Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2005-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Оля
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 565
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 9:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102701
Тема| Балет, «Синий Бог», Кремлевский балет
Персоналии, Н. Цискаридзе, И.Лиепа
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Торжество у божества
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=621314&IssueId=23545


Торжество у божества
// "Кремлевский балет" представил "Синего бога"
премьера балет
В Кремлевском дворце состоялась реинкарнация балета "Синий бог" – забытого спектакля дягилевских "Русских сезонов". Увидев его новое воплощение, ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА сделалась решительной противницей воскрешения мертвецов.
Идею постановки одного из самых провальных дягилевских балетов Андрис Лиепа вынашивал 14 лет – с тех пор как начал разрабатывать "золотую жилу" "Русских сезонов", поставив самые знаменитые спектакли Михаила Фокина – "Шехеразаду", "Жар-птицу" и "Петрушку". Теперь пришел черед и "Синего бога", премьера которого состоялась в Париже в 1912 году. В той постановке были задействованы главные силы дягилевской антрепризы: хореография Михаила Фокина, сценография и костюмы Льва Бакста, либретто Жана Кокто, музыка Рейнальдо Гана, исполнение Вацлава Нижинского и Тамары Карсавиной. Несмотря на все это, спектакль прошел всего шесть раз, был признан неудачей самим Дягилевым и навсегда исчез из репертуара.
Господина Лиепу в "Синем боге" интересовал прежде всего господин Бакст. Наш главный устроитель духовных пиров российского бомонда не мог смириться с тем, что бакстовское великолепие пропадает втуне. Был на примете и подходящий Бог – экзотический красавец Николай Цискаридзе. Остальное как-то подобралось само: дирижер Александр Титов посоветовал употребить вместо невнятной музыки Гана "Поэму экстаза" и часть "Божественной поэмы" Скрябина; временно безработный хореограф Уэйн Иглинг (с ноября он станет худруком английского Национального балета) согласился приделать к скрябиниане имеющийся сюжет и сопутствующие па, а труппа "Кремлевского балета" – принять в подарок богатую постановку из староиндийской жизни.
Сочетание этих ингредиентов вызывало опасения еще до премьеры – и не зря. Вымученное либретто юного Кокто сохранили полностью: некоего неофита посвящают в жрецы на берегу священного озера, в котором обитает Богиня Лотоса. Все радостно танцуют, кроме пребывающей в отчаянии возлюбленной неофита. Верховный жрец приковывает несчастную золотой цепью к золотым воротам и оставляет на съедение чудовищам. Из священного Лотоса является Богиня, из-за скалы – Синий бог, спасают девушку, благословляют влюбленных и отбывают: она – обратно в цветок Лотоса, он – на небеса.
Художница Анна Нежная, восстанавливая роскошества Бакста, дополнила его технологическими новшествами XXI века: озерцо у подножия легендарной оранжевой скалы стало зеркально-серебряным, как площадка для конкурса MTV; огромный (до колосников) зеленый лазерный змий с красными глазами заменил описанных в либретто "тучных ящеров с черными чешуйчатыми хвостами, омерзительно подпрыгивающих заплетающимися уродливыми ногами"; на "небе" зажглись звездочки, в скале забил видеоводопад. В остальном – почти все, как было в 1912 году: пышные тюрбаны, юбочки на жестких каркасах – мужские и женские, складчатые шальвары, драгоценности, аксессуары – вплоть до чучел павлинов в натуральную величину, сидящих на плечах баядерок.
Хореограф Иглинг, славный тем, что десять лет возглавлял Национальный балет Нидерландов – одну из самых интеллигентных трупп мира, в "Синем боге" махнул рукой на европейскую цивилизованность и выступил по советским законам "Кремлевского балета". Стреноженный сюжетом, костюмами и Скрябиным, нарезал окрошку из балетной Индии (согнутые локотки, стопы-утюжки, пальчики-бутончики, выворотные ножки враскорячку), пуантных банальностей, поддержек с элементами акробатики и старорежимной пантомимы с размахиванием руками и грозными гримасами. Космогонический Скрябин, накатывающий одну кульминацию за другой, громокипел слоном в посудной лавке поверх этой пестрой суеты с плясками "двоечек", "четверочек", "шестерочек" и прочих иерархических традиционных "выходов".
Надежда, что во второй части балета, отданной Илзе Лиепе и Николаю Цискаридзе, звездные "боги" помогут, рухнула, как только на сцену явился титульный персонаж. Николай Цискаридзе был чудо как хорош – весь синий, в обтягивающих коротких золотых трико, стоящей колом золотой юбочке, в высокой золотой диадеме и золотом нагруднике, с золотыми губами и веками. Сущий Нижинский – только лучше: у Николая куда красивее ноги и фигура. Народный артист делал исключительно то, что ему нравилось и шло: па-де-ша (маленькие и большие), пируэты (только маленькие), арабески (высокие). Еще он принимал индийские позы и поклонение Богини Лотоса – актриса Илзе Лиепа исполнила эту роль с присущим ей царственным драматизмом. И хотя либретто ни словом не намекало о взаимоотношениях богов, в долгоиграющий невразумительный дуэт она смогла внести и желание, и томление, и сдержанную ярость отвергнутой страсти, и даже целомудренный оргазм – проскочила-таки там соответствующая поддержка с раздвинутыми ногами, после которой "боги" томно раскинулись на полу. Словом, воскрешенный "Синий бог" оказался блистательной пародией на частные и общие клише русско-советского балета.
Главное различие между спектаклем 1912 года и его современной версией таково: Сергей Дягилев, наплевав на деньги, без колебаний снял неудавшийся балет с афиши сразу после премьеры. Создатели ремейка собираются окупить затраты сполна: спектакль позиционирован как начало долгоиграющего международного проекта – "Русских сезонов XXI века". "Синего бога" повезут по миру как пример возрождения великих русских традиций. Поэтому Дягилев умер нищим, а благополучным авторам ремейка его судьба ни в каком смысле не грозит.

________________________________________
"Я бы не хотел сделать fashion show"

Хореограф "Синего бога" Уэйн Иглинг ответил на вопросы Ъ.
– Не мешали ли вам чрезмерно роскошные костюмы начала прошлого века?
– Во многих отношениях они лимитировали возможности хореографии. Но с другой стороны, они очень красивы и имели огромный успех в оригинальной постановке. Главный вопрос был в том, как их поженить с хореографией – я все-таки не хотел сделать fashion show.
– Вы сохранили сюжет балета целиком?
– Либретто я изменил. Изначально была идея сделать два различных сюжетика – ведь мы используем два разных скрябинских произведения. Но потом понял, что лучше их объединить историей любви девушки и юноши. А этнографии в балете нет – ведь это что-то подобное "Баядерке", такой европейский взгляд на Индию. Я, конечно, смотрел индийское видео, фильмы Болливуда, читал книгу Ранго Пала про уроки индийского танца и вдохновлялся ей, когда ставил первый выход Синего бога. Но, боюсь, настоящие педагоги индийского танца ужаснулись бы от того, что увидели.
– Тяжело работать со звездами?
– Есть плюсы и минусы. Конечно, это сильные состоявшиеся личности с определенным представлением о себе на сцене – они все время видят себя со стороны, думают, как они будут выглядеть. Но я старался сделать так, чтобы концепция балета была важнее, чтобы доминировала хореография. Нам нужен был Синий бог – а не Николай Цискаридзе, Богиня – а не Илзе. Хотелось бы избавиться от уже привычных нам образов этих исполнителей. С другой стороны, из молодого неизвестного артиста можно вить веревки – во время постановки он будет смотреть тебе в рот, выполнять все беспрекословно. А я очень ценю, когда артисты что-то предлагают. Если это интересно, если это мне нравится – я это беру. Я очень люблю этот взаимообогащающий процесс.
– А как музыка Скрябина легла на ваш сюжет?
– Она очень сложна, это – вызов мне как хореографу. Проблема еще и в том, что в ней нет нарративности – она не рассказывает никакой истории. "Поэма экстаза", например, это цепь кульминаций, одна грандиознее другой. Что-то космическое, эпохальное. Но, несмотря на эти сложности, в ней есть ощущение триумфа, достижения нирваны – такой вот мифологии Синего бога, возносящегося в небеса.






Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 10:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102702
Тема| Балет, "Кремлевский балет", «Русские сезоны XXI века», «Синий бог», Персоналии, А. Лиепа, у. Инглинг,И. Лиепа, Н. Цискаридзе
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Семейный бог
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://gzt.ru/culture/2005/10/26/211606.html
Аннотация| Римейк дягилевского балета в Кремле

Около пятнадцати лет подряд Андрис Лиепа потешает мировую балетную общественность, прочувствованно убеждая несведущую публику в том, что-де свершил великое дело: восстановил самые знаменитые балеты легендарных «Русских сезонов» Дягилева. Курьез в том, что балеты эти никуда не исчезали, а шли себе с успехом во множестве театров и были аккуратно засняты советским телевидением. В начале 1980-х Большой предпринял серьезнейшее возобновление «Петрушки» и «Жар-птицы» с участием ведущих артистов труппы. Декорации легендарных мирискусников Бенуа, Бакста и Головина тщательно восстановила авторитетнейший художник Маргарита Прокудина, консультировавшаяся с сыном Александра Бенуа Николаем - тоже выдающимся театральным живописцем и главным художником "Ла Скала".



Версии Лиепы появились десять лет спустя, когда постановки Большого еще были у всех в памяти, но со сцены уже исчезли. Самое комичное в том, что у Лиепы «Петрушка», «Жар-птица» и «Шехеразада» лишились как раз того, чем они ценны в первую очередь: стиля, связанного с феерической театральной живописью. Декорации и костюмы Бенуа и Бакста воспроизведены Анной и Анатолием Нежными так, что лишь в общих чертах напоминают хрестоматийно известные эскизы, а более всего походят на декорации эстрадного шоу. Однако характеру деятельности Андриса Лиепы это отвечает как нельзя лучше. Именно шоу он и пытается устраивать, участвуя в постановках балов в Гостином Дворе или вынося на сцену Римской оперы православную плащаницу после премьеры «Петрушки» и «Жар птицы». И вот новый номер программы - иллюзион. Если прежде Лиепа возрождал всем известное, то теперь восстановил невозобновимое - балет «Синий бог».
Этот спектакль был поставлен в антрепризе Дягилева в 1912 году Михаилом Фокиным по сценарию Жана Кокто. Несмотря на участие Вацлава Нижинского, постановка не имела успеха, прошла несколько раз, и остались от нее лишь пара фотографий да эскизы костюмов, так что восстанавливать, собственно, нечего. Но шоу – это вам не музей, броскость тут важнее достоверности. Вместо второсортной музыки балета были взяты «Прометей» и «Божественная поэма» Скрябина, а вместо почившего балетмейстера Фокина – Уэйн Инглинг, готовящийся возглавить Английский национальный балет. Он не сумел не только придумать вразумительных танцев (действо напоминает дефиле на подиуме, временами приправленное нехитрыми прыжками), но даже внятно изложить сюжет. Не прочитав программку, трудно понять, что главного героя посвящают в жрецы, разлучая с любимой, которую он же сам должен будет принести в жертву Лотосу. И предотвратить это можно, лишь обратившись к Синему богу, который разгоняет жрецов и благословляет влюбленных.
На роль Синего бога был приглашен Николай Цискаридзе (на фото), чье имя, знакомое даже тем, кто не имеет представления о балете, должно было подкрепить привлекательность неведомого спектакля. Кроме пышного индийского костюма и воспроизведения поз, известных по фотографиям Нижинского, хореограф не предложил танцовщику ничего интересного, что, впрочем, не так уж и страшно в ситуации, когда необходимо лишь само присутствие звезды как таковое. Хуже, что в звезды пришлось выводить еще и Илзе Лиепу, неизбежную участницу проектов Андриса. Для нее придумали роль богини, без которой Синий бог почему-то оказался неспособен помочь влюбленным. В результате Илзе, усердно вращая глазами, руками, бедрами и всем корпусом, в прямом и переносном смысле изрядно заслонила сдержанного на сей раз Цискаридзе. Впрочем, публика, протомившаяся целый час в ожидании начала спектакля, была не в претензии. Как говорится, в каждой бочке меда бывает своя ложка… Тьфу, оговорился. Кашу маслом не испортишь.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Окт 28, 2005 12:16 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 10:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102703
Тема| Балет, "Кремлевский балет", «Русские сезоны XXI века», «Синий бог», Персоналии, А. Лиепа, И. Лиепа, Н. Цискаридзе
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| Восток без Хана
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://www.vremya.ru/2005/200/10/137572.html
Аннотация| Дягилевский балет реконструировали без оригинальной хореографии и музыки



В Государственном Кремлевском дворце силами «Кремлевского балета» и Фонда имени Мариса Лиепы реанимировали один из балетов дягилевской антрепризы -- «Синий бог».

Ничего, кроме комплекта эскизов Льва Бакста и пары обворожительных фотографий Вацлава Нижинского, от этого балета не осталось. Утеряна хореография Михаила Фокина, не поддается оркестровке музыка Рейнальдо Хана. Зато сохранился сценарий Жана Кокто -- за него и ухватились сегодняшние постановщики.

Шел 1912 год. Труппа «Русского балета» Сергея Дягилева готовилась дать четыре балета в парижском Шатле. Три из них сочинил Фокин, все оформил Бакст. Четвертый балет оказывается выстрелом в того же Фокина -- Дягилев торопится предъявить миру нового хореографа Вацлава Нижинского. Усилия антрепризы брошены на «Послеполуденный отдых фавна». Ни «Тамара», ни «Дафнис и Хлоя», ни «Синий бог» Фокина настоящего успеха не имели. (Фокин, кстати, вскоре изгоняется из труппы как постоянный хореограф.) В «Синем боге» похвалили экзотику Бакста и чуткость Нижинского к ориентальной пластике. Об успехе Кокто речь пока идти не могла. Это был его дебютный сценарий в театре -- сложный, невнятный, избыточно декоративный. Там описывались подробности бесконечной индийской мистерии, вяло текущей среди тропической ботаники. Мифический лес населяли боги, чьи изящные руки и ноги можно было запросто принять за элементы растений до тех пор, пока они не начинали танцевать. На фоне этого излишества история любви индусских юноши и девушки выглядела детским лепетом (девушка пытается вырвать из рук жрецов возлюбленного, решившего посвятить себя культу; ее наказывают и запирают в пещеру со змеями, пока не приходят Добрая богиня и ее сын Синий бог и не выручают влюбленных посредством магического танца). Миф всегда влек Кокто, через тридцать лет он создаст свой декоративный кинематограф, но как составляющая вялого фокинского балета его сценарий скорее способствовал провалу индийского проекта.

Такая предыстория не остановила пыла Андриса Лиепы, желающего любой ценой восстановить все балеты Русских сезонов. Не сохранилась запись танцев Фокина -- приглашается английский хореограф Уэйн Иглинг (новый худрук «Английского национального балета», второй труппы в Великобритании), музыка Хана подменяется «Поэмой экстаза» и «Божественной поэмой» Скрябина, художник Анна Нежная рисует декорацию по Баксту, а компьютер считывает эскизы, выдает названия ткани и разрисовывает их один в один с оригиналом. Роль Синего бога учит Николай Цискаридзе, главный знаток индийской темы на сегодняшней балетной сцене, а роль Богини, естественно, достается сестре виновника премьеры Илзе Лиепе. Проект запустили в работу два месяца назад, а вчера его вместе с «Жар-птицей» Фокина явили публике в ГКД под общим названием «Русские сезоны. XXI век». В Кремле -- потому что заняты артисты труппы «Кремлевский балет».

Компьютер свое дело сделал -- костюмы вышли очень славные: всякие лосины в горошек и в кубик, прозрачные газовые шальвары, пояса с камнями. Никакой особой Индии, но то же и у Петипа в «Баядерке». Понятно, что Дягилев где-то завидовал императорскому размаху Мариинки и хотел иметь у себя что-то подобное. Да и Бакст насмотрелся мариинских спектаклей, а традиционную Индию они все изучали по одним и тем же книжкам. Декорация Нежной выглядит похожей на историческую -- четыре маски индийского бога под колосниками выдают руку Кокто (скорее всего именно он подкинул Баксту идею дупликации изображения). Дальше начинается Уэйн Иглинг -- заложник английской классической хореографии. В его задачу входило снабдить танцами данный сюжет и придать танцам национальный колорит. Но стоит помнить, что где бы ни появился английский хореограф, там непременно появится английская мелодрама. Иглинг моментально навел порядки -- центром спектакля сделал страдающую, но очень страстную героиню (роль Девушки исполнила любимица московской критики Наталья Балахничева), поставил на нее едва ли не треть всех движений первой картины, да и во второй она постоянно находилась в кадре. Наташа воспользовалась положением -- показала, какой замечательной она могла бы быть Манон и Никией («Баядерка»), будь у нее в репертуаре эти балеты.

Публика ждала выхода Цискаридзе и Лиепы. Она вышла из лотоса, а он из настоящего водопада (управление лепестками лотоса поручено компьютеру, а вода, по всей видимости, льется на проекции). Премьер не торопился, прекрасно осознавал, что зрители зачарованы его костюмом и гримом и должны прийти в себя. Иглинг сочинил для богов специальный танец, опять же в мелодраматическом ключе -- с поддержками, с оглядками друг на друга, с выяснением семейных обязанностей. Иглинг сохранил в картинке танца Цискаридзе те знаменитые три позы Нижинского из сиамского танца, которым когда-то восхищалась Анна Павлова, и артист воспроизвел их в точности. Красота победила. Он единственный, кто спокойно пошел за Кокто, доверяя больше декоративной стороне мифа, чем легковесности сюжета.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Окт 28, 2005 12:18 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 10:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102704
Тема| Балет, "Кремлевский балет", «Русские сезоны XXI века», «Синий бог», Персоналии, А. Лиепа, И. Лиепа, Н. Цискаридзе
Авторы| МАРИЯ КАРЕЛОВА
Заголовок| Дефиле на цыпочках
Где опубликовано| «Новые Известия»
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2005-10-27/34274/
Аннотация| В балете «Синий бог» на сцену вышел синий Николай Цискаридзе

В Москве прошла мировая премьера балета «Синий бог». Это проект Фонда Мариса Лиепы, возглавляемого детьми знаменитого танцовщика – Андрисом и Илзе. Спектакль показали в Кремле, но не потому, что организаторы задействовали свои большие связи. Просто «Синий бог» сделан силами труппы «Кремлевский балет», которая базируется в Кремлевском дворце. В добавление к «Богу» восстановлен балет «Жар-птица» на музыку Стравинского. Оба спектакля представлены как часть глобального проекта «Русские сезоны, XXI век».

Николай Цискаридзе и Илзе Лиепа реанимируют балеты столетней давности. (Фото ИТАР-ТАСС)

Первые «Русские сезоны» придумал, как известно, Сергей Дягилев в начале XX века. Тогда в Париже показали русскую живопись и русский балет, и Франция пришла в восторг от «этих варваров», сумевших в одночасье перевернуть стереотипы европейских представлений о России, танце и даже моде (пряная роскошь костюмов дягилевского дизайнера Льва Бакста оказала сильное влияние на коллекции парижских кутюрье).

Теперь, накануне столетия дягилевского дела, Андрис Лиепа пропагандирует идею «Русских сезонов»-2. Фонд Мариса Лиепы планирует восстановить часть спектаклей дягилевской антрепризы. Несколько лет назад Андрис не только сделал фильм-балет «Жар-птица», но и предлагал это название Большому и Мариинскому театрам. Теперь старая-новая «Птица» вкупе с новехоньким «Синим богом» наконец будут в московском репертуаре.

Балет «Жар-птица» Михаила Фокина – одного из дягилевских балетмейстеров – был оттанцованным сборником русских сказок про Ивана Царевича, Царевну-Красу и Кощея Бессмертного. Спектакль худо-бедно приближен к оригиналу (насколько это вообще возможно). А вот «Синий бог» – чистой воды «экранизация по мотивам», поскольку от спектакля 1912 года не осталось ничего, кроме фотографий, либретто Жана Кокто и эскизов Бакста. В отличие от «Жар-птицы», вошедшей в историю искусства как этапный, хотя и не особо репертуарный ныне спектакль, «Синий бог» не имел успеха изначально. В неудаче обвинили музыку малоизвестного автора. Андрис Лиепа критику учел и взял другую партитуру, соединив «Поэму экстаза» и «Божественную поэму» Скрябина.

Авторы нового «Синего бога», как и Дягилев, изо всех сил старались собрать звездную команду. Вместо классика Фокина поставить балет пригласили хореографа Уэйна Инглинга, главу Английского национального балета. Вместо легендарных дягилевских танцовщиков Вацлава Нижинского и Тамары Карсавиной задействовали нынешних «звезд» Николая Цискаридзе и Илзе Лиепа. В ориентальной истории с экзотическим древнеиндийским колоритом они исполнили роли Синего Бога и Богини Лотоса. По ходу действия ожившие божества вмешиваются в храмовую церемонию (посвящение неофита в жрецы) и соединяют разлученную фанатиками пару влюбленных.

В результате получилась смесь балета с модным дефиле. Лазеры и компьютерные спецэффекты впечатлили, но вряд ли уничтожили шок от шипящих динамиков Кремлевского дворца, искажающих звуки музыки. Восстановленные с помощью современных технологий костюмы и декорации Бакста стали ярче и пестрее и без того броского оригинала. Артисты «Кремлевского балета» не столько танцевали нечто стилизованное под индусские пляски, сколько демонстрировали многослойные одежды в движении. Религиозный экстаз бурлил как-то осторожно, словно главной задачей кордебалета было не помять роскошные ткани. И ничего, что двадцатиминутный дуэт Лиепа и Цискаридзе разорвал композицию спектакля, потому что оказался затянутым «балетом в балете». Зато многочисленные поклонники Николая были в восторге, увидев своего кумира окрашенным в синий цвет и одетым в золотой костюм.

Между легендарными «Русскими сезонами» и проектом Фонда Лиепы – существенная разница. Любящий риск Дягилев работал сам по себе, стремясь потрясти мир новшествами. Андрис Лиепа желает пассеистских восторгов, наработанных за счет известного бренда. Есть, впрочем, и сходство. Дягилевские премьеры собирали знаменитостей парижского света. На спектакль в Кремлевском дворце пришли московские банкиры и политики. Акция Дягилева быстро стала панъевропейской. «Синий бог» планируется показать в Англии и во Франции. А что тамошний зритель клюнет, сомневаться не приходится. Это у нас имя Дягилева знают немногие, а в Париже его именем названа площадь.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Окт 28, 2005 12:21 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 10:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102705
Тема| Балет, Документальный фильм “Ballets Russes”,
Авторы| М. ПРИЦКЕР
Заголовок| Как это было
Где опубликовано| Новое русское слово № 33103
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://www.nrs.com/news/art/usa/261005_161141_31342.html
Аннотация|

Почти 100-летняя одиссея «Русских балетов», основанных Сергеем Дягилевым в 1909 году и оказавших уникальное влияние на судьбы балетного, музыкального и изобразительного искусства, восстанавливается в воспоминаниях последних оставшихся в живых участников и свидетелей, в кадрах старой кинохроники, в фотографиях, афишах и других материалах, собранных в новом документальном фильме, который так и назван: “Ballets Russes”.
C 26 октября, только в течение двух недель, он будет демонстрироваться в нью-йоркском кинотеатре “Film Forum” (West Houston Street, рядом с Шестой авеню). Фильм создан американскими кинематографистами Данном Геллером и Дайан Голдфайн и в основном прослеживает пути звезд и питомцев труппы после смерти Дягилева.
Вскоре после внезапной кончины уникального продюсера труппа, известная миру как “Русские балеты”, распалась на две — “Русский балет Монте-Карло” и “Русские балеты де Базиля”. Обе компании гастролировали по миру (в том числе и по тем городам, где о классическом балете вообще не имели никакого представления) с постановками балетов Леонида Мясина, Михаила Фокина, Брониславы Нижинской, молодого Баланчина.
Что это были за компании, как они существовали, какое влияние оказали на судьбы мирового балета — об этом рассказывает новый фильм.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102706
Тема| Балет, Национальный балет Грузии
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Золотой запас
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/10/27/98808
Аннотация| Грузинский ансамбль танца еще хранит остатки традиций

Национальный балет Грузии впервые за 20 лет выступил в Москве. Шеститысячный зал Кремлевского дворца был заполнен примерно наполовину — мало кто узнал под новым названием Ансамбль народного танца Грузии под руководством Илико Сухишвили и Нино Рамишвили. Но как и в старые времена на концерте каждый из зрителей почувствовал себя грузином.
Картули, хоруми, карачохели — эти грузинские танцы кажутся такой же седой древностью, как многоголосное грузинское пение. Соблазнительно представлять, как из ворот высокогорной крепости, скользя в идеально плавном хороводе, появлялись 32 джигита и, едва показав строй, рассыпались группами, соблюдая идеальный хореографический рисунок в битве на мечах. Или как на балу у царицы Тамары оживала фреска — три красавицы, с ног до головы перевитые жемчугом и увешанные чеканкой. Однако до середины прошлого века национальная хореография была всего лишь этнографическим собранием разношерстных танцев. И только с появлением Игоря Моисеева, умевшего сделать шедевр из утренней зарядки, оказалось, что грузинские па можно подать так, что стадионы будут реветь в восторге. Создатели Ансамбля народного танца Грузии воспользовались рецептом Моисеева: попав в Кремль к Сталину, Илико Сухишвили танцевал перед ним так страстно, неутомимо и разнообразно, что получил добро на организацию собственного коллектива.
Сухишвили и Рамишвили не открыли нового жанра. Их талант был в другом: если Моисеев охватил танцевальный фольклор всего мира, то грузинам оказалось достаточно грузинских танцев. Основатели вложили в свое детище такой заряд, что оно живет и по сей день. Пережив смены формаций, распад государств и революции, Национальный балет Грузии остается настоящим золотым запасом страны. Создателей давно нет в живых (Сухишвили скончался в 1985 г., жена пережила его на 15 лет), и ансамбль стал семейным предприятием: им руководит их сын Тенгиз Сухишвили, его жена Инга Тевзадзе работает репетитором, новые программы ставит внук — Илико Сухишвили-младший, а костюмы придумывает внучка — Нино Сухишвили.
Новую программу легко отличить от классической хотя бы по костюмам. Вместо многоцветия и разнообразия Сулико Вирсаладзе, который на основе одного мотива создавал десятки различных костюмов, — массовое производство. Вместо тяжелых тканей, росшивов и вышивок, аппликаций и жемчуга — аляповатые тряпки, будто прибывшие со стамбульского базара. Невероятную хореографическую фантазию создателей ансамбля Сухишвили-младший подменил физкультурой: перенимая международный опыт, он в каждый номер вставил бодрую рысь ирландских шоу, женский танец разнообразил бесконечными батманами и всех вместе заставил множить трюки, доставшиеся от предков.
Но сохранены и номера, ставшие классикой грузинского танца, — они составляют первое отделение программы, которая оказалась в Москве транзитом из Лондона в Германию, Бельгию и Турцию. В них не нужны ухищрения света, спецэффекты, звук — хватает восьми музыкантов. Именно в них искры летят от мечей, на которых неистово дерутся мужчины, ни на секунду не замедляя вращения на коленях, а женщины скользят по сцене так, будто у них под ногами ледовая арена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 11:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102707
Тема| Балет, Театр им. М. П. Мусоргского, Персоналии, Н. Боярчиков
Авторы| Елена ПЕТРОВА
Заголовок| Хореограф делает музыку зримой
Где опубликовано| «АиФ Петербург»
Дата публикации| 20051026
Ссылка| http://www.aif.ru/online/spb/636/14
Аннотация|



27 октября в Театре им. М. П. Мусоргского состоится юбилейный вечер, посвященный 70-летию художественного руководителя балета Николая Боярчикова. Вся жизнь Николая Николаевича связана с этим театром, сюда он пришел после окончания училища, здесь стал известным танцовщиком, а потом и хореографом: его спектакли «Царь Борис», «Макбет», «Тихий Дон», «Петербург» — заметное явление в отечественном балете. Правда, в 70-х годах в Ленинграде сложилась такая обстановка, когда и в искусстве начался застой. С 1971 по 1977 годы Боярчиков был главным балетмейстером Пермского театра, вернувшись, возглавил родную труппу.
— Николай Николаевич, признайтесь: сложно существовать на фоне Мариинки?
— Мы никогда не существовали «на фоне Маринки», мы всегда избирали свой путь, имели свою аудиторию. Правда, в последние годы рынок увел большую часть публики к шоу. На мой взгляд, расцветает тип нового мещанина: он и слышать не хочет о просветительских идеях, которые призвано нести искусство. А у нас почти нет возможности создавать новые спектакли, на чем поднаторел русский балетный театр, когда вместе работали либреттист, композитор, хореограф. Триада распалась, в хореографии очевиден кризис. Сейчас не пишут музыку для балета — у театра нет денег оплатить работу. Молодые талантливые хореографы появляются, но кто же рискнет дать постановку дебютанту! Любое балетное предприятие — оно дороговато. А без новых спектаклей невозможно жить. Вот императоры театры содержали. Но должен сказать, что и во всем мире в балете чрезвычайно мало интересных событий. Сейчас я вижу свою задачу как главного балетмейстера в том, чтобы сохранить высокий исполнительский уровень, тщательно, с приближением к подлиннику, реставрировать и сохранять классические спектакли. Мы всегда сотрудничаем с Кафедрой хореографии Консерватории, где накоплен большой опыт.
— Вы ведь профессор Консерватории, заведующий этой самой кафедрой, что вы делаете для молодых?
— Мы провели конкурс хореографов, посвятив его Федору Лопухову. Сейчас придумали новый — «Агон», что переводе с греческого — «состязание», но Министерство культуры не поддержало, хотя в России нет ни одного конкурса хореографов. В декабре во второй раз проведем в Малом зале Филармонии концерт «Зримая музыка»: студенты-композиторы пишут музыку, студенты-музыканты исполняют, студенты-балетмейстеры ставят номера. Я надеюсь, что в нашем театре молодой хореограф Оксана Галкина поставит балет «Мастер и Маргарита», музыку согласился написать Андрей Павлович Петров, у которого уже есть одноименная сюита. Но в этом сезоне не получится, в театре ввели новую систему: чтобы сделать декорацию, мы должны объявить тендер, который длится 11 месяцев!
— А ваши творческие планы?
— Задумки есть, но пока будешь искать спонсоров, все силы растеряешь. Совместно с Марком Розовским давно написан сценарий балета «Тринадцатый апостол» о Маяковском, хотел бы сделать триптих по Гоголю — «Нос. Портрет. Шинель».
— Знаю, что ваш театр очень любят в Японии, вот и опять уезжаете. Что везете?
— А вы не догадываетесь? Я даже посетовал японскому продюсеру, мол, сколько можно «Лебединое озеро»? На что он ответил: «Лебединое озеро» — это для японцев как рис!»


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Окт 28, 2005 12:22 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ella
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 19.05.2003
Сообщения: 560
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 27, 2005 2:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102708
Тема| Ремонт в БТ
Авторы| Ян СМИРНИЦКИЙ
Заголовок| Большой — не без Грефа
Где опубликовано| «Московский комсомолец»
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://www.mk.ru/numbers/1882/article63584.htm
Аннотация|
Государство раскошелилось на реконструкцию главного театра страны


Греф таки даст длинный рубль на реконструкцию Большого театра. До прямого перевода суммы еще далеко: должна быть виза Путина и утверждение бюджета (ведь динамика поступлений очерчена периодом 2005—2008 гг.). Но первый этап пройден.

Ситуация с Большим поставила много маленьких, но острых вопросов. Получить изначально предполагавшийся миллиард долларов не удалось. Было всё: куча проверок, изменения в проекте — разве что до народного референдума не дошло. Ведь суть дороговизны, отличающей ремонт Большого от серии тотальных ремонтов иностранных театров, свелся к двум пунктам: оставить исторические стены здания (построить новый театр было бы дешевле) и “укротить” подземную Неглинку, укрепив фундаменты и переложив коммуникации. Итак, мы платим за традицию. За символ.
Вчера глава Агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой сообщил “МК”:
— Вопрос по Большому закрыт. Герман Греф четко определил сумму в 15 млрд. рублей. Но в нее не входит реконструкция производственно-складских помещений. И я взял на себя смелое обязательство построить их за внебюджетные средства (то есть мне где-то надо будет собрать 2 млрд. рублей). С этого момента задержек с перечислением денег быть не должно.
Прокомментировать ответ Михаила Ефимовича мы попросили зам. директора ГАБТа Вячеслава Ефимова.
— Как вы предполагаете, где Швыдкой изыщет эти 2 миллиарда?
— Во-первых, предстоит разговор с бизнесменами, входящими в Попечительский совет театра. Знаете, как это бывает: частные лица жертвуют какие-то суммы, потом их имена пишут на досках... А во-вторых, отдельные компании сочтут за честь быть участником реконструкции и помогут “натурой” — дадут, например, краску, чтоб фасад покрасить...
— Много шло разговоров о возможности утайки денег. Как вы будете осуществлять контроль за перечислениями?
— Никак. В театр ни копейки не поступит. Государство будет напрямую перечислять деньги строителям. Наше дело — прийти сюда в 2008 году и принять обновленный театр.
— Слышал, что работы по подземной стоянке вроде взял на себя Лужков...
— Пока никаких официальных действий от города не было. Помощь Москвы подпадает под коммерческое строительство, а значит, это предмет будущих договоренностей между Лужковым и Швыдким.
— Проверка, инициированная Грефом, завершена. 15 млрд. он дает. Значит, с позиции государства, именно столько и надо. А как же тогда понимать тот скандал, когда вам упорно навязывалась фирма, готовая все сделать за 9 млрд.?
— Мы благодарны Грефу за все проверки. Они лишь упрочили нашу правоту. Принять же тот “щадящий” вариант, о котором вы говорите, означало бы через несколько лет снова вернуться к тем проблемам, которые мы сейчас пытаемся решить. И я почему-то думаю, что сам разговор о новом генподрядчике был для нас скорее проверкой, чтобы не расслаблялись.
Итак, точки расставлены. Свершится главное: укрепят фундаменты, полностью модернизируют механику сцены, реставрируют ранее закрытые фойе, создадут дымоотводный канал путем поднимающейся крыши. Внутренние кабинеты не будут “стилизовать” под царя-батюшку (ибо не осталось эскизов), но оставят в сталинском духе. Из того, чего “пока не будет”: подземного концертного зала (хотя пространство под него будет создано), обустройства подземного пространства на пять этажей под одним из зданий вблизи Большого.

СКОЛЬКО СТОИЛИ “РЕМОНТЫ” ЗАРУБЕЖНЫХ ТЕАТРОВ?
Ла Скала затратил около 70 миллионов евро на косметический ремонт здания. Даже речи не было об укреплении фундаментов или прокладке коммуникаций.
Ла Фениче (Венеция) после пожара был отстроен заново, данных о затратах нет.
Театр Бастилии в Париже (новый) обошелся в 800 миллионов евро. Ситуация была такая: Гранд-опера находился “на грани”, наподобие сегодняшнего Большого, но решили дать ему лишь мелкий ремонт, а для труппы построить с нуля современный театр. Построили. Но проблема с основным зданием Гранд-опера так и не решена: он снова обветшал.
Театр в Ханчжоу (Китай) построен в прошлом году за 1 миллиард долларов (с учетом стоимости на землю).
Ковент-Гарден в Лондоне реконструировали за 600 миллионов фунтов стерлингов (1 млрд долларов).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пт Окт 28, 2005 12:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102708
Тема| Балет, "Синий бог", "Кремлевский балет", Персоналии, А. Лиепа, И. Лиепа, Н. Цискаридзе, Н. Балахничева
Авторы|
Заголовок| "СИНИЙ БОГ" СНОВА УМЕР
Где опубликовано| "Известия"
Дата публикации| 20051027
Ссылка| http://izvestia.ru/culture/article2959147
Аннотация|


Фонд Мариса Лиепы и труппа "Кремлевский балет" представили на сцене Государственного Кремлевского дворца спектакль "Синий Бог", в постановке англичанина Уэйна Иглинга, с этого сезона возглавляющего английский Национальный балет. Реконструкцией балета дягилевской антрепризы 1912 года этот "Бог" не является, тем не менее Андрис Лиепа, представлявший спектакль со сцены, почему-то все время произносил слово "восстановление"

"Синий Бог" однажды уже умер - на премьере 1912 года. То есть не то чтобы совсем провалился, но парижскую публику в тот сезон дягилевской антрепризы ждало куда большее потрясение, а именно "Послеполуденный отдых Фавна" Нижинского. Именно на "Фавна", а не на "Бога" возлагал свои надежды и Дягилев, понимавший, что триумфы Михаила Фокина позади и пора взбудоражить публику чем-то более радикальным, чем очередные реминисценции на темы имперской пышности, русской старины или восточной экзотики. "Бог" же - и об этом говорили уже до премьеры - ничем, кроме декораций и костюмов Льва Бакста, поразить публику не мог.

Зачем теперь Андрису Лиепе и его "Русским сезонам ХХI века" понадобилось "возрождать" почившего "Бога" - не спрашиваю. Захотелось и захотелось. Но дальше ничего не понятно. Можно было досконально восстановить декорации и хореографию, но это практически невозможно. Можно было пойти путем стилизации и сделать "в духе", но для этого нужен кто-то талантливый и помешанный на старине. Можно было, в конце концов, поставить совсем новый балет, но снова проблема: новую продукцию трудно продать под старым брендом, а у нас здесь не просто антреприза, а "Русские сезоны ХХI века" - не комар чихнул!

Создатели пошли путем творческого компромисса. Или компиляции, по-русски - "винегрет". Композитора Гана заменили на Скрябина, художника Бакста сохранили, но подкрасили, от хореографа (автора якобы "восстановленного" спектакля) отказались совсем.

В итоге переписанный художницей Анной Нежной Бакст превратился в автора декораций к голливудскому блокбастеру, правда, снятому в эпоху немого кино - огромная бакстовская гора, из которой торчат головы истуканов, напоминает теперь знаменитый голливудский холм, с которого убрали заветные буквы, а развешанные на палках питоны - кишкообразную массу из каких-нибудь "Чужих" (того и гляди оживут и начнут жалить окружающих). И главное, у этого Бакста оказалась очень "женская" рука: декорации переливаются чем-то перламутровым и парчовеньким, золотые ворота сплетены из чего-то толстого а-ля макраме, а Синий Бог возникает на фоне видеоводопада, напоминающего серебряную занавеску в дверном проеме уютной квартирки.

Бакст, дамское рукоделие и мультимедийность сочетаются также нелепо, как музыка Скрябина с баядерками, пилигримами, богами и богинями. Хочется срочно переодеть всех в трико, убрать декорации и сочинить другую, более абстрактную хореографию. Впрочем, эта тоже вряд ли конкретна - англичанину Иглингу пришлось лавировать и уворачиваться, чтобы не оказаться раздавленным, с одной стороны, стилизованной под Индию костюмной драмой, с другой - несущейся в космос и к звездам музыкой. В итоге линию танца Невесты (Наталья Балахничева) вообще не углядеть в толпе ряженых, а кульминационный танец Синего Бога (Николай Цискаридзе) и Богини Лотоса (Илзе Лиепа) можно определить только как исключительное пластическое недоразумение. Боги томно толкаются попами, застывают в корявых позах и как-то особенно мудрено изъясняются руками.

Если не считать, что авторы пребывали в странном заблуждении относительно того, что священные дары дягилевских сезонов, будучи просто названными по имени, вдруг сами по себе разбудят какое-нибудь дремлющее танцсущество, и начнется ренессанс и балетное счастье, все происходящее следовало бы назвать откровенной и беззастенчивой рыночной подделкой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пт Окт 28, 2005 2:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102801
Тема| Балет, «Кремлевский балет», «Синий бог», Персоналии, А. Лиепа, И. Лиепа, Н. Цискаридзе
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Брат во славу сестры
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20051028
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/10/28/98844
Аннотация| Андрис Лиепа сотворил балетное наследие из воздуха

Фонд Мариса Лиепы в лице его сына Андриса представил очередной семейный проект. Сестре Илзе он подарил балет “Синий бог”, выдав новодел английского хореографа Уэйна Иглинга и художницы Анны Нежной за восстановление спектакля дягилевского “Русского балета”. И в довесок вручил театру “Кремлевский балет”, предоставившему артистов и сцену, собственную “Жар-птицу”, хорошо известную благодаря Мариинскому театру.

Премьера “Кремлевского балета”, задержавшаяся на целый час из-за традиционной очереди перед Кутафьей башней, была оттянута еще минут на 10 — Андрис Лиепа не мог упустить возможности появиться перед полным залом Кремлевского дворца. Златокудрый, розовощекий, элегантно одетый, с наслаждением игравший бархатными модуляциями собственного голоса, он воплощал представление глянцевых журналов о рыцаре, возрождающем традиции высокого искусства. Укрепившись перед кричаще-синим занавесом с золотыми буквами, карикатурно воспроизводящим эскиз Бакста, Лиепа поведал о своей новой идее, галактические масштабы которой затмевают даже дягилевский размах.
Судя по воодушевлению руководителя, премьера, счастливыми свидетелями которой оказались собравшиеся, должна в ближайшие месяцы покорить мир от Антарктиды до Арктики. Если бы ее продвигал любой другой продюсер, можно было бы быть уверенным, что затея обречена на провал. Лиепа, лет 15 эксплуатирующий золотоносную жилу легенд о “Русских сезонах” и ностальгии о великих триумфах русского искусства, уже выжал все, что мог, из самых знаменитых спектаклей антрепризы Дягилева — “Жар-птицы” и “Шехеразады”, сделав из них фильмы и растиражировав по миру с помощью труппы Мариинского театра. “Синий бог” к балетам великим не относится — от него остались не легенды, а всего несколько фотографий Вацлава Нижинского, для которого Михаил Фокин поставил заглавную партию, и эскизы костюмов Бакста. Но Лиепа — виртуозный продавец воздуха. На этот раз он добавил в привычный коктейль Николая Цискаридзе — их с Илзе Лиепа блестящий дуэт сложился несколько лет назад во время работы с Роланом Пети над постановкой “Пиковой дамы”.
Теперь главному танцовщику России была предоставлена самая естественная для него роль — изображать легенду. Однако до появления Цискаридзе нужно было продержаться полчаса. Либретто балета когда-то стало дебютом в театре юного Жана Кокто. Но прошедшие со времени премьеры 90 лет славы Кокто не усовершенствовали этот опус, созданный по лекалу “Шехеразады”. Индийская легенда о синем боге, снизошедшем на землю, чтобы ради любви спасти смертного от посвящения в жрецы, идеально подходила для ориентального балета. Либретто гораздо более запутанно, чем в прославленной нагромождением нелепостей “Баядерке”, зато в нем был предусмотрен простор буйству красок Льва Бакста, прихотливым извивам хореографии Михаила Фокина и непревзойденным полетам Вацлава Нижинского. Тем не менее спектакль, создававшийся в скандалах между Фокиным и Дягилевым, вышел настолько неудачным, что исчез из репертуара после нескольких показов.
Окружив воскрешение “Синего бога” ностальгией о прекрасной ушедшей эпохе, Андрис Лиепа предпринял еще один шаг для удачного продвижения спектакля: в хореографы он позвал Уэйна Иглинга, в недавнем прошлом арт-директора Национального балета Нидерландов, который вскоре займет ту же позицию в Английском национальном балете — второй балетной компании Англии. Художница Анна Нежная, с помощью компьютера воссоздавшая костюмы Дягилева, сделала все, чтобы с помощью сценографии облегчить его задачу: аляповатые декорации хотя и поражают вопиющим несоответствием костюмам, но закрывают огромные просторы Кремлевского дворца — дягилевские балеты шли в крошечных европейских театрах и были рассчитаны на камерность. Тем не менее по “Синему богу” невозможно понять, чем Иглинг заслужил репутацию респектабельного европейского хореографа. Небольшие группы кордебалетных персонажей, для каждой из которых так любил придумывать характеристики Фокин, сбиваются в общую массу. Мимические танцовщики неловко громоздятся в глубине, приплясывая что-то невразумительное, отдаленно напоминающее “Весну священную” Нижинского. Танцующие явно не знают, что им изображать на лицах, и навевают сон реминисценциями из “Шехеразады”. Виновники всего сыр-бора — влюбленные Юноша и Девушка долго и мучительно суетятся посреди сцены. Хореограф не пожалел их сил, но в памяти остаются только поддержки вверх ногами — за такие в начале ХХ в. могли бы впаять оскорбление общественного мнения. Дуэт Синего бога и Богини получился самым эффектным фрагментом спектакля — Илзе Лиепа, задрапированная в струящееся длинное платье и украшенная золотой короной, появляется в центре цветка лотоса. Николай Цискаридзе затянут в фиолетовое трико, поверх которого надет золотой костюм. Хореография дуэта тоже позволяет им продемонстрировать себя во всей красе — здесь почти нет традиционных балетных трюков, все построено на текучей пластике Цискаридзе и ломкости Лиепа. Это адажио выглядит клоном шлягерной “Пиковой дамы” и вызывает подозрения, что его авторство принадлежит не английскому хореографу, а исполнителям. Вероятно, английская рассудочная хладность, эффектно играющая в неоклассических бессюжетных постановках, теряется от соприкосновения с азиатским блеском, воплощением которого задумывался “Синий бог”. Вряд ли этой постановке суждено затмить успех “Пиковой дамы”, но коммерческий успех десятку показов обеспечен — Андрис Лиепа с привычной виртуозностью воплотил то, чего от него и ждали: две звезды спектакля выступили в ролях самих себя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пт Окт 28, 2005 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102802
Тема| Балет, «Ла Скала», «Манон», Персоналии, Сильви Гиллем
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Единственная
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20051028
Ссылка| http://www.vremya.ru/2005/201/10/137686.html
Аннотация| Сильви Гиллем предотвратила забастовку в «Ла Скала»



Первую балерину мира уже практически невозможно увидеть в классических спектаклях -- ей сорок, и девочка, в которой Нуреев когда-то распознал тот птичий мятежный дух и кошачье любопытство к новому, что гнали по жизни его самого, давно перепробовала все постановки и ими пресытилась. Теперь ей интересны спектакли, сделанные для нее лично, -- весь сезон она прокатывает по миру вечер одноактовок Рассела Малифана. (Говорят, одна из московских продюсерских фирм занята поиском спонсоров для приглашения этой программы к нам; но слабо верится, чтобы кто-то из меценатов смог выложить такие деньги -- прошлый приезд Гиллем в Россию обеспечил лишь безразмерный бюджет юбилея Петербурга). Но для «Ла Скала» -- любимого «Ла Скала», где до сих пор вспоминают, как почти двадцать лет назад Гиллем взрывала сцену диагональю прыжков в «Дон Кихоте», -- балерина сделала исключение, согласившись трижды выйти в «Манон». Спектакли, на которые заранее раскупили билеты балетоманы со всего мира, чуть не сорвались.

Решил забастовать кордебалет. После реконструкции здания, законченной в декабре прошлого года (три сезона театр работал на другой, специально подготовленной сцене; реконструкция прошла по очень экономному варианту), балетных стеснил оркестр: их гримерки стали слишком маленькими, а музыканты получили большие помещения. К тому же артистам мешал шум репетирующего оркестра. Четыре профсоюза потребовали от суперинтенданта театра кардинального изменения ситуации -- в случае невнимания к требованиям решили отменить всю серию «Манон».

Не так давно из-за забастовки в «Ла Скала» отменяли «Севильского цирюльника», так что угроза выглядела реальной. Но поскольку речь шла о Гиллем, суперинтендант Стефан Лисснер и профсоюзы договорились: он обещал во что бы то ни стало найти дополнительные помещения, они дали время до мая.

И Гиллем приехала.

Когда Гиллем на сцене, из балета уходит понятие «трюк», забываешь слово «усилие». Простая вещь -- большинство балерин, вставая на пуанты, любят чуть подчеркивать этот момент; профессиональное кокетство -- «видите, это не все умеют». Гиллем переходит со стопы на пальцы -- буквально как дышит, границы нет, ее будто чуть поднимает вверх воздушная волна -- и так же легко опускает. Между подъемом и спуском может быть сверхсложный элемент, а могут -- два шага и улыбка; это вообще неважно. Важна абсолютная естественность танца -- возникающая из абсолютной проработанности, абсолютного мастерства.

Гиллем могла давным-давно рассориться с Парижской оперой, обосноваться в Лондоне, но тщательная французская школа, фиксирующая мелочи, взгляды, детали, никуда не делась. Ее Манон шестнадцать лет, но она вполне опытна в сердечных делах и знает цену удовольствиям. Каждый ее жест -- жест юной женщины, убежденной, что мир создан для нее, а управлять им с помощью мужчин легко и приятно. Вот сцена в игорном (и веселом) доме -- Манон помогает любовнику-шулеру. Мужчины у стола, Манон к столу склонилась -- пальчик ее движется вслед за картами и деньгами, точнее, карты и деньги движутся за этим длинным пальцем. Она обнимает за плечи своего богатого покровителя, улыбается совершенно беспечно, но рука дирижирует игрой, рука держит игру -- и разоблачение несчастного шулера происходит, лишь когда Манон отвлекается.

Все под контролем -- девиз этой Манон; все под контролем в пластике Гиллем. Хотя балерина не потеряла своего феноменального шага, любимых ею вертикальных шпагатов нет -- Манон должна казаться де Грие (компанию мегазвезде составлял местный аккуратист Массимо Мурру) смирным ангелом. Должна -- и кажется, нога чинно поднимается на девяносто градусов, немножко влево, немножко вправо, а потом -- вдруг -- единственный раз, когда он отворачивается, берет и выстреливает в небо. Это -- демонстрация возможностей балерины. (Все помнят, в каком году я родилась? Думали, что на прощальное турне пришли? Ну и ахайте!) И явное обещание неприятностей для де Грие. Не смирный и не ангел ему достался.

«Сделанность», самоконтроль Манон по ходу спектакля уменьшаются. Гиллем разыгрывает историю о превращении искусственного человека в человека естественного -- и делает это искусно. Сбежав с де Грие от брата-сутенера, дабы самой распоряжаться своей жизнью, Манон в кавалера влюбляется -- и в пластике проступают нормальные девчоночьи жесты. Вот они вдвоем -- и она дурачится, хватает его за полы фрака, прыгает на кровать, как на батут, -- ни тени расчета, ни мысли о том, как надо выглядеть. Братец возвращает Манон в нужный круг -- да, она легко покупается на роскошный подарок господина М. (хм, этой Манон предлагают сразу больше, чем той, что живет в нашей Мариинке; в Питере -- всего лишь узорчатая накидка, в Милане -- с отличным белым мехом), но при встрече с де Грие смущается, резко отворачивается, нервно сжимает кулачок. Не правительница полусвета, а живая душа, сама непонимающая, что с ней происходит.

Когда исчезают усвоенные в кругу братца привычки, прорезается дикий подросток, с угловатыми жестами, с отчаянной повадкой. В сцене дуэли она дерется, по-мальчишески выбрасывая руки и ноги, а «на каторге» становится совершеннейшим зверьком. Она на коленях просит пощады у коменданта, но отшатывается от поднесенной к голове руки -- нет чтобы заработать себе лучшие условия содержания (где прежняя Манон?) -- инстинкт праведности, присущий, как считали просветители, естественным людям, велит отвергнуть домогательства.

С «манерами» полусвета исчезает и кокетливая манера танца. В последнем акте Гиллем ломает пластику, крушит каноны и абсолютно по-экспрессионистски не боится показаться некрасивой. Вот Манон в болотах Америки мерещатся парижские обитатели -- Гиллем корчится на земле распятым пауком, ноги выламываются из суставов, руки перекрученно закрывают уши «не хочу помнить телом, не хочу слышать их». И финал -- дуэт, в котором Манон рвется куда-то вверх, прыгает, бешено вращаясь в воздухе, тянет руки к чему-то невидимому -- к чему-то детскому, совсем и совсем неосуществленному. Бежит, запинается, с размаху падает на грудь. И совсем не по-балетному умирает, коротко и страшно.

Балет, сочиненный тридцать лет назад влюбленным в русский драмбалет англичанином Кеннетом Макмилланом и присутствующий в репертуаре полусотни театров, артисты в разных концах мира играют по-разному -- превращая его то в романтическую историю, то в историю сентиментальную. Оба этих стиля чужды Гиллем, она первая -- и единственная -- так придвинула танцы «Манон» к сегодняшнему дню. И упустить возможность увидеть эти танцы не смогли даже стиснутые в гримерках ее коллеги.
Милан
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пт Окт 28, 2005 3:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102803
Тема| Балет, БТ, энциклопедия Большого театра
Авторы|
Заголовок| Ряды энциклопедий пополнит энциклопедия Большого театра России
Где опубликовано| Сайт «Mosinform.ru»
Дата публикации| 20051028
Ссылка| http://www.mosinform.ru/news.php?id=13642
Аннотация|

Государственный Аадемический Большой театр России и научно-культурный центр "Культура Миру Кумир" приступили к работе над двухтомной энциклопедией Большого театра России.

Генеральный директор театра Анатолий Иксанов сообщил, что выход энциклопедии, запланированный на начало 2008 года, приурочен к открытию после реконструкции основного здания Большого. По его словам, энциклопедия станет "масштабной исторической справкой, куда войдут все имена и даты, связанные с театром".

Энциклопедия будет содержать 3,5 тыс. статей и 5 тыс. фотографий. Президент центра "Культура Миру Кумир", главный редактор энциклопедии Валерий Вартанов отметил, что над проектом работают около 60 авторов.

Заведующая музеем Большого театра Лидия Харина рассказала, что в ходе работы с архивами открываются новые факты, сообщает "РБК". Например, если историю театра отсчитывать не с даты подписания императрицей Екатериной Второй указа о привилегии Петру Урусову на содержание в Москве постоянной труппы театра - 28 марта 1776 года, - а со времени создания самой труппы, то получается, что Большому не 230 лет, а почти 240. "Таких открытий в энциклопедии будет немало", - пообещала она.

Авторы энциклопедии называют себя "первопроходцами жанра": ЭБТР - "первый в истории отечественной культуры проект, наиболее полно отражающий все стороны жизни и деятельности театра". И если в работе над балетной частью издания, можно опираться на две энциклопедии - "Энциклопедию балета" и "Русский балет" (готовы уже 596 сценических балетных историй из 700), то в статьях об опере почти 100% материалов собирается заново.

Тираж энциклопедии составит, по предварительной информации, около 5 тыс. экземпляров. Будет создана электронная версия энциклопедии.

В дальнейших планах коллектива - восстановить издание ежегодников Большого театра, которые будут оформлены в таком же стиле, что и энциклопедия.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7997
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 29, 2005 11:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005102804
Тема| Балет «Синий бог» Персоналии|Цискаридзе, Лиепа, Балахничева, Кретова
Авторы| А.Фирер
Заголовок| Кремль принимает богов
Где опубликовано| «Вечерняя Москва»
Дата публикации| 20051028
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/main/viewarticle/php?id=17079
Аннотация| Неутомимый благотворительный фонд имени Мариса Лиепы методично продолжает археологические изыскания в атлантиде дягилевских сезонов
Последняя премьера – балет «Синий бог» на сцене Кремлевского дворца – вызвала шумный ажиотаж. Спектакль прошел при огромном стечении бомонда. Вообще не припомню, чтобы эти бездонные пространства были забиты до отказа. Не говоря уж о том, что серпантинная вереница очереди петляла по Александровскому саду к Кутафьей башне так далеко, что спектакль, как обычно, был задержан на час.
В премьере 1912 года в парижском театре «Шатле» участвовали Вацлав и Бронислава Нижинские, Лидия Нелидова и Тамара Карсавина. Музыку сочинил Рейнальдо Ан, декорации и костюмы создал Лев Бакст, либретто написал сам Жан Кокто.
Сюжет взят из индийской жизни. Жрец посвящает избранника в высшие сферы, призывая его отречься от мирской суеты и соблазнов плоти. Влюбленная Девушка (Наталья Балахничева) пытается вернуть его в мир любви. За это ее заковывают в цепи, оставляя на растерзание огромному горынычеподобному змею.
Из бутона (по технике Дюймовочки) вырастает Богиня Лотоса (Илзе Лиепа), призывающая Синего бога (Николай Цискаридзе) осводить девушку. Хэппи-энд. Бог уходит в небеса. Богиня возвращается в бутон.
Этот спекталь прошел в году несколько раз и больше никогда не возобновлялся. Видя причину неудачи балета сто лет назад в музыке, на сей раз выбрали Скрябина. Анна Нежная восстановила Бакста. Костюмы (никак не обыгранные хореографом) и декорации с водопадом и гигантскими деревьями и змеями – лучшее, что есть в этом спектакле, даже несмотря на мишурный блеск современных тканей.
А для постановки пригласили Уэйна Иглинга, который, завершив многолетнее директорство в Нидерландском балете Амстердама, с ноября возглавит Английский Национальный балет. Иглинг приготовил некий суп-компот. Наверное, реставрировать или восстанавливать по своему усмотрению Фокина или Нижинского нужно только конгениально, как это делают Морис Бежар, Кеннет Арчер и Меллисент Ходсон.
А тут вроде и пустых мест в балете нет – но и не вспомнишь ничего из хореографии. Нет в ней ни поэмы, ни экстаза. Странно выписаны взаимоотношения Богини с Синим богом, который невозмутимо возит ее на своем копчике.
Вообще жаль, что, имея в своем распоряжении таких ярких артистов Большого, как Илзе Лиепа и Николай Цискаридзе, тонкую балерину из Кремлевского балета Наталью Балахничеву, балетмейстер не создал ничего хотя бы любопытного. Я понимаю Николая Цискаридзе: ой как хочется поносить костюм и корону Нижинского! Но все-таки, глядя на Цискаридзе с синим лицом и синими ногами, принимающего картинные позы, ей-богу, хочется увидеть его роскошное тело в дошедшем до наших дней «Послеполуденном отдыхе фавна» Нижинского.
Во втором отделении труппой «Кремлевский балет» была показана фокинская «Жар-птица», возобновленная Андрисом Лиепой. В главной партии выступила подающая надежды молодая балерина Кристина Кретова. После первого отделения «Жар-птица» казалась просто шедевром номер один! Нескончаемо выходили на поклоны артисты с автором проекта Андрисом Лиепой.
Зритель, осыпанный золотым дождем, хоть здесь впал в законный экстаз.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Окт 31, 2005 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005103101
Тема| Балет, БТ, Мастерская хореографии
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Не храм, а мастерская
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2005103101
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/10/31/98923
Аннотация|

Большой репетиционный зал Большого театра был заполнен до отказа: показывали программу “Хореографы Большого” — второй проект “Мастерской новой хореографии” и очередной шаг к оригинальному репертуару.

Большой театр, стремительно вернувшись на международную арену, поставил задачу создать и собственный современный репертуар. Эксклюзивные постановки — как платье от Диора: труппа, по мерке которой они создаются, выглядит в них стройнее, моложе и элегантнее. Однако приобрести их не менее проблематично, чем обзавестись именитым кутюрье: современный балетный театр уже не первое десятилетие страдает от кризиса идей. Даже Мариинка, извечный соперник Большого, вынуждена ограничиться освоением уже проверенной классики ХХ века.
Алексей Ратманский, второй год возглавляющий балет Большого, внедрил в труппе практику workshop'ов, популярную в западных балетных компаниях. Прошлогодняя “Мастерская”, созданная силами русских хореографов, работающих в Москве, Петербурге и Америке, хотя и не обогатила репертуар, послужила примером: на этот раз в недрах самого театра нашелся десяток артистов, решивших попробовать себя в качестве хореографов.
До показа дошли только четверо: ведь “Мастерская” для танцовщиков остается факультативной работой, не освобождающей от спектаклей, репетиций и гастролей.
На первый взгляд постановки разительно отличались друг от друга. 21-летняя студентка балетмейстерского факультета Академии хореографии Анна Балукова выбрала 4-минутную песню Пелагеи “Вечериночная”, которую сама исполнила босиком в длинной рубахе до пят. Ведущая балерина театра Марианна Рыжкина на фрагмент Скрипичного концерта Бруха поставила номер “Капричос”, использовав собственные богатые возможности классической исполнительницы и семерку мужчин для антуража. Незаменимый исполнитель игровых партий Андрей Меланьин, самый опытный из участников “Мастерской”, в балете “Поцелуй ветра” смешал классические pas и лексику модерна и попытался придумать оригинальную композицию, заставив обуться в джазовки и затанцевать артисток Российского национального оркестра, в сопровождении которых шел его “Поцелуй ветра”. А главный трюкач Большого Морихиро Ивата под музыку японских барабанов представил 32-минутный сюжетный спектакль, в котором придумал виртуозные соло не только для себя, но и еще для четырех молодых танцовщиков.
Однако все постановки выдали общую генеалогию их участников: превращая героев в птичек, зверушек, воинов или сомнения, даже в джазовках или босиком они норовят так распахнуться в port de bras, чтобы, как улановская Джульетта, объять мир, или взметнуться в jete, будто за ними — строй восставших спартаковцев. Они норовят спрятаться за знакомыми формулами, используя их как спасительные котурны. Мышцами исполнителей (уже приобретших опыт работы с первоклассными постановщиками) они оказались более современны, чем хореографической мыслью. Возможно, накопление постановочных идей через несколько сезонов все же обернется возникновением спектаклей собственных хореографов в репертуаре Большого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Окт 31, 2005 10:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005103102
Тема| Балет, Театр «Тень», Персоналии, Н. Цискаридзе
Авторы| ОЛЬГА ЕГОШИНА
Заголовок| Любить ногами
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20051031
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2005-10-31/34452/
Аннотация| Николай Цискаридзе дебютировал в кукольном театре

На сцене кукольного театра «Тень» поставлен спектакль, рассчитанный на двух зрителей. Большее количество людей просто не сможет рассмотреть крошечных кукол, танцующих на мини-сцене балет «Смерть Полифема». Главную партию циклопа Полифема станцевал Николай Цискаридзе, который к тому же освоил профессию кукловода.


Настоящий артист любой частью тела может выразить и нежность, и застенчивость, и ревность.

Больше десяти лет назад в семейном театре «Тень» у Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской появился театр-ящик размером примерно метр на метр. С «настоящей» сценой, оркестровой ямой с крошечными оркестрантами, с двухъярусным зрительным залом. Крошечные человечки сидели в креслах и ложах, бурно реагировали на сценическое действие, кричали: «Браво!» и «Позор!». А приглашенные «большие» зрители могли наблюдать за происходящим на сцене и в зале (еще неизвестно, что было увлекательнее) в огромные театральные окна. Так в Москве появился новый театр, получивший название Лиликанский Большой театр. Майя и Илья с удовольствием выдумывали небывалую страну Лиликанию: ее музеи, пекарни, быт и обычаи, рисовали карты этой страны и угощали приходящих «больших» зрителей крошечными изделиями «лиликанской кухни».

Несколько лет назад стало понятно, что «лиликанский» театр может стать манком для любого крупного режиссера, чуть уставшего от собственной важности и ограничений больших драматических сцен. На лиликанской сцене появились постановки Анатолия Васильева и Тонино Гуэрры. Первый уложил в предложенный 15-минутный формат мольеровского «Мизантропа», где Альцест методично и последовательно разрушал выстроенный на сцене Париж под негодующие крики зрительного зала. А Гуэрра устроил на сцене всемирный потоп.

Сейчас в Лиликанском театре замахнулись на постановку балета-трагедии «Смерть Полифема», пригласив сыграть Полифема Николая Цискаридзе. И Цискаридзе, давно интересующийся талантливым хулиганством создателей «Тени», сумел совместить выпуск балета в Государственном Кремлевском дворце («Синий бог») с дебютом на мини-сцене 50х50см кукольного театра.

Представление начинается с увертюры. Крошечный дирижер дает знак палочкой, скрипачи ведут смычком по струнам… На сцене колышутся голубые бумажные волны и резвятся самые воздушные балерины на свете, сделанные из спичек: размером с фалангу мизинца, они буквально трепещут на ветру. Никогда еще метафора девочки-бабочки не находила столь адекватного воплощения. Так же как и метафора брутальной мужественности: нога гиганта Полифема, кажущаяся неправдоподобно огромной на фоне остальных эфемерных созданий, удовлетворит любые самые завышенные представления о соотношении мужского и женского начал.

Николая Цискаридзе, помимо прочего, наверняка привлекла сама задача: станцевать партию на мини-пятачке, огранивая все средства выразительности ступней. Движение пальцев ноги передаст сложнейший комплекс чувств: нежность, застенчивость, марш ревности, когда Полифем застанет ветреную нимфу со счастливым соперником. Безжалостные ноги будут крушить картонное пурпурное сердечко. Расправившись с врагами, Полифем свернется клубочком в своей пещере (это все равно что поместиться в коробке из-под компьютера), и доверчиво потянется рассмотреть деревянного коня. И его единственный глаз будет ослеплен предательским ударом пикой. Потом слепой Полифем бродит по берегу моря и большим пальцем чертит на песке имя возлюбленной… А в эпилоге, появившись уже в белых пуантах, он делает прощальные па вместе с неизвестно откуда взявшимися, но весьма необходимыми ангелами.

Недоброжелатели часто упрекают «Тень» за несоразмерность затраченных усилий. Приглашать Гуэрру, Васильева, Цискаридзе, привлекать оркестр Большого театра – и все для спектакля, который одновременно могут посмотреть всего два человека...

Впрочем, эти зрители запомнят увиденное на всю жизнь: и крупный план ног Цискаридзе, и контраст большого человека и маленьких кукол, и хрупкость кукольного мира. И – главное – восхищение талантливым и бескорыстным хулиганством, без которого искусство мертвеет и превращается в супермаркет или парк развлечений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика