классическим образованием, впервые в жизни начала импровизировать. Им это удалось.

То, что проект объединил четырех харизматиков, — стало ясно на его презентации

— продюсер проекта Данилян умело и интересно ее срежиссировал, Вишнева приоткрыла «щелочку» в новые балеты, показав по фрагменту из каждого, Майо блистал неуемной энергией, а Карлсон предстала как многогранный художник — не только как хореограф, но и как поэт, утонченный любитель поэзии и одаренный художник-каллиграф.


Диана Вишнева в балете Жана-Кристофа Майо «Переключение»

Презентация «Граней» заставила c ностальгией помянуть времена Алексея Ратманского, при котором в Большом презентации проводились перед каждой балетной премьерой, и одновременно вспомнить, что именно Ратманский своим балетом «Лунный Пьеро», поставленным на Диану, начинал ее первую сольную программу «Красота в движении».

Принцип Вишневой и Даниляна — в каждом следующем проекте новые балетмейстеры, любопытство Вишневой, по ее собственному признанию, заставляет работать с разными хореографическими стилями, осваивая все новые и новые грани танца.

Балетмейстеры «Граней» — антиподы:

Карлсон работает в жанре контемпорари, а Майо делает качественные театрально-танцевальные продукты, на стыке современного и классического танца, не злоупотребляя радикализацией. Классической балерине с ним легко.


Диана Вишнева в балете Жана-Кристофа Майо «Переключение»

Может быть, поэтому Вишнева предстала в его новом балете «Switch» («Переключение») той балериной, которую мы знаем и любим — вызывающе яркой, с необычайно гибким телом, бескостными руками, обладающей уникальным инструментом, который может быть настроен на любые танцевальные задачи и психическое состояние, настоящая звезда. Хотя в глубине сцены стоял балетный станок, который «выстрелил» в конце балета, персонаж Дианы выглядел скорей не балериной — по блеску платья (от самого Лагерфельда), по музыке (от культового голливудского композитора Дэнни Эльмана, помните «Миссия невыполнима»?) и самоуверенной манере себя подавать это могла быть только кинозвезда.

У блестящей кинодивы — две черные тени — мужчина и женщина.

Может статься, и вовсе не реальные, а существующие лишь в ее воображении или воспоминании, своего рода альтернатива ее звездности и одиночеству, они — рядовая пара, а она — одинокая звезда.


Диана Вишнева в балете Жана-Кристофа Майо «Переключение»

Майо дал в партнеры Диане двух звезд своей труппы — Гаэтана Морлотти и Бернис Коппьетерс. Бернис — муза Майо, стильная и изысканная балерина, и внешне (блондинка, с короткой стрижкой), и по пластике (более аскетичной) — антипод Дианы, но столь же харизматичная и манкая.

Перекрестные диалоги троицы были разнообразны и разнонаправлены: от агрессивных вызовов и попытки управлять — до полной гармонии и нежности. В финале тройка распалась на пару и одиночку: на фоне любовной сцены своих бывших партнеров героиня Дианы, снявшая блестящую оболочку, выглядела уже не звездой, а одинокой и опустошенной женщиной. Пуанты были сняты с усталых ног и закинуты на станок, а грустная улыбка — обращена в зал: за всё надо платить, за успех — в первую очередь.

Тема женского одиночества в конце «Переключения» Майо была подхвачена Каролин Карлсон,

чтобы стать главной темой ее «Женщины в комнате» — сорокаминутном монологе Вишневой.


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

Карлсон лишила балерину пуантов, заставив танцевать босиком и на каблуках, и сняла ее с котурнов классического балета, освободив от наработанных штампов.

Такую Вишневу мы еще не видели.

Просто женщину, босую, в халатике и комбинашке. Конечно, Карлсон поступила со своей героиней не так радикально, как Матс Эк с Сильви Гиллем в балете «Bye», которую он вырядил в грубые башмаки с носочками и затрапезную кофту. Элемент гламура даже в домашней одежде у героини Вишневой сохранен, а нереальной красоты балеринские стопы и без пуантов впечатляют.

Но красота и стильная одежда не спасают героиню Карлсон от той же проблемы, что и нарочито нелепую героиню Эка: замкнутое пространство, одиночество, мрак. Единственное светлое пятно — трепещущее дерево в окне.


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

Это «живое» дерево — отсыл к Тарковскому, любимому режиссеру Каролин Карлсон, к его «Ностальгии» и «Зеркалу».

Ностальгическая картинка из Тарковского задает элегический настрой основной части балета: героиня, заключенная в замкнутом пространстве своей жизни, бесконечном беге на месте, не один раз подходит и смотрит в это окно, но ни разу его не открывает. И лишь в конце вместо дерева на стекле возникает отражение балерины.

Второй источник вдохновения Карлсон — стихотворение Арсения Тарковского (отца кинорежиссера) «Эвридика». Его в балете читает сама Вишнева (в записи), но читает так тихо и невнятно, что поэзия воспринимается как элемент музыки или частичка атмосферы.


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

Длинный стол в комнате женщины — и базовый элемент сценографии, и своего рода сундук, в котором сложены артефакты ее жизни.

Героиня достает из него разную одежду, переодевается и преображается, материализуя воспоминания.

За каждым переодеванием следует смена состояний, и это не только элегия, печаль или ощущение бессмысленности ежедневной суеты (метафора изнуряющей суеты — бег героини на месте и вокруг стола), но и возбуждение от собственной неотразимости, которое испытывает женщина, переодеваясь в экстравагантное платье и туфли на высоких каблуках. Эта героиня знавала разные времена.


Диана Вишнева в балете Каролин Карлсон «Женщина в комнате»

Но финал иной: женщина все-таки выходит из комнаты — к зрителям,

разрушив четвертую стену, разделяющую сцену и зрительный зал. В том самом волшебном столе нашлось множество лимонов, женщина режет их на половинки и угощает зрителей первых рядов. Солнечный цвет лимонов и щедрость героини настраивают на оптимистический лад.

Вот и еще одна программа завершилась. Может быть, известные балетмейстеры сделали для нее не самые свои выдающиеся работы, но они помогли открыть новые грани таланта Вишневой. Доказав в который раз, что «Diana is unique».

Автор фото — Gene Schiavone
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 4:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040410
Тема| Балет, 13-й открытый российский конкурс артистов балета "Арабеск-2014"
Авторы| Игорь Карнаухов (Пермь)
Заголовок| В Перми начался конкурс артистов балета "Арабеск"
Где опубликовано| © Российская газета - Пермский край
Дата публикации| 2014-04-04
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/04/04/reg-pfo/arabesk.html
Аннотация|


Владимир Васильев открыл "Арабеск-2014". Фото: Пресс-служба конкурса "Арабеск"

В Пермском театре оперы и балета им. П. И. Чайковского начался 13-й открытый российский конкурс артистов балета "Арабеск-2014", посвященный 75-летию со дня рождения Екатерины Максимовой.

Жеребьевку на выступление в конкурсе классической хореографии прошли 83 молодых артиста из России, Казахстана, Японии, Южной Кореи, Бельгии, Австрии, Венесуэлы, Турции и других стран. Еще около шестидесяти участников ожидаются к 10 апреля, когда назначен розыгрыш очередности на участие в конкурсе современной хореографии. Для сравнения - в 2012 году на соревнование в contemporary dance в рамках "Арабеска" поступило всего 26 заявок, таким образом, конкурс в жанре танца модерн и постмодерн почти сравнялся с классическим.

Впервые в Пермь не приехали конкурсанты с Украины, без которых ранее не проходил ни один "Арабеск". Однако, по словам директора конкурса Елены Завершинской, причины тому скорее финансовые, чем политические. Балерину-американку не отпустили в Россию родители, напуганные международной напряженностью. Зато впервые приехали молодые артисты из Норвегии, Португалии, Бразилии, ЮАР, и после долгого перерыва - из Италии.

Солидно участие хозяев. В номинации "классическая хореография" выступят восемь артистов Пермского театра оперы и балета, среди них пары Инна Билаш и Степан Демин, Евгения Ляхова и Александр Таранов, Полина Булдакова и Олег Куликов, - 12 учащихся Пермского хореографического колледжа и одна студентка академии культуры и искусства. Еще два исполнителя и восемь пермских хореографов выйдут на конкурс современной хореографии. Также Россию представляют молодые артисты Московского театра им. К. Станиславского и Немировича-Данченко, Мариинского театра, Воронежского, Марийского театров оперы и балета и других трупп.

Оценивать конкурсантов будет международное жюри под председательством народного артиста СССР Владимира Васильева. Также в его составе - бывшая солистка Большого театра СССР, ныне возглавляющая Национальный балет Грузии, Нина Ананиашвили, главный балетмейстер Пермского театра Алексей Мирошниченко, художественный руководитель Пермского хореографического колледжа Владимир Толстухин, первый обладатель Гран При "Арабеска" в 1992 году Морихиро Ивата (Япония), прежние многолетние художественные руководители пермского балета Николай Боярчиков (в 1977-2007 гг - главный балетмейстер Михайловского театра, Санкт-Петербург) и Кирилл Шморгонер (Самара) и другие авторитетные знатоки из России, Германии, Португалии, Южной Кореи. Свою награду присвоит и жюри прессы, состоящее из театральных критиков и маститых балетных обозревателей.

Перед победителем, призерами и дипломантами пермского балетного конкурса открываются двери в известные труппы и широчайшие возможности ангажемента. Например, Ким Ки Мин из Южной Кореи, ставший обладателем Гран При 2012 года, начал делать успешную карьеру в России, получать ведущие партии в Мариинском театре, где недавно впечатляюще станцевал Дон Кихота.

- Артистов, что мы открыли, огромное количество, - заявил Владимир Васильев. - Те, кто впервые шагнул к настоящей славе на "Арабеске", сейчас работают повсюду, начиная с Большого театра, и доходят до ведущих танцоров во всем мире. Вспомнить японскую пару из Одессы - грандиозные ребята! (пара Окава Коя и Тэрада Мидори, работавшие в Одесском театре оперы и балета, удостоенные приза Максимовой и Васильева на "Арабеске" 2012 года. - ред.) И мне хочется, чтобы и дальше Пермь была бы местом притяжения дебютантов, и чтобы уровень конкурса был очень высоким, и на первое место претендовало бы по пять-десять человек.

Нынешний "Арабеск" посвящен 75-летию со дня рождения Екатерины Максимовой. На открытии народный артист СССР Владимир Васильев показал "Класс-концерт" и "Вальс фантазию" памяти жены и Артистки. "Класс-концерт" - это одноактный балет в исполнении артистов "Балета Москва", спектакль "про театр", забавная и ностальгическая зарисовка, в которой танцоры отдают дань своим первым шагам в искусстве. "Вальс фантазия" на музыку М. И. Глинки - лирический номер, поставленный с участием артистов, с которыми работала Екатерина Максимова, - Натальи Балахничевой, Марианны Рыжкиной, Кристины Кретовой, Анны Никулиной, Владислава Ландратова (все - Москва), Татьяны Предеиной (Челябинск).

Имена победителей "Арабеска-2014" должны быть оглашены 11-12 апреля. 13-го числа конкурс завершится торжественным гала-концертом.

Досье "РГ"

Международный (или Открытый российский конкурс артистов балета) "Арабеск" проводится с 1990 года. За двенадцать конкурсов Гран При присуждался всего трижды, и всякий раз уезжал на Дальний Восток. Кроме японца Морихиро Ивата, чья звезда взошла на балетном небосклоне из Перми в 1992 году, также побеждали: в 2010 году - Джун Ен Джэ, в 2012- Ким Ки Мин (оба - Южная Корея). За двадцать четыре года главный приз доставался только мужчинам.

С 1994 года "Арабеск" проводится под патронатом ЮНЕСКО. В 2012 году пермскому конкурсу присвоено имя Екатерины Максимовой. Вместе с мужем Владимиром Васильевым прославленная советская балерина дала начало "Арабеску".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 5:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040411
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Майкл О'Хэйр, Денис Толмачёв , Анастасия Соболева, Виктор Лебедев
Авторы| Дмитрий Циликин, театральный критик
Заголовок| Я была в сабо
"Тщетная предосторожность" в Михайловском театре

Где опубликовано| газета «Деловой Петербург» № 54 (4023)
Дата публикации| 2014-04-04
Ссылка| http://www.dp.ru/a/2014/04/04/JA_bila_v_sabo/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



С младых ногтей помню песенку "В Лотарингию приехав, я была в сабо". На премьере подумалось: ее вполне мог бы мурлыкать квартет участниц саботьера во главе с умопомрачительной вдовой Симоной, которая, поддавшись на уговоры сплясать, ради этого переобулась из кожаных башмаков в деревянные и, главное, отказалась на время от своей разнообразно демонстрируемой прежде стервозности.

Симону по традиции исполняет характерный танцовщик. Михайловский купил лицензию на английскую версию "Тщетной предосторожности" в хореографии Фредерика Аштона (1960), спектакль готовил главный балетмейстер театра Михаил Мессерер, много лет сотрудничающий с Королевским балетом Ковент–Гарден, откуда эта "Тщетная" родом, а на выпуск приехал выученик Аштона Майкл О’Хэйр, который не только принял на себя обязанности балетмейстера–сопостановщика, но и вышел в премьерный вечер склочной, деспотичной, однако весьма обаятельной вдовой.

Если искать типажные аналогии, ближайшая — Ролан Быков, который наверняка и играл бы Симону, будь это не балет, а кино.

"Тщетная предосторожность" — одно из самых старых названий во всем корпусе танцевальных сочинений, ныне идущих на сцене. Она ведет родословную с XVIII века, менялась музыка, хореография, исполнители, подмостки и страны. Неизменным оставался костяк сюжета: крестьяне Лиза и Колен любят друг друга, мамаша же хочет выдать дочку за сына местного богатея, хотя этот Ален и полный придурок. Но после череды забавных перипетий влюбленные воссоединяются. Это бесхитростная непритязательная комедия, и удовольствие от такого развлечения обусловлено качеством, с которым оно исполнено.

В Михайловском театре качество было изрядным. Анастасия Соболева и Виктор Лебедев в главных партиях чисто и элегантно воспроизвели классический текст и, что современным танцовщикам обычно куда труднее, были убедительны в пантомимных сценах, которых столько, что определение "роль" здесь уместнее обычного в балете "партия". Ален — тем более роль, в которой актерская составляющая — не прибавка к собственно пластической, а несущая конструкция.

Продолжу киношные аналогии: Денис Толмачёв предстал балетным Савелием Крамаровым — гротескный на грани карикатуры, но в какие–то моменты вызывающий острый укол жалости. О’Хэйр выстукивал своими сабо такое, в таком темпе и таком ритмическом рисунке, что под конец зал не просто захлопал, а еще и завыл.

Не меньший успех снискали уморительные танцы дородного красного петуха с четверкой белых кур и уж тем более — выход маленькой очаровательной лошадки, впряженной в открытый экипаж, в котором пейзане отправляются гулять по нарисованным Осбертом Ланкастером иронично–идиллическим пейзажам.

Кордебалет работал слаженно и увлеченно. Что удивительно, и на нем, и на солистах, даром что история французская, лежал отпечаток истинно английской сдержанности и элегантности. Соболева в финале, со свадебной диадемой на голове, вообще походила на портреты принцесс Соединенного Королевства, да и Лебедев смахивал на принца инкогнито.

И здесь из спектакля, казалось бы имеющего целью не грузить смыслами, а лишь доставлять радость от семейного его просмотра, смысл все–таки высекся. Француз Петипа — главный создатель русского балета. Тамара Карсавина, танцевавшая в его и Льва Иванова "Тщетной предосторожности", рассказывала Аштону про тот спектакль, и хореограф много из этих рассказов позаимствовал.

Сейчас англичане переносят к нам сочинение одного из создателей своего национального театра. Политики, не хотите у балетных поучиться?


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 03, 2014 10:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 5:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040412
Тема| Балет, , Персоналии, Илзе Лиепа
Авторы| Беседовала Анна Французова. Фото автора
Заголовок| «Балет – это не бизнес»
Где опубликовано| газета "Невское время"
Дата публикации| 2014-04-03
Ссылка| http://www.nvspb.ru/stories/balet-eto-ne-biznes-54107
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Выдающаяся балерина Илзе Лиепа в преддверии творческого вечера рассказывает о проблемах современного балета и о сложности пути танцовщика



Народная артистка России Илзе Лиепа – балерина, актриса театра и кино, писатель и утончённая красавица. Продолжая династию великого отца Мариса Лиепы, она создала на сцене множество подчас полярных образов. В её репертуаре партии Кармен из «Кармен-сюиты» и Зобеиды из «Шехерезады», Графини из «Пиковой дамы» Ролана Пети и Зюльмы из «Корсара». 4 апреля на сцене БКЗ «Октябрьский» балерина отметит 30-летие творческой деятельности.

– Илзе Марисовна, говоря о балете, всегда вспоминаем слова: «Путь артиста усеян не только розами и лилиями, но и терниями и крапивой»…

– Это действительно так. Путь к прекрасному лежит через тяжёлый труд. Мы отдаём балету жизнь и начинаем это делать очень рано. Если посмотреть на те нагрузки и перегрузки, которые переносят дети, только начинающие существовать в пространстве профессионального балета, которым лет по восемь, то это просто что-то невероятное! В хореографическом училище ребёнок занят с 9 утра до 9 вечера, если есть репетиции каких-то номеров. А потом нужно ещё приготовить уроки, набрать силы, а завтра – то же самое. Я думаю, что эти нагрузки не может выдержать взрослый человек, только в детстве хватает сил проходить такой тяжёлый дневной цикл и восстанавливаться за ночь.

Помню, когда я в детстве, возвращаясь из хореографического училища с ранцем на плечах домой, смотрела на младенцев в колясочках, которых мамы катают, думала: «Какие же они счастливые! Они лежат, и их везут».

– В балете всегда есть градация от артистов кордебалета до примы и премьера. От чего зависит занимаемое место в этой иерархии?

– Знаете, должно совпасть очень многое, чтобы девочка или мальчик стали большими артистами, и тут есть вещи предсказуемые и непредсказуемые. Например, за семь лет существования моей школы-студии (Илзе Лиепа – основатель, соучредитель и педагог московской Балетной школы-студии. – Прим. авт.) через наши руки, если так можно сказать, прошло огромное количество детей. Из них всего пятеро были способны к балету. Понимаете? А затем предстоит ещё понять, какой у каждого из этих пятерых детей характер, как у них со здоровьем. Плюс всегда есть категории везения, удачи и судьбы…

– В Петербурге недавно открылась Академия танца Бориса Эйфмана с уклоном на воспитание танцовщиков для современной хореографической эстетики. Что вы об этом думаете?

– Я очень рада, что такая школа открылась, потому что чем больше мы будем привлекать внимание к балету, тем больше у нас будет надежды на то, что мы не потеряем первенства в балетном искусстве. Мы не потеряли его до сих пор, опираясь на наши традиции, многовековой опыт и на те имена, которые были в искусстве русского балета.

Такая школа очень своевременна, она поможет преодолеть нехватку современных хореографов. Ведь Борис Эйфман – единственный яркий хореограф, работающий у нас в стране в современном направлении, который ставит большие балеты. Я не знаю, чего не хватает остальным. Наверное, не хватает мыслей, широты души. На мой взгляд, профессия хореографа, так же как и профессия дирижёра, требует огромного творческого потенциала, образованности и знания того, что хочешь донести до людей. Может быть, как раз эта школа даст возможность заполнить брешь в художественном и гуманитарном образовании, поспособствует появлению хореографов и исполнителей, которые смогут выражать свои мысли современным языком танца.

– А что необходимо для воспитания будущих звёзд современной хореографии?

– Воспитание артистов балета в любом случае должно основываться на классике, опираться на существующие традиции русской балетной школы. Ведь для того, чтобы танцовщик научился работать в различных пространствах и техниках, необходима именно классическая система. «Воспитанное» тело может существовать в любой стилистике танца.

– Значит, нет проблемы противостояния классической эстетики и современной, а есть проблема отсутствия мысли у большинства хореографов?

– Я думаю, да. Ведь нельзя сказать, что Шагал убивает, например, Леонардо да Винчи? Это просто разные искусства. То же самое в хореографии. Имеют значение объём и задача, с которыми человек творит.

– Вы руководите Балетной школой-студией. На ваш взгляд, какие проблемы сейчас стоят перед преподавателями балета?

– Основные проблемы – это возможность выжить в условиях рыночной экономики. Потому что балет – это не бизнес. Я и мой компаньон и друг Мария Субботовская к этому так не относимся. Например, когда ты арендуешь большие помещения, всегда очень остро стоит вопрос финансов. А мы не хотим спускаться в подвалы, потому что нам нужно, чтобы дети поднимались буквально в физическом и духовном смысле.

– В Москве и Петербурге очень много студий, занимающихся преподаванием балета. Есть ли что-то особенное в вашей школе?

– Мы занимаемся не только преподаванием, но и наукой. Мы собираем лучшее, мы дискутируем, мы думаем, а в результате появляются уникальные учебные планы, методики раннего развития для детей, программы для взрослых. Занимаясь школой, мы хотим показать детям категории красоты через классическую музыку и движения… Это поможет им защититься от агрессивности современной культуры.

– Как происходит формирование творческой личности в искусстве?

– Мозг человека может вместить очень много информации, и она не вся ему нужна, но есть информация очень важная и нужная на начальных этапах. Когда хочешь научиться живописи, например, ты же не возьмёшь сразу краски… То есть на этом, конечно, можно остановиться: взять краски, наляпать на холст и сказать, что ты художник-авангардист. Но если действительно хочешь научиться, ты будешь сначала учиться рисунку, будешь копировать, тренироваться рисовать объёмы, перспективу, а значит, идти тем путём, которым прошло человечество. И только потом, если тебе дан настоящий талант и самобытность, найдётся именно твоё место в искусстве. Не прой­дя начального этапа, состояться могут только гении, как Пиросмани. Но гении подтверждают правила.

– Кстати, о гениях. Вы танцевали в «Пиковой даме» Ролана Пети. Этот балет – исполнение русской классики в неклассической форме…

– Да. И это тот случай, когда за классику взялся гений. Это совершенно непередаваемое ощущение, когда работаешь с гением: тебе кажется, что ты сам фонтанируешь мыслями, предложениями, и тут уже непонятно, где заканчивает хореограф и начинает исполнитель. Мне кажется, именно потому, что Ролан Пети – гений, он почувствовал нечто такое, что сделало спектакль абсолютно пушкинским. Я имею в виду ту лёгкость, с которой написана эта повесть, и ту невероятную глубину, которая есть в этом произведении.

– Какие у вас были ощущения на репетициях этого балета?

– Балет поставлен очень легко, Пети ведь даже обвиняли, что, например, в сцене бала мало хореографии. На мой взгляд, это неверно. Благодаря своей интуиции Пети давал зрителю образы: он не ставил бал, а давал образ бала. И в этой лёгкости он дал возможность исполнителям открывать глубину.

– Вместе с вашим братом Андрисом вы восстанавливаете «Русские сезоны». Что для вас сейчас интереснее – классика или современные формы?

– Я танцевала и танцую много классики, в том числе и в «Русских сезонах», которыми занимается Андрис, и мне это нравится, но всё равно современный балет – это то пространство, та территория, которая мне интересна больше. В современном балете мне легко, здесь неважно, на пуантах ты танцуешь или босиком, в туфлях или кроссовках, – ты берёшь то средство выразительности и ту краску, которые нужны тебе в данный момент.

– В советское время был очень популярен жанр телевизионного фильма-балета, есть ли перспективы у этого жанра сейчас?

– Перспективы – есть, деньги найти очень сложно. Мой брат Андрис, который снял как режиссёр «Петрушку», «Жар-птицу» и «Шехерезаду», имеет понимание, как это делать, и если сложатся обстоятельства, если будет финансирование, то, я думаю, он бы смог сделать великолепные работы. Например, было бы интересно снять киноверсию последней его премьеры – оперы-балета «Золотой петушок», которую он создал на сцене театра «Сац». Это очень своевременный сейчас спектакль.

– Сейчас весна. Что значит для вас это время года?

– Я так не люблю начало весны, оно до сих пор у меня ассоциируется с началом экзаменов. Но, когда уже всё расцветает, я забываю про экзамены и понимаю, что жизнь продолжается и она прекрасна.

– Расскажите, что будет происходить на вашем творческом вечере 4 апреля?

– Я очень рада, что мой творческий вечер начнётся с необычайного спектакля «Послеполуденный отдых фавна». Этот балет был поставлен более 100 лет назад, но до сих пор его хореографический рисунок является авангардным.

Мне очень хочется, чтобы вечер получился доверительным и семейным. Я обязательно буду общаться со зрителями, меня придут поздравить мои друзья. Я надеюсь, что публике понравится та программа, которую мы создали специально для Петербурга.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 04, 2014 6:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040413
Тема| Балет, "Золотая маска", НГАТОиБ
Авторы| Ксения ШУМИЛИНА, специально для «Новой Сибири». Фото Виктора ДМИТРИЕВА
Заголовок| В Большом театре 18 апреля назовут обладателей «Золотых масок»
Новосибирский театр оперы и балета открыл гастрольную программу в Москве в рамках конкурсной программы «Золотой маски»

Где опубликовано| © «Молодая Сибирь — Новая Сибирь» № 14 (1080)
Дата публикации| 2014-04-04
Ссылка| http://newsib.net/index.php?newsid=813205167&paper_id=411
Аннотация| Золотая Маска



НЕСКОЛЬКО дней назад артисты и музыканты Новосибирского театра оперы и балета отправились на «Золотую маску». На новой сцене Большого театра новосибирцы исполнили «Свадебку», «Весну священную» и «Пульчинеллу» Стравинского, завершив выездную балетную сессию Гран Па из балета «Пахита».

Два одноактных балета, стремительно ворвавшихся в репертуар 68 сезона (оба как премьеры в рамках Шестого Сибирского фестиваля балета), с первых показов заставили говорить о них как о претендентах на звание «Лучший спектакльв сезоне». И «Пульчинелла», и «Весна священная» в этой категории были отмечены экспертным советом национальной театральной премии «Золотая маска», которая в этом году празднует двадцатилетие и с особой тщательностью формирует афишу конкурсных выступлений, не упуская возможности показать лучшие из спектаклей на главных сценах страны, таких как Новая и Историческая сцены Большого театра. Кроме номинации «Лучший спектакль», балеты могут побороться за персональные призы — Анна Одинцова претендует на звание «Лучшая женская роль в балете» (Близнецы Ибеджи, «Весна священная»), Максим Гришенков может стать лучшим исполнителем мужской роли в балете («Пульчинелла»), Айнарс Рубикис серьезно заявил о себе как «Лучший дирижер в балете» («Пульчинелла»), Патрик Де Бана выдвинут в номинации «Лучшая работа хореографа» («Весна священная»).

Гастроли Новосибирского театра оперы и балета на фестивале «Золотая маска» начались с концертного исполнения «Свадебки», балета Стравинского, который сыграли и спели, — спектакль идет в концертном исполнении. Сцены с пением и музыкой на русские тексты, гениально стилизованные Стравинским в духе архаичного музыкального обряда, как нельзя лучше подошли к главному событию вечера — номинированному в трех номинациях балету «Весна священная», когда-то взорвавшему весь мир своим обращением к древнему, дохристианскому звучанию и открыв тем самым стиль «неофольклоризм».

Искушенная московская публика сочла этот тандем как нельзя более актуальным в день рождения Дягилева, приложившего немало сил к появлению шедевров Стравинского. По отзывам зрителей, «Свадебка» поразила насыщенным звуком и мастерством певцов и хора, обладающего потрясающими по градации звуковыми нюансами, четкой артикуляцией, насыщенностью и богатством тембров. Музыкальная трактовка произведения, предложенная маэстро Айнарсом Рубикисом, была горячо одобрена аплодисментами и обсуждениями в антракте, в которых промелькнула мысль о том, что «хореография в дирижерской редакции» была убедительной.

БАЛЕТ «Весна священная» значится одним из самых ярких событий фестиваля благодаря новому сюжету, предложенному хореографом Патриком Де Бана. Московские балетоманы, видевшие еще год назад целую россыпь «Весен» на фестивале в Большом, к спектаклю Новосибирского театра отнеслись с неподдельным интересом. Балетная труппа театра отработала профессионально, с полной отдачей и удовольствием от исполняемого хореографического материала, который отнюдь не так привычен воспитанной на классике труппе. Московский опыт ценен и для оркестра театра, ведь именно сегодня состоялось первое выступление главного дирижера Новосибирской оперы в российской столице с симфоническим оркестром театра, и, безусловно, такое событие не может остаться незамеченным ни культурной прессой, ни театральной публикой.

«В день рождения Дягилева, наверное, нельзя было предложить ничего более уместного, чем музыка Стравинского, который создавал особую ауру дягилевских сезонов, — отметил музыкальный критик, обозреватель столичных изданий «Литературная газета» и «Завтра» Евгений Маликов. — Думается, что сегодня, наверное, впервые я увидел в Стравинском не просто модернистские искания, а за этой архаикой, за русской музыкой, за смесью Москвы, Парижа, Рериха, Блаватской я увидел универсальность. И Патрик Де Бана, который решился взяться за русскую музыку, рассказал универсальную историю. И я услышал сегодня, наверное, впервые — то, ради чего писал Стравинский эту универсальную историю, основная заслуга в этом, конечно, оркестра и дирижера. Я получил огромное удовольствие сегодня».

В зале присутствовали обозреватели столичных изданий, телеканал «Россия-Культура» снял большой сюжет о главных героях вечера Патрике Де Бана, Анне Одинцовой, интервью телеканалу дал балетный критик, литературный консультант «Весны священной» Жан-Франсуа Вазель.

Еще один претендент на «Золотую маску» в трех номинациях, но уже включающих номинацию не за хореографическую, а дирижерскую работу Айнарса Рубикиса, балет «Пульчинелла» опять, что называется, попал в десятку — более подходящего по степени юмористического наполнения балета в день смеха представить сложно. Максим Гришенков, выступающий в этом балете за честь называться лучшим исполнителем мужской партии, до спектакля в интервью телеканалу «Культура» признался, что, в отличие от уже привозимой на фестиваль «Пульчинеллы» 2004 года, этот балет стал более осмысленным, более складным, более привлекательным с точки зрения декораций и костюмов. И нельзя не согласиться и с номинацией дирижера Айнарса Рубикиса, а за ним и оркестра Новосибирской оперы, которые сумели партитуру Стравинского подать так, что и делившиеся впечатлениями в антракте ценители Стравинского, и балетные критики отметили совершенно иное качество звучания партитуры. Сам маэстро признался, что не воспринимает выступление в Москве как конкурс, а всегда думает и смотрит вперед, о других проектах, которые ждут его в Новосибирске, и намерен исполнить «Пульчинеллу» абсолютно в таком же качестве, как это происходит на родной сцене.

К удивлению новосибирцев, во время исполнения москвичи не подавали видимых признаков реакции на обильно сдобренную шутками хореографию постановщиков, однако наградили исполнителей по окончании щедрыми аплодисментами. «Мы не ожидали, что зрители не будут смеяться и активно аплодировать, как в Новосибирске, и не были готовы к этому. Но нам все понравилось, мы получили огромное удовольствие сегодня от работы друг друга, и особенное спасибо оркестру — музыка все говорила вместе с нами», — поделился впечатлениями исполнитель партии Пульчинеллы Максим Гришенков сразу после закрытия занавеса. «Нам понравился спектакль. Веселый, с уместным юмором, без грубости. И особенно понравилась ваша балерина Елена Лыткина, будем следить за ней в других спектаклях», — оставили отзыв московские зрительницы.

Вечер завершался балетом, не входящим в афишу фестиваля в этом году, не исключая при этом номинаций в следующем: Гран-па из «Пахиты» было исполнено со всем блеском, достойно, как того и требует эстетика блестящего имперского балета. Ведущей парой вечера стали Наталья Ершова и любимец московских балетоманов, пользующийся их невероятным интересом со стороны и профессионалов и любителей, Сергей Полунин. Громкими овациями было встречено Па-де-труа в исполнении Ивана Кузнецова, Анны Одинцовой и Ольги Гришенковой, они заслужили аплодисменты и крики «браво!» безупречной техникой, певучестью каждого сольного выхода и особенно яркой сложнейшей мужской вариацией. Но настоящими триумфаторами вечера стали, безусловно, ведущие солисты: Наталью Ершову и Сергея Полунина вызывали за занавес невиданное по сибирским меркам количество раз — шесть!

В категории «Балет» у Новосибирского театра имеются серьезные соперники. Это Екатеринбургский театр оперы и балета с двумя одноактными работами Самодурова, Большой, Мариинский и Пермский театры, представив каждый по одному балету ультрасовременной хореографии Ратманского, Форсайта и Эка, Московский музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко с «Бессонницей» Килиана и полноценным костюмным балетом-тяжеловесом «Майерлинг» Макмиллана, Михайловский театр с масштабными спектаклями «Пламя Парижа» и «Ромео и Джульетта» Дуато. Преимущества новосибирских балетов перед остальными прежде всего в оригинальности и новизне представленных работ: и «Пульчинелла», и «Весна священная» созданы хореографами специально для труппы театра и являются эксклюзивными мировыми премьерами.

Балетная программа фестиваля «Золотая маска» на сегодняшний день закрыта, все претенденты выступили, и сейчас исход конкурса зависит от работы экспертного совета. Нам остается ждать 18 апреля, когда в Большом театре судьба «Золотых масок» 2014 года будет решена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 05, 2014 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040501
Тема| Балет, Екатеринбургский Театр оперы и балета, «Dance-платформа»
Авторы| Екатерина РУЖЬЕВА
Заголовок| Данс-платформа весной плюсует
Где опубликовано| © Газета «Вечерний Екатеринбург»
Дата публикации| 2014-04-01
Ссылка| http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/14884-dans-platforma-vesnoy-plyusuet/
Аннотация|

Осенью екатеринбургский Театр оперы и балета снова примет молодых хореографов на единственных в России хореографических мастерских «Dance-платформа». Это будет уже третья в истории наша «Dance-платформа». Художественный руководитель балета театра Вячеслав САМОДУРОВ придумал и организовал эти мастерские, чтобы дать шанс молодым коллегам представить своё творчество на большой сцене, а артистам театра проявить себя в новой, оригинальной и непривычной хореографии.


Елена ТРУБЕЦКОВА (ГРОЗНЫХ) и Андрей СОРОКИН в миниатюре Андреаса ХАЙЗЕ (Норвегия). Фото: Полина СТАДНИК.

По традиции в «паузе» между «Платформами» — каждую весну — Театр оперы и балета (пр. Ленина, 46а) показывает публике вечера актуальной хореографии «Dance-платформа-плюс». В апреле впервые на сцене екатеринбургского театра артисты Большого театра России представят премьеру. Заслуженный артист России Ян ГОДОВСКИЙ и балерина Ксения ПЧЁЛКИНА станцуют дуэт «Офелия», который специально для проекта создаёт выпускник «Dance-платформы», молодой московский хореограф Александр РЮНТЮ.


На «Dance-платформе»-2: номер солистов Баварского балета Екатерины МАРКОВСКОЙ и Максима ЧАЩЕГОРОВА. Фото: Полина СТАДНИК

Его дебют на вторых хореографических мастерских в сентябре 2013 года оказался одним из самых успешных. Александр Рюнтю ставит свою новую работу на фрагмент из «Неоконченной симфонии» ШУБЕРТА и называет свою постановку «экспериментом от начала до конца»: «Композиция представляет собой три части с совершенно разной хореографией: мы начинаем с классического дуэта на пальцах, а заканчиваем свободными движениями, солисты будут с мокрыми волосами и босиком. Самым сложным для меня как хореографа было увидеть мир глазами « чистой души» Офелии…»

Самой масштабной премьерой нынешней «Dance-платформы-плюс» станет работа ещё одного выпускника хореографических мастерских — Константина КЕЙХЕЛЯ. 28-летний петербургский хореограф, обладатель множества премий на международных фестивалях, сегодня преподаёт в Академии танца Бориса ЭЙФМАНА и уже поставил спектакли для Театра балета имени Леонида Якобсона в Петербурге и Пермского театра «Балет Евгения Панфилова». В декабре 2013 года выдающаяся балерина современности Диана ВИШНЕВА выбрала Кейхеля для участия в своём первом фестивале современного танца Context… Сейчас Константин Кейхель ведёт с танцовщиками репетиции этой премьеры под названием «Вакансия».

— Слово «вакансия» ассоциируется у нас со свободным местом, которое непременно нужно занять, — рассказывает хореограф. — Человек устроен так, что место соседа всегда кажется ему лучше, чем собственное. Это история о том, как ведут себя люди, добиваясь желанного места под солнцем. В спектакле десяток персонажей, все они разные, но все — в состоянии боевой готовности. И сидящие в зале зрители почувствуют эту атмосферу! Наш спектакль будет лёгким для восприятия и весёлым. Мы попытаемся разговаривать на серьёзные темы, но несерьёзным языком…

«Вакансия» будет завершать каждый из двух хореографических вечеров, а в первом отделении программы покажут лучшие номера двух предыдущих «Dance-платформ». Зрители увидят также новые номера, созданные артистами нашего театра, будущими хореографами Александром ХЁГЛИНДОМ (СИПАТОВЫМ) и Андреем СОРОКИНЫМ. А осенью — новая встреча в мастерских на «Dance-платформе» номер три.

От редакции: Екатерина РУЖЬЕВА — редактор театральной газеты академического Театра оперы и балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 05, 2014 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040502
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Пермский хореографический колледж, Премьера, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Авторы| Юлия Баталина, Фото: Алексей Гущин
Заголовок| Ученический балет
Где опубликовано| "Новый компаньон (Пермь)
Дата публикации| 2014-04-01
Ссылка| http://newsko.ru/articles/nk-1442428.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Автор музыки к балету Адана — Валерий Платонов, а классической хореографии как бы Петипа — Алексей Мирошниченко

Балет «Голубая птица и принцесса Флорина», представленный Пермским театром оперы и балета в минувший уик-энд, позиционируется как балет-сказка, и этой позиции всё в нём подчинено. Сюжет, заимствованный из сказки мадам д’Онуа, имеет немало типологических черт, общих со «Спящей красавицей»: злая, завистливая мачеха пытается погубить красивую падчерицу, той встречается прекрасный принц и так далее. Родство со «Спящей красавицей» вдвойне символично, поскольку именно из этого балета Чайковского главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко позаимствовал заглавную пару персонажей — Голубую птицу и принцессу Флорину. В балете Чайковского эта пара — гости на свадьбе принцессы Авроры. Мирошниченко же решил объяснить, кто они такие.



Замысел балета был постмодернистски смелым: балетмейстер попробовал создать «новый старый» балет на «новую старую» музыку. В архивах Парижской оперы были найдены рукописные партитуры двух балетов Адольфа Адана, которые никогда не исполнялись, — «Питомица фей» и «Гентская красавица». Из них главный дирижёр Пермского театра оперы и балета Валерий Платонов создал единую партитуру трёхактного балета, а Мирошниченко поставил его в рафинированно классическом стиле.

Мирошниченко, бесспорно, знаток балетной лексики и блестящий стилист. Весь балет подчинён идее создать нечто «классичнее классики»: декорации Эрнста Гейдебрехта выдержаны в сине-золотых тонах «Часослова» братьев Лимбургов (XV век); костюмы Татьяны Ногиновой словно сделаны для «продвинутой» версии «Города мастеров» Тамары Габбе — и то, и другое создаёт ярчайший образ сказочного Средневековья. Однако изобразительно-декоративная сторона балета не лишена иронии, поскольку вся эта пышность с её готическими виньетками подана в очень уж преувеличенном виде: художника явно забавляли искажённые перспектива архитектурных пейзажей и пропорции человеческих фигур, а художницу по костюмам — пестрота и асимметрия нарядов.

Художникам удалось протащить в «классический» спектакль признаки модерна. Чего не скажешь о хореографе.

Мирошниченко так увлёкся идеей стилизации, близкой к оригиналу, что совсем забыл о дистанции, которую диктует эстетика постмодернизма. Танцевальную лексику здесь не назовёшь очень сложной: у «натурального» Петипа всё гораздо суровее благодаря многочисленным фуэте, поддержкам и прыжкам. Для Мирошниченко стиль был важнее спортивных эффектов: здесь огромное значение приобретают красивые позы и жесты, правильная постановка стоп и рук, синхронность движений и т. п. Отчасти это связано с тем, что балет — ученический. Эта работа делалась для Пермского хореографического колледжа с тем, чтобы заменить ветхую «Коппелию» и дать возможность балетной смене работать на сцене театра во время гастролей основной труппы. На премьере ведущие партии танцевали солисты «взрослого» балета, но постепенно молодёжь должна подготовить собственный полный состав для «Голубой птицы».

«Ученический» характер постановки диктовал специфику танца: несомненно, детям нужно тренироваться и в танцевальных вариациях, и в пантомиме, но смотреть на них 2,5 часа, увы, скучновато. Увлёкшись классикой, балетмейстер почему-то не вспомнил о характерных танцах, а ведь мэтры не зря вставляли между каким-нибудь па-де-де и гран-па все эти китайские и неаполитанские танцы: зрелищу это явно пошло бы на пользу.



Музыка, как и танцы, не отличается разнообразием: несмотря на все старания Валерия Платонова, не получилось драмы, нет ни ярко выраженной кульминации, ни развития темы, есть набор однотипных мажорных мелодий. Это не вина музыкального руководителя постановки, скорее, таков исходный материал. Работу Платонов выполнил очень качественно: «швов» нигде не слышно, кажется, что речь изначально шла о едином произведении. Музыка здесь, безусловно, гораздо более цельная, чем так часто встречающаяся в современных балетных постановках «сборная солянка» — немного из Шуберта, немного из Пьяццоллы, немного из «Пинк Флойд».

Достойно поработал дирижёр и с оркестром: Большой симфонический оркестр театра звучит, конечно, по-балетному звонко, без особых нюансов, но на редкость слаженно и чисто, а соло духовых вообще радуют.

Недостаток танцевального начала балетмейстер компенсирует выразительной пантомимой: он ведь рассказывает детскую сказку, а сказка должна быть понятной. Немало зрителей на премьере развлекались тем, что «переводили» жесты пантомимы.

Вот изгнанная из дворца и блуждающая по лесам принцесса Флорина встречает группу колоритных пейзан и обменивается с ними жестами. «Мы предлагаем тебе дружбу», — слышится в зале. — «Я тоже буду с вами дружить. Спасибо вам за дружбу!» Или диалог с принцем: «Ты так прекрасна! Я буду верен тебе всегда!» — «И я буду верна тебе всегда!»

Алексей Мирошниченко прекрасно осознаёт эту особенность своего балета. Недаром в премьерном буклете (очень интересном и содержательном, как все работы руководителя издательского отдела театра Натальи Овчинниковой) есть его монолог, озаглавленный «Самое интересное в этом балете — пантомима», а также остроумный «фотокомикс» «Читай по рукам», где как раз и даётся перевод разнообразных жестов и поз.

В этом контексте для солистов чрезвычайно важны артистизм и хорошая школа. Партии солистов не столь сложны, сколь объёмны.

Очаровательная Инна Билаш, танцевавшая принцессу Флорину в один из премьерных вечеров, справилась с задачей блистательно, затмив обоих парт­нёров — и красивого, но неуверенного «Принца» Степана Дёмина, и более мастеровитого Дениса Толмазова — «Голубую птицу».

Но главное внимание было приковано к юным дебютантам, тем более что на сцене среди прочих студентов колледжа были наследники громких балетных фамилий Екатерина Полещук и Генрих Райник. Полещук, исполнявшая большую партию Феи утренней росы, вместе со своей партнёршей, Феей ночных грёз Дарьей Тихоновой выступила по-взрослому достойно. Однако особое признание публики заслужила их сверст­ница Лариса Москаленко, которая в партии злой мачехи выдала отменный драйв, буквально молнии метала из прелестных глаз на юном личике.

Вообще, студенты (а их за спектакль проходит через сцену 150 человек!) танцуют от души, с полной отдачей, какую редко увидишь во «взрослом» кордебалете. Малышки-феечки, не лишённые ещё детской пухлявости, смотрятся, конечно, забавно, но держатся достойно. В этой сказке, сказочно яркой и сказочно детской, много милых черт, которые публика принимает благосклонно, всем своим позитивным настроем демонстрируя, что традиционный балет со всеми его условностями по-прежнему востребован в Перми больше, чем сложные для восприятия экзерсисы Форсайта.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Остальные фотографии можно посмотреть по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 06, 2014 9:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040601
Тема| Балет, "Арабеск-2014", Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Уникальный "арабеск"
Конкурсу в Перми дали имя Екатерины Максимовой

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6350 (78 )
Дата публикации| 2014-04-07
Ссылка| http://rg.ru/2014/04/07/vasiljev.html
Аннотация|


Владимир Васильев: Конкурс в Перми изначально рассчитан на тех, кто живет за Уралом. Фото: Васенин Виктор

Пермь - город традиционно балетный. Когда-то сюда эвакуировали Ленинградское хореографическое училище, и с тех пор знакомая с эталоном Пермь гордится собственным балетом. Так что знаменитый танцовщик Владимир Васильев, затеявший в 1990 году в Перми "Арабеск", нашел поддержку и понимание. Открытый российский конкурс артистов балета с тех пор представил более 800 молодых артистов. XIII "Арабеск-2014" имени Екатерины Максимовой назовет лучших 12 апреля, а пока художественный руководитель и председатель жюри конкурса Владимир Васильев ответил на вопросы "РГ".

Владимир Викторович, чем "Арабеск" отличается от других похожих конкурсов - Ваганова-при, Гран-при Михайловского, конкурса Московской Академии хореографии?

Владимир Васильев: Я не знаю правила конкурсов в Санкт-Петербурге. Но, в любом случае, пермский "Арабеск" имени Екатерины Максимовой - уникальный крупный российский балетный конкурс вдали от столичных центров, имеющий давнюю историю и традиции, авторитет и известность. Конкурсу уже четверть века. Сюда традиционно приезжают сильные исполнители, ведь программа очень сложная: участник должен показать 6 разных вариаций (или 3 па де де для пар) плюс современный номер. Конкурс изначально был рассчитан на российских исполнителей, особенно тех, кто проживают и учатся от Урала и дальше, в азиатской части нашей страны, и российские учащиеся российских школ освобождены от вступительного взноса. Но "Арабеск" открытый конкурс, и в нем принимают участие артисты из разных стран. Например, в этом году, несмотря на сложную политическую ситуацию - из 20 стран мира. Есть и другие различия: в мире часто принято деление на возрастные группы, а у нас его нет. Я считаю, если человек достоин, то в любом возрасте он может получить награду, в том числе единственный гран-при конкурса (для сравнения на конкурсе в Варне - два гран при по возрастным группам). Помню случай в Японии, когда 15-летняя участница из Китая не смогла получить гран-при только потому, что не достигла нужного возраста. А ведь балет - молодое искусство, и талант редкость: за всю за историю "Арабеска" гран-при присуждался 3 раза.

Еще одна особенная черта - отдельный конкурс современной хореографии внутри "Арабеска". В нем принимают участие все основные участники, а также те, кто не заявлен в классическом репертуаре, а приехал только на современный тур, или участники, не прошедшие на второй тур как классические исполнители. Здесь ставятся оценки за исполнение современной хореографии. Это было мое решение, так как зачастую классические танцовщики достигают успехов именно в современном танце. Таким образом, мы даем им возможность показаться независимо от результатов в классическом репертуаре. Хотя при подведении общих оценок классических танцовщиков оценка за современный танец обязательно учитывается.

Еще на "Арабеске", как, наверное, нигде, очень много именных премий и премий различных фондов и организаций. Так мы можем отметить талантливых ребят, не ставших победителями, но по разным качествам отмеченными жюри.

"Арабеск" также уникален тем, что вместе с основным жюри работает жюри прессы, составленное из известных российских балетных критиков. В этом году состав жюри прессы-международный: к нам присоединились коллеги из США, Италии и Германии.

Ну и конечно, я не могу не сказать о замечательном международном составе жюри, которое всегда отличает высокий профессионализм, принципиальность и беспристрастность. Для меня - это, наверное, самые важные качества в моих коллегах.

Какие появились яркие артисты, за которыми вам интересно наблюдать по сей день? Куда идут юные звездочки "Арабеска" и как складываются их карьеры?

Владимир Васильев:
Да все наши победители мне очень интересны, они развиваются и их карьеры сложились как нельзя лучше. Первую премию у нас получали прима-балерина Михайловского театра Ирина Перрен, прима-балерина труппы Staatsballett Berlin Яна Саленко (Украина) ведущий танцовщик той же труппы Дину Тамазлакару (Австрия), ведущий танцовщик American Ballet Theatre Даниил Симкин. В Большом танцуют ведущие солисты Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин, в Мариинском прима-балерина заслуженная артистка России Виктория Терёшкина. У нас были отмечены премьер Большого, потом Михайловского театра Иван Васильев и премьер Английского национального балета Вадим Мунтагиров, ведущий солист ГАБТ Артем Овчаренко и солистка МАМТа Анна Оль. Гран при им. Екатерины Максимовой получала кореянка Ким Ки Мин, первую премию Джон Га Йон - как я слышал, они работают теперь

Какие черты танца Екатерины Сергеевны вы пытаетесь разглядеть в участниках? Можно ли назвать имена?

Владимир Васильев:
Екатерина Максимова всегда отличалась изумительной балетной формой, техническим мастерством и, что не менее важно, одухотворенностью танца, высоким артистизмом. Это и есть критерии победителей конкурса "Арабеск", носящего ее имя. Вот когда мы, сидящие в зале и оценивающие исполнение на сцене члены жюри забываем, что мы профессионалы, и наслаждаемся Танцем в самом высоком смысле этого слова - тогда и происходит открытие конкурса.

Как вы оцениваете состояние балетных школ в России?

Владимир Васильев:
Я не очень знаком с их внутренней жизнью, могу судить лишь по результатам, когда вижу их выпускников уже на сцене в спектаклях. Очень вырос технический уровень, но, к сожалению, уровень артистизма почему-то снижается. Также как и снижается мастерство исполнения народно-бытовых и характерных танцев. Может быть, следует уделять им больше внимания, ведь именно ими русская балетная школа всегда отличалась от других. И в этом была наша главная сила. Это еще в 19-м веке отмечал Мариус Петипа, а в середине 20-х с проблемой неизученности народных и характерных танцев столкнулся
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 07, 2014 8:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040701
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Полина Семионова
Авторы| ОЛЬГА Ъ-ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Искусство страсти строгой
Полина Семионова в "Баядерке" Михайловского театра

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №58, стр. 14
Дата публикации| 2014-04-07
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2446345
Аннотация|


Фото: Станислав Левшин / Коммерсантъ

Приглашенная звезда Михайловского театра Полина Семионова станцевала в Санкт-Петербурге "Баядерку". На спектакле побывала ОЛЬГА Ъ-ФЕДОРЧЕНКО.

Приезды госпожи Семионовой в Санкт-Петербург, возможно, не так часты, как хотелось бы, однако они всегда гарантируют художественную состоятельность процесса. Так получилось и в апреле. Балерина отличается особой чуткостью к партнерам по сцене, и на спектакль, состоявшийся 2 апреля, Михайловский театр выставил блестящий мужской состав — Леонид Сарафанов, влюбленный в баядерку индийский офицер, и Марат Шемиунов в "ходячей" партии страстного поклонника Никии по стезе религиозной. Внезапно сложившееся трио получилось замечательным.

Полина Семионова не поражала (по крайней мере здесь, в Петербурге) дерзким танцем, активной манерой балетной победительницы и самоутверждением в ранге звезды. Ее характерной особенностью является умная тактика выстраивания роли и весьма редкое в современном театре подстраивание под эмоциональные посылы партнеров по сцене.

Первый посыл дал Марат Шемиунов — великий брамин. Давненько не приходилось видеть такого статного мужчину в полном расцвете лет — обычно заведующего индийским храмом представляют властным стариком, одержимым болезненной страстью к подчиненной. Персонаж господина Шемиунова — человек возвышенный (и в буквальном смысле слова) и благородный, у этого великого брамина явно героическое боевое прошлое: он не совершает ни одного подлого поступка, и мотивация всех его действий — чувства к Никии самого что ни на есть романтического характера. Казалось, его горящий взор способен зажечь костер перед храмом, проходной обычно танец баядерок (предваряющий выход Никии) господин Шемиунов превратил в сольную пластическую арию на тему: "Приди в чертог ко мне златой!" И в его "приставаниях" к Никии не было никакого домогательства, как обычно трактуют этот эпизод, но открытие самых сокровенных чувств и величавая замкнутость брамина-одиночки.

В противовес возвышенным чувствам великого инквизитора (простите, брамина!) Солор в исполнении Леонида Сарафанова представляет иной вид любви — "Давай сделаем это по-быстрому!". Его герой пылкий и нетерпеливый, готовый, кажется, влезть в окно храма, чтоб быстрее увидеть Никию, он чуть дольше, чем это принято, задерживает ее руку в своих руках, чуть дольше задерживает голову на ее груди... Он влюблен во всех женщин вообще. Поэтому вполне ординарной Гамзатти (Виктория Кутепова) не требуется каких-то больших ухищрений: достаточно многозначительного поигрывания бровями, чтоб юноша мгновенно отправился с нею под венец, несильно переживая об оставленной в лесу баядерке.

Что же до самой Никии—Полины Семионовой, то для нее превыше всего обеты и клятвы. Может, она их даже и коллекционирует — свою клятву к высшим силам, обращенную к ней клятву Солора, клятву великого брамина... Мало ли на свете клятв? Потому и так внешне бесстрастен ее танец. В этом танце мало изобразительного ориентализма, который так любят временами подчеркивать балерины, изображающие восточную жрицу. В нем нет призывно отставленного бедра, не завиваются в тройные узлы руки и затылок в перегибах не касается пола. Но в нем есть сдержанность и внутреннее достоинство, наполнившее заключительный акт "Теней" удивительной безмятежностью и строгостью. Госпожа Семионова с партнерами по спектаклю умудрилась превратить знаменитый "Танец со змеей" — тоскливый монолог Никии — в трио, и в этом ансамбле сплелись все главные сюжетные линии "Баядерки". В нем балерина счастливо избегла соблазна чрезмерной аффектации, она не упивалась любовной тоской и не впадала в исступленную шаманскую пляску. Ее Никия завораживала, она медленно и неотвратимо вводила в транс Солора, который, глядя на нее, лобызал ручки Гамзатти, пребывая в полной уверенности, что держит в объятиях Никию. Вся сила отчаяния и надежды, которая владела героями в этот момент, изливалась в параллельном мимическом монологе великого брамина — с предельной откровенностью и сильнейшей романтической аффектацией он пластически "дотанцовывал" недоговоренное, но прочувствованное госпожой Семионовой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 07, 2014 8:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040702
Тема| Балет, театр “Астана Опера”, Персоналии, Айгерим БЕКЕТАЕВА
Авторы| Галина БАРОНОВА
Заголовок| Счастливый билет Айгерим Бекетаевой
Где опубликовано| Газета "Караван" (Казахстан)
Дата публикации| 2014-04-07
Ссылка| http://www.caravan.kz/article/81522
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Неожиданные перспективы открылись перед молодой балериной театра “Астана Опера” Айгерим БЕКЕТАЕВОЙ – ее пригласили солировать на гастроли в Санкт-Петербург, Лондон, Будапешт… О том, как удалось вытянуть счастливый билет, Айгерим рассказала “КАРАВАНУ” буквально за шесть часов до отлета.

Начало счастливой истории надо искать в тот день, когда в Астану прилетел известный балетмейстер, режиссер из Санкт-Петербурга Борис ЭЙФМАН, чтобы поставить в новом театре балет “Роден”. Изучив труппу, он остановил выбор на Айгерим, предложив главную партию – Камиллы Клодель. Она прекрасно справилась с нелегким заданием, а спустя несколько месяцев после премьеры отправилась с театром на гастроли в Алматы, потом – в Санкт-Петербург. Там-то Эйфман вновь удостоверился в таланте казахстанки и предложил ей мировое турне вместе со своим театром в роли Камиллы.



“Я – в восторге, мама расстроена”

– Айгерим, как отреагировали на приглашение Бориса Эйфмана?


– До сих пор не верю. Не знала, что делать – то ли плакать, то ли смеяться, я была в шоке! Наши первые гастроли, и… сразу приглашение. Дух захватывает: Питер, Будапешт, Лондон…

– Вы лауреат многих престижных конкурсов. Какой был первым?

– Я начала ездить по конкурсам в 2012 году. Первый – один из сильнейших – был в Сочи: “Молодой балет мира” Юрия ГРИГОРОВИЧА. Долго и упорно готовилась с педагогом, заслуженным деятелем страны Галией БУРИБАЕВОЙ. Она тщательно подбирала репертуар для меня, осуществила постановку современных номеров. Я стала дипломантом. На крыльях вернулась в Казахстан, и уже через 15 дней вылетела в Болгарию на конкурс в Варне. Там я получила третью премию – старания педагога, мои и партнера Таира ГАТАУОВА оправдались. В феврале на конкурсе имени Рудольфа НУРИЕВА меня снова наградили. Благодаря этим конкурсам я стала увереннее себя чувствовать и на сцене родного театра.

– Во сколько лет вы надели пуанты?

– До третьего класса я посещала танцевальные кружки в Талдыкоргане, потом мама повезла меня в Алматы в хореографическое училище, где я училась восемь лет. Последний отчетный концерт обычно проходил в Алматы, а нас повезли в Астану. И вдруг я получила предложение от главного балетмейстера Театра оперы и балета им. Куляш Байсеитовой Турсынбека НУРКАЛИЕВА. Мне обещают работу и жилье! Я – в восторге, мама – расстроена: “В Астане же холодно!”. Турсынбеку Абдибаевичу я обязана всем, он мой ангел-хранитель, с любым вопросом – к нему!

– Какие партии уже успели станцевать?

– Самая первая в “Лебедином озере” – Одетта. Позже, когда начала ездить по конкурсам, появилась сила и уверенность. Станцевала Аврору в “Спящей красавице”. Очень серьезной была работа в “Родене” Эйфмана.

На все сто пятьдесят

– Говорят, тяжеловато было в “Родене” для классических балерин…


– Если честно, да. В классике нужно держать спину, ноги, осанку, а в модерне все тело должно быть расслабленным. Очень большая амплитуда размахов ног, рук, тела. От этого “расслабления” больше устаешь, чем от классики – парадокс. В классике нет столько эмоций, как в современном балете. За короткий срок мы научились работать в разных техниках, соединяя в танце пластику и психологию, классику и модерн. Партия Камиллы тяжела эмоционально: любовь, страдания, опустошение, сумасшествие. С подобными эмоциями я не знакома. Обратилась к фильмам, где есть нечто подобное, пропитывалась глубокими чувствами.

– Как складывались гастроли?

– В Алматы я танцевала Сен-Санса, умирающего лебедя, па-де-де из балета “Дон Кихот” и Камиллу из “Родена”. Было волнительно, потому что на представление пришли все мои педагоги. Была готова к критике, но мне, наоборот, сказали, что я профессионально выросла. Потом – Санкт-Петербург. Мы репетировали постоянно: утро-вечер, утро-вечер. Страшно переживала, сводила с ума одна мысль, что на этой сцене танцевали прославленные балерины XIX и XX веков. Только представьте, в Мариинском театре шел 231-й театральный сезон! А зрители?! Эти всезнающие “столетние” старушки, которые отмечают в программке все номера, вникают во все! Они вгоняли нас в трепет, но мы старались, выложились на все сто пятьдесят. Нам даже сказали, что в Мариинке никогда не принимают стоя, а нас принимали. За кулисами стоишь, все внутри дрожит, в животе щекочет, а выходишь на сцену… эта аура… дух захватывает, какая-то сила тебя подхватывает!


В нашумевшей постановке “Роден” Айгерим Бекетаева – в главной роли

“Прихожу едва живая”

– Вы там ногу подвернули…


– Такое случается. У меня это произошло в Питере, на первом же номере. Легкое растяжение, но танцевать больно... Подключились медики, заморозили спреем. Стиснув зубы – опять на сцену. Бегу за кулисы – тут же подхватывают врачи, колдуют над ногой. Все обошлось, никто ничего не заметил. Сейчас уже все нормально, и через несколько часов я улетаю. Так хочется работать. Еще и еще. Открывать что-то новое, неизведанное. Сначала мы танцевали “Спящую красавицу” – это классика, основа балетного искусства. Танцевать три полноценных па-де-де очень тяжело. Потом приехал Эйфман, и стало еще сложнее: совсем другая практика, противоположная. Затем работали над “Ромео и Джульеттой”. Очень понравилось танцевать Джульетту, ее эмоции мне понятны и близки. Все спектакли – такие разные, мы постоянно в развитии благодаря такому репертуару.

– А что с личной жизнью?

– Год назад я вышла замуж. Мы с мужем окончили одно и то же училище, он артист балета. У него своя труппа, занимается народным танцем. Он мне во всем помогает, поддерживает, потому что я часто прихожу с репетиций едва живая.

Астана
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 07, 2014 8:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040703
Тема| Балет, XIV Международный фестиваль балета «Мариинский», Премьера
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Нимфа полюбила, богиня разгневалась
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2014-04-07
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10306926@SV_Articles
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ПРЕМЬЕРА

ХIV международный фестиваль балета «Мариинский» театр открыл поистине императорским по размаху трехактным балетом Лео Делиба «Сильвия».



У этого балета счастливая сценическая судьба: замечательная музыка, которой восхищался Чайковский, привлекала хореографов. Впервые поставленный на сцене Парижской оперы в 1876 году знаменитым балетмейстером Луи Мерантом, балет просуществовал на столичных подмостках более восемнадцати лет. В ХХ веке не обошли своим вниманием «Сильвию» такие выдающиеся балетмейстеры, как Серж Лифарь, Джон Ноймайер, а в России – Лев Иванов, Павел Гердт, Самуил Андрианов, Георгий Алексидзе.

Сюжет «Сильвии», заимствованный из пасторали итальянского поэта эпохи Возрождения Торквато Тассо «Аминта», много раз трансформировался. Балет то обретал развернутые академические формы, то становился одноактным спектаклем, где хитросплетения сюжета сводились к главному: любви нимфы Сильвии и пастуха Аминты, вызвавшей гнев целомудренной богини Дианы.

Выдающийся английский хореограф Фредерик Аштон создал свою версию балета в 1952 году, используя всю красоту и разнообразие форм пленительной музыки Делиба. Мастер острого пластического видения, редкой художнической интуиции, хореограф наполнил мифологический сюжет «Сильвии» живыми и яркими образами, где героика сочетается с юмором, а поэтическая приподнятость – с бытовой реальностью. Аштон не воспринимает античность всерьез, отношения его персонажей – состязание разнообразных человеческих характеров. Порой создается впечатление, что однажды вечером исполненные задора и сил молодые люди решили облачиться в античные наряды и разыграть спектакль о превратностях судьбы и игре случая.

В партии Сильвии выступила прима-балерина театра Виктория Терешкина, показав рафинированную академичность. В ее танце были поразительная чистота, элегантное совершенство формы, благородно-сдержанная манера. Для каждой музыкальной формы – вальса, баркаролы или знаменитого пиццикато – танцовщица нашла свою психологическую окраску и тонкую нюансировку.

Бесстрашный охотник Аминта в исполнении Владимира Шклярова покорил зрителей сочетанием силы и легкости танца, в котором было кипение жизни, упоение игрой-охотой, счастливый, вольный порыв.

Грубой, животной силой насытил образ влюбленного в Сильвию охотника Ориона Юрий Смекалов, яркий танцовщик-актер. Напором, гневом и коварством пронизаны его пластика и жест.

Немало забот выпало на долю бога любви Эроса: ему нужно пронзить стрелой отвергающую любовь Сильвию, вернуть к жизни убитого Аминту, спасти Сильвию из плена Ориона и напомнить целомудренной богине Диане, что и она когда-то пылала страстью к пастуху Эндимиону. Алексей Тютюнник создал забавный образ античного Фигаро, всегда оказывающегося в нужном месте в нужное время.

Кордебалет проявил все черты петербургской школы – безупречность и красоту линий, единое «дыхание» в сложных ансамблях, тонкую музыкальность. Прелесть музыки Делиба мастерски передал оркестр театра под управлением Гавриэля Гейне, утонченно прозвучали скрипичные соло в исполнении Людмилы Чайковской.

После окончания спектакля и зрители, и актеры наградили овациями английских балетмейстеров-постановщиков Анну Тревьен и Сьюзан Джонс, которые бережно перенесли на сцену Мариинского театра один из шедевров Фредерика Аштона.


ФОТО предоставлено пресс-службой театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 07, 2014 6:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040703
Тема| Балет, «L.A. Dance Project», Гастроли, Персоналии,
Авторы| Екатерина ВАСЕНИНА
Заголовок| Об осторожности и интуиции
Балеты L.A.Dance Project на «Золотой маске»

Где опубликовано| «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 2014-04-07
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/11309/
Аннотация| ГАСТРОЛИ



Все балеты Бенжамена Мильпье, которые можно было увидеть на российской сцене, говорят о том, что он хорошо воспитанный мальчик. Это очень интересно, потому что это очень подчеркнуто. Его хореографический почерк умещается в фразу «Мама, так хорошо?» – и это может быть правдой, если первое хореографическое воспитание им было получено у матери Катрин Флори, современной танцовщицы.

Желание сделать «правильно» для зрителя-женщины, женщины-судьи создало довольно цельный пластический код хореографа: миллионы зрительниц ромкомов хотели бы, чтобы к ним прикасались с таким продуманным балансом силы и такта. Профессиональная корректность востребована: хореография Мильпье была или есть в репертуаре NYCB, центра Барышникова, Парижской опере, American Ballet Theatre, Мариинском театре, в Балете Женевы, Лионской опере, Новозеландском и Голландском балете, уф.

Союз с не менее сознательной красавицей и талантом Натали Портман, рождение сына Алефа Портман-Мильпье (2011) вызвали к жизни создание компании L.A.Dance Project (2012). Мильпье и Портман похожи по социальному посылу. Несколько лет назад Портман за свою общественную деятельность, пропаганду микрокредитования в странах третьего мира была номинирована на премию Do Something, которой награждают людей, делающих что-то хорошее. L.A.Dance Project – это тоже «что-то хорошее»: немного современного танца на Голливудских холмах.

Reflections, станцованные на фоне гигантских красно-белых постеров STOP и Think of me, thinking of you, подтверждают гуманистический вектор мысли Мильпье. Не будем эгоистами – будем танцевать дуэты, не соло. Не будем швыряться телами – пусть будут мягкие поддержки. Мы уважаем зрителя и танцуем чисто, аккуратно, читаемо даже на фоне кричащей буквами сцены. Сам факт визита L.A.Dance Project на фоне отмен зарубежных выступлений по политическим мотивам подтверждает твердость гуманистического вектора Мильпье-хореографа и гражданина: сегодня кажется уже, что это акция микрокредитования танцем. Которого нам опять не нужно.



На спектакле Winterbranch, исполненном танцовщиками L.A. Dance Project с разрешения и в сотрудничестве с Merce Cunningham Trust, случился массовый исход зрителей. Хореография Канингема в исполнении труппы Канингема исполнялась несколько лет назад на Чеховском фестивале и зал Театра имени Моссовета был полон три дня. В том, почему получилось так, как получилось в этот раз, все просто и непросто. Нагнетание любви к понятному «театру добра» нельзя сбрасывать со счетов, а эстетика Канингема и в лучшие времена интереса к сложной хореографии открывается далеко не всем.

Мерс Канингем с 1933 по 1945 годы – солист компании Марты Грэм. Там он устал от «атмосферы хора» и матриархальных настроений. После встречи с Джорджем Поллоком и Джоном Кейджем в 1947-м им вырабатывалась идея решать вопросы композиции, например, с помощью «Китайской книги перемен», то есть комбинаций диаграмм для определения будущего. Танцовщица Кэролайн Браун вспоминала о своей первой встрече с ним: «Он двигался со стремительностью леопарда, таившего в себе опасность и обладающего осторожностью и интуицией. Никому, пожалуй, не удалось приблизиться к уровню его реактивной энергетики, быстроте переходов, к контрапункту его торса и рук, ног и головы. Танцуя, он был подобен калейдоскопу, в котором молниеносно изменялись настроение, темперамент и стиль».

То есть стилем и энергетикой Канингема в отдаленной от оригинала степени владели даже танцовщики его труппы. Но они были ближайшими учениками, и работу с контрапунктом тела танцовщики «гастролей-капсул времени», как были названы гастроли на Чеховском, передали ощутимо. Теперь достижения американского танцевального авангарда 1960-х (Winterbranch – спектакль 1964 года) становятся частью культурного потребления, освоения условного модуля обучения «знакомство с хореографией Канингема». Философская танцевальная система не создается своя – и на Канингема когда-то ходило сорок друзей кролика – а изучается по учебнику: как деструктурировать сценическое пространство исходя из теории относительности Эйнштейна, где нет и не может быть фиксированных точек в пространстве, как представить множество одновременных событий без видимой связи с музыкой. В сложные, азартные, личностные художественные задачи Канингема не было привнесено своего, а зрителя надо втянуть в свое умозрение, в черноту неосвещенной сцены, ожидание музыки, пока наконец пепельница из «Двух звуков» Ла Монта Янга не начнет царапать зеркало, а деревянный брусок не начнут тереть о гонг и не пустят вдогонку убегающим зрителям мигающий паровозик. Для существования в хореографии Канингема танцовщикам не хватило проникновения – эти структуры надо наполнять собой, своей игрой с пустотой и паузой. «Мама, так хорошо?» Ну почти. А ведь едва ли не изучение системы Канингема, кодировавшей и звериные прихоти тела, и вызовы блистательного ума, можно считать единственной суперзадачей коллектива L.A.Dance Project с Мильпье во главе – осенью 2014 года он уезжает работать в Парижскую оперу. О назначении было известно через полгода после создания компании в Лос-Анджелесе. Везде надо делать «что-то хорошее». И это хорошее – совсем не наш «театр добра».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18678
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 07, 2014 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014040704
Тема| Балет, Opera national de paris, Премьера
Авторы| Антон Флёров
Заголовок| О своем, о девичьем
Где опубликовано| © журнал «Театр»
Дата публикации| 2014-04-02
Ссылка| http://oteatre.info/o-svoem-o-devechiem/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: www.gillianmurphy.com

В преддверии «гендерного» номера журнала «Театр» Парижская опера подготовила «гендерный» вечер одноактных балетов. Зоркий взгляд неутомимого руководителя балетной труппы Бриджит Лефевр высмотрел в этой области бесспорного мужского доминирования две женские фигуры, оказавшие известное влияние на развитие жанра.

История американки Агнес де Милль свидетельствует о ее способности чутко улавливать волны интереса к танцевальному жанру и оказываться у истоков важнейших танцевальных институций. Еще будучи танцовщицей она работала в первых постановках Фредерика Аштона и Энтони Тюдора в Лондоне, организовавших балетные труппы, которые определили историю английского танца. По возвращении в Нью-Йорк, она участвовала в определении художественной концепции Балетного театра (нынешнего Американского Балетного Театра).

Визитной карточкой де Милль в сегодняшнем балетном театре является балет «Родео», жанровая постановка в ковбойской эстетике, в котором она сама первой исполнила травести-роль «каугерл». Ее концепция жанра строилась вокруг драматизации танцевального действия, отказа от декоративных хореографических элементов, психологизации персонажей, вводимых через оттанцованные повседневные жесты, призванные сделать эмоции более осязаемыми. «Родео», а также демократизм и внимание к социальной роли танцевального жанра, обеспечил Агнес де Милль постоянную любовь публики и постоянную загруженность на Бродвее, а также роль пропагандиста и популяризатора танцевального жанра, в том числе в госорганах.


Фото: http://www.danceheritage.org/

Восстановленный труппой Парижской Оперы балет «Fall River Legend» основан на легендарном для американской культуры сюжете о Лиззи Борден, старой деве из маленького городка Фолл Ривер в Новой Англии, зарубившей в 1892 году своего отца и мачеху. История эта получила бесконечные литературные, музыкальные, социологические, теоретические интерпретации, концентрирующихся, главным образом, вокруг двух тем: любовной истории Лиззи и пастыря, которой препятствовала мачеха и которая оборачивается криминальным кошмаром, или феминистской истории о женской зависимости/независимости. В обеих интерпретациях гендерные различия играют важнейшую роль и обе линии формируются вокруг главных проблем американского общества: религиозности, беззакония (фигуры, которая отменяет действие закона) и насилия. Более того, защита Лиззи строилась также на анализе положения женщины, обеспечив ей оправдание в суде. История бедной Лиззи превратилась в национальный американский миф и фольклор, считалку, под которую девочки скачут через резинку.

Балет де Милль, представленного публике в 1948 году, стал ее первой трагедией и располагался вдали от обычных для нее культурных отсылок — ничего народного, веселого, приятного. На сцене настоящая виселица и настоящий топор, которым рубят дрова, ничего кроме грусти, тоски, морока. Де Милль схематизирует движенческий код этой реальной истории, вводит призрак умершей матери, предельно абстрагирует действие, оставляя скелет преступления. Радикальность хореографического жеста, однако, компрометирует реалистичность декораций и костюмов.

Как в любом драмбалете, успех не в последнюю очередь зависит от актерского потенциала исполнителей. В «Fall River Legend» — прежде всего, от исполнительницы роли Лиззи, остальные персонажи остаются некоторым узором, в котором размещается трагедия. Алис Ренаван, сделавшая карьеру этуали на партиях в современной хореографии, чаще исключающих открытую эмоциональность, провела свою роль с неожиданным открытым сердцем, превратившим театральный опыт в почти сексуальный опыт вуайеризма.

Вторым номером вечера стал балет «Фрекен Жюли» в постановке шведки Биргит Кульберг, более известной в роли мамы важнейшего постановщика в хореографии XX века Матса Эка. Фрекен Кульберг, получившая профессиональное художественной образование и любительское танцевальное, доучивалась хореографии в труппе Курта Йосса во время его эмиграции в Англию. Именно оттуда можно проследить формирование ее идеи синтеза современных и классических жанров, ясности истории и точности в передаче внутренних психологических мотивов персонажей. Вернувшись в Швецию она немедленно организовала собственную труппу, с которой ставила маленькие номера, характеризующиеся юмором и политической ангажированностью.

Балет «Фрекен Жюли» был поставлен в 1950 году и получил международную известность. Много раз его ставили в больших компаниях, не в последнюю очередь потому что открытая эмоциональность спектакля, стилизация, акцентированная и значащая жестикуляция требуют исключительной актерской и танцевальной пластичности. В постановке Парижской Оперы ее обеспечили Орели Дюпон и Николя ЛеРиш.


Фото: Amélie Lamoureux, Nicolas Le Riche and Aurélie Dupont in Birgit Cullberg’s Miss Julie. Photo: Emma Kauldhar//http://www.danceeurope.net/

Кроме того, популярность постановки может объясняться тем, что «Фрекен Жюли» Кульберг не выносит суждений персонажам этой известной истории мезальянса, остается открытой для интерпретаций, не драматизирует ни один из аспектов, ни социальный, ни эротический, ни моральный, остается эстетской зарисовкой с контрастными сценами дворца и пивнушки, незамысловатой сексуальностью и выразительной мимикой. «Фрекен Жюли» поставлена под очевидным влиянием, если не с прямыми заимствованиями из балета «Кармен» Ролана Пети.

Этот проект Парижской Оперы четко демонстрирует, что интервенция женщин в зону, настрого для них закрытую, какой бы смелой она ни была, лишь подтверждает традиционное распределение гендерных ролей, где женское тело остается предметом сексуального вожделения, разъятое и бессмысленное само по себе, в отсутствие рядом мужчины.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 3 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика