Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Traveller
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 10.05.2012
Сообщения: 39

СообщениеДобавлено: Пт Дек 27, 2013 10:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013113113
Тема| Балет, Михайловский театр, Гран При
Автор| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Без обид
Где опубликовано| журнал "Музыкальная жизнь"
Дата публикации| 2013-11
Ссылка|
Аннотация|

Без обид
Гран-при Михайловского театра вручен в пятый раз

«Это не конкурс, это смотр. Можно сказать, даже – фестиваль», - так начал свою речь, в которой должны были прозвучать имена лауреатов, генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман. Действительно, атмосфера Гран при резко отличается от обычной нервной атмосферы балетных конкурсов, где полторы сотни тинейджеров рвутся к желанной победе, выбирая репертуар из небольшого списка рекомендованных номеров. На Гран при каждый участник танцует то, что хочет – хоть классическую, хоть современную хореографию, туров, собственно, всего два – первый (заочный – художественный совет Гран-при смотрит видеозаписи конкурсантов) и финальный, что происходит на сцене Михайловского театра, и общая интонация – поддержки, а не жесткого судейства. Фестиваль был придуман пять лет назад как повод вручить гранты балетным училищам, и училища (в прошлом только российские, в этом году добавились Киев и Кишинев) выставляют лучших своих учеников – скорее чтобы похвастаться, чем чтобы сразиться.

Хотя, конечно, при всей доброжелательности жюри конкурс остается конкурсом, и получившие награды подростки радуются, а не получившие – огорчаются. Но в этом году организаторы Гран-при сделали все, чтобы огорчившихся было как можно меньше: воспользовавшись тем, что к традиционно поддерживающему начинания Михайловского театра меценату Тошихико Такахаши присоединился Виктор Олерский, они увеличили количество наград: впервые были вручены две бронзовые, две серебряные, две золотые медали, а собственно Гран-при достались трем конкурсантам.

Как всегда, призы вручались «по возрастающей», и первым был объявлен спецприз «за выразительность». Его получила студентка петербургской Академии русского балета Рената Шакирова – и это имя (тьфу-тьфу-тьфу!) еще громко прозвучит в истории балета. Она танцевала вариацию Гаяне – и не просто взлетала над сценой, но в каждом жесте, в каждом повороте головы транслировала тот, казалось бы, давно испарившийся, исчезнувший стиль балета великих давних лет, когда балерины были дивами покруче голливудских, царственными богинями даже в ролях простых девчонок. Сейчас таких почти не бывает – из юных девиц, пожалуй, лишь Анжелина Воронцова (что также выходила на сцену в вечер Гран-при – но уже в последнем отделении, где танцевали сегодняшние артисты) апеллирует в своем танце к ТОЙ легенде. Всего лишь спецприз достался Ренате Шакировой только потому, что она шлепнулась ближе к финалу вариации – но дурацкая случайность, отобрав у нее награду, не отобрала значительного будущего (и еще раз сплюнем через плечо из суеверия).

Бронзовые медали достались красноярской студентке Елене Хватовой (ее статная Китри не слишком спешила в танце, скорее демонстрировала эффектные позы) и приехавшей из Воронежа Елизавете Щедриной (на медали следовало бы выбить «за отвагу» - торжественная и виртуозная вариация из Гран-па Обера – отчаянный выбор). «Серебро» поделили Москва и Новосибирск, что несколько изумило зал: столичная студентка Марфа Сидоренко, также взяв Обера, была похожа на суховатую учительницу географии, что вместо указки использует собственную ногу; сибирская уроженка Ангелина Лапердина, не просто станцевавшая вариацию, но сыгравшая в игры, что предполагает лукавая хореография «Корсара», смотрелась много обаятельней. При объявлении золотых медалистов наконец можно было услышать мужское имя (катастрофическая нехватка молодых людей в балетных училищах, естественно, сказывается и на конкурсах) – и внимательно слушающая имена лауреатов публика с энтузиазмом приветствовала новосибирца Андрея Мальцева, исполнившего двумя часами ранее вариацию из «Корсара» и продемонстрировавшего упругий прыжок и – в целом – качества уверенного солиста. Вторую золотую медаль (за вариацию из «Пахиты») увезла в Киев Жанна Губанова – одна из четверки будущих крепких «техничек», которых продолжает выпускать украинская школа.

Гран-при же были распределены и по справедливости, и «по политике». Впервые за историю приза такую награду получил молодой человек – красноярский студент Юрий Кудрявцев, в вариации Эспады продемонстрировавший чувство стиля и истинно испанскую графику позировок, а кроме того, награды достались представительницам Московской академии хореографии и петербургской Академии русского балета (поровну, чтобы никто не упрекнул Михайловский театр в том, что он поддерживает одну из соперничающих не только на конкурсе школ). Обе школы слукавили, выставляя своих кандидаток, - москвичка Анна Невзорова появилась в «адажио с четырьмя кавалерами» из «Спящей красавицы», где проверяется изящество, но не виртуозность, петербурженка Анастасия Лукина – в поставленном Ксенией Зверевой современном номере «Парящие», где тоже не требовалась высококлассная техника. Но – если «обязательной программы» нет, разве девушки, исполнившие выбранные номера чисто и обаятельно, виноваты?

Кроме собственно студентов, награды (то есть гранты) получили все участвующие школы – даже те, чьи ученики не прошли еще видеоотбор и приезжали в Петербург для участия в мастер-классах и экскурсий по городу. Московская и петербургская академии, школы из Уфы, Воронежа, Красноярска, Новосибирска, Перми, Киева и Кишинева получили возможность поддержать своих педагогов. А кроме них – только что открывшаяся и набравшая первый класс академия танца Бориса Эйфмана: ее крохотные студентки выступали вне конкурса, открывая Гран-при, и запомнились прежде всего абсолютно солнечным настроением, явным удовольствием от самого занятия танцем. Будем надеяться, что они этот настрой сохранят до времен, когда окажутся в конкурсной программе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17087
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 28, 2013 9:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013113114
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Игорь Колб
Автор| Юлия Ганская, Фото: Александр Микула
Заголовок| Игорь Колб: С балетом на «ты»
Где опубликовано| © журнал «ZЕФИР» (Украина)
Дата публикации| 2013-11-09
Ссылка| http://zefir.ua/index/read-news/id/2380/marker/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Балет – одухотворенная пластика, воплощение мысли в движении, духовного в телесном. Зритель в зале попадает в иную реальность, и современные технологии тут совершенно ни при чем. Все дело в эмоциях, которые он дарит. В этом убежден и премьер Мариинского театра, белорусский танцовщик ИГОРЬ КОЛБ. В октябре он посетил Киев, чтобы поговорить со зрителями на языке танца в шоу Дениса Матвиенко «Диалог».

Z: Герой фильма «Москва слезам не верит» говорил о том, что в ближайшем будущем не будет ни театра, ни кино –одно телевидение. Какое будущее Вы прогнозируете для балета?

Игорь Колб: В прошлом и сейчас многие пророчили и пророчат большие проблемы балету. Тем не менее, при всем, казалось бы, примитивном сюжете самым живым остается именно классический балет. Он любит ее, она любит его, однако расовые предрассудки или положение в обществе мешают их воссоединению. Ничего нового! Но зритель идет смотреть «Лебединое озеро», «Жизель», «Щелкунчик» и «Спящую красавицу» в поисках сказки, чуда, искренних эмоций. В настоящей жизни, к сожалению, много негатива и неискренности. И поэтому публика в зале по-прежнему плачет во время сумасшествия Жизели и сопереживает Ромео и Джульетте.

Z: И все же, мир не стоит на месте, появляются новые течения и в балете, к примеру, модерн. Какое место отведете ему?

И.К.:
Модерн, или современный балет, занимает определенную нишу. И никогда не сместит классический балет. Это еще одно направление в искусстве, дающее возможность иначе посмотреть на классику. Недаром стоячая вода имеет неприятный запах – не может жизнь стоять на месте! В возможности сравнения больше истины.

Z: Вы, представитель классической школы балета, не раз танцевали во многих современных постановках. На какие еще готовы эксперименты?

И.К
.: Сейчас на все. Конечно, изначально базовым у меня был классический репертуар. Но со временем я понял, что благодаря современному языку телодвижений очень много в себе открываешь. Постоянно совершенствуясь, я танцевал постановки Уильяма Форсайта, Джорджа Баланчина, Джерома Роббинса, Раду Поклитару и Алексея Ратманского. Шаг за шагом я открывал, что могу еще больше сделать на сцене.

Z: На сегодняшний день Вы потенциальный пенсионер. Но в возрасте 36 лет «пенсия» – смешно. Какова жизнь балетного пенсионера?

И.К.:
Мне тридцать шесть лет, и я официально заявляю, что в декабре этого года наступает моя пенсия. (Смеется.) Чувствую ли я себя пенсионером? Конечно же, нет! Но, тем не менее, это так. Понимаете, мы, танцовщики, уходим на пенсию гораздо раньше обычных людей. Если ты солист, как в моем случае, то через пятнадцать лет. Почему так? Потому что эти пятнадцать лет по насыщенности событиями и сжатию информации я бы сравнил с форматом музыкальных файлов mp3. То что мы проживаем за 15 лет, обычные люди проживают за 55. В 35-36 лет ты еще можешь работать и работаешь, но уже начинаешь задумываться: что же дальше? Я пока не знаю, что дальше. Но состояние, в котором сейчас пребываю, для меня комфортно. Я просто живу и получаю от жизни колоссальное удовлетворение. И не испытываю страха перед будущим. У меня складывается впечатление, что кто-то свыше руководит мной, защищая от излишней суетливости.



Z: Вы суеверный человек?

И.К.:
Скорее, верующий. Я не воцерковленный, но искренне верю в то, что если живешь правильно, у тебя все будет хорошо. Во всяком случае, у меня так всегда было. Любой момент не хорошего помысла откликается в ближайшее время определенной реакцией. Поэтому я верю: как ты к людям, так и они к тебе.

Z: Барышников говорил, что есть две балетные школы: хорошая и плохая. Вы согласны с его утверждением или убеждены, что со временем его можно подкорректировать?

И.К.:
Считаю, что сейчас появились другие возможности. Под хорошей школой, вероятно, подразумевается классическое образование, благодаря которому ты можешь танцевать как классику, таки модерн. Но в наше время есть изначально одаренные люди, без классического образования как такового. Они не делают фуэте и круги, не прыгают шпагаты и танцуют на каком-то интуитивном, подсознательном уровне, что не менее завораживает. Ты сидишь в зрительном зале и получаешь колоссальное удовольствие от того, насколько они раскрепощены.

Z: За легкостью на сцене скрывается сумасшедший труд. Насколько нужно любить балет, чтобы терпеть большие физические нагрузки с детства?

И.К.:
Мне повезло, я никогда ничего не терпел. Приведу пример. Когда я приходил домой и говорил, что устал или у меня что-то болит, мой одиннадцатилетний сын говорил – не работай! И я начинал ему объяснять, что я не работаю, я так живу. Никогда не говорю: я иду на работу. Говорю: я иду в театр. Чувствуете разницу?

Z: Да Вы счастливый человек!

И.К.:
Да! И стараюсь объяснить это сыну. Я иду в театр и ощущаю неимоверную отдачу! Получаю колоссальное удовлетворение от зрителей, от большого количества писем, которые приходят. Конечно, были и стрессовые ситуации, травмы, наступали моменты, когда начинал задумываться – что же, если не балет? Но чтобы терпеть… Нет, такого никогда не было.

Z: Балет корректно сравнивать со спортом?

И.К.:
Да, конечно. Та же жесткая дисциплина, те же нагрузки, тот же лимит времени, отведенный на достижение цели. В спорте – кубки и медали, у нас – спектакли, которые сделал.

Z: В помощь спортсменам – целые команды массажистов. А кто или что предоставлен в помощь танцовщикам?

И.К.:
У меня в номере стоит большая сумка с самыми разными палочками для стопы, специальными квадратиками, мячиками… Когда-то я приходил в балетный зал с полотенцем в руках. Теперь со мной всегда большая сумка, в которой есть все для того, чтобы разогрелась каждая часть тела. Мне повезло стать ее обладателем после тридцати лет, а кто-то приходит с такой уже в восемнадцать. Хотя, кому-то еще раньше вообще не повезло… (Смеется.)

Z: Вы выступали на многих сценах мира, публика принимает везде по-разному?

И.К.:
Конечно же, по-разному. Одна публика радует, другая настораживает, а третья, кажется, вообще тебя не воспринимает. В Америке ты выходишь на сцену и сразу же чувствуешь публику, не скрывающую своих эмоций. В Японии боятся потревожить артистов и хлопают им только в конце номера. И если, выступая в России, мы уже знаем, какой будет реакция зала в определенные моменты, то в других странах она может быть совершенно неожиданной. К примеру, из зала вдруг может донестись смех.

Z: Про балет снято множество фильмов, но самым нашумевшим, наверное, стал «Черный лебедь». Насколько он близок к жизни?

И.К.:
Он не очень близок к балету. В принципе, все, о чем там рассказывается, скорее всего, имеет место быть, но уж точно не в одном месте и не в одно время. Кому-то для достоверного вхождения в образ нужно съездить в сумасшедший дом, а кому-то достаточно собственных переживаний. Мы же постоянно копим какие-то впечатления в течение жизни. И когда попадаем в знакомую ситуацию или чувствуем определенный запах – срабатывает ассоциативное мышление. А мы, представители искусства, думаю, особенно впечатлительные... В любом случае в этом фильме все что, наверное, случалось с разными людьми, подано в слишком концентрированном виде. Мне «не везло» в этом плане – со мной всегда все было хорошо. (Смеется.)

Z: Постучите по дереву!

И.К.
: Я же не суеверный! Хотя… Один раз объехал черную кошку. Вез на машине ребенка в школу, а через дорогу шла кошка. Я притормозил, притормозила и встречная машина. Мы, каждый со своей стороны, объехали кошку и разъехались. Самое смешное – в машине напротив сидел артист нашего же театра!(Смеется.) И как только мы разъехались, он мне позвонил: «Это ты только что кошку объехал?»

Z: Что для Вас вкус жизни?

И.К.:
Все! В какой-то момент я понял, что нужно радоваться абсолютно всему. К примеру, вылетал сегодня из Питера, там была плохая погода. Приземлился, а у вас так хорошо – солнечно, сразу поднялось настроение. Думаю, как же мне сегодня повезло!(Смеется.) Z
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17087
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 12, 2014 9:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013113115
Тема| Балет, Санкт-Петербургский Театр балета Константина Тачкина, Персоналии, Ирина Колесникова
Автор| Анна Фрадкина, Наталия Филипченко
Заголовок| Ирина Колесникова: уникальная балерина современности
Где опубликовано| © журнал «Твоя История» № 6
Дата публикации| 2013 ноябрь
Ссылка| http://tvoyaistoria.ru/articles/irina_kolesnikova
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


В балете «Лебединое озеро», Одетта

Ирина Колесникова — прима-балерина Санкт-Петербургского Театра балета Константина Тачкина. Она не только великолепная танцовщица и единственная современная российская балерина, имеющая свои персональные сезоны в Париже, но еще и очень тонкая, очаровательная женщина, изящество которой вдохновило французского дизайнера Жан Дусе на создание целой коллекции. Кутюрье увидел балерину в образе Одетты – Одиллии и был поражен. На дефиле Ирину пригласили не просто как музу, но и предложили самой пройти по подиуму. Показ в рамках Haute Couture Paris Fashion Week так и назывался: «Ирина Колесникова и «Русские балеты». Три волшебных выхода и сказка русского балета ожила: сначала балерина появилась на подиуме в образе чёрного лебедя, затем — в вечернем платье золотого оттенка, а в завершении — в белом кружевном наряде. 23 января 2014 года Париж увидит продолжение: февраль ознаменуется еще одним уникальным событием — проектом «Ирина Колесникова приглашает…» на сцене Парижского дворца съездов (Palais des congrès de Paris).


На репетиции

«Твоя История»:
Ирина, как началась Ваша история в балете?


Ирина Колесникова:
Это вполне обычная история девочки, заболевшей балетом. Ребенком очень любила смотреть балет по телевизору. Мне казалось, что это все сказка, настолько это было волшебно — то, как балерины встают на носочки, все эти костюмы, которые сами висят в воздухе. Я заразилась этим искусством. Это был очень долгий путь. Иногда мне кажется, что меня направляла судьба.

«Твоя История»:
Пуанты, говорят, — это тяжело и больно. Помните свой первый раз, когда встали на них?

Ирина Колесникова:

Это был еще хореографический кружок. И туфли балетные еще такие продавались – дубовые совсем, очень плохо сидели на ноге. Я помню их просто надела и пошла. Педагог удивился : «Ничего себе! И тебе не больно»? Я говорю: «Нет, а что должно быть больно»? Потом меня, конечно, еще учили, как правильно ходить, но сам факт — я просто встала и пошла.

Помню и свой первый сценический костюм. Это была первая производственная практика от Академии. Мы участвовали в спектакле Мариинского театра — вот там нам выдали костюмы. Такие красивые! Я очень трепетно к ним относилась. Рассматривала все эти рюшки, блестки, чехлы. А самое главное запах мне нравился — чем пахло, не знаю. Наверное, историей.


В балете «Баядерка», Никия

«Твоя История»:
Путь на вершину был труден?

Ирина Колесникова:

Школьные годы были очень сложные — мне казалось, что вот-вот я вылечу. Но в конце все как-то само собой образовывалось. Особенно для мамы это было тяжело — она видела, как мне непросто. Потому на протяжении всех восьми лет, каждый август, перед началом нового учебного года она говорила: «Может, мы не пойдем? Может, не будешь больше заниматься»? Но, я знала: это — мое, упорно шла к цели и маме оставалось только поддержать меня в дальнейшей борьбе за мечту.

После Вагановского училища я всего четыре месяца работала в государственном театре — все это время стояла и смотрела, как танцуют другие. Недоумевала, — почему не могу танцевать я. Мне кажется, что у коллектива театра была какая-то усталость от балета: у них существовала отлаженная система, в которой задействованы постоянные танцовщики, исполняющие партии уже много лет. Никакого прилива свежей крови — новых же надо учить, а это большой труд. Ну, пришла тут какая-то девочка, «поболтается», потом посмотрим. А я не хотела потом. Я хотела сейчас. У меня была такая жажда. Я считала, что это мои лучшие годы, мое становление, мою энергию надо было куда-то направить.

«Твоя История»:
А почему именно балет Константина Тачкина?

Ирина Колесникова:

Была фраза, которая меня безоговорочно подкупила —мне сказали, что обещать ничего не могут, но все зависит от меня. И если я смогу, будут работать, а педагоги будут видеть, что у меня есть потенциал — у меня будут роли. То есть, все зависело только от моих сил и способностей. Я поверила. И вот — получилось.



«Твоя История»:
Расскажите про свой новый проект «Ирина Колесникова приглашает». Куда и кого Вы приглашаете?

Ирина Колесникова:

Это будет во Франции, в феврале. Моими партнерами станут российские танцовщики, солисты различных зарубежных балетных трупп — Национального балета Великобритании, Американского театра балета, Берлинской государственной оперы, Большого театра России. Вадим Мунтагиров, Даниил Симкин, Яна Саленко и Анна Тихомирова. Всего семь спектаклей в Парижском дворце съездов (Palais des congrès de Paris). Покажем «Лебединое озеро», «Дон Кихот» и « Баядерку» вместе с основной труппой Театра балета Константина Тачкина. Это здорово, такое сосредоточение российских талантов в одно время в Париже, публика видит такое не часто! Собрать их вместе сложно, у всех свой график, расписанный на много лет вперед, обязательства перед своими театрами. Приятно, что они приняли мое приглашение.

«Твоя История»:
Как принимает русский балет зарубежье, та же самая Франция?

Ирина Колесникова:

Везде очень теплые у нас приемы, мы же не только в Париже выступаем, в прошлом сезоне, с января по апрель, проехали всю Францию и еще Италию захватили. Почти 70 выступлений — с Севера на Юг: Лиль, Гавр, Биаритц, Нант, Леон, Гренобль, Бордо, Лимож, Тулон, Ницца, Марсель…. И, конечно, Париж. Столичная публика тоже очень отзывчивая, хотя она избалована, много видела и знает. А вот есть страна, зрителей которой я пока не очень понимаю — это Китай. У них такие непредсказуемые реакции! Иногда аплодируют в неожиданных местах. Или наоборот, есть моменты, на которые публика европейская всегда реагирует, а китайцы нет. Но в финале они всегда аплодируют стоя и это очень приятно!

«Твоя История»:
А каких героинь Вы любите исполнять?

Ирина Колесникова:

Жизель очень люблю, в годы учебы в Вагановке любила смотреть Баядерку — теперь очень люблю танцевать ее. Вообще, мне очень нравятся наполненные роли: где можно было бы что-то сыграть. Вот такие балеты, как «Щелкунчик» или «Спящая красавица» — это просто красиво, играть принцесс. А хочется еще и переживать что-то, донести эти чувства до зрителя, мне важна драматургия. Для меня вообще самое большое счастье, когда люди приходят после спектакля и говорят: « Я впервые на балете, но я покорен этим видом искусства!». Так как мы очень много гастролируем, то частенько встречаем разного качества труппы, которые называют себя русским балетом и позиционируют себя как настоящий классический русский балет. Качество этого продукта оставляет желать лучшего — мы теряем в итоге зрителя. На наших спектаклях у людей горят глаза и они говорят, что влюбились в балет. Это дорогого стоит.


«Твоя История»:
Кто предлагает труппе спектакли, которые Вы ставите: это вопрос только в компетенции режиссера или любой из труппы может предложить идею?

Ирина Колесникова:

Если идея хорошая, почему бы ее не реализовать? Знаете, у меня была давняя мечта — исполнить партию Джульетты. Как раз сейчас нам пора обновлять наш репертуар, хотелось масштабной премьеры. Я сразу же подумала про «Ромео и Джульетту», предложение мое подхватили. Итог — в этом году у нас премьера спектакля «Ромео и Джульетта», моя мечта исполнилась. Еще много, конечно не станцовано, не сыграно. Есть еще всякие задумки и идеи, но раскрывать их пока не буду.

«Твоя История»:
Что самое главное хотите передать зрителю?

Ирина Колесникова:

Хочется, чтобы на три часа спектакля зритель просто отключился от всех своих повседневных забот и мыслей. И окунулся в наш великолепный мир — красочный, красивый, грациозный. Просто расслабился и наслаждался.


«Твоя История»:
Как получилось, что Вы стали преподавать?

Ирина Колесникова:

Приходят молодые в театр, в какой-то момент понадобилась моя помощь, в итоге мы подготовили целый балет на хорошем уровне. Ну и дальше, потихонечку, пошло. Пока это только самое начало, приятно, когда есть отдача, ученица впитывает каждое слово и каждое движение педагога-репетитора, откликается с первого раза. Мне интересно открывать в танцовщице яркую индивидуальность, для этого балерина должна уметь думать, здесь мало хороших природных данных. Наверное, я буду продолжать, но преподавание сложно совмещать с активной работой на сцене — труд репетитора требует больших эмоциональных и физических затрат. А мне нужен живой танец. Я хочу танцевать еще очень долго.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17087
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 05, 2016 1:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013113116
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Татьяна Лёзова
Автор| корр.
Заголовок| «Блистательна, полувоздушна, смычку волшебному послушна…»
Где опубликовано| © IMAGE.UA – міжнародний діловий журнал
Дата публикации| 2013-11-08
Ссылка| http://image.ua/culture/art/blystatelna-poluvozdushna/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Одно из лучших определений балетного искусства принадлежит писателю Илье Шевелеву: «Балет – это одухотворенная пластика, воплощение мысли в движении, духовного в телесном». Здесь всегда присутствует таинство преображения человека. И хотя мир балета – это отдельная вселенная, но она прочно связана с обычной жизнью: спектакль окончен, опускается занавес, и артисты-танцоры совершают обратное перевоплощение из практически воздушных, невесомых созданий в реальных людей… Эти метаморфозы мы постараемся проследить на примере Заслуженной артистки Украины, ведущего мастера сцены, солистки Национального академического театра оперы и балета Украины имени Т. Шевченко, – Татьяны Лёзовой. Наша героиня настолько хрупка и изящна, что к ее облику как нельзя лучше подходит выражение «соткана из тумана». Но уже через несколько минут общения замечаешь, какой огромной силой воли обладает Татьяна, как велика ее самоотдача, насколько четко понимание своих целей и умение достигать их.

Как становятся балеринами

Почти всех девочек хоть ненадолго захватывает мечта стать балериной. Еще бы! Ведь это так романтично – в красивом платье порхать над сценой, вызывая восторг и восхищение зрителей. И в нежном возрасте совсем не хочется думать o том, что на самом деле требуется для достижения мечты. Татьяна Лёзова так вспоминает o своих первых шагах на большую сцену:

«Начала c того, что в десять лет поступила в хореографическое училище. Это очень поздно для тех, кто планирует заниматься танцами, обычно начинают раньше. До поступления позанималась пару месяцев в каком-то совершенно непрофессиональном танцевальном кружке и после этого решила поступать. На решение повлияло еще и то, что моя старшая сестра к тому времени уже училась в хореографическом училище. Правда, она до этого училась в хореографической школе, то есть готовилась долго и основательно. У моей сестры великолепные данные, ее взяли. А у меня данные были не так ярко выражены, поэтому надежды на то, что я поступлю, было не так много. Но меня, тем не менее, приняли в хореографическое училище. Особенно тяжелым был первый год обучения, но мой педагог Добрякова Марина Юльевна верила в мои силы. Мне очень захотелось доказать всем, что я справлюсь, смогу и оправдаю надежды моего первого педагога. Я очень упорно шла к своей цели – в итоге окончила c красным дипломом».

Не каждый взрослый человек выдержит подобную критику и неверие в его силы. Тебя не признали лучшим c первого раза? И вот – повод сложить руки и отказаться от дальнейшей борьбы. Тем весомее решение десятилетней (!) девочки пойти до конца и доказать, что права народная мудрость: дорогу осилит идущий.

Целеустремленность всегда помогает таланту окрепнуть, но отнимает простые детские радости. Тренировок много, они изнурительные, потому что за легкостью и невесомостью балета стоит невероятный труд. Чтобы летать по сцене, словно опровергая законы всемирного тяготения, надо в полной мере ощутить каждый мускул своего тела.

«Ежедневно мы ломаем себя, ломаем свое тело, через боль, через трудности добиваясь совершенства. Но когда ты еще маленький – это тем более тяжело, – рассказывает Татьяна Лёзова. – Сейчас я думаю o том, что если бы я осознала это раньше, то намного больших успехов можно было бы достичь! Но в детстве ты только идешь к этому колоссальному трудолюбию».

Преодолевая сопротивление тела…



Когда после окончания хореографического училища Татьяна пришла в театр, то главные роли ей никто, безусловно, не предложил. Кордебалет – вот стартовая площадка для выпускницы. И тут балерину поджидали два возможных сценария дальнейшей судьбы: либо смириться и ждать, что случится чудо, либо проявить активность самой.

Татьяна не только усиленно занималась, но и набралась смелости порекомендовать главному балетмейстеру себя на главные роли.

- А что вы могли бы исполнить? – поинтересовался тот.

«Я набралась наглости и перечислила несколько очень серьезных партий, – рассказывает Татьяна. – Сейчас, это вспоминая, я думаю: «Боже мой! Как я могла быть такой самоуверенной?». Неудивительно, что балетмейстер от моих слов лишь рассмеялся и предложил не сразу хвататься за главные партии, а попробовать c па-де-труа. Или какой-то вариации. Я начала пробовать и у меня получилось».

«Парящая легкость, очарование юности, отточенность движений», – такими эпитетами награждают критики танец балерины Татьяны Лёзовой. Какой ценой достается эта воздушность сейчас?

«Я не могу сказать, что подвергаю себя какой-то одной большой аскезе. Скорее их много маленьких, постоянных и ежедневных, – говорит балерина. – Конечно, это жесткая диета. Если постоянные репетиции, то диета немного ослабляется. А если возвращаешься на сцену после травмы и только входишь в форму, то нужно постоянно себя сдерживать и худеть. Вплоть до того, что даже воды начинаешь меньше пить. Кроме того, ежедневно что-то болит. Всегда. Или болит все тело, или болит что-то одно, конкретное. Сегодня пришла на репетицию, болит стопа. Но я все равно встала к станку и начала заниматься. Артистки балета все такие. Если ты к этому не готов, то лучше уйти из балета».

А как же известное утверждение, что сцена лечит? Татьяна c ним полностью согласна:

«На сцене боль действительно удивительным образом исчезает. У меня очень много подобных примеров. За два дня до премьеры «Мастера и Маргариты» подвернула ногу c разрывом связок. День пролежала дома: ходить не могла. А на следующий день станцевала премьеру. И на сцене не чувствовала боли. Но домой дойти уже не могла. Это непередаваемое чувство, когда поднимается занавес. Тебя охватывает тревога и страх. Но вовсе не сковывающий страх, а, напротив – будоражащий. А вот если ловишь себя на мысли, что боишься выходить на сцену, то это повод для переживаний. Значит, эмоционально не готова войти в образ».

Может сложиться впечатление, что настолько плотный рабочий график не оставляет балерине ни минуты свободного времени: сцена требует жертв! И действительно, в жизни известно немало примеров, когда балерины ради карьеры отказывались от личной жизни, от материнства… Как к этому относится Татьяна?

«Я всегда была сторонницей позиции, что должна быть жизнь помимо театра. Конечно, надо отдавать много сил работе, но нельзя отказывать себе в личной жизни. Я знаю немало прекрасных примеров, когда балерины проявляли себя на сцене, становились одними из лучших, но при этом рожали детей. Не оставались одинокими. По-настоящему страшно, когда ты приходишь домой, а тебя никто не ждет. Ничто не стоит таких жертв».

Учитель и ученик

«Дебют молодой исполнительницы был триумфальным. Стало очевидно, что киевская балетная сцена пополнилась яркой творческой личностью – балериной, которая стремится иметь собственный исполнительский почерк, блестяще владеет техникой классического танца. Ее тело, словно скрипка, может раскрывать всю глубину музыкальной партитуры», – эти слова вполне применимы к Татьяне Лёзовой, но заслуженный деятель искусств Василий Туркевич адресовал их великолепной Елене Потаповой – наставнице нашей героини.

«Мне невероятно повезло c педагогом, – говорит Татьяна o Елене Михайловне Потаповой. – Это потрясающая женщина c удивительной судьбой. Я учусь у нее не только искусству танца, но и жизни».

Сама Елена Михайловна Потапова, народная артистка СССР, народная артистка Украины (награждена Орденом Княгини Ольги III степени), так характеризует свою ученицу:

«Танюша очень разнообразна. Всем рекомендую посмотреть на нее в «Мастере и Маргарите». Она прекрасно понимает и чувствует каждый образ. Может быть и страстной, и нежной, и хрупкой. У Тани уже есть свой зритель, который ходит только на ее выступления. Меня иногда спрашивают в зале: «Кто сегодня? Сегодня Лёзова танцует?». Я тогда отвечаю: «Раз вы меня видите в зрительном зале, значит, она танцует».

На вопрос о том, что бы Елена Михайловна пожелала своей ученице станцевать в дальнейшем, балерина ответила:

«Желаю Танюше станцевать Спящую Красавицу. Это моя мечта. Я вижу ее в этой роли. Но Танюша очень самокритична. C одной стороны, это очень хорошо, потому что позволяет не закостеневать, не останавливаться на достигнутом, всегда добиваться совершенства. Но c другой стороны, мешает Тане увидеть свой потенциал в полной мере. Но я не сомневаюсь, что ее ждет прекрасное будущее. Она уже достигла высокого уровня мастерства. Например, за такую работу, какая у нее в спектакле «Мастер и Маргарита», нужно давать звание Народной…»

Имидж страны



В мире практически не осталось сцен, на которых бы не выступала Татьяна Лёзова: ее c восторгом принимали в Японии, Италии, Франции, России, Швейцарии… Не так давно балерина вернулась c гастролей по Китаю. Выдержать такой напряженный график поездок совсем непросто. Во-первых, это необходимость в постоянной акклиматизации (например, c тем же Китаем разница во времени составляет 6 часов), во-вторых, каждый раз приспосабливаться к новым условиям выступлений тоже нелегко. В Китае поначалу в помещении театра было неимоверно холодно: отопление включают только c приездом артистов.

Но c другой стороны, бытовые трудности гастрольных переездов c лихвой компенсируются горячим приемом благодарных зрителей и осознанием того, что теперь для них ты и Украина – единое целое. И это прекрасно, если при слове «Украина» в головах иностранцев будут возникать ассоциации c прекрасной девушкой, легко порхающей по сцене, а не c аварией на Чернобыльской АЭС.

«Я общалась с китайцами перед началом гастролей и c сожалением отметила, что мало кто из них может идентифицировать Украину как отдельное, самостоятельное государство, – делится своими впечатлениями Татьяна Лёзова. – Для многих – это страна, которая, «наверное, находится где-то рядом c Россией». Совсем иным стало их отношение после наших спектаклей. «Вы привезли такого высокого уровня постановки, значит, вы – великое государство, если у вас такой балет», – примерно в таком ключе высказывались зрители».

Исходя из всего вышесказанного, возникает закономерный вопрос: почему же так мало внимания уделяется балету в Украине? Несложно догадаться, какую фамилию назовет большинство граждан, если поинтересоваться, кого они считают известной балериной. Очень жаль, что выступления киевской балетной труппы не всегда проходят на родине c аншлагами. А теперь проследим, как обстоят дела, к примеру, в Европе. Спектакли наших артистов там воспринимают «на ура», потому, что европейскому зрителю интересно мастерство и настоящее искусство. Как хотелось бы, чтобы со временем и наш зритель научился ценить искусство. Конечно, в этом ему нужно помочь.

«Хотелось бы, чтобы на уровне государства больше внимания было уделено балету, – считает Татьяна Лёзова. – Я имею ввиду заботу об эстетическом воспитании, o том, чтобы прививать и даже популяризировать любовь к искусству. В Украине солистов оперы и балета знают единицы. В той же Москве, и тем более в Петербурге, ситуация иная. Там хорошо знают своих солистов. Знают, в том числе и потому, что есть ток-шоу, реклама по телевидению. Поэтому зрители ходят на спектакли и поддерживают этих артистов».

…Все это вселяет огромную надежду на возрождение: экономическое, интеллектуальное, эстетическое. Чтобы Украина за рубежом ассоциировалась только c качественными товарами, положительными эмоциями и талантливыми людьми.



Досье: Лёзова Татьяна Викторовна

Родилась 23 февраля 1984 года в г. Киеве.
В 1994 году вступила в Киевское государственное хореографическое училище, которое окончила в 2002 году с красным дипломом. Сразу после выпуска была приглашена в труппу Национального академического театра оперы и балета Украины имени Т. Шевченко.
В 2008 году окончила Национальный педагогический университет имени М. Драгоманова по специальности «Педагог хореографии и художественной культуры».
В 2010 году получила звание Заслуженной артистки Украины.

За годы работы исполнила партии:

Мавки («Лесная песня»), Анель («Венский вальс»), Эгина («Спартак»), Даниела («Даниела»), Жизель («Жизель»), Золушка («Золушка»), Белоснежка («Белоснежка»), Мальвина («Буратино и волшебная скрипка»), Кармен («Кармен»), Забиида («Щехерезада»), Маргарита («Мастер и Маргарита»), Китри («Дон Кихот»), Маша («Щелкунчик»), Оксана («Ночь перед рождеством»), Одилия Одетта («Лебединое озеро»), Сюзана («Женитьба Фигаро»), Сильфида («Сильфида») и др.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3077

СообщениеДобавлено: Пт Апр 21, 2017 12:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013113117
Тема| Балет, Национальный театр в Праге, Персоналии, Иво Ваня Псота, Петр Зуска
Автор| Наталья Сергеева
Заголовок| «Друг друга любят дети главарей, Но им судьба устраивает козни…»
Где опубликовано| © «Пражский телеграф» №46
Дата публикации| 2013-11-00
Ссылка| http://ptel.cz/2013/11/drug-druga-lyubyat-deti-glavarej-no-im-sudba-ustraivaet-kozni/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Ромео и Джульетта

«Нет повести печальнее на свете, Чем повесть о Ромео и Джульетте» — этих слов не знает разве что человек, совсем уж не интересующийся театром и литературой.
За эту прославленную пьесу, а точнее – за прославленный балет Сергея Прокофьева на тему трагедии Шекспира взялся в этом году художественный руководитель Балета Национального театра Петр Зуска.

Постановка балета Прокофьева в Чешской республике имеет огромную традицию. Даже первая мировая премьера его состоялась именно в Чехии – в 1938 году на сцене в Брно. Хореографом, режиссёром, а так же исполнителем главной мужской роли тогда стал Иво Ваня Псота, один из талантливейших чешских балетных танцоров, хореографов и педагогов.

Сложно сосчитать, сколько раз с тех пор режиссёры представляли зрителю своё видение этого бессмертного произведения не только в мире, но даже в одной лишь Чехии. На сцене Национального театра в Праге Ромео и Джульетта будут любить и погибать уже в шестой версии. Впрочем, Петру Зуске удалось найти своё оригинальное прочтение сюжета, которое обеспечит, по меньшей мере, «лица необщее выраженье» новой постановке Национального театра, а, может быть, принесёт режиссёру и хореографу новые лавры.

В постановке балета «Ромео и Джульетта» в версии Петра Зуски зритель, возможно, не обнаружит некоторых героев, появления которых он вправе был бы ожидать – например, Бенволио, Париса или кормилицы. Зато неожиданно появится и даже станет одним из главных героев Королева Маб. Режиссёр нашёл эту героиню в прекрасном длинном монологе Меркуцио, целиком посвящённом ей: «…Ну, это королевы Мабпроказы.Она родоприемница у фейИ по размерам с камушек агата…» и т.д. Это позволило ему создать ещё одну значительную пару героев: партнёром королевы стал советчик Ромео — брат Лоренцо.

Таким образом, вся драма поднялась на гораздо более высокий уровень обобщения – над первой трагичной любовью двух молодых людей, почти детей, трогательная история которых заставляет сопереживать ей уже столько поколений зрителей, возвышается конструкция борьбы двух основных жизненных принципов: мужского и женского, рационального и иррационального, инь и ян…

Добрые, но рассудочные планы брата Лоренцо уничтожены иррациональными принципами, королевой Маб, дёргающей за ниточки эмоций и чувств. Не будет ли эта постановка воспринята как шовинистическая, ведь получается, что именно «женский» принцип приводит героев к печальному концу?

«Конфликт сосуществования мужского и женского начала придуман не мной, — объясняет свой замысел режиссёр. – Это архетип нашего существования в целом. Это конфликт того, как мы каждый день нечто рассудочно планируем и организуем и того, что наши планы часто рушатся. Рассудок очень часто побеждается чувствами. Карел Густав Юнг однажды разговорился с южноамериканским индейцем, который считал всех белых опасными сумасшедшими, и спросил, почему он так считает.

Индеец ответил, что белые думают головой. На вопрос Юнга, чем же тогда думает он, тот ответил, что, разумеется, сердцем. Прекрасный пример того, как многие древние культуры уважали «женский» принцип, в то время как длинная история западной цивилизации «работает» почти исключительно на «мужском», а «женский» просто стирает. Ну, и посмотрите, как всё сегодня выглядит в нашей цивилизации». Замысел новой постановки, таким образом, зиждется на психологических и философских основах.

Несмотря на такую новую концепцию, режиссёр уверяет, что отнёсся со всем уважением к Шекспиру, а что касается Прокофьева – старался не бороться с ним и с его прекрасной музыкой (что касается некоторых купюр – то без них, как правило, не обходится представление этого балета, поскольку иначе представление длилось бы почти четыре часа). Как бы то ни было, оставлено самое главное, что было у Шекспира, самые важные и таинственные моменты человеческой жизни, о которых всегда будут говорить поэты и музыканты, художники и танцовщики. Моменты ЛЮБВИ И СМЕРТИ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3077

СообщениеДобавлено: Пт Апр 21, 2017 12:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013113118
Тема| Балет, Национальный театр в Праге, Персоналии, Петр Зуска
Автор| Наталья Сергеева
Заголовок| [b Петр Зуска: «Русскому искусству присущи большое обаяние и потенциал»[/b]
Где опубликовано| © «Пражский телеграф» №46
Дата публикации| 2013-11-00
Ссылка| http://ptel.cz/2013/11/petr-zuska-russkomu-iskusstvu-prisushhi-bolshoe-obayanie-i-potencial/
Аннотация|




В ноябре на сцене Национального театра опять разыграется шекспировская драма о юной любви. С режиссёром балета «Ромео и Джульетта», Петром Зуской, пообщалась корреспондент «Пражского Телеграфа» Наталья Сергеева.
В детстве нынешнего художественного руководителя балета Национального театра Петра Зуски, как это часто бывает, ничто не свидетельствовало о том, что в один прекрасный день из мальчика вырастет один из ведущих чешских танцоров и хореографов.

Повзрослев, Петр Зуска придумал ответ на вечный вопрос журналистов о танцевальных корнях, идущих из семьи: «Да, конечно, мой отец, хотя и был юристом и политиком, но очень хорошо играл на фортепиано, в свободное время дома слушал Моцарта и Бетховена.

Мама была врачом, но в молодости играла в театре и сам Карел Хёгер (замечательный чешский актёр, известный уже во время Первой Республики, а после 2ой мировой войны – педагог в театральных учебных заведениях – прим.автора) был заинтересован в том, чтобы подготовить её к этой карьере, однако этого не захотели мамины родители. Так, несмотря на то, что в моей родословной нет ни слова о балете и танцах, если вы объедините эти составляющие – музыку и театр, у вас как раз и выйдет тот путь, по которому пошёл я».

Однако путь этот был выбран молодым человеком далеко не сразу, можно даже сказать – достаточно поздно для танцовщика. Перепробовав разные виды спорта, театр, фортепиано и гитару, Петр Зуска случайно попал в балет благодаря девушке, с которой тогда встречался (она танцевала в любительской балетной труппе). Одновременно занимаясь пантомимой и театром, он сначала совершенно не воспринимал новое занятие серьёзно, пока однажды с удивлением не понял, что это – та самая дорога, по которой ему следует идти. С того дня все другие пути просто перестали существовать.

Значительную роль в его становлении сыграл Пражский камерный балет, членом которого он был с 1989 по 1992 год. С 1992 года Петр Зуска становится солистом балета Национального театра и проводит на первой чешской сцене следующие шесть лет. В это же время он заканчивает музыкальный факультет пражского АМУ по специальности «хореография и режиссура».

За эти годы Петр Зуска исполнил множество ведущих ролей: «Как исполнитель я никогда не был «принцем» — ни по внешности, ни по своей натуре. Мне и самому таких ролей не хотелось. Я скорее был, если использовать профессиональную балетную терминологию «деми-» или прямо «характерным танцовщиком». Я отличался скорее специфической динамикой движения, пластичностью и силой танцевального высказывания. Поэтому я получал такие роли, как Хосе в «Кармен», Тибальд в «Ромео и Джульетте», Есенин, Норман Бейтс и т.п.».

Именно за роль Нормана Бейтса, на самой заре своей работы в Национальном театре, уже в 1993 году, танцовщик получил престижную для Чехии премию «Талия», ещё раз, уже в 1997 году той же премией он был награждён за роль Дона Хосе. Впоследствии к этому добавились другие, в том числе – международные премии.
Надо сказать, сам Петр Зуска ко всем регалиям относится достаточно спокойно: «Конечно, к премиям я отношусь с уважением, потому что они означают, что кто-то в определённое время и в определённых условиях оценил мою работу, что артисту иногда необходимо. Но мне почти всё равно, идёт ли речь о провинциальной Премии Талии или международной Дом Периньон: в итоге это всего лишь трупы в ящике, шкафу или подвале. А я – живой человек и я иду вперёд, и поэтому не придаю премиям слишком большого веса и значения».

Не заставили себя долго ждать и заграничные приглашения. После Мюнхена и Аугсбурга последовала далёкая Канада, где в 2000 году Петр Зуска стал солистом Большого канадского балета в Монтреале, что не мешало ему одновременно создавать хореографические постановки в немецких, чешских и прибалтийских театрах.
Зарубежному опыту хореограф и танцовщик, судя по его словам, придаёт большое значение: «Самый главный аспект, в котором эти поездки оказали на меня важное влияние – человеческий. Вы находитесь в другом месте, вы начинаете с нуля, только постепенно начинаете ориентироваться и «сживаться», узнаёте новых людей, у вас появляются новые друзья и для вас открываются новые горизонты.

Это и есть – самое главное, и тот же принцип можно применить к профессиональной стороне вопроса: другие способы работы, другие коллеги – со всех уголков мира, широкий спектр художников и личностей, с которыми у вас появляется возможность работать. У вас есть возможность увидеть много нового. Я горд тем, что Балет Национального театра сегодня тоже соответствует этому образцу, это тот опыт, который глубоко проник в меня во время моего пребывания за границей, и сейчас я смог воссоздать эту творческую международную атмосферу у нас».

В тот момент, когда в 2002 году пришло приглашение стать художественным руководителем балета в Праге, не так-то легко было принять решение прекратить многообещающую международную карьеру почти в самом её начале, покинуть всю это волнующую атмосферу искусства мирового значения и взять на себя немалую ответственность по перемещению таковой на чешскую сцену: «Конечно, если бы не пришло такое предложение из Национального театра, я бы остался за границей и, возможно, был бы там до сих пор, — размышляет хореограф.

– Какое-то время я даже отказывался от этого места, поскольку ещё не хотел возвращаться. Победило желание получить совершенно новый опыт и, одновременно, моё особое отношение к этой балетной труппе. Именно поэтому я принял предложение стать худруком и сегодня не жалею об этом».

Организационная и режиссёрская работа, разумеется, не может не отразиться на количестве выступлений в качестве танцовщика. Что же касается возраста, многие артисты этого направления уходят на пенсию в 38-40 лет, однако есть и примеры, когда на самом высоком уровне можно продержаться гораздо дольше.
Несмотря на то, что он по-прежнему поддерживает неплохую форму, Петр Зуска кратко сообщил о том, что сцену всё же покинет: «Я решил, что именно в этом сезоне расстанусь со сценой. Мне уже 45 лет, а в этом сезоне мне к тому же предоставится прекрасный случай, как конкретно это сделать».

Когда сегодня говорят о кризисе Национального театра, Петр Зуска взрывается от возмущения. Уж в его-то любимом, взлелеянном им балете он этого кризиса точно не видит: «Посмотрите, ведь за последние 12 лет в балете присутствует репертуар только мирового уровня, его доходы и экономические результаты – намного выше стандартных планов бюджета.

Наша средняя посещаемость – 80-85%, наши премьеры весьма успешны. Кроме того, три-четыре раза в год мы успешно гастролируем. После слияния с Государственно Оперой в труппе балета работает 82 человека, с ними мы отыгрываем около 150 представлений за сезон на пражских сценах и около 20 – на зарубежных. При таком количестве танцоров, это – мировой рекорд. Разве это возможно называть кризисом!?».
Однако после восторженного монолога Петр Зуска подтверждает три критических аспекта в жизни театра: низкое финансирование по сравнению с Европой, недооценка успешности балета и, наконец, сложные отношения с Министерством культуры.
«В кризисе находится не Национальный театр, а Министерство культуры, которое своим непрофессиональным, некомпетентным и невежественным подходом уже долгосрочно душит и уничтожает Национальный театр, — заявляет хореограф. – Вот где необходимо установить чёткие правила, которые освободят театр от «рабства» по отношению к министерству и государственному управлению в целом, поскольку оно в своих законах игнорирует специфику художественных институций».

В творческой жизни Петр Зуска часто сталкивается с русской культурой. Конечно, ролей в балетах Чайковского не избежать любому профессиональному танцовщику (по его собственным словам, в Канаде в «Щелкунчике» он протанцевал почти все роли, включая Па де де в Вальсе цветов). Однако роль самого Чайковского или Есенина в «Айседоре Дункан» или собственная хореография «Соло для троих» на музыку Брела, Крыла и Высоцкого свидетельствуют о глубоком и вдумчивом отношении к русской культуре: «Я испытываю вполне естественное чувство сильной связи с русской культурой и большое уважение к ней, — говорит Петр Зуска.

– Русскому искусству в целом присуще огромное обаяние и большой потенциал: музыка, балет, изобразительное искусство, литература, кинематограф. Чайковский, Прокофьев, Барышников, Нуриев, Станиславский, Мейерхольд, Айвазовский, Чехов, Пушкин, Достоевский, Толстой Айтматов, Булгаков, Тарковский – это только кусочки мозаики, всплывшие в моей голове сию секунду. Каждый из них, по праву – легенда».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
Страница 9 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика