Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-02
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 02, 2014 7:20 pm    Заголовок сообщения: 2014-02 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020201
Тема| Балет, БТ, Персоналии. В. Васильев, Е. Максимова
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Арабеск Екатерины великой
Знаменитой балерине Максимовой исполнилось бы 75

Где опубликовано| Московский комсомолец № 26444
Дата публикации| 2014-02-03
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/interview/2014/02/02/978909-arabesk-ekaterinyi-velikoy.html
Аннотация|

Ее все звали просто Катей — как девочку. Шли годы, а образ девочки не менялся: все тот же нахально-смешной хвостик на голове, все те же узкие элегантные брючки. Просто девочка, закончившая хореографическое училище, стала знаменитой. Никто из балерин не сравнится с ее хрупкостью, трепетностью, нежностью…

И силой духа, так необходимой любой балерине. Господь поцеловал Катю Максимову еще в начале карьеры, сделав ее ученицей великой Улановой. А позже — женой Владимира Васильева. Так они и прошли по жизни — Катя с Володей, Максимова с Васильевым. 5 лет ее уже нет с нами. 1 февраля ей исполнилось бы 75. Юбилей отметят на исторической сцене Большого театра 4 февраля. А еще Екатерина Сергеевна, как известно, была внучкой одного из крупнейших российских философов XX века — Густава Шпета, что, впрочем, в балете не такая уж и редкость, как кажется на первый взгляд. Брат Тамары Карсавиной, легендарной дягилевской балерины, Лев Карсавин, тоже крупнейший философ, известнейший представитель русской религиозной мысли. С этого мы и начинаем наш разговор с Владимиром Васильевым.



фото: РИА Новости

— Вы из простой семьи. Были ли какие-то сложности, чтобы войти в такую семью?

— У меня никогда не только таких проблем не было, но не было и мыслей об этом, во-первых, потому, что с образованными и интеллигентными людьми всегда просто. А потом я сам интересовался очень многим, особенно историей и литературой, читал невероятно много, поэтому мне доставляло неимоверное удовольствие смотреть, как Татьяна Густавовна, мама Екатерины Сергеевны, правит как редактор литературные тексты, мы с ней многое обсуждали и говорили на одном языке.

— С Екатериной Сергеевной вы познакомились еще в детстве. Отличалась ли Катя Максимова от других девочек? Наложило ли на нее близкое родство с выдающимся философом какой-то отпечаток?

— Да, отличалась с самого начала, как мне казалось, своей грациозностью, своими чудными глазами, своей хрупкостью. Тогда, правда, никому в голову не приходило, что из нее может вырасти балерина: на тоненьких ножках с выдающимися коленками — такой гадкий утенок с прелестным личиком, очень милым. Также с самого начала отличалась молчаливостью, в отличие от других девочек. Повлияло ли родство с замечательным Густавом Шпетом — не могу однозначно ответить на этот вопрос, так как дедушку расстреляли до рождения Кати. Но то, что она была из семьи с глубокими корнями и традициями русской интеллигенции, безусловно, всегда читалось в Кате. Из-за этого однажды даже случился такой курьез. В хореографическом училище нас учили французскому, так как все балетные термины, как известно, французские. Наша учительница по французскому языку была хорошей знакомой бабушки Кати и бывала в доме Шпетов. Разумеется, она знала, что Катя говорит по-французски, так как в их семье все говорили по-французски и детей этому учили. Поэтому все годы обучения в училище эта учительница не вызывала Катю и не спрашивала ее, так как была уверена, что Катя французский знает хорошо. Но, как любой ребенок, Катя быстро поняла это и перестала заниматься. Так прошло несколько лет, и когда однажды учительница случайно спросила ее о чем-то, а Катя не смогла ответить, удивлению ее не было предела. Хотя, конечно, Катя говорила по-французски довольно прилично.

— Говорят, сначала вы не обращали на нее никакого внимания?

— Вы имеете в виду с первых классов школы? Мы тогда детьми были, но она мне всегда нравилась, хоть это было и по-детски. В юношеские годы этот интерес перерос в большое и очень сильное чувство. Конечно, в юности у каждого из нас были разные увлеченности, но как-то очень быстро мы поняли, что жить друг без друга не можем.

— В Париже есть площадь Дягилева. На Западе практикуется именовать улицы, площади, скверы именами своих выдающихся представителей. Не поднимался ли еще вопрос об увековечении памяти Екатерины Сергеевны? И как обстоят дела с памятником на могиле на Новодевичьем кладбище?

— Отвечая на ваш вопрос, я расскажу вам о моих усилиях в увековечении памяти великой Галины Сергеевны Улановой. Куда только в течение многих лет я не писал и не ходил. Писал и бывшему мэру, и президенту, потому что думал, что к столетию этой выдающейся балерины что-то в этом направлении будет сделано. Никакого результата. Слава богу, один предприниматель назвал круизный теплоход по Москве-реке именем Улановой. Наверное, я чего-то не понимаю в нынешних временах. Ведь это особо никому ничего не стоит — назвать новую улицу или площадь, самолет или корабль этим выдающимся именем. Но, впрочем, каждый отвечает по своей совести. Я делаю то, что могу: когда удается достать средства — делаю концерты и вечера памяти и Галины Сергеевны, и Кати, вместе с фондом мы издаем буклеты, участвуем в разных передачах и программах о них. А памятник на могиле… Я не могу забыть своего ощущения, когда я впервые увидел могилу Льва Толстого — это было так просто: зеленый холм, усыпанный цветами. И тогда это для меня было гораздо сильнее любого монумента… Может быть, когда меня не станет, появится наш общий памятник, но и это не главное, пока остается память в сердцах людей.

— Ваша свадьба в Париже была, как говорят, идеологическим мероприятием… Снимали французско-советский фильм. Как это было на самом деле?

— Во-первых, у нас не было свадьбы в Париже, и уж тем более я никогда не говорил, что наша свадьба была идеологическим мероприятием. Советско-французский фильм, в котором мы снимались, — да, был идеологизирован, как и следовало в те времена. Но к нашей свадьбе это имело только то отношение, что премьера этого фильма в Париже состоялась спустя несколько дней после того, как мы с Катей расписались в загсе. Поэтому, когда мы поехали в Париж на эту премьеру, с легкой руки журналистов эту поездку назвали нашим свадебным путешествием. Что же, это было хоть и короткое, но очень запоминающееся путешествие.

— Расскажите про программу юбилейного вечера.

— Мы с Фондом Галины Улановой провели уже множество юбилейных концертов, посвященных Галине Сергеевне. Теперь будет этот, посвященный Кате, ее первой ученице, так похожей на нее саму по характеру, ставшей вместе со мной и другими близкими Галины Сергеевны учредителем фонда ее имени. Среди этих учредителей была и основатель «Детских деревень – SOS Россия», удивительная женщина, журналист Елена Сергеевна Брускова. Она много раз помогала нам доставать деньги на наши концерты и другие проекты. И вот на этот Катин тоже. К сожалению, она не дожила до концерта 4 февраля всего 10 дней.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 03, 2014 8:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 03, 2014 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020301
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Анютины глазки
Гала-концерт "Екатерине Максимовой посвящается" - в Большом театре

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6294 (22)
Дата публикации| 2014-02-03
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/02/03/balet.html
Аннотация|


Лучезарная Максимова - принцесса Маша стала одним из самых ярких символов золотой эпохи Большого балета. Фото: ИТАР-ТАСС

О Екатерине Максимовой говорили разное. На гастролях к ней приклеилось "маленький эльф Большого театра". Максимова была воплощенная женственность с грациозными движениями и тихим голосом, но достаточно было полчаса посидеть на ее репетиции, чтобы понять: за мягкой внешностью скрыт металл. Разве что исключительно благородный.

Максимову принято считать образцовой москвичкой, но ее балетные корни образцово петербургские: она окончила московское хореографическое училище у Елизаветы Гердт, знаменитой балерины императорских театров, переехавшей в новую столицу в 43 года, а затем, в театре, стала самой знаменитой ученицей Галины Улановой, тоже беглой петербурженки. Отсюда ее легендарная ответственность перед делом, сосредоточенность на работе, внимание к каждой детали.

Самые проницательные критики всегда выглядывали даже в самой радужной партии Максимовой тревогу и грусть, безудержное веселье никогда не было ее коньком. Но вот образ девочки Маши, способной полюбить чудного Щелкунчика и поверить в счастье, стал лучшим в ее биографии. Лучезарная Максимова-принцесса Маша стала одним из самых ярких символов золотой эпохи Большого балета, да что там балета - страны, самого времени.

Это был советский вариант Одри Хепберн - без лоска мировой любимицы, но с нимбом безусловной любимицы одной шестой части суши.

Наверное, вечная грусть в глазах Максимовой - дань непростым обстоятельствам, которых всегда хватает, да и ей хватало с избытком. Но все-таки у широкой публики не на слуху, что она - внучка знаменитого философа Густава Шпета, переводчика гегелевской "Феноменологии духа", автора "Герменевтика и ее проблемы", репрессированного в 1937-м. Так что маленький эльф Большого театра - нетипичная балерина и по таланту, и по происхождению.

Первого февраля Екатерине Максимовой исполнилось бы 75 лет. В честь этой даты 4 февраля на сцене Большого театра, видевшего ее лучшие годы, состоится гала-концерт. Режиссер - спутник и опора балерины, знаменитый танцовщик Владимир Васильев, организатор - Фонд Галины Улановой при поддержке Газпромбанка. Назван концерт строкой Владимира Васильева из посвященного легендарной балерине стихотворения "И все, что сделано тобой...".

Прологом к вечеру станет реквием Иоганна Себастьяна Баха в исполнении хора и оркестра Большого театра. Затем в привычной классике и современном репертуаре выступят ученицы и коллеги Максимовой.

В память о замечательных ролях Максимовой в кинобалетах исполнят чаплинское "Чап и Чап" Ян Годовский и Александр Могилёв. Тему эту продолжит сам Владимир Васильев, выйдя на сцену в Smile на музыку из кинофильмов Чарли Чаплина. Странно было бы обойтись на вечере памяти без видео двух главных ролей Екатерины Максимовой: будет щемящая поездка Кати-Маши на лодке в царство Феи Драже и трагически огненное каприччио Валерия Гаврилина из всеми любимой "Анюты".

Ну, а настроят на вечное "жизнь продолжается" малыши Московской академии хореографии в увертюре к балету "Щелкунчик". Для балерины жизнь действительно продолжается - в этих детях и в нашей памяти.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 04, 2014 6:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020401
Тема| Балет, БТ, Интернет-трансляция, Персоналии,
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Театр в раме
Где опубликовано| "Ведомости" № 17 (3521)
Дата публикации| 2014-02-04
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/617411/teatr-v-rame
Аннотация|


Диана Вишнева в роли Корали
Фото: М. Логвинов/БТ


Большой театр, уже три года транслирующий свои лучшие балеты в прямом эфире на весь мир, впервые показал в этом проекте спектакль, еще не успевший стать классикой, — «Утраченные иллюзии», созданные Алексеем Ратманским и Леонидом Десятниковым по его заказу в 2011 г..

Для показа в сотнях кинотеатров Европы, Азии, Латинской Америки и России Большой выбрал спектакль, созданный в новой эстетике, но отвечающий исконному московскому балетному стилю: масштабный, сюжетный, нашпигованный эффектными номерами для букета звезд и позволяющий показать свой кордебалет — предмет зависти всего остального мира. Любовные и творческие многоугольники из романа Бальзака, превратившись из обитателей литературно-театрального мирка в танцовщиков и танцовщиц парижской «Опера», вырываются на просторы балетной истории, где прообразом Корали становится Мария Тальони, а за Флориной угадывается тень Фанни Эльслер.

Рамка телевизионного экрана несколько опрощает иллюзию «театра в театре», которой дважды в «Утраченных иллюзиях» пользуются Ратманский и Десятников. С другой стороны, камера позволяет во всех подробностях рассмотреть пластическую полифонию Дианы Вишневой в роли Корали. Одним из лучших моментов спектакля становится ее каскадный танец с цилиндром, когда она пытается скрыть от своего содержателя Камюзо присутствие Люсьена. Сцена из мнимой «Сильфиды» лишается отвлеченной бесплотности: Вишнева здесь не порхает, а захватывает силой страсти, в которой сливаются любовь к танцу и композитору Люсьену. Эта роль оказалась к лицу Владиславу Лантратову, который рядом с опытной партнершей на глазах прибавил профессиональной зрелости. Под стать экспрессии Вишневой оказались и гротеск Екатерины Шипулиной — Флорины, и изящный сарказм Артема Овчаренко — Первого танцовщика. Но «Утраченные иллюзии» Ратманского, в полном соответствии с московской традицией, полны маленьких актерских шедевров, и крупные планы Балетмейстера — Яна Годовского, самодовольного Камюзо — Егора Симачева, спесивого Герцога — Александра Фадеечева, преданной служанки Корали — Анны Антроповой и даже служанки из вставного балета — Анастасии Винокур могли бы украсить трансляцию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 04, 2014 10:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020402
Тема| Балет, Премьера, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Саночки блокадных зим
"Реквием" войдет в постоянный репертуар балета Бориса Эйфмана

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6295 (23)
Дата публикации| 2014-02-04
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/02/04/rekviem.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


В новом "Реквиеме" - Ленинград и жизнь, словно молнией разрубленная на две части... Фото: РИА Новости www.ria.ru

Для тех, кто следит за творчеством Бориса Эйфмана, "Реквием" - название далеко не новое: премьера одноактного балета на музыку Моцарта состоялась еще в 1991 году. С тех пор он подвергался постоянной шлифовке и прочно обосновался в ряду лучших спектаклей хореографа. Но теперь в Александринском театре балет предстал в новом виде: он стал частью диптиха, зазвучав послесловием к совершенно новому одноактному балету.

В этой постановке объединены имена Шостаковича и Ахматовой - спектакль на музыку Камерной симфонии "Памяти жертв фашизма и войны" создан по мотивам известной поэмы "Реквием". Но, как и в сценической версии моцартовской мессы, Борис Эйфман здесь отказывается от своей излюбленной крупной формы, сюжетной подробности и гипертрофированной эмоциональности.

Эту балетную пару можно даже назвать бессюжетной, хотя в ней есть персонажи и характеры, в первой части обозначенные как "Мать", "Сын", "Жена", "Муж", во второй - "Мать", "Юноша", "Мужчина". Но и в первой части диптиха, составляющей гармоничную предтечу первой, Борис Эйфман отказывается буквально воспроизводить сюжет поэмы Ахматовой и порождаемые ею аллюзии. В его "Реквиеме" нет ни Петербурга, ни Петрограда - только Ленинград эпохи ежовщины и жизнь, словно молнией разрубленная на две части, - счастье и воспоминание о нем, прорывающееся сквозь ужас тюремной реальности.

В давно найденных хореографом собственных формулах душевной неволи, выраженных в сломанных под острыми углами линиях его танцовщиков, завернутых внутрь, вопреки всем хореографическим канонам, телах Эйфман не стремится разделить ужас от столкновения с фашизмом и сталинизмом - природа балета такова, что концентрируется на интенсивном душевном переживании состояния несвободы, не размениваясь на детали исторических различий.

Особого эмоционального воздействия Эйфману удается добиться еще и благодаря участию в спектакле ансамбля "Виртуозы Москвы" под управлением Владимира Спивакова, "Мастеров хорового пения" Льва Конторовича и солистов-вокалистов (Анна Аглатова, Юлия Мазурова, Петр Мигунов, Алексей Неклюдов).

В отличие от большинства постановок хореографа, исполняемых под фонограмму (такова специфика бытования авторской балетной труппы во всем мире), здесь зритель не только "облучен" воздействием живого звука - музыканты, ради которых сняты несколько рядов кресел в партере, в буквальном смысле эмоционально объединяют зрителей и сцену.

Особенно ярко это проявляется в не новом "Реквиеме" на музыку Моцарта, который рядом с балетом по мотивам ахматовской поэмы обретает иной смысл, где запеленутые белыми коконами тела теряют былую надмирную и надсобытийную сущность.

Они заставляют вспомнить и о людях, замерзавших прямо на улицах, и о саночках, которые неотделимы от картин блокадных ленинградских зим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 04, 2014 9:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020403
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии,
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Балетные премьеры Мариинского театра на «Золотой маске» в Москве
Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-02-04
Ссылка| http://belcanto.ru/14020402.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Зашифрованное приношение

По традиции конкурсную программу «Золотой маски» открывали спектакли Маринки. 25 января на исторической сцене Большого выступил Мариинский Балет, 26 января — Опера. Оба вечера за пультом стоял Валерий Гергиев.

Из двух балетных премьер прошлого года обе попали в список номинантов на национальную премию,

но друг с другом балеты не соревнуются, так как «Весна священная» Саши Вальц претендует на премию в номинации лучший спектакль современного танца, а балет Ратманского «Concerto DSCH» играет на поле с другими балетными постановками.

Петербургская премьера балета А. Ратманского «Concerto DSCH» на музыку Второго фортепианного концерта Д. Шостаковича состоялась в Мариинскои театре в июле прошлого года на фестивале «Звезды белых ночей». Прошло два спектакля с двумя разными составами, а в Москве выступили лучшие их тех солистов, которыми располагал Мариинский театр, не занятых в более трудной технологически «Весне» Вальц.

Протагонистов станцевали Светлана Иванова и Константин Зверев — безупречные звезды Мариинского балета.

В 2001 году Иванова блистала в «Барышне и хулигане» Константина Боярского. Это был знатный вечер возобновления балетов советского наследия на музыку Шостаковича (после долгого забвения в афише появились балеты Леонида Якобсона «Клоп», Игоря Бельского «Ленинградская симфония» и «Барышня»).



Сразу после премьеры-возобновления балетов на музыку Шостаковича Светлана уехала в Гамбургский балет по приглашению Джона Ноймайера, но потом вернулась в родные пенаты, чтобы продолжить танцевать чистую классику, в которой она абсолютно божественна. Зверев влился в хореографию Ратманского на премьере «Анны Карениной» в 2010, станцевав Вронского. С тех пор его карьера начала стремительно развиваться, и сейчас он танцует весь репертуар Мариинки.

Комсомолку-затейницу неплохо станцевала Надежда Батоева, но ей пока трудно тягаться с такими профессионалами как Иванова и Зверев. Прыгучий кореец Кимин Кин, занятый в значимой партии «Concerto» в очередной раз продемонстрировал, что он — хорошее и нужное приобретение Мариинской труппы последних лет.

Что касается хореографии Ратманского, то она, если так можно выразиться, плотно вошла в кровь и плоть мариинских солистов всех возрастов,

поскольку его балеты «Золушка», «Конек-Горбунок», «Анна Каренина», «Средний дуэт» постоянно танцуются в театре и активно вывозятся на гастроли.

Последний раз хореограф работал в Мариинке в 2009, когда ставил «Конька-горбунка» Родиона Щедрина. Интерес к музыкальному наследию Шостаковича, сначала к балетному, возник у Ратманского в начале 2000-х. Он поставил в Большом театре два балета на его музыку — «Светлый ручей» (2003) и «Болт» (2005), вдохнув новую жизнь в репрессированные спектакли 30-х гг. А в 2008, когда Ратманский уже знал, что уходит с поста худрука в Большом, он поставил для баланчинского Нью-Йорк Сити Балле «Concerto DSCH», который стал своеобразной презентацией хореографа в столице США, где ему предстояло осесть надолго.



В настоящий момент Ратманский является постоянным хореографом Американского балетного театра (АБТ). Но конкретно этот спектакль был посвящен Баланчину и «оммажем» его необыкновенным творческим отношениям с авторами музыки, которую он использовал в балетах, с Игорем Стравинским прежде всего.

Само название «Кончерто Дэ-Эс-Це-Ха» — говорящее.

Шостакович, подобно композитором эпохи барокко, любил всякие музыкальные ребусы, поэтому зашифровал свои инициалы знаками немецкой музыкальной нотации в своеобразный мотив. А Баланчину, в свою очередь, нравилось называть балеты жанрами музыкальных произведений — symphony, concerto, fantasia, valse.

Второй фортепианный концерт Шостаковича написан в 1957 как искренний гимн жизни — новой жизни и новой надежде советского человека, которую принесла хрущевская оттепель. Впрочем, время создания опуса Шостаковича не играло особой роли при выборе Ратманским музыки для «Кончерто». Все равно этот балет отсылает к любимой хореографом эстетике советской культурной жизни 20-30 гг. прошлого века, самая яркая и броская часть которой — музыка Дмитрия Дмитриевича.

Отчасти «Concerto DSCH» — это хореографический экстракт вместе взятых «Светлого ручья» и «Болта».

Двенадцать танцовщиков — мужчины в комбинезонах из гардероба «прозодежды» 20-х и девушки в простеньких пролетарских платьицах — трудятся-танцуют во славу родины. Они подтянуты, спортивны, бесстрашны, дружны — такие инфантильно-восторженные балетные «веселые ребята».



Поставлены танцы советской молодежи вполне изобретательно — невыворотная физкультура сменяется ладными адажио с томными обводками, грубоватые лобовые батманы соседствуют с изящными арабесками.

Сюжета как такового нет, но некоторые ходульные ситуации из кинематографа 30-х читаются

— обиды между друзьями из-за красивой девушки, с которой познакомились на танцах, идеологические споры товарищей, облаченные танцем, наивные разборки комсомолок и позднейшее примирение всех и вся ради общего прорыва в светлое будущее — как в картине «Карнавальная ночь».

У Баланчина, русского человека в Нью-Йорке, есть несколько балетов, в которых он мысленно возвращается в императорскую Россию, где прошли его детство и юность. И это чаще всего балеты на музыку Чайковского, ключевого для Баланчина композитора, например ностальгический «Щелкунчик» или парадный «Балле империаль» (второе название — «Фортепианный концерт № 2») — оммаж петербургскому императорскому балету Петипа.

Наверное, цифра два в этом балете Ратманского возникла тоже неслучайно.

Его важнейшим ориентиром в музыке является Шостакович (в конце прошлого сезона хореограф выпустил триптих балетов на музыку оркестровых сочинений Дмитрия Дмитриевича на сцене АБТ), любивший шарады и шифры. Ход Ратманского Шостаковичем и советской тематикой очень напоминает посвятительный жест Баланчина с Концертом № 2 Чайковского. Оба — русские, оба родом из Петербурга и оба оказались культуртрегерами американского балета, не потерявшими самоидентификацию.

Страшная Саша

Спектакль о весенней жертве богине плодородия — самое лучшее, что можно было придумать в мифологическом плане в качестве премьеры для новорожденной сцены Мариинки-2. Символично, что именно этот революционный балет мариинцы показали первым после реконструкции Большого театра на исторической сцене. И что важнее всего — с Гергиевым за пультом.





Его видение главной партитуры XX века продолжает оставаться едва ли не самым интересным в мире.

Пусть лучший фестиваль, посвященный «Весне», прошел в Большом, но ее музыкальное сердце бьется в Питере.

Спектакль смотрится в Большом несколько иначе, чем в Мариинке-2, на циклопические широкоэкранные размеры которой он рассчитан, и в Москве зрители первых рядов завидовали тем, что сидели дальше 10 ряда, и еще больше галерке, откуда можно было наблюдать происходящее в виде ожившей фрески.

Начинается балет с того, как невыразительный луч света падает на кучку блестящего пепла. По сцене разбросаны фигурки людей, облаченных в длинные античные одеяния — пеплосы-туники-тоги, сшитые из грубой серо-бежевой ткани. Кажется, что сейчас начнутся какие-нибудь старомодные «Хоэфоры» или «Эвмениды» Петера Штайна.

Но эта картинная статика — затишье перед бурей.

Первая мизансцена — обманка, за которой ничего не стоит. Уже на второй минуте начинает твориться невообразимое. На авансцену выбегает мужчина, преследуемый озверевшей женщиной, которая опрокидывает жертву лицом вниз, встает ему на спину ногами и начинает то ли насиловать, то ли убивать. И в этом акте нет ничего кроме жестокости и отчаяния. Ни эротизма, ни жалости, ни мужского-женского.



Кажется, палач уничтожает жертву от страха, что сам скоро окажется жертвой. И правда — избиваемый отчаянно сопротивляется, наконец, вырывается и нападает дальше на других. Начинается общее безумие. Мужчины хватают женщин и наоборот, бросают их на землю, топчут друг друга ногами. Люди охвачены ужасом.

Придуман любопытный дизайн (художники — С. Вальц, П. М. Шривер и Б. Скодзиг) и свет (Т. Ройтер). Обе кулисы наглухо задраены — сцена представляет собой черную прямоугольную коробку-клетку.

Закрыты пути к отступлению — люди живут в изоляции, гетто, лагере.

Рассеянный свет подается сверху, но это не свет солнца, а тусклая лампа накаливания, которая бьет в одну точку, где насыпана вулканическая пыль. По началу артисты обходят эту насыпь стороной, будто там находится алтарь какого-то бога, которого лучше не тревожить. Но кто-то однажды нарушает границу, и территория теряет свою сакральную и, видимо, защитную, силу.

Во второй части в лагере идут приготовления к жертвоприношению, хотя не сразу понятно, где жертва, и кто палач.

Наконец, жертва вычленяется — ее насильно тащат к палачу. Женщина не хочет умирать, она объята ужасом и страхом — ноги подкашиваются, лицо искажено, тело деревянное. Женщины сочувствуют несчастной — объясняют, что ее смерть нужна общине.



Избранница принимает свою судьбу — выходит на середину сцены и начинает иступленную пляску смерти. Под ее ногами, забивая музыку, хрустит шлак, возле которого живут эти несчастные люди. Рядом стоит невозмутимый пресвитер в лиловом платье, делает какие-то пассы руками, примиряя притихшую паству с жестоким законом.

И еще одна важная деталь дизайна этой «Весны». С колосника медленно, но верно «ползет» вниз медный меч. Он стал заметен зрителю, когда толпа «выплеснула» из себя главную жертву. Металлическое острие впилось в пол — безжизненная Избранница рухнула на пол.

Версия Вальц — самая жестокая их всех версий, самая страшная и безнадежная.

Это не поучительная притча, а беспощадный эпос. Жуткая хроника последствий мировой катастрофы. Словно атомная война уже произошла, человечество выжило, но страх смерти так и не преодолен. Новая жизнь — старые страхи.

При этом «Весна священная» — стопроцентный балет. В нем много цитат из культовых спектаклей хореографов XX века — отчетливо узнается «Жертвоприношение» Ноймайера и «Спартак» Григоровича, но контекст этих фрагментов иной. Поскольку это эпос, и эпос постмодернистский, корабль приходится заводить и в хорошо знакомые зрителю гавани.





Саша Вальц предприняла путешествие по стилям, пластике, графике балетов из недавнего прошлого.

Но основной текст Саша проговаривает своим языком — спайкой немецкого экспрессионистского танца и американской контактной импровизации, доведенных до нереального совершенства.

Труппа работает на пределе возможностей. Тройка главных героев — Екатерина Кондаурова (Избранница), Александр Сергеев и Дарья Павленко.

Павленко, измотанная серьезными травмами, как раз сейчас вернулась в превосходную форму и много танцует.

В «Весне» ей досталась роль, которую можно определить как нечто среднее между колдуньей Медеей и прорицательницей Кассандрой — загадочных и страшных героинь античности. Сложное лицо балерины, открытое самому экстремальному гриму, глубокое понимание того, что происходит на сцене, музыкальность, бесстрашие, характер и темперамент — это лишь часть того, что можно сказать про Дарью Павленко, которую так ждали в Москве после ее многолетнего молчания по техническим (травмы) и семейным причинам. И не зря ждали.

Спектакль является копродукцией балета Мариинского театра и «Sasha Waltz & Guests». Он создавался в два этапа. Вальц поставила весь балет на своих артистах, а потом вместе с ассистентами передала мариинским. Премьера прошла в Петербурге и Париже при участии Валерия Гергиева. Дальше балет остается в репертуаре Мариинского театра, а артисты из «Sasha Waltz & Guests» будут показывать его в разных европейских оперных домах — с другим маэстро за пультом.

Фото Наташи Разиной
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 05, 2014 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020501
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Адырхаева
Автор| Виктория ОЛИФЕРЧУК
Заголовок| Светлана Адырхаева: «Челябинск вспоминаю с большой теплотой»
Где опубликовано| «Вечерний Челябинск» №9 (11721)
Дата публикации| 2014-02-05
Ссылка| http://vecherka.su/katalogizdaniy/?id=50959
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Они сошлись: волна и камень», — думалось на очередной церемонии «Светлого прошлого», глядя на двух дам на сцене театра драмы. Одна из них — великая спортсменка, другая — великая балерина. А ведь их давняя и крепкая дружба зародилась у нас, в Челябинске.

Даже на банкете они держались вместе. Лида, бойкая, энергичная, схватила со стола блюдо с шашлыками со словами: «Артистам надо кушать!», вручила в руки молодому парнишке, влюбленными глазами глядевшего на Свету, — тихую, скромную, старавшуюся не выделяться, никого не напрягать, и тем не менее трижды народную артистку: Северо-Осетинской АССР, РСФСР и СССР.



Мужик в кальсонах

Про Светлану Адырхаеву, ведущую балерину Большого театра, написано до обидного мало. А ведь ее выделяла великая Уланова, всегда подчеркивала ее «редкую сосредоточенность на творчестве». Поэтому грех было не воспользоваться приездом великой балерины в Челябинск и не напроситься на интервью. С первого же взгляда стало понятна причина отсутствия материалов о ней: Светлана Дзантемировна — скромнейший человек, вытянуть из нее что-то биографичное да еще за такой короткий срок оказалось весьма проблематично. Тем не менее корреспонденту «ВЧ» рассказала Светлана Дзантемировна и о своем дебюте, и о дружбе с олимпийской чемпионкой Лидией Скобликовой.

— Я с большой теплотой вспоминаю ваш город. Я попала сюда после окончания школы, мне было всего 17 лет. Вообще-то нас сначала хотели отправить во Владикавказ. Но театр не успели построить, а в Челябинске как раз открывался театр оперы и балета, и нас всем курсом послали. Туда же поехал и выпуск консерватории. Коллектив очень молодой, но артистов все равно не хватало, помню, что в мимансе занимали студентов политехнического института.

— Свой дебют на сцене челябинского театра помните?

— Конечно! Это было «Лебединое озеро». Вообще-то я еще на выпуске в Ленинграде танцевала второй акт, а целиком впервые это случилось как раз в Челябинске. Это было очень волнительно. Тогда еще народ не привык к балету. Мы вышли: Толя Сидоров, мой партнер, в белом трико, я в белой пачке, а зале в первых рядах кто-то смеется: «Надо же, мужик в кальсонах!» Я чуть со смеху не умерла, еле справилась. Ну а потом мы начали танцевать, и все было замечательно. Нас очень хорошо принимали. А потом у нас были большие гастроли: в Магнитку, Оренбург, много ездили по заводам.

Пуанты Улановой

На челябинской сцене Светлана Адырхаева задержалась на три года. Тем не менее старожилы до сих пор вспоминают ее Одетту-Одиллию.

— Мы беседовали с девочкой-журналисткой, она мне сказала: «Моя мама видела вас в «Лебедином», говорит, что вы танцевали так, как никто другой. Это был идеал». Конечно, такие слова слышать очень приятно.

— Вы считаете, чтобы чего-то добиться, нужно непременно уехать из провинции?

— Нет, нет, я так не думаю. Просто моя судьба так сложилась, но это не показатель. Конечно, Большой театр уникален, он собирает лучшие кадры, и какая балерина не мечтает танцевать в Большом? А в те времена в Москве проводились декады разных театров, в августе 60-го — Декада осетинской литературы и искусства. Главным балетмейстером декады был замечательный танцовщик и необыкновенный человек Сергей Гаврилович Корень. В программе я танцевала шесть номеров: фрагменты «Лебединого», «Жизели», «Спящей красавицы», «Лебедь» Сен-Санса и два номера на музыку осетинских композиторов. Перед репетицией наши, балетные, говорят: «Сегодня придет Галина Уланова», я перепугалась. Галина Сергеевна действительно пришла, она даже подарила мне две пары балетных туфель. Их я берегу как реликвию, ни разу даже не примерила, хотя размер у нас одинаковый. На заключительном концерте я танцевала «Лебединое» в паре с Николаем Фадеечевым. А потом уже получила приглашение в Большой, совершенно неожиданно. Так получилось, что «Лебединое озеро» для меня каким-то лейтмотивом жизни стало.

Главное — божья искра

Преподавать Светлана Дзантемировна начала, еще будучи примой в Большом. Тогда такая практика была в правилах. Поэтому переход в новое качество прошел естественно, но не безболезненно.

— К сожалению, не всегда и не во всем ты зависишь от своих знаний и умений. В памятном 1988 году нас, всех народных артистов, попросили из Большого театра. Я никуда не могла устроиться. Пошла преподавать на факультет хореографии Нового гуманитарного университета Нестеровой. Мне дали курс. Ребята были взрослыми, лет по двадцать, имели приблизительную классическую подготовку, но работали хорошо. Потом в Большом решили восстановить «Легенду о любви», я в свое время танцевала эту партию, но репетитором взяли другого человека. Это был удар. Потом второй раз позвали в Большой, я долго отказывалась, памятуя о прежнем отказе, но в конце концов меня убедили. С тех пор работаю репетитором в Большом.

— А разве артистам Большого нужен педагог?

— Балет — такое искусство, которое нужно постоянно совершенствовать, каждый день необходим тренинг. К тому же репетитор — это не совсем педагог, репетитор готовит с артистом ту или иную партию. Как режиссер работает с актером.

— И как же происходит эта работа? Вы передаете им сценический рисунок?

— Не совсем. На самом деле существует множество нюансов, но когда ты видишь в артисте божью искру, отдачу, когда видишь, как человек растет, это дорогого стоит.

Держать марку

— Но вы еще и балетмейстер?


— Да. Кстати, в Челябинском театре мы вместе с мужем поставили балет «Пахита».

— Как вы считаете, по-прежнему ли русский балет держит первенство в мире?

— Конечно, мы марку держим. Русский балет по-прежнему ценится, это подтверждают и наши гастроли.

— Как можете прокомментировать все эти скандалы, ссоры, которые сейчас постоянно происходят в Большом? Эта страшная история с Филиным, что это?

— Для меня это все абсолютно непонятно и ужасно. Надеюсь, что все эти скандалы не слишком повлияли на имидж театра. Понятно, что теперь время такое непростое, но очень надеюсь, что все это наносное, все это пройдет.

— С бывшими челябинскими коллегами поддерживаете отношения?

— Конечно. Клара Антонова, Галина Борейко, еще певица была замечательная, Генриетта Денисова, — мы поддерживаем контакты, переписываемся.

— А с Лидией Скобликовой давно дружите?

— С Лидой мы давно знакомы, еще с Челябинска. Потом, уже будучи в Москве, я всегда следила за ее успехами. Недавно мы с ней пытались посчитать, сколько лет знакомы. Оказалось, много.

«Мне очень, очень приятно вручить награду Светочке. С ней мы дружим 50 с лишним лет! Когда мы только переехали в Москву, она первая мне позвонила и пригласила в Большой театр на «Спартака».
Я пять раз ходила на этот балет. Это потрясающе», — сказала на вручении премии «Светлое прошлое» олимпийская чемпионка Лидия Скобликова.


Фото Наиля ФАТТАХОВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 05, 2014 2:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020502
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Большом театре опять скандал
На вечере, посвященном 75-летию Екатерины Максимовой, разъяренные зрители кричали «Позор!»

Где опубликовано| «Московский комсомолец»
Дата публикации| 2014-02-05
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2014/02/05/980422-v-bolshom-teatre-opyat-skandal.html
Аннотация|

Вечер на исторической сцене Большого «И все, что сделано тобой… Екатерине Максимовой посвящается» был задуман Фондом Галины Улановой и президентом этого фонда, мужем легендарной балерины Владимиром Васильевым к 75-летию танцовщицы. И ничто не предвещало того грандиозного скандала, что разразился ближе к его окончанию.

Но обо всем по порядку. Художественный руководитель, режиссер - постановщик, а заодно и сценограф вечера Владимир Васильев задумал мероприятие нестандартное, смелое, не укладывающееся в обычные схемы набивших оскомину мемориальных вечеров, что проводятся в таких случаях в Большом театре.

Вот что он рассказал «МК» накануне мероприятия: «Мы все в Фонде так много трудились над созданием программы этого вечера, хотели, чтобы он не был похож на другие, ставшие столь привычными юбилейные вечера. Поэтому и рискнули представить зрителю совершенно новую программу, где хореографы разных стилей и направлений ставили номера для вечера специально в память о Екатерине Максимовой или посвящали ей свои номера, которые еще не видели в Москве. Здесь не будет обычного для таких событий гала-парада звезд, но поскольку все участники его создания работали с любовью и отдачей, я надеюсь, что все это будет интересно зрителям, поклонникам, друзьям. Во всяком случае, мы бы хотели доставить им всем удовольствие, и чтобы вечер был теплым и светлым».

Так поначалу и было. Начатый стихами, которые Владимир Васильев посвятил своей покойной жене и хореографической композицией на музыку Мессы си минор Иоганна Себастьяна Баха, вечер и в дальнейшем был проникнут ностальгической грустью…

В Интермедии семь маленьких учениц Московской академии хореографии под музыку «Щелкунчика» воплощали на сцене образы максимовских героинь: в самой первой легко угадывалась Маша из «Щелкунчика», другая изображала Китри из «Дон Кихота», третья вышла на сцену Анютой, следующая — принцессой Авророй из «Спящей красавицы»…

В поставленном к вечеру самим Владимиром Васильевым «Вальсе-фантазии» на музыку Глинки вместе с премьером Большого Владиславом Лантратовым прекрасно танцевали максимовские ученицы Наталья Балахничева, Кристина Кретова, Анна Никулина, Татьяна Предеина, Марианна Рыжкина.

Как и обещали организаторы, особенно много на сцене было современной хореографии. Раду Поклитару закончил первое отделение специально поставленным для вечера номером «Земля обетованная», в конце которого с колосников сбрасывались веревочные лестницы, по которым вверх, словно в фильме «Тот самый Мюнхаузен», карабкались на «небо» артисты Воронежского театра оперы и балета, специально приехавшие в Москву для чествования великой балерины. Оригинально смотрелся и номер его ученика, танцовщика труппы Поклитару «Киев Модерн-балет» Алексея Бусько.

Из четырех номеров, которые поставила для вечера Елена Богданович, выделялся «In the air» на музыку Моцарта: одетые в белые пачки с черными вставками на лифе танцовщицы волшебным образом летали на Исторической сцене Большого театра, словно в невесомости. Такой эффект достигался за счет одетых в черное и танцующих на черном фоне, а потому практически невидимых партнеров. Хорошо смотрелся и ее «эко-балет» «Тайна сакуры», в котором одетая в красивейшее черное кимоно японка из балета «Москва» Саяка Такуда сплетала современный танец с опытом восточных практик.

Не ударили в грязь лицом и бразильцы: номер выпускника современного отделения школы Большого театра в Жоинвиле Акселя Лукаса «Два плюс один», исполненный тремя темнокожими бразильскими танцовщиками, также был благосклонно встречен публикой. А уж танцор фламенко Эдуардо Герреро, сочинивший и исполнивший Сегирилью де Долорес («Боль утраты») памяти Максимовой бешеной дробью сапатеадо, зал просто потряс. Вечер можно было бы считать удачей…

Но под самый конец подвела организаторов консервативность публики. Если напоминающий мультфильмы Норштейна прекрасный номер белорусского хореографа Дмитрия Залесского публика еще проглотила, то «Пустую комнату» израильтянина Идо Тадмора терпеть не стала.

Видеть то, что произошло в дальнейшем в Большом, лично мне приходилось лишь однажды: когда лет четырнадцать назад, на вручении престижнейшей премии Benois de la danse, публика устроила обструкцию балерине Волочковой, а заодно с ней и перформансу авангардиста Яна Фабра «Мои движения одиноки как бездомные псы». Тогда зрители начали бузить, заподозрив нечестность в присуждении премии скандальной балерине, и возмутились имитированию мастурбации, которую устроила под тушей подвешенного дохлого пса (естественно, искусственного) на сцене Большого танцовщица Яна Фабра.

На вечере, посвященном 75-летию Максимовой, все было пристойнее. По сути, это был номер как номер. Довольно симпатичный, забавный и одновременно немного грустный. На фестивалях современного танца такие показываются десятками и никаких протестов не вызывают. Но в стенах Большого театра, да еще на вечере памяти великой балерины, видимо, все смотрелось иначе.

Двое клоунов, напоминающих Арлекина и Коломбину из старинной комедии дель арте, с дурацкими хвостиками на голове и в столь же дурацкой одежде, изображая мужа и жену, сначала, сидя за столом, смачно ругались, имитируя звуки на манер кудахтанья куриц. Потом мирились, дрались, после опять мирились. Ползали по сцене, кувыркались. Затянуто это было, правда, неимоверно — минут на 15. Утомленные и плохо подготовленные к восприятию современной хореографии зрители наконец потеряли терпение… Начались захлопывания. А когда Арлекин стал кусать лежащую на сцене Коломбину за задницу, на 1-м ярусе по центру раздался оглушительный свист, послуживший сигналом к началу беспорядков. Спустя короткое время из 1-й ложи бельэтажа раздалось громкое «Позор!». Этого возгласа оказалось достаточно для того, чтобы завести публику. Дальше началась вакханалия: люди кричали, свистели, топали ногами, вопили, неистовствовали. Но и под улюлюканье зала, истошные крики «Долой со сцены!», «Уматывайте!», «Это оскорбление памяти Максимовой!» остановить номер не удалось — израильские танцоры невозмутимо продолжали. И даже на поклонах, словно в издевку, Арлекин нарочито лапал виляющую попкой Коломбину.

Выкрики, среди которых был почему-то и «Позор Урину!» (Урин-то здесь при чем?), одним казались спланированными, поэтому одной из версий произошедшего стала «намеренная акция против нового руководства Большого театра и лично его нового гендиректора». Другие же опрошенные мной (а среди них капельдинеры и представители клаки, поклявшиеся, кстати, что не имеют к произошедшему ни малейшего отношения) в теорию заговора не верили и склонялись к версии «спонтанного и искреннего зрительского возмущения».

Как бы то ни было, спас положение сам Владимир Васильев. Одно его появление на сцене утихомирило крикунов. Когда после недолгого затемнения на сцене появился одиноко сидящий на стуле артист, рядом с которым пустовал второй стул, — зал потонул уже в неистовой овации.

«Оправдывать ожидание публики не значит подстраиваться под ее настроение или подчиняться ее диктату. Я часто сталкивалась с возмущенным неодобрением, когда решалась на что-то новое, интересное для меня, но непривычное для зрителей и даже коллег. Понимаю, что есть люди, которым мои работы не нравились, и отношусь к этому совершенно спокойно; я никогда не стремилась быть приятной всем. Если бы я прислушивалась к подобным претензиям, возможно, многое в своей творческой жизни так бы и не сделала». Это слова самой Екатерины Максимовой, напечатанные, словно в предчувствии скандала, в роскошном буклете, выпущенном специально к этому вечеру.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 03, 2014 8:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 05, 2014 4:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020503
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| Виктор Крестьянинов
Заголовок| Фантастический спектакль в большом
Где опубликовано| «Аргументы Недели» № 4 (396)
Дата публикации| 2014-02-06
Ссылка| http://argumenti.ru/culture/n424/317180
Аннотация|

4 февраля на Исторической сцене Большого театра состоялся гала-концерт «И всё, что сделано тобой», посвящённый великой балерине Екатерине Максимовой. Режиссёром-постановщиком и художественным руководителем вечера стал народный артист СССР и России Владимир Васильев. Он рискнул представить на суд зрителей новаторскую программу из постановок российских и зарубежных хореографов. Многие из них создали свои номера специально для этого вечера – полный эксклюзив.

Концерт получился совершенно необычным для Большого – фантастическим! Его программа до самого последнего момента держалась в тайне – это сильно подогревало зрительский интерес. И Владимир Васильев смог удивить. Уж слишком сильно отличался гала-концерт от того, к чему привыкли наши зрители на юбилеях известных артистов. Впрочем, такой замысел режиссёра легко объясним – Екатерина Максимова сама любила смело экспериментировать. Она была открыта всему новому и талантливому. Да и В. Васильев всегда активно поддерживал молодых хореографов и танцовщиков.


Цветы Екатерине Максимовой от артистов. Фото Е. Фетисовой.

Поэтому на вечере публика не увидела всем привычных и занудных официальных выступлений с воспоминаниями, стандартного документального фильма и номеров из классических балетов. В. Васильев представил пресыщенным московским зрителям новые имена. Он пригласил неизвестных в России блистательных танцовщиков и молодых хореографов. И даже звёзды Большого в его спектакле показали себя с неожиданной стороны.

Ученица Е. Максимовой – заслуженная артистка России Марианна Рыжкина – исполнила в паре с Денисом Савиным номер в собственной хореографии. Смотрелось это очень смело, необычно и современно. Высокий темп и сложные поддержки сразу покорили зал – крики «браво!» доносились со всех сторон.

Нашлось место и классике. «Вальс-фантазия» на музыку М. Глинки в хореографии самого В. Васильева не оставил равнодушными зрителей. На сцене блистали народные артистки России: Наталья Балахничёва и Татьяна Предеина, всё та же Марианна Рыжкина, Анна Никулина, Кристина Кретова и Владислав Лантратов –премьер Большого. Последний сорвал настоящий шквал аплодисментов. Свою партию он исполнил безукоризненно – ни одной, даже мелкой, помарки! Невероятная пластика. Высокие прыжки и совершенно бесшумные приземления. Браво!

Однако самых больших оваций удостоился танцор фламенко – испанец Эдуардо Герреро. Зал встретил его фантастическое выступление буквально неистово. Такое даже в Большом бывает нечасто – настоящее украшение имперской балетной сцены. Великолепный номер «Тайна сакуры» в хореографии Елены Богданович представила и японская танцовщица Саяка Такуда.Её «живое» кимоно завораживало. Удивило и бразильское трио: Таис Морато, Леонардо Лино и Леонардо Силвейра.

Порадовали наши молодые артисты Воронежского театра оперы и балета. Они исполнили номер «Земля обетованная» в постановке знаменитого хореографа Раду Поклитару.Вот так благодаря В. Васильеву талантливая российская молодёжь смогла показать своё искусство на главной сцене страны. Пример, достойный всяческого подражания.

К сожалению, наш балет вновь не обошёлся без скандалов. Травля худрука Большого Сергея Филина не прекращается до сих пор. Похоже, кто-то решил испортить жизнь и Владимиру Васильеву. Под занавес известный танцовщик и хореограф, худрук балета Израиля Идо Тадмор вместе с Мирой Рубинстейн исполнил свою постановку «Пустая комната».

Даже по названию этой забавной сценки о семейных разборках понятно, почему номер оказался в конце концерта. Почти пять лет, как ушла из жизни Екатерина Максимова – партнёр на сцене и любимая жена Владимира Васильева. Однако театральный мусор, который во всём мире презрительно именуют «клакой», устроил во время этого исполнения настоящий шабаш. Негодяи из задних рядов и верхних ярусов вдруг залаяли из темноты: «Позор!», начали захлопывать и затопывать артистов. Вот так они решили унизить В. Васильева, оскорбить память Е. Максимовой. Но у лицемеров номер не прошёл.

На сцену вышел В. Васильев. Великий мастер справился с эмоциями. Его выступление стало настоящей кульминацией вечера. На тёмной сцене только круг света и одинокий стул для любимой, которой уже нет. Полная тишина в зале. Очень лаконичный танец-воспоминание. Слёзы на глазах. Море цветов, которые все участники концерта положили перед портретом великой балерины. Держитесь, Владимир Викторович! Браво! Имена свистунов не знает никто. Вас знает и вам рукоплещет весь мир!


Кульминация вечера – танец партнёра в жизни и на сцене Владимира Васильева. Фото Е. Фетисовой.

Браво Большому театру. Браво фонду Галины Улановой и лично продюсеру вечера Марине Панфилович. Браво замечательной журналистке и члену правления этого фонда Елене Брусковой. Она приложила много сил для организации вечера, но, к сожалению, не дожила до него всего несколько дней.

Газета «Аргументы недели» гордится тем, что стала информационным партнёром этого замечательного гала-концерта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 05, 2014 4:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020504
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| Марина Алексинская
Заголовок| Танцы на гробах
Где опубликовано| «Завтра» № 4 (396)
Дата публикации| 2014-02-05
Ссылка| http://zavtra.ru/content/view/tantsyi-na-grobah/
Аннотация|



Демонстрация номеров, достойных мюзик-холла, цирка, кунсткамеры на сцене Большого театра – событие не из ряда вон в контексте современного искусства. 4 февраля 2014 года пятнадцать балетмейстеров зажгли фейерверк современной хореографии. Большой театр дал гала-концерт.

Современная хореография – это свобода. Флаг цивилизации Запада. Самовыражения индивидуала, которому, как пролетариату в 17-м, терять нечего. В «пережиток» прошлого – мессы Баха, скерцо Шопена, серенады Моцарта – заворачивает индивидуал фаст-фуд. С претензией на интеллектуализм, осмысление действительности а ля Платон уродует он представление о каноне красоты, нравственности, достоинства. Выворачивание ног, выкручивание рук, шаг павиана на полусогнутых ногах, забег на сто метров по сцене – индивидуал изучает возможности тела.

Результат тридцати лет лоботомии, движухи современной хореографии на сцене Большого театра, есть. «Дорогой россиянин» глотает уродство, как пилюлю счастья. Больше того, в каком-то детском восторге хлопает в ладоши, кричит, как это принято на театре, «браво!», верно, удивляется порой ушлости задумки. Улыбается тогда. С улыбкой гала-концерт в Большой театре и проходил. Как вдруг! Публику подменили словно! Заключительный номер гала-концерта «Пустая комната», хореография Идо Тадмора – тому причина. Идо Тадмор – артист балета, балетмейстер из Израиля. «Пустая комната» - балет из жизни двух женщин.

На сцене стол, два стула. За столом две женщины. Поверх легкого звучания музыки Моцарта эти две женщины орут. Не благим матом, нет. Междометиями, что на язык письменности перевести невозможно. Орут минут пять. Десять минут орут. Потом начинают чесаться, задирать на стол ноги. «Посади свинью за стол, она – и ноги на стол», - сентенция из дня вчерашнего. Сегодня - женщины типа лесбиянки в тренде. Милуются, ссорятся, щиплют себя и друг друга за задницу, принюхиваются друг к другу, целуются, кувыркаются по полу. Уже и божественные звуки музыки Пуччини сменили Моцарта, уже и ария из оперы в ход пошла… Две женщины (Мира Рубинстейн; Идо Тадмор) – одна вдвое выше другой, но обе страшны, как атомная война, - в утехах. Наконец, болезнь Альцгеймера сражает женщин. Скрюченные, еле влача ноги, они передвигаются к кулисам. Комната пустеет. Комната пустеет. Комната пуста.

Такой авангард - чих для «дорогого россиянина». Балет приобрел характер интерактивного. Свист в зале воспринимался поначалу как выражение восторга, привет Америке. В настойчивости свиста зазвучали ноты грозы. Вскоре свист переформатировался в восклицания. «Позор Васильеву!», «Васильеву Позор!», «Пошли вон!», «Позор Урину!», «Проваливайте отсюда!» - публика уже не сдерживала накала отвращения.

Провокация гала-концерта в том состояла, что он посвящен был памяти Екатерины Максимовой, Народной артистке СССР, 75-летие со дня рождения которой балетный мир отметил 1 февраля. Дуэт Екатерина Максимова – Владимир Васильев золотыми буквами вписан в историю советского и мирового искусства… И вот Владимир Васильев – вчера не только партнер Екатерины Максимовой, но и законный муж - сегодня выступил художественным руководителем, режиссером-постановщиком и сценографом гала-концерта. «И всё, что сделано тобой…» - строки сентиментальности на театральной программке гала-концерта обернулись в позор театра.

Современная хореография образца 90-х являла себя как инструмент перекодировки сознания русского человека, превращения человека в «пипл», который «всё хавает». Современная хореография дня сегодняшнего перекодирует советский балет. Уже не говорят о партиях Екатерины Максимовой в балетах Григоровича, уже в бетон закатана слава Большого театра. «В репертуаре Максимовой ― цитата из Википедии - все крупнейшие партии классического репертуара, а также множество партий в современных балетах». Но это не всё.

Гала-концерт памяти Екатерины Максимовой представил Большой театр и «Фонд Галины Улановой». Президент Фонда – Владимир Васильев. И страшно подумать, что было бы теперь с квартирой Галины Улановой, окажись она не в руках государства, а в руках «Фонда». И надо ли лишний раз напомнить, что идеологи современной хореографии и гений Улановой готовы растоптать. Об Улановой - балерине ХХ века - уже сегодня рассказывают: мечтала танцевать Баланчина, но время было такое: приходилось танцевать Лавровского. Знаменитой стала? Так «сталинисткой» была. Дрожала перед Сталиным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 05, 2014 6:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020505
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| Ольга Завьялова
Заголовок| Владимир Васильев станцевал в память Екатерины Максимовой
А недовольная публика освистала выступление танцовщиков из Израиля

Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 2014-02-05
Ссылка| http://izvestia.ru/news/565227
Аннотация|


Фото предоставлено пресс-службой Большого театра/Елена Фетисова

В Большом театре состоялся гала-концерт «И всё, что сделано тобой…» — в память выдающейся балерины и педагога Екатерины Максимовой, которой в этом году исполнилось бы 75 лет.

Специально к юбилею Екатерины Сергеевны в фойе исторической сцены организовали выставку. Основную ее часть составляют работы из серии «Большие образы» художника Валерия Косорукова. Среди них — портреты Екатерины Максимовой и Владимира Васильева во время работы над известными партиями, изображения педагогов Максимовой — Елизаветы Гердт и Галины Улановой.


Пресс-служба Большого театра/Елена Фетисова

Рядом с полотнами — костюмы, в которых Максимова и Васильев танцевали на сцене Большого театра.

Почтить память народной артистки пришли мэтры отечественной культуры: президент ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова, писательница Зоя Богуславская, актер Владимир Зельдин, режиссер Роман Виктюк, а также представители балетной труппы Большого театра во главе с педагогами-репетиторами Мариной Кондратьевой и Борисом Акимовым.

Ирина Антонова призналась «Известиям», что Екатерина Максимова и Владимир Васильев — ее «любимые танцовщики».



— Я наблюдала за творчеством Кати и Володи буквально с момента их выпускных спектаклей в Московском хореографическом училище. На моей памяти вся их история в Большом театре. Я очень люблю Екатерину Максимову и Владимира Васильева и вообще люблю балет. Все спектакли, которые я смотрела в их исполнении,— очень хорошие. Это огромная память, — подчеркнула Ирина Александровна.

Инициатором и идеологом юбилейного вечер стал Владимир Васильев. Он же выступил в качестве режиссера. В программу вошли разноплановые, но неравноценные по художественному уровню композиции — в основном в постановке молодых хореографов.


Petit Fleur
Пресс-служба Большого театра/Елена Фетисова

Антикульминацией концерта стал последний номер — «Пустая комната» израильского хореографа Идо Тадмора. Танцовщики исполнили номер до конца и даже вышли на поклоны. Однако карикатурное изображение любовных утех самим Тадмором и его партнершей Мирой Рубинстейн настолько возмутило публику, что зрители стали свистеть и скандировать «Позор», а некоторые предпочли удалиться. Стоит отметить, что сама Екатерина Максимова была куда более терпима к современным новациям и вряд ли отказала бы молодым в праве на собственное видение.


Пустая комната
Пресс-служба Большого театра/Елена Фетисова


Волнения утихли, когда свет погас, и луч прожектора высветил на сцене одинокую фигуру Владимира Васильева. Прозвучало посвященное Максимовой стихотворение Валентина Гафта «Фуэте» в исполнении автора, а затем Владимир Викторович исполнил небольшую хореодраматическую композицию. Завершился вечер возложением цветов к портрету Екатерины Максимовой. Участвовали в этой мемориальной акции выступавшие артисты. Переполненный зал почтил память балерины стоя.


Smile
Пресс-служба Большого театра/Елена Фетисова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zena
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2008
Сообщения: 8859

СообщениеДобавлено: Чт Фев 06, 2014 1:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020601
Тема| Балет,
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| В глушь, в Норвегию, в Тромсё
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 2014-02-04
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/02/04/filin.html
Аннотация| Интервью

В глушь, в Норвегию, в Тромсё
Как Сергей Филин увидел северное сияние

Да. Бывают чудеса. Художественный руководитель балета Большого театра Сергей Филин дает мне это интервью перед тем, как отправиться смотреть невероятное природное явление. Но об этом чуть позже.
Сергей, перед вашим отъездом с группой солистов на гастроли в Норвегию, прошло первое заседание художественного совета Большого театра.
Мединский и Голодец вошли в попечительский совет Большого театра
Сергей Филин: Когда со мной произошел несчастный случай, Анатолий Иксанов впервые принял решение создать худсовет, чтобы как-то помочь балетной труппе в сложившейся ситуации. Тогда в него вошло лишь несколько педагогов-репетиторов, имеющих, скажем так, рычаги влияния в определенных областях балета. Пока я лечился в Германии, худсовет оказывал серьезную поддержку и помощь. Мы проводили совещания по скайпу, обсуждая все вопросы, чтобы все шло по ранее намеченным планам.
В сегодняшней ситуации, когда я плотно приступил к работе, я обратился с предложением к Владимиру Урину не распускать художественный совет, а, наоборот, включить в него всех педагогов, которых около 30. Я предложил ему стать председателем этого худсовета, он согласится при условии, если заместителями будут Борис Акимов и я. Раз в два или три месяца этот худсовет будет встречаться в полном составе и мы будем обсуждать текущие планы, формирование репертуара, вопросы, касающиеся функционирования коллектива балета Большого театра.
Как отнеслись к этой идее педагоги-репетиторы Большого театра?
Сергей Филин: Я встречался с ними до издания приказа, спросив, как они к этому относятся, есть ли у них желание собираться вместе обсуждать нашу работу, и получил поддержку. Прошла первая встреча худсовета, которая была очень интересной. Педагоги очень активно на это отреагировали, задавая вопросы, которые обычно обсуждаются где-то в гримерках, но на сей раз это произошло в присутствии генерального директора Большого театра. Важно и правильно, что мы смогли выйти на диалог с гендиректором, смогли быть услышанными. Никаких секретов ни у кого друг от друга нет. Педагоги разных поколений должны чувствовать единство коллектива, не боясь высказаться, выпустить пар, глядя в глаза. Потому что благодаря этому пару, возможно, и удается добиваться результатов. Как было сказано гендиректором на первом худсовете: "результат у нас единый", и все, что мы обсуждаем, делается не из любопытства или частного желания, но ради успеха Большого театра.
Солисты Большого театра во главе с Семеном Чудиным, Михаилом Лобухиным, Русланом Скворцовым, Кристиной Кретовой, Анной Никулиной, Ольгой Смирновой и другими впервые выступили в Норвегии на закрытии Международного фестиваля искусств "Северное сияние" в севернонорвежском городе Тромсё. Их триумф был отмечен и со стороны природы: вечером после первого гала-концерта небо, наконец, озарилось долгожданным северным сиянием... Насколько балетной труппе Большого театра было интересно выступить в маленьком норвежском городке?

Сергей Филин:
Эти гастроли оказались важными не столько для Большого театра, сколько для Норвегии, для жителей Тромсё, куда на солистов Большого театра приехали посмотреть из разных уголков этой страны. У театра нет специальной программы, которая позволяла бы выступать на подобных международных фестивалях, но мы нашли возможность и время сделать маленький праздник этому городу. Мне кажется, все солисты, которым довелось выступить на маленькой сцене Дома культуры в Тромсё не пожалели о том, что прилетели сюда. Мы привыкли к традиционным выступлениям в больших театрах больших городов Европы и Америки, где к нам привыкла и публика, которую трудно чем-то удивить. Для норвежского зрителя это событие стало грандиозным.
Какое место уделяется гастрольной деятельности балетной труппы Большого театра?
Сергей Филин: Сегодня гастрольные поездки сведены к минимуму, хотя у нас огромное количество заявок из стран и городов, где нас хотели бы видеть. Нам приходится отказывать почти всем, мы выбираем только наших партнеров, друзей в Лондоне, Париже, Нью-Йорке. Оставлены только самые значимые традиционные гастроли, как, например, Вашингтон или большое турне по городам Японии, где публика нас не просто любит, а обожает.
А в России гастроли когда-нибудь планируются?
Сергей Филин: Гастрольные планы Большого театра связаны с большими турами и большими сценами, но не потому, что мы такие козырные и зажравшиеся. Просто сегодня у нас есть ряд обязательств - перед министерством культуры, перед генеральным директором: Большой театр должен выполнять планы, поставленные государством. Так, например, несколько дней назад состоялась прямая трансляция балета "Утраченные иллюзии" Ратманского в кинотеатры мира. Балет снимался еще и с целью выпуска DVD, хотя пока сложно сказать, станет ли это традицией. Мы даем порядка 560 спектаклей в год на всех сценах. Но эта цифра не включает в себя гастроли. Нужно очень постараться, чтобы найти возможность куда-то выехать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 06, 2014 8:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020602
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Ольга Смирнова
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Не пропустить зарю: Ольга Смирнова дебютирует в роли Авроры в балете «Спящая красавица»
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 2014-02-06
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/562949990472755
Аннотация|


Фото: РИА Новости


Этой балерине чуть больше двадцати, но она уже стала частью бренда «русский балет» за рубежом. На прошлогодних гастролях Большого театра в Лондоне британская пресса просто захвалила Смирнову. Критики соревновались в эпитетах: им показалось даже, что «на кончиках ее пальцев искрятся электрические разряды». В газетах отмечались высокий рост, гибкость спины, длинные руки и ноги, глаза цвета янтаря и голова, «гордо посаженная на длинной шее». При столь красноречивом перечне, помноженном на музыкальность и технику, Смирнова как нельзя лучше подходит для балета «Спящая красавица», в главной партии которого дебютирует 8 февраля.

Впервые выпускницу петербургской Академии балета заметил худрук балета ГАБТа Сергей Филин, он уговорил ее переехать в Москву, отбив ценный кадр у Мариинского театра. Смирнова предпочла столицу родному городу, поскольку в Мариинке ей пришлось бы, согласно традиции, первые годы провести в кордебалете. А Филин сразу обещал главные партии, которых уже накопилось немало.

В старинном классическом балете история разворачивается в двух эпохах — вначале в семнадцатом, после — в XVIII веке. Героиня Смирновой засыпает и просыпается в апофеозе богатства. От перьев, париков, кружев, камзолов, фижм, бархата и атласа (многое покрыто ручной вышивкой) пестрит в глазах — такую картинку из глянцевого журнала не так-то просто оживить и сделать осмысленной. Но партия Авроры, поставленная большей частью в XIX веке, в эпоху русского Императорского театра, очень выигрышна для презентации балерины — она предполагает разные артистические краски. Сначала — танец с четырьмя кавалерами, приехавшими просить руки принцессы. Потом эмоциональная сцена с веретеном, в которой она становится жертвой мщения. Эпизод с видением: героиня, как ей и положено, спит, но как греза является восхищенному Принцу. Наконец, праздничный финал со свадьбой, где Аврора с женихом танцуют па-де-де. Кроме того, классический танец «Спящей красавицы» специально окрашен манерностью: в основе балета — вкусы старой королевской Франции. Поэтому чтобы эта роль получилась, Смирновой-Авроре придется соединить лучезарность и загадочность, блеск и интимность, достоинство королевской наследницы и нежный шарм.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 06, 2014 9:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020603
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Легки на поминки
В Большом театре прошел вечер памяти Екатерины Максимовой

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №19 стр. 11
Дата публикации| 2014-02-06
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2400116
Аннотация|


Фото: Елена Фетисова / Коммерсантъ

На исторической сцене Большого театра состоялся гала-концерт под названием "И все, что сделано тобой...", посвященный 75-летию великой балерины Екатерины Максимовой и поставленный ее мужем, великим танцовщиком и хореографом Владимиром Васильевым. Таких мемориальных концертов ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА еще не видела.



Название вечера не отвечало его содержанию. Напротив: Владимир Васильев и руководимый им Фонд Галины Улановой, похоже, сделали все, чтобы уйти от традиций мемориального жанра. Не было неизбежного Святослава Бэлзы, проникновенно рассказывающего о творческом и жизненном пути балерины, не показывали видео с танцующей Максимовой, ученицы Екатерины Сергеевны не исполняли ее коронных партий — то есть как раз "всего, что сделано тобой" на сцене не представляли. Более того, Владимир Васильев, поделивший вечер на два отделения, в первом отдал дань романтическому жанру, второе же (возможно, памятуя о комедийных ролях Екатерины Максимовой) заполнил преимущественно юмористической хореографией. И более того: программа состояла либо из премьер, либо из номеров, неизвестных Москве. И за такую отважную концепцию можно было снять шляпу перед режиссером, если бы содержимое концерта хоть немного соответствовало масштабу личности балерины Максимовой.

И дело вовсе не в отсутствии в программе статусных артистических имен и харизматичных балерин — в конце концов, таких в каждом поколении не больше двух-трех. Дело в самих номерах весьма спорных достоинств, в хореографах весьма сомнительных дарований и в режиссере с весьма экзотичным вкусом. Трудно объяснить, почему чуть ли не главным балетмейстером мемориального вечера оказалась Елена Богданович — автор опытный, но, скажем мягко, даже не второго ряда. Ее поделки — вроде дефиле маленьких учениц Московской академии хореографии, наряженных в платья и пачки героинь Максимовой, или нежизнеспособной клоунады на музыку Чаплина — нелегко назвать "хореографией". На большее претендовал многолюдный номер на музыку Моцарта, основанный на трюке старом как мир: одетые в черное и незаметные на черном фоне кавалеры поднимали и носили по сцене своих дам, отчего казалось, что те парят в воздухе, хотя иногда вниз головой (поддержки были выбраны не самые подходящие). Впрочем, публика, настроенная на лирический лад, но не находящая выхода своим эмоциям, одобрила и такие полеты. Зал жаждал красоты и принял за нее "Вальс-фантазию" на музыку Глинки, довольно формально сочиненный Владимиром Васильевым для учениц Максимовой — балерин из труппы Большого и Кремлевского балета. Одетые в белые пышные тюники, они исполнили цепь вполне банальных комбинаций, причем не настолько чисто и вдохновенно, чтобы можно было отдать должное таланту их педагога. Владислав Лантратов, единственный партнер пяти балерин, легко задвинул всех на второй план элегантностью своих прыжков и вращений.

"Романтический" акт завершился хореографией, которую в России принято называть современной. Босоногие, наряженные в длинные белые рубахи и оттого похожие на обитателей больницы, юноши и девушки из Воронежского театра оперы и балета размашисто рисовали в воздухе кресты, а на груди партнеров — тайные руны. Обнимались, потом заторможено, как в замедленной съемке, били друг другу морды и, похоже, забивали насмерть, поскольку тут же, встав на колени и раскинув руки, изображали кладбище, по которому бегала единственная выжившая, широко разевая рот в безмолвном крике. В финале с колосников спустились веревочные лестницы, по которым воскресшие полезли на небеса. Шло все это на музыку Шопена, называлось "Земля обетованная", а сочинил художественное произведение Раду Поклитару, который считался нашей главной балетмейстерской надеждой и, видимо, считается до сих пор, поскольку вскоре будет ставить в Большом театре "Гамлета".

Второе отделение началось с фламенко: испанец Эдуардо Герреро, тонкий и гибкий, как шланг, с руками, змеящимися за спиной, как лебединые крылья, исполнил весьма нетрадиционную фарруку, рассыпав неистовые сапатеадо под хриплые переливы канте хондо и гром гитары. И это был единственный достойный номер концерта. Потому что потом пара с Украины станцевала что-то шуточно-эстрадное, пригодное разве что для "Танцев со звездами"; современный коллектив из Белоруссии во главе с балериной Большого Кристиной Кретовой нескладно поюморил про непонимание классики молодым поколением. А дальше израильская пара Мира Рубинстайн и Идо Тадмор завела пантомимно-пародийную сценку ссоры двух супругов — итальянских, судя по звукам их перебранки. Номер бомжеватой парочки был вовсе не бездарным: изобретательным, забавным, ритмически находчивым, разве что затянутым. Но он был показан не в том месте, не в то время, не по тому случаю. И когда партнер, мутузя партнершу по полу, укусил ее за задницу, а она вытянулась в лежачем втором арабеске, из зала донесся крик "Позор!". Артисты продолжали хохмить под крепнущее негодование почтеннейшей публики, на глазах становящейся агрессивной толпой: уже неслось "Позор Большому!" и даже "Позор Урину!" — гендиректору, одиноко сидящему в директорской ложе и повинному лишь в том, что предоставил для вечера главную сцену театра и артистов труппы.

Свист, выкрики, хлопки — однако израильтяне выстояли, доработав длиннющий номер с нежно-любовной, мало кем замеченной концовкой. Толпа унялась, лишь когда Владимир Васильев проникновенно исполнил поставленный им номер, в котором мучительно гладил себя по ноге, а ушедшую супругу — по воображаемой голове, обнимал воздух, и световой луч выхватывал из темноты пустой стул. Горе танцовщика зал разделил овацией, но режиссер концерта Васильев так и остался непонятым. Хотя и не освистанным — ведь всегда и во всем виноват Большой.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 03, 2014 9:00 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18645
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 06, 2014 9:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020604
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Е. Максимова
Автор| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Поклонники разбушевались
Москва отмечает 75-летие со дня рождения Екатерины Максимовой

Где опубликовано| Газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2014-02-06
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2014-02-06/196676-poklonniki-razbushevalis.html
Аннотация|

В честь выдающейся балерины открылась мемориальная выставка и состоялся балетный концерт. Выставка работает в Театральном музее имени Бахрушина, концерт прошел в Большом театре, где вечер памяти назвали «И все, что сделано тобой».


Одна из звездных ролей Максимовой – Маша в «Щелкунчике».

На вернисаже в музее крутили давний фильм «Фуэте» с Максимовой в главной роли – мелодраму с элементами мистики про радость и тяжесть балетного труда, с его кровавыми мозолями и напрочь сбившимся от «невесомых» парений дыханием, и про его же, балета, немыслимую легкость, достигаемую на сцене большими артистами. По выставочному телевизору нон-стоп показывают фрагменты балетов с участием Максимовой – и большое удовольствие смотреть, как она игриво взлетает в воздух, дразня и заманивая всех вокруг в отрывке из «Вакханалии» (опера «Фауст»). Стены покрыты цитатами из мемуаров, они называются «Мадам Нет» (балерина была известна привычкой в первый момент говорить «нет» на любое поступавшее ей творческое предложение). Кругом фотографии, от первых шагов в хореографическом училище до последних выходов на сцену. Вот крошечный самолет – любимая игрушка девочки Кати. Вот пуанты, в которых Максимова в последний раз танцевала в 1999 году. Пожелтевшие листы рабочих бумаг, в которых педагоги школы отмечают талант начинающей танцовщицы. В углу воссоздана артистическая гримерка: костюмы на вешалке, афиши и недавно подаренный музею трельяж со старинным туалетным набором: до Максимовой он принадлежал ее бабушке, а той был получен от знаменитой русской актрисы Веры Комиссаржевской. Что неудивительно: у Максимовой уникальная родословная, в родственниках сам Рахманинов, а философ Густав Шпет – и вовсе родной дедушка.

Вечер памяти балерины был организован совместно с Фондом Улановой. Конечно, в процессе показывали фотографии крупным планом, и становилось понятно, отчего о Максимовой писали: «У нее была самая восхитительная улыбка и самый красивый подъем стопы». Обаяние этого танца покоряло всех. Королева Бельгии пожимала ей руку, когда Максимова еще училась в школе. Итальянские кинозвезды, восхищенные ее танцем, руки уже целовали. А на гастролях в Аргентине, где Максимова сплясала под звуки танго, пресса высказалась так: «Нужно было приехать русским, чтобы показать нам всю красоту нашей музыки».

Концерт удивил многих поклонников. Начиналось все торжественно: за кадром звучали стихи, оркестр играл Мессу си минор Баха, порхали на пуантах балерины в белых платьях… Возвышенные танцы лились под «Вальс-фантазию» Глинки и звуки Моцарта. По сцене семенили ученицы балетной школы, одетые в костюмы персонажей Максимовой: Маша из «Щелкунчика», Китри из «Дон-Кихота», Жизель, чеховская Анюта из одноименного балета… Потом зазвучали Луи Армстронг и Майкл Найман, а пуанты сменились босыми пятками. Современные хореографы разных поколений поставили в честь Максимовой женское соло с веерами по японским мотивам, красивую иллюзию полета сильфид в воздухе (с невидимыми партерами в черном) и комический дуэт «Чап и Чап» на киномузыку Чарли Чаплина. Испанские артисты привезли «Боль утраты» – образец огненного мужского фламенко. В номере «Я вас искал» некий творец (то ли композитор, то ли еще кто) выяснял отношения со своенравной Музой, метавшейся от задумчивой лирики к ярой пародии на классику. Хореограф Раду Поклитару попытался войти в область неизведанного и, видимо, потустороннего в номере «Земля обетованная», наполнив сцену толпой в белых рубахах и жестами а-ля мистика. Дуэты разного калибра, от жажды обладания до умозрительного любования, по замыслу постановщика, показывали многогранность любовного чувства и были призваны напомнить о прославленном дуэте Максимовой-Васильева.

Но часть публики была обманута в ожиданиях. Традиционалисты рассчитывали полюбоваться на фрагменты из классики, в крайнем случае – на советский «драмбалет». При жизни Максимовой многие тоже были не в восторге от того, что их любимая Катюша танцевала, например, у Бежара или Пети. Теперь ревнителям прошлого мало что не показали искомого, так еще и нагрузили малопонятной «современностью», не имеющей, как они думают, отношения к балерине. Но не так думал инициатор и режиссер-постановщик вечера Владимир Васильев. Придумывая программу, он хотел уйти от повторений. По мнению Васильева, лучшим воспоминанием о Максимовой, всегда открытой новому, может стать взгляд не в прошлое, а в будущее. Поэтому программа концерта составлена из номеров первой свежести, которые или специально поставлены для этого вечера, или представлены в Москве впервые. Конечно, далеко не все танцы тянули на откровение, были просто слабые моменты. Но это не повод для зрительских истерик. А именно агрессивную истерику устроила часть публики во время дуэта «Пустая комната» – гротесковой трагикомедии про домашние отношения, колеблющиеся от спора на кухне и семейного «секса» к разводу и одиночеству. Не очень понятно, чем насолила клоунада израильского хореографа Идо Тадмора зрителям, начавшим захлопывать номер и вслух высказывать протесты. Ну, несколько затянуто, и что? Ну, есть в нем некоторая вульгарность, но не житейская же, а театральная, требуемая художественной логикой: персонажи – более чем обыкновенные супруги-скандалисты, без этикета, такта и герцогских манер. Наверно, сама тема миниатюры показалась неподходящей к вечеру памяти Максимовой. Но это тоже, извините, глупо: Екатерина Сергеевна была не ангелом, а человеком и большой актрисой. В творчестве она не чуралась ни «соленых» комедий, ни житейской прозы на сцене: достаточно вспомнить ее знаменитые телебалеты. Не говоря уже о том, что орать «позор Большому театру» – неуважение не только к Васильеву (наверно, муж и многолетний партнер балерины лучше знает, что можно показывать на вечере ее памяти, а что нельзя), но и к самой Максимовой, для которой этот театр был любимым и родным домом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
luk
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 16.03.2004
Сообщения: 412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 07, 2014 7:10 pm    Заголовок сообщения: Мария Кочеткова в Жизели Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014020605
Тема| Балет San Francisco, Maria Kochetkova
Автор| LAUREN GOODMAN
Заголовок| Главный вопрос:
новая восходящая звезда балета.
Где опубликовано|STYLE.COM/ magazine
Дата публикации| 2014-02-04
Ссылка| http://www.style.com/stylemap/2014/02/04/masha-kochetkova-giselle-sf-ballet/
Аннотация|


Главный вопрос:
новая восходящая звезда балета.



Masha rehearsing at Giselle’s crib.

Балетная труппа Сан Франциско открыла новый сезон 2014 года балетом «Жизель», который является образцом классического романтического балета (первая постановка была представлена в Париже, в 1841г.). Маша исполняла партию Жизели. Вы слышали когда-нибудь о Маше? Ее полное имя Мария Кочеткова и она – прима балета Сан Франциско. Маша – звезда.

Когда Маша танцевала в Линкольн Центре эти летом, ее фото не сходили с обложки Нью-Йорк Таймс, и раздела культура, в течение 2 недель. Когда я впервые увидела, как Маша танцует, это была премьера «Borderlands » в прошлом году, я просто обомлела. Никогда еще я не видела, чтобы балерина была настолько точна в каждом своем движении. Казалось, каждый атом, каждая клеточка ее тела вовлечены в танец. Если в обычной жизни Мария похожа на хрупкую эльфийскую фею, то на сцене она поражает своей абсолютной силой духа.


Masha in the grip of Alexander Skarsgård, in town filming The Diary of a Teenage Girl.

«Жизель» была божественна! Художественный руководитель труппы Helgi Tomasson внес современные коррективы в хореографию вековой давности, и бессмертная история, произошедшая когда-то в долине Рейна, обрела новую энергетику и заиграла новыми свежими нотками.
Мизансцена в лесу, во втором акте, была восхитительна. Дрожащие над кладбищем деревья, Жизель (в исполнении Маши), мечущаяся над туманной ночной землей, подобно мерцающему призраку, все это завораживало и пугало одновременно. Белоснежные юбки виллис, длиной три четверти, сделанные из шелкового тюля…. Просто роскошно!


The War Memorial Opera House’s chandelier; the evening’s program.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика